Журнал «Компьютерра» № 20 от 30 мая 2006 года

Компьютерра

 

13-я КОМНАТА: Кто следующий?

Автор: Леонид Левкович-Маслюк

Ричард Барбрук (Richard Barbrook), британский социолог, исследователь медиа, ироничный аналитик современного общества (наши постоянные читатели помнят его материалы в «КТ», в том числе «Киберкоммунизм»), написал новую книгу. Очень короткую, в полсотни страниц.

Ее название «The Class of the New» я понимаю как «Новые люди». В классической русской литературе много всякого можно найти о грядущем «новом человеке». В неклассической английской литературе Барбрук сделал эффектный шаг в осмыслении этого понятия. Он просто составил список из множества определений, которые в разные времена давались претендентам на роль «новых». Тех, кто построит новое общество. «Новых русских», заметим, в списке нет, ни одна теория их появление на исторической арене не предусмотрела — во всяком случае, под специальным названием. Зато есть множество других «новых», о которых писали многочисленные мыслители начиная с XVIII века.

Думаю, книга будет полезна всем, просто для поддержания психического здоровья. Одна из главных причин психических расстройств — сверхценные идеологии. А они всегда идут в комплекте с носителями, как раз с новыми людьми. Но посмотрите, сколько их было — и есть! и еще будет! — может быть, не стоит так волноваться при появлении очередных «новых»? — как бы говорит нам автор. Впрочем, это мои домыслы. Первую из двух глав книги, где Барбрук объясняет свой замысел, я даже не пытался проработать, а сразу перешел к списку цитат — 86 определений «нового класса», данных за последние 230 лет.

Первый в списке — Адам Смит. В 1776 году он выдвинул в новые «философов», «…чья профессия не делать те или иные вещи, но наблюдать за всем, что происходит…». В 1819-м «философов» сменяют «промышленники» (Сен-Симон) — в том числе те, «чей капитал инвестируется в промышленные предприятия» (сегодня в России они опять в той же роли; см. интервью Андрея Головина в этом номере). Первая половина XIX века заканчивается выражением больших надежд по поводу «парижской богемы» (1843).

Далее в дело вступают Маркс и Энгельс с «Коммунистическим манифестом» («буржуазия»), а чуть позже Маркс в «Капитале» говорит об «интеллекте». 1883 год: Фридрих Ницше и его «сверхчеловек». 1902 год: В. И. Ленин и «партия авангарда». Все попали в точку. Это особенно заметно на фоне, например, загадочных «самураев» Герберта Уэллса (1905). В конце 1880-х крупный, оригинальный человек — Уильям Моррис (William Morris) — писал об «интеллектуальном пролетариате» и «новом среднем классе». И ведь тоже попал в точку, но с опережением лет на сто — дьявольская разница!

Едва партия авангарда успела себя всерьез проявить — родилось следующее поколение «новых»: Марио Пьяццези (Mario Piazzesi) с «чернорубашечниками». И в том же 1921-м Торстейн Веблен (Thorstein Veblen) написал, что новые — это «инженеры». Да уж, инженеры. Чистой души, видимо, был человек. В 1922 году Генри Форд предложил своего, «фордистского», как мы теперь скажем, рабочего. Это уже ближе к жизни. В 1928-м Уэллс врезал даже непонятнее, чем раньше, и снова куда-то в пустоту: «открытый заговор» (open conspiracy), не угодно ли? Антонио Грамши (1934) туда же — «интеллектуалы», мол. Ну а потом надолго стало не до этого. На исторической арене заработали новые из 1920-х (те, которые не «инженеры»)…

А кто же на сцене сегодня? «Хакеры» Стивена Леви (1984) со своей знаменитой этикой. «Аналитики символов» Роберта Рубина (1991) — решатели проблем, от биотехнологов до журналистов, манипулирующие хоть чем-то или кем-то. Самые заметные «новые» последнего года ХХ века — «Множество» (Multitude) Негри и Хардта: «биополитическая самоорганизация», замешенная на компьютеризации всего и вся. Ну а самые новые «новые» сейчас «проамы» (Pro-Am), 2004 год. Не проамериканские силы, как я наивно подумал. Любители (amateurs), работающие на уровне профессионалов.

Тенденция, осторожно заметим, вроде бы неплохая. Ибо чем абстрактнее новые, тем больше шансов остается другим пожить по-человечески.

 

НОВОСТИ

Три кита

Грядущее тотальное обновление линейки ПО превращается в основную заботу Microsoft. Поэтому неудивительно, что прайм-тайм на недавней Windows Hardware Engineering Conference был целиком отдан именно этой теме. Как и ожидалось, на конференции были представлены новые бета-версии Windows Vista, Office 2007, а также серверной ОС Longhorn Server. Билл Гейтс, комментируя это знаменательное событие, отметил исключительную важность каждого продукта. Сторонние аналитики тоже считают масштабный выпуск пре-релизов добрым знаком, красноречивее тысячи слов подтверждающим, что программистам Microsoft удалось, наконец, втиснуться в жесткие временные рамки, частично реабилитировавшись за многократно срывавшиеся сроки сдачи проектов. Вторые бета-версии Vista и Longhorn Server уже доступны партнерам корпорации (на фото — торжественное вручение дисков представителю Chevron). Простые смертные получат возможность испытать Vista Beta 2 в рамках Customer Preview Program в самое ближайшее время.

На WinHEC были обнародованы логотипы, которыми производители смогут помечать свою продукцию в подтверждение соответствия стандартам Vista. Изделия, маркированные цветным значком «Certified for Windows Vista», предложат покупателю максимальный комфорт и отдачу при работе с новой системой, а «клейменые» черно-белым «Works with…» обещают начальный уровень совместимости.

Было рассказано и о планах Microsoft в развитии перспективных технологий виртуализации. Недавно корпорация купила бостонскую фирму Softricity, наработки которой помогут виртуализовать отдельные бизнес-приложения, организовав их централизованное управление. Гейтс в очередной раз призвал производителей железа поддержать переход на 64-битную архитектуру, наладив выпуск необходимых драйверов.

Из других любопытных событий отметим презентацию технологии SideShow, которая будет включена в состав Vista. Новая ОС прямо «из коробки» получит возможность отображать виджеты: небольшие программы для отображения на экране некой специфической информации, вроде прогноза погоды, новостей и т. п. SideShow позволит вынести виджеты за пределы виртуального рабочего стола на отдельный физический дисплей, который может быть размещен на клавиатуре, электронной фоторамке или ином устройстве. Особенно по душе эта фича должна прийтись пользователям портативных ПК: небольшой экранчик на крышке ноутбука позволит свериться со списком дел в ежедневнике или проверить наличие свежей почты, не открывая лэптоп. Словом, не неся ничего революционного, SideShow потенциально способна заметно повысить удобство общения с компьютером. — А.З.

Кому мешает Vista

Symantec и Microsoft впервые за долгую историю сотрудничества не смогли урегулировать спорный вопрос полюбовно. Symantec обратилась в суд с иском, в котором Microsoft обвиняется в незаконном использовании запатентованных технологий хранения информации, принадлежащих компании Veritas Software, которая стала частью Symantec в прошлом году.

«Яблоко раздора» используется в Windows Vista и отвечает за обслуживание и хранение больших объемов данных. Изначально эти технологии были разработаны Veritas Software в виде администратора дисковых массивов Volume Manager и лицензированы Microsoft. Теперь же новые владельцы интеллектуальной собственности требуют пересмотреть условия лицензирования и размеры роялти. Symantec утверждает, что Microsoft, используя полученные ресурсы, разработала собственное ПО с расширенной функциональностью, не предусмотренной в договоре от 1996 года (реализовано в Windows 2000, XP и Windows Server 2003). Более того, юристы Symantec уверяют, что Microsoft пыталась получить патенты, описывающие технологии, сходные с VM до степени смешения. Соответственно, истец требует наложить запрет на использование VM корпорацией Microsoft до заключения нового договора и выплаты компенсации. Ответчик же свою вину отрицает, утверждая, что все права на VM были полностью выкуплены у Veritas еще в 2004 году.

Каким бы ни был исход дела, очевидно, что судебные прения затянутся и могут повлиять на сроки выпуска Windows Vista. А причины добиваться отсрочки у Symantec, в общем-то, есть. Vista получит собственный механизм отражения вирусных и фишинговых угроз. Стало быть, логично ожидать, что после выхода этой ОС акции антивирусных компаний частично сдадут позиции. Пока же у Symantec есть возможность диверсифицировать свою деятельность и найти какую-то новую нишу. Вот только какую? — Т.Б.

Готовь писюк летом

Марафон под названием «Win-dows Vista» еще далек от выхода на финишную прямую, но Microsoft все активнее готовит пользователей к грядущему обновлению. За несколько дней до выпуска второй бета-версии Редмонд затеял кампанию по маркировке компьютеров лейблами, разъясняющими потребителям, насколько выбранное оборудование подходит для новой ОС. В рамках инициативы открыт сайт , на котором рассказывается об отличиях разных вариаций операционной системы, а также приводятся характеристики, позволяющие отнести ПК к одной из двух категорий совместимости с Vista.

Для того чтобы компьютер получил статус «Vista Capable», подтверждающий его способность работать с новой ОС, необходим «современный» процессор с частотой хотя бы 800 МГц, 512 Мбайт оперативной памяти и видеокарта с поддержкой инструкций DirectX 9. Очевидно, что такая конфигурация не позволит в полной мере насладиться всеми преимуществами Vista и в особенности навороченным интерфейсом Aero. Поэтому требовательным пользователям рекомендовано обзавестись ПК с ярлычком «Vista Premium Ready», который гарантирует, что на таком компьютере операционной системе «не будет тесно». Аппаратные требования в этом случае, разумеется, возрастают: как минимум гигагерцовый процессор и гигабайт памяти. Что касается графического адаптера, то он должен поддерживать пиксельные шейдеры второй версии и иметь достаточно памяти (желательно не меньше 128 Мбайт) с нормированной пропускной способностью. Впрочем, пользователи могут не утруждаться сравнением характеристик своего компьютера с выдвинутыми требованиями. На сайте выложена утилита Windows Vista Upgrade Advisor для XP, которая самостоятельно проведет диагностику железа и выдаст отчет о том, какие функции новой операционной системы будут работать на имеющемся оборудовании, а о каких придется забыть до апгрейда.

Бурная деятельность Microsoft вызвана опасениями, что многие покупатели компьютеров предпочтут дождаться окончательного релиза Vista, чтобы быть абсолютно уверенными в работоспособности ОС, жить с которой придется не один год. И все бы ничего, если бы график ее выхода не скакал как безумный. Даже сейчас вряд ли кто-то возьмется утверждать, что Vista появится точно в намеченный срок. Многие оппоненты Microsoft наверняка припомнят все неоконченные разбирательства и воспользуются шансом стрясти с корпорации миллиончик-другой. Промедление с выпуском Vista смерти подобно, поэтому все споры корпорации придется разрешать как можно быстрее.

В любом случае, Vista появится уже по прошествии самого благоприятного для работников прилавка времени — старта нового учебного года и рождественской подарочной лихорадки. Однако торговцам ПК, возможно, и не придется сожалеть об упущенной прибыли. В Microsoft заявили (впрочем, не вдаваясь в подробности), что для купивших компьютер в праздничную пору планируется организовать некую льготную программу перехода на Windows Vista. — А.З.

Время — деньги!

Microsoft «поставит на счетчик» жителей развивающихся стран. Новый метод продажи ПК FlexGo, предложенный корпорацией, позволит взять компьютер в лизинг, заплатив лишь часть стоимости. Выплата оставшейся части будет зависеть от интенсивности использования ПК: каждый час работы в виртуальном пространстве обойдется в некоторую сумму (по примерным оценкам, где-то в полдоллара). Через несколько сотен оплаченных часов компьютер окончательно перейдет в собственность пользователя. Инициативу планируется распространить на развивающиеся рынки — Бразилию, Индию, Китай, Мексику и Россию, чуть позже к программе присоединятся Вьетнам, Венгрия и Словения.

От обычного кредита FlexGo отличается отсутствием фиксированных ежемесячных взносов, которые могут стать неподъемной ношей для перебивающихся случайными заработками семей (платежи будут вноситься с помощью предоплаченных скретч-карт или онлайновых транзакций). Правда, есть в этом нечто издевательское: сидящий без дела человек будет вынужден развлекать себя созерцанием обесточенного ПК, вместо того чтобы приспособить его для поиска прибыльного занятия или хотя бы убить время за играми.

Очевидно, что для реализации замысла понадобятся программно-аппаратные средства, надежно отсекающие злостных неплательщиков. С созданием необходимых устройств слежения, таких как защищенные таймеры, поможет Intel, которая всегда была неравнодушна к проблемам слаборазвитых регионов. Не останутся в стороне и AMD c Transmeta, собирающиеся выпускать процессоры, специально заточенные под нужды FlexGo. К проекту, конечно, планируется привлечь и местных интернет-провайдеров, которые смогут урвать свой кусочек пирога. Например, клиент, подписавший годовой контракт на недешевое широкополосное подключение, получит компьютер за минимальный начальный взнос и без дополнительных повременных выплат (эта модель расчетов давно освоена индустрией сотовой связи).

Проникновение ПК в цивилизованных странах достигло своего апогея. Для поддержания рынка домашних компьютеров заинтересованным сторонам приходится осваивать все новые регионы и категории потенциальных пользователей. И Microsoft оказывается не в лучшем положении: вряд ли можно ожидать, что представители малоимущих слоев населения станут платить сотни долларов за ОС и сопутствующие приложения. А FlexGo поможет корпорации надежно пристроить свой софт, попросту включив стоимость лицензий в цену ПК. — А.З.

Терять так терять

В модном жанре утечки персональных данных федеральные органы США по мелочам не размениваются. На сей раз мировой рекорд побило Министерство по делам ветеранов: из-за оплошности чиновника были похищены подробные сведения о 26,5 млн. бывших военнослужащих американской армии.

События развивались по стандартному, но ничего плохого не предвещавшему сценарию. Служащий министерства забрал домой рабочие материалы, чтобы в свободное время завершить накопившиеся дела. По стечению обстоятельств именно в этот момент неизвестные преступники и похитили «оборудование, на котором хранились приватные данные» — сообщают официальные источники. Однако был это ноутбук, резервные носители или что-то еще — не ясно.

По данным экспертов компании InfoWatch, этот случай является крупнейшей в истории утечкой. Предыдущий «лидер» этого печального списка, компания CardSystems Solutions (ныне банкрот, недавно купленный бывшим конкурентом), допустила кражу только 70 тысяч личных записей, а 39,9 млн. записей были скомпрометированы лишь потенциально. В инциденте с ветеранами картина принципиально иная — достоверно известно, что в руки злоумышленников попали все персональные сведения о 26,5 млн. граждан.

Похищенные записи включали имена, номера социального страхования и даты рождения военнослужащих, ушедших на пенсию с 1975 года. Министр по делам ветеранов Джеймс Николсон (Jim Nicholson) сообщил, что его ведомство оповестит каждого гражданина, чьи персональные сведения были украдены. Официальные лица отказались сообщить имя чиновника, место кражи и другие подробности, представитель ФБР заметил лишь, что инцидент произошел в штате Мэриленд.

Министр уверяет, что в его организации существует политика ИТ-безопасности и средства контроля за ее исполнением. Тем не менее не помогло ни то ни другое. А поскольку клерка оставили на свободе на время расследования, можно сделать вывод, что злого умысла в его действиях ФБР не обнаружило, и виновный вовсе не обманывал хитроумные средства защиты правительственной организации. Вероятно, этих средств попросту не было. — Д.З.

Yahoo сдает анализы

Yahoo провел мероприятие для инвесторов и журналистов под названием Yahoo Analyst Day, на котором «крупные шишки» «Поисковика № 2», начиная с CEO Терри Семела, рассказали, чего компания добилась, к чему стремится, и сделали кое-какие прогнозы о будущем Интернета. Конкретной информации было немного — разве что упомянули новую рекламную платформу, которая должна составить конкуренцию Google AdWords.

AdSense и недавно запущенной Microsoft AdCentre. Впрочем, никаких подробностей о новой системе не сообщили, известно лишь, что она вступит в строй в третьем квартале.

Гораздо интереснее получились презентации о будущем Интернета и о месте в нем Yahoo. Специалисты компании спрогнозировали прирост в 750 млн. интернет-пользователей к 2010 году и изменение процентного соотношения юзеров из разных стран (азиаты потеснят североамериканцев). Предсказан также десятипроцентный рост доли Интернета среди всех медиа за счет сокращения влияния журналов и газет. Сделано и еще несколько более или менее очевидных прогнозов (увеличение числа пользователей с широкополосным подключением, с мобильными устройствами, рост рынка онлайновой рекламы и пр.) — все они подкреплены статистическими выкладками и научными обоснованиями (12-мегабайтная презентация доступна на сайте фирмы).

Главные ставки Yahoo на ближайшие пять лет таковы: курс на «следующее поколение» веб-технологий (Web 2.0 и то, что придет за ним), построение веб-платформ и внебраузерные технологии (Yahoo Go — сервисы для мобильных и других устройств). Основные «футуристические» доклады были посвящены интеграции сервисов Yahoo, их тонкой подстройке под каждого юзера и взаимодействию между пользователями; а также идее «среды» (media) — «Yahoo как посредник обмена информацией для всего мира». Напомним, что в активе компании есть два наиболее популярных социальных сервиса последнего времени — закладки Del.icio.us и фотографии Flickr, а также собственный сервер почтовых рассылок Yahoo Groups. По совокупному количеству пользователей всех своих служб, Yahoo, вероятно, все еще впереди Google, и расстановка сил последнего времени «Google vs. Microsoft, а Yahoo где-то позади» — калифорнийцам явно не по нраву. — В.Ш.

Веб для слабосильных

W3C взялся навести порядок в мобильном вебе. Недавно на сайте консорциума был опубликован черновой вариант спецификации Device Independent Authoring Language (DIAL). Как следует из названия, это язык разметки контента, не зависящий от устройств. На практике DIAL позволит учитывать особенности различных портативных гаджетов, используемых для веб-серфинга. В основе проектируемого стандарта лежат привычные технологии XHTML и CSS, дополненные инструкциями по выборке информации.

Документ, составленный в соответствии со спецификацией, позволит оперировать наполнением страницы адекватно возможностям конечного устройства. Простой пример: статьи на новостных ресурсах, как правило, дополняются анонсами параллельных событий и ссылками на материалы схожей тематики. Это удобно, но при просмотре на крошечном дисплее только затрудняет чтение. DIAL позволит вычленить все опциональные разделы, оставив только самую важную информацию. Таким образом, прошедший через серверный движок файл сбросит с себя «тяжелую» разметку и будет доставлен на клиентское устройство в наилучшем виде. При этом существенно экономится трафик, а значит, и деньги пользователя. Да и мобильным браузерам станет проще справляться с отображением радикально сократившегося объема данных. Но прежде чем эти радужные мечты сбудутся, спецификации предстоит пройти нелегкий путь к индустриальному стандарту. — А.З.

Пляшите, вам фото!

Не секрет, что попытка детей наладить электронный канал общения с неблизко живущими престарелыми родителями часто терпит фиаско. Многие пожилые люди боятся «что-нибудь сломать» в дорогом компьютерном подарке, а чтобы разгрести авгиевы конюшни электронной корреспонденции, наводненной спамом и вирусами, требуется недюжинное упорство. В итоге посланная по e-mail фотография любимого внука далеко не всегда предстает перед глазами бабушек и дедушек.

Эту проблему надеется решить стартап Presto.com, получивший десятимиллионные инвестиции от двух венчурных фондов. На конференции D: All Things Digital компания представила модифицированный фотопринтер от HP, который напрямую подключается к телефонной розетке. Чудо-аппарату не нужен доступ в Интернет, это своего рода почтовый ящик. Принтер дозванивается до сервиса Presto по обычному телефону и проверяет, нет ли новых сообщений. А обнаружив таковые, спрашивает владельца — не распечатать ли поступившую корреспонденцию. Пересылать через эту систему можно, конечно, не только картинки, но и письма. Аппарат не требует конфигурирования, все делается автоматически. Нужно лишь один раз открыть учетную запись — а это для пугливых предков может сделать любой ребенок. — Т.Б.

Великая китайская Википедия

Как известно, пустоты не терпит не только природа, но и веб: спустя лишь полгода с тех пор, как непримиримые борцы с инакомыслием из верхних эшелонов власти Китая забанили жителям страны доступ к сайту Wikipedia, на свет появилась новая сетевая энциклопедия Baike, или Baidu-pedia (baike.baidu.com). Как явствует из названия нового кладезя знаний, своим появлением он обязан крупнейшему национальному поисковику Baidu.

Открывшаяся 20 апреля энциклопедия во многом походит на свою предшественницу: она сработана на wiki-подобном движке, позволяющем читателям динамически редактировать статьи (правда, такая возможность предоставляется лишь зарегистрированным «энциклопедистам»). Эпитет «свободная», которым щеголяет Википедия, к ее желтолицей сестре применим с большой натяжкой: как-никак, над ней дамокловым мечом висят цензорские ножницы. Государственное око не дремлет, так что о расстреле студенческой демонстрации на площади Тяньаньмэнь, а также делах многочисленных китайских политзаключенных лучше узнать где-нибудь в другом месте. Увы, из-за того, что обратная связь с модераторами не предусмотрена, подискутировать с ними о правомерности внесенных правок не удастся. Досталось не только политическим, но и религиозным диссидентам: так, на запрос «Dalai Lama» энциклопедия двусмысленно отвечает: «Такая страница не может быть отображена». Новая веб-китаянка растет как на дрожжах: всего через пару дней после открытия в ее анналах насчитывалось 10 тысяч статей, через неделю — вчетверо больше, а спустя месяц Байдупедия со 140 тысячами статей практически вдвое превзошла китайскую версию Википедии.

Несмотря на наличие «политкорректоров», самоцензура, по мнению создателей энциклопедии, ее авторам тоже не помешает. Так, «курс молодого бойца» на сайте настоятельно рекомендует посетителям воздержаться от критики китайской политической системы и вообще от «представления жизни страны в черном цвете». Что ж, кому-кому, а организаторам новой энциклопедии жизнь вряд ли кажется мрачной: за первый квартал 2006-го чистая прибыль Baidu составила 4,4 млн. долларов, что в 14 (!) раз больше, чем год назад. Может быть, для демонстрации новых экономических чудес китайским властям стоит запретить Google? — Д.К.

Ловля на телефон

В политически горячих точках планеты, особенно в азиатском регионе, власти долго рассматривали сотовую связь как серьезную угрозу стабильности. Считалось, что мобильные телефоны слишком опасны, ибо предоставляют вооруженной оппозиции массу выгод при организации вылазок и координации действий. Однако ныне эта точка зрения радикально изменилась, яркой иллюстрацией чему стали последние события в Кашмире, единственном индийском штате с преобладанием мусульманского населения, где последние шестнадцать лет не затихают волнения исламских сепаратистов.

Буквально через пару минут после очередного взрыва бомбы, ранившей нескольких индийских солдат, в местную газету позвонил один из предводителей боевиков-исламистов и заявил, что его отряд берет на себя ответственность за проведенную акцию устрашения. А еще через несколько часов индийский спецназ выбил дверь в убежище звонившего, и после короткой перестрелки командир боевиков был арестован — практически одновременно с целым рядом подельников, подозреваемых в организации теракта и находившихся в других местах.

Успех столь быстрой операции противодействия индийская разведка в первую очередь объясняет эффективным отслеживанием мобильных телефонов, использовавшихся террористами. Причем характерно, что в прежние годы именно спецслужбы Индии были главным тормозом разворачивания сотовой телефонии в Кашмире. Из-за противодействия разведки, не желавшей давать повстанцам дополнительные преимущества, мобильная связь в этом штате появилась лишь в 2003 году, на восемь лет позже, чем в других регионах страны. За три последних года число абонентов мобильной телефонии в Кашмире достигло 850 тысяч, среди которых, конечно, оказались и бунтари.

Впрочем, спецслужбы быстро поняли, что сотовые телефоны в руках боевиков — скорее благо, чем напасть. Во-первых, мобильники позволяют выявить контакты повстанцев, а во-вторых — появляется мощнейший инструмент для отслеживания их точного местоположения. По свидетельству одного из высоких чинов индийской разведки, за последнее время благодаря заложенным в сотовую связь возможностям географического позиционирования удалось арестовать множество боевиков, включая ряд влиятельных командиров. Кроме того, по рассказам кашмирской полиции, сотовые телефоны у населения оказываются очень полезны для поиска людей, оказавшихся под завалами после взрывов, а звонки заложников террористов помогают грамотно спланировать операции освобождения. — Б.К.

Серьезное многоклеточное

На выставке Grid World 2006 японское подразделение корпорации IBM в очередной раз представило эпохальный процессор Cell. Напомним, что он разработан IBM совместно с Sony и Toshiba и будет использоваться, в первую очередь, в консолях нового поколения PlayStation 3 и высокопроизводительных серверах. В ходе выставки IBM провела сравнительную демонстрацию возможностей Cell и процессора G5, который до недавнего времени устанавливался в десктопах Apple. В задачах рендеринга 3D-видео Cell показал в 35 (!) раз более высокую производительность, чем двухъядерный G5, работающий на частоте 2 ГГц.

Блэйд-серверы на новой платформе IBM начнет продавать начиная уже с третьего квартала этого года, однако пока неясно, будут ли выпускаться машины общего назначения. Разработчики склоняются к тому, что на первых порах Cell-системы будут заточены под конкретные задачи (научные расчеты, визуализацию медицинской информации, распространение мультимедийного контента и т. п.), где преимущества многопоточной архитектуры проявятся особенно ярко. Представитель IBM также заявил, что Cell будет эволюционировать — корпорация планирует выпускать модификации процессора, оптимизированные под те или иные специфические запросы. — Т.Б.

Пленка не стареет

Корпорация IBM продемонстрировала усовершенствованную технологию магнитной записи, которая позволяет многократно увеличить объем информации, размещаемой на пленочных носителях. Сотрудники Альмаденского исследовательского центра довели плотность упаковки данных до 6,67 гигабит на квадратный дюйм. Прежний рекорд, достигнутый в том же центре в 2002 году, составлял 1 гигабит на квадратный дюйм магнитной пленки (на фото: слева — новинка, справа — стандартная магнитная пленка).

Сотрудники IBM использовали экспериментальную двустороннюю пленку с бариево-ферритовым покрытием, созданную с помощью японской фирмы Fuji Photo Film. Впечатляющего результата также удалось добиться за счет новых головок чтения-записи с использованием гигантского магниторезистивного эффекта (до сих пор широко применявшихся лишь в жестких дисках) и прецизионной системы подачи пленки.

Достигнутый показатель в пятнадцать раз превосходит возможности лучших магнитных накопителей, находящихся в массовом производстве: стандартный картридж размером с половину VHS-видеокассеты позволит записать 8 терабайт данных. Ожидается, что подобные системы появятся в продаже в течение пяти лет. Нынешним рекордом IBM наглядно показывает, что пленочные носители, за последние годы подрастерявшие популярность, еще способны побороться за место под солнцем. — А.Л.

Никого не трогаю, приус прошиваю

Разнообразные ухищрения, позволяющие сторицей вернуть вложенные в покупку электронных товаров средства и вынуждающие устройства работать в нештатных режимах, становятся все более привычными для массовой аудитории. Достаточно вспомнить оверклокеров: если раньше это была особая каста компьютерщиков, прекрасно разбирающихся в работе своих железных друзей, то теперь добавить пару сотен дармовых мегагерц считается вполне заурядной операцией. Что уж говорить о смене прошивок в мобильнике на «прокачанные версии» — эта процедура под силу почти каждому. С недавнего времени дело дошло и до автомобилей, которые с каждым годом становятся все более привлекательным полигоном для экспериментов новоявленных хакеров.

У американских автолюбителей излюбленной мишенью для тюнинга стала модель Prius от Toyota с гибридной силовой системой. Усилиями сетевого сообщества создаются пошаговые инструкции, позволяющие даже неискушенным в технике людям почувствовать себя опытными механиками, благо многие характеристики можно изменить не запачкавшись — используя лишь бортовой компьютер.

Занятно наблюдать, как резко поменялись приоритеты американцев в условиях вялотекущего энергетического кризиса и возросших цен на топливо. В стране, где уделать своего собрата-водителя на перекрестке всегда считалось делом чести, больше не стремятся любыми путями увеличить количество «лошадок» под капотом. Напротив, идеей фикс стало стремление сократить расход бензина, пусть и в ущерб динамике. Один из хаков как раз и позволяет машине совершать неспешные поездки, пользуясь лишь электрическим приводом, что весьма кстати для импортных «Приусов», в которых подобная функция отключена (для увеличения гарантийного срока работы аккумуляторной батареи). Другие хаки не столь радикальны и позволяют, например, выключить звуковое оповещение при движении задним ходом, раздражающее многих водителей. Или более полезная возможность — использовать навигационную систему на ходу ( в целях безопасности эта функция во время езды обычно блокируется).

В Toyota, конечно, знают о таких энтузиастах, однако предпочитают смотреть на их деятельность сквозь пальцы, уповая на благоразумие владельцев авто. — А.З.

Чем пахнет пиратство?

С недавних пор для британских стражей порядка этот вопрос стал буквальным: если в недавнем прошлом полицейские бобики вынюхивали лишь наркотики да взрывчатку, то теперь их носы доросли и до плодов хайтека. С легкой руки местной антипиратской федерации (FACT) на тропу войны с контрафактом вышли полицейские псы. Первыми в мире «DVD-нюхачами» на казенном довольствии стали два лабрадора — Лаки и Флоу, прошедшие восьмимесячный курс обучения, в ходе которого их натаскивали на ароматы свежевыпеченных «блинов».

Боевым крещением для четвероногих друзей стала операция в аэропорту Стэнстед: среди многочисленных посылок, доставляемых службой Federal Express, они довольно споро обнаружили несколько крупных пакетов с видеодисками. Увы, принести пользу родине в ходе первого рейда собачкам не удалось: как показала проверка документов, в подозрительных тюках содержалась лишь лицензионная видеопродукция. «Что поделаешь, криминальные и законные диски пахнут одинаково», — пожимают плечами тренеры черной пары. Впрочем, несмотря на не самый удачный дебют, полисмены отнюдь не намерены отказываться от своей инициативы: по их словам, хвостатые воспитанники отлично проявили себя в условиях, приближенных к боевым, и способны на большее. Таким образом, «аттестат зверости» получен, и с начала лета песики будут официально зачислены в штат службы безопасности аэропорта.

Меж тем вести о передовом опыте англичан достигли штаб-квартиры киноассоциации MPAA, где новый метод сыска признали «эффективным и многообещающим». Оно и неудивительно: только в прошлом году ущерб, нанесенный кинодельцам пиратскими ордами Туманного Альбиона, оценен в полмиллиарда долларов. Думается, если Лаки и Флоу удастся вернуть хотя бы толику этой суммы, то благодаря лоббистским возможностям киномагнатов они вполне могут рассчитывать на звание «псов-рыцарей» Британской Империи.

Впрочем, пиратские технологии не стоят на месте, и чтобы идти в ногу с прогрессом, полисменам уже сейчас не худо бы задуматься об обучении собак премудростям распознавания дисков стандартов HD DVD и Blu-ray. — Д.К.

Колыбель Большого Брата

Поразительные способности маленьких детей к освоению правильной речи давно озадачивают ученых и пока не получили исчерпывающего объяснения. Не вызывает сомнений, что важную роль здесь играет постоянное воркование родителей над своими чадами. Однако большинство исследователей полагает, что для правильного понимания этой загадки необходим тщательный анализ всего, что окружает ребенка в первые месяцы жизни.

К сожалению, у ученых нет возможности долго и постоянно изучать младенцев в их естественном домашнем окружении. Именно поэтому привлекает внимание недавняя инициатива американского профессора Деба Роя (Deb Roy) из Массачусетского технологического института (MIT), который решил практически полностью зафиксировать «для науки» первые три года жизни своего новорожденного сына. Ради этой цели в детской комнате и прилегающих к ней помещениях повсюду установлены микрофоны и всенаправленные видеокамеры, постоянно записывающие любое агуканье и телодвижение младенца, а также действия окружающих его взрослых.

Этот научно-исследовательский проект, организованный центром MIT Media Lab, получил название Speechome. Осуществляющие наблюдение и запись четырнадцать микрофонов и одиннадцать видеокамер действуют практически весь день, включаясь в 8 утра и выключаясь в 10 вечера и генерируя около 350 гигабайт скомпрессированного материала ежесуточно. Для того чтобы система не мешала личной жизни семьи профессора, каждая комната оборудована управляющим КПК, который может выключать местные микрофоны и камеры. Кроме того, в управлении предусмотрена специальная функция Oops!, позволяющая людям стирать последние несколько минут записи, зафиксировавшие неожиданные моменты деликатного свойства.

Проект Speechome длится уже десятый месяц. Накапливаемые данные некоторое время хранятся в доме, а затем передаются в петабайтное хранилище Media Lab (дисковая система емкостью в миллион гигабайт), где осуществляется их обработка по разного рода алгоритмам выявления характерных паттернов. Одни программы анализируют специфические структуры в речи, другие — в действиях людей. По мнению директора Media Lab Фрэнка Мосса (Frank Moss), эта работа станет важным шагом в изучении человека, дав массу материала о том, как окружающая среда формирует развитие и обучение детей. Например, чтобы понять, как сын профессора Роя выучил свои первые слова, исследователи могут быстро перелопатить записи, чтобы увидеть, кто произносил эти слова подле ребенка и что делал малыш в это время. — Б.К.

Слепой водитель хуже бомбы

В американскую прессу просочилась информация об оснащении американских солдат в Ираке лазерным оружием, в основном предназначенным для ослепления водителей, которые не успели вовремя притормозить на контрольно-пропускных пунктах. По словам военных, к этому их побудили несколько сотен скандальных убийств невинных иракцев за время оккупации. Однако безопасность и законность применения такого оружия вызывает у экспертов большие сомнения.

Зеленый лазер длиной около 25 см крепится вместо подствольного гранатомета к стандартной армейской винтовке М-4. Опытный проект предусматривает использование нескольких тысяч таких устройств. Лазер производится компанией B.E. Meyers & Co., расположенной в штате Вашингтон. Эту модель переделали из более мощного лазерного прицела для тяжелых пулеметов. Лазер может работать в непрерывном и импульсном режимах. Он виден с четырех километров, а выстрел с расстояния в триста метров ослепляет противника на несколько минут. В ста метрах от лазера диаметр луча достигает сорока сантиметров, и попасть им в глаза водителю не будет проблемой для опытного солдата. Однако на расстоянии менее семидесяти метров мощность луча превышает американский стандарт безопасности 2,5 милливатта на квадратный сантиметр и может вызвать повреждение сетчатки глаза и даже слепоту.

Применение тактического лазерного оружия для ослепления противника было запрещено Женевской конвенцией 1995 года. Под давлением общественности Пентагон в последний момент отменил экспериментальное использование тактических лазеров десять лет тому назад в Сомали и приостановил за эти годы несколько программ по разработке подобного оружия. Но теперь, похоже, военные решили взять реванш, утверждая, что новый лазер достаточно слабый, а солдаты будут специально тренироваться, чтобы не стрелять из него слишком близко в нарушение Женевской конвенции. Лазер безопаснее пули, говорят генералы. А солдатам в Ираке приходится стрелять в среднем восемь раз в день, чтобы остановить слишком близко приближающихся водителей.

Однако эксперты сомневаются в эффективности и безопасности лазерного оружия. Быстро едущему автомобилю достаточно лишь нескольких секунд, чтобы преодолеть опасный рубеж. А автомобиль со слепым водителем может наделать больше бед, чем бомба. Кроме того, изготовить очки, которые надежно защитят от лазерного луча, не составит особого труда. — Г.А.

Захват по-умному

Один из главных международных аэропортов Финляндии, Вантаа под Хельсинки, к настоящему времени оборудован более чем полутысячей камер видеонаблюдения. Насколько эффективной мерой безопасности является столь большое количество электронных глаз — вопрос достаточно спорный, поскольку очевидно, что небольшое число людей не в состоянии следить за происходящим на таком множестве телеэкранов. Посадить же к каждому экрану своего охранника просто нереально.

По этой причине служба безопасности Вантаа в мае развернула новую компьютерную технологию SmartCatch американской фирмы Vidient, предназначенную для автоматического анализа видеосъемки камер наблюдения в целях распознавания потенциальных угроз безопасности или нарушения нормальной работы аэропорта. Например, система выявляет подозрительный багаж или транспортные средства, надолго оставленные в зонах охраны без присмотра людей. Аналогично отслеживается образование очередей или толп при прохождении пунктов досмотра. Каждая ситуация подобного рода помечается на экране как тревожная, одновременно подается сигнал охране на проверку или администрации на открытие дополнительного пропускного пункта.

В апреле нынешнего года эта же технология SmartCatch была развернута в «главных воротах» Кремниевой Долины — международном аэропорту Сан-Франциско. Затем, судя по всему, то же самое намерены сделать многие другие американские аэропорты, поскольку фирма Vidient разрабатывала эту систему по специальному заказу федерального правительства США. Но коль скоро главный показатель качества системы безопасности — когда на вверенном под охрану участке ничего опасного не происходит, то для оценки реальной эффективности SmartCatch должно пройти определенное время. — Б.К.

Робнадзор

Если бы герой детской книжки — соломенное пугало по имени Страшила — был нашим современником, то за исполнением своего горячего желания поумнеть он бы отправился не в сказочный Изумрудный город, а в ближайшую конструкторскую мастерскую. Ныне интеллектуальной подготовкой защитников полей и огородов вплотную заняты целые научные институты — к примеру, недавно группа воспитанников университета Южной Флориды разработала бдительного стража рыбопитомников.

Разведение рыбы является одной из важнейших статей доходов флоридских фермеров, ежегодно зарабатывающих на этом деле более 40 млн. долларов. Увы, немалая часть взращенного поголовья уходит за бесценок пернатым: несмотря на сирены, трещотки и пиротехнические устройства, смышленые птицы быстро привыкают к новым раздражителям, продолжая нагло грабить водные поля. Впрочем, считают молодые робоконструкторы, их детище скучать птицам не даст.

Внешне новый робот напоминает игрока в американский футбол, а под его массивным шлемом прячется веб-камера с 360-градусным охватом. Сделанные «железным надзирателем» с интервалом в несколько секунд снимки посылаются на сервер, где их содержимое анализирует специально написанная софтина. В случае обнаружения на картинке птичьей стаи в действие приводится «психическое оружие» — из встроенного динамика раздается сирена или MP3-файл с записью ястребиного клекота. Возможны и физические меры воздействия: по команде «пли» стреляют две водяные пушки, способные бить налетчика водяной струей на расстоянии до десяти метров. Самому фермеру при этом можно не бояться нападения: настроив систему распознавания на цвет своего рабочего жилета, он может беспрепятственно разгуливать по территории.

Увы, по мнению экспертов, до внедрения новинки пока далеко: площадь ее патрулирования явно недостаточна для среднестатистического рыбохозяйства, покрывающего несколько гектаров. Так что в ближайших планах конструкторов — снять свое чадо со столба и научить его передвигаться «на своих двоих». Зато работу флоридцев высоко оценили сотрудники Microsoft: она прошла в финал состязания новаторских разработок Win-dows Challenge Contest, проводимого под эгидой редмондской компании. Так что не удивляйтесь, если в системе защиты новой версии «Винды» скоро появятся фейс-контроль и сирены. — Д.К.

Лазер-чистильщик

Американские ученые предложили новую технику очистки поверхности кремниевых пластин, использующихся для изготовления интегральных схем.

Как известно, технология получения современных многослойных микросхем основана на фотолитографии кремниевых заготовок. Поскольку кремний довольно легко окисляется, пластины в процессе изготовления переводят в химически неактивное состояние, осаждая на их поверхность атомы водорода. Перед началом формирования очередного слоя схемы водородное покрытие нужно удалить (этот процесс называется десорбцией). Сейчас производители микросхем очищают кремниевые поверхности с помощью нагрева (примерно до 500 градусов Цельсия), который чреват возникновением в кремнии структурных дефектов.

Филип Коэн (Philip I. Cohen) и его коллеги доказали, что для этой цели можно использовать мощные лазеры на свободных электронах. Десорбция происходит при обработке кремниевой поверхности инфракрасным лазерным излучением, частота которого совпадает с резонансной частотой электронных орбиталей, ответственных за возникновение химической связи между атомами водорода и кремния. Эта технология работает при комнатных температурах, что резко снижает вероятность повреждения заготовок. К тому же она обладает высокой селективностью, позволяя очищать кремний от одного лишь водорода. — А.Л.

По трубе течет вода

Еще одну профессию углеродным нанотрубкам нашли в Ливерморской национальной лаборатории имени Лоуренса. Ученые уверены, что изготовленные из нанотрубок пористые мембраны найдут массу разнообразных применений, их, например, можно использовать для получения пресной воды.

В лаборатории на кремниевом чипе удалось изготовить уникальные мембраны с порами из нанотрубок. Для этого промежутки между одинаково ориентированными углеродными нанотрубками заполнили керамической матрицей. Диаметр пор так мал, что в поперечнике трубки помещается лишь шесть молекул воды (а многие крупные молекулы разнообразных примесей просто не проходят в отверстие). Измерения показали, что газ или вода протекают сквозь такие мембраны в 100—10000 раз быстрее, чем предсказывает классическая теория. И данные экспериментов согласуются с компьютерными расчетами методом молекулярной динамики.

Что самое интересное, в компьютерные расчеты сначала никто не верил. Хорошо известно, что вода не смачивает внешнюю поверхность нанотрубок, откуда уж тут взяться быстрому просачиванию по внутренним полостям? Экспериментальную установку с новой мембраной даже оставили на ночь. И когда утром под ней обнаружили небольшую лужу, сначала решили — что-то сломалось. Когда же стало ясно, что мембрана цела, удивление и радость ученых не знали границ.

Моделирование предсказывает, что молекулы газа отскакивают от идеально гладких внутренних стенок нанотрубок как биллиардные шары, а молекулы воды скользят по ним, не задерживаясь. Еще одна возможная причина небывало быстрого протекания воды состоит в том, что из-за малого диаметра нанотрубок молекулы движутся по ним упорядоченным «строем», редко сталкиваясь друг с другом. Такое «организованное» движение гораздо быстрее обычного хаотического течения.

Пока механизм протекания воды и газа сквозь мембраны из нанотрубок не очень понятен, и лишь дальнейшие эксперименты и расчеты помогут в нем разобраться. Однако уже ясно, что хорошо проницаемые недорогие мембраны найдут массу применений. Малый диаметр нанотрубок идеален для обессоливания и фильтрации воды, разделения и очистки газов и многих других промышленных приложений. Даже грубые оценки показывают, что новые мембраны позволят на три четверти снизить затраты энергии на опреснение воды. А нехватка пресной воды сегодня большая проблема во многих местах земного шара. — Г.А.

Квантовая дюжина

Квантовый компьютер рекордной размерности удалось изготовить и протестировать в канадском Институте квантовых вычислений университета Ватерлоо при поддержке специалистов из американского Массачусетского технологического института.

Рекордсмен имеет целых 12 кубит — в два-три раза больше, чем типичный сегодняшний экспериментальный квантовый компьютер. Кубиты реализованы с помощью технологии ядерного магнитного резонанса в жидкости. Эта технология квантовых вычислений отработана лучше других: на ядерном магнитном резонансе уже опробовано большинство известных квантовых алгоритмов, чем пока не могут похвастаться оптические квантовые компьютеры, системы на полупроводниковых квантовых точках и ряд других.

Дюжины кубит, разумеется, недостаточно для практических вычислений. Однако ученым удалось разработать и просчитать специальные тесты, которые позволяют проверить, насколько управляема и универсальна конкретная реализация квантового компьютера. Дело в том, что не каждый квантовый компьютер способен выполнять все необходимые операции, а это значит, что часть квантовых алгоритмов может быть ему недоступна.

Ошибки, возникающие при квантовых вычислениях, можно разделить на два класса. К первому принадлежат принципиально неустранимые ошибки из-за диссипативных процессов, постепенно разрушающих нежное квантовое состояние системы. Ко второму относятся ошибки, вызванные несовершенством экспериментального оборудования и алгоритмов управления компьютером. С ними можно и нужно бороться. На это и были нацелены проведенные эксперименты, находящиеся на пределе возможностей современных технологий.

Строго говоря, новый компьютер имеет не дюжину кубит, а чуть больше. Он состоит из одиннадцати кубит и одного кутрита. Классический трит в отличие от бита может принимать не два, а три значения — 0, 1 и 2. Квантовый кутрит, соответственно, как и кубит, может находиться в состоянии суперпозиции этих трех, а не двух значений. В процессе квантовых вычислений состояния всех 11 кубит и кутрита еще и «запутываются». Тем не менее со всей этой мешаниной ученые успешно справились, продемонстрировав универсальность созданного ими квантового компьютера. — Г.А.

Атомный ерш

Большого успеха практически одновременно и независимо добились две группы экспериментаторов из Института лазерной физики в Гамбурге (на фото) и Института квантовой электроники в Цюрихе. Впервые ученым удалось приготовить и наблюдать ультрахолодный газ из смеси бозонов и фермионов.

Все частицы во Вселенной делятся на бозоны и фермионы, так же как целые числа — на четные и нечетные. Если пару бозонов поменять местами, то ничего не изменится, а если то же самое проделать с фермионами, то квантовая волновая функция системы сменит знак. Среди элементарных частиц все частицы вещества — фермионы, а все частицы — переносчики фундаментальных взаимодействий, вроде фотона, — бозоны.

В одном квантовом состоянии может быть сколько угодно бозонов и только два фермиона со спинами, направленными в разные стороны. Можно считать, что благодаря этому существует так много химических элементов. Электроны являются фермионами, не могут все «упасть» на уровень с наименьшей энергией и вынуждены вращаться вокруг ядра по разным орбитам.

Пара или любое четное число фермионов образует бозон. Поэтому наблюдаются явления сверхтекучести и сверхпроводимости. В сверхпроводниках при низких температурах электроны объединяются в пары, и эти пары занимают квантовое состояние с наименьшей энергией, образуя так называемый квантовый конденсат Бозе-Эйнштейна. Именно благодаря парам электронов конденсата ток по сверхпроводнику течет без всякого сопротивления.

Из атомов-бозонов ученым впервые удалось приготовить конденсат в 1995 году, охладив их в ловушке до температуры близкой к абсолютному нулю. С тех пор атомный конденсат Бозе-Эйнштейна активно изучают, надеясь лучше понять загадки квантового поведения вещества. Конденсат из атомов-фермионов калия-40 получили лишь два года тому назад. Их тоже охладили до нескольких сотен наноградусов в оптической ловушке и объединили в пары как электроны в сверхпроводнике.

Но реальное вещество — это, как правило, смесь из бозонов и фермионов. Ученые давно мечтали получить такую смесь, чтобы исследовать их квантовое взаимодействие. Такая система стала бы прекрасной моделью реальных твердых тел и позволила бы найти ответ на многие загадки сверхпроводимости и других физических явлений.

И лишь теперь подобную смесь удалось получить. Для этого немецкие исследователи приготовили трехмерную оптическую решетку из лазерных лучей — оптический кристалл, в потенциальные ямы которого были захвачены атомы-бозоны рубидия-87 и атомы-фермионы калия-40. Их охладили до трех сотен наноградусов, а затем лазеры выключили, предоставив атомам возможность свободно взаимодействовать друг с другом. Очень похожие эксперименты были проведены и в Швейцарии. Там атомы калия, прежде чем их захватили в оптический кристалл, охлаждались благодаря контакту с уже готовым конденсатом атомов рубидия.

Две группы изучали разные аспекты поведения смеси. Немецкие ученые сосредоточились на изучении спаривания бозонов и фермионов, рассматривая фермионы как примесь, а швейцарцы наблюдали, как изменяется поведение бозонов в присутствии фермионов. Но обе группы пока лишь в самом начале пути. Их новая экспериментальная техника позволяет моделировать поведение самых разнообразных квантовых систем. Будем надеяться, что мы вскоре услышим о новых результатах этих и других научных групп, которые вскоре присоединятся к первопроходцам. — Г.А.

Новости подготовили

Галактион Андреев [[email protected]]

Тимофей Бахвалов [[email protected]]

Сергей Борисов [[email protected]]

Артем Захаров [[email protected]]

Денис Зенкин [[email protected]]

Бёрд Киви [[email protected]]

Денис Коновальчик [[email protected]]

Дмитрий Шабанов [[email protected]]

Виктор Шепелев [[email protected]]

 

Микрофишки

В Cети появилась статья обозревателя Тома Ягера (Tom Yager), в которой автор сетует на закрытость исходных кодов ядра Mac OS X для платформы x86. Последовавшая реакция Apple сводится к следующему: никакого официального сообщения об отказе в публикации исходников не было, а значит, любые предположения остаются не более чем домыслами. Впрочем, исследование Ягера выглядит вполне убедительно: страх растерять покупателей фирменного железа способен подтолкнуть яблочников к переводу ядра операционки для Intel Mac в разряд проприетарного ПО (напомним, что ядро Darwin для PowerPC открыто). Кстати, что делать законопослушным пользователям, желающим адаптировать систему под свои нужды уже сейчас, сотрудники Apple так и не сказали. — А.З.

Microsoft выпустила тестовую версию Media Player 11. В новой редакции помимо существенно переработанного интерфейса появилась поддержка покупки и «аренды» контента через онлайновый сервис MTV Urge. Старые версии WMP для настольных и карманных систем с содержимым Urge без специальной конвертации работать не смогут. — Т.Б.

Популярный интернет-пейджер Trillian, работающий со всеми основными IM-сетями, больше не входит в Google Pack — пакет бесплатных программ, собранный Google. В ответ на вопросы представители поисковика заявили, что «Google Pack — все еще бета, и мы пока не решили, что туда должно входить». Комментарии создателя Trillian, фирмы Cerulian, более эмоциональны, но еще менее информативны: «что ж, видно, Гугл решил, что ему с нами не по пути». Впрочем, можно предположить, что Trillian прокатили ради собственного гугловского пейджера Google Talk. Не исключено, что последний вскоре охватит и другие IM-сети, помимо теперешней Jabber. — В.Ш.

Google, чьи сервисы во многом помогли AJAX завоевать популярность, выпустил инструментарий Google Web Toolkit, обеспечивающий кратчайший путь к созданию веб-приложений с использованием модной технологии. Разработка ведется на языке Java, после чего проект транслируется в HTML— и JavaScript-файлы. Скачать Google Web Toolkit (продукт бесплатен как для частного, так и для коммерческого применения), а также посмотреть примеры кода с его использованием можно на страничке code.google.com/webtoolkit. — А.З.

Успех «Кода да Винчи» в мировом прокате подтолкнул кинокомпанию Columbia Pictures к анонсу о том, что Blu-ray-версия фильма поступит в продажу одновременно с консолью нового поколения PlayStation 3. Беспроигрышный ход, выгодный обеим сторонам. — Т.Б.

Недавно анонсированная инициатива Novell должна помочь разрешить извечную проблему Linux — неспешность внедрения новых драйверов. По крайней мере, жизнь пользователей корпоративных версий SUSE Linux обещает стать проще: процесс включения поддержки того или иного устройства больше не потребует обновлять ядро системы. Драйверы смогут распространять сами производители железа, а Novell будет координировать работу программистов в соответствии с текущими изменениями в ядре. — А.З.

 

НОВОСТИ: Маловато будет, маловато!

Автор: Киви Берд

Развернутая властями США широкомасштабная война с опаснейшим и неуловимым противником — мировым терроризмом — оказалась на редкость прибыльной для американского военно-промышленного комплекса. Три крупнейшие фирмы этой отрасли, Lockheed Martin, Raytheon и Northrop Grumman, переживают ныне замечательные времена, интенсивно наращивая продажи военной техники и затевая новые разработки. Так, одна лишь Lockheed Martin за прошлый год заработала на продажах 37,2 млрд. долларов, из которых примерно 6 млрд. пришлись на заказы правительства США.

Специфика современной войны с практически невидимым (виртуальным) противником требует не столько оружия его уничтожения, сколько средств эффективного обнаружения и предупреждения. Поэтому в новых разработках упор делается на создание разнообразных хайтек-систем сбора и анализа данных — многообещающих в своей эффективности и, естественно, весьма недешевых. Большое количество такого рода техники развернуто ныне в Ираке и Афганистане — беспилотные летательные аппараты для разведки и наблюдения за местностью; сенсоры и видеокамеры, реагирующие на движение; особые программы для автоматического распознавания/сопровождения целей и тому подобные технологические чудеса.

Но всякий рынок, дабы не зачахнуть, должен расширяться. Поскольку новых фронтов для битвы с терроризмом за пределами Америки пока создать не удалось, то особенно острой признана проблема нелегальной эмиграции на границе США с Мексикой. Этой теме уделено большое внимание в недавней речи президента Буша из Овального кабинета: «Мы запускаем инициативу по созданию самой технологически продвинутой защиты границы в истории Америки. Мы воздвигнем хайтек-заборы в городских [пограничных] коридорах, проложим новые патрульные трассы и барьеры в сельской местности. Мы задействуем датчики движения, инфракрасные камеры и беспилотные летательные аппараты, чтобы предотвратить нелегальное пересечение границы. Америка обладает самыми лучшими технологиями в мире, и мы обеспечим пограничную службу всем, что нужно для надежной защиты наших рубежей».

Конгресс решил выделить для начала два с лишним миллиарда на реализацию новой программы Secure Border Initiative («Безопасная граница»). Заказы на технику в рамках этой программы будут распределяться на конкурсной основе, а главными участниками конкурса, конечно же, стали хорошо известные игроки — Lockheed Martin, Raytheon и Northrop Grumman.

Нелегальная эмиграция, что ни говори, является для США острой проблемой. По данным института Pew Hispanic Center, начиная с 2000 года в Америку ежегодно проникает без визы около 850 тысяч человек, а общее количество нелегальных эмигрантов в стране оценивается примерно в 12 миллионов. Разнообразные технические средства для борьбы с этой напастью устанавливаются на мексиканской границе с 1990-х годов, но все они показали свою неэффективность, давая слишком высокий процент ложных тревог. Неудивительно, что у специалистов, давно занимающихся этой проблемой, упование на технологии и программа SBI вызывают лишь скепсис. Перебежчики из Мексики, говорят они, потоком прибывают в США потому, что здесь работодатели охотно берут нелегалов на низкооплачиваемую работу. Если бы не это, пропал бы и главный стимул для нелегальной эмиграции. Кроме того, любой мексиканец может накопить немного денег для перелета из Мексики в канадский Ванкувер, куда виза не требуется, а уже из Канады без проблем въехать в США через северную границу. Об отмене же безвизового режима на границе США и Канады даже речи не идет.

Получается, что в Америке запущен масштабный проект по возведению высокотехнологичной «виртуальной стены» для защиты государства от «виртуальных нарушителей». Единственное, что во всей этой затее вполне реально, это куча денег, которую заработают влиятельные подрядчики.

 

НОВОСТИ: JavaРаз 2006

Автор: Виктор Шепелев

В Сан-Франциско состоялась 10-я ежегодная конференция JavaOne, традиционно проводимая корпорацией Sun Microsystems в середине мая. Как водится, не обошлось без сюрпризов.

Судя по реакции прессы, самым большим сюрпризом стало очередное объявление о грядущем открытии исходников Java. Впрочем, даже те журналисты, которые поспешили из громкого анонса сделать информационный повод, не могли удержаться от скептицизма. И их можно понять — ведь разговоры об открытости Java продолжаются уже долгие годы, все плюсы и минусы этого проекта давно известны. Более того, речь-то идет не о собственно открытии исходников (они и так доступны под Java Research License), а лишь о смене лицензии — дабы продукты, производные от Java-решений Sun, можно было распространять. «Продукты, производные…» здесь означает не программы, написанные на Java (для них как раз ничего не изменится), а решения, включающие в себя виртуальную машину Java; а вот что означает «можно распространять» — это вопрос пока нерешенный. CEO Sun Джонатан Шварц говорит, что конкретная лицензия еще не выбрана, и будет ли это запрещающая любые коммерческие решения GPL или более мягкая Mozilla Public License (разрешающая распространять программы без исходников) — пока неясно; сановцы вроде бы склоняются к последней.

Впрочем, для основной аудитории JavaOne громкая «новость» не стала ни особо новой, ни особо интересной. Гораздо большее оживление вызвало известие о грядущем выходе Visual Basic for Java (project Semplice) — программы на «старом добром» VB будут компилироваться в байт-коды Java Virtual Machine и смогут использовать все возможности библиотек Java. Это еще один большой шаг в сторону конкуренции с микрософтовской платформой .Net. Решение от Sun, продолжающее оставаться далеко впереди по переносимости программ, постепенно сокращает разрыв и в количестве языков, доступных разработчику. Помимо Java и свежеобъявленного VB, на конференции обсуждались Jython (Python for Java), Jruby (Ruby for Java), Groovy (существующая только на этой платформе помесь Python, Ruby и Smalltalk) и даже PHP — в этой области никаких революционных новостей не было, но темпы эволюционного развития продолжают оставаться очень высокими.

Другая порция новостей от Sun, которую многие назвали очередным этапом «гонки за [редмондским] лидером», касалась нововведений в самом языке: обсуждалась как Java Standard Edition 6 «Mustang», уже реализованная в бете и с давно известными свойствами, так и Java SE 7 «Dolphin», существующая пока лишь в проектах и слухах. Вот эта-то последняя (точнее, скудная информация о ней) вызывает дежавю с C# — языком, который начинался в 2001 году как нечто Java-подобное, но к текущему моменту (C# 3.0 beta) вобрал в себя многие инновационные особенности самых «революционных» разработок. Java 7, похоже, получит по крайней мере часть аналогичной функциональности; самое важное — ссылки на методы (делегаты) и лямбда-функции (анонимные делегаты). Таким образом, за последнее время — не то под давлением наступающего «точка-нет», не то по внутренним причинам — Java стремительно эволюционирует, превращаясь из «простого и однозначного языка, главная цель которого — защитить программиста от собственных ошибок», в мощный инструмент, позволяющий легко и изящно прострелить себе ногу[Одна из классических шуток на тему сравнения языков программирования — как на каждом из них может быть решена задача «прострелить себе ногу»].

Новая инновационная (пардон за каламбур) сущность Java подтверждалась на конференции докладами о средствах разработки и других «программистских штучках», многие из которых уникальны для этой платформы. Особое внимание уделяли среде разработки NetBeans производства самой Sun. Две другие общеиспользуемые среды разработки на Java — опенсорсный комбайн «для всего» Eclipse от IBM и знаменитая нововведениями в области анализа и рефакторинга кода IDEA от наших земляков JetBrains освещались куда скромнее.

Изрядная часть докладов и обсуждений была посвящена остромодным тенденциям Web 2.0, AJAX, веб-сервисов и сервис-ориентированной архитектуры. Созданная как «язык для Интернета» (хотя изначально не слишком успешная на этом поприще), Java очень даже «имеет заявить» по поводу последних тенденций этого самого Интернета. Здесь отметился и бывший глава Sun Скотт Макнили с программным докладом «Будущее — это веб-сервисы», и Google, представивший сервис Google Web Toolkit, и компания Oracle, рассказывавшая о своем видении Service-Oriented Archi-tecture 2.0, и множество фигур помельче. Активно обсуждались серверная технология JSF (Java-Server Faces), радикально упрощающая разработку интерфейсов для веб-приложений, и всевозможные клоны популярного в последнее время фреймворка веб-разработки RubyOnRails — JRubyOnRails, Grails, Trails. В этой обстановке сообщение о том, что Java EE 5, новая версия Java Enterprise Edition (платформы, на которой основываются все серьезные сервисы), наконец-то готова к работе, была встречена чуть ли не аплодисментами.

Несколько интересных презентаций было посвящено революционным 3D-интерфейсам (в том числе спонсируемому Sun 3D-десктопу Looking Glass). Впрочем, пока эти технологии больше интересуют журналистов, нежели промышленных разработчиков.

Редакция благодарит за помощь в подготовке материала Дмитрия Жемерова из Jet-Brains.

 

ОКНО ДИАЛОГА:

Андрей Головин: деньги нужно перемешивать

Автор: Леонид Левкович-Маслюк

Андрей Головин — советник Фондовой биржи ММВБ, активно участвующий в создании на бирже Сектора инновационных и растущих компаний (см. врезку). Инвестиционный консультант, независимый директор, инвестор ряда завершенных и продолжающихся проектов, в том числе Russian Story (онлайновая продажа газет), Promo.ru (ведущее рекламное интернет-агентство) и сеть кино-развлекательных центров «Киноплекс».

Мы беседовали с Андреем о том, зачем компаниям становиться публичными, насколько активно у нас идет этот процесс и как он связан с общей ситуацией в инновационном секторе рынка.

Для полноты картины свой взгляд (диаметрально противоположный взгляду бизнесмена) на причину слабости российского инновационного сектора дает наш постоянный автор Анатолий Шалыто.

Публичность: патетика и прагматика

Новый сектор на ММВБ — это в перспективе «русский NASDAQ»?

— Нет, NASDAQ — это средние (по американским меркам, то есть в районе 0,5—1 млрд. долларов) и крупные компании. У нас скорее попытка сделать «русский AIM» (Аlternative investment market, Рынок альтернативных инвестиций. — Л.Л.-М.). AIM — это сектор на Лондонской бирже (London Stock Exchange, LSE. — Л.Л.-М.), где представлены компании малой и средней капитализации. В Европе несколько таких площадок, AIM самая успешная из них. Действует уже одиннадцать лет, но критическая масса сформировалась в последние три-четыре года. Сейчас там полторы тысячи компаний. Главный критерий отбора — размер компании в сочетании с открытостью информации о своем бизнесе.

А в вашем секторе критерием будет сочетание инновационности с быстрым ростом?

— Это еще не решено. Пока выбрано три критерия (объединенных по принципу «или»): инновационный профиль, темпы роста, ограничение сверху на размер капитализации.

У этого проекта есть «сверхзадача»?

— Для себя я ее определяю так: развитие «открытой экономики». Бизнесы, которые развиваются по инвестиционным принципам, следуют определенным стандартам. Они привлекают деньги инвесторов, которым надо объяснить, что этот бизнес «правильный». Поэтому такие компании умеют общаться, умеют объяснять — а для этого необходимо много рассказывать о себе, быть открытым. Такая экономика формирует совершенно другой тип предпринимательства, нежели тот, что господствует в России. У нас превалирует частный бизнес, очень закрытый, — ну и бизнес, основанный на тех или иных формах приватизации, плюс государственные компании. В такой ситуации инвестора обычно воспринимают только как мешок денег, и вопрос к нему один — условия получения этих денег. А на самом деле инвестирование — процесс совместный. Все мы в той или иной степени инвесторы. Если мы будем это понимать и сознательно следовать принципам инвестиционного бизнеса, будет развиваться экономика совсем иного рода. В частной экономике нет ничего плохого, американская экономика в большей степени инвестиционная, а европейская в большей степени частная. Но я считаю, что для нашего бизнеса исключительно полезна открытость инвестиционной модели, и надо как можно раньше выходить на эту дорогу, создавая публичные компании.

Ваш рассказ напомнил мне о встрече, которую провел журнал «Инфо-бизнес» лет десять назад. Сергей Голубицкий и Анатолий Левенчук тогда пригласили на круглый стол представителей компьютерного бизнеса, и говорилось там практически то же самое, что вы говорите сегодня. Но со стороны бизнеса энтузиазма не было — руководители компаний дали понять, что для них это абстрактные схемы, далекие от суровой реальности. Что изменилось за минувшие десять лет, почему этот путь был невозможен тогда, но стал возможен теперь?

— Что изменилось с тех пор? Ничего. Все было возможно и тогда. Тем не менее большинство хайтековских компаний до сих пор развиваются как частные. Но возьмем для сравнения публичные компании — РБК или «Рамблер». «Рамблер» выходил на IPO (initial public offering, первичное размещение акций на бирже. — Л.Л.-М.) при обороте 10—20 млн. долларов, да еще будучи операционно убыточной организацией. Результат — сегодня их капитализация достигает 350 млн. долларов. По сути, они продали на бирже свое будущее, в которое инвесторы верят. РБК на первом размещении акций в 2002 году (это вообще было первое IPO на российском рынке) привлекла 13 млн. долларов. Казалось бы, скромно — но это позволило ей сразу, вдруг, превратиться из небольшой фирмочки в участника российского «Топ-100» (причем ее оборот был всего лишь 15—20 млн. долларов). Сейчас капитализация РБК приближается к 1 млрд. долларов, рядом с нею — и ниже! — капитализированы металлургические комбинаты, электростанции. Но к сожалению, очень немногие решаются на такой шаг. Не все готовы публично оценить себя на рынке.

То есть по-прежнему не понимают своей выгоды, как и десять лет назад?

— Может, и понимают, и хотят ее использовать — скорее всего, тут ментальная ломка происходит. Им трудно даже думать о том, что планы и результаты придется с кем-то обсуждать, кому-то раскрывать. Впрочем, по моей информации, многие ИТ-компании сейчас намерены разместить акции на бирже.

Такие планы что, не принято афишировать?

— У нас, к сожалению, трудно получить информацию о компании на профессиональном уровне, который нужен инвестору. Для этого есть разные методы, обычно затратные — подписаться на профессиональные базы данных, купить отчет и т. п. (в Штатах это проще, там есть Security Commission, где все в открытом доступе). Есть и просто информация из общения профессиональных инвесторов. Чтобы все это использовать, нужна определенная культура. У нас она мало-помалу развивается, но думаю, что руководители компаний больше читают общеэкономические журналы или собирают слухи, нежели изучают инвестиционные меморандумы и годовые отчеты. Последние обычно интересуют только финансовых аналитиков или инвесторов. А я считаю, что все руководители компаний должны среди своих настольных книг иметь и такие инвестиционные документы. Сейчас на бирже мы готовим проект «Лучшая практика IPO» — рассказ о том, как компании раскрывали информацию о себе. Это даст шаблоны для такой работы.

Итак, сверхзадача — развивать публичность бизнеса. Какова прагматическая задача — создать пул публичных компаний и начать торговлю их акциями?

— Нет такой задачи — создать новый пул акций, чтобы потом на них играть. Мы хотим, чтобы начался процесс генерации публичных компаний, к которому должны непрерывно подключаться новые проекты. Моя основная задача как советника Фондовой биржи ММВБ — привлечение эмитентов, а также обратная связь — чтобы регулирование, которое сейчас вырабатывается в Федеральной службе по финансовым рынкам и на самой бирже, способствовало этому процессу.

А что привлечет эмитентов именно на эту площадку? Что им это даст?

— Практика такова, что почти все, кто сделал размещение здесь (на ММВБ, на РТС), получали более высокую оценку, нежели компании аналогичного профиля при размещении в Лондоне. Та же самая РБК оценена существенно выше, чем компании аналогичного сектора там. «Седьмой континент» уже вторую эмиссию делает на ММВБ. На ней же с успехом разместили свои акции комбинат «Лебедянский», фармахолдинг «36,6», не говоря о более экзотичных проектах сельхозсектора («Хлеб Алтая», «Разгуляй»). Эти компании привлекли сотни миллионов.

Правильно я понимаю, что когда проводится IPO, компания заранее договаривается с инвесторами, сколько они купят акций, по какой цене?

— В общем, да. Заранее формируется книга заявок (investor book). Компания рассылает свои документы, инвестиционный меморандум: я такая замечательная, я лучше других потому-то и потому-то. Потом начинает ездить к предполагаемым инвесторам, рассказывать о себе, отвечать на вопросы — это называется роуд-шоу (road show), после чего инвесторы (фонды, банки) формируют заявки для книги. Дальше идет переговорный процесс, определяются цены акций, объемы продаж. А сама процедура IPO — просто объявление о том, что все это состоялось и в какой-то электронной системе (плюс депозитарий) все зафиксировано. И главное — что переведены деньги теми, кто подписался. Ибо одно дело — желание и совсем другое — деньги. После того как все права переписаны (это тоже целая процедура), компаниям разрешают продавать акции. Возникает вторичный рынок.

Главное — понять, что IPO лишь первый шаг. Компании должны привыкнуть к тому, что как только им понадобятся деньги, они могут прийти и попросить их у инвесторов.

То есть опять продать акции?

— Да, выпустить акции и продать их. Например, «Майкрософт» за свою четвертьвековую историю провела множество эмиссий (я думаю, сотни). Для публичной компании это непрерывный процесс.

Две проблемы рынка инноваций

А у нас технологические компании вовлечены в такой процесс?

— Очень слабо.

Новый сектор на бирже будет разыскивать и тянуть к себе инновационные компании?

— Я бы здесь напомнил тему беседы с профессором Юдановым («КТ» №636) об экспоненциально растущих компаниях. Инвесторам интересен рост как таковой. Штамп «высокие технологии» никому не нужен, если фирма убыточная. Почему я как инвестор должен во имя чистоты эксперимента вкладывать деньги именно в хайтек — и ждать и верить в чудо? Наш план — собрать быстрорастущие компании, убедить их, что публичность — совсем не больно, что это реальный путь к более серьезному развитию. А на их примере показать остальным: вставайте на этот путь и вы будете быстро расти; не обязательно быть госмонополией, сидеть на трубе, иметь приватизированные заводы, вы можете добиваться результатов не хуже.

А почему вы считаете, что отдача от инноваций — это чудо?

— Я долго занимаюсь предприятиями этого сектора, «перещупал» много направлений, перевидал много интересных персон, наблюдал за проектами своих коллег. И — на фоне определенных ожиданий, конечно, — у меня сегодня очень большой скепсис в отношении этого сектора.

Причин тут две: стиль работы наших инноваторов и отсутствие внутреннего рынка для инноваций.

Чем же российские инноваторы плохи?

— Это очень специфичный слой общества по всем параметрам, включая даже психологию и образ жизни. Довольно обширный слой, в основном возникший еще в советские времена. Я знаю массу победителей всевозможных конкурсов инноваций — в подавляющем большинстве это прекрасные люди, блестящие изобретатели. Но очень многие из них — о-ди-ноч-ки. В лучшем случае им комфортно жить в структуре единомышленников. А таких, кто готов расти в рамках инвестиционных компаний, — единицы. Их стиль «публичной жизни» — продвижение своего "я": я изобрел, я доказал. Они не умеют слушать других, не умеют и не хотят строить отношения с инвесторами, не умеют информировать о себе. Они зациклены на том, чтобы описать свое изобретение, рынок же не для них. Таким людям нужно одно — творить. О рынке у них свои представления, обычно в корне неправильные.

А почему изобретатель должен вникать в рыночные проблемы? Его призвание — быть генератором научных, технических идей. Эти люди, как правило, не хотят сами заниматься бизнесом.

— Порой трудно понять, чего именно эти люди хотят. Обычно они хотят быть очень богатыми — но чудес-то не бывает. Богатство — это всегда купля-продажа, это размен: денег на свободу, например. Еще один момент — инновации у нас часто понимают очень узко. Например: изобрести велосипед.

Да, такой проект — электродвигатель нового типа для велосипеда — сейчас на слуху. Но там ведь все идет хорошо?

— У этого проекта было множество «реинкарнаций», с отрицательными результатами по самым разным причинам. В частности, одна из «реинкарнаций» рухнула потому, что перекормили деньгами. Деньгами компанию, как собаку кормом, можно иногда убить (есть такие породы собак, которые съедят все, что им дашь). И только сейчас проект выходит на нужный уровень, но все равно еще надо подождать, посмотреть, как он на эту гору взберется. За него взялись «Русские технологии», и первое, что они сделали, — посадили на диету, — условно говоря, вывезли на природу (в Индию), и тогда пошел процесс оздоровления. В этой истории четко видны те трудности, о которых я упоминал.

А еще какие-нибудь крупные компании, кроме «Русских технологий», инвестируют в инновационный сектор?

— Я с уважением отношусь к фонду Baring Vostok, очень интересная команда, делает хорошие проекты. Delta Capital Management тоже сильная команда, очень американизированная, и у них действительно легендарная в мире венчурного бизнеса руководительница Патриция Клоэрти (Patricia Clougherty). Но о них информации меньше.

На ежегодной Венчурной ярмарке появляются интересные проекты?

— Венчурная ярмарка делает важное дело — пытается развить в секторе инноваций этот самый капиталистический навык. Они поняли, что в первую очередь надо заниматься так называемым коучингом (coaching, модное сейчас слово, обозначает обучение в процессе совместной работы). Они отбирают проекты, выделяют им небольшие гранты, но с условием — не тратить грант на новые изобретения, а попробовать себя «переупаковать», переучиться. Проекты честно пытаются тратить деньги именно на это, потом их представляют на ярмарке. Но все равно они остаются на каком-то непонятном рынке. Настоящий рынок для них пока не существует. Чтобы его создать, нужно потратить еще очень много денег.

Отсюда и второе из названных вами препятствий для развития иннобизнеса?

— Давно стало ясно, что главная проблема для венчурных фондов — наш внутренний рынок. Он не может вместить большое количество инновационных проектов. Мы готовы сделать многое, но кому это продать? А чтобы уверенно идти за пределы страны, нужно иметь транснациональные корпорации. Американцы, проводящие инвестирование, уже имеют такой международный бизнес, там все элементы выстроены. А у нас каждый раз в первый класс.

Перед открытием Венчурной ярмарки обычно говорят: на сей раз к нам приехали знаменитые американские инвесторы, такой-то и такой-то, а это, мол, верный признак, что Запад начинает вкладываться в наш иннобизнес. В какой степени это верно?

— Венчурная ярмарка — очень хорошее мероприятие, но реальная картина пока такова. В основном приезжают фанаты России. Их не так много, и, вложив небольшие деньги, они ждут по десять лет — когда же что-нибудь произойдет? Тем не менее они пристально наблюдают за нашим рынком. Например, Питч Джонсон (Franklin «Pitch» Johnson, глава Asset Management Company, управляющий крупнейшими венчурными фондами), которому уже за семьдесят, работает на ярмарке в полную силу, всегда обходит все стенды. В управлении у него многие миллиарды, да и личных средств, я думаю, сотни миллионов. Он берет за пуговицу каждого автора, пытается разобраться в проектах, для него это жизнь. Прилетает с утра на личном самолете и идет вникать, что делают вчерашние институтские лаборатории, в которые вложили каких-нибудь 50 тысяч долларов. Это его стиль. А у наших инвесторов стиль такой — приехали на ярмарку, одним глазком посмотрели: а-а-а, опять ничего интересного. И — в кофейню, и пошел треп на тему «как все скучно, как все плохо, проектов нет, ничего нет».

Это культура бизнеса?

— Это все вместе. Это жизнь.

15 февраля 2006 года был выпущен пресс-релиз о создании на ММВБ Сектора инновационных и растущих компаний. Целями проекта названы формирование условий для привлечения инвестиций в инновационный и быстрорастущий сектор экономики компаниями малого и среднего бизнеса и для массовых IPO этих компаний, решение задач венчурного финансирования в стране.

Генеральный директор Фондовой биржи ММВБ Алексей Рыбников заявил, что проект создания Сектора рассматривается как один из наиболее важных и актуальных в рамках общей стратегии развития биржи. Предполагается, что в Секторе будут проводиться IPO акций, осуществляться размещение облигационных займов и вторичное обращение ценных бумаг компаний.

При создании Сектора и формировании механизмов его функционирования будет использован международный опыт — финансирование инновационного сегмента экономики происходит за рубежом именно через специализированные биржевые рынки акций молодых, растущих компаний с малой и средней капитализацией (micro-caps, small caps, mid caps, новые рынки — new markets, альтернативные рынки). На этих рынках котируются акции молодых и прибыльных высокотехнологичных фирм, готовых к раскрытию информации, дроблению структуры собственности, проведению IPO. Все это обеспечивает дополнительную ликвидность национальным фондовым рынкам в целом.

В Секторе будут действовать более жесткие требования к информационной открытости: помимо стандартного набора документов, сведений и информации компания будет обязана предоставлять инвесторам через биржу ряд дополнительных документов, включая бизнес-план, инвестиционный меморандум, корпоративный календарь, раскрывающий для инвесторов годовой событийный ряд фирмы-эмитента.

Информация, диаспора и перемешивание денег

Когда же начнется другая жизнь, повеселее?

— Когда мы по-настоящему будем интегрированы в мировую экономику. Когда заграница станет для нас не только местом туризма и отдыха. Связи должны быть такого уровня, чтобы когда у меня возникает идея, я мог позвонить другу в Лондон, знакомому в Индию, и сразу все с ними решить.

Неужели сейчас нельзя позвонить?

— Можно, но связи не столь глубоки. Один американский знакомый мне говорил: знаешь, почему у тебя ничего не получится? Потому что мы с тобой не ходили в один детский садик.

С этой точки зрения важнейший фактор — диаспора. Российская диаспора должна работать на укрепление наших позиций на мировых рынках. Пока она работает очень слабо. Девять лет прожив в Германии, я могу сказать, что люди часто уезжают из России именно для того, чтобы раствориться в новой нации, новой стране. А благодаря чему поднялась Индия в программной индустрии? Благодаря диаспоре. Каждый индус, работавший в американской фирме, приведет на этот рынок трех индусов. То же самое — Израиль. Колоссальная поддержка диаспоры, в том числе на Уолл-стрит. Вот почему в стране такой мощный сектор хайтека. Хотя начинался израильский хайтек с притока научной интеллигенции из СССР. Эти люди привозили с собой в голове очень много, и за небольшие деньги (средний объем проекта был 200—300 тысяч долларов) они создавали весьма продвинутые вещи. Про китайскую диаспору я уж и не говорю. Нашим офшорным компаниям трудно интегрироваться на Западе, потому что в крупных корпорациях, с которыми они хотят сотрудничать, уже работает куча китайцев, куча индусов, куча поляков, куча ирландцев. Между прочим, Ирландия в офшорном программировании тоже имеет солидную долю. За счет чего? Огромный процент американцев — ирландцы по происхождению.

Причем совершенно ясно, что дело не в национальных предпочтениях. Диаспора — это мощный механизм включения личных связей, без которых не бывает бизнеса. В первую очередь — информационных связей.

Открытость на бирже — тоже информационный механизм?

— Конечно, причем важнейший. Акции на бирже, связанные с этим отчеты — одна из самых правильных форм, в которой компания может предоставить информацию о себе. Когда такие данные о наших компаниях можно будет получать без проблем в любой точке мира — тогда и будут в нас вкладывать. Нам нужно научиться трем вещам: рассказывать о себе всему миру на понятном языке — раз, слушать, что тебе предлагают, что о тебе говорят — два, и пытаться это делать — три. Фондовый рынок — это один из способов рассказать о себе людям, которые хотят получить прибыль. Между прочим, я — даже не как финансист, а как технолог — часто читаю отчеты публичных компаний. Это очень помогает понять уровень технологий, перспективные направления.

Кто будет давать деньги на IPO компаний в создаваемом секторе — наши банкиры и фонды или западные тоже?

— Любой инвестор, хоть из США, хоть из Гонконга, может купить эти акции здесь. Многие наши компании делают роуд-шоу по всему миру, привлекая инвесторов: Европа, Америка, обязательно Япония, обязательно Сингапур, Гонконг. Маленьким фирмам это трудно, но ведь есть же Интернет, можно провести дистанционную конференцию с кем угодно. Нужно просто не бояться этого делать. Нужно рассказывать о себе, стучаться во все двери. Более того, двери-то все открыты.

Вы хотите привлечь именно российские деньги?

— Это не принципиально, хотя в России сейчас колоссальное количество денег. «Матрасные» деньги населения. Деньги пенсионных фондов, госфонды. Нынче много пишут о государственном венчурном фонде, о разных его концепциях. Я считаю, что если им будет управлять вертикаль госчиновников — на хороший результат надежды мало. Гораздо лучше, если все будет делаться открыто, на фондовой площадке. Там, где известно, что вот этой компании (причем каждый может посмотреть ее документы, структуру собственности, фамилии людей, которые стоят за этой компанией, и т. д.) вот этот госфонд дал вот столько денег (с точностью до копейки). Тогда всем будет понятно, куда в конце концов пошли средства, какой принесли результат. А главное, как оценивают этот результат другие, кто тоже вложил деньги в компанию, — частные фонды, частные инвесторы.

Это и есть перемешивание денег?

— Да. Деньги из разных источников нужно перемешивать. И всем вместе — бирже, компаниям, государству, профессиональным инвесторам, то есть рынку, — оценивать результат.

Какие же планы у правительства насчет венчурного фонда?

— Это нигде не написано! Указаны только приоритетные направления, которые он должен поддерживать. О том, куда реально пойдут деньги, информации мало, к тому же в основном она лоббистская, закрытая. Позиция министра Германа Грефа в этом вопросе мне лично нравится больше других, потому что он тоже за перемешивание денег.

От инвестиций в хайтек все ждут прорывов: вот появится инновационный кластер — и бабах! — через пару лет вырастет еще одна «Майкрософт». А этого все нет и нет.

— Не ждите чудес. Процесс будет очень длительный, тяжелый. Взрывов, революций не будет. Пока у нас есть альтернатива — все та же пресловутая труба! — лучшие кадры не захотят от нее отрываться. С другой стороны, я не считаю, что людей надо любой ценой загонять в инновации. Нужно просто бизнес строить современно. А уж современный бизнес сам создает потребность в инновациях.

Кого же вы хотите вытащить на вашу новую биржевую площадку?

— Мы будем двигаться туда, где «растет». А растет сейчас многое, куда ни глянь (показывает вокруг, на вывески компаний и магазинов, выходящих в зал нулевого этажа комплекса «Новинский» на Садовом кольце, где проходит наш разговор). Почему до сих пор не стала публичной компания «ION»? Почему еще не публичная «Пони-экспресс» (курьерская доставка грузов), почему так мало публичных турагентств? Где публичные девелоперы, которые сейчас строят целые сети торговых центров? Сегодня это средние, иногда малые компании, но они растут очень быстро.

«Мы подождем!» — вот идея многих таких компаний. А за нею — миф! Очень вредный миф, что IPO нужно делать тогда, когда ты уже стал большим. Это полный бред. Бизнес высоко оценивается как раз в начальной стадии роста. Если он уже прошел часть своей «экспоненты», за счет чего будет высокая оценка? Она может быть только за счет ожиданий прекрасного будущего. Поэтому нужно делать раннее IPO, раннее вхождение инвесторов. Да, для маленького проекта трудно найти инвесторов, потому что они не готовы вкладывать деньги небольшими порциями. Но эта проблема решается. Для этого, собственно, и создаются биржи.

В интервью Юданова «Компьютерре», о котором я упоминал, приведен ряд примеров компаний взрывного роста. И таких направлений — десятки. Не фирм, а целых направлений. Секторов, кластеров роста очень много. И это не результат нескольких последних лет. Просто прошел общий шок от развала, люди оправились, они в хорошей форме, многие понимают бизнес не хуже, чем на Западе.

Сейчас главное — ценить каждую технологическую цепочку, лелеять каждый механизм взаимного усиления бизнесов. Чтобы они были собраны вместе и друг другу помогали. Вот на этом надо сосредоточиться, каждый день этим заниматься. И еще раз повторю: нужна открытость информации. Чтобы деньги могли выбирать. Чтобы проекты могли быть оценены не словами и призами, а деньгами.

Когда планируете открыть ваш Сектор?

— В нынешнем году. Первые компании, которые в него придут, скорее всего получат наилучшие результаты — опыт об этом говорит. И не надо бояться раскрывать информацию о себе. Государство (в лице Минэкономразвития) готово надежно защищать такие компании от возможных козней со стороны чиновников на местах, да от кого угодно, кто будет мешать. Все хотят, чтобы как можно быстрее появились истории успеха в этом секторе.

Почему у нас трудности с инновациями?

В обществе все чаще звучит мысль о том, что необходимо срочно переходить от экономики, основанной на невосполнимых ресурсах, к экономике, базирующейся на ресурсах, которые могут восполняться, и в первую очередь — на знаниях. Все понимают, что в основе такой экономики должны быть инновации, то есть овеществленные знания.

В последнее время в стране принимается ряд мер по развитию инноваций: создано Федеральное агентство по науке и инновациям, которое координирует выполнение федеральной целевой научно-технической программы «Исследования и разработки по приоритетным направлениям науки и техники на 2002—2006 годы» и готовит программу «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007—2012 годы»; работают Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере и Российский фонд технологического развития; открываются институты и кафедры инноватики; начал действовать научно-экспертный совет по инновационной политике и формированию высокотехнологичных научных и инженерных проектов при Общественной палате; работает Межведомственная комиссия по научно-технической политике, которая одобрила стратегию развития науки и инноваций в России на период до 2015 года; создаются технико-внедренческие особые экономические зоны (ОЭЗ) и т. д.

Однако двигаться по этому пути непросто. Например, компании, занимающиеся разработкой ПО, не хотят переходить в ОЭЗ, так как «не видят в этом для себя никакой выгоды» (Звягин Ю. Программисты не хотят в зоны //Российская газета, 28.03.2006). Одну из причин такого положения дел назвал директор Центра разработки ПО компании «Моторола» в России В. Полутин: «Трудно представить, что „Моторола“ будет с кем-то согласовывать свои производственные планы, как того требует закон об ОЭЗ». Но проблемы с законодательством рано или поздно будут решены, и появится закон о поддержке ИТ-отрасли.

Продолжат функционировать существующие, а со временем появятся и новые ИТ-парки, в которых смогут работать десятки тысяч человек. Причем часть этих парков будет обладать такой инфраструктурой, что для многих людей решится и жилищная проблема.

Если сегодня имеются трудности с ИТ-инвестициями, так как «российские банки ищут объекты для вложения свободных денег не у нас в стране, а на Западе, а это „охлаждает“ иностранных инвесторов» (Российская газета, 28.03.2006), то через некоторое время и этот вопрос будет решен, поскольку, согласно Альфреду Чандлеру, «мир изменяют не инновации, а инвестиции».

Казалось бы, со временем инновации должны хлынуть, как из рога изобилия. Однако, по моему мнению, существует одна «загогулина», которая состоит в том, что у сегодняшних молодых ИТ-специалистов практически полностью отсутствует внутренняя потребность к созданию инноваций.

Они, несомненно, хотят работать в ИТ-индустрии, делая то, что скажет начальник или потребует заказчик, но не более того. По этой причине офшорное программирование развивается (поддерживаются инновации «у дяди»), тогда как с собственными разработками дело обстоит гораздо хуже. Однако со временем офшорные заказы, как и добыча нефти и газа, могут сократиться, поскольку, во-первых, на законодателей стран, заказывающих программы на стороне, давят избиратели (программисты и члены их семей), а во-вторых, отечественные программисты хотят жить гораздо лучше своих индийских и китайских коллег, а это в офшоре получается далеко не всегда. Потому и нужны инновации в чистом виде, а для их создания, как мне кажется, нужно преодолеть хотя бы психологический барьер.

Чтобы инновации «пошли», где-то должны проводиться исследования — люди должны заниматься наукой, и это занятие должно быть популярным в обществе. А сейчас это не так. Я, конечно, не проводил социологических исследований, но их проводило Министерство образования и науки и установило, что «только один процент жителей страны считает профессию ученого престижной» (газета «Поиск», 2005, №48, с.3) и «только 13% преподавателей вузов занимаются научными исследованиями» (очень оптимистическая оценка. — А.Ш.) (газета «Поиск», 2006, №9, с.5).

Приведу высказывания на эту тему молодых ИТ-специалистов, окончивших один из престижнейших и старейших вузов страны, в котором работало не одно поколение всемирно известных ученых.

Я спросил одного из молодых людей: «Вспомни, пожалуйста, был ли за годы учебы в университете случай, чтобы кто-либо из преподавателей на лекциях рассказывал о своих научных результатах и призывал заниматься наукой?»

Он подумал и сказал: «Нет».

Через некоторое время я задал тот же вопрос еще одному молодому человеку, который в том же университете закончил самый престижный факультет.

Он был крайне удивлен такому вопросу и ответил: «Не знаю, может быть, и призывали, но я на лекции ходил редко».

Чтобы расставить точки над i, я высказал мнение о том, что если нет науки, то нет и университета, а есть курсы повышения квалификации. Молодой человек, немного подумав, сказал: «Не уверен». Да и почему он должен был согласиться со мной, если настоящих ученых он видел разве что в бронзе или по телевизору, а историю даже своего университета не знает.

Наконец, я спросил, не хочет ли он заняться исследованиями, и назвал область. Он ответил, что эта область ему интересна, но заниматься ею он не будет.

«А какой будешь?» — полюбопытствовал я. Но тут чаша его терпения переполнилась, и он раздраженно бросил: «А почему я должен чем-либо, кроме работы, заниматься?»

Ответив, что в этом вопросе он никому ничего не должен, я пошел писать эту статью!

Отсутствие культуры, связанной со знаниями, в обществе начинают осознавать, а отдельные энтузиасты начинают действовать (см. Леонид Левкович-Маслюк, «Математический шлягер в ЗD», «КТ» #632). Причем становится ясно, что начинать надо не с института, а с первых классов школы. Вот несколько примеров в подтверждение сказанного.

Еще можно хоть как-то понять, почему среди почти сорока продвинутых студентов-программистов, обучающихся в Санкт-Петербурге, даже три года назад (сейчас об этом нечего и спрашивать) ни один не знал, кто такой Григорий Козинцев, который работал в нескольких сотнях метров от университета на киностудии «Ленфильм» и снял, в частности, «Гамлета» с Иннокентием Смоктуновским в главной роли.

Труднее понять, почему никто из указанной аудитории не знал, где в городе похоронен Леонард Эйлер, или почему студенты, закончившие один из известнейших в мире физмат-лицеев, не знают фамилию выпускника их альма-матер, который решил одну из проблем Гильберта.

И уж совсем не понять, почему они не читали книги Мартина Гарднера по занимательной математике!

Не желая мириться с такой ситуацией, нобелевский лауреат, академик РАН В. Л. Гинзбург «забил в набат», что выразилось в разработке им нового проекта СОИ. В 80-е годы прошлого века в США такую аббревиатуру имела «стратегическая оборонная инициатива», а Гинзбург заменил слово «оборонная» на слово «образовательная» и организовал соответствующий .

Академик считает, что «пожалуй, cамой серьезной проблемой является утеря нашей системой образования мотивационной составляющей, воспитывающей в молодежи активный интерес к творческой самореализации. <…> Приступить к решению этой проблемы надо сегодня. Завтра будет поздно». Напомню, что об утере мотивации у молодых людей «КТ» .

На этой безрадостной ноте я заканчиваю и надеюсь, что из изложенного ясно, что начинать надо не только со строительства зданий в ИТ-парках, но и с гораздо более важного и более сложного — формирования у талантливых молодых ИТ-специалистов внутренней потребности к занятиям наукой и инновациями. Если это удастся сделать (а у нас нет другого выхода), многие вопросы — например, зачем учиться в аспирантуре? («КТ» #635) — отпадут сами собой.

 

Terralab.ru: Железный поток

Автор: Сергей Трошин

MSI NX7300GT