Счастливая физиономия доктора говорила вполне однозначно, что всё не зря - он за эти пару дней получил именно те результаты, которые мне и требовались. Что же, поизображаем из себя клоуна - поудивляемся и повосхищаемся.

       - Безмерно рад вас видеть, уважаемый Вадим Фёдорович! - тепло поприветствовал меня Бородкин, - Как добрались?

       - Здравствуйте, Филипп Степанович! Благодарю, вполне неплохо. Дороги для России здесь очень неплохие. (Чёрт бы побрал этот обмен любезностями - типа он не видит, что я добрался нормально). Как ваши дела?

       - Замечательно, превосходно! Вы бы знали, с каким нетерпением я ждал нашей встречи! Впрочем, лучше пройдёмте в лабораторию.

       В лаборатории ощутимо пованивало тухлым мясом, и этот запах не могли заглушить даже реактивы. Понятно - вероятно оба дня без перерыва сельский исследователь провёл в этом помещении.

       - Вадим Фёдорович, - начал торжественно вещать доктор, - вы оказались совершенно правы! Ваша гипотеза блестяще подтвердилась!

       - Да шо ви говорите! - подумалось мне с почему-то с псевдоодесским акцентом, - А то я не знал! - но вслух, разумеется, пришлось изобразить восторг и удивление:

       - Неужели!? Всё подтвердилось? Не томите, Филипп Степанович, рассказывайте!

       - Ещё позавчера, сразу после вашего отъезда, я отрезал пару кусочков мяса, сделал смывы с них и посмотрел на полученное в микроскоп - бациллы там были. Немного, но были. Потом я положил оба образца в колбы, закрыл пробками, чтобы туда не лезли насекомые, и выставил на солнце. Через четыре часа сделал смыв с одного из кусков и снова исследовал - бацилл стало больше. А мясо стало существенно пахнуть. Еле дождался вечера и исследовал второй, уже совершенно протухший кусок мяса - бациллы просто кишели! Представляете?

       - Да уж! Трудно представить более убедительный эксперимент. Значит, я всё-таки был прав.

       - Несомненно! Ведь это ещё не всё! - доктор просто захлёбывался от нетерпения и желания поскорее поделиться со мной своим триумфом, - Я взял образец с воспалённой раны одного моего пациента, так действительно, там было почти столько же этих бацилл, как и в тухлом мясе, понимаете? Теперь можно совершенно смело утверждать, что именно они вызывают нагноение и воспаление ран.

       - Искренне поздравляю вас! - я затряс руку Бородкина и он не смог сдержать довольной улыбки.

       - Ну что вы! - Идея-то была ваша. Я, когда буду писать статью об этом, несомненно, укажу на то, что мы сделали это открытие вместе. И ещё... У меня появились некоторые мысли по этому поводу.

       - Поделитесь ими, надеюсь?

       - О чём речь, коллега! (Ого - уже коллега!). Я обнаружил, что на нашей коже тоже живут эти микроскопические существа, но, вероятно, именно кожа не даёт им возможности разрушать организм, а вот если она повреждена, тогда они "нападают" и начинают действительно "пожирать" нас и размножаться.

       - Нет, ведь какой славный дядька! Какой молодец! Умеет ведь думать! - я мысленно аплодировал сельскому врачу. Конечно, для меня совершенно не представляло труда тут же уесть "ликующего Айболита" парочкой убойных вопросиков, но оно мне надо? Правильно ведь мыслит. В нужном направлении. Надо поддержать: - Если стала ясна причина, то можно подумать и о методах лечения, верно?

       - Конечно! И основной принцип, я думаю, убить бацилл, но при этом не навредить пациенту, правильно?

       - Да, Филипп Степанович, я ведь после нашего с вами разговора тоже думал над этой проблемой. Надеюсь, вы поймёте вполне естественное человеческое желание помечтать на тему: "А если я всё-таки прав"?

       - Ещё бы!

       - Так вот я пришёл к точно такому же как вы вопросу: Как убить бацилл, не навредив человеку. Что убивает всё живое? Огонь, правильно?

       Лицо собеседника мгновенно сообщило мне о его сомнениях в моей психической нормальности.

       - Естественно я не предлагаю жечь огнём ваших пациентов. Но ведь о прижигании ран раскалённым железом вам, конечно известно.

       - Конечно, - доктор всё ещё не мог понять, к чему я веду.

       - А мне теперь ясно почему. Смотрите: вы же сами сказали, что на коже у нас есть бациллы. И на свежем мясе они тоже есть. То что мясо жареное или копчёное хранится дольше сырого вы тоже, разумеется, знаете. О причине теперь догадаетесь?

       - Подождите... Вы хотите сказать, что при жарке умирают те бациллы, которые там были и пока заведутся и размножатся новые...

       - Браво! Вы очень сообразительный человек! - лицо доктора слегка порозовело от похвалы. - Именно это я и имел в виду. И ещё: ведь копчёное мясо хранится дольше жареного, так ведь?

       - Дольше, несомненно. А к чему вы это? Я не успеваю за вашими мыслями.

       - Это просто потому, что я думал заранее, предположив результаты ваших экспериментов. Смотрите: копчёное хранится дольше жареного, не значит ли это, что при копчении мясо покрывается и пропитывается веществом, угнетающим бацилл?

       - Вполне логично. Надо проверить.

       - Значит, есть вещества, которые убивают эти зловредные существа, но не вредны человеку. Правильно? Ведь мы же едим копчёное и не болеем от этого.

       - Вы предлагаете коптить раны? - скептически прищурился доктор.

       - Да ни в коем случае. Ни коптить, ни солить. Я предлагаю искать вещества, которые были бы безопасны для нас, но убивали бы бацилл. Кстати, высокие температуры - это уже решение кое-каких проблем. В перспективе, конечно.

       - Вы о чём?

       - Ой, простите - скачу с темы на тему. Вы же сами в первую очередь вспомнили о сохранности продуктов. Понимаете, возможно, если "сварить" их прямо в герметически закрытой посуде, то они ведь смогут храниться чуть ли не вечно, правильно? Если их "едят" бациллы и всех их убить, не пустить новых, то ведь не будет и гниения. Правильно я рассуждаю?

       - Ничего себе! - слегка обалдевший доктор даже забыл про медицину, - Вроде бы придраться не к чему - всё логично. Но нужны будут эксперименты, чтобы убедиться в вашей правоте.

       - Эксперименты-то ведь нехитрые, правда, для сколь-нибудь серьёзных выводов потребуется время. Но если всё получится, то ведь какие возможности открываются, а?

       - Совершенно небывалые, согласен, - доктор был слегка ошарашен и я его даже слегка жалел - шутка ли, столько информации и пищи для размышлений, может и крыша поехать у человека с недостаточно стойкой психикой. Пожалуй пора заканчивать "грузить идеями" добрейшего Филиппа Степановича. Пока... В следующий раз перейду к спирту как дезинфекции, а там, глядишь и сырьё для получения йода подоспеет. И тут вдруг Бородкин усадил меня крепко. А вот нечего было считать себя самым умным и образованым. Держал оказывается сельский лекарь руку "на пульсе" современной ему науки. Он вдруг слегка задумался и выдал:

       - Хотя знаете, Вадим Фёдорович, мы с вами тут, пожалуй, первооткрывателями не будем: несколько лет назад я читал об одном французском гастрономе, который наладил у себя выпуск продуктов, не портящихся неделями, а то и месяцами. И там вроде тоже всё дело было в том, чтобы кипятить их в закрытой посуде.

       - Вот же зараза! - Обошёл меня с такой идеей "местный", - это я ругнулся про себя. Но виду не показал и продолжил наш, такой перспективный диалог, - Но ведь тот француз зафиксировал только факт. И сумел его использовать. Мы же, как я очень надеюсь, нашли причину и сумеем это обосновать экспериментально. Разве не так?

       - О! Несомненно, это будет яркое слово в науке. Практически уверен в успехе и у меня уже начерно сложился план цикла весьма несложных и убедительных экспериментов.

       А вот в этом я не сомневался. Это зулусом нужно быть, чтобы при такой гипотезе не придумать и не осуществить совершенно убойный набор опытов, неопровержимо доказывающих микробиологическую природу гниения и разложения продуктов. Извини, старик Пастер! (Хотя какой ты старик, если ещё не родился). Но твою идею я уже спёр и использовал. Так надо. И ты не последний в списке тех, кого я внаглую интеллектуально обворую. Таблицы Менделеева теперь тоже не предвидится. Вернее она просто будет уже не "Менделеева". Только дайте до официальной науки дорваться и имя себе сбацать. Ох уж я и развернусь...!

       - А ну ша, придурок! - цыкнул я на себя, - Сначала с французами разобраться надо, а потом уже "высокую науку" двигать.

       Ещё с часик поковырялись над микроскопом, разработали план проведения экспериментов по стерилизации продуктов и я поторопился отбыть в усадьбу к Соковым, сославшись на срочные дела.