Начальная школа Фокс-Сити располагалась в чудесном двухэтажном здании из красного кирпича, расположенном в квартале от центральной улицы города — Мэйн-стрит. Девять месяцев в году Мелани занималась со вторым классом на втором этаже этого здания и ощущала себя в своей классной комнате очень уютно.

Вернувшись в класс, она с грустью подумала, что до летних каникул осталась всего неделя. Сейчас ей предстояла встреча с родителями отличницы Бекки Алтенбург. Мелани стала готовиться к ней, стараясь отвлечься и перестать думать об их с Бэйли разговоре. Она начала клясть себя за этот разговор, как только отъехала от его дома.

Больше всего на свете она боялась, что что-нибудь когда-нибудь может разрушить их такую замечательную дружбу. Они, не желая разлучаться, вместе поехали в колледж, в Канзас-Сити. Они не были вместе только тогда, когда Бэйли встретил красавицу Стефани и женился на ней.

По окончании колледжа он вернулся в Фокс-Сити с невестой. Стефани вытерпела в маленьком городке всего два месяца, а затем сбежала. Но для Мелани два месяца без общения с Бэйли были самыми мерзкими в жизни.

Мысль выйти за Бэйли замуж крепко засела в голове Мелани, и избавиться от нее ей не удавалось. А так ли уж абсурдна эта мысль? В Фокс-Сити не было мужчины, который хоть сколько-нибудь был ей интересен, романтически интересен. И она не лгала Бэйли, когда говорила, что хотела бы детей, пока мать может разделить с ней радость.

Чем больше Мелани думала обо всем этом, тем великолепнее ей казалась ее идея, такое прекрасное решение для них обоих. Она доверяла Бэйли больше всех на свете и считала, что их невероятная дружба вынесет и их условную женитьбу.

Пришли родители Бекки Алтенбург, и Мелани отложила на время раздумья о Бэйли и детях. Разговор с этими людьми доставил Мелани удовольствие: Бекки была милой, умненькой и старательной девочкой, рассказывать родителям о таком ребенке — сплошное удовольствие. Закончив встречу, Мелани обнаружила, что до прихода следующих родителей осталось четверть часа и у нее хватит времени, чтобы перекусить в школьном кафетерии. Взяв кофе с булочкой, Мелани направилась к столику, но ее остановила ее хорошая приятельница, тоже учительница, Кэти Милсар.

— Я везде тебя ищу, что же ты мне ничего не сказала? Я думала, ты считаешь меня своей лучшей подругой.

— Конечно, ты моя лучшая подруга. Чего не сказала? — Мелани откусила кусок мягкой булки.

— Ну, что вы с Бэйли помолвлены!

Мелани поперхнулась и в изумлении уставилась на Кэти:

— С чего ты взяла?

— Я услышала от Тэри, ей сказала Криста, она узнала от Сью-Эллен в салоне красоты. И когда же все произойдет? Когда великий день? Это обязательно должно быть колоссальное празднество. Какая прелесть! Твои будут в восторге!

Мелани подняла руку, пытаясь остановить излияние восторгов Кэти.

— У меня встреча через две минуты. Мы потом все обсудим, ладно?

Мелани побежала в свой класс, недоумевая, откуда взялась сплетня. Вероятно, Сью-Эллен Трекслор где-то что-то услышала и, не вникая в детали, распространила дальше свое понимание обрывка какого-то разговора. Это далеко не первый ложный слух, поразивший Фокс-Сити. В крохотном городке, где без спутниковой тарелки ловятся только два канала телевидения и есть лишь один старый кинотеатр, в котором крутят старые фильмы, сплетни, намеки и предположения — вот и все возможные развлечения почтенных горожан.

Ей надо скорей поговорить с Бэйли. Услышав сплетню, он может подумать, что это она устроила, ведь она всего несколько часов назад говорила с ним о том же самом.

Ужасно, если он так подумает.

В половине девятого, закончив встречи с родителями учеников, она поспешила к своей машине. Скорей к Бэйли! Усевшись за руль, она вскрикнула от испуга, потому что чья-то рука коснулась ее спины. Испуганно обернувшись, она увидела Бэйли.

— Надо поговорить, — сказал он, — пойдем в «Милли», выпьем кофе.

«Милли» был популярным в Фокс-Сити семейным рестораном. Мелани кивнула, и они выбрались из ее машины и пошли по Мэйн-стрит. Она, как обычно, торопилась, он, одетый, как всегда, в футболку, кроссовки и джинсы, шагал огромными шагами. Только теперь Мелани уже не могла не видеть, какие у него длинные мускулистые ноги и как джинсы подчеркивают его стройную талию.

— Ты слышал новую сплетню? — осторожно спросила она.

— Боюсь, я ее пустил.

— Что?!

— Пойдем, за кофе объясню.

В «Милли» из-за позднего времени было мало народу. Кофе им принесли быстро.

— Ну? — спросила Мелани.

Бэйли откинулся на красную спинку дивана и провел рукой по волосам — он явно был в затруднении.

— Помнишь, я сказал, что боюсь, как бы меня не ждала в постели голая конкурсантка?

Она застыла в удивлении.

— Не... Да ты... Как... Кто?

— Сью-Эллен Трекслор, но не в постели, а в душе.

— Голая?

— Абсолютно.

— Расскажи.

— Совсем не смешно, — хмуро сказал Бэйли, — было жутко неловко.

— Ну и какое отношение имеет голая Сью-Эллен Трекслор в твоем душе к сплетне о нашей помолвке? — Мелани очень старалась сдерживать улыбку.

Бэйли хмурился, ухватив кофейную кружку обеими руками.

— Думаю, твоя сумасшедшая идея крутилась у меня в голове. Когда я увидел ее голую в душе, я запаниковал и сказал, что помолвлен с тобой. А ты от кого слышала?

— От Кэти Милсар. Она сказала: Сью-Эллен сказала Кристе, которая сказала Тэри, которая сказала Кэти. Ты же знаешь, какими путями в Фокс-Сити расходятся слухи.

Бэйли выглядел совершенно несчастным.

— Послушай, Бэйли, это же не конец света, — воскликнула Мелани, — у нас есть две возможности: либо сказать всем, что ты соврал, либо сделать то, о чем я говорила тебе утром.

Он хмуро уставился в свою кофейную кружку, а Мелани терпеливо ждала, по опыту зная — Бэйли должен внимательно рассмотреть все стороны вопроса, прежде чем принять какое-либо решение.

Она тихонько прихлебывала кофе, стараясь не замечать его длинных ресниц, красивого рисунка скул и подбородка. В какой-то момент, в колледже, возможно под влиянием гормонов или чего-то еще непонятного, она вдруг стала испытывать к Бэйли чувства, ничего общего не имевшие с их многолетней дружбой.

Лежа без сна в постели, она воображала, как он страстно целует ее в губы. Она стала замечать его запах, его сильные руки, широкую грудь, представляла, как он крепко обнимает ее и прижимает к себе. Все это закончилось очень быстро: Бэйли начал встречаться с Марли Уолкер — грудь Марли обращала на себя гораздо больше внимания, чем ее интеллект, к тому же она славилась своей безотказностью. Мелани поняла тогда, что она может интересовать Бэйли только как друг, а иные отношения с ним для нее невозможны. Но сейчас она хотела, чтобы продолжалась их прекрасная дружба и чтобы он подарил ей ребенка. Мелани так мечтала о ребенке — она даже ощущала запах детской присыпки в воздухе.

— Послушай, есть и третья возможность, — голос Бэйли вернул ее к сегодняшним проблемам. — Мы ведь можем быть помолвлены до окончания конкурса. Я спасусь от безумных претенденток, а потом разорвем помолвку, — он хитро улыбался.

— Нет, Бэйли Дженкинс, я помогу тебе избавиться от этих полоумных, только если ты временно женишься на мне и сделаешь меня беременной. И никак иначе.

Бэйли увидел в ее глазах выражение отчаянной непреклонности и понял — спорить бесполезно. Он уже видел в ее ярко-зеленых глазах такое выражение — в колледже, когда она вдруг решила состязаться в беге с Роджером Уэйфилдом, лидером болельщиков курса. Бэйли тогда очень просил ее не делать этого, понимая, что она определенно проиграет и очень-очень расстроится. Но Мелани была непреклонна, и именно решимость, как это ни удивительно, привела ее к победе.

Сейчас он все же решил предпринять последнюю попытку:

— Мелли, ну будь разумна, мы на шесть недель притворимся помолвленными, потом закончатся все мои сложности, и никто не пострадает.

— То же самое можно сказать и о женитьбе. Ты мой лучший друг, и такая мелочь, как развод, не сможет изменить наши отношения. Тем более мы идем на это с открытыми глазами, — она явно не собиралась уступать.

— Ты знаешь, я совсем не хочу жениться. И определенно не хочу ребенка.

— И прекрасно. Я вполне в состоянии вырастить своего ребенка самостоятельно. Ничто не изменится в наших отношениях. Нам придется вступать в интимную связь только для того, чтобы я забеременела, — покраснев, закончила она.

— Я знаю, как сильно ты хочешь ребенка. Но это не выход, — очень мягко сказал он.

— Твоя мама была бы счастлива.

— Мелли, это же удар ниже пояса.

Мелани знала, как его мать мечтает о внуке.

— Ладно, ты выиграл. Забудь.

— Что забыть? — Бэйли с недоверием смотрел на нее — слишком быстро она сдалась.

— Забудь, что я это говорила. Скажи всем: Сью-Эллен просто неправильно тебя поняла, а я найду другой способ решить свою проблему.

— О чем ты говоришь?

Она смотрела в стену:

— Я очень хочу ребенка, Бэйли. Мне надоело играть роль любимой тети для своих племянников и племянниц. Я вполне обеспечена материально, и эмоционально я готова стать матерью. Я уверена, что найду, ну, как бы это сказать... донора в Фокс-Сити.

— Кого, например? Удивительно, что мы с тобой об этом разговариваем.

— Почему? Я давно говорю о ребенке. Я хочу ребенка.

— А я хочу «ягуар». Хочу, конечно, но прямо сейчас об этом и речи нет.

— А вот я могу забеременеть. Надо только найти здесь, в Фокс-Сити, с кем мне переспать.

— С кем, например? Вот Фред Кетчем. Ты ведь ему жутко нравишься. Но твой детеныш будет похож на оборотня.

Она рассмеялась:

— Фред вполне ничего. Он не виноват, что такой волосатый: Но ты прав, пожалуй, я не хочу его ДНК в своем ребенке. Но вот Бак Уолтон... Он не откажется поваляться со мной в стоге сена.

— Ага, хочешь его ДНК, да? Но дите, если будет похоже на папашу, с двух лет начнет лакать пиво, и его словарь составят несколько четырехбуквенных слов, которые поразят мир.

— Почему ты так категоричен?

— Почему ты так упряма? — Бэйли раздражало обсуждение того, с кем бы ей переспать.

— Мы оба знаем, что значит — иметь немолодых родителей. Мы так часто это обсуждали.

Да, родители обоих были значительно старше, чем родители их друзей.

— Если я стану дожидаться романсов под окном, мой ребенок будет заканчивать колледж, когда я пойду на пенсию.

— А твоя сестра опять беременна?

Она сразу покраснела, это и стало ему ответом. У Линды, сестры Мелани, дети рождались ежегодно.

— Да, но рождение четвертого племянника никак не влияет на мое решение.

Бэйли прекрасно понимал — это не так. Он уже открыл рот, желая возразить Мелани, но тут в ресторан вошла Мэри Энн Бартель, еще одна соискательница диадемы. При виде него ее глаза расширились, она бросилась к нему, радостно улыбаясь... и замерла с застывшей улыбкой, заметив Мелани.

— О, привет! Вы и вправду обручились?

Был очень подходящий момент объяснить ей, что это ошибка. Но Бэйли успел заметить искорки фанатичной решимости в ее глазах. Ему представилось, какой будет его жизнь в предстоящие шесть недель, и еще он подумал о своей матери, о том, как страстно ей хотелось иметь внуков.

Фиктивная женитьба на Мелли решила бы все эти проблемы. Конечно, ведь Мелли не преподнесет ему сюрпризов. Он знал ее как себя и не мог вообразить, чтобы что-либо — женитьба, беременность, последующий развод — могло разрушить их дружбу.

— Правда, — произнес он и увидел удивление в глазах Мелли. Он улыбнулся ей, надеясь, что никому из них двоих никогда не придется сожалеть о его мгновенном решении последовать ее безумному плану.