До конца жизни Мелани не забудет, как они с Бэйли любили друг друга в сопровождении пиротехнического спектакля в небе. Яркие вспышки фейерверка как будто отражались во всех уголках ее сердца.

Осторожнее со своими желаниями... они могут осуществиться. Эта старая поговорка крутилась в голове Мелани, когда она дрожащими руками вынимала из аптечного пакета тест на беременность.

Бэйли в амбаре, на утро у него назначено несколько пациентов, он вернется не раньше чем через пару часов. Самое время все выяснить.

Со Дня независимости прошло уже семь дней. Двухнедельная задержка. Мелани все тянула, не решаясь узнать правду, но дальше откладывать просто нечестно.

Вот бы вернуться назад и изменить все правила. Как же Мелани хотелось, чтобы не было ужасного договора: развестись, как только она забеременеет.

Но за почти восемь недель их семейной жизни Бэйли ни разу не показал, что его как-то не устраивает именно эта часть их соглашения. Он говорил о совместной опеке над ребенком, которого она, возможно, уже носит, но он всегда хотел развода.

Что ж, сейчас она сделает тест, и через несколько минут будет готов ответ. Так сказано в инструкции.

Мелани вспоминала последнюю неделю. Осознавая, что любит Бэйли, она смотрела на него другими глазами, старалась запечатлеть в памяти все, все, что прежде воспринимала как нечто само собой разумеющееся.

Чудесные воспоминания — его прекрасная улыбка, дивные ямочки на щеках, серебристо-синий блеск глаз.

Господи, ну как же могло все так перемешаться? Я не собиралась влюбляться в него. Когда он сделался таким, что в него невозможно стало не влюбиться?

Она-то считала, что их давняя крепкая дружба защитит ее от любви. Оказалось наоборот — именно из-за этой дружбы и возникла их более полная, более глубокая близость, почти слияние, нечто сокрушительное.

Что ж, можно посмотреть тест. Если я беременна — полоска станет розовой, нет — синей.

Глубоко вздохнув, Мелани быстро взглянула. А там, там была ярко-розовая полоска.

Волна огромной радости захлестнула ее. Беременна! Она носит ребенка Бэйли!

Эта неудержимая радость, немыслимое счастье вдруг сменилось пониманием того, что их соглашение выполнено. Закончен праздник — она беременна. Настало время покидать дом Бэйли, пришел конец их супружеству.

Может, повторить тест через неделю? Мелани слышала, что иногда эти тесты дают ошибочные результаты. Но хоть такая мысль и мелькнула в ее голове, она понимала, что не станет ждать неделю, не будет повторять тест.

Ждать еще одну неделю — только отодвигать неизбежное. И это неизбежное все равно принесет боль, сегодня оно случится или через неделю.

Ладно, не конец света — с этой мыслью Мелани начала упаковывать свои вещи. Они же не расстанутся навеки. Они, конечно же, вернутся к тем, совершенно особенным отношениям, которые были между ними до того, как они поженились.

К приходу Бэйли она почти закончила сборы. Войдя в дом, он посмотрел на коробки и чемоданы, потом на нее:

— Что это?

— Это мои вещи, — она старалась говорить как ни в чем не бывало. — Ты выполнил свою часть договора, и, если поможешь мне погрузить все в мою машину, я уеду отсюда, а ты вернешься к своей холостяцкой жизни.

— Погоди... не так быстро, — воскликнул мужчина. Он плюхнулся на диван и провел рукой по волосам. — Ты говоришь, я выполнил... значит... ты...

— ...беременна, — закончила Мелани его фразу. — Я беременна. — Произнеся впервые эти слова вслух, она ощутила окрыляющую эйфорию. — Я проделала домашний тест на беременность и получила положительный ответ.

— Мелли, — пробормотал мужчина, потом вскочил с дивана и сжал ее в объятиях. — Боже мой! Не могу поверить. Мы что же, действительно беременны?

Слезы застилали ей глаза, она спрятала лицо на его груди, испытывая покой и уверенность от его родного запаха.

Он так радовался ребенку.

Вдруг он скажет, чтобы я распаковала вещи, потому что он любит меня больше всего на свете и хочет быть моим мужем до конца жизни?..

Разжав объятия, нежно глядя на нее, Бэйли произнес:

— Мелли, зачем же уезжать сегодня? Давай не будем торопиться. Мы вместе заново обустроим твою квартиру.

Мелани невольно сделала шаг назад.

Нужно скрыть боль. Он хочет следовать договору буквально, явно не собирается просить меня стать его женой, хотя сейчас самый подходящий момент.

С трудом сдерживая слезы, Мелани глубоко вздохнула, чтобы овладеть собой. Было несправедливо с ее стороны расстраиваться, она же сама определила условия их сделки.

— Мне, пожалуй, пора вернуться к себе, к собственной жизни. Я предпочту переехать сегодня и спать в своей собственной постели.

— Ну что же... если ты так хочешь, — выражение его лица было непроницаемым. — Сейчас погрузим твои вещи и поедем к тебе, я помогу все перенести и распаковать.

— Совсем не обязательно, — поспешно ответила Мелани. Внезапно у нее появилось нестерпимое желание поскорей остаться одной.

— Конечно, обязательно, — ровным голосом сказал Бэйли. — Я не хочу, чтобы ты поднимала что-нибудь тяжелое следующие девять месяцев. Ты уже получила заключение доктора?

— Господи, Бэйли. Да я два часа назад сделала тест. Я собираюсь сходить к доктору на этой неделе.

— Скажи мне, я хочу пойти с тобой.

Она кивнула.

— Ты позаботишься о Хитреце? — Ее глаза снова увлажнились. Мелани подумала о малыше, который завоевал ее сердце в тот самый момент, когда она обнаружила его в дальнем углу фургона.

Хитрец тявкнул в кухне, услышав свое имя.

— Конечно, я позабочусь о нем, — Бэйли говорил очень мягко, понимая, как трудно ей не брать с собой щенка. — Но ты же не расстаешься с ним. Мы ведь будем видеться каждый день, смотреть фильмы по пятницам.

— Я поищу другую квартиру, с двориком, — она взяла самую легкую коробку.

Через пару часов они уже были в квартире Мелани. Там было очень жарко. Пока Бэйли переносил вещи, Мелани включила кондиционер, открыла окна и попыталась понять, почему место, которое последние семь лет было ее домом, теперь кажется ей таким чужим. Не чувствовалось ни радости, ни облегчения от возвращения сюда, только тяжесть на сердце.

Бэйли принес последние вещи.

Скорее бы он ушел, я же сейчас расплачусь.

— Ну, вроде все, — он стоял у двери, держа руки в карманах.

— Все хорошо, что хорошо кончается. Я беременна. — Мелани очень хотелось, чтобы он вышел.

— А я спасен от уловок конкурсанток, — мужчина вынул руки из карманов.

Ей показалось, что он сейчас возьмет прядь ее волос или погладит по лицу.

Я могу не вынести. Пусть уйдет.

Бэйли опустил руки.

— Позвонишь мне завтра?

— Конечно, — ответила Мелани.

В конце концов, самое важное — чтобы они остались лучшими друзьями.

— Ну, завтра поговорим, — Бэйли еще помялся у двери и наконец вышел.

Эмоции переполняли Мелани. Неуемная радость исполнения давней мечты — наконец-то беременна — странным образом сочеталась с опустошением и отчаянием. Она любила Бэйли.

Как только за ним закрылась дверь, Мелани принялась распаковывать вещи, расставлять и раскладывать их по местам, что помогло ей не плакать часа два подряд, хотя больше всего девушку тянуло заняться именно этим.

Хочется надеяться, никто не видел, как мы приехали.

Мелани была не готова отвечать на вопросы родных и друзей. По крайней мере, не сегодня. Завтра они с Бэйли решат, как и что им следует говорить.

Закончив разбирать вещи уже в сумерках, Мелани сварила суп и села поесть на кухне. Тишина квартиры давила и угнетала.

Трапезы в доме Бэйли всегда сопровождались разговорами, шутками, смехом, иногда повизгивал или тихонько тявкал Хитрец. Томатный суп, съеденный в одиночестве и в полной тишине, никак не мог сравниться с ними.

Слезы появились, когда она управилась с половиной порции. Да, Мелани получила то, чего хотела, но за два месяца, проведенных с Бэйли, ее желания изменились.

Не ребенка Бэйли ей хотелось... она хотела его, Бэйли. Хотела видеть его чудесное лицо, просыпаясь утром. Хотела засыпать в его сильных объятиях. Хотела заниматься с ним любовью, растить с ним детей, стареть с ним вместе. Хотела...

Мелани отодвинула тарелку, ее душили рыданья. Слезы, сдерживаемые с утра, прорвались неудержимым потоком. Она добрела до спальни, упала на кровать и зарыдала в подушку.

— Прекрати, — убеждала она себя между всхлипываниями, — ты не теряешь Бэйли. Он всегда будет в твоей жизни как отец твоего ребенка. Он всегда будет в твоей жизни как лучший друг. Она полюбила Бэйли, совершив тем самым ужасающую, непоправимую ошибку. Ее сердце это знало, в глубине души Мелани понимала — она уже никогда не сможет любить его как друга.

Она потеряла не только любимого человека, она потеряла лучшего друга.

Проснувшись рано утром, Бэйли обнаружил, что прижимает к себе подушку Мелани, вдыхает ее запах.

Мужчина раздраженно откинул подушку. Надо сменить постельное белье, только так он сумеет отвыкнуть от ее запаха. Мелани стала повседневной привычкой его жизни, поэтому так трудно просыпаться, не находя ее, рядом.

Перевернувшись на спину, он уставился в освещенный солнцем потолок и задумался обо всем, что произошло. За последние двадцать четыре часа у него не было времени и возможности понять и оценить случившееся.

Слова Мелли о том, что она беременна и возвращается к себе, ошеломили его. А потом все закрутилось — после того как они перевезли вещи и он вернулся домой, позвонил Танер Ротман и попросил его приехать, потому что одна из его коров рожала.

С ранчо Ротмана Бэйли вернулся после полуночи. Конечно, Мелли дома не было и не могло быть, но Бэйли поразился тому, насколько это его огорчило. Он был взбудоражен — на свет появилось новое существо, новый теленок, и ему очень хотелось поделиться с Мелли своей радостью.

Ну что же, это ведь возможно, сказал себе Бэйли. Когда она позвонит, он расскажет ей о вчерашних событиях, позовет вечером поужинать в кафе, если она захочет.

С этими мыслями он выбрался из постели, оделся и пошел на кухню пить кофе.

Там его радостно приветствовал Хитрец, но и это не изменило впечатление стерильности и безликости, которое теперь производила кухня. Вместе с Мелли исчезли все красочные салфетки, подставки и полотенца, делавшие помещение уютным, ярким и обжитым.

— Именно так, как мне нравится, — пробормотал Бэйли твердо.

Это снова его дом — холостяцкое жилье, без всяких женских штучек, только отвлекающих внимание.

Завтракая, он включил радио, потому что без Мелли его угнетала тишина.

— Мы с тобой вдвоем, Хитрец. Мужчина с собакой, я всегда именно этого хотел.

Привычка. Все утро Бэйли повторял себе снова и снова, что он просто привык к постоянному присутствию Мелли и требуется какое-то время, чтобы от этого отвыкнуть.

Он работал в амбаре с животными, принимал посетителей, но, придя в дом на ланч, сразу проверил автоответчик.

Мелани не звонила.

Потом сосед принес к Бэйли своего охотничьего пса, которого сбила машина. Требовалась срочная операция. Все сложилось удачно, собака хорошо перенесла операцию, она выздоровеет.

Бэйли вернулся в дом поздно вечером. Он совершенно вымотался, но это было хорошее чувство усталости — он спас жизнь животного. То, чего никогда не понимала Стефани, но всегда понимала Мелли.

Забавно, подумал Бэйли, стоя под душем. Со Стефани он всегда ощущал, что ей в нем чего-то не хватает, она хотела, чтобы он стал кем-то другим. А с Мелли он был в согласии с собой и постоянно чувствовал ее одобрение и уважение.

И перед душем, и после он проверял автоответчик. Она не звонила. Тогда он опустился на диван, усадил на колени Хитреца и набрал ее номер. После трех гудков включился автоответчик. Решив, что Мелани нет дома, Бэйли оставил сообщение:

— Мелли... это я. Похоже, ты вышла. Позвони, когда вернешься.

Он повесил трубку, недоумевая, почему она весь день не звонит.

Назавтра, вернувшись из амбара, он нашел ее ответ.

— Бэйли, думаю, лучше пока не говорить никому о моей беременности. Мы можем сказать, что поняли: быть хорошими друзьями — не повод для женитьбы, и поэтому решили расстаться. — Дальше длительная пауза, затем Мелани тихонько произнесла: — Пока, — и запись закончилась.

Бэйли попытался перезвонить ей, но снова попал на автоответчик. Последующие два дня ему так и не удалось с ней связаться — он только слышал ее чудесный голос, записанный на пленку.

В пятницу, так и не поговорив с Мелани, он начал волноваться. Никогда не бывало, чтобы они так долго не виделись, не разговаривали, не встречались где-нибудь в кафе.

Вернувшись в дом на ланч и вновь не обнаружив никаких сообщений от Мелани, Бэйли начал обеспокоенно расхаживать по гостиной. Что же происходит? Вдруг она заболела? А если какие-то проблемы с ее беременностью? Бэйли старался убедить себя, что она просто заново обустраивает свою квартиру. Много дел: все распаковать, развесить одежду, разложить вещи по местам. Но неужели нельзя найти время, чтобы просто позвонить?

Не могло же столь кратковременное супружество что-то изменить в их отношениях? Такую возможность он даже отказывался рассматривать.

Они заключили соглашение, оба они решили, что их брак будет продолжаться до тех пор, пока Мелли не забеременеет, а потом они вернутся к своей удивительной дружбе.

Взяв ключи от машины, Бэйли направился к двери. Самое время — вернее, давно уж надо было — поехать туда и все выяснить.