Мины российского флота

Коршунов Ю. Л.

Дьяконов Ю. П.

Так уж складывалась наша история, что в конце XVIII начале XIX века Россия почти постоянно конфликтовала с Англией и Швецией. Поэтому одной из главных задач вооруженных сил стала защита столицы с моря. Решением проблемы занимались видные военные специалисты, инженеры, ученые и изобретатели- энтузиасты.

 

БИБЛИОТЕКА «ГАНГУТ»

№ 5 Морское оружие

ISBN 5-85875-033-8

Под редакцией контр-адмирала В. Н. Панферова

С.-Петербург Издательство «Гангут» МП «Нептун» 1995

На 1-й стр. обложки – гальваноударная мина образна 1908 г.; на 4-й стр. обложки – гальваническая самовоспламеняющаяся мина Б. С. Якоби образна 1854 г.

Второй год шла Крымская война, приобретшая небывалый "географический размах". Англо-французские эскадры появились почти одновременно в Крыму, под Кронштадтом, в Белом морс и у Петропавловска-на- Камчатке. Впрочем, успеха противник смог добиться лишь под Севастополем. Несмотря на хвастливые заявления английского адмирала Ч.Непира, грозившего разрушить Петербург и увезти Медного всадника, союзная эскадра в Финском заливе не предпринимала активных действий. К радости столичных извозчиков любимым развлечением господ стало прокатиться в Лебяжье, посмотреть на “заморских гостей”.

Трудно сказать, чего больше испугался заносчивый англичанин – развернутых ли под столицей гвардейских полков, кронштадтских ли укреплений или "подводных адских машин", слухи о которых упорно ходили среди союзников. Гак или иначе, но максимум на что отважился противник – это разведка кронштадтских укреплений.

Вот и на этот раз пароходофрегат «Мерлин» под флагом французского адмирала Пено вышел на разведку северного фарватера. Его сопровождали три корабля. Русские батареи молчали. Пено, не решившись сблизиться с ними, лег на обратный курс. «Мерлин» шел в двух милях от острова, когда в носу неожиданно раздался глухой взрыв. Затем последовало сотрясение "страшной силы". Опасались, что судно получило течь, но это не случилось. Командир проложил курс дальше от острова и продолжил движение. Однако прошло несколько минут и снова раздался взрыв, опять в носу. “ Я подумал, – писал Пено, – что «Мерлин»…затонет", но пробоину удалось заделать. В это время к «Мерлину» направился один из сопровождавших кораблей. Ему был дан сигнал удалиться, и он уже начал менять курс, когда у его форштевня раздался третий взрыв.

Корабли получили лишь незначительные повреждения, но психологическое воздействие оказалось столь велико, что союзники больше не осмеливались приближаться к Ко глину. Так летом 1855 г. российский флот впервые в мире применил новое оружие – морские мины.

 

От брандера к подводному фугасу и мине.

Так уж складывалась наша история, что в конце XVIII начале XIX века Россия почти постоянно конфликтовала с Англией и Швецией. Поэтому одной из главных задач вооруженных сил стала защита столицы с моря. Решением проблемы занимались видные военные специалисты, инженеры, ученые и изобретатели- энтузиасты. Один из них, преподаватель фортификации и артиллерии в Морском кадетском корпусе подполковник Иван Иванович Фицтум, в 1807 г. подал, в связи с очередным обострением обстановки на севере Европы и появлением английского флота в Балтийском море, докладную записку, в которой говорилось: "Когда война между Россией и Англией и Швецией была решена и…умножились укрепления для защищения морских крепостей, фортов берегов, устьев рек. паче Невы, то мне показалось, что…выгодно будет употреблять подводные фугасы и брандеры".

Брандеры русские моряки не раз успешно применяли в сраженьях, однако в записке И.И.Фицтума они выглядели не совсем обычно. Это были расставленные на фарватерах или около крепостей плоты с зарядами, состоящими из пороха, горючих веществ, гранат и “шаров с железными колючками", “Цель брандеров, – писал И.И.Фицтум, – …истребить неприятельские корабли посредством различных горючих вещей". И уж совсем необычно выглядела идея подводных фугасов – зарядов, размещенных на грунте. Их задача, как писал И.И.Фицтум, заключается в "повреждении неприятельских кораблей снизу". Предполагалось, что установленные неподалеку от берега фугасы и брандеры будут приводиться в действие в случае приближения к ним противника с помощью заранее проложенных по грунту огнепроводных шлангов. Увы, громоздкие и малонадежные огнепроводящие системы и стали, по существу, главной причиной отказа изобретателю. В "Прибавлении" к своей записке И.И.Фицтум сообщал: "…остается еще одно средство, известное в физике электрическая сила. И то и другое требует опытов". Однако, добиться положительных результатов в своих опытах И.И.Фицтум не смог. Его изобретение осталось нереализованным, и все же именно фугасы И.И.Фицтума являются непосредственными предшественниками принципиально нового вида морского оружия мин.

Русский брандер, попользовавшийся в Чесменском сражении

Подводный фугас (брандер) конструкции И.П.Фицтума.

1 – огнепроводный шнур; 2 – изолирующий кожаный рукав; 3 – поддерживающий трос: 4 – деревянный корпус; 5 – пороховой заряд: 6 – плот: 7 – рым для якорного каната

Справедливости ради следует заметить. что идея минного оружия родилась в России не на флоте. Инициатива его создания принадлежит Инженерному департаменту Военного министерства. И не случайно: в •задачу Инженерного ведомства входило не только строительство морских крепостей, но и обеспечение их обороны с моря. Да и сам термин "мина" в переводе с французского означает "шахта". Так сухопутные саперы называли заряды, которые закладывались в подземные галереи, подведенные под крепостные стены противника. Естественно, что этот термин перешел и на подводные фугасы.

Первый взрыв подводного фугаса с помощью гальванической батареи, размещенной на берегу, осуществил в 1822 г. русский ученый П.Л.Шиллинг. Позднее он неоднократно повторял свои опыты. В марте 1834 г. в Петербурге на Обводном канале неподалеку от Александре Невской лавры, в присутствии царя и многочисленной свиты, произвел показательный подрыв двух подводных фугасов талантливый русский изобретатель, начальник инженеров Гвардейского корпуса, генерал-майор К.А.Шнльдср. 'Эффект был потрясающий. Взрыв расколол лед, разбросал бревна построенного на нем илота и полностью разрушил стоявший на плоту домик.

Что же касается непосредственно работ по созданию морских мни, то их начало связано с учреждением в ноябре 1839 г., по инициативе К.А.Шильдера. "Комитета о подводных опытах". В числе "главных предметов", над которыми надлежало работать Комитету, в Высочайшем повелении значилось: "Усовершенствование…подводных мин, исследование силы действия их на тела, плавающие и погруженные". Ог флота в Комитет вошли: командир Гвардейского экипажа контр- адмирал Н.Г.Казин и контр адмирал П.Е.Чистяков. Для руководства всеми минными исследованиями в качестве члена Комитета был приглашен профессор (с 1847 г. академик) Б.С.Якоби. Его вклад в создание первых отечественных мин стал определяющим.

Борис Семенович (до приезда в Россию Морис Герман) Якоби родился в 1801 г. в Потсдаме в семье провинциального банкира. После окончания Геттингенского университета переехал в Кенигсберг, а в 1835 г. по приглашению академика В.Я .Струве в Россию, на должность профессора Дерптского университета. С 1837 г. и до последних дней жизни Б.С’.Якоби работал в Петербурге, в Академии Наук. Россия стала его второй родиной.

Борис Семенович Якоби (1801 -1874)

Первый подрыв подводного фугаса по программе работ Комитета состоялся 27 января 1840 г. На Большой Невке во льду сделали две проруби. "В присутствии гг. членов Комитета опустили шесть деревянных просмоленных ящиков с порохом. Гальванические проводники…выходили на поверхность льда и…простирались на протяжении около ста сажен (1 сажень – 2,13 м – А ап.) к берегу". Взрыв произвели с помощью "гальванической батареи, устроенной профессором Якоби". Из-за холодной и ветрен ной погоды опасались, что батарея не даст искры, но "воспламенение мин произошло мгновенно и совершенно удовлетворительно". Так начались работы по созданию в России морских мин. Продолжались они в течении 15 лет практически вплоть до начала Крымской воины. Испытания шли круглосуточно: зимой на невских протоках, летом, кроме того, и на кронштадтских рейдах.

Первая мина, созданная К.А.Шильдером для проведения опытов, имела следующую конструкцию. Пороховая камера из листового железа в виде цилиндра диаметром 26 см и высотой 30 см, помещалась в цилиндр диаметром 29 см и высотой 33 см. Во внутреннем цилиндре размещался порох и угольковый запал (масса пороха от опыта к опыту изменялась). Проводники от запала выводились наружу и присоединялись к береговой гальванической батарее. Вскоре от двухпроводной линии Б.С.Якоби перешел к однопроводной, а в качестве второго проводника использовалась вода. Пространство между цилиндрами заполнялось смолистым веществом. Снаружи для обеспечения герметичности мина покрывалась смолой. Имея положительную плавучесть, она устанавливалась на заданное углубление с помощью пенькового троса и груза-якоря. Взрыв осуществлялся с берега путем замыкания контактов, подключающих к цепи запала гальваническую батарею.

Эммануэль Нобель (1801-1872)

Первая проверка боевого воздейст вия мины на плавсредство состоялась летом 1840 г . На фарватере между Крестовским и Петровским островами "взорвана была…мина в 120 фунтов пороха, опущенная на 7 фут…. Над миной была лодка… 16 фут длины. 5 фут ширины и 4 фута высоты. Взрыв поднял столб воды на высот у более сорока сажен вместе с …кусками раздробленной лодки. Опытпоказал, что подводная мина, будучи отделена от предмета значительной массой воды, может нанести ему сильнейший вред". Следующее испытание провели в июне 1842 г.: “на Малом Невском фарватере за Елагиным островом были проведены опыты над действием… подводных мин против бота (длиной 22 м Авт.), нарочно для того приготовленного". На фарватере в шахматном порядке выставили заграждение из 26 мин. Пущенный по теченню бот "поплыл… на мину № 9, взрывом коей была разбита обшивка одного бока судна. Вслед за тем взорвана была смежная мина № 10… Взрывом мины № 10 разрушена корма бота, который подвигаясь по течению и приблизясь ко 2-му ряду мин проходил через мину № 18, взрывом коей сбита была грот-мачта и пробито… дно… Судно начало тонуть, однако…достигло 3- го ряда, где взрывом мины № 25 под серединой судна днище совершенно разрушено… Все 4 мины имели по 60 фунтов пороха".

Проведенные испытания, подтвердив эффект нового оружия, поставили проблему обеспечения взрыва мины под кораблем. Визуально мина не наблюдалась, и это приводило к ошибкам в определении момента включения гальванической батареи.

После продолжительных поисков Б.С.Якоби предлагает ударный замыкатель – механизм, размещенный на мине, реагирующий на ее наклон в момент удара о корабль и подающий ток на запал. Из нескольких вариантов конструкций замыкателя наиболее надежными оказались два – шариковый и ртутный. Мины с такими замыкателями стали называться гальваническими самовоспламеняющимися. Одним из главных качеств мин в то время считалась возможность их перевода из боевого состояния в безопасное и наоборот. Гальванические мины, как обычные, так и самовоспломеняющиеся, этому требованию удовлетворяли в полной мере, так как при отключении береговой батареи становились совершенно безопасными не только для прохода кораблей, но и для подъема из воды.

Одновременно в России велась разработка пиротехнических мин. изобретателем и инициатором создания которых стал Эммануэль Нобель, отец всемирно известного создателя динамита и учредителя Нобелевских премий Альфреда Нобеля. Приехав в Россию в 1837 г., "иностранец господин Нобель" через два года подает генерал-инспектору но инженерной части великому князю Михаилу Павловичу "письмо с тремя чертежами… о новом способе воспламенения мин под водой".

Якорная мина конструкции Э.Нобеля образца 1842 г.: а – продольный разрез мины в сборе; б – конструкция запального устройства.

1 -гнездо для запального устройства: 2-запальное устройство (секрет Нобеля); 3-внешннй деревянный корпус; 4-внутренний деревянный корпус; 5-пороховой заряд; 6-каменный балласт: 7-рым для минрепа; 8-шток: 9- поплавковый предохранитель; 1 О-инерционная емкость; 11- евннцовый наконечник: 12-ампула с серной кислотой: 13-пороховая засыпка;

Взрыватель якорной мины Нобеля размещался на наружной стороне корпуса. Находящаяся в нем ампула с серной кислотой, обернутая хлопчатой бумагой, соединялась с возвышающимся над миной металлическим штоком. Смещение штока при ударе корабля приводило к поломке ампулы, попаданию кислоты на бумагу, ее воспламенению п последующему взрыву мины. Для обеспечения безопасности обращения с миной в процессе се постановки, шток фиксировался перемещающимся по нему специальным поплавком. При погружении мины поплавок подвсплывал п освобождал шток. При подъеме мины на поверхность поплавок вновь опускался на мину, фиксировал шток и делал мину безопасной.

Проверка взрывателя Э.Нобеля производилась в сентябре 1840г. Мннуввиде обычного ящика с порохом, снаряженного взрывателем, опустили под воду "на столько, чтобы плот смог с ней столкнуться. По прикосновении плота, спущенного … по течению … мина мгновенно воспламенилась, плот был взорван Заключение комиссии звучало так: "Посредством способа, предложенного г. Нобелем … подводная мина может быть воспламенена … без участия людей, одним только столкновением с плавучим телом”. Новые испытания мин Нобеля прошли два года спустя. На этот раз заключение комиссии звучало еще более определенно. "Находя, что способ устройства подводных мин Иностранца Нобеля основан на ясных, остроумно приложенных и опытом опробованных законах физики и механики, Комиссия полагает, что без сомнения полезно обратить на сии мины особое внимание".

Ознакомившись с заключением, император "Высочайше повелеть изволил: 1. Выдать сему иностранцу … единовременно двадцать пять тысяч рублей серебром в награду за сообщение нашему правительству секрета о изобретении им подводных мин и 2. Передать изобретение’… Комитету о подводных опытах, пригласив к оному Нобеля". Председателю комиссии сообщалось, "Иностранец Нобель при объявлении о своих секретах обязался оного никакой другой державе не огкрывать". С этого момента работы с минами Нобеля идут непрерывно, а их производство ведется с 1842 г. на «Механической и чугунно-литейной фабрике», перешедшей в 1851 г. в полную собственность Э.Нобеля и названной «Нобель и сыновья».

Не прекращались в Комитете работы и с минами Якоби. 15 июля 1847 г. в Ораниенбауме состоялся высочайший смотр. Помимо показа материальной части, в программу входили четыре эксперимента. Сначала гребное судно проходило через минное заграждение из неснаряженных мин (сигнал от сработавших взрывателей подавался на берег и имитировался электрическим звонком). Затем демонстрировался "проход через заграждение" неприятельского судна "с взрывом мин" (срабатывание ударных замыкателей вызывало взрыв мин, но не тех, через которые проходило “неприятельское судно", а выставленных в стороне от заграждения). После этого "конец главного проводника… был отнят от одного полюса гальванической батареи … При прохождении своего судна через минное заграждение взрывов не последовало". Завершилась демонстрация подрывом на мине судна, буксируемого шлюпками. При взрыве … водяной столб вместе с обломками поднялся до 30 сажен вышиной и некоторые обломки были раскиданы по сторонам на расстояние до 50 саж." Все испытания имели "совершенный успех".

Последними предвоенными испытаниями мин Якоби стали опыты под руководством адмирала Ф.П.Литке, проведенные осенью 1852 г. на Ревельском рейде. По единодушному заключению, испытания “как в теоретическом. так и в практическом отношении вполне оправдали предложенную изобретателем систему обороны портов".

С этого времени минное оружие прочно вошло в систему морских оборонительных средств.

 

Крымская война. Первое применение минного оружия.

К началу Крымской войны работы по усилению "морской обороны столицы" шли полным ходом. Далеко не последняя роль отводилась при этом минным заграждениям.

27 января 1854 г. Б.С.Якоби получает "Высочайшее повеление" … "приступить немедленно и секретно … к приготовлению мин для постановки". В начале февраля Морской ученый комитет рассмотрел и одобрил представленную Б.С'.Якобп схему минных заграждений на кронштадтских рейдах. При этом выяснилось, что наличного запаса гальванических мин явно недостаточно и Э.Нобелю срочно выдается заказ "на изготовление 400 мин его конструкции". Таким образом в обороне Кронштадта во время Крымской войны использовались мины двух изобретателей Якоби и Нобеля.

Гальваническая самовоспламеняющаяся мина Якоби образца 1854 г. состояла из зарядной камеры цилиндра диаметром 533 мм. высотой 711 мм. изготовленного из листового железа, и деревянного корпуса. В зарядной камере размещались 10-14 кг пороха и угольковый запал. Для предохранения камеры от разрушения при проходе своих кораблей, она помещалась в деревянный корпус, имевший вид бочонка. В центре верхней крышки мины находился ударный замыкатель гуттаперчевый стакан с разомкнутыми контактами и подвижный деревянный диск. Смещение диска приводило к изгибу гуттаперчевого стакана и замыканию контактов в цепи запала и взрыву. Для повышения надежности контакта диска с корпусом корабля на нем имелось 6 вертикальных металлических штырей. Один из проводников запальной цепи соединялся с береговой батареей, второй припаивался к медному листу на корпусе мины. В боевое положение мина приводилась с помощью берегового замыкателя.

Осенью, после ухода эскадры противника, выяснилось, что в большинстве мин порох отсырел, поэтому Б.С.Якоби разработал новую конструкцию. Корпус мины образца 1855 г. по своей форме напоминал куб из листовой меди, усиленной снаружи железным каркасом. В пороховой камере размещались 26-28 кг пороха, угольковый запал и шариковый замыкатель. Как и в мине образца 1854 г. одним проводником к береговой батарее служил кабель, вторым вода. При ударе корабля корпус мины наклонялся, взрыв происходил после смещения шарикового замыкателя в цепи запала.

Якорная мина конструкции Б.С .Якоби образца 1854 г.: а – продольный разрез;

б – схема постановки. I – медный лист; 2 – подвижный диск; 3 – ударный замыкатель; 4 – внутренний железный корпус; 5 – внешний деревянный корпус; 6 – угольковый запал; 7 – пороховой заряд; 8 – электропроводннк к береговой батарее; 9 – рым для минрепа; 10 – минреп; II – якорь

Пиротехническая мина Нобеля имела вид перевернутого вершиной вниз конуса, изготовленного из листового железа. В нижней части корпуса размещалось 3- 4 кг пороха, сверху в крышку вставлялось запальное устройство, состоявшее из стеклянной ампулы с серной 'кислотой, обернутой хлопчатой бумагой, пропитанной специальным составом с пороховой мякотью. Нижний конец ампулы закреплялся в перегородке пороховой камеры, верхний входил в металлический шток, выступающий за срез крышки. На крышке мины размещались два подпружиненных штыря. При ударе корабля о мину одни из штырей воздействовал на шток, смещая его и ломая ампулу, что приводило к взрыву. Установка мин Якоби и Нобеля на заданное углубление производилась вручную, в качестве минрепов использовались железные цепи и проволочный трое.

Первое заграждение из 105 мин Якоби было выставлено в конце апреля 1854 г. между фортами «Александр I» и «Павел I». Кабель к гальванической батарее вывели на форт «Павел I». Вскоре еще 60 мин перекрыли проход между фортами «Петр I» и «Кроншлот». Кабель от них вывели на стенку Купеческой гавани. Оба заграждения надежно прикрывались артиллерией фортов, став первой в истории минно артиллерийской позицией протяженностью 550 м.

К середине июня 1854 г. с завода «Нобель и сыновья» начали поступать пиротехнические мины. Первое заграждение in 92 мин Нобеля установили южнее форта «Павел I». Мины ставились на расстояние 24 м друг от друга с углублением 3.6 м. На Северном фарватере из мни Нобеля было создано два заграждения. Первое. расположенное около западной оконечности Котлина, имело протяженность 1070 м и состояло in 200 мин. Находясь вне тоны действия береговой артиллерии, оно прикрывалось специально созданным отрядом канонерских лодок. Второе заграждение состояло из 152 мни и располагалось параллельно ряжевой преграде от Котлина к Лисьему Носу. Артиллерийское прикрытие осуществлялось кораблями блокшивного отряда. Всего в 1854 г. у Кронштадта выставили 609 мин: 165 конструкции Якобп н 444 конструкции Нобеля. Впервые в мировой практике минное оружие применялось в гакнх широких масштабах.

Постановка мин Нобеля под Кронштадтом. С акварели Э. Нобеля

Якорная мнна конструкции Э.Нобеля образца 1854 г.: а – продольный разрез: б – вид сверху; в – схема постановки.

1 – подпружиненный ударный штырь; 2 – пиротехническое запальное устройство: 3 – железный корпус; 4 – пороховой заряд; 5 – рым для минрепа: 6 – минреп

Вторая серия минных постановок началась ранней весной 1855 г. Уже в конце марта для защиты правого фланга форта «Александр I» со льда выставили 158, на левом фланге форта «Павел I» – 217 пиротехнических мин. Затем, также со льда, на Северном фарватере выставили еще 272 мины Нобеля. На этом ледовые постановки закончились. В начале мая, после очищения рейда ото льда, на Южном фарватере выставили в четыре ряда 200 мин Якоби. В итоге образовалось сплошное минное поле, перекрывающее весь Южный фарватер. Чуть позднее его еще расширили заграждением из 54 мин Нобеля, выставленным на левом фланге форта «Павел I». В это же время, ряжевую преграду от Котлина до Лисьего Носа усилили двумя заграждениями – одним из 246 мин Нобеля, вторым – из 97 мин Якоби.

Последняя постановка 12 мин Якоби была осуществлена 22 июня 1855 г. практически на виду у противника, находившегося у Толбухина маяка. Всего за 1854- 1855 годы под Кронштадтом выставили 1865 мин – 474 конструкции Якоби и 1391 – конструкции Нобеля. К сожалению, отсутствие архивных данных не позволяет точно определить результаты применения минного оружия в Крымской войне. Обычно в литературе упоминается о подрыве четырех кораблей (скорее всего, на минах Нобеля), однако из-за малой массы пороховых зарядов в минах ни один из них не получил сколько -нибудь существенных повреждений. В то же время можно твердо утверждать, что мины свою задачу выполнили. Не случайно командующий эскадрой адмирал Ч.Непир докладывал британскому Адмиралтейству о "сильной защите подходов к Кронштадту адскими машинами”.

В Крымскую войну русские моряки использовали мины не только под Кронштадтом. На Балтике мины ставились под Свеаборгом, Ревелем, в устье Двины, на Черном море – в Днепровско Бугском лимане, под Керчью и в устье Дуная. Всего за время войны русский флот выставил около 3 тысяч мин.

Якорная мина конструкции Б.С.Якоби образца 1855 г.: а – продольный разрез; б – схема постановки.

1 – железный каркас; 2 – трубка для засыпки пороха; 3 наружный медный корпус; 4 – внутренний медный корпус; 5 – пороховой заряд; 6 – угольковый запал; 7 – шариковый замыкатель; 8 – электропроводник к береговой батарее; 9 – рым для минрепа; 10 – минреп

 

Мина Герца на вооружении русского флота

В крайне неблагоприятных условиях российскому флоту пришлось вести боевые действия в русско-турецкую войну 1877- 1878 гг. Крупным броненосным кораблям противника русские моряки могли противопоставить только минное оружие. На него возлагались надежды и в случае конфликта с Англией, недовольной возможностью усиления влияния России на Черном море и в зоне проливов. Британский флот мог вновь появиться под Кронштадтом.

Вот почему, уделяя особое вниманиe отечественным разработкам, морское командование следило за всеми новинками минного оружия и за рубежом. Информация поступала главным образом от морских агентов при российских посольствах (по современной терминологии – от военно-морских атташе). В июле 1876 г. берлинский агент капитан-лейтенант Н.А.Невахович доложил, что получил приглашение присутствовать в Киле на испытаниях новой мины, изобретенной служащим германского Адмиралтейства инженером Герцем. Два месяца спустя в Петербург поступает описание мины и подробный отчет о ее испытаниях.

Главная особенность мины заключалась в использовании для заряда пироксилина и ее галъваноударном взрывателе, состоявшем из платинового запала с детонатором и пяти “рожков Герца". Каждый рожок, выполненный в виде легко сминающегося свинцового колпака, содержал в себе сухую угольноцинковую батарею с электролитом в стеклянной ампуле "склянке". При ударе корабля о мину свинцовый колпак сминался, “склянка" разбивалась и электролит активизировал батарею. Ток от батареи поступал на мостик накаливания платинового запала п воспламенял детонатор. Взрыв происходил практически мгновенно. Для обеспечения безопасности обращения с миной при постановке предусматривался специальный предохранитель – "соляной размыкатель”. С его помощью цепь запала замыкалась только после того, как соль, вставленная в предохранитель, растворялась в воде.

Н.А.Невахович доложил также, что германское Адмиралтейство рассматривает мину Герца не только как средство обороны побережья, но и как оружие активной борьбы с противником на морских коммуникациях. Получив информацию своего берлинского агента, минная комиссия, работавшая под руководством заведующего минной частью на флоте контр-адмирала К.П.Пилкина, оценила мину Герца как принципиально новый образец, открывающий целую эпоху в развитии минного оружия.

В октябре 1876 г. управляющий Морским министерством вице-адмирал С.С.Лесовский дает указание Н.А.Неваховичу оформить заказ на изготовление в Германии 200 мин Герца "с внутренним устройством, которое выработано на практике для… верного действия мин". Менее чем через месяц заключается контракт с машиностроительной фабрикой «Циклоп».

Аналогичные контракты на изготовление комплектующих элементов к минам были заключены и с другими фирмами. Общая стоимость контрактов без учета доставки мин в Россию составила 38 тысяч рублей. Поставка готовой продукции от каждого изготовителя предусматривалась раздельно, а сборку мин планировалось производить на месте силами русских специалистов.

Якорная мина конструкции Герца образца 1876 г.

1 – гальваноударные свинцовые колпаки: 2 – железный корпус; 3 – пироксилиновый заряд: 4 – запальное устройство; 5 – соединительные проводники запала; 6 – рым для минрепа; 7 – соляной разъединитель цепи запала

Русские моряки на Дунае. 1877-1878 гг.

В Петербург первая партия мин поступила в ноябре 1876 г., а уже в декабре начальник штаба разворачивающейся на юге Дунайской армии, запросил Инженерное управление и Морское министерство о возможности поставки 150 мин Герца дня защиты переправ чере-з Дунай. Мины срочно отправляются на юг, правда не в комплекте: нет проводников, минрепов и якорей. В сопроводительном письме указывается, что “их можно заменить местными материалами, например, в качестве якорей могут использоваться камни достаточного веса”. Вслед за первым контрактом берлинские заводы получили из России целый ряд заказов и с ноября 1876 г. по июль 1878 г.. т.е. менее чем за полтора года Морское и Военное министерства получили из Германии 4035 мин, 2100 и 1935 соответственно. Расходовались мины только на юге, куда за время войны было отправлено 860 мин Герца, остальные остались на Балтике и составили основу минного запаса Балтийского флота.

К началу военных действий на складах Инженерного ведомства в Бендерах имелось 150 мин Герца и 300 гальванических мин. К первым минным постановкам для прикрытия нижней переправы через Дунай приступили на пятый день войны, выставив в течение трех ночей 3 минных заграждения из 37 мин. В дальнейшем мины ставились почти непрерывно и Дунай оказался ‘'совершенно очищен от мониторов, … они не могли зайти в … участки реки, огражденные минами. Русские могли приступить к устройству всего, что … требовалось для переправы через реку".

Постановкой мин на Дунае в основном занимались не моряки, а армейские саперы. Флотские минеры, основной задачей которых являлось противодействие турецким кораблям на катерах, вооруженных шестовыми минами, также выставили в дельте Дуная 5 заграждений, на одном из которых подорвался и затонул турецкий пароход «Сунна». Руководил постановками заведующий минной частью на Черноморском флоте капитан лейтенант И.М.Диков. Всего в 51 заграждении на Дунае установили 436 мин: 296 гальванических и 140 конструкции Герца. Главный итог всей минной деятельности русских на Дунае заключается в том, что удалось решить основную стратегическую задачу – обеспечить беспрепятственную переправу армии. Мощная речная флотилия турок оказалась полностью парализована.

Что касается Черного моря, то здесь оборонительные заграждения устанавливались с конца 1876 г. под Севастополем, Одессой, Балаклавой и Очаковым. Всего выставили 1218 мин, в том числе! 175 якорных гальванических, 35 мин Герца и 10 донных гальванических фугасов. Флотские минеры имели и более смелые планы. В ноябре 1877 г. К.П.Пилкин предлагает "разбросать несколько мин … перед входом в порты, занятые или посещаемые неприятельскими судами". Подобные действия могли бы стать первыми активными минными постановками на морских коммуникациях противника. Однако идею К.П.Пилкина командование не поддержало, главным образом, из-за отсутствия ответа на вопрос “как выловить … мины при заключении мира". Именно по этой причине генерал-адмирал великий князь Константин Николаевич “не счел возможным решиться на предлагаемую меру”. Что и говорить, о мире тогда думали не меньше, чем о войне.

Якорная мина образца 1898 г.

1 – гальваноударные колпаки: 2 – железный корпус; 3 – зарядная камера; 4 – сахарный разъединитель цепи запала; 5 – рым для минрепа; 6 – запальное устройство

 

Развитие минного оружия в отечественном флоте. Русско-японская война

После окончания войны 1877-1878 гг. основным базовым образцом минного оружия в русском флоте стала мина Герца, наиболее совершенная из конструкций того периода. Однако, как и все якорные мины того времени, мина Герца имела существенный недостаток – невозможность автоматической установки на заданное углубление. Требовалось не только заранее измерить глубину моря, но и отмерить необходимую длину минрепа, что практически полностью исключало постановку мин на ходу, а, следовательно, делало невозможным и их использование для "самозащиты судов" и в активных минных заграждениях. Поэтому одной из главных забот русских минеров после войны стало создание систем автоматической постановки мин на заданное углубление.

Надо сказать, что к началу 1880-х годов минное дело в России развивалось очень интенсивно. Еще в 1873 г. на флоте ввели должность заведующего минной частью и первым на нее получил назначение контр-адмирал К.П.Пилкин. Благодаря своей энергии и эрудиции он сумел в короткое время создать в русском флоте отличную минную службу.

Быстрое развитие минного дела требовало подготовки новых специалистов минеров. Попытки решить эту задачу путем прикомандирования морских офицеров к единственному, в то время, в России учебному заведению армейских саперов Технико-гальванической школе, как и организация временных курсов для рядовых специалистов, результатов не дали. Поэтому в феврале 1874 г. "Высочайшим приказом по Морскому ведомству" на флоте создаются, как единое учебное заведение, две минных школы – для офицеров и "нижних чинов". Разместились они в Кронштадте и стали называться "Минным офицерским Классом и Минной Школой для нижних чинов". Благодаря авторитету К.П.Пилкина к преподаванию в новом учебном заведении привлекаются лучшие силы. В течение восемнадцати лет здесь преподавал великий русский ученый – изобретатель радио А.С.Попов, лекции по электричеству и оптике читал основатель отечественной школы электромагнетизма, организатор и первый председатель Русского Физического общества профессор С'-Петербургского Электротехнического института Ф.Ф.Петрушевский, химию и взрывчатые вещества преподавал Н.И.Чельцов – ученик Д.II.Менделеева. Очень скоро Минный офицерский класс превратился в одно из ведущих учебных заведений России. Его влияние стало заметным не только в развитии военно- морской науки, но и отечественной науки и техники в целом.

Учебная минная постановка

Почти одновременно с открытием Минного офицерского класса на Балтийском п Черноморском флотах создаются Учебно минные отряды. Их основным назначением являлось испытание новых образцов минно-торпедного оружия и обучение личного состава обращению с ним. В состав учебных отрядов вошли корабли самых различных классов от миноносцев до крейсеров.

Так к началу 1880-х годов были созданы все необходимые предпосылки для быстрого развития минного оружия в русском флоте. Результаты не замедлили сказаться. Изобретательство, экспериментирование и творческий поиск в минном деле стали массовыми явлениями. В 1882 г. на имя председателя Морского технического комитета (МТК) поступает сразу несколько предложений "о том, как ставить мины автоматически на заданное углубление”. Наиболее интересными и подробно разработанными оказались два из них. Первое предложение принадлежало командиру миноносца «Сухум» лейтенанту Н.Н.Азарову – выдающемуся новатору минного дела в отечественном флоте. Суть его способа (названного впоследствии штерто-грузовым) заключалась в следующем. Размещенная на якоре вьюшка с минрепом оборудовалась специальным стопором, состоящим из щеколды, пружины и штерта с грузом. При сбрасывании за борт мина, обладавшая положительной плавучестью. оставалась на поверхности. Под действием груза штерт оттягивал щеколду, что обеспечивало свободное сматывание минрепа. Якорь начинал погружаться, разматывая минреп. В момент касания грузом дна напряжение штерта ослабевало и щеколда, под действием пружины, стопорила вьюшку. Продолжая погружаться, якорь увлекал мину на глубину, которая точно соответствовала длине штерта с грузом.

Минный транспорт «Дунай»

Автором второго предложения являлся С.О.Макаров, в то время капитан ! ранга, командир шхерного отряда Балтийского флота. Сущность его предложения заключалась в следующем. Вьюшка с минрепом, размещенная на мине, снабжалась гидростатическим стопором. При сбрасывании мины за борт стопор препятствовал сматыванию минрепа. Увлекаемая якорем, мина начинала погружаться. При достижении определенной глубины гидростатический стопор освобождал вьюшку и мина начинала всплывать, а якорь продолжал погружаться. С приходом мины на заданную глубину гидростат срабатывал, вьюшка стопорилась и мина устанавливалась на нужное углубление. Чтобы исключить срабатывание гидростата от волнения и других случайных причин, С.О.Макаров предусмотрел “мертвый стопор" – деревянную колодку, через отверстие в которой пропускался минреп. Спустя некоторое время дерево разбухало и намертво схватывало минреп.

Экспериментальная проверка,.проведенная минной комиссией МТК, показала, что при применении устройства С.О. Макарова, во-первых, уменьшилась плавучесть мин из-за размещения на ней вьюшки и гидростатического стопора, во-вторых, для обеспечения необходимой точности требовались частые проверки гидростата и, наконец, стопор имел слишком высокую стоимость. Поэтому штерто-грузовая система Н.Н.Азарова на долгие годы стала основным способом постановки якорных мни в отечественном флоте.

Каких-либо других коренных изменений в развитии якорных мин вплоть до конца XIX века практически не произошло. Наиболее существенным стал лишь переход от сфероконических корпусов мин к шаровым, что позволило, во-первых, увеличить объем мины и, соответственно, заряд взрывчатого вещества (почти в 2 раза) и, во-вторых, упростить производство мин (шаровая форма позволяла изготавливать мины в виде двух штампованных полусфер с их последующим склепыванием).

Минный транспорт «Енисей»

Первую экспериментальную постановку 48 шаровых мин провели в 1889 г. на Дунае. Опыт удался и с 1891 г. шаровая форма корпуса мин в русском флоте стала основной.

В 1898 г. на вооружение флота приняли якорную гальваноударную мину с корпусом в форме шара и штерто- грузовой системой установки на заданное углубление. Корпус мины, изготовленный из листового оцинкованного железа, имел диаметр 780 мм. На верхней полусфере располагалось 5 свинцовых колпаков один в центре, четыре – по периметру. Зарядная камера вмещала 56 кг пироксилина. В нижней части корпуса имелась горловина для солевого (или сахарного) предохранителя, разрывавшего цепь запала. Для того времени мина, получившая обозначение “образца 1898 г.", являлась одной из наиболее совершенных в мире. Она и стала основной миной отечественного флота в русско-японскую войну.

Общее расположение минных транспортов «Амур» и «Енисей»:

а – боковой вид; б – план жилой палубы; в – план трюма 1 – люк для сбрасывания мин; 2 – подвесные минные рельсы; 3 – сходной люк; 4 – каюта: 5 – люк минного погреба; 6 – световой люк машинного отделения; 7 – рундуки команды; 8 – горловина угольной ямы; 9 – шпиль: 10 – кормовой патронный погреб; 11 – кормовой минный погреб; 12 – погреб минных якорей: 13 -машинное отделение; 14 – котельное отделение; 15 – угольная яма: 16 – средний минный погреб: 17 – носовой минный погреб;18 – носовой патронный погреб

Изобретенный Н.Н.Азаровым штерто-грузовой способ существенно упростил постановку мин, сделав ее возможной даже на ходу, но сам процесс постановки мин с корабля оставался еще очень сложным и трудоемким. Мины и якоря к ним хранились на корабле раздельно и компоновались на палубе непосредственно перед постановкой. Для постановки мин требовалась грузовая стрела, так как мина и якорь не только имели значительный вес, но и требовали особой осторожности в обращении. В 1892 г. лейтенант В.А.Степанов предложил конвейерный способ приготовления и постановки мин. Сущность его заключалась в том, что вдоль корабля устанавливался подвесной рельс, на котором подвешивались подготовленные к постановке мины и якоря к ним. Транспортная цепь, приводимая в движение специальным приводом, перемещала мины к корме. Очередная мина с якорем подходила к концу рельса и падала в воду. На освободившиеся места подвешивались очередные мина и якорь, что и обеспечивало непрерывность их поставки. Для отработки этого способа на Черном море оборудовали минные транспорты «Буг» и «Дунай», а на Тихом океане – «Амур» и «Енисей».

Минный транспорт «Енисей» в Порт-Артуре

Практически в это же время лейтенант А.П.Угрюмов предложил более простой способ постановки приготовленные мины с якорем сбрасывались с кормы вручную. Для удобства мина клалась сверху на якорь, а под якорь подкладывались деревянные брусья. Позднее брусья заменили металлическими рельсами, на якорях стали устанавливать ролики. Такой способ постановки мин сохранился и до наших дней.

Во время русско-японской войны 1904-1905 гг. российский флот, как и в двух предыдущих, активно использовал минное оружие, выставив на Дальнем Востоке 4275 мин: 2520 – гальваноударных и 1755 гальванических. Мины ставились в виде оборонительных минных заграждений в двух районах: под Владивостоком (3105 мин) и у Порт- Артура (1170 мин). На русских минах погибло 13 японских кораблей, в том числе: броненосцы «Хатцусе» и «Ясима», 2 крейсера, 2 канонерские лодки, 6 миноносцев и посыльное судно. Кроме того, повреждения получили еще несколько кораблей.

Широко использовала минное оружие в войне и Япония. Под Порт-Артуром японцы выставили 1300 мин.

Постановка мин с плотика. Порт-Артур, 1904 г.

 

Накануне первой мировой войны

Опыт применения мин в русско японской войне определил два основных направления в их совершенствовании. Прежде всего, требовалось обеспечить безопасность обращения с минами при постановке в случае повреждения гальваноноударных колпаков. Соляной (сахарный) предохранитель такую безопасность гарантирован, не мог – в свежую погоду соляные (сахарные) таблетки могли растаять задолго до начала постановки. Во-вторых, требовалось приспособить минные якоря для быстрой и удобной постановки мин на ходу.

Первую задачу удалось решить просто. Вспомнили предложенный еще в 1901 г. минным кондуктором Ф.Ф.Скрябиным гидростатический предохранитель, делавший мину опасной только после ее прихода на заданное углубление.

Для решения второй задачи пришлось привлечь на конкурсных началах три петербургских завода: Металлический. Парвиайнена и Лесснера, конструкция, предложенная которым и оказалась наилучшей. Составлявшая ее основу якорь тележка обеспечивала не только удобное размещение мины в момент постановки, но и ее хранение в полной готовности к постановке.

Теоретическое занятие по минному делу

Перемещение мин по рельсам и забортным скатам обеспечивалось двумя роликами, держащая сила была увеличена за счет специальной лапы. Компактность нового якоря позволила существенно (на 30-60%) увеличить количество мин, принимаемых на корабль. Проведенные в 1905 г. "испытания … дали превосходные результаты, обращение с якорем удобное, постановка мин, производившаяся… на ходах до 17 узлов, совершенно точная, автоматические механизмы … действовали без отказа …”

В комплектации с новым якорем мину образца 1898 г. приняли на вооружение в 1906 г. Помимо якоря в мине образца 1906 г. имелись и другие новшества: гидростатический предохранитель Ф.Ф.Скрябина. размещенный в крышке единственной монтажной горловины сверху мины, пружинный буфер, смягчающий рывки минрепа. размещение всех пяти гальванических колпаков по периметру корпуса мины.. Все это делало мину удобной в эксплуатации. Тогда же, в 1906 г., ввели и новый порядок приготовления мины к постановке, сохранившийся до наших дней и состоящий из двух этапов: предвари тельного, когда устанавливались гальваноударные колпаки, “склянки" с электролитом, предохранительный прибор, приращивались проводники п проверялись все электрические цепи, и окончательного предусматривающего лишь установку запальной принадлежности. В 1907 г. промышленность получила заказ на изготовление 3300 мин образца 1906 г.

В 1908 г. при выдаче промышленности очередного заказа в мину образца 1906 г. были введены некоторые усовершенствования: в качестве взрывчатого вещества вместо пироксилина стал использоваться тол, якорь установили на 4 ролика, для удержания мины при качке предусмотрели рельсовые захваты. Новая модификация получила обозначение "мина образца 1908 г.". Конструкция оказалась настолько удачной, что, после незначительной модернизации в 1939 г., мина, под шифром “образца 1908/39 гг.". оставалась на вооружении отечественного флота вплоть до середины 60-х годов.

Подготовка к практическим занятиям по минному делу

К началу первой мировой войны русский флот получил на вооружение еще две якорные мины: образца 1909 г. с ударномеханическим взрывателем и созданную на ее базе мину образца 1912 г. с гидростатической системой автоматической установки мины на заданное углубление, подобной предложенной еще С.О.Макаровым.

Надо сказать, что творческий поиск в развитии минного оружия у русских моряков не ограничивался только якорными минами. В 1909 г. заведующий мастерской водолазных и телефонных приборов в Кронштадте капитан 1 ранга Е.В. Колбасьев предложил конструкцию плавающей мины. Обычная сфероконическая мина с дополнительным грузом подвешивалась под небольшим буйком. Положительная плавучесть всей системы не превышала 1 кг. что делало буек почти незаметным на поверхности. Вскоре Е.В. Колбасьев разработал безбуйковый вариант мины с прибором плавания, работающим от сжатого воздуха по принципу "рыбьего пузыря". Оба варианта успешно прошли испытания, но на вооружение флота приняты не были. В 1913 г. минный офицер 1 Балтийского экипажа лейтенант С.А.Калчев предложил свой вариант плавающей мины I I 13 с электрическим прибором плавания. Его мина прошла испытания и получила рекомендацию к производству, но на вооружение флота также не поступила.

В связи с появлением контактных тралов, флотские специалисты начали изыскивать пути защиты минных заграждений от траления. В 1912 г. П.П.Киткин закончил разработку первого автоматического минного защитника. Конструктивно он представлял собой буй. удерживавшийся под водой с помощью якоря. На буйрепе через определенные расстояния подвешивались подрывные патроны. При соприкосновении с ними трал перебивался. После успешных испытаний началось серийное производство минных защитников.

Якорная гальваноударная мина обрата 1908 г.

Якорная ударно-механическая мина образца 1912 г.

Устройство мины образца 1908 г.

1 – вьюшка с минрепом: 2 – груз штерта: 3 – гальваноударный колпак; 4 – предохранительный прибор; 5 – прибор потопления; 6 – запальное устройство: 7 – зарядная камера; 8 – якорь-тележка: 9 – роульс; 10 – лапа якоря

Устройство мины образца 1912г.

1 – лапа якоря; 2 – прибор потопления; 3 – ударно-механический взрыватель: 4 – запальный стакан; 5 – зарядная камера; 6 – якорь- тележка: 7 – барабан с минрепом

Тактико-технические характеристики основных образцов мни. состоявших на вооружении Российского флота

Образец, год принятия на вооружение Тип взрывчатого вещества, масса заряда, кг Взрыватель Предохранитель нос устройство Наибольшая глубина моря Способ установки на заданное углубление Корпус
Якоби 1854 г. Порох,10-14 Ударный замыкатель в гуттаперчевом стакане с подрессоренным диском, с угольковым запалом Отключение береговой батареи 30 По измеренной глубине Цилиндр из железного листа в деревянном бочкообраз­ном корпусе
Нобеля 1854 г. Порох,3-4 Пиротехнический серная кислота + хлопчатая бумага Поплавковый предохранитель 30 По измеренной глубине Переверну­тый конус из листового железа
Якоби 1855 г. Порох, 26-28 Хреновый шариковый замыкатель с угольковым запалом Отключение береговой батареи 30 По измеренной глубине Куб из медного листа в железной оправе
Донная Борескова 1854 г. Порох, 24 Береговой замыкатель с угольковым запалом Отключение береговой батареи 30   Деревянный ящшик
Яхтмана 1856 г. Порох,16 Пиротехнический: серная кислота + бертоллетова соль с сахаром Поплавковый предохранитель 30 По измеренной глубине Цилиндр из медного листа
Герца 1876 г. Пироксилин,32 5 гальваноударных колпаков с платиновым запалом Соляной (сахарный) разъединитель 40 По измеренной глубине Сферокони­ческий из листового железа
Образец 1898 г. Пироксилин, 56 5 гальваноударных колпаков с платиновым запалом Соляной (сахарный) разъединитель 40 Автоматический штерто-грузовой, с поверхности Шар из листового железа
Образец 1908 г Тротил,115 5 гальваноударных колпаков с электрическим запалом Соляной (сахарный) ПО Автоматический штерто-грузовой, с поверхности Шар из листового железа
Образец 1912 г. Тротил. 100 Ударно-механи­ческий с капсюльным запалом Соляной (сахарный) разъединитель и гидростат 130 Автоматический с гиростатическим стопором, с глубины Шар из листового железа
Малая речная “Рыбка” 1915 г. Тротил,9-12 Ударно-механи­ческий с капсюльным запалом Гидростат 130 Автоматический штерто-грузовой, с поверхности Рыбовидный с хвостовым стабилизато­ром, из листового железа
ПЛ-100 1915 г Тротил. 100 Ударно- механи­ческий с капсюльным запалом Соляной (сахарный) разъединитель и гидростат 130 Автоматический с гидро­стопором. с глубины Шар из листового железа

С 1907 г. велась разработка мины для строившегося в Николаеве первого в мире подводного минного заградителя «Краб». В работе непосредственное участие принимал конструктор «Краба» М.П.Налетов. В основе конструкции, получившей индекс Г1Л-100, лежала мина образца 1912 г., приспособленная к постановке из минных труб подводного заградителя. В собранном виде мина имела почти нулевую плавучесть, что обеспечивало сохранение дифферентовки заградителя в момент постановки мин. Достигалось это за счет специальной воздушной полости в якоре, которая, с выходом мины из трубы заградителя, быстро заполнялась водой. Якорь получал отрицательную плавучесть и мина опускалась на дно. После отработки часового механизма срабатывал стопор вьюшки, мина начинала всплывать н устанавливалась на заданное углубление с помощью гидростата.

Плавающая мина конструкции Е.В.Колбасьева. 1909 г.

Плавающая мина П-13 конструкции С.А. Калачева. 1913 г.

 

Минное оружие в первой мировой войне

К началу войны в распоряжении российского флота имелось 15,5 тысяч мин (в основном, образца 1908 г.), из них на Балтике – 7 тысяч, на Черном море 4,5 тысячи, во Владивостоке 4 тысячи. Кроме того, в производстве находилось еще 5250 мин, из них 2,5 тысячи – в стадии заливки взрывчатого вещесгва.

“План операций Морских сил Балтийского моря" определял в качестве первоочередной задачи: не допустить в течете первых двух недель войны прорыв противника в Финский залив. Это обеспечивало мобилизацию Гвардейского корпуса и Петроградского военного округа, а также их подготовку к отражению десанта немцев с целью захвата столицы.

Для решения поставленной задачи оперативным планом Балтийского флота предусматривалось создать на рубеже Ревель – Поркалаудд Центральную минно-артиллерийскую позицию. Постановку мин планировалось осуществить до начала военных действий, в период развертывания сил флота. Строго в соответствии с планом, 18 июля 1914 г., за пять часов до объявления всеобщей мобилизации, минные заградители «Ладога», «Нарова», «Амур» и «Енисей», под прикрытием главных сил флота, начали постановку мин. На постановку заграждения из 2129 мин ушло четыре с половиной часа.

Отряд заградителей Балтийского флота

В последующие годы Центральная минная позиция неоднократно усиливалась. Всего к концу 1917 г. здесь было выставлено свыше 11 тысяч мин, и том числе 1158 мин образца 1908 г. и «Рыбка» в противолодочном варианте, с углублением 18.3 м.

В 1915 г. Балтийский флот приступил к оборудованию нового оборонительного рубежа Передовой минной позиции. За три года войны здесь установили свыше 8 тысяч мин. В ночь с 28 на 29 октября 1916 г. на минах Передовой позиции подорвались и затонули 7 из 11 эсминцев X флотилии германского флота. У немецких моряков это событие получило название "черный понедельник".

Третьим крупным оборонительным рубежом на Балтике стала с 1915 г. Ирбенская минная позиция, преграждавшая противнику вход в Рижский залив. Всего российские моряки выставили здесь около 11 тысяч мин.

Заградитель «Енисей»

Минные постановки Балтийского флота

Район постановки Выставлено мин
  1914 г. 1915 г. 1916 г. 1917 г. Всего
Центральная минная позиция 3150   2301 5883 11334
Передовая минная позиция   745 4103 3186 8034
Ирбенская минная позиция   2179 5940 1866 9985
Моонзунд. западнее островов Даго и Эзель   150   1086 1236
Рижский залив   368 380 850 1598
Або-Оландский район и Северная Балтика 290 569 821 503 2183
Ботнический залив   141 191 44 376
Центральная Балтика 443 630 200 - 1273
Южная Балтика 1213 1700   2913
Всего 5096 6482 13936 13418 38932

Минные постановки Черноморского флота

Район постановки Выставлено мин
  1914 г. 1915 г. 1916 г. 1917 г. Всего
Северо-западное побережье 2000 1012     3012
Севастополь 1200 550     1750
Керченский пролив 550       550
Батуми - Поти 400     40 440
Анатолийское побережье 400 -   40 440
Босфор 910 60 1992 2220 5182
Западное побережье     1810   1810
Всего 5460 1622 3802 2300 13184

Заградитель «Прут»

Уже на третий месяц войны, с наступлением темных продолжительных ночей флот приступил к активным минным постановкам. Первая операция прошла 18 октября 1914 г. Три эсминца полудивизиона особого назначения (типа «Охотник») выставили юго-западнее Мемеля заграждение из 105 мин. Пять дней спустя четыре корабля того же полудивизиона выставили под Мемелем еще одно заграждение – из 140 мин. В этот же день эсминец «Новик» поставил 50 мин под Пиллау. 6 ноября 1914 г. минный заградитель «Амур» произвел постановку двух минных банок по 120 мин на прибрежных коммуникациях противника между Данцигом и Кольбергом. Операцию обеспечивали: броненосный крейсер «Рюрик», крейсеры «Богатырь», «Олег» и две подводные лодки.

Погрузка мин заграждения на эскадренный миноносец. Балтийский флот

Всего за время войны в Центральной и Южной Балтике флот выставил более двух десятков активных минных заграждений, в основном, по 100-150 мин. Ставились они обычно у побережья против-' ника, как правило эсминцами, реже минными заградителями и крейсерами. Однако, проводились и более крупные опе-

рации. Так 29 октября 1915 г. крейсеры «Рюрик», «Олег», «Баян» и «Адмирал Макаров», под прикрытием линейных кораблей «Гангут» и «Петропавловск», семи эсминцев и пяти подводных лодок, выставили южнее Готланда заграждение из 560 мин. Меньше чем через месяц тот же отряд, усиленный крейсером «Богатырь», выставил юго-западнее Готланда второе заграждение, на этот раз из 700 мин. Оба заграждения перекрывали коммуникации противника из Киля и Данцига в Либаву и Мемель.

Мины готовы к постановке

Минный защитник конструкции П.П.Кнткина. 1912 г.

Активные минные постановки на Балтике оказались весьма действенными. Противник потерял на них более двух десятков кораблей. Так 4 ноября 1914 г. у Мемеля подорвался на двух минах и затонул броненосный крейсер «Фридрих Карл», 12 января 1915 г. у Борнхольма и Рюгена в один день подорвались крейсеры «Аугсбург» и «Газелле», 19 ноября на минном заграждении у Готланда подорвался крейсер «Данцинг», 4 декабря северо-западнее Виндавы погибли крейсер «Бремен» и эсминец V-191, а через шесть дней там же – эсминец S-177.

Всего за время войны корабли Балтийского флота выставили 38932 мины. На них подорвались 69 кораблей противника, 48 из них погибли .

На Черном море война для российского флота началась с двух крупных неудач. В ночь с 15 на 16 октября 1914 г. линейный крейсер «Явуз Султан Селим» (германский корабль «Гебен», воевавший под турецким флагом), обстрелял Севастополь. При этом крейсер несколько раз прошел по крепостному минному заграждению, состоявшему из гальванических мин. Увы, их цепи в это время оказались разомкнуты в ожидании возвращения на базу минного заградителя «Прут». Пока крепостное начальство запрашивало у штаба флота разрешение на включение заграждения, «Явуз» ушел в море. На подходах к Севастополю он встретил «Прут», командир которого, после первых залпов линейного крейсера, опасаясь взрыва мин, решил затопить свой корабль. Так, в первый день войны, Черноморский флот не только упустил возможность уничтожить самый крупный корабль противника, но и потерял с полным боекомплектом (720 мин) .свой самый большой минный заградитель.

1* Здесь и далее приводятся данные по погибшим кораблям только относительно кораблей ВМФ противника. Точные данные о гибели транспортов противника отсутствуют.

Погрузка мин на эскадренный миноносец «Зоркий». Черноморский флот

В течение нескольких дней после начала войны корабли Черноморского флота поставили минные заграждения под