Мэнцзы

Кэ Мэн

 

ВВЕДЕНИЕ

В пантеоне китайских мудрецов одно из видных мест, а именно четвертое после Конфуция, принадлежит бесспорно знаменитому философу и мудрецу Мэн-цзы ***, которому совершенно заслуженно усвоено название Я-шэн *** т. е. уступающий (в мудрости) только святому — Конфуцию или даже равный ему. Немного сведений дошло до нас о жизни этого мудреца. Кроме биографии его помещенной в исторических записках Сы-ма-цяня и его собственных изречений, главным и наиболее ранним источником для его биографии является его комментатор и поклонник Чжао-ци умерший в самом начале 3-го века по Р. Хр. (108-201).

Мэн-кэ, ***, так назывался собственно Мэн-цзы. Мэн это его фамилия, а Кэ имя. По словам Чжао-ци он будто бы происходил из рода знаменитого временщика в Луском княжестве Мэн-суня ***.

Время его жизни определяется периодом от 372-289 до Р. Хр. Потеряв отца в нежном детском возрасте, он остался на попечении своей матери, которая, к счастью его, оказалась образцовою матерью и до сих пор считается в Китае образцом матерей. Рассказывают, что она трижды переменила место жительства для того, чтобы избавить своего сына от вредного влияние соседей. Сначала она жила по соседству с кладбищем и маленький Мэн Кэ стал изображать в своих играх погребальные церемонии, которые совершались перед его глазами. Находя такое соседство неудобным в воспитательном смысле, она переменила квартиру и поселилась по соседству с рынком; где резвый сын ее, под влиянием окружающей его торговой среды, стал воспроизводить в своих играх сцены из торговой жизни, которые конечно были далеки от воспитательных идеалов его матери и снова принудили ее искать для своего сына более подходящего соседства. Наконец она поселилась по соседству с школой и осталась им вполне довольной, так как мальчик стал подражать правилам приличия и вежливости, соблюдавшимся воспитанниками. Строго следила мать за воспитанием своего сына и во время школьной его жизни. Заметив, что сын ее ленится и небрежно относится к учению, она однажды, по возвращении его из школы, бросила на пол ткацкий челнок и перерезала кросны, которые ткала, заметив ему, что это есть подобие его небрежного отношение к учению. Намек конечно возымел желанное воздействие и Мэн-цзы сделался прилежным. Тот же Чжао-ци сообщает нам, что Мэн-цзы был учеником Цзы-сы ***, внука Конфуция; но другие отрицают это говоря, что его считают учеником Цзы-сы только потому, что он вполне постиг учение последнего заключающееся в его философском трактате Чжун-юн «Неизменные обыденные, домашние и социальные правила». Из 5 классических книг, по мнению Чжао-ци, Мэн-цзы особенно был силен в Ши-цзине; но Чэн-цзы разными цитатами доказывал, что он был не менее силен в И-цзине и Чунь-цю. На арену общественной деятельности Мэн-цзы выступил довольно поздно. В первый раз мы встречаем его в княжестве Ци при князе Сюань ***, в качестве советника, но, видя, что его политические и нравственные доктрины не осуществляются, он около 323 г. до Р. Хр. отправился странствовать по разным княжествам Тэн, Сун, Цзоу, Сюе и Лян, где в то время царствовал Хуй-ван ***, который также смотрел на него, как на ученого педанта, на идеалиста. После смерти князя Хуй, Мэн-цзы в 319 г. до Р. Хр. возвратился снова в княжество Ци, где опять занял почетный пост советника. Но его непреклонный характер, прямота и строгое сообразование с правилами и доктринами, носителем которых он был, создали ему врагов и он принужден был оставить службу и удалиться в частную жизнь. Ко второму пребыванию его в Ци относится завоевание князем этого государства Сюанем, будто бы по совету Мэн-цзы, княжества Янь, уступленного князем своему министру и потом снова утраченного им, благодаря восстанию Яньцев, как это предсказал Мэн-цзы. В царстве Лу он появился в 309 г. в надежде, что его идеалы государственного управления, благодаря влиянию одного ученика его, стоявшего у кормила правления, наконец осуществятся, но надежды его не сбылись и он остальные годы своей жизни, в сообществе с своими учениками Гун-сунь-чоу, Вань-чжаном и друг., посвятил ученым занятиям и составлению труда, дошедшего до нас под его именем.

Живя в бурную эпоху браней царств, эпоху полного бесправия и господства одной грубой силы и разнузданного произвола, когда слабые и мелкие владения поглощались более сильными, Мэн-цзы без сомнения не мог осуществить идеалов своего политического строя, основанного на таких высоких принципах, как гуманизм и справедливость — им не было там места.

Книга известная под именем Мэн-цзы состоит из 7 глав, разделенных на 261 статью. По мнению первого комментатора ее Чжао-ци (+201 по Р. Хр.) и историка Сы-ма Цяня книга эта написана самим Мэн-цзы вместе с некоторыми из учеников его. К этому мнению по видимому склоняется и Чжу-си, как это можно видеть из следующего замечание его относительно стиля ее: «познакомившись основательно с 7-ю главами, мы увидим, что стиль ее как бы отлитый, монолитный, а не сшитый из разных кусков, как Лунь-юй, не представляющий произведение одной кисти». Не смотря на это знаменитый ученый танской династии Хан-юй *** замечает, что книга Мэн-цзы была составлена не самим Мэн-кэ, а после его смерти учениками его Гун-сунь Чоу и Вань-чжаном. Но это однако нисколько не мешает ему смотреть на Мэн-цзы, как на единственного носителя и передатчика сущности учение Конфуция в силу того, что он был учеником Цзы-сы, внука Конфуция, а Цзы-сы был учеником Цзэн-цзы, ученика самого Конфуция. Поэтому-то он и говорит: «Кто стремится ознакомиться с учением Святого (т. е. Конфуция) непременно должен начинать с Мэн-цзы и что современные ученые, благодаря его сочинению (собственным словам), еще умеют почитать Конфуция, уважать человеколюбие и справедливость, ценить гуманное правление и презирать деспотизм».

О значении соч. Мэн-цзы мы встречаем самые лестные отзывы китайских ученых. Так Чэн-цзы *** 1033-1107 говорит: «Мэн-цзы оказал громадную услугу Конфуцианскому учению. Чжун-ни *** говорит только о человеколюбии (гуманизме), а Мэн-цзы с первого слова говорит о человеколюбии и справедливости; Чжун-ни сказал только о воле *** (собст. стремление), а Мэн-цзы сказал весьма много о воспитании духа; его рассуждение об этом предмете и о доброте человеческой природы касаются вопросов, которые не были развиты прежними мудрецами. Учащиеся, говорит тот же философ, должны начинать с Лунь-юй и Мэн-цзы, и когда они справятся с ними, то остальные классики будут поняты сами собой». Другой ученый Ян замечает, что «сочинение Мэн-цзы имеет своею целью исправить человеческое сердце, научить человека сосредоточивать внимание на воспитании духа и сдерживать природу. В своих рассуждениях о человеколюбии, долге или справедливости, церемониях и знании он принимает за исходные точки их сострадание, стыд пред дурным поступком, злом, уступчивость и различение правды и неправды. Рассуждая о служении государю он говорит об исправлении его душевных недостатков».

Не менее лестным и вполне заслуженным мнением пользуется соч. Мэн-цзы, излагающее в форме диалогов высокие нравственно-политико-экономические принципы, и у иностранных синологов. Так наш знаменитый синолог проф. Васильев замечает, что «не многие литературы могут похвастаться, даже в новейшее время, таким действительно замечательным, если не сказать больше, привлекательным, заманчивым сочинением, как Мэн-цзы». Другой синолог Д-р. Легг говорит что «учение Мэн-цзы о природе человека и сила, с которою оп защищает его говорит за него, как за моралиста и мыслителя» и находит даже учение китайского мудреца о природе человека тождественным с учением о том же предмете епископа Бютлера.

Перевод Мэн-цзы имеется на латинском языке и на английском — первый сделан Станиславом Жульеном под заглавием: Meng Tseu, vel Mentium inter Sinenses Philosophos Jngenio, Doctrina Claritate Confucio proximum, editit et illustravit Snanislaus Iulien. Paris 1824-1829, а второй доктором Легге и помещен в 2-м томе его китайских классиков (The Chinese Classics). Сколько мне известно, у нас на русском языке не имеется перевода соч. этого знаменитого китайского мыслителя. Покойный профессор В. П. Васильев, посвятивший всю свою жизнь изучению Китая и сделавший так много, при разнообразных своих занятиях в разных областях китаеведения, конечно не имел времени снабдить им нас и я решаюсь пополнить этот пробел, тем более что 2 упомянутых нами перевода не для всякого доступны. Предлагаемый нами перевод сделан с японского издание четырекнижия ***, появившегося в Китае в 1341 г. и составленного ученым *** Ни Ши-и из соединения сочинения его знаменитого учителя *** Чэнь-ли, известного под названием *** и другого соч. ***, принадлежавшего перу ученого *** Ху-бинь-вэня.

 

ГЛАВА I. Лян-хуй-ван. Часть 1.

 

Ст. I.

1) Мэн-цзы представился Лянскому князю Хуй'ю.

2) Князь сказал ему: «Вы пришли к нам не смотря на дальность расстояние и (вероятно) имеете сказать нам что-нибудь такое, что может принести пользу нашему государству».

3) Мэн-цзы в ответ сказал: Князь! Зачем непременно говорить о пользе. Я буду говорить только о человеколюбии и справедливости.

4) Вы, князь, говорите о том, каким бы образом доставить выгоду своему государству; вельможи скажут: каким бы образом доставить выгоду своему дому; другие чины и народ скажут: каким бы образом доставить пользу себе. В этом случае произойдет между высшими и низшими борьба из за выгод и государство очутится в опасности. Убийцею своего государя в государстве, имеющем 10.000 колесниц без сомнения будет тот, кто имеет 1000 колесниц, и во владении, и в государстве, располагающем 1000 колесниц, убийцею своего владетеля будет тот, кто имеет 100 колесниц. Из 10.000 иметь 1000 и из 1000 — 100 ведь это не мало. Но если справедливость (долг) будет на заднем плане, а выгоды впереди, то эти господа не будут довольны до тех пор, пока не отнимут всего.

5) Не бывает того, чтобы гуманный человек покидал своих родителей. Не бывает того, чтобы человек, проникнутый сознанием долга, ставил своего государя на задний план.

6) Князь, вам также следует говорить только о гуманности и справедливости. К чему непременно толковать о выгоде?

 

Ст. II.

1) Мэн-цзы представился Лян'скому князю Хуй'ю; князь (в это время) стоял у озера и, любуясь на лебедей, гусей и оленей, сказал: Люди достойные (способные и добродетельные) также находят в этом удовольствие?

2) Мэн-цзы ответил: Только люди достойные и находят в этом удовольствие; а недостойные, хотя у них и есть все это, не находят в этом удовольствия.

3) В Книге Стихотворений сказано: «Произведя измерение, он (Вэнь-ван) начал свою чудесную башню; измерив, обдумал план ее; народ принялся за работу и вскоре она была готова. Измеряя и полагая начало, он внушал народу не торопиться. Но народ, словно дети к отцу, сам приходил на работы. Когда Князь был в своем чудесном парке, лани, лоснящиеся от жиру, спокойно лежали на своих местах; белоснежные птицы блестели своей белизной. Когда он был у своего чудного озера ах! как оно кишело рыбою, прыгавшею в нем». Вэнь-ван народными силами устроил башню (террасу) и озеро и народ радовался, называя башню «чудесною башнею», а озеро «чудесным озером»; он радовался, что у князя есть олени, рыбы и черепахи. Древние государи веселились вместе с народом, потому и могли веселиться.

4) В речи Тана сказано: «Солнце, когда ты закатишься, чтобы и мы могли погибнуть вместе с тобою»? Народ желал погибнуть вместе с ним (тираном Цзе). Хотя у него были террасы, озера, птицы и звери, но разве он мог один наслаждаться этим?

 

Ст. III.

1) Лян'ский Князь Хуй сказал: В отношении государства я истощаю весь свой ум (душу); если в изгибе Желтой реки (Шэнь-си) неурожай, то я переселяю тамошний народ на В. от реки (Сань-си) и перевожу хлеб в изгиб реки; в случае голода на В. от реки, я поступаю точно также. В исследовании способов управления в соседних государствах нет человека старательнее меня; а между тем население в соседних государствах не уменьшается, а мой народ не увеличивается в численности. Почему это?

2) Мэн-цзы ответил: Вы, князь, любите войну и я прошу позволения представить вам пример из области войны. Гремят барабаны; скрестилось оружие; разбитые, побросав доспехи и таща оружие, бегут; одни останавливаются, сделав 100 шагов, другие 50 шагов; бежавшие на 50 шагов смеются над теми, которые бежали 100 шагов. Что вы скажете на это? Не имели права смеяться, сказал князь. Они также бежали только не на сто шагов. Если вы, князь, понимаете это, то не будете надеяться, чтобы у вас было более народу, чем в соседних государствах. Если не будет пропущено время для земледелия, то хлеба нельзя будет поесть. Если не будут ставить частых сетей в стоячей воде, то рыбы и черепах будет невпроед. Если будут во время ходить с топором в лес и в горы, то лесного материала будет неистощимый запас. А когда хлеба, рыбы и черепах будет невпроед и лесного материала будет более чем нужно, то это даст народу без ропота кормиться (поддерживать жизнь) и справлять похороны по умершим. Возможность же без ропота кормиться и хоронить умерших, это есть начало гуманного правления (Legge’s Royal Government).

4) Пусть усадьбы в 5 му обсаживаются тутовыми деревьями, и тогда 50 летние люди будут иметь возможность одеваться в шелк; пусть при разведении кур, поросят, собак, свиней, не будет пропускаемо должное время, и 70 летние старцы будут иметь возможность питаться мясом; пусть у земледельца не будет отнимаемо благоприятное время и при поле в 100 му семья в несколько человек может не голодать; пусть заботятся о школьном образовании и постоянно внушают долг сыновей почтительности и уважения к старшим, и тогда седовласые старики не будут встречаться по дорогам с ношей на голове и на спине. Но, если у вас 70 летние старцы будут одеваться в шелк и питаться мясом, народ не будет голодать и страдать от холода, то невозможное дело, чтобы вы не достигли царского достоинства.

5) Когда собаки и свиньи будут питаться человеческою пищею, а мы не будем сознавать необходимости ограничить это; когда на дороге будут валяться трупы умерших от голода, а мы не будем сознавать необходимости открыть для помощи хлебные магазины, а умрет человек, будем говорить, что не мы виноваты, а год, то чем такой образ действий будет разниться от того, когда кто-нибудь, ткнув человека ножом, убьет его и потом скажет: Это не я убил его, а нож. Если вы, князь, не будете сваливать вину на год, то народ повалит к вам со всего света (Китая).

 

Ст. IV.

1) Лян’ский князь Хуй сказал: Я готов охотно (спокойно) слушать ваши наставления.

2) Мэн-цзы сказал: Убить человека палкою, или ножом — есть ли в этом разница? Князь отвечал: Нет.

3) А есть ли разница, если мы убьем человека ножом, или посредством жестокого правление? Князь отвечал — нет разницы.

4) Мэн-цзы сказал: На княжеской кухне есть жирное мясо, на конюшне тучные кони, а у народа голодный вид, на пустырях валяются трупы умерших от голода — это значит натравливать зверей есть людей.

5) Люди с отвращением смотрят, когда животные поедают друг друга. Но когда лица, являющиеся для народа родителями, оказываются в управлении им несвободными от ведения животных на пожрание людей, то где же их родительское отношение к народу?

6) Конф. сказал: «Изобретатель деревянных болванчиков, для сопогребения с умершими вероятно не имел потомства». Это потому, что они имели подобие людей, а употреблялись для сопогребения. Что же сказать о тех, которые доводят людей до голодной смерти?

 

Ст. V.

1) Лян'ский князь Хуй сказал: Вам, старче, известно, что в Китае не было государства сильнее Цзинь; но с тех пор, как оно перешло ко мне, на востоке я потерпел поражение от Ци и мой старший сын умер при этом; на западе я потерял 700 ли земли, отшедшей к Цинь, на юге я потерпел позор от Чу. Я стыжусь этого и желал бы смыть этот позор с умерших. Как бы это осуществить?

2) Мэн-цзы ответил: И с территорией в сто ли можно сделаться князем.

3) Если вы, князь, дадите гуманное правление вашему народу, смягчите наказание, уменьшите налоги, запашка будет производиться глубже, поля будут очищаться от сорных трав, взрослое население, пользуясь досугом, будет воспитывать в себе почтение к родителям, уважение к старшим, преданность и честность, служа дома родителям и старшим братьям, а вне его — старшим и высшим, то тогда можно будет послать народ с палками, чтобы сокрушить крепкие доспехи и острое оружие Цинь'цев и Чу'сцев.

4) Враждебные вам князья отнимают у своего народа время, лишая его возможности заниматься земледелием, для пропитания своих родителей; родители страдают от холода и голода, братья, жены и дети разбредаются.

5) Таким образом те правители губят и топят свой народ; и если вы князь отправитесь против них войною, то кто же окажет вам сопротивление?

6) Поэтому то и говорится, что «у гуманного человека нет противников». Князь, прошу не сомневаться в этом.

 

Ст. VI.

1) Мэн-цзы явился к Лян'скому князю Сяну.

2) Выйдя от князя, Мэн-цзы, в разговоре с людьми, сказал: Посмотрел я на него издали, он не походит на государя; приблизившись к нему не заметил в нем ничего внушительного. Вдруг он спросил меня: Каким образом восстановить спокойствие в Китае? Я отвечал: Восстановление спокойствия заключается в объединении его (единодержавии).

3) Кто может объединить его? спросил князь.

4) Я отвечал: Объединить его может тот, кто не любить убивать людей, т. е. гуманист.

5) Князь продолжал: Кто присоединится к нему?

6) Я отвечал: Весь Китай (пойдет за ним) присоединится к нему. Князь, вы знаете хлебные всходы? Когда в 7 и 8-й лунах бывает засуха, то они засыхают, а когда на небе густо соберутся тучи и обильно польет дождь, то всходы поднимаются. Кто может остановить их в этом? В настоящее время между правителями Китая нет таких, которые не любили бы убивать людей. Но если бы отыскался человек не любящий убивать людей, то весь народ обратился бы к нему в нетерпеливом ожидании. Истинно так. Народ устремился бы к нему, как вода устремляется вниз-бурно. Кто был бы в состоянии остановить его?

 

Ст. VII.

1) Циский князь Сюань спросил: Можно ли осведомиться у вас о деяниях Ци'ского князя Хуаня и Цзинь'ского Вэня?

2) Мэн-цзы отвечал: Ученики Конфуция не говорили о деяниях этих князей, поэтому последующие поколения не передают о них. Ваш слуга также ничего не слышал о них. Если вы непременно желаете, будем говорить о гуманном царском правлении.

3) Князь сказал: Какие достоинства нужны, чтобы можно было быть царем? Мэн-цзы отвечал: Царствовать, любя народ и охраняя его. Такому царю не в состоянии никто противиться.

4) А я, например, сказал князь, могу любить и охранять народ? Можете, отвечал Мэн-цзы. Откуда вы знаете, что я могу? Мэн-цзы сказал: Я слышал от Ху-хэ следующий рассказ: Вы князь сидели в зале; в это время перед залою проходил человек, ведя на поводу быка. Увидав его, вы спросили: Куда идешь с быком? Хочу его кровью помазать колокол. Оставь его, сказали вы; я не выношу его трепета, как будто бы это был невинный человек, идущий на смерть. Человек отвечал: в таком случае оставить мазание колокола кровью? Как можно оставить, сказали вы; замени бараном. Не знаю был ли действительно такой случай?

5) Князь сказал: Был. Тогда Мэн-цзы сказал: Такого чувства (сострадание) достаточно, чтобы быть (истинным) царем. Народ думал, что вам жаль было быка; я же уверен, что вам не выносим был страдальческий вид его.

6) Князь сказал: Вы правы. Действительно в этом было что-то такое, что вызвало насмешку в народе. Но, хотя Ци'ское государство и маленькое, неужели я поскупился бы на быка? Действительно, для меня был невыносим его трепет, напоминавший невинного человека, отправляющегося на смерть; поэтому я и заменил его бараном.

7) Мэн-цзы сказал: Не удивляйтесь народу, что он счел вас скаредным. Где ему понять почему вы заменили большее малым? Если бы вам больно было, что бык без вины идет на место смерти, то какой же тут выбор между быком и бараном? Князь, засмеявшись, сказал: Действительно, какое намерение было у меня в этом случае? Я не из скупости заменил быка бараном. Но народу следовало назвать меня скупым.

8) Это неважно (нет вреда), заметил Мэн-цзы. Этот факт есть проявление человеколюбия. Вы видели быка, но не видели барана. Отношение благородного человека к животным выражается в том, что, видя их живыми, он не может видеть их мертвыми; слыша их голос (разумеется когда их убивают), он не может есть их мяса. Поэтому благородный муж держится вдали от кухни.

9) Князь, обрадовавшись сказал: В книге стихотворений сказано: «Намерение других людей я соображаю» — это сказано о вас, учитель. Я действительно сделал это (т. е. пожалел корову); но, когда обратился и стал спрашивать себя о мотивах, то не мог добиться уяснения своего намерения?

Когда же вы учитель сказали мне, то в моей душе я почувствовал волнение. Каким же образом это сердечное движение соответствует истинному царскому достоинству.

10) Мэн-цзы сказал: Если бы кто-нибудь сказал вам, князь: Моих сил хватит, чтобы поднять 3000 гинов (более 100 пудов), но их недостаточно для поднятия перышка; или — что я своими глазами в состоянии заметить кончик тончайшего волоска, но не вижу телеги с дровами, — поверили бы вы ему? Нет отвечал князь. Тогда Мэн-цзы сказал: Теперь ваше милосердие может достигать до животных, но только отчего же действие его не распространяется на народ? Суть дела-то в том, что неподнятие одного волоса произошло от того, что не было употреблено усилие и воз с дровами не был замечен, потому что не было употреблено в дело зрение. И народ не пользуется любовью и защитою, потому что милосердие не прилагается к нему. Поэтому ваше (или: поэтому ваше не царствование...) не-обладание истинным царским достоинством происходит от неделания, а не от неспособности.

11) Князь спросил: Каким образом отличить проявление не-делание чего либо от неспособности сделать? Мэн-цзы ответил: Если вам предложат взять под мышку гору Тай и перескочить чрез северное море и вы ответите: я не могу — это будет, что в самом деле не можете. Но если вам предложат сломить ветку для старшего и вы ответите: я не могу, то это в действительности будет значить, что вы не хочете сделать, а не не можете. По этому непроявление вами царственной власти не относится к категории перескакивание северного моря с горой Тай под мышкой, а действительно к категории случаев ломания ветки.

12) Почитая своих стариков, (родителей и старших братьев) распространяйте это почтение и на чужих; лелея своих птенцов, распространяйте эту любовь и на чужих, и тогда вселенною будет легко управлять. В Ши-цзине сказано: «Он (Вэнь-ван) служил примером для своей супруги и для братьев и этим путем устроил родовое владение». Это значит, что он распространял на них свою любовь и только. Поэтому распространение милосердия достаточно для того, чтобы любить и охранять всех в пределах четырех морей. Без этого нет средства любить и защищать жену и детей. И то, чем древние люди особенно превосходили (современных) людей, заключалось ни в чем другом, как в том, что они умели распространять свою деятельность на других. Теперь ваше милосердие настолько полно, что достигло даже до животных, но действие его не распространилось только на народ. Как же это?

13) Только после взвешивание мы узнаем вес предмета и после измерения — протяжение его. Если это так по отношению ко всем предметам, то тем более по отношению к сердцу. Князь, прошу вас взвесить это.

14) Или может быть вы почувствуете в душе удовольствие после того, как поднимете войну, поставите в опасность ваших воинов и офицеров и возбудите неудовольствие в владетельных князьях?

15) Нет, отвечал князь. Какое для меня в этом удовольствие? Я только хочу добиться исполнение моего великого желания.

16) А можно ли узнать в чем состоит ваше великое желание? Князь усмехнулся и не отвечал. Быть может, продолжал Мэн-цзы, вы хотите начать войну ради того, что для вашего вкуса недостаточно жирных и сладких яств, для тела — легкого и теплого платья, или для зрения — красивых предметов, для слуха — музыки, или — фавориток, чтобы служить вам. Но все это ваши чины в состоянии доставить вам. Князь, неужели все ради этого? Нет, отвечал князь, не ради этого. А если так, сказал Мэн-цзы, ваше великое желание известно. Вы желаете расширить владение, заставить Цинь и Чу являться на поклон к вашему двору, управлять всем Китаем и умиротворить всех варваров. Но таким путем добиваться исполнения такого желания — это, как бы взлезать на дерево для ловли рыбы.

17) Князь сказал: Неужели это так худо? Мэн-цзы ответил: Почти хуже этого. Взобравшись на дерево за рыбою, хотя и не получить рыбы, но и не будет вредных последствий. Но, если, при помощи таких действий (как ваши), стремиться к осуществлению подобных желаний и напрягать к этому все свои душевные силы, то от этого непременно произойдет бедствие. Можно узнать какое? спросил князь. Мэн-цзы отвечал: В войне Цзоу'сцев с Чу'сцами, по вашему мнению, князь, кто победит? Чу'сцы победят, ответил князь. В таком случае, сказал Мэн-цзы, малое владение не может противостоять большему, одинокие без сомнения не в состоянии противостоять массе, и слабые — сильным. В Китае участков, имеющих по 1000 квадр. ли 9; из них Ци в общей сложности имеет один. Одному идти против 9, не то же ли, что владению Цзоу идти против царства Чу? Отчего бы вам не обратиться к основному принципу (т. е. к гуманности)?

18) Теперь, если вы, князь, введете гуманное управление то это поведет к тому, что во всем Китае служащие люди все пожелают стоять в вашем дворе; земледельцы — все пахать на ваших полях; купцы — все складывать товары на ваших рынках; путешественники — все ходить по вашим дорогам; недовольные на своих князей в Китае все пожелают отправляться к вам жаловаться. При таком положении, кто будет в состоянии противиться вам?

19) Князь сказал: Я глуп и не в состоянии достигнуть этого. Желаю, чтобы вы помогли осуществлению моих намерений и просветили меня. Хотя я и не отличаюсь понятливостью, но прошу вас сделать опыт. Тогда Мэн-цзы сказал: Только ученые могут быть постоянными, не имея постоянного (недвижимого) имущества и занятия. Что же касается простолюдина то, если у него нет постоянного имущества и занятия, у него нет и постоянства и он делается распущенным, безнравственным, расточительным, и способным на всякое дурное дело; а когда он попадается в преступлении, то вслед за этим наказывать его — это будет ловить народ в сети (закона). Каким же образом при гуманном правителе может практиковаться уловление людей в сети закона?

20) Поэтому, продолжал Мэн-цзы, умный государь создает для народа собственность (имущество) так, чтобы у него непременно доставало средств, как для пропитания родителей, так и для прокормления жены и детей, чтобы в урожайный год они были постоянно сыты, а в злополучный — избегали смерти. Если после этого он будет побуждать народ стремиться к добру, то он легко пойдет по пути добра.

21) Теперь же народная собственность устроена таким образом, что у народа недостает средств, как для пропитание родителей, так и для прокормления жены и детей; в урожайный год он терпит лишения, и в неурожайный не избегает гибели. При таких условиях народу приходится заботиться только о спасении от смерти, под опасением, что и этого он не успеет сделать. Где же тут заниматься еще церемониями и исполнением долга.

22) Князь, если вы желаете осуществить это (обеспечение пропитания народа), то почему бы вам не обратиться к коренному принципу?

23) Пусть усадьбы в 5 му обсаживаются тутовыми деревьями и тогда пятидесятилетние старики будут иметь возможность одеваться в шелк; пусть при разведении кур, поросят, собак и свиней не будет пропускаемо должное время, и 70 летние старцы будут иметь возможность питаться мясом; пусть у земледельца не будет отнимаемо благоприятное время, и при поле в 100 му семья в несколько человек может не голодать; пусть заботятся о школьном образовании и постоянно внушают долг сыновей почтительности и уважение к старшим, и седовласые старики не будут встречаться по дорогим с ношею на спине и на голове. А когда 70 летние старцы будут одеваться в шелк и питаться мясом, народ не будет страдать от холода и голода, то невозможное дело, чтобы такой князь не сделался императором.

 

ГЛАВА I. Лян-хуй-ван. Часть 2.

 

Ст. I.

1) Чжуан-бао, увидавшись с Мэн-цзы, сказал ему: Я виделся с князем, который говорил мне о своей любви к музыке и я не нашелся, что ответить ему. Что вы скажете о музыке, добавил Чжуан-бао. Мэн-цзы ответил: Если у князя любовь к музыке была бы сильна, то Ци'ское княжество было бы близко к благоустройству.

2) Представившись в другое время князю, Мэн-цзы сказал: Князь вы говорили достопочтенному Чжуану, что вы любите музыку. Было ли это? Князь, изменившись в лице, сказал: Я не в состоянии любить музыку древних царей, а только люблю современную музыку.

3) Мэн-цзы сказал: Если ваша любовь к музыке сильна, то Ци'ское княжество недалеко от благоустройства, потому что современная музыка походит на древнюю.

4) Князь сказал: Можно ли осведомиться об этом. Мэн-цзы сказал: Что приятнее — одному ли наслаждаться музыкою, или вместе с другими? Лучше вместе с другими, отвечал князь. Что приятнее — с немногими наслаждаться ею, или же с многими? Лучше с многими, отвечал князь.

5) Я прошу дозволение говорить вам о музыке.

6) Положим, что у вас теперь играет музыка. Народ, услышав у вас звуки барабанов и колоколов, флейт и свирелей, с недовольством и нахмурившись, будет говорить друг другу: наш князь любит музыку; но за чем же нас-то он довел до такой крайности? Отцы и дети не видят друг друга, братья, жены и дети разлучены и разбрелись. Положим, что вы охотитесь здесь. Народ, услышав шум телег и лошадей и увидев красоту знамен, с недовольством и нахмурившись, будет говорить друг другу; наш князь любит охоту; но зачем же нас-то он довел до такой крайности? Отцы и дети не видят друг друга, братья, жены и дети разлучены и рассеяны. Для этого нет другого объяснение, как то, что вы не веселитесь вместе с народом (т. е. не разделяете удовольствий с народом).

7) Положим, что у вас теперь играет здесь музыка. Народ услышав у вас звуки барабанов и колоколов, флейт и свирелей, радостно и с веселым видом, станет говорить друг другу: по всей вероятности наш князь здрав? Иначе, как бы он мог наслаждаться музыкою? Сегодня вы, князь, охотитесь здесь и народ услышав шум телег и лошадей и увидев красоту знамен, с радостью и с довольным видом, станет передавать друг другу: должно быть наш князь не болен? Иначе, как бы он мог охотиться. И это ни от чего другого, как от того, что вы, князь, разделяете удовольствия с народом.

8) Теперь, если вы, князь, будете разделять удовольствие с народом, то будете царствовать.

 

Ст. II.

1) Ци'ский Князь Сюань спросил: Парк Вэнь-вана имел 70 квадратных ли. Было ли это? Мэн-цзы ответил: В записках было об этом.

2) Такой большой! сказал князь. А народ находил еще что он мал, сказал Мэн-цзы. Мой парк, сказал князь, всего 40 квадр. ли и народ находит еще, что он велик. Как же это так?

Мэн-цзы ответил: Правда Вэнь-ванов парк имел 70 кв. ли, но за то туда ходили собирающие сено и топливо, туда имели доступ и охотники за фазанами и зайцами. Он пользовался им вместе с народом и народ находил его малым. Разве это не так?

3) Когда я впервые прибыл к границам вашего государства, то спросил о том, что в нем особенно запрещено и уже после этого осмелился вступить в него. И я услышал, что в предместье есть парк в 40 ли квад. и что убивший в нем оленя судится, как за убийство человека. В таком случае, эти 40 кв. ли составляют западню в государстве. И разве неправ народ, считая парк большим?

 

Ст. III.

1) Ци'ский князь Сюань спросил: Есть ли правила для сношение с соседними государствами? Есть, отвечал Мэн-цзы. Только гуманный государь, владея большим государством, в состоянии служить малому государству. На этом основании Тан служил Гэ, Вэнь-ван, служил дикарям Гунь. Далее, только умный государь, владея малым государством в состоянии служить большому государству. На этом основании Тай-ван служил Сюнь-юй'ям, Гоу-цзянь служил У.

2) Тот, кто, владея большим государством, служит малому делает это из любви к небу; а тот, кто владея малым государством служит большему, делает это из боязни пред небом. Любящий небо охраняет вселенную, а боящийся неба охраняет (только) свое государство.

3) В книге стихотворений сказано: «Трепеща пред величием неба, я таким образом охраняю его (т. е. государство»).

4) Князь сказал: Как велики эти слова! Но, у меня есть недостаток — я люблю храбрость.

5) На это Мэн-цзы отвечал: Князь, я прошу вас не любить малой храбрости. Если кто, ударяя по своему мечу и с гневным взглядом, скажет: как он смеет противостоять мне? Это будет храбрость обыкновенного человека, годная для сопротивление одному человеку. Прошу вас, князь, расширить ее.

6) В книге стихотворений сказано: «Грозен был князь в своем гневе, привел в порядок свою армию, чтобы остановить движение на Цзюй, укрепить Чжоуское счастье (трон) и отвечать надеждам вселенной (Китая). Вот храбрость Вэнь-вана; он одним порывом своего гнева, доставил спокойствие населению вселенной.

7) В Шу-цзине сказано: «Небо сотворило народ и поставило для него правителей и учителей, с единственною целью, чтобы они помогали Верховному Владыке, чтобы любовь их распространялась во всех концах (вселенной). От меня зависит, как поступать с виновными и невинными (т. е. казнить одних и успокаивать других). Кто во вселенной осмелится преступить его волю. Один человек во вселенной самовольничал и У-ван устыдился этого». Вот мужество У-вана, который также воспылав гневом, доставил спокойствие населению вселенной.

8) Теперь, если вы, князь, воспылаете гневом, с тем чтобы доставить спокойствие народу, то народ будет только бояться, что вы не любите храбрости.

 

Ст. IV.

1) Ци'ский князь Сюань, приняв Мэн-цзы в Сюе-гуне (снежный дворец) сказал ему: Люди достойные также находят наслаждение в этом? Да, находят, отвечал Мэн-цзы. Но если народ не получает удовольствий, то он порицает своих правителей.

2) Не прав тот, кто, не получая удовольствия порицает своих правителей; то также неправы и правители, которые не разделяют удовольствий с народом.

3) Когда правитель радуется радостями народа, то и народ также радуется его радостями; когда он скорбит скорбями народа, то и народ скорбит его скорбями. Он радуется из за государства и скорбит из за него же. А если так, то невозможно, чтобы такой правитель не был царем.

4) В древности Ци'ский владетель Цзин спросил у Янь-цзы: Я хотел бы посмотреть горы Чжуань фу и Чао-у, по морскому берегу спуститься на юг и достигнуть до Лан-я. Что я должен сделать, чтобы мое путешествие могло сравниться с обозрениями, совершавшимися древними царями?

5) Янь-цзы отвечал: Прекрасный вопрос. Когда сын неба посещал князей, то это называлось «объездом»; объезд это обозрение вверенных им стран. Когда князья представлялись сыну неба это называлось докладом об управлении. Доклад об управлении это отчет в том, что было сделано по их должности. Как сын неба, так и князья все имели дело, а не попусту ходили. Весной они наблюдали над посевом и восполняли. недостаток (в семенах); осенью наблюдали за уборкою и помогали нуждающимся. Ся'ская пословица говорит: «Если бы наш князь не предпринимал весенних прогулок, то чем бы создавалось наше благополучие? Если бы наш князь не совершал (осенних) объездов, то каким путем к нам шла бы помощь?» Эти прогулки и объезды служили образцом для вассальных князей.

6) Теперь не так. Отряд следует за князем и повсюду забирает продовольствие. Вследствие этого голодные не имеют пропитания; удрученные работами не имеют отдыха. Бросая косые взгляды, все поносят князей и тогда народ начинает совершать беззаконие. Вопреки царской воли (князья) угнетают народ. Запасы продовольствия льются, как вода. Князья следуют по течению (т. е. предаются страстям), или же идут против течения (сопротивляются желанием народа); тратят время и идут к погибели. Все это удручает подчиненных им правителей.

7) Следовать по течению и забывать возвратиться — это значит плыть по воле течения; плыть вверх по течению и забыть возвратиться — это значит втянуться. Предаваться охоте с ненасытною страстью — это называется тратить время. Чувствовать ненасытную страсть к вину — это называется погибнуть.

8) У прежних царей не было удовольствий, к которым бы они привязывались страстно и не было поступков, ведущих к потере времени и пагубных. Образ деятельности вашей зависит от вас, князь.

9) Цзин Гун остался доволен; объявил по всему государству, выселился за город и вслед за этим стал открывать хлебные магазины для пополнения недостатков народа и, призвав главного капельмейстера, сказал ему: Составь для меня пьесу о взаимном довольстве князя и министра друг другом. По всей вероятности, это были пьесы Чжи-шао и Цзио-шао. Стихи к ним гласили следующее: «Что за преступление останавливать государя? Тот кто останавливает государя любит его».

 

Ст. V.

1) Ци'ский князь Сюань сказал: Все говорят мне, чтобы я разрушил светлый зал. Разрушить ли его, или нет?

2) Мэн-цзы отвечал: Светлая зала — это царская зала. Если вы, князь хотите вести истинно царское правление (т. е. гуманное), не разрушайте его.

3) Князь сказал: Могу ли я слышать от вас об истинно царском правлении? Мэн-цзы ответил: В древнее время Вэнь-ваново правление в Ци заключалось в следующем: Земледельцы 1/9 полей возделывали для правительства; потомки заслуженных людей получали жалованье; на заставах и базарах хотя и производился досмотр, но пошлин не брали; относительно озер и рыболовных прудов запрещений не существовало; наказание преступников не распространялось на их жен и детей. Были тогда старики без жен, называвшиеся вдовцами, старухи без мужей, называвшиеся вдовами, старые люди, бездетные, называвшиеся одинокими и юнцы без отцов, называвшиеся сиротами — эти четыре класса были беднейшими людьми в империи, которым не к кому было обращаться с своими нуждами; и Вэнь-ван, начиная правление и оказывая благодеяния, прежде всего обращает внимание на эти четыре класса. В Ши-цзине сказано: «Хорошо богатым людям; но жаль этих удрученных сирот».

4) Ах! какие прекрасные речи, сказал князь. Мэн-цзы на это заметил: Если вы одобряете их, то почему не привести их в исполнение? Князь ответил: У меня есть недостаток — я любостяжателен. На это Мэн-цзы отвечал: В древности Гун-лю также был любостяжателен. В книге стихотворений сказано, что он «то складывал хлеб в вороха, то ссыпал его в амбары; то завязывал сухой провиант в мешки, имея в виду собрать и успокоить народ, чтобы тем прославить свое царство. С натянутыми луками, с поднятыми щитами, пиками и секирами он после этого открыл свое шествие». Таким образом, он мог начать путешествие после того, как оставшиеся в Ци имели запасы хлеба в ворохах и амбарах, а отправлявшиеся в путь имели хлеб в мешках. Князь, если вы любите богатство и разделяете его с народом, то какая трудность будет для вас достигнуть царской власти над вселенною (т. е. Китаем).

5) Князь сказал: меня есть недостаток — я питаю пристрастие к красоте. Мэн-цзы сказал: В древности князь Тай питал страсть к красоте, любя свою княгиню. В книге стихотворений сказано: «Гу-гун Дань фу на завтра утром, проскакав на коне по берегу западной реки до подножия горы Ци, и с госпожою Цзян пришел и вместе поселился. В то время в домах не было ропщущих девиц, а вне дома неженатых мужчин». Князь, если вы имеете пристрастие к красоте и разделяете его с народом (то есть, что и народу вы даете возможность одинаково с вами пользоваться прелестями красоты), то, что за трудность для вас достигнуть царского достоинства?

 

Ст. VI.

1) Мэн-цзы, обратившись к Ци'скому князю Сюаню, сказал: Представьте князь, что один из ваших сановников, поручив жену и детей своему другу, сам отправился в страну Чу путешествовать; а когда возвратился домой, то нашел, что друг морит их голодом и холодом. Как он должен был поступить с ним? Прекратить с ним дружбу, ответил князь.

2) Мэн-цзы продолжал: А когда судья не в состоянии управлять своими подчиненными, то как с ним быть? Отставить его, отвечал князь.

3) А когда, продолжал Мэн-цзы, во всем государстве нестроение, то как с этим быть? Князь посмотрел направо и налево и заговорил о другом.

 

Ст. VII.

1) Мэн-цзы, при свидании с Ци'ским князем Сюанем, сказал: То, что называется древним государством, не значит того, что в нем есть высокие деревья, а что есть родовитые сановники; а вы не имеете даже близких сановников; люди выдвинутые вами вчера, сегодня уходят неизвестно куда.

2) Князь сказал: Как я мог знать, что они неспособны и не принимать их на службу?

3) Мэн-цзы заметил: Государь употребляет на службу людей достойных и талантливых в силу необходимости. Так как этим он дает возможность низким стать выше почтенных и чужим выше родных, то не должен ли он быть в этом осторожным?

4) Когда, продолжал Мэн-цзы, все окружающие вас скажут о ком либо: «талантливый и достойный человек» — нельзя верить этому. Когда все сановники скажут: «это талантливый и достойный человек» — то же нельзя верить этому. Когда же весь народ скажет, что это достойный человек, то после этого присмотритесь к нему и, если увидите, что он действительно достойный человек, тогда и назначайте его. Точно так же, когда все окружающие вас скажут: это негодный человек — не слушайте; все сановники скажут, что это негодный человек, то же не слушайте; но, когда народ скажет, что это негодный человек, тогда присмотритесь к нему, и если увидите, что он негоден, тогда и удаляйте его (со службы).

5) Когда все приближенные говорят вам, что такой-то человек заслуживает смертной казни — не слушайте их; когда все сановники говорят то же самое — не слушайте и их; но, когда весь народ скажет, что такой то заслуживает казни, тогда вникните в дело и, если увидите, что он действительно заслуживает смертной казни, то и казните. Поэтому-то и говорится: народ казнил его.

6) Только в таком случае правителей можно будет назвать отцом и матерью народа.

 

Ст. VIII.

1) Ци'ский князь Сюань спросил: Правда ли, что Чэн-тан отправил Цзе в ссылку, а У-ван поразил Чжоу? Мэн-цзы ответил: В преданиях имеется об этом?

2) А разве можно, чтобы подданный убивал своего государя?

3) Мэн-цзы ответил: Кто убивает гуманность, тот называется разбойником; тот, кто посягает на справедливость, называется злодеем; а злодея и разбойника называют отверженным человеком; и я слышал, что убили отверженного человека, Чжоу, но не слышал, чтобы убили государя.

 

Ст. IX.

1) Мэн-цзы, при свидании с Ци'ским князем Сюань, сказал ему: Когда вы строите большой дом, то конечно приказываете старшине рабочих отыскать для этого крупный лес и когда он найдет его, то вы, князь, радуетесь, находя, что он может удовлетворить своему назначению; когда же рабочий, обтесывая утонит его, то вы будете гневаться, находя, что дерево не в состоянии удовлетворить своему назначению. Человек учится в молодости, а когда возмужает, то хочет приложить свое учение на практике; если вы скажете ему: брось пока свое учение и следуй за мною, то, что мы скажем об этом?

2) Теперь у вас здесь есть необделанная яшма; хотя бы она стоила сотни тысяч (240.000 лан), конечно вы заставите гранильщика огранить ее. Когда же дело касается управления государством, вы говорите: оставь пока твою науку и следуй за мною. Почему же в этом случае вы поступаете не так, как с яшмою, которую приказываете огранить?

 

Ст. X.

1) Ци'сцы, напав на владение Янь одержали победу.

2) Князь Сюань спросил, говоря: Некоторые говорят мне, чтобы я не брал (княжества Янь), другие же говорят, чтобы я взял его. Государству, располагающему 10.000 колесниц, начать открытую войну с государством, располагающим тем же количеством колесниц и в 50 дней взять над ним верх, одних человеческих сил для этого не хватило бы. Если я не возьму его, то небо непременно пошлет несчастье. Взять его. Что вы на это скажете?

3) Мэн-цзы отвечал: Если вы возьмете его и Яньский народ будет доволен, то берите его. Из древних людей, поступивших так — это был У-ван. Если вы возьмете его и Яньский народ будет недоволен, то не берите его. Из древних людей, поступивших так — это был Вэнь-ван.

4) Когда вы с своим государством, располагающим 10.000 военных колесниц пошли войною против равносильного государства и побежденный народ встретил ваше войско с корзинами пищи и с кувшинами питья, то было ли в этом что-либо другое, кроме желание избавиться от огня и воды (бедствия)? А если вода будет глубже и огонь будет сильнее, то он также отвернется от вас и только.

 

Ст. XI.

1) Когда Ци'сцы, напав на Янь, овладели им, то все князья стали совещаться между собою о том, как бы избавить Янь. Тогда князь Сюань, обратившись к Мэн-цзы сказал: Князья много замышляют напасть на меня. Каким образом предотвратить это? Мэн-цзы отвечал: Я слышал о человеке, который, владея 70 ли, управлял вселенною. Это был Тан (Чэн-тан); но не слыхал, чтобы, владеющий уделом в 1.000 ли, боялся других.

2) В Шу-цзине сказано: Тан, приступая к походам против тирании, начал с Гэ. Весь народ питал к нему такое доверие, что, когда он направлялся с войском на В, то западные варвары поднимали ропот, а когда он направлялся на Ю, то северные варвары поднимали ропот, говоря: «почему он оставляет нас позади других». Народ ожидал его, как в великую засуху ожидают облака и радугу (т. е. дождь). Движение на рынке не прекращалось и земледельцы по прежнему занимались своими работами. Наказывая правителей, он утешал народ. Его прибытие было подобно своевременному дождю. Народ был объят великою радостью. Далее, в Ши-цзине сказано: Мы ожидаем нашего князя; князь придет и снова вызовет нас к жизни.

3) Теперь Яньский правитель угнетал свой народ; вы отправились и наказали его. Народ, полагая, что вы спасете его от бед, встретил ваше войско с корзинами, наполненными пищею и кувшинами — питьем. А вы убили их отцов и старших братьев, связали их детей и младших братьев, разрушили храм предков, перевезли их драгоценные сосуды. Как же это можно так? Во вселенной (империи) все завидовали силе Ци'ского княжества, а теперь, когда территория его удвоилась и гуманное правление в нем не практикуется — это вызовет движение против него всех войск в поднебесной.

4) Князь, если вы поторопитесь издать приказ о возвращении Яньских (пленных) старцев и детей, остановите перевозку их драгоценных сосудов и, по совету с Яньским народом, поставите для него правителя, то пожалуй еще можно будет достигнуть приостановления этого движение.

 

Ст. XII.

1) Между Цзоу и Лу была ссора и Лу-гун спросил Мэн-цзы, говоря: Из моих служащих умерло 33 человека и никто из народа не хотел умереть защищая их. Если казнить их, то всех не переказнишь, а если не казнить, то ведь они с злорадством смотрели на смерть своих начальников и не спасли их. Как же тут быть?

2) Мэн-цзы отвечал: В злополучные годы, в голодные годы, когда старые и немощные из ваших подданных умирали в канавах и рвах и сильные тысячами разбредались в разные стороны, а между тем ваши магазины были полны хлеба и кладовые также наполнены и никто из ваших чинов не доложил вам об этом. Таким образом, они были небрежны по отношению к народу. Цзэн-цзы сказал: «остерегайтесь, остерегайтесь! Что исходит от вас то и возвратится к вам». Отныне, народ поквитался с ними. Государь не вини его.

3) Если вы будете управлять гуманно, то этот народ будет любить высших и умирать за своих начальников.

 

Ст. XIII.

1) Тэн'ский владетель Вэнь обратился с следующим вопросом: Тэн маленькое владение, лежащее между княжествами Ци и Чу. Служить ли Ци, или Чу?

2) Мэн-цзы отвечал: Этот план для меня недостижим; но, если вы настаиваете, то у меня есть одно средство: выкопайте ров (вокруг города), возведите стены и охраняйте их с народом, защищайтесь до смерти, но так, чтобы народ не ушел от вас — это исполнимо.

 

Ст. XIV.

1) Тэн'ский владетель Вэнь обратился к Мэн-цзы с следующею речью: Ци'сцы намереваются укрепить Сюе. Я очень боюсь. Как тут быть?

2) На это Мэн-цзы отвечал: В древности, когда князь Тай жил в Бинь и подвергался нападением северных варваров, то он удалился оттуда, направился к подошве горы Ци и поселялся там. Он взял это место не по выбору, а в силу необходимости.

3) Если вы будете делать добро, то между вашими потомками без сомнения найдутся такие, которые будут царствовать. Государь кладет основание и передает царство потомкам, чтобы они могли продолжать дело, но что касается завершения его, то это зависит от неба. Что можете вы сделать против него? Старайтесь делать добро и только.

 

Ст. XV.

1) Тэн'ский владетель Вэнь обратился к Мэн-цзы с следующими словами: Тэн государство малое. Если я истощу все силы на служение великим государствам (своим соседям), то тогда я не спасусь от них. Как же тут быть? На это Мэн-цзы отвечал: В древности, когда князь Тай жил в Бинь и на него стали производить набеги Северные варвары он служил им мехами и шелками, но не мог избавиться от них; служил им с усердием собаки и лошади, но не мог избавиться от них; служил им и дорогими каменьями, но также не мог избавиться от них. Тогда, собрав старцев, он обратился к ним с следующею речью: Предмет желаний северных варваров есть моя земля. Я слышал, что правитель не губит людей из-за того, что служит средством к их пропитанию (из-за земли). Дети мои! Чего вам беспокоиться, что у вас не будет правителя? Я удалюсь отсюда. Вслед за этим он ушел из Бинь, перевалил чрез горный хребет Лян, построил город у подошвы горы Ци и поселился в нем. Тогда Бинь'цы сказали: Он гуманный человек, нам нельзя терять его. Последовавших за ним была такая масса, которая напоминала толпы отправляющиеся на ярмарки.

2) Другие говорят, продолжал Мэн-цзы, что одна личность не имеет права располагать по своему усмотрению наследственною землею и не должна оставлять ее даже до смерти.

3) Государь прошу выбрать одно из двух.

 

Ст. XVI.

1) Лу'ский князь Пин готов был выйти из дворца, когда его любимец Цзан-цан почтительно сказал ему: Прежде, когда вы выходили, то непременно отдавали приказ чинам о том, куда вы отправляетесь; теперь же экипаж уже запряжен, а чины не знают, куда вы отправляетесь. Смею спросить куда? Князь отвечал: Я хочу посетить Мэн-цзы. Как? сказал фаворит. Вы унижаете себя этим поступком, делая первым визит обыкновенному смертному, потому что вероятно считаете его достойным по уму и нравственным качествам? Но ведь, такие люди должны быть первыми исполнителями церемоний и долга, а между тем последние похороны (матери) у Мэн-цзы были пышнее первых (отца). Не ездите к нему, государь. Хорошо, отвечал князь.

2) Ио-чжэн-цзы, представившись князю в аудиенции, сказал ему: Князь, почему вы не поехали к Мэн-кэ? Кто-то сказал мне, что у Мэн-кэ последние похороны превосходили первые — поэтому я и не поехал к нему. Ио-чжэн-цзы сказал: Как так? То, что вы, князь, разумеете под именем превосходства вероятно относится к тому, что в первом случае он действовал, как прилично ученому, а во втором, как подобает значительному человеку, что в первом случае у него было 3 жертвенных сосуда, а во втором 5. Нет, отвечал князь; я разумею превосходство саркофага, гроба, савана и покрывала. Это не есть то, что называется излишеством. Это обуславливается разницею между бедностью (в первом случае) и богатством (во втором).

3) Ио-чжэн-цзы, увидев Мэн-цзы, сказал: Я говорил с князем и он, вследствие этого, готов был отправиться к вам, когда один из его фаворитов Цзан-цан остановил его и потому визит князя не состоялся. На это Мэн-цзы сказал: Движение человека может зависеть от того, что другие заставляют его двигаться, точно также и остановка может зависеть от препятствий со стороны других; но причина движение и остановки не во власти другого человека. То, что я не удостоился благосклонности от Лу'ского князя зависит от неба. Как мог сын фамилии Цзан заставить меня не встретить благосклонности со стороны князя?

 

ГЛАВА II. Гун-сунь-чоу, Часть 1.

 

Ст. I.

1) Гун-сунь-чоу обратился к Мэн-цзы с следующими словами: Если бы вы заняли в Ци'ском княжестве важный пост, то можно ли бы было надеяться на повторение подвигов, совершенных Гуань-чжуном и Янь-цзы ?

2) Мэн-цзы отвечал: Вы настоящий Ци'сец; знаете только Гуань-чжуна, да Янь-цзы.

3) Некто спросил у Цзэн-си. Кто достойнее вы, или Цзы-лу? Цзэн-си с смущением отвечал: Цзы-лу был уважаем моим дедом. Неизвестный продолжал: В таком случае, кто достойнее вы, или Гуань-чжун? Цзэн-си, с сердитым и недовольным видом, сказал: С какой стати ты сравниваешь меня с Гуань-чжуном. Гуань-чжун пользовался таким исключительным доверием государя и управлял государственными делами так долго, а между тем подвиги его так низки. С какой стати сравниваешь меня с этим? (негодяем).

4) Мэн-цзы сказал: Цзэн-си не хотел быть Гуань-чжуном; неужели же вы желаете этого для меня?

5) Гун-сунь Чоу возразил: При помощи Гуань-чжуна государь его стал во главе других князей; при помощи Янь-цзы государь его сделался славным. Неужели для вас еще недостаточно быть Гуань-чжуном и Янь-цзы?

6) Мэн-цзы сказал: Сделать Ци сюзеренным княжеством так же легко, как перевернуть ладонь.

7) Если так, сказал Гун-сунь Чоу, то мое недоумение еще более увеличивается. Вэнь-ван с его добродетелями, проживши 100 лет, и то не распространил своего влияния на вселенную (на весь тогдашний Китай); дело его продолжали У-ван и Чжоу-гун и только после этого влияние Чжоу распространилось повсюду. Теперь вы говорите, что императорского достоинства так легко достигнуть, то в таком случае и Вэнь-ван не заслуживает подражания.

8) Мэн-цзы сказал: Как можно равняться с Вэнь-ваном? От Чэна до У-дина царствовало 6-7 достойных и мудрых государей, вселенная долго принадлежала Инь'ской династии и, благодаря этой продолжительности времени, изменение представлялись затруднительными. У-дин принимал удельных князей и владел вселенною как будто бы поворачивал что-либо на ладони (без труда). Чжоу (синь) был отделен от У-дина небольшим промежутком времени и потому старинные фамилии, завещанные обычаи, просветительное влияние завещанных примеров и доброе правление еще сохранились. Затем, были еще Вэй-цзы, Вэй-чжун, княжеский сын Би-гань, Цзи-цзы и Цзяо-гэ, — все люди талантливые и достойные, которые вместе помогали Чжоу (синю). Благодаря этому он потерял престол только после продолжительного царствования. Не было ни одного аршина земли, который бы не принадлежал ему и не было (на ней) ни одного человека, который не был бы его подданным. Между тем, как Вэнь-ван начал дело с 100 квадр. ли; поэтому ему и трудно было сделаться (владыкою Китая).

9) У Ци'сцев есть пословица. Хотя ты и обладаешь мудростью, но лучше пользоваться обстоятельствами; хотя у тебя есть заступ, но лучше подождать времени (благоприятного для земледельческих работ). Что касается настоящего времени, то теперь легко (достигнуть царского достоинства).

10) В цветущие времена династии Ся, Инь и Чжоу территория сюзеренов не превышала 1.000 ли и Ци имеет столько же земли и население его также густо, как было и у них. Без увеличения территории, без умножения населения стоит только ввести гуманное правление и будешь царствовать, и никто не будет в состоянии противиться тебе.

11) К тому же не появление сюзеренного государя никогда не было отдаленнее, чем в настоящее время и страдания народа от тирании никогда не были так сильны, как теперь, Голодного легко накормить и жаждущего легко напоить.

12) Конфуций сказал: Добродетель распространяется быстрее передачи приказаний по станциям.

13) В настоящее время, если, государство, владеющее 10.000 военных колесниц, осуществит гуманное правление, то радость народа, будет подобна той, какую испытывает человек повешенный кверху ногами, когда его отвяжут. Поэтому, при половинных, сравнительно с древними людьми, трудах, результаты без сомнения будут вдвое больше. Но это только верно по отношению к настоящему времени.

 

Ст. II.

1) Гун-сунь Чоу спросил: Если бы вас назначили Ци'ским сановником, министром и вы получили бы возможность проводить ваши принципы, то, хотя бы вследствие этого Ци'ский владетель стал во главе других князей, или сделался сюзеренным государем, это было бы неудивительно. Пред такою великою задачею смутились ли бы вы, или нет? Мэн-цзы отвечал: Я в 40 лет перестал смущаться.

2) Гун-сунь Чоу сказал: В таком случае вы далеко превосходите Мэн-бэня. Это дело нетрудное, отвечал Мэн-цзы. Гао-цзы ранее меня перестал волноваться.

3) Гун-сунь Чоу спросил: Если ли средство для достижения невозмутимости? Есть, отвечал Мэн-цзы.

4) Бэй-гун Ю до такой степени воспитал в себе дух мужества, что не уклонялся от удара, не моргал пред ударом; малейшее унижение от других он признавал за публичное наказание; чего не терпел от простолюдина, того не выносил и от владетеля 10.000 колесниц, на убийство которого он смотрел также, как и на убийство простолюдина; не боялся князей и на брань отвечал тем же.

5) Мэн Ши-шэ о воспитанном в себе духе храбрости отзывался так: Я смотрел на поражение так же, как на победу. Двигаться вперед, взвесив силы неприятеля и вступать в бой, обсудив шансы победы — это значит бояться неприятеля. Как же я могу быть уверенным в победе? Я могу только не бояться.

6) Мэн Ши-шэ подобен Цзэн-цзы, а Бэй-гун Яо похож на Цзы-ся. Я не знаю кто из них храбрее, но Мэн Ши-шэ держался более существенного.

7) В прежнее время Цзэн-цзы сказал Цзы-сяну: Вы любите мужество? Я слышал от учителя о великом мужестве следующее: Если, обратившись к самому себе, я найду, что я неправ, разве я не буду бояться последнего сермяжника? Если, обратившись к самому себе, я найду, что я прав, то я пойду против массы.

8) Мэн Ши-шэ'ево поддержание духа (ци) все таки не может равняться с Цзэн-цзы'евским поддержанием наиболее важного.

9) Осмелюсь спросить, сказал Гун-сунь Чоу, могу ли я получить объяснение о вашей невозмутимости духа и о невозмутимости духа Гао-цзы? Мэн-цзы отвечал: Гао-цзы говорит: «Чего не понимаешь в слове, того не доискивайся в уме; в случае беспокойства в душе, не обращайся (за помощью) к духу (ци)». Чтобы, в случае беспокойства в душе, не обращаться (за помощью) к духу — это еще возможно; но не доискиваться в уме того, чего не понимаешь в слове — это недопустимо. Воля — есть командир духа (ци), а дух есть то, что наполняет (одушевляет) телесную природу. Воля есть главнейшее, а дух — второстепенное. Поэтому и сказано: «Поддерживай волю и не насилуй духа».

10) Гун-сунь Чоу заметил: Коль скоро вы заявляете, что воля есть главное, а дух (passion natur) второстепенное, то почему же вы еще говорите: поддерживай волю и не насилуй духа? Мэн-цзы отвечал: Когда исключительно действует одна воля, тогда она двигает дух, а когда исключительно действует один дух, то он двигает волю. Теперь представим себе человека спотыкающегося или быстро бегущего — это действие духа, а между тем он приводит в движение волю (синь).

11) Осмелюсь спросить, сказал Гун-сунь Чоу: В чем заключается превосходство ваше над Гао-цзы? Мэн-цзы отвечал: Я понимаю слово, я умею воспитывать мой необъятный дух.

12) Смею спросить, продолжал Чоу, что разумеется под беспредельным духом? Трудно определить его, отвечал Мэн-цзы.

13) Этот дух — он чрезвычайно велик и чрезвычайно тверд. Если его воспитывать при помощи прямоты и не портить, то он наполняет все между небом и землею.

14) Этот дух — он сочетается с справедливостью и законом и помогает им; без них он слабеет.

15) Этот дух рождается от постоянного накопление деяний согласных с справедливостью, а не приобретается посредством единичных порывов ее. Если какой-либо поступок (вследствие его несправедливости) будет неприятен душе, то дух (ци) ослабевает. Поэтому я и говорю, что Гао-цзы никогда не понимал справедливости, потому что он считал ее явлением внешним.

16) Необходимо постоянно заниматься делами справедливости, не рассчитывая на результаты; не забывать этой работы, но не помогать (насильственно) росту этого духа (ци). Не будем походить на Сун'ца, который, горюя, что его хлебные всходы не вытягиваются, вытянул их. Поспешно возвратившись домой, он сказал своим домашним: Сегодня устал; я помогал хлебным всходам расти. Сын его побежал посмотреть на это и увидел, что всходы завяли. Мало людей в мире, которые не помогали бы всходам вытягиваться (т. е. не поступали бы с своим духом также, как Сун'ский житель с своими всходами). Те, которые считают их бесполезными и бросают их, не пропалывают своих всходов. Те, которые помогают им вытягиваться, вырывают их. Они не только не приносят пользы, но еще вредят им.

17) Гун-сунь Чоу снова спросил: Что значит понимать слова? Мэн-цзы ответил: Если слова односторонни, то я знаю, что ум омрачен; если они разнузданны, то я знаю, что ум отклонен от истины; если они уклончивы, то я знаю, что ум доведен до крайности. Эти 4 недостатка, рождаясь в уме (синь), вредят правлению, а проявляясь в правлении вредят делам. Если снова явится мудрец, то он без сомнения присоединиться к моим словам.

18) Цзай-во, Цзы-Иун, продолжал Гун-сунь Чоу, были искусны в речи; Жень-ню, Минь-цзы и Янь-юань были искусны в рассуждениях о добродетели. Конфуций, соединяя в себе то и другое, однако сказал: «я не имею способности к слову». В таком случае вы, учитель, уже святой человек (мудрец) ?

19) Ах, что вы говорите? Когда Цзы-гун спросил у Конфуция: Не правда ли, учитель, вы святой человек (мудрец)? Конфуций отвечал: Ну, что касается святости, не могу претендовать на нее; но я учусь с ненасытною жадностью и поучаю неутомимо. На это Цзы-гун отвечал: Учиться с ненасытною жадностью — это мудрость, а поучать неутомимо — это гуманность. Гуманность в соединении с мудростью, — да вы, учитель, конечно святой человек. Если на святость не претендовал сам Конфуций, то что же вы говорите?

20) Гун-сунь Чоу продолжал: Я слыхал, что Цзы-ся, Цзы-ю, Цзы-чжэн — все они обладали одним каким-нибудь качеством свойственным святому (мудрецу), а Жань-ню, Минь-цзы и Янь-юань, так те обладали всеми качествами присущими святому, только в малом размере. Позволю себе спросить: На ком бы из них вы остановились (к кому из них вы прировняли бы себя) ?

21) Мэн-цзы отвечал: Пока оставим это.

22) Гун-сунь Чоу спросил: Что вы скажете о Бо-и и И-ине? Я неодинаковых с ними принципов, был ответ. Не служить государю, которого не одобряешь; не управлять народом, которого не одобряешь; служить, когда в государстве царит порядок и удаляться, когда оно объято смутами — это принцип Бо-и. Служить всякому государю без разбора; управлять всяким народом и служить, как в мирное, так и в смутное время — это принцип И-иня. Пригодно служить, так служить; пригодно оставить службу, так оставить ее; пригодно оставаться на службе долго, так оставаться на ней долго; пригодно удалиться из нее поскорее, так и удалиться из нее скорей — это принцип Конфуция. Все они были древние святые люди (мудрецы), и я не в состоянии поступать так. То, что я желаю, так это подражать Конфуцию.

23) Гун-сунь Чоу сказал: Бо-и и И-инь могут ли быть поставлены с Конфуцием на одну доску? Нет, отвечал Мэн-цзы. С тех пор как существуют люди не было другого Конфуция.

24) В таком случае есть ли между ними какое-нибудь сходство? Есть, отв. Мэн-цзы. Если бы они были владетелями земли в 100 ли, то могли бы заставить князей являться к своему двору и владеть вселенною; но, если бы для получения ее потребовалось сделать одну несправедливость, или умертвить одного невинного человека, они не сделали бы этого. Вот в чем они сходны.

25) Осмелюсь спросить чем они отличаются? Мэн-цзы отвечал: Цзай-во, Цзы-гун и Ю-жо по их мудрости в состоянии уразуметь учение святого мужа (Конфуция), но они не унизились бы до лести ему.

26) Цзы-гун сказал: По характеру церемоний мы узнаем характер правления, по характеру музыки мы узнаем характер нравственных качеств (добродетелей), Руководствуясь этим, мы можем по истечении сотни веков оценить действия правителей и никто из них не ускользнет от нашей проницательности. Но, с тех пор как появились люди, в этом отношении не было человека превосходнее учителя (Конфуция).

27) Ю-жо сказал: Разве это так только по отношению к людям? Как Ци-линь по отношению к животным, Феникс по отношению к птицам, гора Тайшань по отношению к холмам и муравьиным кочкам, реки и моря по отношению к лужам суть предметы однородные, так и святые люди (мудрецы) по отношению к остальному человечеству также одного с ним рода; они только выделяются из своего рода, выдаются из толпы. Но, с тех пор, как существуют люди, никто (в такой степени не выдавался больше не выдавался), как Конфуций.

 

Ст. III.

1) Мэн-цзы сказал: Тот, кто, опираясь на силу, принимает на себя личину человеколюбивого, есть тиран, или могущественный князь. Для тирана требуется большое государство. Тот, кто, опираясь на добродетель, осуществляет гуманизм, есть царь (глава империи). Чтобы быть царем не требуется большего владения. Так, Чэн-тан сделался сюзереном имея 70 ли земли, а Вэнь-ван имея 100 ли.

2) Когда кто-нибудь покоряет людей силою, то они покоряются ему не по сердечному влечению, а по недостатку силы. Когда же кто-нибудь покоряет людей добродетелью, то они душевно рады и искренно подчиняются ему, подобно тому как 70 учеников подчинялись Конфуцию. Сказанное в Ши-цзине, что «от запада, востока, севера и юга никто не подумает не подчиниться», служит объяснением этого 30-31.

 

Ст. IV.

1) Мэн-цзы сказал: Гуманность приносит с собою славу, а негуманность — позор. Теперь питают отвращение к позору, а между тем продолжают быть негуманными. Это походит на то, когда люди, чувствуя отвращение к сырости, все-таки продолжают жить в низких местах.

2) Если князь ненавидит позор для него самое лучшее ценить добродетель и уважать ученых, так, чтобы люди достойные (добродетельные) занимали почетные места, люди способные находились на служебных постах; а когда государство будет иметь досуг, тогда заняться уяснением принципов правления и уголовного законодательства, — такого князя даже большие государства будут бояться.

3) В Ши-цзине сказано: До наступления пасмурной погоды и дождя, я (птичка) собрала кору с тутовых деревьев и оплела ею отверстие в гнездо. Осмелится ли теперь кто-нибудь из этих людей, находящихся внизу, обидеть меня? Конфуций сказал: Сочинивший эти стихи знал принципы правление. Осмелятся ли оскорбить того, кто умеет устроить свое государство ?

4) Теперь когда в государстве есть свободное время, то им пользуются, чтобы предаваться веселью, праздности и разгулу и таким образом навлекают на себя беды.

5) Мы сами виновники всякого нашего счастья и всех несчастий. Изречение Ши-цзина: «Постоянно думай о том, чтобы согласоваться с волею неба и ты без сомнения получишь много счастья», и слова Тай-цзя: «Когда небо посылает несчастье, то его еще можно избежать, но если мы сами причиняем себе несчастье, то его невозможно избежать» — служат пояснением этого.

 

Ст. V.

1) Мэн-цзы сказал: Если князь будет уважать людей достойных по уму и нравственности, давать места способным и выдающиеся люди будут занимать почетное положение, то все ученые в империи обрадуются и пожелают служить при его дворе.

2) Если на рынках будут брать поземельную подать с лавок, но не будут взимать пошлин с товаров, или же будут регулировать торговлю без взимания поземельной подати, в таком случае все купцы в империи с радостью пожелают складывать свои товары на рынках такого князя.

3) Если в княжестве на заставах будет производиться досмотр, но не будет взиматься пошлина, то все путешественники со всей империи с удовольствием пожелают ходить по его дорогам.

4) Если земледельцы будут обязаны обрабатывать только казенное поле, а их земли не будут облагаемы податями, то на землях такого князя охотно пожелают заниматься земледелием все земледельцы империи (вселенной).

5) Если князь не будет взимать с усадьб не обсаженных шелковицей и коноплей, а также с безземельных особого поземельного оброка, то все население империи с удовольствием пожелает сделаться его народом.

6) Если (князь) действительно сможет исполнить эти 5 пунктов, то народ соседних государств будет взирать на него, как на отца и мать. С тех пор как существует человечество, никогда не было того, чтобы тот, кто повел бы детей против своих родителей, мог бы иметь успех. Таким образом, у него не было бы врагов во вселенной; а не имея врагов во вселенной, он был бы наместником неба. Но никогда не бывало того, чтобы (такой правитель) не достигал царского достоинства.

 

Ст. VI.

1) Мэн-цзы сказал: Все люди обладают чувством сострадания.

2) Древние государи обладали сострадательным сердцем, так и правление их было сострадательное (гуманное). Когда, при помощи чувства сострадания, они осуществляли сострадательное правление, то могли управлять вселенною также легко, как перевертывать что-нибудь на ладони.

3) Говорят, что все люди обладают чувством сострадания, что можно видеть из следующего: люди вдруг увидав, что ребенок готов упасть в колодец, все испытывают чувство испуга и сострадания и это не потому, что они хотят завязать дружбу с его родителями, не потому, что домогаются похвал от своих соседей и друзей и не потому, наконец, что для них неприятна дурная репутация.

4) Из этого видно, что не имеющий чувства сострадания — не человек, что не имеющий чувства стыда и отвращения ко злу (в других) — не человек, что не имеющий чувства самоотречение и уступчивости — не человек, не человек и тот, кто лишен способности одобрять и порицать.

5) Чувство сострадания есть начало человеколюбия. Чувство стыда и отвращения (ко злу) есть начало справедливости. Чувство самоотречения и уступчивости есть начало житейских правил. Способность (чувство) одобрения и порицания есть начало мудрости.

6) Эти 4 начала у человека то же, что 4 конечности тела. Когда люди, имея эти 4 начала, сами говорят, что они не могут развить их, то они самогубители, а кто говорит, что князь его не может развить их, тот губит своего князя.

7) Имеющиеся в нас 4 начала мы должны уметь все их развить и довести до полноты (естественной их меры). Они подобны только что воспламеняющемуся огню, только что пробивающемуся роднику. Если мы доведем их до полноты, то их достаточно будет для защиты всей вселенной; если же не доведем их до полноты, то их не хватит для служения родителям.

 

Ст. VII.

1) Мэн-цзы сказал: Почему делающий стрелы не человеколюбивее выделывающего латы? Первый боится только того, что не поранят человека, а второй боится только того, что поранят его. То же самое следует сказать о волхвах и гробовщиках. Поэтому в выборе ремесла нельзя не быть осторожным.

2) Конфуций сказал: Гуманность соседей составляет прелесть соседства и потому, как может быть мудрым тот, кто, выбирая место жительства, не поселяется между людьми гуманными? Гуманность есть самое почетное достоинство, дарованное небом и есть спокойное убежище человека. Никто нам не препятствует (быть гуманными) и, если не смотря на это, мы негуманны, то это значит, что мы немудры.

3) Негуманный и немудрый, а следовательно человек без правил и без справедливости, есть слуга людей; а быть слугою других и стыдиться служить им — это значит походить на мастера луков, который стыдился бы выделывать их, или на мастера стрел, который стыдился бы выделывать стрелы.

4) Если стыдишься (быть рабом), так лучше будь гуманным.

5) Гуманист подобен стрелку. Стрелок сначала выпрямляется, а потом уже пускает стрелу; выпустив и не попав в цель, он не ропщет на победившего его, а только старается отыскать причину неудачи в самом себе.

 

Ст. VIII.

1) Мэн-цзы сказал: Когда говорили Цзы-лу, что он ошибся, он был рад,

2) Юй, когда слышал от кого добрые речи, то кланялся тому.

3) Великий Шунь шел (в этом отношении) далее Юй'я и Цзы-лу. Он считал добро общим достоянием людей; оставлял свои убеждение и следовал убеждением других и с радостью заимствовал у других то, что считал хорошим.

4) Начиная с того времени как он занимался хлебопашеством, гончарным делом, рыболовством и до того времени, когда сделался императором Шунь только заимствовал от других.

5) Учиться у других делать добро, это значит помогать другим делать его. Поэтому у благородного мужа нет ничего выше, как помогать другим делать добро.

 

Ст. IX.

1) Мэн-цзы сказал: Бо-и не хотел служить государю, который был ему не по душе; не хотел иметь общение с тем другом, который был ему не по душе; не хотел находиться при дворе порочного правителя и говорить с дурными людьми. Находиться при дворе дурного правителя и говорить с дурным человеком, это было бы для него то же, что в придворном костюме и придворной шапке сидеть в грязи. Развивая чувство его отвращения ко всему дурному я думаю, что, если бы ему пришлось стоять с простолюдином, у которого шапка надета не прямо, он удалился бы от него задрав голову, как будто бы ему угрожала опасность загрязниться. Поэтому, если бы кто-либо из князей, вслед за красноречивым письмом, прибыл к нему, то он не принял бы его и непринятие его произошло бы от того, что он считал бы зазорным для себя отправиться к нему.

2) Лю-ся Хуй не стыдился дурного князя, не пренебрегал быть малым чиновником. Поступив на службу, не скрывал своих достоинств, непременно проводил свои принципы. Не роптал, когда терял службу; не горевал, когда находился в стесненных обстоятельствах. Поэтому и говорил: «Ты — это ты, а я — это я; хотя бы ты находился подле меня полуобнаженный, или совершенно голый, как можешь ты опозорить (загрязнить) меня». На этом основании он, с довольным видом, водил с такими людьми компанию, не теряя своего достоинства. Когда его удерживали, он оставался; и оставался он будучи удерживаем, потому что считал зазорным уходить.

3) Мэн-цзы сказал: Бо-и, человек был узкий, а Лю-ся Хуй — небрежный. Благородный муж уклоняется как от узости, так и от небрежности.

 

ГЛАВА II. Гун-сунь-чоу, Часть 2.

 

Ст. I.

1) Мэн-цзы сказал: Благоприятные условия времени, посылаемые небом, не стоят выгод, представляемых местностью; а эти последние не стоят человеческого единения (согласия).

2) Городок с внутреннею стеною в 3 ли (1 1/2 версты) в окружности и с внешнею в 7 ли осажден, но не взят. Для того, чтобы окружить и атаковать его необходимо заручиться от неба благоприятным временем. Однако то, что он не взят указывает, что, посылаемое небом, благоприятное время не стоит выгод, представляемых землею.

3) Но, вот город с высокими стенами, с глубокими обводными каналами, с сильным и отличным вооружением и с большим запасом хлеба, а оставлен людьми, которые удалились из него. Это указывает нам, что выгоды представляемые местностью не стоят человеческого согласия.

4) Поэтому и говорится: Народ отделяется не границами, снабженными насыпями; государство крепко не естественными преградами, представляемыми горами и горными реками; вселенная (империя) приводится в трепет не качеством вооружение. Тот, кто усвоил (гуманные) принципы, имеет много помощников; утративший же эти принципы имеет их мало. При крайней беспомощности родные возмущаются против государя, а при крайней многопомощи вся вселенная покорна ему. Представьте-ка себе того, кто с покорною ему вселенною нападает на того, против кого возмутились его родные. Поэтому гуманный государь не поднимает оружия, но, если поднимет его, без сомнения, одержит победу.

 

Ст. II.

1) Мэн-цзы готов был отправиться к (Ци'скому) князю на аудиенцию, как последний прислал человека с следующим заявлением: Я (князь) хотел отправиться к вам с визитом, но простудился и не могу выходить на воздух. Завтра утром у меня будет прием. Не знаю можете ли вы доставить мне удовольствие видеть вас? Мэн-цзы отвечал посланному: я нездоров и не могу отправиться во дворец.

2) На другой день Мэн-цзы отправился для выражение соболезнование к Ци'скому вельможе Дун-го; тогда Гун-сунь сказал: вчера вы по болезни отказались (отправиться во дворец), а сегодня отправляетесь с визитом соболезнования. Пожалуй, что это неловко? Мэн-цзы ответил: Вчера я был болен, а сегодня выздоровел. Почему же мне не отправляться с выражением соболезнования ?

3) Князь прислал человека осведомиться о здоровье и лекаря. Мэн-Чжун отвечал им: Вчера, когда последовал княжеский приказ, Мэн-цзы был немного нездоров и потому не мог отправиться во дворец. Сегодня ему немного получше и он поторопился отправиться во дворец. Не знаю дошел ли он теперь. Вслед за этим он послал несколько человек перехватить Мэн-цзы по дороге и сказать ему: Прошу не возвращаться домой, а отправиться во дворец.

4) Мэн-цзы вынужден был отправиться ночевать к Цзин Чоу, который сказал ему: Дома связь между отцом и сыном, а вне дома между государем и подданным составляет два великих отношение между людьми. В отношениях между отцом и сыном главным принципом является любовь, между государем и подданным — почтение. Я видел почтение князя к вам, но не видел каким образом вы выражаете почтение к князю? Мэн-цзы сказал: Ах! что это вы говорите? Между Ци'сцами нет ни одного человека, который бы говорил с князем о гуманности и справедливости. И это не потому, чтобы они не считали гуманность и справедливость прекрасными; они в душе говорят: стоит ли с таким человеком толковать о гуманности и справедливости? Вот что. Таким образом, нет непочтения больше этого. Я же не смею излагать перед князем ничего кроме принципов Яо и Шуня. Из этого следует, что Ци'сцы почитают князя менее меня.

5) Тогда г. Цзин сказал: Нет. Это не то, что я разумел. В книге церемоний сказано: Когда отец зовет, надобно исполнять безмолвно и моментально; когда князь приказывает позвать, не ожидают пока заложат экипаж. Вы положительно имели намерение отправиться во дворец, но, услышав приказ князя, не осуществили этого намерение. По этому правилу, как будто, выходит несоответствие ?

6) Как можно так объяснять? Цзэн-цзы сказал: «По богатству никто не может сравниться с владениями Цзинь и Чу. Ну, они с своим богатством, а я с своею гуманностью, они с своими титулами, а я с своею справедливостью. Чем же я беднее их?» Каким образом это может быть несправедливым, когда Цзэн-цзы говорит об этом? Это указывает, что вероятно в этом заключается особый смысл. Во вселенной есть три повсеместно уважаемых предмета: титул, возраст и добродетель. Из них при дворе выше всего знатность, в деревне возраст, а в содействии по управлению народом, в пропитании и воспитании его — добродетель. Каким же образом тот, кто имеет одно из этих качеств, может небрежно относиться к тому, кто обладает двумя ?

7) Поэтому государь, намеревающийся совершить великие деяния, без сомнения будет иметь министров, которых он не будет призывать к себе; а если захочет посоветоваться с ними, то будет отправляться к ним. Тот же, кто не питает такого уважения к добродетели и такой любви к их учению, не заслуживает того, чтобы с ним работать.

8) Поэтому Чэн Тан сначала учился у И-иня, а потом уже сделал его своим министром; благодаря этому он без труда достиг царской власти. Князь Хуань сначала учился у Гуань Чжуна, а потом сделал его своим министром; благодаря этому он без труда занял первое место между удельными князьями.

9) В настоящее время владения имперских князей равны и доблести их однородны; ни один из них не в состоянии превзойти другого, и это только потому, что они любят делать министрами тех, которых они учат, а не тех, у которых они учились бы.

10) Что касается отношений Чэн-тана к И-иню и князя Хуань к Гуань-чжуну, то они не осмеливались призывать их к себе. Если уже Гуань-чжуна нельзя было призывать, то тем менее того, кто не является Гуань-чжуном.

 

Ст. III.

1) Чэнь-чжэнь спросил у Мэн-цзы говоря: В прежнее время, когда вы были в Ци, князь послал вам в подарок 2.000 лан, вы не приняли их; в Сун вам послали 1.400 лан и вы приняли их; а в Сюе вам послали 1.000 лан и вы также приняли их. Если прежний отказ был правилен, то в таком случае принятие подарка в последних двух случаях было неправильно; или же, если принятие было правильно, то непринятие было неправильно. Учитель вам необходимо остановиться на одном из двух.

2) Мэн-цзы сказал: Во всех случаях было поступлено правильно.

3) В бытность свою в Сун, я готовился совершить далекое путешествие; а путешественникам непременно посылают напутственные подарки и надпись на них гласила: «напутственные подарки». Почему мне не принять их ?

4) В бытность в Сюе, я был настороже и надпись на подарке князя гласила: «Услыхав что вы настороже, я посылаю вам подарок для приобретение оружия». Почему мне было не принять его ?

5) Что же касается случая в Ци, то на подарке, не было указано назначение; а посылать подарки без указания назначения — это значит подкупать того, кому посылают их. Где же видано, чтобы благородного мужа можно было привлечь подкупом ?

 

Ст. IV.

1) Мэн-цзы, прибыв в город Пин-лу, обратился к правителю его с следующею речью: Если кто из ваших алебардщиков в один день три раза будет отсутствовать из строя, то вы казните его смертью или нет? Тот отвечал: Не дожидаюсь трех раз.

2) В таком случае, сказал Мэн-цзы, вы также много раз манкировали службой. В злополучные и голодные годы слабых и старых из вашего народа, очутившихся в канавах и рвах и людей цветущего возраста, рассеявшихся по четырем странам, бывает несколько тысяч человек. Это не мое дело, отвечал правитель.

3) Вот человек, который получил от другого коров и баранов с тем, чтобы пасти их для него; он конечно должен искать пастбищ с травою. Если поиски его за ними не увенчаются успехом, то должен ли он возвратить их хозяину, или же стоять и смотреть, как они будут дохнуть? В таком случае (смерть людей) это моя вина, отвечал правитель.

4) В другой раз Мэн-цзы, представившись князю, сказал ему: Из градоначальников вашего высочества мне известны 5 человек, из которых только Кун Цзюй-синь сознает свою вину и объяснил князю в чем дело. Тогда князь сказал: это моя вина.

 

Ст. V.

1) Мэн-цзы, обратившись к Чи-ва, сказал ему: То, что вы отказались от места градоначальника в Цы-лине и просили о назначении вас министром уголовных дел, кажется имеет основание, потому что вы получили возможность говорить. В настоящее время прошло уже несколько месяцев, (как вы занимаете пост министра), и неужели вы не имели случая говорить?

2) Чи-ва обратился к князю с советом, который не был принят; тогда он отказался от должности и удалился.

3) Ци'сцы сказали: Действия его (Мэн-цзы) по отношению к Чи-ва были хороши; но, каковы они были по отношению к самому себе, этого мы не знаем.

4) Гун-ду-цзы сказал об этом Мэн-цзы.

5) Мэн-цзы сказал: Я слышал о том, что если человек, занимающий служебный пост, лишен возможности исполнять свои обязанности, то он оставляет его; удаляется и тот, который, имея обязанность слова, лишен возможности осуществить ее. А так как я не занимаю служебного поста, не несу обязанностей делать представления, то разве я не располагаю полнейшею свободою оставаться или уходить ?

 

Ст. VI.

1) Мэн-цзы, занимая пост министра в княжестве Ци, отправился для выражения соболезнования в княжество Тэн. В качестве помощника князь послал с ним Гай'ского градоначальника Ван-хуаня. Не смотря на то, что он утром и вечером представлялся Мэн-цзы, последний, во всю дорогу из Ци в Тэн и обратно, ни разу не говорил с ним о деле посольства.

2) По этому случаю Гун Сунь-чоу сказал: Положение Ци'ского министра не малое; путь из царства Ци в Тэн не близкий. Как это так, что, совершив путешествие туда и обратно, вы не сказали с Ван-хуанем ни одного слова. На это Мэн-цзы сказал: Так как дело выражения соболезнования уже было кем то устроено, то о чем же мне было говорить с ним.

 

Ст. VII.

1) Мэн-цзы отправился из Ци в Лу для погребения матери и на обратном пути в Ци остановился в городе Ин. Здесь ученик его Чун-юй позволил себе обратиться к нему с следующими словами: Не зная о моей непригодности, вы приказали мне озаботиться устройством гроба; так как вы были в суетах, то я не осмелился беспокоить вас; теперь же я хотел позволить себе доложить вам, что дерево, употребленное на гроб, мне кажется, чересчур прекрасно ?

2) На это Мэн-цзы сказал: В древности не существовало правил относительно толщины гробов — внутреннего и внешнего. В средней древности внутренние гроба делались в 7 дюймов толщины и внешние соответственно этому. Так делалось всеми начиная от императора и до простолюдина и не для показа только, а для проявления в полной мере их человеческих чувств.

3) Только те, которые не имеют на это права и не имеют средств, не могут доставить себе этого удовольствия; все древние люди, которые имели на это право и имели состояние пользовались этим. Почему же только один я не мог так сделать ?

4) Кроме того, разве человеческому (сыновнему) чувству не доставит удовольствия то, чтобы земля не прикасалась к телу покойника ?

5) Я также слышал, что человеколюбивый и проникнутый сыновнею почтительностью муж ради мира (других) не будет скаредным по отношению к своим родителям.

 

Ст. VIII.

1) Шэнь-тун спросил частным образом у Мэн-цзы: Можно ли пойти войною против царства Янь? Мэн-цзы отвечал можно. Цзы-куай не имел права отдавать Янь другому человеку, а Цзы-чжи не имел права принимать его от Цзы-куай'я. Представим себе, что здесь есть чиновник, который нравится вам и вы, не объявив князю, частным образом отдали бы ему свое жалование и титул, а он также без княжеского приказа, частным образом принял бы их от вас. Возможно ли это? И какая будет разница между этим и случаем с Янь ?

2) Когда Ци'сцы побили Янь'цев, то некто сказал Мэн-цзы: Правда ли, что вы советовали Ци идти войною против Янь? Нет. Шэнь-тун спросил меня — можно ли идти войною против Янь? Я отвечал: да, можно. И они (т. е. Цисцы) в самом деле отправились против Яньцев войною. Если бы он спросил меня: кто может идти против них войною (т. е. наказать их), то я ответил бы ему: сюзеренный государь, тот может покарать их. Предположим, что перед нами убийца и кто-нибудь спросит, меня: можно ли казнить этого человека? Я отвечу: можно. Если он спросит: кто может казнить его? Я отвечу: его может казнить министр уголовных дел. В данном случае одно Янь шло войною против другого Янь; с какой стати я мог бы советовать это ?

 

Ст. IX.

1) Яньцы возмутились. Тогда князь сказал: мне очень совестно пред Мэн-цзы.

2) На это Чэнь-цзя сказал: Не беспокойтесь князь. Кого вы сами, князь, считаете более человеколюбивым и умным — себя, или же Чжоу-гуна? О! Что ты говоришь? Чжоу-гун, сказал Чэнь-цзя, послал Гуань-шу для наблюдения за Инь, но он с Инь'ским князем У-гэном возмутился. Если Чжоу-гун отправил Гуань-шу, зная что случится, то это было негуманно, если он отправил его, не зная что случится, то это было неразумно. Если Чжоу-гун не был вполне гуманен и мудр, то тем более это возможно для вас, князь. Я прошу дозволить мне повидаться с Мэн-цзы, чтобы освободить вас от этого чувства стыда.

3) Чэнь-цзя, увидевшись с Мэн-цзы, спросил его: Что за человек был Чжоу-гун? Мэн-цзы отвечал: древний мудрец. Правда ли, продолжал Чэнь-цзя, что он посылал Гуань-шу для наблюдения за Инь (княжество) и Гуань-шу, воспользовавшись Иньским владетелем, возмутился? Правда, отвечал Мэн-цзы. Тот продолжал: Знал ли Чжоу-гун, что Гуань-шу возмутится и все-таки послал его? Не знал, отвечал Мэн-цзы. А если так, то значит и мудрецы ошибаются, продолжал Чэнь-цзя. Чжоу-гун, заметил Мэн-цзы, был младший брат, а Гуань-шу старший. Не была ли ошибка Чжоу-гуна законною (оправдываемою)?

4) К тому же древние благородные мужи, если ошибались, то исправляли свои ошибки, тогда как современные благородные мужи, когда ошибаются, то делаются послушными рабами их. Ошибки древних благородных мужей подобны солнечным и лунным затмениям, — все их видят, а когда они исправят их, то все взирают на них с уважением. Современные же благородные мужи не ограничиваются только тем, что покорно следуют за ними, но следуя за ними еще придумывают для них извинения.

 

Ст. X.

1) Мэн-цзы оставил службу и стал приготовляться к отъезду.

2) Князь отправился к Мэн-цзы и, увидевшись с ним, сказал ему: Несколько дней тому назад я хотел видеть вас, но не мог исполнить этого. Потом мне удалось быть подле вас и весь двор был весьма рад. Теперь вы еще бросаете меня и возвращаетесь к себе. Неизвестно можно ли будет потом снова увидеться с вами? Мэн-цзы отвечал: О будущем свидании я не смею просить, хотя для меня оно всеконечно желательно.

3) В другое время князь, обратившись к Ши-цзы, сказал ему: Я хотел бы в моем государстве дать Мэн-цзы дом и выдать на содержание учеников его 10.000 чжунов хлеба для того, чтобы чины и народ моего государства чтили его и подражали ему. Почему бы тебе не сказать ему об этом от меня ?

4) Ши-цзи обратился к Чэнь-цзы, чтобы он сказал об этом Мэн-цзы. Чэнь-цзы передал слова Ши-цзы Мэн-цзы.

5) Мэн-цзы на это сказал следующее: Правда. Но как Ши-цзы знать, что это невозможно? Положим, что я хотел бы разбогатеть, то, отказавшись прежде от 100.000 и приняв теперь 10.000, показал ли бы я этим, что желаю разбогатеть ?

6) Цзи-сунь сказал: Странный человек был Цзы Шу-и. Добился сам участия в управлении, потом отказали ему; ну и покончил бы на этом; а он провел своего сына, или младшего брата в министры. Кто из людей не хочет также быть богатым и знатным, но только он один в вопросе о богатстве и знатности, руководимый чувством корысти, старался занять исключительное положение (т. е. монополизировал их).

7) Древние торговцы меняли то, что у них было на то, чего у них не было и чиновники только разбирали их споры. Но вот появился на рынке один низкий человек, который старался отыскать курган и взобраться на него, чтобы оттуда смотреть направо и налево и улавливать в свои сети барыши рынка. Все считали его низким человеком и поэтому начали облагать (его товары) пошлиной. Обложение купцов пошлиной началось с этого низкого человека.

 

Ст. XI.

1) Мэн-цзы, отправившись из Ци ночевал в Чжоу.

2) Здесь был один человек, хотевший ради князя задержать путешественника; он сел и заговорил. Мэн-цзы не отвечал ему и, склонившись к столу, лежал.

3) Тогда гость с неудовольствием сказал: Я провел ночь в посте и после этого осмелился заговорить с вами, а вы лежите и не слушаете меня. Позвольте мне откланяться и не дерзать на новое свидание с вами. Тогда Мэн-цзы сказал: Садитесь и я объясню вам в чем дело. В прежнее время, если бы Лу'ский князь Мю не имел человека подле Цзы-сы, то он не мог бы доставить ему спокойствия (и оставить его). Если бы Се-лю и Шэнь-сян не имели человека подле князя Мю, то они не могли бы оставаться (в Лу).

4) Вы заботились обо мне, продолжал Мэн-цзы, но не так, как (в древности заботились) о Цзы-сы. Таким образом, вы ли порвали со мною, или я порвал с вами?

 

Ст. XII.

1) Когда Мэн-цзы удалился из Ци, Инь-ши в разговоре с одним человеком сказал: Если Мэн-цзы не знал, что Ци'ского князя нельзя считать за Чэн-тана или У-вана, то это с его стороны было непониманием, если же он знал, что это невозможно и несмотря на это прибыл в царство Ци, то это значит, что он искал милостей князя. Он прибыл издалека, чтобы представиться князю и, не встретив с его стороны благосклонности к себе, удалился. Но что мне не нравится так то, что он выехал из Чжоу, проведя в нем трое суток. Что за медленность такая ?

2) Гао, ученик Мэн-цзы, сообщил ему об этом.

3) По этому поводу Мэн-цзы сказал: Где Инь-ши знать меня? Что я пришел издалека представиться князю, это было мое желание, а не встретить расположение и потому удалиться — неужели это было мое желание? Я был вынужден сделать это.

4) Я выехал из Чжоу, проведя там трое суток, и находил в своей душе, что отправился еще скоро. Быть может князь изменил бы (свой взгляд); а если бы он изменил его, то без сомнения вернул бы меня.

5) Когда я выехал из Чжоу князь не послал за мною вдогонку, тогда только я свободно возымел желание возвратиться. Хотя так и было со мною, но неужели я мог бросить князя? Князь вполне годен, чтобы делать добро; и если бы он воспользовался мною, то это послужило бы не только для блага одного Ци'ского города, но для всеобщего блага населения империи. Авось князь исправится; я постоянно питаю на это надежду.

6) Неужели я похож на этих мелких людишек, которые, когда увещания, обращенные ими к князю, не приняты, удаляются с гневом, написанным на их лице и останавливаются на ночлег после форсированного путешествия целого дня.

7) Услыхав об этом Инь-ши сказал: Я действительно ничтожный человек.

 

Ст. XIII.

1) Когда Мэн-цзы удалился из Ци, то Чун-юй в дороге спросил его: У вас кажется недовольный вид? А между тем, я когда-то слышал от вас, что благородный муж не ропщет против неба и не винит людей.

2) То было одно время, а это другое, отвечал Мэн-цзы.

3) Чрез каждые 500 лет непременно появляется истинный, гуманный государь и в течении этого периода бывают люди, прославившиеся в свою эпоху.

4) От Чжоуской династии и до настоящего времени прошло более 700 лет. Если судить по счету, то указанная дата прошла; но, судя по настоящему времени, можно рассчитывать на появление таких людей.

5) Но видно небо не желает умиротворения Китая; если бы оно желало этого, то в настоящую эпоху кто, кроме меня, мог бы совершить это. К чему послужило бы мое неудовольствие?

 

Ст. XIV.

1) Удалившись из Ци, Мэн-цзы поселился в местности Сю. Здесь Гун-сунь Чоу спросил его: Занимать служебный пост и не получать жалованья — это древний порядок?

2) Мэн-цзы отвечал: Нет. Когда я представился князю в Чун, то по выходе от него у меня явилось намерение уехать. Не желая изменить намерение, я отказался от получение жалованья.

3) Потом пришел приказ о сборе войск и мне невозможно было просить о выезде. Долго оставаться в Ци не было моим намерением.

 

ГЛАВА III. Тэн-вэнь-гун. Часть 1.

 

Ст. I.

1) Тэн'ский князь Вэнь, будучи наследником престола и отправляясь в царство Чу, проездом через Сун, виделся там с Мэн-цзы.

2) Мэн-цзы толковал ему о доброте человеческой природы и в разговоре непременно восхвалял Яо и Шуня 1-2.

3) По возвращении наследника из царства Чу, когда он снова увиделся с Мэн-цзы, последний сказал ему: Князь, вы сомневаетесь в моих словах? Путь существует только один.

4) Чэн-гань, обратившись к Ци'скому князю Цзину, сказал ему: Они мужи и я муж. Чего же мне их бояться? На это Янь-юань сказал: Что за человек был Шунь? Что за человек я? Но человек деятельный также может быть таким же, каким был он (Шунь). Гун-мин И сказал: Вэнь-ван мой учитель.

Неужели же Чжоу-гун может обмануть меня ?

5) Теперь Тэн'ское княжество в общей сложности занимает только 5 ли и при всем этом может сделаться хорошим государством. В Шу-цзине сказано: «Если лекарство не произведет расстройства в организме, то болезнь не излечится».

 

Ст. II.

1) По кончине Тэнского князя Дина, наследник его, обратившись к Жань-ю, сказал: Когда-то Мэн-цзы имел со мною разговор в царстве Сун, которого я до сих пор не забыл. Теперь по несчастию меня постигло великое горе. Я хочу послать вас справиться у Мэн-цзы, а потом уже приступить к исполнению печального обряда.

2) Жань-ю отправился в Цзоу и обратился с вопросами к Мэн-цзы, который сказал ему: Прекрасно. В отдании последнего долга родителям, без сомнения, мы сами должны исполнить все возможное. Цзэн-цзы сказал: «При жизни родителей следует служить им согласно с обрядами, по смерти их следует хоронить их согласно с обрядами и приносить им жертвы по обрядам», — вот это называется сыновнею почтительностью. Обрядов, соблюдаемых князьями, я не изучал, хотя и слыхал, что трехлетний траур, платье с подрубленным подолом из грубого холста и пища из кашицы при трех династиях были общи для всех, начиная от императоров и кончая простолюдинами.

3) Когда Жань-ю, возвратившись из командировки, доложил об исполнении поручения, то князь решил установить трехгодичный траур. Но старшие родственники князя и чины не хотели этого и сказали: Этого не делали прежние государи нашего старшего, родового княжества Лу, не делали этого также и наши государи, поэтому и вам нельзя поступать вопреки обычая. К тому же в мемуарах сказано: «Относительно траура и жертвоприношений следует сообразоваться с предками». Таким образом у нас есть предание.

4) Князь сказал Жань-ю: Я в прежнее время не учился и любил заниматься наездничеством и фехтованием. Теперь мои старшие родственники и чины недовольны мною и я опасаюсь, что не в состоянии буду исполнить мой долг по отношению к великому делу. Вы спросите для меня Мэн-цзы. Жань-ю снова отправился в Цзоу и спросил Мэн-цзы, который отвечал ему следующее: Хорошо. Но ему не следует обращаться с этим к другим. Конфуций сказал: «Когда умирает князь, то в государственных делах слушаются приказаний главного министра, а наследник престола ест кашицу и с лицом весьма темным, занимает свое место и плачет». В этом случае никто из высших и низших чинов не осмелится не выражать скорби, потому что князь первый подал пример. Что нравится высшим без сомнения в высокой степени нравится низшим. По своей силе высшие люди — это ветер, а низшие — это трава. Трава, когда по ней гуляет ветер, непременно наклоняется. Настоящее дело зависит от наследника.

5) Когда Жань-ю возвратившись отдал отчет об исполнении поручение, то князь сказал. Да. Это действительно зависит от меня. Пять месяцев он прожил в хижине, не издавая никаких указов и приказаний. Тогда все чины и родовичи сказали: «О нем можно сказать, что он знает (обряды)». Когда же настало время погребения, народ пришел со всех концов княжества. При виде скорби, изображенной на лице князя и горьких слез его, люди, прибывшие с выражением соболезнования, почувствовали в душе радость.

 

Ст. III.

1) Тэн'ский князь Вэнь спросил об управлении государством.

2) Мэн-цзы сказал: Земледельческими работами нельзя медлить. В книге стихотворений сказано: «Днем вы отправляйтесь за пыреем, а ночью сучите веревки. Торопитесь построить дом; а затем начнем сеять хлеб».

3) Принцип жизни народа состоит в следующем: Если он имеет недвижимое имущество, или постоянное занятие, то будет иметь постоянство; нет у него недвижимого имущества, или занятия, не будет у него и постоянства. Без постоянства же он сделается распущенным и развратным и способным на все. Когда кто-нибудь таким образом впадает в преступление и после этого преследовать и наказывать его, это будет значить ловить народ в сети. Где это видано, чтобы при гуманном правителе могла происходить ловля людей в сети (закона).

4) Поэтому добродетельный правитель непременно внимателен, бережлив, вежлив с низшими и взимает с народа (налоги) в определенных границах.

5) Ян-ху сказал: Кто стремится быть богатым — не может быть человеколюбивым. Кто стремиться быть человеколюбивым — не может быть богатым.

6) При императоре Ся'ской династии (Юй) установлен надел в 50 (му) и податной налог, при династии Инь в 70 му и барщина, при Чжоу — 100 му и десятина. В сущности во всех этих 3-х случаях уплачивалась десятина. «чэ» — это обработка полей общими силами и разделение сбора по числу мужчин, а «чжу» — это взаимопомощь.

7) Лун-цзы говорит: В земельном устройстве нет лучше системы помощи (или барщины) и нет хуже системы податного налога. При этой последней системе за норму подати принималась средняя величина из сложности нескольких лет. В урожайные годы, когда бывает масса хлеба и когда было бы неотяготительно взимать с народа больше, (по этой системе) с него берут мало; а в злополучные годы, когда урожай не оплачивает удобрения, тогда подать берется полностью. Когда же родители народа (чиновники) доводят его до того, что он смотрит на них с ненавистью и трудами целого года не в состоянии прокормить своих родителей и для пополнение недостатков прибегают еще к займам, когда его доводят до того, что старики и дети находят смерть в канавах и рвах, где же тут эти родители народа ?

8) Что касается системы наследственного жалованья, то оно положительно практикуется в княжестве Тэн.

9) В книге стихотворений сказано: «Да снизойдет дождь на казенное поле, а потом на мое частное». Только при системе помощи (или барщины) существовало казенное поле. Из этого (из вышеприведенных стихов) видно, что система помощи существовала также и при Чжоу'ской династии.

10) Учреждены были для обучение народа институты: Сян, Сюй, Сяо, Сяо. Сян для питания, Сяо для образования и Сюй для стрельбы из лука. При династии Ся употреблялось название Сяо, при Инь — Сюй и при Чжоу — Сян. Что же касается Сяо, то оно было общим названием при трех династиях. Все эти институты имели целью уяснение законов, определяющих человеческие отношения. Когда законы человеческих отношений будут уяснены в высших сферах, то внизу, среди народа, будет царить любовь.

11) Если появится истинно гуманный государь, то он конечно придет и будет брать пример с вас. Таким образом вы явитесь учителем для государя.

12) В книге стихотворений сказано: «Чжоу хотя и старинное владение, но небесное определение одному из князей его на царственное достоинство над всем Китаем есть явление новое». Речь идет о Вэнь-ване. Вы также можете обновить ваше государство, если будете энергично исполнять (то, что сказано выше).

13) Князь послал Би-чжаня к Мэн-цзы, чтобы расспросить его о системе разделения земли на квадратные площади из 9 участков. Мэн-цзы сказал: Так как ваш князь, намереваясь осуществить гуманное правление, избрал для этого вас, то вам необходимо приложить старание. Что касается гуманного правления, то его необходимо начинать с размежевания. Если межи не будут установлены правильно, то и квадраты будут неравномерные и вследствие этого подати и жалованье не будут равны. По этой причине жестокие правители и бесчестные министры конечно не заботятся о размежевании. Коль скоро межи определены правильно, то разделение полей и определение жалованья может быть установлено сидя на месте (т. е. без малейшего затруднения).

14) Хотя территория Тэн'ского княжества и маленькая но на ней конечно есть и благородные люди и мужики. Без благородных людей некому управлять мужиками, и без мужиков некому кормить благородных людей.

15) Я просил бы, чтобы для земель, лежащих за предместьями столицы, была введена система разделения земли на 9 квадратных участков, с возделыванием среднего из них в пользу казны общими силами владельцев 8 остальных участков, а в пределах предместий столицы (простирающихся на 100 ли в каждую сторону) облагать земледельцев десятиною, которую они вносили бы сами.

16) Каждый из чинов, начиная от самого высшего и оканчивая низшим, должен иметь священное поле в 50 му.

17) Крестьянским подросткам мужеского пола отводить по 25 му.

18) Пусть умершие и переселяющиеся не выходят за пределы волости; на волостных землях, принадлежащие к одному колодцу (то есть к одному участку земли в 9 квадратов), как дома, так и вне дома, дружески обращаются между собою, помогают другу в дозоре и охране и поддерживают друг друга в болезнях, тогда народ будет жить в любви и согласии.

19) Одна квадратная ли составляла один колодец, который заключал в себе 900 му земли, из 9 участков его средний был казенный; а 8 семейств, имея для себя по 100 му, общими силами обрабатывали его и только по окончании казенной работы они могли приниматься за свою частную для того, чтобы этим отличить мужиков от благородных.

20) Вот в общих чертах эта система. Что же касается улучшения ее, то это будет зависеть от князя и от вас.

 

Ст. IV.

1) Некто Сюй-Син, выдававший, что он передает слова Шэнь-нуна, пришел из княжества Чу в Тэн и, подойдя к княжеским воротам, обратился к князю Вэнь с следующею речью: Я человек из далеких стран; услыхав, что вы, князь, вводите гуманное правление, желал бы получить какое-нибудь жилье и сделаться вашим крестьянином. Вэнь-гун дал ему место. С ним было несколько десятков учеников, все они были одеты в сермяги и для снискания пропитания плели лапти и рогожки.

2) Чэнь-сян, ученик Чэнь-ляна, с младшим братом своим Синь'ем с сохами за плечами, пришел из Сун в Тэн и сказал: Я слышал, что ваше высочество вводите у себя правление мудрых людей; что вы и сами мудрый человек и потому я желал бы быть вашим подданным.

3) Чэнь-сян, увидев Сюй-Сина, весьма обрадовался и, совершенно забросив свое учение, стал учиться у него. Чэнь-сян, увидевшись с Мэн-цзы, передал ему следующие слова Сюй-Сина: «Тэн'ский князь действительно достойный государь; но однако он не слышал истинного учения о том, что достойные государи должны наряду с народом заниматься земледелием и питаться (от трудов своих), должны сами себе приготовлять обед и ужин и вместе с тем управлять государством. А между тем, у него есть хлебные магазины и разные кладовые — значит он угнетает народ для собственного пропитания. Как же можно назвать его достойным государем ?

4) На это Мэн-цзы сказал: Почтенный Сюй конечно сам сеет хлеб и ест его? Да, был ответ. Почтенный Сюй конечно сам ткет полотно и затем приготовляет для себя платье? Нет, был ответ. Он одевается в сермягу. Почтенный Сюй носит шапку? Конечно. Какую шапку? Простую. Сам он делает ее? Нет, выменивает на хлеб. От чего же он сам не делает ее? Потому что это отозвалось бы вредно на земледелии. Для приготовления пищи он употребляет котлы и горшки и пашет железными инструментами? Конечно. Собственного приготовления? Нет, он выменивает их на хлеб.

5) Тогда Мэн-цзы сказал: Выменивание инструментов на хлеб не составляет угнетения для гончаров и кузнецов. Каким же образом гончары и кузнецы, которые также выменивают хлеб на свои произведения, могут быть угнетателями для земледельцев? Затем, почему почтенный Сюй не изображает из себя гончара и кузнеца и не снабжается всем нужным из своего дома? Зачем он то и дело прибегает к обмену с ремесленниками? Отчего почтенный Сюй не боится беспокойства? Чэнь-сян отвечал: Ремесла никоим образом не могут быть совмещены с земледелием.

6) На это Мэн-цзы сказал: В таком случае значит одно только управление империей может быть совмещено с земледелием? У великих людей есть свои дела, а у малых свои. Притом, требовать, чтобы каждый человек сам приготовлял для себя все то, что приготовляется для него всевозможными ремесленниками — это повело бы к тому, что весь народ сновал бы без отдыха. Поэтому и говорится, что «одни работают умом, а другие — мускулами (силою); работающие умом управляют людьми, а работающие мускулами управляются людьми; управляемые кормят других, а управляющие кормятся от других» — это всеобщий закон справедливости.

7) В эпоху Яо (за 2357 л. до Р. Хр.), когда вселенная не была еще устроена, потоп в буйном течении разлился по всему лицу земли; растительность отличалась безграничною роскошью, зверья и птиц была масса, хлеба не возделывались; звери и птицы теснили людей; дорожки от копыт первых и следов последних перекрещивались по Китаю, — только один Яо, скорбя об этом, выдвинул Шуня, который принялся за водворение порядка. С своей стороны Шунь поручил И заведывание огнем, который, пустив пал по горам и болотам, выжег растительность; тогда птицы и звери разбежались. Юй прочистил 9 рек и реки Цзи и Та, направив их в море; устранил преграды на рр. Жу и Хань, а также на рр. Хуай и Сы, направив их в Ян-цзы-цзян. После этого Китай получил возможность кормиться. В то время Юй 8 лет находился в отсутствии и, проходя трижды мимо ворот своего дома, не вошел в них. Мог ли он заниматься земледелием, хотя бы и желал этого ?

8) Хоу-цзи научил народ посеву, уборке и возделыванию 5 видов хлебных растений. Когда хлеба созревали, то народ имел пропитание. Люди имеют нравственные основы, — и если они, сытно кушая, тепло одеваясь и живя в покое, не будут обучаемы, то приблизятся к животным. В заботливости об этом мудрец (Шунь) назначил Ци министром просвещения для преподавания людям законов человеческих отношений — любви между отцом и сыном, справедливости между государем и чинами, различию в обязанностях между супругами, порядку между старшими и младшими и искренности между друзьями. Фан-сюнь сказал: «Поощряй его (народ), ласкай, исправляй, направляй на путь, помогай ему, окрыляй, чтобы он сам снова приобрел (свою добрую природу); затем еще помогай и благодетельствуй ему». При такой заботливости мудрых правителей о народе может ли быть у них досуг для занятий земледельческим трудом ?

9) Забота Яо заключалась в том, что он не достанет Шуня (в качестве помощника); забота Шуня заключалась в том что он не достанет Юй'я и Гао-тао. Тот же, чья забота заключается в том, что 100 му земли останутся не возделанными, есть земледелец.

10) Уделять другим из своих достатков называется милосердием. Учить людей добру называется преданностью. Приобретение же достойных людей для государства называется человеколюбием. Поэтому отдать государство другому легко, а отыскать для него людей трудно.

11) Конфуций сказал: «Велик Яо, как государь! Только одно небо велико и только один Яо подражал ему. Как велик был он! Народ не в состоянии был выразить этого. Какой совершенный государь был Шунь! Какой возвышенный был он! Он имел империю и не находил в этом удовольствия». При управлении государством разве у Яо и Шуня не было предметов для приложения их ума, но только они не прилагали его к возделыванию земли.

12) Я слышал об изменении варваров под влиянием Китая, но не слышал об изменении его инородцами. Чэнь-лян был Чу'ский уроженец. Любя учение Чжоу-гуна и Чжун-ни, он прибыл на север для изучения их в срединном царстве. Между северными учеными едва ли кто мог превзойти его. Он, что называется, был выдающийся ученый. Вы с вашим братом (Чэнь-синь) сопутствовали Чэнь-ляну несколько десятков лет; а умер он и вы тотчас же изменили ему.

13) По истечении трех лет со смерти Конфуция, ученики его, собрав свой багаж, намеревались возвратиться по домам и зашли откланяться к Цзы-гуну. Здесь, взглянув друг на друга, они плакали до тех пор пока все потеряли голос и после этого отправились по домам. Цзы-гун же, построив себе дом у могилы учителя, один прожил в нем три года и потом возвратился. В другое время Цзы-ся, Цзы-чжан и Цзы-ю, находя, что Ю-жо походил на мудреца (Конфуция), хотели воздать ему те же почести, что и Конфуцию и принуждали к этому Цзэн-цзы. Последний сказал им: «Это невозможно. Какою белизною блестит то, что омыто водами Цзяна и Ханя и выбелено лучами осеннего солнца! К этому ничего нельзя прибавить».

14) Теперь здесь явился южный варвар с птичьим говором, учение которого не есть учение древних царей; а вы изменяете своему учителю и учитесь у этого варвара. В этом вы отличаетесь от Цзэн-цзы.

15) Я слышал о птицах, переселяющихся из темных ущелий на высокие деревья, но не слышал о таких, которые бы спускались с высоких деревьев в темные ущелья.

16) В похвальной оде Лу'скому князю (Ся-гуну) говорится: «Западных и северных варваров он сокрушил, княжества Цзин и Шу он наказал». Чжоу-гун конечно наказал бы их, а вы сделались их учеником; вы сделали не хорошую перемену.

17) Если мы последуем учению философа Сюй'я (сина), сказал Чэнь-сян, то на базарах не будет различных цен и в государстве не будет обмана. Хотя бы вы послали на базар мальчика, никто его не обманет. Холстина и шелковая материя одинаковой длины продавались бы во одной цене. Пенька и шелк одинакового веса продавались бы по одной цене. Одинаковая цена стояла бы на разный хлеб за одно и то же количество его. Башмаки при одинаковом их размере имели бы ту же стоимость.

18) На это Мэн-цзы заметил: Неравенство вещей (по качествам) — это их естественное свойство. Одни разнятся от других вдвое, впятеро, другие в десять, в сто раз, а некоторые в тысячу и в десять тысяч раз. Если вы сравнивая отождествите их, то это приведет государство в замешательство. При одинаковой цене на большие и малые башмаки, разве люди будут делать большие? Если принять учение философа Сюй'я, то это поведет ко взаимному обману. Где ему суметь управлять государством ?

 

Ст. V.

1) И-чжи, последователь Мо-ди, добивался свидания с Мэн-цзы чрез ученика его Сюй-би. Мэн-цзы отвечал: Я действительно желал бы видеться с ним; но в настоящее время я еще нездоров. А когда выздоровею, тогда отправлюсь повидаться с ним. Философ И не пришел к Мэн-цзы.

2) В другое время И-чжи снова добивался свидания с Мэн-цзы, который сказал Сюй-би, что теперь он может видеть его: потому что, если не исправить его заблуждение, то Конфуцианское учение не проявится вполне. Дай-ка я исправлю его. Я слышал, что И-цзы последователь Мо-цзы. Мо-цзы же признавал скромность за непременное правило при устройстве похорон и И-цзы думает при помощи этого начала преобразовать вселенную. Как же он может признавать его не правым и не ценить его? Однако, он сам похоронил своего отца с пышностью, а это значит, что он почтил своего родителя тем, что (по его понятию) презрительно.

3) Сюй-цзы передал это И-цзы, который сказал ему следующее: «По учению Конфуцианцев древние люди заботились о народе как о детях». Что значит это выражение? По моему мнению это значит любовь ко всем без различия степеней, начиная приложение ее с родителей. Сюй-цзы передал это Мэн-цзы, который сказал ему: Неужели И-цзы действительно думает, что человек любит сына своего брата не более, как дитя своего соседа? Пример, взятый им (из Шу-цзина) относится к тому, когда ребенок, ползая, готов упасть в колодец; но это не есть вина ребенка. К тому же небо производит твари так, чтобы они имели один корень, а у И-цзы их два.

4) По всей вероятности в глубокой древности случалось, что некоторые не хоронили своих родителей и когда они умирали, то поднимали и бросали их в ров. Потом, проходя мимо их, когда они увидели, что лисицы и дикие кошки пожирают их, мухи и комары беспрепятственно сосут их, то у них на лбу выступал пот и они не могли смотреть на них прямо. Этот пот у них выступил не ради чужого человека — он служил наружным проявлением их сердечного чувства. Вероятно, возвратившись домой, они снова приходили с корзинами и заступами и зарывали их (своих родителей). Если прикрытие их землею действительно справедливо, то и нескаредное погребение своих родителей почтительными сыновьями и гуманными людьми без сомнения имеет основание.

5) Сюй-цзы передал это И-цзы, который, после минутного неудовольствия, сказал: Он вразумил меня.

 

ГЛАВА III. Тэн-вэнь-гун. Часть 2.

 

Ст. I.

1) Чэнь-дай сказал: Не видеться с кем-либо из удельных князей должно казаться мелочничеством с вашей стороны. Теперь вам стоит только увидеться с кем-либо из них-большее, благодаря этому, такой князь сделается царем, а меньшее-главою других князей. К тому же Мемуары гласят: «Погнешься на фут, а выпрямишься на 8 фут». Кажется стоит поработать.

2) На это Мэн-цзы сказал: Некогда Ци'ский князь Цзин, находясь на охоте, подозвал к себе смотрителя парка при помощи флага; но последний не явился к нему и князь хотел казнить его. (По этому поводу Конфуций сказал следующее): «Пылкий ученый не забывает, что он может найти конец в канаве или овраге, а мужественный воин не забывает, что он может сложить свою голову на поле ратном». Что одобрял Конфуций в поступке смотрителя парка? То, что он не пошел на зов не относившийся к нему. Что же такое будет, если кто-нибудь отправится к князю без приглашения ?

3) Затем, что касается выражения: «погнешься на фут, а выпрямишься на восемь», то это говорится с точки зрения выгоды; а если рассматривать дело со стороны выгоды, то, если бы для приобретения ее потребовалось согнуться на восемь фут, чтобы выпрямиться на фут, можно ли бы было сделать это?

4) В былое время Чжао-цзянь-цзы приказал Ван-ляну поехать (на охоту) с Би-си. В течении целого дня они не поймали ни одной птицы. Би-си доложил об этом Чжао-цзянь-цзы, сказав, что Ван-лян самый негодный кучер в мире. Некто сообщил об этом Ван-ляну, который сказал: Прошу повторить поездку. На это Би-си согласился только после настояний. В одно утро добыто было 10 птиц. Докладывая об этом Би-си сказал, что Ван-лян лучший кучер в мире. Цзянь-цзы сказал: (в таком случае) я прикажу ему править при езде с тобою. Когда он сказал об этом Ван-ляну, то Ван-лян не согласился и сказал следующее: Я для него показал мою образцовую езду и он в течении целого дня не убил ни одной птицы. Когда же я для него коварною ездою устраивал встречу с птицами, то он в одно утро убил их десять. В Ши-цзине сказано: «Когда возница не погрешает в своей езде, тогда пущенные стрелы с силою попадают в цель». Я не привык ездить с низкими людьми. Прошу уволить меня.

5) Даже возница устыдился вступить в сообщество с стрелком. Он не сделал этого, хотя чрез сближение с ним мог бы получить целые горы птицы. Как же вы хотите, чтобы я совратился с пути истинного и последовал за ними (князьями)? Вдобавок вы ошибаетесь. Тот, кто сгибается, не может выпрямлять других.

 

Ст. II.

1) Цзин Чун сказал: Разве действительно не великие люди Гун-сунь-янь и Чжан-и. Разгневаются они и князья приходят в страх, живут спокойно и войны прекращаются в империи.

2) На это Мэн-цзы сказал: Разве могут такие люди быть великими мужами? Разве вы не изучали книги обрядов? При обряде возложение шапки на голову мужчины, его наставляет отец; а при выходе девицы замуж, ее наставляет мать, которая, при отправлении провожая ее до ворот, дает ей следующий наказ: «Ты отправляешься в свой дом (мужнин). Непременно будь почтительна и осторожна; не противься мужу». Таким образом, признавать послушание за правило есть долг наложницы и жены.

3) Жить в обширном храме вселенной, стоять на настоящем в ней месте, ходить в ней по великому пути; достигнув желаемого, разделять его с народом; не достигнув его, одному идти по своему пути; не развращать ее и при богатстве и знатности, не изменять своим принципам в бедности и ничтожестве и не преклоняться пред силою — вот что составляет великого мужа.

 

Ст. III.

1) Чжоу-сяо спросил: Служили ли древние благородные мужи? Мэн-цзы отвечал служили. В записках (неизвестно каких) сказано: Если Конфуций оставался без службы 3 месяца, то казался расстроенным. Удаляясь из пределов (какого-либо княжества), он непременно вез с собою подарки, присвоенные его званию для поднесения владетелям тех стран, чрез которые он следовал. А Гун-мин И сказал: У древних людей, если кто не состоял на службе государю в течении трех месяцев, то тому выражали соболезнование.

2) Чжоу-сяо спросил: Выражать человеку соболезнование, если он не состоял на службе государю в течении 3 месяцев, не торопливо ли это?

3) Потеря места для чиновника, подобна потере государства для князя. В Ли-цзи сказано: «Князь сам пашет землю при помощи земледельцев для заготовления жертвенного хлеба; супруга его воспитывает шелкопрядов и разматывает коконы для приготовление жертвенного платья. Если жертвенное животное несовершенно, жертвенный хлеб нечист и одежды неполны, то князь не смеет приносить жертву. А так как чиновник вне службы не имеет жертвенного поля, то также не приносит жертвы. Не имея же в запасе жертвенных животных, ни сосудов, ни одежды он и не смеет приносить жертву и в таком случае не смеет наслаждаться спокойствием». Разве это не заслуживает соболезнования ?

4) Чжоу-сяо спросил: Почему же Конфуций, оставляя пределы государства (в котором он служил), непременно вез с собою подарки, присвоенные его званию, для поднесения?

5) На это Мэн-цзы отвечал: Для служилого человека служба подобна паханию для земледельца. Разве земледелец, оставляя пределы государства, бросает свой плуг?

6) Чжоу-сяо сказал: Цзинское государство также есть государство для чиновников, но я никогда не слышал, чтобы там так горячо стремились к службе. А если служба так настоятельно необходима, то отчего же благородному мужу трудно служить? На это Мэн-цзы сказал: Когда родится мальчик, то желают, чтобы для него была жена, а когда родится девочка, то желают, чтобы для нее был муж. Это родительское чувство есть у всех людей. Но когда молодые люди, не дожидаясь родительского приказания и сватовства, украдкою видятся друг с другом и перелезают через стены, чтобы быть вместе, то родители и все другие люди презирают их за это. Древние люди всегда готовы были служить, но они гнушались добиваться этого ненадлежащим путем, потому что поступление на службу ненадлежащим путем есть действие однородное с воровским свиданием молодых людей.

 

Ст. IV.

1) Пын-гэн сказал: ездить по князьям в сопровождении нескольких десятков телег и со свитою из несколько сот человек и питаться на их счет — не чрезмерно ли это? Мэн-цзы отвечал: Без законного основания нельзя принимать от человека одной чашки пищи. При наличности же законного основания и получение Шунем империи от Яо не может признаваться чрезмерным. Признаете ли вы этот поступок чрезмерным?

2) Нет, последовал ответ. Но для ученого, не служа получать пропитание не годится.

3) Мэн-цзы отвечал: Если у вас не будет взаимообмена продуктов труда и обмена услуг для того, чтобы остатками (одних) пополнять недостатки (других), в таком случае у земледельцев будет лишний хлеб, а у женщин будет лишнее полотно. Если же у вас будет взаимообмен, в таком случае столяры, плотники, тележники и колесники, все будут питаться от вас. А вот тут есть люди, которые дома почтительны к родителям, а в обществе уважительны к старшим, которые блюдут учение древних людей, в ожидании будущих ученых, и тем не менее не получают от вас пропитания. Как же это вы уважаете столяров, плотников, колесников и тележников и презираете тех, которые осуществляют, гуманность и долг справедливости?

4) Пын-гэн сказал: Что касается столяров, плотников, колесников и тележников, то цель их заключается в желании снискания пропитания. Что же касается благородного мужа, осуществляющего нравственные принципы, то неужели и его цель заключается также в желании снискания пропитание? Мэн-цзы отвечал: Что вам за дело до их целей? Они оказывают вам услуги, заслуживают, чтобы их питали и питайте их. Затем, скажите мне: Питаете ли вы за цель, или же за труд? За цель, отвечал Пын-гэн.

5) А тут вот человек, который бьет черепицы и портит стену, сказал Мэн-цзы. Если его цель заключается в желании снискать пропитание, то будете ли вы давать ему пропитание? Нет, был ответ. В таком случае вы поддерживаете человека не за цель, а за труд.

 

Ст. V.

1) Вань-чжан спросил у Мэн-цзы: Сун государство маленькое; в настоящее время в нем хотят ввести гуманное правление; Ци и Чу не нравится это и они идут против него войною. Как тут быть ?

2) Мэн-цзы отвечал: Тан (за 1766 л. до Р. Хр.), живя в Бо, был соседом с владением Гэ. Владетель Гэ был человек распутный и не приносил жертв. Тан послал к нему человека, спрашивая его: Почему он не приносит жертв? Тот отвечал: У меня нет животных для принесение в жертву. Тан послал ему быков и баранов. Тот поел их и по прежнему не приносил жертв. Тан снова послал к нему человека с вопросом: Почему он не приносит жертв? Тот отвечал ему, что у него нет жертвенного хлеба для предложения. Тогда Тан послал к нему Бо'сцев пахать для него землю, которым старые и малые носили (в поле) пищу. Владетель Гэ с своими людьми перехватывал тех, у которых было вино и пища, состоящая из пшена и рису, и отнимал эти продукты; а тех, которые не отдавали, убивал. Между ними был один мальчик с запасом пшена и мяса, которого он убил и захватил эту провизию. Вот к чему относится замечание Шу-цзина, что владетель Гэ обошелся, как с врагом с носильщиком пищи для рабочих.

3) Вследствие того, что князь Тан пошел войною против владетеля Гэ из-за того, что последний убил этого мальчика, все в пределах четырех морей говорили: он поднял этот поход не из желания овладеть вселенною, а для отмщение за обыкновенных людей.

4) Тан начал свои войны с Гэ. Совершив 11 походов, он не встретил врага во вселенной. Предпримет поход на В., западные варвары поднимают ропот. Пойдет воевать на Ю, северные варвары начинают роптать, говоря: почему он оставляет нас позади? Народ ожидал его, как ожидают дождя после большой засухи. Отправляющиеся на базары продолжали посещать их. Полольщики на полях не прекращали своих занятий. Казня владетелей их, он утешал их народ. Народ также сильно радовался его прибытию, как выпадению благовременного дождя. В Шу-цзине сказано: «Ожидаем нашего государя; когда он прибудет, то у нас не будет наказаний».

5) Так как некоторые не признавали себя его (Чжоускими подданными), то У-ван предпринял карательный против них поход на В. Он успокоил тамошних жителей, которые (в благодарность) встречали его с корзинами наполненными черными и желтыми шелковыми материями, (заявляя): мы будем служить нашему Чжоускому государю и будем счастливы (при нем). Вслед за тем они подчинялись великому городу Чжоу. Их благородные люди (т. е. Шанские), наполнив корзины черными и желтыми материями встречали Чжоуских благородных людей; их простолюдины, с корзинами, наполненными пищею и чайниками, наполненными рисовым отваром, встречали Чжоуских простолюдинов. У-ван спас народ из огня и воды (от ужасных бедствий) и только взял (и уничтожил) их тиранов.

6) В великой речи У-вана сказано: Я проявил мою силу и, вторгаясь в его (Чжоу-синя) пределы, я хватал тиранов и казнил их смертью и тем прославился более Тана.

7) Вы говорите так, потому что в Сун'ском княжестве не осуществляется гуманное правление. Но если оно будет осуществляться, то все в пределах четырех морей, подняв головы, будут ожидать Сун'ского князя, желая чтобы он сделался их государем. И хотя княжество Ци и Чу велики, чего их тогда бояться ?

 

Ст. VI.

1) Мэн-цзы, обратившись к Дай Бу-шэну, сказал ему: Вы желаете, чтобы ваш князь был добрым? Я объясню вам, как этого достигнуть. Представьте здесь есть Чу'ский сановник, который желал бы, чтобы его сын изучил Ци'ское наречие; употребил ли бы он для преподавание Ци'сца, или Чу'сца? Ци'сца, последовал ответ. На это Мэн-цзы сказал: Если один Ци'сец будет ему преподавать среди гама Чу'сцев, то, хотя бы мальчика били каждый день, добиваясь, чтобы он говорил по Ци'ски, этого невозможно будет достигнуть. Точно также невозможно было бы добиться, чтобы он говорил по Чу'ски, хотя бы его били ежедневно, если бы его увели и поместили на несколько лет в кварталах Ци'ской столицы Чжуан и Ио.

2) Вы говорите, что Сюе Цзюй-чжоу добродетельный ученый и что вы поместили его в княжеском дворце. Если все обитатели дворца без различия возраста и положение были бы Сюе Цзюй-чжоу, то кто помогал бы князю в делании зла? И наоборот, если бы все обитатели дворца без различия возраста и состояния не были Сюе Цзюй-чжоу, то кто помогал бы князю в делании добра. Что же один Сюе Цзюй-чжоу может сделать для князя ?

 

Ст. VII.

1) Гун Сунь-чоу спросил Мэн-цзы: Что значит, что он не ходит видеться к князьям? Мэн-цзы отвечал: В древности, кто не служил (в известном княжестве), тот не представлялся его князю.

2) Дуань Гань-му перелез чрез стену, чтобы избежать свидания с князем, а Се-лю закрыл ворота и не принял князя. Эти господа хватили чересчур. При таком настоятельном желании князей следовало бы видеться с ними.

3) В былое время, продолжал Мэн-цзы, Ян-хо желательно было, чтобы Конфуций представился ему, но он опасался, что последнему не понравится его бесцеремонность. Тогда ему пришло на ум, что по правилам, когда сановник посылает что-либо в дар ученому, то последний, если он не мог принять подарок лично, дома, обязан был отправиться к первому на поклон. Подсмотрев, когда Конфуция не было дома, Ян-хо послал ему в подарок вареного поросенка. Конфуций также подсмотрев, когда Ян-хо отлучился из дому, отправился к нему с визитом. В то время Ян-хо начал первый. Как же Конфуций мог не отправиться к нему ?

4) Цзэн-цзы сказал: Те, которые съеживаются и льстиво смеются, работают больше, чем земледельцы в летнюю пору. Цзы-лу сказал: Есть люди, которые, не сходясь с другими людьми, принуждают себя разговаривать с ними; если вы посмотрите на них, то лицо их покрывается краскою стыда. Я не хотел бы знаться с такими людьми. Из этого можно видеть тот дух, который воспитывают в себе благородные люди.

 

Ст. VIII.

1) Дай Ин-чжи (Сун'ский вельможа) сказал Мэн-цзы: В настоящем году мы не можем тотчас же отменить поземельную десятину и уничтожить взимание пошлин на заставах и рынках. Если позволите мы облегчим их до будущего года, а тогда прекратим. Как вы думаете об этом ?

2) На это Мэн-цзы сказал: Представьте себе человека, который ежедневно захватывал забегавших к нему кур своего соседа. Некто заметил ему, что это нечестно. Тот отвечал: С вашего дозволения я сделаю ему облегчение и до будущего года буду захватывать у него по одной курице, а потом прекращу.

3) Если сознаешь, что это несправедливо, то скорее прекрати. С какой стати ожидать будущего года.

 

Ст. IX.

1) Гун Ду-цзы сказал Мэн-цзы: Посторонние люди все говорят, что вы любите спорить. Осмелюсь спросить правда ли это? Мэн-цзы отвечал: Я разве люблю спорить? Но я вынужден к этому. Со времени появления в мире людей эпохи спокойствия сменялись эпохами смут.

2) В эпоху Яо, когда реки, обратившись вспять, разлились по Китаю и змеи и драконы заняли места, так что людям негде было и сесть, тогда жители низменных месть устраивали для себя жилища на сваях, а жители возвышенных местностей выкапывали для себя пещеры. В Шу-цзине сказано: «Безбрежные воды наполнили мою душу тревогой». Безбрежные воды это потоп.

3) Шунь приказал Юй'ю упорядочить течение вод. Юй скопал заносы и заграждения и спустил воды в море, изгнал из рек змей и драконов и заставил их поместиться в болотах. Воды потекли в своих берегах — это были Цзян, Хуай, Хэ и Хань. (С направлением вод в море) опасности и препятствия были удалены; птицы и звери, вредившие людям, исчезли и после этого люди приобретали равнины и селились в них.

4) Со смертью Яо и Шуня гуманные принципы мудрых людей пришли в упадок и на место их появился ряд тиранов, которые разрушали дома для устройства прудов и озер, так что народ не имел спокойного пристанища; обращали поля в сады и парки, лишая народ возможности иметь одежду и пропитание. Превратные суждения и бесчеловечные поступки еще более усилились. С размножением садов и парков, прудов и озер, болот и зарослей появились птицы и животные. При Чжоу-сине вселенная испытала новую великую смуту.

5) Чжоу-гун, помогая У-вану, уничтожил Чжоу (синя), пошел войною против Янь и, по истечении трех лет, казнил Яньского владетеля Фэй-ляня он загнал на край моря и там умертвил его; уничтожил 50 владений; далеко прогнал тигров, леопардов, носорогов и слонов и вселенная возликовала. В Шу-цзине сказано: «Как велики и славны были планы Вэнь-вана и с каким великим блеском продолжал его дело У-ван!» Они помогли нашим последующим людям в их деятельности и развивали их, исходя во всем из истинных начал и не оставив неурегулированной ни одной области.

6) Снова мир пришел в упадок, истинные основы ослабели и превратные суждение и бесчеловечные деяния снова появились. Случалось, что подданные убивали своих государей, а дети — своих отцов.

7) Испугавшись (таких вопиющих беззаконий), Конфуций написал летопись Чунь-цю, которая есть дело царей. Поэтому Конфуций сказал: Что сделает меня известным, так это только Чунь-цю, и что послужит к моему обвинению, так это также только Чунь-цю.

8) С тех пор, как перестали появляться мудрые государи, удельные князья дали полную волю своему распутству; не служащие ученые пустились в рассуждения, противные здравому смыслу; слова Ян-чжу и Мо-ди заполнили вселенную; общее мнение было, если не за Яна, то за Мо; эгоизм первого исключал государя, а обобщение любви второго отрицало родителей. Но отрицание родителей и государя — это есть скотство. Гун Мин-и сказал: «На княжеских кухнях есть жирное мясо, на их конюшнях тучные кони, а у народа голодный вид и на полях встречаются трупы умерших от голода. Это значит заставлять (вести) животных поедать людей». Если учения Яна и Мо не будут прекращены, то учение Конфуция не проявится. Дело в том, что эти превратные учения, вводя народ в заблуждение, заграждают путь любви и долга; а когда путь любви и долга будет загражден, то животных поведут на пожрание людей и люди станут пожирать друг друга.

9) Почувствовав вследствие этого тревогу, я восстал на защиту учения прежних мудрецов; вооружился против Яна и Мо и отверг их развратные речи, так, чтобы подобные им еретики не появлялись. Эти заблуждения, рождаясь в человеческом уме, вредят их делам, а проявляясь в их деяниях, они наносят вред их правлению. Если снова явится мудрец, то и он не изменит моих слов (см. Гл. II ч. 1 ст. 11, 17).

10) В древности Юй прекратил потоп и вселенная пришла в порядок. Чжоу-гун присоединил восточных и северных варваров, изгнал диких зверей и народ наслаждался спокойствием. Конфуций написал Чунь-цю и узурпаторы и отцеубийцы пришли в страх.

11) В книге стихотворений сказано: «Он поразил западных и северных варваров, наказал Цзин и Шу, и тогда никто не осмеливался противостоять нам». Таким образом безотцовцы и анархисты были поражены Чжоу-гуном.

12) Я также желаю исправить человеческие умы, пресечь их превратное учение, противостоять односторонней деятельности и изгнать развратные речи, чтобы продолжить дело трех мудрецов. Неужели я делаю это из любви к спорам? Нет, я вынужден к этому.

13) Тот, кто может словом противостоять Яну и Мо, есть ученик мудрых людей.

 

Ст. X.

1) Куан-чжан сказал Мэн-цзы: Разве не истинно бескорыстный человек Чэнь Чжун-цзы? Живя в У-лине он в течении трех дней ничего не ел и потерял слух и зрение. У колодца росла слива, плоды которой более, чем на половину были съедены червями. Он подполз к колодцу в намерении поесть их; когда он сделал три глотка, то к нему возвратились слух и зрение.

2) Мэн-цзы отвечал: Между учеными княжества Ци, я конечно считаю Чжун-цзы (только) за большой палец; но не смотря на это, как же можно признать его бескорыстным? Если развить его принцип до надлежащей полноты, то тогда, чтобы быть вполне бескорыстным, необходимо сделаться земляным червяком.

3) Что касается земляного червяка, то он питается сухою землею и пьет грязную воду. А дом, в котором помещается Чжун-цзы, достроен ли Бо-и, или же Дао-чжи? Хлеб который он ест, посеян ли Бо-и, или же Дао-чжи? Вот это неизвестно.

4) Это что за беда, отвечал Куан-чжан. Он сам плетет сандалии, для которых жена его мнет пеньку, для того, чтобы обменивать их (на другие предметы).

5) На это Мэн-цзы сказал: Чжун-цзы происходит из Циской аристократии. Старший брат его Дай получал с Гэ дохода 40.000 мер (доу); но он, признавая доход брата несправедливым, не питался от него и, считая дом его неправым приобретением, не жил в нем. Избегая старшего брата, он покинул мать и поселился в У-лине. В другое время, когда он возвратился домой, то брату его кто-то прислал в подарок живого гуся. Он нахмурившись сказал: Для чего этот гоготун? На другой день мать его убила этого гуся и угостила им Чжун-цзы. Старший брат его, возвратившись домой, сказал: Ведь это мясо гоготуна. Тогда Чжун-цзы вышел и выблевал его.

6) Что шло от матери продолжал Мэн-цзы, того он не ел, а что шло от жены, так ел; в доме брата не хотел жить, а в У-лине, так поселился. При таких убеждениях разве возможно принадлежать к человеческому роду? Таким людям, как Чжун-цзы остается обратиться в червя и тогда они будут в состоянии осуществить вполне свои принципы.

 

ГЛАВА IV. Ли-лоу. Часть 1.

 

Ст. I.

1) Мэн-цзы сказал: Без циркуля и наугольника зрение Ли-лоу и искусство Гун Шу-цзы не могут сделать круга и квадрата. Без 6 бамбуковых трубочек разной длины даже слух такого музыканта как Куан не в состоянии определить 5 музыкальных тонов. Принципы Яо и Шуня без гуманного правления не в состоянии водворить порядок во вселенной (империи).

2) Теперь, хотя и есть государи, отличающиеся чувством человеколюбия и имеющие репутацию человеколюбивых, но народ не пользуется их милостями и которые не могут служить образцом для будущих поколений, — это потому, что они не осуществляют принципов древних царей ?

3) Поэтому-то и говорится: Одного доброго сердца недостаточно для управление; но и одни законы не могут исполняться сами собою.

4) В Ши-цзине сказано: «Следовал древним уставам не нарушая и не забывая их». Небывалая вещь, чтобы ошибались те, которые исполняют законы древних царей.

5) Когда мудрые люди, истощив всю силу своего зрения, прибегали потом к содействию циркуля, наугольника, нивелира и отвеса для того, чтобы делать предметы квадратными, круглыми, ровными и прямыми, то приложение их оказалось неистощимым. Когда они, истощив все силы своего слуха, прибегли потом к содействию 6 трубочек для урегулирования звуков, то приложение их оказалось неистощимым. Когда они, истощив весь свой ум, прибегли потом к человеколюбивому правлению, то их человеколюбие распространилось по всей вселенной (царству).

6) Поэтому-то и говорится: «Чтобы поднять, необходимо брать за исходную точку возвышенности и холмы; чтобы углубить, необходимо брать за исходную точку реки и озера». Можно ли призвать умным того, который в управлении не принимает за исходную точку принципы древних царей ?

7) По этой причине только гуманисты должны занимать высокое положение. Если же не гуманисты будут занимать высокое положение, то они будут, благодаря этому, распространять зло в народе.

8) Если у правителя нет принципов справедливости для сообразования своей деятельности, а у его подчиненных нет законов, которых они могли бы держаться в исполнении своих обязанностей, тогда при дворе (в государевой думе) не будет доверия к принципам справедливости, а между чинами — доверия к законам; высшие будут нарушать долг, а низшие — законы. Сохранение государства при таких условиях было бы счастливою случайностью.

9) По этому-то и говорится: Если городские стены не крепки, оружия немного, то это еще не государственное бедствие; не пагуба для государства и то, если поля не распаханы и в нем не припасено богатств; но если в нем на верхах не соблюдают обычных житейских правил (церемоний), а в низах не учатся, тогда поднимаются мятежники и государство гибнет в непродолжительном времени.

10) В Ши-цзине сказано: «Когда небо хотело ниспровергнуть Чжоу'скую династию, чины не должны были прохлаждаться.»

11) Тот, кто служит государю бесчестно, в принятии должности и оставлении ее не соблюдает правил приличия и порицает принципы прежних царей, кажется и есть небрежный.

12) Возбуждать государя к совершению трудных подвигов значит почитать его; разъяснять ему добро и устранять от зла значит уважать его. Говорить, что ты государь неспособен к этому, значит вредить ему.

 

Ст. II.

1) Циркуль и наугольник составляют высшее выражение круга и квадрата; а мудрый человек представляет высшее проявление законов, определяющих деятельность человека.

2) Как тот, кто, будучи государем, желает исполнить в совершенстве долг государя, так и тот, кто, будучи чиновником, желает исполнить в совершенстве обязанности чиновника; оба должны только подражать Яо и Шуню. Служить своему государю не так, как Шунь служил Яо, значит не уважать его. Управлять народом не так, как управлял им Яо, значит губить свой народ.

3) Конфуций сказал: Есть только два пути — человеколюбия и нечеловеколюбия.

4) Если правитель сильно угнетает свой народ, то он сам будет убит и государство (династия) погибнет; если же — не очень, то он будет в опасности и государство его будет уменьшаться. Таких будут величать «Темными» и «Жестокими»; и хотя бы у них были почтительные сыновья и добрые внуки и они, в течении долгих веков, не будут в состоянии изменить этих величаний.

5) Вот что значит изречение Ши-цзина, что для Инь'ского государя (Чжоу) урок был недалек — он имел место при Ся'ском государе (Цзе).

 

Ст. III.

1) Мэн-цзы сказал: Посредством человеколюбия три династии приобрели царство и благодаря нечеловеколюбию они потеряли его. Три династии это Ся, Шан и Чжоу. Юй, Тан, Вэнь-ван и У-ван приобрели царство при помощи человеколюбия, а Цзе (1818 до Р. Хр.), Чжоу (1154 до Р. Хр.) Ю и Ли, благодаря нечеловеколюбию, потеряли его.

2) От тех же причин зависит упадок и процветание, сохранение и гибель и вассальных княжеств.

3) Если сын неба нечеловеколюбив, то он не сохранит империи; если же удельный князь нечеловеколюбив, то ему не сохранить своего княжества; если вельможа или сановник нечеловеколюбив, то ему не сохранить храма своих предков; если ученый, или простолюдин нечеловеколюбив, то ему не уберечь себя.

4) Ненавидеть смерть и гибель и находить удовольствие в нечеловеколюбии, это все равно, что ненавидеть быть пьяным и однако пить вино.

 

Ст. IV.

1) Мэн-цзы сказал: Когда вы любите человека и он не сближается с вами, то обращайтесь к самому себе и испытывайте ваш ум. Когда вы вежливо обращаетесь с другими и однако они не отвечают вам тем же, то обращайтесь к самому себе и испытывайте свойство вашего почтение.

2) Во всех тех случаях, когда на свои действия мы не получаем желаемого ответа, следует обращаться и исследовать самих себя. Если человек сам праведен, то вселенная обратится к нему.

3) В книге стихотворений сказано: «Тот, кто старается согласоваться с велениями (законами) неба, сам получит много счастья».

 

Ст. V.

1) Все люди употребляют обычную фразу: «Империя, княжество и (знатная) фамилия». Корень империи заключается в княжествах; корень княжеств в фамилиях, а корень последних в личностях.

 

Ст. VI.

1) Мэн-цзы сказал: Управлять государством дело нетрудное. Для этого стоит не оскорблять знатные фамилии, потому что, кто любим знатными фамилиями, того будет любить целое государство; кто любим государством, того будет любит вся империя. Благодаря этому его добродетели и его учение разольются многоводным потоком в пределах четырех морей.

 

Ст. VII.

1) Мэн-цзы сказал: Когда в империи царствует закон, тогда обладающие малыми добродетелями подчиняются обладающим великими добродетелями и обладающие малыми достоинствами служат одаренным большими достоинствами. Когда в империи отсутствует закон, тогда малые служат великим и слабые — сильным. Эти два явления определяются как небесными законами, так и человеческими отношениями; покорный им остается, а противящийся погибает.

2) Ци'ский князь Цзинь сказал: «Так как я не в состоянии приказывать и не желаю получать приказаний, то значит я сам отрешился от людей». Со слезами он выдал свою дочь за Уского князя.

3) Когда маленькое государство подражает большому и в то же время стыдится принимать от него приказания, то это похоже на то, если ученик стыдился бы получать приказания от своего учителя.

4) Если стыдишься получать приказания, в таком случае лучше возьми себе за образец Вэнь-вана. Подражая ему, большое государство чрез 5 лет, а малое — чрез 7 лет, непременно будет предписывать законы в империи.

5) В Ши-цзине сказано: «Посмотрите на потомков Шанской династии, они своею численностью представляли более 100.000; но лишь только Верховный Владыка определил, они покорились династии Чжоу. Покорились они династии Чжоу, благодаря тому, что веления неба меняются. Великие и умные Иньские мужи совершали возлияния, помогая при жертвах в Чжоу'ской столице». По этому случаю Конфуции сказал: «Против человеколюбивого государя и это множество не могло считаться множеством». Когда правитель государства любит человеколюбие, то ему нет соперника во вселенной.

6) Теперь желать не иметь соперников во вселенной, но не при помощи человеколюбия, это было бы подобно тому, как если бы кто-нибудь взял горячий предмет, не помочив руки водою. В Ши-цзине сказано: «Кто может взять горячий предмет, не помочив руки водою».

 

Ст. VIII.

1) Мэн-цзы сказал: Разве можно разговаривать с нечеловеколюбивым князем. Свои опасности он считает за спокойствие, бедствия — за выгоды и находит удовольствие в том, что служит его погибели. Если бы с нечеловеколюбивым можно было говорить, тогда о погибели государств и разорении фамилий не могло бы быть и речи.

2) Мальчик пел следующую песню:

Когда в р. Цан-лан вода чиста,

Она годиться для мытья кистей на моей шапке.

Когда в р. Цан-лан вода грязна,

Она годиться для мытья моих ног.

3) Конфуций, обращаясь к своим ученикам сказал: Детки послушайте, что он поет: «Когда вода чиста, буду мыть в ней кисть на шапке; а когда грязна, буду мыть в ней ноги». В этом виновата сама вода.

4) Человека призирают конечно после того, как он сам презирает себя; фамилия расстраивается конечно после того, как она сама себя расстраивает; государство поражают другие после того, как оно само поражает себя.

5) Вот что значит изречение Шан'ского государя Тай-цзя, что «когда бедствие ниспосылается небом, то от него еще можно отделаться; когда мы сами навлекаем его на себя, то нам невозможно продолжать жить».

 

Ст. IX.

1) Цзе и Чжоу потеряли империю, потому что они утратили свой народ, а утратить свой народ значит утратить его сердца. Для приобретения империи есть средство — овладеть ее народом, а это доставит обладание ею. Для овладения народом есть средство — овладеть его сердцами, а это доставит овладение им. Для овладения сердцами народа есть средство — давать и доставлять ему то, что он желает и не делать того, что он ненавидит. Таким-то путем можно овладеть народом.

2) Устремление народа к человеколюбивому государю было бы подобно устремлению воды вниз, или же уходу зверей в степи.

3) Поэтому, как выдра есть животное сгоняющее рыбу для омута и загоняющий пташек для гущары есть коршун, так Цзе с Чжоу были лицами, сгоняющими народ к Тану и Вэнь-вану.

4) Если бы в настоящее время нашелся монарх, любящий человеколюбие, то все князья (своим негуманным правлением) сгоняли бы к нему народ и он, не смотря на свое нежелание, не мог бы уклониться от царственного достоинства.

5) В настоящее время князья, жаждущие царственного достоинства, походят на людей, которые, страдая болезнью 7 лет, хотят вдруг достать трехлетний полынь. Если они не запасут его заблаговременно, то им не достать его до конца жизни. Точно также, если князья не сделают человеколюбие предметом своих стремлений, то им всю жизнь будут сопутствовать скорби и посрамление, благодаря которым они доведут себя до смерти и погибели.

6) Вот это и значит изречение Ши-цзина: «Что доброго они могут сделать? Они только вместе дойдут до погибели».

 

Ст. X.

1) С людьми, которые сами вредят себе, сказал Мэн-цзы, нельзя иметь разговор; с теми, которые сами отрекаются от себя (махнули на себя рукой), нельзя делать дело. Отрицать правила (житейские) и долг значить вредить самим себе. Когда кто говорит: я не могу пребывать в человеколюбии и руководствоваться чувством долга — это значить отрекаться от самого себя.

2) Человеколюбие есть спокойное жилище человека, а чувство долга — его прямой путь.

3) Жаль тех; которые оставляют праздным спокойное жилище и не обитают в нем; бросают прямой путь и не следуют по нему.

 

Ст. XI.

1) Мэн-цзы сказал: Истинный путь возле нас, а мы ищем его в том, что трудно. Если все люди будут любить своих родителей и почитать старших, то во вселенной будет царить мир.

 

Ст. XII.

1) Если люди, занимающие низкие посты, не пользуются доверием государя, то таковые не могут управлять народом. Для приобретения доверия государя есть средство, — не приобретет доверия государя тот, кому не верят друзья. Чтобы верили друзья есть средство, — они не будут верить тому, кто служа родителям не угождает им. Для угождения родителям есть средство, — не угодит им тот, кто, обратившись к самому себе, заметит, что он был не искренен. Сделаться искренним есть средство, — не сделается им тот, кто не понимает в чем заключается добро.

2) Поэтому искренность есть путь неба, а стремиться (думать) к ней есть путь человека.

3) Не было того, чтобы совершеннейшая искренность оставалась без воздействия, равным образом итого, чтобы неискренность имела воздействие.

 

Ст. XIII.

1) Мэн-цзы сказал: Бо-и, укрываясь от Чжоу, поселился на берегу северного моря. Услыхав, что возвысился Вэнь-ван, он сказал: отчего бы мне не пойти к нему? Я слышал, что правитель западных стран (Вэнь-ван) умеет питать стариков. Тай-гун, избегая Чжоу, поселился на берегу восточного моря. Услыхав о возвышении Вэнь-вана, он сказал: отчего бы мне не пойти к нему? Я слышал, что правитель западных стран умеет питать стариков.

2) Эти два старика были великие старцы в империи. Когда они присоединились к Вэнь-вану, то это значило, что к нему присоединились отцы империи; а когда отцы империи присоединились к нему, то куда же могли отправиться их дети?

3) Если бы кто из удельных князей осуществил принципы правление Вэнь-вана, то чрез 7 лет он без сомнения заправлял бы вселенною.

 

Ст. XIV.

1) Мэн-цзы сказал: Цю, будучи управляющим у фамилии Цзи, не мог изменить (дурных) качеств своего господина, между тем, как сам взимал с народа вдвое против прежнего. По этому поводу Конфуций сказал: Цю не мой ученик. Бейте детки в барабаны и нападайте на него — он заслуживает этого (см. Лунь-юй IX. 16).

2) Из этого мы видим, что Конфуцием были отвержены все те, которые обогащают своего князя, когда он не осуществляет человеколюбивого правление; то тем более им были бы отвержены те, которые яростно сражаются за своих князей, когда в сражениях из-за земли убивают столько людей, что ими покрываются поля, а в сражениях из-за городов ими наполняются города. Это значит заставлять землю пожирать человеческое мясо. За такое преступление мало смертной казни.

3) Поэтому искусные полководцы должны нести высшее наказание, дипломаты, соединяющие удельных князей в союзы — второстепенное, а забирающие пустыри и возлагающие обработку их на народ низшее из трех.

 

Ст. XV.

1) Из того, что заключается в человеке нет ничего лучше зрачка; он не может скрыть человеческое зло; если в душе правильно, то и зрачок ясен, а если нет, то он тускл.

2) Куда скроется человек, если мы будем вслушиваться в его слова и смотреть в его зрачки ?

 

Ст. XVI.

1) Почтительный человек не относится с презрением к людям. Экономный не отнимает у других. Государь, который презирает и грабит других, только и боится того, что они будут ему непослушны. Как он может считаться вежливым и экономным? Разве возможно изобразить это тоном голоса или улыбающеюся физиономией?

 

Ст. XVII.

1) Чунь-юй Кунь сказал: Не правда ли, что правила требуют, чтобы мужчина и женщина при взаимной передаче или получении чего-либо не касались рук друг друга? Да отвечал Мэн-цзы, это правило. На это собеседник его заметил: А если невестка будет тонуть, то должен ли зять подать ей руку, чтобы спасти ее? Мэн-цзы отвечал: Если невестка будет тонуть и зять не подаст руки, чтобы спасти, то это будет зверь. Что мужчина и женщина при взаимной передаче или получении чего-либо не касаются рук друг друга — это постоянное правило, спасение же утопающей невестки при помощи руки — это мера требуемая обстоятельствами.

2) Тогда Кунь сказал: В настоящее время вселенная (Китай) тонет — как же это Вы не подадите ей руку помощи?

3) Мэн-цзы отвечал: Когда вселенная тонет, то ее надобно спасать учением, а тонущую невестку спасают рукою. Неужели Вы хотите, чтобы я спас от погибели вселенную рукою?

 

Ст. XVIII.

1) Гун Сунь-чоу сказал: Как это благородный муж не обучает сам своего сына?

2) Мэн-цзы отвечал: Обстоятельства не допускают этого. Обучение требует исправления; когда исправление не действует, то прибегают к гневу, а когда прибегают к гневу, то этим огорчают сына. С своей стороны сын говорит: учитель, т. е. отец, наставляет меня тому, что правильно, а сам не поступает правильно. Таким образом, выходит, что отец и сын огорчают друг друга, а это плохо.

3) Древние люди менялись сыновьями и обучали их. Между отцом и сыном не должно быть места увещанию к добру, ибо увещание поведет к отчуждению, а отчуждение есть самое большое неблагополучие.

 

Ст. XIX.

1) Какое из служений самое большое? Служение родителям. Какая из обязанностей самая большая? Соблюдение себя. Что те, которые соблюдают себя, в состоянии служить родителям, об этом я слышал. Но, чтобы те, которые потеряли себя, могли служить родителям, об этом я не слышал.

2) Кто не служит? Но служение родителям есть корень всякого служения. Кто не имеет обязанностей? Но обязанность соблюдения себя есть корень всяких обязанностей.

3) Цзэн-цзы, для стола (своего отца) Цзэн-си непременно всегда имел мясо и вино и пред убиранием их всегда спрашивал у отца: кому отдать остальное?. Если отец спрашивал: осталось ли что-нибудь?. Он отвечал: да. Когда Цзэн-си умер, то Цзин-юань, для стола Цзэн-цзы (своего отца), также непременно всегда имел мясо и вино; но, пред убиранием их, не спрашивал, кому отдать остальное и на вопрос отца: осталось ли что-нибудь — отвечал: нет, с целью подать остаток в другой раз. Это есть то, что называется питанием тела и вкуса. Что же касается Цзэн-цзы, то о нем можно сказать что он питал желание их (т. е. угождал воле родителей).

4) Служить родителям так, как служил Цзэн-цзы это удовлетворительно.

 

Ст. XX.

1) Мэн-цзы сказал: Не стоит обращаться к государю с порицаниями из-за людей, или осуждать за (недоброе) правление. Только высокопоставленный муж в состоянии исправить душевные недостатки государя. Когда государь гуманен, все будет гуманно; когда он справедлив, все будет справедливо; когда он правилен, все будет правильно. А раз исправлен государь и государство будет устроено.

 

Ст. XXI.

Мэн-цзы сказал: Бывают случаи негаданных прославлений и поношений, когда люди стараются быть корректными.

 

Ст. XXII.

Мэн-цзы сказал: Люди легки на слова, благодаря безнаказанности.

 

Ст. XXIII.

Мэн-цзы сказал: Людская беда заключается в желании быть учителями других.

 

Ст. XXIV.

1) Ие-чжэн-цзы, сопутствуя Цзы-ао, отправился в княжество Ци.

2) Когда он посетил Мэн-цзы, последний сказал ему: И вы также пришли посетить меня? Учитель, к чему такие речи? Давно ли вы прибыли, сказал Мэн-цзы. Позавчера. В таком случае, не прав ли я, сказав так. Тот отвечал: Я не устроился с гостиницей. А разве вы слышали, что старшим представляются после того, как устроятся в гостинице ?

 

Ст. XXV.

Тогда Мэн-цзы, обратившись к Ио-чжэн-цзы сказал: Вы прибыли, сопровождая Цзы-ао, только из-за пищи и питья. Я не ожидал, чтобы вы, изучивши принципы древних мудрецов, руководствовались вопросом о пище и питье.

 

Ст. XXVI.

1) Мэн-цзы сказал: Из трех видов непочтительности неимение потомства самая большая.

2) Чтобы не остаться без потомства Шунь женился без объявления родителям. Достойные люди признают, что он как бы объявил.

 

Ст. XXVII.

1) Сущность человеколюбия (любви) — это служить родителям, а сущность справедливости — это слушаться старшего брата.

2) Суть мудрости (знание) в познании этих двух начал и не в уклонении от них. Суть обычных правил в урегулировании этих двух начал. Суть музыки в наслаждении этими двумя началами. Когда ими наслаждаются, то они возрастают, а когда возрастают, то, каким образом их рост может быть остановлен? А если он не может быть остановлен, то руки и ноги бессознательно приходят в движение.

 

Ст. XXVIII.

1) Мэн-цзы сказал: Вся империя готова была с великою радостью покориться ему, а он смотрел на это, как на ничтожность. Только Шунь поступил так. Он полагал, что нельзя считать человеком того, кто не умел снискать расположение родителей и сыном, кто не угодил им.

2) Шунь исполнил до конца долг служения родителям и Гу-соу наконец стал доволен; а когда Гу-соу стал наконец доволен и вся империя преобразилась. Когда Гу-соу стал наконец доволен, тогда и отношение между отцами и детьми установились. Это называется великою сыновнею почтительностью.

 

ГЛАВА IV. Ли-лоу. Часть 2.

 

Ст. I.

1) Мэн-цзы сказал: Шунь родился в Чжу-пин, переселился в Фу-ся и умер в Мин-тяо. Он был из восточных варваров.

2) Вэнь-ван родился в уделе Чжоу у горы Ци и умер в Би-ин. Он был из западных варваров.

3) Земли эти отстояли друг от друга более, чем на 1.000 ли; эпоха жизни одного была на 1.000 слишком лет позже другого; но тот и другой совершенно одинаково получили возможность осуществить в Китае свои желания.

4) Что касается прежних и последующих мудрецов, то планы их были одинаковы.

 

Ст. II.

1) Цзы-чань, управляя княжеством Чжэн, переправил людей чрез р.р. Чжэнь и Вэй в своем экипаже.

2) По этому случаю Мэн-цзы сказал: Цзы-чань милосерд, но не понимает как управлять.

3) Когда в 11 луне окончено устройство пешеходных мостиков и в 12-й — мостов для экипажей, то народ не будет страдать от переправы в брод.

4) Пусть правитель будет справедлив в своем управлении и когда он едет, то может требовать, чтобы народ сторонился с дороги. Где же ему перевозить каждого чрез реку ?

5) Поэтому, если бы правитель старался угодить каждому, то у него не хватило бы времени.

 

Ст. III.

1) Мэн-цзы, обратившись к Ци'скому князю Сюань, сказал: Если государь смотрит на своих министров, как на руки и ноги, то министры будут смотреть на него, как на сердце и желудок; если он смотрит на них, как на собак и лошадей, то министры будут смотреть на него, как на человека безразличного. Если князь смотрит на своих министров, как на землю и траву, (которую можно попирать), то министры будут смотреть на него, как на разбойника, на врага.

2) Князь сказал: По обычным правилам, министр носит траур по своему прежнему государю. Что же требуется для ношение такого траура министрами ?

3) Мэн-цзы ответил: Когда увещания министра действуют, советы его принимаются и (благодаря этому) обильные милости изливаются на народ, то, если министр по какой-либо причине уходит из своей страны, государь посылает людей проводить его из пределов государства. Далее он посылает предварительную рекомендацию туда, куда министр отправляется, забирает его поля и дома только после трехлетнего отсутствия его. Эти три действия называются трояким выражением внимания. При этих условиях будет носиться траур по прежнему государю.

4) В настоящее время, когда министр обращается с увещаниями, они не исполняются, говорит он, его не слушают; когда по какой-либо причине он оставляет страну, то государь арестует его. Мало того преследует его в той стране, куда он ушел и забирает его поля и дома в самый день его ухода. Это значит, что государь его разбойник и враг. А по разбойнику и врагу какой должен быть траур ?

 

Ст. IV.

Мэн-цзы сказал: Когда без вины убивают ученых, то вельможа может оставить свое государство. Когда без вины избивают народ, то ученые могут переселяться.

 

Ст. V.

Мэн-цзы сказал: Если государь человеколюбив, то и все будут человеколюбивы, если государь справедлив, то и все будут справедливы.

 

Ст. VI.

Мэн-цзы сказал: Церемоний, несоответствующих в точности требованиям церемоний и долга, несоответствующего в точности требованиям долга, великий муж не исполняет.

 

Ст. VII.

Мэн-цзы сказал: Нравственные воспитывают безнравственных, способные воспитывают неспособных. Поэтому люди радуются иметь талантливых и нравственных отцов и старших братьев; но, если нравственные будут бросать безнравственных, а способные — неспособных, в таком случае между талантливыми и нравственными и между неспособными и безнравственными почти не будет никакой разницы.

 

Ст. VIII.

Мэн-цзы сказал: После того, как человек определит, чего ему не следует делать, он будет в состоянии делать то, что следует.

 

Ст. IX.

Мэн-цзы сказал: Какие печальные последствия должны нести те, которые говорят о чужих недостатках.

 

Ст. X.

Мэн-цзы сказал: Чжун-ни не делал ничего экстравагантного.

 

Ст. XI.

Мэн-цзы сказал: Великий муж не питает непременного убеждения в том, что его слово верно и что его действия непременно осуществимы; а в том и другом случае только обращает внимание на то, где справедливость.

 

Ст. XII.

Мэн-цзы сказал: Великий муж есть тот, кто не теряет своего детского сердца.

 

Ст. XIII.

Мэн-цзы сказал: Ухаживание за родителями, когда они живы не стоит того, чтобы считаться великим делом и только отдание им посмертного долга может считаться таковым.

 

Ст. XIV.

Мэн-цзы сказал: Благородный муж, следуя истинным путем, углубляется (в область знания), желая овладеть им. Овладев им, он спокойно пребывает в нем. Спокойно пребывая в нем, он твердо опирается на него. Твердо опираясь на него, он берет его справа и слева как из неиссякаемого источника. Поэтому-то он и желает овладеть им.

 

Ст. XV.

Мэн-цзы сказал: Обширная эрудиция и тщательное уяснение законов имеет целью, при их посредстве, обратиться к уяснению связующих начал.

 

Ст. XVI.

Мэн-цзы сказал: Не было случая, чтобы тот, кто пользуется своими преимуществами для покорения человека, мог покорить его. Вселенную же можно покорить только тогда, когда пользуются своими преимуществами для питания и воспитания народа. Без сердечной покорности вселенной невозможно сделаться ее правителем.

 

Ст. XVII.

Мэн-цзы сказал: Всякая ложь зловредна; но действительно зловредна та ложь, которая скрывает (от правителей) людей достойных по своим нравственным качествам и талантам.

 

Ст. XVIII.

Сюй-цзы сказал: Чжун-ни часто обращался с восхвалением к воде, говоря: «Ах, вода! Ах, вода!» Что он нашел в ней заслуживающего похвалы ?

2) Мэн-цзы отвечал: Из родника бьет вода, не останавливаясь ни днем ни ночью. Наполнив все углубление, она устремляется далее и изливается в море. Таково свойство всего имеющего источное начало. Вот, что он нашел в ней заслуживающего похвалы.

3) Но возьмем воду, не имеющую истока. В седьмой и восьмой лунах, когда накопляется дождь, она наполняет канавы и арыки, но ее высыхание можно ожидать немедленно. Поэтому благородный муж стыдится незаслуженной славы.

 

Ст. XIX.

1) Мэн-цзы сказал: То, чем люди отличаются от животных, самая малость; народная масса бросает ее, между тем, как благородные люди сохраняют ее.

2) Шунь ясно понимал все разнообразие предметов, вникал в законы человеческих отношений. Он исходил в своей деятельности из человеколюбия и справедливости, а не исполнял только требования человеколюбия и справедливости.

 

Ст. XX.

Мэн-цзы сказал: Юй ненавидел прекрасное вино и любил добрые речи.

2) Тан (1783-1753) держался середины и назначал людей достойных, не осведомляясь об их происхождении.

3) Вэнь-ван (1231-1135) обращался с народом так, как будто бы он еще испытывал страдание и направлял свои взоры к истинному пути, как будто бы не видел его.

4) У-ван (1169-1116) не относился небрежно к близким и не забывал отдаленных.

5) Чжоу-гун (ум. 1105 по Р. Хр.) думал соединить в себе доблести трех царей, чтобы осуществить 4 принципа, которым они следовали и, если находил в них что-либо неподходящим (по времени и условиям), устремлял взоры вверх и думал, превращая ночь в день, и, когда ему удавалось по счастью додуматься до решения, он сидел в ожидании утра.

 

Ст. XXI.

1) Мэн-цзы сказал: С исчезновением следов сюзеренной власти, перестали являться и оды, а когда они перестали появляться сочинена была летопись «Чунь-цю».

2) Летописи Цзинь'ская «Чэн», Чу'ская «Тао-у» и Лу'ская «Чунь-цю».

3) Ее (т. е. летописи Чунь-цю) факты — это деяния Ци'ского князя Хуаня и Цзинь'ского Вэня; ее стиль — исторический. Что касается ее справедливого суда, сказал Конфуций, то я осмелился принять его на себя.

 

Ст. XXII.

1) Мэн-цзы сказал: Влияние государя прекращается чрез 5 поколений; влияние обыкновенного смертного (также) прекращается чрез 5 поколений.

2) Хотя мне не удалось быть учеником Конфуция, но я заимствовал (похитил) его учение от других для собственного блага.

 

Ст. XXIII.

1) Мэн-цзы сказал: С первого взгляда кажется, что можно взять; а потом оказывается, что можно не брать и не смотря на это взять — нанесешь ущерб честности. По-видимому можно дать, а потом покажется, что можно не давать и все таки дать — нанесешь ущерб милосердию. По-видимому можно умереть, а потом покажется, что можно не умирать и все-таки умереть — нанесешь ущерб мужеству.

 

Ст. XXIV.

1) Пан-мэн обучался стрельбе из лука у И. Постигнув в совершенстве искусство И, Пан-мэн подумал, что во всей империи только И превосходит его в стрельбе и вследствие этого убил И. Мэн-цзы по этому поводу сказал: в этом также виноват И. Гун мин — И сказал: «Судя по справедливости он как будто не виноват» выражая этим только то, что И был виноват в легкой степени. Как он мог быть невиноват?

2) Чжэн'цы послали своего полководца Цзы-чжо Жу-цзы произвести нападение на княжество Вэй, которое послало своего полководца Юй-гун Сы для преследования его. Цзы-чжо Жу-цзы сказал: Сегодня я нездоров и не в состоянии держать лука — я должен умереть. Обратившись к своему вознице, он спросил его: «Кто меня преследует»? Возница отвечал: Юй-гун Сы. В таком случае я останусь жив, сказал Цзы-чжо Жу-цзы. Возница сказал: Юй-гун Сы искусный вэй'ский стрелок и вы говорите что останетесь живы — как же это объяснить? Юй-гун Сы, отвечал Жу, учился стрельбе у Инь-гун То, который в свою очередь учился ей у меня. Инь-гун То человек прямой и друзья, которых он выбирает, непременно люди прямые. Юй-гун Сы подъехав сказал: Отчего вы не держите лука? Сегодня я болен и не могу держать его, был ответ. Тогда Юй-гун Сы сказал: Ваш покорнейший слуга учился стрельбе у Инь-гун То, который учился ей у вас и я не могу вашим же искусством погубить вас. Но сегодняшнее дело — царское дело и я не смею манкировать им. С этими словами он вынул стрелы из колчана, ударом об колесо отбил их металлические наконечники, выпустил 4 стрелы и удалился.

 

Ст. XXV.

1) Мэн-цзы сказал: Если бы красавица Си-цзы покрывалась грязным платком, то все люди, проходя мимо нее, затыкали бы носы.

2) Хотя бы человек был безобразен лицом, но если он попостится и омоется, то может приносить жертву Верховному Владыке.

 

Ст. XXVI.

1) Мэн-цзы сказал: Все те, которые рассуждают о природе вещей, имеют дело только с ее проявлениями, которые должны иметь основою естественность.

2) То, что я не люблю в умниках — это их измышления. Если бы они были похожи на Юй'я, когда он направлял воды, то я не имел бы ничего против их ума. Способ отведения вод Юй'ем был такой, который не доставил ему никакого труда (т. е. естественный). Если умники будут делать то, что не доставит им труда, то их мудрость будет велика.

3) Хотя небо высоко и звезды (светила) далеки, но, исследуя их проявления, мы можем, сидя у себя, определить в какой день 1000 лет тому назад было солнцестояние.

 

Ст. XXVII.

1) У Гун-хан Цзы умер сын Ван-хуань. Главный министр (Ци'ского князя) также отправился к нему для выражения соболезнования. Когда он вошел в ворота, то одни старались заговорить с ним при входе, а другие отправлялись к занимаемому им месту и разговаривали с ним.

2) Мэн-цзы не говорил с ним. Будучи недоволен этим, Ван-хуань сказал: Все господа говорили со мною за исключением только одного Мэн-цзы — значит он презирает меня.

3) Услышав это Мэн-цзы сказал: Согласно придворным церемониям для разговоров не переходят с одного места на другое и для приветствий не переступают с одного порожка на другой. Я хотел соблюсти правила, а Цзы-ао (прозвание Ван-хуаня) признает это за пренебрежение. Не странно ли ?

 

Ст. XXVIII.

1) Мэн-цзы сказал: Чем благородный муж отличается от других людей, это то, что он хранит в душе, а именно: человеколюбие и вежливость.

2) Человеколюбивый любит людей, вежливый относится к ним с уважением.

3) Тот, кто любит других, того постоянно любят другие; тот, кто уважает других, того постоянно уважают другие.

4) Вот здесь человек. Он обходится со мною возмутительно. В этом случае благородный человек всеконечно обратится к самому себе и скажет: Без сомнения я сам был негуманен и невежлив, иначе зачем бы ему было так обращаться со мною?

5) Тогда он (снова) обращается к самому себе и становится еще более гуманным и более вежливым. Но, возмутительное поведение другого остается то же самое. Тогда благородный. муж снова обращается к самому себе и говорит: Без сомнения я сам был не вполне искренен в своих чувствах любви и уважение к нему.

6) Обратившись к самому себе, он доводит искренность своих чувств до крайних пределов. Но, возмутительное поведение другого остается то же самое. Тогда он говорит: Это безумный человек. Если он ведет себя таким образом, то чем он отличается от животного? И стоит ли толковать с животным?

7) По этой причине у благородного мужа есть скорбь длящаяся всю его жизнь и нет напасти, которая бы продолжалась одно утро. Но что касается его скорби, то она заключается в следующем: Шунь был человек и я также человек. Но Шунь сделался образцом для вселенной, образцом, достойным передачи в потомство; между тем, как я все еще представляю собою обыкновенного деревенского мужика. Вот что прискорбно для него. Скорбя, чего же он хочет? Походить на Шуня и только. Что касается несчастия, то такого не существует для благородного мужа. Он не делает ничего противного человеколюбию и обычным, общепринятым правилам (церемониям) и потому, если с ним и случится какое-нибудь мимолетное несчастье, он не скорбит.

 

Ст. XXIX.

1) Юй и Цзи в мирное время трижды проходили мимо своих ворот и не входили в них. Конфуций восхвалял их.

2) Янь-цзы, живший в эпоху смут, обитал в грязном переулке, довольствовался чашкою рису и ковшом воды. Другие не вынесли бы этих лишений, а он не изменил своей веселости. Конфуций восхвалил его.

3) Поэтому поводу Мэн-цзы сказал: Юй, Цзи и Янь-хуй были проникнуты одним принципом.

4) Юй думал, что, если во вселенной (империи) будут утопившиеся, как будто бы он сам утопил их. Цзи думал, что, если во вселенной будут страдающие от голода, как будто бы он сам заставил голодать их. Поэтому-то они так горячились (в своей деятельности на благо народа).

5) Таким же образом действовали бы Юй, Цзи и Янь-хуй, будучи поставлены один на место другого.

6) Представьте себе, что живущие с вами в одной комнате подрались; в этом случае, хотя бы вы отправились разнимать их, надев шапку на растрепанные волосы и подвязав кисти, и разняли бы их — это допустимо.

7) Но, если бы драка была у соседа и вы в таком же (неприличном) виде отправились бы разнимать их, то это была бы ошибка. В этом случае, хотя бы вы затворили свои ворота, и это допустимо.

 

Ст. XXX.

1) Гун-ду-цзы сказал: Куан-чжан во всем государстве известен своею непочтительностью к родителям, а между тем вы гуляете с ним и вдобавок к этому вежливо обращаетесь с ним. Позволю себе спросить, как это объяснить?

2) Мэн-цзы отвечал: Есть пять вещей, которые по мирским обычаям считаются непочтительностью: 1) когда, ленясь работать, не заботятся о пропитании родителей; 2) когда, предаваясь азартным играм (в шашки) и пьянству, не заботятся о пропитании родителей;

3) когда, питая страсть к деньгам и богатству и сосредоточивая свою любовь на жене и детях, не заботятся о пропитании родителей;

4) когда, предаваясь похотям слуха и очей, срамить родителей;

5) когда питают страсть к храбрости, дракам и озорничеству и тем ставят родителей в опасное положение. Имел ли Чжан-цзы один из этих недостатков?

3) В деле же Чжан-цзы сын стал упреками возбуждать отца к добру и вследствие этого между ними вышло несогласие.

4) Возбуждать к добру при помощи упреков — это дружеский долг. Применение же этого принципа в отношениях между отцом и сыном более всего губит естественное чувство любви.

5) Неужели же Чжан-цзы не желал иметь супружеской и родительской родственной связи? Но, так как он провинился пред отцом и не мог приблизиться к нему, то развелся с женою, выгнал сына и на всю жизнь лишил себя их заботливости. Он принял такое решение, полагая что, если поступит не так, вина его будет еще больше. Так вот каков был Чжан-цзы!

 

Ст. XXXI.

1) Когда Цзэн-цзы жил в городе У-чэне, Юе'сцы сделали набег на него. Некто сказал ему: Разбойники подходят, почему бы не удалиться отсюда? Тогда Цзэн-цзы сказал (дворнику): Не помещай никого в моем доме, чтобы не портили травы и деревьев. Когда же грабители удалились, он послал сказать ему: Поправь мой дом и ограду, я возвращусь. Грабители удалились и Цзэн-цзы возвратился. Тогда ученики его сказали: С нашим учителем обращались здесь с такою искренностью и почтением; а когда пришли разбойники, то он первый ушел на виду народа; а удалились разбойники, он возвратился — ведь это неловко? На это Шэнь-ю Син заметил: Не вам понять это. В прежнее время, когда Шэнь-ю подвергся несчастью (нападению) со стороны носильщиков травы, у нашего учителя было 70 учеников и не смотря на это он не принял участия в этом деле.

2) Во время пребывания Цзы-сы в уделе Вэй в него было сделано вторжение из удела Ци. Тогда некто сказал ему: Разбойники подходят, почему бы вам не удалиться? На это Цзы-сы отвечал: «Если я уйду, то кто же будет помогать князю в защите удела» ?

3) Мэн-цзы сказал: Цзэн-цзы и Цзы-сы хотя и служили одному принципу, но первый из них был учителем, как бы отцом, или старшим братом, тогда как второй был сановником, занимая подчиненное положение. Если бы они поменялись местами, то каждый из них (на месте другого) поступил бы также.

 

Ст. XXXII.

Чу-цзы сказал Мэн-цзы: Князь послал человека посмотреть действительно ли вы отличаетесь от других людей. На это Мэн-цзы сказал: Почему мне отличаться от людей? Яо и Шунь были такие же люди, как и другие.

 

Ст. XXXIII.

1) У одного Ци'сца были жена и наложница, с которыми он жил в своем доме. Когда их муж выходил из дому, то непременно возвращался напившись и наевшись и когда жена спрашивала его с кем он пил и ел, то оказывалось, что это были все богатые и знатные люди. Тогда жена, обратившись к наложнице, сказала ей: Когда муж выходит, то непременно возвращается напившись и наевшись и когда спросишь его с кем он пил и ел, то оказывается, что это все богатые и знатные люди; а между тем никто из знатных никогда не был у него; я хочу подсмотреть, куда он ходит. Встав рано утром, она окольными путями следовала за мужем туда, куда он шел. Во всем городе никто не останавливался и не разговаривал с ним. Наконец он достиг восточного предместья и там у приносивших жертву на кладбище просил остатки (жертвенного мяса и вина); а когда этого ему не доставало, он осматривался кругом и направлялся к другим. Вот каким образом он насыщался. Жена возвратилась и сказала наложнице: Вот что теперь проделывает муженек, на которого мы надеялись и с которым мы связаны на всю жизнь. (С этими словами) она с наложницей стала поносить своего мужа и плакать вместе с нею в зале. А муж, не зная этого, с довольным и веселым видом пришел домой и гордо обошелся с своими женою и наложницей.

2) С точки зрения благородного человека редко бывает, чтобы жены и наложницы не стыдились и не плакали при виде тех средств, которые употребляются людьми для достижение богатства, знатности, выгод и славы.

 

ГЛАВА V. Вань Чжан. Часть 1.

 

Ст. I.

1) Вань Чжан спросил Мэн-цзы: Почему это Шунь, отправляясь в поле, взывал к милосердному небу и заливался слезами? От ропота и неоступной думы, отвечал Мэн-цзы.

2) Вань Чжан сказал: Когда родители любят сына, то он радуется и не забывает их, когда же они ненавидят его, то он, хотя бы они тиранили его, не ропщет. А если так, то значит Шунь роптал (на родителей)? Мэн-цзы отвечал: Чан-си обратился к Гун-мин Гао с следующею речью: Относительно хождения Шуня на поле я уже удостоился слышать ваш рассказ. Что же касается того, что он заливался слезами и взывал к милосердному небу и к родителям, этого я не знаю. Это недоступно для твоего понимания, отвечал Гун-мин Гао. Он полагал, что сердце почтительного сына не такое беззаботное. Шунь непременно сказал бы: Я прилагаю все мое старание к возделыванию земли, чтобы только исполнить сыновний долг пропитания родителей, а между тем, они меня не любят. Чем же я провинился пред ними ?

3) Император Яо отправил Шуню 9 своих сыновей, двух дочерей, разных чинов, коров и овец запасы хлеба — все приготовил на службу ему среди полей; к нему направились многие из ученых империи. Сам государь пожелал иметь его помощником в управлении царством и затем уступить ему престол. Но, Шунь, вследствие того, что не был любим родителями, чувствовал себя подобным бедняку бесприютному.

4) Для всякого желательно пользоваться расположением ученых в государстве, но этого было недостаточно для рассеяния скорби Шуня. Красавицы желательны для каждого любителя красоты: Шунь женился на двух царских дочерях, но этого было недостаточно для рассеяния его скорби. Богатство желательно для каждого: богатство Шуня заключалось в обладании государством, но этого было недостаточно для рассеяния его скорби. Знатность желательна для каждого: что касается знатности, то Шунь был императором, но этого было недостаточно для рассеяния его скорби. Таким образом, ни любовь народная, ни красавицы, ни богатство, ни знатность не могли рассеять скорби Шуня, это могла сделать только родительская любовь.

5) В детстве люди чувствуют влечение к отцу и матери; когда познают красоту, то чувствуют влечение к молодым и красивым женщинам; когда имеют жену и детей, то к ним чувствуют влечение; когда поступают на службу, то чувствуют влечение к государю и, если не пользуются благосклонностью его, то начинают беспокоиться. Но человек, отличающийся великою сыновнею почтительностью, в течении всей жизни чувствует влечение к отцу и матери. Пример влечения к отцу и матери в пятидесятилетнем возрасте я вижу в великом Шуне.

 

Ст. II.

1) Вань-Чжан спросил Мэн-цзы говоря: В Ши-цзине сказано, как должно поступать при женитьбе. Непременно сообщать родителям. Если действительно это так, как сказано в Ши-цзине, то никому, как Шуню следовало бы исполнить это правило. А между тем, он женился без спроса. Как же это? Мэн-цзы отвечал: Если бы действительно он сообщил им, то не мог бы жениться. А между тем, совместное сожительство мужчины и женщины есть великая человеческая обязанность и потому, если бы он сообщил им, то попрал бы великую человеческую обязанность и тем возбудил бы их гнев.

2) Вань Чжан сказал: О том, что Шунь женился без спроса, я уже удостоился слышать ваши разъяснения, но как же император Яо выдал за Шуня своих дочерей, не заявив его родителям? Император также знал, что, сообщи он об этом, он не мог бы выдать их за него, отвечал Мэн-цзы.

3) Вань Чжан сказал: Отец и мать приказали Шуню исправить житницу, которую Гу-соу, отец его зажег, оставив лестницу. Приказали ему вычистить колодец; не зная, что он вышел из него, они закрыли его. Тогда Сян (брат Шуня) сказал отцу и матери: План прикрыть в колодце владетеля столицы (Шуня) — все это моя заслуга; его скот и житницы пусть будут вашими, а его щит и копье, лук и гусли пусть будут моими; двух невесток я заставлю убирать мою кровать. После этого он отправился во дворец Шуня, которого увидел на диване играющим на гуслях. Сконфузившись Сян сказал: Я стосковался по тебе. На это (обрадованный посещением брата) Шунь сказал: Вот здесь все мои чины. Ты управляй ими. Не знаю — знал ли Шунь, что брат хотел убить его? Как не знать, отвечал Мэн-цзы, но он скорбел, когда скорбел Сян и радовался, когда радовался последний.

4) Вань Чжан сказал: В таком случае Шунь радовался притворно? Нет, отвечал Мэн-цзы. Некто послал Чжэн-цзы-чаню в подарок рыбу; Цзы-чань приказал смотрителю прудов воспитывать ее в пруде; но смотритель изжарил ее и доложил следующее: Сначала, когда я пустил ее, она чувствовала себя неловко, а спустя немного расправилась и потом весело уплыла. Цзы-чань сказал: Она попала в свою стихию, она попала в свою стихию. Смотритель вышедши сказал: Кто считает Цзы-чаня умным? Я изжарил рыбу и съел ее, а он говорит: она попала в свою стихию, она попала в свою стихию. Из этого следует что благородный муж может быть обмануть тем, что допустимо по законам природы, но его трудно обмануть тем, что несогласно с ними. Сян пришел к Шуню под прикрытием братской любви, поэтому последний искренно поверил ему и обрадовался. Какое же тут притворство ?

 

Ст. III.

1) Вань Чжан спросил: Почему Шунь, сделавшись сюзереном, только изгнал Сяна, когда он убийство Шуня сделал своим постоянным занятием? Мэн-цзы отвечал: Шунь возвел его в князья, а некоторые ошибочно говорят, что он изгнал его.

2) Вань Чжан сказал: Шунь сослал министра работ в Ю-чжоу, Хуань-доу отправил в горы Чун, убил старшину племен Сань-мяо в Сань-вэй'е, казнил Гуня в горах Юй. Вся вселенная преклонилась перед наказанием четырех злодеев, потому что он казнил бесчеловечных людей. Сян был самым бесчеловечным из них, а Шунь поставил его князем Ю-би. Чем же виноваты были Ю-би'сцы? Неужели же человеколюбивый человек непременно должен так поступать? Если дело касается чужих, так он казнит их, а брата так возводит в князья. На это Мэн-цзы отвечал: Человеколюбивые люди в отношениях своих к братьям не гневаются на них, не питают против них злобы, а только чувствуют к ним привязанность и любят их. Чувствуя к ним привязанность, желают, чтобы они были богатыми. Шунь, сделал брата князем Ю-би, обогатил и сделал его знатным. Разве можно было бы считать привязанностью и любовью, если бы он, будучи сам императором, оставил бы брата простым человеком.

3) Вань Чжан сказал: Осмелюсь спросить, что вы разумеете под словом «Фан», которое употребляют некоторые? Мэн-цзы отвечал: Сян не мог ничего делать в своем государстве. Император назначил чиновников, которые управляли его владением и вносили ему подати с него. Поэтому и сказано о нем «Фан» — изгнан. Как же он мог тиранить свой народ? При всем том, Шунь желал постоянно видеть брата, который, благодаря (такому распоряжению), беспрерывно посещал его, на что и указывает выражение, что он принимал владетеля Ю-би, не дожидаясь определенного князьям для представления срока и не по делам управления.

 

Ст. IV.

1) Сянь-цю Мэн спросил Мэн-цзы говоря: Пословица говорит: «По отношению к мужу преисполненному добродетелями государь не может вести себя, как подданный и отец — как сын». Шунь стоял, обратившись лицом на Юг и Яо, во главе вассальных владетелей, представлялся ему с лицом обращенным на С. Гу-соу также представлялся ему с лицом обращенным на С. и, когда Шунь увидел его, на лице его выразилось беспокойство (неловкость). Конфуций сказал: «В это время империи угрожала беда, она находилась в опасном положении». Но, я не знаю действительно ли эти слова были сказаны Конфуцием? Нет, отвечал Мэн-цзы, это слова дикаря, обитавшего на восток от Ци, а не благородного мужа. Шунь стал править государством, когда Яо состарился. В Уложении Яо сказано: «Яо умер после 28 летнего правления Шуня государственными делами. Народ горевал по нем словно по отцу и матери; в течении трех лет в пределах четырех морей не слышно было музыки». Конфуций сказал: «Как на небе нет двух солнц, так и над народом не бывает двух государей». Если бы Шунь при жизни Яо был императором и кроме того во главе всех вассальных князей исполнил бы по Яо трехгодичный траур, то в данном, случае было бы два императора.

2) Ваши объяснения касательно того, что Шунь не обращался с Яо, как с подданным, я уже имел честь слышать. Но в книге стихотворений сказано: «Вся поднебесная есть земля государя и живущие на ней все суть подданные (слуги) его»; а так как Шунь был императором, то я осмелюсь спросить чем же был Гу-соу, если не подданным? Мэн-цзы отвечал: Это стихотворение имеет не это значение — оно значит: «Трудиться для государева дела до невозможности пещись о родителях». Автор как бы говорит: «Ведь все это государево дело, а меня одного считают способным и изнуряют работою». Поэтому тот, кто объясняет книгу стихотворений, не должен ради буквы жертвовать выражением, или ради выражения — смыслом. Своею мыслью надо идти на встречу намерению автора — этак мы схватим его; но если держаться только слов, то в таком случае выражение из оды «Млечный путь» (Юнь-хань), что «из оставшегося у Чжоу народа не осталось ни одного человека», если бы мы приняли его в буквальном смысле, обозначило бы что в Чжоу не осталось людей.

3) Из всего того, что может быть достигнуто послушным сыном, нет ничего более почтительности; высшая же степень почтительности к родителям есть употребление для пропитания их всего того, что может дать царство. Быть отцом императора — это крайняя степень почета и употреблять для пропитания родителей все, что может дать царство — это высшая степень попечения о них. В Ши-цзине сказано: «У-ван постоянно говорил о сыновней почтительности, желая, чтобы она служила законом» — это есть изображение почтительности Шуня.

4) В Ши-цзине сказано: «Шунь почтительно исполнял свой долг по отношению к отцу; он являлся к Гу-соу с почтением и трепетом и Гу-соу поверил его чувствам и сделался ласковым». Это значит, что отец не может являться в роли сына.

 

Ст. V.

1) Вань Чжан сказал: Яо отдал царство Шуню — было ли это? Нет отвечал Мэн-цзы. Император не может отдать царство другому.

2) В таком случае царство, которое имел Шунь, кто дал ему его? Небо дало его ему, отвечал Мэн-цзы.

3) Небо, даровавшее ему царство, выразило ли ему ясно свою волю?

4) Нет, отвечал Мэн-цзы. Небо не говорит; оно только выразило ему свою волю, основываясь на его поведении и деяниях.

5) Каким же образом оно, основываясь на его поведении и деяниях, показало ему свою волю? Император, отвечал Мэн-цзы, может только рекомендовать человека небу, но не может заставить небо отдать ему империю. Вассальный князь может только рекомендовать человека императору, но не может заставить его отдать ему княжество. Вельможа может рекомендовать человека князю, но не может заставит его пожаловать его в вельможи. Яо рекомендовал небу Шуня и оно приняло его; показал народу (его доблести) и народ принял его. Поэтому я и сказал, что небо не говорит, а только указывает на избранника, основываясь на его поведении и деяниях.

6) Осмеливаюсь спросить, каким образом Яо рекомендовал небу Шуня и небо приняло его, показал его народу и он принял его? Мэн-цзы отвечал: Он заставил его принести жертву в качестве главного жреца и все духи приняли ее, — это значит, что небо признало его; заставил его управлять (государственными) делами и дела были устроены, так что народ пользовался спокойствием, — это значить, что парод принял его. Небо дало ему царство, народ дал ему его. Вот почему я сказал, что император не может отдать царство другим.

7) Шунь в течении 28 лет помогал Яо в управлении, — это выше сил человеческих и было от неба. Когда Яо умер и трехлетний траур окончился, то Шунь, уступая место сыну Яо, удалился на юг от Южной реки. Но все вассальные имперские князья, представлявшиеся к сюзерену, не ходили к сыну Яо, а ходили к Шуню; тяжущиеся не ходили к сыну Яо, а — к Шуню; певцы не воспевали сына Яо, а — Шуня. Поэтому я сказал, что небо дало ему царство. Только после этого Шунь отправился в срединное царство (т. е. столицу его) и вступил на императорский престол. Если бы он поселился во дворце Яо (тотчас же после его смерти) и вытеснил бы его сына, то это было бы узурпацией, а не даром неба.

8) Это и значит выражение в Тай-ши: «Небо смотрит так, как смотрит мой народ и слышит так, как слышит он.

 

Ст. VI.

1) Вань Чжан спросил: Правда ли то, что говорят люди, что с переходом царской власти к Юй'ю добродетели упали, он передал престол не достойнейшему, а своему сыну? Нет, отвечал Мэн-цзы, неправда. Когда Небо отдавало его достойнейшему, то он и отдавался достойнейшему; когда же оно отдавало его сыну, то он и отдавался ему. Шунь рекомендовал небу Юй'я. Спустя 17 лет Шунь скончался. По истечении трехгодичного траура, Юй уклонился от Шунева сына в Ян-чэн; население империи последовало за ним также, как по смерти Яо оно последовало за Шунем, а не за сыном Яо. Юй рекомендовал небу И. Спустя 7 лет Юй скончался. По истечении трехгодичного траура, И уклонился от Юй'ева сына на север от горы Цзи-шань. Тогда представлявшиеся ко двору и тяжущиеся не пошли к И, а пошли к Ци, говоря: это сын нашего государя; певцы не воспевали И, а воспевали Ци, говоря: это сын нашего государя.

2) То, что Дань-чжу не был подобен своему отцу, а сын Шуня не был подобен ему, что Шунь был помощником у Яо, а Юй у Шуня много лет, осыпая народ благодеяниями в течении долгого времени, что Ци, будучи добродетельным и способным, почтительно унаследовал принципы своего отца Юй'я, а И был помощником Юй'я не много лет и народ не долго пользовался его благодеяниями, что Шунь, Юй и И (в своей деятельности) были отделены друг от друга продолжительным временем и что из их детей один был добродетельным, а другой неподобным, — все это было от неба, а не могло быть сделано людьми. То, что совершается без деятельного участия людей — это от неба; то, что само случается, не будучи вызванным — это от судьбы.

3) Чтобы обыкновенному человеку получить империю, для этого требуется по нравственным качествам походить на Шуня и Юй'я, да еще представление императора небу. Вот почему Чжун-ни (Конфуций) не получил царства.

4) Когда владеют царством по преемству, то для утраты его надобно, чтобы были цари подобные Цзе и Чжоу. Вот почему И, И-инь и Чжоу-гун не получили царства.

5) И-инь помогал Чэн-тану в управлении царством. По смерти Чэн-тана, Тай-дин не царствовал. Вай-бин царствовал 2 года, Чжун-жэнь 4 года. Тай-цзя ниспроверг Танские уставы. Вследствие этого И Инь поселил его в Тун. Там Тай-цзя раскаялся, вознегодовал на самого себя и обновился. В Туне он утвердился в человеколюбии и обратился к справедливости, внимая в течении трех лет наставлениям И Иня и потом возвратился в Бо.

6) Чжоу-гун не имел царства, подобно тому, как И не имел его при династии Ся и И Инь при династии Инь.

7) Конфуций сказал: Что Яо и Шунь (Тан и Юй) уступили царство достойнейшим, а Ся-хоу (Юй) и государи Инь и Чжоу передали его своим детям, — это одинаково справедливо.

 

Ст. VII.

Вань-Чжан спросил Мэн-цзы: Правда ли, как говорят люди, что И Инь втерся к Чэн-тану при помощи поварского искусства.

2) Мэн-цзы отвечал: Нет, неправда. И Инь занимался земледелием на полях Синь'ского князя и находил удовольствие в принципах Яо и Шуня. Если бы за совершение чего-либо противного долгу, или принципам его пожаловали царством, — он не взглянул бы на него; подарили бы 1000 упряжных лошадей, — он не удостоил бы их взглядом. Он не дал бы никому ни одной былинки и не взял бы ее ни от кого, если бы это было противно справедливости и не согласно с принципами.

3) Когда Чэн-тан, для приглашения к себе на службу И Иня, отправил к нему людей с дарами, то он равнодушно и с самодовольствием сказал: К чему мне пригласительные подарки Тана? Разве для меня не лучше жить среди полей и находить удовольствие в принципах Яо и Шуня?

4) Тан трижды отправлял посольство для приглашения его. Тогда И Инь, тронувшись этим, переменившись сказал: Чем жить среди полей и, благодаря этому, наслаждаться принципами Яо и Шуня, не лучше ли мне сделать из этого князя Яо и Шуня, обратить этот народ в народ Яо и Шуня и самому лично видеть на деле осуществление принципов Яо и Шуня ?

5) Небо, создав человечество, приказало прежде познавшим (истину) вразумлять после познавших ее, прежде прозревшим вразумлять позже прозревших. Из людей, созданных небом, я один из прежде прозревших и потому я хочу принципы Яо и Шуня внушить человечеству. Кто внушит их им кроме меня ?

6) Он (И Инь) полагал, что, если бы из населения всего царства благодеяниями Яо и Шуня не воспользовались один простой мужчина, или простая женщина, это значило бы, как бы он сам столкнул себя в канаву. До такой степени он принимал на себя государственное бремя. Поэтому-то он отправился к Тану и советовал ему, чтобы он пошел войною на Ся и спас народ.

7) Я не слышал, чтобы кто-либо, будучи сам крив, исправил человека, а тем более, чтобы позорящий себя исправил все царство. Действия мудрецов не одинаковы: одни удаляются от мира, другие служат князьям и сближаются с ними, одни уходят со службы, а другие нет; но результат их деятельности один — хранить себя в чистоте.

8) Я слышал, что И Инь старался проникнуть к Тану при посредстве принципов Яо и Шуня, но не слышал, чтобы он достиг этого чрез поварское искусство.

В наставлениях И сказано: Небо наказало Ся'ского государя Цзе; начало нападению положено было в его дворце Му, а начало делу было положено мною в Бо.

 

Ст. VIII.

1) Вань Чжан спросил: Правда ли, как говорят некоторые, что Конфуций, во время пребывания в Вэй, жил у лекаря по наружным болезням (чирьев), а в Ци — у евнуха Цзи-хуаня? Нет неправда, отвечал Мэн-цзы; это сочинили досужие люди (любители историй).

2) Во время пребывания в Вэй он жил у Янь Чоу-ю. Жены Ми-цзы и Цзы-бу были родные сестры. Ми-цзы, обратившись к Цзы-лу сказал: Если бы Конфуций поместился у меня, то он был бы Вэй'ским министром. Цзы-лу сказал об этом Конфуцию, который заметил на это: «Зависит от предопределения». Конфуций, в поступлении на службу руководствовался правилами приличия, а в удалении со службы — долгом справедливости. А получение, или неполучение должности, сказал Конфуций, зависит от предопределения. Но, если бы он жил у лекаря вередов и у евнуха Цзи-хуаня, то это было бы несогласно ни с требованиями долга, ни с предопределением.

3) Конфуций, будучи недоволен своим пребывавшем в Лу и Вэй, на пути оттуда в Сун, подвергся покушению со стороны Сун'ского военного министра Хуаня, который хотел убить его, но Конфуций в платье простолюдина прошел чрез владение. И в это время, когда опасность висела над его головой, он остановился у коменданта Чжэнь-цзы, который был тогда министром у Чэнь'ского князя Чжоу.

4) Я слышал, что близкие к государю сановники оцениваются смотря по тому, кого они принимают у себя, а странствующие — смотря по тому, у кого они останавливаются. Если бы Конфуций остановился у лекаря вередов, или у евнуха Цзи-хуаня, то как же он был бы Конфуцием ?

 

Ст. IX.

1) Вань Чжан спросил: Правда ли, как говорят некоторые, что Бо-ли Си, чтобы втереться к Цинь'скому князю Му (659-620), продал себя Цинь'скому смотрителю скота за пять овчин и кормил коров? Нет, неправда, отвечал Мэн-цзы. Это сочинили охотники до выдумок.

2) Бо-ли Си был уроженец владения Юй. Когда Цзинь'цы за драгоценную Чюй-цзи'скую яшму и за четверку Цюй'ских коней добивались прохода чрез Юй для нападения на владение Го, то Гун Чжи-ци отговаривал своего князя, а Бо-ли Си не отговаривал его. Он знал, что Юй'ского князя нельзя уговорить и потому оставил свою родину и удалился в Цинь. Ему было тогда 70 лет и, если бы он не понимал того, что позорно добиваться расположения Циньского князя Му при помощи кормления его коров, можно ли было назвать его умным? Точно так же можно ли назвать его умным за то, что он не отговаривал князя, которого невозможно было отговорить? Нельзя назвать его не умным, когда он, зная о приближающейся гибели Юй'ского князя, удалился от него заблаговременно. Когда он, поднявшись в Цинь, понял, что с князем Му можно действовать и сделаться его министром, то разве можно считать его не умным? Служа в Цинь, в качестве первого министра, он прославил своего князя во всем царстве и сделал имя его достойным передачи в потомство. Не будучи человеком талантливым и добродетельным — разве он мог бы сделать это? Что же касается продажи себя для осуществления планов своего князя, то этого не сделал бы уважающий себя поселянин. Как же можно сказать, что это сделал муж талантливый и добродетельный ?

 

ГЛАВА V. Вань Чжан. Часть 2.

 

Ст. I.

1) Мэн-цзы сказал: Бо-и отвращал свои взоры от дурных зрелищ и слух от неприличных звуков; не хотел служить государю, которого он считал недостойным своего служения, ни повелевать народом недостойным этого; во время благоустройства в государстве, он служил, а во время смут отказывался от службы; но не выносил жить там, откуда исходило беззаконное правление, ни среди народа беззаконного; он даже думал, что вращаться среди поселян, это как бы в придворном костюме сидеть среди грязи и угля. В царствование тирана Чжоу он жил на берегу Северного моря, ожидая, когда царство очистится. Поэтому, когда люди слышат о характере Бо-и, то бессовестные делаются честными, а слабые приобретают волю.

2) И Инь же наоборот говорил: Всякий государь, которому я служу, есть мой государь и всякий народ, которым я командую, есть мой народ. И он служил, как в эпоху порядка, так в эпоху смут, говоря, что Небо, создав человечество, повелело прежде познавшим истину вразумлять после познавших ее, прежде прозревшим вразумлять позже прозревших. Я, как прежде прозревший из созданного Небом народа, хочу внушить человечеству эти принципы. Он полагал, что, если бы хоть один простой мужчина, или простая женщина не воспользовались благодеяниями Яо и Шуня, это значило бы как бы он столкнул себя в канаву, — до такой степени он принимал на себя государственное бремя.

3) Лю-ся Хуй не стыдился служить скверному государю и не отказался от маленькой должности. На службе он не скрывал своих достоинств и непременно проводил свои принципы. Покидая службу, он не роптал. Удручаемый бедностью, он не жаловался; находясь в обществе поселян, он чувствовал себя свободным и не хотел уходить от них. Ты сам по себе, а я сам по себе. Как можешь замарать меня, хотя бы ты стоял подле меня с расстегнутою грудью или голым. Поэтому, когда слышат о характере Лю-ся Хуй'я, то люди с узкими взглядами становятся либеральными, а скаредные — щедрыми.

4) Когда Конфуций уходил из Ци, то он взял вымытый рис и отправился в путь. А когда уходил из Лу, то сказал: «Помедлю моим отправлением в путь». Так удаляются из родного государства. Когда нужно было удаляться скоро, он удалялся скоро; когда нужно было помедлить, он медлил; когда нужно было остаться, он оставался и служил, когда это нужно было. Вот каков был Конфуций.

5) Мэн-цзы сказал; Бо-и был мудрецом-пуристом, И Инь мудрецом-бремяносителем, Лю-ся Хуй мудрецом-согласником, а Конфуций — мудрецом-благовременником.

6) Конфуций представлял собою, что называется, совокупность великой гармонии, которая получается, когда колокол возвещает музыку, а каменное било своими звуками заканчивает ее. Звуки колокола начинают приведение в гармонию отдельных инструментов, а удары в било заканчивают его. Начинать приводить в гармонию — это дело ума, а оканчивать приведение в гармонию — это дело мудрости.

7) Ум, если сравнивать его, это будет искусство, а мудрость — сила. Например, при стрелянии из лука вне ста шагов то, что стрела достигает цели, это зависит от вашей силы, а что она попадает в цель, это не зависит от вашей силы.

 

Ст. II.

1) Би-гун И спросил: Как распределены были Чжоу'ским домом титулы и жалование ?

2) Мэн-цзы отвечал: Подробностей этого распределения нельзя узнать, потому что удельные князья, ненавидя его, как вредное для себя, уничтожили все записи о нем, но в общих чертах я слышал о нем.

3) Существовали титулы: Императора, Гуна, Хоу, Бо, Цзы и Нань; последние два вместе составляли один титул. Всего было 5 титулов; еще были титулы государя, первого министра, сановника, высшего чиновника, среднего и низшего. Всего 6 титулов.

4) Сыну неба законами определено владение в 1000 квадрат. ли, Гуну и Хоу — по 100 кв. ли, Бо — 70 кв. ли, Цзы и Нань — по 50. Всего 4 разряда. Владения, не достигавшие 50 ли, не пользовались непосредственным доступом к сыну неба, а присоединились к Хоу под именем фу-юн *** т. е. присоединенное, оброчное владение.

5) Первый министр Сына неба получал удел земли, наравне с Хоу, сановники его получали наравне с Бо, а высшие чиновники наравне с Цзы и Нань.

6) В большом владении, обнимавшем территорию в 100. кв. ли, владетель получал дохода в 10 раз более, чем его первый министр; первый министр в 4 раза более сановника, сановник вдвое против высшего чиновника; высший чиновник вдвое против среднего; средний вдвое против низшего, а этот последний вместе с простолюдином, состоящим на службе, получали одинаковое жалование, такое, чтобы его было достаточно для замены того, что они получили бы от земледелия.

7) Во второстепенных государствах, пространством в 70 кв. ли, князь получал в 10 раз против первого министра; первый министр втрое против сановника; сановник вдвое против высшего чиновника; высший чиновник вдвое против среднего; средний вдвое против низшего; а этот последний вместе с простолюдином, состоящим на службе, получали одинаковое содержание, такое, чтобы его было достаточно для замены того, что они получали бы от земледелия.

8) В малых государствах, пространством в 50 ли, князь получал дохода в 10 раз против первого министра; первый министр вдвое более против сановника; сановник вдвое против высшего чиновника; высший чиновник вдвое против среднего; средний вдвое против низшего; а последний с находящимся на службе простолюдином получали одинаковое жалованье, размер которого заменял то, что они получали бы от земледелия.

9) Что же касается наделов земледельцев, то каждый мужчина получал 100 му. Когда эти 100 му были унавожены, то лучший земледелец мог прокормить с них 9 человек, следующий за ним — 8 человек, средний — 7 человек, следующий за ним — 6 человек и плохой — 5 человек. Жалование простолюдинов, состоящих на службе, также определяется по этим градациям.

 

Ст. III.

1) Вань Чжан спросил Мэн-цзы: Позвольте спросить вас что такое дружба? Мэн-цзы отвечал: Когда мы дружимся, то не следует опираться ни на старшинство лет, ни на знатность, ни на влиятельное положение родни. Дружба это есть то, когда мы дружимся с кем-либо из-за его добродетелей и потому здесь не может быть места давлению.

2) Мэн Сянь-цзы был обладателем 100 военных колесниц. Он имел 5 друзей — Ло-чжен Цю, Му Чжуна и еще трех, имен которых я не помню. С этими пятью человеками Сянь-цзы вел дружбу, потому что они не имели в мыслях его состояние: но если бы они, подобно другим имели это в мыслях, то он не вел бы с ними дружбы 14-15.

3) Так поступал не только обладатель 100 военных колесниц, но и между владетелями малых государств также были подобные случаи. Хуй, владетельный князь города Би, говорил: «Я смотрю на Цзы-сы, как на учителя, а на Янь-баня, как на друга. Что же касается Ван Шуня и Чан Си, то они служат мне».

4) Так поступали не только государи малых владений, но между владетелями больших княжеств также были подобные случаи. Например, Цзинь'ский князь Пин в отношении к Хай Тану. Когда последний приглашал князя войти, тот входил, приглашал его садиться, тот садился; приглашал его кушать, тот кушал и всегда наедался досыта, хотя бы пища состояла из грубого рису и овощного супа, ибо он не смел не наедаться досыта. Однако на этом только и оканчивалось все. Он не дал ему участия ни в званиях, ни в должностях, ни в жалованье. Это выражение почтение к достойному мужу со стороны ученого, а не владетельной особы.

5) Когда Шунь представился Императору (Яо), то он поместил его, как зятя, во втором дворце, едал у Шуня и был для него то гостем, то хозяином. Вот император, друживший с обыкновенны смертным.

6) Почтение, оказываемое низшим высшему, называется отданием должного человеку знатному; почтение же высшего к низшему называется оказанием чести человеку достойному. Одинаково справедливо как ценить знатных, так и уважать достойных.

 

Ст. IV.

1) Вань Чжан спросил Мэн-цзы: Осмелюсь спросить, какое чувство выражается в дружественных подарках? Мэн-цзы отвечал: Почтение.

2) Как же, продолжал Вань Чжан, отказ от подарков считается непочтением? Мэн-цзы отвечал: Когда почтенный человек посылает подарок, думать о том, правильно ли он приобретен им и после этого принимать его — это будет непочтением и потому не следует отказываться от него.

3) А позвольте, продолжал Вань Чжан, разве нельзя, не отказываясь от подарка с указанием истинной причины и отказываясь от него в душе в виду того, что он был несправедливо взят с народа, не принять его под каким-либо другим предлогом? На это Мэн-цзы сказал: Когда даритель дарит, имея на это резонные основания и при этом обходится с соблюдением приличий, то такой дар принял бы и Конфуций.

4) На этот ответ Мэн-цзы Вань Чжан сказал: Вот здесь человек, который за городскими воротами останавливает и грабит людей. Он дарит подарок, имея на это резонные основания и посылает его с соблюдением приличий. Можно ли принять такой подарок? Нет, нельзя, был ответ. В манифесте Кана сказано: Злодеи, которые убивают людей и перевертывают их тела для отобрания пожитков — это отчаянные люди не боящиеся смерти. Нет человека, который бы не ненавидел их. Таких следует казнить, не дожидаясь приказаний. Как же еще принимать от них подарки ?

5) Вань Чжан сказал: Современные князья берут с народа, как придорожные разбойники. А между тем, если они пошлют вам подарки с полным соблюдением приличий, вы их примете. Смею спросить, как объяснить это? Мэн-цзы отвечал: Думаете ли вы, что если бы появился гуманный император, то всех теперешних князей он (немедленно) предал бы смертной казни, или же сначала обратился бы к ним с наставлениями и, если бы они не раскаялись, тогда уже казнил бы их? Называть разбойником всякого, кто возьмет не свое — это значит распространять категорию несправедливого приобретения до крайних пределов справедливости. Когда Конфуций находился на службе в княжестве Лу, жители состязались в охоте и он также. Если состязание в охоте было допустимо, то тем более можно допустить принятие подарков от князей.

6) В таком случае, продолжал Вань Чжан, Конфуций находясь на службе не занимался распространением своих принципов? Занимался, отвечал Мэн-цзы. А если занимался, то зачем же он участвовал в состязании на охоте? Мэн-цзы сказал: Конфуций сначала переписал и привел в порядок жертвенные сосуды и после этого уже не наполнял их яствами, взятыми отовсюду. Но, почему он не удалился? Мэн-цзы отвечал: Конфуций хотел сделать опыт осуществления своей доктрины и когда опыт достаточно показал ее осуществимость, и не смотря на это она не осуществлялась, тогда он удалился. Вследствие этого он никогда не оставался в одном государстве полных трех лет.

7) Конфуций вступал на службу, когда видел, что его учение может иметь ход; когда с ним обращались сообразно с требованиями приличий и когда государство содержало его. У Цзю Хуаня он служил, потому что видел, что его учение может иметь ход; у Вэй'ского князя Лина, потому что он обходился с ним прилично, а у Вэй'ского князя Ся, потому что его содержали на казенный счет.

 

Ст. V.

1) Мэн-цзы сказал: Поступают на службу не из-за бедности; но случается, что поступают и из-за нее. Подобно тому, как женятся не ради пропитания, но бывают случаи, что женятся и ради этого.

2) Поступающий на службу ради бедности должен отказаться от почетного положения и занимать низкое, отказаться от богатства и жить в бедности.

3) Какая же служба была бы пригодна для тех, которые отказываются от почетного положения, занимая низкое и от богатства, довольствуясь бедностью? Охранять заставы и бить в колотушку.

4) Будучи смотрителем хлебных магазинов Конфуций говаривал: «От меня только требуется, чтобы счета были верны». Когда же был смотрителем парков и наблюдал за кормлением скота, то говаривал: «От меня только требуется, чтобы коровы и овцы были жирны, крепки и размножались».

5) Преступно говорить о высоких предметах, когда занимаешь низкое положение; но стыдно, когда человек занимает место при дворе и его принципы не осуществляются.

 

Ст. VI.

1) Вань Чжан сказал: Почему ученые не пользуются синекурою от князей? Не дерзают, отвечал Мэн-цзы. Когда князь, лишившись княжества, пользуется синекурою от другого князя — это прилично; но когда ею пользуется ученый — это неприлично.

2) Вань Чжан сказал: А когда князь посылает ученому в подарок съестные припасы, то принимает ли он их? Принимает, отвечал Мэн-цзы. По какому праву? Потому что князь должен помогать народу в его нуждах.

3) Почему же когда князь помогает, то ученый принимает, а когда награждает, то не принимает. Не осмеливается. А позвольте спросить почему не осмеливается? Мэн сказал: Смотрители застав и поколотчики все имеют постоянную службу и за это получают содержание от князя. Не имея же постоянной службы пользоваться жалованьем от князя считается непростительным.

4) Вань Чжан продолжал: Если князь посылает ученому в подарок съестное, то он принимает его. Но я не знаю может ли такая посылка продолжаться постоянно? Мэн-цзы отвечал: Князь Му в отношении к Цзы-сы поступал так: он неоднократно осведомлялся о его здоровье и неоднократно посылал ему вареное мясо. Цзы-сы это не понравилось и он, в конце концов, дав посланному от князя человеку знак выйти за большие ворота, обратившись лицом к северу, поклонился дважды до земли и не принял подарка говоря, что отныне он знает, что князь кормит его наравне с собакой и лошадью. И с этих пор слуга не приходил с подарками от князя. Разве можно сказать о князе, что он находит удовольствие в людях достойных, когда находя в них удовольствие, он не может не только возвышать, но даже питать их.

5) Вань Чжан сказал: Смею спросить, когда владетельный князь желает оказывать поддержку благородному мужу, то каким образом он должен поступить, чтобы можно было сказать, что он оказывает поддержку? Мэн-цзы отвечал: сперва отправить подарки по высочайшему приказанию, которые ученый принимает с двукратным челобитьем. А потом смотритель житниц должен продолжать посылать хлеб, а повар мясо, но без княжеского приказа. Цзы-сы полагал, что присылка ему мяса из княжеского котла, доставляя ему беспокойство постоянными поклонами, не есть способ поддержки благородному мужу.

6) Иначе поступил Яо по отношению к Шуню, он посылал к нему 9 своих сыновей для услуживания ему, выдал за него двух дочерей; разные чины, быки, овцы, амбары и житницы были готовы для пропитания его среди полей и потом поднял его до высокого звания. Вследствие этого составилось выражение: «оказывать достойному княжеские почести».

 

Ст. VII.

1) Вань Чжан сказал: Смею спросить, на каком основании ученые не представляются владетельным князьям? Мэн-цзы отвечал: Ученые, живущие в городах, называются городскими подданными, а обитающие в деревнях — деревенскими подданными; но вообще те и другие простолюдины, а по правилам приличия, простолюдины не смеют представляться князьям, так как они не поднесли подарков и не сделались чрез это чиновниками.

2) Вань Чжан продолжал: Когда простолюдина зовут на работу, то он отправляется; почему же ученый не отправляется на аудиенцию, когда князь, желая его видеть, зовет его? Мэн-цзы отвечал: Отправляться на работу — это будет справедливо, а отправляться на аудиенцию — это будет несправедливо.

3) К тому же, прибавил Мэн-цзы, ради чего князь желает видеть ученого? Ради того, что он много знает и обладает умственными и нравственными совершенствами. Если ради того, что он много знает, то известно, что даже император не зовет учителя (а приглашает); а тем менее может звать его удельный князь. Если ради того, что он обладает, умственными и нравственными совершенствами, то я не слышал, чтобы желающий видеть такого человека, звал его. Князь Му, во время многократных аудиенций, данных им Цзы-сы, однажды сказал ему: «В древности владетели больших княжеств, при всем своем величии, дружили с бедными учеными. Что вы думаете об этом». Цзы-сы это не понравилось и он отвечал князю: «Древние люди как будто говорили, что князья служили им; как же они могли сказать, что они только дружили с ними?» Это недовольство Цзы-сы разве оно не выражало следующей мысли: По положению вы государь, а я подданный. Как же я смею дружить с государем? А по нравственным качествам — так вы должны служить мне. Как же вы можете быть на дружеской ноги со мною? Если владетели больших княжеств искали дружбы с учеными и не могли добиться ее, то тем менее они могут звать их к себе.

4) Когда Ци'ский князь Цзин во время охоты позвал лесничего, посредством флага и последний не пришел, то он затем казнил его. По этому поводу Конфуций сказал, что ученый проникнутый решимостью, не забывает, что он может окончить жизнь в канаве, или овраге; а храбрый воин того, что он может потерять свою голову. Что хорошего нашел Конфуций в этом лесничем? То, что он не пошел к князю, когда тот позвал его несоответствующим знаком.

5) Смею спросить, сказал Вань Чжан, посредством чего призывается лесничий? Посредством кожаной охотничьей шапки, отвечал Мэн-цзы; простолюдин — посредством флага, а ученый посредством знамени с изображением двух переплетающих драконов, а сановник — посредством знамени с перьями, привязанными на верхушке древка.

6) Когда лесничего будут призывать знаком, употребляемым для призыва сановников, то он ни за что не дерзнет отправиться на зов. Как посмеет отправиться на зов простолюдин, когда его призывают знаком, употребляемым для призыва ученого? А тем более, когда человека, украшенного талантами и добродетелями, призывают не так, как призываются подобные люди.

Желать видеть человека, украшенного талантами и добродетелями, и стремиться к этому не надлежащим путем — это походит на то, когда мы, желая, чтобы он вошел, в то же время закрываем пред ним ворота. Долг — это дорога, а правила приличия — ворота. Но только благородный муж может следовать этим путем, проходить чрез эти ворота. В книге стихотворений сказано, что Чжоу'ская дорога (гладка), как точильный камень и пряма, как стрела; по ней следуют благородные мужи, а простой народ смотрит на нее.

8) Вань Чжан сказал: В таком случае Конфуций был неправ, когда, получив приказ князя, призывавший его к нему, отправился не дожидаясь экипажа? На это Мэн-цзы отвечал: Конфуций, находясь на службе, имел служебные обязанности и князь призывал его, как чиновника.

 

Ст. VIII.

1) Мэн-цзы, обратившись к Вань Чжану, сказал: Кто является примерным ученым в деревне, тот в состоянии дружиться со всеми примерными учеными в деревне. Кто является примерным ученым в княжестве, тот в состоянии дружиться со всеми примерными учеными в княжестве. Примерный ученый в империи в состоянии дружиться с примерными в ней учеными.

2) Когда ученый найдет, что для него недостаточно быть в дружественных отношениях с лучшими учеными империи, тогда в дополнение к этому восходит к оценке древних людей, — повторяет их стихотворения и читает их книги; но, так как ему неизвестно, что они за люди, то поэтому он анализирует их эпохи. Это значит восходить к дружбе с древними.

 

Ст. IX.

1) Ци'ский князь Сюань спросил относительно главных министров. Мэн-цзы сказал: О каких министрах вы спрашиваете князь? А разве главные министры бывают разные? Да, разные. Бывают и министры из царских родственников, бывают и из других фамилий. Позволю себе спросить о главных министрах из царской фамилии. На это Мэн-цзы отвечал: Когда государь имеет громадные недостатки, такие министры должны увещевать его, и, если он не внемлет их настоятельным и неоднократным увещанием, тогда они должны заменить его другим.

2) Князь вдруг изменился в лице.

3) Князь не обижайтесь. Вы спросили меня и я не смел не отвечать вам по правде.

4) После того, как лицо князя приняло спокойное выражение, он обратился с вопросом о главных министрах из других фамилий. На это Мэн-цзы отвечал: Если государь имеет недостатки, такие министры должны увещевать его, и, если он не внимает их неоднократным и настоятельным увещеваниям, тогда они должны уходить из государства.

 

ГЛАВА VI. Гао-Цзы. Часть 1.

 

Ст. I.

Гао-цзы сказал: Природа человеческая подобна иве, а справедливость — чашке. Оборудование из человеческой природы гуманности и справедливости подобно выделке чашек из ивы.

2) Мэн-цзы сказал: Можете ли вы, не насилуя природы ивы, сделать из нее чашку? Нет, вы должны изувечить ее, прежде, чем обратить ее в чашку. А если вы должны искалечить иву, чтобы потом обратить ее в чашку, то вы также должны искалечить человеческую природу, чтобы образовать из нее гуманность и справедливость. Ваше учение будет виною того, что все люди станут смотреть на гуманность и справедливость как на бедствие.

 

Ст. II.

1) Гао-цзы сказал: Природа человеческая подобна стремительному потоку, который, прорываясь на востоке, течет на восток, прорываясь на западе, течет на запад. Человеческая природа не делает разницы между добром и недобром, подобно тому, как вода в своем течении не делает разницы между востоком и западом.

2) Мэн-цзы отвечал: Вода действительно не делает разницы между востоком и западом; но течет ли она безразлично вверх и вниз? Наклонность человеческой природы к добру подобна стремлению воды вниз. Между людьми нет таких, у которых бы не было стремления к добру, как нет воды, которая бы не имела стремления вниз.

3) Представьте себе вот вода. Насильственным образом ее можно заставить подняться выше горла, напором ее можно заставить подняться на гору. Но разве это поднятие будет обусловлено природою воды? Это будет сила, которая довела ее до этого. И человека можно заставить сделать недоброе, обращаясь подобным же образом с его природою.

 

Ст. III.

1) Гао-цзы сказал: Жизнь это есть природа.

2) Мэн-цзы спросил: Называете ли вы жизнь природою, подобно тому, как всякий белый предмет вы называете белым. Конечно, отвечал Гао-цзы. Мэн-цзы продолжал: Белизна перьев похожа ли на белизну снега. а белизна снега похожа ли на белизну яшмы? Конечно, отвечал Гао-цзы.

3) В таком случае, продолжал Мэн-цзы и природа собаки подобна природе быка, а его природа подобна природе человека.

 

Ст. IV.

1) Гао-цзы сказал: Наслаждаться едою и любоваться красотою — это и есть природа. Человеколюбие (находится внутри нас) есть явление внутреннее, а не внешнее, а справедливость — явление внешнее, а не внутреннее.

2) Тогда Мэн-цзы спросил: Почему человеколюбие вы называете внутренним явлением, а справедливость внешним? Гао-цзы отвечал: Тот человек старше меня и я почитаю его как такового не потому, что во мне есть чувство почтение к старости; подобно тому, как белого человека я признаю белым, сообразуясь с его белизною во вне. По этому я называю справедливость (долг) явлением внешним.

3) Мэн-цзы сказал: Белизна белой лошади не отличается от белизны белого человека, но я не знаю — неужели нет различия между почтением, оказываемым возрасту старого человека и почтением к возрасту старой лошади? Кроме того, что называется долгом справедливости — самая ли старость, или же почтение оказываемое ей.

4) Гао-цзы сказал: Моего младшего брата я люблю, а младшего брата чужого человека не люблю. В этом случае чувство любви определяется мною и потому я называю его внутренним. Отдавая почтение чужому старцу, я также отдаю почтение и своему. В этом случае чувство почтение определяется старостью и потому я называю его внешним (находящимся вне моего я).

5) На это Мэн-цзы отвечал: Наслаждение мясом, изжаренным чужим человеком, не отличается от наслаждения тем, которое изжарено нами самими. Таким образом по отношению к таким предметам это верно; а если так, то наслаждение жареным мясом по вашему также явление внешнее ?

 

Ст. V.

1) Мэн-Цзи-цзы спросил Гун-Ду-цзы: На каком основании говорят, что долг справедливости есть внутреннее явление?

2) Гун Ду отвечал: Этим мы осуществляем наше чувство уважения, потому он и считается явлением внутренним.

3) Но, представьте поселянина, который годом старше вашего старшего брата — кому вы окажете почтение? Старшему брату, был ответ. А кому из них, сказал Мэн-Цзи-цзы, вы прежде нальете вина? Поселянину, отвечал Гун-Ду-цзы. То чувство вашего почтения относится к одному, то чувство уважения к старости покоится на другом — в таком случае чувство почтения к возрасту действительно находится вовне, а не исходит изнутри.

4) Гун-Ду-цзы, не могши отвечать, передал (свой разговор) Мэн-цзы, который сказал ему: Спросите его, кого вы больше почитаете дядю, или вашего брата? Он ответит: (конечно) дядю. Скажите ему: А если ваш младший брат будет изображать вашего предка, то кому выскажете почтение? Он ответит — младшему брату. Тогда и вы скажите ему, что и поселянину оказывается почтение вследствие его положения, как гостя. Обыкновенно мое почтение принадлежит старшему брату, но временное почтение (обусловливаемое обстоятельствами) относится к поселянину.

5) Выслушав это Мэн-Цзи-цзы сказал: Когда требуется оказывать почтение дяде, то я оказываю его дяде, а когда брату, то — брату; но в действительности оно находится вне меня, а не исходит изнутри. На это Гун-Ду-цзы заметил: В зимнее время мы пьем теплое питье, а в летнее время — холодную воду; в таком случае по вашему питие и ядение также находятся вне нас.

 

Ст. VI.

1) Гун-Ду-цзы сказал: Гао-цзы говорит, что человеческая природа ни добра, ни недобра.

2) Другие утверждают, что природа человека может быть и доброю, может быть и недоброю. По этой причине в эпоху князей Вэнь и У народ любил добро, а в царствование князей Ю (781-770) и Ли (878-827) он любил жестокости.

3) Некоторые утверждают, что есть люди с доброю природою, и есть и с недоброю. Этим объясняется, что при таком государе, как Яо был такой негодяй, как Сян; у такого отца, как Гу Соу был такой сын, как Шунь; у такого племянника, как Чжоу, (злодей), бывшего притом государем, были такие люди (дядья), как Вэй'ский владелец Ци и князь Би Гань.

4) А вы утверждаете, что природа человека добра. В таком случае все те неправы? Мэн-цзы отвечал: Да, если природа повинуется естественному движению (чувству), то она может сделаться доброю. Вот что я разумею, говоря, что природа человека добра.

5) И если люди не делаются добрыми, то это не по вине их способностей (к добру).

6) У всех людей есть чувство сострадания, есть чувство стыда и негодования, есть чувство почтения и благоговения, есть чувство правды и неправды. Чувство сострадания — это человеколюбие; чувство стыда и негодования — это справедливость; чувство почтения и благоговения — это правила приличия; чувство правды и неправды — это способность познания. Человеколюбие и справедливость, правила приличия и способность познания — они не извне вливаются в нас, а мы их действительно имеем в себе, но только не думаем о них. Поэтому и сказано: «Если будете искать их, то найдите, а если оставите в стороне, то потеряете их». С утратою их, одни удаляются от добра на расстояние вдвое большее, другие впятеро большее, а некоторые на бесконечное расстояние и вследствие этого не в состоянии использовать в полной мере свою способность к добру.

6) В книге стихотворений сказано: «Небо произвело человечество. Каждый предмет имеет свой определенный закон. Человечество одарено постоянною (доброю}природою и потому любит эти прекрасные добродетели». Конфуций сказал: «Сочинитель этой оды знал основы (нашей природы)», поэтому и сказал, что всякий предмет непременно имеет свой определенный закон. Человечество одарено постоянною (доброю) природою, потому и любит эти прекрасные добродетели.

 

Ст. VII.

1) Мэн-цзы сказал: В урожайные годы большая часть молодежи бывает доброю, а в голодные — злою. Такая разница происходит не от тех природных качеств, которыми наградило их небо. А случается это так оттого, что (бедствия голода) погружают их сердце во зло.

2) Теперь возьмем для примера ячмень и рожь; они посеяны и заборонены; земля, на которой они посеяны была одинакова, время посева их также одно; быстро они растут и к должному времени созревают. В этом случае, хотя и была бы разница в продукте, то она будет зависеть от тучности или бедности почвы, от количества влаги, питавшей растение и от неодинаковости человеческой работы.

3) Таким образом, все однородные предметы походят один на другой. Почему же только по отношению к человеку допускается в этом сомнение? Святой человек со мною однороден.

4) Поэтому Лун-цзы сказал: Если кто-либо, не зная размеров ноги, сделает башмаки, то я уверен, что они не будут лукошком. Сходство башмаков обусловливается тем, что ноги у всех одинаковы.

5) Отношение ртов ко вкусам есть то, что они получают одинаковый смак. Сам И-я только прежде меня смаковал (ухватил) то, что смакует мой рот. Положим, что отношение его рта ко вкусу было таково, что его вкус был отличен от вкуса других, подобно тому, как это имеет место по отношению к неоднородным с нами собакам и лошадям, то почему же все гурманы следуют в своих вкусах И-я? То, что в деле вкусов все гонятся за И-я, обозначает, что рты у всех сходны.

6) То же самое в отношении слуха — все гонятся за музыкантом Хуаном, а это указывает, что уши у всех сходны.

7) То же самое в отношении глаз. Относительно Цзы-ду не было человека, который не сознавал бы его красоты; не признававший его красоты был бы безглазый.

8) Из этого следует, что рты людей сходятся в получении тех же самых вкусовых наслаждений; их уши — в наслаждении теми же самыми звуками; их глаза — в признании той же самой красоты. Неужели только их сердца не имеют ничего общего? Что же общего (одинакового) имеют они? Это присущие им законы и долг справедливости. И — мудрец — он только прежде меня уразумел то, что обще нашим сердцам. Поэтому законы природы и долг справедливости также приятны моему сердцу, как мясо травоядных и хлебоедных животных приятно моему рту.

 

Ст. VIII.

1) Покрытая лесом гора Ню когда-то была прекрасна; а теперь, когда благодаря тому, что она сделалась предместьем столицы большого государства, деревья порубили топорами и секирами, — можно ли считать ее прекрасною? Но, под влиянием постоянного действия животворного воздуха, дождя и росы, от деревьев пошли отпрыски, а тут опять выпустили туда коров и овец. Благодаря этому гора имеет обнаженный вид. Люди, видя ее обнаженною, думают, что на ней никогда не было лесу. Это разве природа горы?

2) Так и с человеком. Хотя бы у него оставалось только то, что составляет человека — разве возможно допустить, чтобы у него не было чувств человеколюбия и справедливости? То, посредством чего он теряет свое коренное доброе чувство (совесть) — это как бы топоры и секиры по отношению к деревьям. Подвергаясь изо дня в день их ударам, разве возможно допустить, чтобы они сохранили свою красоту? Подрастая в течении дня и ночи, при чистом воздухе спокойного утра, это чувство (совесть) бывает близко к человеку (просыпается), но в слабой степени и сковывается, и губится потом дневными (недобрыми) деяниями; а так как оно сковывается ими повторно, то живительного влияния ночного воздуха бывает уже недостаточно для сохранения этого коренного доброго чувства; а когда для сохранения его оказывается недостаточно живительного ночного воздуха, тогда природа человека недалеко уходит от природы животных. А люди, видя только эту оскотинившуюся природу, думают, что она никогда не обладала этой силой (совестью). А разве это человеческое чувство ?

3) Потому нет ни одного предмета, который бы не развивался, если только он будет пользоваться надлежащим уходом и нет ни одного предмета, который бы не погиб, если не будет пользоваться надлежащим уходом.

4) Конфуций сказал: «Если держать крепко, то сохранится; если оставить, то погибнет. Для удаления и прихода его нет определенного времени и никто не знает его направления». Не о сердце ли сказано это?

 

Ст. IX.

1) Мэн-цзы сказал: Не удивляйтесь тому, что князь не умен.

2) Дело в том, что самое легко растущее растение не будет в состоянии расти, если оно один день будет подвергаться действию солнца, а 10 дней действию холода. Я редко представлялся князю и когда удалялся от него, то являлись охладильщики. Если мне и удалось вызвать в нем зародыши добра, то что в этом пользы ?

3) Теперь хоть игра в шашки. Как искусство это небольшое искусство; а между тем и в нем без полного сосредоточения ума и крайнего напряжения воли не добьешься успеха. Шахматист (собственно шашечник) Цю — искуснейший игрок в шашки во всем государстве. Положим, что он обучает этому искусству двух человек. Один из них отдает игре всю свою душу, напрягает всю свою волю и слушается только Цю, другой же, хотя также слушается его, но все его помыслы заняты только тем, что вот прилетит лебедь и он думает, как он привяжет стрелу и застрелит его. Хотя он учится вместе с другим, но не сравняется с ним. Значит ли это, что он неравен ему по уму? Не то.

 

Ст. X.

1) Мэн-цзы сказал: Я люблю рыбу, но люблю также и медвежью лапу. Если я не могу иметь и то и другое, то я оставлю рыбу и возьму медвежью лапу. Я люблю жизнь, но люблю также и справедливость. Если я не могу иметь и то другое, то я предпочту справедливость.

2) Я также люблю жизнь; но есть то, что ценю более жизни и потому не сделаю ничего зазорного, чтобы сохранить ее. Я питаю отвращение к смерти; но есть то, что я ненавижу более смерти и потому не уклоняюсь от опасности.

3) Но, если для человека нет ничего желаннее жизни, то в таком случае почему бы не прибегнуть ко всякому средству, которое может сохранить ее? Если для человека нет ничего ненавистнее смерти, то почему бы не делать всего того, что может избавить от опасности?

4) Если поступить таким-то способом, то можно бы сохранить жизнь; но есть люди, которые не пользуются им. Если поступить таким-то способом, то можно бы избыть опасности; но есть люди, которые не делают этого.

5) Следовательно у людей есть что-то, что они любят более жизни и есть что-то, что они ненавидят более смерти. Это чувство имеют не одни только люди добродетели и таланта, но его имеют все люди; разница только в том, что первые могут не потерять его.

6) Вот одна корзина рису и одна чашка супу; получит их человек, будет жив, не получит — умрет; но если их дают с криком, то даже прохожий не примет их; или, если подают их попирая их ногами, то даже нищий не удостоит их внимания.

7) А между тем, я принимаю 10.000 мер хлеба, не разбирая ни приличия, ни справедливости. Что прибавит мне богатство? Не послужит ли оно для возведения красивых палат, для удовлетворения потребностей жен и наложниц и для снискания благодарности и почтения от бедных и нуждающихся знакомых ?

8) Прежде, для спасения от смерти, подаяние не было принято; а теперь оно принимается для прекрасных палат; прежде оно не принималось для спасения от смерти, а теперь принимается для содержания жен и наложниц; прежде оно не принималось для сохранения жизни, а теперь принимается для того, чтобы меня принимали за благодетеля бедные и нуждающиеся знакомые. Разве от этого нельзя было также отказаться? Это называется: потерять свою совесть (чувство стыда).

 

Ст. XI.

1) Мэн-цзы сказал: Человеколюбие — это сердце человека, а справедливость — это путь человека.

2) Когда жаль, что люди пренебрегают этим путем и не идут по нем: теряют это сердце и не умеют отыскать его.

3) Когда у человека пропадает собака или курица, он знает как отыскать их, а утратив сердце он не знает как отыскать его.

4) Учение не имеет другого назначения, как только стремиться к отысканию утраченного сердца.

 

Ст. XII.

1) Вот у человека согнут безымянный палец и не разгибается; он не причиняет ему ни боли, ни неудобства. Но если бы нашелся человек, который бы мог разогнуть его, то тот не счел бы далеким путь из Цинь в Чу только ради того, что у него безымянный палец не такой, как у других.

2) Когда у человека палец не такой, как у людей, так он умеет чувствовать недовольство, а когда у него сердце не такое, как у других, так он не умеет чувствовать его. Это называется не иметь понятия об относительной степени важности предметов.

 

Ст. XIII.

Мэн-цзы сказал: Если кто либо захочет возрастить дриандру, или Rottlera Iaponica в одну, две четверти в обхвате, то он сумеет как выходить их. Что же касается собственной личности, то мы не знаем каким образом воспитать ее.

 

Ст. XIV.

1) Мэн-цзы сказал: В своем теле люди любят все, а любя все заботятся обо всем. Нет малейшего кусочка кожи, которого бы они в нем не любили и следовательно нет ни одного кусочка ее, о котором бы они не заботились. Для проверки хорошо ли они ухаживали за ним, разве есть другой способ, кроме обращение к собственному решению ?

2) В человеческом организме есть благородные, есть подлые части, есть малые и есть великие. Не должно из-за малого вредить великому и из-за подлого благородному. Кто ухаживает за малым, тот малый человек, а кто ухаживает за большим, тот великий человек.

3) Вот здесь плантатор, который пренебрегает своими дриандрой и Rottlera Iaponica и заботится о своем кислом жужубе; он будет плохой плантатор.

4) Кто ухаживает за своим пальцем и пренебрегает своими плечами и спиной, не сознавая того, что они поражены, тот есть слепец.

5) Если человек только пьет, да ест, то его люди презирают, потому что он заботится о малом в ущерб большому.

6) Если человек, любя попить и поесть, не допускает оплошности (по отношению ко всему организму), то разве его рот и брюхо можно приравнивать к ничтожному кусочку кожи ?

 

Ст. XV.

1) Гун Ду-цзы обратился к Мэн-цзы с следующим вопросом: Все мы — люди; но как же это — одни бывают великими людьми а другие малыми? Мэн-цзы отвечал: Те, которые следуют за великою частью нашего существа, становятся великими людьми, а те, которые следуют за малыми, делаются малыми людьми.

2) Гун Ду-цзы продолжал: Все мы — люди; но как же это — одни следуют за великою частью нашего существа, а другие — за малыми? Мэн-цзы отвечал: Органы слуха и зрения не думают и потому потемняются внешними предметами. Когда внешние предметы соприкасаются с внешними органами, то они увлекают их за собой — и только. Что же касается сердца (которое у китайцев признается и органом мысли), то оно может думать. Если этот сердечный орган думает, то он уразумевает законы вещей, если не думает, то не уразумевает их. Из этих органов, дарованных нам небом, если кто предварительно устанавливает (должным образом воспитывает) главный (сердце), то, тогда малые органы не в силах овладеть им. Это только и образует великого человека.

 

Ст. XVI.

1) Мэн-цзы сказал: Есть небесные почетные достоинства и есть земные. Человеколюбие, справедливость, преданность и верность в соединении с неустанною радостью, почерпаемою в них — это суть небесные почетные достоинства. Князь, первый министр и сановник — эти суть земные почетные достоинства.

2) Древние люди воспитывали в себе небесные почетные достоинства и человеческие достоинства следовали за ними.

3) Современные люди воспитывают в себе небесные почетные достоинства с целью снискания человеческих; а когда получают последние, то бросают первые. Они весьма заблуждаются, потому что в конце концов они без сомнения потеряют и человеческие.

 

Ст. XVII.

1) Мэн-цзы сказал: Желание почета обще всем людям. Но, все люди имеют в самих себе почетные достоинства; только они не думают о них.

2) Почетное достоинство, исходящее от человека не есть присущее человеку доброе, почетное достоинство. Лиц возведенных в почетное достоинство Чжао Мэном, он же мог и унизить.

3) В Книге стихотворений сказано: «Напоил он нас вином и насытил добродетелями». Это значит, что он насытил нас человеколюбием и справедливостью и потому не имеет охоты к прелестям чужого, жирного мяса и прекрасного хлеба. Прекрасная известность и обширная слава сопутствуют ему и потому у него нет охоты к чужим, изящным шитым одеждам.

 

Ст. XVIII.

1) Мэн-цзы сказал: Человеколюбие побеждает нечеловеколюбие, подобно тому, как вода побеждает огонь. Но современные гуманисты как будто одною чаркою воды пытаются угасить пламя, объявшее целую телегу с хворостом и, когда пламя не угашено, говорят, что вода не в состоянии победить огонь. Вдобавок этим они весьма помогают негуманистам.

2) В конце концов они без сомнения также потеряют его.

 

Ст. XIX.

Пять сортов хлеба — это лучшее из того, что сеется; но если они не созревают, то они не стоят пшенички. И вся сила человеколюбия также заключается в его зрелости.

 

Ст. XX.

И, обучая стрельбе из лука, без сомнения старался натягивать его до полной меры; учащиеся без сомнения делали то же самое.

2) Мастер, обучая людей, непременно пользуется циркулем и прямоугольником; ученики его также прибегают к нему.

 

ГЛАВА VI. Гао-цзы. Часть 2.

 

Ст. I.

1) Человек из княжества Жэнь спросил У-лу-цзы: Что важнее — правила, или еда? Правила был ответ.

2) А что важнее — половое влечение, или правила? Правила, был ответ.

3) Человек продолжал: Если человек будет питаться, соблюдая правила, то умрет с голоду, а если не будет соблюдать их, то добудет пишу, — неужели и в этом случае следует соблюдать их? Если человек, с соблюдением правил о личной встрече невесты, не может получить жены, а без соблюдения их может получить ее, — то неужели и в этом случае необходимо держаться этого правила? У-лу-цзы, не будучи в состоянии отвечать на эти вопросы, на другой день отправился в Цзоу и сообщил об этом Мэн-цзы. Мэн-цзы сказал: Какая трудность ответить на это ?

4) Если, не обращая внимания на нижнюю часть предмета, вы будете равнять только верхушки, то кусок дерева в квадратный дюйм можно заставить подняться выше острия высокой башни.

5) Золото тяжелее перьев. Но разве это выражение относится к золотой пряжке и возу перьев?

6) Если брать важнейшее из питания и малозначительное из правил и сравнивать их между собою, то как можно остановиться на том, что питание только важнее соблюдения правил? Если брать важнейшее из удовлетворения полового влечения и малозначительное из правил и сравнивать их, то как можно остановиться на том, что удовлетворение полового влечения только важнее соблюдения правил ?

7) Ступай и ответь ему так: Если вцепишься в руку старшего брата и отнимешь у него пищу, то ты будешь иметь ее, в противном случае ты ее не получишь, — то вцепишься ли ты в его руку? Если перелезешь чрез соседскую стену и обнимешь невинную дочь соседа, то ты получишь жену, а если не обнимешь — не получишь, — так обнимешь ли ты ее ?

 

Ст. II.

1) Цзяо, уроженец владения Цао, обратился к Мэн-цзы с следующим вопросом: Все говорят, что можно сделаться Яо и Шунем — правда ли это? Правда, отвечал Мэн-цзы.

2) Гао-цзы продолжал: Я слышал, что Вэнь Ван был 10 фут, Тан 9 Ф. Теперь я имею 9 Ф. 4 д., но я только ем пшено. Что же надобно сделать, чтобы быть таким человеком, как они?

3) Разве только в этом (росте) дело, отвечал Мэн-цзы. Все заключается только в делании того, что они делали. Вот здесь человек, у которого прежде не хватало силы поднять утенка; он значит был бессильный человек. А сегодня он сказал, что поднял 3000 гинов, то значит он силач. В таком случае тот, кто поднимает тяжесть, которую поднимал У-ху и будет также только У-ху. Разве для человека беду составляет то, что он не в состоянии справиться? Не делает — вот в чем беда.

4) Идти медленно позади старших будет выражением почтения к ним, а идти скоро впереди старших будет выражением неуважения к ним. Медленное шествие — разве это то, чего человек не может сделать? Нет это то, чего он не делает.

5) Если вы будете одеваться в одежду Яо, говорить то, что говорил Яо и поступать, как поступал он, то вы и будете Яо.

6) Цзяо сказал: Я могу иметь аудиенцию у Цзоу'ского владетеля, который может предоставить мне подворье. Я желаю остаться здесь, чтобы учиться у вас.

7) На это Мэн-цзы сказал: Путь к истинному учению подобен большой дороге. Разве его трудно знать? Зло только в том, что люди не ищут его. Возвратитесь на родину и ищите его. Недостатка в наставниках не будет.

 

Ст. III.

1) Гун-сунь Чоу обратился к Мэн-цзы с следующею речью: Гао-цзы сказал; что «Сяо-бянь» — это ода мелкого человека. Мэн-цзы сказал: Почему он так отозвался о ней? Потому что она проникнута ропотом.

2) Мэн-цзы сказал: Тупоголов же старик Гао по отношению к оде. Вот здесь есть человек и Юе'ский уроженец, взявшись за лук, намеревается выстрелить в него; тогда я обращаюсь к нему с увещаниями, болтая и шутя, потому только, что он мне чужой. Но, если бы мой старший брат взялся за лук с целью выстрелить в него, то я со слезами стал бы упрашивать его (не делать этого) — это только потому, что он мне родной. Ропот оды Сяо-бянь выражает любовь к родным, а любовь к родным — это проявление человеколюбия. Да, тупоголов старик Гао в своем отношении к этой оде.

3) Гун-сунь Чоу сказал: А как же в песнях Кай-фын не выражается ропота?

4) Мэн-цзы сказал: Родительская погрешность, описываемая в Кай-фын, малая, а описываемая в Сяо-бянь большая. Когда родительская погрешность велика и против нее не выражается ропота, то это значит усиливать ослабление родственного чувства. Когда же родительская погрешность мала и против нее выражается ропот, то это будет раздражение. А усиливать ослабление родственного чувства есть непочтительность, но раздражение есть также непочтительность.

5) Конфуций сказал: Шунь — он действительно был в высшей степени почтителен. В 50 лет с сердцем, исполненным любви, он стремился к родителям.

 

Ст. IV.

1) Сун Кэн намеревался отправиться в Чу; Мэн-цзы встретил его в Ши-цю.

2) Мэн-цзы спросил: Учитель, куда вы отправляетесь?

3) Сун Кэн отвечал: Я слышал, что между Цинь и Чу затевается война. Я хочу повидать Чу'ского князя и уговорить его оставить это намерение. Если Чу'скому князю это не понравится, то я повидаю Цинь'ского князя и буду отговаривать его от этого намерения. Из двух князей будет один, который благосклонно отнесется к моим советам.

4) Мэн-цзы сказал: Если вам угодно я не буду спрашивать вас о подробностях, но я желал бы услышать главные основания (вашего плана). Как вы хотите уговорить их? Сун Кэн отвечал: Я буду говорить им о невыгодах ее (войны) для них. Мэн-цзы отвечал: Ваша цель бесспорно велика, но ваша вывеска не годится.

5) Если вы станете уговаривать их, приняв в основание пользу и если они, обрадовавшись пользе, отменят поход армий, то все чины обеих армий возвеселятся о прекращении похода и будут находить удовольствие в корысти. Тогда подданные в служении государю, сыновья в служении отцам и младшие братья в служении старшим будут питать корыстное чувство. Таким образом между государем и подданными, отцами и сыновьями, младшими и старшими братьями совершенно исчезнут человеколюбие и справедливость и во взаимных сношениях они будут руководствоваться корыстью. А при таком условии не бывает того, чтобы князья не погибали. Если вы станете уговаривать их, приняв за основание человеколюбие и справедливость и если они, обрадовавшись человеколюбию и справедливости, отменят поход своих армий, то все чины обеих армий возвеселятся о прекращении похода и будут находить удовольствие в человеколюбии и справедливости. Тогда подданные в служении государю, сыновья в служении отцам и младшие братья в служении старшим будут питать чувство человеколюбия и справедливости. Таким образом, между государем и подданными, отцами и сыновьями, младшими и старшими братьями установятся отношение, основанные на человеколюбии и справедливости с исключением корысти. А при таком условии невозможное дело, чтобы князь не достиг сюзеренной власти. К чему говорить о корысти?

 

Ст. V.

1) Когда Мэн-цзы жил в Цзоу, то Цзи-жэнь, оставшись наместником в владении Жэнь, хотел завязать с ним сношения при помощи подарков. Приняв подарки, Мэн-цзы однако не ответил ему визитом. Когда он жил в Пин-лу, Чу-цзы был там первым министром и хотел также завязать с ним сношения при помощи подарков. Мэн-цзы принял их, но не отвечал визитом.

2) Потом, отправившись из Цзоу в Жэнь, он посетил Цзи-цзы (Цзи-жэнь); а отправившись из Пин-лу в Ци, он не посетил Чу-цзы. У-лу-цзы, обрадовавшись, сказал: И я буду иметь случай расспросить его по этому поводу.

3) Вслед за этим он спросил его: Учитель, когда вы были в Жэнь, то посетили Цзи-цзы, а когда отправились в Ци, то не сделали визита Чу-цзы. Потому что он министр, не правда ли?

4) Нет, отвечал Мэн-цзы. В Шу-цзине сказано: При представлении подарков высшим большее значение имеет этикет; если этикет не равняется подаркам, то говорится, что это не есть поднесение, потому что не заботились о поднесении.

5) Вследствие этого такие подарки не составляют подношение высшему.

6) У-лу-цзы обрадовался и когда кто-то спросил его, то он отвечал: Цзи-цзи не мог отправиться в Цзоу, а Чу-цзы мог отправиться в Пин-лу.

 

Ст. VI.

1) Шунь-юй Кунь сказал: Те, которые ставят славу и подвиги на первом плане, работают для людей (общества), а те, которые ставят их на заднем плане, работают для себя. Вы, учитель, были в числе трех главных министров. Но, вы оставили службу прежде, чем ваша слава и ваши деяния отразились на государе и на народе. Разве человеколюбивые люди поступают так ?

2) Мэн-цзы отвечал: Не хотевший служить своими достоинствами беспутному государю, занимая место подданного, — это был Бо-и. Пять раз отправлявшийся к Тану и столько же раз к Цзе, — это был И Инь. Не питавший отвращения служить грязному государю и не отказывавшийся от малой должности — Лю-ся Хуй. Пути этих трех почтенных людей были различны, но их цель была одна. Одна — какая же? Человеколюбие. Она-то и составляет цель благородного мужа. Почему непременно они должны были следовать одним путем?

3) Кунь продолжал: В княжестве Лу'ского князя Му Гун-и-цзы управлял государством, а Цзы-лю и Цзы-сы были министрами и, не смотря на это, урезание Лу'ского княжества весьма увеличилось. Если это так, то люди, одаренные талантами и нравственными качествами, бесполезны для государства.

4) На это Конфуций отвечал: Юй'ский князь не воспользовался услугами Бо-ли Си и княжество погибло; а Цинь'ский князь Му воспользовался ими и сделался главою сейма князей. Таким образом, не пользование советами людей таланта и добродетелей ведет к погибели государств, а не ограничивается только расчленением их (букв: как можно рассчитывать только на расчленение их).

5) Кунь продолжал: Когда Ван Бао жил на р. Ци, то, обитавшие на запад Желтой реки, все искусились в отрывистом пении. Когда Мянь Цзюй обитал в Гао-тане, то жители западной части Ци искусились в протяжном пении. Жены Хуа Чжоу и Цзи Ляна настолько хорошо умели плакать по своим мужьям, что подействовали на изменение нравов в государстве к лучшему. Если внутри есть что-нибудь, то оно проявляется вовне. Я никогда не видел, чтобы человек, делающий известное дело, не получил известных результатов. Поэтому (я утверждаю, что) нет теперь людей достойных; если бы они были, то я конечно знал бы их.

6) На это Мэн-цзы сказал: Когда Конфуций был министром. уголовных дел в Лу, князь перестал слушаться его советов. Потом, когда было жертвоприношение и ему не прислали жертвенного мяса, он ушел, не сняв даже парадной шапки. Не знавшие его думали, что он ушел из-за мяса, а знавшие его полагали, что он сделал это из-за (несоблюдения) обряда. Что касается самого Конфуция, то он хотел уйти под предлогом какой-нибудь незначительной вины (со стороны князя), а не зря. Мотивы действий благородного мужа конечно всем известны.

 

Ст. VII.

1) Мэн-цзы сказал: Пять начальников союзов князей были виновниками пред тремя великими князьями. Современные удельные князья являются виновниками пред пятью начальниками союзов князей, а современные вельможи — пред современными удельными князьями.

2) Посещение императором удельных князей называлось осмотром, а представление князей императору — докладом об управлении. Весною осматривались запашки и восполнялся недостаток семян; осенью осматривалась уборка хлеба и восполнялся недород. Если, вступив в пределы княжества, император находил, что новые земли были распаханы, старые поля обработаны, старых людей питали, достойных почитали и на местах были выдающиеся люди, то князь получал награду землею. Но, если, вступив в пределы, император находил, что земли находились в запустении, старики оставлены без призрения, достойные не пользуются почетом и места занимаются жестокими сборщиками налогов, то князь подвергался порицанию. Если князь один раз не представлялся ко двору сюзерена, то он понижался в своем ранге; если он не представлялся дважды, то у него отнималась часть его владения; если он не представлялся трижды, то императорская армия смещала его. Поэтому император только отдавал приказ о наказании, а не шел сам войною против виновного, тогда как удельные князья шли войною против виновного, но не отдавали приказа о наказании. Однако пять тиранов привлекли к себе удельных князей, чтобы идти войною против виновного князя и потому я называю их нарушителями узаконений трех великих князей (букв. людьми виновными пред ними).

3) Могущественнейшим из пяти тиранов был князь Хуань. На сейме князей в Куй-цю он связал жертвенное животное и положил на него грамоту, но при этом животное не было убито для мазания кровью его углов рта (клянущихся). Первая заповедь договора гласила: Казнить непочтительных сыновей; не переменять наследников и не делать наложницы законною женою. Вторая: Почитать мужей достойных и поддерживать людей талантливых, в видах прославления добродетельных. Третья: Уважать старых и жалеть молодых; не забывать гостей и странников. Четвертая: Не делать служилых людей наследственными чиновниками; не допускать соединение в одном лице нескольких должностей; брать на службу непременно надлежащих людей; не казнить самовольно сановников. Пятая: Не преграждать рек в ущерб другим; не препятствовать закупке хлеба и не давать уделов и городов без ведома императора. Далее сказано было: Все мы, участвующие в сейме, после заключения настоящего союза, обязываемся поддерживать дружбу. Современные удельные князья все нарушают эти пять заповедей. Поэтому я говорю, что они являются виновниками пред пятью тиранами.

4) Вина тех, которые потворствуют порокам государя мала, а вина тех, которые вызывают их, велика. Поэтому я и сказал, что современные вельможи являются виновниками пред современными государями.

 

Ст. VIII.

1) Лу'ский князь хотел назначить Шэн-цзы главнокомандующим.

2) Мэн-цзы сказал: Посылать на войну народ необученный — это значит губить его; а пагубы народа не потерпели бы во времена Яо и Шуня.

3) Если бы вы одним сражением победили Ци и овладели Нань Яном, то и в таком случае это не годилось бы.

4) Шэн-цзы вдруг с недовольным видом сказал: Этого я не понимаю.

5) Мэн-цзы сказал: Я объясню вам это. Территория императора обнимает 1000 кв. ли. Менее 1000 кв. ли ему было бы недостаточно для приема князей. Территория удельного князя обнимает 100 квадратных ли. Менее 100 ли ему было бы недостаточно для поддержание обычных обрядов, совершаемых в храме предков.

6) Когда Чжоу Гун был пожалован уделом в Лу, то он составлял 100 кв. ли. Земли было достаточно, но ее было только 100 ли. Когда Тай-гун был пожалован уделом в Ци, то его территория также равнялась 100 ли. Земли было достаточно, но ее было только 100 ли.

7) В настоящее же время территория Лу'ского княжества составляет пять раз 100 ли. Если бы появился настоящий сюзерен, полагаете ли вы, что Лу'ское владение уменьшилось бы, или же увеличилось?

8) Если бы приходилось, не обнажая меча, взять собственность одного и отдать ее другому, то и тогда гуманный человек не сделал бы этого, а тем менее, когда для достижения этого требуется убийство людей.

9) Благородный муж, служа своему государю, поставляет непременным долгом вести его на должный путь и направлять его волю к человеколюбию.

 

Ст. IX.

Те, которые теперь служат государю, говорят; мы можем для нашего государя расширить его владение, наполнить его казну. Люди, называемые теперь отличными министрами, это те, которых в древности называли разбойниками народа. Если государь не следует должным путем и не направляет своей воли к человеколюбию, то стараться обогащать его — значит обогащать Цзе (тирана).

2) Мы можем для нашего государя, заключив союз с дружественными владениями, одержать верную победу в сражении. Люди, называемые теперь отличными министрами, это те которых в древности называли разбойниками народа. Если государь не следует должным путем и не направляет своей воли к человеколюбию, то стараться для него сражаться — это помогать Цзе.

3) Если государь будет следовать современному направлению и не изменит современных нравов, то хотя бы ему дали империю, он не в состоянии будет держаться в ней и одного дня.

 

Ст. X.

1) Бо Гуй сказал: Я желаю, чтобы брали подати в размере 1/20. Что вы на это скажете ?

2) Мэн-цзы сказал: Ваш принцип — это принцип северных дикарей Мо.

3) В владении в 10.000 семейств, можно ли иметь только одного гончара. Нельзя, отвечал Бо Гуй; недостало бы сосудов для употребления.

4) Мэн-цзы продолжал: У Мо'сцев все пять сортов хлеба не родятся, у них родится только просо. Нет у них ни городов, ни дворцов, ни храмов предков, ни жертвоприношений. Нет удельных князей, для которых нужны подарки и угощения. Нет разных чинов и начальств. Поэтому у них взимание подати в размере 1/20 с продуктов достаточно.

5) Но теперь мы живем в Срединном царстве. Уничтожить правила человеческих отношений и упразднить начальство — как же это возможно ?

6) Если при недостаточном числе гончаров нельзя быть государством, то тем более без начальства.

7) Если мы желаем взимать подати в меньшем размере, чем по системе Яо и Шуня, то мы обратимся в больших и малых Мо; если же мы захотим взимать более, то мы будем большими и малыми Цзе (тиранами).

 

Ст. XI.

1) Бо Гуй сказал: Я регулирую воды лучше Юй'я.

2) Мэн-цзы сказал: Ну, вы хватили. Юй регулировал воды, сообразуясь с их характером.

3) Поэтому стоком для них он принял 4 моря, тогда как у вас почтеннейший, им является соседнее владение.

4) Когда вода, встречая преграды, направляется назад и разливается — это называется разливом, а разлив вод — это потоп, который для гуманного человека служит предметом отвращение. Вы, почтеннейший, хватили чересчур.

 

Ст. XII.

Мэн-цзы сказал: Если благородный муж неискренен, то на что же он будет опираться ?

 

Ст. XIII.

1) Лу'ский князь хотел вверить управление Ио-чжэн-цзы (ученику Мэн-цзы). Мэн-цзы сказал: Услышав об этом, я от радости не мог заснуть.

2) Гун-сунь Чоу сказал: Ио-чжен-цзы энергичный человек? Нет, был ответ. Мудр ли он? Нет. Многосведущий человек? Нет.

3) В таком случае, почему же вы от радости не могли спать?

4) Он есть человек, который любит добро.

5) Любить добро достаточно ли этого?

6) Любить добро этого более, чем достаточно для управления империей; а тем более для Лу'ского княжества.

7) Если государственный человек любит добро, то в пределах четырех морей, все будут считать ничтожным расстояние в 1000 ли и будут приходить к нему и сообщать свои добрые планы и намерения.

8) Если же он не любит его, то люди скажут: Он человек самодовольный и сам говорит себе: я все знаю. Его самодовольный голос и вид будут держать людей на расстоянии 1000 ли. Когда же люди принципа будут останавливаться за 1000 верст от него, то льстецы и сикофанты нахлынут к нему. А живя с льстецами и сикофантами, хотя бы он желал устроить государство, разве он может добиться этого ?

 

Ст. XIV.

1) Чэнь-цзы сказал: При каких условиях благородные мужи древности вступали на службу? Мэн-цзы отвечал: Было 3 условия, при которых они поступали и также 3, при которых они удалялись со службы.

2) Когда их принимали с крайним почтением и с соблюдением правил вежливости и когда видно было, что то, что они скажут, будет исполняемо князем по их словам, то они поступали к нему на службу. Но, если потом оказывалось, что, хотя вежливое обращение с ними и не уменьшилось, но их слова не исполняются, то они оставляли его.

3) Хотя князь и не осуществлял их слов, но принимал их с крайним почтением и с соблюдением правил вежливости, то они поступали к нему на службу и оставляли его, когда вежливое обращение уменьшалось.

4) Последнее условие — когда благородному мужу нечего есть ни утром, ни вечером и он от голоду не в состоянии выйти из ворот и князь, услышав об этом, скажет: Я не могу осуществить его доктрины, а также сообразоваться с его советами, но мне совестно, чтобы он страдал от голода в моей земле, — тогда можно принять предложенную помощь, достаточную только для того, чтобы не умереть.

 

Ст. XV.

1) Шунь поднялся из земледельцев. Фу Юе был призвав на службу с постройки стен; Цзяо-гэ — с промысла рыбою и солью, Гуань И-у — из тюрьмы; Сунь-шу Ао — с поморья и Бо-ли Си взят был с рывка.

2) Поэтому, когда небо желает возложить на кого-либо великое бремя, то оно непременно предварительно испытывает его волю страданиями, утруждает работами его мускулы и кости, морит его организм голодом, повергает его в крайнюю бедность, идет наперекор его поступкам и спутывает его действия, с тою целью, чтобы возбудить трепет в его душе, закалить его характер и восполнить его немощь.

3) Обыкновенные люди могут исправляться только после постоянных ошибок. У них поднимается энергия после того, как они с неимоверными умственными усилиями поймут в душе свои ошибки. Они познают их после того, как они проявятся в лице, или голосе человека.

4) Когда внутри государства, при государе, нет закономерных, наследственных вельмож и достойных помощников, а вне нет враждебных владений и внешних напастей, то такое государство обыкновенно гибнет.

5) Из этого мы познаем, что жизнь происходит от скорбей и напастей, а смерть — от спокойствия и удовольствий.

 

Ст. XVI.

Мэн-цзы сказал: Существует много способов обучения. Я например отказываю в наставлении человеку недостойному, но этим самим я только наставляю его.

 

ГЛАВА VII. Цзинь Синь. Часть 1.

 

По мнению ученого автора Сы-шу-вэй-гэнь-лу шесть предшествующих глав соч. Мэн-цзы представляют собою более законченный и систематизированный труд. Что же касается настоящей главы отличающейся лаконизмом и глубиною мысли, то она была составлена Мэн-цзы на закате его жизни и представляет собою наброски его мыслей, выходившие из под его кисти по мере того, как его ум поражался чем-нибудь и потому не всегда отличается строгим порядком. Суть этой главы заключается в первом ее отделе.

 

Ст. I.

1) Мэн-цзы сказал: Кто постиг свою душу в целом ее объеме, тот знает свою природу. Кто знает свою природу, тот знает небо.

2) Сохранять свою душу и воспитывать свою природу, — это есть то, чем мы служим небу.

3) Когда ни преждевременная смерть, ни долголетие не порождают в человеке колебания относительно его деятельности и он, занимаясь самоусовершенствованием, ожидает своего конца, то этим он поддерживает дарованную ему небом жизнь.

 

Ст. II.

1) Мэн-цзы сказал: Все зависит от предопределения; но человек должен покорно принимать только то, что действительно относится к нему.

2) Поэтому тот, кто понимает предопределение, не будет стоять под стеною готовою упасть.

3) Смерть человека при исполнении своего долга есть действительное предопределение.

4) Смерть же в оковах не есть действительное предопределение.

 

Ст. III.

1) Когда мы, ища, приобретаем, а бросая теряем, то в этом случае искание полезно для приобретения, потому что искомый предмет в нас самих.

2) Когда мы ищем то, что законно, но приобретаем только то, что нам предопределено, то в таком случае искание бесполезно для приобретения, потому что искомое вне нас.

 

Ст. IV.

1) Мэн-цзы сказал: В нас есть все.

2) Нет большего удовольствия, когда, обращаясь к себе, мы находим, что мы искренны.

3) Ближайший способ к отысканию человеколюбия заключается в том, чтобы в деятельности быть усердным и снисходительным к другим.

 

Ст. V.

Мэн-цзы сказал: Много таких людей, которые действуют без ясного понимания, упражняются без тщательного вникания и потому, хотя всю жизнь следуют по истинному пути, но самого пути (истины) не разумеют.

 

Ст. VI.

Мэн-цзы сказал: Человек не может быть без стыда. Но кто устыдился своего бесстыдства, тот не будет бесстыдным.

 

Ст. VII.

1) Мэн-цзы сказал: Стыд имеет для человека громадное значение.

2) Для тех, которые искусились в устройстве махинаций и хитрости, нет надобности в стыде.

3) Если человек не стыдится того, что он не походит на других людей, то как же он может совершить деяния подобные совершенным ими.

 

Ст. VIII.

Древние достойные государи любили добро и забывали власть. Неужели только древние достойные ученые были не таковы? Они находили удовольствие в своем учении и забывали о человеческом могуществе. Вследствие этого древние удельные князья, если не выражали к ним крайнего почтения и не соблюдали всех церемоний, то не могли часто видеть их, а если даже видеть их они не могли часто, то тем менее они могли иметь их в качестве министров?

 

Ст. IX.

1) Мэн-цзы сказал Сун Гоу-цзяню: Вы любите путешествовать, не правда ли? Я потолкую с вами о таких путешествиях.

2) Оценят вас, или нет будьте одинаково самодовольны.

3) А как же можно достигнуть такого самодовольства? Чтить добродетель и находить удовольствие в справедливости и тогда можно быть самодовольным.

4) Вследствие этого ученый, если он и беден, не утрачивает справедливости (сознание долга); если славен, не удаляется от истинного пути.

5) Благодаря тому, что, будучи беден, не утрачивает справедливости, ученый сохраняет свое достоинство. Благодаря тому, что, будучи славен, не удаляется от истинного пути, народ не теряет веры в него.

6) Древние люди, когда их намерения осуществлялись, благодетельствовали народу; а когда не осуществлялись, то занимались самоусовершенствованием и прославлялись в мире. Если они были бедны, то только усовершали себя, а если были в славе, то усовершали всю вселенную (Китай).

 

Ст. X.

Те, которые ожидают Вэнь-вана, чтобы подвигнуться в деятельности — это обыкновенные смертные. Мужи же выдающиеся поднимаются и без Вэнь-вана.

 

Ст. XI.

Мэн-цзы сказал: Если человек, которому дадут богатства Вэй Ханя, будет смотреть на себя без гордого самодовольства, то значит он далеко превосходит обыкновенных людей.

 

Ст. XII.

Если народ употребляем на работы с целью доставления ему спокойствия, то он не будет роптать, хотя бы его изнуряли работою. Если будут казнить народ, имея в виду сохранение его жизни, то он умирая не будет роптать на того, кто казнит его.

 

Ст. XIII.

Народ, находящийся под управлением могущественного тирана (главного из князей), имеет веселый и радостный вид. Народ, состоящий под управлением истинного государя, имеет свободный и довольный вид.

2) Если он (добрый государь) казнит — не ропщут; доставляет пользу — не ставят ему в заслугу. Народ с каждым днем изменяется к лучшему, не зная того, кто это производит.

3) Мудрец везде, где появляется, оставляет свое просветительное влияние; все, на чем останавливается его внимание, приобретает чудесную силу и наравне с небом и землею он повсюду разливает свое претворяющее влияние. Разве это малая польза ?

 

Ст. XIV.

1) Мэн-цзы сказал: Доброе слово не так глубоко входит в душу человека, как слава о человеколюбивых занятиях.

2) Доброе правление не так привлекает народ, как доброе обучение.

3) Доброго правление народ боится, а доброе обучение он любит. Доброе правление приобретает богатство народа, а доброе обучение приобретает его сердца.

 

Ст. XV.

1) Мэн-цзы сказал: Человеческое умение без обучения — это врожденный талант. Знание чего-либо без размышления — это врожденное знание.

2) Ребенок 2-3 лет умеет любить своих родителей, а когда подрастет — почитать своего старшего брата.

3) Любить родителей — это выражение чувства человеколюбия; почитать старших — это долг справедливости. Для человека, желающего быть добрым, не нужно ничего другого, как только распространить эти чувства на всех.

 

Ст. XVI.

Мэн-цзы сказал: Шунь, обитая в глубоких горах, живя с деревьями и камнями, и блуждая с оленями и свиньями, мало чем отличался от горного дикаря. Но, когда он слышал доброе слово, или видел добрый поступок, то уподоблялся (по стремительности к добру) неудержимому течению воды при прорыве реки.

 

Ст. XVII.

Мэн-цзы сказал: Не делай того, что не следует и не желай того, что не должно — вот и все.

 

Ст. XVIII.

1) Люди, которые обладают прозорливостью и благоразумием, постоянно были испытываемы бедствиями.

2) Заброшенные на чужбину одинокие министры и дети наложниц — они находятся настороже против опасностей и тщательно обдумывают меры против (могущих грозить им) бед. Вследствие этого они отличаются умом.

 

Ст. XIX.

1) Мэн-цзы сказал: Есть люди, служащие государям, которые служат известному государю для снискания его благосклонности и удовольствия.

2) Есть министры, заботящиеся об упрочении династии, которые в упрочении ее находят для себя удовольствие.

3) Есть Божьи люди, которые принимаются за осуществление своих принципов, после того, как уразумевают, что они могут быть осуществлены в империи.

4) Есть еще великие люди, которые исправляют себя и другие, глядя на них, исправляются.

 

Ст. XX.

1) Мэн-цзы сказал: У благородного мужа есть три удовольствия; но быть императором сюда не включается.

2) Что отец и мать живы и братья благополучны, — это первое удовольствие.

3) Что ему не стыдно пред небом и не совестно пред людьми — это второе удовольствие.

4) Собирать все самые выдающиеся таланты и обучать и воспитывать их — это третье удовольствие.

5) У благородного мужа есть три удовольствия; но быть императором сюда не включается.

 

Ст. XXI.

1) Мэн-цзы сказал: Мудрые люди желают расширения территории и размножения населения; но не в этом заключается их удовольствие.

2) Стоять в средине вселенной и утверждать спокойствие народов, обитающих в пределах морей — это доставляет удовольствие мудрецу; но то, что составляет его природу заключается не в этом.

3) То, что составляет природу мудреца не увеличивается, хотя бы его принципы получили широкое распространение и не уменьшается, хотя бы он жил в бедности, потому что это определено ему в удел.

4) То, что составляет природу мудреца — это человеколюбие, справедливость, правила приличия и ум, которые коренятся в душе. Что же касается внешнего обнаружения их, то на лице оно проявляется в ясности и блеске его, на спине в полноте ее. В четырех членах присутствие их проявляется в движениях и осанке. Эти члены понимают без слов.

 

Ст. XXII.

1) Мэн-цзы сказал: Бо-и, уклоняясь от тирана Чжоу, поселился на берегу северного моря (?) и, услышав о появлении Вэнь-вана, сказал: Почему бы мне не возвратиться. Я слышал, что западный владетель (т. е. Вэнь-ван) умеет питать людей. Тай-гун, уклоняясь от тирана Чжоу, поселился на берегу восточного моря и, услышав о появлении Вэнь-вана, сказал: Почему бы мне не возвратиться. Я слышал, что западный владетель умеет ухаживать за стариками. Если в империи есть человек, умеющий питать стариков, то человеколюбивые люди будут считать его своим убежищем.

3) Семья имела усадьбу в 5 му, под оградою которой были посажены тутовые деревья, листьями которых бабы выкармливали червей и старые люди были в состоянии одеваться в шелк. Она имела 5 куриц и 2 свиньи, пользовавшихся своевременным уходом и старые люди могли иметь мясо. Мужики возделывали свои 100 му и семья из 8 человек могла не голодать.

4) Выражение, что западный владетель умел питать старых людей, относится к тому, что он урегулировал поля и поселки, научил возделыванию тутовых деревьев (шелковицы) и скотоводству, наставлял жен и детей, чтобы они заботились о своих стариках. В 50 лет теплота не может быть поддерживаема без шелкового платья. В 70 лет люди не могут насыщаться без мяса. Холодными и голодными называются те, которые не держатся в тепле и не накормлены досыта. Но между подданными Вэнь-вана не было старых людей, страдавших от голода и холода. Вот что значит это выражение.

 

Ст. XXIII.

1) Мэн-цзы сказал: Народ можно сделать богатым, если следить за возделыванием его полей и коноплянников и взимать с него легкие подати.

2) Нельзя будет использовать богатство, если продукты будут потребляться своевременно и употребляться на дела, предписываемые правилами.

3) Народ не может жить без воды и огня. Вечером, когда кто-нибудь постучится в ворота и попросит воды или огня, — отказа не бывает, потому что воды и огня у всех чрезвычайно достаточно. Мудрые люди управляют империей так, чтобы у всех гороху и хлеба было такое же изобилие, как воды и огня. И если же гороху и хлеба будет также много, как воды и огня, то каким образом народ может быть не человеколюбивым ?

 

Ст. XXIV.

1) Мэн-цзы сказал: Конфуций взошел на восточную гору и город Лу показался ему маленьким. Взошел он на гору Тай и все, что было под небом, казалось ему малым. Поэтому, тому, кто видел море, трудно удовольствоваться рекою; точно также трудно говорить с тем, кто прогуливался у ворот мудреца.

2) Для созерцания воды есть средство — надобно смотреть на ее быстрые волны. Солнце и луна обладают светом и их лучи, куда бы их ни пропустили, непременно освещают то место.

3) Текущая вода есть такая стихия, которая, не наполнив всех впадин в русле, не течет далее. Точно также и благородный муж, посвятивший себя изучению истинного учения, без последовательного и законченного усвоения его, не достигнет полного понимания его.

 

Ст. XXV.

1) Мэн-цзы сказал: Кто встает с пением петухов и усердно занимается добром, тот — ученик Шуня.

2) Кто встает с пением петухов и усердно занимается стяжанием, тот ученик Чжи (известного злодея).

3) Если вы желаете знать различие между Шунем и Чжи, то оно заключается только в промежутке между добром и корыстью.

 

Ст. XXVI.

1) Мэн-цзы сказал: Ян-цзы признавал, что «я только для себя». Хотя, вырвав у себя один волос, он этим облагодетельствовал бы весь мир, он этого не сделал бы.

2) Мо-цзы одинаково любит всех. Если бы для общей пользы потребовалось уничтожить всего себя, то он сделал бы это.

3) Цзы-мо держится средины (между этими двумя крайними учениями). Держась средины, он ближе к истине; но, держась ее без весов, он как бы держится одной стороны.

4) Омерзительно то, что придерживание одной точки (абсолютной средины) вредит истинному учению; оно возвышает только одно начало и упраздняет массу других.

 

Ст. XXVII.

1) Мэн-цзы сказал: Для голодного всякая пища сладка; для жаждущего всякое питье сладко. Таким образом они не получают настоящего вкуса питья и пищи. Голод и жажда наносят вред их вкусу. А разве только рот и желудок получают вред от голода и жажды? От них также получают вред и души людей.

2) Если человек, под влиянием вреда от голода и жажды, в состоянии будет не причинить вреда душе, то ему нечего горевать о том, что он ниже других.

 

Ст. XXVIII.

Мэн-цзы сказал: Лю-ся Хуй не променял бы своего убеждения (сговорчивости, миролюбия) за три высших титула в империи.

 

Ст. XXIX.

Мэн-цзы сказал: Человек, принявшийся за дело уподобляется тому, кто копает колодец. Прокопать колодец на 72 фута и остановиться не докопавшись до воды — это значит бросить прежний труд.

 

Ст. XXX.

Мэн-цзы сказал: У Яо и Шуня человеколюбие и справедливость были природными свойствами; Тан и У сами развили и воплотили их в себе; а 5 начальников княжеских сеймов (тиранов) заимствовали только имя их.

2) Они заимствовали их на долгое время и не возвращали. Как же можно было знать, что они им не принадлежали ?

 

Ст. XXXI.

1) Гун-сунь Чоу сказал: И Инь сказал: «Я не привык к такому непослушанию» и вследствие этого сослал Тай-цзя в Тун. Народ весьма обрадовался. Тай-цзя сделался достойным человеком и он снова возвратил его. Народ весьма обрадовался.

2) Когда достойные люди бывают министрами, то неужели они действительно могут ссылать своих государей, если те оказываются недостойными? Мэн-цзы отвечал: Если эти министры будут одушевлены намерениями И Иня, то они могут сделать это, в противном случае это будет узурпация.

 

Ст. XXXII.

1) Гун-сунь Чоу сказал: В Книге стихотворений сказано: «Он не ел хлеба даром». А как же благородные мужи не пашут, а едят? Мэн-цзы отвечал: Когда благородный муж живет в известном государстве, если государь пользуется его советами, то он достигает спокойствия, богатства, почета и славы; если в нем молодежь следует его наставлениям, то она делается почтительною, уважительною к старшим, преданною и искреннею. Что же может быть выше такого недармоедства?

 

Ст. XXXIII.

1) Княжич Дянь (Ци'ский) спросил у Мэн-цзы: Какое занятие у ученых?

2) Мэн-цзы отвечал: Возвышенные стремления.

3) А что разумеется под возвышенными стремлениями? Человеколюбие и справедливость — и только, был ответ. Убить одного невинного противно человеколюбию; взять то, что не принадлежит нам противно справедливости. Нашим жилищем должно быть человеколюбие, а нашим путем — справедливость. Когда человек пребывает в человеколюбии и следует путем справедливости, тогда дело великого человека совершенно.

 

Ст. XXXIV.

Мэн-цзы сказал: Все верили тому, что если бы Чжун-цзы, вопреки справедливости, предложили Ци'ское княжество, то он не принял бы его. В сущности же это была бы та же справедливость, которая отклоняет чашку рису и горшок супу. Для человека нет большего преступления, как отказаться от родителей и родных и от отношений между государем и подданным, высшими и низшими. Как благодаря его малому качеству, признавать за ним большие ?

 

Ст. XXXV.

1) Тао Ин спросил Мэн-цзы: Когда Шунь был императором, а Гао-яо министром уголовных дел, то, как бы они поступили, если бы Гу-соу (отец Шуня) убил человека?

2) Мэн-цзы отвечал: Гао-яо просто арестовал бы его.

3) Но, в таком случае, не запретил бы ему Шунь сделать это?

4) Каким образом мог бы запретить ему это Шунь, когда в руках Гао были законы, полученные по преданию ?

5) В таком случае, как же поступил бы Шунь?

6) Для Шуня бросить империю было то же, что бросить старый башмак. Он тайком взвалил бы себе на спину отца и бежал бы с ним, поселился бы на взморье, всю жизнь радостно наслаждался бы и забыл бы империю.

 

Ст. XXXVI.

1) Мэн-цзы, отправившись из Фань в Ци и увидав издали Ци'ского княжича, с глубоким вздохом сказал: Как положение меняет вид и питание изменяет тело! Да, велико влияние положения. Не все ли мы дети людей ?

2) Мэн-цзы сказал: У княжича жилище, экипажи, лошади и одежды по большей части такие же, как и у других людей. А что он выглядывает таким, то таким сделало его положение. Как же должны изменяться те, которые обитают в обширном жилище мира (т. е. в жилище человеколюбия).

3) Лу'ский князь, прибыв в Сун, крикнул у ворот Чжи-цзе. Привратник сказал: Это не наш князь; но однако, как голос его походит на голос нашего князя. Этому нет другой причины, как то, что положение их сходственны.

 

Ст. XXXVII.

1) Мэн-цзы сказал: Кормить (ученого) и не любить — это значить обходиться с ним как с свиньей; любить и не уважать — это значит держать его как лошадь и собаку.

2) Почтение предшествует поднесению подарков.

3) Когда почтение не имеет характера действительного почтения, то благородный муж не может быт удержан пустым проявлением его.

 

Ст. XXXVIII.

Форма и выражение ее составляют, дарованные нам небом, прирожденные достояния; но только святые люди могут исполнить то, для чего они предназначены.

 

Ст. XXXIX.

1) Ци'ский князь Сюань желал сократить траур. Гун-сунь Чоу по этому поводу сказал: Годичный траур все-таки лучше, чем совершенное прекращение его.

2) Мэн-цзы сказал: Это подобно тому, как, если бы кто вцепился в руку старшего брата, а вы только сказали бы ему: Пожалуйста потише. Тогда как вам следовало научить его сынопочтительности и уважению к старшему брату.

3) У княжича померла родная мать и учитель просил для него у князя носить траур несколько месяцев. Мэн-цзы сказал: В данном случае было желание носить полный траур, но оно не могло быть осуществлено; в этом случае, даже однодневный траур лучше, чем полное отсутствие его. Я говорил о том случае, когда не запрещали этого, а заинтересованное лицо само не исполняет установленного траура.

 

Ст. XL.

1) Мэн-цзы сказал: У благородного мужа есть пять способов наставления.

2) На одних он влияет подобно благотворному дождю.

3) У одних он совершенствует их нравственные качества, а у некоторых развивает их таланты.

4) Других он развивает при помощи вопросов и ответов.

5) Были такие, которые сами частным образом усовершенствовались в добре.

6) Вот 6 способов, употребляемых благородным мужем в наставлении людей.

 

Ст. XLI.

1) Гун-сунь Чоу сказал: Возвышенны и прекрасны ваши принципы! Изучение их справедливо уподобить восхождению на небо, до которого кажется нельзя добраться. Почему бы не сделать его несколько доступным для людей, чтобы они ежедневно упражнялись в нем. Мэн-цзы сказал: Великий мастер ради грубых работников не изменяет и не уничтожает правила. И ради неискусных стрелков не изменяет нормы напряжения лука.

2) Благородный муж натягивает лук не спуская стрелы; но его выражение таково, что он как бы сам готов прыгнуть за стрелою. Он стоит посредине, а кто может, тот следует за ним.

 

Ст. XLII.

1) Мэн-цзы сказал: Когда порядок царит во вселенной, тогда за появлением личности должны следовать и принципы ее. Когда же во вселенной нет порядка, то личность должна скрыться вместе с принципами.

2) Я не слышал, чтобы люди с истинными принципами рабски следовали за другими.

 

Ст. XLIII.

1) Гун-ду-цзы сказал: Когда брат Тэн'ского владетеля по имени Гэн поступал к вам учеником, мне кажется, что он имел право на вежливость, а вы ему не отвечали. Как же это ?

2) Мэн-цзы сказал: Я никогда не отвечаю всем тем, которые обращаются ко мне с вопросами, опираясь на свою знатность, или таланты, или возраст, или заслуги, или наконец — старинное знакомство.

 

Ст. XLIV.

1) Мэн-цзы сказал: Тот, кто останавливается там, где нельзя останавливаться, будет останавливаться везде. Тот, кто скареден там, где нужно быть щедрым, везде будет скареден.

 

Ст. XLV.

Мэн-цзы сказал: К предметам видимого мира и тварям благородный муж относится так, что он жалеет их, но не питает к ним чувства любви; к народу он питает чувство любви, но не имеет к нему привязанности. Тот, кто привязан к родителям, любит народ; а кто любит народ, тот жалеет всякую тварь и предметы видимого мира.

 

Ст. XLVI.

1) Мэн-цзы сказал: Мудрец все знает, но он торопится с тем, что считает важным. Человеколюбивый любит всех, но настоятельным делом считает любить людей достойных. Даже мудрость Яо и Шуня не обнимала всего, и они стремились заниматься важнейшим. Их любовь также не была всеобъемлюща, и они торопятся любить людей достойных.

2) Не быть в состоянии выполнить трехгодичный траур и быть скрупулезным относительно трехмесячного или пяти месячного; необузданно есть и пить и в то же время обращать внимание на то, чтобы не разгрызали зубами сушеного мяса, — это я называю незнанием того, что важно.

 

ГЛАВА VII. Цзинь Синь. Часть 2.

 

Ст. I.

1) Мэн-цзы сказал: Как не человеколюбив был Лян'ский князь Хуй! Кто человеколюбив, тот свою любовь к присным распространяет на других. Кто не человеколюбив, тот свою жестокость к другим распространяет на своих присных.

2) Гун-сунь Чоу сказал: Что это значит? Мэн-цзы отвечал: Лян'ский князь Хуй из-за земли разорил свой народ. Потерпев большое поражение, он хотел вступить в новое сражение, но, опасаясь, что не в силах будет одержать победы, он послал на войну своего любимого сына и благодаря этому принес его в жертву. Вот что значит свою жестокость к другим распространить на своих присных (на тех, которых любишь).

 

Ст. II.

1) Мэн-цзы сказал: По летописи Чунь-цю не было справедливых войн. Но были случаи, что одна война была лучше другой.

2) Идти войною — это, когда сюзерен открыто отправляет войско для наказания своего вассала. Равные же государства не могут предпринимать карательных войн друг против друга.

3) Лучше быть без Шу-цзина, чем верить ему во всем.

4) В подтверждение этого я возьму из главы У-чэн только 2-3 листка.

5) У человеколюбивого человека нет врагов в поднебесной. А как же, когда наигуманнейший человек (У-ван) шел войною против жесточайшего тирана (Чжоу), в потоках крови всплывали песты ?

 

Ст. IV.

1) Мэн-цзы сказал: Есть люди, которые говорят: я искусен в расположении войск, я искусен в ведении сражения. Такие люди великие преступники.

2) Если государь любит человеколюбие, то у него нет врагов в поднебесной.

3) Когда Чэн-тан обратился войною на юг, то северные варвары начинали роптать; когда он обратился войною на восток, то западные варвары начинали роптать, говоря: зачем он делает вас последними?

4) Когда У-ван шел войною против Инь, то у него было только 300 военных колесниц и 3000 телохранителей.

5) У-ван (обратившись к Инь'цам) сказал: Не бойтесь. Я доставлю вам спокойствие. Я воюю не против народа. Тогда народ ударил челом в землю, словно бы рога обрушились (с шумом).

6) Предпринимать карательную войну — это значит исправлять. А так как каждый желает исправиться, то для чего же прибегать к войне?

 

Ст. V.

Мэн-цзы сказал: Столяр и колесник могут передать человеку правила (своего ремесла); но они не могут сделать его искусным мастером.

 

Ст. VI.

Мэн-цзы сказал: Шунь питался поджаренным рисом и овощами так, как будто бы он намерен был делать это всю свою жизнь. Но, когда он сделался императором, одевался в узорчатое платье, играл на гуслях и две дочери Яо были к его услугам, то он относился к этому так, как будто бы все это всегда было у него.

 

Ст. VII.

Мэн-цзы сказал: Отныне я знаю тяжелые последствия убийства чьих-либо близких родных. Убьет кто-нибудь чужого отца, тот также убьет и его отца; убьет чужого брата, тот также убьет и его брата. Конечно он не сам убил (своего родного) — здесь было бы одно посредствующее лицо.

 

Ст. VIII.

1) Мэн-цзы сказал: В древности заставы устраивались для защиты от насилия.

2) А ныне они устраиваются для произведение насилия.

 

Ст. IX.

Если кто сам не поступает по закону, то закон не будет исполняем его женою и детьми. Если кто отдает человеку приказ незаконный, то он не может ожидать исполнения его даже женою и детьми.

 

Ст. X.

Кто вполне обеспечил себя материальными выгодами, тот и в злополучный год не погибнет. Кто вполне обеспечил себя нравственным богатством (добродетелями), того и испорченный век не смутит.

 

Ст. XI.

Мэн-цзы сказал: Человек, который любит славу, в состоянии отказаться от большого государства; но, если он не такой человек, то отказ от одной чашки рису и горшка супу сказывается в его лице.

 

Ст. XII.

Мэн-цзы сказал: Если в государстве нет доверия к людям гуманным и достойным, то оно запугивает.

2) Если в нем нет правил приличия и долга справедливости, то порядок отношение между высшими и низшими спутывается.

3) А если не будет истинного (гуманного) управления делами, то средств не будет достаточно для покрытия расходов.

 

Ст. XIII.

Бывали случаи, что человек негуманный получал в обладание княжество; но чтобы негуманный человек получал в обладание вселенную — этого не бывало.

 

Ст. XIV.

Мэн-цзы сказал: Народ составляет главный элемент (в государстве), духи земли и хлебов — второстепенный, а государь — последний (легкий).

2) Поэтому, кто приобретает расположение простого народа, тот становится императором; кто приобретает расположение императора, делается удельным князем, а кто приобретает расположение сего последнего, тот делается сановником.

3) Если удельный князь ставит в опасное положение духов земли и хлебов, то его сменяют и ставят другого.

4) Когда жертвенные животные совершенны, приносимый в жертву хлеб чист и жертвы приносятся во время, а между тем появляются засухи и наводнение, то в таком случае духи перемещались.

 

Ст. XV.

Мэн-цзы сказал: Мудрецы служат учителями для сотен поколений. Таковы были Бо-и и Лю-ся Хуй. Поэтому кто слышал о возвышенном характере Бо-и, тот из алчного и слабого превращался в честного и решительного. Кто слышал о покладистом характере Лю-ся Хуй'я, тот из скаредного и узкого превращался в щедрого и великодушного. Энергично проявив себя сотни поколений тому назад, они заставляют всех, слышавших о них спустя сотни поколений, нравственно подняться. Могли бы они сделать это, если бы не были мудрецами? Что же сказать о тех, которые находились в близких к ним отношениях ?

 

Ст. XVI.

Мэн-цзы сказал: Человеколюбие — это человек. А когда мы будем рассматривать их в соединении, то это будет закон (путь).

 

Ст. XVII.

Мэн-цзы сказал: Конфуций оставляя княжество Лу сказал: «Помедлю моим уходом». Это манера оставление им родного княжества. А оставляя Ци'ское княжество, он сам вынул рис из воды, в которой он промывался и ушел. Это манера оставление им чужбины.

 

Ст. XVIII.

Мэн-цзы сказал: Конфуций очутился в бедственном положении между Чэнь и Цай, благодаря тому, что он не имел сношений ни с государством, ни с чинами этих княжеств.

 

Ст. XIX.

1) Мо-цзы сказал Мэн-цзы: Я без всякого основания подвергаюсь клевете.

2) Мэн-цзы отвечал: Не беда. Ученые гораздо более страдают от этого людского злословия.

3) В книге стихотворений сказано: «Печально мое скорбное сердце, на меня злобствует толпа негодяев». Это могло относиться к Конфуцию. И далее: «Хотя он не искоренил их злобы, но он не уронил своей славы». Это могло относиться к Вэнь-вану.

 

Ст. XX.

Мэн-цзы сказал: В древности достойные люди своим просвещением просвещали других, а ныне своим помрачением думают просветить других.

 

Ст. XXI.

Мэн-цзы сказал Гао-цзы: Если по следам горной тропинки вдруг начинают ходить, то она обращается в дорогу. Но если на некоторое время ее забросят, то она зарастает пыреем. Ныне пыреем поросла наша душа.

 

Ст. XXII.

Гао-цзы сказал: Музыка Юй'я лучше музыки Вэнь-вана.

2) Мэн-цзы сказал: На каком основании ты так говоришь? Потому что ухо колокола Юй'я как будто источено древесными червями (совершенно износилось).

3) Мэн-цзы сказал: Каким образом это может служить достаточным доказательством? Разве колеи в городских воротах пробиты силою (одной) двуконной телеги ?

 

Ст. XXIII.

Когда в Ци был голод, Чэнь Чжэнь сказал Мэн-цзы: Весь народ надеется, что вы снова посоветуете князю открыть житницы города там; но я опасаюсь, что вы не можете снова сделать этого. Мэн-цзы сказал: Повторить — это значит поступить, как Фын Фу. Между Цзинь'цами был некто Фын Фу, отличавшийся искусством ловить тигров. Потом он сделался отличным ученым и, отправившись в поле, встретил толпу, которая преследовала тигра. Тигр притаился в горном уголке и никто не осмеливался тронуть его. Увидав издали Фын Фу, народ побежал к нему на встречу: Тогда Фын Фу, обнажив руки, вышел из телеги. Все обрадовались, но ученые насмехались над ним.

 

Ст. XXIV.

1) Мэн-цзы сказал: Стремление рта ко вкусу, глаза к красоте, уха к музыке, носа к обонянию и рук и ног к покою — это стремление свойственные природе, но удовлетворение их зависит от предопределения. Поэтому благородный муж не говорит о них, как о врожденных его природе.

2) Проявление человеколюбия в отношениях между отцом и сыном, долга справедливости в отношениях между государем и подданным, правил вежливости между хозяином и гостем, ума в познании людей достойных и деятельность мудреца в исполнении небесного пути, — все это дело предопределения, но в них сказывается человеческая природа. Поэтому благородный муж в отношении к ним не говорит, что это предопределение неба.

 

Ст. XXV.

1) Хао-шэн Бу-хай спросил: Что за человек был Ио-чжэн-цзы? Мэн-цзы отвечал: Добрый человек, искренний человек.

2) Что вы разумеете под добрым человеком, искренним человеком?

3) Желанный человек называется добрым.

4) Тот, кто имеет неложную доброту в себе самом называется искренним.

5) Преисполненный добротой называется прекрасным.

6) Преисполненный добротой и блистательно проявляющий ее вовне называется великим.

7) Великий и имеющий просветительное влияние на других называется мудрецом.

8) Мудрый и непостижимый называется божественным.

9) Ио-чжэн-цзы находится между двумя первыми категориями и ниже четырех последних.

 

Ст. XXVI.

1) Мэн-цзы сказал: Те, кто бегут от учения Мо-цзы, обращаются к Ян-цзы, а те, которые бегут от Ян-цзы, обращаются к Конфуцианству. Когда они таким образом обращаются, их остается только принимать.

2) А ныне те, которые препираются с Ян-цзы и Мо-цзы, как будто бы преследуют бежавшего поросенка; он уже вошел в закутку, а они все еще продолжают кликать его.

 

Ст. XXVII.

Мэн-цзы сказал: Существует требование в казну холста и непряденого шелку, хлеба и послуги. Из этих трех видов обложения государь требует за один раз одного чего-либо и откладывает взимание двух остальных. Если он зараз потребует двух, то народ будет умирать с голоду, а если зараз потребует все три вида обложения, тогда отцы и дети разлучатся.

 

Ст. XXVIII.

У князя три драгоценности: Земля, народ и управление. А того, кто ценит выше всего жемчуг и дорогие камни, непременно постигнет несчастие..

 

Ст. XXIX.

Пэнь-чэн Го служил Ци. Мэн-цзы сказал: Умер этот Пэнь-чэн Го. И он действительно был казнен. Тогда ученики спросили Мэн-цзы: Как вы узнали, что он будет казнен? Мэн-цзы отвечал: Он был человек, обладавший некоторым талантом, но не слушал великого учения Конфуция и потому заслуживал только того, чтобы погубить себя.

 

Ст. XXX.

1) Мэн-цзы отправился к Ци и был помещен в особом дворце, где на окне лежал начатый башмак. Когда сторож пришел за ним, то не нашел его.

2) Кто-то спросил: Неужели это кто-нибудь из ваших учеников стащил? Мэн-цзы отвечал: Думаете ли вы, что они пришли сюда для кражи башмаков? Я думаю, нет. Открыв курсы, вы не доискиваетесь до прошлого ваших учеников; приходящих к вам не отгоните, и если кто приходит с намерением учиться, вы принимаете его таковым и только.

 

Ст. XXXI.

1) Мэн-цзы сказал: У всех людей есть что-либо, чего они не выносят; пусть они перенесут это чувство на то, что они выносят и получится человеколюбие. У всех людей. есть что-нибудь, чего они не делают; пусть они перенесут на то, что они делают и получится сознание долга справедливости.

2) Если человек будет в состоянии довести до полного развития чувство нежелания вредить другим, то у него будет человеколюбия более, чем нужно. Если человек будет в состоянии развить до полноты чувство непохищения чужой собственности, то у него справедливости будет более, чем нужно.

3) Если человек разовьет в себе до полноты сущность непринятия от других презрительного величания «ты», то он повсюду будет действовать в духе справедливости.

4) Если ученый разговаривает с кем не годится разговаривать, значит он имеет в виду посредством слова привлечь к себе человека и наоборот, если он не вступает в разговор с кем пригодно говорить, значит он имеет в виду привлечь к себе человека посредством молчания. Оба эти случая относятся к категории воровства.

 

Ст. XXXII.

Мэн-цзы сказал: Те слова, которые будучи простыми, в то же время имеют далеко достигающее значение — добрые слова. Принципы, которые, отличаясь краткостью, имеют обширное приложение — добрые принципы. Слова благородного мужа не идут ниже пояса и истинные принципы в них остаются.

2) Правило, которого держится благородный муж — это самоусовершенствование, но посредством его достигается спокойствие вселенной.

 

Ст. XXXIII.

Мэн-цзы сказал: Яо и Шунь — это природники, а Тан и Чэн — это возвратники.

2) То, что движение, выражение лица и обращение природника соответствуют правилам приличия, это является крайним выражением его совершеннейшей добродетели. Что плач его по умершим выражает сердечное сокрушение по ним, а не предназначается для живых. Он постоянно и неуклонно следует путем добродетели, но не для того, чтобы домогаться жалованья. Речи его искренни, но не из желания поступать правильно.

3) Благородный муж исполняет законы, ожидая того, что ему предопределено.

 

Ст. XXXIV.

1) Мэн-цзы сказал: Давая советы знатным людям следует относиться к ним с пренебрежением и не смотреть на их знатность и важность.

2) Если бы я достиг осуществления своих намерений, то я не сделал бы, как у этих бар того, чтобы палаты были вышиною в несколько саженей с подрешетинами, выдающимися на несколько фут, чтобы кушанья расставлялись передо мною на протяжении целого квадратного саженя, чтобы прислуживали сотни наложниц, чтобы прохлаждаться и веселиться и скакать на охоту в сопровождении тысячи колесниц. Всего этого, что занимает их, я не сделаю, а все что занимает меня — это правила древних мудрецов. Чего мне бояться их ?

 

Ст. XXXV.

Мэн-цзы сказал: Самое лучшее средство для воспитания сердца — это иметь мало похоти. Человек, у которого мало похоти, хотя теряет некоторые добрые качества, но мало. Человек, у которого много желаний, хотя и сохраняет некоторые добрые качества, но мало.

 

Ст. XXXVI.

1) Цзэн-си любил мелкие жужубы и поэтому Цзэн-цзы не мог есть их.

2) Гунь-сунь Чоу спросил: А что лучше — мелко изрубленное жареное мясо, или мелкие жужубы? Конечно мясо, отвечал Мэн-цзы. В таком случае, сказал Гун-сунь Чоу, почему Цзэн-цзы ел мелко изрубленное мясо, а не ел жужубов? Мэн-цзы отвечал: Потому что такое мясо нравится всем, а любовь к жужубам, индивидуальна. Мы избегаем употребление имен (родителей и старших), но не фамилий, потому что фамилия есть название общее, а имя индивидуальное.

 

Ст. XXXVII.

1) Вань Чжан сказал: Конфуций в бытность свою в Чэнь, сказал: «Отчего бы мне не возвратиться? Ученики моей школы высокоумно-ретивы, но небрежны в деле; конечно они двигаются вперед и хватают, что нужно, но не оставляют своих старых привычек». Почему Конфуций, находясь в Чэнь, думал о Лу'ских высокоумно-ретивых ученых ?

2) Мэн-цзы сказал: Конфуций, не находя человека, идущего средним путем, которому бы он мог сообщить свои наставления, решился остановиться на высокоумно-ретивых и осмотрительно-сдержанных. Первые будут двигаться вперед и схватывать, что им нужно, а вторые — не сделают ничего дурного. Разве Конфуцию не хотелось бы иметь человека, идущего средним путем? Но, так как он не мог быть уверенным в том, что найдет такого, потому и подумал о второстепенных.

3) Смею спросить, каковы те, которых можно назвать высокоумно-ретивыми?

4) Мэн-цзы отвечал: Такие, как Цзинь Чжан, Цзэн-си и Му-ши, которых Конфуций называл высокоумно-ретивыми.

5) Почему они назывались высокоумно-ретивыми?

6) Мэн-цзы отвечал: В своих стремлениях они предавались бахвальству, говоря: «Древние люди! Древние люди!» А когда беспристрастно рассмотришь их поступки, то оказывается, что они не соответствуют их словам.

7) Когда же он увидел, что и высокоумно-ретивых ему не сыскать, то он хотел найти ученых, стыдящихся всего нечистого и сообщить им свои наставления. Это были осмотрительно-сдержанные-третьестепенные люди.

8) Вань Чжан продолжал. Конфуций сказал: «Я не негодую на тех, которые, проходя мимо моих ворот, не заходят в мой дом; — ведь они только деревенские добряки; а эти добряки — губители добродетели». Каковы те, которых можно назвать деревенскими добряками?

9) Мэн-цзы отвечал: Это те, которые об одних говорят: Зачем они так бахвалят? Их слова не сходятся с поступками, а поступки с словами. Но они повторяют: Древние! Древние! А о других: Почему они поступают таким исключительным образом и так холодны? Рожден в этом мире, и будь человеком этого мира. Будь добр, ну, и ладно. Те, которые подобно евнухам льстят миру — это деревенские добряки.

10) Вань Чжан сказал: Вся деревня называет этих людей добряками и везде они являются таковыми. Почему же Конфуций считает их губителями добродетели?

11) Мэн-цзы отвечал: Не одобрять их — нет поводов к неодобрению; насмехаться над ними — нет повода для насмешки. Они разделяют мирские обычаи; мирятся с грязным веком. В жизни они кажутся преданными и верными; по поведению они кажутся честными. Всем они нравятся и сами считают себя правыми, но с этим людом невозможно вступать на путь Яо и Шуня. Поэтому они называются злодеями добродетели.

12) Конфуций сказал: Я ненавижу, то, что имеет подобие истинного, но не есть истинное. Я ненавижу плевелы из опасения, что их смешают с хлебом (всходами). Я ненавижу лесть из опасения, что ее смешают с правдою. Я ненавижу краснобайство из опасения, что его смешают с искренностью. Я ненавижу Чжэн'скую (развратную) музыку из опасения, что ее смешают с истинною музыкой. Я ненавижу фиолетовый цвет из опасения, что его смешают с красным. Я ненавижу деревенских добряков из опасения, что их смешают с истинно добродетельными.

13) Благородный муж старается возвратить обычные, неизменные правила. Когда они приведены в порядок, то народ устремляется к добродетели, а когда он устремляется к добродетели, то не будет места беззаконию и пороку.

 

Ст. XXXVIII.

1) Мэн-цзы сказал: От Яо и Шуня до Чэн Тана более 500 лет. Такие лица, как Юй и Гао-яо видели их и знали их учение. Что касается Чэн Тана, то он знает учение Яо и Шуня понаслышке.

2) От Чэн Тана до Вэнь-вана тоже более 500 лет. Такие лица, как И Инь и Лай Чжу видели Чэн Тана и знали его учение, Вэнь-ван же знал его понаслышке.

3) От Вэнь-вана до Конфуция тоже более 500 лет. Такие люди, как Тай-гун Ван и Сань И-шэн видели Вэнь-вана и таким образом знали его учение; Конфуций же знал его понаслышке.

4) От Конфуция до настоящего времени 100 с лишком лет. Расстояние по времени от века мудреца столь не далекое и так близко лежала резиденция его. Неужели при таких обстоятельствах нет никого, кто бы передал его учение? Неужели так и нет никого ?

Ссылки

[1] *** Вэй'ский *** владетель по имени Ин, который по перенесении столицы в Да-лян *** в нынешней области Кай-фын в Хэ-нани, присвоил себе княжеский титул, *** хуй, милосердный, это его посмертный титул. Свидание его с Мэн-цзы относится к 335 г. до Р. Хр. *** цзян здесь знак будущего времени. *** ху, вопросительная частица. *** чжэн, идти. Брать, собирать, а здесь в фразе *** цзяо-чжэн-отнимать друг у друга. *** вань-чэн-чжи-го, владение сюзерена; *** цянь-чэн-чжи-го, владение вассального князя, и *** бо-чэн-чжи-цзя, вассал вассала, знатная фамилия. *** чжэ, тот, который, то, что. Частица, служащая для образование причастий, прилагательных, наречий и существительных отглагольных; в разговорном языке она соответствует частице ***. *** ши, убить высшего, старшего.

[2] Гуманное чувство и справедливость коренятся в природе человека и потому если мы будем следовать законам природы, то хотя бы мы и не искали выгод, но они будут естественным последствием нашего образа действий. Но если мы будем следовать своим личным желанием, то, стремясь к личной выгоде, мы не получим ее, а причиним вред себе. Благородный муж также не отказывается от выгод, говорит Чэн-цзы, но, только, если он поставит их исключительным предметам своих помышлений, то понесет вред.

[3] *** цзин поясняется словами *** лян-ду, измерять. *** Лин-тай, название террасы, устроенной Вэнь-ваном в своем парке. *** ин передается словом *** моу, соображать, составлять планы. *** бу-жи мы переводим в непродолжительном времени, как оно и употребляется в таком неопределенном смысле и в настоящее время. Напр. приду в непродолжительном времени: ***. Ци *** спешный; торопить. *** то же что *** как дети пришли к отцу. *** ю, парк *** ю, лань; *** ю-лу, id. *** ю течь. Вспомогательная частица; то, что, а здесь: беззаботно. *** чжо, омывать. *** лоснящийся от жиру. *** хо (хао), журавль; *** белоснежный, блестеть белизной, то же что *** цзе-бо-мао. *** юй, в; здесь читается: у и значит восклицание удовольствия. *** жэнь то же что *** мань, наполнять. *** ио (яо), прыгать. *** мэй (ми), Cervus Davidianus. *** бе, черепаха. Так как народ любил своего князя Вэнь-вана за его гуманное отношение, то он не только быстро устроил для него увеселительную террасу, но и дал ей прекрасное имя.

[3] 4) Тан (Чэн-тан) за 1766 л. до Р. Хр., основатель Шанской династии, низвергший последнего государя предшествовавшей династии Ся, тирана *** Цзе, который своими жестокостями, бесчеловечием и необузданным разгулом будто бы до такой степени озлобил народ что он желал, как сказано в речи Чэн-тана, обращенной к войскам, чтобы скорее погибло солнце, а с ним и он сам и тиран его говоривший: «Я имею вселенную, подобно тому, как небо имеет солнце; погибнет солнце и я погибну. Что на небе солнце, то я во вселенной». *** то же что хай, вред а здесь читается ся и значит: когда.

[4] *** гуа-жэнь, одинокий человек; так называли себя удельные князья. По толкованию это значит человек с малыми достоинствами, но мы переводим его просто «я». *** хэ-нэй и *** хэ-дун; земли принадлежавшие владению Вэй ***. Выражение *** бу-цзя-шао, не прибавляется мало — значит уменьшатся. *** юн синь, стараться, прилагать старание, усердствовать. сюн злой, дурной-здесь подразумевается год, *** нянь, дурной, неурожайный год, 2) *** тянь-жань, громко, с грохотом. *** бин жэнь, холодное оружие. *** хо, или, некоторый, один в смысле неопределенном. *** хэ-жу, каково? Как вам кажется? *** чжи, прямой; правый-здесь значит: только, то же что ***. *** до-юй, более, чем в... Прилагательное, или наречие, стоящее пред *** в, переводится сравнительною усеченною степенью. Примером о воинах, бежавших с воля сражения на разное расстояние, Мэн-цзы хотел показать князю, что как соседние князья, не жалевшие народ, так и он с своим ничтожным милосердием, по отношению к пропитанию народа, не могли осуществить принципов гуманного правления. 3) *** нун-ши, время земледелия, т. е. посева хлеба, ухода за ним и уборки его, когда нельзя отвлекать земледельца и посылать его на другие государственные и общественные работы. *** бу-кэ-шэн-ши, нет возможности съесть, справиться с едою, т. е. чрезвычайно много. *** шу, счет, считать; здесь чит.: чу и значит: частый ***. *** гу, сеть. *** у, стоячая вода. *** бе, черепаха. *** ян-шэн, поддерживать жизнь, кормиться.

[4] В древние времена в Китае сети делались с большими, крупными отверстиями для того, чтобы в них не попадала мелкая рыба. Также запрещено было в неузаконенное время, т. е. весною охотиться на животных и птиц и истреблять их детенышей. Угодья лесные и водные были достоянием общественным, состоявшим под надзором и охранением правительства для того, чтобы им пользовались экономно, во время и с разбором. 4) *** му, мера земли, равная приблизительно 1/17 нашей десятины. Впрочем, в древние времена, по словам толкователя Мэн-цзы, Чжао-ши одно му = 100 шагам, а ныне, т. е. в конце II в. по Р. Хр., оно равняется 240 шагам. *** чжи, свинья. *** сян-сюй, школы — первая сян при династии Чжоу, а вторая сюй при династии Инь. *** шэнь, неоднократно подтверждать, внушать. *** бань, публиковать — здесь то же что *** бань, пестрый, а *** значит седой. *** фу, нести на спине, а *** дай, нести на голове. *** ли-минь, народ. *** нецарский, негуманный, т. е. без гуманного правления. ***, как мы и перевели. 5) цзянь объясняется чрез чжи, устраивать, сдерживать, ограничивать. *** или *** пяо, труп человека, умершего с голоду. *** фа, пускать стрелу, отправлять, открывать — здесь разумеется открывать амбары, житницы для выдачи хлеба голодающим.

[5] Философ этим хочет сказать, что отягчать народ налогами на содержание животных и для княжеского удовольствия и этим доводить народ до голодной смерти будет то же, что травит людей зверями.

[6] *** вэй, делать быть. *** у объясняется здесь словом *** хэ, как, какой; *** будет значить: где, в каком месте?

[7] *** юн, деревянная кукла, которая сопогребалась с умершим. В глубокой древности для этой цели делали из травы чучело, имевшее некоторое подобие человека и называвшееся *** чу-лин, но потом его заменили деревянными куклами, имевшими уже большое сходство с человеком, что вызвало отвращение в Конфуцие, как акт негуманный.

[8] Царство *** цзинь разделилось на три княжества: Вэй ***, Хань ***, и Чжао ***, которые стали известны под именем трех Цзинь; поэтому-то князь Хуй, как Вэйский владетель, сам называет себя Цзиньским князем.

[8] Князь Хуй пошел войною против Чжаоского князя; последний искал помощи у Ци'ского князя и, получив ее, разбил князя Хуй'я и взял в плен старшего сына Шэня, бывшего при этом главнокомандующим.

[9] Смягчение наказания и уменьшение пошлин, говорит знаменитый китайский мудрец Чжу-си, это два основные принципа гуманного правления.

[9] *** шэн-син-фа, смягчать наказание. *** бо, бао, тонкий, мелкий, слабый. *** бо-шуй-лянь, уменьшить налоги. *** ноу, полоть, вырывать сорные травы. *** и, объясняется словом *** чжи, устроять, управлять; заниматься.

[10] *** Сян, сын князя Хуй'я, по имени *** Хэ, вступивший на княжеский престол в 319 г. до Р. Хр. Мэн-цзы после этого свидание с князем отправился в Ци.

[11] *** цзю, тотчас. То. Подходить, обращаться. *** со-вэй, то, что внушает страх, уважение; внушительный. *** у объясняется здесь словом *** хэ, как? Какой? — и, объединять. *** юй, давать, с-здесь объясняется словом *** гуй, возвратиться, обратиться, присоединиться. *** мо-бу, два отрицания, которые переводятся словом: все. *** ю-жань, по объяснению, вид густых облаков; густо. *** пэй-жань, обильно, бурно, потоком, ливнем. *** бо-жань, вдруг, внезапно. Слово «жань» служит для образования наречий. *** юй, сдержать, остановить. *** жэнь-му, пастырь людей, т. е. правитель. *** лин, шея; глава; получать; *** инь-лин, вытягивать шею — выражение нетерпеливого ожидания, страстной надежды.

[12] Циский князь Хуань по фамилии *** Цян, по имени *** Сяо-бо. Получив престол, при содействии знаменитого Гуань-чжуна, он много лет царствовал мудро, поражая северных и западных варваров. Князья Хуань и Вэнь могущественнейшие и сильнейшие из 5 сильных князей того времени, т. е. половины 7-го века до Р. Хр.

[13] *** дао, говорить. *** или *** передается словами: *** непременно желаете, чтобы я говорил (?.)***т. е. *** царское, гуманное правление, правление таких царей, как Яо, Шунь, Юй, Вэнь-ван и У-ван и проч.

[14] *** откуда. *** Ху-хэ, Циский чиновник. *** идти, отправляться. *** хотеть. *** синь-чжун, намазать кровью животных вновь отлитый колокол, чтобы сообщить ему силу отгонять злых духов. *** жэнь, терпеть, выносить. *** ху-су, трепет. *** фэй, упразднить, бросить, уничтожить. *** чжу, весь. Вопросит. частица.

[15] *** ай изъясняется словом *** линь, скаредный; скупиться.

[16] Фраза *** сама по себе неясная, неопределенная, передается в толковании словами ***, то есть, что в действии князя действительно было что-то похожее на то, над чем издевался народ.

[17] *** и, странный; разный; отличный — объясняется словом *** гуай, удивительный, удивляться. В объяснении слова *** цзэ, выбирать словами *** фэнь-бе, разница, как это делает Чжу-си, не представляется необходимости, так как слово цзэ, выбор в этом месте более удачно. Слово *** здесь употреблено в смысле указательного местоимения этот.

[18] Слово *** царствовать, быть царем, мы переводим: быть истинным царем, сюзереном гуманным, в отличие от *** тиран, тиранствовать, — в каком смысле понимают его и сами китайцы. Напр. *** значит гуманное правление.

[19] Слово *** фу, возвратить; снова; повторять — передается чрез *** бо, заявлять, докладывать. *** чжи-мо буквально значит: кончик осеннего волоска, который, по объяснением китайцев, осенью бывает особенно тонок и потому фраза имеет значение: кончик тончайшего волоска. *** цзюнь, вес в 30 гинов. *** сюй, позволять одобрять, соглашаться. *** юй здесь вопроситель. частица. *** мин, светлый-здесь значит зрение.

[20] *** цзя, нести под мышкою.

[21] Первое *** лао, старый — здесь в смысле глагола: обращаться как с стариком, т. е. уважать, почитать, а второе значит старые люди, т. е., родители, старшие братья и старшие вообще. Точно также и *** ю, юнец, малый — в первом случае значит лелеять, любить, а во втором — юнец, малый. *** юнь-юй-чжан, вертеть на ладони, — образное выражение легкости совершение известного действия. Знак *** син — ныне употребляется в значении наказание, но здесь, как и вообще в классическом языке, он значит образец, подражать, служить примером, то же, что *** син форма, образец. *** гуа-ци, одинокая женщина; так называли себя в древности жены удельных князей из скромности, выражая этим недостаточность своих достоинств. *** юй, управлять, править. Императорский. *** сы-хай, четыре моря; Китай, то есть то, что заключено между четырьмя морями.

[21] По Китайской этике любовь должна сначала распространяться на родных, как на людей наиболее близких нам, потом на других людей, как на существ принадлежащих к одной категории (роду) и затем уже переходить на другие существа. В силу этой постепенности и князь, ведущий беседу с Мэн-цзы, уже проявивший чувство сострадание к животному, конечно должен был любить и свой народ.

[22] *** цин-чжун, легкий и тяжелый — значит вес, точно также *** чан-дуань, длинный и короткий — значит длина, протяжение. Из такого сопоставление двух противоположных качественных понятий в китайском языке образуется много таких существительных. *** цюань, взвешивать.

[22] Приглашая князя взвесить свое чувство, Мэн-цзы хочет сказать, что он бессознательно нарушил естественный порядок его в приложении к существам внешнего мира *** ши-ци-дан-жань-чжи-сюй.

[23] Хотя слово *** и, придавливать; или; но, и объяснено в толковании, как вступительная частица, но мы предпочли перевести ее словами: или может быть, что вполне согласуется с течением мысли.

[24] *** вэй, ради, для. *** цин-нуань, легкий и теплый — здесь разумеется платье. *** цай, разноцветный и *** сэ, красота, а вместе можно перевести: красивые предметы, то, что доставляет удовольствие зрению. *** ши-юй-му, смотреть для глаз, т. е. на чем бы остановить их, доставить им удовольствие. Ниже мы имеем такую же точно фразу и для слуха. *** бянь-би, фаворитка. *** би, объясняется чрез *** кай-гуан, расширять. и, посредством, чрез. *** жо то же что *** так, такой. *** юань-му-цю-юй, взлезать на дерево за рыбой — пример вещи невозможной.

[25] *** хоу-цзай, последующее бедствие, несчастное последствие. *** и-жо-со-вэй, посредством таких действий. Частица *** образует здесь отглагольное существительное. *** дай, доходить; почти. Японец, делавший пометки на полях, передает слово дай словами *** шу-цзи. *** цзи собирать; в совокупности. *** фу, покорять — ся; идти. *** гай, вероятно; но толкователи объясняют его словами: *** почему не ...? *** обратиться к корню, основанию, т.е., обратиться к основному принципу управление — гуманности, хотя японец объясняет эту фразу словами *** фань-фу-янь-чжи, изменить что сказано, т. е. что было сказано князем выше.

[26] *** фа, открывать, начинать. *** фа чжен, начать правление. *** ши-жэнь, практиковать человеколюбие. ***, поле, пустырь. *** шан, купец, торговый гость, а *** гу, купец, имеющий постоянную торговлю на месте. *** чу, выходить, но здесь значит: ходить, путешествовать. *** то же что *** су, жаловаться.

[27] *** хэн-чань, постоянное имущество; это то, что мы называем недвижимым имуществом. Впрочем словарь Шо-вэнь и некоторые толкователи разумеют под этим, равно как и под одним словом *** не только недвижимое имущество, но и всякое постоянное занятие, дающее средство к жизни; хотя в настоящее время, насколько нам известно, слово *** исключительно употребляется в смысле недвижимого имущества. *** фан-пи, распущенный, развратный. *** сянь, упасть, попасть, погрузиться. *** так что *** ван, сеть, уловлять в сети.

[28] *** чжи, создавать, устраивать. *** ян, взирать вверх — употребляется в отношении к высшим, как в данном случае к родителям, а *** фу, наклоняться, смотреть вниз относится к низшим. В подобных случаях при переводах эти два противоположных слова можно свободно опускать или же переводить их словами: с одной стороны.... с другой стороны, или же: по отношению к высшим и по отношению к низшим. *** ло-суй, радостный, или урожайный год. *** сы-ван, умереть. *** чжи, знак употребляемый обыкновенно в значении родительного и винительного падежей, а также указательных местоимений, здесь значит идти.

[29] *** шань, содержать, пропитывать; довольный. *** си, почему; как, какой. *** чжи, управлять, регулировать; заниматься.

[30] В этом параграфе говориться о том, что государь должен искоренять тираническое правление и следовать гуманным принципам. Суть этого заключается не в чем другом, как в распространении на других своих гуманных чувств, для того, чтобы осуществить в полной мере гуманное правление. Чжу си не отрицает этих чувств и у Ци'ского князя, но они были у него заглушены жаждою подвигов и выгод.

[1] *** шу-цзи, почти, близко. Но так как в тексте не сказано близко к чему, то толкователь дополнил фразу словами *** к благоустройству.

[2] *** ио, музыка, музыка играет. *** цзюй, все. *** цзи-шоу, объясняется словами *** тоу-тын, головная боль, но мы предпочитаем перевести это выражение словом неудовольствие, каковой смысл оно бесспорно имеет. ***. *** пу-э, нахмурив лоб. *** юй-мао, знамена из перьев.

[3] *** синь-синь-жань, радостно. *** тянь, поле вместо *** тянь, охотиться.

[4] В период борьбы царств все средства народа были истощены; а удельные владетели находили только удовольствие в присвоении себе сюзеренных прав и прерогатив и каждый из них стремился к объединению тогдашнего Китая под своею властью. Проникнутый горячим желанием спасти народ Мэн-цзы, пользуясь страстью Ци'ского князя к музыке, старался развить в нем доброе чувство и очень его уговаривал делить свои радости с народом, не обращая внимание на качества музыки, то есть, на то была ли это древняя торжественная музыка, которой китайцы приписывают такое влияние на поднятие нравственного уровня, или же музыка современная, веселая, на которую китайцы-ригористы смотрели с большим неодобрением.

[5] *** чу, трава, *** собирающий траву. *** жао, топливо, *** жао-чжэ, собирающий топливо; в том же роде и следующие два слова: *** чжи-ту-чжэ, охотники на фазанов и зайцев.

[6] *** гуань, застава в предместье для взимание пошлин и осмотра. *** цзин, яма для ловли диких зверей.

[7] *** и, при, посредством, пользуясь.

[7] Гоу-цзянь (496 г. до Р. Хр.), владетель княжества *** Юе в Чжэ-цзяне, имел намерение напасть на Уского князя, в нынешней провинции Цзян-су. Последний узнав об этом предупредил его, напал на него с отборным войском, разбил и окружил. Из этого безвыходного положение Гоу-цзянь спасся, благодаря своему ловкому министру, подкупившему министра его противника, Уского князя.

[8] Хотя слово небо Чжу си объясняется словом закон, но мы не видим основание отступать от текста. Человеколюбивый государь, являясь исполнителем воли и законов неба, высшее и главное качество которого есть любовь, относится с одинаковою любовью ко всем и заботиться о том, чтобы во вселенной все выполняло задачи, соответствующие его назначению.

[9] Под словом *** чжи, мы разумеем государство; на такое толкование, кроме прямого смысла фразы, нам дает Чжу-си, говоря, что «умный» боится неба и этим охраняет дела своего государства».

[10] Этим он хочет сказать, что благодаря этому недостатку, он не в состоянии служить большему государству и ласково обращается с малым.

[11] *** хэ, лучезарный; грозный. *** юань, в толковании передается словом *** юй, при, в; но мы полагаем, что в данном случае оно свободно может быть переведено словами: вследствие сего, в таком значении оно и употребляется. *** люй, означающее войско, по нашему не требует других объяснений. *** э, прекратить, преградить, остановить — тоже не нуждается ни в каких объяснениях. *** Цзюй, небольшое владение, лежавшее в Юго-Восточ. части провинции Шань-дун. *** дуй, напротив; отвечать — объясняется равнозначащим словом *** да.

[12] *** цзян, ниспустить, ниспослать — здесь значит: сотворить. *** ся-минь, простой народ. *** чун-чжи-сы-фан, в подлинном тексте Шу-цзина *** чун-суй, любить и успокаивать. Нам кажется, что и в измененном виде фраза эта сохраняет свое первоначальное значение и указывает на обязанность царей любить народ, заботиться о нем, а не на то, что Верховный Владыка отличил правителей, что не согласуется и с течением мысли. Под *** здесь разумеется тиран Чжоу-синь, последний государь династии Инь. *** хэ, как, какой, кто. *** и-ну, слово — один служит здесь для выражение однократного действия.

[12] Как в предыдущем параграфе, так и в настоящем, мужество Вэнь-вана и У-вана, как вызванное порывом благородного, справедливого негодования на притеснение народа, признается великим мужеством.

[13] Под удовольствиями народа здесь разумеется вовсе не наслаждение зимними видами и красотами, а спокойная и обеспеченная жизнь.

[13] *** фэй, не, осуждать, порицать. Под словом *** разумеются правители.

[14] Последняя фраза кажется может быть переведена еще и так: но это возможно только для гуманного князя (См. Гл. I, ст. Ш, 4).

[15] *** гуань, обозревать, осматривать; осмотр. *** Чжуань-фу, *** Чао-у, название двух гор на С. от Ци на берегу Печилийского залива, а *** Лань-я, название горы и города.

[16] При Чжоуской династии Государь обозревал свои владение чрез каждые 12 лет, и вассальные князья представлялись к нему с отчетом чрез каждые 6 лет, а по некоторым через 3 года. Такой порядок удержался даже и в настоящее время по отношению к начальникам разных провинций, которые по истечении каждых трех лет, представляют Богдохану доклады о желании представляться ему, хотя на практике это желание редко осуществляется.

[16] *** у фэй-ши-чжэ — объясняется словами: *** цзе-у-ю-у-ши т. е. у всех — разумеется сын неба и вассальные князья — имелись дела, требовавшие этих объездов. *** син, навещать, посещать. *** юй, наслаждаться спокойствием; удовольствие, бездеятельность; но здесь значит: прогулка, осмотр. *** ду, мера, градус, норма. *** бу-цзи, нуждающийся, недостаточный. Знак *** и, один в фразах. *** и-ю, *** и-юй, следовало бы переводить словом каждый-каждая прогулка, каждый объезд.

[17] *** ши, отряд в 2500 человек. *** лян-ши, хлеб, продовольствие; но ни прежде, ни после этих слов нет глагола, определяющего, что делается с продовольствием и смысл приходится определять из контекста, или же следовать толкованием китайцев. Японец оставивший свои замечания па полях говорит: *** большой отряд, сопровождающий князя повсюду забирал продовольствие. *** цзюань-цзюань, искоса, с неудовольствием посматривать. *** сюй, все, вместе. *** чань, клеветать, бесславить — объясняется словом бан, злословить, поносить. *** фан, страна, способ — здесь, говорят, значит *** пи, сопротивляться, возмущаться; вопреки. Фразы: следовать по течению, идти против течение будут объяснены в следующем параграфе.

[18] Относительно этого параграфа вообще нам японец замечает что он исполнен больших противоречий, и фразу «следовать по течению и т. д.» называет бессмысленною в чем и мы охотно с ним соглашаемся.

[18] *** цун-шоу, гоняться за зверьми, охотиться.

[19] *** цзе, заповедь, запрещать объяснено чрез *** гао-мин, указ, объявление; объявлять. *** юй-ши, при этом, вслед за сим. *** син-фа, открывать амбары. *** сюй, останавливать, сдерживать. *** юе, радоваться, быть довольным. *** ю, вина, преступление.

[19] Китайская гамма состоит из 5 нот, название которых суть следующие: ***. ***. ***. ***. ***. гун, шан, цзио, чжи, юй. Дальнейших объяснений о китайской музыке, не будучи сам музыкантом, дать не могу. Для любителей могу рекомендовать: On the Chinese Music. By Vant-Alst.

[20] *** мин-тан, светлый зал. Это название дворцов в разных удельных княжествах, в которых Чжоу'ские сюзерены во время объезда Империи останавливались и принимали удельных князей. Такой дворец был и в княжестве Ци у горы Тай. Так как во время Мэн-цзы за 3 слишком века до Р. Хр., вследствие упадка значения и силы Чжоу'ских государей и усиление власти вассальных князей объезды империи прекратились, то эти Мин-таны, которыми князья, не предвосхищая прав своих сюзеренов, не могли пользоваться, являлись бесполезными и потому вопрос об уничтожении их являлся делом естественным.

[21] *** чжу, вопросительная частица. *** прекратить, остановить; и *** ху, тоже вопросительная частица. Таким образом, вся фраза *** будет значить: разрушить ли, или оставить?

[22] *** Ци, — название удела в провинции Шэнь-си, бывшего родиной Чжоу'ских царей.

[22] Колодезная система земледелия в древнем Китае заключалась в том, что участок земли в 900 му делился на 9 равных квадратов, из коих на 8 поселялись 8 семейств, а девятый они обрабатывали общими силами в пользу казны. 900 му составит на нашу меру около 50 десятин. *** ши-чже, служилый; служащий — здесь объясняется почему-то — потомками служилых людей, оказавших услуги государству. *** ши лу, наследственное жалование. *** цзи, объясняется словом *** ча, исследовать, делать осмотр. Осмотр этот, по замечанию толкователя, производился не всем, а только людям, одетым в чужестранное платье и говорившим на чужом языке. *** цзэ, болото, озеро. *** лян, мост, перекладина — здесь употреблено в смысле запруды. *** ну, жена и дети. *** гэ, прекрасно, хорошо. *** ай, увы; вздыхать, сожалеть. *** цюн. одинокий, сирота, бедняга.

[23] *** шань, добрый, одобрять.

[23] *** цан, амбар; складывать в амбар. *** хоу лян, сухой провиант. *** нан, сума. *** то, мешок без дна. *** гуан, свет, слава; прославить. *** ци, топор, секира. *** юань-фан, после этого, потом; так. *** ци-син, отправляться в путь, выступать. *** что за важность? Нетрудно.

[24] Тай-ван был внуком Гун-лю в 9-м поколении; Гу-гун это было его прозвание, а Дань-фу его имя; Тай-ван же, или великий князь, это почетный титул, который был присвоен ему впоследствии. *** лай-чжао, по нашему мнению, на следующее утро. *** цзоу-ма, скакать на лошади. *** т. е. *** сюнь, следовать; *** ху, то же что *** яй, берег. *** Цзян-нюй, супруга Тай-вана, бывшая из фамилии Цзян. *** юй, навес то же что цзюй, жить, селиться. *** куан-фу, старый холостяк.

[25] *** то, поручать. *** чжи, отправляться. *** би, сравнивать — здесь объясняется словом *** цзи, доходить; когда. *** жу-чжи-хэ, как с этим быть? *** ди, бросить, оставить — объяснено словом *** цзюе, прекратить? *** ши-ши, объяснено словом *** юй-гуань, судья. *** ши, чиновник, служащий.

[26] Под родовитыми сановниками разумеются те, предки которых в течении многих поколений отличались заслугами и которые связаны с государством общими интересами. Под ближними же сановниками разумеются те, которые пользуются доверием государя и связаны с ним, государем, общностью интересов.

[27] *** шэ, дом, жилище. Бросить. *** бу-цай, неспособный.

[28] *** цзинь-сянь, употреблять на службу достойных по талантам и нравственным качествам, давать им путь. *** жу-бу-дэ-и, если нельзя обойтись, в случае необходимости. *** цзян, знак будущего времени. *** шу, далекий, чужой. *** кэ-бу-шэнь-юй, можно ли быть неосторожным?

[28] В оправдание такого странного взгляда Мэн-цзы относительно употребление на службу людей талантливых, Чжу-си говорит, что почитание людей почтенных и любовь к ближним представляет явление обычное, естественное, вытекающее из правил, определяющих жизнь человека в соотношении к другим и что в силу этого люди чужие и низкого происхождения могут быть допускаемы и иметь ход только в том случае, когда между родными и почтенными не имеется для нее лиц достойных по своим талантам и нравственным качествам.

[29] *** цзо-ю, окружающий, приближенный. *** вэй-кэ, объяснено словами: *** вэй-кэ-синь, т. е. нельзя доверять, соглашаться. *** невозможный, негодный. *** янь, окончательная частица, которая в данном случае нам кажется усиливает значение слов, непосредственно стоящих перед ней, и в данном случае приближается к слову *** действительно.

[30] *** цзэ, убить, погубить. *** собственно одинокий мужчина, т. е. человек, оставленный всеми, отверженный. *** ши, умертвить государя, начальника и вообще высшего, старшего. Чжоу, по китайским легендам, образец жестокости, тиранства, необузданного разврата и разгула, последний государь Инь'ской династии, наказанный У-ваном, настоящим основателем династии Чжоу (1122-255 г. по Р. Хр.).

[31] *** цзюй-ши, большой дом. *** гун-ши, старшина рабочих, ныне: строитель, архитектор. *** нын-шэн-ци-жэнь, в состоянии удовлетворить своему назначению, исполнить обязанность. *** чжо, тесать, обделывать. *** гу, пока, на время. *** каково? Что сказать, подумать? Чжу-си замечает, что учение людей талантливых и достойных велико, а князь желает сделать его малым. 2) *** пу-юй необделанная яшма. *** и, древняя, весовая единица в 20 лан. *** дяо-чжо, вырезать и гранить. *** чжи-юй, что касается. *** цзяо, заставлять приказывать.

[32] Янь'ский *** князь Куай *** уступил престол своему министру Цзы-чжи *** и в государстве пошла великая смута, которою по совету своих полководцев воспользовался Циский князь Хуань и напал на Янь. Янь'ские войска не сражались, ворота их столицы были открыты; вследствие этого Ци'сцы одержали большую победу.

[33] *** цзюй-здесь объясняют словом *** шэн, взять верх.

[34] В эпоху Шан'ского государя Чжоу, Вэнь-ван, имея на своей стороне 2/3 империи, продолжал служить династии Шан. А У-ван в 13-й год своего царствования пошел войною против тирана Чжоу ***, и приобрел империю. Вэнь-ван, не смотря на то, что перевес материальной силы был на его стороне, не решался напасть на своего государя тирана Чжоу, потому что не был уверен в чувствах народа, которые служат указанием воли неба. Но, сын его У-ван, к которому, по рассказам, добровольно собралось 800 удельных владетелей, конечно уже не мог церемониться с оставленным всеми и отверженным небом, бывшим своим владыкой, тираном Чжоу. Он явился только исполнителем воли неба, указателем которой служили чувства всего народа, его желание.

[35] *** дань, плетеная из бамбука корзина для пищи. *** ху, кувшин. *** цзян, рисовый отвар, соус и вообще питье. *** часто употребляется в значении: беды, несчастья.

[35] Словами «вода будет глубже и огонь сильнее» Мэн-цзы хочет сказать князю, что, если он будет обращаться с покоренным народом еще с большею жестокостью, чем его прежние владыки и не введет гуманного правления то, само собою разумеется, что народ также отвернется от него и не будет признавать его власти.

[36] 1) *** дай, ожидать; обходиться; употребляется также в значении: принимать меры, предупреждать. ***, править управлять. 2) *** и-чжэн, — здесь слово *** придает глаголу ***, идти войною против непокорных, значение однократного глагола. *** гэ, небольшое владение в нынешней области Гуй-дэ, в провинции Хэ-нань. *** ни, радуга. *** гуй-ши, отправляться на рынок. *** цзин, пахать. Частица ***, образует существительное, как в значении действователя, так и действия. *** чжу, наказывать, убивать. *** си, ожидать, чаять. *** Хоу, государь, владыка. *** су, оживит, воскресить, в толковании передано однозначащими словами: *** фу-шэн, возвратить к жизни.

[37] *** чэн, спасать, избавлять. *** си-лэй, объясняется тождественным выражением: *** чжи-фо, связать, привязать. *** вэй, бояться — объясняется словом *** цзи, завидовать.

[38] *** су, быстро, торопиться. *** мао-ни, старый и малый,

[39] *** хун, драка, ссора. *** Му-гун, Цзоуский владетель. *** минь-мо-чжи-сы, народ не шел умирать (чтобы спасти своих начальников). *** начальник, начальство. *** цзи, отвращение, недовольство, а по толкованию японца, злорадство.

[40] *** гоу-хэ, канава и ров. *** чжи, идти, отправляться. *** фу, хранилище, склад. *** ку, кладовая. *** ши, здесь значит: полный. *** мань, небрежный, ленивый, мешкотный. *** ху, то же что, *** чжу. *** юй, из, от.

[41] *** цзянь-юй, между. ***, без конца-здесь значит: настаивать. *** цзао, долбить, копать. *** чжу, строить возводить. *** сяо, переводится словом чжи, доходить, до.

[41] Для того, чтобы народ не оставил вас в минуту опасности и готов был умереть вместе с вами необходимо любить его, гуманно обращаться и соблюдать долг справедливости. Без любви народной никакие крепкие города вас не спасут. Так поясняют толкователи вышеприведенный текст.

[42] *** Сюе, название небольшого владения, лежавшего по соседству с Тэн, которое Цисцы, давно уже владевшие им, захотели укрепить, что конечно, в особенности в то время, время господства насилия и бесправия, не могло не беспокоить Тэн'ского владетеля. *** как быть в этом случае? Как тут быть?

[43] *** Бинь, то же что *** название местности — нынешний Си-ань-фу в Шэнь-си.

[44] *** хоу-ши, последующее поколение. *** цзы-сунь, дети и внуки — потомки. *** благородный муж, господин, государь. *** чуан, положить начало. *** чуй, свеситься, спускаться; завещать, оставить. *** тун, основа; управлять, а чуй-тун, завещать престол. *** жо-фу, что касается. *** цзюнь-жу-би-хэ-цзай, что можете вы сделать против него? Слово «би» он, тот, по мнению толкователя и Легге, — относится к Ци'скому государю. Между тем, японец, в своих замечаниях на полях, утверждает, что оно относится к небу, о котором была речь выше и мы, вполне разделяя логичность его воззрения, сделали и соответственный перевод.

[45] *** цзе-ли, истощать силы, из всех сил. *** пи, меха. *** би, т. ч. *** бо, материя, ткань. *** и, частица, выражающая наши падежи винительный, предложный и творительный. Посредством. Чтобы. *** чжу-юй, жемчуг и яшма, в переносном смысле: драгоценности. *** со-и, в начале фразы: посему, поэтому, в средине: для того, чтобы, то, посредством чего, в конце: причина, основание. *** эр-сань-цзы, дети мои — выражение, часто встречающееся в афоризмах Конфуция. *** Лян, название горы. *** гуй, возвращаться; отправляться.

[46] *** чэн-юй, княжеская колесница. *** цзя-ма, запрягать лошадь. *** юй, переходить, переступать, превосходить.

[47] По китайскому ритуалу для значительного чиновника полагается 5 сосудов с жертвами, а именно: бараном, свиньей, рыбой, сушеным и рубленым мясом, а для ученого — 3 сосуда: с свиньей, рыбой и сушеным и рубленым мясом. *** дин, треножный жертвенный сосуд.

[47] Ио-чжэн-цзы, по имени Кэ ***, ученик Мэн-цзы, служивший в царстве Лу. *** гуань, гроб. *** го, саркофаг, наружный гроб. *** платье — здесь саван. *** цинь, покрывало.

[48] *** вэй, для, ради; поэтому. *** го, плод; осуществиться, состояться. *** хо, может быть; кто либо, некто. *** ни, препятствовать, затруднять. *** юй, встречать; но часто употребляется в смысле: снискать расположение, пользоваться вниманием государя. янь, как, каким образом?

[48] В этой статье Мэн-цзы выражает ту же самую мысль, которая была выражена с такою определенностью и Конфуцием в Лунь-юй, или афоризмах его, а именно, что успех, или неуспех учения, носителями которого они признавали себя, всецело зависит от неба, предопределен судьбою, а не от людей.

[1] *** Гун-сунь Чоу, ученик Мэн-цзы, Ци'ский уроженец. *** Гуань-чжун, Ци'ский вельможа, по имени *** И-у; он помогал Хуань-гуну в достижении преобладающего влияние между другими князьями, или деспотами. *** философ, учитель, вы. *** дан-лу, занимать важный пост. *** сюй, дозволять — здесь объясняется словом *** ци, надеяться.

[2] *** Цзэн-си, внук Цзэн-цзы. *** мой философ — вы. *** ду-жань, с смущением, с беспокойством. *** прежний философ — относится к Цзэн-цзы. *** бо-жань, с гневом, сердито. *** хэ-цэн, когда было? но, здесь выражение это скорее должно значить: с какой стати, по какому поводу? *** гун ле, заслуги, доблести. Нам кажется нет необходимости толковать слово ле, чрез «гуан» свет, как то делает Чжу-си. Подвиги Гуань-чжуна здесь названы низкими, потому что он не признавал принципов гуманного правления, и держался системы тирании и насилия.

[3] *** цзы, усиливаться, возрастать. *** широко распространяться — говорится о влиянии просвещения.

[4] *** должно, соответствовать — здесь объясняется словом *** ди, в смысле равняться, хотя само слово «дан» и без этого пояснения понятно. *** цзо, делать, а здесь значит царствовать.

[4] *** вместе, взаимно. *** помогать в управлении.

[5] *** цзи-мин-гоу-фэй-сян-вэнь-эр-да-ху-сы-цзин, пение петухов и лай собак передается от одних к другим по всему царству — метафорическое выражение густоты населения.

[6] Слово *** в фразах ***, ***, как и во многих других фразах подобного рода, является в качестве дополнительного глагола и никаких затруднений для перевода не представляет, так как нисколько не изменяет значения основного глагола и даже скорее ставится для благозвучия и округленности речи.

[7] Слово *** в, для, в соединении с предшествующим ему прилагательным образует усеченную сравнительную степень, напр. *** быстрее и т. д.

[8] *** дао-сюань, повесить вверх ногами — метафорическое изображение крайних страданий.

[9] *** цзя, прибавит, наложить; пожаловать. *** Министр. *** ба, тиран; сделаться главою других князей. *** сделаться сюзереном. *** и, странный, удивительный. Пред словами *** такой толкователи добавляют *** т. е. должность важная и ответственность тяжелая. Мы полагаем, что мы имели такое же основание заменить это дополнение другим более коротким и в то же время сохраняющим всю силу смысла текста. *** дун-синь, чувствовать волнение; смущаться.

[10] Мэн-бэнь, говорят, был известный Чжоу'ский богатырь, который мог вырывать рога у быков; так как в Цинь'ском княжестве уважались богатыри, то он перешел в Цинь. Гао-цзы философ, по имени *** бу-хай, с которым мы встретимся в 6-й главе настоящего сочинения.

[10] По объяснению китайских толкователей невозмутимость духа Мэн-цзы, принявшего в основание своей деятельности справедливость, была явлением естественным, свободным, тогда как Гао-цзы, для достижение невозмутимости, требовалось необыкновенное напряжение и твердость воли для того, чтобы сдерживать свои желания и страсти.

[11] Бэй-гун это фамилия, а Ю имя. Толкователи предполагают, что это был из тех удальцов, которые промышляют убийством по найму. *** фу, кожа на теле; *** нао, тревожить, притеснять, а в соединении оба иероглифа значат: уклоняться от удара. *** му-тао, моргать, вращать глазами. *** цо, сломить унизить. *** юй, от, а непосредственно следующее за ним второе юй значит: на, в. *** ши-чао, рынок и дворец, служившие местами публичного наказания — первый для простолюдинов, а второй для знати. *** хэ, грубая шерстяная ткань, ныне привозимая большею частью из Тибета. *** хэ-куань бо, одетый в просторную (куань-бо) сермягу — простолюдин. *** сермяжник. *** янь, строгий; здесь передается словами *** вэй-дань, бояться, трепетать. *** отплатить тем же.

[12] О храбрости Мэн Ши-шэ нам ничего неизвестно. *** сань-цзюнь, собственно значит: три дивизии по 12.500 человек в каждой — это численность армии, которою имели право располагать высшие вассальные князья; но здесь оно употреблено очевидно в смысле неприятельской армии, неприятеля.

[13] Яо ставил победу над другими своею главнейшею задачею и в этом случае походил на Цзы-ся, который также отличался духом честолюбия и нелегко уступал пальму первенства другим, хотя в то же время отличался говорят слепым доверием к своему учителю Конфуцию. Шэ, в воспитании духа храбрости, обращая исключительное внимание на сдержанность и беря критерии для деятельности в самом себе, походил в этом отношении на Цзэн-цзы, который также искал разрешения вопросов в себе самом, в самостоятельности своего духа и не всегда доверял на слово даже своему великому учителю.

[14] *** Цзы-сян, ученик Цзэн-цзы. Под именем *** здесь разумеется Конфуций. *** су, сокращаться, сжиматься; прямой, правый. *** чуй, бояться. *** множество, толпа, масса.

[15] *** ио, связывать, союз; сдерживать — здесь объясняется словом *** яо, важный, существенный.

[16] Значение слова *** играющего такую важную роль во всей главе чрезвычайно трудно поддается точному определению. Д-р. Легге, то переводит его Physical energy, то passion effort, то passion-nature, то animal vigour. И в самом деле слово это имеет весьма разнообразное значение: атмосферный воздух, пары, дыхание, эфир, дух, жизненная энергия и наконец гнев — все это будет «Ци». Но в китайской космогонии под именем «Ци» разумеется, тот со-вечный верховному началу, или Тай-цзи, воздух, от движение которого образовались две силы Инь и Ян — теплоты и холода и затем все сущее. Этот первоначальный воздух проникает и наполняет все сущее, он душа всех тварей, жизненная энергия, дух жизни, оставляющий их только с прекращением самой жизни. Очищение и возвышение этого духа и возвращение к первобытному совершенству составляет предмет этики, трактующей между прочим и о воспитании духа т. е. о поддержании его деятельности, в должном равновесии. В настоящей главе мы хотя и переводим его словом дух, но под ним можно также разуметь жизненную энергию, силу в противоположность материи.

[16] *** чжи, высочайший, главный, в противоположность *** второстепенный. *** чжи, воля. *** бао, жестокий; насиловать.

[17] Слово *** и, один передается словами: *** — исключительно один.

[18] По поводу «понимания слова» толкователи замечают, что посредством его мы ясно видим истину и ложь, превратное и правильное, долг и закон — словом оно открывает нам путь к правильному уразумению.

[18] *** хао-жань, — беспредельный объясняется словами *** шэн-да-лю-син-чжи-мао, вид воды, разливающейся на обширное пространство.

[19] *** чжи-ган, чрезвычайно твердый объясняется словами: *** бу-кэ цюй-нао, не сгибающийся, прямой.

[20] Слово ***, по нашему мнению, относится к духу.

[21] *** цзи-и, накоплять деяния, согласные с долгом справедливости, т. е., постоянно упражняться в них. *** и-си, внезапный порыв справедливости. Под словом *** разумеется действие несогласное с долгом справедливости. *** це, приятный, доставляющий удовольствие. *** нэй, нуй, голод, ослабевать от голода.

[22] *** иметь дело, заниматься. *** объясняется словами: *** юй-ци, предварительно рассчитывать, надеяться. *** минь, скорбеть, горевать. *** я, вытягивать, вырывать. Хотя слова *** ман-ман-жань и объясняются толкователями словами: *** у-чжи-чжи-мао, т. е. глупый, растерянный вид, но мы предпочли передать их словом: поспешно, так как они часто употребляются в этом последнем смысле.

[23] Собственно слов «эти 4 недостатка» в самом тексте нет, но они естественным образом вытекают из предыдущей речи и кроме того перечисляются толкователями — это: омрачение, погрязнение, уклонение от истины и доведение ума до крайности, или поставление его в тупик. ***, *** со-би, со-ли, — здесь собственно отглагольные существительные: омрачение, отклонение.

[23] *** ци, тот, этот — здесь только дополнительная частица без значения.

[24] *** шань, искусный. *** шо-цы, слова, речь. Выражение *** мы переводим: «были искусны в рассуждениях о добродетели» на том основании, что выражение это по своему построению совершенно тождественно с предшествующим: ***, где слово *** также употреблено в значении «искусный».

[24] Упоминаемые здесь лица все ученики Конфуция и при том наиболее выдающиеся.

[25] *** у, восклицание изумления и сожаления.

[26] *** це, воровать; вор. Я, как выражение смирение, скромности в обращении к лицам высшим. — *** и-ти, объяснено словами: — *** и-гу, бедро, часть, доля.

[27] Бо-и был старшим сыном Гу-чжу'ского владетеля в нынешней провинции Чжи-ли. Вопреки обычаю наследования отец хотел назначить своим преемником второго сына Шу-ци; но он, не желая лишить брата права, принадлежащего ему по рождению, отказался. В свою очередь и Бо-и, не желая идти наперекор воли отца, также отказался и оба они удалились и жили в уединении. Но затем, услышав о добродетелях Вэнь-вана, присоединились к нему. Когда же У-ван пошел войною против бывшего их сюзерена, тирана Чжоу, братья, не желая питаться его хлебом, умерли с голоду.

[27] И-инь был ученый из владения Синь *** в нынешней провинции Шэнь-си. Его пригласил к себе на службу Чэн-тан и отправил его к своему сюзерену, последнему Иньскому государю Цзе; последний не мог воспользоваться и возвратил его Чэн-тану. Так продолжалось 5 раз. После этого он сделался министром Чэн-тана и принимал деятельное участие в походе против Цзе и в его низвержении.

[28] *** э-ци-со-хао, подделыватся под то, что нравится ему, льстить ему.

[29] *** Ци-линь, баснословное животное с телом сайги, коровьим хвостом, волчьей шеей и лошадиными копытами — изображение его на одежде у князей. Он считается животным человеколюбивым, потому что не попирает живых тварей и благовещим, потому что появление его, имеющее место в эпоху всеобщего благоденствия, служит предвестием благознаменательных событий. Ци-линь считается у китайцев царем животных.

[29] Фын-хуан баснословная, благовещая птица феникс, которая считается у китайцев главою пернатого царства и птицею благовещею. Она имеет петушью голову, ласточкино горло, змеиную шею, журавлиное тело и рыбий хвост и имеет разноцветное оперение. Феникс служит эмблемою императрицы. *** те, муравьиная кочка. *** син-ляо, застоявшаяся, непроточная вода, лужа. *** ба-ху-ци-цуй, выдаваться из толпы. Слова *** по нашему мнению не имеют здесь другого значения, как: больше, более.

[30] *** шань, довольный, достаточный.

[31] По поводу различия между добровольною покорностью и покорностью вынужденною силой один ученый замечает следующее: покоряющий силой имеет в виду покорить людей и они не дерзают противиться ему; покоряющий добродетелью не имеет в виду покорить людей, но они не могут не покориться ему.

[32] *** чэ, проникать; обдирать кожу, брать сан-ду, кора от корней шелковицы. *** чоу-мю, связывать, обвивать. *** ю-ху, окно и дверь, но здесь конечно следует разуметь вход в гнездо.

[33] *** объясняется словом: *** нянь, думать, заботиться. *** то же что *** воля неба. *** т. ч. *** хуань, избежать.

[34] *** цзюнь-цзе, выдающийся талантами и добродетелями.

[35] *** чань, жилье, усадьба, ряды, лавки — здесь принимается в смысле глагола и значить взимать поземельную подать с лавок.

[35] По Чжоу-ли столица государя и рынок в ней были устроены по той же колодезной системе, которая была принята для разделение полей, то есть, что она также, как и поле, представляла 9 участков, или квадратов: в среднем помещался дворец, в квадрате лежавшем за ним находился рынок, в квадрате лежащем перед ним — царская дума с храмами: предков налево и духа земли направо; в остальных 6 квадратах жили горожане. Рынок имел 4 ворот, которые ежедневно открывались для впуска купцов и товаров. На рынок допускался только народ; вход же в него князьям, сановникам и вообще служилому сословию был запрещен под страхом пени. Для заведывания рынком существовали специальные чины, на обязанности которых лежало установление рыночных цен, наблюдение за мерами и весами, решение споров и поддержание порядка, а также надзор за иностранцами, или, как говорят в тексте, «за людьми в чужой одежде и говорящих чужим языком».

[36] Слово *** чжу, помогать заменяет здесь собою целую фразу и означает, что земледельцы обязаны общими силами обрабатывать казенные участки, составлявшие 1/9, обрабатываемых ими в свою пользу полей.

[37] Это одно из самых темных мест у Мэн-цзы, или правильнее в Чжоу-ли, от объяснение которого отказываются сами ученые китайцы. Под словом *** бу, полотно, разумеются деньги ***, или скорее кусочек шелковой материи в два фута длины и два вершка ширины, служивший меновою единицею. Слово *** чань, которое во втором параграфе настоящей статьи значило: взимать поземельную подать с лавок за усадьбу, здесь объясняется нашим японцем словами *** и-цзюй-чжи-чжай, т. е., дача, усадьба в поселке. Слова *** фу-бу объясняются им в смысле налога с безземельных, и *** ли-бу — штрафа за не обсаживание усадьбы шелковицей и коноплей.

[38] *** тянь-ли, государь, тот, кто является исполнителем воли неба, его предопределений, лицо, которое облечено им правом наказывать мятежных, жестоких и беззаконных вассалов.

[39] *** со-и — в первом случае значит: почему, а во всех остальных — потому что. Слово ***, по вашему мнению, здесь особого значения не имеет. *** жу-цзы, ребенок, дитя. *** на, объясняется словом *** цзе, завязывать. *** чу-ти, испуг. *** сян-дан, односельчане, соседи. *** цэ-инь, сострадание.

[40] *** да, правда и *** фэй, нет, неправда в настоящем случае исполняют роль глаголов с значением для первого одобрять, а для второго порицать, с сознанием, что первое хорошо, а второе дурно. *** сю, значит стыдиться своих собственных недостатков, а *** цзэн, питать отвращение к недостаткам других. *** цы, мы переводим словом самоотречение на том основании, что в толковании оно объяснено словами *** цзе-ши-цюй-цзи, т. е. отрешиться от себя.

[41] *** цзэ, разбойник; губить. После слов *** не могущий, сообразуясь со смыслом следующего параграфа, трактующего о развитии четырех начал, оказалось необходимым прибавить в переводе слово «развить».

[42] Согласно законам построения китайской речи слово *** фань, всякий, стоящее в начале первой части периода, непременно требует во второй слово *** все и конечно относится к тому же предмету, к какому и это последнее, как в данном случае — к четырем началам, но никак не к обладателям этих начал.

[43] *** хань, т. ч., броня, латы, *** выделывающий латы. *** ши-жень, выделывающий стрелы. О волхвах и гробовщиках толкователи замечают, что первые своими молитвами и заклинаниями доставляют пользу живым, а вторые, изготовлением гробов, доставляют ее смерти.

[44] На слова *** негуманный, *** немудрый, без правил, церемоний и *** без справедливости китайские толкователи смотрят как на понятия, последовательно вытекающие одно из другого — негуманен, так немудр и т. д. Между тем японец в своих примечаниях на полях не видит никакой необходимости в такой генетической зависимости их друг от друга и смотрит на них как на понятия отдельные, самостоятельные. *** и (юй), послуга, барщина. *** служить. *** т. ч. *** ю, подобно; походить.

[45] Здесь Мэн-цзы, пользуясь присущим человеку чувством стыда, старается направить его волю к гуманизму.

[46] Этим примером Мэн-цзы хочет сказать, что достижение человеколюбия, как высшего из 5 качеств присущих человеку и объединяющего их в себе, всецело зависит от человека.

[47] По толкованию японца Шунь будто бы доводил свою скромность до того, что, если его собственное мнение было так же хорошо, как и высказанное другим, он всегда следовал этому последнему.

[47] Слова *** шань-юй-жэнь-тун, Чжу-си объясняет словами: *** гун-тянь-ся-чжи-шань, т. е., считал все добро общим достоянием.

[48] *** гэн-цзя, заниматься земледелием. *** тао, заниматься гончарным искусством. *** юй, заниматься рыболовством.

[49] *** т. ч. *** чжу, помогать. Отрицание *** мо, поставленное пред прилагательным образует сравнительную степень, как здесь *** значит: больше.

[50] *** ю, в первом случае значит друг, а во втором — дружиться. *** ту, грязь. *** тан, древесный уголь, а «ту-тань» вместе значит: нечисть, грязь.

[50] *** ван-ван-жань, задрав голову, не обращая внимание. *** мэй, т. ч. *** у, осквернять, марать. *** се, чистый, незазорный. *** цзю, отправляться.

[51] Лю-ся Хуй, Лу'ский вельможа по имени Чжань-цинь прозвание «Лю-ся» он получил оттого, что жилище его находилось под ивами, а Хуй это его посмертный титул. *** бэй, низкий, подлый; гнушаться. *** сянь — здесь значит: достоинства, добрые качества. *** и-и, удалиться; потерять. *** э-цюн, стеснительное положение, нужда. *** дань, обнажить плечо; *** си, обнажить грудь и живот, но в соединении эти два слова просто обозначают: полуобнаженный. *** с довольным, веселым видом. *** юань, тащить за руку. *** остановиться, оставаться.

[52] *** яй, узкий, т. ч. *** ся-чжай. *** непочтительный, небрежный. *** не следовать уклоняться.

[1] Под именем выгод, представляемых местностью разумеются, как естественные твердыни, в виде неприступных проходов, гор, рек и т. п., так и искусственные в виде укрепленных городов, обводных каналов, рвов и т. п.

[2] *** внутренний город, или цитадель, окруженная стеною, а *** го, лежащая за нею внешняя стена, служащая прикрытием для население и называемая также *** вай-чэн, внешний город, внешняя стена.

[3] *** фэй-бу, два отрицания образуют энергичное утверждение. *** бин. солдат — здесь значит всякое холодное оружие. *** гэ, кожа — здесь значит латы, которые в древности приготовлялись из кожи и только в последующие века они стали выделываться из металла.

[3] В единении народа с государем, в расположении к нему, приобретаемым гуманным правлением, лежит весь успех обороны территории. Это единение составляет то, что китайцы называют *** цзинь-чэн-тан-чи, т. е. металлический город и ров с кипятком, или неприступную твердыню.

[4] *** юй, т. ч. *** цзе-сянь, граница, отмежевывать. *** фын, как и *** фын-цзян, насыпи, отделявшие одно владение от другого. *** ци, горная речка. *** вэй, устрашать, приводить в трепет. *** здесь должно обозначать гуманные принципы в государственном управлении.

[5] *** цзян, хотеть, быть готовым, намереваться. *** гуа-жэнь, одинокий человек — так называли себя удельные князья. *** т. ч., *** желать. *** хань-цзи, простудиться. *** чжао, утром. *** чао, принимать в аудиенции. *** цзао-чао, отправляться во дворец.

[6] *** в древности, а здесь: вчера. *** хо-чжэ, выражение сомнения.

[7] *** цюй-цзао, поспешно отправиться. *** т. ч. искать, ожидать. Чжоу-ши полагает, что Мэн Чжун-цзы доводился двоюродным братом Мэн-цзы и учился у него. *** цай-синь, собирать дрова-метаф. быть нездоровым, недомогать — выражение скромности.

[8] Цзин Чоу, Ци'ская знатная фамилия. Цзин-цзы, т. е. г. Цзин. *** цзы, сын. Достопочтенный; мудрец, философ; вы — в почтительном обращении.

[8] *** юнь-эр, и только. Нам кажется, что это выражение всего удачнее передается нашим: вот что.

[9] *** у но, нет места таким словам, как: слушаю, согласен. Самое большое, что может отвечать сын на зов отца это: да — и вслед затем должно следовать немедленное исполнение желание отца.

[9] *** гу, крепкий, вне всякого сомнения, положительно. *** суй, вслед за сим, после этого. *** бу-го, не исполнилось, не осуществилось. ***, должно — здесь значит: по. *** т. ч. *** этот. *** сы-жань, будто бы.

[10] *** це, довольный, — здесь толкуется словом *** хэнь, досада огорчение, или же словом *** цянь, неурожай, недоставать, малый. По контексту мы нашли более правильным принять последнее объяснение. *** т. ч. *** проникать, повсеместный, общеизвестный.

[10] Мэн-цзы хочет этим сказать, что Ци'ский князь, обладающий только титулом, но не возрастом и добродетелями, не имеет права небрежно относиться к нему, как к лицу, совмещающему в себе эти 2 качества.

[11] *** цзю, отправляться. *** цзунь, почитать *** ло, находить удовольствие. *** ю-вэй, делать, работать; деятельный.

[12] *** подданный, министр — здесь употреблено в смысле глагола и значит: сделать министром.

[13] *** чоу, безобразный. — здесь передается словом *** лэй, род однородный.

[14] Последним замечанием о Гуань-чжуне Мэн-цзы хочет сказать, что Гуань-чжун вдобавок был Министром у Ци'ского князя, тогда как он жил в качестве гостя и наставника.

[15] Чэнь-чжэнь был учеником Мэн-цзы. *** куй, посылать в подарок по преимуществу что-либо съестное. *** цзянь-цзинь, по мнению Чжу-си, лучшее золото, стоившее вдвое против обыкновенного. *** и, неопределенная единица веса, имевшая 20, 24 и 30 лан.

[16] *** цзинь, напутственные подарки. *** цы, слово, речь, выражение; мы, основываясь на обычае в современном Китае, переводим словом надпись.

[17] *** цзе-синь, быть настороже по случаю угрожающей опасности. Говорят, что будто бы на Мэн-цзы приготовлялось нападение, против которого он принимал меры предосторожности.

[18] *** чу, место, а здесь указать, определить назначение. *** хо, товар, а здесь то же что *** хо-хуй, подкуп подкупать; то же значение имеет и *** хо-цюй.

[19] *** Пин-лу, назв. города низшего ранга в княжестве Ци. *** цзи, протазан алебарда. *** у, ряд, строй, шеренга. *** цюй, неизвестно почему, толкуется китайцами в смысле *** ша, убить, казнить, тогда как его можно бы было, и даже должно, перевести словами: исключить, удалить со службы.

[20] *** здесь употребляется вместо *** служба. *** сюн-нянь, злополучный год, то есть, отмеченный разными физическими бедствиями, тогда как *** цзи-суй означает только неурожайный год. *** лэй (луй), изможденный, слабый. *** хо, овраг, ров. *** чжи, идти, направляться. *** Цзюй-синь, имя правителя

[21] *** му, в первом случае значит пасти, а в двух следующих — пастбища *** му-ди, *** му-чан,

[22] *** Кун Цзюй-синь, имя сановника, упомянутого в предыдущем параграфе. *** для, а здесь как будто имеет даже значение нашего дательного падежа. *** сун, читать на распев; рассказывать. *** ду, столица, а здесь: большой торговый город.

[23] Чи-ва, Ци'ский вельможа. *** Лин-цю, город низшего ранга в Ци'ском княжестве. *** ши-ши, министр уголовных дел. *** сы, подобный, как будто, толкуется здесь в смысле *** по-видимому иметь основание.

[24] *** чжи, отказаться, оставить службу.

[25] *** действия, как и в 10 стихе 2-й гл. Лунь-юй'я.

[25] В этом стихе Ци'сцы издеваются на Мэн-цзы за то, что он не оставляет службы, не смотря на то, что его политическое учение игнорируется князем.

[26] Как выражение *** чо-чо-жань обозначает образ свободы действия, так и другое следующее за ним *** ю-юй-юй имеет то же значение и представляют плеоназм, допущенный, по нашему мнению, для усиления речи и выражения полнейшей свободы.

[27] Ван-хуань, правитель города низшего ранга Гай'я, был фаворитом князя. *** Фу-сие, т. ч. *** Фу-ши, помощник посланника. *** фань, толкуется в смысле *** ван-хуань, вперед и обратно.

[28] Выражение: *** по толкованию обозначает *** т. е. подлежащие чины уже устроили, тогда как о чинах в тексте никакого упоминание нет, а есть слово *** хо, некто, кто-то, которое неизвестно почему оставлено без перевода.

[29] *** Ин, назв. города в Цзи-нань, в провинции Шан-дун. *** негодность. *** дунь, большой, усугублять, а здесь объясняется словом *** чжи, устроять. *** цзян-ши, мастерское дело, под которым здесь разумеется сооружение гроба. *** янь, строгий, а здесь говорят, *** цзи, быть в суете, в ажитации. *** це, воровски, а здесь: смиренно. Слова *** и-мэй, объясняются чрез *** слишком хороший, прекрасный.

[30] Китайцы разделяют свою древнюю историю на 3 периода: глубокую древность — времена Фу-си, за 30 столетий до Р. Хр., среднюю древность — начало Чжоуской династии за 11 веков до Р. Хр. и последнюю древность — времена Конфуция за 5 веков до нашей эры.

[30] По объяснению китайцев 7 дюймов (цунь) средней древности равняются в настоящее время только четырем. *** чэн, взвешивать; говорить; соответственный, *** юй, здесь в значении предлога до. *** чжи, прямой. Только. *** гуань-мэй, внешняя красота, показ. *** цзинь, истощить, проявить в полной мере.

[31] Некоторые полагают, что косвенный упрек Мэн-цзы, со стороны ученика его, гробовщика Чун-юй'я, в приготовлении для матери его слишком роскошного гроба, сделан был под влиянием распространенного в то время учение известного альтруиста Мо-ди, проповедовавшего всеобщую любовь и умеренность в удовлетворении своих потребностей.

[32] *** би, сравнивать, а здесь, говорят, *** делать, быть, стать. *** подвергшийся превращению т. ч. *** мертвый. *** сяо, т. ч. *** юе, радоваться, быть довольным.

[33] *** объясняется в Вэй-гэнь-лу словами ***, именно, как в переводе — человеколюбивый и почтительный. *** т. ч. *** вэй, ради. ***, по нашему мнению, будет удопонятнее перевести словом, другой, чужой.

[34] Цзы-куай был Янь'ский князь, который, под влиянием коварных советов, уступил княжество министру своему Цзы-чжи. Это произвело ужасную смуту в среде Янь'ского народа. По этому случаю Ци'ский сановник Шэнь-тун хотел частным образом узнать мнение Мэн-цзы касательно того, не будет ли противно справедливости, если Ци'ский князь пойдет войною против Янь. Признавая, что Цзы-куай не имел права без воли сюзерена распоряжаться княжеством, которое было даровано им его предкам, Мэн-цзы дал утвердительный ответ.

[34] ***, по собственному почину, частным образом. *** у-цзы, вы, ваш.

[35] *** ю-чжу, правда ли? *** тянь-ли, государь, верховный повелитель,

[36] Гуань-шу по имени Сянь ***, младший брат У-вана и старший Чжоу-гуна. Одержав победу над Шанской династией (1766-1154 г. до Р. Хр.) и уничтожив последнего И-ра ее Чжоу-синя, У-ван поставил Шанским князем сына Чжоу-синева У-гэна, для наблюдения за которым послал младшего брата своего Гуань-шу, который потом в сообществе с У-гэном возмутился и был казнен. *** цзянь; подсматривать, надзирать. *** ши, заставлять, посылать, отправлять. *** цзе, рассеять; разрешить, освободить.

[37] *** шунь, послушный, покорно следовать. *** вэй-цзы, мы переводим, придумывать оправдание, извинение.

[38] В Вэй-гэнь-лу слово *** гуй, толкуется словами *** цзо-гуй-цзи, приготовляться к возвращению на родину.

[39] *** цзю, то, тотчас. Совершение. Отправиться. *** цзи-цы, продолжить это, разумеется свидание т. е. возобновить его.

[40] *** Ши-цзы, Ци'ский сановник. *** чжун, удостаивать. Мера сыпучих тел в древности 6 ху и 4 доу, а ху приблизительно 4 1/2 — 5 пудов. *** цзин-ши, почитать и принимать за образец. *** хэ, почему не..?

[41] *** у, как. каким образом? Желая дать Ши-цзы понять, что он оставляет Ци, не почему-либо другому, а потому что его политические принципы не были здесь приняты, Мэн-цзы указывает ему на то, что им в принятом им решении не руководит желание разбогатеть, к чему он имел уже случай, а нечто другое.

[42] Цзи-сунь и Цзы Шу-и, обе эти личности неизвестно к какому времени относятся. *** ши, заставить. *** вэй-чжен, управлять. *** иметь корыстные виды. *** лун, дракон употреблено здесь вместо *** лун, курган, а *** лун-луань, стоять на одиноком холму, занимать исключительное положение, а отсюда монополия, монополизировать.

[43] *** вэй-ши-чжэ, рыночный торговец. *** правители, чиновники. *** т. е. *** чжи-чжэн-сун, разбирать споры, тяжбы. *** чжен, идти войною; взимать пошлины. *** или, *** ван, сеть, ловить сетью.

[44] *** Чжоу, название города в южной части княжества Ци.

[45] *** ци-здесь, читается «чжай» и значит пост воз-держание. Се-лю, Лу'ский уроженец, а Шень-сян, сын Цзы-чжана, одного из учеников Конфуция.

[45] В своем ответе Мэн-цзы хотел объяснить каким образом следует поступать в тех случаях, когда желают оставить кого-либо у себя, или остаться у кого-либо. Для этого необходимо, чтобы сам князь любил достойных людей и кроме того, чтобы у него были министры, которые бы желали иметь достойных людей.

[46] *** чжан-чжэ, старший по возрасту, положению, или достоинствам. Уважаемый. Будд. смиренный, а в данном случае так назвал себя Мэн-цзы.

[47] Об Инь-ши мы знаем только то, что он был Ци'ский уроженец. *** гань, щит. Оскорблять; нарушать, — а здесь домогаться. *** цзэ, влажный; пруд, а здесь благодеяние, милость, т. ч. *** энь-цзэ. *** жу-чжи, т. ч. *** чи-лю, мешкать медлить.

[48] *** шу-цзи, авось может быть. *** чжу, обыкновенно встречающееся в классиках в значении вопроса и предлога «в», здесь по-видимому употреблено в значении указательного местоимения. Это еще раз подтверждает нашу мысль о неустойчивости и многообразии значения, так называемых, служебных частиц в китайском языке.

[49] *** хао-жань, свободно, беспрепятственно. *** шэ, бросить, отринуть. *** цзюй, поднимать, рекомендовать. Весь.

[50] *** син-син-жань, с гневом, гневно. *** цюн, истощить; бедный; весь, целый.

[51] *** юй, радость спокойствие. *** ю, винить.

[52] Здесь хронология несколько страдает, потому что от смерти Чэн-тана, основателя Шанской династии, последовавшей в 1752 г. до Р. Хр. до 1115 года, времени вступление на престол Чжоуского У-вана, протекло не 500 лет, а 637 лет.

[53] Чун название местности.

[1] Заслуга Мэн-цзы по отношению к Конфуцианству, по мнению Сунского философа Чэн-цзы, заключается в том, что он развил и уяснил учение о совершенной доброте природы дарованной небом человеку, которая с обнаружением страстей, смотря по направлению их в добрую или дурную стороны, приобретает добрый или дурной характер. Люди, подобные Яо и Шуню восхваляются Мэн-цзы потому, что они сохранили дарованную им небом добрую природу в неприкосновенной целости и потому они и без учения обладали всеми нравственными и умственными совершенствами. Для других же людей, которые под влиянием страстей потемнили и извратили первоначальную добрую природу, чтобы возвратить ее необходимо неуклонное наблюдение за своим внутренним миром и постоянное самоусовершенствование.

[2] *** ши-цзы, так назывались наследники вассальных князей, а ныне это название прилагается к наследникам и не владетельных князей.

[3] О Чэн-гане нам неизвестно кто он был. О Гун-мин И известно, что он был добродетельный человек из царства Лу. Фраза: «Вэнь-ван мой учитель (образец)» говорят, принадлежит сыну его, знаменитому устроителю Чжоу'ского дома, Чжоу-гуну, авторитетом которого желает прикрыться Гун-мин И.

[3] Весь этот короткий разговор имеет целью уяснить и подтвердить мысль Мэн-цзы, что путь усовершенствования человеком своей природы и возвращения ей первобытной чистоты один — это самодеятельность. При этом условии ни для кого не закрыты двери сделаться таким же мудрым и святым, каким был император Шунь.

[4] *** цзюе-чан-бу-дуань, буквально значит отрезывать от длинного и наставлять короткое, например, как в данном случае, при определении площади, имеющей неправильную форму, приходится мысленно урезывать, где длинно и надставлять, где коротко и поэтому в отвлеченном смысле мы можем перевести эту фразу словами: в общей сложности. *** мин-сюань, расстройство, возмущение, пертурбация. *** ляо, лечить, вылечивать.

[5] *** да-гу, важное печальное событие, великое горе. *** хун, скончаться — говориться о владетельных князьях и из вежливости о других титулованных особах. *** ши, дело — здесь значит печальные церемонии.

[6] *** чжи, идти, отправляться. *** цзы, по объяснению толкователей, подол платья. *** или *** шу, т. ч. *** или *** цу, грубый. *** гань-чжоу, кашица.

[7] *** фань-мин, возвратиться и дать государю отчет в исполнении возложенного поручение. *** фу-сюн, старшие родственники князя. *** цзун-го, родовое государство; так величало княжество Тэн княжество Лу. Дело в том, что оба княжества вели свой род от одного и того же Чжоу'ского князя Вэнь-вана с тою разницею, что родоначальник Лу'ского дома, знаменитый Чжоу-гун, был старше своего брата родоначальника царства Тэн; поэтому-то княжество Лу, из уважение к старшинству его предка, и величается Тэнским княжеством, старшим родовым княжеством. Под именем *** чжи разумеются какие-то неизвестные мемуары.

[7] По толкованию Чжао, приводимому японцем, фраза: *** относится к князю и должна быть поставлена в начале следующего параграфа в таком переводе: «это получено мною от Мэн-цзы, сказал князь». То есть, что относительно трехгодичного траура мне сказал Мэн-цзы.

[8] *** та-жи — здесь значит в прежнее время, хотя выражение это обыкновенно указывает на будущее время. *** ши-цзянь, упражняться в фехтовании. *** сянь-чжи, идти впереди, подавать пример. *** цзи-вэй, вступить на престол, а здесь: отправиться к своему месту перед гробом покойника.

[9] По древним обрядам прах вассальных князей предавался земле по прошествии 5 месяцев со дня смерти, в течении которых управление государственными делами переходило к главному министру, а наследник престола обязан был во все время жить со всевозможными лишениями в хижине у ворот кладбища. Князю Вэнь принадлежит честь восстановления этого забытого обычая.

[9] *** ци, скорбь, печаль. *** ай, горесть, вопль.

[10] *** то же что

[11] *** мин-ши т. ч. *** земледельческие работы. *** юй, в, у, для, от, частица сравнение, а здесь *** ван-цюй, отправляться за чем. *** со-тао, вить, сучить веревки. *** цзи, торопиться. *** чэн-у, строить дом. *** бо, распространять, сеять.

[12] Исходя из того, что народ приобретает нравственную устойчивость, когда он обеспечен в средствах к существованию недвижимым имуществом, или постоянным занятием и возлагая эту обязанность на правителей, философ находит, что те правители, которые не заботятся о прочном обеспечении существования народа и таким образом открывают ему путь к преступлению, а затем подвергают его наказанию, сами загоняют его в сети закона. Заботливость же его главным образом заключается в том, чтобы не подвергать народ чрезмерным налогам и тягостям и таким образом щадить его силы, составляющие основу государства. *** быть принципом. *** фан-пи, распущенность. *** се-чи, разврат.

[13] Ян-ху, управляющий у знаменитой, в царстве Лу, фамилии Цзи.

[14] Хотя относительно древних земельных установлений в Китае между толкователями существуют разногласия, но в общих чертах оно представляется в следующем виде:

[14] При всех этих 3-х видах землевладения земледельцы уплачивали правительству 0.1 дохода. В дополнение следует заметить, что Чжу-си затрудняется определением десятины.

[15] Лун-цзы, древний добродетельный муж. *** лан-ли, бесчеловечный, хищный, а здесь то же, что *** лан-цзи беспорядок; множество, масса. *** нио, лютый, жестокий; угнетать. *** гуа, мало. *** фын, навоз, навозить, удобрять. *** ин, полный. *** си-си, смотреть с ненавистью. *** цзян, в значении служебной частицы винительного падежа, *** цинь-дун, труды, т. ч. *** дай, быть должным. *** чэн-дай сделать заем. *** и, увеличивать, пополнять, польза, *** чжи, юнец, птенец. *** хо, овраг, рытвина.

[16] *** юй, орошать дождем, снизойти дождю. *** гуань, смотреть, видеть.

[17] Институты: Сян считал своим долгом заботиться о пропитании престарелых людей, «Сяо» о народном образовании и «Сюй» — об упражнении в стрельбе; но все они являлись народными школами. Под «Сяо» разумеются государственные училища.

[17] Под «У-лунь» разумеются 5 видов общественных и социальных отношений, на которых зиждется весь строй жизни Китая. Эти отношения суть следующие: долг между государем и чиновниками, любовь между родителями и детьми, различие между мужем и женою, порядок между старшими и младшими и искренность между друзьями.

[18] Удельных князей, с кончины отцов которых не прошло года, величали цзы, ***.

[19] Би-чжань, сановник Тэн'ского князя. *** цзин-цзе, урегулировать границы, межи. По объяснению японца *** гу, подать, а *** лу, получаемое чинами жалованье. *** юй, грязный, бесчестный. *** мань, нерадеть.

[20] *** бянь-сяо, узкий и малый. *** цзян, конечно. *** цзюнь-цзы, люди живущие умственным трудом. *** е-жэнь, земледельцы, мужики, поселяне.

[21] По первой системе, существовавшей при династии Инь (1401-1154 до Р. Хр.) и известной под именем, уже упомянутой нами выше, системы «помощи» или барщины, пространство земли в одно ли (ныне около полуверсты), разделялось на 9 квадратов из коих 8 крайних отдавались восьми семьям, а средний, в качестве подати, возделывался ими сообща и получаемый с него доход поступал в пользу казны для содержания людей умственного труда т. е. правителей и ученых.

[21] Отдавая предпочтение первому способу обложения, как наиболее гуманному, Мэн-цзы не находит однако возможным приложить его в городских предместьях, в районе 100 ли вокруг города, благодаря сравнительно более густому населению.

[22] *** гуй-тянь, священное поле, продукты к которого предназначались для жертвоприношений.

[23] Под именем *** юй-фу, остальные мужчины, разумеются несовершеннолетние члены крестьянских семейств, которые по достижении совершеннолетия, получали общеустановленный надел в 100 му.

[24] В древности 6 чи, или фут, равнялись одному шагу, 100 шагов составляли одно му, 100 му — одно тягло, 3 тягла — один дом, 3 дома — один колодец, или квадрат земли в 9 участков, а один колодец занимал одну квадратную ли.

[25] *** жунь-цзэ, увлажнять — мы, основываясь на том что «жунь» употребляется в значении исправлять сочинение, то есть, улучшать его, переводим эти два слова словом улучшать; тогда как по китайскому толкованию фраза эта значит: сообразоваться с требованиями времени так, чтобы это согласовалось с желаниями народа, соответствовало местным обычаям и не утрачивало основной мысли прежних царей.

[26] *** говорят, то же что *** то-вэй, претендовать, выдавать. *** чжун, следовать по пятам, придти. *** чань, жилье, усадьба. *** мын, народ, поселенец, крестьянин. *** кунь, связывать, плести. |*** кунь-цзюй, плести сандалии, лапти.

[27] Под именем *** здесь разумеется истинное учение древних мудрых царей.

[27] *** юн, утренняя еда, обед. *** сунь, ужин. *** фу-ку кладовая. *** ли, лютый, угнетать. *** у, т. ч. ^ как, каким образом?

[28] *** си, какой? Каким образом. *** фу, котел. *** цзэн, горшок. *** цуань, варить, готовить кушанье.

[29] *** бо-гун, всевозможные ремесленники. *** шуай, вести; образец; весь, все. *** и, закон справедливости.

[30] *** хэн-лю, течь зря, где ни попало. *** фань-лань, разливаться. *** фань-чи, множество, масса, цзяо, взаимно перекрещиваться. *** фу-чжи, распространять, водворять порядок. *** ле, сильный огонь, а здесь: пустить пал. *** шу, прочищать. *** ио, прочищать. *** цзи, название реки в провинции Шань-си. *** Та, название реки в северном Шань-дуне. *** жу, левый приток р. Хуай. *** Хуай, название реки, протекающей по нынешним провинциям Хэ-нань и Ань-хуй и впадающей в озеро Хун-цзэ-ху, *** Сы, название реки в Шань-дуне. *** цзюе, прорывать, а здесь: устранять препятствия, в каковом значении, говорят следует разуметь и слово *** пай, располагать, размещать.

[30] Под именем 5 сортов хлеба, известных в древнем Китае разумеются *** дао, рис, *** шу, просо клейкое, *** цзи, просо, *** май, пшеница и *** шу, стручковые.

[31] Министр земледелия при Шуне по имени *** Ци, что значит брошенный. Такое странное имя его легенда объясняет тем, что мать его, супруга императора Ку, зачала его под влиянием того, что наступила на след гиганта и, когда родился сын, то бросила его, как дитя рожденное под неблаговещим знамением, но он был чудесно спасен и получил имя Ци — брошенный.

[31] *** ю-цун, и сверх того. *** цзы-дэ, самому получить, возвратить, по толкованию комментаторов, свою добрую природу. В фразе *** чжэнь-дэ японский толкователь признает слово чжэнь, поощрять равносильным слову *** чжэнь, помогать и потому не находит в ней двух отдельных значений: «поощрять и благодетельствовать» а только одно последнее.

[32] Как идеальные правители Яо и Шунь, сознавая всю тяжесть лежащей на них ответственности, первым и главным предметом своих забот считали приобретение достойных себе помощников, которые бы разделяли с ними бремя попечение о благе народном.

[33] *** цзэ, подражать. *** тан-тан, великий, необъятный. *** мин, имя, именовать, выразить. *** вэй-вэй, высокий, возвышенный. *** бу-юй, относиться безучастно, ее находить удовольствия, разумеется, в царском достоинстве.

[34] *** сянь, стать впереди других, превосходить. *** хао-цзе, выдающийся, герой. *** бэй, т. ч. *** бэй, идти наперекор, противиться.

[35] *** мо, потонуть, погибнуть, умереть. *** чжи, управлять, приводить в порядок. *** жэнь, ноша, бремя т. ч. *** дань, нести на коромысле, ноша. *** сян-сян, обратиться друг к другу. *** чан, площадка, место, очищенное для жертвенника у могилы. *** осеннее солнце, время соответствующее нашему лету. *** т. ч. *** бао, сушить на солнце, белить. *** хао, белый, блестящий. *** шан, предпочитать, любить, прибавлять.

[35] Последнею фразою о белизне Цзэн-цзы аллегорически указывает на то, что Ю-жо никоим образом не может равняться с чистейшим блеском нравственных качеств и учения своего учителя.

[36] *** цзюе, по одним, козодой, а по другим скворец.

[37] Этою притчею Мэн-цзы хочет сказать, что Чэнь-сян, оставив учение своего достойного и высокодаровитого учителя Чэнь-ляна и поступив в науку к какому-то Сюй-сину, отступнику от ортодоксального учения, этим поставил себя ниже птиц предпочитающих высокие деревья темным оврагам.

[38] *** ин, грудь; принять, нести, поразить. *** Цзин, собственное название княжества Чу в нынешней провинции Хуй-бэй, а Шу, название небольшого княжества по соседству с Чу.

[39] Под у-чи-тун-цзы — пятифутовым мальчиком, говорят, надобно разуметь ребенка, так как тогдашний китайский фут = 0.6 настоящего. Философ Сюй хотел объединить в цене все предметы по их длине, весу, количеству и величине, не обращая внимания на их качества.

[40] К слову *** сян, взаимно, толкователи прибавляют слово ***; в соединении эти два слова значат: отстоять друг от друга, разниться.

[41] Мо-ди или Мо-цзы (4-5 в. до Р. Хр.) известный философ, проповедник всеобщей любви, который для блага ближнего, т. е. всякого человека, готов был на какие угодно жертвы; тогда как современник его Ян-цзы, представитель самого узкого эгоизма говорил, что если бы для спасения ближнего потребовалось бы пожертвовать одним волосом с своей головы, он этого не сделал бы.

[42] *** чжи, прямой; выпрямливать, исправлять; а по толкованию Чжу-си истощить слово в исправлении.

[43] Пример, взятый И-цзы из Шу-цзина, относится собственно к тому, что народ по неведению нарушает закон подобно тому, как ребенок по несмысленности падает в колодец. Этим примером, взятым от самих же конфуцианцев, И-цзы старается доказать всеобщность любви и отсутствие градаций, так как мы, видя, что ребенок готов упасть в колодец, одинаково стараемся спасти его не обращая внимания на то, ваш ли он, или же чужой.

[43] Фразою, что у И-цзы 2 корня, тогда как у других по одному, Мэн-цзы хочет сказать, что И-цзы, под влиянием философии Мо-цзы о всеобщей безграничной любви, любя одинаковою любовью своих и чужих родителей, этим признает для себя как бы два источника бытия, — что конечно противно законам природы.

[44] *** хо, овраг, рытвина. *** ин, муха. *** жуй, комар. *** сан, лоб. *** цы, пот. *** ни, косо смотреть. *** лэй, плетушка для земли, корзина. *** ли, короб для ношение земли; заступ.

[45] *** у жань т. ч. *** чан-жань, с разочарованием, с неудовольствием. *** т. ч. *** ю-цин-чжи-цзянь, минутный промежуток. *** мин, толкуется в смысле наставить, вразумлять.

[1] Выражение: *** мы переводим: «должно казаться мелочничеством» и полагаем, что более близкий перевод его едва ли возможен. Выражение: «погнешься на фут, а выпрямишься на 8 фут» вполне соответствует народному выражению: потеря небольшая, а выигрыш большой.

[2] Как пылкий ученый, так и мужественный воин ставят исполнение долга выше всего и без сожаления готовы принести ему в жертву даже свою жизнь. Призывным знаком для смотрителя парка служила меховая шапка, а не флаг и потому он был прав не поспешив на зов князя, выраженный посредством флага.

[2] *** тянь, т. ч. *** ле, охотиться. *** юй-жэн, смотритель парка. *** цзин, знамя, флаг. *** юань, начало, а здесь: голова.

[3] Чжао-Цзянь-цзы, Цзинь'ский вельможа по имени Чжао Ян ***. Ван-лян, имя одного искусного возницы. Би-си, имя фаворита, пользовавшегося расположением Чжао-Цзянь-цзы. *** гун, вообще ремесленник, а здесь разумеется возница. *** повторять. *** цян, насиловать, принуждать. *** вэй-чжи, для него. *** фань, образец чего-либо. *** гуй-юй, устроить встречу не по правилам, коварным образом. *** шэ, жилище, гостиница, а здесь: бросать. *** жу-по, объясняется: с силою попасть в цель.

[4] *** би, сравнивать, сближаться, вступить в сообщество; но Легге переводит его словом flatter. *** указывает на удельных князей.

[5] Цзин-чун, современник Мэн-цзы, уроженец княжества Вэй, принадлежал к школе странствующих политических софистов того времени известной под именем «Цзун-Хэн». (*** вдоль и поперек); при чем «Цзун» означало соединение всех уделов для нападение на один какой-либо, а «Хэн» — отделение одного какого-нибудь удела от остальных, с целью постепенного их поглощения. К той же категории софистов, языка которых, натравлявшего князей друг на друга, не могли не бояться эти последние, принадлежали и Гун-сунь-янь с Чжан-и, оба Вэйские уроженца. Из них особенно прославился последний, бывший школьным товарищем знаменитого авантюриста — политика Су-циня, которому удалось соединить 6 княжеств, а именно: Ци, Чу, Янь, Чжао, Вэй и Хан против возраставшего могущества княжества Цинь. Чжан-и пристал к противному лагерю, то есть, к княжеству Цинь, увеличению силы и значения которого он много содействовал своим умом и энергией и наконец ему удалось убедить все 6 княжеств признать игемонию Цинь. Несмотря на то, что ему пришлось воевать против своего родного княжества, он возвратился в него в конце 4 века до Р, Хр., где и умер, занимая пост первого министра.

[5] *** си, потухнуть, угаснуть, а здесь толкуется в смысле прекращения войн.

[6] Этою выпискою из обрядов Мэн-цзы хочет сказать, что такие люди, как Гун-сунь-янь и Чжан-и, добивающиеся расположение князей угодничеством и лестью, составляющими основу женской морали, ни коим образом не заслуживают названия великих людей, или мужчин, понимаемых в лучшем и истинном значении этого слова.

[6] *** янь, как, каким образом? *** цзе, заповедовать наказывать. В выражении *** знак *** играет роль вспомогательного глагола.

[7] Под обширным храмом вселенной толкователи разумеют гуманность; под настоящим местом — обычные правила, определяющие весь круг деятельности человека и его отношений ко всему; под великим путем — долг справедливости. Достижение желаемого означает получение возможности приложения в управлении народом основных принципов Конфуцианского учение — человеколюбия, церемоний и долга справедливости.

[7] Выражение: *** юй-минь-ю-чжи толкуется в смысле делиться с народом своим приобретением. Здесь слово *** значит собственно: идти, следовать, а *** относится к человеколюбию, церемониям, или правилам жизни и долгу справедливости. *** и, перемещаться, изменяться.

[8] О Чжоу-сяо, кроме того, что он был Вэй'ский уроженец, а Гун-мин И, что он был добродетельный и даровитый человек, нам ничего более неизвестно.

[8] *** дяо, выражать соболезнование, собственно по случаю смерти.

[9] Обычай пахания священного поля, урожай с которого назначается для жертвенных предложений, и теперь ежегодно совершается богдоханами Китая в третьей луне при храме, посвященном изобретателю земледелия Шэнь-нуну — при чем он сам проходит три борозды, конечно с помощью земледельцев, а остальное поле запахивается князьями и сановниками. Обычай этот совершается также по всему Китаю высшими провинциальными властями, как представителями богдохана.

[9] Выражение соболезнования по случаю несостояния чиновника на службе в течении 3 месяцев объясняется тем, что, по неимению в этом случае казенного поля, хлеб с которого идет на жертву предкам, он будет лишен возможности принести им жертву в одно из времен года.

[10] *** цзи, настоятельно необходимый; горячо стремиться. *** чжан-фу, мужчина, а здесь мальчик. *** шэн, рождаться. *** ю-ши, иметь семью, жену. *** ю-цзя иметь дом, мужа. *** мэй-чжо-чжи-янь, сватовство. *** ань-сюе-си, просверлить дыру, отверстие, метаф. воровски, украдкою.

[10] *** сян-куй, украдкою смотреть друг на друга. *** сян-цун, следовать друг за другом, быть вместе. *** бу-ю-ци-дао, не тем путем, то есть, незаконным.

[11] Пын-гэн ученик Конфуция. *** чуань, передавать — здесь употреблено в том же самом смысле, в каком мы его встречаем в современной простонародной фразе *** чуань-мынь-цза, переходить из одних ворот, или из одного дома в другой, болтаться по соседям. *** тай, чрезмерный.

[12] *** тун-гун, взаимообмен произведений труда. *** и-ши, обмен услуг. *** сянь, любить; излишек.

[13] *** цзян, здесь значит: желать, хотеть, а не есть служебная частица будущего времени. *** сы, питать, кормить, поддерживать.

[14] *** мань, расписанная стена, орнаменты на стене. *** хуа, рисовать, а здесь по смыслу: портить, безобразить.

[15] Вань-чжан ученик Мэн-цзы.

[16] Гэ название небольшого владение в юго-восточной части Хэ-нани. *** фан, распущенный, развратный*** гуй-ши, носить пищу рабочим. *** яо, в смысле: задерживать. *** сян, провиант, провизия для рабочих.

[17] Оставляя в стороне витиеватое объяснение китайцами слова *** фу, богатство, я просто принимаю его в смысле глагола: обогатился приобретением чего-либо.

[18] *** цзай, начало.

[18] Когда основатель Шанской династии Чэн Тан совершал свои походы для наказания жестоких и бесчеловечных тиранов, то народы разных княжеств, видя в нем своего заступника и освободителя, наперерыв друг пред другом ожидали его победоносного прибытия и завидовали тем счастливцам, к которым он приходил прежде.

[19] Весь этот параграф, приведенный Мэн-цзы в том виде, как он ему припомнился и перенесенный им на Чэн Тана, основателя Шан'ской династии, взят из Шу-цзина и представляет собственно картину радостной встречи У-вана народом, освобожденным им из под ига последнего императора Инь'ской династии, тирана Чжоу-синя.

[19] *** ю, т. ч. *** со, *** ши-нюй, мужчины и женщины. *** фэй, т. ч. *** фэй, корзина. Под именем *** сюань, черный, темный и *** хуан, желтый, символ неба и земли, разумеются шелковые материи, с которыми Шанская знать встречала У-вана в знак своего подданства ему. *** шао, наследовать — по одним — то же что *** цзи, продолжать, а по другим *** ши, служить. *** да-и-чжоу, великий город Чжоу — выражение непонятное, *** цзянь-сю, быть счастливым. *** дань, плетеная корзина для каши. *** цзян, рисовый отвар. *** цань, жестокий, тиран.

[20] В Чжоуском Шу-цзине эта речь изложена несколько иначе, чем в настоящем новом издании его; но так как она не представляет особенного интереса, ни с точки зрения языка, ни по своему содержанию, то я оставляю ее без перевода.

[21] Слова *** юнь-эр, здесь употреблены не в смысле вспомогательных частиц, а в значении: говорить так, таким образом.

[22] *** собственно: место, где живет князь, княжеский дворец. *** юй, здесь: принимать участие, помогать.

[23] Дуань Гань-му, ученый времен Вэйского князя Вэня (426-386 г. до Р. Хр.). Се-лю, ученый времен Лу'ского князя Му.

[23] По понятию древних китайцев представление ученого какому-нибудь князю, у которого он не состоял на службе, признавалось неудобным, как с точки зрение приличия, так и с точки зрения справедливости. В первом случае, в виду громадной разницы в положении между владетельным князем и ученым не занимающим у него какого-либо официального положения, добиваться свидания с князем было бы неприличною назойливостью; а во втором случае, ученый, не занимающий в княжестве официального положения, являясь в качестве гостя и учителя с визитом к князю, унизил бы свое положение, то есть, совершил бы акт противный долгу справедливости.

[24] *** говорят то же что *** и также читается у. *** кань, подсматривать, подглядывать.

[25] *** се-цзянь, поднимать плечи, объясняется словами: *** сун-ти, съеживаться из почтение. *** бин, т. ч. *** лао, трудиться, работать. *** ся-си, летняя гряда, то есть, человек работающий на грядах в летнюю пору. *** нав-нань-жань, покрыться краскою стыда. *** ю, имя Цзы-лу.

[26] По мнению Сунь Ци-Фына, ученого процветавшего от 1583-1675 г. нашей эры, мнению, приводимому в Сы-шу-вэй-гэнь-лу, Дай Ин-чжи и Дай Бу-шэн, о котором была речь выше, одно и то же лицо и Ин-чжи это есть прозвание Дай Бу-шэна.

[26] *** и, т. ч. *** чжи, останавливаться, прекращать.

[27] *** жан, присваивать чужую, забежавшую скотину или птицу; отнимать. *** сунь, вредить, а здесь, т. ч. *** цзянь, уменьшать, облегчать.

[28] Гун Ду-цзы ученик Мэн-цзы.

[28] Слово *** шэн, родиться, объясняется в смысле появление людей в мире.

[29] *** ни-син, устремиться вспять, течь назад, то же что *** дао-лю. *** ся-чжэ, мы переводим жители низменностей; а *** шан-чжэ, жители возвышенностей. *** вэй-чао, в Вэй-гэнь-лу объясняется словами *** цзя-шуй-вэй-чао, т. е. вбивали в воду сваи и устраивали на них жилища. *** ин-ку, просто значит копать пещеру, землянку. *** цзян-шуй, безбрежные воды. *** цзин, мы позволяем себе толковать в смысле «проникнуться трепетом», а не в смысле предостережения, как думают китайские комментаторы.

[29] Так как переводимое из Шу-цзина извлечение описывает картину потопа при императоре Яо, то и слово «мой» относится к нему же.

[30] *** цзюе-ди, толкуют в смысле устранение препятствий и преград. *** цзюй, останавливаться. Болото. *** сяо, исчезнуть испариться, растаять. *** ди-чжун, в средине земли, по земле — толкуется в смысле *** лян-яй-чжи-цзянь, между двух берегов, с каковым толкованием мы вполне соглашаемся.

[31] Под именем тиранов разумеются Тай-хан, 2188-2159 г. до Р. Хр., Кун-цзя 1879-1848 г. до Р. Хр. и Цзе-куй 1818-1776 г. до Р. Хр. династии Ся и У-и 1198-1194 г. до Р. Хр. династии Шан, ряд которых завершается конечно тираном из тиранов, Инь'ским государем Чжоу-синем. *** дай, смена; поколение, династия; сменять друг друга. *** гун-ши, жилища, дома. *** юй, стоячая вода, пруд. Под словами *** се-ши, разумеются извращенные объяснения необходимости тирании и бесчеловечных поступков. *** пэй, болото, покрытое растительностью.

[32] *** сян, помогать. *** Янь, название владения, помогавшего Чжоу-синю в его бесчеловечном правлении. Фэй-лянь, любимый министр Чжоу-синя, помогавший ему в его жестокостях. *** т. ч. *** чжу, помогать. *** ци, открывать ум, просвещать..

[33] Это была новая эпоха смут, последовавшая за перенесением при И-ре Пин-ване (770-719 г. до Р. Хр.) Чжоуской столицы с запада из Хао, нынешней Си-ань-фу, на восток в Ло-ян — это послужило к дальнейшему ослаблению власти Чжоу'ских императоров и усилению влияния удельных князей.

[33] Слова *** в данном случае равносильно *** еще, снова.

[34] Под именем Чунь-цю, или «Весна и осень» известна, составленная Конфуцием летопись царства Лу, обнимающая собою период уделов на протяжении 242 лет с 722-480 г. до Р. Хр. У Giles'а в Chinese English Dictionare на стр. 293, вероятно по ошибке, сказано, что период этот продолжался от 722-484 г. Так как Конфуций произносит в ней свой беспристрастный суд над деятелями и деяниями, заклеймяя позором одних и восхваляя других, то он и говорит, что в своей летописи он исполняет обязанности, которые составляют прерогативу верховной власти. Не смотря на то, что летопись эта представляет собою невообразимо сухой и безжизненный перечень событий главным образом в царстве Лу, который приобретает известное значение только благодаря комментаторам Цзо Цю-мину, Гу-ляну и Гун-яну, для китайцев она составляет предмет благовейного почитания и послужила образцом для всех историй и удостоилась высокой чести быть включенною в число 5 канонических книг Китая. Высокое значение этой летописи, по мнению китайцев, заключается в том, что она, благодаря своему беспристрастному суду, переходящему из потомства в потомство, служит для узурпаторов и отцеубийц нравственною уздою, сдерживающею от разнузданности страстей и сохраняющею вложенные небом в человека нравственные законы от их конечного уничтожения. Эта заслуга его пред потомством считается выше заслуг знаменитых государей Шуня и Юй'я и составляет одну из эволюций к водворению порядка на земле.

[35] Относительно Ян-чжу (за 4 ст. до Р. Хр.) китайские комментаторы замечают, что он умел только любить самого себя и был чужд сознания долга жертвовать собою и следовательно отрицал государя. Современник же его Мо-цзы, проповедуя обобщение любви и таким образом не делая никакой разницы между самыми близкими и чужими ему людьми, этим самым не признавал родителей. Этот период признается новою смутною эпохою в истории развития Китая.

[35] *** цзянь-ай, всеобщая, равная ко всем любовь. *** чун-сэ, наполнять, запруживать, заграждать.

[36] *** ради этого. *** сянь, оплот; противостоять, защищать. *** фан, объясняется в смысле *** цюй, изгонять. *** инь, развратный распущенный. *** цзо, делать, здесь то же что *** ци, подниматься, появляться, рождаться.

[36] Сравнивая вред, наносимый разными еретическими учениями, философ Чэн (цзы) находит, что вред, наносимый учением эгоиста Ян-цзы (чжу) и учением Мо-цзы (ди) о всеобщей любви, сильнее вреда, причиняемого, последователями Лао-цзы, криминалистами Шэнь Бу-хай'ем (233 до Р. Хр.) и Хань Фэй-цзы (233 до Р. Хр.) с их бреднями о пустоте и бездеятельности. Но, что учение Будды, с его утонченною философией, приближающеюся к истине, гораздо вреднее всех остальных.

[37] *** и, т. ч. *** чжи, прекратить, остановить.

[38] По замечанию толкователя Жао, Мэн-цзы привел это место из Ши-цзина, потому что учение Ян-чжу и Мо-ди было учением варваров, не признававших ни отца, ни государя.

[38] *** чэн, наследовать, здесь толкуется, как *** дан, противостоять.

[39] *** бэй, наклоненный, пристрастный. *** чэн, т. ч. *** цзи, продолжать.

[39] Под именем трех мудрецов здесь разумеются Юй, Чжоу-гун и Конфуций. Первые два, как избавители своего народа от ужасных бедствий — потопа, зверей и варваров, а последний, как создавший своею летописью Чунь-цю грозное орудие против всех узурпаторов и отцеубийц, и таким образом оказавший своему народу несравненно большую и не временную только услугу.

[40] *** цао, древесный червь. *** пу-фу, ползти на четвереньках. *** янь, проглотить. Слова *** цзин-шан Сунский ученый Сунь-ши *** толкует в Тринадцатикнижии не в смысле «у колодца» а в смысле «на рынке» и слово *** ли, слива принимает не в смысле дерева, а плода.

[41] *** пи, большой палец на руке. *** цао, держать в руках; принцип, правило. *** чун, по толкованию, значит развить до полноты. *** инь, земляной червяк, т. ч. *** цю-инь.

[42] Сравнивая Чжун-цзы с большим пальцем руки, Мэн-цзы хочет этим сказать, что он на столько же выдается из среды Ци'ских ученых, насколько большой палец из ряда других пальцев. А чтобы быть безупречно бескорыстным для этого ему необходимо переродиться в земляного червя, который, питаясь землею и грязною водою, ничего не берет от мира, тогда как Чжун-цзы мало того, что пользуется жилищем, пищею и одеждою от мира, но еще не знает получает ли он все это от людей такой безупречной честности, как Бо-и, или от таких, как отъявленный мерзавец и разбойник Дао-чжи и следовательно в последнем случае пользуется предметами, приобретенными путем грабежа и насилия — что конечно далеко несогласно с безупречною честностью.

[43] *** би-лу, мять пеньку.

[44] Гэ, название места, данного в кормление старшему брату Чжун-цзы. *** т. ч. *** би, уклоняться, избегать. *** пинь-цзу, т. ч. *** морщиться, хмуриться. *** ни-ни, гоготать (о гусях). *** ва, выблевать.

[45] Знак *** и, переводом которого так затрудняются китайцы и Доктор Легге, мы принимаем за знак *** ю, из, от; исходить, каковую замену мы часто встречаем в классиках и тогда перевод фразы не представит особенных затруднений. Затем, фраза: ***, которую с такою натяжкою переводить Доктор Легге, передаваемая в объяснениях на Тринадцатикнижие словами: *** может быть и должна быть вполне естественно переведена так, как мы ее передали в настоящем переводе.

[1] Ли-лоу, иначе Ли-чжу (***), живший, говорят, при И-ре Хуан-ди почти за 2700 лет до нашей эры и отличавшийся таким острым зрением, что на расстоянии ста шагов замечал тончайший волосок.

[1] Происхождение 5 музыкальных тонов, известных у китайцев под именами ***, ***, ***, ***, *** гун, шан, цзио, чжи, юй, объясняется следующим образом: Мудрые люди, слушая раскаты грома, определили первый тон; слушая звуки металла в воздухе, определили второй тон; слушая звуки колеблемого ветром дерева, определили третий тон; слушая свист от огня при горении дров и журчание воды в ключе, они определили четвертый и пятый тоны.

[2] Комментаторы относят это место к Лян'скому Императору У-ди (502-557), который в своем увлечении буддизмом, запрещающим отнятие жизни у живых существ, запретил употребление в жертву животных и заменил их предложением хлеба, сам сделался строгим вегетарианцем и, под влиянием всепрощающей любви, миловал преступников, явно уличенных в мятежных замыслах.

[3] *** цзянь, преступать. *** шуай-ю, руководствоваться, следовать. *** го, ошибаться.

[4] *** синь-сы, мысли, умственные силы. *** бу-жэнь-жэнь, не выносить человеческих страданий; человеколюбие.

[5] По толкованию Чжу-си, производство вышеупомянутых работ, указанным порядком, при меньшей затрате труда, даст большие результаты. Точно также и правитель, полагающий в основу своей правительственной политики принципы прежних мудрых царей, будет в состоянии без особенного труда осуществить гуманное правление.

[5] Знак *** инь, причина, основа — здесь толкуется в смысле опираться; исходить.

[6] *** дао, т. ч. *** и-ли, долг справедливости, законность. *** гуй, взвешивать, измерять, сообразовать, а вместе *** дао-гуй, измерять дела принципами справедливости и принимать должное решение. *** фа-шоу, держаться законов. *** чао, двор. *** гун, чины.

[7] *** пи, т. ч. *** пи, открывать, а здесь — распахивать. *** у-жи, в непродолжительном времени, скоро.

[8] Согласно пояснению на Тринадцатикнижие, где слово. тянь, толкуется в смысле. *** ван, князь, а *** цзюе, спотыкаться — в смысле *** дун, движение, — перевод этой тирады будет следующий: Лишь только князь готов будет совершить какое-либо беззаконие, то, сановники не должны медлить (своими советами и увещаниями). *** цзюе, спотыкаться, по объяснению Чжу-си *** дянь-фу, опрокидываться, ниспровергнуть. *** се-се, медленный, небрежный, по объяснению Мэн-цзы, т. ч. *** та-та, слабый и мешкотный.

[9] *** фэй, порицать.

[10] Говоря, что циркуль и наугольник составляют высшее выражение круга и квадрата, Мэн-цзы хочет этим сказать, что они служат орудиями для получения совершенного круга н квадрата.

[11] Ю «Темный» и Ли «Жестокий», два государя Чжоуской династии, из коих первый (781-770 г. до Р. Хр.) известный своею безнравственностью, обладатель красавицы Бао-сы, был убит при нападении Жунов на его столицу; а второй (878-827 г.), известный своею жестокостью, вызвавшею наконец открытое народное восстание, вынужден был бежать и пробыл на чужбине до конца дней своих. Недобрая память о них была увековечена вышеуказанными посмертными прозваниями. По своей жестокости и подозрительности Ли много напоминает вашего Иоанна Грозного. При нем царил такой же террор и опасение быть обвиненным в оскорблении величества также наложило печать молчания на уста его подданных, встречавших друг друга безмолвным приветствием.

[12] *** сы-ти, четыре конечности тела, то есть организм, тело.

[13] *** объясняется чрез *** чан-чан-сы-лян, думать, заботиться, стараться.

[14] По замечанию Чжу-си знатные фамилии трудно подчинить себе силою, а между тем они пользуются доверием народа и имеют на него громадное влияние. Поэтому для подчинения их своему влиянию необходимо заботиться об украшении себя нравственными совершенствами.

[14] *** пэй-жань, обильно, словно многоводный потоп.

[15] Одно слово *** тянь, по объяснению толкователей значит *** тянь-ли-жэнь-ши-чжи-дан-жань т. е., так должно быть по небесным законам и человеческим отношениям.

[16] *** т. ч. *** самому отрешиться от людей. *** у, толкуется в смысле человека. *** нюй, выдать дочь в замужество.

[17] *** ли, прекрасный, а здесь значит *** шу, счет, число. *** хоу. пустая частица. *** ми, не. *** фу. большой. *** го, возлияние при жертвах. *** цзян, помогать.

[18] *** ши, пустая частица, которыми так изобилует Ши-цзин.

[18] Один из толкователей, приводимых японцем, дает следующее образное пояснение этой тираде: Пламя величия и могущества горячо и только одно холодное, чистое человеколюбие в состоянии победит и попрать его.

[19] Слово *** сы, этот, он — очевидно указывает на воду в реке.

[19] Нравоучение этой песни заключается в том, что князья, благодаря своему порочному направлению и не слушанию добрых советов, сами делаются виною своей гибели.

[20] По замечанию японца *** относится к делам и значит давать, исполнять, а *** цзюй-чжи, значит собирать, доставлять и относится к вещественным предметам.

[20] Крайне лаконическая окончательная фраза *** эр-е дополнена и переведена нами согласно пояснением Вэй-гэнь-лу, хотя она может быть также оставлена без всякого перевода, отчего общий смысл изречение едва ли бы много потерял.

[21] Этим примером Мэн-цзы хочет сказать, что, как хищная выдра заставляет рыбу искать убежища в глубоком омуте и хищный коршун заставляет мелких пташек спасаться от него в густых зарослях, так и тираны Цзе и Чжоу своим бесчеловечием и жестокостью вынуждали народ устремляться к таким человеколюбивым государям, как Чэн-тан, основатель династии Шан и Вэнь-ван, родоначальник дома Чжоу.

[21] *** юань, глубокие воды, омут. *** цун, чаща, гущара. *** цяо, бить, ударить, а здесь, т. ч. *** цюй, гнать. *** та, выдра, большая любительница рыбы, о которой китайцы рассказывают, что весною, когда она начинает ловить рыбу, первый улов она не трогает, оставляя его в жертву духам. *** чжань, коршун.

[22] Мокса, или прижигание из полыни *** ай, и до настоящего времени употребляется в китайской медицине, как одно из действительных целебных средств во многих тяжких болезнях, параличе, ревматизмах и т. п. Изобретение этого способа лечения, практиковавшегося и у древних греков, в Китае приписывается, (императору) Хуан-ди. Старый полынь или выдержанный несколько лет считается лучшим и более действительным.

[23] Под местоимением «они» разумеются удельные князья и сановники, которые, не проникшись стремлением к человеколюбию и не поставив его исходным пунктом и краеугольным камнем своей деятельности, не только не в состоянии будут сделать чего-нибудь хорошего для государства, но доведут себя до погибели.

[23] *** цзай, пустая частица. *** сюй, вместе, взаимно.

[24] Хотя слово *** фэй и объясняется словом *** хуй, разрушать, поносить, но здесь представляется полная возможность удержать за ним его собственное значение: отрицать.

[25] *** куан, праздный, оставлять праздным. *** ю, т. ч. *** син, идти, следовать.

[26] *** хо-юй-шан, толкуется в смысле приобретение доверия государя.

[27] В настоящей тираде передаются слова Конфуция из Чжун-юна, которые Цзы-сы слышал от Цзэн-цзы и передал их Мэн-цзы. Как известно все учение Чжун юна сводится к одному началу искренности.

[28] Си-бо, правитель западных стран, это титул Вэнь-вана, данный ему потому, что тиран Чжоу, назначил его главою всех западных князей. Этим назначением, говорят, он получил право карать всех беззаконных князей.

[28] Тай-гун по фамилии *** Цзян, по прозванию *** цзы-я, знаменитый советник Вэнь-вана и У-вана, отысканный первым на берегу р. Вэй, где он удил рыбу. Здесь, при встрече с ним, Вэнь-ван сказал ему: *** т. е. мой дед давно ожидал вас. Поэтому ему дали прозвание: «Тай-гун-ван» — надежда деда.

[29] *** юй, по отношению. *** и-чжань, по моему мнению, прибегать к сражению пользоваться им, как средством. Выражение *** цзуй-бу-жун-юй-сы буквально значит: «преступление не обнимается, не исчерпывается смертью» — что в переводе на наш язык значит: за преступление мало смертной казни. Выражение это совершенно равносильно другому *** сы-ю-юй-гу.

[30] В эпоху Чунь-цю и в особенности в долгий период воюющих царств военные авантюристы, бродячие дипломаты и разные политики-экономы с их проектами, составляли ужасную язву, разъедавшую и разрушавшую благосостояние и силы народа. К разряду первых принадлежали такие лица, как У-ци, иначе У-цзы (умер 381 г. до Р. Хр.), вэйский уроженец, автор трактата о военной науке, который в виду нерешительности Лу'ского князя назначить его главнокомандующим во время войны с княжеством Ци, вследствие того, что жена его была Ци'ская уроженка, не поколебался, для доказательства своей верности, сам снести ей голову. В ряду вторых можно указать Су-циня (317 г. до Р. Хр.), уроженца Ло-яна, известного тем, что ему удалось составить союз из 6 государств против возраставшего могущества Цинь и школьного товарища его, не менее известного политического авантюриста, вэйского уроженца Чжан-и, который вопреки Су-циню употребил всю изворотливость своего ума и свое красноречие на то, чтобы расстроить план Су-циня и подчинить влиянию Цинь'ского князя все 6 княжеств — в чем он и успел. Тем не менее он окончил свою жизнь в ранге вэйского министра. Из политико-экономов того времени укажем Ли-ли, вэйского министра, который заботился о захвате и запашке пустопорожних земель, но не для блага народа, а для обогащения казны и другого еще более известного политико-эконома тоже Вэйского уроженца, но служившего Циньскому князю, именно Шан-яна, или Вэй-яна, уничтожившего старинную так называемую колодезную систему общинного землепользование и заменившего ее свободною распашкою земель на правах личного землевладения. Но первый из них, именно Ли-ли, судя по Ханьской истории, своею заботливостью об установлении нормальных цен на хлеб, с соблюдением интересов производителей и потребителей, показал, что ему были не чужды и интересы народа.

[31] *** моу-цзы т. ч. *** тун-цзы, зрачок. *** ляо, т. ч. *** мин, светлый, чистый, ясный. *** мао, тусклый.

[32] *** соу, т. ч. *** ни, скрыться.

[32] Глаз и по нашим понятиям служит зеркалом души.

[33] Чунь-юй это имя, а Кунь — фамилия одного Ци'ского софиста.

[33] *** цинь, близкий, прикасаться. *** сао, невестка, жена брата. *** ни, тонуть, утопать. *** юань, спасать, подать руку помощи.

[34] По китайской этике отцы должны руководить детей своим добрым примером, оставляя обязанность увещания и наказания наставникам и друзьям.

[35] Под несоблюдением себя разумеется совершение всякого действия противного долгу. Раз человек не соблюл себя, то, хотя бы он окружил своих родителей полным материальным комфортом, этого не будет достаточно, чтобы считаться почтительным.

[36] *** чжэ, т. ч. *** чжэ, укорять, порицать. *** цзянь; т. ч. *** фэй, осуждать, не одобрять. *** гэ, т. ч. *** чжэн, исправлять. Под словами *** разумеется человек, одаренный высокими нравственными качествами.

[36] Необыкновенный лаконизм первого периода этого изречение делал бы перевод ее довольно трудным, если бы не сопоставление в начале двух предложений его слов «люди» и «правление», которые указывают, что речь идет о значении на службе людей недостойных и о негуманном правлении.

[37] *** цю-цюань стараться быть безупречным, корректным. *** хуй, поносить, разрушать.

[37] Этим изречением философ хочет сказать, что восхваление и поношение не всегда соответствуют действительности.

[38] Ио-чжэн, по имени Кэ, ученик Мэн-цзы.

[39] *** бу-чо, пища и питье. *** и, причина; частица творительного и винительного падежа, а здесь орудоваться, руководствоваться.

[40] Другие два вида непочтительности: а) угодливостью и потворством толкать родителей на несправедливость; б) не служить при бедности и старости родителей. А третий и самый важный вид непочтительности это не жениться и таким образом лишать родителей и предков жертвоприношений, которые должны быть приносимы прямым продолжателем рода.

[41] Зная глубокую ненависть к себе своего отца Гу-соу, образовавшуюся под влиянием мачехи Шуня, и будучи убежден, что отец всячески постарается воспрепятствовать его женитьбе он, не желая остаться бес потомства, решился жениться без ведома отца.

[42] Слово *** ши, действительность, реальность сущность, а также плод, совершенно неудачно принято Легге в смысле richest fruit of benevolence, богатейший плод благоговения и должно быть понимаемо здесь в смысле сущности, что явствует и из самого смысла изречение. Хотя толкование Легге и основано на таком авторитете, как Чжу-си, но мы все-таки не можем согласиться с ним.

[42] Главная сила человеколюбия в любви, а нет ближе любви, как служение родителям. Главная сила справедливости в почтении, а самый первый вид почтения — это повиновение старшему брату. Поэтому принципы человеколюбия и справедливости в своем приложении хотя и чрезвычайно обширны, но их суть заключается не более, как в служении родителям и повиновении старшему брату. Так объясняют китайские моралисты эти основные принципы нравственности.

[43] *** дао-чжи-у-чжи, топать ногами и махать руками, т. е. плясать, — выражение естественной радости, восторга в движениях.

[44] *** ди, т. ч. *** чжи, доходить; крайний, наконец. *** юй, радоваться, быть довольным.

[44] Под именем великой сыновней почтительности, разумеется такая почтительность, благодетельное влияние которой распространяется далеко за пределы семьи.

[1] Было бы бесполезно пытаться приурочить указанные три места. Укажем только, что, согласно Историческим Запискам Сы-ма-цяня, Шунь умер не в Мин-тяо а в пустынях *** Цан-у, и погребен был в Цзян-нани на горе *** Цзю-и. В историческом географическом словаре китайцев мы даже не встречаем упоминания ни об одной из этих местностей.

[2] Гора *** Ци находится в нынешней области Фын-сян в провинции Шань-си. В той же провинции, но только в нынешней области Си-ань, лежал и *** Би-ин, недалеко от Фын, столицы Вэнь-вана и *** Хао, столицы У-вана.

[3] Выражение *** жо-хэ фу-цзе, хотя мы переводим словами «совершенно одинаково», но буквальный перевод его будет: «как бы соединение двух половинок одной и той же бирки». Толкователь говорит, что фу-цзе, или бирки делались из яшмы, на них вырезывались знаки и потом эта яшма раскалывалась на две половины и каждая из заинтересованных сторон получала по половинке, которые, в случае надобности, для удостоверения складывались. Имея в виду, что оба иероглифа, обозначающие бирку, пишутся с ключевым знаком бамбука, надобно полагать, что бирки в глубокой древности делались из бамбука, как материала более распространенного, доступного и более легкого для выделки и вырезания знаков. Впрочем Чжу-си замечает, что в древности этого рода значки по большей части приготовлялись из нефрита, например: *** я-чжан, употреблявшийся для призыва войск и имевший форму, полуополовника. При Ханьской династии для призыва войск употреблялись *** тун-ху-фу, медные бирки с изображением тигра. Областные начальники также имели свои бирки; или верительные значки, которые приготовлялись из бамбука и назывались *** чжу-ши-фу.

[4] *** гуй, обсуждать, соображать; план т. ч. *** до.

[5] Цзы-чань, Чжэн'ский вельможа, Гун Сунь-цяо (581-521 г.), внук Чжэн'ского владетеля Му, достигший положения первого министра; увидав однажды людей, переправлявшихся зимою через реку в брод, он перевез их в своем экипаже.

[6] Этот поступок Цзы-чаня был действием его личного сострадания к частным лицам, тогда как для него, как для лица, стоящего во главе правления, нужны справедливые мероприятия, клонящиеся к общему благу всего народа.

[7] *** ту-цзян, пешеходный мостик. *** юй-лян, мост для экипажей.

[8] *** би, здесь то же что: *** би, уклоняться, сторониться и заставить сторониться.

[9] *** вэй, для, ради. *** фу, траур; носить траур.

[10] *** гао-цзэ, обильные милости, благодеяние. *** ли, здесь т. ч. *** чжай, жилище.

[11] *** бо чжи, схватить, арестовать. *** цзи, крайность, объясняемое словами: ***, *** цюн, кунь, мы переводим словом преследовать.

[12] Для пояснения этой противоречивой фразы толкователь замечает, что великий муж, руководствуясь обстоятельствами дела и согласуясь с высшими законами, присущими природе человека, принимает решение сообразуясь с требованиями времени.

[13] *** чжун, собственно значит средина, держаться средины; но мы, основываясь на толковании Вэй-гэнь-лу, что слово «чжун» в данном случае относится к нравственной стороне бытия человеческого, ***, переводим его словом нравственный. *** бу-сяо, негодный, как в нравственном, так и в умственном отношениях.

[14] В пояснение этого Чэн-цзы замечает: Как может делать то, что следует, человек, делающий все без разбору?

[15] Выражение *** дан-жу-хоу-хуань-хэ, не смотря на некоторую странность в построении, не представляет особых затруднений для перевода и знак *** дан нам кажется, следует принимать в смысле: нести ответственность.

[16] *** и, по толкованию, т. ч., *** слишком чрезмерный. *** и-шэнь-чжэ, то, что переходит меру.

[17] Уверенность в непогрешимости своих слов и деяний есть свойство мелких, ничтожных натур, а не великих людей, которые в своих речах и действиях имеют исходным началом присущее им чувство справедливости. Это отрешение от прямой уверенности в своей непогрешимости опять-таки показывает нам, что чистое Конфуцианство далеко было от проповедования косности и застоя.

[18] То есть невинности и простоты, как отличительных свойств его.

[19] По объяснению главного толкователя Мэн-цзы Чжао-ци выражение *** передается словами *** цзинь-эр-бу-и, безостановочно двигаться вперед; но это будет скорее пояснением, а не точным значением фразы и при том пояснением, в котором нет существенной надобности и потому мы, принимая слово *** цзао в смысле двигаться, направляться, передаем все выражение в буквальном и общеупотребительном значении его — углубляться. Указательн. местоимение ***, по нашему мнению, относится к знанию, мировых законов; а словами *** и-дао, которые мы переводим «следуя истинным путем», обозначаются способы, или правильнее необходимая при этом методическая последовательность, а именно: большая эрудиция, исследование, тщательное размышление, ясное различие и твердое осуществление.

[19] Выражение *** цзы-дэ, по объяснению Чэн-цзы, а за ним и Чжу-си, обозначает интуитивное, то есть, непосредственное, естественное понимание истины, для чего слово *** цзы, принимается в смысле *** естественный, самослучайный, тогда как другие, понимая слово *** в смысле сам, переводят все выражение словами: «самому приобрести, усвоить». Основываясь на указанной вами методической последовательности приобретение, исключающей интуитивность, мы приняли последнее объяснение.

[20] По объяснению толкователей истинная эрудиция заключается в уяснении руководящих, связующих начал и приведении знаний к высшему синтезу.

[21] Здесь мы имеем два типа китайских правителей «ван» князь и «ба» тиран. Первые ставят своею задачею достижение общего блага, тогда как вторые преследуют эгоистические цели и для достижения их не стесняются пользоваться несчастьем других и на нем созидать свое мнимое счастье.

[21] *** шань, добро достоинство, преимущество. Под словом ян, питать, кормить, разумеется также и нравственное воспитание.

[22] В виду неопределенности текста, обусловливаемого предполагаемым искажением его, некоторые допускают следующее толкование его: «только та ложь действительно зловредна, которая скрывает достойных людей». С своей стороны мы присоединяемся к первому толкованию, как наиболее логическому и естественному.

[22] Слово *** дан, должно принимаемо здесь в смысле считаться, признаваться.

[23] *** цзи, т. ч. *** шу, часто. *** чэн, восхвалять.

[24] В этом течении воды, имеющей исток, до самого впадения ее в море, Конфуций видел подобие поступательного и непрерывного движения человека, имеющего устои, в достижении конечного знания.

[24] *** хунь-хунь, бить ключом. *** ко, ров, углубление. *** фан, т. ч. *** чжи, доходить, изливаться.

[25] *** шэн-вэнь, т. ч. *** мин-юй, слава, известность. *** цин, т. ч. *** ши, действительность.

[26] Как люди, так и все другие твари одинаково получают и форму, или тело, и природу с тою только разницею, что природа первых отличается большим совершенством и разумностью и благодаря этому человек имеет возможность сохранить законы, образующие его природу. В этом и заключается вся небольшая разница между человеком и животным и к сохранению ее человек должен прилагать все старания. Между тем, народные массы, потемняемые страстями, не понимая, что именно этою-то малостью они и отличаются от животных, предаются разнузданности и лени, теряют свою истинную, разумную природу и таким образом смешиваются с животными.

[26] *** цзи-си, самая малость. *** шу-минь, народ, народная масса.

[27] Для Шуня, как всякого святого, сохранившего все прекрасные свойства человеческой природы, составными частями которой являются: знание, человеколюбие и справедливость, — эти качества были прирожденными и являлись как бы инстинктивными требованиями его природы и потому для своего проявления не требовали никаких усилий и никаких мотивов.

[28] В Чжань-го-цэ, сочинении, составляющем продолжение Чунь-цю до династии Хань, мы встречаем следующий рассказ по поводу изобретение вина: И-ди приготовил вино. Юй попробовал его, нашел приятным, но при этом сказал: «Между последующими поколениями непременно явятся люди, которые благодаря вину потеряют их царства». Вслед за сим он удалил И-ди и отказался от прекрасного вина. Из Шу-цзина мы узнаем, что Юй преклонялся пред прекрасными речами.

[29] *** фан, объясняется словом: *** лэй, сорт класс, род.

[30] *** эр вместо *** жу, как будто.

[31] Под именем трех царей здесь разумеют Юй'я, Тан'а, Вэнь-вана и У-вана, которых, как основателей могущества Чжоу'ской династии соединяют в одно лицо. Четыре дела — это вышеизложенные четыре основных принципа деятельности четырех помянутых государей.

[31] Из того, что знаменитый Чжоу-гун, по словам Мэн-цзы, не всегда слепо следовал принципам таких премудрых государей как Юй, Тан, Вэнь-ван и У-ван, и принимал иногда решения, сообразные с требованиями времени, мы опять-таки заключаем, что чистое древнее Конфуцианство не было учением застоя и неподвижности.

[32] Исчезновение следов сюзеренной власти Чжоуских царей начинается с перенесения в 769 г. до Р. Хр. Чжоуским князем Пин-ваном своей столицы на восток в Ло-ян, благодаря чему государственные и просветительные распоряжения Чжоу'ских владык уже не распространяются на всю империю; за ними остается пустое имя сюзеренов без всякой тени действительной власти, которая предвосхищается разными удельными князьями. С этого же времени перестают появляться оды (Я), воспевающие Чжоу'ских владык и Конфуций с 721 года, т. е. с первого года правление Лу'ского князя Вэнь, начинает свою летопись «Чунь-цю».

[33] *** чэн, собственно значит телега и неизвестно почему летописи Цзинь'ского княжества дано это название. *** Тао-у, название злого животного, а отсюда и злого человека. Почему это имя усвоено было летописи Чу'ского княжества, также трудно дать на это удовлетворительный ответ.

[34] Хотя Чунь-цю не ограничивается изложением деяний князей Хуаня (684-642) и Вэня (686-628), но им, как самым видным, могущественным и влиятельным князьям, стоявшим во главе 5 тиранов, отведено в ней видное место.

[34] Выражение, употребленное Конфуцием, что он «осмелился принять справедливый суд на себя», указывает на то, что он предвосхитил прерогативу верховной власти — произносить суд над людьми и как бы извиняется в этом преступлении.

[35] *** ши, поколение равняется 30 годам. Таким образом, просветительное влияние мудрых и добродетельных правителей и простых мудрецов и людей высокой нравственности и талантов, по мнению Мэн-цзы, прекращается чрез 150 лет.

[36] В виду крайнего лаконизма и туманности второй части этого изречения некоторые подозревают, что она принадлежит местному наречию. Судя по смыслу первой части ее надобно думать, что сделанный мною перевод верен.

[36] *** сы, частный, личный, употреблено здесь в значение глагола и должно значить: заимствовать, похищать. *** шу, объясняется словом *** шань, добро, благо.

[37] Смысл этого изречения заключается в том, что не следует действовать по первому импульсу, а необходимо все взвешивать для того, чтобы действия наши не выходили из пределов законной меры.

[38] *** И, Цюн'ский князь при династии Ся, известный своею искусною стрельбою из лука, о нем упоминается в 14 главе афоризмов Конфуция. Гун-мин И Луский уроженец из города У-чэн. Пан-мзн, по мнению толкователей, был домочадец И.

[38] Вина И, по мнению Мэн-цзы, заключалась в том, что он на свою голову обучил своему опасному искусству слугу. В новейшее время такими И являются в Китае Германцы и Англичане, щедро снабжающие его оружием и обучающие военному искусству.

[39] В именах Юй-гун-чжи Сы и Инь-гун-чжи То знак *** чжи, как говорят, поставлен только в качестве вспомогательной частицы (?).*** чэн, четверка лошадей, а здесь толкуется в смысле 4 стрел.

[40] Хотя в рассказе о Гоу-цзяне, мы уже упоминали о красавице Си-ши ***, тем не менее мы считаем небезынтересным сказать о ней еще несколько слов. Она жила в 5 веке до Р. Хр. Дочь бедных и низкого происхождение родителей, уроженка княжества Юе, в нынешней провинции Чжэ-цзян, она, несмотря на свою замечательную красоту, которою и доныне отличаются ее соотечественницы, снискивала себе пропитание промывкою шелка. Скоро однако весть о ее необыкновенной красоте достигла до владетельного князя Гоу-цзяня, который решился воспользоваться ею, как орудием, для мести Ускому князю за испытанное от него поражение и для этого, после надлежащей тренировки, она была отправлена ему в дар. Ослепленный необузданною страстью к красавице, князь забросил дела правления и вскоре потерпел от Гоу-цзяня полное поражение.

[41] Статья эта, по мнению толкователей, имеет целью увещевать людей заботиться о своем нравственном усовершенствовании и обновлении. *** э-жэнь, человек безобразной наружности.

[42] *** гу, причина, объясняется здесь словами *** ци-и-жань-чжи-цзи, следы или факты, принявшие видимый образ, проявление. *** ли, польза; благоприятный, попутный, т. е. как здесь, не противоречащий природе, или естественности — *** цзы-жань-чжи-ши. *** цзао, сверлить, долбить; измышлять, т. ч. *** чуань-цзао. *** син, идти, а здесь заставлять идти, направлять, следуя естественному течению.

[42] По отношению к своей собственной природе и природе вообще вся деятельность человека заключается в том, чтобы направлять ее согласно свойственным, врожденным ей законам, отождествлением которых она является, а не идти наперекор им, не извращать их своими измышлениями, не сочинять их.

[43] *** жи-чжи, солнцестояние. *** чжи, достигать, постигать, вычислить, т. ч. *** туй-чжи, вычислять.

[44] *** ли, по толкованию Чжу-си и других относится к Чжоускому обряднику. *** ю-ши, первый вельможа или главный министр у удельных князей, то же что *** тай-ши, у сюзеренов. *** цзянь, в данном случае значит обращаться с пренебрежением.

[45] Человек благородный, или высоконравственный, преисполнен чувствами любви и вежливости, развитие которых до их конечных пределов составляет предмет постоянной заботливости всей его жизни. Все его помыслы устремлены к тому, чтобы в развитии этих чувств сравняться с древним императором Шунем (2255-2205 л.), в котором преследование и несправедливости со стороны отца и брата не могли нисколько поколебать его чувств любви и преданности к ним. Его не могут удручать мимолетные напасти и несправедливости, потому что, по его собственному сознанию, они не являются последствием недостаточного проявления им чувств любви и уступчивости — и это его успокаивает.

[45] *** цунь-синь, т. ч. *** цунь-юй-синь, хранить в душе. *** хэн-ни, идти против, наперекор, действовать насильственно, поступать возмутительным образом. *** ю, т. ч. *** ю, подобно. *** чжун, искренний, преданный; но здесь, по объяснению китайских толкователей, слово это отождествляется с *** цзинь-цзи, истощить все свои усилия, хотя для этого здесь не представляется ровно никакой необходимости, ибо первоначальное значение слова: искренний, искренность вполне выражает мысль Мэн-цзы. *** си-цзэ, т. ч. *** хэ-и, какая разница. *** нань, трудный, затруднять, а здесь: рассуждать, спорить. *** най, но. *** жо, по моему мнению, здесь значит то же, что следующее *** жо-фу, что касается. *** вэй-фа, служить образцом.

[46] Цзи, т. е. Хоу-цзи, бывший будто бы министром земледелия у императора Шуня, которому, как изобретателю земледелия, приносятся жертвы. Об Императоре Юй'е, основателе династии Ся, рассказывают что, в бытность свою первым министром у Шуня, он, будучи командирован им для урегулирования вод, затопивших Китай, в интересах порученного ему дела и в желании поскорее облегчить страдания народа, забыл свою семью, свой дом до того, что, проходя мимо его трижды, ни разу не вошел в него.

[47] Находясь на службе, они всецело посвящали себя заботливости о благе народа и облегчении его тягостей, а в частной жизни занимались нравственным самоусовершенствованием.

[48] Пример, представленный в § 6 относится к Юй'ю и Цзи, которых крайнее бедствие народное заставляло забывать свой дом, отца и мать. Второй пример относится к Янь-хуй'ю, который, живя в эпоху смут и бесправия, довольствовался полною лишений жизнью отшельника. Общий смысл всего этого тот, что деятельность этих трех лиц, хотя и различная по характеру, вполне соответствовала требованием и условиям времени каждого из них и что стремление их были одинаковы

[48] *** жань, так, таким образом. *** цзю чжи, спасать их, т. е. в данном случае разнимать, примирять. *** пи-фа растрепанные волосы. *** ин, кисти на шапке.

[49] Куан Чжан Ци'ский уроженец. *** тун-го, все государство. *** ю-цун, вдобавок, сверх того еще. *** до-пи-сы-чжи, заставлять лениться свои руки и ноги, то есть, предаваться лени, лениться. *** бо, всякая азартная игра, а *** и, игра в шашки; но здесь нам кажется *** бо-и следует принимать за одно слово, в более общем значении азартной игры. *** сы, здесь надобно понимать в значении питать исключительную любовь, пристрастие. *** лу, выставлять на позор, срамить, т. е. *** сю-жу. *** доу, драка, ссора. *** хэнь, лютый, озорник. Разница между *** цзы-фу и *** фу-цзы, по объяснению китайцев, заключается в том, что в первом случае слово *** поставлено прежде ***, потому что оно указывает на Чжан-цзы, а в последнем случае оно занимает второе место, потому что употреблено в общем смысле. *** юй, встречаться — здесь т. ч. *** согласие. *** цзэ, т. ч. *** хай губить. *** энь, милость, а здесь естественное чувство любви отца к сыну. *** шу, т. ч. *** цинь-шу, родственная связь, родной. *** бин, устранять, изгонять. *** шэ-синь, принять решение.

[49] Мэн-цзы, входя в положение Чжан-цзы, который из-за разногласия с отцом, вызванного желанием первого при помощи укоризн направить на путь добра последнего, принес такую великую жертву, как развод с женою и изгнание сына, хотя и не оправдывает вполне его поведения, но и не находит достаточных оснований к отвержению его, как непочтительного сына.

[50] В княжестве Лу было 2 города, носившие название У-чэн и они отличались тем, что один назывался северным, и другой южным. В данном случае, согласно Вэй-гэнь-лу разумеется южный У-чэн, находившийся в 80 ли, на Ю.-З. от уезда Фэй в южной части Шань-дун'ской провинции.

[50] *** юй, жилище, поместиться. *** синь, толкуется в смысле травы. О юе объясняется в смысле приказания данного Цзэн-цзы сторожу дома. Слово *** дай, обращаться, относят к правителю города. Шэнь-ю Син, ученик Мэн-цзы, которого не следует смешивать с Шэнь-ю, упоминаемым ниже.

[51] Цзы-сы в это время состоял на службе у Вэй'ского князя. *** цзи, имя Цзы-сы.

[52] Чу-цзы, уроженец удела Ци. ***, цзянь, высматривать, подглядывать.

[53] *** лян-жэнь, муж. *** янь, насытиться, т. ч. ***, бао. *** ши, т. ч. *** се-ши, идти окольными, извилистыми путями. *** бянь-го чжун, во всем городе. *** чжи, придти. *** чжи-то, придти в другое место, к другим. *** ши-ши, с веселым и довольным видом.

[1] Вань-Чжан, ученик Мэн-цзы. *** хао, взывать, вопить. *** минь, буквал. осеннее небо, но здесь, по объяснению толкователей, значит милосердие неба. *** юань, роптать. Шунь, говорят нам, роптал не на родителей за их жестокое обращение с ним, а на самого себя за то, что не мог снискать их любви.

[1] *** цзе, беззаботный. *** гун, по объяснению Чжао, т. ч. *** гун, снабжать, доставлять пропитание. Выражение *** юй-во-хэ-цзан толкуется словами: ***, какая же вина есть во мне?

[2] *** хао-сэ здесь значит: красота, красавицы. *** шунь толкуется в смысле любви.

[3] По мнению Мэн-цзы вечно глубокое и не изменяющееся под влиянием других привязанностей влечение к родителям доступно только таким великим и высоко нравственным людям, как Шунь.

[4] Рассказывают, что Шунь, ненавидимый отцом, мачехою и сыном ее Сяном, не переставал скорбеть об этом и платить им горячею любовью за их глубокую ненависть к нему, доходившую до того, что пытались сначала сжечь его, а потом закрыть в колодце. В первом случае, по сказанию Исторических Записок, он спасся от грозившей его жизни опасности, спустившись с пылающей житницы, прикрывшись будто бы двумя соломенными шляпами, а во втором — боковым выходом, сделанным им в прикрытом колодце.

[4] *** синь по объяснению т. ч. ***, истинно, действительно. *** цзюй-ши мы переводим словами совместное сожительство. *** дуй ненависть, раздражение, *** ци женить, выдать замуж. *** вань, окончить, а здесь т. ч. *** чжи, устроить исправить. *** цзюань неизвестно почему объясняется словом *** цюй, удалить, отставить, тогда как оно могло свободно остаться здесь в своем основном значении: повредить, испортить. *** цзе, крыльцо, а здесь т. ч. *** ти, лестница. *** янь, прикрывать, закрывать. *** му, т. ч. *** моу, пан. Слово *** ду-цзюнь, владетель столицы и вообще большого населенного места, относятся к Шуню, который, как мы видели выше, благодаря своим необыкновенным талантам и высоким качествам, сумел привлечь к себе чины и народ. Слово *** чжэнь, я, которое со времен императора Цин-ши исключительно употребляется государями по отношению к самим себе, ранее его употреблялось всеми безразлично. *** ци, т. ч. *** чуан — диван, *** юй-тао-сы, стосковаться. *** ню-ни, сконфузившись, устыдившись, т. ч. *** цань-сэ. *** юй-юй, т. ч. разговорное *** гэй-во, мне — здесь непереводимо.

[5] *** цзяо-жэнь, смотритель за озерами и прудами. *** фань-мин, давать отчет в исполнении возложенного поручения т. ч. *** фу-мин. *** шэ, пустить, освободить. *** юй-юй, чувствовать себя неловко после выпуска на свободу. *** ян-ян, т. ч. *** шао-цзун, несколько расправиться, чувствовать себя свободнее. *** ю-жань, весело, самодовольно, т. ч. |*** цзы-дэ. Выражение *** толкуется в смысле: *** то, что допустимо по законам природы *** т. ч. *** то, что несогласно с ними. *** ван, обманывать, т. ч. *** мэн-би.

[6] *** лю, сослать на поселение. *** гун-гун, под этим названием в легендарный период Китая известны три лица: министр Фу-си, вассал Шэнь-нуна и министр работ при Яо, который был сослан Шунем в Ю-хжоу, в нынешней Чжилийской провинции. *** Хуань-доу, злодей, который был будто бы сообщником Гун-гуна. *** Сань-мяо, племена: Хуань-дунь, Цюн-ци и Хао-цань, обитавшие будто бы по восточному берегу оз. Тун-тин в области Ио-чжоу, провинции Цзян-си. Вероятно это предание об аборигенах, оттесненных китайским племенем. ***, или *** Сань-вэй, гора о трех пиках, которую находят на Ю. В. от нын. Ша-чжоу. Вообще следует заметить, что определение местностей, связанных с этими сказаниями, весьма затруднительно. *** цзи, казнить. *** Гунь, отец императора Юй'я. *** ю-би, говорят, название владения, которое приурочивается к *** в провинции Ху-нань, на которую власть Китая тогда не пространялась. *** су-юань, питать, таить злобу.

[7] *** гун-шуй, подати. *** суй-жань, при всем том. *** юань-юань, беспрерывно. *** лай, приходить к сюзеренному двору.

[8] Вся цель этой статьи заключается в том, чтобы доказать, что в вопросе о Яо и Шуне не было никакого нарушения основных принципов, регулирующих человеческие социальные отношения, что Яо, будучи императором, не мог представляться Шуню, как императору, так как последний при жизни первого не был императором, а только, за старостью его, управлял государственными делами.

[8] *** цзу, стеснение, беспокойство. *** юй-сы-ши-е. в то время, тогда, т. е., когда государь теряет свое царственное достоинство, а отец свои отеческие права. *** дай, беда, опасность. *** шэ, управлять, а не соуправлять, как у Легге. *** Яо-дянь, первая глава Ши-цзина. *** Фан-сюнь, эпитет данный Яо за его славные деяния. *** цзу-ло просто значит уйти, умереть, погрузиться в вечность. Так толкует эти слова и Чжу-си. Но Ханьские ученые первый знак «цзу» относят к душе «Хунь», которая уносится вверх, а второй — к животному, жизненному началу «По», которое опускается вниз. *** э, т. ч. *** остановится, прекратится, а *** ми толкуется в смысле *** цзин, тишина. *** па-инь, 8 музыкальных звуков, сообразно 8 родам материала, из которого приготовляются музыкальные инструменты, а именно: колокола из металла, било из камня, гусли из шелковых струн, флейты из бамбука, свирели из тыквы горлянки, свистульки из глины, барабаны из кожи и колотушки из дерева. Вообще же «па-инь» употребляется в значении музыки.

[9] *** бу-чэнь-яо т. ч. *** бу-и-яо-вэй-чэнь, не считал Яо за подданного. Д-р Легге, неизменно переводя слово «чэнь» словом «министр» едва ли прав; оно всегда имело и имеет более обширное значение и вообще более соответствует нашему слову «подданный». *** пу, повсюду, повсеместный. *** шуай-ту, вся земля. Третье *** юе относится к автору оды. *** сянь, считать достойным, способным, *** шо, объяснять. *** вэнь т. ч. *** цзы, буква, *** ни т. ч. *** ин, идти на встречу. *** цзе, один, одинокий.

[9] Выражение из оды Юнь-хань, что «в Чжоу не оставалось людей» надобно понимать не в буквальном смысле, а как образное изображение ужасной засухи, от которой пострадало все население Чжоу'ского царства.

[10] Изречение Ши-цзина взято из похвальной оды У-вану, называемой Ся-у *** в отделе Да-я. *** цзэ, правило, закон.

[11] *** чжи, почтительно. *** цзай т. ч. *** ши, служить, исполнять долг. *** куй-куй, с благоговением. *** чжай-ли, с трепетом, страхом т. ч. *** кун-цзюй. *** юнь объясняется глаголом *** синь, верить. *** жо т.ч. *** шунь, послушный, благоприятный, ласковый.

[12] По мнению китайских политиков царство есть общее достояние, а не частная собственность одного лица.

[13] Южная река находилась, по объяснению Чжу-си, на Ю. от Цзи-чжоу, в нынешней провинции Шань-си, а на юг от нее была область Юй-чжоу ***, нынешняя провинция Хэ-нань. *** сян, насладиться, принять жертву. *** сян, помогать. *** оу-гэ, воспевать, прославлять в песнях. *** Чжун-го, срединное царство, здесь объясняется в смысле столицы. Слово *** в выражениях: ***, ***, *** употреблено в значении: идти, отправиться.

[14] Это выражение вполне соответствует нашему выражению: глас народа, глас Божий. *** тай-ши, название главы в Ши-цзине.

[15] Ян-чэн и северный склон горы Цзи — все эти места, по объяснению Чжи, находились у подошвы Сун'ских гор в провинции Хэ-нань, в глубоких долинах ее, где можно было удобно укрепиться.

[16] Дань-чжоу, сын императора Яо, отличавшийся гордостью. Имя Шунева сына было Цзюнь ***, которое встречается с прибавлением слова Шан ***, так как он был владетелем Шанским. Выражение *** Шунь-Юй-И-сян-цюй-цзю-юань, мы, основываясь на толковании Сунь-ши, предпочли перевести буквально, хотя у Легге и в Вэй-гэнь-лу оно переведено в смысле значительной разницы в продолжительности времени участия в управлении каждого из упомянутых 3-х лиц, что было бы повторением, так как время соучастия их в управлении было уже точно обозначено выше.

[16] Из двух последних знаков *** вэй — первый значит устроять, а второй — совершиться. Из двух знаков *** чжи — первый значит заставить придти, вызвать т. ч. *** чжао-чжи, а второй — самому случаться, приходить т. ч. *** цзы-лай.

[17] *** Цзе-куй (1818-1763) бесчеловечный тиран, последний император династии Ся, а *** Чжоу-синь (ум. 1122 до Р. Хр.) тоже, по сказанием китайцев, великий злодей, последний император династии Инь.

[17] И, И-инь и Чжоу-гун, не смотря на свои необыкновенные нравственные качества и дарования, не могли получить царства, потому что, царствовавшие при них государи: Ци, Тай-цзя и Чэн-ван, хотя и уступали им в мудрости и добродетелях, но все таки были в состоянии сохранить наследие предков.

[18] Тай-дин, старший сын Чэн-тана, умер не царствовав. Вай-бин и Чжун-жэнь братья Тай-дина, а Тай-цзя был сын последнего. Чэн-цзы, принимая слово *** нянь, год в значении *** суй, год — возраст, переводит, что Вай-бину в то время было только два года, а брату его Чжун-жэню — четыре года. Ввиду того, что для такого толкования не имеется никакого основания и что первый толкователь Мэн-цзы Чжао-ци дает буквальный перевод, мы также присоединяемся к его переводу, тем более, что, если бы толкование Чэн-цзы было правильно, имя Чжун-жэня, как четырехлетнего и следовательно старшего должно бы было стоять выше Вай-бина, как младшего. *** дянь-син, устав, уложение. Тун, место могилы Чэн-тана. *** цзы-и, самоисправление, самообновление. *** Бо, название Шанской столицы; ныне Бо-чжоу в Хэ-нани.

[19] *** Синь, название владения, в котором занимался земледелием И Инь в нынешнем округе Шэнь-чжоу *** в Хэ-нани. *** сы, четверка лошадей. *** цзе т. ч. *** цзе, горчичное растение; ничтожный.

[20] *** сяо-сяо — объясняется словами *** у-ю-цзы-дэ-чжи-мао, равнодушно и с самодовольством. *** пинь, спрашивать, осведомляться; свататься; приглашать на службу. *** цзи-эр, потом. *** фань-жань, по объяснению толкователей, *** бянь-дун-чжи-мао, быть тронутым. Принципы Яо и Шуня — человеколюбие и справедливость. Последнюю фразу об осуществлении принципов Яо и Шуня мы перевели, основываясь, как на толковании Чжу-си, так и на общем смысле всей сентенции.

[21] Слова эти также приписываются толкователями самому И Иню.

[22] Здесь Мэн-цзы старается объяснить, что И Инь, советник Чэн-тана никогда не унизил бы себя до того, чтобы втереться к основателю Шан'ской династии при помощи такого ремесла, как поварское искусство и что он никогда не был поваром.

[22] *** юань, далекий, удаляться, здесь т. ч. *** инь-дунь, удалиться от мира, скрыться. *** гуй, возвращаться, прибегать, а здесь: конечный результат.

[23] *** цзао, творить и *** цзай, нагружать, здесь оба имеют значение *** ши, начинать. *** чжэнь, я, толкователями относится к Чэн-тану.

[23] Смысл этой тирады следующий: Последний Ся'ский государь Цзе-куй своими беззакониями и жестокостями, совершавшимися им во дворце Му, вызвал гнев неба, которое поручило наказание его основателю Шан'ской династии Тану. План наказания первоначально обсужден им, при содействии И Иня, в городе Бо.

[24] Юн-цзу, лекарь чирьев, некоторыми принимается за собственное имя человека, бывшего в это время любимцем Вэй'ского князя. *** хозяин, — здесь толкуется словами: *** и-чжи-вэй-чжу, иметь кого-либо хозяином, жить у кого-либо.

[25] Янь Чоу-ю, по Историческим Запискам, Янь Чжо-цзоу, Вэйский добродетельный и талантливый сановник. Ми-цзы, по имени *** Ся, фаворит Вэй'ского владетеля Лина.

[26] Этим рассказом Мэн-цзы хочет подтвердить, что Конфуций не мог останавливаться у людей низких, безнравственных, так как даже в такой критический момент, как покушение на его жизнь Хуань-туй'я и спасения от опасности в платье простолюдина, он все-таки остановился у добродетельного коменданта Чжэнь-цзы, а не у первого попавшегося.

[27] Изречение это вполне соответствует нашему: «Скажи мне, кто твои друзья, и я скажу кто ты».

[28] *** цзы-хао, уважать себя.

[1] *** хэнь т. ч. *** бу-сюнь-фа-ду, беззаконный. *** вань, глупый, упрямый, неисправимый, испорченный, а здесь в противопоставлении *** лянь, честный, чистый, должно быть принимаемо в значении: испорченный, бессовестный; это последнее значение вполне соответствует Чжу'си'евскому *** у-чжи-цзио, человек, не имеющий чувства внутреннего сознания.

[2] Утверждая, что всякому государю можно служить, И Инь исходил из той мысли, что средство вести своего государя к добру и благодетельствовать народу заключается в его руках.

[3] *** и-и, потерять, оставить. *** э-цюн, быть стесненным нуждою, бедностью. *** ю-ю-жань, чувствовать себя свободно. *** тань-си, с расстегнутою, обнаженною грудью. *** ло-чэн, голый. *** мэй, замарать, загрязнить. *** би, низкий, подлый, а здесь т. ч. *** ся-лоу, узкий, ограниченный.

[4] Бо-и, И Инь и Лю-ся Хуй, каждый из них является идеалом одного какого-нибудь совершенства, — первый — пуризма, второй, как человек, считающий бремя государственного управления своею обязанностью, был идеалом бремяношения, а третий — покладливости. Тогда как Конфуций, совершая все во благовремении, следовательно не отступая от золотой средины, является идеалом, совокупностью всех совершенств и в этом случае сравнивается с совокупностью великой гармонии, получаемой в музыке от соединенного действия всех инструментов, тогда как мудрецы подобные Бо-и, И Иню и Лю-ся Хуй'ю являются как бы выразителями гармонии, извлекаемой из одного какого-либо инструмента и потому называемой малою гармонией.

[4] *** шэн, звук, *** начало и *** чжун, конец фигурируют здесь в смысле глагола. *** тяо-ли, порядок, приведение в порядок.

[5] Это уподобление приведено также в доказательство всеобъемлющего совершенства Конфуция и частного каждого из вышеупомянутых трех лиц.

[6] Би-гун фамилия одного Вэй'ского мужа, а И — его имя. *** т. ч. *** ле, распределять.

[7] Лица, носившие титулы первой категории, все пользовались правами владетельных особ, находившихся однако в вассальном подчинении у Императора или сына неба. Титулам первой категории китайцы дают следующие объяснение: сын неба, или император, это есть сын, имеющий отцом небо и матерью землю. Гун наивысший из титулов, значит беспристрастный. Хоу, лицо оберегающее границы и облеченное княжескою властью. Бо, лицо, воплотившее в себе принципы человеколюбия и могущее быть старейшиною над другими. Цзы, лицо, которое в состоянии пещись о благе народа. Нань, лицо способное доставить спокойствие людям. Из лиц второй категории первое, т. е. государь, владетель, находится в состоянии подданства по отношению к сыну неба, или Императору, а последние пять в том же состоянии по отношению к своему государю. Значение титулов второй категории объясняется Сунь-ши следующим образом: Цин первый министр лицо, которое, знает, когда следует служить и когда нужно удаляться со службы и умеет внушить свои принципы верховной власти. Да-фу, сановник, лицо, у которого достаточно ума для того, чтобы руководить людьми. Ши, ученый, чиновник, лицо, талантов которого достаточно для служения людям.

[8] *** цюань-ши т. ч. *** шан-ши, высший чиновник..

[9] По замечанию одного китайского ученого г. Сюй, владетель большего государства имел земли 32.000 (около 1890 десятин), доходом с которой могли прокормится 2880 человек; первый министр имел 3200 му (около 189 десят.), доходом с которых могли прокормится 288 ч., Сановник имел 800 му (около 47 д.), доходом с которых могли прокормиться 72 ч.; высший чиновник имел 400 му (около 24 д.), доходом с которых могли прокормиться 36 человек; средний чиновник имел 200 му (около 12 д.), на которых могли прокормиться 18 человек и низший чиновник и простолюдин, состоящие на службе получали по 100 му (около 6 д.), на которых могли прокормиться 9 человек

[9] Под именем простолюдинов, состоящих на службе разумеются смотрители складов и магазинов *** фу, хранители книг *** ши и служители в казенных учреждениях *** сюй и *** ту.

[10] По словам того же Сюй'я, владетель второстепенного государства имел 24.000 му земли (около 1400 дес.), на которой могли кормиться 2160 человек; первый министр имел 2400 му, на которых могли прокормиться 216 ч.

[11] Тот же Сюй говорит, что в малом государстве князь имел 16.000 му земли (около 945 дес.), на которых могли прокормиться 1440 человек. Первый министр имел 1600 му, с которых могли прокормиться 144 человека. *** сы, кормиться.

[12] Регулятором жалованья простолюдинов, состоящих на службе, по указанным для земледельцев пяти классам, служила относительная трудность или легкость возложенных на них дел. Так что, например, простолюдин, исполнявший самое трудное казенное дело, получал то, что зарабатывал лучший, отличавшийся трудолюбием земледелец, т. е., что достаточно было для прокормления 9 человек.

[12] Все сведения о разных институтах, сообщаемые в 9 параграфах 2-й статьи, по мнению лучших китайских толкователей, не могут заслуживать полного доверия, так как те обрядники и уставы, на которых они основаны, вышли большею частью из рук Ханьских ученых, материалом для которых служило то, что было найдено после сожжения книг. Сам Мэн-цзы отказывается дать подробные сведения об институтах Чжоу'ской династии, так как, по его словам, документы и записки подвергались сожжению со стороны удельных князей, ввиду того, что служили живыми укорами их узурпаторских действий. Таким образом, бедный Цинь-ши Хуан-ди, которому так досталось от китайских ученых за сожжение книг, был только подражателем, а не зачинщиком этого злодейства.

[13] *** се, держать, а здесь объясняется словами: *** цзянь-ю-эр-ши-чжи-чжи, иметь что либо и опираться на это, импонировать.

[14] В сделанном нами переводе мы придерживались объяснений из Вэй-гэнь-лу; но если руководствоваться объяснениями Сунь-ши, то получился бы другой, по нашему мнению, менее удовлетворительный, следующий перевод: «Сянь-цзы вел с этими пятью человеками дружбу, потому что они не обладали ни его богатством, ни знатностью; но если бы они обладали ими, то и они не подружились бы с ним».

[15] Мэн Сянь-цзы, Лу'ский вельможа, обладавший умом и нравственными качествами.

[16] Янь-пань, правнук Янь-хуй'я; он, вместе с Ван Шунем был учеником Цзы-сы, внука Конфуция. Чан Си, ученик Гун Мин-гао, ученика Цзэн-цзы.

[17] Хай Тан Цзинь'ский добродетельный и талантливый муж. *** су-сы, т. ч. *** ли-фань, каша из необрушенного риса.

[17] *** цзунь, почитать, выражать почтение.

[18] *** шан, т. ч. *** верх; отправиться куда, а в соединении с *** цзянь, видеть, будет обозначать представляться кому. *** гуань, подворье; поместить, т. ч. *** шэ. *** шэн, племянник, а здесь, говорят, зять. *** эр-ши, по объяснению, т. ч. *** фу-гун, второй дворец. *** сян, угощаться, кормиться. *** де, попеременно.

[19] Так как слово *** юн здесь соответствует слову *** и, то лучше принимать его в значении винительного падежа. *** гуй в первом случае значит отдавать должное, ценить, а во втором — знатный.

[20] *** цзяо-цзи, по объяснению Чжу-си дружественные подарки.

[21] В Вэй-гэнь-лу вопрос Вань Чжаня выражен яснее, а именно так: «Вполне соглашаюсь, что подарки служат выражением почтения, но и отказ от них также есть выражение почтения, так почему же он считается непочтением?»

[22] Выражение *** и-цы, словами, на словах, объясняется в смысле категорического указания истинной причины отказа т. е. того, что жалуемый подарок приобретен неправым путем.

[23] *** юй, останавливать, грабить и убивать людей. Кан-гао — глава из Шу-цзина. *** юе, переступить, а здесь объясняется в значении перевертывать *** дань-юе. *** юй, из-за, ради. *** минь в значении *** минь, отчаянный, головорез. *** туй т. ч. *** юань, ненавидеть роптать.

[24] *** би, т. ч. *** лянь, по порядку, к ряду.

[24] Конечно по этим объяснениям трудно установить связь этого рассказа с пре