В воскресенье в восемь утра Хэксли, который тоже коротал эту ночь в своем кабинете, разбудил Грехема.

— Ну как? Что вы надумали?

— Вы меня имеете в виду? — переспросил теоретик, поеживаясь и методично массируя руку, затекшую от лежания на жестком диване.

— Всех.

— На этот счет мне ничего не известно, — пожал плечами Грехем, — лично я, как вы сами видели, спал.

— Но на столе в гостиной бумаг нет.

— Нет? Тем лучше, — загадочно сказал Грехем. — Значит, вам известно об этом больше, чем мне.

— Взгляните сами, — предложил Хэксли.

— Зачем? Разве от этого они могут появиться?

— Но я хочу все же, чтобы вы посмотрели, — настаивал Хэксли.

— А почему именно я? — настороженно спросив Грехем. — Тогда уж будите всех.

— Достаточно и кого-нибудь одного. А то, что в обратился именно к вам, — чистая случайность. Можете не волноваться.

— Ну, хорошо, — снова пожал плечами Грехем. — Если уж вам так хочется…

Они вместе вышли в гостиную — впереди, твердым шагом Хэксли, за ним, все еще поеживаясь, Грехем в пиджаке, наброшенном на плечи. Постояли возле пустого стола. Хэксли зачем-то спросил:

— Итак, вы видите — бумаги не возвращены?

— Во всяком случае на столе их действительно нет, — уточнил Грехем, недоумевая, зачем Хэксли понадобилась эта процедура.

— Можете сообщить своим товарищам — я передаю дело в полицию.

— Как вам будет угодно, — отозвался Грехем. — Но только на вашем месте я не стал бы этого делать.

— А почему, собственно? Разве я не предоставил вам возможность выпутаться из этой истории, если и не с честью, то по крайней мере без особых потерь?

— Следует больше доверять людям, шеф.

— Бросьте, — отрезал Хэксли, — оставьте эти ваши интеллигентские рулады. Я человек простой, верю только своим глазам, фактам. И вам советую. А факты говорят, что это мог сделать только один из вас. Другой вариант невозможен.

Невозможен? — усмехнувшись, переспросил Грехем. — Невозможность — понятие довольно неопределенное, шеф. Вот мы, скажем, считали, что решить эту вашу задачу совершенно невозможно. А Девидс взял да и решил.

Хэксли как-то странно посмотрел на Грехема. Казалось, он хочет что-то сказать, но колеблется. Однако так ничего и не сказав, он круто повернулся и вышел из комнаты.

Вернувшись в кабинет, Хэксли полистал записную книжку, нашел нужный номер и снял трубку. Это был номер домашнего телефона комиссара полиции Бэрда.

— Господин Бэрд? Здравствуйте. Говорит Хэксли из теоретической лаборатории. Мы с вами однажды встречались в связи с Институтом Бентсона, помните? А сейчас я хочу попросить вас заняться одним делом. Нет, нет, лично вас. Почему не в полицию? В этом нет необходимости: дело носит, так сказать, частный характер. Женщина? Нет, нет, к прекрасному полу это не имеет никакого отношения. Ровно через час? Хорошо. Я вас жду.