Принцы Кригсмарине. Тяжелые крейсера Третьего рейха

Кофман Владимир Леонидович

Крейсера типа «Адмирал Хиппер» являлись одними из самых красивых кораблей Кригсмарине. будучи при этом и самыми неоднозначными. По замыслу проектировщиков они должны были стать наиболее совершенными в своем классе: при их создании была сделана ставка на обеспечение качественного управления огнем, автоматику и внедрение новейших технологий. Результат получился обескураживающий — крейсера вышли стишком дорогими, их энергетические установки отличались ненадежностью, а боевые характеристики в целом оказались весьма посредственными.

И тем не менее, крейсера типа «Адмирал Хиппер» долгое время считались козырными картами Кригсмарине. Подобно «Бисмарку» и «Тирпицу», они оказывали заметное влияние на баланс сил на европейских морских театрах и по сей день считаются одними из самых знаменитых кораблей Второй мировой войны.

 

 

В.Л. Кофман

Принцы Кригсмарине. Тяжелые крейсера Третьего рейха

Серия «Арсенал коллекция» основана в 2005 году

Оформление серии П.Волкова

В оформлении переплета использована иллюстрация художника А.Заикина

— М.: Коллекция, Яуза, ЭКСМО, 2008. — 128 с.

ISBN 978-5-699-31051-7

 

Тяжелые крейсера кригсмарине

«Адмирал Хиппер» вскоре после вступления в строй (вверху) и «Принц Ойген» под американским флагом в Панамском канале, 15 марта 1946 г. (внизу)

 

История создания

Появление в германском флоте тяжелых крейсеров типа «Адмирал Хиппер» само по себе является интересной историей, показывающей, насколько причудливо могут изменяться морские доктрины, следуя иногда не вполне ясной на первый взгляд логике. Многие особенности кораблей этого типа, как удачные, так и неудачные, явились следствием не достижений или ошибок проектировщиков, а требований морской политики.

Непосредственно перед и в ходе Первой мировой войны развитие германских крейсеров строго следовало единой линии. После перехода на 150-мм калибр каждый следующий тип являлся лишь незначительным улучшением предыдущего; рост водоизмещения и скорости происходил медленно, а вооружение из семи—восьми орудий оставалось постоянным. Водоизмещение не превышало умеренные 5—6 тыс. т; близкими являлись и мореходные качества. Это дало возможность при относительно скромном числе единиц поддерживать однородность крейсерских отрядов, состоящих из новых кораблей. При этом каждый из них мог поспорить в бою с любым из британских соперников того же класса. После поражения Германии ситуация в кораблестроительном смысле изменилась мало. Ограничение водоизмещения крейсеров по Версальскому мирному договору 6000-тонным пределом вынудило конструкторов сохранить 150-мм артиллерию, размещенную, правда, в современных башенных установках.

Совершенно по-другому пошло развитие класса крейсеров в странах-победительницах. Великобритания создала в конце войны специально для борьбы с немецкими легкими крейсерами корабли со 190-мм артиллерией, названные именами моряков и политиков эпохи королевы Елизаветы. Их водоизмещение, подошедшее почти к 10 тысячам тонн, стало основой для Вашингтонских ограничений в этом классе. Британия, пожелав сохранить все 5 боевых единиц, явно выделявшихся из остальной массы как своих, так и зарубежных легких крейсеров, настояла на своем, но при этом попала в расставленную собой же ловушку. Все крупные морские державы, и в первую очередь Соединенные Штаты, приступили к постройке кораблей с именно максимально разрешенными параметрами: стандартным водоизмещением 10 000 т («длинных» английских тонн по 1016 кг), вооруженных 8-дюймовой (203-мм) артиллерией и обладавших высокой скоростью хода — как правило, за 32 узла. При этом целый флот ранних английских легких крейсеров оказался бессильным перед «новым поколением», не оставлявшим им никаких шансов в бою.

Однако и с новым классом далеко не все было в порядке. Не имевшие никакого опыта в постройке больших скоростных единиц с мощной башенной 203-мм артиллерией, но с ограниченным водоизмещением, конструкторы всех стран вначале потерпели одну из самых жестоких неудач в истории военного кораблестроения. Первые серии «вашингтонских» крейсеров блистали почти полным отсутствием защиты, причем не только от своих собственных орудий, но и от 6-дюймовок, а в ряде случаев — даже от орудий эсминцев! Только через несколько лет удалось нащупать нужный баланс боевых элементов и технических решений, и следующее поколение «вашингтонцев», строившихся во второй половине 1930-х годов, явило немало примеров мощных боевых кораблей, не только хорошо вооруженных, но и солидно защищенных.

Официально Германия, скованная Версальским соглашением, не принимала никакого участия во всех «крейсерских гонках». Но именно она нанесла но новому классу, может быть, самый сокрушительный удар. «Карманные линкоры», вошедшие в строй одновременно с первыми из «вашингтонских» крейсеров, настолько превосходили их в бою, что послужили одной из причин появления более сбалансированных проектов второго поколения «вашингтонцев». «Дойчланды» с их шестью 283-мм орудиями не могли сделать со своими противниками только одного — догнать их, развивая максимум 27—28 узлов. Но этого и не требовалось от кораблей страны, поставившей во главу своей военно- морской доктрины рейдерские действия отдельных сильных единиц.

Казалось бы, что столь удачное решение должно было получить дальнейшее развитие — хотя бы в планах. Однако еще до прихода к власти Гитлера, во времена Веймарской республики немецкие морские деятели (все вышедшие из недр кайзеровского флота) мечтали о «большом флоте». А очередной «Флот Открытого моря» не мог обойтись без всех типов боевых кораблей, в том числе и ставших почти обязательными тяжелых крейсеров. Дизельные «карманники» же не вписывались в боевые порядки будущих эскадр, не обладая достаточной скоростью для разведки и прикрытия своих легких сил, а их огромная дальность оставалась бы невостребованной.

Итальянский тяжелый крейсер «Пола» — типичный «вашингтонский» крейсер, вооруженный 203-мм артиллерией в башенных установках. До Германии корабли этого класса строили Англия, США, Япония, Франция, Италия и Испания

Первоначально отмена версальских ограничений казалась маловероятной, и аппетиты не простирались далее проектов все тех же 6-дюймовых кораблей. Тем более, что Англия и другие главные морские державы, неудовлетворенные своими «вашингтонскими» крейсерами, сделали резкий поворот в сторону именно таких единиц. Однако после 1933 года германский Морской штаб и главный творец его политики, адмирал Редер, более решительно обратились к идее тяжелого крейсера.

В самом начале 1934 года в Морском штабе были выработаны предварительные проектные требования к новому кораблю. Предполагалось, что он сможет состязаться в бою со всеми вероятными противниками (в числе которых особенно выделялся очень удачный, хотя и одиночный, французский «Альжери», находившийся в это время в постройке), но будет иметь скорость, позволяющую уйти от также находившихся на стапелях французских быстроходных линкоров (иногда классифицируемых как линейные крейсера) «Дюнкерка» и «Страсбурга», которые обещали стать самыми страшными охотниками за «карманными линкорами» и недостаточно быстрыми тяжелыми крейсерами. Кроме того, новый германский корабль предназначался и для традиционных рейдерских действий на океанских просторах.

Теперь немецкие инженеры встали перед той же проблемой, которая мучила их коллег в других странах несколько лет назад. Восемь 203-мм орудий, скорость в 32 узла и запас топлива на 12 000 миль 15-узловым ходом надо было вместить во все те же 9000— 10 000 т. Задача оказалась более чем сложной, поскольку традиционно предпочитавшие хорошо защищенные корабли немцы хотели иметь броню, как минимум эквивалентную 120-мм поясу и 80-мм палубе французского «Альжери».

Вскоре стало ясно, что чудес не бывает, и какими-то боевыми элементами придется поступиться. Первоначально обратились к снижению калибра орудий. Но установка 12 150-мм пушек вместо 8 203-мм давала экономию веса в лучшем случае 550 т, тогда как тяжелый крейсер сразу же переставал быть «тяжелым», заметно проигрывая в бронепробиваемости. Тогда решение попытались найти в промежуточном, 190-мм калибре. В мае 1934 года состоялось совещание под председательством Редера, на котором тщательно обсуждались преимущества и недостатки 190-мм и 203-мм калибров (и это при том, что оба калибра полностью запрещались по условиям Версаля!). Конец спорам положил сам председатель, заметивший, что экономия в весе на 8 орудиях и их боезапасе составит при меньшем калибре менее 100 т, тогда как будущее принадлежит именно восьмидюймовом.

После этого совещания темп разработки заметно ускорился, хотя при тщательном подходе немецкие конструкторы все более и более убеждались в том, с чем уже примирились их коллеги из других стран: невозможности совместить желаемые защиту, скорость и вооружение в пределах 10 тыс. т. Формально Германия не являлась объектом ограничений Вашингтонской конференции, но лишь постольку, поскольку была стиснута гораздо более жесткими рамками Версаля, поэтому в своих «фантазиях» могла превысить и 10-тысячный предел с такой же легкостью, как и 6-тысячный, но при этом возникал вопрос стоимости. Кроме того, только что пришедший к власти Гитлер хотел выглядеть респектабельным, и в его планы одно время входило даже присоединение Германии к международным морским соглашениям, Вашингтонскому и Лондонскому, но только в качестве полноправного члена. В силу столь сложной совокупности обстоятельств официально проект оставался «10 000-тонным», и первоначально этот предел превышать не предполагалось.

Адольф Гитлер и командующий флотом адмирал Эрих Редер

Летом того же 1934 года последовательно появились эскизные проекты крейсера в 10 160 т с умеренной скоростью 32 узла, быстро превратившийся в корабль водоизмещением 10 700 т. Хотя на бронирование выделялось свыше 20% веса (2140 т), удалось предусмотреть только 85-миллиметровые пояс, барбеты и траверзы, а также 30-мм палубу. На ПТЗ запаса уже не оставалось. В общем проект был воспринят благоприятно, хотя защиту его нельзя признать удовлетворительной: она не только значительно уступала бронированию французского «Альжери» и итальянских «Пола», но и являлась примерно эквивалентной защите большинства новых легких крейсеров. Адмирал Редер потребовал увеличения толщины лобовых плит башен до 120 мм, брони борта до 100 мм в районе погребов, а главное — преобразования новомодной плоской бронепалубы, идущей по верхней кромке пояса (так защищались все зарубежные крейсера 30-х годов), в традиционную конструкцию со скосами, заметно усиливавшими эффективную защиту жизненно важных частей при попаданиях в нижнюю часть борта. Предполагалось также усилить горизонтальную броню в зоне погребов до 50 мм. Забегая вперед отметим, что даже эти весьма умеренные требования полностью выполнить не удалось.

Но если недостатки защиты германских тяжелых крейсеров, обрисовавшиеся еще на чертежных досках, можно понять, то другую их проектную характеристику, оказавшуюся крайне отрицательной, трудно простить и германским адмиралам, и конструкторам. Тем же летом 1934 года решался вопрос о типе энергетической установки. Чрезвычайно удачно выбранные для «карманных линкоров» дизели, обеспечившие им огромную дальность плавания, не вполне подходили в качестве единственных машин для крейсеров. Причин тому было несколько. Уже на «Дойчланде» на больших ходах выявилась сильная вибрация, мешавшая, в частности, действию приборов управления огнем, хотя скорость достигала всего 27 узлов. Поэтому для более скоростных крейсеров предлагалось промежуточное решение: дизельная установка для экономического хода и традиционные паровые турбины — для полного хода в бою. Однако и Редер, и руководители конструкторского бюро предпочли принципиально другой вариант: чисто паротурбинную установку с высокими параметрами пара, хотя и из совершенно разных соображений. Высшие офицеры флота прежде всего думали о тактических неудобствах совместного использования чисто дизельных и чисто турбинных единиц, а также кораблей со смешанной энергетикой. Действительно, экономическая скорость «карманных линкоров» составляла 18—19 узлов, тогда как имевший крейсерские дизели легкий крейсер «Лейпциг» развивал на них не более 13-ти, и, чтобы двигаться в одном строю с «Дойчландом», «Шеером» и «Шпее», ему приходилось использовать еще и турбины, полностью сводя на нет преимущества комбинированной установки. Такие неудобства играли вторичную роль в случае применения отдельных кораблей в качестве рейдеров (для чего важна прежде всего дальность, а не крейсерская скорость), но как только речь зашла о «большом флоте», тактические несоответствия выходили на первый план. Конструкторы же думали прежде всего о возможности сэкономить вес и упростить инженерные решения, поскольку паротурбинная установка обеспечивала меньшую длину валопроводов, меньшую вибрацию и шум, возможность форсировки (до трети мощности от проектной, вместо 10—15% для дизелей), большую живучесть и надежность самой механической установки (теоретически турбины могли работать в полузатопленных отделениях). Немаловажными соображениями была относительная простота обучения персонала и меньшая численность машинных команд на турбинных судах.

Надо сказать, что ряд достоинств, связанных с применением пара, более чем уравновешивался его же недостатками. Пар, особенно под высоким давлением, являлся весьма опасным при повреждениях паропроводов, хотя, с другой стороны, его можно использовать при тушении пожаров. Котлы легко выходили из строя при попадании в питательные магистрали забортной воды, а разделение котельных и турбинных отделений на водонепроницаемые отсеки всегда представляло конструкторскую проблему, тогда как компактные дизели размещались в небольших по объему помещениях.

Однако главным недостатком паротурбинной установки являлась относительно небольшая дальность плавания, которую она могла обеспечить тяжелым крейсерам. Если дизельные «карманные линкоры» могли после прорыва в Атлантику пересечь ее по диагонали, дойти до мыса Горн и вернуться обратно в Германию, имея при этом 20-процентный запас горючего для боя, то намного более крупные и имевшие больший запас топлива паротурбинные «Шарнхорст» и «Гнейзенау» смогли бы «пропутешествовать» в тех же условиях только до экватора, а «Тирпиц» достигал лишь северного тропика. Хуже всех выглядели в этом отношении тяжелые крейсера, имевшие еще меньший боевой радиус, едва превышавший аналогичные характеристики германских линкоров и крейсеров времен Первой мировой войны. Так была сделана главная ошибка при проектировании «хипперов», значительно препятствовавшая их участию в индивидуальных океанских действиях, ошибка особенно очевидная, поскольку «большой флот» Германии так и не был построен.

К недостаткам теоретическим добавились и неожиданные трудности с практической реализацией идеи высоких параметров пара.

Хотя в Германии, как и в Англии, США и СССР, проводились интенсивные работы в этой области, надежность высокопроизводительных котлов еще не была проверена в условиях многолетней практической эксплуатации на боевых кораблях. Поэтому англичане применяли хотя и более тяжелые, но надежные паровые котлы умеренного давления, а американцы нововведения в этой области проводили через продолжительные испытания. В СССР эксперименты с новой техникой завершились неудачей с постройкой эсминца «Опытный», и только немцы ринулись в новую область без оглядки. Это весьма отрицательно сказалось на качествах ряда их боевых кораблей, и в первую очередь — тяжелых крейсеров.

Между тем доработка общего проекта продолжалась. В конце 1934 года Редер утвердил, наконец, окончательные характеристики «крейсера в 10 000 т», прекрасно сознавая, что это водоизмещение будет значительно превышено. Правда, попытки ограничения размеров имели место, о чем, в частности, свидетельствует уменьшение брони пояса до 80 мм, причем лишь в центральной части (70 мм в корме и только 40 мм в носу). Теперь предстояло воплотить эскиз в детальные чертежи. 30 октября 1934 года фирме «Дойче Верке» в Киле был выдан официальный заказ на головной корабль серии, «крейсер Н» — «Эрзац «Гамбург». Одновременно верфь «Блом унд Фосс» в Гамбурге получила заказ на вторую единицу, «крейсер G» — «Эрзац «Берлин». Началась разработка рабочих чертежей, хотя с ней не спешили: Германия официально все еще находилась под действием версальских ограничений. Вся подготовка к постройке осуществлялась под руководством старшего кораблестроителя ВМС Германа Буркхардта.

16 марта 1935 года Гитлер объявил о денонсации мирного договора, завершившего Первую мировую войну. В попытке ввести немецкие вооружения на море в рамки хотя бы каких-нибудь «законных» ограничений, Британия быстро заключила сепаратное англо-германское соглашение, по которому Германия имела право довести свои морские силы до 35% (по водоизмещению) от английских в каждой из категорий боевых судов. Этим молчаливо признавалось право Германии построить крейсера с 203-мм пушками в пределах 51 000 т.

Соглашение отпустило сжатую пружину. Еще до его официального подписания, в апреле 1935 года началась ускоренная разработка детального проекта. В конце того же года флот заказал третью единицу — крейсер «J». При формальном водоизмещении 10 000 т в пределах, отпущенных англо-германским соглашением, можно было заложить еще два крейсера. Однако в 1936 году Англия, США, Япония, Франция и Италия собрались на вторую Лондонскую морскую конференцию, на которую первоначально пригласили и Германию. Но Франция отказалась сидеть за одним столом с нарушителями Версальского договора, и Гитлеру так и не удалось полностью включить Германию в мировую систему, хотя определенные усилия в этом направлении прилагались. Так, в июне 1936 года произошло утверждение начала постройки еще двух больших крейсеров, аналогичных первой тройке, но вооруженных двенадцатью 150-мм пушками. Тем самым демонстрировалась «добрая воля» в ограничении числа немецких тяжелых крейсеров. Действительно, в июле того же года последовал заказ как на сами корабли, так и на башни и орудия к ним. Особым требованием предлагалось спроектировать основания башен таким образом, чтобы они имели тот же диаметр, что и двухорудийные 203-мм установки тяжелых крейсеров. (Совершенно аналогично поступили и японцы со своими «легкими» крейсерами типа «Могами».) И Гитлер, и Редер абсолютно не сомневались в том, что при первом же удобном случае будет осуществлена замена трехорудийных 150-мм башен на двухорудийные 8-дюймовые. На деле случай представился очень скоро: уже в 1937 году, еще до закладки «легкой» пары — «К» и «L» — их решили строить сразу в качестве тяжелых крейсеров, хотя разработка новых трехорудийных 150-мм установок продолжалась до 1941 года.

Тяжелые крейсера Кригсмарине «Адмирал Хиппер» (вверху) и «Блюхер» (внизу) перед их спуском на воду, соответственно 6 февраля и 8 июня 1937г.

 

Ход постройки

Реально закладка первых крейсеров нового класса состоялась практически сразу после денонсации Версальского договора. Корабли получили в основном «не морские» имена. Только головной был назван в честь командира отряда немецких линейных крейсеров при Доггер-Банке и Ютланде и последнего командующего Флотом Открытого моря адмирала фон Хиппера. Три других имели названия в честь германских сухопутных полководцев, хотя имена Блюхера, Зейдлица и Лютцова традиционно использовались в германском флоте. Предыдущее поколение носителей этих имен принадлежало к числу самых боевых немецких кораблей: броненосный крейсер «Блюхер» погиб в бою при Доггер-Банке, «Лютцов» затонул после Ютландского сражения, в котором едва не пошел ко дну и «Зейдлиц». Особняком стоит имя третьего корабля серии. «Принц Ойген» — это имя известного австрийского полководца Евгения Савойского по-немецки. Название присвоили из политических соображений: тем самым подчеркивалось, что вошедшая в состав Третьего рейха Австрия является полноправным членом «империи немцев». Первоначально предполагалось назвать этот крейсер «Тегетгофф» в честь командующего австрийским флотом в бою у острова Лисса в 1866 году, однако, поскольку эта победа имела место над итальянцами, ставшими главным союзником Германии, предпочли более нейтральную фигуру герцога Савойского, который к тому же являлся не только австрийским, но и итальянским национальным героем. (Во флоте Италии в его честь уже назвали крейсер «Эудженио ди Савойя».)

Крейсер «Блюхер» после спуска на воду (вверху) и во время достройки на плаву (2 снимка внизу)