Динозавра ищите в глубинах

Кондратов Александр Михайлович

3. Шанс для динозавра

 

 

Глава седьмая: Правила игры

 

Параметры жизни

Жизнь во всех ее разнообразнейших проявлениях, от микроскопических водорослей и бактерий до гигантских слонов, китов, кальмаров, распространена по всей планете, от вершин высочайших гор до дна самых глубоких океанских впадин. Земные организмы показывают настоящие чудеса приспособляемости. Споры бактерий выдерживают кипячение в воде на протяжении 5 часов. Некоторые бактерии и даже растения могут жить в воде, температура которой близка к точке кипения и равна 92 °C. А другие растения переносят страшные морозы, например, сибирская лиственница выдерживает температуру 60 °C мороза. Тритоны впадают в спячку, проводя долгую зиму в вечной мерзлоте или во льду. Насекомые не умирают, находясь сутки в кипящем кислороде, температура которого -183 °C. Микроорганизмы еще более стойки к холоду; многие из них смогли прожить 5 суток в жидком воздухе, температура которого достигала -190 °C. Споры плесневых грибов при температуре -253 °C были живы в течение 3 суток, находясь в безвоздушном пространстве. А почвенные бактерии сумели выжить даже тогда, когда их подогрели до температуры 140 °C, бациллы сибирской язвы выдержали температуру 170 °C.

Жизнь показывает настоящие чудеса приспособляемости к окружающей среде, феноменальность своей “живучести”. Но чем сложнее устроен живой организм, тем ограниченнее условия его существования. То, что вынесет тритон, не вынесет обезьяна. Можно подогревать или охлаждать бациллы до чудовищных температур, и они останутся живыми. Но такого подогревания или переохлаждения не вынесет ни одно млекопитающее или пресмыкающееся.

Каким же параметрам жизни должен отвечать неодинозавр, которого ищут в озере Лох-Несс и в болотах Мозамбика, в Сибири и во Флориде? Первый из них — параметр размера.

Каждый тип, класс, отряд, семейство, род и вид животных имеет свои определенные размеры и соответствующую ему массу. Размеры эти могут значительно варьировать, но все-таки самый мелкий слон будет крупнее самого большого зайца, а кит-карлик все равно превзойдет размерами карпа-гиганта. Рекордсменом среди всех когда-либо живущих на планете существ является синий кит: его длина достигает 33 метров, а масса 150 тонн (столько же весят три бронтозавра или тридцать слонов, или сорок автомобилей, или пять железнодорожных цистерн!). Поспорить размерами с синим китом могла лишь акула-кархарадон, вымершая 10 миллионов лет назад, чьи зубы достигали 15 сантиметров в длину, длина равнялась примерно 30 метрам, а в пасти могло бы разместиться 6 человек (из рыб, ныне живущих, самой крупной считается китовая акула, достигающая 15 метров в длину, хотя ученые не исключают, что могут быть и более крупные, до 20 метров, экземпляры этих акул).

Крупнейшими обитателями суши в наши дни являются слоны. Индийский слон весит 4–4,2 тонны и имеет высоту около 3 метров, африканский слон — высоту 3,5 метра и массу до 5 тонн. Современные пресмыкающиеся уступают в габаритах слонам, хотя в прежние эпохи их размеры были значительно больше, чем ныне размеры змей, черепах и крокодилов, не говоря уже о вымерших динозаврах.

Мы уже рассказывали о родичах динозавров, крокодилах, размеры которых достигают 6–7 метров, о недавно вымершем крокодиле на острове Мадагаскар, длина которого равнялась 10 метрам. Останки же крокодила, жившего в эпоху динозавров, свидетельствуют о том, что он мог соперничать и с самими динозаврами: его длина равнялась 18 метрам!

И, конечно, самыми большими из всех рептилий — и всех сухопутных существ планеты — были хищные тираннозавры и травоядные утконосые динозавры. Причем последние из-за своих чудовищных размеров и массы вынуждены были вести полуводный образ жизни. Быть может, в воде обитали рептилии, размерами не уступавшие нынешним китам и акулам-гигантам? Известны плезиозавры длиной 15 метров, плиозавры, чей череп имел в длину 3 метра, мозозавры, чье змеевидное тело достигало в длину более 15 метров. Не исключено, что в будущем удастся найти и еще более крупных морских хищников.

Размеры драконов, живущих в водах Лох-Несс и других озер, в болотах Центральной Африки, следы трехпалого, оставленные на побережьях различных континентов, говорят о том, что перед нами — крупная рептилия, размеры которой соответствуют размерам динозавра. Но если это так, то таинственное существо, неодинозавр, должно отвечать еще одному параметру жизни — параметру пищи.

Естественно, что всякое живое существо, чтобы поддерживать свое существование, должно питаться. Способы питания столь же удивительно разнообразны, сколь разнообразны внешний облик и размеры живых существ. Растения “питаются” солнечными лучами, травоядные питаются растениями, хищники пожирают травоядных, многочисленные насекомые, черви и т. д. паразитируют и на хищниках, и на травоядных, всеядные существа вроде человека или медведя едят и растения, и мясо, и рыбу. Но чем бы ни питалось животное, оно должно получать необходимый запас энергии, скрытый в пище, иначе наступит смерть.

Истина, казалось бы, прописная. Но как понять в ее свете заявлений охотников за динозаврами о том, что в сибирском озере, где обитает таинственное чудовище, не водится рыба, а в африканских болотах, где поселился монстр чипекве, не живут бегемоты, ибо их пожирает неодинозавр? Чем питается хищник, съевший всех рыб в северном озере или всех бегемотов в южном? Наблюдателями, старающимися его сфотографировать? Но, судя по словам этих наблюдателей, огромное животное проявляет удивительную скромность (если не трусливость) перед фотообъективом или кинокамерой. Трудно представить, чтобы так вел себя голодный хищник-динозавр.

Если мы принимаем за основу параметр размера, если ведется поиск животного, имеющего массу несколько тонн и не уступающего в габаритах вымершим плезиозаврам или цератозаврам, необходимо связывать с этим параметром и параметр пищи: чем будет питаться это животное в течение дней, месяцев, лет, находясь в замкнутом бассейне озера или болота?

Живые существа не только едят, но и размножаются. Иначе они вымрут… Снова тривиальная истина? Но ее, опять-таки, необходимо принимать во внимание, если мы стремимся открыть неизвестное животное, а не ведем бесплодную охоту за мифическим персонажем, драконом сказок и легенд, существующим лишь в воображении.

Параметр популяции — так можно назвать это правило игры. Согласно законам генетики и биологии, невозможно сохранить в течение долгого времени вид животных от одной пары. Численность популяции может колебаться, но число экземпляров, мужских и женских особей, должно быть достаточно большим. «Не существует ни одного вида живых существ (за исключением человека; он сегодня подчиняется не только биологическим законам), численность которых была бы постоянной, — говорит профессор А. В. Яблоков, крупнейший в стране специалист по морским млекопитающим. — Она все время колеблется, все время катятся “волны жизни”, как назвал их замечательный наш биолог С. С. Четверяков. У млекопитающих численность периодически меняется в 10—100 раз, у насекомых, саранчи например, — в миллионы раз. Чтобы выдержать эти колебания и выжить, любая популяция животных должна насчитывать несколько сотен экземпляров, иначе вид непременно затухнет».

Таким образом, надо искать не одиночное чудище, не одного дракона, а целую популяцию драконов, состоящую по крайней мере из двух-трех сотен неодинозавров. И все они должны питаться: водорослями, рыбой, планктоном. Плезиозавр, наиболее вероятный кандидат на то, чтобы считаться прототипом дракона вод, был существом плотоядным, а не травоядным, он питался рыбой. И здесь в силу вступает еще один параметр — экологический.

Экологический параметр ставит жесткие рамки: способен ли замкнутый водоем, вроде озера Лох-Несс, болота Бангвеулу, озера Хайыр и т. д., обеспечить необходимой пищей популяцию плезиозавров, длиной несколько метров и массой много тонн, численностью минимум 200 особей?

И на суше, и в воде существует своеобразная экологическая пирамида пищи. Основа жизни в воде — это планктон, микроскопические организмы, являющиеся фундаментом для более высокоразвитых форм. Лишь около 10 % потребляемой пищи идет на рост животных, остальное расходуется на передвижение и поддержание внутреннего равновесия организма. “Иерархию морских хищников можно представить себе в виде резко сужающейся пирамиды. Бесчисленные миллиарды невидимых растительных клеток представляют собой основание этой пирамиды; именно на них в буквальном смысле слова держится все животное царство. На смену этим крохотным живым комочкам с каждым рядом, или уровнем, приходят все более крупные, но менее многочисленные существа. На вершине пирамиды находятся самые крупные хищники, подобные человеку и косатке”,— пишет Уильям Кроми в книге “Обитатели бездны” и приводит такой наглядный пример.

На знаменитой банке Джорджес, в рыболовном рае, находящемся в Северной Атлантике, 500 килограммов микроскопических диатомовых водорослей служат пищей для 50 килограммов копепод и других крохотных животных. Эти 50 килограммов, в свою очередь, обеспечивают кормом рыб, масса которых всего лишь 5 килограммов. Хищная рыба, сожрав 5-килограммовую рыбу, питающуюся крохотными животными, усвоит лишь 0,5 килограмма. Если же эту рыбу поймает и съест человек, то на его долю придется всего лишь 50 граммов — ничтожная доля той полутонны планктона, которая легла в фундамент пирамиды пищи!

Плезиозавр, если он дожил до наших дней, питается рыбой. Рыба питается зоопланктоном, а микроорганизмы, этот зоопланктон составляющие, в свою очередь поедают фитопланктон, микроскопические водоросли. Аппетит плезиозавров, как вымерших, так и тех, чье существование предполагается в наши дни, неизвестен. Однако нет сомнения в том, что чудище массой несколько тонн должно поедать десятки килограммов рыбы. Рыбы, идущие в пищу неодинозавру, в свою очередь должны поедать зоопланктон, который в 10 раз превосходит их собственную массу. И зоопланктеры будут потреблять массу фитопланктона, в 10 раз большую их веса. Умножьте теперь чудовищную массу фитопланктона, который требуется для обеспечения пищей одного неодинозавра, на численность популяции (не менее 200!) и вы получите весьма солидную цифру. Из нее-то надо и исходить, определяя экологическую нишу, в которой мог сохраниться неодинозавр, переживя десятки миллионов лет.

Параметр рептилии — еще один важный фактор в соблюдении правил игры. Ведь охотники за неодинозаврами ищут именно гигантскую рептилию, родича крокодила, ящерицы и т. д. А представители класса пресмыкающихся, как ныне живущие, так и вымершие, обладают определенными свойствами, которые и отличают их от остальных классов животных. «Это первые настоящие наземные позвоночные, характеризующиеся тем, что размножаются на суше яйцами, дышат только легкими, механизм дыхания у них всасывательного типа (при помощи изменения объема грудной клетки), хорошо развиты проводящие дыхательные пути, кожа покрыта роговыми чешуйками или щитками, кожных желез почти нет, в желудочке сердца имеется неполная или полная перегородка, вместо общего артериального ствола от сердца отходят три самостоятельных сосуда, почки тазовые (метанефрос), — читаем мы во 2 части 4 тома советской “Жизни животных”. — У пресмыкающихся как настоящих наземных позвоночных животных размножение и развитие происходит на суше. Даже ведущие вполне водный образ жизни крокодилы, морские змеи и морские черепахи выходят в период размножения на сушу».

Как вы помните, Айвен Сандерсон задавался вопросом: “Разве кто-нибудь пытался хоть раз искать свежие яйца, отложенные динозавром, на пустынных берегах Танзании, Мозамбика, Наталя?”. Если соблюдать правила игры, то, согласно параметру рептилии, надо дать совет охотникам за неодинозаврами поискать свежие яйца и детенышей на берегах озер Лох-Несс, Лох-Морар, Хайыр, Глендарри, Лабынкыра и других водоемов, в глубинах которых обитают загадочные рептилии.

Наконец, последний параметр — параметр динозавра — является самым неопределенным. Мы уже говорили в начале книги, что термин “динозавр”, с одной стороны, подразумевает просто вымерших гигантских ящеров, с другой — группу разнообразных пресмыкающихся, разделяемую на динозавров ящеротазовых и динозавров птицетазовых. Трудно установить точно образ жизни, анатомическое строение и другие характеристики, присущие животным, вымершим десятки миллионов лет назад. Однако можно с уверенностью утверждать, что плезиозавры, жившие в мелководных морях и порой вылезавшие на сушу, планктоном и водорослями не питались, а поедали рыб и мелких водных животных, что утконосые динозавры были травоядными, а рогатые цератозавры и крылатые птеродактили — хищными животными.

Как же, исходя из всех этих параметров, соблюдая непреложные правила игры, законы жизни, должны мы расценивать шансы неодинозавров выжить в озерах и болотах нашей планеты?

 

Шанс для Севера

Начнем с якутских Несси — чудовищ, которые, по свидетельству В. А. Твердохлебова, Н. Гладких и поверивших их сообщениям энтузиастов обитают в озерах Лабынкыр, Ворота, Хайыр. В 1953 году геологи В. А. Твердохлебов и Б. Башкатов видели в небольшом горном озере Ворота странное существо. Озеро Ворота, как установили участники похода за тайной из Куйбышева, является замкнутым водоемом и с обширным озером Лабынкыр не сообщается. Значит, в этом озере должна обитать изолированная популяция неодинозавров, численностью в 200 чудищ.

Однако несмотря на все старания и тщательные наблюдения, никому из участников многочисленных экспедиций не удалось увидеть неодинозавра в озере Ворота. И хотя многие энтузиасты покидали плато Сордоннох с уверенностью, что там “что-то есть”, никаких вещественных доказательств существования неодинозавра в озере они не представили.

Сам В. А. Твердохлебов полагал, что животное, увиденное им в озере Ворота, — это косатка, кит-убийца. Отдельные представители этого крупнейшего вида дельфинов достигают 10 метров в длину и массы более 4,5 тонны. Каким образом попал гигантский дельфин — или семья дельфинов? — в горное озеро, отделенное от Охотского моря и бассейна Тихого океана более чем 300 километрами? Как может жить морское животное в пресной воде? Чем оно питается? Как пережило оледенение? — На эти вопросы В. А. Твердохлебов дать ответа не мог, хотя и допускал, что существование косатки в озере “согласуется со свежими следами отступления ледника и с представлениями о совсем недавнем, катастрофически быстром поднятии плато”.

Но это предположение более чем маловероятно. Косатка должна дышать воздухом и ее бы обязательно увидели наблюдатели. Маленькое озеро Ворота не в состоянии прокормить не то что семью огромных китов-убийц, но и одну косатку, основной пищей которой служат крупные рыбы и тюлени. Да и поднятие плато Сордоннох произошло не совсем недавно, а многие десятки миллионов лет назад, в эпоху динозавров, а то и раньше, когда косаток и в помине не было. Нет нужды пересматривать основы геологии, палеонтологии и зоологии лишь из-за того, что геологи В. А. Твердохлебов и Б. Башкатов 30 июля 1953 года увидели в озере Ворота нечто, что показалось им одним из сильнейших хищников мира.

Ну а черт из озера Лабынкыр? Наблюдать его также никому не приходилось, если не считать полуфантастических рассказов стариков-якутов. Гидрогеолог Шишкина, побывавшая на плато Сордоннох после В. А. Твердохлебова (но до бума, поднятого много лет спустя вокруг неодинозавра из озера Лабынкыр), считает, что легенда о черте порождена либо большими волнами Лабынкыра, либо огромными щуками, которые могут обитать в озере. О том, что легенда о черте обязана своим происхождением щуке-гиганту, пишет А. Панков в книге “Оймяконский меридиан”. “Не случайно село, возле которого горные реки, сливаясь, образуют Индигирку, называется Щучье (по-якутски — Сордоннох). Ходят легенды, что на берегу соседнего озера Ворота находили такие челюсти щуки, что если их поставить на землю, то под ними мог проехать наездник на олене, как в ворота (не отсюда ли название озера?)… в низовье Индигирки один бульдозерист рассказывал мне, как он застрелил щуку. Увидел в море какую-то страшную морду, пальнул, рыба кверху брюхом. Длина щуки оказалась около четырех метров. Вся замшелая, зелено-бурая, дряблая, как вата. Шутка ли: может, она лет сто, а то и двести прожила…”

Правда, советская “Жизнь животных” считает рыбацкими сказками рассказы о щуках длиной несколько метров. Так или иначе, но шансы выжить динозавру в водах озера Лабынкыр близки к нулю или даже равны нулю. Хотя бы потому, что озеро это образовалось после таянья ледников и с океаном никогда не соединялось. Каким же образом мог попасть в него ящер-плезиозавр?

Доктор биологических наук Ф. Н. Кириллов, специально приезжавший изучать фауну озер плато Сордоннох, решительно заявил, что никакого чудовища ни в Лабынкыре, ни в Воротах нет. Ни одно животное не может находиться под водой сутками без воздуха, волей-неволей оно должно появиться на поверхности — и обнаружить себя… А ведь речь должна идти, согласно правилам игры, даже не об одном неодинозавре, а о целой популяции!

Остается озеро Хайыр… Здесь мы предоставим слово журналисту Ю. Балакиреву, много лет проработавшему собственным корреспондентом “Комсомольской правды” в Магаданской области и выезжавшему по заданию своей газеты на озеро Хайыр, которое стало не только объектом внимания охотников за неодинозаврами, но и местом трагедии: во время работы экспедиции, искавшей хайырскую Несси, из-за неисправности в кислородном приборе погиб молодой физик Имант Петерсен.

«Нет, местные жители вовсе не испытывают у озера мистического страха, — пишет Ю. Балакирев в очерке “В поисках затерянного мира”. — В нем водится, правда, в небольшом количестве рыба, и водоплавающие птицы садятся на его поверхность вопреки утверждениям Рукосуева. Озеро мелкое. Максимальная глубина не превышает семи с половиной метров. Температура ниже, чем в Омолое. На дне ил, песок, плотный грунт, трава только у берега. Озеро термокарстового происхождения, как и все окружающие. В геологическом отношении весьма, молодое — десять — двенадцать тысяч лет. Но главное, никто из участников экспедиции, побывавшей на озере два сезона, никто — кроме временного рабочего Н. Ф. Гладких — не видел животного. Один Гладких утверждал, что видел живое ископаемое трижды.»

Как мог появиться в озере размером 500×600 метров и с максимальной глубиной 7,5 метра плезиозавр? В озере, возникшем лишь несколько тысяч лет назад, после того как отступили ледники? По мнению Г. Рукосуева, доисторическое животное находилось в анабиозе и ожило совсем недавно. Но почему же тогда не оживают замерзшие мамонты?

В вечной мерзлоте, во льду, образовавшемся в период великого оледенения, находят порой тритонов-углозубов, которые, если их разморозить, оживают. Но возраст тритонов вовсе не равен возрасту льда, в котором их находят! Сибирские углозубы способны переносить низкую температуру, вплоть до 60 °C ниже нуля. На зиму они прячутся в гниющих стволах упавших деревьев, заползают в трещины и щели почвы, порой очень глубоко. “Так попадают тритоны в слой вечной мерзлоты и в трещины ископаемого льда. Трещины замываются водой и глиной, спаиваются, и животные оказываются, таким образом, замурованными. Этих “ископаемых” жителей вечной мерзлоты и находили при поисковых работах, что вводило в заблуждение многих людей, считавших, что возраст этих тритонов равен возрасту ископаемого льда, т. е. многим тысячелетиям”,— читаем мы в разделе, посвященном углозубам, “Жизни животных”.

Если шансы неодинозавра сохраниться в Лабынкыре и Воротах близки или равны нулю, то для озера Хайыр, ныне промеренного, прослушанного, просмотренного аквалангистами (ничего кроме попавшей на дно лесины они не нашли), они, вне всякого сомнения, равны нулю. Между тем и Лабынкыр, и Хайыр по сей день фигурируют в сообщениях охотников за неодинозаврами как заслуживающие внимания озера, их отмечают на картах, обозначающих места обитания возможных живых ископаемых… Может быть, и другие озера являются столь же сомнительными кандидатами на то, чтобы считаться убежищем неодинозавров?

 

Шанс для озер

“В Исландии, в озере, обитало чудовище, называвшееся скримсл, — так, во всяком случае, рассказывали до середины прошлого столетия”,— пишет руководитель лохнесского бюро расследования Дэвид Джеймс в статье, посвященной тайне озера Лох-Несс. “В Исландии до сих пор ходят легенды о существовании в озерах таинственного животного скримсл”,— модифицирует это заявление советский журналист В. Дмитриев в книге “Тайны веков” (статья “Несси отмечает свое столетие”). “В Исландии существует легенда о чудовищах скримслах, обитающих в озерах острова”,— вторит ему научный обозреватель газеты “Комсомольская правда” Я. Голованов… Ну а насколько правдивы эти легенды?

Озера Исландии невелики. Образовались они по окончании ледникового периода, да и сам остров, поднявшаяся на поверхность часть подводного Срединного Атлантического Хребта, гораздо моложе вымерших десятки миллионов лет динозавров. Так что шанс сохраниться неодинозаврам в исландских озерах близок, а скорее равен нулю. Такую же вероятность выжить имеют и неодинозавры в озерах острова Ирландия. Не в состоянии они прокормить популяцию огромных ящеров. Да и озера давным-давно обжитого “зеленого острова” превосходно изучены. Недавнее сообщение студента Гая Данвера о виденном им чудовище с овечьей головой, длинной шеей и хвостом, передвигавшемся прыжками, подобно кенгуру, по суше, следует отнести целиком за счет богатого воображения информатора — или же считать его обыкновенной мистификацией, розыгрышем.

К этой же категории следует отнести сообщение дамы из Нарвика, встретившейся взглядом “с двумя огромными глазами, смотревшими из-под воды” в озере Сандесватнет, за полярным кругом. Откуда там взяться популяции плезиозавров или родственных им ящеров? Почему никто раньше не видел чудовищ, хотя озеро лежит в окрестностях города Нарвика?

В фольклоре американских индейцев можно найти упоминания о самых различных чудищах, в том числе и водных. Из статьи в статью, из книги в книгу кочует сведение о том, что в озере Оканаган, в Канаде, согласно легендам, живет чудовище Огопого. Но, по словам рьяного охотника за неодинозаврами Айвена Сандерсона (которому и принадлежит термин “неодинозавры”), Огопого — это морская корова, ламантин, а не плезиозавр. Обнаружено это было в 1950 году “вскоре после того, как несколько человек заметили (не в первый раз) в водах Оканагана чудище, известное под именем Огопого”. Видимо, и в других озерах Канады легенды о чудовищах относятся либо к фольклору, либо имеют более прозаическую подоплеку, чем переживший десятки миллионов лет плезиозавр.

Журнал “Уральский следопыт” опубликовал интересную статью, раскрывающую механизм порождения легенд об озерных драконах. «В Башкирии есть озеро Убыр-куль, что в переводе означает “Прожорливое озеро”, образовавшееся в карстовой воронке. Многочисленные карстовые провалы вызывали у древних башкир суеверный страх, — пишет автор статьи Буракаев. — В окрестностях озера Убыр-куль на глазах у местных жителей часто возникали новые провалы, в которые ногда попадали животные и даже люди: как его после этого не называть “прожорливым”?»

Легенды говорят, что в Убыр-куле когда-то обитало страшное существо — аджаха, то есть дракон… Еще один конкурент Несси? Но Убыр-куль образовалось сравнительно недавно, его длина не превышает 90—100 метров, а ширина едва достигает 40–50 метров. Где уж тут выжить одному неодинозавру, не говоря уже о целой популяции!

“Убыр-куль издавна славился обилием рыб. Но из-за густых камышей и бытующего слуха о живущей там страшной аджахе лишь редкие смельчаки решали ловить рыбу в этом озере”,— рассказывали старики. Смельчаки же, отважившиеся рыбачить в “озере дракона”, вылавливали порой огромных, до 1 метра длиной, щук. Видимо, огромная старая щука и послужила прототипом для мифической аджахи.

“Однажды старый башкир подошел к озеру Убыр-куль проверять вершу. Когда потянулся к воде, он увидел там крупное существо, которое громадными круглыми глазами смотрело на него. Забыв о верше, он выскочил на берег и поспешил в деревню. Когда старик рассказал о случившемся, людей охватила тревога. Через несколько дней мальчики-пастухи принесли известие о том, что в озере Убыр-куль они видели спину крупного животного, которое в мелководье грелось на солнце. А вечерами там слышались сильные плески в воде.

Страх у людей возрастал.

— В Убыр-куле часто тонет скот. Там недавно был провал земли. Это неспроста, — заговаривали люди в деревне.

— Аджаха живет в Убыр-куле. Остерегайтесь этого страшного озера, — сказали тогда старики.

Примерно такова, вероятно, история возникновения легенды об озере Убыр-куль. За аджаху там было принято, наверное, не что иное, как крупная престарелая щука”,— заключает Д. Буракаев.

Вероятно, и легенды о драконах и чудовищах в озерах Якутии, Ирландии, Исландии, Канады, Шотландии и других стран и мест имеют под собой подобное же прозаическое объяснение. Популяции неодинозавров, сотне-другой плезиозавров или подобных им рептилий, живущих в воде и питающихся рыбой, просто-напросто не выжить в небольшом озере, тем более расположенном на севере. Таковы параметры жизни, непреложные для всех животных. А ведь параметр рептилии требует еще, чтобы неодинозавр время от времени появлялся на поверхность подышать и вылезал на берег отложить яйца.

 

Шанс для Несси

Ну а Несси, таинственное животное из озера Лох-Несс? Чудовище, которое видели сотни людей, снимки которого обошли мировую прессу, а контуры были обозначены эхолокатором, — реальность оно или миф? Может быть, озеро Лох-Несс является исключением и там действительно сохранился плезиозавр или его родич, переживший миллионы лет?

Вспомним параметры жизни. В озере Лох-Несс не может обитать одно-единственное животное, там должна сохраниться популяция… Фрэнк Сирл, который несколько лет дежурит на берегах озера, уверен, что в Лох-Несс обитает 12, а “если не двенадцать, то одиннадцать, не больше” особей чудовища. П. Костелло в книге “В поисках озерного чудовища” называет 10–15 особей, П. Скотт из Бирмингемского университета — 20–30 особей. Для популяции это слишком мало. Роберт Райнс, сделавший сенсационные снимки Несси под водой, считает, что в озере водится около 150 чудовищ…

Способно ли озеро Лох-Несс, довольно-таки бедное планктоном, прокормить 150 плезиозавров? Аппетит Несси не изучен, поэтому вопрос наш остается без ответа. Ведь и численность животных определяется произвольно. Одни экологи, исходя из произвольных допущений, полагают, что запасы биомассы в озере в принципе могут гарантировать выживаемость рода Несси, другие — не могут.

Если Несси — плезиозавр или какое-либо другое пресмыкающееся, это животное должно время от времени появляться на поверхности, чтобы подышать. И тогда его должны заметить наблюдатели. Но и на это возражение у “нессиологов” есть ответ: в такие именно моменты и видели странную голову на змеиной шее многочисленные очевидцы! Рассказы людей, утверждающих, что они замечали Несси на суше, опять-таки, считают нессиологи, являются подтверждением того, что это переживший на миллионы лет своих родичей плезиозавр.

Но почему же тогда в озере Лох-Несс нет трупов погибших чудовищ или хотя бы их скелетов? И тут нессиологи находят объяснение: “Крокодилы заглатывают камни, которые-играют роль балласта. Всплытие на поверхность воды достигается за счет заполнения легких воздухом. Желудочные камни известны и у других рептилий. Такие камни могут быть и в желудках чудовищ из озера Лох-Несс. А это означает, что после смерти каменный балласт увлекает трупы животных в неисследованные глубины озера”.

Правда, по мнению некоторых исследователей, на дне озера Лох-Несс надо искать не скелеты плезиозавров, а иные объекты, которые дадут окончательную разгадку тайны Несси. Английский инженер Р. Крэйг выдвинул интересную гипотезу, опубликованную в журнале “Нью сайентист” за 1982 год. Сведения о чудовищах, констатирует Крэйг, приходят лишь из тех озер, на берегах которых растет много сосен. И чем больше сосен растет на берегах озера, тем больше сведений о встречах с чудищем мы получаем. На берегах озера Лох-Ломонд, глубиной 180 метров, сосны почти не встречаются — нет и сведений о неопознанных плавающих объектах в водах этого озера. На берегах озера Лох-Тей, глубиной 150 метров, сосен немного — и число встреч с чудовищем за год равно примерно трем. На берегах Лох-Морар сосны встречаются гораздо чаще — и число встреч с Морагом за год равно, в среднем, тридцати. Больше всего сосен на берегах Лох-Несс — и Несси попадается на глаза людям около 100 раз за год!

По мнению Крэйга, чудовища, будь то Несси или Мораг, — это свалившиеся в воду и утонувшие сосновые стволы, которые подвергаются на дне гниению, испытывая при этом большое давление (напомним, что глубина озера Лох-Морар равна 310 метрам, Лох-Несс — 230 метрам, то есть давление соответственно будет равно 31 и 23 атмосферам). Наружные слои затонувшего бревна уплотняются, а так как смолы в них много, дерево как бы одевает броню, одновременно плотную и эластичную.

Время идет, древесина подвергается гниению — образуются газы, начинающие местами раздувать смоляную броню. Пузыри поднимают бревно на поверхность, лопаются, вслед за тем бревно уходит на дно… А наблюдателям на берегу кажется, что из глубин озера выныривает странной формы голова, которая издает фырканье или подобные ему звук, а потом скрывается в водах Лох-Несс или Лох-Морар.

Эффект этот могут дать лишь сосны, пропитанные смолой, лиственные же деревья выныривать и фыркать не будут, ибо смолы не имеют. Крэйг утверждает, что проверить его гипотезу не так уж и трудно: стоит лишь тщательно продрагировать дно Лох-Несс и, если там будет обнаружено множество сосновых бревен со следами лопнувших смоляных пузырей, загадка Несси будет решена.

Однако энтузиасты поиска плезиозавра в водах Лох-Несс считают, что усилия надо направить не на поиск затонувших сосновых бревен, а на то, чтобы наконец-то доказать окончательно и бесповоротно реальность обитателя глубин. Агентство Рейтер сообщило в 1983 году, что группа исследователей вновь зафиксировала в водах озера Лох-Несс странные движения, которые напоминают перемещения крупного животного. Это означает, что, по всей вероятности, еще одна экспедиция направится к берегам Лох-Несс, дабы пополнить список охотников за Несси новыми именами. А список этот весьма солиден: около 150 ученых разных профессий исследовали с помощью специальной аппаратуры глубины озера в общей сложности в течение 1500 часов!

Правда, далеко не все эти исследователи приходили к выводу, что Несси действительно существует. Особенно скептически настроены зоологи, и доводы их вам понятны, если учесть правила игры, о которых шла речь выше. Однако и представители наук о Земле не разделяют энтузиазм нессиологов, мечтающих открыть в озере Лох-Несс плезиозавра.

Систематическое обследование дна озера Лох-Несс провела группа американских ученых из Океанографического института в Вудс-Холе под руководством Р. Бэларда. Они обнаружили, что озеро находится на линии разлома, пересекающего Шотландию и тянущегося вдоль всей Атлантики, разделяя материковые плиты. «Район озера Лох-Несс, — сказал корреспонденту журнала “Нэшнл Джиогрэфик” Р. Бэлард, — представляет собой главный район геологического разлома. В сущности, это одно из доказательств, что мы сейчас находимся в Северной Америке. Хотя, минуточку, на какой мы стороне озера? На юго-восточной. А это означает, что мы сейчас на территории Европы. Переплыв полтора километра на противоположную сторону, мы окажемся в Северной Америке или, вернее, в той ее части, которая осталась на этой стороне после того, как произошло разделение некогда единого материка на два континента, в результате которого образовался Атлантический океан».

По мнению Р. Бэларда, с которым солидарны многие ученые, как геологи, так и зоологи, через озеро Лох-Несс 10–12 тысяч лет назад двигался ледник и никакие крупные животные в озере не могли уцелеть, какой бы сверхвыносливостью они ни обладали. Однако нессиологи возражают: “Мы не знаем, как, собственно, происходило образование Лох-Несс, неизвестна динамика его превращения из фиорда в озеро. Ледник — не экспресс, он движется не месяцы, не годы, а века. Известны случаи, когда в пресноводных водоемах Сибири и Канады сохранились тюлени и другие представители чисто морской фауны”.

Таким образом, и здесь сторонники реальности лохнесского чудовища находят контраргументы против доводов тех, кого они считают скептиками. На XIV Тихоокеанском конгрессе в Хабаровске, состоявшемся в 1979 году, делал доклад американский ученый Р. Джолли, сконструировавший локатор, с помощью которого можно зондировать объекты, находящиеся под водой, и очень точно засекать их местонахождение. Этот совершенный локатор был применен на озере Лох-Несс… и не обнаружил следов чудовища под водой. Однако и здесь у нессиологов есть контраргумент: ведь раньше подводная локация обнаружила контуры какого-то движущегося существа!

Словом, сторонники гипотезы о лохнесском плезиозавре полагают, что шансы для его существования довольно велики и, во всяком случае, не равны нулю. Пока же на дне Лох-Несс обнаружены чайники, головные уборы, туфли и подобного же рода предметы, сбитый во время второй мировой войны самолет и затопленные керны — курганы древних кельтов, возведенные из камней (подобные сооружения возводились 3–4 тысячи лет назад, стало быть, уровень озера в те времена был примерно на 10 метров ниже нынешнего). Скелетов плезиозавров, обитавших в озере, если правы нессиологи, на протяжении 10–12 тысяч лет, под водой не обнаружено. Нет и ни одного вещественного доказательства реальности лохнесского чуда: отпечатков лап на прибрежном песке, шкуры и т. д.

 

Шанс для Африки

Если верить А. Сандерсону, в Центральной Африке должны сохраниться птеродактили, травоядные и хищные динозавры. Причем птеродактилей и какого-то крупного динозавра он видел своими глазами во время экспедиции в Африку в 1932 году.

С тех пор никому не посчастливилось видеть “призрак смерти”, крылатого ящера — птеродактиля. Видимо, он пригрезился А. Сандерсону, и сам он это понимает, поскольку в своих позднейших работах о птеродактиле из Камеруна не упоминает (невероятно, чтобы популяция огромных крылатых ящеров оставалась бы и по сей день незамеченной ни с земли, ни с воздуха!). Невелики, а скорей всего, равны нулю шансы выжить и у хищного неодинозавра цератозавра или родственного ему ящера.

Чипекве, как утверждают местные жители, пожирает бегемотов. Охотник Хоблер писал о том, что весящий около 4 тонн хищник нападает на носорогов, бегемотов и слонов. Самый крупный из ныне живущих хищников, уссурийский тигр, имеет массу 350 килограммов. Чтобы насытиться, тигру надо съесть до 30 килограммов мяса за один присест. Масса чипекве более чем в 10 раз больше массы самого крупного тигра. Насытить его должен центнер и более мяса… Хватит ли слонов, бегемотов и носорогов на пропитание неодинозавров, если чипекве не может быть единственным и должна существовать целая популяция этих хищных ящеров? В поисках добычи они не могли бы ограничиться болотом или озером и должны были бы рыскать по значительной территории. Стало быть, и замечены были бы не одним-двумя охотниками, а многими наблюдателями. Однако этого не происходит. Видимо, потому, что хищный динозавр — чипекве — является существом не реальным, а мифическим.

Охотники за неодинозаврами полагают, что в болотах и джунглях Африки может скрываться и травоядный динозавр, размеры которого превосходят размеры хищного ящера чипекве. Тот самый мокеле-мбембе, рост которого достигает 12 метров, а масса 15 тонн. Ящер, питающийся лианами и сочной растительностью, оставляющий следы длиной 90 сантиметров.

Слон массой до 5 тонн поедает, с нашей точки зрения, чудовищное количество пищи. Травоядный неодинозавр должен есть в 3 раза больше, чем самый крупный и прожорливый слон. Неодинозавров этих должно быть много, чтобы вид сохранился. Соответственно очень большой должна быть и та кормовая территория, на которой добывают себе пропитание травоядные неодинозавры. Но если это так, видимо, как и в случае с хищным чипекве, огромное чудовище давным-давно попало бы в поле зрения исследователей Африки. Мы же до сих пор имеем дело лишь с легендами аборигенов и не менее странными охотничьими историями, которые публикуются на страницах провинциальных газет, а затем, как сенсационное открытие, преподносятся читателям всего мира.

Время от времени в печати со ссылкой на прессу Южно-Африканской республики появляются сенсационные сообщения об озерах, в которых обитают какие-то таинственные существа, похожие на лохнесское, или загадочные змеи. Об одном из них мы писали в главе, посвященной неодинозаврам: бравый сержант Вик Ротчер трижды стрелял в морскую змею на озере Валь-Дам, однако все 3 раза дал промах. С той поры никто о морской змее в этом озере не слышал.

В 60-х годах мир облетело совершенно фантастическое сообщение о невероятном озере Фундудзи в Южной Африке. Вода в нем ежедневно колеблется и обладает чудесными свойствами, включая такое: пробы воды, взятые учеными, непонятным образом улетучивались из плотно закупоренных и даже завинченных пробкой бутылок, причем бутылка и пробка оставались целыми. Наконец, в этом невероятном озере обитает страшный змей…

Все это оказалось газетной уткой, которую, к сожалению, перепечатали без всяких комментариев некоторые наши газеты и журналы. Более разумно поступил журнал “Вокруг света”, назвав рассказ об очередной сенсации, связанной с чудовищем, обитающим в африканском озере, “Собрат Несси?”.

Единственно кто не сомневается в реальности Несси, — это владельцы отелей и ресторанов, расположенных вблизи озера Лох-Несс, — начинается эта заметка. “Легко понять острую зависть монополистов лохнесского чуда, когда они узнали, что у Несси появился конкурент в далекой Танзании. Там кто-то где-то когда-то (но неоднократно!) видел ужасного монстра: двуногого, десятипалого, с одним маленьким рогом, одним ухом и одним глазом, светящимся в темноте!”

Фотографий чудовища никто не делал, нет и следов с отпечатками 10 пальцев на каждой лапе. «Но танзанийские отеле-владельцы не унывают: они верят, что рано или поздно фантастический зверь попадется в ловушку, а до той поры потчуют доверчивых туристов “доподлиннейшими” описаниями его повадок».

Было бы нелепым и смешным отыскивать среди вымерших динозавров подходящего кандидата на то, чтобы считаться прототипом танзанийского Несси с одним ухом, одним глазом и десятипалыми лапами. Таких животных ни среди динозавров, ни среди рептилий, ни вообще среди населяющих и населявших нашу планету существ не было и нет.

 

Шанс для океана

Шансы дожить до наших дней у динозавров, населявших когда-то сушу, видимо, равны нулю: у хищного тираннозавра и травоядного трицератопса, летающего птеродактиля и неповоротливого стегозавра. Немногим больше шансы выжить у ящеров, ведущих полуводный образ жизни, громоздких утконосых динозавров. И еще больше у ящеров, для которых стихией стала вода.

Правда, как вы сами убедились, озера слишком маленькие экологические ниши для популяции огромных ящеров, питающихся рыбой. Однако есть моря и океаны, покрывающие одну третью часть планеты. В такой экологической нише могут разместиться и прокормиться не 200–300, а многие тысячи чудовищ, ящеров, превратившихся, подобно ихтиозавру или мозозавру, в полноценных обитателей водной стихии.

Не о таком ли неодинозавре идет речь, когда мы сталкиваемся с рассказами о таинственном гигантском морском змее, — рассказами, восходящими к глубокой древности, но тем не менее повторяющимися и в XX веке?

Великому морскому змею и многовековой истории его поисков мы посвятим следующую главу.

 

Глава восьмая: Драконы моря

 

Мифы, легенды, предания, сказки

Средневековая христианская Европа не сомневалась в реальности морского змея так же, как и во всемирном потопе, сотворении Евы из ребра Адамова и тому подобных сведениях, приведенных в Библии. Священная книга говорила о Левиафане, чудовище, которое по внешнему виду нечто вроде морского или водяного бегемота, царя зверей на Земле.

В “Книге Иова” Левиафан описывается следующим образом: “Круг зубов его — ужас. Крепкие чешуи его — великолепие. Они скреплены как бы твердой печатью, одна к другой прилегают так плотно, что и воздух не проходит между ними”. При этом “он вспенивает пучину, как кипящий котел, и море претворяет в кипящую мазь”. В “Книге Исайи” говорится: “В тот день поразит Господь мечом своим тяжелым и большим и крепким Левиафана, змея прямобегущего, и Левиафана, змея изгибающегося, и убьет чудовище морское”. Наконец, Псалмы утверждают: “И там большое и широкое море, где неисчислимое множество ползающих существ, больших и малых тварей. Там ходят суда. Там есть и тот Левиафан, которого ты создал, чтобы он играл там”.

Согласно Библии, есть несколько разновидностей Левиафана. Если в одной из них явно проглядывают черты кашалота, то чудовище морское, Левиафан с “крепкими чешуями” и вселяющим ужас “кругом зубов”, весьма смахивает на морского ящера.

Морской змей или дракон фигурирует в греческой мифологии. Морское чудовище пыталось съесть прекрасную царевну Андромеду. Вышедшие из воды огромные змеи удушили Лаокаона и двух его сыновей во время Троянской войны. О морских чудовищах говорят Аристотель и Сенека, Плиний и Эврипид.

На стенах ассирийского дворца в Ниневии, раскопанного археологами, есть изображение морского змея, которого видел царь Саргон II возле берегов острова Кипр. В исландской мифологии фигурирует Ермунганд, змей, которого бросили в “глубокое море, всю землю окружающее, и так вырос Змей, что посреди моря лежа, всю землю опоясал и кусает себя за хвост”.

Византийский историк Прокопий, живший в VI веке, во времена правления императора Юстиниана, сообщает: “Близ Константинополя из глубин Пропонтиды, иначе Мраморного моря, было выловлено огромное морское чудище, которое больше 50 лет топило корабли в прибрежных водах”.

И рыбаки, и моряки средневековья твердо верили, что в океане их подстерегает страшный морской змей. Они принимали различные “меры предосторожности”, чтобы избежать гибели (и по сей день рыбаки острова Ньюфаундленд перед тем, как выйти в море запасаются “бобровой струей”, резко пахнущим веществом, полученным из мускусных желез бобра, чтобы его запах отпугнул морского змея!).

В 1555 году скандинавский хронист Олав Магнус написал “Историю северных народов”. В ней он сообщает о том, что на острове Мус, в епархии Хаммер, появляется змея удивительных размеров. Впервые ее видели в 1522 году: “она поднимается высоко над волнами и свивается, как пружина”. Длина этого чудовищного змея около 23 метров. Еще больших размеров достигал змей, появлявшийся возле берегов Норвегии: его длина, по словам Магнуса, равнялась 60 метрам!

“Все, кто плавает вдоль берегов Норвегии, рыбачит здесь или торгует, соревнуются между собой в рассказывании историй о большой морской змее, которая живет в подводных скалах около Бергена”,— писал Магнус. Летними ночами этот змей выходил на берег и пожирал телят, свиней и другую живность. Не брезговал он и людьми, нападая на лодки. Приподнявшись над ними, он хватал людей и увлекал их в пучины. Глаза у гигантского змея были огненными, горящими в темноте.

В 1745 году епископ Эрик Понтоппидан из Бергена издал свою “Естественную историю Норвегии”, в которой говорил, что все люди, плававшие по морю, абсолютно убеждены в существовании гигантского морского змея. “Задавать им этот вопрос, — писал он, — все равно, что спросить, есть ли в море треска или угорь”.

Приводит Понтоппидан и такой факт: “В 1720 году морская змея в течение целой недели находилась в “маленьком заливе, куда она заплыла из открытого моря через узкий пролив. Спустя восемь дней, когда она покинула залив, там нашли змеиную кожу. Один конец ее свешивался в воду, и длина его не могла быть измерена, а другой был выброшен волнами на берег, где все могли его видеть. Однако использовать эту кожу оказалось невозможным, так как она представляла собой блестящую дряблую массу”.

Житель Бергена, сообщал далее Понтоппидан, капитан Лоренц фон Ферри, человек здравомыслящий и серьезный, в заявлении, клятвенно подтвержденном двумя моряками, сообщал, что вблизи Мольде он натолкнулся на огромную морскую змею — или дракона, так как у чудища длиной 35 метров была лошадиная голова с длинной белой гривой. Тело чудовища свивалось в кольца, причем одно кольцо отстояло от другого метра на два. Всего же капитан насчитал шесть таких колец. Лоренц фон Ферри выстрелил в змея, животное погрузилось под воду, оставив на поверхности кровавый след.

Датский миссионер Ханс Эгеде, живший в то же время, что и Понтоппидан, сообщает, что 6 июня 1734 года он находился на 64° северной широты у берегов Гренландии. И тут он и команда корабля “увидели страшное животное, не похожее ни на что из виденного нами до сих пор. Оно так высоко подняло голову над волнами, что она, казалась, возвышается над марсами нашего судна. Чудовище дышало слабее, чем кит; голова у него более узкая, чем тело, которое казалось коротким и морщинистым. Животное передвигалось при помощи огромных плавников, находившихся у него под брюхом. Немного спустя мы увидели и его хвост. Общая длина чудовища превышала длину нашего судна».

 

Встречи со Змеем, век XIX

Все эти сообщения, как вы видите и сами, весьма сомнительны. Во всяком случае, они грешат преувеличениями. Да и что можно было требовать от наблюдателей, не знавших ни зоологии, ни палеонтологии, ибо в ту пору об этих науках никто и не слыхивал. Но вот настал просвещенный “железный” XIX век. Между Старым и Новым Светом установилась надежная связь, тысячи кораблей, парусных и паровых, стали пересекать Атлантику… и вслед за тем начали появляться сообщения капитанов, моряков, пассажиров судов, плывущих по Атлантике, о том, что они встречали на пути огромного морского змея. Ни о какой мифологии здесь не могло быть и речи. Это были свидетельские показания, клятвенно подтвержденные, и не одного человека, а многих людей.

В 1808 году на пляж острова Стронсей в группе Оркнейских островов (у северо-восточной оконечности Англии) были выброшены останки странного морского животного, имевшего очень длинный спинной гребень, три пары брюшных плавников и заостренный хвост.

В августе 1817 года многие жители штата Массачусетс в районе между Глочестером и мысом Энн видели, как в Атлантике, неподалеку от берега, проплыла огромная, длиной 20 метров, морская змея. Затем змею эту видели сотни людей на атлантическом побережье Северной Америки, от мыса Гатте-рас в Массачусетсе на юге до острова Ньюфаундленд на севере.

12 мая 1818 года шхуна “Адамант”, шедшая из Пенобскота в Хингем, повстречала странное существо. По словам капитана Джозефа Вудворда, около 2 часов пополудни был замечен крупный предмет в океане. Капитан подумал, что, быть может, это судно, потерпевшее крушение, и отдал приказ подойти к плавающему предмету поближе. И тут экипаж шхуны увидел, что это не предмет, а “чудовищный змей”, извивающийся в воде и агрессивно настроенный. Приблизившись к чудовищу метров на 20, по приказу капитана экипаж “Адаманта” открыл стрельбу из пушек и ружей. Ядра, однако, не причиняли морскому змею вреда, отскакивали от него, словно мячи. Но змей погрузился в воду, а затем всплыл снова, причем голова его была по одну сторону “Адаманта”, а хвост — по другую. В течение 5 часов чудовище, длина которого, по мнению капитана, составляла 40 метров, а толщина 1,8 метра, находилось вблизи шхуны, но напасть на нее не решалось.

В 1833 году, когда шум вокруг сенсационного появления морского змея возле берегов Америки утих, несколько офицеров Британского флота клятвенно заявили, что видели морского змея в районе Галифакса, у берегов Канады, во время рыбалки. Сначала они обратили внимание на дельфинов, возбужденно выпрыгивавших из воды. А потом “на расстоянии 150–200 ярдов от корабля офицеры увидели голову и шею какого-то обитателя глубин, похожего на змею. Голова его была высоко поднята над водой и во время плавания то высовывалась далеко вперед, то откидывалась назад”.

В августе 1848 года британский фрегат “Дедалус”, возвращаясь из Ост-Индии, встретил в Атлантике, в районе между мысом Доброй Надежды и островом Святой Елены, удивительное существо. «Когда наше внимание было привлечено предметом, появившимся на поверхности моря, мы решили, что это огромная змея. Мы не заметили никаких конечностей, служивших животному для передвижения в воде, и никаких признаков горизонтального движения. Оно быстро прошло на таком близком расстоянии, на котором я мог бы узнать знакомого человека невооруженным глазом. Скорость его движения была в пределах 12–15 миль в час, — писал капитан “Дедалуса” Мак-Кью. — Сразу же за головой диаметр тела животного имел 40–50 сантиметров. Змеиная голова на протяжении двадцати минут наблюдения все время находилась над поверхностью воды. Сверху она была коричневой, а снизу — светло-желтой. Животное не имело плавников, но на спине у него было нечто вроде гривы или пучка водорослей».

Это описание дополняет один из офицеров “Дедалуса”, по мнению которого у чудовища были плавники, не замеченные капитаном Мак-Кью: “У меня сложилось впечатление, что это была скорее ящерица, нежели змея. Ее движения были непрерывными и однообразными, как если бы производились плавниками, а не колебательными движениями тела”.

Морское чудовище плыло рядом с “Дедалусом” в течение получаса. Это позволило сделать зарисовку с натуры странного существа. Рисунок и показания команды “Дедалуса” опубликовала популярная английская газета “Таймс”, что вызвало настоящую сенсацию во всем мире, ибо это сообщение перепечатали многие другие газеты и журналы. Ричард Оуэн, известный палеонтолог, заявил, что морские чудовища, подобные плезиозаврам или ихтиозаврам, вымерли десятки миллионов лет назад. Скорее всего экипаж “Дедалуса” видел не ящера или морского змея, а морского слона — огромного, достигающего 6 метров в длину и 3 тонн массой, тюленя. Со своей родины, ледяной Антарктиды, он был занесен в тропики айсбергом, и возвращался вплавь к себе домой, когда его повстречал в этих водах “Дедалус”.

Капитан Мак-Кью решительно опроверг это предположение. Тюленей, включая морских слонов, он и его команда превосходно знают. А чудовище, которое они видели, не похоже ни на тюленя, ни на кита, ни на гигантского кальмара, вообще ни на одно из известных науке животных.

Вслед за тем в поддержку Мак-Кью в печати стали выступать и другие моряки, встречавшиеся в океане с морским змеем, но не решавшиеся до той поры заявлять об этом в печати, боясь насмешек и недоверия. Оказалось, что с 1818 по 1848 год в разных районах Мирового океана 82 раза встречали это странное существо!

В том же 1848 году, когда произошла памятная встреча “Дедалуса” с морским чудовищем, в канун Нового года, экипаж военного корабля “Плюмпер” видел морскую змею, с которой также удалось сделать зарисовку (напомним, что фотоаппаратов в те времена еще не было).

В мае 1863 года королевское почтовое судно “Афинянин” натолкнулось на морскую змею длиной почти 30 метров. В 1875 году с борта британского барка “Полина”, шедшего в Занзибар, наблюдали захватывающую сцену битвы кашалота и “морского змея”, обхватившего кашалота вокруг туловища. В течение четверти часа шло сражение гигантов моря, причем экипаж “Полины” разглядел большую голову змеи, светлое брюхо и коричневую спину. Потом борцы скрылись в океанских глубинах…

В 1876 году судно “Нестор” шло в Шанхай из Англии. Капитан “Нестора” неожиданно обнаружил отмель, которую карты не указывали. Приглядевшись внимательней, капитан и судовой врач заметили, что отмель движется. Это было огромное, длиной около 14 метров, существо, напоминавшее лягушку или саламандру, с 6-метровой головой и черно-желтым хвостом.

В следующем, 1877, году в Средиземном море корабль “Осборн”, находившийся на широте острова Сицилия, повстречал неизвестное существо. Вот какая запись была сделана в его судовом журнале: “Движение плоских плавников у животного было как у черепахи, и оно напоминало огромного тюленя; его голова до плеч имела около 15 метров”.

В 1892 году в Лондоне вышла солидная, 600 страниц, книга под названием “Гигантский морской змей”. Автором ее был доктор зоологии и ботаники, директор Королевского ботанического и зоологического общества в Гааге А. К. Удеманс. В книге были собраны многочисленные рассказы, легенды, официальные рапорты и сообщения о драконе моря, гигантском морском змее, чудовище в океане, словом, о странном, неведомом науке существе, обитающем в Мировом океане. Начиная с 1522 года (вспомните сообщение Олава Магнуса) и кончая 1890 годом А. К. Удеманс зарегистрировал 162 встречи человека с морским змеем.

Эти встречи продолжались и после того, как монография “Гигантский морской змей” увидела свет. В XX столетии вплоть до нынешнего времени продолжают появляться сообщения о том, что таинственное животное, живущее в океане, — это не плод фантазии, а реальное существо.

 

Встречи со Змеем, век XX

22 февраля 1901 года на пляже Ньюпорт, в Калифорнии, было обнаружено мертвое чудовище, выброшенное на берег волнами. Индеец и двое белых американцев разрубили его на такие мелкие кусочки, что ученые отказались определить животное по его останкам.

В протоколах Французской академии наук от 27 июня 1904 года есть такая запись: «После полудня 25 февраля 1904 года, направляясь к выходу из залива “Десидэ” встретил возле скал Нуа странное животное… Я видел все части животного, последовательно погружавшиеся в воду вертикальными волнообразными движениями. Оно имело вид сплюснутой змеи и, по моей оценке, достигало в длину около 30 метров при наибольшей толщине 4–5 метров».

В 1906 году в Трудах Зоологического общества появилось описание, сделанное двумя профессиональными зоологами, членами Лондонского зоологического общества Э. Мид-Уолдо и Майклом Дж. Николлом. В декабре 1905 года они находились на борту яхты “Валгалла”, плывшей возле берегов Бразилии, в районе порта Белем (Пара), в Южной Атлантике. «7 декабря 1905 года мы находились на корме яхты “Валгалла”, когда мистер Николл вдруг обратил мое внимание на странный предмет, который плыл в ста ярдах от яхты. Я взглянул и тотчас увидел большой плавник, торчащий над водой. Он был длиной около шести футов и фута на два выступал над водой. Я направил на него свой полевой бинокль и… увидел огромную голову и шею, поднимающиеся из воды впереди плавника, — описывал Э. Мид-Уолдо свои наблюдения за странным обитателем океана. — …позади плавника под водой угадывались очертания какого-то крупного тела. Внезапно впереди плавника появилась угреподобная шея около шести футов длиной, толщиной с человеческое бедро, которая заканчивалась головой, похожей на голову черепахи.»

В том же 1906 году, когда появилось первое, сделанное зоологами-профессионалами наблюдение морского змея, 20 марта капитан парохода Приттер вблизи Дунгенеса видел труп морской змеи с длинными белыми полосами, идущими вдоль тела.

Во время первой мировой войны подводные лодки торпедировали не только неприятельские корабли, но и… неведомое морское чудовище, скрывавшееся в глубинах. 30 июля 1915 года немецкая подлодка “U-28” у берегов Ирландии потопила английский пароход “Иберия”. После взрыва торпеды, попавшей в корабль, из воды на высоту 20 метров с лишним выскочило странное, напоминающее крокодила существо с узкой головой, длинным хвостом и двумя парами мощных, похожих на лапы ласт. Чудовище перевернулось в воздухе, шлепнулось в воду и бесследно исчезло.

В 1917 году с таинственным животным повстречался британский патрульный крейсер “Хиллари”. Встреча произошла в 70 милях от берегов Исландии, в Северном море. Вот как рассказывает о ней капитан “Хиллари”:

«В 9 часов утра я сидел за письменным столом в своей каюте, когда получил сообщение: “Предмет справа по борту!” Через три секунды я был на мостике.

— Перископ? Где?

— Нет, сэр, не перископ, — ответил дежурный офицер, — больше похоже на живое существо, но это не кит.

И он показал на предмет, который на первый взгляд можно было принять за ствол корявого дерева. Однако при внимательном рассмотрении в бинокль стало ясно, что это живое существо, а “корни” оказались его головой и спинным плавником. Животное представляло хорошую мишень для учебной стрельбы в цель, и я отдал команду расчету приготовиться…

Голова “змея” была похожа на голову огромной коровы — черная, с белой отметиной на лбу, — но без рогов и ушей. Длина шеи не меньше двадцати футов, а плавник возвышался над водой фута на четыре. Общая длина этой твари — около 60 футов. Ясно видны были змееобразные движения шеи, она изгибалась полукругом, когда животное поднимало голову, чтобы оглядеться.»

Первый залп был сделан, когда до чудовища было около километра. Три-четыре снаряда разорвались в 20 метрах от цели, но животное продолжало плыть по поверхности моря. Второй залп также не причинил ему вреда. Один из снарядов третьего залпа попал в цель: вверх взметнулся столб воды, змей забился в судорогах — и исчез под водой. “Мы больше не видели странное существо, хотя подошли близко к тому месту, где оно находилось в последний раз”,— констатирует капитан “Хиллари” Дин.

Сообщения о таинственном животном продолжали поступать и после того, как первая мировая война окончилась. В ноябре 1922 года на берегу залива Делавэр в Северной Америке обнаружен был труп морского змея, масса которого составила 15 тонн, туша имела серую, как у слона, кожу.

В 1930 году англичанин Р. Т. Гульд выпустил книгу, посвященную таинственному морскому змею. Через 2 года, в мае 1932 года, произошло сильное землетрясение в Северной Атлантике. Сотни тысяч обитателей вод — рыб, тюленей и т. д. — были выброшены на берег в районе Ньюфаундленда. Среди них имелось змеевидное тело странного существа с заостренной головой и пастью, вооруженной зубами.

В декабре 1947 года из Нью-Йорка в колумбийский порт Картахену отправился лайнер “Сайта Клара”, плавающий под греческим флагом. 30 декабря корабль находился возле берегов Северной Америки, в 118 милях восточнее мыса Лукаут (около 35° северной широты и 75° западной долготы). Был ясный солнечный день, когда Джон Эксельтон, третий помощник капитана, увидел змееподобную голову, поднявшуюся над водой в 10 метрах от правого борта. Его возглас привлек внимание к морскому чудовищу двух помощников. Все трое, пораженные, наблюдали за ним, пока оно не скрылось за кормой.

“Голова чудовища имела приблизительно 75 см в поперечнике, 60 см толщины и 1,5 метра длины. Тело цилиндрической формы, около 90 см толщины. В то время, когда чудовище поравнялось с капитанским мостиком, можно было увидеть, что вода в радиусе 10–12 м окрасилась в красный цвет. Видимая часть тела была около 10,5—11 м длины. Можно было предположить, что вода окрасилась кровью животного, которое нос корабля разрезал пополам.

…С момента, когда чудовище было замечено впервые, и до того, как оно исчезло вдали за кормой, оно билось в агонии. Кожа его казалась темно-коричневой, гладкой. На голове, шее и видимых частях тела не было заметно ни плавников, ни волос, ни выростов”,— так описал все случившееся капитан “Санта Клары”, давая интервью корреспонденту агентства Ассошиэйтед Пресс.

В 1947 году через Тихий океан отправился в плавание плот “Кон-Тики”, экипаж которого возглавлял прославленный норвежский путешественник и исследователь Тур Хейердал. Приведем выдержки из путевого дневника капитана “Кон-Тики”, свидетельствующие о встречах с неизвестными морскими животными.

“11 мая. Сегодня вечером во время ужина рядом с нами у края плота дважды вынырнуло громадное морское животное. Поплескавшись на поверхности, оно исчезло; мы так и не знаем, что это было такое…

6 июня. Герман видел покрытую колючками толстую рыбу с темной спиной, белым брюхом и тонким хвостом. Она несколько раз выскакивала из воды справа по борту…

16 июня. Наблюдали удивительную рыбу у носа плота слева. Длина — два метра, максимальная ширина — один фут; коричневая, морда длинная, тонкая, около головы вверху большой плавник, посреди спины еще один поменьше, большой серповидный хвостовой плавник. Держится у поверхности, во время движения извивается угрем…

17 июня. Сидя в полдень на верхушке мачты, Эрик заметил штук тридцать — сорок длинных, тонких бурых рыб, точно таких, какую мы видели вчера. Они неслись со страшной скоростью с левой стороны и исчезли вдали за кормой, слившись в одно сплошное бурое пятно…

18 июня. Кнут заметил змееподобное существо в два-три фута длиной, которое стояло торчком в воде у самой поверхности и затем ушло в глубину, извиваясь наподобие “ужа”.

В том же 1947 году рыбак Джордж Зегерс неподалеку от своей лодки увидел голову чудища на длинной шее. “Два черных, как смоль, глаза смотрели пристально. Они крупно выступали на голове, как две булки. Я никогда не видел ничего подобного”,— рассказывал Зегерс. Произошла эта встреча возле канадского острова Ванкувер, на восточном побережье Тихого океана. Прошло немного времени и на западном берегу Ванкувера обнаружили скелет животного длиной 12 метров с головой, напоминающей баранью.

В феврале 1950 года судья Браун прогуливался с дочерью и женой на берегу острова Ванкувер. В 150 метрах от берега он увидел странное существо. “Его голова, похожая на голову змеи, поднималась над водой ка полтора метра, — свидетельствовал судья Браун. — Вероятно, животное было очень крупным. Нам показалось, что оно посмотрело на нас, а затем погрузилось в воду. Плавало чудовище очень быстро, так как оно показалось вскоре уже метров за 300. Я видел животное три раза”.

В 1956 году загадочное животное наблюдали вблизи острова Ньюфаундленд в Северной Атлантике, в 1958 году — у берегов Южной Африки. В 1959 году рыбаки из южноафриканского порта Дурбан сообщили, что видели два десятка чудовищ, длиной 10 метров каждое.

Встречи с неведомым обитателем Мирового океана состоялись и в 60-е годы нашего столетия. В 1960 году его наблюдали в Тихом океане у островов Новые Гебриды. Неизвестное существо с гривой видели — и довольно часто — в районе бухты Кадборо на острове Ванкувер. В 1964 году, в мае, экипаж рыболовного судна “Нью Бедфорд” видел в заливе Массачусетс чудовище с головой крокодила на длинной змеиной шее.

В том же 1964 году, в декабре, состоялась одна из самых замечательных встреч с морским змеем, ибо удалось сделать фотографию загадочного обитателя океана. Но об этом стоит рассказать подробнее.

 

Змей Ле Серрека

Весной 1960 года от берегов Франции отчалила шхуна “Сент-Ив-д’Армор”, на борту которой был ее владелец, француз Ле Серрек, его жена, маленькая дочь и три матроса. Маршрут судна, длина которого 20 метров, не был строго определен. За 4 года шхуна прошла 27 тысяч миль, посетила Испанию и США, Марокко и острова Зеленого мыса, Антильские острова и Панаму, Колумбию и Маркизский архипелаг, Новую Каледонию и Австралию. За время плавания экипаж судна пополнился… родившейся в марокканском порту Касабланка Гвенолой, а затем и малюткой Ив, появившейся на свет в багамском порту Нассау. Трое детей на борту шхуны, экипаж которой три матроса, — явление, безусловно, исключительное. Но не этим интересна нам морская одиссея шхуны “Сент-Ив-д’Армор”. Предоставим слово самому Ле Серреку:

“Мы решили возвращаться во Францию, однако 3 июля потерпели кораблекрушение у Большого Барьерного рифа. Произошло это из-за предательских течений в узком проходе, усеянном рифами, и скверной погоды. Всю ночь мы провели на полузатопленном паруснике, вслушиваясь в рев океана и отбиваясь от яростных волн. И речи быть не могло о том, чтобы спустить на воду спасательную лодку. Только утром мы решились на резиновом плоту доплыть до ближайшего острова, находившегося, по нашим подсчетам, в 30 милях. К несчастью, снова начался шторм, пошел дождь, и нам пришлось три дня мокнуть на небольшом рифе, испытывая все муки голода, страха и холода”.

В момент катастрофы на борту плота, кроме Ле Серрека и его команды, находилось четверо австралийских друзей. Прошли три бессонных ночи, так как заснуть на постоянно колышущемся плоту было невозможно. На четвертый день шторм утих, “и мы поплыли к островам Перси. Достаточно было подуть свежему ветру, и наша гибель стала бы неминуемой. Одиннадцать часов мы гребли, как сумасшедшие, чтобы наконец оказаться в безопасности у острова Пин-Пик. Мы не сомневались, что наш верный “Сент-Ив-д’Армор” погиб, а вместе с ним и огромное количество бесценных материалов. К счастью, мы сняли с парусника фотоаппараты и кинокамеры”.

О том, чтобы отправиться во Францию на новом паруснике, не могло быть и речи, — “слишком тяжелым испытанием было кораблекрушение для детей и для нас, — пишет далее Ле Серрек. — Два месяца мы отдыхали в Сиднее, приводя в порядок расстроенные дела. Мы решили не покидать Австралию, не побывав на знаменитом Большом Барьерном рифе — коралловой гряде длиной в две тысячи миль”.

Лагерь был разбит на небольшом коралловом острове Хук у побережья австралийского штата Квинсленд, ибо здесь отсутствовали акулы, столь частые в этих местах. “Несколько дней над островом бушевал циклон. Проливной дождь четыре дня не давал выйти из палатки. Утром 12 декабря наконец прояснилось и мы решили отправиться постирать белье на другую сторону бухты, к небольшому водопаду. Было часов девять утра, когда моя жена Раймонда, наш австралийский друг Хенк де Йонк, трое детей и я устроились в моторной лодке и тронулись в путь”,— рассказывает Ле Серрек.

Первой увидела чудовище Раймонда. “Мы были ошеломлены, только дети остались спокойны, по-видимому, решив, что это акула или кит, а к ним мы давно привыкли. ОНО не двигалось, и мы начали потихонечку приближаться. Убедившись, что животное не замечает нас, и разглядев на боку у него широкую рану, мы решили действовать. Высадив детей и зарядив аппараты, мы подплыли совсем близко к животному и снимали его в течение получаса. Хотя нам казалось, что оно мертво, мы не решались его трогать. Затем мы с Хенком решили сделать несколько подводных снимков. Глубина была метра три, и вода оказалась мутной. Пришлось приблизиться к чудовищу на шесть метров, чтобы начать съемку. Но тут оно угрожающе открыло пасть. Едва справляясь со страхом, мы продолжали снимать еще несколько секунд. Когда же чудовище стало медленно поворачиваться в нашу сторону, мы обратились в паническое бегство”.

С лодки жена Ле Серрека видела, как странное животное скрылось в глубине. Двигалось оно неуклюже, так как, по всей видимости, было ранено, совершая горизонтальные, зигзагообразные движения, подобные движениям угря или змеи.

“В течение нескольких дней мы тщетно искали чудовище, обшаривая окрестные пляжи, — продолжает свой рассказ Ле Серрек. — Мы решили, что оно появилось на мелководье из-за раны, нанесенной винтом или форштевнем корабля. Ослабев от раны, чудовище стало мишенью для атаки мелких и крупных подводных хищников. Ища укрытия, оно и приплыло в места, где мы ни разу не встретили ни одной хищной рыбы. Общая длина чудовища 22–24 метра. Оно было черного цвета, с коричневыми полосами, расположенными через каждые полтора метра. Само туловище было длиной метров в восемь и заканчивалось гибким сильным хвостом. Голова черного цвета, местами переходящего в коричневый, похожа на змеиную, но череп довольно высок для пресмыкающегося: примерно 1–1,2 метра. Ширина — около 1,2 метра. Глаза бледно-зеленые, с черными вертикальными зрачками. Зубы мы разглядели плохо: как будто они были небольшими. Полость рта беловатая. Кожей чудовище напоминало акулу — на ней мы не заметили никаких следов чешуи. Не увидели мы также никаких плавников и какого-либо подобия костевых наростов, не заметили мы и дыхательных движений”.

Ле Серрек заключает свой обстоятельный рассказ такими словами: “К сожалению, наши взоры были прикованы к раскрытой пасти чудовища, и мы многое не могли заметить”.

В течение нескольких месяцев Ле Серрек никому не сообщал о своей встрече с чудовищем, ибо дожидался, когда проявят пленки, снятые им в бухте острова Хук. Свое заявление в печати, сопроводив его фотографиями, Ле Серрек сделал в феврале 1965 года, и оно тотчас же вызвало бурную полемику среди ученых. Многие из них заявили, что это — мистификация. По мнению других, чудовищем мог быть лопнувший метеорологический шар, покрывшийся водорослями, или рулон ткани, обвязанный бечевками и брошенный в воду, или одна из тех пластиковых цистерн, которые американцы использовали в виде эксперимента для перевозки горючего, или же какой-либо другой неодушевленный предмет. Однако большинство специалистов решило, что Ле Серрек столкнулся с каким-то живым существом.

— Если описание точно, то животное неизвестно науке, — сказал доктор Вуд, директор Квинслендского музея.

— Экстраординарное и не похожее ни на одного известного науке жителя морских глубин животное, — заявил доктор Ф. Талбот из Австралийского музея в городе Сиднее, добавив при этом, что это мог быть гигантский угорь, размеры которого увеличены рефракцией.

— Я специалист по дельфинам и китам, но животное не похоже ни на тех, ни на других, — сказал преподаватель зоологического факультета Сиднейского университета доктор Давбин.

По мнению Бернара Эйвельманса, специализирующегося на поисках неведомых науке существ (его книга “По следам неизвестных животных” пользуется популярностью и в нашей стране), чудовище, сфотографированное Ле Серреком, напоминает описание отвратительного существа, которое наблюдал в 1925 году француз Журден, и огромного морского змея, которого видели в 1876 году.

Известный охотник за неодинозаврами Айвен Сандерсон предположил, что чудовище — глубоководная рыба, вероятнее всего одна из 350 разновидностей угря, полностью лишенная наружных органов и поэтому напоминающая змею.

Подводный охотник и исследователь Линклатер заявил, что чудовище Ле Серрека — это масса морских сомиков, сбивающихся во время миграций в плотные и длинные косяки, что и создает иллюзию сплошного змеевидного тела.

Возражая ему, доктор Гринвуд из Британского музея в Лондоне отметил, что морские сомики никогда не группируются в продолговатые косяки, а сбиваются в шарообразные стаи. К тому же, если это был бы все-таки косяк, на фотографии удалось бы различить отдельных рыбок, а их там не видно.

Аквалангист Сантер объявил чудовище обыкновенным скоплением крохотных кальмаров. Исследовательский центр Франции устами своих специалистов высказал такое предположение: “Ле Серрек упоминает о циклоне, который предшествовал его открытию. Возможно, циклон вызвал возмущение в глубинных слоях океана, и в результате животное, которое обычно живет на глубине в сотни метров, оказалось на поверхности. Было бы желательно изучить поверхностные течения около острова Хук, ибо они могли вынести на поверхность потревоженное циклоном животное”.

Большинство ученых отвергло предположение о том, что Ле Серрек встретил какое-то крупное морское млекопитающее: ведь у чудовища не видно наружных органов, вроде ласт или лап, не замечены были и органы дыхания. Может быть, это гигантский морской змей или змееподобное пресмыкающееся типа мозозавра, сохранившееся и по сей день?

Пока шли споры о том, кем же является змей Ле Серрека, были получены новые сообщения о встрече с драконом моря в водах Мирового океана. Причем приходили они из мест, удаленных друг от друга на многие тысячи километров.

 

Последние встречи со Змеем

В полночь 9 августа 1968 года экипаж японского судна “Иохомару”, находившегося в Аравийском море, ощутил внезапный толчок. Судно начало крениться на борт, через 20 минут крен достиг критической величины и сквозь пробоину в стальной обшивке, толщиной 22 миллиметра, хлынула нефть.

Танкер, потеряв 10 тысяч тонн груза, добрался до Бахрейнских островов. В корпусе судна обнаружили рваное отверстие размером 50 на 20 сантиметров. Эксперты компании, строившей танкер, решительно заявили, что судно было спущено на воду без дефектов и причину аварии надо искать в океане. Натолкнуться на какую-либо подводную скалу или риф танкер не мог, так как плыл по глубоководному району, достаточно хорошо изученному и исхоженному многими судами. Нет оснований считать, что произошло столкновение с подводной лодкой. “Может быть, это было какое-то морское чудовище?” — предполагает газета “Майнити дейли ньюс” и добавляет, что десятью днями позже такой же загадочный случай в Индийском океане произошел с другим японским судном.

Предположение, что загадочный обитатель океанских глубин “протаранил” 22-миллиметровую стальную обшивку танкера, оставив в ней огромную брешь, весьма рискованно… Но не прошло и года, как газета “Миррор”, выходящая на острове Кодьяк, возле побережья Аляски, известила о новой встрече с морским чудовищем. На сей раз его засек эхолот, установленный на рыболовецком судне “Майларк” и предназначенный для обнаружения косяков рыбы.

“Майларк” промышлял креветку у берегов острова Малиновского в проливе Шелехова на Аляске (многие местности Северо-Западной Америки носят русские названия, ибо первооткрывателями их были наши соотечественники). Эхолот “Симрад”, сконструированный норвежцами, исключительно точно и добросовестно ведет запись подводного профиля и записывает его схематическое изображение на непрерывно движущуюся графленую ленту шириной 5 дюймов. Неожиданно на ленте появился контур, напоминающий огромное существо с двумя парами мощных плавников и длинным суживающимся к концу хвостом. Обозначились и контуры длинной тонкой шеи и курносой головы…

Произошло это 30 апреля 1969 года. Три года спустя, в ясный летний день капитан Коуп с борта своей маленькой шхуны увидел на дне Калифорнийского залива странное существо. Лучи солнца просвечивали воду на большую глубину и позволяли видеть песчаное дно. Неожиданно Коуп разглядел гигантское чудовище, ползущее по дну. Оно напоминало крокодила с длинной шеей, а при движении взмахивало четырьмя конечностями, похожими на ласты. Капитан, пораженный невиданным зрелищем, не сразу позвал кого-либо из экипажа шхуны, чтобы убедиться в том, что видит не призрака, а живое существо… А через несколько секунд чудовище скрылось в глубинах, и капитан Коуп оказался единственным свидетелем явления дракона моря у побережья Калифорнии.

Зато другое чудовище наблюдала вся команда судна, причем не просто наблюдала, а имела возможность изучить его и сфотографировать. Произошло это в 1977 году, в июле, когда японское рыболовное судно “Дзуйо-мару” совершало свой обычный рейс у берегов Новой Зеландии, в районе порта Крайстчерч.

Лебедки вертелись, в очередной раз поднимая трал с уловом. Вдруг среди рыб показалась темная масса, очертаниями напоминающая ящерицу, только огромных размеров. Останки таинственной рептилии испускали страшное зловоние, но тем не менее рыбаки подняли их краном на палубу, чтобы получше рассмотреть.

Были сделаны цветные снимки мертвого чудовища, представитель рыболовной компании М. Яно, находившийся на борту “Дзуйо-мару” и оказавшийся неплохим рисовальщиком, сделал ряд набросков чудовища, поднятого из океана. Животное имело 9 метров 60 сантиметров в длину, 1,5 метра в ширину и массу 2 тонны, а плавники были в длину по 2 метра каждый. Чудовище обладало маленькой головой и длинным хвостом.

Зловоние, которое шло от мертвого дракона моря, было столь невыносимо, что его труп в конце концов выбросили в море. «Это ни рыба, ни кит, ни любое известное нам животное, — заявил на страницах американской газеты “Интернейшнл геральд трибюн” директор программы зоологических исследований при японском Национальном научном музее профессор Иосинури Имаидзуми. — Это рептилия, и рисунки дают большое основание считать, что речь идет о плезиозавре. Находка подобного животного была бы бесценной, исключительно важной. Она свидетельствовала бы о том, что плезиозавры не вымерли, так как невозможно представить, чтобы до наших дней мог выжить только один экземпляр. Их должно быть несколько.

Сообщение о сенсационной находке перепечатали многие газеты и журналы мира. Появилось оно и на страницах советского научно-популярного журнала “Знание — Сила” в 1978 году. А в следующем, 1979, году первый номер этого хорошо известного и любимого читателями журнала опубликовал уже не перепечатку из зарубежной прессы, а оригинальный материал. Речь в нем шла о наблюдениях, сделанных советскими моряками в Индийском и Тихом океанах.

 

Загадочные долгоносики

Весной 1978 года в юго-западной части Тихого океана два члена экипажа советского промыслового судна — моторист В. Ф. Варивода и В. И. Титов, проработавший два десятка лет марсовым наблюдателем, — увидели примерно в 70 метрах впереди и справа по ходу судна предмет, очертаниями напоминающий спинной плавник кашалота, только иной окраски и больших размеров. В центре этого предмета даже невооруженным глазом видны были многочисленные светлые полоски, которые очерчивали подобие полусферического образования. Судно приблизилось метров на 50, и по мере приближения один склон “холма” постепенно увеличивался в размерах. На гребне волны показалась голова неизвестного животного, которое медленно двигалось, открыв зубастую пасть.

“Крутой округлый затылок возвышался над водой примерно на полтора метра. На верхней челюсти ярко выделялась белая полоса, которая, постепенно расширяясь, тянулась от конца морды до угла рта и была окаймлена снизу узкой черной полосой. По середине белой полосы проходил гребень. К углам рта он разделялся, и его половины, окруженные полосами белого цвета, полуохватывали спереди светло-серое пятно диаметром около 45–50 сантиметров. В профиль голова имела конусовидную форму. Высота верхней челюсти на уровне угла рта составляла около 1 метра, толщина ее переднего конца — 30–40 сантиметров, общая длина головы — от 1,5 до 2 метров. От верхней челюсти вниз и по всей ее длине отходили черные полосы (по-видимому, эти полосы есть не что иное, как межзубные пространства). Само тело в воде не просматривалось”,— так описывает, со слов В. И. Титова, неизвестное животное старший научный сотрудник лаборатории по изучению китообразных ТИНРО кандидат биологических наук А. Кузьмин.

Следом за животным на поверхности воды тянулись две цепочки круговых завихрений. Промысловики хорошо знают “блины”, завихрения, остающиеся в воде за движущимися китообразными животными — дельфинами, косатками, кашалотами, китами. Но не две, а одну цепочку “блинов” оставляют китообразные. К тому же, в отличие от “блинов”, завихрения, которые оставляло неизвестное морское животное, имели форму эллипса, а не круга, и создавали иллюзию кипящей воды. Между двумя цепочками завихрений изредка появлялись и блины, но очертания их были расплывчаты. Явления эти характерны при движениях плавников, туловища и хвоста животного, изгибающего свое тело под водой.

«После того как мы проинформировали по рации все суда, находящиеся в этом районе, о возможности встречи с загадочным животным, выяснилось, что наше наблюдение — не единственное, — рассказывал В. И. Титов А. Кузьмину. — Так, в мае 1973 года около Тасмании члены экипажа промыслового судна капитан Л. В. Горячий видели голову животного, по форме похожую на голову лошади. Леонид Васильевич принял встреченное животное за ящера, виденного им в кинокартине режиссера Згуриди “Зачарованные острова”. Однако его сообщение посчитали несерьезным. Сейчас, как выяснилось в ходе беседы, он помнит только те детали, которые произвели на него наиболее сильное впечатление: неглубокие складки на шее животного и большие — как блюдца — глаза».

В письме, присланном крупнейшему в нашей стране знатоку морских млекопитающих профессору А. В. Яблокову, А. Кузьмин информировал ученого о том, что В. И. Титова он знает 10 лет по совместным плаваниям, верит его наблюдательности и считает человеком, абсолютно не склонным к фантазиям или розыгрышам. В. И. Титов сказал, что и в Индийском океане, между 25 и 35° южной широты, он неоднократно видел такого же кита-долгоносика. Длина рыла долгоносика составляет примерно треть длины тела, окраска светло-коричневая, а вся длина животного равна 5–6 метрам. Долгоносик выпускает вверх небольшой фонтан. Встречается он, как правило, не один, а группой из 6–7 особей, среди которых есть и детеныши.

Рисунок животного, очередного кандидата в “неодинозавры”, выполненный старшим научным сотрудником лаборатории китообразных ТИНРО кандидатом биологических наук А. Кузьминым со слов В. Титова. Публикация журнала “Знание — Сила”, № 1 за 1979 год.

«Когда я В. Титову показал рисунки и фотографии бутылконосов, дельфинов и плавунов, он с уверенностью, не колеблясь, сказал, что ни один из них не похож на его “долгоносиков”,— писал А. Кузьмин. — Весьма странно другое: увидев на рисунке ихтиозавра, он просто поразился сходству с “долгоносиком”.»

По мнению А. Кузьмина, описания очевидцев “выводят на единственное пока предположение: промысловики видели морское пресмыкающееся крупного размера”. И если оно верно, это означает: моряки встретились с живым ископаемым, морским ящером, считавшимся вымершим десятки миллионов лет назад.

… Итак, от библейских времен и глубокой древности мы приходим к самой что ни на есть современности. Не суеверные люди давно минувших времен, отягощенные предрассудками и страхами перед водной стихией, плававшие на утлых суденышках, а люди, живущие в век атома и космоса, плавающие на судах, оснащенных локаторами и современной аппаратурой, утверждают, что они видели морское чудовище, таинственного морского змея.

Кто же он, этот дракон моря?

 

Глава девятая: Кто ты, змей морской?

 

Спор о морском змее

Число гипотез, посвященных природе дракона моря, приближается к трем десяткам. Согласно простой, однако и самой неубедительной, все рассказы о таинственном животном, обитающем в Мировом океане, являются выдумкой, обманом, фальсификацией, имеющей целью дурачить людей или дать пищу падкой на сенсации прессе. Или же дракон моря просто пригрезился морякам…

Однако люди, сообщавшие о своих встречах с морским змеем, как правило, заслуживают доверия, им не было никакого резона обманывать весь мир, сочиняя сказки про дракона моря. Да и видели чудовище целые экипажи кораблей, а не один-единственный человек, который, действительно, мог стать жертвой обмана зрения.

Коллективная галлюцинация? Это объяснение также выглядит слишком неубедительным. Не может быть, чтобы в течение многих столетий жертвами коллективных галлюцинаций становились команды больших и маленьких судов. Есть предположения, что наблюдателей вводили в заблуждение плавающие предметы вроде коряг, бревен, обломков мачт, оторвавшиеся от буксира пластиковые контейнеры для нефти, лопнувшие метеорологические шары и т. д. Однако большинство наблюдателей утверждает, что дракон двигался активно, а не плыл по воле волн морских, подобно неодушевленному предмету.

За морского змея могла быть принята длинная ветвь морских водорослей, извивающихся в воде (водоросли могут достигать нескольких десятков метров в длину). Но морского змея встречали в районах, где водоросли не растут, да и движения неведомого чудовища весьма отличны от движения колеблемых волнами ветвей морских водорослей.

Может быть, иллюзию огромного движущегося тела создает движение целой стаи мелких животных, вытянувшихся в линию? Например, морских сомиков, мелких кальмаров, трески и т. д.? Такие объяснения также нельзя считать убедительными, если вспомнить, как описывают дракона моря многочисленные очевидцы.

Зоолог Ньютон предположил, что морской змей на самом деле является… стадом гренландских тюленей, плывущих друг за другом. Время от времени некоторые тюлени выпрыгивают из воды, издали же тела их кажутся изгибами одного огромного тела… Но ведь многие наблюдатели видели дракона моря вблизи и никак не могли спутать его со стадом тюленей!

Быть может, извивающийся в воде морской змей — просто щупальца гигантского кальмара? Средневековые источники описывают могучего Кракена, чудовищных размеров осьминога, способного потопить корабль. Долгое время ученые не верили, что головоногие моллюски, к которым относятся осьминоги и кальмары, могут достигать размеров нескольких метров. Но вот на отмель в Новой Зеландии был выброшен в 1888 году кальмар длиной почти 18 метров, причем десяток метров приходился на долю щупалец, и стало ясно, что легенды о могучем Кракене имеют под собой реальную почву.

В декабре 1896 года на побережье полуострова Флорида был выброшен полуразложившийся труп осьминога. Длина его тела достигала 7,5 метра, масса составляла около 6 тонн, а щупальца были длиной, по крайней мере, 23 метра! «Один пойманный китобоями кит, который, по-видимому, был болен, отрыгнул два щупальца кальмара, каждое по 13 метров длиной, — пишет Уильям Кроми в книге “Обитатели бездны”, изданной Гидрометеоиздатом в 1971 году. — Специалисты по головоногим предполагают, что щупальца эти принадлежали исполину весом в 3900 килограммов и длиной 20 метров. 15-метровый кальмар оставляет на шкуре кашалота следы от присосок диаметром 10 сантиметров, имеющие форму колпачка пивной бутылки. У некоторых же пойманных китов были обнаружены рубцы от присосок диаметром 46 сантиметров. Не были ли они нанесены могучими “Кракенами” длиной 60 метров, которые скрываются в не исследованной никем бездне?»

Возможно, что британский барк “Полина” в 1875 году встретил такого гигантского кальмара, обхватившего щупальцами туловище кашалота, что и создавало иллюзию морского змея. Однако большинство описаний дракона моря не соответствует виду гигантского кальмара или спрута, речь в них идет о каком-то другом морском чудовище.

Акулы и скаты имеют порой причудливую форму тела. Достаточно вспомнить акулу-молот или манту. Может быть, и морской змей — это особая змеевидная акула с шейными наростами в виде пышного воротника? Имеется и такая гипотеза. Но она опять-таки не объясняет всей совокупности фактов, которые известны о драконах моря.

Сельдяным королем называют длинную, достигающую нескольких метров в длину (по некоторым источникам, 12, 15, 18 метров) рыбу, имеющую змеевидное тело и голову, украшенную своеобразной короной, напоминающей гриву. Может быть, именно эта рыба и есть загадочный дракон моря?

Другой кандидат — гигантский угорь. Обыкновенные угри имеют длину порядка 50—150 сантиметров, крупные особи достигают 2 метров. Но вот в 1930 году с борта датского океанографического судна в Южной Атлантике наряду с обычными, имеющими длину порядка 12–15 сантиметров личинками угря была выловлена личинка размером… 1 метр 84 сантиметра. Видный зоолог Антон Брун подсчитал, что, если личинки будут расти в одинаковом темпе, из обычных вырастет угорь длиной метра два, а из гигантской получится чудовищная рыба длиной 20, а то и 30 метров. Не такой ли гигантский глубоководный угорь послужил источником для рассказов о морском змее?

Но, как замечает кандидат биологических наук В. В. Барсуков, есть виды угрей, взрослые особи которых размером мало отличаются от личинки, близкой к превращению в малька. Существование гигантского угря остается в силу этого под вопросом, и нельзя решать одно неизвестное с помощью другого. И сельдяной король с его гривастой “короной” не может решить загадки дракона моря, у которого, согласно многочисленным показаниям очевидцев, кроме гривы еще было нечто, подобное лапам или ластам.

Может быть, морской змей — это какое-то водное млекопитающее вроде дельфина (или стаи резвящихся дельфинов), кита, кашалота, косатки? Однако все эти представители отряда китообразных хорошо известны морякам и китобоям и спутать тело змееподобного дракона моря с бочкообразным телом кашалота или кита невозможно.

Было предположение, что морской змей — это дюгонь или ламантин огромных размеров, или стеллерова корова, чудом сохранившаяся в океане. Но ламантины и дюгони живут в реках и далеко в открытый океан не заплывают, стеллерова корова обитала только в одном ограниченном районе земного шара, у Командорских островов, так что она никак не может считаться прототипом морского змея. Да и толстые неуклюжие тела морских коров совершенно непохожи на то тело змеи, которое описывают все очевидцы, встречавшиеся с драконом моря.

Видимо, речь должна идти о неизвестном науке животном. Или, как сказал бельгийский зоолог профессор Королевского института естествознания в Брюсселе Бернар Эйвельманс, посвятивший много лет изучению дракона моря, многолетние споры ученых о том, существует ли морской змей, позади и сейчас всех волнует другой вопрос: “Что он собой представляет?”

 

Зверь или ящер?

А. К. Удеманс, посвятивший морскому змею первую монографию, полагал, что все описания этого животного относятся к неизвестной ученым породе тюленя с очень длинной шеей. Змеи, наделенные гривой, — это самцы, змеи без гривы — самки, ведь у котиков самцы также наделены подобием гривы, а самки такой гривы не имеют. Этот “тюлень с лебединой шеей”, имеющий огромные размеры и обитающий в глубинах, выныривая на поверхность, выбрасывает струю пара, нередко двойную, из конца морды.

Фонтаны, как известно, выбрасывают и киты. Быть может, морской змей — это не длинношеий тюлень или какой-либо другой неизвестный науке ластоногий, живущий в глубинах океана, а особый вид отряда китообразных? Сородич дельфинов и кашалотов, имеющий длинную шею и длинный хвост?

Предки нынешних китов начали покорение водной стихии очень давно, сразу же после того, как в морях и океанах исчезли страшные ящеры — мезозавры, ихтиозавры, плезиозавры. Зейглодоны, первые киты, имели маленькие передние лапы, которыми они загребали воду, так как плавников у них еще не было. Тело зейглодонов было змеевидной формы, зубы — острые и зазубренные, вдоль спины тянулся гребень из костяных пластинок, защищавший их и от врагов, и от ударов прибоя (ибо зейглодоны, по всей видимости, не решались еще уходить далеко в море и обитали в его мелководной прибрежной полосе).

В ходе эволюции потомки зейглодонов стали заселять более глубокие и спокойные районы Мирового океана, передние лапы превратились в ласты, гребень на спине исчез, змеевидное тело приобрело бочкообразную форму, свойственную современным китообразным… Быть может, архаичные, древние формы, переходные между зейглодонами и нынешними китами, все еще сохранились в океане? И именно такой древний кит, с длинным рылом, змеевидным телом и гребнем на спине является морским змеем, силуэт которого резко отличается от силуэтов китообразных, так хорошо знакомых морякам и китобоям?

Английский зоолог Каррингтон полагает, что это так. Морской змей, по его мнению, это неизвестный науке архаичный вид китообразных, родич зейглодона или какого-либо другого древнего кита. Бернар Эйвельманс также считает, что дракон моря может быть неизвестным китообразным с длинной шеей и длинным хвостом. Однако он делает оговорку, и весьма существенную: “Я убежден, что речь идет не об одном виде, а о целой группе совершенно различных животных”, и один из видов действительно может быть архаичным китом.

«Многие мореплаватели-путешественники, моряки, рыбаки, ученые и пассажиры пароходов неоднократно наблюдали некое невиданное крупное морское животное, — сказал Бернар Эйвельманс в интервью, данном в Париже корреспонденту “Комсомольской правды”. — Мне удалось собрать около 600 сообщений о подобных наблюдениях. Около 40 из них я считаю газетными утками или незлонамеренным вымыслом, 25–30 рассказывают, очевидно, о встречах с китообразными, но более чем в пятистах фигурируют животные, судя по описанию, науке неизвестные.»

Многочисленные наблюдатели сообщают о больших глазах морского змея и своеобразной гриве, тянущейся вдоль спины. “Большие глаза характерны для обитателей больших глубин. Их ничтожная освещенность заставила природу наделить жителей этой страны вечной ночи огромными глазами, способными улавливать самые малые порции света. Можно привести много примеров большеглазых глубоководных существ…, — говорит Бернар Эйвельманс. — Логично и сочетание гривы с большими глазами. Именно так должно, очевидно, выглядеть млекопитающее, живущее на больших глубинах и лишенное поэтому возможности часто подниматься для дыхания на поверхность”, ибо “за гриву можно принять дыхательные органы”, так как «науке известна так называемая волосатая лягушка, “волосы” которой составляют часть органов дыхания».

Э. Мид-Уолдо и Майкл Дж. Николл, единственные ученые-зоологи, которым посчастливилось в 1905 году наблюдать морского змея воочию, полагают, что увиденное ими загадочное существо больше похоже на млекопитающее, чем на рептилию. Но, как совершенно справедливо замечает советский ученый и талантливый популяризатор биологии кандидат биологических наук Игорь Акимушкин, “допущение, будто Змей — млекопитающее, нереально. Нереально потому, что млекопитающие слишком привязаны свойствами, данными им от природы, к поверхности моря. Периодически, и довольно часто, они должны выплывать, чтобы подышать. И конечно, люди за всю историю свою видели бы редкостного морского зверя куда как чаще!”

Бернар Эйвельманс, изучая сообщения о морском змее, разбил описания морских чудовищ на девять различных групп, начиная с гигантских змей и кончая огромными существами, похожими контуром на выдру. Вероятно, ряд сообщений относится к рыбам: гигантскому угрю или сельдяному королю или, как его еще называют, ремень-рыбе (эта удивительная рыба плавает головой кверху, располагая тело в положении, близком к вертикальному, а длинные лучи ее спинного плавника, образующие головной султан или “корону”, могли создать иллюзию лошадиной головы с развевающейся огненно-рыжей гривой). Не исключено, что в морях и океанах доживают свой век архаичные киты, и именно с таким китом повстречался, например, Ханс Эгеде в Девисовом проливе в 1734 году. Быть может, не плод фантазии и неизвестный морской лев или какое-либо другое глубоководное ластоногие с длинной шеей, гривой на спине и выдвигающимися ноздрями.

И тем не менее, одной из разновидностей морского змея может быть не рыба и не млекопитающее, а рептилия. Пресмыкающимся требуется гораздо меньше кислорода, чем млекопитающим, ибо обмен веществ у рептилий идет гораздо медленнее. Более того: нам хорошо известны рептилии — морские змеи, — которые научились не дышать, а поглощать, подобно рыбам, кислород прямо из воды, только не жабрами, а слизистой оболочкой рта.

 

Ушедшие в воду

Жизнь зародилась в воде и лишь спустя многие сотни миллионов лет она завоевала сушу. Владыками Земли стали представители типа хордовых — от рыб до человека. Родич живого ископаемого, целаканта, был первым хордовым животным, вылезшим на сушу, от него произошли древние рептилии, затем от ствола рептилий отделились предки млекопитающих. Но уже в эру ящеров, мезозой, начался обратный процесс: хордовые, покорив сушу, в борьбе за жизнь начали поселяться в реках, болотах, озерах, морях и океанах.

Утки и другие водоплавающие птицы чувствуют себя в водной стихии не хуже, чем в воздухе или на суше. Уход в воду птицы начали очень давно: еще в эру ящеров появились хищные птицы гесперорнисы, нырявшие за рыбой на большую глубину…

Млекопитающие дают образцы самого различного приспособления к жизни в воде: достаточно назвать выдр, бобров и каланов; затем бегемотов и морских коров; представителей отряда ластоногих, почти всю жизнь проводящих в водной стихии и, наконец, потерявших связь с сушей китообразных, для которых море стало родным домом.

Рептилии начали покорять водную стихию еще раньше, чем млекопитающие. Мы уже говорили о “полуводных” утконосых динозаврах вроде диплодока или бронтозавра, о плезиозаврах, способных еще передвигаться по суше, но большую часть жизни проводивших в воде, и об окончательно переселившихся в стихию моря ихтиозаврах и мозозаврах. Различные виды приспособления к жизни в воде находим мы и у живущих в наши дни рептилий.

Ящерицы — обитатели суши, самая многочисленная и широко распространенная группа пресмыкающихся, живущих и в тропиках, и у северного полярного круга. Жизнь некоторых видов ящериц тесно связана с водой. Почти во всех реках Африки водится нильский варан, проводящий значительную часть времени в воде. По берегам рек, ручьев и иных водоемов обитают и другие виды варанов. (И даже серый варан, живущий в Каракумах, если ему посчастливится найти водоем, охотно в нем плавает и ныряет, подчиняясь древнему инстинкту.) Даже в прибрежных водах океана встречали иногда варанов-пловцов, хотя соленая морская вода — стихия, чуждая для ящериц. Правда, суровые условия жизни заставили один вид ящериц приспособиться и к условиям океана. Чарлз Дарвин, посетивший во время путешествия на корабле “Бигль” затерянный в просторах Тихого океана архипелаг Галапагос, провел первые достоверные наблюдения за морскими игуанами, крупными, достигавшими порой полутораметровой длины, ящерицами, населяющими скалистую прибрежную полосу островов. (Эти игуаны, замечает А. Брем, “никогда не встречаются дальше, чем на расстоянии 10 шагов от берега”.) Морские игуаны заплывают в океан, ныряют, хватаются за неровности дна своими длинными когтями и, работая зубами наподобие садовых ножниц, скусывают водоросли и поедают их.

В главе, посвященной живым ископаемым, мы рассказывали о родиче и современнике динозавра, крокодиле, для которого вода стала родной стихией. Гребнистые крокодилы способны совершать длительные плавания и в соленой воде морей и океанов: их много раз видели за сотни километров от берега в открытом море. К западу от Явы, в 1100 километрах, находятся Кокосовые острова. Гребнистые крокодилы ухитрялись доплывать и до них!

И все-таки крокодилов нельзя назвать полностью водными животными, наподобие рыб или китообразных. Они размножаются на суше и вообще не могут проводить всю жизнь в воде. Иное дело — двоюродные сестры крокодилов — и динозавров! — черепахи. Эти удивительные создания сформировались еще в триасовом периоде, задолго до появления “динозавров”, приблизительно 200 миллионов лет назад и, почти не изменившись, дожили до нашего времени. В ходе эволюции черепахи то переходили от наземного образа жизни к водному, то, наоборот, возвращались из воды на сушу. Сейчас на земном шаре обитает свыше 200 (а точнее, 205) видов черепах: в сухих пустынях и влажных тропических лесах, в полях и на склонах гор, в озерах и реках, на морских побережьях и в просторах океана.

Из 26 семейств черепах, живших в мезозойскую эру, лишь 12 сохранилось до наших дней. Ископаемые черепахи достигали чудовищных размеров — до 5 метров в длину и многотонной массы. Самые большие из нынешних черепах живут в океане, их длина доходит до 2 метров, а масса до 600 килограммов, плоские передние ласты в размахе достигают 3 метров. Морские черепахи всю свою жизнь проводят в воде, преодолевая огромные пространства. Кожистая черепаха, “самая крупная из всех существующих в настоящее время черепах, с каждым годом становится все реже и должна считаться вымирающим видом, — писал А. Брем. — Она живет во всех морях между тропиками, причем ее первоначальным местом жительства являются Соломоновы острова Тихого океана, берега Аравии, Бермудские острова и южное побережье Северной Америки, моря южной Индии и вокруг Мадагаскара, но иногда кожистая черепаха заплывает в моря умеренного пояса и, гонимая ветром и непогодой, а может быть, стремлением к переселению, достигает иногда также атлантического побережья Европы, северных Соединенных Штатов или Чили, где ее неоднократно ловили”. Кожистых черепах встречали и в Средиземном море, она появлялась в Беринговом море и на юге Дальнего Востока.

Кожистая черепаха — превосходный пловец, который передвигается, взмахивая ластами, как птица крыльями. Всю свою жизнь она проводит в дальних плаваниях по морям и океанам и на сушу выходит лишь затем, чтобы отложить яйца, тщательно закопав их в песок. После двух месяцев инкубации крохотные черепашки выбираются из гнезда, добираются до родной стихии — воды — и не возвращаются на сушу до тех пор, пока не станут взрослыми и у них не возникнет потребность дать жизнь новому поколению черепах.

Так же поступают и другие морские черепахи, в отличие от кожистой, имеющие покрытый роговыми щитками панцирь: бисса, зеленая (или суповая) черепаха, головастая морская черепаха (или логгерхед), ридлей (или оливковая черепаха). Жизнь их протекает в водах океанов, морей, заливов, устьев рек с илистым или песчаным дном, и на суше они появляются лишь затем, чтобы отложить яйца.

Наконец одна разновидность рептилий окончательно порвала связь с сушей и проводит всю свою жизнь в воде: это ластохвостые морские змеи. Они настолько приспособились к водной стихии, что не могут передвигаться по твердой поверхности суши, выброшенные прибоем на берег, они погибают, задохнувшись. Размножаются ластохвостые морские змеи также в воде (лишь некоторые виды, не потерявшие умения жить на суше, выбираются на берег, чтобы принести потомство), производя на свет нескольких крупных, в половину роста матери, змеенышей, которые тотчас же начинают самостоятельную жизнь в море.

Ноздри морских змей размещены на верхней стороне морды, это позволяет рептилии дышать, высунув из воды лишь самый кончик носа. Специальные клапаны защищают ноздри змеи, когда она ныряет. Под водой морская змея может находиться очень долго. И не только потому, что у нее замедлен, как у всякой рептилии, обмен веществ по сравнению с теплокровными млекопитающими, но, главным образом, потому, что слизистая оболочка рта змеи богата кровеносными сосудами и может поглощать кислород прямо из воды.

Хомо сапиенс, человек разумный, начинает становиться хомо акватикусом, человеком водным. Подводные лодки и акваланги, батискафы и ныряющие блюдца, а также многие другие технические приспособления позволяют нам проникать в глубины вод, покрывающих три четверти поверхности планеты. А сколько времени может пробыть человек под водой без приборов? Сколько времени могут находиться под водой наши собратья-млекопитающие, дышащие воздухом? И наши древние предки, пресмыкающиеся?

Вопрос этот, очевидно, имеет прямое отношение и к загадке морского змея. Вот факты, установленные наукой. В среднем человек может находиться под водой около одной минуты. Ловцы жемчуга увеличивают это время благодаря тренировке в 2,5 раза. Мировой рекордсмен по глубинному нырянию француз Ж. Майоль достиг отметки 100 метров за 3 минуты 40 секунд, а достижение новой рекордной глубины — 101 метр — потребовало лишь 3 минуты 10 секунд. Легенды утверждают, что феноменальный ныряльщик Агги Статти мог пробыть под водой до 7 минут, но данные эти наукой не проверены. Точно так же, как и сообщения о том, что индийские йоги способны находиться под водой до получаса.

Вот данные, относящиеся к млекопитающим. Белый медведь, превосходный пловец, может быть под водой до 1,5 минуты. Калан — 5 минут, утконос — 10, ондатра — 12, гиппопотам и дельфин — 15, морская корова — 16, бобер — 20, тюлень — от 15 до 20 минут, гренландский кит — 1 час, кашалот — 1,5 часа. Рекорд среди млекопитающих принадлежит киту-бутылконосу и равен 2 часам. Однако эти достижения бледнеют по сравнению с показателями, относящимися к пресмыкающимся. Морские черепахи, например, могут находиться под водой до 3 часов и более. Время пребывания без воздуха морской змеи никем пока что точно не установлено, но ясно, что ее способность извлекать кислород прямо из воды позволяет ей находиться под водой много часов.

Быть может, гигантский морской змей — это и есть настоящая морская змея, только очень крупных размеров?

 

Анаконда — или миньокао?

Известия о морских змеях (не Змее) восходят к I веку до нашей эры. В Бенгальском заливе наблюдалось нашествие множества этих рептилий. В последующие годы, вплоть до наших дней, неоднократно в водах тропических морей появлялись несметные полчища морских змей. В 1932 году в Малаккском проливе, между полуостровом Малакка и островом Суматра, было зарегистрировано около миллиона змей, протянувшихся гигантской живой лентой шириной 3 метра и длиной 110 километров.

Быть может, скопище морских змей, хотя и не таких чудовищных размеров, послужило источником рассказов о великом морском змее? В ряде случаев это могло быть и так. Однако в большинстве рассказов о встрече с морским драконом фигурирует одно животное, а не скопище рептилий.

Величина морской змеи, даже самой крупной, не соответствует тем габаритам, которые приписываются великому морскому змею. Самая крупная морская змея, известная науке, не достигает и 3 метров — ее длина равняется 2 метрам 75 сантиметрам. Кроме того, большинство сообщений о встречах с драконом моря приходится на Атлантику, а в Атлантическом океане морские змеи как раз и не водятся.

Несколько миллионов лет назад, в третичный период, морские змеи были более крупных размеров: их длина доходила до 7 и даже 11 метров. Может быть, в водах Мирового океана сохранились “ископаемые” змеи такой большой величины? И они-то послужили прототипом морского дракона?

Согласно другой гипотезе, великий морской змей — это гигантский удав, длина которого не уступает величине ископаемых морских змей (окаменелые же останки удавов, живших также в третичный период, свидетельствуют, что удавы могли достигать длины 18 метров). Сетчатый питон, живущий в Юго-Восточной Азии, имеет длину до 10 метров. Он превосходный пловец и его неоднократно видели плывущим в открытом море. Родич питона, королевский удав, сумел доплыть до острова Св. Винсента, лежащего в 320 километрах от побережья Южной Америки. А самая крупная змея из ныне живущих, анаконда, называется также водяным удавом, так как вода стала для нее родной стихией и она проводит большую часть своей жизни в реках Южной Америки и острова Тринидад.

Самый крупный экземпляр анаконды из ныне известных ученым достигает в длину 11 метров 43 сантиметров. Некоторые известные ученые-зоологи писали, что в джунглях Амазонии водятся анаконды длиной до 12 метров. В начале нашего столетия полковник П. Фосетт, исследовавший “затерянный мир” амазонских джунглей, на стыке границ Бразилии, Боливии и Перу, по его словам, видел анаконду длиной более 18 метров. Группа охотников, исследуя джунгли Бразилии, выступила с заявлением, что им повстречалась анаконда длиной 23 метра. И по сей день публикуются рассказы очевидцев, которые видели гигантскую змею длиной 15–20 метров.

В середине 60-х годов инженер-мелиоратор Луис Сильва застрелил анаконду, голова которой “была не меньше полуметра в ширину”, а в длину змея вытягивалась на 25 метров. В начале 1965 года в Восточной Боливии, возле озера святого Рафаэля, после сильных ливней обнаружили выходивший из воды “глубокий, будто проложенный бульдозером след”, который поднимался по холму к загородке, где держали скот, а затем вновь спускался в воду. “Конечно, лишь существо громадного веса могло оставить такой след — будто в этом месте на берег вытаскивали большой катер, — пишет французский журналист Оливье Пекке, занявшийся расследованием сообщений о змее-гиганте. — Ширина следа была около четырех метров, и он на метр уходил в глубину. После спада воды в месте происшествия побывало довольно много людей, в том числе епископ Нуфло-де-Чавеса, который сам сделал замеры”.

Но анаконда ли оставила этот чудовищный след? Очевидцы, встречавшие гигантское пресмыкающееся в джунглях или в реках Южной Америки, в один голос говорят о светящихся глазах чудовища — у анаконды же глазки крохотные, еле-еле заметные. Зубы у анаконды видны лишь в том случае, когда она раскрывает пасть широко и запрокидывает голову. У рептилии длиной 20 метров, по словам очевидцев, изо рта торчат страшные острые зубы. Многие местные жители утверждают, что им повстречалась не огромная сикури, то есть анаконда, а совсем иной зверь — миньокао: “с коровьей головой, большими зубами и страшными глазами”.

Бернар Эйвельманс в книге “По следам неизвестных животных” предполагает, что миньокао — это, быть может, сохранившийся до наших дней гигантский броненосец-глиптодонт. Или же переживший не тысячи, а миллионы лет своих родичей ящер-динозавр. «Читая в книге Эйвельманса свидетельства и рассказы о “гигантском морском змее”, я был потрясен сходством в описании его и моего миньокао — та же “коровья голова”, длинная шестиметровая шея и тело, похожее на ствол дерева. Возможно, речь идет об одном и том же животном, способном жить в соленой и пресной воде! — пишет Оливье Пекке. — Ведь ловят же возле Икитоса, на Амазонке, морских акул за три с половиной тысячи километров от моря. Там же, в Амазонке, резвятся дельфины. Каким бы немыслимым ни показалось это последнее предположение, его все же стоит учесть — ведь за минувшие тысячелетия девственный континент Амазонии практически не изменился.»

Таким образом, круг замкнулся: от поисков рептилии или зверя, которые могли послужить источником возникновения рассказов о морском змее, мы вновь приходим к неодинозавру, чудовищному животному, которое, быть может, обитает в джунглях Африки, в озере Лох-Несс, в Мировом океане и в “зеленом аду” Амазонки и ее притоков.

 

Цена доказательств

Живет на Земле неистребимое племя романтиков и мечтателей. Им, говоря словами Юлии Друниной, “очень хочется верить в снежного человека”, хочется верить, даже “если его и нет”. Верить в то, что в горах Тянь-Шаня и Памира, в Гималаях и даже на Кавказе сохранился “реликтовый гоминоид”, он же “ужасный снежный человек”. В то, что нашей цивилизации предшествовала другая, не менее развитая, погибшая вместе с материками, на которых она родилась, — Атлантидой, Пацифидой, Лемурией. Верить в то, что на планете когда-то побывали пришельцы из космоса, оставившие следы в виде монументальных сооружений, посадочных площадок для космических кораблей и т. д. Верить в то, что эти “пришельцы” не оставляют своим вниманием нашу Землю и по сей день, посещая ее на летающих тарелках. В то, что в районе Бермудского треугольника могут происходить настоящие чудеса, в результате которых бесследно, в никуда, исчезают корабли и самолеты. Верить в то, что в глухих уголках планеты и по сей день сохранились динозавры, будь то Несси, гигантский морской змей, миньокао, чипекве, мокеле-мбембе и т. д.

Эти романтические гипотезы бывают порой связаны друг с другом. Мы уже приводили слова Р. Лоуренса, секретаря Британского общества неопознанных объектов, согласно мнению которого существа, обитающие в озере Лох-Несс, “могут быть пришельцами из других миров”. Есть гипотеза, согласно которой катастрофы в Бермудском треугольнике — результат нападения огромных морских чудовищ на суда, а согласно другой гипотезе, этот район — главная база летающих тарелок. Рассказывая о походе за тайной в Якутию, руководитель экспедиции из Куйбышева пишет на страницах газеты “Волжский комсомолец” о том, что, возможно, мимо озера Лабынкыр проходил путь атлантов, которые затем улетели в космос…

Можно, настроившись на ультраромантическую волну, пойти дальше и объявить таинственных и пока что неуловимых неодинозавров не потомками древних рептилий, а пришельцами из космоса, прибывшими на летающих тарелках и имеющих облик пресмыкающихся, при этом наделенных даром телепатии (а посему их до сих пор не удается поймать и отчетливо сфотографировать). При достаточно богатой фантазии можно связать неодинозавров и с затонувшей Атлантидой, и с неуловимым снежным человеком.

Но оставим фантазии писателям-фантастам и фантазерам. Насколько достоверны все сведения, которые имеет современная наука о неодинозаврах рек, озер, морей и океанов? Можно ли принимать на веру свидетельские показания и основываться только на рассказах очевидцев?

Любой криминалист твердо скажет: нет. Память человеческая — не камера фотоаппарата и не перфокарта, на которую беспристрастно и объективно “набиваются” впечатления об окружающем мире. Историки прекрасно знают, как опасно верить мемуарам современников того или иного периода, над которыми тяготеют личные пристрастия, предрассудки своей эпохи и т. д. Ученые-зоологи также очень хорошо понимают, что любой очевидец, даже самый наблюдательный и честный, может ошибаться.

Возьмем, например, рассказы о размерах животного. Когда движется пресмыкающееся, в особенности змея, его размеры могут показаться едва ли не в 2 раза больше, чем они есть на самом деле. Очевидцы говорят о том, что видели питонов длиной 20 и даже 30 метров. Но, как справедливо отмечают специалисты биологи, питону нет нужды достигать таких чудовищных размеров и обременять свое непомерное тело поисками подходящей пищи. Врагов нет уже у питонов длиной несколько метров — и самый большой питон имеет 10-метровую длину. То же самое относится и к родственнице питона, анаконде. В начале XX века президент США Теодор Рузвельт, страстный охотник, назначил премию 5000 долларов тому, кто доставит ему анаконду длиной свыше 30 футов, то есть 9 метров. Награда так и не была выплачена. Экраны всего мира, включая нашу страну, триумфально обошел документальный фильм шведского натуралиста Рольфа Бломберга “Анаконда”. Вот что рассказывает он в книге “Змеи-гиганты и страшные ящерицы” о своих поисках огромной анаконды в Амазонии.

На реке Напо в Эквадоре один владелец гасиенды сообщил, что убил змею длиной 20 метров, шкуру которой отдал швейцарскому геологу, служащему компании “Шелл”. Бломберг написал этому геологу письмо — и получил ответ, что шкура была не длиннее 6–7 метров. Во время съемок фильма “Анаконда” Рольф Бломберг услышал, что у начальника эквадорской погранзаставы есть кожа змеи длиной свыше 10 метров.

Я спросил его: “Верно ли это?” — рассказывает Рольф Бломберг. — “Конечно, верно, — ответил он. — Двенадцать метров”. И командир велел солдату принести кожу. Я приготовился к сенсации. Мы расстелили кожу на полу, и я измерил ее шагами. Шесть метров — вдвое меньше того, что говорил начальник заставы. “Ну, знаете! — воскликнул я. — В ней всего шесть метров.” “Правда? — сказал он и рассмеялся. — А я-то думал — двенадцать”. И ведь любой, кто посмотрит, то же самое скажет!..

Похоже, что преувеличения в рассказах о змеях так же обычны, как у рыболовов, когда они описывают свой улов, — заключает Р. Бломберг. По его мнению, величину драконов с острова Комодо преувеличивают потому, что, достигнув определенной длины, комодский варан растет дальше только вширь и это производит такое сильное впечатление, что немудрено и прибавить лишний метр.

Не могут служить достоверным доказательством и различного рода фотографии и кинокадры. Время от времени в первоапрельских номерах газет появляется сенсационный снимок динозавра на фоне бегущих маленьких людей или перевернутых автомобилей. Это — фотомонтаж, в котором в качестве динозавра фигурирует его родственник варан. Морская ящерица с архипелага Галапагос, также похожая на динозавра или сказочного дракона, позволила одному американскому режиссеру снять потрясающие кадры гибели города в результате вторжения чудовищных динозавров. Этот “город” был сделан из картона, здания по размеру не превышали коробки из-под печенья, а роль динозавров, рушащих своими костистыми лапами и страшными хвостами эти здания, выполняли морские ящерицы, запущенные режиссером в игрушечный городок.

В печати появлялись снимки анаконды массой 20 тонн и длиной 40 метров, динозавра, пожирающего бегемота, и тому подобные сенсационные фотографии, которые после проверки оказались фальшивками. Фальсифицировались не только фотографии чудовищных рептилий и живых ископаемых, но и их останки.

В 40-х годах прошлого века некий доктор Альберт Кох начал показывать за деньги огромный, 35 метров длиной, скелет Великого Морского Змея. Скелет этот уже намеревался приобрести германский император; чудовище, останки которого демонстрировались с такой помпой, получило латинское наименование, а затем выяснилось, что это не Великий Морской Змей, а ловко смонтированные скелеты ископаемых китов, найденных на территории США.

Из публикации в публикацию переходит история о чудовищной щуке, которую выпустил, пометив золотым кольцом, знаменитый император Фридрих II в озеро близ города Гейльбронна. Щуку поймали спустя 267 лет, длина ее равнялась 5 метрам 70 сантиметрам, масса — 140 килограммам. Позвоночник чудища был передан на хранение в собор города Мангейм… Но оказалось, что в 1230 году Барбаросса находился в Италии и щуку пометить не мог. А позвоночник ее, выставленный в соборе, оказался фальшивкой — он был составлен из позвонков нескольких щук!

В течение 60 лет во всех справочниках и сводках по фауне Австралии фигурировал родственник живого ископаемого, рогозуба, самой архаичной двоякодышащей рыбы, имевший массивное тело, покрытое мощной чешуей, плавники, походившие на ласты, и подобное утиному клюву рыло. И только в 1930 году выяснилось, что это мистификация, гибрид хвостовой части угря, туловища, кефали, головы и грудных плавников рогозуба и рыла утконоса, покрытый, для большей убедительности, чешуей рогозуба!

Можно было бы долго перечислять подобные же мистификации и фальсификации: скальп снежного человека, хранящийся в одном из монастырей в Гималаях; череп эоантропа из Питльсдауна; останки первых американцев, оказавшиеся останками животных и т. д. Порой источником сенсационных сообщений, впоследствии оказывающихся несостоятельными, бывает не сознательный обман, а ошибки исследователей.

В начале XX века на побережье Северной Америки прибой выбросил труп существа, напоминающего плезиозавра, с маленькой головой на тонкой змеиной шее, двумя передними ластами и длинным тонким хвостом… Неужели ученые получили, наконец-то, неопровержимые доказательства реальности неодинозавра? Однако после того как сенсационная весть облетела мир, выяснилось, что это был труп китовой акулы, у которой деформировались плавники и жаберная область с нижней челюстью. Аналогичный случай повторился в Нормандии, когда на берег выброшен был полуразложившийся труп акулы-пилигрима, первоначально принятый за останки великого морского змея. По мнению современных специалистов, рыбаки с японского судна “Дзуйо-мару” также обнаружили не труп плезиозавра или его родича, а “полуразложившийся труп какого-то средних размеров китообразного”.

В прошлом веке, когда сообщения о появлении дракона моря стали часты, Линнеевское общество города Бостон в США сформировало особый научный комитет и поручило ему собирать сведения о таинственном обитателе Мирового океана. Вскоре комитет получил известие о том, что на берегу залива Мэн рыбаки закололи вилами горбатую змею величиной около 1 метра.

Изучив добычу рыбаков, члены Линнеевского общества пришли к выводу, что перед ними — детеныш морского змея, он получил латинское наименование “сколиофис атлантикус”, его описание и зарисовки опубликовали в научной прессе, а вслед за тем ихтиологи опознали в змее-горбуне из Атлантики изуродованного болезнью черного ужа!

Злую шутку могут сыграть с исследователями и явления природы, и обыкновенный обман чувств. Приведем лишь два недавних примера, связанных с драконами озер. На территории КНР было замечено странное существо, появившееся в водах одного из горных озер. Оно оказалось не неодинозавром, а крупным медведем, решившим в этом озере искупаться и половить рыбки. В укромном уголке Германии лежит чудесное озеро Хаутзее, глубиной около 6 метров и площадью до 2 гектаров. Об этом озере сложено много легенд, и одна из них утверждает, будто здесь обитает существо, похожее на Несси. Причем находились очевидцы, которые наблюдали животное своими глазами.

Доктор Требинг, прогуливаясь с лесничим по берегу Хаутзее, внезапно заметил чудовище длиной около 5 метров, медленно двигавшееся в воде. Вскоре к нему присоединилось другое больших размеров. Расстояние от них до наблюдателей составляло 60 метров. Требинг и лесничий сделали два выстрела по неодинозаврам. На мгновение они исчезли, а потом как ни в чем ни бывало продолжали свое движение в воде.

«Через несколько дней доктор Требинг снова увидел гигантские существа, резвившиеся в воде, — сообщает немецкий еженедельник “Вохенпост”. — Когда одно из них направилось к берегу, он поспешил туда же, чтобы посмотреть, наконец, на легендарное животное. Можно представить его удивление, когда он увидел десятки тысяч мелких карасей, сбившихся в плотную массу, образующую фантастический силуэт длиной в пять-шесть метров и диаметром от тридцати до сорока сантиметров.»

Совсем недавно А. Печерский из казахского села Мерке с помощью юных натуралистов сумел разгадать тайну Кок-Коль, Голубого озера, в котором, по словам стариков, обитало странное существо, похожее на одногорбого верблюда с головой змеи и длинной шеей. Впервые посетив озеро Кок-Коль, расположенное на юге Казахстана, А. Печерский вместе со своим сыном обратил внимание на птичий переполох, поднявшийся над озером, хотя воды его оставались спокойными. «Но вдруг гладкая поверхность озера заколебалась, — рассказывает А. Печерский. — Явственно выделились извивы, передающие движение под водой огромного змеевидного тела длиной примерно в 15 метров. Я вскарабкался по колючкам на крутое побережье за ружьем, на ходу предупредив Володю, который тоже заметил странное волнение и уже поднимался вверх, чтобы с высоты рассмотреть, что же происходит в воде. Змеевидные извивы сделались настолько рельефными, что о них разбивались мелкие, поднятые подувшим ветром волны. Так продолжалось несколько минут, и я был уверен, что из глубины озера вот-вот покажется голова чудовища. Но прошли минуты, и “змей” начал погружаться. Еще мгновение — исчезло все. Лишь тогда мы вспомнили о фотоаппаратах и кинокамере. Неужели и правда в озере обитает неизвестное науке животное?»

Сообщение местного краеведа попало в печать. Меркенский отдел народного образования организовал экспедицию школьников-натуралистов и снарядил их аппаратурой, позволявшей наблюдать за озером с “казахской Несси” не только днем, но и лунными ночами. У озера было установлено круглосуточное дежурство… Оказалось, что источник рассказов о змее, который порой издает громкие звуки и способен проглотить людей и животных, — природные явления, мощные засосы воды в промоины, способные втянуть под воду и человека, и животное, и облака.

«Однажды с перевала стремительно надвинулись белые-пре-белые облака. Это были снеговые тучи, тут же вытряхнувшие на вершины гор обильный снег, на нас же обрушился крупный холодный дождь, — рассказывает А. Печерский. Теплое озеро точно задымилось. Над его поверхностью с севера на юг поползли белые плотные облака. Вдруг они стали принимать очертания каких-то горбатых фантастических животных. Достигнув крутого берега, передняя часть облака вытянулась, образуя длинную шею, конец которой, попавший в небольшую седловину, распух головой чудовища. Даже при дневном свете, даже при том, что озеро раскрыло нам свои загадки, облачное чудовище выглядело столь устрашающе, что я невольно отпрянул при его приближении. И живо представил, что должны были чувствовать наши предки в момент, когда явление “чудовища” совпадало с громким и таинственным криком…»

Из сообщений многочисленных очевидцев мы знаем, что драконы морей и озер проявляют порой удивительную скромность, если не трусость, перед лицом наблюдателей, среди которых есть и женщины, а с другой стороны, от них “отскакивают ядра”, они не реагируют на выстрелы и т. д. Может быть, эти драконы — родные братья тех “чудовищ”, которых видел доктор Требинг на озере Хаутзее?

Когда исследователи, отыскивающие неодинозавров, привлекают материал местного фольклора, они очень часто выдают желаемое за действительное. Мы уже говорили о том, что из синтетических, составленных из компонентов, взятых от различных животных, образов китайского дракона можно выбрать такой, что будет походить обликом на неодинозавра. Облик сирруша, чудовища, запечатленного на Вратах Иштар в Вавилоне, также составной, он родной брат китайского дракона и лишь с огромными натяжками его можно считать портретом рогатого динозавра — цератозавра. Что касается рассказов о драконах и чудовищах, бытующих среди индейцев Америки и жителей Тропической Африки, то в описании их можно отыскать черты и тираннозавров, и птеродактилей (драконы неба), и плезиозавров, и многих других вымерших ящеров. То же самое можно сказать и о наскальных изображениях. Неизвестно, кого хотел запечатлеть первобытный художник: реальное животное или мифическое существо (ведь есть у нас реалистические портреты грифонов, сфинксов, птицы-феникс и подобных им созданий). К тому же техника рисунка на скалах и сама сохранность изображений оставляют желать много лучшего. Так что есть достаточно “степеней свободы”, чтобы стилизованное изображение известного науке зверя “подогнать” под портрет какого-либо неодинозавра.

В книге прославленного охотника Д. Хантера “Охотник приводится очень характерный эпизод. Д. Хантер стал расспрашивать престарелого жителя африканских джунглей, не водятся ли в его родных местах какие-либо диковинные звери. И при этом показывал изображения различных животных. Увидев моржа, живущего во льдах, старик заявил, причем с полной уверенностью, что такой зверь обитает в окрестных лесах!

Специалисты по фольклору хорошо знают жанр так называемых “быличек”, в которых идет речь о встречах людей, обыкновенных и вполне реальных, с персонажами мифов: лешими, домовыми, драконами, ведьмами, кикиморами, аку-аку, танифами и т. д. Быть может, подобного рода “былички” о встречах в джунглях, болотах и озерах с мифическими чипекве, мокеле-мбембе и другими чудовищами фигурируют в книгах и статьях охотников за неодинозаврами как реальные животные, из плоти и крови? Но ведь животным этим, как мы специально подчеркивали, надо есть и размножаться, надо соблюдать правила игры, законы экологии, законы генетики и герпетологии, науки, изучающей земноводных и рептилий.

К сожалению, большинство драконов вод, которых пытаются обнаружить охотники за неодинозаврами, законов этих не соблюдает. А это заставляет нас думать, что в большинстве случаев мы имеем дело не с живыми существами, а с персонажами мифов, оптическими иллюзиями, обманом чувств и т. д. Охота за такими “существами” — занятие, быть может, увлекательное и романтическое, но явно бесперспективное.

 

Большое “нет” и маленькие “да”

Теперь вы, надеюсь, и сами прекрасно понимаете, почему большинство ученых скептически относится к реальности великого морского змея, и в особенности змея озерного. Не потому, что они являются закоренелыми скептиками, готовыми тотчас же скомпрометировать, опорочить, свести на нет все возвышенные и романтические попытки охотников за неодинозаврами открыть неведомое науке животное. Об этом гипотетическом животном мы практически ничего не знаем.

Что оно ест? Где обитает? Чем дышит? Как размножается? Где шкура, скелет, останки этого загадочного существа? Почему до сей поры не удалось раздобыть хотя бы один экземпляр морского змея? Почему он встречается так редко, если современный Мировой океан вдоль и поперек пересечен маршрутами пассажирских, грузовых, военных, научно-исследовательских судов? Все эти вопросы невольно возникают у любого, кто внимательно изучил известия о драконах моря и неодинозаврах, собранные в нашей книге. И вполне понятно недоверие, которое высказывают ученые, посвятившие свою жизнь изучению водных животных и рептилий, по отношению к великому морскому змею, в особенности если его пытаются найти не только в океане, но и в замкнутом озерном водоеме.

В самом деле: какие доказательства имеются у нас? Рассказы очевидцев? Но вы, не будучи ни криминалистами, ни психологами, ни профессиональными зоологами, сами знаете, что человеку свойственно ошибаться, какими бы клятвами он ни старался уверить, что “видел все собственными глазами”. Фотографии и кинокадры весьма сомнительного свойства также не могут служить доказательством. Мифология и фольклор — тем более ненадежный источник, равно как и наскальные изображения. Трупы дракона моря на поверку оказывались полуразложившимися телами морских животных, известных науке. Скелет его был ловкой подделкой.

Быть может, никакого великого морского змея не было и нет? А все сообщения о нем — это результат ошибок, самых разнообразных. Плывущий в океане удав или крокодил, черепаха, вытянувшая длинную шею, скопище морских змей, украшенный гривой сельдяной король, глубоководный угорь огромных размеров и т. д. — каждый конкретный случай встречи с драконом моря можно объяснить, не прибегая к помощи гипотезы о неодинозавре, обращаясь к животным, хорошо известным науке.

Однако несмотря на большое “нет”, гипотеза эта имеет право на существование. “Насколько я знаю, нет причин, чтобы в наших морях не развелись змееподобные пресмыкающиеся… как развелись они в меловую эпоху — с точки зрения геологии, только вчера”,— говорил Томас Гексли, знаменитый сподвижник Чарлза Дарвина. С этим был солидарен один из создателей океанографии Александр Агасиц и многие другие крупные ученые прошлого столетия. В начале XX века, обсуждая на заседании Французской академии наук сообщение о встрече судна “Десидэ” с огромным животным, имевшим вид сплюснутой змеи, профессор Вэлант высказал предположение, что это была рептилия, подобная вымершему змеевидному ящеру мозозавру. По мнению его соотечественников, профессоров Вайяна и Жиара, великий морской змей — это, вероятнее всего, обитающий на большой глубине мозозавр или ихтиозавр, который изредка — и случайно — поднимается на поверхность (почему его так редко и наблюдают).

Эту точку зрения разделяют и некоторые британские коллеги. Так, профессор Е. Буленджер, директор Лондонского аквариума, считает, что дракон моря — скорее всего ящер, сумевший пережить мезозойскую эру ящеров и доживший в глубинах океана до наших дней. С этим солидарен и доктор Морим Бартон, работающий в Британском музее естественной. истории. «Я полагаю: если Гигантский Морской Змей существует, то скорее всего это пережившая свою эпоху рептилия, обитающая достаточно глубоко и лишь в редких случаях обнаруживающая себя на поверхности океана, — пишет кандидат биологических наук И. И. Акимушкин. — Обмен веществ у рептилий не так интенсивен, как у млекопитающих, и кислорода для питания им требуется меньше. Кроме того, мог развиться у них и механизм потребления кислорода прямо из воды (слизистой рта), как у мелких морских змей”.

Не вода, а суша является родной стихией варанов. Тем не менее нильский варан может пробыть под водой почти час, не пользуясь атмосферным кислородом. Игуаны острова Галапагос прекрасно приспособились к тому, чтобы плавать и нырять в соленой воде океана, причем “регулярное питание насыщенными солью морскими водорослями привело к возникновению у этих игуан особого солевыводящего механизма, связанного с функцией так называемых носовых желез, протоки которых с каждой стороны головы открываются в носовую полость», — железы эти поглощают растворенную в крови соль и периодически удаляют ее в виде капелек жидкости, выделяющейся из носа.

Морские змеи, как мы уже писали, показывают, как могут приспособиться рептилии, дышащие воздухом, к получению кислорода прямо из воды: жабры им заменяет слизистая оболочка рта. В пресноводном озере Тааль на юге острова Лусон, входящего в состав Филиппинского архипелага, обитает лусонский ластохвост — морская змея, приспособившаяся жить не в морской, а в пресной воде. Это означает, что пресмыкающиеся достаточно пластичны, чтобы освоить водную стихию и, став морскими животными, приспособиться к жизни в пресноводном водоеме. Такое приспособление, доступное морской змее, быть может, оказалось под силу и древним морским рептилиям, плезиозаврам и их родичам, которые соленую морскую воду прибрежных вод Мирового океана “поменяли” на пресную воду озер?

Пресмыкающиеся размножаются, как правило, откладывая яйца. Так поступают крокодилы и вараны, ящерицы и черепахи, даже те, что всю жизнь проводят в воде. Никому не посчастливилось найти на морском берегу кладку свежих яиц неодинозавра или великого морского змея. Не потому ли, что этих животных просто-напросто нет? Или, быть может, неведомые обитатели глубин стали размножаться не с помощью кладок яиц, а путем живорождения? Именно так поступают современные морские змеи — ластохвосты. Именно так поступали десятки миллионов лет назад рыбоящеры — ихтиозавры (палеонтологи нашли скелеты этих рептилий, внутри которых находилось более десятка маленьких скелетиков ихтиозавров, согнутых головой к хвосту, как это свойственно молоди в утробный период ее развития). К живорождению мог перейти и ящер, переживший мезозойскую эру и сохранившийся в глубинах океана.

О том же, что пресмыкающиеся могут сравнительно легко менять среду обитания (сушу на море, морскую воду на пресную), говорит такой характерный пример. Тибетская ящерица-круглоголовка на высоте 2000 метров размножается, откладывая яйца. А на высоте 4000 метров тот же самый вид — живородящ!

Гибель динозавров — одна из самых увлекательных и до сих пор непрочитанных страниц в истории нашей планеты. Но белые пятна есть и в жизни динозавров, их экологии, строении тела, эволюции. Не так давно в районе хребта Каратау на юге Казахстана палеонтологи обнаружили отпечаток скелета ящера, сохранившегося в донных осадках озера, существовавшего здесь 160 миллионов лет назад. Тело животного, судя по многим признакам, было покрыто не чешуей, типичной для холоднокровных ящеров, а шерстью. Это означает, что, быть может, на Земле существовали теплокровные ящеры. И не такой ли ящер с теплой кровью мог дать начало рептилиям, которые дожили до наших дней и послужили материалом для легенд о драконах моря?

Или, может быть, великий морской змей — это плезиозавр? Или мозозавр, родич нынешних варанов? Или рыбоящер — ихтиозавр? Или эласмозавр, длинношеий ящер, шея которого достигала 8 метров в длину и у некоторых видов была почти в 1,5 раза длиннее, чем туловище и хвост, вместе взятые? Крокодилоподобное морское животное, которое торпедировала немецкая подводная лодка у берегов Ирландии в 1915 году, очень похоже на тилозавра, страшного хищника эры ящеров (кстати сказать, у тилозавров и мозозавров, по мнению крупного палеонтолога профессора Абеля, имелась грива на спине — характерная деталь при описаниях великого морского змея, которые дают очевидцы).

Возможно, что неведомое существо во многом отличается от вымерших ящеров, во всяком случае не является их точной копией. Ведь ему приходилось приспосабливаться к меняющимся условиям жизни, к существованию в океанских глубинах. Живое ископаемое, кистеперая рыба, найденная возле Коморских островов, показывает, что реликты прошлых эпох не являются точной копией своих предков и могут, сохраняя древнее строение, приспосабливаться к жизни в новых условиях. Ископаемые целаканты, известные палеонтологам, — это мелкие рыбки, жившие в пресной воде, в лучшем случае на мелководье у морских берегов. Современные целаканты — крупные, до центнера массой и до 180 сантиметров длиной, рыбы, обитающие на солидной глубине и способные добывать себе пищу, погружаясь на километр в пучины океана. Видимо, и неодинозавр, если он действительно сумел пережить настоящих динозавров мезозойской эры, не является точной копией этих ящеров и имеет свои особенности, связанные с жизнью в океане.

«Я бы так определил современную ситуацию с неизвестными крупными морскими рептилиями: нет каких-либо “убийственных” аргументов против возможности их существования, но пока нет и убедительных доказательств существования их. Эта ситуация — одна из самых романтических в науке — открывает двери перед исследователями и наблюдателями», — пишет профессор А. В. Яблоков, комментируя сообщения советских моряков о загадочных долгоносиках, виденных ими в Индийском и Тихом океанах.

В интервью же, данном корреспонденту “Комсомольской правды”, этот крупнейший специалист по морским животным сказал так: “Вам покажется странным, но мы в чем-то знаем сегодня обитателей океана хуже, чем знали их 100 лет назад. Мы реже бываем на палубе: сидим в каютах над своими микроскопами. Наши корабли пыхтят, стучат, воняют нефтью, и мы еще хотим что-то увидеть. Да и вообще я с трудом представляю, как можно организовать охоту на чудовище в океане…»

Сходной точки зрения придерживаются и английские океанографы Рассел и Йонг, писавшие так: “Если представить себе обширные пространства подводного мира, мы должны признать, что здесь вполне возможно существование множества страшных чудовищ, обладающих достаточной силой, чтобы не быть до сих пор пойманными”.

В статье “Почему я верю в морских чудовищ” известный зоолог Антон Брун приводит чертеж ловушки для морского змея, сконструированной учеными и техниками из американского океанографического института в Ла-Холья (Калифорния). Ловушка эта — огромная верша, “алюминиевая клетка, помещенная в сетку, в которую ведут два отверстия: верхнее приглашает плавающих рыб, нижнее — ползающих донных животных”. Возможно, считает Антон Брун, “морской змей найдет ловушку соблазнительной, вползет туда, свернется и будет подкарауливать добычу”. Кольцо, сдерживающее пружину, при этом разорвется, пружина вытолкнет грузило, и поплавок, наполненный бензином, поднимет клетку на поверхность. Буй, соединенный с поплавком, снаряжённый радаром, сигнальными огнями и флагом, передаст информацию о поимке чудовища и гигантская верша с добычей будет поднята на борт корабля.

«Я скептически отношусь и к сетям, и к ловушкам, равно как и к охотникам с батискафами, подводными “блюдечками” капитана Кусто и к другим подобным аппаратам, — сказал Бернар Эйвельманс, комментируя устройство американской “ловушки на морского змея”. — Надежда на слепой случай или погоня за “морским змеем”, как мне кажется, не дают оснований надеяться на успех охоты. Было бы гораздо полезнее установить в некоторых перспективных прибрежных районах вертикальную трубу, расположив в ней наблюдателей на разных глубинах. Это не отпугивало бы интересующих нас животных позволило бы провести наблюдения, которые являются первым и необходимым этапом любой охоты, вне зависимости от того, кого вы собираетесь ловить — полевую мышь или “змея”».

О том же, что дракон моря может оказаться далеко не столь безобидным, как полевая мышь, говорит следующий факт, приведенный известным американским океанографом Робертом Дж. Мензисом. “Я знаю, некоторые рассказы о морских чудовищах и морских змеях звучат нелепо, — сказал он. — Но было бы не менее нелепо и отмахнуться от них, даже не попытавшись отыскать эти чудовища… Я пробовал в буквальном смысле выудить одно такое существо с помощью огромного двухфутового крючка. Наживкой служил крупный кальмар, который утолил бы аппетит любого гиганта. Когда я вытащил крючок, он, несмотря на всю его прочность и величину, был сильно погнут.”

Неведомый обитатель глубин ухитрился погнуть стальной крюк длиной 60 сантиметров — можно представить себе, какой силой должны обладать его челюсти!

Возможные виды “морского змея”. Рисунок художницы Алики Ватто, жены профессора Б. Эйвельманса, выполненный для публикации в газете “Комсомольская правда”. Буквой А обозначена морская корова Стеллера, считающаяся вымершей; В — возможная разновидность морского льва с длинной шеей и выдвигающимися ноздрями; С — глубоководный ластоногий с большими глазами и гривой, неизвестный науке; D — предполагаемый представитель отряда китообразных, родственный архаичным китам, вымершим зеглодонам; Е — предполагаемый представитель отряда китообразных с бахромистыми плавниками на боках; F — большой морской крокодил, имеющий сходство с вымершим мозозавром; G — гигантская морская черепаха с длинной шеей; Н — змееподобная акула с наростами на шее в виде пышного плавника; I — гигантский морской угорь.

 

“Затерянный мир” — океан…

Реконструкции скелетов давным-давно вымерших ящеров украшают залы многих музеев мира. В зоопарках, а порой и просто в парках установлены макеты чудовищных динозавров. Писатели-фантасты неоднократно обращались к теме встречи человека с гигантскими рептилиями. На машине времени переносится герой рассказа Рея Бредбери “И грянул гром…”, чтобы поохотиться на самого страшного хищника планеты, тираннозавра. Пережив миллионы лет, из яйца вылупляется травоядный ящер игуанодон, а вслед за ним — хищный тираннозавр в повести Жюля Ренара “Пещера чудовищ”. Сюжет этот, несколько видоизмененный, ложится в основу японского фильма “Легенда о динозавре”, демонстрировавшегося в нашей стране. В царство огромных рептилий и других вымерших животных совершают фантастическое путешествие герои повести академика В. А. Обручева “Плутония”. С птеродактилями и другими ящерами мезозойской эры встречаются отважные исследователи “затерянного мира” одноименного произведения Артура Конан-Дойля. С огромными ящерами, подобными динозаврам, и ящероподобными “братьями по разуму” происходят встречи на других планетах во многих научно-фантастических произведениях. Но чаще всего встреча с динозавром, согласно произведениям этого жанра, случается в глубинах океана. Вспомните роман Г. Адамова “Тайна двух океанов”, повесть А. Шалимова “Впадина Тускарора”, книгу А. Яблокова “Приключения Гука” и ряд других произведений.

Это не случайно. Именно в глубинах океанов наиболее вероятно обитание гигантских рептилий, когда-то царивших на всей нашей планете. Шансы открыть “затерянный мир” на суше скорей всего равны нулю. С самолетов и космических спутников сфотографирован каждый квадратный километр территории Земли. То, что таится в глубинах океанов, во многом и по сей день представляет загадку.

Возможно ли в середине нашего столетия открыть новую большую планету в солнечной системе или обнаружить новый континент на Земле? Только ультра-оптимистически настроенный исследователь дал бы положительный ответ на этот вопрос. Между тем во второй половине XX века в океане были сделаны открытия, по своему масштабу сопоставимые с открытием новой планеты (не астероида, а “сестры” Венеры, Земли и других светил) в астрономии или нового материка в географии. В начале 60-х годов стало ясно, что подводные горы и цепи, тянувшиеся по дну всех океанов Земли, образуют единую систему срединных океанических хребтов общей протяженностью 60 тысяч километров. Это третья крупнейшая форма рельефа планеты — третья наряду с сушей материков и водой океанов!

Столь же сенсационное открытие было сделано и в зоологии. Еще в XVIII столетии Карл Линней заложил основы научной классификации живых существ, населяющих нашу планету. Система эта улучшалась и совершенствовалась и к середине XX века приобрела контуры стройного и в своих основах незыблемого здания. Открываются новые виды и роды животных, могут вестись споры специалистов о систематике того или иного обитателя наземного или подводного мира, но споры эти ведутся на уровне дробных, мелких единиц классификации: видов, родов, семейств, отрядов и в виде исключения классов и подклассов. Но никто не думал, что во второй половине XX столетия можно открыть новый тип животных, своего рода “материк” в систематике зоологов.

В рамки 16 типов, выделенных учеными, укладывались все живые существа планеты, как ныне живущие, так и вымершие. Вновь открываемые обитатели суши и моря также легко размещались в рамках “материков” — биологических типов. (Мы, люди, относимся к типу хордовых наряду со всеми млекопитающими, птицами, рептилиями, земноводными, рыбами.) Можно ли открыть новый тип животных в наши дни? Для большинства зоологов такой вопрос звучал бы аналогично вопросу: “Можно ли открыть новый материк?”

И тем не менее такое открытие было сделано. Летом 1932 года молодой зоолог П. В. Ушаков обнаружил среди животных, поднятых с океанских глубин, существа, походившие на морских кольчатых червей, но отличавшиеся от них по ряду признаков. По просьбе известного шведского зоолога Иогансена советский ученый отослал два экземпляра вновь открытого животного своему коллеге. Иогансен, изучив строение червеподобных существ, пришел к выводу о том, что П. В. Ушаков открыл новый вид червей, которому он дал название “погонофоры”, то есть “бородоносцы”, так как щупальца их напоминали длинную, торчащую вперед бороду.

В 1949 году в первой экспедиции советского научно-исследовательского судна “Витязь” принял участие ученик П. В. Ушакова Артемий Васильевич Иванов. Трал, опущенный в том же месте, где 15 лет назад П. В. Ушаков добыл первые экземпляры погонофор, принес с глубины 4 километра образцы погонофор. В течение нескольких рейсов “Витязя” советский зоолог собирал этих животных и тщательно изучал их строение.

Оказалось, что погонофоры — совершенно новый тип животных, существование которых не могли бы представить даже писатели-фантасты: у них нет ног, рук, крыльев, плавников, рта и кишечника, но зато есть мозг, кровеносная система, сердце, нервы. Пищу они поглощают щупальцами, расположенными на переднем конце тела.

“Выяснилось, что погонофоры близко родственны таким организмам, от которых произошли все высшие животные, в том числе позвоночные, — пишет Д. В. Наумов в книге, посвященной Зоологическому музею Академии наук СССР. — На Международном зоологическом конгрессе, проходившем в 1958 году в Лондоне, доклад Иванова о погонофорах ожидался с большим нетерпением. Обычно на таких конгрессах делаются сообщения о крупнейших успехах зоологии. На этот раз в программе значились доклады еще о двух открытиях. Французским зоологам посчастливилось добыть кистеперую рыбу латимерию и детально изучить ее строение… Второе сообщение на конгрессе, которое касалось обнаружения примитивного моллюска, также считавшегося вымершим, сделали датские зоологи. Однако же такие интересные открытия не отвлекли внимание конгресса от доклада Иванова. Появление Иванова на трибуне было встречено громом аплодисментов. Доклад еще не начался, а собравшиеся со всего света зоологи аплодировали советскому ученому, работы которого им были хорошо известны и повсюду высоко оценены”.

В 1962 году работа А. В. Иванова, посвященная погонофорам, была справедливо удостоена высшей награды — Ленинской премии… Это открытие является ярким свидетельством того, что океан — “затерянный мир” нашей планеты — еще далеко не открыл свои тайны.

 

Неведомые динозавры

Таинственная гибель динозавров порождает множество гипотез (последняя из них объясняет вымирание ящеров падением астероида, но и это опять-таки гипотеза, а не доказанный факт). Почти каждый год приносит новые открытия, в свете которых динозавры предстают не совсем такими, какими казались они классикам палеонтологии и зоологии.

Открытия последних лет показали, что размеры динозавров превосходят даже те, поистине впечатляющие величины, которые характеризуют крылатых, водных, хищных, травоядных ящеров. Обнаружены новые разновидности динозавров, например, панцирные, имеющие фантастический облик, или страшнорукие динозавры.

Но главное, меняется представление о гигантских ящерах, как о каких-то горах мяса, наделенных лишь примитивнейшими инстинктами. В горах американского штата Монтана найдены следы колонии динозавров. Многочисленные гнезда с кладкой яиц свидетельствуют о том, что ужасные ящеры жили большими сообществами и были весьма заботливыми родителями. Это говорит о высокой организации владык планеты в мезозойскую эру.

Последние открытия заставляют нас по-новому взглянуть на приспособление динозавров к водной стихии. Не только мелководье было местом их обитания. Исследование окаменевших остатков гигантского ящера-мегалозавра, найденных на острове Хоккайдо, показало, что он мог нырять на глубину до 2 километров, добывая себе на пропитание осьминогов… Не приспособился ли родич таких мегалозавров к жизни в глубинах — и не он ли является тем самым таинственным морским змеем, сумевшим пережить катастрофы, происходившие на поверхности Земли?