Первым, кого я встретил, приехав в усадьбу, был юный Алексей Сергеевич. Такое впечатление, что он специально дожидался моего возвращения, ибо после взаимных приветствий сразу, по-юношески неуклюже стал "как бы" подводить меня к разговору о подводном плавании. Чувствовалось, что мои рассказы о приключениях в "царстве Нептуна" его здорово зацепили.

       Я пообещал парню, что расскажу позже ещё, а сейчас мол у меня есть некоторые дела, но тут Соков-младший меня здорово оглоушил:

       - Вадим Фёдорович, осмелюсь вас попросить... Не могли бы вы и меня научить охотиться на рыб?

       Вот те нате! Этого мне ещё не хватало! Других проблем у меня мало, чтобы ещё этого "подводного спецназовца" готовить.

       - Понимаете, Алексей Сергеевич, для вашего обучения необходим второй комплект снаряжения. Где его можно будет достать здесь - я не представляю.

       - Ну, хотя бы просто плавать в вашей маске, чтобы можно было увидеть подводный мир самому... - молодой дворянчик вперил в меня просто умоляющий взгляд.

       Не умею отказывать жёстко и конкретно. Всю жизнь из-за этого проблемы. Всё обидеть боюсь. Ну да чёрт с ним!

       - Хорошо. Но только там где неглубоко и только в том случае, если это позволит ваш отец.

       - Я ваш должник, уважаемый Вадим Фёдорович! - лицо пацана просто засветилось счастьем, и он смылся разыскивать своего родителя.

       Ну согласие от родителя Лёшка почти наверняка получит. Мне-то что с ним теперь делать? Дайвер хренов! В озеро его точно пока пускать нельзя. Начнём с речки - благо местная Лжа и неглубока, и не широка. Я сам почти каждое утро в ней купался - приятное место. Но всё равно разведать, что там и к чему в маске стоит. Вроде сетей не ставят в районе "купалки", а это самая главная опасность. Глубины там вполне приемлемые, судя по тростнику и кувшинкам, посмотреть парню будет на что, но всё равно - сначала самому нужно "окунуться". Если наследник утонет - полный мне трындец нарисуется: вроде утопленников даже на освящённой земле не хоронят в эти времена. Ой-ёоо! Вот не было печали! Ну да ладно, справлюсь пока рядом.

       На самом деле - зря психую, меня ведь и самого в своё время никто не учил. Приехал в Севастополь к тёте, отвели меня на пляж, нацепил десятилетний пацан маску-ласты и поплыл по Чёрному морю... И "заболел" с тех пор глубиной. И не жалею о том ни разу...

       Кстати, а не сходить ли прямо сейчас? Жутко хочется окунуться после дороги. "Побаниться" за четыре дня ещё ни разу не предложили. А ведь хочется... Фиг с ним - пока будем купаться во "Лжи". Очень знаково получается...

       Благо до речки было метров двести-двести пятьдесят. Что вполне разумно: кто же будет ставить свой дом далеко от проточной пресной воды, если есть возможность строиться рядом с нею.

       Прихватив из усадьбы всё необходимое, я сквозанул к реке стараясь не привлекать внимания посторонних. Ага! Щаззз!

       Вся свободная от работ дворня, углядев, что "чудо-юдо-рыба-я", с какими-то непонятными "штуками" направляется к реке, тут же увязалась следом. Кому-то за водой сходить приспичило, кто-то простирнуть решил, а некоторые вдруг просто как бы невзначай в определённую сторону поспешили, чтобы именно там на природу полюбоваться. Ох, и распустил свою прислугу Сергей Васильевич!

       Нет, стоило бы мне слегка рыкнуть на любопытных - их бы смыло с горизонта в один момент. Наверняка. Но как-то не хотелось демонстрировать барские замашки. Ну и пёс с ними, пусть смотрят.

       К речке имелся весьма удобный подход: метров двадцать берега было чистым песчаным пляжиком, по обе стороны от него - сплошные заросли ольхи и ивы. Ну и, естественно, поблизости от песочка, уже собралось человек пятнадцать, в основном бабы и дети. Мужики в это время ещё на работах были.

       Ещё когда я начал разоблачаться до плавок - по толпе уже прошелестел недоумевающий шепоток, а уж когда пришлось напялить "лягушачьи лапы" да "стеклянное рыло", то многие из местных тёток часто-часто закрестились и, взяв, кто за руки, кто на руки детей, поспешили удалиться подальше от этого богопротивного зрелища. Но не все. Некоторые, наиболее психически устойчивые, всё-таки решили досмотреть "спектаклю" до конца.

       То, что я входил в воду спиной вперёд, тоже явно не прибавило мне популярности среди наблюдающих. Ага! Попробовали бы сами в ластах войти в реку или ещё какой водоём так как привыкли передвигаться. Но не вдудишь же это в уши каждому! Ай, ладно.

       "И сия пучина поглотила меня в один момент..."

       Ружьё в таких случаях беру с собой всегда: разведка-разведкой, но как наткнёшься при этом на какой-нибудь трофейный экземпляр типа пятикилограммовой щуки или линя, карпа, судака... Локти ведь себе потом искусаешь. И ведь стоят они в подобных случаях - чисто издеваются. Вот просто бери и убивай, а нечем... В общем как на рыбалке - подцепить трёхкилограммовую рыбину, а подсачека-то и нет... А ведь собирался просто мелочи на уху надёргать...

       В общем ружьё я беру с собой всегда.

       Не та, конечно, речка, чтобы бить здесь крупную рыбу. Но красиво: водичка весьма прозрачная для пресного водоёма, а посмотреть есть на что: травка очень даже красиво на дне растёт, камыши и стебли кувшинок стоят микроколоннами, небольшие щучки в этом частоколе прячутся, мелочь рыбья шныряет. Ого! А вот это мой клиент: здоровенный голавль караулил добычу встав против течения за нехилым каменюкой обросшим водорослями. Вот уж нежданная встреча - в такой речушке и такая рыбина!

       Я подошёл с хвоста и всадил гарпун прямо под голову этой серебристой торпеде. Лёгкое трепыхание и всё. Видно попал удачно. Можно заканчивать рекогносцировку: есть, что показать Алексею, не сильно рискуя его жизнью - я, в случае чего, по такой глубине и "пешком" до него дойду и за шкирку выволоку. Пора на сушу. И, чтобы "нефиг"...

       Я резко вынырнул под самым берегом. Народу, по сравнению с моментом моего погружения, опять прибавилось, но столь эффектное и неожиданное появление меня из "пучины", впечатление произвело - шарахнулись. Ну и будем иметь всё и всех в виду. Как в древнем Риме, где господа, если верить литературе, вполне спокойно совокуплялись в присутствии рабов.

       Просто не обращать внимания, а то комплексы "рождённого в СССР" замучают. (А ведь как "рыкнуть" хочется! Нет, всё-таки очень сильны в любом хомосапиенсе альфа-лидерские инстинкты...)

       - Дядя! Отдай нам рыбку! - подскочил ко мне пяти-семилетний пацан, когда я снял маску и ласты.

       - Сенька! - заорала тут же баба неопределённого возраста на мальчишку, а ну отойди от барина! Ой, простите за ради Бога моего несмышлёныша, ваше благородие! - это она уже ко мне обращалась.

       - Успокойся, прощать его не за что, - я поторопился привести мамашу в адекватное состояние, а то она действительно здорово испугалась по поводу фамильярности, которую позволил себе её сын. - Действительно - возьмите рыбу и накормите сегодня детей.

       - Храни вас Господь, барин, - женщина не стала кочевряжиться и привычно взяла протянутого ей голавля под жабры, - Спасибо вам!

       Подцепив за руку своего пацана, она очень оперативно припустила в сторону своего дома. Неужели решила, что я могу передумать и отобрать рыбу обратно?

       А парень у неё славный. Чумазый конечно, но шустрый. Как мой Тёмка... Ёлки! - ведь совсем забыл о своих. У меня же жена и сын ТАМ!

       - Жив твой сын. И уже здоров. Проживёт долго, - услышал я из-за спины.

       Меня подбросило и развернуло на сто восемьдесят за треть секунды, наверное. Находившийся вот только что рядом крестьян словно слизнуло - ни души, один кряжистый и седой как лунь старик стоял передо мною.

       Я очень медленно и тяжело приходил в адекватное состояние. Хотелось зажмуриться, помотать головой и, открыв глаза, снова увидеть перед собой тех самых пейзан, которых ещё минуту назад видеть категорически не было никакого желания.

       - Успокойся, - спокойным и ровным голосом продолжал дед, - я не причиню тебе зла. Если не хочешь со мной разговаривать - просто повернись и уходи.

       - Откуда ты знаешь!? - естественно, отпускать старика без вдумчивого разговора, я не собирался.

       - Объяснять не буду - всё равно не поймёшь. Просто поверь - с сыном твоим всё в порядке, но ты его больше никогда не увидишь. Ты навсегда теперь ЗДЕСЬ. А ну стоп! Не балуй!

       Да и не собирался я на старика "физически воздействовать" - не так воспитан. Хотя, честно говоря, первым порывом было действительно броситься вперёд, схватить за грудки и вытрясти всю правду. Так это рефлекторно, что ли...

       - Дед, ты кто?

       - Пасечник я, Силантием кличут. Ты только это узнать хотел? - хитро прищурился мой нежданный собеседник.

       - Нет, конечно. Что ты обо мне знаешь? Откуда знаешь?

       - Многое мне ведомо, и про тебя тоже. Мне тебя спрашивать не о чем, но, если хочешь, спроси меня: что смогу - отвечу, а уж если тебе чего понять не дано - не обессудь. Ещё раз повторю самое для тебя важное: твой сын жив, здоров и счастлив. Но ты его больше никогда не увидишь, потому что в свой мир никогда не вернёшься.

       - Подожди, как это счастлив? Без отца?

       Нет, не верить этому Силантию не было никакого повода, но представить себе Тёмку счастливым, несмотря на известие о моём исчезновении... Меня что, Ленка в космонавты определила? Или в полярники? В латвийские. Шиза какая-то!

       - С отцом, - с лёгкой грустью в голосе "усадил" меня на грешную землю старик, - ты остался в своём мире и продолжаешь там жить. Тебя теперь двое. И вы, разумеется, никогда не встретитесь. Поэтому прими то, что ты здесь навсегда.

       Нда... Психика у меня конечно крепкая, но так получить "сковородкой по чайнику"... А ведь главное то, что я прекрасно понимал о том, что пасечник этот вещает мне чистую правду. Чтобы переварить такую информацию, нужен не один час. Да ещё желательно с водкой.

       Мамочка дорогая! Да откуда же ты, гад, на мою голову свалился? Ну, я же ведь уже почти принял судьбу. Так нет - нужно было припереться этому пенсионеру с пасеки и, как поёт наш всенародно любимый Добрынин, "насыпать соль на раны". А точнее, эти раны расковырять.

       - Больно, понимаю, - опять подал голос Силантий, - Так спрашивать чего будешь?

       - Буду! Как и почему я здесь оказался?

       - Не ты так решил и не я. Решил тот, кто обладает на это властью.

       Так. В ответ на такой ответ, (извините за тавтологию), рисовался текст, в котором цензурными были только местоимения, приставки и суффиксы. Если кратко и цензурно: Я тебя что, сволочь, спросил? Ты же мне, гадёныш, обещал чётко ответить! Что за пургу ты погнал?

       - Успокойся, - старик даже слегка усмехался в свою седую бороду, - если тебе нужны понятные слова - бог так решил.

       Вот никогда я не был особенно религиозным. Конечно, в мозгу постоянно присутствовал некий дискомфорт. Типа: умру и всё... Стёртые файлы... Пропадёт мой "богатый духовный мир", мои мысли, моё "Я"... Страшно!

       Очень хотелось поверить. Поверить в Вечность. Но не получалось. Попытки почитать и перечитать "Святое Писание" приводили только к ещё большему отторжению оного. Как я завидовал тем, кто смогли просто поверить. А вот вдолбленная в мой мозг логика, помимо моих желаний, и даже вопреки им, вставала каменным бастионом на пути к ВЕРЕ. И сейчас я взбесился в очередной раз:

       - Так это ваш "добрый боженька" мне очередное испытание послал? Чтобы проверить мою веру? Так нет её, веры этой! Особенно теперь...

       - Замолчи немедленно! - я не слышал голос Шаляпина, но если он обладал тем, нет - "полтем", что выдал дед, перекрывая мои "причитания", то он поистине велик! Голос накрыл меня со всех сторон и вообще отовсюду. Стало даже слегка страшно. - Не наш Господь послал тебе это - другой бог. Подробности узнаешь позже. Не от меня. Спрашивай! Или я ухожу.

       - Постой! - в голове роилась уйма вопросов, для того, чтобы выбрать главные, требовалось сосредоточиться в спокойной обстановке. Пришлось "выстрелить" первым, что пришёл на ум:

       - Сколько нас "попало"? Я видел одного человека из своего времени, наверное есть ещё?

       - Семеро. Из них живы пятеро. Ещё один умом подвинулся - в бедламе сидит. Один в остроге и пусть там остаётся - самое ему место. Так что трое вас осталось. Свидитесь. Когда - всё в руках божьих.

       - А что меня ждёт в этом мире?

       - В самом деле хочешь услышать ответ? В самом деле хочешь знать своё будущее? Подумай! Ведь даже врагу своему злейшему такого знания не пожелаешь. Хочешь знать, что будешь счастлив с самой замечательной женщиной? Хочешь знать сколько у вас будет детей? А сколько их умрёт в младенчестве знать хочешь? И какие именно. Хочешь знать когда умрёшь и считать дни до этой даты? Пусть и очень нескоро, но ты будешь точно знать когда. Хочешь?

       Меня передёрнуло. Вот уж действительно самое страшное проклятье - знать своё будущее. Знать своё завтра - полезно. Знать ещё и о своём "послезавтра" - совсем здорово, но не далее. Иначе и жить незачем.

       Так о чём же спросить? Парадоксальная ситуёвина: очень хотелось задать вопросы, но категорически не хотелось услышать ответы на них.

       Силантий молчал и с лёгкой хитринкой в глазах поглядывал на меня. Чёрт! Ведь потом сто раз себя прокляну и назову остолопом, за то, что не догадался "спросить о ...".

       - Ну что, сам всё понял? Не надо тебе ничего знать. Поступай так, как подскажут тебе сердце и разум. В ВЕРЕ ты, я смотрю, слаб, но и не мучайся с этим. Не нужен тебе пока Бог, а настанет время - сам к нему придёшь. А пока... Многим, чтобы жить по совести, достаточно только совести, а многим недостаточно даже Бога. Не нужен тебе "присмотр", живи, как живёшь, делай, что задумал. Бог в тебе, но не жди от него подсказки, решай всё сам, в случае чего только себя и вини. Вот и всё пожалуй.

       - А можно я к тебе позже на пасеку зайду? Ну, если...

       - Нельзя, - оборвал меня старик. - Не увидимся с тобой больше. Ступай.

       Я, словно зомби, развернулся и зашагал к усадьбе. В голове была совершеннейшая каша. Ёлки-моталки! Вот идиот! Мог ведь хотя бы спросить кто "попал" вместе со мной!

       - Придёт время - узнаешь! - донёсся голос старика, прежде чем я даже успел остановиться. - Прощай!

       Путь был, как уже упоминалось, недалёк и я даже не успел хоть сколько-нибудь переварить последние события, а во дворе от мыслей меня немедленно отвлекла Настя, вышедшая прогуляться:

       - Вадим Фёдорович! Не составите компанию на прогулке?

       - С удовольствием, - очнулся я, - только позвольте занести вещи в свою комнату.

       Девушка благосклонно кивнула.

       Бросив всё своё подводное хозяйство возле кровати, я через несколько минут уже мерно вышагивал по дорожке с Анастасией.

       - Как рука? Не беспокоит уже? - во дурак! Не мог темы для общения поинтересней придумать.

       - Благодарю, всё в порядке. Уже и не думаю о ней. Спасибо! Если бы не вы...

       - Всё равно обошлось бы. Я просто помог вашему организму справиться с недугом побыстрей. Скажите... Анастасия Сергеевна, а вы знаете здешнего пасечника Силантия?

       - Деда Силантия? Разумеется. То есть знала - он ведь уже лет пять как помер.

       Ну, разумеется. Меня почему-то совсем не ошарашило известие о том, что минут двадцать назад я разговаривал с покойником. Как там говорила кэрроловсая Алиса: "Всё чудесатее и чудесатее...". Но уже потихоньку начинаю привыкать.

       - А почему вы о нём спросили? - с лёгкой тревогой посмотрела на меня девушка.

       - Потому что идиот, - мысленно ответил я, - вот чего, спрашивается, узнать хотел от помещичьей дочки про крестьянина-пасечника? Хотя... Такой колоритный дедок, наверняка был каким-нибудь местным знахарем и личностью в округе известной. Но пять лет назад умерев, он меня, конечно, здорово подставил...

       - Вы с ним встретились? Разговаривали? - продолжала доставать меня своими вопросами Настя.

       - Как я мог встретиться и разговаривать с давно умершим, Анастасия Сергеевна, сами подумайте? - попытался включить "дурочку" я.

       - Так вы не первый - его за эти пять лет многие встречали. Ну не то чтобы многие, но о нескольких случаях я слышала. Так вы его видели?

       - Нуу... - я видел старика, который говорил странные вещи, и назвался тем самым Силантием. Наверное, самозванец. Только зачем ему это?

       - Думаю, что вы, во-первых, ошибаетесь - скорее всего, это был на самом деле дед Силантий, а во-вторых - вы сейчас неискренни. Уверена, что сами знаете о том, что разговаривали именно с ним. Ведь так?

       - Пожалуй, вы правы, просто не хотелось выглядеть смешным и нелепым. Вы совершенно огорошили меня известием о смерти старика...

       - Напрасно беспокоились, он и при жизни был... Как бы это сказать... Необычным человеком. Местным знахарем. И добрым. Особенно к детям. Мы с Алёшкой часто к Силантию на пасеку бегали. Всегда угощал мёдом в сотах и истории разные рассказывал, то добрые сказки, то что-нибудь жутковатое про русалок или лешего. Зачастую специально к нему "побояться" приходили, - Настя мечтательно улыбнулась и мне в очередной раз стало ясно, что подростки везде и всегда одинаковы, что мы, балдевшие по вечерам и ночам в пионерлагерях от наивных "страшилок", что самая продвинутая аристократия прошлых веков. А у них это ещё и до зрелого возраста продолжаться могло. Достаточно вспомнить развлечения мадам де Монтеспан...

       Хотя... Чем у нас-то лучше? Сатанисты и в моём времени цветут и пахнут. Да и чем те гниды, которые приходили смотреть на наши гладиаторские бои лучше сатанистов? А ведь были ещё и особо изощрённые мрази, за большие деньги покупавшие возможность пытать и убивать собственноручно каких-нибудь бомжей или, если позволяли финансовые возможности, похищенных по заказу женщин... И трудно понять, кто из них вызывал большую ненависть - те, кто заказывал себе такое развлечение или те, кто его обеспечивал... Опять бешено захотелось дотянуться хотя бы голыми руками до Витькиного горла...

       - Вадим Фёдорович, что с вами? - чуть испуганно спросила Анастасия, - У вас лицо стало таким злым... Мне даже немного страшно.

       - Прошу прощения, некстати вспомнил один случай.

       - Ваше благородие! Вадим Фёдорович! - к нам поспешал мой "нянь" Тихон.

       - Ну вот, Анастасия Сергеевна, - с чувством некоторого облегчения обратился я к своей собеседнице, - судя по всему, наша совместная прогулка завершается. Я снова где-то требуюсь.

       - Ваше благородие, извиняйте, конечно, но барин вас срочно к себе просют! - Тихон запыхался, но изъяснялся вполне внятно, - Прямо сейчас просили быть.

       Мне ничего не оставалось, как только вежливо откланяться. Настя отпустила меня благосклонным кивком своей изящной головки и мы вместе с моим "телохранителем" бодро затопали к усадьбе.

       - Что же вы Вадим Фёдорович один на речку пошли, - мрачно забубнил Тихон, - а вдруг бы что...

       - Друг любезный, - оборвал я его словесные поползновения, - я в одиночку ходил неделями по таким горам и лесам, что тебе и не снились, так что дорогу в четверть версты могу пройти и без провожатых. Не надо постоянно следовать за мной тенью. Ты понял?

       Наверное, я был слегка резковат, но думаю, что кого угодно заставит взбеситься в большей или меньшей степени такая опека. Тихон вжал в голову в плечи, но всё-таки бубнил нечто вроде: "Господин полковник велели... Чтобы волос не упал... Я же со всем старанием...".