Наши домашнiя животныя. Собаки

Клетт Р.

Гольтгоф Л.

Раздел книги «Наши домашнiя животныя», посвященный собакам.

Книга публикуется на языке оригинала.

Эта книга была первым популярным изданием о домашних животных, вышедшим в России. Она написана известными германскими специалистами по животноводству — докторами Р. Клеттом и Л. Гольтгофом. Это сочинение по богатству материала и по обилию снятых с натуры иллюстраций являлось на тот момент единственным в своем роде произведением в иностранной литературе.

Книга дополнена переводчиком и его соавтором ветеринарным врачом В.В. Конге материалами, касающимися российских пород домашних животных, историей происхождения домашних видов. Ряд глав целиком написан в России: «Болезни собак», «Породы лошадей в России», «Коневодство», «Молоко коровы», «Русские породы рогатого скота», «Болезни рогатого скота». Отдельные разделы книги посвящены лошадям (верховой езде, использованию лошади на войне и на охоте и т.д.), свиньям, кроликам, курам, голубям (почтовые голуби, голубиная почта, обучение почтовых голубей) и др. Описаны способы содержания и разведения всех видов домашних животных.

В тексте используется буква «ять» ѣ, которая не везде правильно отображается. Сохранять в юникоде.

В FBE для корректного отображения текста использовать шрифт Arial Unicode.

 

 

Человѣкъ и собака

Съ древнѣйшихъ временъ собака считается «лучшимъ другомъ человѣка», и мнѣнiе это совершенно правильно. Является, однако, вопросъ, какимъ образомъ возникли такiя дружественныя отношенiя человѣка къ собакѣ и почему она пользуется особымъ предпочтенiемъ человѣка передъ всѣми другими домашними животными и пользовалась имъ съ самыхъ отдаленнѣйшихъ эпохъ, когда современная цивилизацiя находилась еще въ зачаточномъ состоянiи?

Если бы мы съ полной точностью могли сказать, откуда происходить домашняя собака (Canis familiaris), кто были ея настоящiе предки, то вопросы эти было бы не трудно рѣшить. Къ сожалѣнiю, однако, съ полной достоверностью мы не знаемъ до сихъ поръ, кто были настоящiе предки собаки, и въ приводимыхъ ниже данныхъ много гипотетическаго.

Не подлежитъ сомнѣнiю, во всякомъ случаѣ, что собака одно изъ древнѣйшихъ животныхъ, прирученныхъ человѣкомъ, и, по всей вѣроятности, даже самое первое животное, сделавшееся домашнимъ. Она стала другомъ и сожителемъ человѣка еще въ тѣ времена, когда первобытный человѣкъ не занимался земледѣлiемъ и скотоводствомъ и не пользовался, слѣдовательно, услугами лошади и быка. Онъ жилъ охотою и рыболовствомъ, и собака была его ценною помощницею, какою она является и до сихъ поръ у первобытныхъ охотничьихъ племенъ. У племени ведда на Цейлонѣ — народности, по культурному и физическому развитiю стоящей на самомъ низкомъ и примитивномъ уровне развитая — уже имѣется домашняя собака, и девушка ведда, выходя замужъ, получаетъ собаку отъ родителей въ видѣ свадебнаго подарка. Другихъ домашнихъ животныхъ ведда не знаютъ.

Само собою разумѣется, что наибольшую роль въ сближенiи человѣка и собаки играли чисто эгоистическiя цели. Огонь, у котораго можно было погреться, и груды объедковъ, которыми можно было прокормиться, привлекали дикихъ собакъ, предковъ нашего домашняго друга, къ жилищамъ первобытнаго человѣка. Вместе съ тѣмъ обглоданныя и разбитыя собачьи кости встречаются нередко среди остатковъ каменнаго вѣка и доказываютъ, что въ тѣ времена человѣкъ не брезговалъ собакой, быть-можетъ, даже приманивалъ еѣ къ себе и за-тѣмъ пользовался ею какъ дичью.

Эгоистическiя цели преследовались, такимъ образомъ, съ обѣихъ сторонъ, и очень скоро тотъ же эгоизмъ повлекъ за собою болѣе тѣсную дружественную связь человѣка и собаки, такъ какъ обнаружилось, что интересы ихъ — общiе. Прежде всего оказалось выгоднымъ добывать совмѣстно пищу и вообще помогать другъ другу въ суровой борьбе за сущѣствованiе; отсюда явилось желанiе и защищать другъ друга отъ общихъ враговъ. Совершенно естественныя потребности сдѣлали желательнымъ обоюдное сближенiе. Первобытный человѣкъ обладалъ уже достаточнымъ умомъ и проницательностью, чтобы увидеть въ собаке опытнаго и ловкаго охотника и храбраго защитника. Точно также и собака нашла не мало выгодныхъ сторонъ въ сожительстве съ человѣкомъ. Такъ на самой заре развитая человѣчества, когда другiя животныя, сдѣлавшiяся впоследствiи домашними, относились къ человѣку еще съ недовѣрiемъ и держались въ стороне отъ него, былъ заключенъ уже тѣсный союзъ человѣка съ собакой.

Въ теченiе долгихъ перiодовъ доисторической и исторической жизни человѣчества собака разделяла затѣмъ съ человѣкомъ и горе и радость и вмѣсте съ тѣми народностями, которыя она сопровождала, подвергалась всемъ превратностямъ судебъ. Человѣкъ развивался и совершенствовался, у него появлялись новыя формы хозяйства и новыя потребности, и соответственно съ этимъ онъ изменялъ путемъ искусственнаго подбора и своего неизменнаго друга и спутника — собаку.

Вопросъ о происхожденiи собаки и исторiя ея различныхъ породъ имѣетъ большой интересъ и, несмотря на неполноту нашихъ свѣдѣнiй, заслуживаетъ вниманiя.

 

Происхожденiе и исторiя собаки

Несомненный признакъ присутствiя домашней собаки — именно, хорошо сохранившиеся черепа и кости ея — были найдены среди такъ называемыхъ «кухонныхъ остатковъ» доисторическаго человѣка въ Данiи. Остатки эти относятся къ неолитическому перiоду каменнаго вѣка и нѣсколько древнѣе свайныхъ построекъ Швейцарiи, гдѣ также открыто много хорошо сохранившихся костей собаки. У доисторическихъ обитателей Данiи и Швейцарiи собака была единственнымъ домашнимъ животнымъ и служила, повидимому, не для пищи, какъ у нѣкоторыхъ прежнихъ и современныхъ народностей, а въ качествѣ сторожа и помощника на охотѣ. На это, по крайней мѣрѣ, указываетъ большое количество совершенно цѣлыхъ череповъ ея, — они были бы разбиты, если бы животное употреблялось въ пищу.

Несмотря на многочисленныя находки остатковъ собаки доисторическаго перiода и на многiя подробныя изслѣдованiя, посвященныя этому вопросу, до сихъ поръ остается еще не вполне выясненнымъ, произошла ли собака отъ одного вида дикихъ собакъ, прирученнаго человѣкомъ, или же отъ нѣсколькихъ различныхъ видовъ. Первоначально ученые изслѣдователи склонялись болѣе къ первому мнѣнiю. Линней и Бюффонъ считали, что родоначалъникомъ всѣхъ безчисленныхъ современныхъ породъ былъ одинъ видъ дикой собаки. Такимъ родоначальникомъ, по мнѣнiю Гюльденштедта, является шакалъ, по Годжсону (1832) — индiйская собака, описанная имъ подъ назватемъ Canis primaevus. Въ этомъ отразилось господствовавшее въ тѣ времена мнѣнiе, что вся культура человѣчества беретъ свое начало изъ Индiи; на самомъ же дѣлѣ индiйская дикая собака уже по анатомическому строенiю своему не можетъ быть родоначальницей домашней.

Позднѣйшiе изслѣдователи вопроса о происхожденiи собаки склоняются къ образованiю ея изъ нѣсколькихъ или даже изъ многихъ источниковъ. Исидоръ Жоффруа Сентъ-Илеръ (1860) считаетъ три дикихъ вида шакала (Canis aureus, С. mesomelas и С. simensis) родоначальниками домашней собаки; Л. Фицингеръ насчитываетъ семь основныхъ формъ, изъ которыхъ, подъ влiянiемъ климата, географическаго изолирования, культуры и скрещиванiя выработались всѣ разнообразныя породы собакъ. Дарвинъ въ своемъ замѣчательномъ сочиненiи «Измѣнчивость животныхъ и растеiй въ состоянiи одомашненiя» высказывается также, хотя и съ большою осторожностью, за происхожденiе собаки изъ нѣсколькихъ источниковъ. «Главнѣйшiй аргументь — говорить онъ, — въ пользу происхожденiя различныхъ породъ домашней собаки отъ нѣсколькихъ различныхъ дикихъ формъ это сходство, обнаруживаемое въ различныхъ мѣстностяхъ между этими породами и водящимися тамъ и до настоящего времени дикими видами».

Наиболѣе серьезному изслѣдованiю подвергается вопросъ о происхождѣнiи собаки въ сочиненiи Л. Г. Iейттелеса «Предки нашихъ породъ собаки» (1877). Этотъ изслѣдователь является также сторонникомъ теорiи многообразнаго происхожденiя собакъ. Ископаемую собаку торфяниковъ (Canis palustris) онъ производить отъ шакала, тогда какъ позднѣе появляющуюся собаку бронзоваго вѣка (Canis matris optimae), отъ которой произошли наши овчарки, онъ считаетъ потомкомъ индiйскаго волка (Canis pallipes).

Отъ собаки торфяниковъ произошли въ свою очередь всѣ шпицы. Предкомъ древне-египетскихъ собакъ и африканской собаки-парiи былъ одинъ изъ африканскихъ шакаловъ (Canis lupaster), уже въ очень давнiя времена обращенный въ домашнее состоянiе, тогда какъ гончiя возникли изъ другого болѣе тонконогаго и крупнаго вида шакаловъ (Canis anthus). Нашего обыкновеннаго волка Iейттелесъ считаетъ совершенно непричастнымъ къ образованiю породъ домашнихъ собакъ.

За послѣднее время были попытки воскресить теорiю происхожденiя всѣхъ собакъ изъ одного корня. Такъ, Т. Штудеръ (1901) пытается доказать, что родоначальной формой всѣхъ собакъ былъ широко распространенный дикiй видъ (Canis farus), распадавшiйся на двѣ разновидности и въ настоящее время встрѣчаемый лишь въ ископаемыхъ остаткахъ. Существованiе такой вымершей дикой формы подвергается, однако, большому сомнѣнiю. По предположенiямъ другихъ изслѣдователей (Нэрингъ, Келлеръ), ископаемые остатки Canis ferus, на самомъ дѣлъ, частью — кости шакаловъ и волковъ, приручать которыхъ пытался первобытный человѣкъ, частью — остатки уже одомашненныхъ собакъ.

По господствующимъ воззрѣнiямъ можно съ полной достовѣрностью признать существованiе домашней собаки въ Европѣ еще съ начала неолитическаго перiода каменнаго вѣка. Притомъ, въ доисторическiя времена было не менѣе трехъ основныхъ породъ ея, именно — собака торфяниковъ (Canis palustris), собака бронзоваго вѣка (Canis matris optimae) и пепельная собака (Canis intermedius). Mnoгie изслѣдователи признаютъ даже большее число породъ.

Древнѣйшей формой является собака торфяниковъ, распространенная въ западной Европѣ въ теченiе самой древней эпохи свайныхъ построекъ. Это была некрупная порода, сходная со шпицемъ и имѣвшаяся уже въ нѣсколькихъ разновидностяхъ. Позднѣе, съ наступленiемъ бронзоваго вѣка, появляется новая, болѣе крупная порода — собака бронзоваго вѣка, остатки которой были открыты первоначально Iейттелесомъ въ Ольмюцѣ. Родиной ея была, по всей вероятности, восточная Европа. По своей внешности она ближе всего стояла къ современнымъ германскимъ и венгерскимъ овчаркамъ. Такъ называемая пепельная собака, описанная Вольдрихомъ въ 1877 году, была найдена въ Нижней Австрiи и въ Богемiи, затѣмъ въ недавнiя времена также въ Голландiи, — это, вѣроятнѣе всего, помѣсь между собакой торфяниковъ и собакой бронзоваго вѣка.

Въ доисторическiя времена въ Европѣ не было вовсе крупныхъ договъ и гончихъ — они появляются здѣсь въ самомъ началѣ историческаго перiода, но уже извѣстны съ самыхъ раннихъ перiодовъ культурной жизни внѣевропейскихъ странъ. Когда въ Европѣ были еще свайныя постройки и была распространена торфяная собака, въ Ассирiи мы встрѣчаемъ уже огромныхъ договъ, изображенiя которыхъ сохранились на барельефахъ, а на стѣнахъ гробницъ Египта, начиная съ самыхъ первыхъ династiй фараоновъ, находимъ изображенiя цѣлаго ряда различныхъ породъ собакъ и среди нихъ — гончихъ.

Довольно много различныхъ породъ собакъ было извъстно также древнимъ грекамъ и римлянамъ, судя по изображенiямъ на монетахъ, медаляхъ и вазахъ.

Въ Новомъ Свѣтѣ также имълись до прихода европейцевъ свои особыя породы собакъ, происшедшiя независимо отъ европейскихъ: у обитателей древняго Перу была порода, описанная I. Чуди подъ названiемъ собаки инковъ (Canis incae) и не имѣющая ничего общаго съ собаками Стараго Свѣта.

Источниковъ происхожденiя различныхъ породъ собакъ могло быть безконечное множество, такъ какъ, за исключенiемъ Австралiи, дикiе представители семейства собакъ широко распространены во всѣхъ частяхъ свѣта. Первобытный человѣкъ имѣлъ большое количество матерiала, изъ котораго могъ черпать то, что ему нравилось. Онъ приручалъ тѣ виды дикихъ собакъ, которые находились въ непосредственномъ сосѣдствѣ и наиболѣе подходили по своимъ привычкамъ и склонностямъ къ его потребностямъ.

Впрочемъ, данныя анатомiи свидѣтельствуютъ о томъ, что далеко не всѣ представители семейства собакъ, похожiе на домашнюю собаку по своей внѣшности, могутъ считаться ея родоначальниками. У всѣхъ домашнихъ породъ, какъ бы ни была различна ихъ величина и внѣшность, мы находимъ всегда не более и не менее, какъ 42 зуба и совершенно круглый зрачокъ; такимъ образомъ, изъ родоначалъниковъ собаки можно заранѣе исключить лисицу, отличающуюся продолговатымъ зрачкомъ, представителей рода Суоп съ 40 зубами и южно-африканскую широконосую лису (Otocyon) съ 48 зубами. Точно также африканская гiеновая собака, строенiе которой чрезвычайно сильно отличается отъ домашней, едва ли можетъ быть признана родоначальницей какой-либо изъ породъ, выведенныхъ человѣкомъ.

Остаются, слѣдовательно, въ качествѣ возможныхъ предковъ собаки, волки и шакалы, которыхъ изѣестно въ различныхъ частяхъ свѣта довольно много видовъ.

Изъ шакаловъ наиболѣе вѣроятнымъ родоначалъникомъ нѣкоторыхъ домашнихъ породъ является обыкновенный шакалъ (Canis aureus), распространенный въ настоящее время по всему западу и сѣверо-западу Азiи, начиная отъ Индiи, и въ Европѣ — въ Турцiи, Грецiи и Далмацiи. Въ строенiи черепа и зубовъ шакала замечается удивительное сходство съ ископаемой собакой торфяниковъ; и есть полное основанiе думать, что именно шакалъ и превратился путемъ одомашненiя въ эту породу. Отъ нея, въ свою очередь, произошли всѣ наши шпицы, и, слѣдовательно, шакалъ является ихъ родоначальникомъ. Замѣчательно, что даже въ привычкахъ шпицовъ видно некоторое сходство съ шакалами: когда ихъ собираются наказать, шпицы убѣгаютъ, крадучись и оглядываясь назадъ совершенно такъ, какъ это дѣлаютъ шакалы. Къ тому же извѣестно, что шакалы чрезвычайно навязчивы и назойливы, держатся всюду вблизи человѣческаго жилья, следуютъ за человѣкомъ при его переселенiяхъ и легко приручаются. Различныя породы шпицовъ распространены не только по всей Европѣ, но и по северной Азiи до Китая и Японiи.

Батакскiй шпицъ Суматры чрезвычайно походитъ своимъ строенiемъ на ископаемую собаку торфяниковъ; похожая на него порода найдена Келлеромъ у жителей Мадагаскара. По строенiю черепа ближе всего къ собаке торфяниковъ шакалы западной Азiи, почему и можно предполагать, что именно въ этой области произошло первое одомашненiе шакала.

Шпицы въ качествѣ домашнихъ собакъ имеются также у туземцевъ южной Африки и, хотя они пока еще мало изслѣдованы, можно предполагать, что произошли въ этой области отъ другого вида шакала, именно, отъ водящагося тамъ чепрачнаго шакала (Canis mesomelas).

Въ древней Грецiи, кромѣ охотничьихъ собакъ, о которыхъ скажемъ ниже, была извѣстна порода шпицовъ, очень сходная, повидимому, съ самыми примитивными шпицами доисторическихъ временъ. Эти шпицы назывались мальтiйскими (теlitation kynidion) и играли роль домашнихъ и даже комнатныхъ собачекъ. Первые авторы, которые упоминаютъ объ нихъ, — это составители IX книги «Исторiи Животныхъ» Аристотеля, а также Перiегетъ Полемонъ и Феофрастъ. Еще древнѣе этихъ литературныхъ указанiй изображенiя малътiйскихъ шпицовъ на вазахъ — такъ, на Вольцентской вазѣ афинской работы, относящейся примѣрно къ 500 г. до Р. Хр., изображенъ шпицъ съ ясной надписью «Melitiane»; на вазѣ нѣсколъко болѣе поздняго перiода изображено натравливанiе двухъ шпицовъ другъ на друга. Это были маленькiя, бѣлыя собачки со стоячими ушами и длинной мягкой шерстью. Онѣ были большими любимцами дамъ и, въ особенности, гетеръ, — нерѣдко онѣ носили даже имена гетеръ.

Похожи на шпицовъ по строенiю, но значительно крупнѣе ихъ овчарки, прямостоячiя уши которыхъ. служатъ указанiемъ на ихъ относительную первобытность. Въ Европу овчарки проникли одновременно съ культурой бронзоваго вѣка и потому надо думать, что онѣ образовались первоначально гдѣ-нибудъ во внѣевропейскихъ странахъ. Порода эта служила пастушескимъ племенамъ въ качествѣ сторожа ихъ обширныхъ стадъ, и появленiе ея въ указанную эпоху въ Европѣ совпадаетъ съ развитiемъ тамъ скотоводства.

Предками овчарокъ, уже въ виду крупныхъ размѣровъ ихъ, не могутъ быть малорослые шакалы, и родоначальныя формы ихъ должно искать среди волковъ. Iейттелесъ считаетъ такою исходной формой индiйскаго волка (Canis pallipes), встрѣчающагося кромѣ Индiи также въ восточной Персiи. Эту послѣднюю страну, населенную съ отдаленнъйшихъ эпохъ кочевыми пастушескими племенами, и должно считать, по всѣмъ вѣроятiямъ, мѣстомъ одомашненiя индiйскаго волка и превращенiя его въ овчарку. Обыкновенно индiйский волкъ обитаетъ въ открытыхъ ровныхъ мѣстностяхъ и избѣгаетъ лѣсовъ. По разсказамъ жителей, эти волки имѣютъ обыкновенiе, собравшись стаей, сгонять антилопъ и дикихъ козъ въ какое-нибудь удобное для ловли мѣсто, и, быть-можетъ, именно этимъ-то инстинктомъ и воспользовались первобытные обитатели: развивая его въ желательномъ направленiи, они добились того, что собаки-овчарки, выведенныя изъ волковъ, стали сгонять скотъ и превратились въ хорошихъ сторожей стадъ.

Къ овчаркамъ примыкаютъ собаки-парiи, распространенныя по всему востоку — онѣ встрѣчаются въ Турцiи, въ Египтѣ и Суданѣ, въ городахъ Индiи и въ колонiяхъ Голландской Индiи вплоть до Новой Гвинеи. Это бездомныя, полудикiя собаки, мало развитыя и не признающiя надъ собою власти человѣка. Онѣ держатся вблизи городовъ и въ городахъ, особенно съ магометанскимъ населенiемъ, и живутъ за счетъ выбрасываемыхъ нечистотъ, при случаѣ промышляя и воровствомъ. По составу своему собаки-парiи не представляютъ единства: между ними встрѣчаются какъ крупныя, такъ и мелкiя формы, различной масти и тѣлосложенiя.

Мелкiя индiйскiя собаки-парiи очень близки къ водящимся тамъ индiйскимъ шакаламъ, что подтверждается и строенiемъ череповъ ихъ. Западныя собаки-парiи Египта и Судана произошли, по мнѣнiю Iейттелеса, отъ диба, или волчьяго шакала (Canis anthus) тѣхъ мѣстъ и сохранили много общихъ съ нимъ чертъ.

Интересно, что собаки-парiи существовали уже въ древнемъ Египтѣ, и теперь въ нѣкоторыхъ мѣстностяхъ, напр., въ Рода и Абидосѣ, находятся во множествѣ ихъ мумiи, приготовленныя совершенно фабричнымъ способомъ, безъ того старанiя и тщательности, съ которыми отдѣланы, напр., мумiи гончихъ.

Совершенно особая и рѣзко отграниченная отъ всѣхъ прочихъ порода собакъ это — гончiя, характерныя своими высокими тонкими ногами, тонкимъ, поджарымъ туловищемъ, широкою грудью и вытянутою головою съ полуотвислыми или висячими ушами. Гончiя возникли, безъ сомнѣнiя, въ Африкѣ; здѣсь мы ихъ встрѣчаемъ въ наиболъшемъ разнообразiи у хамическихъ и семитическихъ африканскихъ племенъ, и здѣсь же онѣ впервые появляются и на историческихъ памятникахъ древнѣйшаго перiода египетской культуры. Изображенiя египтянъ указываютъ на существовнiе у нихъ крупныхъ гончихъ съ прямостоячими, ложкообразными ушами, — породы, повидимому, очень примитивнаго строенiя, происшедшей, несомнѣнно, откуда-нибудь по близости, изъ области верхняго Нила или изъ Эфiопiи.

Дѣйствительно, Рюппель открылъ въ Абессинiи особый видъ дикаго волка съ высокими ногами, узкой мордой и прямостоячими ушами. Видъ этотъ былъ описанъ имъ подъ назватемъ Canis simensis и по строенiю черепа и зубовъ чрезвычайно напоминаетъ нашихъ гончихъ, а по окраскѣ, по ушамъ и по пушистому хвосту похожъ на гончихъ, изображенныхъ на египетскихъ памятникахъ.

Въ самомъ Египтѣ древняя порода гончихъ совершенно исчезла, но несомненно отъ нея произошли гончiя-слюгги арабовъ, распространенныя ныне вплоть до Марокко, но сильно измѣненныя подборомъ. Потомками египетскихъ гончихъ, притомъ очень мало изменившимися, являются собаки-ибица — порода, открытая Келлеромъ на Балеарскихъ островахъ у Испанiи. Эта порода, называемая местными жителями perro ibizenco, по разсказамъ, происходить съ острова Ибица, куда собаки были завезены въ древности карфагенянами. На Балеарскихъ островахъ собаки-ибица нашли для себя въ высокой степени благопрiятныя условiя существованiя, такъ какъ острова эти изобиловали съ древнѣйшихъ временъ кроликами, и еще поселившiеся тамъ римскiе колонисты просили въ свое время Римъ, по разсказу Плинiя, прислать солдатъ для истребленiя этихъ грызуновъ, дѣлавшихъ невозможнымъ землѣдѣлiе. Собаки-ибица оказались деятельными истребителями кроликовъ и въ то же время сами, благодаря изобилiю пищи, могли сохраниться тамъ до нашего времени, тогда какъ въ Африкѣ ихъ родичи вымерли.

При тѣсныхъ торговыхъ сношенiяхъ, какiя существовали между Египтомъ и Грецiей, вполне естественно, что гончiя, возникшiя въ странѣ фараоновъ, были завезены въ Грецiю, — и, дѣйствительно, оне встречаются у грековъ уже въ древности. Отсюда онѣ распространились, съ одной стороны, чрезъ посредство Рима, где гончiя были превосходно извѣстны, по западной Европѣ, съ другой — попали въ сарматскiя степи, гдѣ нашли себе благопрiятный районъ распространенiя и дали начало русскимъ гончимъ-борзымъ.

Кроме гончихъ на египетскихъ памятникахъ находятся часто изображенiя коротконогихъ собакъ съ длиннымъ туловищемъ, вполнѣ похожихъ на нашихъ таксъ, но съ прямостоячими ушами. Несомненно, что и эта порода взяла свое начало изъ Египта, и на острове Майорке сохранилась до сихъ поръ порода таксъ съ ушами, торчащими вверхъ.

Совершенно въ иной области должно искать мѣсто происхожденiя договъ. Къ этой группе относятся собаки съ плотнымъ, массивнымъ тѣломъ, покоящимся на невысокихъ, сильныхъ ногахъ, съ большой, часто короткой головой, кожа которой виситъ складками, и съ висячими ушами. Ни въ Европѣ, ни въ Африкѣ договъ не было до начала историческаго перiода; ихъ изображенiй не сохранилось на памятникахъ египтянъ. Зато очень многочисленны ихъ изображенiя на памятникахъ ассирiйско-вавилонской культуры, и изъ этихъ барельефовъ ясно, что доги употреблялись тогда и на охотѣ и на войнѣ. Какъ цѣнились они тогда, явствуетъ изъ того, что по завоеванiи Вавилонскаго царства персами доходы съ четырехъ городовъ шли исключительно на содержанiе охотничьихъ собакъ персидскаго царя.

Ассирiйскiе доги изображаются постоянно съ отвислыми ушами, и изъ этого можно заключить, что одомашненiе этой породы произошло значительно ранѣе. Они, безъ сомнѣнiя, произошли не въ самой Месопотамiи, и, по литературньтмъ источникамъ судя, надо думать, что они ввезены были съ востока, изъ страны Эламъ, изъ Тибета или съ Гималайскаго хребта. Въ этой области, дѣйствительно, и въ настоящее время имѣется крупная порода домашнихъ собакъ — тибетскiе доги, которые сдѣлались извѣстны въ Европѣ еще со времени путешествiя Марко Поло.

Предковъ этой породы, уже въ силу ея огромнаго роста, слѣдуетъ искать, конечно, между волками Тибетскаго плоскогорiя и наиболѣе вѣроятно, что родоначальникомъ ея является черный тибетскiй волкъ (Canis niger). У него имѣется бѣлое пятно на груди, бѣлыя лапы, пушистый хвостъ и длинная шерсть, свешивающаяся съ груди и съ шеи, какъ у тибетскаго дога. Выведенные въ древнѣйшiя времена доги распространились изъ Тибета, съ одной стороны, на востокъ въ Китай, съ другой — въ долину Тигра и Евфрата.

Поскольку можно судить на основанiи литературныхъ источниковъ, въ Европу первые доги были привезены Ксерксомъ во время его похода на Грецiю. Затѣмъ позднѣе Александръ Македонскiй получилъ «индiйскихъ» собакъ отъ царя Пора и отправилъ ихъ въ Македонiю.

Впрочемъ, возможно, что и раньше еще крупные доги были завезены въ Грецiю, гдѣ они получили назваше «молосскихъ» собакъ, сохранявшееся за ними въ теченiе всего древняго перiода. Молосскихъ собакъ описываетъ еще Аристотель, указывающiй, что ихъ имѣется двѣ породы; изображенiя ихъ находятся на монетахъ IV и III вѣка до Р. Хр.; превосходное изображенiе молосскаго дога сохранилось подъ кресломъ Олимпiи, дочери молосскаго короля и временной правительницы Эпира (тоже IV — III вѣка до Р. Хр.); храбрость, вѣрность и красоту «молоссовъ» прославляетъ цѣлый рядъ греческихъ и римскихъ писателей, и уже, напр., въ комедiяхъ Аристофана они фигурируютъ, какъ широко распространенная и излюбленная порода.

Римляне получили молосскихъ договъ отъ грековъ, но, кромѣ настоящихъ «молоссовъ», у нихъ имѣлись такъ называемые «псевдо-молоссы» — также превосходные доги съ широкой мордой, короткими ушами и гривой волосъ на загривки. Эта порода, невидимому, не им'Ьетъ прямого отношетя къ настоящимъ «молоссамъ». Поздние римляне, въ свою очередь, распространили договъ къ сѣверу отъ Альпъ. При раскопкахъ въ римской колонiи Виндонисси въ Щвейцарiи найденъ хорошо сохранившiйся черепъ дога и сдѣланное изъ глины изображенiе его, напоминающее нынѣшнихъ ньюфаундлендовъ.

Вполнѣ естественно, что при переселенiи договъ черезъ Альпы нѣкоторыя особи остались въ альпiйскихъ горныхъ проходахъ и дали здѣсь начало санъ-бернарамъ, этой благороднѣйшей разновидности договъ, полученной путемъ продолжительнаго подбора и прекрасно акклиматизировавшейся въ горахъ, что, впрочемъ, и не можетъ казаться удивительнымъ: сами родоначальники договъ имѣли свое основное мѣстообитанiе на высокихъ плоскогорiяхъ Тибета, подходящихъ по условiямъ къ альпiйскимъ высотамъ. Какъ произошли ньюфаундленды, не выяснено съ точностью, но не подлежитъ сомнѣнiю, что въ нихъ характеръ первоначальныхъ тибетскихъ договъ сохранился съ чрезвычайной полнотою.

Такимъ образомъ, имѣющiяся историческiя данныя говорятъ скорѣе за происхожденiе различныхъ породъ собакъ изъ разнородныхъ источниковъ. Эти породы возникали независимо одна отъ другой въ различныхъ мѣстностяхъ, становившихся затѣмъ центрами ихъ распространенiя. Родоначальниками ихъ являлись различныя формы дикихъ собакъ, стоящiя въ очень далекихъ одна къ другой отношенiяхъ и не имѣющiя между собою ничего общаго. При выработкѣ дальнъйшихъ породъ собакъ въ среднiе и новые вѣка большую роль играло скрещиванiе основанныхъ, раньше возникшихъ породъ, какъ намъ объ этомъ придется еще говорить неоднократно ниже, при описанiи отдѣльныхъ породъ. Скрещиванiе это, равно какъ и тщательный подборъ производителей, предпринималось уже большею частью вполнѣ сознательно, съ цѣлью добиться тѣхъ или другихъ особенностей, развитiя той или другой стороны во внѣшыней или въ психической природѣ собакъ.

Охотники-промышленники, пастухи, богатые спортсмены, любители охоты, спецiалисты-собаководы, торгующiе собаками — всѣ принимали участiе въ выработкѣ новыхъ породъ, отличающихся либо особымъ чутьемъ, быстротою бѣга, ловкостью и рѣзвостью, либо выносливостью и силою, либо, наконецъ, просто красивыми внѣшними формами, уживчивостью и умственными способностями.

Скрещиванiе домашней собаки съ дикими формами, напр., съ волкомъ, практиковалось неоднократно, но не давало никогда существенныхъ результатовъ въ смыслѣ полученiя новыхъ породъ. Помѣси либо бывали мало плодовиты, либо потомство ихъ было слабо, вымирало и исчезало черезъ малое число поколѣнiй. Очевидно, продолжительная культура значительно удалила собакъ по организации отъ ихъ дикихъ родичей, и скрещиванiе съ последними не можетъ уже давать благопрiятныхъ результатовъ, какъ вообще скрещиванiе двухъ далеко стоящихъ и мало между собою родственныхъ формъ.

 

Строенiе собаки

Мы не будемъ останавливаться подробно на разсмотрѣнiи скелета собаки, состоящаго изъ 247 костей. Отсылаемъ интересующихся къ спецiальнымъ сочиненiямъ. Обратимъ вниманiе лишь на зубы собаки, которыхъ всего 42. Они представляютъ интересъ въ томъ отношенiи, что на основанiи ихъ можно определить возрастъ молодой собаки, совершенно такъ же, какъ это делается у лошадей. Прежде всего надо замѣтить, что всего у собаки 12 рѣзцовъ, 4 клыка и 26 коренныхъ. Черезъ 4 — 6 недѣль послѣ рожденiя щенка у него появляются молочные зубы, которые 4 — 6 мѣсяцевъ спустя уступаютъ мѣсто первымъ рѣзцамъ. Первые коренные зубы показываются на третьей или на четвертой недѣлѣ и по прошествiи пяти мѣсяцевъ выпадаютъ. Такимъ образомъ, можно считать собаку моложе одного года; если коронки рѣзцовъ заострены каждая въ видѣ трехъ лепестковъ лилiи. Въ теченiе второго года жизни зубы эти болѣе или менѣе снашиваются и на третьемъ году обыкновенно совершенно уже сношены, особенно въ нижней челюсти. Если клыки также сильно сношены, то собакъ надо считать болѣе четырехъ лѣтъ отъ роду; затѣмъ далѣе съ возрастомъ зубы эти снашиваются все сильнѣе и силънѣе. Послѣ 7 — 10 лѣтъ зубы совершенно сношены и многихъ зубовъ не хватаетъ. При этомъ должно, однако, помнить, что пища и ея свойства, въ особенности же, тверда ли она или мягка, играютъ большую роль въ снашиванiи зубовъ.

Перейдемъ теперь къ разсмотрѣнiю наружнаго вида собаки и остановимся прежде всего на свойствахъ кожи, на окраскѣ шерсти и на формѣ тѣла.

У не слишкомъ изнѣженныхъ породъ собакъ кожа обыкновенно довольно толста и груба. У нѣкоторыхъ породъ она обладаетъ чрезвычайной растяжимостью на головѣ и на затылкѣ. У всѣхъ собакъ около носа и надъ глазами имѣются небольшiе бугорки, усаженные длинными осязательными щетинами въ видѣ усовъ и бровей; внутри этихъ бугорковъ находятся нервы съ осязательными окончанiями. Если собака здорова и хорошо содержится, то кожа ея не имѣетъ никакого запаха, при небрежномъ же содержанiи или при болезни она испускаетъ запахъ очень непрiятный.

Шерсть защищаетъ собаку отъ атмосферическихъ влiянiй, а также и отъ пораненiя кожи. У такъ называемыхъ голыхъ африканскихъ собакъ (онѣ, впрочемъ, скорѣе должны бы быть названы южно-американскими, такъ какъ происходятъ изъ Южной Америки) шерсть имѣется лишь на груди, на спинѣ и на хвостѣ. Китайская голая собака обладаетъ, кромѣ того, небольшимъ пучкомъ шерсти на голове.

Хотя собаки и употребляютъ гораздо меньше времени на свой туалетъ, чѣмъ, напримѣръ, кошки или попугаи, онѣ въ общемъ все же обыкновенно выглядятъ очень аккуратно. Шерсть ихъ, если только собака не больна, прилегаетъ гладко къ телу, не нуждаясь въ приглаживанiи и чесанiи щеткой и гребенкой. На спинѣ и по бокамъ она направлена спереди назадъ, и у нѣкоторыхъ длинношерстыхъ породъ можно замѣтить вдоль спины правильный проборъ. Интересно, что на груди, на брюхѣ и на затылкѣ шерсть имѣетъ иное направленiе, а на границахъ между участками съ разнымъ направленiемъ волосъ образуются такъ называемые «швы», отъ которыхъ волоса расходятся въ стороны. Чѣмъ длиннѣе шерсть, тѣмъ выше поднимаются волоса на швахъ, и, такимъ образомъ, возникаютъ тѣ своеобразные пучки волосъ, которые встрѣчаются на задней сторонѣ лапъ у нѣкоторыхъ породъ собакъ, напримѣръ, у легавыхъ, у русскихъ борзыхъ и у колли. Эти пучки у собаководовъ называются «перьями». Такiе волоса имѣются также на хвостѣ легавой и вообще всюду, гдѣ замечается ростъ волосъ въ двухъ различныхъ направленiяхъ. Собаки съ жесткою шерстью, какъ, напримѣръ, пинчеры, обладаютъ совершенно неестественнымъ, по существу, направленiемъ волосъ, — у нихъ волоса направлены не спереди назадъ, а торчатъ въ разныя стороны.

Природа сама заботится объ удаленiи старыхъ волосъ, такъ какъ собака не менѣе раза въ годъ линяетъ и зимой получаетъ болѣе густую шерсть, чѣмъ лѣтомъ. Впрочемъ, человѣкъ въ данномъ случаѣ нерѣдко вмѣшивается въ нормальныя отношенiя и создаетъ для собаки совершенно неестественныя у словiя, — такъ, пуделя, которыхъ стригутъ лишь наполовину, несомненно, спереди страдаютъ отъ жары, а сзади отъ холода. Стрижка собакъ сдѣлалась въ настоящее время даже своего рода выгодною аферою, и въ этой области создались артисты, умѣющiе выстригать на спине пуделей даже гербы и монограммы. Такое искусство приносить немалый доходъ тѣмъ, кто имъ обладаетъ.

Какъ мы увидимъ ниже, различныя качества шерсти играютъ большую роль при оцѣнкѣ достоинствъ собакъ на выставкѣ. Различаютъ два основные рода шерсти — шерсть длинную и шерсть короткую, но кромѣ того имѣется безконечный рядъ другихъ подраздѣленiй — различается шерсть блестящая, жесткая, взъерошенная, курчавая, волнистая, косматая, шелковистая и т. д. Обозначенiя эти понятны сами собой.

У шпицовъ шерсть длинная, у нѣмецкихъ договъ — короткая и гладкая, у нѣмецкихъ пинчеровъ — жесткая, у белъгiйскихъ пинчеровъ и гриффоновъ — жесткая, взъерошенная, у легавыхъ собакъ — кудрявая, у русскихъ борзыхъ — волнистая, у англiйскихъ овчарокъ — косматая, у н'Ькоторыхъ пуделей — курчавая и у малътiйскихъ и iоркширскихъ террьеровъ — шелковистая.

ЦвѣТъ шерсти или «масть» собакъ играетъ также большую роль при опредѣленiи породы и въ значительной степени подверженъ влiянiю моды.

Какую масть слѣдуетъ признать красивейшей? Мы думаемъ, что, если бы подвергнуть этотъ вопросъ даже всеобщему голосованiю, то и тогда рѣшенiе его носило бы лишь временный характеръ. Понятiе о красоте меняется со временемъ, и считать ли красивѣйшей собаку черную, бурую, полосатую, одноцвѣтную, желтую, сѣрую или бѣлую — зависитъ отъ обстоятелъствъ и отъ цели, для которой она служитъ. У комнатныхъ собакъ цѣнится, конечно, красота и изящество узоровъ на ушахъ, на головѣ и на спинѣ, охотничья же собака должна обладать окраской, которая делала бы ее заметной для охотника на большомъ разстоянiи и выделяла бы ее на окружающемъ поле действiя. Военная собака, наоборотъ, должна сливаться своей окраской и возможно меньше отличаться среди окружающаго, точно такъ же, какъ и такса должна быть окрашена въ темные цвѣта, такъ какъ иначе бѣлый цвѣтъ открывалъ бы издали лисице ея присутствiе. По существу чистая бѣлая окраска должна быть признана столь же красивой, какъ и совершенно черная, и, конечно игра цвѣтовъ при пепельно-серой окраскѣ не менѣе красива, чѣмъ при рыжей. Одинъ изъ лучшихъ знатоковъ собакъ, художникъ, спецiалистъ по рисованiю зверей, Людвигъ Бекманъ, считалъ нормальной для собакъ серую или пепельную окраску шпицовъ. По его интереснымъ изслѣдованiямъ, у многихъ породъ собакъ замѣчается постепенное потемнѣнiе этой пепельной окраски по направленiю къ спинѣ и, наоборотъ, она становится болѣе свѣтлой на другихъ частяхъ тела. Дѣйствительно, у таксъ, террьеровъ и сеттеровъ-гордоновъ замѣчается при коричневомъ узорѣ, что окраска на головѣ, лапахъ и хвостѣ темнѣе, а черная окраска распреѣделяется симметрически. При полномъ развитiи окраски, свойственной спинѣ, получилась бы порода съ равномѣрной коричневой или совершенно черной окраской, какъ это и имѣетъ мѣсто, напримѣръ, у пуделей, ньюфаундлендовъ и черныхъ гончихъ.

Иногда наблюдается мѣстное побѣленiе, какъ это замѣчается у немецкихъ договъ и у далматскихъ или тигровыхъ собакъ. Наконецъ, очень замѣчателънымъ явленiемъ надо считать случающееся у собакъ, какъ, впрочемъ, и у другихъ животныхъ, полное побѣленiе шерсти, такъ называемый альбинизмъ, — оно связано съ появленiемъ красныхъ, вследствие отсутствiя въ нихъ пигмента, глазъ и нередко сопровождается ослабленiемъ жизнедѣятельности или даже недоразвитiемъ различныхъ органовъ.

Отмѣтимъ еще одну физiологическую особенность собакъ: онѣ очень мало потеютъ, такъ какъ у нихъ слабо развиты потовыя железы. Всемъ извѣестно, какъ сильно при беге «взмыливается», вследствiе обильнаго выделенiя липкаго пота, лошадь, собака же, бѣгущая рядомъ, остается сухою. Однако, чтобы понизить высокую температуру крови, развивающуюся вслѣдствiе быстраго движенiя, а также и просто при жарѣ, собакѣ приходится прибѣгать къ другому средству — усиливать испаренiе въ легкихъ и въ ротовой полости. Для этой-то цѣли собака учащенно, дышитъ и далеко высовываетъ свой языкъ изо рта, чего не дѣлаютъ другiя животныя.

Строенiе тѣла собаки представляетъ столь же большое разнообразiе, какъ и ея окраска и свойства шерсти. При разсмотрѣнiи строенiя тѣла должно не упускать изъ виду того назначенiя, какое имѣютъ тѣ или другiя породы собакъ, а потому, слѣдуетъ сперва познакомиться съ жизнедѣятельностью различныхъ породъ и съ ихъ отношенiемъ къ средѣ и къ человѣку, — лишь тогда обнаружится полное соотвѣтствiе въ организацiи каждой породы съ предъявляемыми къ ней требованiями.

 

Общiя свойства собаки

Очень возможно, что сами собаки далеко не блестящаго мнѣнiя о своихъ собственныхъ добродѣтеляхъ, но пока мы не научились понимать ихъ языка, мы можемъ въ общемъ сказать объ нихъ одно лишь хорошее.

Вѣрность собаки вошла въ поговорку. Мы приведемъ лишь нѣсколько примѣровъ этого благороднаго качества о которомъ любители собакъ могли бы много поразсказать. Разсказываютъ, напр., что одинъ солдатъ-инвалидъ, потерявшiй зрѣнiе, завелъ сѣбѣ собаку и ходилъ съ ней изъ селенiя въ селенiе, прося милостыню; однажды онъ заболѣлъ и нѣсколько мѣсяцевъ пролежалъ въ постели. Собака не покидала его ни на шагъ, и, когда онъ умеръ, ее не могли отогнать отъ его трупа. Его похоронили, она шла за его гробомъ и осталась лежать на свѣжей могилѣ. Ее пробовали кормить, но она отказывалась отъ пищи и черезъ пять дней умерла, не сходя съ могильнаго холма.

Такихъ примѣровъ, когда собака остается у тѣла своего господина и въ буквальномъ смыслѣ слова ищетъ смерти на его могилѣ, — сотни. Что касается ея преданности человѣку и самоотверженности, то можно бы привести тому не сотни, а даже тысячи примѣровъ, — нерѣдко это свойство ея отвращало ужаснейшiя нѣсчастiя.

Еще одно хорошее качество собакъ это то, что онѣ скоро забываютъ причиненное имъ зло, въ томъ лишь случаѣ, впрочемъ, если обидчикъ относится къ ихъ друзьямъ. Если же обидитъ врагъ, то ему отнюдь не слѣдуетъ довѣряться собакѣ — она ему никогда не простить обиды.

Собаки очень быстро узнаютъ своихъ друзей и доброжелателей. Спрашивается, какiе органы чувствъ играютъ при этомъ роль — органы зрѣнiя, обонянiя или слуха?

Вѣроятнѣе всего, что собаки узнаютъ не глазами, такъ какъ, повидимому, собака на короткомъ разстоянiи видитъ не особенно хорошо, по крайней мѣрѣ по сравненiю съ человѣкомъ. Зато на далекое разстоянiе она различаетъ предметы легче и лучше человѣка, благодаря болѣе косому расположенiю своихъ глазъ. Впрочемъ, собака всегда болѣе полагается на свой слухъ, чѣмь на зрѣнiе. Въ сумеркахъ собака видитъ лучше человѣка, вслѣдствiе своеобразнаго строения своихъ органовъ зрѣнiя; это же строенiее обусловливаетъ свѣченiе или, вѣрнѣе, блескъ глазъ собаки въ темнотѣ. Обонянiемъ своимъ собака значительно превосходить человѣка, и это чувство, несомненно, играетъ у нея наиболѣе важную роль. Ниже мы будемъ имѣть еще неоднократно случай говорить объ обонянiи собаки; у легавыхъ и другихъ охотничьихъ собакъ, оно, положительно, граничить нерѣдко съ чудомъ.

Относительно слуха собаки господствуетъ мнѣнiе, что онъ мало отличается отъ слуха человѣка. На самомъ дѣлѣ, музыкальность собаки и ея любовь къ музыкѣ оставляютъ желать многаго. Какъ великолѣпная, такъ и плохая игра на фортетано, звуки шарманки или скрипки и даже самая нѣжная музыка совершенно въ одинаковой степени вызываютъ у собаки жалобный вой. Этотъ вой, однако, отнюдь не слѣдуетъ считать плачемъ, такъ какъ въ данномъ случаѣ собака вовсе не проявляетъ ни печали, ни радости. Когда она въ печальномъ настроенiи, она поджимаетъ хвостъ между ногами, опускаетъ голову и жалобно визжитъ. Когда она радуется, то виляетъ хвостомъ, радостно лаетъ, болѣе отрывисто и звонко, чѣмъ обыкновенно. При особо хорошемъ настроенiи собаки иногда поджимаютъ губы и оскаливаютъ свои зубы, дѣлая нѣчто въ родѣ улыбки. Радость ихъ выражается также въ прыжкахъ и въ разныхъ забавныхъ движенiяхъ, и интересно, что такiя же движенiя обнаруживаются при соотвѣтственномъ душевномъ настроенiи у волковъ и у шакаловъ. Лизанъе рукъ своего господина должно разсматривать, какъ привычку, вытекающую изъ обыкновенiя собакъ лизать все, что имъ особенно нравится, напримѣръ, своихъ щенятъ. Оттуда же берется, несомненно, привычка собакъ кусать другъ друга во время игры. Въ гнѣвѣ собака совершенно преображается, зубы ея оскаливаются, уши прижимаются и шерсть на спинъ поднимается дыбомъ.

Встрѣча двухъ собакъ, которыя не знаютъ другъ друга, или не довѣряютъ одна другой, сопровождается всегда особыми инстинктивными привычками, — если оказывается, что онѣ одна противъ другой ничего не имѣютъ, то происходить обычное взаимное освидетельствование съ обоихъ концовъ тѣла.

Древнiй римскiй натуралистъ Плинiй приводить въ объясненiе этой привычки собакъ слѣдующiй анекдотъ. Когда тираннъ Гиппiй былъ свергнуть съ трона, собаки лакедемонянъ увидели къ своему крайнему огорченiю, что въ Грецiи одерживаетъ верхъ демократiя, и, такъ какъ имъ не хотѣлось перемѣны образа правленiя, то онѣ обратились за помощью къ Юпитеру и составили ему слезное прошенiе, написанное на пергаментѣ. Доставить это прошенiе было поручено одной гончей, и 50 другихъ выборныхъ собакъ сопровождали этого посланца вплоть до рѣки Еврота. Когда онѣ добрались до береговъ этой рѣки, то увидѣли, что вода поднялась въ ней и сильно разлилась.

Гончая не побоялась переплыть рѣку, но встала въ тупикъ, какъ сохранить сухимъ пергаментъ, порученный ей. Изъ затрудненiя выручилъ пудель, — онъ свернулъ пергаментъ въ трубочку испряталъ его посланцу… подъ хвостъ. Гончая бросилась въ рѣку въ полномъ убѣжденiи, что драгоцѣнный документь теперь не пострадаетъ, переплыла на другой берегъ, распростилась съ провожатыми и со всъхъ ногъ пустилась бѣжатъ по направлешю къ Олимпу. Возвращенiя ея собаки ждали, ждали, но такъ и не дождались до настоящаго времени, и это тревожное отсутствiе посланца съ важнымъ порученiемъ заставляетъ и теперь еще всѣхъ представителей собачьяго рода, при первомъ новомъ знакомствѣ съ себѣ подобными, справляться первымъ дѣломъ, не находится ли передъ ними посланецъ, несущiй съ собою отвѣтъ Юпитера!

 

Разведенiе собакъ (собаководство)

Мы видѣли выше, что человѣкъ съ древнѣйшихъ временъ сталъ заботиться о собакѣ и что эти его заботы оказали на нее благотворное влiянiе. По всѣмъ вѣроятiямъ, для самой собаки это прошло совершенно незаметно, но все же, благодаря заботамъ человѣка, внѣшность собаки измѣнилась къ лучшему и усовершенствовались и ея внутреннiя качества. Улучшилось и самое ея положенiе, такъ какъ теперь вездѣ собака занимаетъ первое мѣсто среди домашнихъ животныхъ.

Прежде всего, конечно, человѣкъ приложилъ всѣ старанiя къ тому, чтобы усовершенствовать, насколько возможно, охотничьихъ собакъ. Еще въ очень недавнее время удалось успѣшн облагородить нѣкоторых изъ охотничъихъ породъ путемъ скрещиванiя. Вообще говоря, за послѣднее время собаководы перешли къ разведенио чистыхъ породъ. Владѣльцы собакъ, обладающихъ особенно цѣнными качествами, стремятся послѣдовательнымъ, методическимъ подборомъ производителей поддержать породу въ возможно болѣе чистомъ состоянiи, улучшить ее и добиться еще болѣе высокихъ качествъ.

Замѣчательно, что собаководство, интересъ къ которому во всѣхъ странахъ возрастаетъ, находится съ давнихъ поръ всецѣло въ рукахъ любителей и остается въ ихъ рукахъ и по настоящее время. Отъ времени до времени появляются широковѣщателъныя рекламы различныхъ «собаководныхъ» заведенiй, большей частью чисто коммерческаго характера, но услугами ихъ, повидимому, мало кто пользуется. Изъ этихъ предпрiятiй многiя существовали лишь короткое время, такъ какъ нерѣдко доставляли собакъ плохого качества, и покупатели вскорѣ убѣждались, что гораздо выгоднѣе получать собакъ отъ любителей. Въ западной Европѣ имѣется немало различныхъ обществъ и клубовъ любителей собакъ, и эти общества представляютъ извѣстныя гарантiи въ смыслѣ честнаго и порядочнаго ведетя всѣхъ коммерческихъ сдѣлокъ по продажѣ и покупкѣ собакъ своими членами.

Къ тому же собаководы-любители продаютъ собакъ большею частью дешевле профессоналовъ. Конечно, разведенiе породистыхъ собакъ, соотвѣтствующихъ всѣмъ требованiямъ и хорошо дрессированныхъ, — собакъ, однимъ словомъ, получающихъ премiи на выставкахъ, — стоитъ большихъ денегъ. Любитель не гонится, однако, за наживой и въ большинствѣ случаевъ стремится лишь окупить часть своихъ издержекъ.

Если желательно вообще получить собаку определенной породы и не важна ея чистокровность, то, конечно, можно ее купить и у любого торговца-профессiонала, но если желательно имѣть собаку породистую, красивую, имеющую шансы получать призы и способную давать потомство, которое можетъ впослѣдствiи съ лихвою окупить затраты, произведенныя на покупку, то слѣдуетъ обращаться къ любителямъ-собаководамъ или лишь къ хорошо извѣстнымъ и надежнымъ фирмамъ.

Спрашивается, что мы понимаемъ въ настоящее время подъ породистой собакой? Породистая собака это такая, которая даетъ при скрещиванш съ хорошимъ представителемъ той же породы потомство, во всѣхъ деталяхъ сходное с родителями. Типичныя черты породы определяются строенiемъ скелета и въ особенности строенiемъ черепа собаки, и это строенiе передается изъ поколѣнiя въ поколѣнiе. Собаководы-спортсмены требуютъ, чтобы родословная собаки заключала, по меньшей мѣрѣ, семь поколѣнiй предковъ чистой породы. На первый взглядъ, такимъ образомъ, разведенiе породистыхъ собакъ кажется не особенно труднымъ, — остается лишь подыскивать породистыхъ производителей, а остальное сделается само собой. На практикѣ же дѣло обстоитъ совершенно иначе. Роль собаковода гораздо сложнѣе, — ему постоянно приходится вмъшиваться въ дело, такъ какъ загадочные законы наслъдственности далеко не вполнѣ еще нами разгаданы. Бываютъ нерѣдко случаи атавизма, когда породистые производители даютъ щенятъ, отнюдь не наслѣдующихъ хорошихъ качествъ предковъ. Чаще всего это сказывается на свойствахъ шерсти и на масти. Случается, однако, что атавизмъ вызываетъ внезапно и какое-нибудь цѣнное качество, но, конечно, это является всецело дѣломъ случая, предусмотрѣть который нѣтъ никакой возможности.

Если все предоставить одному лишь случаю, то можетъ наступить и полное вырожденiе породы. Когда таковое угрожаетъ, слѣдуетъ озаботиться притокомъ свѣжей крови, при чемъ иногда полезно бываетъ даже брать производителей совершенно другой породы. По истеченiи нѣкотораго времени помѣси эти могутъ затѣмъ сами дать чистую породу. Собаководъ долженъ заботиться также и объ устраненiи неподходящихъ скрещиванiй. Сука, скрещенная съ породистымъ кобелемъ, при отсутствiи надзора можетъ сойтись вторично съ непородистымъ, и въ результатѣ среди щенятъ ея помета могутъ найтись такiе, на которыхъ ясно замѣтно ихъ плебейское происхожденiе. Совершенно невѣрно, однако, существующее убѣжденiе, будто при подобномъ случаѣ сука становится и впредь неспособною приносить породистое потомство.

Кромѣ скрещиванiй собакъ разныхъ кровей (т. — е. хотя и одной породы, но въ очень дальнихъ степеняхъ родства), собаководы нерѣдко примѣняютъ скрещивате въ близкихъ степеняхъ родства, напр., въ предѣлахъ одной семьи. Скрещиванiе разныхъ породъ необходимо для подновленiя крови, а также для полученiя новыхъ породъ, кровосмѣсительное же скрещиванiе въ предѣлахъ одной и той же семьи или въ близкомъ родствѣ ведетъ надежнѣе къ полученiю, въ сравнительно короткое время, ясно опредѣлившихся свойствъ и формъ. Такое кровосмѣшенiе, однако, чрезвычайно опасно; при немъ организацiя потомства хотя и улучшается, но становится въ то же время слабѣе, — получаются породы болѣе благородныя, но въ то же время часто менѣе выносливыя, и въ концѣ концовъ начинается даже вымиранiе. Дѣло въ томъ, что при повторномъ скрещиванiи близкихъ родственниковъ наслѣдуются и увеличиваются въ числѣ и свойственные имъ мелкiе недостатки, превращающiеся путемъ суммированiя въ недостатки крупные. Въ результатѣ кровосмѣшенiя появляются существа, неспособныя къ дальнѣйшему размноженiю и обнаруживающая ненормальную нервозность. Чистокровная собака «благородной» породы отнюдь не обязательно должна быть резулътатомъ такого разведенiя въ прѣдалахъ близкаго родства. Благородство ея опредѣляется красотою и пропорциональностью очертанiй, хорошимъ развитiемъ мышцъ, силою ногъ, энергiей, умнымъ выраженiемъ морды и красотою шерсти и масти. Собака, не обнаруживающая характерныхъ чертъ породы, не можетъ претендовать на наименованiе породистой.

Несмотря на всѣ труды и затраты, направленные къ улучшенiю различныхъ породъ собакъ, собаки непородистыя встрѣчаются все же въ несравненно большемъ количествѣ, чѣмъ породистыя. Причиною тому является въ значительной степени незнакомство съ элементарнѣйшими правилами разведенiя породистыхъ собакъ и со способомъ наилучшаго ухода за ними. Ниже мы дадимъ нѣкоторые совѣты въ этомъ направленiи.

 

Помѣщенiе для собакъ

Собачьей будкой можетъ служить любой ящикъ, въ которомъ вырѣзано подходящее отверстiе, или который поставленъ вверхъ дномъ на землю. Точно также бочка съ вырѣзаннымъ отверстiемъ въ днѣ, положенная на землю и снабженная соломой, можетъ служить хорошимъ помѣщенiемъ для собаки. Эти первобытныя собачьи будки примѣняются еще кое-гдѣ до сихъ поръ, и жить въ нихъ собакамъ совсѣмъ не плохо. Въ ящикѣ, впрочемъ, собака иногда мокнетъ отъ дождя; тогда какъ въ бочкѣ, не пропускающей чрезъ свои пазы воду, она всегда остается сухою.

Такiя помѣщенiя для собакъ не долговѣчны даже въ томъ случаѣ, если ихъ выкрасить масляной краской; для породистыхъ собакъ ихъ отнюдь нельзя рекомендовать, точно такъ же, какъ и собачьи будки прежняго образца. Въ этихъ помѣщенiяхъ слишкомъ продуваетъ вѣтеръ, и потому для щенятъ они совершенно неподходящи. Хорошая собачья будка должна имѣть входъ сбоку.

Если внутри для защиты отъ вѣтра поставить поперечную перегородку А, то собака въ помѣщенiи будетъ совершенно защищена отъ сквозняка. Разумѣется, помѣщенiе это должно быть настолько велико, чтобы собака могла въ немъ удобно устроиться за перегородкой. Лѣтомь, когда собакѣ жарко, можно перегородку удалять. Полъ будки можетъ быть деревяннымъ, но надо устроить такъ, чтобы его можно было чистить, мыть водою и дезинфицировать. Имѣются собачьи будки, поднимающiяся надъ землею или устроенныя такимъ образомъ, что онѣ могутъ совершенно раскрываться, — это представляетъ особыя удобства для содержанiя въ чистотѣ щенятъ. Легкое дезинфицированiе должно примѣняться еженѣдельно, если желательно избѣжать всевозможныхъ собачьихъ болѣзней.

Помѣщенiе никогда не должно, однако, быть настолько пропитано дезинфекцiонными средствами, чтобы мѣсто, гдѣ собака ложится, было влажное. Сухость пола и сухая подстилка изъ соломы, песка или торфа — необходимое условiе для жизни и здоровья щенятъ. Великолѣпнѣйшей подстилкой для собакъ является слой сухого торфа, который слѣдуетъ возобновлять каждый мѣсяцъ и покрывать сверху еженедѣльно чистымъ слоемъ ржаной соломы. Опилки, половики и маты менѣе рекомендуются въ качествѣ подстилки для собакъ.

Очень хорошо, если собачья будка огорожена заборомъ, и если вокругъ нея имѣется нѣкоторое пространство, покрытое пескомъ; заборъ не долженъ, однако, имѣтъ по верхнему краю никакихъ острыхъ частей. Еще лучше, если пространство вокругъ помѣщенiя для собакъ вымощено или цементировано и снабжено сточными желобками; оно можетъ находиться въ саду, около дома, лучше всего на такомъ мѣстѣ, которое поочередно находится то на солнцѣ, то въ тѣни. Богатые любители устраиваютъ иногда для собакъ роскошныя будки, выложенныя мраморомъ, съ проточной водою, — такiя помѣщенiя являются красивыми виллами, но въ нихъ собаки часто могутъ болѣть. Съ другой стороны, можно сдѣлать и съ небольшими затратами очень удобное жилище для собаки, простое и практичное, гдѣ она будетъ пользоваться полнѣйшимъ здоровьемъ и благополучiемъ.

Въ помѣщенiяхъ болѣе обширныхъ, предназначенныхъ для большого числа собакъ, въ такъ называемыхъ «питомникахъ», для каждой собаки устраивается обыкновенно свое отдѣленiе, которое должно хорошо провѣтриваться, но быть въ то же время защищеннымъ отъ сквозняка. Лучше всего располагать подобныя помѣщетя такимъ образомъ, чтобы они выходили на югъ, но въ нихъ должно быть и защищенное отъ солнца пространство, гдѣ собаки находили бы нужную имъ тѣнь и могли бы отдыхать, дежа на рѣшетчатомъ полу.

Промежутки между перекладинами этихъ рѣшетчатыхъ половъ должны быть не очень широки, чтобы собаки и въ особенности щенки не застревали въ нихъ своими лапами. Питомникъ для собакъ долженъ быть сухъ, хорошо вентилироваться и быть снабженнымъ свѣжей водой. Гравiй, которымъ иногда посыпаютъ дорожки для прогулки собакъ, не удобенъ, такъ какъ остается у нихъ между пальцами. Въ каждомъ отдѣлъномъ помѣщенiи долженъ находиться сосудъ со свѣжей водою, до котораго собака могла бы легко добраться.

Отнюдь нельзя рекомендовать сажать нѣсколько собакъ вмѣстѣ въ одномъ и томъ же помѣщенiи; рекомендуется даже разсаживатъ собакъ различнаго пола такимъ образомъ, чтобы онѣ были разделены между собою не решетчатыми, а сплошными стѣнками, и не видали бы другъ друга. На англiйскихъ псарняхъ, впрочемъ, гдѣ содержатся цѣлыя своры охотничьихъ собакъ, нерѣдко 10 — 12 собакъ живутъ вмѣстѣ. У англiйскихъ собаководовъ, однако, во многихъ отношенiяхъ совершенно оригинальные прiемы воспитанiя собакъ. Интересно, что у собакъ вырабатываются тамъ и особыя привычки: такъ, напримѣръ, разъ или два въ день вся свора, безъ всякихъ къ тому внѣшнихъ побужденiй, вдругъ поднимаетъ страшный лай. Нѣсколько собакъ начинаютъ лаять, лай усиливается невѣроятно и затѣмъ сразу стихаетъ. Каждая стая собакъ знаетъ тамъ свое названiе и имена другихъ. Вечеромъ, когда собаки возвращаются въ свои помѣщенiя подъ надзоромъ сторожей, на зовъ «Pups, pups!» собираются молодыя; затѣмъ сторожъ кричитъ: «Ladies, rentrez!» — и въ помѣщенiе идутъ суки; наконецъ на кличку «Hounds, hounds!» отзываются кобели и также возвращаются домой. Помѣщенiя англiйскихъ охотничьихъ собакъ-пойнтеровъ обыкновенно содержатся въ образцовомъ порядкѣ.

 

Принадлежности помѣщенiй для собакъ

Гардеробъ собакь

Кромѣ обычныхъ принадлежностей для чистки помѣщенiй — метелъ, тряпокъ, ведеръ и т. п., — въ жилищѣ для собакъ должны находиться прежде всего вода и дезинфекцiонныя вещества, затѣмъ щетки, гребни и перчатки для растиранiй. Если помѣщенiе для собакъ мало, то можно держать эти вещи гдѣ-нибудь въ другомъ мѣстѣ, причемъ слѣдуетъ лишь смотрѣть за тѣмъ, чтобы всѣ онѣ имѣли свое определенное мѣсто храненiя, и чтобы прислуга не пользовалась ими для другихъ цѣлей помимо той, для которой онѣ предназначены. Если помѣщенiе достаточно обширно, то можно хранить тамъ же, кромѣ этихъ вещей, запасы пищи для собакъ, галеты, мясо, яйца, костяную муку и нѣкоторые медикаменты. Галеты должны, разумѣется, храниться въ совершенно сухомъ мѣстѣ, мясо слѣдуетъ защищать отъ мухъ, и всѣ припасы должны быть положены такъ, чтобы собаки не могли ихъ достать.

Гардеробъ собакъ, какъ бы ни былъ онъ малъ или великъ, долженъ также находиться въ ихъ помѣщенiи. Къ гардеробу ихъ принадлежитъ прежде всего ошейникъ, служащiй для гулянья; чѣмъ онъ проще, тѣмъ лучше. Все же не надо забывать и эстетики: черному пуделю подходить, конечно, скорѣе никкелированный илицвѣтной ошейникъ, чѣмъ черный, а комнатная собачка, разумѣется, выглядитъ красивѣе въ изящномъ ошейникѣ съ бантикомъ, чѣмъ въ простомъ ременномъ.

Въ заботахъ о гардеробѣ комнатныхъ собачекъ дамы нерѣдко переходятъ всякiя границы и становятся смѣшными. Не угодно ли, напр., прочитать, какiя наставленiя даетъ въ дамскомъ журналѣ по вопросу объ уходѣ за модными собачками госпожа Пирсъ, спецiалистка въ этомъ дѣлѣ, имѣющая въ окрестностяхъ Лондона пансiонъ для собачекъ и ухаживающая за любимцами многихъ титулованныхъ персонъ. Вотъ что говорить она: «Дамы спрашиваютъ меня о костюмахъ для ихъ любимцевъ на предстоящiй зимнiй сезонъ. Для прогулокъ и визитовъ я рекомендую манто «Tailor made». Это новое манто особенно хорошо предохраняетъ грудь при поѣздкахъ въ экипажѣ или въ автомобилѣ. Платокъ, которымъ снабжается всякая свѣтская собачка, носится въ сумочкѣ, прикрѣпленной у конца сворки. Это послѣдняя мода Парижа. Атласный или шелковый бантъ долженъ быть большихъ размѣровъ и носится подъ ухомъ. Цвѣтъ банта долженъ соответствовать какой-нибудь части туалета, преимущественно шляпѣ хозяйки. Цвѣтъ платья зависитъ отъ окраски животнаго, а именно — голубой, розовый и красный подходятъ къ чернымъ собакамъ. Для блэкъ и тэнъ-террьеровъ допускаются всѣ цвѣта, кромѣ зеленаго. Вопросъ о духахъ разрѣшается проще. Обыкновенно собачку душатъ тѣми же духами, которые употребляютъ хозяйки. Что касается камней, то они допускаются на браслеткахъ на переднихъ лапкахъ и на ошейникѣ.

Обувь не въ модѣ. Признано, что она портить видь лапокъ». Далѣе госпожа Пирсъ не одобряетъ новаго автомобильнаго костюма для собачекъ, и, по ея мнѣнiю, одна американка, нарядившая въ него свою собачку во время катанья на автомобилѣ, сделала бѣднаго терръерчика смѣшнымъ. Къ нему совсѣмъ не шли очки, капюшонъ, покрывавшiй голову, и манто, сдѣланное изъ спецiальной ткани!

Въ своихъ помѣщенiяхъ собаки могутъ носить какой-нибудь старый, подержанный ошейникъ, такъ какъ при мытьѣ и чистке хорошiй легко испортить. Болѣе всего можно рекомендовать круглые или плоскiе ошейники, ременные съ пряжкой, ровно прилегаюшiе при затягиванiи.

Очень хороша модель ошейника, называемая кортальскимъ или iепенвудскимъ ошейникомъ, по имени изобрѣтателя, знаменитаго собаковода Кортальса, получившаго всемiрную извѣестность выведенiемъ новыхъ породъ жесткошерстыхъ охотничъихъ собакъ. Этотъ ошейникъ суживается тѣмъ сильнѣе, чѣмъ больше тянетъ собака, но благодаря прикрѣпленнымъ къ нему металлическимъ кольцамъ можетъ суживаться лишь до извѣстной степени.

Цѣпочки, ремни и шнурки для собакъ заслуживаютъ гораздо большаго вниманiя, чѣмъ имъ обыкновенно уделяется. Прочная и легкая цѣпь съ двумя или тремя подвижными кольцами совершенно необходима не только для собачьихъ выставокъ, но и во многихъ другихъ случаяхъ, такъ какъ нѣкоторыя собаки обладаютъ скверной привычкой глодать и запутывать ремень, на который ихъ сажаютъ. Съ другой стороны, производитъ некрасивое впечатлѣнiе, если во время прогулки съ собакою хозяинъ кажется прикованнымъ къ ней цѣпью. Въ этомъ случаѣ лучше всего пользоваться крѣпкимъ ремнемъ съ нѣсколькими карабинчиками, притомъ не слишкомъ длиннымъ и не очень короткимъ. При помощи колецъ можно на концѣ соединить два ремня и вести гулять сразу двухъ собакъ. Во всякомъ случаѣ, цѣпи, ремни и шнуры должны применяться лишь тогда, когда это требуется обстоятельствами, такъ какъ прогулка съ собакой на привязи и ей доставляетъ лишь половинное удовольствiе, да и для хозяина не очень прiятна.

Собаку очень молодую, не привыкшую ходить на привязи, нерѣдко не оттащишь отъ какого-нибудь мѣста, или же вдругъ она останавливается посреди дороги. Слѣдуетъ обратить внимате передъ прогулкой на то, хорошо ли сидитъ ошейникъ, такъ какъ каждая собака стремится освободиться отъ этого орудiя пытки — протащить сквозь него голову и вырваться на свободу. Хорошее обращенiе, терпѣнiе и настойчивость ведутъ скоро къ достиженiю желательной цѣли. При первыхъ прогулкахъ съ собакой на привязи рекомендуется выбирать самыя спокойныя мѣста. Собаки, уже привыкшiя къ шнурку и ошейнику, обладаютъ нерѣдко непрiятной привычкой тянуть такъ сильно, что прогулка превращается въ сплошное мученiе и не доставляетъ никакого удовольствiя. Отъ этого можно, конечно, ихъ отучить словами и наказанiемъ и заставить идти рядомъ съ хозяиномъ или позади него. Въ крайнемъ случаѣ можетъ сослужить хорошую службу ошейникъ для дрессировки, снабженный внутри шипами.

Обыкновенно собаки легко прiучаются понимать приказанiя хозяина и слушаются, въ концѣ концовъ, малѣйшаго его жеста. За каждое непослушанiе, какъ бы оно ни было мало, должно наказывать сперва словами, а затѣмъ и дѣйствiемъ. Если собака отстаетъ и не прибѣгаетъ моментально на зовъ, то ее слѣдуетъ снова взять на шнурокъ. Если она слишкомъ много занимается по дорогѣ съ себѣ подобными или далеко убѣгаетъ, то наказанiе должно слѣдовать непосредственно за проступкомъ. Въ главѣ о дрессировкѣ собакъ мы приведемъ еще нѣкоторые совѣты и указанiя въ этомъ направленiи.

При прогулкахъ на велосипедѣ собака часто является не лишнимъ спутникомъ хозяина въ пустынныхъ мѣстахъ, но при этомъ какъ велосипедистъ, такъ и его четвероногiй провожатый получаютъ лишь половинное удовольствiе. Собака, старающаяся носпѣть за велосипедистомъ, подвергается сильнѣйшимъ мученiямъ. Лишь гончiя да нѣкоторыя изъ террьеровъ и изъ крупныхъ договъ могутъ сопровождать велосипедиста безъ чрезмѣрнаго напряженiя; брать же съ собою таксу, шпица, бульдога, колли или санъ-бернара отнюдь не рекомендуется — это вредно для животнаго и едва ли прiятно для самого хозяина. Конечно, короткая прогулка по парку или получасовая поѣздка на велосипедѣ по городу не могутъ повредить никакой собакѣ, но долгая и быстрая гоньба за велосипедомъ влiяетъ вредно на грудь и на легкiя собаки.

Лучше всего не довѣряться прислугѣ и выводить гулять собаку самому; самъ же хозяинъ долженъ и кормить своихъ собакъ, и наблюдать за тѣмъ, чтобы за ними ухаживали, какъ слѣдуетъ, — эти правила каждый любитель собакъ долженъ написать у себя золотыми буквами. Во всякомъ случаѣ, обязательно слѣдуетъ самому кормить собакъ, — при этомъ онѣ привыкаютъ къ хозяину и становятся его друзьями.

 

Уходъ и кормъ

Трудно сказать, что составляетъ наилучшую пищу для собакъ? Нѣкоторыя породы довольствуются хлѣбомъ и картофелемъ и при этомъ чувствуютъ себя превосходно, несмотря даже на тяжелую работу, — таковы, напримѣръ, упряжныя собаки. Другiя получаютъ галеты изъ муки и нѣкотораго количества мяса или рыбы съ добавленiемъ кое-какихъ приправъ и также пользуются полнымъ здоровьемъ. При содержанiи десятка или болѣе собакъ рекомендуется варить для нихъ спецiальную похлебку и лишь лучшихъ собакъ кормить обильно галетами. Галеты особенно удобны для тѣхъ, кто содержитъ лишь одну или двухъ собакъ, такъ какъ при этомъ не требуется никакихъ хлопотъ, — достаточно разломить галету на куски и размочить въ водѣ; можно также покупать галеты уже кусками и прибавлять къ нимъ нужное количество сухого мяса. Требуется лишь позаботиться о томъ, чтобы получать галеты отъ добросовѣстныхъ поставщиковъ, употребляющихъ лишь свѣжiе продукты и изготовляющихъ галеты достаточно тщательно. Нѣкоторымъ породамъ собакъ, не переносящимъ мяса, можно отъ времени до времени давать галеты изъ рыбы. Лучше, однако, давать галеты не всегда въ сухомъ видѣ, а размачивать ихъ, хотя всѣ собаки, особенно щенки, должны часто получать сухую пищу, чтобы очищались и развивались ихъ зубы.

Не вредно разнообразить пищу и давать вмѣсто чернаго хлѣба какiя-нибудь овощи; молодымъ же собакамъ прибавлять молоко или пахтанье (сыворотка изъ-подъ масла). Кухонные отбросы, — особенно собираемые въ ресторанахъ, — заплѣсневѣлыя корки и испорченный картофель, рыбьи кости и головы, — все это очень охотно поѣдается собаками, но въ то же время служить постояннымъ источникомъ болѣзней.

Если собака не желаетъ ѣсть картофеля безъ какихъ-либо приправъ и добавленiй, то ее слѣдуетъ выдержать голодомъ до тѣхъ поръ, пока она не станетъ ѣсть простого корма. Всегда лучше кормить собакъ не совсѣмъ до сыта. Собака, которую желаютъ сохранить здоровою, никогда не должна наедаться до того, чтобы оставить свою тарелку недоконченной, — если на тарелкѣ остается пища, значить, она поѣла черезчуръ много. Совершенно достаточно кормить два раза въ день, давать утромъ холодную пищу и послѣ обѣда теплую. Щенки должны получать ѣду три или четыре раза въ день и притомъ меньше растительной пищи и больше молока. Пища никогда не должна быть горячею, такъ какъ собака не можетъ удержаться, набрасывается на нее и обжигается.

Трудно опрѣделить, какое количество мясной пищи необходимо для собаки, такъ какъ это зависитъ всецѣло, разумѣется, отъ ея размѣровъ и отъ условiй жизни. Нѣкоторое количество мяса собака, во всякомъ случаѣ, должна получать уже въ виду того, что она по существу плотоядное животное. Парфорсныя гончiя, охотничьи и упряжныя собаки должны получать мясо въ соотвѣтствiи съ тѣмъ физическимъ трудомъ, который онѣ производятъ. Для собаки одинаково хорошо какъ бычье и баранье, такъ и лошадиное мясо, если только оно достаточно свѣже и не слишкомъ жирно. Прекрасная пища для собакъ рисъ, а зимою рисъ съ вареной вяленой треской настоящее лакомство для собаки, если только она не слишкомъ избалована. Можно прибавлять отъ времени до времени къ пищѣ нѣсколько тресковаго жира, который содѣйствуетъ очисткѣ крови и выработкѣ блестящей шерсти собаки.

Къ пищ'Ь щенятъ или еще не вполнѣ взрослыхъ собакъ очень полезно прибавлять немного фосфорно-кислой извести или чистой костяной муки. Собаки чрезвычайно любятъ обгладывать кости, что также содѣйствуетъ развитiю ихъ зубовъ и укрѣпляетъ кости скелета.

Еще одна вещь, которая непремѣнно должна входить въ меню собаки, это — самая обыкновенная трава. Нерѣдко сама собака, найдя траву, съ жадностью поглощаетъ ее, — это служитъ для очистки ея желудка.

Разъ въ мѣсяцъ хорошо давать собакѣ слабительное, по возможности натощакъ. Противоглистныя средства, въ родѣ глистогонныхъ лепешекъ или каломеля на кончикѣ перочиннаго ножа, раствореннаго въ чаю или въ молокѣ, также могутъ быть полезны, если собака страдаетъ отъ круглыхъ или отъ ленточныхъ глистъ, которыми собаки заражены очень часто. Отощанiе собаки и чесанiе зада о полъ служатъ признаками присутствiя этихъ внутреннихъ паразитовъ. Кромѣ того, у собакъ могутъ быть паразиты, чрезвычайно опасные для человѣка, именно глисты — эхинококки. Отнюдь не слѣдуетъ позволять, чтобы собаки вылизывали тарелки со стола или блюда, или чтобы онѣ лизали въ лицо дѣтей. Послѣ глистогоннаго слѣдуетъ дать собакѣ слабительное, напримѣръ, порцiю кастороваго масла, размѣры которой, конечно, должны сообразоваться съ величиною животнаго — отъ кофейной ложечки до большой столовой ложки, но не болѣе.

Еще одинъ полезный совѣтъ можно дать всѣмъ, кто держитъ комнатныхъ собачекъ: не слѣдуетъ откармливать ихъ до ожирѣнiя. У насъ, гдѣ собака, во всякомъ случаѣ, не является лакомствомъ, какъ у нѣкоторыхъ негритянскихъ племенъ и у китайцевъ, ее не зачѣмъ откармливать на убой! Должно помнить, что чрезмѣрное кормленiе, несомнѣнно, укорачиваетъ дни ея жизни.

Обыкновенно уходъ за породистыми собаками, предназначенными для выставокъ, бываетъ гораздо лучше, чѣмъ уходъ за нашими домашними друзьями. Послѣднихъ нередко такъ запускаютъ нерадивые хозяева, что у нихъ появляются накожныя болезни. При этомъ собака распространяет отвратительный запахъ, котораго ничѣм не устранить. Собака, чтобы быть вполнѣ здоровой, должна, по меньшей мѣрѣ, разъ въ недѣлю подвергаться основательной чисткѣ съ целью удаленiя пыли и грязи, осаждающейся на кожѣ и въ шерсти. По настоящему, это слѣдовало бы дѣлать даже ежедневно. После каждой прогулки слѣдуетъ чистить собаку отъ насевшей на нее пыли, но, конечно, лишь немногие это дѣлаютъ. Между тѣмъ, это совсѣмъ не такъ трудно, если завести перчатку для растиранiя и хорошую щетку. Стоитъ лишь провести нѣсколько разъ щеткой по направленiю волосъ, и гладкошерстая собака получитъ совершенно иную внѣшность. Длинношерстыхъ собакъ слѣдуетъ чесать передъ чисткой гребнемъ. Должно тщательно удалять выпадающiе волоса; во время линьки слѣдуетъ дѣлать это очень осторожно, такъ какъ тогда кожа собаки чрезвычайно чувствительна. Щетки и гребни, служащiе для чистки собаки, должны, въ свою очередь, подвергаться основательной чисткѣ и дезинфекцiи слабымъ растворомъ карболки. Кромѣ грязи и пыли, въ шерсти собаки нерѣдко находятся паразиты; если, однако, собака ежедневно чистится., то ихъ совсѣмъ не бываетъ или бываетъ очень мало.

Очень хорошо, конечно, мыть и купать собакъ, но этимъ иногда злоупотребляютъ. Можно также отъ времени до времени давать собаке поплавать, но между плаваньемъ и ванной, предназначенной для содержанiя въ чистоте, большая разница. Такую ванну слѣдуетъ дѣлать собакѣ, по крайней мѣрѣ, разъ въ мѣсяцъ. При ней собака должна быть мокра до самой кожи. Намыливши сильно собаку въ теплой водѣ, слѣдуетъ основательно смыть мыло изъ шерсти и дать животному потомъ встряхнуться. Затѣмъ нужно обтереть собаку полотняной тряпкой и поводить ее нѣкоторое время на шнуркѣ, такъ какъ ей становится холодно, и она начинаетъ тереться о стѣны или валяться въ пескѣ. Для шерсти колли и борзыхъ купанье скорѣе вредно, чѣмъ полезно. Ихъ лучше натирать смѣсью изъ равныхъ.частей магнезiи и рисовой муки и затѣмъ счищать кускомъ овчины и натирать слегка масломъ, послѣ чего шерсть становится гладкой и блестящей.

Хорошимъ средствомъ содержанiя собакъ въ чистотѣ является предоставленiе имъ свободы плавать въ любое время; должно, однако, остерегаться заставлять собакъ насильно брать холодную ванну, тѣмъ болѣе, что такая ванна въ большинствѣ случаевъ настолько коротка, что не можетъ имѣть особеннаго значенiя въ смыслѣ чистоты.

Надлежащiй уходъ за кожей и за шерстью придаетъ собакѣ превосходную внѣшность, дѣлаетъ ее живой и подвижной и въ то же время отучаетъ ее отъ отвратительной привычки постоянно чесаться. При этомъ она не издаетъ и такого противнаго запаха, какъ собака, за которой не ухаживаютъ.

Въ виду того, что шерсть собаки является ея естественной шубой, зимою ей не нужно никакихъ особыхъ одѣянiй. Несмотря на это, существуетъ обширная коллекция различнаго платья для собакъ. Въ Лондонѣ, въ Парижѣ и въ другихъ большихъ городахъ имѣются даже модистки, занимающiяся шитьемъ такого платья. Платья для путешествiй, вечернiе наряды, костюмы для гулянья и дождевики, непроницаемые для воды, — все это, вплоть до резиновыхъ галошъ для собакъ, находить себѣ покупателей и покупательницъ. Само собою разумѣется, что, за исключенiемъ развѣ нѣжныхъ короткошерстыхъ гончихъ собакъ, наши четвероногiе друзья вовсе не нуждаются въ одеждѣ, и гораздо лучше было бы предоставить имъ пользоваться ихъ естественнымъ одѣянiемъ.

Въ прежнее время большiе доги, которыми пользовались для охоты за крупною дичью, облачались въ нѣчто въ родѣ панцырей. Подобныя йзображенiя находятся на одной изъ картинъ Рубенса, хранящейся въ вѣнскомъ Бельведерѣ. Такое одѣянiе имѣло вполнѣ разумное назначенiе — оно защищало собаку отъ укусовъ волковъ и медвѣдей.

 

Рожденiе и ранняя молодость

Если имеется хорошая породистая собака, которую желаютъ использовать для полученiя потомства, то прежде всего должно не упускать изъ виду стариннаго правила: подбирай золото къ золоту.

Должно съ большою тщательностью подбирать производителей и лучше всего предоставить такой подборъ опытному спецiалисту-собаководу.

Когда приближается время появленiя на свѣтъ потомства, надо оставить мать совершенно въ покоѣ. Впрочемъ, еще за нѣсколько недѣль до родовъ лучше отмѣнить всъ болѣе продолжительныя прогулки и не заставлять ее прыгать или вообще дѣлать какихъ-нибудь фокусовъ. Помѣщенiе для родовъ должно быть приготовлено заблаговременно и, во всякомъ случаѣ, отдѣлено отъ тѣхъ помѣщенiй, гдѣ содержатся другiя животныя. Если такимъ помѣщенiемъ является собачья будка, то не слѣдуетъ въ нее класть слишкомъ много соломы, такъ какъ иначе новорожденныхъ нельзя содержать въ чистотѣ, — солома имъ мѣшаѣтъ. Мать сама находитъ себѣ удобное мѣстечко въ будкѣ или въ сараѣ. Хорошо, если еще за нѣсколько недѣль она будетъ прiучена къ этому помѣщенiю, такъ какъ иначе можетъ случиться, что оно ей не понравится; иногда бываетъ, что сука разрѣшается въ такомъ мѣстѣ, гдѣ этого меньше всего ожидаютъ, и гдѣ для новорожденныхъ условiя не благопрiятны и даже вредны. Поэтому лучше постараться уговоромъ и ласкою прiучить будущую мать къ тому помещенiю, которое предназначено для нея.

Само собою разумѣется, что самые роды должны быть предоставлены естественному теченiю. Нельзя, однако, не замѣтить, что изнѣженность нѣкоторыхъ породъ собакъ доходитъ до того, что поведенiе ихъ сдѣлалось совершенно противоестественнымъ, — случается, что мать не знаетъ, что делать со своимъ потомствомъ, и раздавливаетъ новорожденныхъ; иногда такимъ образомъ погибаетъ цѣлый пометъ. Вследетвiе этого рекомендуется принимать нѣкоторыя мтѣры предосторожности: приготовить заранее ящикъ со стѣнками около 10 см. вышиною, въ которомъ могла бы поместиться собака. Дно этого ящика должно быть двойное, гладко и чисто выструганное, покрытое торфомъ и снабженное отверстiями; съ внутренней стороны по стѣнкамъ ящика должны быть наколочены поперечныя перекладины, подъ которыми могли бы спрятаться щенята, чтобы не быть раздавленными матерью. Края этихъ перекладинъ не должны быть острыми, иначе они будутъ царапать грудь матери. Если погода холодная, то надъ отверстiемъ будки можно приколотить пустой мѣшокъ или обрывокъ ковра, что, впрочемъ, вообще должно сделать, такъ какъ благодаря такой занавѣскѣ въ будкѣ становится гораздо теплѣе, и въ то же время собаке она нисколько не мѣшаетъ.

Во время самыхъ родовъ собаку нужно оставить совершенно одну. Несмотря на сильныя боли, она сама справляется со всѣмъ, освобождаетъ дѣтей отъ последнихъ узъ, которыми они съ нею связаны, облизываетъ, обсушиваетъ и кладетъ ихъ рядкомъ подъ свою грудь, предоставляя имъ сосать. Лишь окончивъ все свои заботы о новорождонныхъ, которыхъ бываетъ отъ двухъ до двенадцати, она ложится отдыхать въ полномъ изнеможенiи. Во время и послѣ родовъ полезно поставить около родильницы чашку съ водой и молокомъ или съ хлебомъ, размоченнымъ въ бульоне, для того, чтобы она могла подкрепить свои силы. Если случится во время родовъ что-нибудь особенное, то нужно позвать опытнаго ветеринара. Однако, въ нормальныхъ случаяхъ собака после 58-62 дней беременности производитъ на свѣтъ щенятъ обыкновенно безъ всякаго посторонняго вмѣшательства и можетъ имъ сама, лучше кого-либо другого, оказать всю необходимую первоначальную помощь.