Зачистка в Аризоне

Костюченко Евгений

Осторожнее с мечтами: иногда они сбываются.

Двое одесских мальчишек — гимназист Кирилл и подмастерье Илья — мечтали об Америке. Начитавшись Фенимора Купера, они рвались за океан, чтобы сражаться с кровожадными индейцами на диких берегах Миссури.

Им было семнадцать, когда волна эмиграции выбросила их на нью-йоркский причал. И здесь, на диких берегах Гудзона, они столкнулись с кровожадными обитателями каменных джунглей. Жизнь не оставила им выбора. Кто не прорвется наверх, тот скатится на дно. Но у парней есть шанс, ведь они — из Одессы…

 

1

Перехват

Они сидели вчетвером за покерным столом, но играли только для виду. Кирилл незаметно следил за охранниками, Энди Брике наблюдал за кассами, и лишь Илья с Диком изображали азартных игроков.

Этот игорный дом располагался на окраине городка Флэшбург, штат Колорадо. Одним из его владельцев был местный шериф. Прежний слуга Закона сетовал на плохое освещение городских улиц, видя в этом причину роста преступности. При новом шерифе жить стало гораздо спокойнее, хотя фонарей на улицах не прибавилось. Прибавилось только одно сооружение — виселица во дворе городской тюрьмы. И первое время она редко стояла без дела.

Наведя порядок на улицах, шериф взялся за порядок в домах — игорных и публичных. Отныне им запрещалось работать в черте города. Подходящих зданий за городом было не так много, и все они, по невероятному стечению обстоятельств, принадлежали ближайшим родственникам шерифа. В конце концов, флэшбуржцы и гости города привыкли отправлять свои азартные потребности в одном-единственном игорном доме, который звучно назывался «Одеон».

Через Флэшбург лежала дорога к золотым приискам, и многие посетители расплачивались не банкнотами или монетами, а песком и самородками. Чрезвычайно высокая концентрация шальных денег в одном месте делала это место чрезвычайно привлекательным для Энди Брикса.

Две недели его команда тщательно изучала географию Флэшбурга и окрестностей. Особенно окрестностей. Все дороги, тропы, ложбинки и рощицы были осмотрены, пройдены и местами даже измерены. Сегодня они пришли на разведку в «Одеон». Отдали неизбежную дань Черному Джеку, насладились пением и пластикой местного колоратурного сопрано, отведали «натурального шотландского виски» — и наблюдали, подсматривали, вынюхивали.

К исходу третьего часа наблюдений Кирилл досконально изучил путь, по которому собранная выручка перетекает в сейфы подвалов «Одеона», откуда, как он уже знал, каждое утро ее увозят в банк. Охрана перевозки была организована безупречно, со знанием дела, но Энди Брике и не собирался затевать сражение с перевозчиками. Он нашел уязвимое место в этой цепочке — участок между кассой и подвалом.

Они изучили подходы и выходы, расстановку охранников, их вооружение и черты характера. Увиденное весьма способствовало росту их оптимизма. Посчитав работу выполненной, они понемногу втянулись в игру. И тут Остерман завелся.

Он не горячился, как Дик, и не посмеивался, как Энди. Он вдруг стал абсолютно серьезен. Во время сдачи карт Илья подчеркнуто откидывался на спинку стула, смотрел в потолок и брал свои карты последним. Говорил он только тогда, когда требовалось объявить свой ход. Ни слова о репертуаре и габаритах колоратурного сопрано. В общем, вел себя неприлично. Особенно если учесть, что при этом ему страшно везло.

— Ты играешь слишком серьезно, — сказал Кирилл.

— А я все делаю серьезно, — заявил Остерман. — Иначе какой смысл что-то делать?

— Билли просто решил нас разорить, — пожаловался Дик, бросая на стол последний доллар.

Кирилл уже был готов завести философическую дискуссию о бесполезности поисков смысла в любой деятельности, но ему неожиданно помешали резкие изменения в программе.

В «Одеон» не принято было ходить с оружием. Привратники на входе коротко и вежливо объясняли новичкам, что здесь собирается почтенная публика, поэтому свои пушки им следует оставить дома, а в «Одеон» приходить налегке, и в кармане должны звенеть не патроны, а монеты. Закон этот соблюдался строго и без исключений. Тем сильнее было удивление почтенной публики, когда на сцену вместо колоратурного сопрано вышел давно не бритый джентльмен в кожаном жилете, держа в каждой руке по револьверу.

Небритый джентльмен объявил:

— А следующим номером программы будет абсолютно добровольный сбор пожертвований в благотворительный фонд Такера. Всем ясно?

Охранники, находившиеся в зале, ничего на это не возразили, потому что лежали на полу в позе миссионера, но без дамы, а над ними стояли вооруженные джентльмены, по виду — единоутробные братья выступающего.

Сбор пожертвований начался с кассы. Выручка сноровисто укладывалась в мешки с клеймом федеральной почты, что говорило о разнообразии интересов «фонда Такера». Поскольку на столах тоже заманчиво высились стопки монет, единоутробные принялись ходить по залу с мешком и очищать столы с помощью лопатки, любезно предоставленной им местным крупье.

Кирилл с интересом наблюдал за действиями конкурентов и мысленно им аплодировал. Они тоже обнаружили уязвимое звено в цепи «карман-касса-банк», но использовали его не на сто, а на сто пятьдесят процентов. Если все закончится удачно, они унесут отсюда не только законную выручку игорного дома, но и деньги, которые посетители проиграли друг другу. Или выиграли, мысленно добавил Кирилл, увидев лицо своего удачливого партнера Ильи Остермана.

А тот был весьма огорчен такими изменениями в программе вечера, хотя и старался не подавать виду. Его лицо сохраняло выражение полной сосредоточенности на игре, хотя игра и закончилась. Но губы были сжаты в бесцветную складку, а брови сведены к переносице — верный признак, что Илюха готов к драке. Он сидел, отодвинувшись от стола, будто собрался уходить.

Когда сборщики пожертвований приблизились к их столу, Энди Брике вдруг повернулся к Илье и спросил:

— Билли, ты не помнишь, какой сегодня день? Вторник или четверг?

Остерман посмотрел на него невидящим взором.

— Что? Не знаю… Черт, Энди, что за идиотский вопрос? Сегодня среда!

Лопатка, конфискованная у крупье, загребла деньги Ильи в тот момент, когда Энди говорил ему:

— Прекрасно, Билли! Значит, завтра уже четверг. А там и суббота не за горами. А потом и новая среда! Понятно?

— Ты прав, как никогда, — медленно выговаривая каждое слово, ответил Илья, и Энди Брике подарил ему самую безмятежную из своих улыбок.

Бандиты из «фонда Такера», наверно, решили, что эти двое свихнулись от страха. Они и не подозревали, что Остерман мог бы в два счета обезоружить одного и прибить второго, а там…

Кирилл видел, что Илья вполне мог сорваться. Понятно — его ведь никогда раньше не грабили. Такое трудно стерпеть.

Очень вовремя Энди вмешался, очень вовремя. Своим бессмысленным вопросом он напомнил Илье, что сегодня — не конец света. Будет новый день, будет новая игра, будут новые выигрыши. Но только для тех, кто сегодня останется в живых. А лихая схватка с грабителями предоставляла мало шансов дожить до новой партии.

— Не обязательно ждать целую неделю, — сказал Кирилл, глядя, как бандиты по одному уходят за кулисы. — Смотри, они попали сюда из комнатки музыкантов, так?

— Значит, сейчас они направятся на кухню, а оттуда… — Энди потер виски. — Оттуда на улицу. А наши кони стоят на заднем дворе. Думаешь, успеем?

— Если не спустятся в овраг.

— Не спустятся. Пока сползешь по склону, тебя сто раз расстреляют. Они будут уходить по дороге. Да, жалко упускать такой шанс.

— Что вы там шепчетесь? — обиженно спросил Илья, подавшись вперед.

— Пошли!

Энди решительно направился к кассам. Охранники стояли там, отряхиваясь с пристыженным видом.

— Откройте ход в подвал! — приказал им Брике.

— Извините, сэр, но…

— Живо! А то они уйдут!

Охранники отперли решетку, и Энди побежал вниз. по железной винтовой лестнице. Кирилл ринулся следом, перепрыгивая через несколько ступеней. На выходе их ждали Коннорс и Сэм Джексон, охраняя лошадей.

— Что там у вас творится? — поинтересовался Сэм. — Какие-то грязные типы подъехали толпой и завалились в ресторан. Оружия у них столько, что хватило бы на эскадрон. Неужели таких пустят в казино?

— И впустили, и выпустили, — усмехнулся Кирилл. — Энди, как думаешь, они махнут через кладбище?

— Только так! Вперед!

Отход через кладбище стал одним из десятка вариантов, которые вся команда обсуждала последнюю неделю. Его единственным недостатком была узкая извилистая дорожка, ведущая через заброшенный сад. Там можно было ожидать засады — потому, что Энди Брике всегда и везде ожидал засады. Но теперь этот недостаток превращался в огромное преимущество.

Кони рванули через пустырь к саду. Кирилл на скаку переложил револьверы из седельных сумок в кобуры. Легкий «смит» он обычно держал на бедре, а более солидный кольт сорок пятого калибра носил на поясе.

Они едва успели домчаться до крайних деревьев, когда позади началась пальба. Кирилл понял, что банда Такера, покинув казино, напоролась на охранников, которые поспешили на подмогу своим собратьям в «Одеоне». Такер был отважным парнем, но он не следил за развитием прогресса. Он, наверно, даже и не слышал о таком новшестве, как телефон.

Теперь оставалось только ждать развития событий. А пока они спешились и, спрятав лошадей за деревьями, залегли в густом кустарнике вдоль дороги, ведущей на кладбище. Кирилл, как всегда, был с Ильей, рядом устроился Дик. А Энди с Сэмом и Коннорсом заняли позицию на изгибе дороги.

— Несутся, — сказал Дик, вглядываясь из-под руки. — Интересно, сильно их пощипали?

— В зале их было одиннадцать, — сказал Кирилл. — Сейчас, кажется, стало меньше.

— Шесть или семь, — сосчитал Остерман. — Гады, они разбились на две кучи. Поди угадай, у кого все деньги.

Всадники неслись, поднимая шлейф пыли. За ними из-за холма вынырнула еще одна группа, чуть более многочисленная. И гораздо более шумная — эти палили на ходу, догоняя дым от собственных выстрелов.

— А вот и погоня. — Дик поправил прицельную рамку «шарпса». — Что-то отрыв небольшой. Не зацепить бы кого из ребят Такера.

— Чем они тебе так понравились? — спросил Илья, заряжая запасные карабины.

— Просто не хочется делать чужую работу. Крис? Пора?

Кирилл прикинул дистанцию и наметил ориентир.

— Отсекаем, как только первый пройдет мимо вон того одиночного мескита. Мои слева, твои справа.

Три слаженных залпа остановили погоню. Две лошади упали, вздымая облака пыли. Хромающих седоков подобрали товарищи, и преследователи отступили за холмы.

Бандиты Такера, услышав стрельбу, закружились на месте, паля во все стороны из револьверов. Дождавшись, когда они расстреляют по барабану, Дик крикнул им:

— Вам не уйти, парни! Бросьте мешки, и мы никому ничего не скажем!

— Подлые трусы! — заорал в ответ самый горластый из налетчиков. — Если вам нужны наши деньги, придите и возьмите их!

Выстрел Кирилла сбил с него шляпу.

— Парни, охрана сейчас вернется! — Дик продолжал увещевать бандитов. — Все мужчины Флэшбурга сейчас седлают коней и заряжают винчестеры! У них свежие лошади, и они уже известили всех на вашем пути! Вам некуда деваться!

Бандит вскинул винчестер, но с другого фланга раздался выстрел, и винтовка отлетела в сторону.

— Окружили, гады! — в отчаянии завопил раненый. — Черт с вами!

Два мешка тяжело плюхнулись в дорожную пыль.

— Минуточку, — возмутился Остерман. — А где еще один?

— Не будь таким вредным, — сказал Кирилл, откладывая карабин в сторону.

А Дик прокричал:

— Счастливого пути!

И с обеих сторон дороги ударили шесть револьверов, подгоняя роем пуль ограбленных грабителей.

Разложив деньги по седельным сумкам, Энди Брике закопал пустые мешки, забросал ветками и сказал:

— Теперь можно спокойно вернуться на ферму.

— А если уже завтра подвернется выгодное дело? — спросил Илья.

— Жена рожать собралась, — улыбнулся Брике. — Ты можешь предложить что-нибудь более выгодное, чем рождение сына?

— Я тоже жду большого приплода, — важно сказал Коннорс. — Парни, не желаете малость поработать на моем ранчо? Даю тридцатку в месяц.

— Тридцатку? Нам-то мог бы и накинуть по дружбе, — заметил Сэм.

— Нельзя, другие ковбои обидятся. Соглашайтесь, парни. Кормежка — моя, барак почти новый, залатаете дырки в крыше, и горя знать не будете.

Рассмеялись все, кроме Остермана.

— Ребята, я серьезно, — сказал он. — Есть одна идея, можем неплохо заработать. Я подслушал разговор за соседним столом. Парень привез кучу денег из Аризоны. Есть там такое местечко, Тирби…

— Остынь, Билли. Тебе мало того, что ты получил сегодня? — спросил Брике. — Хочешь, возьми мою долю. Я не шучу.

— Возьми и мою, — сказал Дик, — и поехали со мной. Мне нужен богатый партнер, чтобы раскрутить новый бизнес. Правда, Билли, ты парень башковитый, поедешь на Восток, закупишь оборудование…

Остерман перебил его:

— Парни, я вас не узнаю! Если вы решили завязать, так и скажите. Чтоб я не отрывал вас от домашних забот.

— Ничего мы не решили, — сказал Сэм. — Если найдешь что-нибудь подходящее, дай знать. На нас с Диком всегда можешь рассчитывать. Но лучше бы, ребята, вам устроить передышку. Поживите у нас в Техасе. Отдохнете, поохотитесь…

— Извини, брат, — сказал Кирилл, прерывая неловкую сцену, — но мы с Билли уже нацелились на Аризону,

За кладбищем они разбились на пары и разъехались в разные стороны — кто вдоль ущелья на юг, кто через степь на восток, а Илья с Кириллом поднимались по извилистой тропе в горы, двигаясь на запад. Одолев перевал, Кирилл оглянулся.

Когда смотришь с высоты на степь, уходящую за горизонт, начинает казаться, что там, вдалеке, видно море. И чем дольше вглядываешься, тем яснее становится синяя полоска.

— Что встал? — спросил Илья.

— Видишь море?

— Я еще не пил с утра. Кира, как думаешь, почему ребята скисли, как только услышали про Аризону?

— Не знаю. Они и про Флэшбург поначалу слышать не хотели. Наверно, устали. Захотели спокойной жизни.

— Спокойная жизнь никому не идет на пользу, — заявил Илья. — Даже свиней надо гонять, чтобы мясо было не слишком жирным. А лошади от застоя просто умирают.

— Рассуждаешь, как фермер.

— С кем поведешься… У Энди с Коннорсом в последнее время все разговоры только о лошадях, надоях и люцерне. Как думаешь, они приедут, если мы вызовем?

— Не знаю.

— Если не приедут, справимся вдвоем, — решительно сказал Илья. — Пусть потом локти кусают. А мы справимся.

— Если сделаем все без них, ребята обидятся. А если погорим вдвоем, обидятся еще больше. Нет, Илюха, либо работаем командой, либо не работаем вовсе.

Остерман хотел что-то ответить, но тут его мерин ступил на осыпь и почти по брюхо погрузился в мелкие камни. Дальше двигаться было опасно, и они повернули назад, чтобы отыскать другой путь. На обрывистом горном склоне было не до разговоров. Но когда лошади выбрались на скотоперегонную тропу, Илья все же спросил:

— А ты сам-то как? Тоже о спокойной жизни мечтаешь?

— У меня и так спокойная жизнь, — ответил Кирилл.

 

2

А в это время в Мексике, на границе с Аризоной…

Каждый раз, оказываясь в долине Горячих Камней, дон Хосе Игнасио де Рибейра, благородный предводитель дюжины рыцарей без страха и совести, чувствовал себя немного неуютно. Его далекие предки-испанцы когда-то владели и этой долиной, и всеми землями вокруг, от моря до моря. С тех пор прошло много лет. От прежнего богатства осталось только громкое имя. Да еще память о том, как здесь, в этой долине, окончил свой век предок дона Хосе, дон Аугусто, поднятый на вилы восставшими крестьянами. Вероломные и неблагодарные холопы растерзали дона Аугусто, да так, что карательная экспедиция не нашла даже его пуговиц. Возмездие оказалось вполне достойным — все население долины, от мала до велика, было истреблено, дома сожжены, а пепел развеян по ветру. После этого долина и получила свое имя… По крайней мере так гласила семейная легенда, которую дон Хосе слышал от матери.

Однако, скорее всего, своим названием местность была обязана климату. Высокие горы окружали долину со всех сторон, не пропуская сюда дождевые тучи, заставляя землю страдать от вечной засухи. Казалось чудом, что на склонах росла кукуруза и фасоль, перец и томаты, авокадо и картофель. Но это чудо сотворили человеческие руки. Трудолюбивые жители долины, заселившие ее несколько десятилетий назад, проложили оросительные каналы, вырубили непроходимые заросли мескита на склонах и бережно ухаживали за каждым ростком.

На этой земле, докрасна высушенной солнцем и ветрами, работали люди с такими же красными выжженными лицами. На них были широкополые соломенные шляпы, белые домотканые рубашки и штаны. В такой одежде удобно работать под жгучими лучами. Просто скроенная и крепко сшитая, она долговечна, поэтому крестьяне носят ее всю жизнь. Они и после смерти не расстаются с ней, потому что у них нет никакой другой одежды, в чем лечь в могилу.

Банда Рибейры спустилась по горной дороге и напрямик через поле, топча посевы, поскакала к деревне. Следом ехали два дилижанса. Люди в белом почтительно замирали при виде кавалькады. Те, кто склонился с мотыгами в руках, не разгибались, а поднявшие мачете не опускали его. И даже тощие мулы застыли у дороги, словно каменные изваяния, увидев, как замерли их погонщики.

Рибейра знал, что одно его имя вселяет в этих людей леденящий, парализующий страх. Это было лестно, хотя и забавно — нищим крестьянам незачем было его бояться. Они не представляли никакого интереса — как для волка не представляют интереса муравьи.

Дона Хосе Игнасио де Рибейра когда-то интересовал скот. Еще совсем недавно дон занимался, выражаясь языком гринго, очень простым бизнесом. Отбить стадо, разогнав или перестреляв пастухов. Переклеймить скот тавром «окно», которое перекрывает любые другие знаки. Перегнать стадо через реку и выгодно продать. Там же, в Аризоне, угнать табун, увести его за реку и продать армейским интендантам, которые не обращают внимания на мелочи вроде тавра.

Это был несложный и выгодный бизнес. Дон Хосе удивлялся иногда, почему все поголовно не занимаются таким делом в этих благословенных краях? Неужели кому-то могла нравиться крестьянская жизнь? Вечно ковыряться в земле, возить воду для полива, пасти баранов, доить коров?

«Просто эти люди не способны на большее. Они метисы, и этим все сказано. Тот, в ком течет креольская кровь, не стал бы терпеть столь унизительное существование», — решил для себя Рибейра, подъезжая к деревне и оглядывая убогие хижины.

Впрочем, сам он уже и забыл, когда в последний раз угонял скот. Сейчас дон Хосе нашел занятие, более достойное его происхождения. Он состоял на службе у дамы, занимающей очень, очень высокое положение в Аризоне…

Люди в белом застыли, провожая всадников испуганными взглядами. Банда, вздымая густую рыжую пыль, прогарцевала мимо навесов и сараев, крытых тростником, мимо полуразвалившейся церкви, мимо облупленных домиков.

Разделившись на группы по трое-четверо, бандиты разъехались в разные стороны, уверенно находя дорогу к знакомым амбарам и погребкам, а дилижансы остановились у безводного каменного фонтана, рядом с домом лавочника.

Хозяин лавки уже стоял на пороге с видом покорного страдания. В отличие от своих нищих односельчан он не носил белых одежд. Его новая розовая сорочка с мелким узором была опоясана высоким кушаком. За его спиной в полутемном проеме двери мелькнула жена, в запоздалой панике вынимающая золотые серьги из ушей.

— Друг мой драгоценный! Как я рад тебя видеть! — воскликнул Рибейра, похлопав лавочника по плечам. — Налей-ка мне чего-нибудь!

Он деловито прошелся по веранде, умылся из глиняной бочки с питьевой водой и вытер лицо шейным платком.

— Если бы ты только знал, как приятно бывать в вашей деревне. Сердце мое наполняется радостью, когда я вижу тебя и эти ухоженные поля. Благословенный край…

Рибейра по-хозяйски расположился за столом на веранде. Трое телохранителей остались снаружи, усевшись на крыльце. Остальные бандиты, не обращая внимания на причитания женщин и угрюмые взгляды крестьян, уже вьючили на своих лошадей мешки и тюки, связанных кур и прочую добычу.

Лавочник, подобострастно изогнувшись, поставил на стол глиняную чашку с пульке. Рибейра, отхлебнув, принялся беседовать с хозяином. Чем еще усталый путник может отплатить за гостеприимство, как не приятной беседой?

— Драгоценный друг мой, до чего же тяжелые времена настали для порядочных людей. Сигару мне! Да… Ты не представляешь, как низко пала нравственность в этом мире. Никому нельзя верить. Цены на мясо растут, а на скот — падают. Как такое может быть? Мир сошел с ума, вот что я тебе скажу. Знаешь, дружище, я покончил с животноводством. Собираюсь поселиться в городе.

— В Сан-Хуане? — спросил лавочник, потому что других городов он не знал.

— Бери выше! В Туссоне! Хватит мне скитаться по горам да пустыням. Пора обзавестись семьей, воспитывать детишек и вообще — наслаждаться жизнью!

Дверца одного из дилижансов приоткрылась, и оттуда выглянула женщина:

— Сеньор Рибейра! Мы хотим пить! И незачем терять время! Я не хочу страдать от жары лишний час из-за того, что вы так любите своих родственников!

Рибейра нахмурился:

— Сантос! Разрази тебя гром, почему ты не напоил дам!

— Сначала лошадей… — начал оправдываться верный помощник, одновременно грозя кулаком своим подчиненным, которые уже ринулись к дилижансам, бережно неся кружки с водой.

— Видишь, друг мой, как трудно отказаться от старых привычек? — усмехнулся Рибейра. — Сижу тут, болтаю с тобой, как всегда. И совсем забыл про миссис Фраун. Я везу ее в Туссон. То есть охраняю. Сам знаешь, как опасно честному человеку показаться на наших дорогах…

— Сеньор Рибейра! — Женщина снова выглянула из дилижанса. — Спросите у своих родственников насчет девушек!

Главарь бандитов принялся обтирать лицо платком, чтобы скрыть смущение. Местные жители еще никогда не видали, чтобы ему кто-то приказывал, тем более — женщина.

— Я и сам хотел спросить, — буркнул он. — У нас в дилижансе есть еще свободные места. Я захвачу с собой пару девчонок. Кого ты посоветуешь? Помню, у Рохаса подрастала красавица. Неужели он хочет, чтобы она сгинула тут? Миссис Фраун с удовольствием поможет ей устроиться в приличный дом. Или вот, скажем, Мигель. У Мигеля целых шесть дочек…

— Восемь, — поправил лавочник.

— Восемь! Куда ему столько! От них все равно никакого толку. Пусть отправит одну в город! Сам же потом благодарить будет!

— У Рохаса старшая дочь сама уехала в Сан-Хуан. Пабло двух отправил к младшему брату. Тоже в Сан-Хуан. В Туссон никто из наших не ездил. Не знаю, согласится ли кто-нибудь отпустить дочь так далеко.

— Да это же город! Ты понимаешь? Город! Не так и далеко, между прочим, всего два дня пути. Миссис Фраун за ними присмотрит, бояться нечего. Ну, к кому пойдем, к Мигелю?

Лавочник задумался. В прошлом году вербовщик из Аризоны зазывал мужчин на прокладку дороги. Обещал, что они будут работать всего восемь часов в день, что им предоставят жилье и бесплатное питание, что командовать ими будут не англос, а мексиканские десятники и что через месяц они вернутся в деревню с кучей денег и мешком подарков. Однако мужчины в деревне работали от зари до зари и не могли оставить свои семьи даже на пару дней, не то что на месяц. А девушки — совсем другое дело…

— Надо спросить у людей, — ответил лавочник.

— Вот и спроси, пока они все здесь.

И действительно, почти все жители деревни уже собрались тут, на маленькой площади. Они с любопытством разглядывали дилижансы, за окнами которых иногда мелькали чьи-то лица.

Лавочник вышел на крыльцо и обратился к народу:

— Земляки! Дон Хосе предлагает нам свою помощь. Он едет в город. В настоящий город, в Туссон. Там большие дома, много домов. Там железная дорога. И там не хватает людей. Поэтому в городе платят большие деньги за работу. Большие деньги…

Он увидел, что все смотрят в другую сторону. И тоже перевел туда взгляд.

На подножке дилижанса стояла пышнотелая светловолосая дама в дорогом платье. Она обворожительно улыбнулась и заговорила по-испански не хуже Рибейры:

— Мы проехали шесть деревень, ваша седьмая. И нигде мне не требовалось уговаривать. Наоборот, люди сами подходили к нам, и девушки плакали, когда мы отказывали им. Конечно, любой бы хотел получать целых два доллара в неделю, живя в хорошем доме на полном обеспечении. А когда люди слышат про аванс, они просто с ума сходят от счастья. Что? Не верите? Вот деньги! — Она звонко встряхнула кошельком. — Девушка, которую я возьму с собой, будет служить в приличной семье. Ее заработок за первый месяц составит восемь долларов. Из них пять я отдаю прямо сейчас ее родственникам.

— Сколько?

— Пять! Пять долларов сразу.

Крестьяне переглядывались и с недоумением повторяли: «Пять долларов?»

Они никогда не видели столько денег сразу. Пять куриц или пять мешков муки — с такими ценами им чаще приходилось иметь дело.

— Эй, Педро! — крикнул кто-то. — Что в твоей лавке стоит пять долларов?

— У меня нет такого товара, — признался лавочник.

— Но что ты скажешь нам? Ты бы отправил свою дочку в город за такие деньги?

Теперь взгляды всех крестьян снова устремились к лавочнику.

Так уж была устроена жизнь в этой деревне, что главным тут был хозяин лавки. Когда-то в его каменном доме жил староста, и в те давние времена решающее слово было за ним. Но староста умер, а нового никто не назначил. Несколько раз в год заглядывал мимоходом какой-нибудь чиновник от губернатора и сидел в лавке, пока солдаты ходили по дворам, собирая налог. Но дорога через горы становилась все опаснее, и крестьяне привыкли обходиться без властей.

Они работали на общинной земле, урожай делили по количеству ртов в семье, а лавочник время от времени возил на ближайший рынок то, что они могли продать. Крестьяне были признательны ему за это, потому что никто из них не мог оторваться от своего хозяйства даже на день, а вылазка на рынок отняла бы не день, а неделю. Иногда лавочник на своих мулах добирался даже до города и при удачной торговле возвращался оттуда с тканями, инструментами и другими товарами.

Он был для крестьян единственным источником городских новостей, которые потом целый месяц обсуждались каждый вечер в его лавке за кружечкой пульке. Он знал, что творилось в городе, он видел мир за пределами долины. Неудивительно, что его слово так много значило для них.

— Если бы Господь наградил меня единственной дочкой, я бы отправил ее в город, — сказал лавочник.

Рибейра одобрительно хлопнул его по плечу:

— Жаль, что у тебя нет дочки. Может, отправишь жену?

 

3

Мистер Смит и мистер Смит, алхимики

Они вышли из вагона последними, дождавшись, пока все их попутчики разойдутся. Может быть, тут и водились носильщики, но Кириллу с Ильей они на глаза не попались. Подхватив тяжелые чемоданы, друзья прошли мимо вагонов и, не доходя до вокзального здания, спустились с платформы по узкой лестнице.

Здесь стояло несколько фургонов. Если бы приезжим захотелось поехать в город, им следовало пройти немного дальше, туда, где на площади выстроилась целая шеренга более приличных экипажей.

Но Кирилл не собирался задерживаться в Туссоне.

— Кто-нибудь едет в Тирби? — обратился он к кучке бородачей, прятавшихся от зноя в тени единственного дерева.

— Может быть, — лениво ответили ему. — Только нескоро это случится. Нескоро, мистер.

Илья достал из кармана фляжку с виски и, откручивая пробку, тихо сказал по-русски:

— Я предупреждал, что одеваться надо попроще. С такими городскими хлыщами, как мы, никто не захочет иметь дело. Разве что ограбить попытаются.

Он отхлебнул, завинтил пробку и блаженно улыбнулся:

— Послушайте, джентльмены! Если среди вас есть настоящий ценитель скотча, он будет вознагражден так, что обратная дорога из Тирби покажется ему прогулкой по райскому саду. Но подчеркиваю — именно обратная дорога. Потому что свой приз он получит только тогда, когда доставит нас с мистером Смитом, а также наши чемоданы, прямехонько к офису меднорудной компании. В качестве приза предлагается самая большая бутылка из моей коллекции, наполненная и закупоренная много лет назад в горах Шотландии. А в качестве гонорара будут выступать двадцать банкнот федерального казначейства номиналом в один доллар!

Его тирада не произвела впечатления на слушателей.

— Двадцать баксов до Тирби? — переспросил босоногий джентльмен в дырявой соломенной шляпе. — Накинь десятку, подброшу до Тумбстона. А оттуда двадцать пять миль, и попутчиков хоть отбавляй.

— Да, мистер. Истинно так, — добавил его сосед и для убедительности пошевелил пальцами ног, глядевшими из дыры в сапоге.

Двое молодых мексиканцев в белых домотканых одеждах, сидевшие поодаль в тени фургона, переглянулись и стали что-то бурно обсуждать. Однако они явно не были владельцами фургона, под которым сидели, поэтому не было смысла обращаться к ним за помощью. Такие парни обычно путешествуют на двуколке, запряженной парой мулов. Наверно, приехали в город поторговать. Наверно, двуколка с товаром сейчас стоит где-то возле рынка. И наверно, с нее кто-то постарше сейчас продает хворост или коровьи лепешки — а что еще могли привезти в город нищие мексиканцы? Кирилл предпочел бы иметь попутчиками именно их, но его не радовала перспектива тащиться два, а то и три дня по пустыне в допотопной арбе.

Посещение Тумбстона не входило в его планы. Кирилл был там всего полгода назад. После налета на один из местных банков отход получился довольно шумным, и многие жители, участвовавшие в погоне, наверняка запомнили и его, и Илью. Он по себе знал, как хорошо запоминаются те, в кого целишься.

Кирилл огляделся и среди заведений на станционной площади увидел то, с чего и следовало начинать. Все вопросы можно решить в салуне. Правда, ему не хотелось лишний раз показываться на людях. Род занятий, которым он зарабатывал на хлеб, требовал скромности.

Как только их чемоданы тяжело опустились на замызганный пол салуна, взгляды всех, кто сидел у стойки, устремились к пришельцам.

Илья белоснежным платком смахнул крошки с ближайшего столика, затем протер сиденья и спинки стульев, после чего скомкал платок и метко запустил его в урну.

— Присаживайтесь, мистер Смит, — он подвинул стул Кириллу, но сам не стал садиться, а направился к стойке.

Он распахнул сюртук, чтобы достать монету из жилетного кармана. При этом стала видна кобура на поясе, и Кирилл заметил, что вид серебряной рукоятки кольта несколько изменил выражение лиц зрителей. Двое даже подвинулись, чтобы столь важная персона могла свободно подступиться к бармену.

Илья щелкнул монетой по стойке:

— Принесите нам два стакана воды. Вода должна быть холодной, а стаканы чистыми. Затем подайте две маленькие чашки кофе. Не в кофейнике, а именно в двух маленьких чашках. После кофе нам бы хотелось получить колоду карт. А все, что потребуется потом, будет оплачено отдельно.

— Если вы насчет того, чтобы переночевать, то на втором этаже есть свободный номер, — прорычал бармен, придав голосу интонацию, которую он считал вежливой. И добавил: — Отличный номер, сэр.

— К сожалению, не можем воспользоваться вашим предложением, любезный. Мы с мистером Смитом ужасно торопимся. И мы будем крайне признательны, если вы найдете время рассказать нам о самом быстром способе, чтобы попасть в Тирби,

— Самый быстрый способ? Дождитесь дилижанса на Тумбстон. Он отправится завтра с утра. Если придет сегодня вечером. А с утра отправится обратно. И если доберется до Тумбстона, то вам останется только двадцать пять миль до Тирби. Это самый быстрый способ.

— А если дилижанс не придет?

— Значит, его остановили апачи.

— И что тогда?

— Тогда дорожный агент вызовет кавалерию. Вояки найдут то, что осталось от пассажиров. И примерно через день на линию выйдет новый дилижанс. Да вы не беспокойтесь. Номер наверху — отличный, с двумя кроватями, с умывальником, на окне сетка от комаров, белье чистое. Не пожалеете. Живите, сколько понадобится, пока не сможете уехать. Для приличного гостя у нас все условия. В Тирби вы такого не найдете.

Илья вернулся за столик и тихо сказал:

— Ты слышал? В Тирби мы такого не найдем.

— Значит, найдем что-то другое, — ответил Кирилл. — Посидим еще немного. Потом отнесешь вещи в номер и будешь ждать меня.

— А ты?

— Поищу другие способы. Не такие быстрые.

Он вернулся к привокзальной стоянке фургонов. Возчики все так же дремали под тополем, их лошади все так же жарились под солнцем, а мексиканцы продолжали спорить, правда, уже вполголоса — жара действовала и на них.

Кирилл подсел к ним, и они замолчали, повернув к нему свои кирпично-красные скуластые физиономии.

«Совсем мальчишки, — подумал он. — Ну, точно. Приехали с отцом. Он на рынке, а они ждут его здесь».

Он достал кисет с сигарами и сказал по-испански:

— Хороший табак растет только за Рио-Гранде. Угощайтесь.

— Мы не курим, — быстро ответил тот, что был постарше.

— Есть работа, — сказал Кирилл, чиркнув спичкой по рукаву и прикуривая. — На час, не больше. Плачу доллар.

— Мы вместе, — сказал старший. — Я Мануэль, а это Рикардо. Доллар за час работы? Это очень много, сеньор.

— Зовите меня Крисом. Я тут человек новый, здешних порядков не знаю. Но я привык хорошо платить за хорошую работу. Вы проводите меня туда, где можно купить фургон и лошадей. И подскажете, какие тут цены, чтобы меня не обдурили местные ловкачи.

— А потом?

— Получите доллар и вернетесь сюда. Думаю, мы справимся даже быстрее чем за час.

Они встали одновременно с ним.

— Большая конюшня за почтой, — сказал Мануэль. — Где останавливаются дилижансы. Там можно купить то, что вам нужно. Но это очень дорого, сеньор Крис. Только одна лошадь обойдется вам в шестьдесят или даже семьдесят долларов. А вам их нужно две…

— Четыре, — сказал Кирилл. — Ты разбираешься в лошадях?

— Рико разбирается. — Мануэль подтолкнул вперед своего молчаливого друга. — Он разбирается в лошадях и хорошо знает пустыню. Если вы будете искать проводника, то не найдете здесь никого лучше, чем Рико.

— А ты? — спросил Кирилл. — В чем ты силен?

— Не знаю, сеньор. Я простой крестьянин, а Рико работал ковбоем на ранчо.

— Вы братья?

Мексиканцы посмотрели друг на друга, будто сравнивали портрет с оригиналом.

— Нет, сеньор. Но мы могли бы стать родственниками, если бы Рико женился на моей сестре, Луисите.

— Еще станем, — угрюмо сказал Рико. — Идемте, сеньор, а то все хорошие лошади уплывут в чужие руки.

Шагая по улочкам города, Кирилл замечал, что на них оглядываются. Прохожие явно недоумевали — что общего может быть у босоногих оборванцев и этого приличного джентльмена? Туссон когда-то был столицей Аризоны, совсем недолго, но и этих лет хватило, чтобы его жители обрели столичный снобизм.

И цены тут были просто заоблачные. Переходя от одного продавца к другому, Кирилл жалел, что не взял с собой Остермана. Тот умел и любил торговаться. Уж он бы душу вынул из этих живодеров и выиграл бы не менее сотни долларов. А Кириллу пришлось выложить полтысячи за фургон с четверкой приличных меринов.

Но зато они справились с этим делом за час. Кирилл дал мексиканцам по доллару, и Мануэль сокрушенно покачал головой:

— Не Знаю, сеньор, не знаю… Не грех ли брать такие деньги ни за что? Сказать по правде, нам-то сейчас деньжата нужны позарез, но все-таки нехорошо. Мы ничего такого не сделали, просто проводили до рынка. Дали бы десять центов… Получается, что мы вроде как обворовали вас…

— Погоди каяться. Тебя когда-нибудь обманывали при расчете?

— И не раз, сеньор.

— Вот и считай, что я возвращаю тебе чужие долги.

— Когда вы отправляетесь в Тирби? — спросил Рико.

— Чем раньше, тем лучше.

— Тогда возьмите назад свои деньги. А вместо этого позвольте нам поехать с вами. Я покажу дорогу.

— Через Тумбстон?

— Нет. В пустыне много дорог. Позвольте нам поехать с вами, сеньор Крис.

— Мне надо посоветоваться с компаньоном, — сказал Кирилл. — На всякий случай будьте готовы выехать через час. Собирайте вещи.

— Вещи? — Они невесело рассмеялись и подняли с земли свои полосатые котомки. — Все наши вещи при нас, сеньор.

Оставив мексиканцев готовить фургон к поездке, Кирилл вернулся в салун. Он рассчитывал застать Илью в номере, возможно, даже в ванне — Остерман до сих пор не избавился от нью-йоркских привычек и мылся при каждом удобном (и неудобном) случае.

«Да, Илюха, скорее всего, уже настроился тут пожить какое-то время, — думал Кирилл, — и понадобится назвать немало причин, по которым мы не можем остаться здесь ночевать. Да что ночевать — у нас и на обед не остается времени… «

Однако Илья все еще сидел за тем же самым столиком, что и час назад. Только чемоданы переставил поближе к себе.

Сидел он не один. Напротив него расположился благообразный господин в белом костюме, из-под которого сиял черный шелковый жилет. Господину было лет сорок, он был бледен, но на скулах его играл нездоровый румянец. Он держал в руках карты и смотрел на них так внимательно, будто видел впервые в жизни.

— Пас, — сказал он наконец, бросая карты на стол.

Илья с довольной улыбкой сгреб кучку монет и повернулся к Кириллу:

— Мистер Смит, позвольте представить вам мистера Кардосо, лучшего игрока в покер, какого я когда-либо встречал.

— Судя по результатам, с этим трудно согласиться, — благодушно заметил Кардосо.

— Я не о результатах. Игра есть игра, кто-то побеждает, кто-то должен уступить. Но это неважно. Важен стиль! Высокий академический стиль. И вы им владеете в совершенстве.

Кардосо с обескураженной улыбкой развел руками, и Кирилл увидел у него над поясом пустую кобуру.

Сделанная из тонкой, но плотной кожи, она каждым своим изгибом, каждой выпуклостью или впадинкой повторяла форму отсутствующего короткоствольного револьвера. Могло даже показаться, что сейчас она не пуста, просто револьвер в ней — прозрачный. Внутри кобура лоснилась от частого соприкосновения с металлом. Она висела на тонком ремне, который уходил под плечо сюртука. На ней не было никаких клапанов или предохранительных ремешков для фиксации оружия. Такая кобура удерживала в себе револьвер просто за счет своей формы и особой «цепкости» кожи. Незаменимая вещь в заведениях, где не приветствуется открытое ношение оружие.

Могу я узнать, в каких краях умеют делать такие интересные детали туалета? — спросил Кирилл, похлопав себя по животу в том месте, где у Кардосо была спрятана кобура.

— Рисака, Джорджия. Мастер Нэйл. Могу дать рекомендательное письмо, если надумаете к нему обращаться.

— Давно мечтаю побывать в Джорджии, — сказал Илья. — Конская кожа, насколько я понимаю. А почему черная, а не рыжая, как у моей?

— У вашей она уже и не рыжая, а, скорее, пятнистая, — деликатно ответил Кардосо. — Металл пачкает кожу. Но если заранее покрасить кожу в черный цвет, то будет незаметно.

— А черная кобура на черном жилете выглядит особенно изысканно и строго, — иронично продолжил Кирилл.

— Это тоже важно.

— Теперь и я начинаю понимать, что значит академический стиль. Но позвольте спросить: это форма, а где же содержание?

Кардосо запустил два пальца в кобуру и вытянул оттуда конфетку.

— Хотите? — предложил он и продолжил: — Дело в том, что я обычно не сажусь за карты, имея при себе оружие. Партнеры бывают разные. А игра между двумя вооруженными мужчинами может закончиться пальбой.

— Он и меня уговорил спрятать кольт подальше, — засмеялся Илья. — Знаешь, это очень возбуждает. Первые несколько минут чувствуешь себя так, будто вышел на Бродвей без штанов. А потом ничего, привык. Даже понравилось.

— Это заметно, — усмехнулся Кирилл. — Мне очень жаль, мистер Кардосо, но я вынужден прервать вашу игру. Нам пора ехать.

— То есть? — Илья разочарованно вздохнул. — Кто-то повезет нас в Тирби?

— Сами поедем. — Кирилл поднял чемоданы. — На тебе — закупки продовольствия и воды. Бери с запасом на три дня. Наш фургон стоит в конце улицы. Ты легко его узнаешь: парусиновый верх с двумя черными заплатами справа. Лошади гнедые. Загружайся и жди меня, а я загляну на почту. Да, совсем забыл. У нас двое попутчиков. Мексиканцы. Будешь практиковаться с ними в испанском.

Он отправил телеграмму в Тирби, на имя Кристофера Смита: «Заказ получен. Сообщите сроки и объемы поставок». Здесь же, на почте, накупил целую пачку газет — несколько номеров местного «Гражданина» и все сохранившиеся выпуски «Эпитафии», выходившей в Тумбстоне. Его интересовали любые сообщения, связанные с Тирби. Бегло просмотрев газеты, он не нашел ничего, кроме котировок акций меднорудной компании. Оставалось надеяться, что при внимательном изучении удастся найти более важную информацию.

Команда Энди Брикса никогда не шла на дело без долгой и тщательной подготовки. А с разведкой никто не справлялся лучше, чем Илья и Кирилл. Иногда после длительного наблюдения оба приходили к выводу, что игра не стоит свеч. И если говорили «нет», то с ними никто не спорил. Когда же они были уверены, что делом стоит заняться, то отправляли весточку для Энди, и тот начинал собирать ребят.

Сейчас все они жили порознь. Эд Коннорс купил ранчо в Колорадо, Дик Руби и Сэм Джексон открыли оружейный магазин в Техасе, на границе с Индейской территорией, а по другую сторону границы обосновались остальные члены команды. У каждого было какое-то дело, был и свой дом, и только Кирилл с Ильей так и не смогли осесть на одном месте. Они скитались из города в город, нигде не задерживаясь больше чем на неделю. Но назвать их праздными путешественниками мог только тот, кто не знал об их прошлом.

Три года назад они бежали из-под суда, и все эти три года на них шла охота. Однако друзья вовсе не чувствовали себя дичью, не страдали бессонницей и не оглядывались затравленно, как загнанные волки. Оказавшись вне закона, они были вынуждены зарабатывать на жизнь незаконными способами, а это занятие не оставляет места для лишних эмоций.

Скорее, они сами могли считать себя охотниками. Добытчиками. Их добыча не паслась на равнинах и не шныряла по лесу, нет, она дремала себе спокойно в банковских сейфах. Дремала, но только до поры до времени, не подозревая, что двое беглых иммигрантов уже вышли на ее след, уже обкладывают и уже прицеливаются…

Впрочем, на этот раз их можно было назвать не только охотниками, но и алхимиками. Они собирались превратить в золото медную руду.

Там, в Тирби, на мексиканской границе, бурно развивалась добыча меди. Огромный рудник стягивал к себе не только тысячи рабочих рук, но и сотни торгашей, сутенеров, аферистов. Игорные дома, кабаки и бордели процветали ничуть не хуже, чем меднорудная компания. И Кириллу с Ильей надо было выяснить — какая из этих целей может заставить команду Энди Брикса снова собраться на дело.

 

4

Перевал

Фургон свернул с накатанной дороги, ведущей на Тумбстон, и покатил вдоль мелкой речки, направляясь к горам, которые полукольцом окружали город с юга.

— Остановимся за перевалом, — сказал Рико. — Есть там хорошее место. Деревья, вода. Дадим отдых лошадкам и сами отдохнем. Дальше начинается пустыня, и мы переждем зной. Поедем ночью. К рассвету будем в Сьерра-Виста.

— А дальше? — спросил Кирилл.

— Там видно будет. Из форта Хуачука в пустыню уходят патрули, и мы посмотрим на их численность и вооружение. Если вышла пятерка во главе с сержантом, то мы поедем днем. Если отправится эскадрон с офицерами и пушкой, то мы снова дождемся ночи.

Илья недовольно спросил, роясь в открытом чемодане:

— Насколько я понял, в Тирби мы сегодня не попадем, так?

— Какая разница? — Кирилл стянул сорочку, чтобы надеть походную черную рубашку. — Днем раньше, днем позже — лишь бы доехать.

Мануэль с простодушным любопытством смотрел, как они переодеваются. Но когда его взгляд упал на то, что скрывалось в чемодане под одеждой, мексиканец ахнул:

— Дева Мария! Сколько же у вас оружия!

— Ровно столько, сколько нужно для путешествия по Аризоне, — спокойно ответил Кирилл, застегивая наплечную кобуру.

Рико, сидевший на козлах, тоже оглянулся и поцокал языком:

— Э, сеньор, в этих краях лучше иметь одного быстроногого скакуна, чем дюжину револьверов.

— Странно слышать это от ковбоя, — сказал Кирилл.

— Когда я работал на ранчо, у меня был только большой нож. Да и другие ребята не любили таскать бесполезные железяки. Что толку стрелять, если тебя окружат апачи? С кольтами у нас щеголяли одни белые парни. Вот и выходит, что на все ранчо у нас было три револьвера. Потому что из двух десятков ковбоев только трое были белыми. А негры, индейцы и мексиканцы не тратятся на такие безделушки.

— Только не говори, что ты и стрелять не умеешь.

— Не умею, — гордо признался Рико.

— Ну и что? — сказал Илья. — Я тоже не умею. Меня вообще тошнит от порохового дыма.

— И в седле тебя укачивает, — добавил Кирилл. — Поэтому ты и занимаешься всякой ерундой, а не гарцуешь по прерии, спасая прекрасных блондинок от кровожадных ирокезов.

— У нас тут нет ирокезов, — сказал Мануэль.

— А блондинки? — поинтересовался Илья.

— Видел одну в прошлом месяце. А ирокезы живут в Оклахоме. Там сейчас все живут — чокто, чероки, семинолы. Всех туда переселили. А у нас только апачи. Ну, и хопи, само собой. Они тут коренные. Только их и за индейцев никто не считает. Они такие же, как мы. Так же одеваются, и кукурузу растят, как мы, и хлеб пекут такой же. А вот апачи как были дикарями, так и остались.

— А это кто, по-твоему? — спросил Илья, показывая на фигурку одинокого всадника, светлым пятном застывшую на фоне рыже-зеленого склона.

— Это сумасшедший, — сказал Рико. — Человек в здравом уме не будет разъезжать по горам на белой лошади и в белой одежде.

Дорога незаметно становилась все круче, и кони сбавляли ход. Позади остались тенистые прибрежные рощи, и теперь фургон неспешно катил по косогору среди редких кустов, цепко укоренившихся в глинистом склоне. Всадник на белой лошади двигался еще медленнее, судя по тому, что фургон постепенно нагонял его..

На гребне перевала возвышалось одинокое сухое дерево. Его мощные сучья выглядели иероглифом на фоне белесого неба. Всадник остановился под ним, явно поджидая фургон.

Подъехав ближе, Кирилл узнал в нем недавнего партнера Ильи по покеру.

— Мистер Кардосо! — Остерман высунулся из-под тента и приподнял шляпу. — Как зовут вашу лошадку? Случайно, не Пегас? Куда она спрятала крылья, на которых смогла перелететь сюда и обогнать нас?

— Никаких крыльев, просто я выехал чуть раньше вас. А как ее зовут, не знаю, забыл спросить. — Кардосо похлопал кобылу по шее. — Эту красавицу я выиграл в карты. Мог бы назвать ее «Дамой пик», только зачем? Все равно я продам ее при первой же возможности. Если не проиграю еще раньше.

— Похоже, вы довольно много времени посвящаете картам, — сказал Кирилл.

— Не больше, чем нужно, чтобы не умереть с голоду. Кажется, нам по дороге?

— Если вы направляетесь в Сьерра-Виста.

— Я еду в Тирби, как и вы. Но не ожидал, что вы отправитесь через горы. Что ж, у меня появляется прекрасная возможность отыграться на первом же привале. Я предлагаю переждать зной внизу, у ручья. А дальше тронемся на закате.

— Это полностью совпадает с нашими планами, — сказал Илья. — Вы, наверно, так же хорошо знаете эту местность, как наши проводники?

— Не думаю. Я тут впервые. Но пустыня — везде пустыня. Что в Аризоне, что в Неваде.

Кардосо поехал рядом, и Кирилл заметил, что этот легкомысленный странник не будет обузой в дальнем переходе.

Безупречный костюм; манжеты сорочки, острые, как бритва; серебряные запонки и желтые высокие сапоги тонкой кожи — все это как-то странно сочеталось с двумя потертыми флягами, скатанным одеялом за седлом и с прикладом «шарпса», который выглядывал с одного бока лошади. На другом в чехле покоился винчестер.

В седле Кардосо держался, чуть откинувшись назад, а не прямо, как в Техасе или Вайоминге. Это могло говорить о том, что он учился верховой езде в Калифорнии. Но гораздо больше Кирилл узнал о своем новом спутнике, разглядев его оружие.

Итак, две винтовки, дальнобойная и скорострельная, свидетельствовали об основательности характера. А также о хорошем знании того, насколько разнообразна и непредсказуема жизнь путешествующего по Западу. Кирилл помнил и про его короткоствольный кольт в кобуре под жилетом. Но, бросив мимолетный взгляд на спину Кардосо, он заметил под натянутым сукном сюртука очертания второго «малыша», наверняка спрятанного в такой же изысканной кобуре.

«Запасливый, — подумал Кирилл. — Раньше я тоже иногда таскал кольт за спиной, просто за поясом. При быстрой езде он натирал задницу кончиком ствола. Буду в Джорджии, закажу себе у мастера Нэйла такую же кобуру. Если заработаю на нее в Тирби».

В седельной кобуре мистер Кардосо держал более солидный инструмент, наверняка тоже полученный им в качестве выигрыша, как и белоснежная арабская кобыла. Кирилл сомневался, что карточный игрок стал бы покупать «смит-вессон» 44-го калибра с восьмидюймовым стволом. Скорее всего, он выиграл эту здоровенную пушку у охотника на бизонов, после того, как тот отдал ему все свои деньги и шкуры.

«Во всяком случае, с появлением Кардосо наша огневая мощь выросла почти вдвое, — рассудил Кирилл. — Теперь главное, чтоб они с Илюхой не слишком увлекались игрой. А то придем в Тирби пешком и без штанов». Однако, спустившись с перевала и остановившись в тени небольшой рощи возле ручья, Кардосо даже не вспомнил о покере. Он вытряхнул сюртук и аккуратно повесил его на самую чистую ветку, стянул сапоги, раскатал одеяло под кустом и объявил:

— Полагаю, нам с Рико не помешает немного вздремнуть. Все остальные могут это сделать ночью, когда мы с ним будем бодрствовать и прокладывать путь во мраке. Возражений нет? В таком случае у вас, джентльмены, есть несколько часов на уход за лошадьми, чистку оружия и другие богоугодные дела.

Всех немного озадачили неожиданные командирские нотки в голосе беззаботного картежника. Но возражать было поздно — Кардосо уже зевнул, повалился на одеяло и накрыл лицо шляпой.

Рико устроился спать в фургоне, а Кирилл занялся лошадьми. Распрягать не стал — кто знает, не придется ли в следующую минуту срываться с места? Обтер вспотевшие бока, по очереди напоил водой из ведра и бросил под ноги охапку молодой кукурузы, которой они запаслись в Туссоне.

Вернувшись к костру, над которым висел кофейник, Кирилл застал окончание рассказа Мануэля о несчастной любви его приятеля.

— …Он был готов бросить моему отцу в лицо эти несчастные пять долларов! Но что толку? Никто не виноват, что Рико вернулся слишком поздно. Если бы его отпустили с ранчо хотя бы неделей раньше! Если бы он знал, что Луиситу могут увезти в город! Отец и сам не рад. Говорит, ум помрачился, как только у него перед носом заблестели пять серебряных монет.

— Представляешь, Кира? — Остерман приподнял крышку кофейника, проверяя, не закипела ли вода. — Ездит по деревням ушлая тетка на дилижансе, скупает девчонок. По пять баксов за голову. И сбывает их в городе. То есть устраивает прислугой в богатые дома. Интересно, сколько она имеет с каждой служанки?

— В Тирби есть богатые дома? — рассеянно спросил Кирилл и тут же, заметив выразительный взгляд Ильи, добавил: — Да их там, наверно, уже больше, чем в Туссоне.

— Вот и я так говорю, а Рико не верит, — подхватил Мануэль. — Поначалу-то договаривались, что Луисита устроится в Туссоне. Мы приезжаем, а нам говорят, что эта самая миссис Фраун увезла девушек в Тирби. Рико аж почернел. А я ему говорю, что в Тирби народ побогаче, там и прислуга больше зарабатывает. Только ему все равно. Хочет он ее забрать оттуда обратно в деревню, и все тут.

— Вам понадобится немного больше, чем пять долларов, — сказал Остерман. — Вы вернете аванс, но ваша миссис Фраун заявит, что потратилась на дорогу и корм и еще какие-то издержки понесла. В общем, начнет гнать волну. В принципе, добавить ей пару долларов будет справедливо. Только она на этом не остановится и будет упираться. Однако закон на вашей стороне, амиго. Она сказала твоему отцу, что устроит его дочь в Туссоне, так? А сама увезла ее черт знает куда. Таким образом, нарушены условия контракта. Следовательно, вы можете его спокойно расторгнуть. Так гласит закон.

— Закон? Да разве законы пишут для бедняков? А если она нас и слушать не станет? — уныло спросил Мануэль. — Кто мы такие?

— Слушать не станет? Тогда найдите меня, я ей все растолкую.

Кирилл всегда немного завидовал той легкости, с какой Илья Остерман сходился с людьми. С любыми — хоть с сенаторами, хоть с нищими мексиканцами. Он мог говорить с ними на любые темы и мог ответить на любой вопрос. Неважно, верным ли был этот ответ. Важно, что звучал он уверенно и солидно.

Сейчас Кирилл и сам ненадолго поверил, что сестра Мануэля получила работу в богатом доме, и что ее удастся оттуда забрать, и что два босоногих парня из деревушки, затерянной среди гор, смогут выиграть юридический спор. Голос Ильи, его уверенные манеры и безупречная логика — все это волшебным образом действовало на его слушателей. Они начинали верить в собственные силы, в торжество Закона и справедливости…

«Э, нет, — подумал Кирилл. — Закон — это одно, а справедливость — совсем другое. Бедная Луисита, скорее всего, уже продана в палаточный бордель на окраине шахтерского поселка. И Мануэлю с Рико понадобится не пять, а пятьсот долларов, чтоб ее оттуда выдернуть. Где они их возьмут? Станут воровать. Попадутся. И в их деревушке станет на трех жителей меньше…»

Остерман разлил кофе по кружкам. Кирилл вдохнул ароматный дымок и зажмурился от удовольствия. Открыв глаза, он увидел, что все лошади смотрят в одну сторону. Он тоже скосил глаза к дороге, по которой они сюда приехали, и увидел, что над деревьями поднимается пыль.

Кто-то спускался с перевала. Верхом. Несколько всадников.

Он поставил кружку на траву и встал.

— Ты куда? — насторожился Илья.

— Едет кто-то. Приготовься.

Кирилл взял под уздцы белую кобылу Кардосо и повел ее подальше от дороги, в глубину рощи. Ему вдруг пришло в голову, что на карточных игроков иногда тоже охотятся. Может быть, приемы Кардосо не столь безупречны, как стиль? Тогда понятно его стремление обзавестись попутчиками…

Но Кирилл ошибся. Да, это была погоня, вот только гнались не за белой арабкой.

Четверо всадников высыпали из-за поворота и остановились возле фургона.

— Да, это они! — радостно крикнул один.

— Не дергаться! — рявкнул другой, и четыре револьвера нацелились на Илью и Мануэля, сидевших у костра. — Пушки на землю!

— Что вы, сэр, о каких пушках идет речь? — испуганно промямлил Остерман. — Мы мирные торговцы, продаем лекарства, амулеты и душеспасительные брошюры. Какие могут быть пушки?

— А что у тебя на поясе? Душеспасительная брошюра Кольта? На землю ствол, повторять не буду!

Илья бережно, двумя пальцами, вытянул револьвер из кобуры и положил на траву.

— А теперь кошелек!

— Пожалуйста, пожалуйста, только не стреляйте!

Бумажник Остермана упал рядом с револьвером.

«Молодец, Плюха, — подумал Кирилл, бесшумно взводя курок. — Пусть теперь кто-нибудь из них спешится и подойдет. Черт возьми, а ведь им незачем это делать самим».

— Эй, амиго! — налетчик поманил к себе Мануэля. — Подай-ка мне его добро. А потом вытащи все его шмотки из фургона. Да не надорвись. У тех, кто может отвалить полтыщи, не торгуясь, обычно ужасно тяжелый багаж!

Бандиты заржали, но один из них, самый щуплый, вдруг сказал:

— Парни, да я вроде не этого видел у конюшни. Тот был без усов. Это вроде другой…

— Все верно, другой, — громко сказал Кирилл, выглянув из-за толстого бука.

Если бы налетчик не проявил наблюдательность, Кириллу пришлось бы свистнуть, или захрустеть ветками, или еще как-нибудь отвлечь их на себя. Ему было нужно, чтобы все они повернулись к нему.

И они повернулись.

Он давно уже взял на мушку того, кто казался ему самым опасным, — сутулого и хмурого, в выгоревшей кавалерийской куртке. Этот бросил поводья и держал кольт двумя руками, целясь в голову Илье. На лбу его блестел пот, он все время облизывал губы — видно было, что он слишком напряжен и может нажать на спуск в любую секунду. Очень хорошо, что у Кирилла появился повод заговорить. Охотник часто стреляет на шум, на хруст ветки, но почти никогда — на человеческий голос.

Все четыре ствола теперь смотрели на Кирилла. Он выстрелил в сутулого, затем в его соседа — и укрылся за буком. Два выстрела грохнули в ответ. Кирилл припал на одно колено и показался с другой стороны дерева, чтобы уложить оставшихся. Но из кустов рявкнул кольт, еще раз — и все было кончено. Трое бандитов валялись под ногами лошадей, последний застрял в седле. Он медленно сползал, цепляясь за гриву лошади и заливая кровью ее шею. Лошадь нетерпеливо мотнула головой, взбрыкнула и избавилась от седока, который кулем свалился наземь.

А почему вы не воспользовались моим винчестером, мистер Смит? — раздался из кустов голос Кардосо.

— Не был уверен, что он заряжен.

— Неужели я похож на человека, который ездит с незаряженными винтовками?

Кирилл вышел из-за бука и похлопал его по коре, словно доброго коня. Ему было приятно, что ни одна пуля не угодила в дерево.

— Дева Мария! — причитал Мануэль, застыв с бумажником и револьвером Ильи. — Матерь Божья, молись за нас ныне и в час смерти нашей…

— Помолись лучше за этих, — сказал ему Илья. — Да расцепи ты пальцы! Ну и хватка у тебя!

Кирилл вернулся к костру и поднял свою кружку. Кофе немного остыл, но он и не любил пить слишком горячий.

 

5

Пустыня

Первые пять лет своей жизни в Америке Илья Остерман провел в Нью-Йорке. Он считал себя чистокровным горожанином. Однако стоило ему подняться на борт парома или сесть в лодку, как что-то неведомое просыпалось в душе и гнало прочь из города. Хотелось, чтобы паром не остановился у причала Лонг-Айленда, а пошел дальше, дальше и вышел в открытое море. А еще его тревожили паровозные гудки. Казалось, они звучат именно для него, куда-то зовут — но куда? В другие города? Они ничем не лучше Нью-Йорка. А иной жизни, кроме как в каменном мешке, он себе уже не представлял. Он думал, что не сможет обойтись без таких мелочей, как водопровод или уличное освещение, без прачечных и парикмахерских. А если б вдруг оказался где-то на природе, то наверняка заблудился бы, потому что привык ориентироваться лишь по номерам домов и вывескам.

Покинув Нью-Йорк, он неожиданно обнаружил, что вполне приспособлен для жизни под открытым небом. В лесах или среди скал Илья чувствовал себя так же свободно, как в лабиринте Чайна-тауна. Но больше всего он полюбил пустыню. Впервые увидев бесконечные пески, Остерман испытал ветхозаветный трепет. Он сначала ощутил себя Иосифом, которого коварные братья бросили подыхать среди барханов, а потом — Моисеем, ведущим народ свой к Земле обетованной. Впрочем, на месте Моисея Илья не стал бы возиться сорок лет с этим маршрутом. Он вел бы колонну по ночам, когда не так жарко и когда можно прокладывать путь по звездам.

Тот, кто называет пустыню мертвой, безжизненной, никогда не видел, как она оживает после захода солнца. Куда-то исчезает пыль, весь день закрывавшая горизонт своим полупрозрачным занавесом, и воздух понемногу заполняется новыми звуками — это просыпаются невидимые насекомые. Илья не знал, как их назвать, да и не видел никогда. Наверно, что-то вроде сверчков. И вот они начинают скрипеть, трещать, повизгивать, и под этот аккомпанемент над голыми горами разливается серебристое сияние. Еще минута полной темноты — и восходит луна. Пустыню заливает холодный свет, и черные длинные тени протягиваются со всех сторон.

А над головой уже наклонился знакомый ковшик Большой Медведицы, и, значит, вон там север, там запад, а нам — сюда.

Из лошадей, которые достались после стычки на перевале, Илья выбрал самую смирную кобылу. Он ехал позади фургона, рядом с Кардосо. Тот зевал и кутался в пончо.

— Вам холодно? — спросил Илья.

— Понимаю, что это выглядит странно, но меня иногда знобит даже в жару.

— Ничего странного. Вам надо как-нибудь при случае обратиться к врачу. Я слышал, что от лихорадки помогает хинин.

— Возможно. Но я привык к другим медикаментам. — Кардосо достал фляжку в чехле, расшитом бисером. — Текила. Не желаете?

— Спасибо, у меня виски.

Они чокнулись фляжками. Из фургона послышался сонный голос Кирилла:

— Когда увидите на небе две луны, дайте знать.

Илья подмигнул Кардосо, и они чокнулись еще раз.

— Мой друг — поборник трезвости и целомудрия, — сказал Остерман. — Но я прощаю ему эти слабости, поскольку и сам несовершенен.

— Все мы не без греха.

Один глоток виски имеет удивительное свойство — он никогда не бывает один. Сразу за ним следует второй, и только после третьего можно продолжить беседу. И, хотя Илью клонило в сон, он не мог удержаться от расспросов.

— Помните о своих планах, Дэвид? Вы собирались взять реванш. Предлагаю сесть за первый же карточный стол, как только приедем в Тирби.

— Что ж, ради этого стоит задержаться. Хотя Тирби для меня промежуточная станция.

— Да? По-моему, дальше уже ничего нет, только мексиканская граница.

— Именно так.

Фургон остановился на вершине холма, и Рико спрыгнул на землю. В руках у него была лопата.

— Что случилось? — спросил Кардосо, подъехав к нему.

— Надо пометить место.

Мексиканец подошел к одинокому высокому кактусу, который чернел на фоне лилового звездного неба, как огромный трезубец — от центрального трубчатого столба слева и справа отходили еще два отростка, чуть пониже.

— Этот сагуаро поможет нам на обратной дороге, — сказал Рико и несколькими ударами лопаты срубил правый отросток. — Теперь я буду знать, с какой стороны его объезжать, чтобы попасть на перевал.

— Разумно, — одобрил Кардосо.

«Разумно-то оно разумно, — подумал Илья, — да только вряд ли мы поедем обратно этой же дорогой».

Он еще не знал и не мог знать, какое дело предстоит им в Тирби. Возможно, будет лихой налет с пальбой и погоней. Или они подберутся к сейфу ночью, бесшумно вскроют его и испарятся, как призраки. А может быть, придется полежать в засаде на дороге, подстерегая транспорт с золотом. В конце концов, Кирилл может придумать вообще что-нибудь абсолютно новое — на то он и Кирилл. Но в любом случае команда Энди Брикса будет уходить из Тирби не той дорогой, по какой придет туда.

Они еще в поезде решили, что лучше всего было бы уйти на юг, к границе. Углубиться в Мексику и пробраться на восток по узким долинам среди гор. Затем пересечь Рио-Гранде, чтобы оказаться в Техасе. А там уже разбиться на двойки и тройки и, поделив добычу, разбежаться в разные стороны.

«Поедем в Джорджию, — подумал Илья. — На Юге я еще не был. Значит, Джорджия. Потом Флорида. А может быть, застрянем в Новом Орлеане. Кира говорил, там весело. Можно сесть на пароход и отправиться вверх по Миссисипи. А потом вниз. И кататься, пока не спустим все деньги».

— Лучше бы вам поспать, Билли, — сказал Кардосо. — До рассвета далеко, дорога спокойная. Хватит и двоих бодрствующих в конвое. А вот с рассветом нам придется всем быть настороже. Это земли апачей. Они никогда не нападают ночью. Но с первыми лучами солнца, я уверен, мы их увидим рядом с собой. И вот тогда мне бы не хотелось, чтобы у кого-то из стрелков слипались глаза.

— Мы рассчитывали к рассвету быть возле форта Сьерра-Виста.

— В пустыне невозможно следовать по расписанию. Так что ложитесь спать и держите винтовки наготове.

— Слушаюсь, господин полковник.

— Майор, — сухо поправил Кардосо.

— По сравнению со мной вы вообще генерал, — козырнул Илья.

Он забрался в фургон и устроился на боковой лавке, закутавшись в одеяло. Кирилл и Мануэль спали на полу, положив в изголовье чемоданы. Илья заметил, что между ними лежит винчестер. Ему было лень снова вставать, чтобы взять и себе одну из трофейных винтовок.

«Обойдется, — подумал он. — На лавке и так тесно, а в обнимку с ружьем вообще не заснуть».

Засыпая, он слышал, как Кардосо проскакал вперед, потом вернулся и о чем-то долго говорил с Рико по-испански. Те слова, которые уловил его слух, не внушали тревоги. Маньяна — завтра. Или утро. Пронто — скоро.

«Да, скоро утро», — подумал он и заснул.

Ему показалось, что буквально в следующую секунду кто-то толкнул его в бок.

— Держи винтовку. — Кирилл зевнул и сунул ему в руки винчестер. — Вот гады, не дали сон досмотреть.

— Что такое?

— Апачи.

Кирилл бесцеремонно стащил его на пол и, отстегнув крепления, поднял боковую лавку, чтобы нарастать борт фургона. Теперь, стоя на коленях, они были прикрыты от пуль и стрел, и сами могли стрелять, опирая ствол на поднятые скамейки. Осталось только закатать кверху тент, и Остерман принялся отвязывать тесемки, которыми тот крепился к дугам.

Кирилл бесцеремонно стащил его на пол и, отстегнув крепления, поднял боковую лавку, чтобы нарастать борт фургона. Теперь, стоя на коленях, они были прикрыты от пуль и стрел, и сами могли стрелять, опирая ствол на поднятые скамейки. Осталось только закатать кверху тент, и Остерман принялся отвязывать тесемки, которыми тот крепился к дугам.

— Не поверишь: рыбалка на лимане. Тяну леску, на ней одни бычки. У всех кефаль, а у меня бычки. И мелкие, как кузнечики. Такая досада.

— Дурацкий сон. — Илья подвернул тент до середины дуги. — Так хватит? Или повыше?

— Сам смотри. Да, сон дурацкий, но я все ждал, что клюнет кефаль. А тут — апачи. Вот же гады.

Солнце еще не поднялось над горами, и пустыня была пепельно-серой под таким же серым небом, и только на востоке пылали нежно-розовым пламенем длинные перья облаков.

Фургон катился по руслу пересохшей реки. Низкие обрывистые берега были окаймлены редким кустарником. Илья посмотрел вперед, поверх головы Рико, и увидел, что дальше, справа над обрывом темнеют более густые заросли.

«Хорошее место для засады, — подумал он. — Неужели майор этого не видит?»

Белая кобыла Кардосо шла далеко впереди, шла ровно и плавно, будто боялась разбудить седока, который мерно раскачивался в седле, опустив голову.

Обернувшись, Илья увидел, что запасные лошади идут за фургоном на короткой веревке, и передняя почти упиралась мордой в задний борт, на котором болталось ведро.

Кирилл разложил на одеяле под ногами все револьверы и принялся делить оружие:

— Мануэль, держи вот этот кольт. Умеешь пользоваться?

— Что вы, сеньор Крис… — Бедняга перекрестился. — Уберите от меня подальше эту штуку, мне и смотреть-то на нее страшно.

— Это не штука, а шестизарядный револьвер Кольта. Будешь держать его двумя руками и нажимать вот на этот крючок. Не бойся, все твои пули улетят в небо и никому не причинят вреда. Сиди вот здесь и целься вон в те горы.

Мексиканец послушно опустился на корточки и положил ствол на борт.

— «Ремингтон» я возьму себе, а два армейских «веблея» — твои. — Он подвинул револьверы к Илье. — Проверь, возможно, в них не хватает патронов. Когда начнется, я стреляю первым. Ты не лезь, жди, пока я расстреляю барабаны. Тогда вступишь, а я перезаряжаюсь.

— Да знаю, знаю. — Илья переломил «веблей» и вытряхнул чужие патроны. Распечатал пачку и зарядил свои. Так спокойнее. — Их уже кто-то видел?

— Кардосо.

— Я тоже видел, — оглянулся Рико. — Сначала двоих, потом троих. Все верховые, но с ними могут быть и пешие.

— Они всегда так выходят из стойбища, — сказал Мануэль, стараясь не смотреть на револьвер в руках. — Половина верхом, половина пешком. А возвращаются все верхом.

— Сегодня вернутся не все, — пообещал Илья.

— Ну-ну, не пугай народ, — сказал Кирилл. — Все обойдется. Вряд ли они нападут. Их слишком мало.

— Зато лошадей у нас слишком много, — проворчал Рико, натягивая вожжи. — Тише, тише, куда разогнались? Сеньор Крис, вроде вон там, за большой юккой , видите?

Илья посмотрел вперед, увидел причудливо изогнутое дерево с мохнатыми толстыми ветками. И никаких апачей.

— Останови, — попросил Кирилл. — Ага, вижу. Вот наглец. Думает, мы примем его за камень.

— Если видишь, почему не стреляешь? — ревниво спросил Илья.

— Зачем? Я же говорю, они побоятся напасть.

Белая кобыла тоже остановилась, не дойдя до опасных зарослей полсотни метров. Кардосо выпрямился в седле, потянулся — и поехал обратно к фургону.

— Постоим здесь, — сказал он. — Если мы их интересуем, пусть вылезут из кустов.

— Не хотите занять позицию в нашей крепости? — спросил Илья.

— Там и без меня тесно. Кроме того, они могут подумать, что я испугался.

— Неужели вы их не боитесь? У меня просто желудок сводит от страха, — признался Илья, улыбаясь. — Это же апачи! Вы видели, что они делают с трупами?

Кардосо пожал плечами:

— Это привычка всех диких воинов. В ней есть рациональное зерно. Мертвецы довольно спокойно относятся к расчленению, чего не скажешь о тех, кто остался в живых и наблюдает за процессом со стороны. Убив одного, апачи выводят из строя сразу десяток, потому что напуганный солдат — уже не солдат. Изуродованный труп — это психологическое оружие.

— Да нет, — сказал Кирилл. — Никакой психологии. Им просто нравится мучить людей. И еще они боятся, что убитый враг воскреснет и отомстит. Вот они и стараются выиграть время — пока он соберет все свои кишки, да приставит руки-ноги, да соскребет мозги с камней…

— Сеньор Крис, хватит! — взмолился Мануэль.

Все рассмеялись.

— В общем, пока он восстановит боевую форму, они успеют смыться подальше, — закончил Кирилл и обратился к Кардосо: — Дэвид, могу я воспользоваться вашим «шарпсом»?

— Сделайте одолжение.

— И еще пару патронов к нему, пожалуйста. Хочу проучить этого наглеца. Пусть в следующий раз позаботится о маскировке. А вы пока, если вам не трудно, займитесь лошадьми.

— С удовольствием.

Кардосо спешился и накинул поводья своей кобылы на передок фургона. Затем расставил всех оседланных лошадей кольцом вокруг повозки. Кирилл за это время пробрался вперед и встал между передней парой в упряжке.

«Прикрывается лошадьми, — подумал Илья. — Неужели он думает, что за ними апачи его не заметят?»

Кирилл поднял «шарпс» и застыл, прицеливаясь. Выстрел заставил всех вздрогнуть. Лошади зафыркали и попятились, Рико принялся их успокаивать.

Глядя вперед из-под руки, Илья видел, что от юкки отвалилась толстая ветка, а следом за ней обрушился целый поток пыли и колючек. Кирилл выстрелил еще раз, и еще одна ветка, переломившись, полетела вниз.

— Какая выдержка! — восхитился Кардосо. — Он даже не шевельнулся. Попробуйте ударить в песок рядом с ним.

— Боюсь задеть парня рикошетом. — Кирилл загнал патрон и снова поднял карабин к плечу. — Лучше тряхну ствол.

— Они перебегают, — вдруг сказал Рико, привстав на козлах. — Видите птиц?

Над кустарником на краях оврага то и дело взлетали и снова падали вниз мелкие пташки, которых раньше не было видно.

— Вы там смотрите по сторонам, не зевайте, — проговорил Кирилл, тщательно прицеливаясь.

Он выстрелил и опустил карабин, вглядываясь вперед.

И тут же откуда-то сбоку хлопнула чужая винтовка, и с головы Кирилла слетела шляпа.

Илья развернулся на звук и вскинул оба револьвера.

— Не стрелять! — негромко приказал Кирилл.

Из-за гребня обрыва послышался гортанный крик:

— Эй ты, потерявший шляпу! Ты мог потерять голову! Знай это!

— Эй ты, невидимка! — крикнул в ответ Кирилл, бросив карабин Кардосо. — Чем дырявить чужие шляпы, лучше помоги своему брату вытащить колючки из задницы!

Кардосо подошел к фургону и тихо сказал Илье:

— Это главарь. Он обозначает себя голосом, чтобы его бойцы заняли позиции слева и справа от него. Сейчас они перегруппируются. Готовьте револьверы. Апачи не будут стрелять. Кинутся в рукопашную, чтобы не попортить лошадей.

— Не успеют добежать, — сказал Илья, вглядываясь в пески.

— А это уже зависит только от нас…

Кирилл поднял «ремингтон» и водил длинным стволом, ища цель.

— Эй, невидимка! Чего ты хочешь?

— Выпить твою кровь!

— Тебя мучает жажда? Я могу поделиться водой!

От напряжения у Ильи начали слезиться глаза. Он протер их кулаком и вдруг увидел, как песок зашевелился — и там, где только что ничего не было, появилась человеческая фигура.

Старый длинноволосый индеец в бурой рубахе стоял на склоне обрыва, и песок струился из-под его ног. Он держал на груди винтовку так, как женщина держит младенца.

— Не стрелять, — снова приказал Кирилл. — Илюха, забери пушку у Мануэля.

Он отстегнул от седла флягу с водой и вышел из-за лошади.

«Сумасшедший, — подумал Остерман. — Что он затеял?»

Кирилл пошел к индейцу, держа флягу обеими руками перед собой. Остановившись в десятке шагов от апача, он встряхнул ее, положил на песок и, отступив, сказал:

— Здесь вода.

Старый апач что-то произнес на своем языке, похожем на клекот птицы. Над обрывом показался второй индеец, низкорослый и тщедушный. Он кубарем скатился по песку, подхватил флягу и взлетел обратно.

— Я хотел забрать твоих лошадей, — сказал главарь. — Зачем тебе столько?

— Я не один, — ответил Кирилл. — Нас тут много. Если бы все мои друзья выстрелили залпом, от той юкки остались бы только щепки.

— Ты богатый. Ты потратил много денег на лошадей. А мы бедные. Мы забираем их бесплатно.

— На этих лошадей я потратил только четыре патрона, — сказал Кирилл. — Их бывшие хозяева сейчас лежат в кустах возле перевала. Пройди по нашим следам, и ты сам увидишь, что я не обманываю. Ровно четыре патрона.

— Патроны тоже стоят денег.

— Да. Поэтому я не хочу тратить их на тебя и твоих братьев.

Апач повесил винтовку за спину.

— Слушай мои слова, Дырявая Шляпа. Моя война — это война с теми, кто занял мою землю и убивает моих братьев. Если ты будешь тут жить, я выпью твою кровь. Но если ты пришел, чтобы убивать моих врагов, я не стану тебе мешать. Куда ты держишь путь?

— Тирби.

— По этой дороге тебе не пройти. После Сьерра-Виста поверни на юг. Там скалы. Иди вдоль них до пересохшего колодца. Найдешь проход в Змеиную долину. А когда попадешь в Тирби, сделай доброе дело — истрать там все свои патроны.

Апач поднялся наверх и скрылся за обрывом. Через несколько мгновений послышался конский топот, и Илья увидел пятерых всадников. Они цепочкой спустились в русло и неторопливо поскакали в сторону перевала.

— Нет там никакого прохода, — сказал Рико. — Врет он все. Засада там будет, а не проход.

— А нам к засадам не привыкать, — ответил Илья, вытирая мокрый лоб.

 

6

Змеиная долина

Это было похоже на берег моря. Белые волны песка застыли, набежав на отвесные рыжие скалы. Фургон катился вдоль откоса, плавно покачиваясь, будто лодка на морской зыби, и ветер свистел над его тентом и хлопал откинутым пологом, как парусом.

Старый апач не обманул. Но и не предупредил, что путь вдоль скал займет так много времени. Солнце уже висело над горизонтом, когда путники наконец достигли прохода.

— Мы уклонились слишком далеко на юг, — сказал Кардосо. — И долина, которая лежит за проходом, заведет нас в Мексику. Предлагаю остановиться здесь. Мне бы не хотелось ночевать за границей.

— Какой патриотизм, — сказал Илья.

— На той стороне идет война. Если ночной патруль заглянет к нам на огонек, то мы очень нескоро попадем в Тирби. Лет так через десять, отбыв срок на каторге.

— А я слышал, что мексиканское правосудие снисходительно к северным соседям.

— Да, снисходительно. Но только к тем, кто занимается бизнесом в городах, подкармливая чиновников. А не к тем, кто шатается по ночам в зоне военных действий с полным фургоном оружия.

Они нашли укромное место для ночлега и распрягли лошадей. Илья напомнил майору:

— Вы собирались отыграться. Может быть, перебросимся в карты, пока есть время?

— Есть время? — Кардосо огляделся и подозвал Рико: — Полезай вон туда, на скальный выступ. Оттуда тебе все будет видно. Через час я тебя сменю.

Он подставил мексиканцу колено, помогая взобраться наверх, и только потом ответил Илье:

— Не время для игры. Ужин, чистка оружия, караул — сейчас не до карт. Но обещаю вам, что, как только приедем в Тирби, мы усядемся за первый же покерный стол.

Костер разжигать не стали. Ужин состоял из галет и воды, а на десерт по кругу прошлась фляжка с виски. Нагретые за день скалы быстро остывали, и вслед за темнотой на горы сошла прохлада. Кутаясь в одеяла, Остерман и Кардосо продолжали светскую беседу.

— Если не секрет, чем вы собираетесь заняться в Мексике? Будете давать уроки покера местным аристократам?

— Это тоже не исключено. Хотя, скорее всего, содержание моих уроков будет несколько иным.

Кардосо достал сигару, покрутил в пальцах, понюхал, а потом спрятал обратно в карман.

— Почему вы не курите?

— Запах сигары разносится слишком далеко. И те, кто не видит нас, могут учуять. Так вот, сейчас в Мексике идет война. Необычная война. Армия воюет против собственного народа. Народу, чтобы выжить, нужно самому стать армией. Хотя бы на время. Пока к власти не придут другие люди. Не такие людоеды, как нынешний диктатор. Созданием новой армии занимаются мои друзья, и я бы хотел им помочь.

— Ваши друзья — безнадежные романтики, — сказал Остерман. — Где они наберут солдат? Будут бродить по деревням, созывая новых рекрутов? Таким парням, как наши Мануэль и Рико, нет дела до политики, и в армию их не заманишь. Некогда им воевать, им землю пахать надо. А вы говорите — новая армия, новая армия…

— Без романтики не обойтись, — возразил Кардосо. — Политика грязное дело, поэтому она всегда окутывается романтическими нарядами. Думаю, что все будет не совсем так, как планируют мои друзья. Конечно, вооруженный народ — это сила. Но сила неуправляемая, недисциплинированная и непредсказуемая. Народу можно доверить роль пушечного мяса. Но сердцевиной армии должны стать наемники. Необязательно местные. Даже лучше, если они будут пришлыми. У них не будет жалости к землякам по ту сторону фронта, они не станут церемониться с гражданским населением. Они четко выполнят поставленную задачу. Получат жалованье. И, после победы революции, отправятся по домам, не создавая проблем для новой власти.

— Где же их взять, этих наемников?

Кардосо пожал плечами:

— Это наименее трудная часть задачи. Один из них сидит перед вами. Если вы присоединитесь к нему, их станет как минимум трое. Рико и Мануэля зачислим в обоз. Вот и готова маленькая, но весьма ценная боевая единица.

— Вы говорите как опытный вербовщик, — заявил Илья. — Знаете, Дэвид, если бы я захотел участвовать в мексиканской революции, то мог это сделать гораздо раньше. В прошлом году мы ненадолго застряли в Эль-Пасо. И там я подружился с поставщиком овощей в местный салун. Сам он был простой огородник, но в Мексике у него остался брат. Образованный человек, учитель ботаники. И борец за повышение урожайности.

Братьям был нужен надежный партнер, чтобы возить через границу рассаду различных полезных растений. Схема была проста, как яблоко в разрезе. Из Техаса отправляются высокопродуктивные сорта пшеницы, кукурузы и фасоли. Из Мексики в Штаты направляются тоже пшеница, кукуруза и фасоль, но не такие урожайные. Зато приспособленные к суровым условиям. Если их сажать рядом, вперемешку, то наша фасоль станет более стойкой, а их — более продуктивной.

— Пока не вижу ничего революционного, — сказал Кардосо. — Если только они не собирались прятать под кукурузой патроны.

— Вы попали в самое яблочко, — засмеялся Илья. — Да, это было выгодное предложение. Делать нам все равно было нечего, да и оплату мой ботаник предлагал вполне приличную, но я отказался. До меня дошел слух о том, как мул с грузом такой рассады сорвался на осыпи и упал на дно ущелья. Взрыв, последовавший за этим падением, забросил его останки обратно на тропу. Возможно, что рассаду слишком усердно удобряли нитроглицерином.

— Что поделать, динамит — хлеб революции, — сказал Кардосо.

Ночь прошла спокойно, и, тронувшись на рассвете, к полудню они перевалили через горы,

Дорога сузилась до тропы, изгибаясь в тесном каменистом ущелье, но за последним поворотом перед путниками распахнулась гладкая равнина, покрытая высокой травой.

Кони пошли резвее, радуясь привычному простору. Слева и справа зеленели покатые склоны, выше них темнели синеватые густые леса.

— Если придется еще раз ночевать, — сказал Илья, — я предпочел бы свернуть к лесу. Там можно будет без особого труда разжиться мясом. В этих лесах полно оленей, и они не боятся человека.

— Тебе это рассказали сами олени? — спросил Кирилл.

— Книжки читать надо. — Остерман благодушно улыбнулся в ответ на привычную колкость приятеля. — В трехтомной «Истории Мексики» написано, что северная Сонора — заповедный край. Когда-то эта долина была населена ацтеками, но они ушли отсюда к океану. Давно, очень давно. Звери за это время успели забыть о людях.

— Почему они ушли? — спросил Мануэль. — Места здесь вполне подходящие для жизни, как я посмотрю. Земля жирная, рядом вода, солнца сколько угодно. Зачем покидать такое славное место?

— Этого не знает никто. Наверно, им просто на месте не сиделось. — Илья пожал плечами. — Ученые считают, что сюда они тоже пришли откуда-то с севера. Никто не знает, какая сила гонит людей с места на место.

— Я знаю эту силу, — сказал Кардосо, отхлебнув из фляжки. Он предложил ее и попутчикам, но те дружно отказались. — Эта сила зовется дьяволом. Вот что я слышал от своих проводников-индейцев, когда служил в Неваде…

Долгая дорога по однообразной равнине была бы слишком жестокой пыткой, если бы люди не умели себя развлекать в пути. Песни путников, длинные и неторопливые; обстоятельные пересказы всем известных легенд; вялый спор о преимуществах того или иного пороха — сгодится все. Лишь бы не молчать, лишь бы не заснуть в седле и не проморгать появления на горизонте всадника, который может оказаться врагом.

Под мерный перестук копыт майор Кардосо начал свой рассказ:

— В знойных долинах между гор жили племена, которые знали чары и волшебство. Земля приносила им удивительные плоды. Тыквы были такими огромными, что их едва можно было обхватить руками. Кукурузы было так много, что мелкими початками топили печи, а большие можно было носить охапками, и в каждом было не двенадцать рядов зерен, а сорок четыре. Стебли томатов вырастали такими длинными и толстыми, что на них забирались, как на деревья.

Эти племена сеяли и убирали хлопок всех цветов — красный, желтый, фиолетовый, зеленый, рыжий, сероватый и белесый, красный и… нет, красный я уже говорил. Да, еще черный и оранжевый. Хлопок так и рос цветным, никто его не красил.

И были у этих племен все богатства мира — золото, серебро, изумруды и рубины.

Но нельзя пользоваться чародейством безнаказанно. Рано или поздно настает расплата.

Вожди этих племен заключили союз с дьяволом, и он пообещал им удесятерить их богатства, если они переплывут океан.

И бросили они свои хлопковые поля, покинули свои золотые рудники, оставили дома, украшенные драгоценными камнями. И поднялись племена из долин, перешли через горы и направились к океану, взяв с собой только свои волшебные книги и каменные плиты с рисунками.

Но, выйдя на берег океана, они остановились, потому что не знали, как пересечь его. И все их чародейство потеряло силу в морских волнах. А дьявол оставил их без помощи…

— Это просто сказка, — произнес Остерман, внимательно выслушав эпическое повествование, прерывавшееся пару раз бульканьем фляжки. — Черного хлопка не бывает.

— Да, сеньор Билли, — сказал Мануэль. — Сказки все это. На самом деле все было не так.

— А как?

— На самом-то деле все эти племена остались в долинах, да там и вымерли. Спаслось только одно племя, семейство Патекатль, и спаслось оно из-за своего позора. Все дело было в том, что земля в долинах была хорошая и богатая, и одна женщина научилась добывать из земли вино.

Она, женщина эта самая, стала накалывать листья агавы и добывать оттуда мед, из которого вино делают, называется «майяуэль». А Патекатль нашел корни, которые бросают в мед, чтобы получилось пульке. Когда созрело самое первое пульке, Патекатль пригласил на праздник всех уважаемых людей племени, всех стариков и старух. Всем дали поесть как следует, а потом и выпить нового напитка. Каждому, кто был на празднике, дали по четыре чашки, чтобы не напивались.

А сам-то Патекатль выпил пять чашек. Ну, и потерял рассудок, посрывал свои одежды и обнажил срамные места. Все старики и старухи страшно оскорбились и хотели его наказать. Но он убежал вместе со всем своим племенем. И дошли они до моря, а дальше идти не могли, потому что не знали, как ходить по воде. И это даже было не само море, а только топи и болота на побережье. И основали там поселение, которое теперь называется Матаморос. Вот так.

— Наши версии сходятся, — сказал майор Кардосо. — Людей отсюда выгнал дьявол. А имя тому дьяволу — пьянство.

Он невозмутимо встряхнул свою фляжку, на слух определяя ее наполненность, и отпил еще один глоток.

— Не вешайте на дьявола чужие дела, — сказал Кирилл. — Людей отсюда выгнали другие люди. Так бывает всегда. И везде.

— Да, сеньор Крис, — вздохнул Мануэль. — Все беды — от людей.

Рико, ехавший впереди, предостерегающе поднял руку, и все замолчали, остановив коней. А мексиканец спешился и присел над дорогой, пытливо ощупывая ее. Он вставал и переходил с места на место, снова опускался на корточки, перебирая пальцами дорожную пыль. Что-то растер, понюхал, пересыпал с ладони на ладонь.

Наконец он вернулся к своей лошади и подъехал к фургону.

— Ну, что тебе сказали следы? — спросил Кирилл.

— Солдаты, — коротко ответил Рико.

Кардосо тоже соскочил с коня и прошелся по дороге, разглядывая следы. Он повторил все действия мексиканца — присел, растер, понюхал. Но его отчет был более подробным,

— Да, похоже на то. Это не апачи, они не подковывают своих лошадей. А эти лошади подкованы, причем недавно. И их много. Не меньше двух десятков. Апачи редко собираются в такие большие банды. Лошадей кормили овсом, судя по помету. И еще, судя по помету, они проехали здесь несколько часов назад. Колонна держалась ровно. Один всадник скакал сбоку, потом вернулся. Есть сигарный пепел. Я тоже думаю, что это солдаты.

— Может быть, это просто бандиты? — с надеждой в голосе спросил Мануэль. — Вроде нашего дона Хосе Рибейры?

— Нет, — сказал Рико.

— Лошади не перегружены, — пояснил Кардосо. — Едут налегке, а бандиты всегда возят с собой всякие припасы. Это явно солдаты. Патруль.

Мануэль перекрестился:

— Господи, помилуй. Обереги, Господи, от патрулей на дороге. Давно уже такого не было. И что их сюда-то занесло?

— Это нас сюда занесло, — проворчал Рико. — Надо было ехать через Сьерра-Виста. А теперь…

Он махнул рукой.

Мексиканцы казались смертельно напуганными. Кирилл постарался их подбодрить:

— Во всяком случае, этот патруль нам уже не встретится. Но почему вы так боитесь солдат?

— Потому что нет для крестьянина напасти страшнее, чем солдаты на дороге. Мы из-за них и в город ездить перестали.

— Остановят на дороге и давай спрашивать: «За кого ты?» да «За кого?». А мы ни за кого! — Рико ударил себя кулаком по коленке, и его лошадь испуганно попятилась. — Ни за кого мы! Мы сами за себя!

— Ага, только скажи им такое. Ах, за себя? Значит, против нас? И все, пропал человек. У нас еще поспокойнее, чем в других местах. А то, бывало, целые деревни выжигали. Кто-то ночью нападет на казарму, убьет пару солдат — и назавтра соседней деревни как не бывало. Не ищут, кто прав, кто виноват. Подпалили крыши, набили обоз зерном и ушли. А ты, значит, живи на пепелище. Или уходи на север.

— А кто косо посмотрит, того — к стенке, — добавил Рико.

— Значит, нам повезло, что мы с ними разминулись, — сказал Остерман.

— Да, но патруль обычно возвращается той же дорогой, — заметил Кардосо. — Предлагаю растянуться. Дозор вперед, остальные на самой границе видимости.

Они тронулись дальше, но теперь ехали молча и внимательно оглядываясь. Рико скакал далеко впереди, иногда свешиваясь с лошади, чтобы рассмотреть следы.

Примерно через час он остановился.

— Кто-то попался, — сказал он.

— Здесь солдаты нагнали трех мулов, — сообщил Кардосо после осмотра следов.

Через несколько миль, когда справа от дороги зашелестел высокий тростник, Рико снова остановился, привстал на стременах и, оглядевшись, осторожно направил свою лошадь вдоль свежих следов, надломленных и примятых стеблей, которые еще не успели распрямиться.

В конце тропы, на топком берегу мутной узенькой речки, лежали два трупа. Голые мужчины со связанными за спиной руками. Жужжащие мухи кружили над ними и сплошным сверкающим слоем копошились на их лицах.

— Ну что, Мануэль? — спросил Илья, чтобы привести в чувство мексиканца, окаменевшего от ужаса. — Теперь тебе ясно, почему в этих благословенных краях никто не живет?

— Мы не слышали выстрелов, — заметил Кирилл. — Значит, они далеко.

— Были далеко, — сказал Кардосо, оглядываясь поверх тростника, — Но здесь они задержались. Не хотел бы я их догнать.

— Что вы предлагаете? — спросил Кирилл.

— Нам спешить некуда, — ответил майор. — Надо закопать покойников. А те, кто их тут бросил, пусть себе едут.

Через два часа на обочине дороги темнели два холмика с крестами, связанными из толстых стеблей тростника. Никаких надписей, никаких знаков, хоть как-то обозначающих, кто здесь лежит. Две безвестные жертвы на дорогах войны.

Они ехали молча. Тишину нарушал только скрип колес да мягкий топот копыт. И когда первая пуля прошелестела в воздухе, ее услышали все. А через секунду донесся и щелчок далекого выстрела.

— Ходу! — приказал Кирилл, оглядываясь.

«Как глупо, — подумал он, увидев цепочку всадников, которые неслись сзади по степи. — И почему я решил, что патруль впереди? Они могли свернуть, обогнуть холмы и снова выйти на дорогу. Выйти — и увидеть нас. Как глупо».

Мануэль свистел и размахивал бичом, и фургон быстро разгонялся. Илья нагнал Кирилла, размахивая револьвером.

— Их много!

— Вижу!

— Отобьемся?

— Уйдем!

Кардосо, скакавший впереди, крикнул:

— Надо сворачивать к лесу! Там они нас не догонят!

— А фургон?

— Черт с ним!

Кирилл быстро прикинул дистанцию. До леса метров триста. До преследователей — примерно втрое больше.

«Если свернуть прямо здесь, на склоне потеряем скорость. А погоня приблизится. И когда мы будем 1 на опушке, до них останется чуть больше трехсот шагов. Успеем перебить половину, остальные отступят».

— Мануэль, к лесу! — крикнул он.

Фургон чуть не опрокинулся, забирая вправо, вверх по склону. Кирилл подстегнул свою лошадь, и та понеслась, обгоняя всех. Однако белая арабка Кардосо, поначалу отстававшая, вдруг перемахнула через кустарник и оказалась впереди.

— Готовь винчестер! — крикнул майор, не оборачиваясь.

С дороги слышалась частая пальба, и несколько пуль взъерошили траву на склоне.

Майор первым слетел на землю. Его кобыла, не останавливаясь, промчалась между деревьями и скрылась в глубине леса. Когда Кирилл поравнялся с Кардосо, тот уже стоял на одном колене и целился.

— Прицел — по ногам лошади! — сказал он. — Свалишь коня, достанется и всаднику!

— Мои справа, твои слева! — ответил Кирилл, вскинув винчестер.

— Нет! Бьем вместе, по тому, кто в середине!

«Верно, — подумал Кирилл, — в середке наверняка командир». Теперь он мог и разглядеть, и сосчитать врагов. Семеро. Не так и много. Но это были опытные и умелые бойцы. Они растянулись в редкую цепь, дугой летящую по косогору, и на ходу стреляли из винтовок.

«По фургону бьют», — понял он, а дальше думать было некогда. Он стрелял по среднему всаднику, рядом грохотал винчестер майора. Краем глаза Кирилл видел, что фургон остановился на середине склона, а Мануэль мечется в куче лошадей — видимо, какая-то из них пала от пуль. Он хотел крикнуть, чтобы тот залег, но мексиканец наконец и сам догадался спрятаться.

— Есть! — торжествующе воскликнул Кардосо.

Цепь всадников разом рассыпалась в стороны и покатилась обратно по склону. Один скакал медленнее других. Он сидел, навалившись грудью на шею коня.

— Черт! Уйдет. Был бы «шарпс» под рукой, я б его добил, — разочарованно протянул майор.

Нападавшие сбились вокруг раненого плотной кучкой, поскакали обратно по дороге и скрылись за холмами.

В тенте фургона Остерман насчитал восемь пробоин, и еще несколько пуль оставили следы на бортах.

— Здорово стреляют, — сказал он. — Я никогда не видел таких трюков. Бросить поводья, на скаку бить из винтовки, да еще и попадать в цель? Начинаю уважать мексиканскую армию.

— Это не солдаты, — заметил Кардосо. — Они были не в мундирах.

— Значит, обычные разбойники? — спросил Мануэль.

— Нет. Необычные. Весьма необычные, — мрачно ответил майор.

 

7

Работа для Мутноглазого

Сотни лет назад индейцы хопи умели добывать медь. Когда на их землях появились испанцы, хопи поделились с ними своими знаниями. Из меди получались отличные украшения, но испанцам почему-то больше нравилось золото, и залежи медной руды оставались нетронутыми еще очень долго. Когда Мексика обрела независимость от испанской короны, новым властям было не до меди. Разработка месторождений началась только после того, как изрядный кусок мексиканской территории был продан Соединенным Штатам. Благодаря этой сделке наконец-то сформировалась постоянная граница между двумя странами. Американцам досталась удобная трасса для прокладки железной дороги, а президент Санта-Анна получил свои десять миллионов долларов да и ушел в отставку под давлением возмущенной общественности.

На новых землях появились изыскатели, за ними пришли старатели, а потом появились шахты и рудники. Медь залегала неглубоко и была, казалось, повсюду. Почти каждый, кто успел застолбить участок на склоне холма, мог быть уверен, что у него под ногами не просто камни да глина, а сотни тысяч долларов. Слухи о прибыльном месте распространились по всему юго-западу, и население Аризоны стало бурно расти.

Однако удача улыбалась не всем. Медная руда — это тебе не золотой песочек. Ее не намоешь лотком в ручье, и одиночкам тут нечего делать. Кто-то нанимался на шахты, кто-то бросал работу сразу же и уезжал, а некоторые оставались, найдя себе другое занятие. Они становились обладателями земельных участков, на которых вскоре появились фермы. Места тут были засушливые, но хопи научили новых соседей использовать каждую каплю воды. А соседи к тому же умели добывать живительную влагу из-под земли. Повсюду выросли ветряки, качавшие воду из скважин. Зазеленели кукурузные поля и полосы огородов, множились стада овец и коров. Фермеры кормили шахтеров, шахтеры кормили меднорудную компанию, а та подкармливала чиновников, и все были довольны.

Все, кроме тех, кому вечно чего-то не хватает. Таким был Джеральд Хезелтайн. Он владел крупнейшими казино и двумя публичными домами в Тирби, был совладельцем банка, рудника и нескольких мелких шахт, но все не мог остановиться в своем стремлении к богатству. Пришло время, и границы его владений, постепенно расползаясь вслед за медью, подступили к земельным угодьям фермеров.

Его партнер, Сайрус Тирби, основавший город в пустыне, полагал, что надо остановиться и копать вглубь, а не вширь. Но медь, собранная у поверхности, была в десятки раз дешевле той, которую извлекали с глубины. Ну, пусть не в десятки. Однако даже десять выигранных процентов делали Хезелтайна счастливейшим человеком на свете. А один процент упущенной выгоды ввергал его в бездну отчаяния.

— Так продолжаться не может, — сказал он однажды Сайрусу Тирби. — Я все просчитал. Нам надо в течение этого года скупить еще двенадцать ферм на холмах к северу от рудника. Это будет стоить шестьдесят тысяч. А вгрызаться в землю — слишком дорогое удовольствие. Чтобы поддерживать уровень добычи на прежнем уровне, придется потратить двести двадцать тысяч за три месяца.

— Джерри, что такое для нас двести тысяч? — небрежно улыбнулся полковник Тирби. — Месячный доход всех наших заведений. Вложим их в дело. Банковские сейфы и так трещат по швам. Пусть деньги поработают немного.

— Я не против. Деньги должны работать. Но у нас нет гарантий, что в глубине мы не наткнемся лишь на пустую породу. Если пласты меди тонкие, нас ждет крах.

— Гарантии? Их может дать наш геолог. Старина Адамс копается здесь седьмой год. Думаю, что он может дать гарантии, — веско заявил полковник. — Кстати, я как раз собираюсь его навестить. Надо приготовиться к большой охоте. Прогуляюсь с рейнджерами на виллу и к старику загляну. За гарантиями.

— Когда вернешься?

— В понедельник. Пожалуйста, Джерри, обещай мне, что ты не будешь наезжать на фермеров.

— Я и не наезжаю. Я просто хочу, чтобы они немного потеснились. Разве тут мало земли? И деньги мы им дадим приличные…

— Джерри, Джерри, угомонись. Куда им уходить? В Мексику? Поставь себя на место фермера…

— Сайрус, не надо демагогии, мы не на предвыборном митинге. Чтобы встать на место фермера, мне надо было в юности не учиться, не работать над собой, не отказывать себе во всем, а тупо плыть по течению, как все вокруг, которые стали фермерами, шахтерами и официантами. А я стал Джеральдом Хезелтайном, и теперь мне цена — три миллиона долларов, если считать только недвижимость и акции. Ну, и как я встану на место фермера?

— Ты никогда не будешь удачливым политиком, — смеясь, заключил полковник Тирби. — Не дано тебе уловить чаяния избирателя. Думаешь только о себе. Обещай мне хотя бы ничего не предпринимать, пока я не вернусь с гарантиями.

— Или без них, — сказал Хезелтайн.

Полковник отправился в свои охотничьи угодья, а Хезелтайн вызвал к себе человека по кличке Мутноглазый.

Это был выходец с Юга. Возможно, из Луизианы, потому что имя у него было французское — Джон Лагранж. Хезелтайн не знал о нем почти ничего и не хотел знать. Мутноглазый не задавал лишних вопросов, работу выполнял добросовестно, а заработанные деньги тут же спускал в одном из игорных домов — то есть попросту возвращал их Хезелтайну.

Кличка приклеилась к нему из-за особенностей глаз. Они были светло-серыми, почти бесцветными, что на фоне смуглого лица и густой черной шевелюры производило жутковатое впечатление.

— Ты давно был в Нижнем городе? — спросил Хезелтайн.

— Что мне там делать?

— Там есть замечательная таверна.

— Ну да, в которой собираются свинопасы, курощупы и прочие говнодавы. Нет, сэр. Спасибо, сэр. Я уж лучше в «Парнасе» посижу.

— «Парнас» никуда не денется. Завтра вечером в таверне будет собрание фермеров. Их предводитель, Пит Виллис, любит после выпивки хвататься за кольт. Запомни имя — Пит Виллис. Он подбивает фермеров на войну против меня. Мне это надоело. С ним давно пора разобраться.

— Понимаю… — Мутноглазый принялся теребить длинный ус. — Значит, собрание? Много их съедется туда?

— Думаю, человек десять-двенадцать.

— И обратно, конечно, поедут кучей. Так-так… Извиняюсь, я не расслышал — где, ты сказал, находится ферма этого Виллиса?

— По-твоему, я должен знать адрес каждого ублюдка в Аризоне?

— Извиняюсь, босс. Значит, собрание? Ладно, пусть будет собрание…

Проще всего убить человека по дороге к дому. Он может плутать где угодно, но всегда вернется к родному порогу. Значит, здесь его и надо поджидать.

Однако на этот раз Мутноглазому пришлось отказаться от самого простого решения.

Джон Лагранж, как всегда, тщательно подобрал одежду для работы. Вязаный галстук на резинке, желтые ботинки и шляпа, похожая на паровозную трубу, — все это придавало ему вид прощелыги-горожанина, какого-нибудь агента по продаже лотерейных билетов. Такие фигуры довольно часто заезжали в Нижний город — так назывался район Тирби, расположенный на северном склоне Медного холма. Там располагались продовольственные склады, лавки и постоялые дворы для деревенщины. Фермеры со всей округи съезжались туда, чтобы купить дрожжи, табак или фургонные шины, а также узнать и обсудить последние новости.

Собрание фермеров проходило за длинным столом. Участники потягивали пиво, дымили самокрутками и мрачно слушали речи своего председателя. Однако его призывы к совместным действиям вызывали у слушателей только усмешку — у кого сочувственную, у кого скептическую. «Каждый сам за себя» — вот что могли бы написать фермеры на своем знамени. Если бы только они ухитрились собрать несколько долларов, чтобы скроить себе знамя.

Лагранж устроился у стойки бара и заказал бутылку виски и большой стакан. Его напарник, Бингл, топтался в другом углу таверны, увлеченно следя за сражением на бильярдном столе. Сходка фермеров подходила к концу. Они вяло перебрасывались замечаниями о ценах на лес и стройматериалы.

— Черт его знает, — проговорил один из фермеров, — а надо ли строиться дальше? Нужен новый сарай, позарез нужен. Ну, а вдруг придется съезжать? Оставить все под снос?

— Не горюй. Чем больше ты вложишь в хозяйство, тем дороже сможешь его продать.

— Да? У компании твердая цена. Пять тысяч — и весь разговор. И куда мы денемся с такими деньгами? Обратно на Восток?

— Даже и не думай о продаже, — раздался густой бас Пита Виллиса. — Сами видите, люди, у нас нет иного выхода. Если мы уйдем со своей земли, нас ждут разорение и голод.

— Если не уйдем, то же самое…

Лагранжу нравился этот Виллис. Такие люди обычно становятся вожаками в любой человеческой стае. В нем было слишком много жизненной силы, чтобы оставаться гордым одиночкой, к каким причислял себя Мутноглазый. Нет, если бы Пит Виллис оказался вне закона, он не стал бы наемным убийцей. Он создал бы грозную и неуловимую шайку, и не одна шерифская звезда была бы прострелена его пулями, и негритянки пугали бы его именем своих негритят.

Пит Виллис был худой и высокий. Даже сидя он был выше всех. Его лицо было как лошадиная морда — вытянутое, с крупными зубами и чуть вывернутыми ноздрями, с широко расставленными черными глазами под высоким лбом, на который падала густая русая челка. Ну, просто вылитый конь. Породистый конь, своенравный и неукротимый.

— Хорошо тебе говорить, Питер. У тебя только жена да сын, а у нас в семьях по шесть-семь ртов.

— Нам-то что, а вот за детей страшно. Может, пока не поздно, перебраться отсюда?

— Да поймите вы! Стоит только одному продать свой участок, как рудник вклинится в наши поля! И тогда остальным придется гораздо хуже, чем сейчас.

— Вот то-то и оно, Виллис, то-то и оно…

Лагранж понял, что сейчас самый подходящий момент для того, чтобы вступить в дело. Он обернулся к столу фермеров и сказал:

— Извините, господа, что я вмешиваюсь, но мне послышалось что-то знакомое. Кто-то из вас назвал имя Питера Виллиса. Он здесь?

— Да. Я здесь.

— Виллис? Питер Виллис из Колорадо? Тот самый? Не может быть!

Пит Виллис с недоумением разглядывал Лагранжа, а тот подхватил бутылку со стаканом и, пьяно пошатываясь, направился к фермерскому столу.

— Питер Виллис, какая встреча! Давай выпьем за то, что ты воскрес из мертвых!

— Ты, друг, меня с кем-то путаешь. — Виллис вышел из-за стола. — Я тебя знать не знаю и пить с тобой не собираюсь. Ты уж извини.

— Ты меня не знаешь? Ну конечно, откуда такая важная птица, как Питер Виллис, может знать простого телеграфиста!

Фермеры тоже стали подниматься из-за стола, собираясь уходить. Виллис уже стоял у самого порога, когда Лагранж выкрикнул с пьяной ухмылкой:

— Ты всегда так быстро сматываешь удочки, Виллис! Куда ты бежишь? Не хочешь узнать новости с нашей шахты?

— Какой шахты? — Виллис смотрел на него с отвращением. — Что может знать о шахте человек с такими белыми руками? Ты держал в руках что-нибудь тяжелее ложки? Зря ты так много выпил сегодня.

— Извините, мистер, я обознался. — Лагранж шаркнул ногой и нелепо поклонился, расплескав виски из стакана. — Тот Виллис, которого я знал по шахте Стоунбридж, не стал бы убегать. Хотя он все-таки страшно похож на тебя. Такой же длинный. Когда его вымазали дегтем, обваляли в перьях, а потом подвесили к шесту, чтобы пронести по всему поселку, он все время цеплялся спиной за дорогу. Вот смеху-то было! Извините, мистер, я обознался!

В таверне повисла напряженная тишина. Бингл, стоя в притихшей толпе у бильярда, выдал свою реплику:

— Что-то такое я слышал. Вроде говорили люди про шахту Стоунбридж. Кажется, там поймали вора?

— Да, вора! Он крал у своих! У таких же бедняков, каким сам прикидывался! — Лагранж обличительно ткнул пальцем в сторону Виллиса. — А под тюфяком у него нашли пару тысяч долларов и все часы, что пропали в поселке!

Виллис стоял один на пороге таверны, все его друзья почему-то отодвинулись в стороны. Он тяжело дышал, и рука его тянулась к кобуре. Заметив это, Лагранж решил ускорить развязку. Он наполнил стакан и протянул его окаменевшему фермеру:

— Виллис! Дело прошлое! Давай выпьем за то, что ты живой и здоровый! Я думал, тебя давно повесили!

Рука Пита Виллиса оторвалась от кобуры и медленно поднялась, принимая стакан из руки Лагранжа. Мутноглазый успел зажмуриться раньше, чем виски выплеснулось ему в лицо. Делано испугавшись, он отшатнулся назад к стойке, судорожно вытирая лицо рукавом.

— Ты, слизняк, — с трудом выдавил из себя Виллис, — брехун ты позорный, забери свои слова обратно. Иначе я свинцом загоню их в твой вонючий рот!

Фермер допустил ошибку — на Западе нельзя угрожать безоружному. Он сам загнал себя в ловушку.

— Ты назвал меня лжецом! — закричал Лагранж. — Эй, люди, все слышали? Дайте мне что-нибудь, чтобы я мог ответить этому вору!

Он, как слепой, вытянул руки перед собой и шагнул сначала в одну сторону, потом в другую, прежде чем наткнулся на Бингла:

— Друг! Дай мне свой револьвер! Я покажу этому воришке, кто из нас настоящий брехун!

В его руке оказался кольт со спиленной мушкой.

— Он заряжен? Как из него стреляют? На что нажимать? — суетился Лагранж, натужно, двумя руками взводя курок и поднимая револьвер. — Ну, гад, получай!

Мутноглазый мог уже три раза убить фермера за то время, пока ломал комедию. А тот даже не шелохнулся, держась за рукоятку своего длинного облезлого «уокера». И только после того, как Лагранж крикнул «получай!», Виллис выхватил револьвер из кобуры.

Лагранж выстрелил первым, и пуля ударила в правое плечо Виллиса. Фермер пошатнулся, рука опустилась, он все-таки нажал на крючок, но пуля ушла в пол. Мутноглазый выстрелил еще раз, в сердце, и Виллиса развернуло влево. Он запрокинул голову, и на губах его проступила пена. Все его тело передернула страшная судорога, он выгнулся дугой и повалился на пол, с громким стуком ударившись о доски затылком.

— Боже! — закричал Лагранж. — Что я наделал! Что наделал!

Громко рыдая, он выбежал из таверны, не забыв, однако, опустить свой любимый кольт в карман сюртука. За спиной хлопнула дверь, кто-то выбежал наружу, но преследователи не могли видеть Мутноглазого — он уже нырнул в проход между складами.

Его конь стоял за углом, привязанный к штакетнику рядом с лошадью шерифа.

— Ну, как прошло? — спросил тот. — Я слышал три выстрела.

— Моих было два, — сказал Лагранж, ловя стремя носком.

— На тебя это непохоже.

— А мне и надо, чтоб не было похоже на меня, — сказал Мутноглазый. — Иди принимай работу.

 

8

В городе

Майор Кардосо сдержал слово. Едва завидев среди шахтерских палаток большой шатер под вывеской «Дом Азарта», он направил к нему свою кобылу.

Мануэль, правивший лошадьми, оглянулся:

— Куда он?

— Поворачивай за ним, — сказал Кирилл. — Постоим здесь немного.

Илья и майор уселись за свободный столик, сколоченный из двух больших ящиков. Ящики поменьше служили здесь стульями, и стойка бара была сделана из ящичных досок, пестрых от разнообразных надписей и штампов.

Кирилл задержался у стойки, оглядывая витрину.

— Эти бутылки не продаются, — предупредил его бармен. — В прозрачных — подкрашенная вода, а в темных пусто. Стоят для красоты. Тут никто не заказывает ничего, кроме пива и бурбона.

«Весьма разумно, — подумал Кирилл. — А на этикетки все равно приятно посмотреть. Вспомнить, как впервые попробовал шампанское…»

— Вода есть?

— По цене пива.

— Три бокала воды. И еще. Где я могу остановиться на неделю? Хотелось бы пожить в приличном номере. Два месяца под открытым небом…

Бармен сочувственно кивнул, наполняя бокалы водой из оцинкованной фляги:

— Я сам когда-то пришел сюда из Канзаса на своих двоих. Месяц в седле, а в Тумбстоне лошадь украли. Не поворачивать же обратно. Двинулся пешком. Так что любой, кто въезжает в Тирби не на дилижансе, для меня как брат родной. С вас три доллара, сэр. А насчет отеля — посоветую «Амбассадор». Это напротив главной конторы. Там и почта, и банк. И номера приличные. Водопровод. Днем даже бывает горячая вода. Белье меняют каждую неделю, а внизу как раз прачечная. Так что двигайте туда, сэр, не прогадаете.

Кирилл взял поднос с тремя бокалами не слишком прозрачной воды и направился к столику, где Илья и Кардосо уже выстроили столбики фишек и перетасовали покерные карты. Он не собирался играть и подсел только для того, чтобы матч-реванш не затянулся. Гостиница, расположенная возле офиса меднорудной компании, да еще по соседству с банком, безусловно, была самым подходящим местом для проживания. Будет крайне досадно, если они опоздают занять там номер.

— Вы уже договорились насчет времени? — спросил он.

— Естественно. Играем полчаса, — рассеянно ответил Илья, разглядывая свои карты. — Банкиром будешь? Или подождешь нас в фургоне?

— Для двоих банкир не нужен. Лучше я буду смотреть на часы.

Он и в самом деле выложил карманные часы на стол и смотрел только на циферблат, объявляя каждые пять минут, сколько еще осталось. При этом Кирилл не забывал следить за окружающими. Здесь довольно строго следовали карточному этикету, и никто не глядел на новых игроков. Исключение составляли трое невзрачных типов, слонявшихся вдоль наклонных стенок шатра. Они бросали равнодушные взгляды на столы и тут же отворачивались. Иногда один из них подсаживался к стойке и наблюдал за играющими оттуда. Кирилл видел, что эти трое как-то связаны между собой, хотя они ни разу не переглянулись и ухитрялись все время находиться в разных концах шатра. Возможно, то были местные борцы с шулерами. Или, наоборот, подручные какого-то шулера, который сейчас работал за одним из игровых столов.

— Осталось пять минут, — объявил Кирилл.

— Удваиваю. — Илья подвинул стопку фишек.

— Отвечаю. И открываемся. — Кардосо разложил свои карты на столе. — Пара на семерках.

— Вы победили. Я без пары. — Илья сгреб карты и принялся тасовать. — Последний заход, майор?

— Пожалуй, достаточно. Будем считать, что я отыгрался.

Они вышли из шатра и направились к фургону, где Рико возился около лошадей, поправляя упряжь. Кирилл не сразу узнал его, потому что мексиканец успел сменить свои белые одежды на клетчатую рубашку и просторные замшевые штаны. Мануэль, тоже одевшийся подобным образом, стоял в сторонке и о чем-то шушукался с мексиканцем в дырявом рабочем комбинезоне.

— Меня восхищают люди, способные вот так запросто выйти из игры, — сказал Илья. — Я очень долго учился справляться с азартом. А у вас это получается так непринужденно.

— Я не знаю, что такое азарт, — спокойно ответил Кардосо. — Игра доставляет удовольствие, не более того. Сумма проигрыша иногда огорчает, к выигрышу я равнодушен. Но что такое азарт, для меня всегда оставалось загадкой. Возможно, как раз поэтому я до сих пор играю. Наблюдаю за партнерами и пытаюсь заразиться их чувствами.

— Получается? — спросил Кирилл.

— Нет. Мне ближе другое. Опасность, неизвестность, риск — все это манит людей. За карточным столом многие рискуют остаться не только без денег, но и без головы. Однако мне это смешно. Риск должен иметь смысл. Например, на войне.

— В таком случае мы квиты, — сказал Илья. — Отправившись с нами, вы здорово рисковали.

— Пара стычек за всю дорогу? — Майор пожал плечами.

Кирилл вспомнил, как хладнокровно Кардосо расстрелял налетчиков, прячась в кустах.

— Кажется, вы весьма огорчены, что не удалось еще и повоевать с апачами, — сказал он.

— Я с самого начала был уверен, что они блефуют, — вяло улыбнулся Кардосо. — Там не было места, чтобы скрыть большую банду, а без перевеса они не нападают. Вряд ли они нас выслеживали. Видимо, старик просто куда-то направлялся, а мальчишки его сопровождали. Между прочим, апачи — самая азартная нация из всех, кого я знаю. У них много разных игр, но чаще всего они режутся в цветные палочки. Что-то вроде «верю-не верю». Кстати, Крис, знаете, почему старый апач не убил вас? Он увидел, что вы играете с ними. И сделал ответный ход. Но вот когда вы предложили ему воду, мне стало не по себе. Апачи не знают великодушия, милости. Доброта воспринимается ими как проявление слабости. А слабым незачем жить.

— Старый апач понял меня лучше, чем вы. Я не из доброты предложил ему воду. Он не умирал от жажды. Я показал, что считаю его равным себе. И прибавил к воде четыре трупа, которые мы оставили за спиной. Старик все понял правильно.

— В любом случае, путешествие было приятным. — Кардосо протянул руку ему, затем Илье, а потом обменялся рукопожатием с Мануэлем и Рико. — Не забудьте, о чем мы говорили ночью. Если будете в Мексике, охотно приму вас в свой эскадрон.

— Куда вы сейчас?

— Не знаю. Навещу друзей, а они скажут, куда ехать.

Он щелкнул каблуками и небрежно поклонился. Когда его белая кобыла скрылась за палатками, Илья сказал:

— Черт возьми, я был готов все бросить и отправиться вместе с ним.

— Зачем?

— Просто так. Кажется, я больше никогда не сяду за карты. Пропал интерес.

— Тебе все же придется немного поиграть, — сказал Кирилл. — В интересах нашего бизнеса.

— Опять бизнес, — скривился Илья. — Там люди революцию готовят, а ты все о бизнесе. Ладно, поехали. Только куда?

— Будем искать отель «Амбассадор». — Кирилл увидел, что Рико смотрит на него, не решаясь задать вопрос. И сказал: — Мне нужны люди, которые будут присматривать за фургоном и лошадьми, пока мы будем заняты своими делами. Оплата — доллар в день. Устраивает?

Рико кивнул.

— Найдите себе место, где будете жить. Постоялый двор или еще что-нибудь. — Кирилл выгреб из кошелька все мелкие монеты. — Вот деньги, заплатите за овес и постой. Когда устроитесь, приходите к отелю, обсудим наши планы.

— Да какие наши планы, сеньор Крис, — заулыбался Мануэль. — Обойдем все богатые дома, поговорим с прислугой и найдем Луиситу. Рассчитаемся с хозяевами — и домой. Но мы можем вас подождать, чтоб вернуться всем вместе. Нам-то что? Нам спешить некуда.

— Все равно, жду вас возле «Амбассадора» примерно через час.

— «Амбассадор» — плохое место, — буркнул Рико.

— Почему?

— Там грабят.

— Да, это плохое место, — поддержал его Мануэль. — Пока вы играли, мы поговорили с земляками. Они рассказывают, в больших гостиницах творятся дурные дела. Ляжет человек спать, запрется в комнате, а ночью в стенке открывается потайной ход. Воры его обчистят, а он и не заметит. Утром хватится, что кошелек пустой, да только поздно будет. Парни сами строили такую гостиницу. Они тут все строили. Так что давайте лучше вместе поживем на постоялом дворе. Среди бедняков спокойнее.

— Спасибо за совет, амиго. — Илья хлопнул мексиканца по плечу. — Теперь я точно знаю, что «Амбассадор» — самое подходящее для нас место.

Они переоделись в фургоне. На этот раз приличные городские костюмы отправились на самое дно чемодана — они понадобятся еще нескоро. Сейчас надо было выглядеть так, чтобы не выделяться. Однотонные рубашки с едва заметной вышивкой на плечах; добротные жилеты тисненой кожи — не слишком новые, но и не заношенные; брюки с замшевыми накладками. Одной из важнейших деталей наряда был оружейный пояс. Кирилл прицепил к нему кобуру с легким «смит-вессоном». Остерман, поколебавшись, остановил свой выбор на «веблее» — этот револьвер был не таким роскошным, как его любимый «миротворец» с перламутром и серебром, зато гораздо легче. До блеска начистив сапоги, Кирилл и Илья приторочили чемоданы к седлам и направились туда, где над морем палаток возвышались несколько зданий. Там начинался собственно город. Он стоял на крутом холме, и все лучшие здания занимали вершину, а рабочие окраины лепились к склонам.

— Надо поговорить с мексиканцами, которые строили офис конторы, — сказал Илья. — Может, они и сейфы туда затаскивали. Конечно, они, больше некому. Они могут многое рассказать.

— Этим займусь я, — сказал Кирилл. — Твое дело — игорные заведения.

— И публичные дома, — добавил Илья. — Девчонки знают все обо всех. Может быть, и про Луиситу что-нибудь разведаю.

— Если и разведаешь, не стоит говорить об этом Рико. Иногда лучше ничего не знать.

— А по-моему, наоборот. Чем раньше он узнает, что ему надо искать другую невесту…

— Да не нужна ему другая, — сказал Кирилл. — Ты рассуждаешь как типичный северянин. На юге все по-другому. Если Рико найдет Луиситу в борделе, это конец всему. И ему, и Луисите, и борделю.

Они выбрались на центральную улицу, разделявшую поселок на две части. Ниже по склону холма были в беспорядке разбросаны шатры и землянки, и от дымящихся костров тянуло запахом подгоревших кукурузных лепешек. По другую сторону дороги выстроились ряды брезентовых палаток, между ними белели столбики с указателями, и за каждым рядом виднелся дощатый навес, а под ним — длинный стол со скамьями. Там, на краю этой части поселка, даже были умывальники и будки сортиров.

Приглядевшись, Кирилл заметил, что среди шатров и землянок попадались в основном мексиканцы — краснолицые, скуластые, в соломенных шляпах. А возле армейских палаток кое-где сидели в тени навесов представители белой, цивилизованной расы. И чем ближе становился центр Тирби, тем меньше попадалось на их пути мексиканцев.

Дорога петляла, поднимаясь все выше по холму. Когда же палаточный городок остался за спиной, их лошади остановились перед цепью, натянутой поперек дороги между двумя деревянными зданиями. Тут же стояла добротно сколоченная будка часового, откуда вышел розовощекий блондин с латунной звездой на куртке.

— Добро пожаловать в Тирби, — произнес он, внимательно оглядывая пришельцев. — Вы из Мексики?

— Нет, из Колорадо, — ответил Остерман. — А какая, собственно, разница?

— По этой дороге приезжают из Мексики. Обычно мы их сразу заворачиваем вниз, к палаткам. — Охранник сдернул цепь с крюка, и она со звоном упала в песок. — У нас тут строго. А мексиканцы, знаете, вечно начинают бузить, только пусти их в салун. Как же вы ехали, что оказались на этой дороге?

— Заплутали в пустыне.

— В пустыне? Там никто не ездит. Надо было ехать через Тумбстон. А в пустыне апачи. Целая дивизия апачей. Говорят, их собрал сам Джеронимо. Как они вас пропустили?

— Видимо, они тоже решили, что там никто не ездит, — улыбнулся Илья.

Вдоль улицы сплошной стеной выстроились серые однотипные дома, и такой же сплошной лентой тянулись по обеим сторонам однотипные вывески. «Салун», «Салун», еще «Салун», «Салун и номера», «Обувь, шляпы и сбруя», «Напитки и лекарства», и снова «Салун». И только на небольшой площади глаз путешественника радовало приятное разнообразие: «Почта», «Банк», «Аптека», «Шериф». А выше всех, на фоне белесого неба, красовались черные буквы, сколоченные из досок, — «Амбассадор».

В строительство отеля кто-то вбухал немалые деньги. Первые два этажа были сложены из настоящего кирпича, а не из саманных блоков, как все остальные здания на площади. Третий и четвертый этажи были деревянными, с двумя ярусами балконов. Над входом нависал портик, опиравшийся на две колонны, а входная дверь была почти сплошь стеклянной.

Такая же роскошь окружила Кирилла и Илью, как только они вошли в холл. Приятный полумрак и прохлада, множество цветов в деревянных кадушках и толстые портьеры на окнах — все, как в настоящем отеле где-нибудь в большом городе. Довольно странно было встретить такой комфорт здесь, вдали от железной дороги.

Холеный портье без лишних слов выдал им ключи от номера, и тут же появился носильщик в красной куртке, подхвативший чемоданы, а другой паренек из обслуги отвел их лошадей в конюшню. В двухместном номере не было ни пылинки, на столе стоял кувшин с водой. Кирилл сразу же налил себе в стакан — вода была чистая и холодная. И свежая, будто кувшин наполнили за секунду до прихода гостей. Да еще и бесплатная.

— В поселке внизу стакан воды стоит доллар, — сказал он Илье. — А здесь роскошный номер с полным пансионом мы сняли за десятку в неделю. Как ты это объяснишь?

Илья рухнул на постель, сложив руки под головой, и зевнул.

— Наверно, у хозяина есть другой способ выкачать из нас оставшиеся денежки. Низкие цены — это приманка.

— Ну, про один такой способ нам уже рассказал Мануэль.

— Наверняка здесь играют. Просто чтобы скоротать вечерок. И наверняка среди постоянных жильцов найдется пара-тройка шулеров. Которые делятся с хозяином. А еще с хозяином делятся дорогие проститутки, которые снимают номера на самом верху.

— У дамочек серьезные конкуренты, — сказал Кирилл, подойдя к окну и раздвинув занавески. — На соседней улице вижу два, нет, три дома с дежурными красотками в окнах.

— Мне не придется стаптывать обувь, чтобы все разведать, — сказал Илья и сладко потянулся. — Слушай, Кира, ты все равно стоишь, распорядись насчет ванны.

— Не могу, у меня дела внизу.

Кирилл вышел из отеля, пересек площадь и поднялся на крыльцо почты.

«Семьдесят два шага», — машинально сосчитал он, открывая дверь. В команде Брикса было заведено первым делом составлять точный план местности. И оказавшись в новом месте, Кирилл видел не просто здания, деревья и заборы, а привычно отмечал все, что надо будет нанести на схему: огневой рубеж, сектор обстрела, укрытия и препятствия. Этот план может и не понадобиться. А может и жизнь спасти.

— Я жду телеграмму из Туссона на имя Кристофера Смита, — сказал он телеграфисту. — Насчет поставок товара. Не получали еще?

— Кристофер Смит? Одну минуту… Да, сэр. Вот, пожалуйста.

Кирилл прочитал текст, который сам же и отправил два дня назад, а затем спросил:

— А из Техаса мне ничего не было? Должно прийти сообщение об отгрузке.

— Из Техаса? Нет, сэр.

— Тогда я зайду попозже.

— Если вы остановились в «Амбассадоре», телеграмму вам принесут прямо в номер.

— Спасибо. Она может прийти с минуты на минуту. Я подожду на площади.

Заметив свободный стул на галерее, опоясывавшей здание банка, Кирилл направился туда. Там уже сидели несколько обывателей. Один читал газету, остальные просто курили. Кирилл устроился с краю и, так же как его соседи, вытянул ноги на перила. Разжег сигару и откинулся на спинку, низко надвинув шляпу на глаза. Никакой телеграммы он не ждал. По крайней мере сегодня. Но теперь и работники почты, и немногочисленные посетители знали о нем все, что должны были знать: этот приезжий не просто так маячит на площади, а ждет важного сообщения.

— Из Тумбстона, братан? — спросил сосед, не поворачивая головы.

— Нет. Додж-сити.

— Как там с работой?

— Глухо.

— Здесь тоже.

Кирилл видел на поясе соседа кольт, болтавшийся на шнурке, без кобуры. Так носили оружие наемные стрелки. По каким-то признакам этот ганфайтер принял Кирилла за своего коллегу. Что ж, он почти не ошибся.

— В охрану рудника даже не суйся, — добавил стрелок. — Платят гроши, и контракт на год. А там никто не выдерживает больше месяца.

Кирилл кивнул в ответ. Поля шляпы прикрывали глаза от низкого солнца, и он мог хорошо разглядеть площадь перед банком. Ему уже было ясно, что налет здесь не удастся: некуда отходить. За площадью начинались лабиринты узких улочек. Даже не улочек, а просто проходов между стоящими в беспорядке домами. Единственная широкая дорога вела к руднику, который угадывался далеко внизу по коническим отвалам породы.

«Банк нам не нужен, — подумал он. — Возни много. Здесь пахнет большими деньгами, но они лежат не в банковских сейфах. Они лежат в кармане хозяина этого города. Меднорудная компания принадлежит Сайрусу Тирби, он же владеет и каждым клочком земли вокруг. Значит, с каждого доллара, заработанного на его земле, Сайрус Тирби получает хотя бы несколько центов. Как бы уговорить его поделиться с нами?»

Чем больше он наблюдал, тем меньше верилось, что они уедут отсюда с добычей. В этом городе, очевидно, не было ни детей, ни стариков, а жили только мужчины от двадцати до сорока лет. Если на площади и показывалась женщина, то ее обязательно сопровождал кавалер. Все носили оружие, и даже у дам наверняка имелся изящный пистолет в сумочке. Легко представить, как поведет себя население города, заслышав стрельбу в районе банка или казино. Шерифу не придется долго сзывать помощников — они сбегутся сами, надеясь поразвлечься.

«Да, задал мне Илюха задачу», — подумал Кирилл. Сказать по правде, он ввязался в это дело только для того, чтобы поддержать приятеля. С Остерманом бесполезно спорить. Пусть сам поймет, что идея была абсолютно бредовой. В конце концов, считать он не разучился? Вот и пусть просчитает, стоят ли усилия, риск и потерянное время тех денег, которые можно увезти из Тирби.

Кирилл уже сейчас видел: нет, не стоят. Хорошо бы отсюда выбраться без существенных потерь. Он мог бы сказать это Илье, но решил, что тот и сам все поймет.

Он сидел на площади, чтобы перехватить Мануэля и Рико, когда те появятся возле отеля. Но прошел час, затем второй, а они не приходили.

«Мексиканцы, — снисходительно подумал Кирилл. — У них свое представление о времени. Для меня „через час“ означает „через шестьдесят минут“. Для них это может означать, например, „завтра утром“. Если не появятся до вечера, завтра проведаю их сам».

У него даже на миг не возникло подозрение, что Мануэль и Рико могли его обмануть. Он часто имел дело с мексиканцами и индейцами. Подвоха можно было ожидать только от тех из них, кто занимался торговлей. А ковбоям, проводникам и бандитам он доверял.

 

9

Полковник Тирби и его друзья

Жизнь офицера в отдаленном гарнизоне полна опасностей. Во-первых, он может спиться. Если офицер не пьет, он может испортить отношения с пьющим командиром и поставить крест на карьере. Во-вторых, он может проиграться в карты. Если он не будет играть, то испортит отношения и поставит крест на карьере. В-третьих, он может просто испортить отношения с командиром. От долгого пребывания в глуши командиры понемногу сходят с ума, и нормальному человеку бывает трудно понять смысл их приказов и тем более — выполнять их. И наконец, офицер в отдаленном гарнизоне может сам стать командиром, в результате чего он неминуемо сопьется, проиграется в карты и сойдет с ума. Но при этом не поставит крест на карьере.

Многие командиры отдаленных гарнизонов стали выдающимися гражданами. Например, президент Улисс Грант. Или полковник Сайрус Тирби.

Дэвид Кардосо служил под его командованием в самом дальнем форте Орегона. В этой глухомани не было даже индейцев — последнего подстрелил часовой еще в сороковых годах. Гарнизон занимался добычей пушного зверя и самогоноварением, превращая кленовую патоку в огненную воду. Нижним чинам дозволялось пользоваться собственной продукцией только в обед, а офицеры потребляли ее при каждом приеме пищи, а также между оными. Их было трое — лейтенанты Кардосо и Хезелтайн под командованием капитана Тирби. За два года они успели изрядно надоесть друг другу и не рыдали от горя, когда их гарнизон расформировали. Однако вскоре им снова пришлось встретиться, когда все трое получили назначение в кавалерийский полк, усмирявший индейцев в Дакоте.

В боевых действиях они не участвовали, были заняты охраной коммуникаций. Проще говоря, шатались по дорогам, останавливаясь в каждом салуне, чтобы уточнить разведданные и заодно пропустить по стаканчику. Так прошел еще год, который сблизил Кардосо, Тирби и Хезелтайна. Выяснилось, что они не зря тратили время в Орегоне, когда сутки напролет резались в карты. Сейчас, садясь за стол с местными фермерами, охотниками и ковбоями, они были уверены, что встанут не с пустыми карманами.

Лейтенант Кардосо играл честно. Он знал несколько приемов, помогающих контролировать ход игры. Еще он умел по уголкам глаз противника определять, не блефует ли тот. Впрочем, это было наименее важное его умение.

Самым же главным было другое — Кардосо никогда не ленился считать. Его поражало, как сильно озабочены его партнеры всякими психологическими трюками и как мало они считают. Они запоминали, сколько карт прикупил противник, как дрогнули его брови, каким голосом он объявил свой ход. Но при этом не имели ни малейшего понятия, с какой вероятностью их «пара» может превратиться в «тройку».

Брови и интонации участников игры не привлекали внимания Кардосо. По крайней мере до тех пор, пока он не получал ясного ответа на вопросы. Чем я рискую? Сколько могу выиграть? Каковы мои шансы? Остаюсь ли я в игре?

Он просчитывал вероятность той или иной комбинации для себя и партнеров. И если расчеты заставляли его продолжать игру, вот тогда он и начинал следить за уголками глаз. Впрочем, глаза могут обмануть, но математика — никогда.

Всех остальных участников игры почти никогда не интересовала математика. Разве что в момент подсчета своего проигрыша. Они больше полагались на умение, получив хорошую карту, изобразить полное отчаяние, с отвращением бросить карты на стол, но продолжить игру якобы просто ради компании, После чего, сделав ставку, они удовлетворенно откидывались на спинку стула и выпускали струю дыма вверх. Этот дым вверх, как свисток речного парохода, предупреждал Кардосо о том, что пора сходить на берег, потому что партнер, столь явно разочарованный, на самом деле получил четыре туза.

Для всех участников игры покер был продолжением их жизни. Они и в жизни привыкли притворяться и ломать комедию, так почему не делать того же за игорным столом? Всегда быть готовым исподтишка дать подножку обгоняющему сопернику. Гордо раздувать щеки, вертеть хвостом и выпячивать грудь, когда дела идут все хуже и хуже. Главное — произвести впечатление. По наблюдениям Кардосо, чем ничтожнее был человек, тем тщательнее он следил за тем, какое впечатление производит на окружающих.

Но в покер он выигрывал слишком часто, поэтому многие наверняка считали его искусным шулером. И совершенно напрасно. Единственное, в чем его можно было упрекнуть, так это в том, что он поначалу поддавался противникам, чтобы сорвать с них побольше выигрыша.

А вот Джерри Хезелтайн как раз был прирожденным шулером. У него были сообщники, поочередно игравшие вместе с ним. Были крапленые колоды, и запасные карты в рукаве, и еще множество разных трюков в запасе, которые позволяли ему раздевать своих незадачливых противников.

Наблюдая за Хезелтайном со стороны, его было невозможно заподозрить в обмане. Никакой суетливости, никаких бегающих глазок. Более того, за игорным столом он на фоне остальных игроков выделялся как раз особым спокойствием. Бывало, что он крупно проигрывал, но и тогда не терял достоинства, быстро расплачивался и уходил.

«Надо уходить, пока есть в чем», — горько шутил он, покидая зал. Его самообладанию в такие минуты завидовали все, кто не знал, что Хезелтайн проигрывал только сообщникам.

Главным источником дохода для Хезелтайна и Тирби были скотоводы, которые заходили в салун после удачной продажи пригнанного стада. Выиграв первые двадцать-тридцать долларов, они заводились и уже не могли остановиться. Хезелтайн сам уговаривал их, пытался выйти из игры, но они размахивали своими кольтами и заставляли его продолжать игру — чтобы отдать ему все свои денежки до единого цента.

Роль капитана Тирби заключалась в том, чтобы изображать азартного неудачника. А в нужный момент он прерывал игру, объявив, что эскадрону пора двигаться дальше. Как говорится, труба зовет.

Индейцы утихомирились, кавалеристы снова осели в фортах, и полк распустили по домам. Кардосо вышел в отставку, женился, овдовел, сменил десяток штатов и два десятка занятий, а потом получил наследство — полуразвалившийся особняк в Калифорнии. Разбирая отцовские бумаги, он обнаружил письмо со знакомым корявым почерком. Так мог писать только Сайрус Тирби, когда был относительно трезв.

«Дорогой Дэвид», — прочитал он и удивился. Почему Дэвид? Отца звали не так… До него не сразу дошло, что это письмо предназначалось не отцу, а ему.

«Дорогой Дэвид! За прошедшие десять лет многое могло измениться, однако для боевого братства годы ничего не значат. Твой адрес я нашел в штабных бумагах. Надеюсь, рано или поздно ты заглянешь домой…»

Рано или поздно? Письмо пролежало в столе два года. Так-так, значит, он уже полковник? Ну, и зачем он забурился в Аризону?

»…но дело, которым я начал управлять, сильно разрослось, и теперь само управляет мной. Я откусил больше, чем могу проглотить. Мне не хватает надежной команды. И я протрубил сбор. Если приедешь, не пожалеешь. Обещаю приличный стол, обильную выпивку и море приключений».

Он отложил письмо и забыл о нем примерно на год. Чего-чего, а приключений ему и так хватало: в то время Кардосо командовал эскадроном ополченцев, охранявших Дороги Невады от апачей.

Но однажды ему попалось на глаза служебное донесение о некоем бывшем полковнике армии США, который на своем ранчо в Аризоне формирует повстанческие отряды мексиканцев. Полковник заверял, что эти банды нужны только для того, чтобы охранять его собственность в приграничной зоне, но мексиканские власти считали иначе, особенно после нескольких стычек между солдатами и «охранниками».

Кардосо незаметно навел справки и выяснил, что деятельность полковника не вписывается в русло федеральной политики. А посему на достаточно высоком уровне было решено его образумить. Оставалось только установить его имя и точное местонахождение.

Мексиканская граница — длинная, а чокнутых полковников в армии США — предостаточно. Пока политиканы вели свое расследование, майор Кардосо быстро собрался и отправился в Аризону. У него не было сомнений, что речь шла именно о полковнике Тирби.

Ему вспомнился Орегон и застольные беседы командира, который любил порассуждать о политике. По мнению Тирби, в будущем страной должны управлять исключительно выпускники Вест-Пойнта. Академия готовила не просто артиллеристов и инженеров. За четыре года, проведенные в полной изоляции от окружающего мира, у кадетов вырабатывалось чувство принадлежности к особой касте. Они становились Избранными, и обладали качествами, которых не хватало большинству политиков. Честь, дисциплина и стремление служить — вот что должно двигать по жизни подлинного вождя нации, а вовсе не жажда власти или наживы.

Правда, независимо от количества и качества выпитого, Сайрус Тирби оставался реалистом и с горечью признавал, что ближайшим поколениям кадровых офицеров вряд ли удастся захватить Вашингтон. Успеха можно достигнуть где-нибудь на окраинах. Скажем, в Орегоне или в Калифорнии. Или в Техасе. Правда, федеральные «пиджаки» и там успели окопаться. Но есть еще Мексика, Гондурас, Колумбия, есть множество стран, где неизбежны революции — и кому их возглавлять, как не выпускникам Вест-Пойнта?

Давид Кардосо не учился в академии, но слова капитана Тирби будили в его сердце честолюбивые мечты. В его роду все мужчины были военными. Политикой никто из них не интересовался. Род Кардосо честно служил той власти, которая честно платила жалованье. Сначала — испанской короне. Потом — мексиканским правителям, которые сменяли друг друга с калейдоскопической быстротой. Когда земли Северной Мексики превратились в Территории, семейство Кардосо стало служить Соединенным Штатам. Отец Дэвида дослужился до полковника, участвуя в мексиканской кампании, и был среди тех, кто поднимал звездно-полосатый флаг над Мехико. Старшие братья служили в охране мексиканского президента Хуареса, когда тот скрывался в Новом Орлеане. А затем вместе с ним громили французский экспедиционный корпус. И хотя они воевали под мексиканским флагом, но после изгнания интервентов вернулись в Калифорнию. А на долю Дэвида Кардосо выпала лишь рутина гарнизонной службы на задворках Америки…

Прошло много лет. О политических манифестах пьяного командира он вспомнил только однажды, случайно узнав, что Сайрус Тирби стал мэром где-то в Канзасе. Сам же Кардосо уже не собирался никому служить. Предпочитал работать по контракту.

И вдруг — эта новость… Значит, командир ничего не забыл? Значит, в той заварухе, что начиналась в Мексике, и для Дэвида Кардосо найдется свободное место в строю?

И вот он в городе, который носит имя его командира. Вот скромный, но хорошо укрепленный дом, в котором живет его командир. Вот охрана на входе, которая вытягивается в струнку, едва завидев бумагу, подписанную его командиром. Майор Кардосо входит в роскошную гостиную — и видит там только Джеральда Хезелтайна.

— Черт возьми, Дэвид, как ты вовремя! — воскликнул Хезелтайн, словно они расстались вчера, а не десять лет назад.

Он пошел навстречу, расставив руки для объятия, но Кардосо ограничился рукопожатием.

— Когда мне доложили, что прибыл человек, приглашенный полковником, я и подумать не мог, что это ты! Ну, старый лис знал, кого вызвать в трудную минуту! Нам не хватало именно тебя.

— Я не мог приехать раньше, — сказал майор, слегка устыдившись, что за год не выбрал времени для ответа на письмо.

— Все начнется завтра. У тебя есть сутки, чтобы приготовиться. Днем из Тумбстона прибывают гости, а вечером садимся играть.

«Играть?» — озадаченно подумал Кардосо.

А Хезелтайн подвел его к столу, на котором россыпью пестрели карты.

— Накалываю рубашки. Ты же знаешь, я всегда очень основательно готовлюсь. И все делаю сам. Ну-ну, не строй такую кислую мину! Твоя роль остается неизменной — ты играешь в полную силу, умеренно рискуешь и заставляешь гостей терять голову. А ближе к полночи, когда они созреют, за стол сядем мы с полковником.

— Что за гости? — спросил майор.

— Миллионеры из Калифорнии. Биржевые спекулянты. Полковник собирается впарить им все заброшенные шахты. Я вел с ними переговоры чуть ли не полгода. Безуспешно. Думал уже бросить эту комбинацию, но вдруг узнал, что все трое — отчаянные игроки. Ну, и подослал к ним своего человека с хорошо подвешенным языком. Когда биржевики узнали, как у нас тут играют, они сами меня отыскали и начали предлагать варианты сделки. — Хезелтайн с довольной улыбкой сгреб карты и стал ловко тасовать их, пуская непрерывным потоком из руки в руку. — А я уже был наготове. И как бы невзначай вспомнил, что мелкие шахты часто меняют владельцев, потому что те проигрывают их. Уж такой у нас азартный народец подобрался. Теперь понимаешь, какие у них замыслы? Наличность-то они с собой везут, и немалую. Но рассчитывают больше выиграть. Да только у нас с тобой немного другой расчет, верно?

«Да, у меня был немного другой расчет», — подумал Кардосо. У него еще оставалась надежда, что командир просто не посвящает Хезелтайна в свои планы.

— Мне надо поговорить с полковником, — сказал он.

Наверно, Хезелтайн уловил что-то такое в его голосе, от чего сразу потускнел, и карты высыпались из рук.

— Извини, Дэвид. Я не сообразил, что ты с дороги. Тебе надо отдохнуть, а я — с места в карьер… Сейчас тебя проводят в отель. Сам понимаешь, о нашем знакомстве никто не должен знать. Старик тебя найдет сам.

— Когда?

— Когда ему будет удобно. Сейчас он на вилле. Гостям обещана облава на пуму.

— Я должен кое-что ему сообщить. Это срочно. И важно.

Хезелтайн снова принялся тасовать карты, и на этот раз движения его были безошибочными.

— Не знаю, когда он вернется, но в любом случае старик будет здесь завтра днем, чтобы встретить гостей. Я подумаю, как бы вам встретиться незаметно для чужих глаз.

— Вилла… Это далеко?

— Не думаешь ли ты, что я позволю тебе поехать туда в одиночку? Дэвид, ты нам нужен живым и здоровым и с неповрежденным скальпом. Отправляйся в «Амбассадор». И, кстати, не играй там ни с кем. Не раскрывай свои таланты раньше времени. А утром к тебе придет человек от меня. Принесет деньги для большой игры.

— Не надо денег, — сказал майор.

— Ставки будут большими. Очень большими. Ты должен продержаться в игре как можно дольше. Все, что выиграешь, — твое. Что проиграешь — спишем. Но я в тебе уверен.

— Напрасно, — сказал майор. — Сейчас я и сам в себе не уверен. Жаль, что не удалось повидать полковника. Если мы с ним разминемся, передай ему… Впрочем, я сам расскажу.

— Постой, Дэвид. Как это понимать? Ты не играешь?

— Нет. Не играю, — сказал Кардосо.

— А если тебя попросит сам полковник?

— Не думаю, что он станет это делать. Прощай.

 

10

Бурная ночь, хмурое утро

Чтобы разгадать секрет воровских потайных ходов, Илье Остерману пришлось вспомнить опыт жизни в Нью-Йорке, а затем использовать свои познания в математике. Были они не слишком обширными, но уж складывать и вычитать он умел. Пройдясь несколько раз по коридору и сосчитав шаги от двери до двери и от стены до стены, он быстро обнаружил, что между двумя соседними номерами помещалась еще одна, весьма узенькая, комната, не имеющая выхода в коридор. Зато она имела неприметную дверь со стороны наружной галереи.

Илья вернулся в номер и обследовал стену, примыкающую к промежуточному помещению. Для этого ему пришлось отодвинуть длинную вешалку, заменявшую платяной шкаф. Как и следовало ожидать, одна из декоративных панелей оказалась подвижной и немного болталась в пазах. Сдвинуть ее Илья не смог, и это естественно — ведь с другой стороны она крепилась засовом. Этот засов будет бесшумно вынут ночью, когда постояльцы крепко спят. Панель так же бесшумно откатится в сторону, из проема вытянется чья-то ловкая рука и начнет шарить по карманам одежды, висящей тут, у стены. Трюк бесхитростный, но эффективный. В Нью-Йорке такие дома назывались «панельными», и строились они, как правило, под бордели, а не под гостиницы.

Обдумывая, как можно использовать свое открытие, Илья услышал стук в дверь. Он едва успел поставить вешалку на место, как в номер вошла горничная в довольно смелом платье. Глядя на ее кружевную блузку с глубоким вырезом, Остерман подумал, что между гостиницей и борделем не так уж и много различий.

— Меня зовут Линда, — сказала она, проходя в ванную. — Какую воду вы предпочитаете, горячую или освежающую? Через десять минут ванна будет готова.

— Освежающая — значит, холодная? — уточнил он.

— Нет. Это значит, что она стоит два доллара. А горячая — пять. А если вам нужна помощница, это будет стоить еще пять долларов.

— Помощница — это вы?

— Я закончила медицинские курсы и умею вправлять суставы, — деловито сказала она и, вынув заколку, рассыпала темно-русые волосы по плечам. — Обычно те, кто прибывает к нам верхом, срочно нуждаются в моей помощи.

— О да, — сказал Илья. — Мои суставы просто изнывают от усталости.

«И от нетерпения», — чуть не добавил он, глядя, как она наклоняется над ванной и протирает краны.

Прикрыв за ней дверь, он вернулся к вешалке и надежно заклинил сдвижную панель, загнав в щель нож. «А вот теперь можно и ванну принять, — подумал он. — За десять долларов. А то и за двадцать».

Оказалось — за тридцать. После столь интенсивных процедур у него уже не было ни малейшего желания следовать своим прежним планам. Еще час назад он намеревался обойти соседние бордели, нигде особо не задерживаясь, пока не найдет самый роскошный. Там он рассчитывал оставить примерно сотню долларов, чтобы заслужить расположение хозяйки и откровенность девушек. Но после страстной и умелой Линды на такие экскурсии у него просто не осталось сил. Поэтому Остерман повалялся еще немного в постели, а потом отправился бродить по отелю.

Ушел он недалеко. В холле обнаружилась компания картежников. Юрист из Арканзаса, инженер-медеплавильщик из Техаса и редактор местной газеты резались по маленькой в «двадцать одно» и охотно приняли в круг бизнесмена из Колорадо. Игра не требовала умственных усилий и не мешала беседе. Скоро Илья уже знал почти все о городской жизни.

Да, город прямо-таки купался в деньгах, но откуда брались эти потоки? Исток золотой реки следовало искать в руднике и многочисленных мелких шахтах, разбросанных среди холмов. Шахтеры получали по доллару в день, а то и по два. Столько же зарабатывали охранники и возчики, а механики, десятники и мастера — еще больше. Все эти работяги исправно посещали питейные заведения, культурно отдыхали за карточным столом, да и с девушками были не прочь развлечься — хотя бы раз в неделю. Салуны и палатки проституток располагались там же, на рабочих окраинах. Пролетариям не нужно было тратить драгоценное время, чтобы подниматься в центр. Сюда отправлялись другие — сутенеры, мелкие шулера, торгаши.

Эта порода людей отличалась повышенными запросами. Они не могли пить то, чем сами поили шахтеров. И потаскуха, которая берет двадцать пять центов, если ты разуваешься, или тридцать пять, если ложишься к ней в постель, не снимая башмаков, — нет, такие дамы не для них. Они стремились вверх, чтобы хотя бы на время почувствовать себя равными настоящим хозяевам города — тем, кто скупал и перепродавал добытую медь.

Потоки денег носились по городу, оседая в казино и борделях. В самом дорогом заведении, у сестричек Фраун, услуги жриц любви оценивались в десять, тридцать и пятьдесят долларов, не считая затрат на выпивку. И если посетитель оставлял меньше сотни, такому скряге давали понять, что в следующий раз его сюда не пустят.

Те, кому не везло в любви, отправлялись в казино «Парнас». Там было не меньше тридцати игровых столов — даже редактор, городской старожил, не знал точной цифры, потому что до сих пор не смог обойти все уголки «Парнаса». Однажды рулетка принесла семьдесят тысяч какому-то безвестному скотоводу из Нью-Мексико. Но цифры проигрышей были еще более впечатляющими. Например, заезжий мексиканский генерал оставил там двести тысяч. Все думали, что он застрелится, но дело кончилось безобразной оргией за счет заведения.

«Двести тысяч? Не зря мы сюда приехали, не зря», — подумал Илья, тасуя карты.

Он хотел узнать еще какие-нибудь подробности о «Парнасе», но тут его внимание отвлек разговор возле стойки портье.

— Нет, господа, майор Кардосо здесь не появлялся.

Илья оглянулся и увидел двоих неприметных типов. По виду — приказчики из дешевого магазина. Куцые пиджаки, брюки в полоску, на голове — котелки, очень модные в Нью-Йорке лет десять назад.

«Друзья Кардосо должны выглядеть немного иначе, — подумал Остерман. — Если это — мексиканские революционеры, то они весьма умело замаскировались».

— Он мог записаться и под другим именем, — сказал один из приказчиков.

— Хорошо, тогда скажите, как он выглядит.

— Ну, такой важный… В белом костюме. И лошадь у него белая. Арабская белая кобыла.

— Не было такого, — уверенно ответил портье.

— Должен быть!

— Возможно, подойдет немного позже? Что ему передать?

Приказчики переглянулись.

— Ничего.

Они торопливо покинули холл, на выходе едва не столкнувшись с Кириллом. Увидев товарища, Илья извинился перед партнерами и отложил карты.

— Где ты был? — спросил он, догнав Кирилла на лестнице.

— Почта, банк, магазины. А ты?

— Я тоже занимался делом. Не хочешь сходить со мной в казино? Есть тут одно привлекательное заведение…

— Здесь много привлекательных заведений. Пройдусь по ним завтра, сейчас надо привести себя в порядок. А то местная братва уже принимает меня за своего.

— Закажи ванну, — посоветовал Илья. — Как только зайдешь в номер, к тебе явится фея. Она все сделает сама, от тебя потребуется лишь небольшое усилие, чтобы раскрыть кошелек.

Кирилл оглядел его и принюхался.

— Благоухаешь, как свадебный букет.

— Я не терял времени.

— С местными феями надо бы поосторожнее, — заметил Кирилл. — И, кстати, не переусердствуй в раскрывании кошелька. А то…

«А то из охотника превратишься в дичь», — мысленно продолжил Илья.

Казино «Парнас» выглядело как старинный форт, один из тех, какие строились первыми поселенцами на диких землях. Двухэтажное саманное здание в виде каре. Узкие окна — бойницы. В толстых ставнях — крестовидные прорези для ствола. Над воротами, густо усеянными шляпками гвоздей, полыхали четыре факела. Не хватало только частокола и рва.

Илья ожидал, что и внутренний двор будет выглядеть так же сурово. Но здесь его встретил настоящий сад — цветущие кусты, каменные дорожки в густой траве и журчащий фонтан посредине.

В свете керосиновых ламп, стоящих на изящных тумбах, поблескивали таблички над множеством входных дверей. Илья прошелся вокруг фонтана, нашел дверь с надписью «Покер» и толкнул ее.

В помещении было несколько столов, над каждым висела неяркая лампа, освещавшая только зеленое сукно и карты, а лица игроков оставались в тени. В густом табачном дыму Илья сразу заметил знакомый белый сюртук. Майор Кардосо сидел спиной к нему. Он не играл — видимо, только что объявил пас.

Остерман прошелся между столами и встал так, чтобы майор его увидел.

Кардосо бросил на него беглый взгляд, что-то сказал партнерам и отошел к стойке бара. Илья уселся на соседний табурет.

— А вы не очень-то торопитесь в Мексику, — сказал он.

— Я никогда не тороплюсь. И никогда не опаздываю, — ответил майор. — Что будете пить? Первая и последняя рюмка здесь подаются бесплатно.

— Пока воздержусь. Я еще не решил, буду ли играть. Хочу посмотреть другие залы. Вы там были?

— Зачем? Везде одно и то же.

— Вы тоже остановились в «Амбассадоре»?

— Нет. Проведу ночь здесь, а утром уеду.

— В таком случае вы рискуете разминуться с друзьями. Вас уже спрашивали в отеле.

Майор кивнул.

— Друзья знают, где меня найти.

«Чего же они тогда сунулись в отель? — подумал Илья. — Значит, это не друзья?»

— Кстати, — сказал он, — они не носят ни сомбреро, ни пончо и говорили не по-испански.

— Их двое?

— Да.

Майор подозвал бармена:

— Еще текилы — напоследок. И виски для моего друга. Надеюсь, Билли, вы недурно проведете время. Завтра в город приезжает компания миллионеров. Они считают себя непревзойденными игроками, но у вас есть шанс доказать им обратное. Ставки будут крупными. Рискнете?

«Вот оно, — подумал Илья. — Вот для чего я здесь. Вот что меня так тянуло сюда! Миллионеры с полными чемоданами денег!»

— Не знаю, — ответил он равнодушно. — Я тут по делам, а не для развлечения. А вы, майор? Вы не можете задержаться хотя бы на денек?

— К сожалению, нет. — Кардосо залпом выпил текилу. — Мне пора. Покончив с последней рюмкой, не стоит засиживаться.

Не простившись, он направился к выходу. Илья догнал его у самой двери.

— Мне тоже пора, — сказал он и первым перешагнул порог.

Он надеялся, что уговорит майора задержаться в Тирби. Кардосо наверняка что-то знает о предстоящей большой игре. Вполне возможно, он и ехал сюда ради нее, а разговоры о Мексике были только блефом. Почему его планы изменились? Почему он отказался от игры? Неважно. Важно, что теперь в игру могут вступить новые участники. Двое уже здесь, остальные прибудут через несколько дней…

«Черт возьми! Через несколько дней миллионеры уже могут смыться отсюда! — подумал Остерман. — Придется все сделать вдвоем. И пусть ребята не обижаются».

— Послушайте, Дэвид, а почему бы нам не пропустить еще по капельке? За победу мексиканской революции, а?

Майор остановился у фонтана, смочил платок и вытер им руки.

— Революция откладывается на неопределенное время, — сказал он. — Мой вам совет: если решите поиграть с миллионерами, постарайтесь выйти из игры до полуночи. А потом — быстрее заканчивайте свои дела в Тирби и уезжайте отсюда. Не задерживайтесь ни на минуту. А сейчас извините, мне надо побыть одному.

Где-то наверху скрипнула половица. Илья поднял голову и оглядел открытую галерею второго этажа. Через сводчатые окна пробивался теплый свет, на розовых занавесках темнели силуэты — там, наверху, было царство рулетки.

Два окна в углу оставались темными. И одно из них казалось темнее другого — оно было открыто.

— Побыть одному? У вас тут свидание, у фонтана?

Илья не отводил взгляда с открытого окна. Свет лампы бил в лицо, и он поднял ладонь, прикрывая глаза.

— Послушайте, Билли…

— Свидание с дамой? Как интересно… — Ему казалось, что за окном кто-то стоит. И не просто стоит, а пристально смотрит на них. — Кажется, я знаю, куда вы так спешите. Там, на галерее, отдельные номера?

Он с усмешкой показал пальцем на открытое окно. Майор оглянулся — и резко толкнул Илью в грудь, а сам бросился наземь.

Хлопнул выстрел, и пуля расплющилась о каменный бортик фонтана. Илья присел за куст, выхватив револьвер. Окно снова озарилось вспышкой, и после выстрела майор застонал. Его сюртук просвечивал сквозь ветви куста, и Остерман подумал: «Отличная мишень. Следующая пуля будет для майора последней».

В окне показалось смутное пятно, и Остерман выстрелил, целясь чуть ниже. Раздался приглушенный вскрик, а потом два новых выстрела.

Илья метнулся в сторону, споткнулся и больно ударился локтями о камни дорожки, но не выронил оружие. По галерее кто-то бежал. Он слышал быстрые гулкие шаги и провожал их движением ствола. Вот над перилами показался силуэт. Вытянулась рука с револьвером. Человек целился сверху в лежащего Кардосо.

Пылающее пятно лампы слепило Илью, но он все же выстрелил. Почти одновременно рявкнул еще чей-то кольт, и еще.

Перила с треском проломились под тяжестью падающего тела, и человек свалился прямо в фонтан.

— Майор? — вполголоса позвал Илья, оглядываясь и пытаясь вспомнить, сколько патронов он истратил. — Вы ранены?

— Нет.

— Я же слышал, как вы стонали.

— Обычная уловка, — ответил Кардосо, поднимаясь над кустами. — Один на нее попался. Второй ушел. Вы его спугнули.

С шумом распахнулись двери, и двор мгновенно заполнился толпой. Наверху завизжала женщина, но ей, похоже, зажали рот.

— Есть убитые?

— Один, смотрите, лежит башкой в фонтане.

— Что за разборки? — недовольно спросил седой мужчина с шерифской звездой на лацкане. — Есть свидетели? А вы, джентльмены, сдайте мне свои пушки.

Кардосо положил кольт на бортик фонтана. Илья неохотно последовал его примеру.

Шериф поднял с травы револьвер убитого, понюхал ствол, прокрутил барабан.

— Парень успел выстрелить. Ребята, достаньте его.

Убитого вытянули из воды и положили на дорожку. Его рубашка на груди была красной от крови.

— Кто-нибудь знает беднягу?

Никто не ответил. Илья был уверен, что уже видел эти полосатые брюки и кургузый пиджак, но тоже промолчал.

— Две дырки, и обе — в сердце. — Шериф покачал головой. — Чья работа?

— Он стрелял в меня. Я ответил, — сказал Кардосо.

— Так и было, — подтвердил кто-то из толпы.

— Да, я тоже видел! Но тут, наверху, был еще один! Стрелял из окна, рядом с нами. Вот этот парень пальнул в ответ, да промазал, а тот расстрелял барабан, а потом смылся.

— Кто начал? — спросил шериф.

— Эти двое стояли у фонтана, а потом начали стрелять по окнам!

— Нет, они стреляли друг в друга!

— Они вышли из покерного зала, стали спорить, а потом начали стрелять!

Остерман разозлился: «Надо же! Свидетелей целая толпа, и все врут!»

— Шериф, позвольте мне объяснить, — начал он.

Но тот поднял ладонь:

— Не здесь, мистер. Так из какого окна, вы говорите, стреляли? Пойдем посмотрим.

Толпа расступалась перед ними, когда они поднимались по лестнице и шагали вдоль галереи, кто-то чуть не свалился в пролом, и все жадно смотрели на них. Илье было неприятно такое внимание, но еще больше огорчало то, что шериф, кажется, затеял целое расследование. Хотя дело казалось обыденным. Мало ли бывает перестрелок в городке, где каждый носит оружие?

Они остановились перед распахнутым окном, и шериф провел пальцем по свежему сколу на раме. Потом заглянул внутрь, принюхался и объявил:

— Дым еще стоит. И кровь вижу. Если вы, мистер, и промазали, то совсем чуть-чуть. Гарри, пробегись по следу.

Парень из толпы перемахнул через подоконник и скрылся в комнате. А шериф сказал:

— Мне нужны четверо, чтобы доставить задержанных в участок. Всех остальных прошу вернуться к игре. Отдыхайте, джентльмены! Вечер только начался.

— А с этим что делать?

Все посмотрели вниз, где среди цветущих кустов лежал, раскинув руки, убитый.

— С этим? Потом разберемся. Он никуда не денется.

Кто-то положил тяжелую руку Илье на плечо. Другой взял его под локоть. Остерман решил, что лучше не дергаться. К тому же он видел, что Кардосо оставался спокойным. Даже безучастным. Их вывели из казино. Полицейский участок оказался в соседнем здании. Шериф уже был там.

— Еще оружие есть? — спросил он.

— Нет. — Илья откинул полу пиджака, показывая пустую кобуру.

Майор же достал из-за спины короткоствольный револьвер и выложил его на стол.

— Деньги, ценные бумаги? Оставьте их здесь, чтобы не пропали. Я продержу вас тут до утра, а здесь уже отдыхает куча уродов. Сами понимаете…

Кардосо достал из кармана сложенный лист:

— Деньги я проиграл, а эта бумага если и представляет ценность, то только для меня. Но все же постарайтесь ее сохранить.

Шериф развернул листок, бегло прочитал и недоверчиво хмыкнул:

— Вы — друг полковника Тирби? Что ж, мистер Кардосо, это ничего не меняет. Закон одинаков для всех.

— Вот и поступайте по закону.

— Мне очень жаль, — шериф почесал затылок, — но придется направить вас в общую камеру. Вас и вашего приятеля.

Майор косо глянул на Остермана и сказал:

— Это не мой приятель.

— Так вы — не вместе?

— Нет. Впервые вижу.

 

11

Под крылом Закона

Кирилл отказался от услуг настойчивой горничной. И с ванной, и с постелью он справился сам, и ужин, поданный в номер, был отправлен им обратно. Перед тем как лечь спать, он обследовал стенки и обнаружил нож, которым Илья заклинил сдвижную панель. Приятель где-то задерживался, и Кирилл поставил перед дверью стул, наклонив его так, чтобы он упал, как только дверь откроется.

За полуоткрытым окном шумел ветер, теребя занавески. Кирилл снова вспомнил море. Вот чего ему не хватало все эти годы — моря.

«Добраться бы до Техаса, — думал он, — а там сядем на поезд и махнем в Галвестон. Куплю парусник, найму команду и буду ходить в Мексику, а то и в Бразилию. Почему бы и не в Бразилию? Вот и будет у нас с Илюхой дом. Дом под парусами… «

Спал он беспокойно, все время приподнимал голову и прислушивался к чужим голосам и шагам. Илья не пришел ночевать. Не появился и к завтраку.

Кирилл оглядел из окна площадь перед отелем. Он еще надеялся, что увидит там пару своих мексиканцев, сидящих на корточках где-нибудь в тени. Но их не было.

«Началось», — подумал он.

Глядя на площадь, Кирилл ждал, что вот сейчас из-за угла покажется Илья — растрепанный, с синевой под глазами, усталый, но довольный. А потом появятся Мануэль и Рико. Да пусть хотя бы только Рико. Мануэль слишком робок, чтобы приблизиться к такому роскошному отелю. А Рико придет, прислонится к стенке и будет стоять так, пока из гостиницы не выйдут его работодатели. Кирилл ждал, но все яснее понимал, что ждет напрасно. Предчувствие никогда не обманывает. Беда в том, что о нем вспоминаешь только тогда, когда оно сбывается. Он знал, что это случится. Знал еще тогда, на окраине Флэшбурга, когда Илюха затеял разговор об Аризоне. И ребята знали, потому и пытались его отговорить. Все знали, что сюда нельзя ехать.

«Да, сюда нельзя, — с горечью подумал Кирилл. — А куда можно? Ребята сделали свое дело и вернулись по домам. А мы? На всем пространстве между Калифорнией и Нью-Йорком нет места, куда нам хотелось бы вернуться. Вот и приходится ехать туда, куда нельзя».

Он оставил у портье записку для Остермана: «Дождись меня в номере». Покидая отель, Кирилл оставил в чемоданах только то, за чем можно было бы не возвращаться. Револьверы уместились в саквояж, а деньги были зашиты в пояс, с которым он никогда не расставался.

В конюшне он обстоятельно переговорил со сторожами и выяснил, где могли бы остановиться Мануэль и Рико.

— Да только вы их там не застанете, — сказал один из работников. — Нынче же воскресенье. Мексиканцы все в церковь подались, на службу. Потом у них гулянка до вечера. Такие бездельники. Если б они в шахте так наяривали, как на танцах…

— Кто на службе, а кто и нет, — угрюмо добавил второй, подводя лошадь Кириллу. — Вы, мистер, для начала заглянули бы на складскую площадь. Там заседает трибунал, а мексиканцы такие представления не пропускают. Точно говорю, ваши слуги околачиваются там, а не в церкви.

— Что еще за трибунал?

— Обычный. Судить будут, кто на этой неделе попался.

— У нас так заведено, по воскресеньям гуртом судят, чтоб рабочее время не тратить на каждого.

«Трибунал? Что-то знакомое…»

Кирилл вспомнил статейку в «Эпитафии». Кстати, весьма подходящее название для газеты, выходящей в городе Тумбстон, что означает «надгробие». И речь в статье шла о смертных приговорах, выносимых в Тирби. Здесь казнили в среднем одного человека в неделю. В основном, за убийства. Отдельно рассматривался эпизод с тремя мексиканцами, которые выкрали проститутку, целую неделю тешились с ней в пещере, там же задушили и как ни в чем не бывало вернулись в поселок. Их схватили в субботу, а в воскресенье состоялся суд. Собрание шахтеров на площади единогласно постановило предать их смерти. Злодеев обмазали смолой и сожгли заживо, и многие участники собрания унесли с собой сувениры — отрубленные подкопченные пальцы и уши. Журналист задавал вопрос, зачем нужен какой-то «трибунал» там, где есть и шериф, и судья? И сам же на него отвечал — самосуд эффективнее, потому что все процедуры отнимают минимум времени. «Золотая лихорадка» в Калифорнии породила «комитеты бдительных», аризонская медная лихорадка — трибуналы. Борьба с такими проявлениями правовой самодеятельности не имеет смысла. Они исчезнут сами собой, когда над дикими территориями раскинут могучие крылья Закон и Порядок…

Статья запомнилась Кириллу потому, что там упоминались имена — шериф Бюргер, судья Панч. Он находил весьма полезным знать, не встретятся ли ему в новом городе старые знакомые. Некоторые из бандитов, с кем ему приходилось когда-то сотрудничать, перебрались на необжитые земли и там превратились в блюстителей порядка. Даже один из команды Брикса, Лысый Мак, говорят, стал шерифом где-то на золотых приисках. Кто знает, чем закончится такая встреча?

Но о Бюргере Кирилл никогда не слышал и о судье Панче — тоже. Видно, оба не больно преуспели на своем поприще, если приговоры за них выносит какой-то трибунал.

Постоялый двор на мексиканской половине поселка он нашел быстро. Договорился с хозяином насчет небольшого ремонта фургона. Обрадовавшись щедрому задатку, тот заявил, что не станет латать пробоины, а просто натянет новый тент. Ну, почти новый.

— А куда подались мои парни? — спросил его Кирилл.

— Не знаю, что и подумать, сеньор. Заплатили за три дня вперед, а даже ночевать не пришли. Я краем уха слышал, что они говорили о девчонках. Видать, загуляли.

«Хорошо, если так», — подумал Кирилл и отправился искать складскую площадь.

Несколько ящиков, покрытых куском брезента, служили столом, за которым заседала тройка судей. Слева от них стояла бочка, назначение которой Кирилл разгадал не сразу. А справа, вдоль длинного амбара, сидела на земле вереница подсудимых. Мануэль был в самом конце, и над ним возвышался конвоир с винтовкой. А Рико не было видно нигде, ни возле амбара, ни среди зрителей. Кирилл остался в седле, чтобы рассмотреть толпу сверху, однако видел не лица, а лишь соломенные шляпы мексиканцев, шахтерские картузы и несколько «стетсонов», в которых красовались охранники.

Он опоздал к началу заседания, и почти все преступники уже прошли перед судом. Сейчас слушалось дело о погроме, учиненном в салуне группой дебоширов. Судьи закончили совещаться, и один из них ловко взобрался на бочку.

— После осмотра вещественных доказательств и заслушивания свидетельских показаний у нас не осталось сомнений в виновности всех четверых, — зычно провозгласил он, перекрывая ропот толпы. — Трибунал постановляет…

Все немного притихли, глядя, как глашатай вертит в руках листок бумаги.

— Итак. Фернандо Васкес приговаривается к месяцу исправительных работ и десяти ударам палкой. Шон О'Хара — месяц работ и пять ударов палкой. Питер О'Хара — два месяца исправительных работ и десять ударов палкой. И Молли Бланш — месяц работ.

Толпа загудела. Кириллу показалось, что публика была разочарована.

— Почему девке не присудили палок?

— Она дралась наравне со всеми!

Глашатай спрыгнул с бочки, к которой уже подводили одного из злодеев. Мексиканца нагнули так, что он лег грудью поверх бочки. Спустили штаны, обнажив смуглые волосатые ягодицы.

«Неудачный день для зрителей, — подумал Кирилл, глянув на женщину, сидевшую рядом с Мануэлем. — Им так хотелось бесплатно полюбоваться женскими прелестями, и вдруг такой облом».

Звонкие неторопливые удары трости сопровождались свистом и насмешками. Когда экзекуция была закончена, судья выкрикнул:

— Слушается дело…

— Протестую! Я протестую! — закричал кто-то, пробиваясь сквозь толпу к столу трибунала. — У меня протест!

Плюгавый живчик в котелке вскочил на бочку и зачастил, размахивая руками:

— Все правильно! Дрались, побили посуду, покалечили буфетчика — все правильно, за это надо наказывать! Пускай драчуны-ирландцы месяц-другой погоняют тачку бесплатно, может, в другой раз не станут руки распускать. А мексиканца в шею гнать, нечего ему тут делать! Пусть еще спасибо скажет, что легко отделался. Все правильно! Но почему должны страдать невинные люди?

— Кто невинный? Молли-француженка? — В толпе заржали. — Нашел невинность!

— Невинный — это я, — сказал живчик. — Женщина, которую тут называют «француженкой», работает на меня. Так почему я должен терять ее хотя бы на день, не то что на месяц? По какому такому праву? Почему она должна возить породу, набивать мозоли…

— Она будет работать на кухне, — перебил его глашатай.

— Все равно! Через месяц она вернется в совершенно непотребном виде, у кого на такую встанет? Если у человека берут на месяц лошадь, а потом возвращают дохлую кошку — это справедливо? Это по закону?

— Послушай, Хогарт, — сказал один из судей. — Мы судили ее как человека, а не как лошадь.

— Вот поэтому я и протестую! — возопил Хогарт, обращаясь к толпе. — Ее нельзя судить как человека. Потому что вы осудили не ее, а меня. Бы покушаетесь на мою собственность! Я платил за нее деньги! У меня есть бумаги! Мы избрали трибунал для того, чтобы он защищал нашу собственность, а не губил ее!

— Короче, — сказал второй судья. — Работы заменим палками. Двадцать палок тебя устроит?

— Десять! — живо повернулся к нему Хогарт.

— Двадцать, двадцать! — закричала толпа.

— Народ решил. Так тому и быть, — заключил третий судья.

И Молли Бланш потащили к бочке под радостное улюлюканье народа.

Насладившись зрелищем, толпа начала понемногу расходиться. Кирилл смог продвинуться ближе к амбару, и правильно сделал, потому что иначе он бы ничего не услышал.

— …обвиняемый пытался тайно проникнуть в жилище миссис Фраун, был схвачен охранниками, оказал сопротивление. Его показания были заслушаны до начала заседания. Какие будут предложения?

— На рудник его!

— А я не понял, чего он натворил-то?

— Сказано тебе: «Проникновение в жилище»!

«Кажется, они уже судят Мануэля», — сообразил Кирилл. И крикнул:

— Надо послушать свидетелей!

— Да! Верно!

— Чего там слушать! И так все ясно!

Судья привстал над столом:

— Есть свидетели?

— Да! — громко сказал Кирилл и направил лошадь к трибуналу, раздвигая толпу.

Он спешился прямо перед столом и почтительно снял шляпу. Судьи, по виду — простые шахтеры, разве что постарше да покрупнее остальных, недовольно глядели на него. Они уже торопились домой, а тут…

— Кажется, я должен для начала назвать себя, — подсказал им Кирилл.

— Да. Назови себя.

— Кристофер Смит, предприниматель из Техаса. Занимаюсь устройством пекарен и прачечных.

— Пекарни? Хорошо. Ну, что тебе известно о деле?

— Подсудимый — мой работник. Честный и трудолюбивый. Вчера он прибыл в Тирби вместе со мной. Я остановился в отеле «Амбассадор» и отправился на встречу с мистером Бюргером. А Мануэлю было поручено присмотреть в городе подходящий дом.

— Для чего?

— Наша компания собирается проводить в Тирби благотворительные балы, — на ходу импровизировал он. — Там будет собираться высшее общество, будет играть оркестр, и все такое, вы же понимаете? Нужен приличный дом с большим залом. И я послал Мануэля присмотреть такой дом, потому что сам очень торопился на встречу с мистером Бюргером. Мне кажется, произошла досадная ошибка. У моего работника не было намерения проникать в чье-либо жилище…

— Не «чье-либо», — перебил его тот, кто зачитывал приговор с бочки. — В том-то и дело, мистер, что не «чье-либо».

— Зачем надо было перелезать через забор? — спросил второй судья. — Посмотрел бы с улицы. А он — через забор. Там его и сцапали.

Кирилл кивнул:

— Я все понимаю. И готов возместить любой ущерб. Назначьте штраф, и я его оплачу тут же.

В толпе закричали:

— Что тянете? На рудник, и дело с концом! Расходиться пора!

Третий судья посмотрел на Кирилла с сочувствием:

— Эх, мистер, не заладится ваше дело с пекарнями в нашем городе. Не понравится вам у нас. А жаль. Пекарня — дело хорошее. Короче, так. Парень не поладил с охранниками миссис Фраун. Значит, виноват. Штрафы мы не берем. Отработает месяц на руднике. А вы ищите себе другого работника. Таких тут — море.

— Другой мне не нужен, — сказал Кирилл. — Значит, все упирается в эту миссис Фраун?

— Я этого не говорил, — помрачнел судья. — Вышински, огласи приговор. Месяц, и точка.

Примерно в это же время Илья Остерман прихлопнул очередного комара и сказал майору:

— Вся беда в том, что я принял ванну. Комары предпочитают чистую кожу. Посмотрите, никто из наших соседей даже не чешется, а я лишил жизни уже сто двенадцатую тварь.

— Комарам плевать на кожу. Они предпочитают чистую кровь. Наши соседи насквозь пропитаны табаком, — сказал Кардосо. — Курили бы вы сигару, как я, тоже бы не чесались.

— Почему все ценные советы мы слышим только тогда, когда они уже бесполезны? — сокрушенно вздохнул Илья и снова хлопнул себя по шее. — Сто тринадцать.

Они сидели на земляном полу в углу общей камеры. Кроме нее, в участке имелись и одиночки, но они были заняты. Остерман вообще-то предпочитал уединение, однако в данном случае у него не было причин для недовольства. «Одиночными камерами» в Тирби называли несколько ям на заднем дворе, где содержались убийцы и грабители. Если б они попались в чистом поле, или возле рудника, или в шахтерском поселке, то их судил бы трибунал. Но этим преступникам повезло — они были схвачены в городе и теперь ожидали суда. Они имели право на адвоката, и на отвод присяжных, и на апелляцию. Словом, их должны были повесить по всем правилам.

Те же, что томились в общей камере, дожидались полудня, когда судья Панч приедет в город со своей фермы. Их было около десятка. Точнее Илья сосчитать не мог — было темно, к тому же почти все арестанты сгрудились в кучу. Отдельно сидел мексиканец в дорогой куртке, расшитой серебром. Он не спал. По крайней мере так показалось Остерману. Каждый раз, переворачиваясь с боку на бок, он оглядывался на мексиканца и видел, что тот сидит все в той же позе, обхватив колени руками и глядя в узкое окно под потолком.

Утром их разбудили охранники и по одному сводили в отхожее место. Как выяснилось, в Тирби эта процедура была единственным проявлением гуманного отношения к заключенным. Завтрак им не полагался, хорошо еще, что разрешалось курить.

Илья не был заядлым курильщиком, но иногда табачный дым помогает справиться с голодом. Он порылся в карманах и нашел недокуренную сигару. Очистив ее от крошек, он перехватил жадный взгляд мексиканца. И протянул сигару ему.

Сосед по камере недоверчиво глянул на Илью.

— Мне нечем расплатиться, — выдавил он.

— А я не продаю, — ответил Остерман по-испански. — Бог велел делиться, разве не так?

— Бог много чего велел, — криво усмехнулся мексиканец.

Кардосо поднес ему горящую спичку, и оба принялись дымить с видимым наслаждением. А Илья продолжил битву с кровососами.

Мексиканца первым увели к судье, вместе с еще тремя арестантами. Илья улучил момент, когда перед решеткой не осталось ни одного охранника, и негромко спросил у Кардосо:

— Если мы незнакомы, что я должен говорить в суде? Почему я был рядом с вами, когда началась стрельба?

— Вы просто шли мимо. В другой зал.

— Пусть так. Еще вопрос. Вы в самом деле проиграли все деньги?

— Зачем вам это знать?

— Насколько я знаком с юридической практикой, из здания суда никто не выходит безнаказанно. Полагаю, вам светит приличный штраф за стрельбу в общественном месте. В Эль-Пасо мы с приятелем немного подрались с пьяными ковбоями, двое против четверых. Судья долго выяснял, кто прав, кто виноват, в конце концов со всех содрал поровну, по двадцать баксов. Но там никто не получал две пули в сердце…

— Ну и?

— Я припрятал несколько монет в поясе. Могу дать в долг.

— Спасибо, не стоит.

— Понимаю, — протянул Илья. — Рассчитываете на связи?

— Да. Весьма рассчитываю, — сухо ответил майор и отвернулся к стене, прерывая разговор.

Охранники увели еще пару заключенных, затем наступила очередь Кардосо. Илья долго сидел за решеткой один, ожидая вызова к судье. Ему нечего было бояться. Он не нарушил никаких законов, и здесь его никто не мог опознать. Портреты Черного Испанца и Потрошителя банков когда-то украшали чуть не каждый телеграфный столб между Нью-Йорком и Чикаго. Но это было давно, слишком давно, и слишком далеко отсюда. Земли, лежащие к западу от Миссури, — все равно что иная планета, и никакие ищейки не найдут здесь беглецов из нью-йоркской тюрьмы.

«Редкий пинкертон долетит до середины Миссури», — подумал Остерман.

Да, ему нечего было бояться, и страшила его только предстоящая встреча с Кириллом. Что сказать в оправдание? С одной стороны, он наткнулся на золотую жилу в лице приезжих миллионеров. С другой — засветился перед всеми блюстителями порядка. Теперь Остермана знает в лицо не только шериф, но и каждый из его помощников. И это обстоятельство может стать решающим. Кира нахмурится, почешет висок — точно как Энди Брике — и скажет, что надо мотать отсюда, пока не поздно.

Кирилл осторожен. Слишком осторожен. Сколько выгодных дел они упустили только из-за того, что Кира видел опасность там, где не видели все остальные.

Готовясь к трудному разговору, Илья и забыл, что сначала придется немного поболтать с судьей. Когда его ввели в небольшой зал, он увидел там шерифа, пару его помощников — и никого из соседей по камере. Судья Панч был крепким стариком с обветренным лицом фермера. Покончив с формальными вопросами, он нацелил на Илью деревянный молоток и спросил:

— Приехали поиграть?

— Я неважный игрок, ваша честь. Мой бизнес — прачечные. В «Парнас» я зашел только для того, чтобы завязать связи с местной публикой…

— Вы избрали не лучший способ для завязывания связей. Местная публика способна раздеть вас раньше, чем вы с ней познакомитесь. Шериф Бюргер мне все рассказал. Теперь я хочу услышать ту же историю в вашем изложении.

— Это не займет много времени. Итак, я зашел в казино «Парнас». Заглянул в зал для покера. Столы были заняты, и я решил подождать в баре. Один из игроков посоветовал мне перейти в другой зал. Мы вышли вместе с ним, и вдруг сверху кто-то выстрелил. Я, естественно, ответил…

— Стоп! — Судья Панч ударил молотком по столу. — Что значит «естественно»?

«Черт! Вот на чем он меня поймает! — с досадой подумал Илья. — На необоснованном применении оружия!»

— Разве человек не имеет право на защиту собственной жизни? — почтительно спросил он. — Я стрелял, чтобы не дать им убить меня.

— Вы их видели?

— Да. Не очень отчетливо, но видел. Особенно хорошо я разглядел вспышки выстрелов.

— У вас есть враги в городе?

— Нет.

— Тогда почему вы решили, что стреляют именно в вас, а не в того, кто стоял рядом?

— Потому что пуля ударила рядом со мной.

— Шериф Бюргер утверждает, что вы ранили одного из нападавших.

Илья скромно пожал плечами.

— Таким образом, — продолжал судья, — ваш револьвер обладал достаточной убойной силой, чтобы ранить человека, находящегося внутри помещения на втором этаже. Следовательно, если бы пуля прошла немного левее или правее, она бы нанесла вред тем, кто находился в соседних комнатах. Вы признаете свою вину?

«Смотря сколько это стоит», — чуть не вырвалось у Остермана. Но торговаться было бессмысленно. И он кивнул.

Судья удовлетворенно стукнул молотком и объявил:

— За необоснованное применение оружия штраф сто долларов. Оплата немедленно. При невозможности оплаты — две недели общественных работ. Заседание окончено. Джимми, запрягай, пообедаем на ферме.

— Ваши вещи здесь. — Шериф подозвал Илью к столу.

Остерман увидел свой бумажник и «веблей». Рядом лежали два короткоствольных кольта, а чуть дальше — две черные кобуры и патронташ, расшитый бисером. Несомненно, такая изящная амуниция могла принадлежать только Кардосо. Но почему майор не забрал ее?

Заплатив секретарю, Илья спросил у шерифа:

— А как насчет того джентльмена, в которого стреляли? Интересно, как было квалифицировано его преступное деяние?

— Убийство в целях самозащиты общественно опасным способом.

— И сколько это стоит?

— Триста долларов. Или месяц работ.

— Кажется, его финансовые возможности ограничены. Я мог бы рассчитаться за него.

— Мистер Кардосо слишком горд, чтобы жить в кредит, — сказал шериф. — За него мог бы рассчитаться сам полковник Тирби. Они ведь друзья. Да только майор оказался несносным гордецом. И теперь будет возить тачку с породой.

 

12

Поворот

— Жалко уезжать, — говорил Илья, укладывая чемодан. — Место весьма и весьма перспективное. Ты так не думаешь?

Кирилл не ответил. Он лежал одетый на кровати и сосредоточенно разглядывал трещины на потолке.

— Чего молчишь? — Остерман захлопнул чемодан, затянул ремни и огляделся: — Кира, а где саквояж? И перестань уже в молчанку играть.

— Саквояж? В фургоне.

— Ты считаешь, что я в чем-то виноват? Хорошо, я виноват. Что дальше? Ничего страшного не случилось. Если бы меня подстрелили в казино, тебе было бы легче?

— Перестань.

— Ты собираешься вернуться в Туссон?

— Что? Нет. Поедем в Эль-Пасо. Потом в Галвестон.

— Зачем?

— Да есть одна идея…

— Галвестон? — Илья посмотрел в окно, словно хотел что-то разглядеть за далекими горами. — Ну что ж. Портовый город. Тоже перспективное место. Может быть, там нам повезет немного больше, чем здесь. Сделаем дело и уйдем морем. Мы еще никогда не уходили морем.

— Сделаем дело? Может быть…

— Может быть? — Остерман помолчал, прижавшись лбом к стеклу. Потом резко развернулся: — Значит, и ты туда же? И тебе захотелось спокойной жизни? «Может быть»! А может быть, начнем торговать пилюлями? Или откроем прачечную?

— Прачечная? Отличное прикрытие. — Кирилл сел, растирая ноги. — Набегался я с утра.

— Что искал?

— Сам не знаю. Просто осматривался. Бездарно потратил время. Но хотя бы узнал, кто такая миссис Фраун.

— Ха! Мог бы спросить у меня. Их две сестры, Эвелина и Ангелина. Тебя какая интересует?

— Меня интересует, куда делся Рико. — Кирилл прошелся по номеру, шлепая босыми ступнями. — Я думаю, дело было так. Они с Мануэлем потерлись среди своих, все разузнали. В бордель сестер Фраун недавно привезли новую партию девочек из Мексики. Ребята сгоряча рванули туда. Напоролись на охранников. Рико-то пошустрее, он смылся. А Мануэля сцапали. Теперь один будет пахать на руднике, а второй где-то прячется и готовит страшную месть.

— Ты же видел Мануэля на суде. Не мог с ним перекинуться парой слов?

— Не мог.

— Ему не будет скучно, — сказал Илья. — Майор тоже там. Хотя, я думаю, Кардосо на руднике не задержится. Полковник Тирби его вытащит.

— Да, скучно ему не будет, — рассеянно сказал Кирилл.

Илья прокрутил барабан «веблея», в котором осталось только два заряда.

— Куда ты переложил патроны?

— Патроны? Они в саквояже.

— А саквояж в фургоне, а фургон на постоялом дворе…

— Нет. Фургон стоит за конюшней.

Остерман спрятал револьвер в кобуру и посмотрелся в зеркало:

— Побриться, что ли? Есть у нас время? Или как?

— Время? — переспросил Кирилл и глянул на часы.

— Кира, очнись. Я же вижу, ты что-то задумал. Почему бы нам вместе это не обсудить? Ну что ты уставился в стенку?

— Трещины. — Он провел пальцем по обоям. — Смотри, трещина идет по потолку, потом по стене. Даже обои лопнули, видишь?

— Ну и что? — опешил Илья. — Нам тут не жить.

— Да. Нам тут не жить. Сколько у нас денег?

— С собой? Где-то семь сотен.

— Должно хватить.

— На что?

Кирилл наконец-то перестал разглядывать стенку. Посмотрел на друга и улыбнулся.

— Илюха, ты меня удивляешь. Кажется, тут кто-то говорил о спокойной жизни…

Безмятежная улыбка разозлила Остермана. Больше всего на свете он не любил чувствовать себя идиотом. Как сейчас.

— Нет, это ты меня удивляешь! Намереваешься выкупить Мануэля? Ну, и к кому ты подкатишься с таким предложением? Мы тут никого не знаем, нас никто не знает. Можем в такую передрягу влипнуть! А из-за чего? Из-за двух раздолбаев! Кто их гнал в тот бардак? Сами виноваты! Почему они не пришли к нам, как договорились?

— Наверно, у них не было времени.

— Черт, мы даже не знаем, где этот хренов рудник!

— Я знаю. Девять миль отсюда.

— Скажи еще, что ты успел туда слетать.

— Нет. Осмотрел только половину дороги.

— И теперь ты собираешься все бросить и переться туда? — Илья сердито пнул чемодан. — Прямо сейчас? Давай хотя бы пообедаем, как люди. Здесь отличный ресторан. Где еще такой встретится?

— Ресторан? Хорошая идея. — Кирилл принялся натягивать сапоги. — Возьмешь там несколько бутылок виски. Штук пять-шесть. И две-три пустые коробки из-под виски. А я подожду тебя в конюшне.

— А пообедать?

— Помилуйте, батенька. Еще и трех часов нет! Кто же обедает в такую рань?

Остерман, ворча вполголоса, ушел в ресторан, а Кирилл присел на чемоданы, напоследок оглядывая номер. Ничего не забыли?

В последнее время его иногда охватывал минутный приступ тоски, когда приходилось уезжать даже из-под случайного крова.

«Старею, — подумал он. — Наверно, с годами у человека начинают прорастать корни, которыми хочется зацепиться за землю».

Но Тирби — не то место, где можно остаться надолго.

Укладывая чемоданы в фургон, он заметил, что одна боковая лавка опущена. Наверно, ее сложил хозяин постоялого двора, когда натягивал новый тент. Тогда почему он оставил вторую поднятой? Мог бы и ее опустить.

Конюх, запрягавший лошадей, подошел к нему, заглядывая в глаза. Кирилл дал ему монету, и конюх заулыбался:

— Счастливого пути, сэр.

Дождавшись, когда тот отойдет подальше, Кирилл приподнял лавку — и увидел там Рико.

Мексиканец лежал на спине, вжавшись между досками, и смотрел на Кирилла, прижав палец к губам.

— Здесь никого, — тихо сказал Кирилл. — Ты где был?

— Тут и был, на конюшне. В сене прятался. Знал, что вы сюда придете. А где этот растяпа Мануэль?

— Недалеко. Скоро ты его увидишь.

Джон Лагранж, как всегда, попал в кутузку из-за драки. И, как всегда, драка началась из-за того, что его, американца в шестом поколении, снова приняли за мексиканца. Не будешь же доказывать каждому ковбою, что твои предки осваивали Луизиану, когда предки этого ковбоя еще батрачили где-то в Ирландии и знать не знали о земле на другом берегу океана. Род Лагранжей некогда владел территорией, которую не объехать и за неделю. На их плантациях трудились тысячи рабов, а хлопок и табак Лагранжи поставляли королевскому двору. Да, когда-то Францией правил король, и прадед Джона, бывало, сиживал за королевским столом. Но королю отрубили голову, безродный корсиканец Бонапарт продал Луизиану Соединенным Штатам, и былое могущество рода стало понемногу таять. Гражданская война вконец разорила Лагранжей, и в пятнадцать лет Джон остался последним мужчиной в роду. Он унаследовал развалины усадьбы, густую шевелюру и пристрастие к дорогим шмоткам. Отправившись на поиски далекого, но богатого родственника, он впервые попал за решетку. Неудачная попытка стянуть с чужой плиты сковороду с жарким стоила ему трех месяцев свободы. Из тюрьмы он вышел голодным, злым, но уже не таким одиноким, как раньше. Соседи по заточению подсказали адресок в Додже, и мальчишка был принят в шайку. Старшие товарищи громили банк, а Джон поджидал их в укромном месте со сменными лошадьми. В этой шайке он провел год. Однажды налетчики прибыли к месту пересадки не в полном составе. Да и те двое, что дотянули до овражка, истекали кровью. Джон недолго колебался. Он пристрелил друзей и стал обладателем двенадцати тысяч долларов.

Тех денег хватило на месяц. Но, выйдя из казино без единого цента в кармане, Джон ничуть не горевал. Он знал, что отныне богатство будет приходить к нему так же легко, как ушло. С тех пор он жил только для того, чтобы раздобыть денег. И добывал их только для того, чтобы проиграть.

— Похоже, ты опять продулся? — недовольно спросил Хезелтайн.

Лагранж со скучающим видом отвернулся к окну, готовый выслушать длинную нотацию. Он догадывался, отчего босс так злится, узнавая об очередном проигрыше. Опытного картежника бесило то удовольствие, с каким Джон ставил на заведомо слабые комбинации.

— Пора бы тебе усвоить, что одного умения блефовать слишком мало для успешной игры. — Неожиданно тон Хезелтайна стал более мягким: — Хорошо еще, что в деле ты более надежен, чем в картах.

— А что? Есть дело?

— Да. Как раз для тебя. Тонкое дело. Грубая работа может слишком дорого нам обойтись. Ты знал Милкинса?

— Как это «знал»? — переспросил Лагранж. — Так выражаются о покойниках…

— Он и есть покойник. Вчера я поручил ему пустяковое дело. А он все перепутал: взял и отправился на тот свет, вместо того, чтобы спровадить туда другого. Но, признаюсь, тут есть и доля моей вины. Я не предупредил, что этот другой так же хорошо стреляет, как играет в покер.

Лагранж хмыкнул и уселся в кресло. Роли переменились. Из недовольного барина Хезелтайн превратился в заказчика.

— Сколько?

— А сколько ты остался должен в казино?

— Не помню. Штук пять или шесть…

— Списываю половину.

— По рукам, — быстро сказал Лагранж, потому что его долг Хезелтайну составлял ровно десять тысяч. — Где я найду клиента?

— Найти будет нетрудно: судья Панч отправил его на рудник. Трудность в другом. Этот парень должен погибнуть при попытке к бегству. Или попасть под завал. Или во время нападения индейцев. Или его ударит молния. Годится любой способ, лишь бы никто не подумал, что его убрали. И лишь бы это случилось сегодня. Крайний срок — завтрашний полдень.

— Почему такая спешка?

— Потому.

— Так-так… — протянул Мутноглазый, задумчиво покручивая ус.

— Не «так-так», а «будет сделано»! Вот что я хочу от тебя услышать, — раздраженно сказал Хезелтайн.

— Будет сделано. Но как? Надо подумать…

— Это уже не моя проблема. Оторви задницу от кресла, заряди кольт и отправляйся на рудник. А в дороге у тебя будет время все обдумать.

— Как давно его сослали?

— Сегодня.

Лагранж чуть не подскочил в кресле:

— Что же ты молчал? Если так, то парень еще в городе! Новую партию арестантов погонят только после трех!

Хезелтайн молча показал пальцем на настенные часы.

— Черт! Пятый час! Все равно, босс, ты мог сказать раньше! — Мутноглазый ударил себя по лбу. — Его судили сегодня? Значит, он сидел вместе со мной? Ты говоришь о молодом парне с усиками, похожем на еврея-аптекаря?

— Нет. Клиенту сорок три года. Он бледный, но часто краснеет. В белом костюме и желтых сапогах.

— Видел я его. Лицо не разглядел, но сапоги у него знатные. — Лагранж встал и сложил ладони лодочкой: — А теперь, босс, насыпь мне полные пригоршни золота, чтобы я мог выполнить твой заказ. Такая работа требует расходов. Ты представляешь, с кем мне придется договариваться насчет удара молнии?

 

13

До последней капли виски

Как только они выехали из города, Кирилл подумал, что все-таки не зря потратил время. Ему удалось выведать, что обычно арестантов гонят на рудник после обеда. Имеется в виду обед конвоиров. Они подкрепятся перед нудной дорогой, а ужинать им придется уже на руднике. Кирилл полагал, что освободить Мануэля будет легче всего в пути — вдалеке от начальства охранники становятся более сговорчивыми. Значит, надо покинуть отель не позже трех часов, примерно в одно время с конвоем. Они так и сделали.

Илья правил фургоном, Кирилл сидел рядом. Главная улица вела вниз, становясь все уже. Вот остались позади склады и лавки для фермеров, вот и поворот на большую дорогу — и тут Кирилл чуть не засмеялся от радости. Да, он не потратил время впустую, и все рассчитал правильно. Впереди на дороге виднелась медленно бредущая колонна арестантов.

Тройка конвоиров гарцевала сзади, еще двое были спереди. И все.

— Пять человек в охране, — сказал Остерман.

— Вижу.

— А каторжников не больше дюжины.

— Сегодня неурожайный день. В прошлое воскресенье из города отправили почти четыре десятка.

Кирилл откупорил бутылку, прополоскал рот виски — и выплюнул. Илья чуть не обронил вожжи от возмущения:

— Ты что творишь!

— Мне надо быть похожим на пьяного.

— Кира, может быть, уже пора и меня посвятить в твои планы?

— А нет никаких планов, — сказал Кирилл и громко икнул. — Похож?

Остерман сердито отвернулся.

Фургон обогнал колонну, и Кирилл соскочил на дорогу, размахивая бутылкой.

— Кто желает выпить со мной за здоровье полковника Тирби?

Передняя двойка конвоиров остановилась, и один из наездников вскинул винчестер. Второй беззлобно выругался:

— Эй, придурок! Уйди с дороги.

— Полковник Тирби — великий человек! — продолжал Кирилл, пошатываясь и расплескивая виски. — Щедрый и могущественный! Я по сравнению с ним — как муравей рядом с медведем! Но я тоже щедрый!

— Щедрый, щедрый, успокойся. И вали отсюда, — сказал охранник и снова положил винтовку поперек седла. — А то затопчем.

— Если я пообещал, что весь рудник выпьет за его здоровье, то так и будет! Пейте, господа!

Охранники переглянулись.

— Фредди, ты как? — спросил один.

Второй достал револьвер и молча навел его на Кирилла.

— Неужели вы отказываетесь?

Пуля ударила в землю у его ног, и Кирилл подпрыгнул, выронив бутылку:

— Ай! Зачем же так…

Вторая пуля выбила фонтан пыли еще ближе. Кирилл зачихал, вытирая глаза кулаком, и потрусил обратно к фургону под дружный хохот охранников и арестантов.

Вскарабкавшись на козлы, он шепнул:

— Гони.

Илья щелкнул вожжами, фургон дернулся, и из открытой коробки, стоявшей над задним бортом, выпала на дорогу еще одна бутылка.

— Дай-ка мне. — Кирилл перехватил вожжи и направил фургон к самому краю дороги, так, что правые колеса зашуршали по траве. — Глянь, она не разбилась?

— Подобрали, — доложил Илья.

Кирилл снова передернул вожжами, и лошади приняли влево. Фургон еще пару раз вильнул на дороге, прежде чем перевалил через холм.

На спуске они встретили рудовозов. Восемь пар лошадей медленно переступали, вытягивая за собой длинную телегу. Возчики шагали рядом, нещадно ругаясь. Кто тянул коня под уздцы, а кто размахивал бичом — но все эти меры никак не способствовали увеличению скорости.

— Эй, парни! — заорал Кирилл. — Пьем за здоровье полковника Тирби!

Бутылка, сверкнув на солнце, полетела к возчикам, и сразу несколько пар рук вытянулись ей навстречу. Фургон едва не опрокинулся, лихо пролетая мимо рудовозов, и помчался дальше.

Эту часть дороги Кирилл успел изучить. Сразу после трибунала он отправился сюда. Прямая дорога через пологие холмы не отняла много времени, но затем начиналась гора, и здесь он задержался. Подниматься по всему серпантину было незачем, потому что он скоро нашел место, которое ему понравилось. Склон, покрытый сухим кустарником и кактусами. Справа от дороги — крутой обрыв. Крутой, но не отвесный. По нему вполне можно скатиться и тут же нырнуть в извилистый овраг. Куда он ведет, неизвестно. Но если добежать до него, то уже никакая пуля не страшна…

В начале подъема на гору они остановили фургон. Скоро их догнал Рико с тройкой лошадей.

— Видел Мануэля? — спросил Кирилл.

— Шагает в паре с майором.

— Они тебя заметили?

— Конечно. Этот растяпа даже хотел мне рукой помахать, майор его удержал. — Рико из-под руки осмотрел склон. — Сделаем это здесь? Уж больно открытое место…

— Выбирать не приходится.

Майор Кардосо шагал в паре с Мануэлем, негромко насвистывая. Они шли без отдыха уже два часа, солнце палило нещадно, от идущих впереди несло мочой и потом — но майор был в прекрасном настроении. Вчера его пытались убить, а он не дался. И теперь шагает по ровной дороге на своих двоих, любуясь пейзажем. А ведь мог бы валяться на заднем дворе, пока гробовщик не сколотит ему последний костюм. Обостренное чувство угрозы спасло его и на этот раз, как спасало много лет. Оно шевельнулось, как только Хезелтайн, на миг растерявшись, снова перетасовал карты. Уголки глаз выдали его. Его лицо стало таким, словно он прицеливался. Да, он мгновенно нацепил прежнюю маску приветливости — но майору хватило доли секунды, чтобы заметить опасность. И он не ошибся.

— Дева Мария, как я устал, — снова заныл Мануэль. — И зачем только я надел башмаки? Хотел быть похожим на городского, да не помогло. А теперь и мозоли натру, и башмаки разобью об камни. А ведь совеем новые, можно сказать, и двух лет нету…

— Веселей, амиго, — сказал майор. — Прогулка перед ужином весьма полезна для здоровья.

— Не думаю, что нас там покормят, — уныло ответил мексиканец. — Разве что сеньор Крис договорится с начальством и оставит для нас передачку. Он ведь для этого поехал туда, верно?

— Конечно, для этого. Друзья позаботятся о том, чтобы мы не голодали.

Они шли в середине колонны, и это тоже было поводом для тихой радости майора. Те, кто шагают с краю, мозолят глаза конвоирам. И если вдруг отлучатся, это сразу станет заметно. А в том, что такая отлучка возможна, майор не сомневался. Он напрягся, когда Крис и Билли устроили комедию с угощением. Охранники ненадолго отвлеклись — но бежать было некуда. Значит, это было только прелюдией. Главное еще впереди.

«Зачем Хезелтайн подослал киллеров? — думал он. — Боится, что я ему помешаю. Появлюсь в казино после полуночи и разоблачу его трюки. Идиотам-биржевикам ведь и в голову не придет, что один из самых богатых людей Аризоны не гнушается мухлевать в карты! А он богат, это видно невооруженным глазом. Вышколенная прислуга, персидские ковры, по два золотых перстня на каждой руке. Интересно, сколько народу ему пришлось перебить, чтобы забраться так высоко? Немало, судя по тому, как легко и быстро он приговорил меня. Однако…»

Кардосо споткнулся на ровном месте, потому что у него на миг дрогнули колени — и все от простой мысли, которая почему-то пришла ему в голову только сейчас.

«Однако в таком случае и шериф, и судья у него в кармане! Получается,, что я весело шагаю на эшафот. Господин майор, вы собирались бежать с рудника? А вы уверены, что доберетесь до него? А если охранники получили негласные инструкции? Почему они так беспечны? Слишком беспечны. Пустили виски по кругу, а теперь клюют носом. Думают, что я поверю, будто они заснули? Поверю — и побегу? И буду убит при попытке к бегству? Наверняка Джерри мог это подстроить… Нет, к чему столько суеты? На руднике я для него не опасен. Биржевики приедут и уедут, а я все еще буду махать киркой. Даже если и сбегу оттуда, мне незачем возвращаться в город. Да и куда здесь бежать? Пешком далеко не уйдешь. В горах не выжить, через пустыню не перейти. Проще всего смириться и ждать, пока о старом друге вспомнит сам полковник».

— Эй, смотрите! — закричали впереди, и майор поднял голову.

Знакомый фургон стоял поперек дороги. Вокруг опущенного дышла змеились оборванные постромки. В пыли сверкали осколки разбитых бутылок.

— Стоять! — гаркнул старший конвоир. — Всем сесть! Фредди, посмотри, что там.

— Я и так знаю, что там, — проворчал охранник, не трогаясь с места. — Ничего там. Кроме пары мертвецов.

Арестанты, кряхтя, уселись на обочину. Кардосо одернул Мануэля, который, разинув рот, глазел на фургон.

— Садись, — тихо приказал он. — Да не туда, сюда!

Они сели над самым обрывом. Внизу, шагах в двадцати, зеленел кустарник, клубящийся в расщелине. Наверно, в ней тек небольшой ручеек. Расщелина тянулась к оврагу, а там… У Кардосо на миг перехватило дыхание. Над оврагом торчал кактус, Вроде бы такой же, как и другие, что виднелись на склоне. Но один из его отростков был срублен. И теперь кактус был похож на сломанный трезубец.

Кто мог оставить такой знак? Никто, кроме Рико.

— Дева Мария, — шепотом причитал Мануэль, — как же так? Что с ними стряслось?

— Апачи, — заговорили арестанты. — Совсем обнаглели. Скоро уже и в городе будут орудовать. Апачи, ясное дело.

Тем временем охранники после короткой перебранки все же решили проверить фургон. Оставив одного сторожить арестантов, они плотной кучкой двинулись по дороге, с винтовками наготове. Но тут же остановились.

Один из них вытянул руку, показывая вверх по склону. Там, среди высохших кустов, что-то поблескивало.

— Разрази меня гром, да это бутылки! Какая же тварь их туда забросила?

— Парни, осторожней! Сдается мне, тут не обошлось без Джеронимо. Этот апач сам не пьет и другим не дает.

— Точно, его работа. Нормальный налетчик не стал бы так измываться над людьми.

— Да они вроде целые…

Двое конвоиров соскочили на землю и принялись карабкаться по склону.

— Назад! — закричал старший, но в следующую секунду и сам кинулся за ними.

— Эй, а я что! — Конвоир, стоявший возле арестантов, в ярости ударил лошадь шпорами, и она рванулась вперед.

Кардосо дернул Мануэля за рукав и ринулся вниз по обрыву. Сзади кто-то свистнул. А потом арестанты дружно загалдели:

— Эй, смотрите, а вон там еще три бутылки! Вон там, повыше! Да нет, левее! Давай, Фредди, поднажми, тебя догоняют!

Майор бежал зигзагом, и на поворотах хватал Мануэля за рубаху, увлекая за собой. Больше всего он боялся с разбегу налететь на целую баррикаду кактусов. Но повезло — проскочил и благополучно нырнул в расщелину, и гибкие ветви сомкнулись за спиной. Мануэль сопел позади, под ногами хрустели ветки, хлюпала жижа. Увидев блеснувшую полоску воды, Кардосо упал на колени и жадно погрузил лицо в ручеек. Два глотка — и снова вперед. Он с силой поднял Мануэля на ноги:

— Не напивайся! А то не добежишь!

— Куда? Куда мы?

На обломанную ветку была наколота игральная карта. Майор снял ее, огляделся и заметил еще одну;

— Нам туда.

Под второй картой висел оружейный пояс с револьвером в кобуре. Кардосо, на ходу застегивая пряжки, сказал:

— Не удивлюсь, если дальше мы обнаружим накрытый стол.

Они бежали по извилистому оврагу, останавливаясь, чтобы прислушаться. Но погони не было. Еще один поворот, и Мануэль первым заметил веревку, свисавшую с отвесного склона. Они выбрались наверх и увидели лошадей в тени акаций.

Над кустом показалась всклокоченная голова Рико.

— За вами бегут?

— Нет, — тяжело отдуваясь и вытирая пот, сказал майор. — Кажется, у конвоя нашлось более веселое занятие.

Мутноглазый успел набрать только троих помощников. Было б у него чуть больше времени, он бы поднял десяток. Но с Хезелтайном вечно одна и та же история. Все впопыхах. Хорошо еще, что Дылда и Кирпич оказались на месте, а то без их винтовок нечего было и думать о приличной засаде.

Они чуть не загнали лошадей, взбираясь по горным тропам. Перехватить конвой Лагранж решил в самом высоком месте, там, где к дороге подступает лес. Он с Бинглом расположился за поворотом, в кустах повыше обочины, а Дылда с Кирпичом залегли дальше, спрятавшись за деревьями. Их армейские «маузеры» могли пробить любую доску с тысячи шагов — если пуля попадала в цель, что случалось нечасто. Мутноглазый надеялся, что его стрелки не промажут. А если и промажут — тоже не страшно. Напуганные конвоиры разбегутся, увидев, как пули срубают деревца рядом с ними. И тогда можно будет спокойно разобраться с арестантами…

— Что-то их долго нету, — заметил Бингл. — Может, они уже прошли? А может, их по длинной дороге повели?

— Заткнись.

По длинной дороге, вокруг горы, возили руду. А людей гоняли напрямик, через перевал. Лагранж хорошо знал дорогу на рудник. Сам однажды прогулялся по ней. Давно, еще до знакомства с Хезелтайном, на второй день своего пребывания в Тирби. Попался на ерунде — пристрелил мексиканца. В Калифорнии и Неваде он их завалил штук десять, не меньше, и всегда оказывалось, что те были сами виноваты. А тут его сцапали и заставили две недели грузить руду.

Да и Бинглу эта дорожка была знакома. Наверно, в городе не осталось никого, кто не отбыл бы трудовую повинность на руднике. Неплохо устроились ребята, Тирби да Хезелтайн. Бесплатная рабочая сила всегда в их распоряжении. Плюс мексиканцы. Эти тоже, считай, горбатятся задаром. Особенно те, кто перебежали границу. Дома им не сиделось, придуркам. Войны испугались. А тут — тихо, спокойно, кормежка бесплатная…

— Идут! — Бингл приподнялся на руках.

Мутноглазый треснул его по затылку:

— Не торчи!

Наконец из-за поворота показались двое верховых конвоиров. Лагранжу не понравилось, что они ехали медленно, настороженно оглядывались, да еще и винтовки держали наготове, а не за седлом.

— Этих пропускаем, — шепотом напомнил он, толкнув напарника. — Когда Дылда откроет огонь, остальной конвой ответит. Тогда и вступим под шумок. Ты помнишь, кто нам нужен?

— Белый сюртук, желтые сапоги. Только я вот что думаю…

— Думаю тут я. Твое дело стрелять.

Он надломил несколько веток в кустах, чтобы получилось окошко, и просунул туда ствол винчестера. Разглядев первых арестантов, Мутноглазый выругался. Сегодня в конвой набрали каких-то уродов. Наверно, бывшая солдатня. Нормальным пацанам в голову не пришло бы связывать тех, кто бредет по горной дороге.

— Чего это они им руки связали? — удивился Бингл.

— Чтоб не удрали.

— Куда тут удерешь?

— Да заткнись ты!

Арестанты брели, понуро опустив головы, держа руки за спиной. Лагранж смотрел на них через прорезь прицела. Вот те уроды, с кем он вчера схлестнулся в салуне. Ага, несладко? Он усмехнулся и повел стволом в сторону, разглядывая остальных. Что за чертовщина…

— Я что хотел сказать, — снова зашептал Бингл. — Вот ты говоришь, сапоги у него клевые — а если он их загнал? И пиджачок белый на руднике ему без надобности. Ты видишь хоть одного в белом пиджаке? Я не вижу…

— Беги к Дылде, — быстро приказал Лагранж. — Скажи, все отменяется. Бегом!

Бингл отполз назад. Но он и встать не успел, как из леса ударил мощный щелчок «маузера». И будто эхом отозвался второй выстрел.

Мутноглазый чуть за голову не схватился от досады. Клиента среди арестантов не было, это ясно. Что-то случилось. Они напрасно сюда приперлись. И Дылда напрасно так тщательно целился. Первым же выстрелом он угодил в охранника, и тот вылетел из седла, будто его сдернули арканом.

— Стой, тупица! — заорал Лагранж, увидев, что Бингл собрался убегать.

— Ты сам сказал…

— Стреляй, баран! По конвою стреляй!

Ярость мешала целиться. Мушка плясала, как пьяная проститутка. Он посылал пулю за пулей, но видел, что нещадно мажет. Лошади охранников кружились на месте, и те не могли отстреливаться, били наугад. Арестанты повалились на дорогу и, судорожно извиваясь, отползали за деревья. Крики раненых смешивались с конским ржанием, пыль смешивалась с дымом, и у Лагранжа словно пелена стояла перед глазами. Боек щелкнул впустую, и он опустил винчестер.

— Они удрали! — торжествующе завопил Бингл. — Удрали!

— Уходим! — Мутноглазый вскочил и, пригибаясь, кинулся туда, где на поляне были оставлены их лошади. — Чего стоишь, баран! Бегом!

«Конвой не может бросить колонну, — думал он, прорываясь напролом через заросли. — Охранники отступили за поворот и сейчас, наверно, гадают, что делать дальше. Пусть потопчутся. Лишь бы не повернули назад. Они же не конченые идиоты! Пройдена самая трудная часть пути, до рудника — совсем ничего… Да, они не идиоты. Они пошлют одного за подмогой, а сами укроются и будут геройски обороняться».

Мутноглазый успокаивал сам себя, но все же торопился. Все должны знать, что во время нападения на конвой он был в городе. Торчал в кабаке или валялся дома пьяный.

Дылда и Кирпич сияли, потрясая винтовками:

— Здорово мы их!

— Ты видел, как я его ссадил?

— Что? Ты? Это я!

— Хватит препираться! — Мутноглазый взлетел в седло. — Уносим ноги! И чтоб до завтра из кабака не вылезали!

— А на какие шиши гулять-то будем?

Он дал им по двадцатке.

— Остальное получите завтра.

Бингл скривился:

— Мне моя сотня и сейчас бы не помешала.

— Мне тоже, да только босс рассчитается со мной лишь завтра, — соврал Мутноглазый. — Вечерком найдете меня в «Парнасе». А сейчас — ходу, парни, ходу!

Три сотни, оставшиеся в кармане, Лагранжу были нужнее, чем подельникам. Вполне возможно, уже сегодня ему придется исчезнуть из города. От Хезелтайна всего можно ожидать. Мутноглазый даже подумал, что лучше вообще не возвращаться в город. Работа не сделана, а шума теперь будет много…

«Нет, — решил он. — Лучше не прятаться. Лучше остаться в должниках у Хезелтайна. Должников не убивают, пока с них можно содрать хоть что-нибудь. А если сбежать — он просто закажет меня».

 

14

Потери и находки

Покупая фургон, Кирилл не думал, что с ним придется расстаться так быстро. Дом, пусть и на колесах, остается домом. К нему привыкаешь, в нем появляются любимые уголки, он дарит уют и покой. Небольшая, но вместительная повозка избавляет путешественника от множества неудобств — она защищает от дождя, ветра и зноя; в ней можно спать, не опасаясь змей и скорпионов; крепкие борта укрывают от пуль при перестрелке… В общем, незаменимая вещь — армейский фургон.

Однако Кирилл не жалел о том, что бросил его. Двигаясь верхом, они не будут привязаны к дорогам. От дождя спасет плащ — да и бывают ли дожди в Аризоне? А спать на земле — тоже дело привычное. И даже приятное, если есть возможность развести костер. Главное — не забыть поутру вытряхнуть сапоги. Скорпионы удивительно быстро обживают их за ночь и выражают крайнее недовольство, когда в их новый домик вторгается чья-то босая пятка.

Его занимала только одна проблема — как поделить восемь лошадей на пятерых?

— Это не проблема, — сказал Кардосо. — Мне хватит и одной. У вас впереди долгий путь, а у меня — всего один переход через горы.

— Неизвестно, чей путь окажется дольше, — позевывая, сказал Илья. — Утром разберемся.

Костер они развели в яме, чтобы со стороны не было видно пламени. Чайник шипел, потрескивал, но никак не хотел закипать. Сковорода, на которой они разогрели консервированные бобы, давно была вылизана, и теперь все ждали кофе. Кардосо уже расписал, кому когда дежурить. Сейчас ему полагалось спать, но он сидел вместе со всеми и чистил револьвер.

— Мне все не дает покоя стрельба в лесу, — сказал Остерман. — Не знаю, что это было. Но это было слишком близко. Зря мы остановились.

— Ночью в горах не ходят. — Кардосо вставил барабан на место и прокрутил возле уха, прислушиваясь к щелчкам. — Если кто кинулся в погоню за нами, то сейчас он занят тем же, чем и мы. Сидит у костра и ждет рассвета.

— Что-то лошади всполошились. — Рико привстал, вглядываясь в темноту.

— Показалось тебе, — сказал Мануэль. — Я тоже не глухой, все слышу. Как стояли, так и стоят спокойно.

— Так, да не так. Хрустеть перестали, слышишь?

Теперь и Кирилл заметил, что лошади подозрительно затихли. До этого с их стороны доносилось то мягкое перетаптывание, то сочный хруст, то свистящий всплеск хвоста — словом, те незаметные звуки, из которых состоит тишина ночного леса. А сейчас они замерли.

— Пойду гляну.

Рико бесшумно отошел от костра. Кардосо распечатал коробку с патронами и принялся заряжать «ремингтон».

— Люблю я эту пушку, — сказал он ласково. — В Неваде все мои рейнджеры с такими ходили. Патроны мы снаряжали сами. Укороченная пуля, пороху чуть побольше. Бьет на сто шагов. А с кольтом такой номер не пройдет — рамка слабовата, после пары выстрелов начинает болтаться.

— Я видел у вас за седлом замечательный «смит-вессон», — вспомнил Кирилл. — Тоже мощная штучка.

— Русская модель? Да, мощная. Вот его мне по-настоящему жаль. Ни за что не расстался бы. Кобылу не так жаль, как русский «смит». И «шарпс» там остался, тоже обидно до слез. Идеально пристрелянный, с новым стволом. Приклад с мягким затыльником… — Майор вздохнул. — Дорого обошлась мне поездка в Тирби.

— Могло быть хуже, — заметил Илья.

— Что вы имеете в виду?

Остерман рассмеялся:

— Виноват. Что может быть хуже потери любимого оружия?

Из темноты послышался негромкий свист. Все, как по команде, откатились от костра. Только Мануэль остался стоять на коленях возле чайника. Он растерянно оглядывался. Кирилл дернул его за пятку и прошептал:

— Да спрячься ты!

Мексиканец захлопнул крышку, вытер руки о рубаху и только после этого встал и неторопливо отошел в тень.

— Я иду не один! — послышался голос Рико. — Со мной гость!

— Пусть выйдет на свет, — приказал майор и громко взвел курок.

Низкорослый, но широкоплечий мексиканец приблизился к костру, держа руки перед собой.

— Я без оружия.

— Чего надо? — грубовато спросил майор.

— Ничего. Смотрю, тут все свои. Вы, сеньор, шагали малость впереди и меня не видели. А я вас запомнил, — улыбнулся мексиканец, сверкнув зубами. — Ну и ловко же вы сиганули с обрыва. Такой важный сеньор, а скакал пуще зайца.

Кардосо вышел из темноты, пряча револьвер за пояс. Он подал мексиканцу руку:

— Так ты тоже смылся, амиго?

— А что оставалось делать? Когда охрана хватилась, что двое сбежали, нам всем руки связали и погнали дальше. Тут стрельба началась. Одного сразу наповал, другие разбежались. Пальба стоит несусветная. Чисто война. Ну, мы ждать не стали, пока пулю схлопочем. Так, со связанными руками и ломанулись через лес. Потом кое-как, зубами, друг дружку развязали. И вот, на огонек вышли.

— Сколько вас?

— Со мной братья-ирландцы. Шон и Пит. А я — Фернандо.

— Зови их, — сказал майор.

Мексиканец сложил ладони у губ и заухал филином.

— Тебя, Фернандо, теща любит, — сказал Мануэль, снова приподнимая крышку чайника. — Аккурат к ужину заявился.

Чтобы стать жителем Соединенных Штатов, коренному мексиканцу Фернандо Васкесу не пришлось покидать родную деревню и пересекать границу. Он и все его родичи вместе с соседями, курами и свиньями однажды заснули в Мексике, а проснулись в Аризоне. Конечно, американская свинья осталась такой же грязной и тощей, какой была до перемены подданства. Перекройка границ и перекраска флагов ничего не изменили в жизни людей, кур и свиней. Даже если послезавтра они проснутся в Коннектикуте, свиней все равно придется кормить аризонскими объедками, а на огороде вырастет все та же мексиканская кукуруза. И точно так же, как раньше, бедняки будут пахать, монахи — молиться, а смелые парни, вроде Фернандо, будут полагаться больше на свой револьвер, чем на грядку или молитву.

Он не был конокрадом, как обозвал его однажды старикашка-судья. Просто по молодости лет не мог усидеть дома, когда сверстники уходили на дело. Неважно какое. Коней воровать или канаву рыть — без разницы. Главное, что вместе со всеми. Надо держаться своих, а как же иначе? Судья влепил ему год, и Фернандо узнал, что в Аризоне есть не только горы и пустыни, но и шахты с рудниками.

Отсидев от звонка до звонка, Фернандо не вернулся домой, потому что дома больше не было: там, где когда-то стояла деревня, теперь высились отвалы породы, и от наспех сколоченных бараков тянулись к шахте толпы земляков. Он мог бы влиться в толпу, но за прошедший год ему надоело махать киркой. Васкес предпочел убраться в Мексику и стал мирным пастухом. Теперь револьвер ему был нужен, чтобы самому отбиваться от губошлепов, охочих до чужих лошадок.

А потом пришли военные. Всем пастухам выдали мундиры и фуражки с белыми кокардами. Сунули в руки винтовку и саблю и приказали убивать тех, у кого кокарды — черные.

«Надо держаться своих», — решил Фернандо и зашагал строем вместе со всеми, под командой веселого полковника Борхеса. Солдатская жизнь не слишком отличается от пастушьей. Фернандо Васкесу было привычно спать на земле, положив под голову седло. А убивать людей оказалось даже проще, чем резать скот.

Ни громких побед, ни славы полковник Борхес не дождался. Сгинул при штурме Сан-Хуана, а рядового Васкеса вместе с другими пленными подвели к оврагу. Позади шеренги прохаживались двое пьяных офицеров с черными кокардами и соревновались, кто ловчее перережет глотку пленному. На четвертом десятке у них заныли руки. Тем, кто остался в живых, приказали забросать землей неудачливых однополчан. И дожидаться рассвета. Вот тут-то Фернандо впервые оторвался от своих. Ночью он отполз от кучи храпящих односельчан и скатился в овраг с трупами. Пристроился с краю, присыпал себя землей и ветками. Утром рядом с ним стали валиться хрипящие соседи. Их не закапывали. Лежа среди трупов, он услышал, как уходит конница. Потом заскрипели колеса артиллерии. Дотерпев до темноты, он выбрался из могилы и отправился на север. Лучше махать киркой, чем саблей, решил Фернандо.

А братьям О'Хара было все равно, чем махать. Хоть киркой, хоть саблей, хоть голыми кулаками. Они начинали в Канзасе, на прокладке железной дороги. И дошли до Тумбстона. Шли бы и дальше, да рельсы кончились. Вот они и подались на шахты. А какая разница, где работать? Да хоть на Аляске, лишь бы платили. И лишь бы зарплаты хватало на выпивку и девчонок.

Девчонок они делили по-братски. Хотели и француженку поделить. Но Фернандо сказал, что Молли пойдет с ним. Ну, и пошло-поехало…

— И что теперь? — спросил Кирилл.

— Переночуем в лесу, — сказал Пит О'Хара. — Днем подберемся к поселку и спрячемся в старой шахте. Дождемся темноты, разбежимся по своим палаткам. Заберем шмотки — и ходу. Фернандо тут каждую тропинку знает. Уйдем за кордон. А там видно будет.

— Отличный план, — кивнул майор Кардосо. — Только вам незачем дожидаться темноты. Шериф спрячет своих помощников в засаде у ваших палаток. Если пойдете ночью, они с перепугу вас пристрелят. А днем — схватят живьем. Вам какой вариант больше нравится?

Братья посмотрели на Фернандо, и тот озадаченно поскреб подбородок:

— Не знаю, сеньор. Только лучше пусть меня пристрелят, чем такой позор. Лучше удачная смерть, чем неудачный побег.

Остерман подтолкнул Кирилла локтем:

— У нас три свободные лошади.

— Да. Как раз три. — Кирилл поглядел на гостей. — Знаете, парни, плюньте вы на свои шмотки. Наверно, у вас там под тюфяком припрятаны и деньжата? И на них плюньте. Все равно их уже стырили ваши соседи. Зачем вам деньги в горах? Завтра мы выберемся отсюда и перейдем границу. У нас есть кое-какие припасы. Поделимся. Раз уж так вышло, незачем возвращаться. Давайте держаться вместе.

— Вместе, конечно, веселей, — сказал Фернандо. — Как только рассветет, я вас выведу. Пойдем без дорог. Не слишком быстро, зато наверняка. Граница проходит по Сухой долине. Там разделимся. Я двину дальше в Мексику. Найду самую глухую деревню и пережду войну. Войны, они ведь не могут длиться вечно,

— А мы с Шоном махнем в Неваду, — сказал Пит. — Попробуем золотишка намыть.

Шон согласно кивнул, и Кирилл перевел взгляд на Рико с Мануэлем:

— А вы? Вам — в какую сторону?

Рико сосредоточенно ковырял палкой в углях погасшего костра. Мануэль пожал плечами:

— Кто ж его знает, в какую нам сторону… Домой возвращаться надо…

— Можешь ехать, — бросил Рико.

— А ты?

— А я без нее не уеду.

Кардосо потянулся и сказал:

— Всем — спать. Куда бы мы ни направлялись, пока у нас одна дорога. Та, что ведет подальше от рудника, подальше от города и как можно дальше от всех его обитателей.

В горах рассвет наступает хоть на минуту, а все же раньше, чем в долине. Кириллу хотелось воспользоваться даже таким незначительным преимуществом, поэтому в путь тронулись, как только стали видны просветы между деревьями. Ирландцам и Фернандо достались мерины, которые прежде таскали фургон. Они были без седел, но беглецы легко смирились с таким неудобством — все лучше, чем пешком топать. Если Фернандо и мог завидовать спутникам, то по другому поводу.

— Ого, да у вас целый арсенал, — протянул он, разглядев, сколько оружия выглядывало из-за седел. — Зачем тебе лишний груз?

— Хочешь, чтоб я поделился с тобой?

— Ну, если ты будешь настаивать, я, может быть, и соглашусь принять винчестер. И, пожалуй, вон тот кольт с ореховой рукояткой.

— Подожди, еще не время делить оружие.

— Я подожду. Я терпеливый. — Васкес еще раз завистливо глянул на оружие и, видимо, решил сменить тему. — А чего это Рико такой смурной? Девчонку в городе оставил?

Кирилл оглянулся. Рико ехал последним и не мог слышать, о чем они говорят. Но все же Кирилл понизил голос:

— Его невесту увезли из деревни и сдали в бордель. К сестрам Фраун. Слышал про таких?

— К сестричкам? Повезло девчонке. Будет как сыр в масле кататься. Говорят, там каждая шлюха имеет тряпок на десять тысяч долларов. Шелка, меха, брильянты. А к которой из сестер она попала? Если к Эвелине, то будет жить вообще как принцесса. На вилле.

— Что еще за вилла? — послышался голос Рико.

Кирилл укоризненно глянул на Фернандо, но тот меньше всего задумывался о нежных чувствах своих новых попутчиков. Оглянувшись, он вытянул руку:

— Когда кончится лес, вон там, в долине, увидишь белый замок. Настоящий замок, только маленький. Это и есть вилла. Там мадам Эвелина принимает самых дорогих гостей. Если твоей девчонке еще не исполнилось семнадцати, то она точно там. На вилле держат самых молоденьких. Но не слишком долго. С полгодика. Потом переводят в город, а на их место новых завозят.

— Луисите и шестнадцати нет, — угрюмо сказал Рико.

— И ты уже называешь ее своей невестой?

— Мы должны были обручиться.

— Выше нос, амиго. Господь подкинул вам испытание, только и всего. Если ваша любовь не ослабнет за полгода, ты сможешь забрать свою Луиситу. Ну конечно, если она сама захочет вернуться обратно в деревню. Я таких историй наслышался. В соседней палатке живут Гонсалесы, трое братьев. Тоже, как ты, приехали выручать сестренку. Уже второй год выручают. Раз в неделю ходят к особняку, она им подбрасывает деньжат, а иногда их и на кухню пускают, так они в поселок столько объедков приносят…

— Лучше бы тебе помолчать, Фернандо, — озабоченно сказал Мануэль. — Какое нам дело до каких-то Гонсалесов?

— И верно, хватит болтать, — буркнул Рико.

Дорога снова сузилась до едва заметной троны, и колонна всадников вытянулась змейкой. Впереди ехал Кардосо, Кирилл держался последним. Поначалу он немного беспокоился за Шона и Пита. Но братья хоть и сидели мешком, однако уверенно правили лошадьми. На горной тропе они без подсказки догадались, что надо увеличить интервал.

В такие минуты неопытные всадники, наоборот, начинают от страха жаться друг к другу. Это понятно и простительно в мирной обстановке. Страх высоты неудержимо охватывает каждого, когда правый сапог трется о вертикальную скалу, а под левым круто уходит вниз голый склон с торчащими из него сухими корнями, и далеко внизу поблескивает нить реки. Этот страх отступает, когда рядом с тобой товарищ, который успеет помочь, если конь оступится. Но если поблизости враг, то от товарищей надо держаться подальше. Дружба дружбой, а дистанцию держи. Нет ничего глупее, чем дружная смерть под залпом из засады.

Здесь, наверху, воздух был слишком прозрачным, и Кирилл понимал, что всадников на тропе видно так же хорошо, как и он видит отсюда белые кубики глинобитных домиков под бурыми крышами и расползающееся пятно коровьего стада на изумрудном склоне. Впрочем, понимал он и то, что пока на него смотрят не враги. Вряд ли из-за нескольких беглых арестантов в Тирби будут собирать добровольцев в погоню. А вот те, кто обстрелял конвой, — да, этих ребят следует опасаться…

 

15

Скверные новости

Полковник Тирби возвращался домой в дурном расположении духа. Пума, на которую он рассчитывал поохотиться вместе с гостями, куда-то пропала. Егеря следили за ней несколько месяцев, знали все ее тропы, и даже сумели привадить ее поближе к вилле, оставляя в кустах привязанных ягнят. Но за последние две недели ее никто не видел. Ягнята оставались нетронутыми — если не считать того, что вороны выклевывали им глаза. Ни свежего помета, ни других следов пумы не находили даже самые опытные следопыты. Получалось, что полковник мог предложить гостям только охоту на ворон, которые шумной стаей поселились в лесу возле виллы.

Но черт с ней, с пумой. Эвелина позаботится о том, чтобы гостям не было скучно. Гораздо больше огорчил полковника старый геолог, профессор Адамс. По его расчетам, запасы меди на руднике были близки к истощению. Копать вглубь или расползаться вширь — результат будет один и тот же: пустая порода и напрасные расходы. На новые месторождения можно не рассчитывать, потому что все они находятся за Сухой долиной. То есть в Мексике.

Договориться с мексиканскими властями Сайрус Тирби сумел бы легко. Получить концессию, перебросить изыскателей и дорожников, нагнать рабочую силу — тоже не проблема. Через год новый рудник даст прибыль. Вопрос в другом — что он даст полковнику кроме прибыли?

Он вспомнил, с каким чувством впервые увидел Медный холм и тот человеческий муравейник, который спустя годы превратился в город. Бесчисленные повозки, землянки, палатки, дымы сотен костров — это был хаос, ожидающий своего Творца.

У тех, кто начинал дело, не хватило сил для его продолжения. Сайруса Тирби вызвал сюда один из его бывших начальников, и поначалу полковник был тут кем-то вроде военного коменданта. Понемногу он прибрал к рукам управление и городом, и рудником. На его приглашение откликнулся только Джерри Хезелтайн, но он один стоил целого десятка высоколобых менеджеров. Всего за год они вдвоем смогли захватить все, что представляло ценность, а бывшие хозяева Медного холма как-то незаметно исчезли. Кто уехал отдохнуть — и не вернулся. Кого-то доконало пьянство. А бывший начальник полковника нарвался на пулю, когда объезжал свои владения. Как раз после его похорон шахтерский поселок и был признан городом, и Хезелтайн предложил назвать его по имени основателя. К тому времени никто не сомневался, что Сайрус Тирби появился тут раньше всех.

Да, тогда он почувствовал себя Творцом. А сейчас, размышляя о новом руднике, полковник чувствовал, что… Да ничего он не чувствовал, кроме раздражения. Опять суета, опять расходы, опять тяготы неустроенной жизни на пустом месте, которое когда-то, может быть, снова назовут его именем. И что с того?

На въезде в город он увидел шерифа и приказал кучеру остановиться. Не вставая, подождал, пока Бюргер подойдет к коляске.

— Гости приехали?

— Еще нет, сэр. Я отправил за ними дилижанс и дюжину ребят для охраны.

— У нас все в порядке?

— Все отлично.

Шериф всегда верно угадывал настроение полковника и знал, когда можно докладывать неприятные известия, а когда их лучше придержать. Но и Тирби неплохо изучил Бюргера. И сейчас ему было ясно, что тот предпочел о чем-то умолчать.

— Вы в контору или домой? — спросил шериф.

— Хочешь, чтоб я тебя подбросил? — Тирби подвинулся. — Садись. Сначала загляну домой, а тебя отвезут дальше.

Бюргер сел рядом с ним, положив карабин на колени, и откашлялся.

«Сейчас начнет выкладывать, — подумал Тирби. — Боится, что дома я встречу Джерри, и тот его опередит».

— Пока вас не было, в город приехал один ваш знакомый, — осторожно начал шериф. — Майор Кардосо.

— И что?

— Он попал в неприятную историю. Перестрелка в «Парнасе»…

— Убит?

— Нет, хотя в него стреляли двое.

Тирби улыбнулся, и шериф продолжил уже более уверенным тоном:

— Одного майор уложил, второй удрал. Судья Панч… Ну, вы же знаете, как он ведет дела… Судья отправил майора на рудник, потому что тот отказался платить штраф. Хотя деньги у него были. Я осмотрел его вещи. Больше тысячи золотом. Зашито в седло. Мог бы рассчитаться, но не захотел. Если денег было жалко, мог бы отдать кобылу. За нее судья выложил бы три сотни, не торгуясь. Но майор…

Шериф сделал паузу, следя за реакцией полковника. Тирби пожал плечами:

— Возможно, он и не знал про золото. Кардосо — игрок. Чокнутый игрок. Мог выиграть лошадь вместе с седлом. Мне рассказывали, что однажды он выиграл целый отель. И бросил его через неделю. Тогда я подумал, что это сказка. Но теперь… А что за кобыла?

— Такой лошадки у нас в городе еще не было. Белая арабка. Я перевел ее в мою конюшню. Пока. У вас в табуне ходит арабский жеребец, вот я и подумал…

— Да, парочка выйдет отличная. Но еще неизвестно, как к твоим планам отнесется Кардосо.

Шериф поставил карабин между колен и засопел, явно не находя нужных слов.

— Ну? — поторопил его полковник.

— Кардосо… Он бежал.

— С рудника?

— Нет. По дороге. — Бюргер вздохнул. — На конвой кто-то напал. Большая банда. Стволов десять — двенадцать. Один из моих помощников убит, двое ранены. Пятеро арестантов сбежали.

— Когда это случилось? — спокойно спросил Тирби.

— Вчера вечером.

— Сколько людей ты послал на поиски?

— Сэр, я… В общем, ночью искать бесполезно, а утра у меня не было свободных парней… Но как только они привезут гостей…

Тирби похлопал кучера по плечу:

— Поворачивай к конторе.

Потом презрительно оглядел шерифа и приказал:

— А ты вылезай. Пробегись по поселку, набери добровольцев. Я плачу по десятке каждому. И добавлю, если беглецов поймают сегодня до заката.

— А я как раз для этого и шел, — гордо заявил шериф. — Думаете, почему я с карабином? Шел собирать ребят. Вот сейчас соберу и сам поведу. Не беспокойтесь, сэр. Изловим. Не первый раз.

— Не думаю, что ты изловишь Кардосо, — усмехнулся полковник. — Но если он даст себя поймать, будь с ним повежливее. Не забывай, он мой друг. Хоть и чокнутый.

«А каким еще может быть друг полковника Тирби?» — прочитал он в глазах шерифа.

Хезелтайна Тирби нашел в конторе. Тот сидел за рабочим столом, заваленным бумагами, и сосредоточенно полировал ногти.

— Что сказал Адамс? — спросил он, не прерывая важного занятия.

Полковник открыл шкаф, раздвинул бутылки и достал из-за них небольшой графин.

— Уже припрятал, — буркнул он, наполняя рюмку. — Для себя бережешь, а гостей будешь угощать дрянью с дорогими этикетками?

— Они и не заметят, что пьют дрянь. Этикетка важнее вкуса. Так что же сказал Адамс?

— Он много чего сказал. Старик понемногу сходит с ума. Болтает без умолку, не остановить. Я от него еле отвязался.

— Но ты выяснил хоть что-нибудь ценное?

— Выяснил. С трудом, но выяснил. Он сказал, что Медный холм похож на слоеный пирог. — Тирби почмокал губами, наслаждаясь вкусом неподдельного скотча. Он знал, что его манеры раздражают Хезелтайна, но сейчас ему хотелось немного позлить этого чистоплюя. Позлить, сбить с толку, заставить думать о чем-то кроме предстоящего дела… — Да, слоеный пирог. Рудные пласты чередуются со слоями породы. И чем глубже, тем толще эти пласты. А на землях фермеров если и есть руда, то слишком бедная. Надо копать вглубь.

— Что ж, будем копать, — с недовольной гримасой сказал Хезелтайн. — Нам понадобится много нового оборудования.

— И новые рабочие руки, — добавил полковник.

На лице Хезелтайна мелькнула язвительная ухмылка:

— Так вот для чего ты пригласил Дэвида Кардосо? Он уже пополнил список рудокопов.

Тирби устроился в кресле с графином в одной руке и с рюмкой в другой.

— Я не приглашал Кардосо. Это первое. И второе — он не пожелал работать на руднике. Сидишь тут, чистишь ногти и не знаешь, какие дела творятся у нас под носом.

— Ну, все на свете знают только Господь Бог и полковник Тирби, — развел руками Хезелтайн. — Мне Кардосо ничего не сообщал о своих пожеланиях. Наш разговор занял две минуты. Он хотел видеть тебя. Я думал, что он отправился к тебе на виллу. А наутро мне сообщают, что его уже осудили.

— Странно, что шериф не доложил тебе. Кардосо бежал. При довольно странных обстоятельствах. Боюсь, что у нас завелась новая шайка. Они обстреляли конвой… — Полковник покрутил пустую рюмку, поколебался и все же плеснул в нее немного виски. — Дело темное. Бюргер сам толком ничего не знает. Возможно, конвой просто напоролся на эту шайку. Постреляли и разбежались в разные стороны. Но я предпочитаю исходить из худшего.

— Думаешь, пытались освободить кого-то из своих?

— Если судить по результату, то так оно и есть.

— Кому нужны голодранцы-шахтеры?

— Выпей виски, прочисти мозги, — сказал полковник. — Ты ничего не понял? Или делаешь вид? Кардосо прибыл к нам не один.

— Допустим. Что дальше?

— С ним человек десять. И, насколько я знаю Дэвида, эта десятка стоит полсотни. А теперь прикинь, чем они могут у нас поживиться.

Хезелтайн отмахнулся:

— Да они просто не войдут в город. Тут все чужаки на виду. Дернуться не успеют, как их схватят. Нет, Сайрус, я не думаю, что…

— Им нечего делать в городе. Сюда отправится разведчик. А они оседлают дорогу на Тумбстон. Разнюхают, когда будет идти транспорт с деньгами. Хапнут. И смоются в Мексику.

На этот раз слова полковника заставили Хезелтайна отложить пилку. Он выдвинул нижний ящик стола и достал оттуда серебряную фляжку. Отхлебнул из нее и спрятал обратно.

— Ты прав, не мешает прочистить мозги… Говоришь, ты не вызывал его? Но у него было твое письмо.

— Не знаю, где он его взял. Но тебе не показалось подозрительным, что он явился ко мне как раз тогда, когда я отлучился? Джерри, это неспроста. Он хотел все разнюхать. Надеюсь, не успел.

— Что будем делать?

— Шериф отправился в горы, искать беглецов. А ты вызови сюда наших рейнджеров. Перекрой все дороги, все тропы. Подключи наши связи на той стороне. Пусть выдвинут патрули на границу, чтобы никто не проскочил.

— То есть ты хочешь, чтобы я ловил Кардосо? Я правильно понял?

— Да.

— Тогда кто будет заниматься гостями?

Полковник Тирби сделал вид, что задумался.

— В самом деле… Ну, сегодня с ними повожусь я сам. Съездим к Эвелине. Завтра немного поохотимся. Как только ты покончишь с Кардосо, вернемся в город и провернем то, что задумали. Кстати, покажи мне список шахт, которые мы им продадим.

— Я не готовил никаких списков. Мы же договорились — продаем всю мелочь. Потом даем им выиграть несколько шахт покрупнее. А потом отыгрываем все обратно.

Тирби улыбнулся:

— Мне нравится твоя уверенность.

— Я всегда уверен, когда хорошо подготовлю дело. И никакой Кардосо нам не помешает, — сказал Хезелтайн.

«Кардосо мне не помешает, — подумал полковник Тирби. — Помешать мне можешь только ты».

 

16

Полный замок принцесс

Они остановились на опушке леса, и Васкес соскочил с мерина:

— Пошли за мной, осмотримся.

Стоя за огромным валуном, они оглядывали склон, поросший редким кустарником.

— Самое гнилое место на всем пути. — Фернандо придержал Илью, когда тот попытался забраться на валун. — Не высовывайся. Могут увидеть с виллы. Надо проскочить быстро. До каньона две мили. Нырнем в него — и к ночи выйдем в Сухую долину. Все очень просто. Если на выходе не наткнемся на патруль. Да черт с ним, с патрулем. Сначала надо проскочить здесь.

— Что с того, если нас увидят с виллы? — спросил Илья. — Обстреляют? Далековато.

— У них там такая штука, называется телефон. Вроде телеграфа. Говоришь здесь, а тебя слышат в доме полковника. Или в конторе, или у шерифа в участке. Вон, видишь столбы? Слова бегут по проводам. Милое дело. Полковник тут развлекается и отсюда командует своими шестерками в городе. Если нас засекут, шериф узнает об этом раньше, чем мы домчимся до каньона.

— Надо ждать ночи, — сказал Кардосо.

— Лучше перерезать провода, — сказал Кирилл.

— Это и есть та самая вилла? — спросил Рико. — Ты: говорил, она похожа на замок.

— А что? Непохожа?

— Нет.

Фернандо рассердился:

— Много ты видел замков! Что тебе не нравится? Башня есть? Есть. Ворота есть? Стены с бойницами? Видел пачку табака «Черный замок»? Там нарисован точно такой, только этот — белый.

— Я не курю, — сказал Рико. — Но это не замок. А тюрьма. Я видел тюрьму в Сан-Хуане.

Мануэль снова попытался выступить миротворцем:

— В Сан-Хуане крепость, а в крепости тюрьма, и в той тюрьме сидели наши родичи, а мы им передачки носили. Кто-то зарезал солдата на празднике, и всех взрослых мужчин загребли. Грозились повесить, но потом убийца сам объявился. Он вообще из другой деревни был, такой негодяй…

— Хватит спорить, — сказал Кирилл. — Вилла как вилла.

Белое здание с башенкой было хорошо видно отсюда. Оно выделялось на фоне зелени и привлекало взгляд необычностью форм. Окружающие его приземистые домики казались такой же естественной частью пейзажа, как деревья или извилистая речушка. Однако именно они, эти неброские хижины, занимали Кирилла гораздо больше, чем дворец из белого камня.

— А кто живет рядом с виллой? — спросил Кардосо.

— Обслуга.

— Не понимаю, чего мы ждем, — сказал Остерман. — Им нас не догнать. Ну, допустим, через несколько часов погоня явится на виллу, но мы к этому времени уже будем далеко.

— Если шериф не дурак, он может отправить людей нам наперерез, — сказал майор. — Но это еще не все. Фернандо, а сколько народу в обслуге?

— Откуда мне знать…

— Конюшня большая, — заметил Кирилл. — И вон тот длинный бараку дороги… Видите? Рядом с ним два нужника и умывальники под навесом. Похоже на полевую казарму. Думаю, там живет охрана. Кто-то же должен охранять виллу в таком отдаленном месте.

— Верно, — согласился майор. — Там человек десять, не меньше. И они могут выдвинуться, заметив нас.

— А им это надо? — Илья нетерпеливо хлопнул по валуну, — Теряем время на пустые разговоры. Давайте так. Я поскачу к ущелью. Ну, еще двое со мной. Остальные ждут. Если от виллы за нами погонятся, мы все равно доберемся до каньона раньше них. Заляжем и начнем отстреливаться. Они остановятся. Тут подключаетесь вы и добиваете их с тыла.

Кардосо еще раз осмотрел склон, шевеля губами.

— Можно попробовать, — сказал он наконец. — Дистанция позволяет. Билли, с вами пойдут Шон и Пит. Заберите три винчестера. Фернандо, Мануэль и Рико… А где Рико?

Все разом оглянулись, услышав за спиной конский топот. Рико пронесся мимо. Конь размашистой рысью мчал вниз по склону, направляясь к вилле. В руке у Рико был револьвер.

— Ты куда? Стой! — крикнул Илья и кинулся к лошадям.

Его опередил Мануэль. Остерман еще ловил носком стремя, а мексиканец уже скакал вслед за Рико, колотя мерина свернутым кнутом.

— Все планы — к черту, — сказал Кардосо, опуская ремешок шляпы под подбородок. — За ними!

Он взлетел в седло и скомандовал:

— Цепью! Держаться пошире! И не стрелять!

«Что мы делаем? — думал Кирилл, мчась по склону. — Чертов Рико! Что на него нашло?»

Перед бараком замелькали человеческие фигурки. Исчезли за каменным забором. Кирилл нахлобучил шляпу поглубже и пригнулся к шее лошади. Предчувствие его не обмануло — из-за забора вылетели подряд несколько струек дыма, а потом донесся и звук выстрелов.

Еще оставалась надежда, что это предупредительная стрельба, какой обычно встречают непрошеных гостей. Если Илья настигнет обезумевшего Рико и заставит свернуть в сторону леса, все еще можно будет исправить… Но тут Кирилл увидел, как перед лошадью Остермана взметнулись сразу два фонтанчика пыли.

«Перебьют нас всех, пощелкают, как зайцев», — с закипающей злостью подумал он и перехватил поводья одной рукой, чтобы достать револьвер.

Слева от него скакали братцы-ирландцы. Они тоже заметили, что по ним стреляют, но и не подумали пригнуться или замедлить ход. Наоборот, припустили еще быстрее, нещадно молотя пятками по бокам меринов. А один вдруг рванул на груди рубаху, сорвал и отшвырнул в сторону. А потом завизжал так, что лошадь под Кириллом шатнулась в сторону. Второй ирландец тоже оголился и пронзительно заголосил. Этим диким воплям вторил Фернандо, вереща, как апач в рукопашном бою.

Лошадь Рико перемахнула через забор и понеслась к вилле. Кирилл увидел, что и жеребец под Остерманом чуть подсел перед прыжком. Он невольно зажмурился.

«Только бы Илюха не грохнулся! Только бы удержался…»

Открыв глаза, увидел, что Илья уже мчится рядом с Рико. Им стреляли вслед. Кирилл принялся бить из «ремингтона». Попасть и не надеялся, лишь бы напугать, лишь бы отвлечь на себя!

Вот и Мануэль подскакал к забору. Мерин взвился на дыбы, закружился на месте. Кирилл увидел, что мексиканец хлещет кнутом по тем, кто прятался за оградой. В следующую секунду он уже был рядом и увидел, что охранники разбегаются. Их было трое. Четвертый, стоя на колене, целился в Мануэля из ружья. Кирилл выстрелил, и тот повалился на бок.

Фернандо слетел на землю, подхватил ружье и тут же снова оказался в седле.

Рядом промчался Кардосо, стреляя из револьвера. За ним, истошно вопя, летели Шон и Пит.

Кирилл огляделся — ни души вокруг. На земле блестели гильзы, валялась брошенная винтовка. Он свесился с седла и поднял ее за ремень. Таких винтовок он еще не видел. Наверно, она была уже разряжена, потому ее и бросили. Но оставлять за спиной чужое оружие нельзя.

Его спутники уже соскакивали с лошадей возле открытых ворот виллы. «Сами разберутся», — решил он и, спешившись, выхватил винчестер из-за седла.

Надо было прикрыть тыл. Кирилл перемахнул через шаткую изгородь и присел за ней, держа под прицелом дорогу между виллой и остальными домами.

Небольшой поселок выглядел брошенным. Закрытые ставни. Собак не слышно. И ни одной курицы. Даже в самых нищих деревнях он привык видеть кур, перебегающих дорогу или копошащихся в пыли. Здесь их не было.

Где-то заскрипели ворота. Он развернулся на звук, приложившись к винчестеру. За длинным бараком послышался топот, и на дорогу вылетел всадник на неоседланной лошади. Низко пригнувшись, он уносился прочь, к лесу. Кирилл не стал стрелять ему вдогонку. Но продолжал следить за домами, которые, возможно, только притворялись мертвыми.

Его трясло от злости. Бессмысленный бросок мог всем им стоить жизни. Хорошо, что охранники струсили и разбежались. Вряд ли их было только четверо. Остальные, наверно, возле виллы. А если они сейчас начнут выскакивать из барака?

Не спуская глаз с подслеповатых окон, Кирилл положил рядом с собой один револьвер, а второй немного вытянул из наплечной кобуры. Хватит минут на пять.

Вот они.

Охранники выбегали один за другим, низко пригибаясь, будто придавленные тяжелым грузом. Один даже волочил по земле винтовку — а не держал наперевес, как другие.

«Как много бессмысленных действий совершают люди на войне, — подумал Кирилл, стараясь унять дыхание и успокоить дрожащую мушку. — Одни кидаются на штурм с голыми руками. Другие изображают из себя карликов. Ну что они гнутся? Хотят уберечься от пули? Тогда надо было ползти. А согнувшаяся мишень отличается от прямой только тем, что движется медленнее… «

Он дал им отбежать подальше от барака, чтобы сосчитать всех и чтобы они не успели снова спрятаться. Их было пятеро.

Ему потребовалось три выстрела, чтобы ранить в ногу того, кто бежал первым. С другим, который тащил винтовку, повезло больше — первая же пуля заставила его схватиться за колено и заорать благим матом.

— Уносите раненых! — крикнул Кирилл. — И не высовывайтесь, если жить охота!

Он ожидал, что в ответ послышатся выстрелы, и тогда ему пришлось бы разбираться с самым метким. Однако вместо стрельбы раздалась бессвязная брань. Охранники ретировались обратно в барак, волоча за собой раненых. Те не переставали вопить, а их уцелевшие товарищи пригибались к земле еще сильнее, чем раньше, будто под шквальным огнем.

«Надеюсь, у них достанет благоразумия больше не дергаться», — подумал Кирилл, быстро загоняя в винчестер новые патроны.

А за его спиной зазвенело разбитое окно, захлопали двери, послышались голоса Мануэля и Фернандо.

«Вот не думал, что тихоня Мануэль может так ругаться, — удивился Кирилл. — Кого он там честит?»

Ударил выстрел, и он дернулся в сторону. Перекатившись, понял, что стреляли не в него.

— Держи его, держи!

От виллы несся полуголый негр, на ходу подтягивая штаны. Увидев Кирилла, он юркнул в сторону и нырнул в кусты. Макушки сирени раскачивались, выдавая беглеца. Курчавая голова мелькнула среди листвы. Кирилл выстрелил так, чтобы пуля прошла рядом с ухом.

— Стой!

Негр взвыл и припустил еще быстрее, с треском пробиваясь через заросли.

— Удрал? — крикнул Остерман, подбегая к нему с веревкой в руках. — Не успел связать гада!

— Зачем он нужен? Уходить надо.

— Как — уходить? Ты что, бросишь их тут?

— Кого?

Илья махнул рукой и снова рванулся к вилле. Кирилл схватил его за пояс:

— Стой! Вы что, все с ума посходили? Держи винчестер! Полезут из барака — стреляй по ногам!

Остерман оторопело посмотрел на него:

— Почему по ногам? «Потому что тогда ты, может быть, попадешь в цель, а не в чистое небо», — хотел ответить Кирилл, но промолчал.

— Кира, иди туда, — немного остыв, сказал Илья. — Кардосо с ними не справится. Наши мексиканцы как взбесились…

У ворот виллы лежал убитый. Еще двое охранников сидели на земле, связанные, спиной друг к другу. На крыльце стоял Фернандо Васкес, опоясанный двумя патронташами. В руках у него была длинноствольная винтовка.

— Крис! Посмотри, чем я разжился! «Маузер!» Одно плохо — патронов к нему нет. Поискать надо.

— Нет времени искать! Где Рико?

— Рико? В замке. И ты загляни. — Васкес закинул винтовку за плечо. — А я тут седло присмотрел. Пойду прилажу. А ты загляни в замок, загляни. Там есть на что посмотреть.

Ковровая дорожка была усеяна осколками стекла. Они хрустели под сапогами. В воздухе парил пух, и на лестнице валялись несколько распоротых подушек.

Навстречу Кириллу спускался Кардосо.

— Кончено, — быстро сказал он, перезаряжая револьвер. — Трое засели в кабинете, отстреливались. Пришлось убить.

— Плохо.

— Хуже некуда, — согласился майор. — Надо уносить ноги. Рико неуправляем. Мануэль тоже. У нас мало времени. Что снаружи?

— В бараке несколько охранников. Пока сидят тихо.

— Ждут подмоги из города. Самое большее через полчаса здесь будет жарко. — Наверху загремела упавшая мебель, и майор покачал головой. — Рико хочет разгромить виллу. Я его понимаю. Когда мы вошли, тут развлекались три негра. Насиловали девчонку. Прямо в холле, на ковре. Так увлеклись, что не слышали выстрелов.

— Почему вы их не убили на месте?

— Я боялся задеть девочку. И Рико мешал, кинулся на них. Они разбежались. Двое наверх, один в окно. Тех, наверху, мы и прикончили, а один, наверно, ушел. Крис, поговорите с Рико. Вас он послушает.

— А где братья-ирландцы?

Майор махнул рукой:

— В том крыле. Роются в кладовой. Крис, мы теряем время. Зовите Рико. Пусть забирает свою невесту, если она здесь. И уходим.

Кирилл поднялся еще на один пролет и остановился в растерянности. Со всех сторон на него накинулись женщины. Они хватали его за руки, тараторя по-испански. Он смотрел в их заплаканные черные глаза и не понимал ни слова. Все они были молоденькими, прекрасными и пьяными.

Он прижался к стене и закричал:

— Мануэль! Рико! Быстро вниз!

Одна из девчонок схватила его руку и принялась целовать ладонь. Он еле вырвался и попытался отступить на лестницу. Но они обвили его жаркими руками, едва не свалив на пол.

Мануэль, в красной шелковой рубахе, сбежал по винтовой лестнице, гремя сапогами по железным ступеням.

«Уже переобулся, — отметил Кирилл. — И переоделся. Как он все успевает?»

— Сеньор Крис! Там, наверху, оружейный шкаф. Надо забрать винтовки.

— Ты нашел Луиситу?

— Слава Богу, сеньор Крис, слава Богу. Она с Рико. Ключи подбирают. Там еще и сейф. Его тоже надо бы открыть, верно?

— Нет! — выкрикнул Кирилл, пытаясь отодрать от себя девчонок. — Зови их! Забирай Луиситу! Мы не можем ждать!

— Мы заберем всех, — сказал Мануэль. — Девочки! Бегите вниз. Кто желает, может остаться! Остальные вернутся домой, я вам обещаю!

«Какие еще девочки? Он сошел с ума, — подумал Кирилл. — И я, кажется, тоже».

Окруженный девчонками, он спускался по лестнице и на миг задержался у полукруглого окна. Он глянул вдаль и увидел высокий склон. У самой границы леса белело пятно. Это был валун, у которого они только что стояли. Наверно, не прошло и десяти минут. Десять минут назад его жизнь была простой и спокойной.

 

17

Мясник из Сан-Педро

Когда Луисита поняла, что ее привезли в дом греха, она не стала плакать, как остальные девчонки. Она столкнула со стола вазу с цветами, подобрала с полу самый большой осколок и накинулась на миссис Фраун, чтобы перерезать той глотку. Но запуталась в платье, упала, и охранники навалились на Луиситу сверху.

В наказание ее долго били по пяткам. Она кричала, извиваясь от боли. Но так и не заплакала. А потом сказала:

— Зря вы это сделали, миссис Фраун, Когда мой старший брат найдет вас, я не позволю, чтобы вы умерли сразу.

Рыжая толстуха только посмеялась над ее словами. Но больше Луиситу никто и пальцем не трогал.

Ее и других малолеток сразу увезли из Тирби еще дальше, на виллу. Там она узнала, какое будущее ее ждет. Сюда приезжал Главный Хозяин, чтобы наслаждаться любовью девственниц. Миссис Фраун искренне недоумевала, что хорошего можно отыскать в этих худеньких запуганных существах, которые, к тому же ничего не умеют. Но у Хозяина был свой вкус. Он любил ложиться в постель сразу с двумя, а то и тремя девочками, которых ласково называл «цыплятами». Первые недели проходили в относительно невинных забавах — разговоры, осторожные прикосновения, отеческие поцелуи. Ложились одетыми, понемногу раздеваясь. Примерно через час он их отпускал, а их место в постели занимала какая-нибудь из девушек постарше — таких называли «курочками «.

Все «курочки» тоже когда-то были «цыплятами». Всех их однажды, после длительной подготовки, лишил невинности Хозяин. После первой ночи девчонку отдавали в обучение опытным шлюхам, прислуживавшим на вилле, и через неделю-другую она снова оказывалась в постели Хозяина. А дальше все зависело только от нее. Если она не доставляла ему наслаждения — ее отправляли в городской бордель. Но сначала несчастную на несколько дней отдавали тройке негров, которых специально для этого Эвелина Фраун держала на вилле. После них даже самый изощренный клиент должен был казаться проститутке робким подростком.

Если же вчерашняя девственница вела себя как опытная женщина, угадывая малейшие прихоти полковника, — тогда ее оставляли на вилле. Иных оставляли надолго. Одна, говорят, продержалась почти год. Но рано или поздно появлялись новые «курочки», а старых кидали на потеху неграм или охранникам, прежде чем отвезти в одно из городских заведений сестер Фраун.

Слушая эти разговоры, Луисита перебивала подруг:

— Мой брат скоро найдет меня. Хозяин не успеет увидеть даже кончики моих кос.

— Твой брат не найдет сюда дороги…

— Да он знает все пустыни и горы! Когда он скрывался от солдат, ему давали приют и в Сьерра-Неваде, и в Чиуауа!

— Твоего брата подстрелят охранники.

— Ха-ха! Мануэль сам подстрелит любого раньше, чем тот его увидит! Он быстр, как молния! И свиреп, как бешеный волк! Не дай Бог вам увидеть, как он орудует кнутом! Однажды у меня на глазах он двумя ударами рассек убегающего койота! Знаете, как враги называют Мануэля? Мясник из Сан-Педро, вот как!

С каждым днем ее рассказы о старшем брате становились более подробными и красочными. Уже не только подружки, но и служанки, и охранники виллы знали о неуловимом и беспощадном Мануэле. Все, конечно, посмеивались над деревенской вруньей. Однако почему-то Луиситу до сих пор ни разу не запускали в спальню Хозяина — а ведь с тех пор, как ее привезли, он уже дважды побывал на вилле. Наверно, это должно было случиться в самое ближайшее время, когда Хозяин посетит виллу вместе с гостями.

Накануне миссис Фраун уехала в город за деликатесами, а пару «курочек» приказала готовить к отправке в бордель. Охранники толкались на крыльце и, прижимаясь потными мордами к стеклам в дверях, наблюдали за работой негров. «Цыплята» забились в угловую комнатушку, с ужасом прислушиваясь к тому, что творилось в холле. И вдруг одна из девчонок глянула в окно и увидела всадника, летящего по склону горы.

— Посмотри, Луисита, не твой ли это Мануэль?

— Да! — закричала она, распахнув окно. — Это он! Мясник!

«Мясник! Мясник из Сан-Педро!» — словно эхо разнеслось во дворе. Растерянные охранники уже не посмеивались, а с нарастающим страхом глядели на цепочку всадников, которые с дикими воплями летели к вилле…

— Все понятно, — сказал Остерман. — Пусть она увидела не Мануэля, а Рико, неважно. Я одного не могу понять. Почему все девчонки пьяные?

— С первого дня им давали вино вместо воды, — сказал Фернандо Васкес. — Эх, вот житуха!

Он наконец приладил бочонок с вином за седлом, любовно похлопал его и повернулся к Илье:

— Ну, я готов. Пошли. Покончим с этим грязным делом.

Пригибаясь, они подбежали к изгороди, за которой прятались Кирилл, Рико и Кардосо. Шон и Пит залегли где-то сбоку.

Из окна барака снова выглянул ствол винтовки. Кирилл вскинул винчестер, но Кардосо его удержал:

— Пусть постреляют еще немного.

— Я могу его снять отсюда.

— Зачем? Они станут сговорчивее, когда истратят патроны.

— Эти патроны и нам бы пригодились, — проворчал Фернандо. — Где их найдешь, патроны к «маузеру»?

Выстрел из барака отозвался эхом от стен виллы. Пуля смачно шлепнула возле ворот, выбив изрядный кусок штукатурки.

— Не надоело вам? — крикнул Кардосо. — Выходите по-хорошему! Нам от вас ничего не нужно! Мы только заберем оружие на всякий случай! А вас отпустим с миром!

— Ищи дураков! — прокричали из барака. — Знаем, как вы, мексиканцы, поступаете с пленными!

Кардосо похлопал по шее одного из связанных охранников, сидевших у его ног:

— Парни, идите к своим. Объясните, что мы не бандиты. Мы не режем пленных.

— Майор, что за дела? — недовольно спросил Васкес. — Вы их отпускаете? Их там всего пятеро, теперь будет семь. Давайте я этим хоть пальцы отрублю, что ли? Чтоб не стреляли нам в спину.

Связанные испуганно глянули на мексиканца и перевели молящий взгляд на Кардосо.

— Шагайте, — приказал тот. — Даем вам пять минут на сборы. Все оружие выбросить через окно, чтобы я видел. Уходить по дороге.

— А если… А если нас не послушают? — стуча зубами, спросил охранник.

— Через пять минут мы подпалим барак. Кто останется в нем — сгорит. У кого есть еще мозги в голове — дойдет до города.

— И будет жить долго и счастливо, — добавил Остерман. — Ну, чего расселись? Шагайте, пока не пришел Мясник.

Он и сам не ожидал, какой эффект произведут его слова. Оба вскочили и побежали к бараку, семеня и пригибаясь, будто ждали, что по ним будут стрелять.

— Что еще за Мясник? — спросил Кирилл.

— У нашего Мануэля появилась новая кличка, — сказал Илья. — Представляю, что будут рассказывать о нем эти уроды, когда вернутся в город.

— Зря вы их отпустили. — Васкес сплюнул и длинно выругался. — Они нас видели. Слышали наши разговоры. Знают имена. И еще, майор. Как вы собираетесь поджигать барак?

— Этим займутся Шон с Питом. У них керосин. Но, я думаю, до этого не дойдет.

Из окон барака вывалилась сначала одна винтовка, примерно через минуту — еще несколько. Потом под окна стали падать патронташи и револьверы.

— Поверили! — Фернандо хлопнул в ладоши, — Жалко. Я бы с удовольствием их поджарил.

Охранники высыпали из барака и затрусили по дороге. Некоторые оглядывались, другие бежали зигзагом.

— Они не взяли раненых, — сказал Кирилл.

— Этого следовало ожидать, — кивнул Кардосо.

— Черт! Теперь еще и за ними надо присматривать! — возмутился Васкес. — А если у раненых осталось оружие?

— Вряд ли они им воспользуются.

— Не скажите, майор! От раненых гринго всего можно ожидать. Я и убитым-то не доверяю! Они, бывает, оживают в самый неподходящий момент. Скажем, когда ты снимаешь с него перстенек. Нет, их придется держать на мушке! А вдруг они начнут бить нам в спину? А вдруг там еще несколько человек осталось, которых мы раньше не видели?

— Это проверят Шон и Пит, — сказал майор.

Он выпрямился над изгородью и покрутил в воздухе шляпой, потом махнул в сторону барака и показал два пальца.

Илья догадался, что таким образом майор общается с ирландцами, которые пока оставались невидимыми. Как он ни вглядывался, ему не удалось ничего рассмотреть за кустами, окружавшими барак. Но спустя несколько минут из-за него показались Шон и Пит. Они собрали оружие, валявшееся под окнами, и подошли к изгороди.

— Они их добили, — сказал Пит. — Обоих.

— Ножом, вот так. — Шон провел ладонью пониже уха.

Фернандо Васкес в ярости ударил прикладом по земле:

— Сукины дети! Рогоносцы! Сами зарезали, а скажут, что мы!

— Какая разница, что еще про нас будут говорить? — Кардосо поправил шляпу и отряхнул сюртук. — Надо собираться.

— Не беспокойтесь, — сказал Рико. — Мануэль уже все собрал. Идите, я тут покараулю.

Илью удивило, как изменился Рико всего за несколько минут. Вроде бы только что он носился, как безумный, громя все на пути, только что кипел от ярости, молотя рукояткой револьвера разбегающихся врагов. Илья все время держался рядом и отстал только тогда, когда пришлось вступить в перестрелку с охранником, засевшим возле ворот. Рико вместе с Кардосо ворвался в замок, и оттуда послышался такой шум, будто виллу штурмовала целая армия. А когда все стихло, он появился во дворе, угрюмый и вялый.

Илья ожидал, что Рико познакомит его со своей невестой. Он просто умирал от любопытства, так хотелось поглядеть на девчонку, из-за которой они устроили натуральный штурм Бастилии. Но Рико постоял во дворе, безучастно наблюдая за суматохой, а потом ушел вместе с Кардосо выкуривать охранников, засевших в бараке. И сейчас равнодушно глядел на опустевшую дорогу.

— Эй, амиго! — Фернандо тряхнул его за плечо. — Ты тут не зевай! Они могут вернуться с подкреплением.

— Я их задержу, — ответил Рико и взвел курок винчестера.

Вернувшись к вилле, Илья увидел, что Мануэль не тратил время даром. Девчонки уже сменили свои платьица на джинсы и рубашки, найденные в комнатах прислуги, и теперь крутились возле лошадей и мулов — затягивали подпруги, навьючивали тюки я корзины. Мануэль стоял на крыльце и покрикивал:

— Живее, живее! Луисита, помоги вон той белоручке, что возится с мулом! Городская, что ли? Кто так накидывает оголовье! Не бойся, не укусит! А если и укусит, невелика беда!

Илья подошел к мулу, который капризно выгибал шею, не давая надеть на себя узду, и крепко обхватил его голову снизу.

— Вот теперь накидывай, — сказал он девушке с уздечкой.

Он мог бы справиться сам, и гораздо быстрее. Но ему хотелось постоять хоть несколько секунд рядом с девушкой. Она казалась ему ослепительно красивой, несмотря на мешковатый наряд и растрепанные волосы. Узкая шейка и по-детски хрупкие ключицы выглядывали из непомерно большой рубахи. Из-под закатанных рукавов белели тонкие запястья.

«Белоручка, — подумал Илья. — Как она выдержит путь через горы? Как она будет продираться в лесу, карабкаться на скалы, спать на голой земле? Эта изнеженная пташка годится только для того, чтоб ее носили на руках и осыпали поцелуями. Как „поцелуи“ по-испански? Забыл. Нет, я просто не знаю таких слов. Мой лексикон нуждается в срочном обновлении».

— Как тебя зовут? — спросил он.

— Инес. — Она наконец засунула удила в страшную зубастую пасть этого чудовища-мула и быстро отдернула руки. — А тебя?

— Билли.

— Ты не похож на гринго.

— А вот ты похожа. Американки часто ходят в мужской одежде.

Она запахнула ворот.

— Так приказал Мануэль. Думаешь, очень приятно натягивать на себя чужие тряпки?

— Где твоя лошадь? Ты ее оседлала? Ты умеешь ездить верхом?

— Не беспокойся. — Она сердито дернула мула за узду и повела за собой. — Пошли, чего встал!

Видимо, эти слова были адресованы мулу, но Илья тоже послушно зашагал рядом с девушкой.

— Я и не беспокоюсь, — сказал он. — Я просто…

— Сеньор Билли! — закричал Мануэль. — На этого мула грузим ящики с патронами!

Две девушки подтащили к нему пару квадратных зеленых ящиков. Навьючив их на мула, он обернулся к Инес — но ее уже не было рядом.

Фернандо Васкес привстал на стременах, оглянулся и махнул рукой:

— Все за мной! И не разбредаться!

Мануэль щелкнул кнутом, подгоняя медлительных мулов, и нестройная колонна потянулась поперек склона, направляясь в каньон.

Илья и Кирилл ехали последними, прикрывая тыл.

— Кира, мы влипли, — сказал Остерман. — С такой толпой далеко не уйдешь.

— А нам и не надо далеко. Перейдем границу и разбежимся. У них своя дорога, у нас — своя.

 

18

Перечень наслаждений

Полковник Тирби не знал себе равных в искусстве принимать гостей. Когда он был мэром в Канзасе, его дом часто посещали важные персоны. После каждого визита составлялась карточка с описанием меню и списком едоков. Такие карточки нужны были для того, чтобы при следующем посещении гость отведал что-нибудь новое. Своим поварам Тирби платил больше, чем они могли бы заработать в самых лучших ресторанах. И эти затраты оправдывали себя. Хлебосольный мэр обзавелся такими связями, что мог бы стать и губернатором. Но тогда Сайрус Тирби предпочел иной путь. А вот теперь все чаще и чаще подумывал о том, что пора бы ему вернуться в политику, в мир больших городов, сверкающих залов и тихих кабинетов, где вершатся громкие дела…

Готовясь к приему миллионеров из Калифорнии, он долго наводил о них справки. Меню было расписано на неделю, и ни одно блюдо в нем не повторялось. Полковника удручало лишь то обстоятельство, что в рыбный суп пошла не треска, а горная форель. Он надеялся, что изменения в рецептуре останутся незамеченными. Но ошибся.

— Бостонский суп был хорош, — сказал один из гостей, отдыхая в ожидании десерта. — Правда, в Новой Англии его готовят несколько иначе.

— Когда я перееду в Новую Англию, угощу вас таким же супом, но сваренным по всем правилам, из трески, — пообещал Сайрус Тирби.

Миллионеры переглянулись.

— Ловлю на слове, — сказал один.

— И долго нам ждать этого события? — спросил второй.

— Зависит от того, как быстро я найду достойного преемника. Собираюсь сдать все дела и уйти на покой. А есть ли в Америке более спокойное место, чем залив Кейп-Код? Я провел там детство и юность и надеюсь встретить там старость.

— Тогда нам ничего не светит. Пока вы будете ждать старости, всю треску переловят.

За десертом поговорили о прелестях жизни на побережье, о яхтах и рыбалке.

— Мы обязательно должны заглянуть на мою виллу, — сказал полковник. — Это недалеко. По пути осмотрим рудник и шахты.

— Как насчет охоты? Я прихватил штуцер.

— Охота там великолепная. В горах водится пума, встречаются медведи и волки, а сколько оленей! — Полковник подмигнул. — Но меня привлекает пернатая дичь. Всякие пташки, цыпочки, курочки…

Слуги вкатили столик с кофейным сервизом, и полковник заметил в дверном проеме озабоченное лицо своего управляющего.

— Я вас оставлю на минутку, джентльмены.

Он вышел, плотно закрыв за собой двери. Вряд ли гости кинутся к дверям подслушивать. Однако полковник жестом остановил управляющего, когда тот попытался заговорить, и отвел его к окну.

— Что еще?

— Мистер Бюргер вернулся, сэр. Ждет внизу.

— Проведи его в библиотеку.

Полковник вернулся к гостям и высидел с ними еще несколько минут, болтая о пустяках. Когда были поданы ликеры и сигары, он снова извинился:

— Мне надо отдать несколько распоряжений.

— Когда мы поедем на вашу виллу?

— Когда вам будет угодно.

Зайдя в библиотеку, он подумал, что Бюргера давно пора сменить. Городу нужен новый шериф, не такой тюфяк.

— Ты плохо выглядишь, — сказал полковник. — Я думал, прогулка по горам пойдет тебе на пользу, а вышло наоборот.

— Сэр! Я спешил! — Шериф посмотрел на свои запыленные сапоги, потом вытер блестящий лоб и посмотрел на платок. — Сколько пыли! Я наглотался пыли, как рудокоп, пока мчался в город. У меня неважные новости. Они разгромили виллу миссис Фраун.

— Кто — они?

— Если бы я знал! Наверно, та же самая банда, что освободила вашего друга…

— Забудь, что он мой друг. Давай дальше про виллу.

— Ну, что дальше… Мы встретили в лесу ребят оттуда. Рассказывают, налетела толпа мексиканцев. Человек двадцать. Вооружены до зубов. Парни еле-еле отбились. Половина укрылась в лесу, остальные погибли на вилле.

— Постой, постой. Кто укрылся в лесу? Мексиканцы?

— Да нет. Наши.

— Ты же сказал, что они отбились.

— Ну да, отступали и отбивались.

«Значит, вилла захвачена, — подумал Тирби. — Вот идиот, не мог сообщить мне это десять минут назад! Куда я теперь повезу гостей? На дымящиеся развалины?»

— Ясно, — сказал он. — Дальше.

— Что дальше?

— Про мексиканцев я уже слышал. Про геройскую оборону — тоже. Теперь хочу услышать о твоих действиях.

— Ну, я встретил мистера Хезелтайна, и мы с ним решили, что банда будет уходить в Сухую долину. Послали туда рейнджеров, чтобы перекрыли выходы из каньона. Только у нас людей маловато, сэр. Я ведь зачем приехал? Хочу набрать еще ребят. Вот если бы вы позволили забрать стрелков из охраны рудника…

— Сколько у тебя народу?

— Примерно четыре десятка. Но каньон большой, и я думаю, что…

— Подключи ребят с мексиканских приисков. Хватит им бездельничать, пусть сядут на тропы. И заберешь две смены с рудника. Но сначала зайди к сестрам Фраун. Про нападение — ни слова, понял? Пусть сидят дома и ждут меня. Надо посоветоваться. Где Хезелтайн?

— Он в казарме рейнджеров. Я могу послать за ним.

— Не надо.

Обратный путь от библиотеки до гостиной занял не больше минуты. Но этого времени полковнику хватило на то, чтобы найти выход из положения. Виллы нет? Тем лучше. Все равно охоту на пуму пришлось бы чем-то заменить. А «пернатая дичь» водится не только в лесу…

Вернувшись к гостям, он объявил:

— У вас есть полчаса на то, чтобы отдохнуть и переодеться для конной прогулки. В ваших комнатах вы найдете все, что может понадобиться. От носовых платков до шпор.

— Отлично, — в один голос сказали гости, с одинаково фальшивым воодушевлением.

— За пару часов доберемся до виллы, — бодро сказал полковник. — Дорога не слишком ровная, зато такая живописная! На горной тропе нас подстрахуют егеря, они уже приготовили веревки. ……..

— Могу я взять с собой штуцер? — спросил миллионер-охотник. — Вдруг мы встретим по дороге волка или пуму?

— Не встретим, — улыбнулся полковник. — Волки не ходят по дорогам.

Сестры Фраун были дочерьми юриста. Они получили хорошее школьное образование, были отлично воспитаны, каждая имела приданое в размере пятнадцати тысяч долларов — словом, такие невесты могли составить счастье любого джентльмена. Но многочисленные претенденты были жестоко разочарованы, когда Ангелина и Эвелина сбежали из Сан-Антонио, присоединившись к театральной труппе.

Об их сценических успехах полковнику Тирби ничего не было известно. Единственным напоминанием об артистическом прошлом была скромная афиша «Разлучницы из Омахи», которая висела в будуаре Ангелины. Однако театр, безусловно, дал сестренкам гораздо больше, чем уроки в школе и наставления родителей. Прежде всего, благодаря гастролям они повидали мир. Объездив чуть не все штаты, девушки живо интересовались, где бы можно было остановиться, чтоб вложить в дело свои тридцать тысяч. Везде, от Алабамы до Юты, они слышали одно и то же — самый надежный барыш приносят бордели, если только они находятся под умелым управлением. И, поколесив по стране, сестры уже не сомневались, что со временем откроют публичный дом.

А когда они наконец открыли его — тут им снова пригодился театральный опыт. Взяв в аренду бордель в Канзасе, сестры вложили немало денег в обстановку. Им были известны маленькие секреты декораторов, и стены их заведения быстро украсились шелковыми портьерами из ситца, мраморными колоннами из картона, золотыми плевательницами из латуни и множеством других аксессуаров, поражающих воображение посетителей.

Сестры тщательно отбирали работниц. Неопытные девушки и молодые вдовы были готовы трудиться за гроши, но сестры Фраун предпочитали профессионалок. Безусловно, требовалась хорошая фигура и миловидное лицо, необходимо было крепкое здоровье, но не менее важным условием считалось умение вести себя как леди.

Их первый бордель распахнул двери в день открытия крупной сельскохозяйственной выставки, и целый месяц дела шли отлично. Скотоводы и фермеры, агрономы и шулера, съехавшиеся со всего Среднего Запада, были готовы платить по десять долларов за девушку и по двадцать — за бутылку вина. Но выставка закрылась, приличный посетитель косяком повалил прочь, и спустя месяц сестрам пришлось уволить столь тщательно подобранный персонал.

Они не пали духом и попытались возобновить дело где-нибудь в большом городе. Их публичные дома открывались в Вашингтоне и Нью-Йорке, Филадельфии и Ричмонде, Сент-Луисе и Новом Орлеане. Им приходилось каждый раз начинать все заново — с новыми интерьерами, новыми девушками и, самое главное, с новыми покровителями, потому что старые за пару лет становились слишком жадными. Так, в Нью-Йорке они потратили семьдесят тысяч за два года, откупаясь от полиции.

А в Новом Орлеане к ним заглянул старый знакомый, Сайрус Тирби. Именно он когда-то благословил их первые шаги в бизнесе. А теперь сестры услышали от него весьма заманчивое предложение. Оно могло быть выражено одним словом — монополия. Тирби предлагал уехать с ним в Аризону и открыть сеть публичных домов в городе, где мужчины готовы платить только за то, чтобы прикоснуться к живой женщине. До сих пор там работали лишь несколько сутенеров, и очередь к их палаткам не иссякала ни днем ни ночью.

Но приличная публика не хотела стоять в очередях. Приличная публика способна выложить сотню-другую за вечер в приятной компании, а такую компанию могут предложить только сестры Фраун.

Через месяц в городе на Медном холме работали три больших публичных дома. Верхние этажи каждой гостиницы были отданы проституткам. Сутенеры убрались из города вниз, в шахтерские поселки, и все деньги, потраченные на любовь, стали попадать в кассу Эвелины и Ангелины Фраун.

Они умело распоряжались капиталом и вкладывали деньги не только в интерьеры и наряды, но и в акции меднорудной компании. Так что сейчас полковник явился не к сводням, а к компаньонам по бизнесу.

— Калифорнийцы прибыли, — доложил он. — Настроение отличное. По пути из Тумбстона им навстречу непрерывно тянулись подводы с рудой. Это произвело должное впечатление. Они готовы все скупить хоть сегодня. Но будут тянуть, торговаться, сбивать цену.

— После виллы они станут гораздо послушнее, — пообещала Эвелина. — Я везу туда столько вкуснятины! Сайрус, ты обязательно должен поужинать там вместе с нами.

— Возможно, сегодня мы поужинаем в городе, — с игривой улыбкой сказал полковник. — Я предложил гостям охоту, но вы бы видели, какие кислые мины они при этом скорчили! Кажется, эти жеребцы предпочли бы поохотиться в ваших угодьях, девочки.

— Нет проблем, — сказала Ангелина. — Трюфели остаются трюфелями, где бы их ни подавать.

— Вот именно, — поддержал Тирби. — Где мы их примем?

— Конечно, в «Белой Розе»! — воскликнули сестры.

В «Белую Розу» они заглянули буквально на минутку. Просто чтобы познакомиться с достопочтенными хозяйками этого роскошного клуба.

— Господа, вы могли бы оказать мне бесценную услугу! — сказала Ангелина Фраун после того, как по-южному изысканные процедуры знакомства были выполнены. — Мы открываем филиал в Сан-Франциско. Но я ничего не знаю о вкусах, которые царят в Калифорнии. Если бы вы нашли несколько минут, чтобы просмотреть моих девушек! Тогда я буду знать, кого из них можно отправить, а кого оставить здесь.

— Несколько минут? — Миллионеры переглянулись.

В такие минуты полковнику казалось, что эти трое понимают друг друга без слов. Как все опытные игроки, они умели читать мысли партнера. Впрочем, об их мыслях нетрудно было догадаться. Кому охота тащиться в седле по горам, да еще под палящим солнцем, когда есть возможность присесть в уютное кресло и насладиться прохладой? К тому же одной прохладой перечень наслаждений не исчерпывался…

— Мы, пожалуй, можем ненадолго задержаться, — сказал полковник и первым опустился на диван.

Если гости думали, что девушки для просмотра будут выстроены перед ними в шеренгу, то они жестоко ошибались. Красотки появлялись в гостиной одна за другой. Они были увешаны драгоценностями, от которых нельзя было оторвать взгляда, а от полупрозрачных халатиков веяло такими ароматами, что даже у полковника, равнодушного к показанным прелестям, начинала кружиться голова. Девушки прохаживались из угла в угол, затем, присев в свободное кресло, немного рассказывали о своих увлечениях — одна любила петь, другая предпочитала арабские танцы… Не желаете посмотреть? Тут же появились музыканты, и под звуки скрипки, кларнета и гитары началась вторая часть просмотра.

Полковник Тирби много раз наблюдал подобные бесхитростные представления и сейчас откровенно скучал. Все эти красотки были слишком хорошо ему знакомы, причем многих он знал едва не с детских лет.

— А почему в таком милом заведении совсем нет посетителей? — поинтересовался миллионер-охотник. — У нас подобный клуб брали бы штурмом толпы ценителей.

— Сегодня клуб открыт только для вас, — ответил полковник. — По моей просьбе.

— Очень любезно с вашей стороны.

— Вы можете провести здесь столько времени, сколько пожелаете. Вилла никуда не денется, и охоту можно устроить в любое время. Наши возможности ничем не ограничены.

— Похоже, что мы попали в гости к персидскому шаху.

— Сравнение лестное, но неточное. Я всего лишь владелец не самого крупного рудника. Но тот, кто владеет рудником, владеет и городом. Каждый кирпич тут куплен на мои деньги.

— Думаю, что каждый кирпич уже окупил себя, — заметил миллионер.

— И еще не раз окупит.

— Хорошо быть владельцем рудника… — Миллионер замолчал, потому что на его коленях оказалась миниатюрная китаянка.

Она выглядела как десятилетняя девочка, несмотря на то, что много лет работала на сестричек. Полковник знал ее секрет — узкоглазая до сих пор была девственницей.

— Не желаете посмотреть комнату японского императора? — прощебетала она, несмело касаясь щетины на кадыке покрасневшего миллионера.

Тот облизнул губы и оглянулся на своих партнеров. Но они были слишком заняты собеседницами, сидящими у них на коленях.

— Кроме японской комнаты, есть еще и турецкая, — сказал полковник, вставая с дивана. — И французская. И много других. Постарайтесь не пропустить ни одной.

Он подошел к Ангелине, которая сидела под пальмой, обмахиваясь веером.

— Что случилось? — спросила она, сохраняя благодушную улыбку на лице. — Шериф выглядел так, будто по нему проскакал табун.

— Ничего не случилось. Я только сказал, что недоволен его работой.

— Да, — протянула она. — Лучше бы по нему проскакал табун.

 

19

В западне

Каньон ветвился, как лабиринт, на десятки расселин и ущелий. Временами Илье казалось, что он уже несколько раз проезжал мимо одной и той же серо-желтой скалы, изъеденной ветром. Но Кирилл, перехватив его обеспокоенный взгляд, только усмехнулся:

— Не смотри по сторонам. Тут все скалы одинаковы. Следи за птицами. Видишь, гриф парит над нами?

— Вижу. Ну и что? Не очень-то приятно, когда над башкой кружит стервятник.

— Это не стервятник, а гриф. Пока мы его видим, можно не беспокоиться. Но если за нами будет двигаться погоня, он перелетит туда и будет кружить над ними.

— Ты уверен?

— Я уверен, что лучше следить за птицами, чем за девочками. Ты же глаз не сводишь со своей доньи Инессы. Дырку в спине просверлишь.

Остерман хотел лягнуть приятеля сапогом, но тот, посмеиваясь, успел отдернуть ногу.

— Хорошо бы нам пересечь границу засветло, — сказал Кирилл. — Чтобы не ночевать со всем этим табором. Чувствую, будет гулянка до утра.

— А что такого? — Илья пожал плечами. — У людей хороший повод для праздника. Свобода. Они получили свободу…

— И бочонок вина в придачу. Нет, пусть они празднуют без нас.

Остерман снова глянул вперед, и снова его взгляд наткнулся на Инес. Она сидела на лошади по-мужски, и ее длинные волосы были убраны под шляпу — пацан пацаном. Иногда она оглядывалась, и он видел ее огромные черные глаза. Ему хотелось пришпорить коня, чтобы оказаться поближе к ней. И, если бы не Кирилл, он бы давно так и сделал.

Инес вдруг ударила лошадь каблуками, и та пошла резвее. Колонна растянулась и снова принялась сжиматься, ускоряя ход. Передних всадников не было видно за скалами, но Кирилл уверенно сказал:

— Фернандо разогнался. Значит, увидел выход. Вот и все, Илюха. Приехали… — Он остановился и еще раз оглянулся назад. — Все тихо. Я боялся, что за нами увяжется кто-нибудь с виллы.

— Да кому мы нужны…

— Мы увели лошадей, увели девушек. У этой собственности есть хозяин. И я не думаю, что он так легко с ней расстанется.

— И долго ты будешь тут стоять? — нетерпеливо спросил Остерман, потому что Инес уже скрылась между скалами.

— Если все делать по уму, то я бы подождал тут с полчасика. На всякий случай. — Кирилл, запрокинув голову, следил за полетом грифа. — Но если бы мы все делали по уму, то не оказались бы здесь. Ладно, поехали.

Они поскакали вперед, догоняя колонну. Цокот копыт отражался от скал, и казалось, что скачут не двое, а целый отряд.

«Опять он за свое, — сердито думал Илья. — Вечно ему мерещится угроза. Может быть, он нарочно меня пугает? Чтобы я не расслаблялся? А может, завидует тому, что Инес оглядывается на меня? Черт, неужели я прямо сейчас с ней расстанусь? И больше никогда не увижу?»

Ущелье снова изогнулось, и, завернув за скальный выступ, Илья увидел просвет. Он привстал в стременах и послал коня быстрой рысью, жадно всматриваясь вперед. Между рыжими, почти отвесными стенами каньона стало видно холмистую долину, серебристо-зеленую, с курчавыми рощами и перелесками и с блеснувшей вдалеке полоской воды.

— Фернандо нас вывел прямо к реке! — прокричал Кирилл, догоняя его. — Теперь не заблудимся!

Дорога вела под уклон, и стены каньона раздвигались все шире. Лошади и мулы рвались вперед, завидев воду и зелень. Их нетерпение разделяли и всадники. Кто-то залихватски посвистывал, девчонки звонко смеялись. И вот уже Фернандо Васкес первым вырвался из раскаленного ущелья, и его конь закружился на месте, топча высокую траву…

…закружился, и вдруг его передние ноги надломились. Конь рухнул, и Фернандо перелетел через его голову.

Звук выстрела раскатился над долиной. Девушка, ехавшая за Васкесом, всплеснула руками и свалилась в траву. Ударили еще несколько выстрелов. Пули с визгом отскакивали от скал.

— Назад! Все назад! — кричал Кардосо, разворачивая коня.

Лошади сталкивались и ржали, кто-то кричал от боли, не поймешь — женщина или мужчина, а пули все щелкали по стенам каньона, высекая осколки.

— Назад!

Остерман подскакал к Инес и заслонил от выстрелов. Ее конь заартачился, мотая головой. Он схватил его под уздцы и повел за собой, разворачиваясь обратно в ущелье.

— Держись! — крикнул он, увидев, что девушка пошатнулась в седле.

Кирилл пробежал мимо, размахивая винчестером:

— Уводи всех за скалы! Я прикрою!

Найдя уголок, куда не залетали пули, Илья спрыгнул на землю и подставил руки девушке. Но она соскочила на другую сторону и побежала обратно,

— Стой, дурочка! Ты куда?

— Там Луисита! Там все!

— Сейчас все будут здесь! — Он догнал ее и повалил на песок. — Сиди и не лезь под пули!

— Пусти! Трус!

Он влепил ей пощечину, и она затихла.

— Сюда, сюда! — орал Мануэль, оглядываясь и ведя за собой мулов.

Девушки забились под скалу, рядом с Инес. Подбежал Кардосо:

— Билли, где ящики с патронами? А, вот они!

Он взмахнул ножом, разрезав веревки, и Остерман едва успел подхватить ящик.

— Мануэль, стереги девчонок, чтоб не путались под ногами! — приказал майор. — Билли, перекрой вон тот проход, оттуда тоже стреляли! Если полезут, зови на помощь, не пытайся их остановить в одиночку!

Илья схватил патронную пачку и кинулся в теснину, указанную Кардосо. Каньон наполнился грохотом выстрелов. Но Илья не видел противника. Он залег за широким стволом сухого дерева. Метрах в ста перед собой он видел невысокий песчаный обрыв, над которым темнела роща. Выше деревьев громоздилась полоса бурых скал. Вдруг мелькнула бледная вспышка, громко щелкнул выстрел, и пуля, звонко ударившись о скалу, зарылась в песок.

Он выстрелил в ответ. И обругал себя за это. Надо было не давить на крючок, а запомнить место, где прятался стрелок. К тому же на таком расстоянии он не видел ни цели, ни следов своего выстрела. Такая пальба годится лишь для того, чтобы отпугнуть шакала.

«Они и есть шакалы», — подумал он и выстрелил еще раз, просто потому, что не смог удержаться. Да и как удержишься, когда вокруг носятся пули?

Кто-то подбежал и плюхнулся на песок рядом. И тут же из-за деревьев раздался выстрел.

— Мазилы! — Шон выплюнул песок и погрозил кулаком невидимому снайперу.

— Что с Фернандо?

— Живой.

— А девушка?

— Наповал. И Пита задело.

— Сильно?

— Ничего, заживет, как на собаке. Что делать будем, а?

— Не знаю.

Шон отполз за обломок скалы, устроил поудобнее винчестер и прицелился.

— Ты его видишь? — спросил Илья.

— Нет.

— Тогда не трать патрон зря. Все равно не достанешь.

Ирландец выстрелил и приподнялся, вглядываясь вперед.

— Эх, подобраться бы поближе…

— Побудь здесь, — попросил Илья. — Я сейчас вернусь.

Кардосо лежал за убитым мулом. Под скалами залегли Фернандо и Кирилл. Они не стреляли, но держали винтовки наготове.

— Обошли нас, — сказал майор. — Вот не ожидал такой прыти. И откуда взялось столько народу? Не понимаю.

— Я думаю, надо уходить обратно в каньон, пока не поздно, — сказал Илья.

— Они тоже так думают. Им надо загнать нас поглубже и перекрыть выход. А потом подтянут силы и будут ждать, пока мы не сдадимся. Все очень просто. Я сам проводил такие облавы.

— Так что же нам делать?

Кардосо смахнул грязь с рукава.

— Как неудачно. Я где-то запачкался кровью. Надо замыть, а то пятно останется. Вы спрашиваете, что делать? Ждать темноты. И уходить из каньона. Просачиваться по одному. Оставить здесь лошадей и женщин. Когда преследователи войдут в каньон, мы уже будем далеко. Я понимаю, этот план выглядит слишком рискованным. Но поверьте, пешехода не так просто догнать в горах. Особенно, когда он идет один. И старается не оставлять следов.

— Пит ранен, — сказал Илья.

— Да, в бедро навылет. Я его перевязал.

— С такой раной ему не уйти.

— Да, не уйти.

Остерману хотелось ударить майора. Но он понимал, что Кардосо прав.

Девушки сидели на песке вокруг убитой подруги. Одна из них монотонно бубнила бесконечную молитву, другие подавленно молчали. Они уже не вскрикивали испуганно, когда пули залетали рикошетом в этот уголок, а только теснее жались друг к другу.

Далекие стрелки открывали огонь, как только замечали какое-то движение в каньоне. Рико и Шон, устроившись среди камней, отвечали. Остальные, кто ползком, кто перебежками, собрались под скалой на военный совет.

— Думаю, что мы напоролись на рейнджеров, — сказал Кардосо. — В приграничных областях любое крупное поселение обзаводится такими отрядами. А Тирби — поселение не только крупное, но и достаточно богатое.

— Какая нам разница, кто они — рейнджеры или бандиты! — проговорил Фернандо Васкес, с тоской глядя на пробитый бочонок вина, лежащий на потемневшем песке.

— Разница в том, что действия бандитов невозможно предугадать. А рейнджеры будут делать то, что им положено делать. Если этой команде поручено нас блокировать, они выполнят задачу. Но в каньон не полезут. Потому что приказа к атаке им никто не даст.

— Как думаете, много их тут? — спросил Кирилл.

— В команде обычно не больше дюжины стрелков. Думаю, они рассыпались по двое, а где и по одному. Держат под прицелом выход в долину. Если мы попытаемся прорваться, они встретят нас перекрестным огнем. У них «маузеры»… — Майор покатал на ладони остроконечную пулю. — Несколько залпов — и мы без лошадей. А дальше — вопрос времени. Однажды в Неваде я примерно так же прижал к земле банду апачей. Мы продержались неделю. У нас кончалась вода, а они откопали себе что-то вроде колодца. Еще день, и апачи смогли бы прорваться. Но подоспела кавалерия, и они сдались.

— Каньон большой, — сказал Фернандо. — Тут можно прятаться долго. И воду можно найти. Можем забиться куда-нибудь подальше и переждать.

— Можем, — согласился майор.

«Он уйдет один, — подумал Остерман. — Дождется ночи и уйдет».

— Девчонки не выдержат, — сказал Мануэль. — Слабенькие они. Их держали впроголодь. Спрашиваю у Луиситы, что она сегодня ела. Говорит, вино и конфетки. А вчера? Конфетки и вино. Если прятаться, то нам и огня не развести. Нет, девчонки не выдержат. Может, придумаете что-нибудь другое?

Никто не ответил Мануэлю, а Илья отвел глаза, не выдержав его жалобного взгляда.

— Может, поищем другой выход в долину, а, Фернандо?

— Может, поищем другой каньон? — передразнил его Васкес. — Или сразу другую долину? Чего ты ноешь! Не выдержат они! Люди и не такое терпели!

— Постой, Фернандо! — Илья схватил его за руку. — А тот боковой проход, где Шон? Похоже, что против него только один стрелок! Если вырваться оттуда…

— Упрешься в гору.

— Ну и что? Там лес! В лесу мы оторвемся! Найдем тропу!

— А если не найдем? — Фернандо покачал головой. — Нет, Билли, на скалах рейнджеры нас точно прижмут.

Мануэль хотел что-то сказать, но осекся и только рукой махнул.

— Я видел рейнджеров в Техасе, — снова заговорил Кирилл. — Но не заметил, чтобы кто-нибудь из них таскал с собой армейскую винтовку. Я бы и сам не взял ее в дорогу. Длинная, тяжелая, да и патроны для нее, наверно, большая редкость. Может быть, нас встретил мексиканский патруль? Ведь мы уже на самой границе.

— Ну и что? — спросил Васкес. — Нам-то какая разница…

— Патруль не будет торчать на одном месте слишком долго. Ему надо возвращаться в казарму.

— Предлагаешь переждать? — спросил Илья.

— Похоже, у нас нет выбора.

«Он тоже решил смыться ночью, — подумал Остерман. — Все верно. Надо уходить. Если нас сцапают — вздернут на ближайшем дереве. Как это у них тут делают? Заставят выкопать могилу для себя. Свяжут руки, посадят на лошадь, накинут петлю… Потом попользуются девчонками вволю. И вернут их законному владельцу».

— У нас осталось примерно три часа, — сказал Кардосо. — Через час посыльный доберется до города, час на сборы, час на обратную дорогу. Думаю, наберется с десяток добровольцев. Если они хорошо знают каньон, то могут и войти в него. Но вряд ли. Скоро вечер. Думаю, они все-таки будут ждать рассвета.

— А если разделиться? — предложил Мануэль. — Кто-то уведет лошадей, а остальные спрячутся. Рейнджеры пойдут по следам, мы их пропустим и спокойно выберемся отсюда. А?

— Я готов, — быстро ответил Фернандо. — Если прямо сейчас тронуться, заведу их в такую глушь, сто лет будут плутать по каньону и не выберутся. Кто со мной?

— Не горячись, — сказал майор. — Я уже думал об этом. В каньон войдут не все. Основные силы все равно останутся на выходе.

— Откуда вы знаете? Может быть, их командир не такой умный, как вы?

— А командир и не должен быть умным. Ему достаточно знать то, что называется тактикой.

— Я не знаю, что такое тактика, — сказал Остерман. — Но я не собираюсь тут торчать. Вы — как хотите, а я пошел.

— Я с тобой, — сказал Кирилл и отдал свой винчестер Кардосо. — Майор, прикройте нас.

 

20

Хезелтайн уходит на охоту

Он даже не разозлился на Мутноглазого, когда тот появился перед ним и принялся оправдываться. Злиться надо было только на самого себя. В последнее время Джеральд Хезелтайн стал замечать за собой склонность к поспешным решениям. Он отдавал приказы, о которых через пять минут начинал сожалеть. Раньше такого не было. Раньше он был решительным и твердым и всегда мог настоять на своем. Он был единственным человеком в городе, кто мог возразить полковнику Тирби. А теперь почему-то стал легко соглашаться с ним во всем. Правда, соглашался только на словах, а действовал все равно по-своему. Но все чаще и чаще оказывалось, что эти действия были неправильными.

Почему ему так хотелось убрать Кардосо? Да, тот мог помешать игре. А мог и не помешать. Значит, причина в другом. Он увидел в Дэвиде соперника. Как тогда, в лейтенантской юности. Да, они оба были лейтенантами — но разве это было справедливо? На одной чаше весов — Джеральд Хезелтайн, типичный англосакс, протестант, душа компании. На другой — католик с испанской фамилией, угрюмый и заносчивый. Почему же они оба одинаково топтались на одной и той же ступеньке военной карьеры? Кардосо всегда был его соперником. И, если полковник вызвал его сюда, значит, Хезелтайн его чем-то не устраивает. И значит, со временем Дэвид Кардосо может занять место Джеральда Хезелтайна.

Ревность? Зависть? Страх? Это эмоции. Сантименты. А действовать нужно только на основании точных расчетов.

— …но если он появится в городе, клянусь, ему не прожить тут больше часа! — горячо заверял его Лагранж. — Я все сделаю чисто, я…

— Заткнись, — перебил его Хезелтайн. — Он не появится в городе. На него объявлена охота, и ты тоже примешь в ней участие. Есть у тебя кто-нибудь еще, кроме Дылды и Кирпича?

— Найду.

— Я прицеплю твою группу к команде рейнджеров. Они рано или поздно сядут Кардосо на хвост. Постарайся не упустить свой шанс.

Мутноглазый нахмурился.

— Но… А как же Гаттер?

— Не бери в голову. Гаттер — цепной пес, — сказал Хезелтайн. — Он кусает тех, на кого покажет хозяин. А хозяин тут я.

Командир рейнджеров, Бен Гаттер, уже дважды арестовывал Лагранжа после разборок со стрельбой. В последний раз Бен пригрозил, что пристрелит его, если тот снова затеет пальбу в шахтерском поселке. С тех пор Мутноглазый опасался показываться за пределами города.

Однако когда они прибыли в казарму рейнджеров, Гаттер будто и не заметил появления Лагранжа. Он был слишком озабочен. На его земле такого еще не было — вооруженное нападение на конвой! Не на пассажирский дилижанс, не на транспорт с деньгами, а на колонну арестантов! Ничего более бессмысленного он себе и представить не мог.

Но если налетчики устроили засаду, чтобы освободить своих товарищей, значит, от них следует ожидать и более крупных неприятностей. И Гаттер поднял по тревоге всех, кого мог. На коновязи возле казармы некуда было накинуть уздечку, и Хезелтайн просто отдал поводья своего коня часовому, который стоял на крыльце.

— Я сам отправлюсь на розыск, — заявил Бен. — Дело слишком серьезное. С собой беру лучших следопытов. Десяток стрелков пошлю на границу, к Сухой долине. И десяток останется здесь, в резерве.

— Полковник Тирби приказал перекрыть все тропы, — сказал Хезелтайн. — Думаю, что будет разумнее отправить рейнджеров парами. Или тройками. Так мы быстрее прочешем местность.

— Рейнджерами командую я, — ответил Гаттер. — И они будут со мной. У тебя полно добровольцев. Вот и отправляй их парочками. Только позаботься, чтобы они заранее написали завещание. Потому что когда двое сталкиваются с дюжиной, то дюжина едет дальше, а двое остаются кормить стервятников.

Хезелтайн только усмехнулся в ответ. Он знал, что никакой дюжины налетчиков не существует. Каким-то образом Кардосо удалось смыться раньше, чем колонна попала в засаду. Он один, без оружия, в незнакомой местности. Если правильно организовать прочесывание, Кардосо будет схвачен до заката. Что ж, пускай отважные рейнджеры прогуляются по горам, обливаясь холодным потом от страха. Будет даже лучше, если беглецов поймают люди шерифа, а не рейнджеры. Гаттер получит хороший щелчок по носу. Да, так будет лучше.

И Хезелтайн спокойно отпустил рейнджеров, а сам остался в казарме, ожидая приятных известий.

Известия не заставили себя долго ждать, но оказались совсем не такими приятными, как бы хотелось.

— Даже не знаю, как сказать об этом полковнику, — промямлил шериф. — Похоже, мы с тобой дали промашку. Надо было сразу усилить охрану виллы, как только мы узнали, что стряслось с конвоем…

— Надо было, — согласился Хезелтайн. — Почему ты этого не сделал? Впрочем, неважно.

Он собрал со стола карты, с которыми упражнялся в ожидании большой игры, и вышел вместе с шерифом на крыльцо казармы. Во дворе, окруженный рейнджерами, стоял один из охранников виллы.

— Так ты говоришь, это мексиканцы? — спросил его Хезелтайн. — И сколько их?

— Ну, много. И там не только мексы. Есть и белые. Но их мало.

— Белые?

— Одного все называли майором. Он там вроде старшего. Сам-то Мясник — чистый мексиканец, А этот майор — белый. Видел я и еще пару белых. Но они все меж собой по-испански говорили. И много их, много. Не меньше двадцати…

Хезелтайн отправил шерифа к полковнику, а сам занялся более подробным допросом спасшихся охранников. Отбрасывая неизбежное вранье, он пытался восстановить ход событий. Но чем больше узнавал, тем меньше понимал. Да, среди налетчиков, несомненно, был Кардосо. Да, он отдавал команды, и налетчики ему подчинялись. Но какой во всем этом был смысл? Чего ради Дэвид Кардосо, бросив все, явился в самую захолустную дыру Аризоны? Чтобы разгромить загородный бордель?

И что еще за Мясник? Откуда взялись эти мексиканцы? Чего им не сидится в своей Мексике? Если хотели поживиться, почему бы не напасть на зажиточную ферму? Почему они не обчистили придорожную лавку или таверну? Чем их привлекла вилла?

Он долго ломал голову и злился из-за того, что думает о Кардосо слишком много. Не этим он собирался заниматься, не об этом думать. Совсем недавно все его мысли крутились только вокруг предстоящей игры с миллионерами. Комбинация, начатая полгода назад, вот-вот должна была принести неслыханный выигрыш — но только в том случае, если все держать под контролем. А тут… Ну зачем Кардосо эта несчастная вилла?

Как ни странно, разгадку подсказал Мутноглазый. Он появился далеко за полночь, когда Хезелтайн, уже ничего не соображающий, тупо смотрел на пеструю ленту пасьянса.

— Босс, я там был. На вилле. Рейнджеры взяли след. Нашему клиенту — конец. Гаттер приказал своим: пленных не брать.

— Почему ты вернулся?

— Я оставил там Дылду. Он доведет дело до конца, если рейнджеры промажут. А я вернулся, потому что не хочу получить пулю в спину от ребят Гаттера. Они на меня косо смотрят.

— Ну, и что там, на вилле?

— Да ничего такого. Ну, стекла побиты. Дверь выломана. Но ничего не сгорело. А могли бы пожар устроить. Охрану они, конечно, всю перестреляли. Двоих раненых прирезали прямо в бараке. Увели всех лошадей и мулов, прихватили все винтовки. Да, и еще захватили девчонок.

— Каких девчонок?

— Малолеток. Вот же придурки! Нужны бабы? Так возьмите баб! А с девчонками одна морока! Их там было пять или шесть. Всех забрали. Шлюхи боялись, что их тоже угонят. Нет, не угнали ни одну. Взяли только малолеток. Только тех, кого Эвелина привезла на прошлой неделе.

Хезелтайн тщательно перетасовал карты и спрятал их в карман. Он чувствовал себя так, будто закончил тяжелый труд. Кардосо приехал не для того, чтобы занять его место. И не для того, чтобы ограбить полковника. Все, что ему было нужно здесь, — это несколько проституток.

«Абсурд? — подумал Хезелтайн. — Возможно. Но другого объяснения нет. И хватит об этом».

Итак, Кардосо получил то, за чем явился, и пытается уйти. Он не уйдет. О нем можно забыть. И теперь надо как следует отдохнуть перед завтрашней игрой,

— Ну как, босс? — спросил Лагранж. — С этим делом покончено? Или ты не успокоишься, пока я не привезу тебе его скальп?

— Не понимаю, чему ты радуешься. Твой долг вырос. Когда будешь расплачиваться?

Мутноглазый развел руками:

— Ты же меня знаешь! Я отыграюсь!

Он проснулся намного позже обычного. Сегодня ночью ему нужна ясная голова, поэтому Хезелтайн решил выспаться. Кроме того, он решил ничего не пить весь день. Во время большой игры он не позволял себе даже курить. Сигара возбуждает, а игрок должен оставаться хладнокровным до самого последнего хода. Это потом, после расчета, наступит время для хорошего виски и табака. Да, наступит время удовольствий…

Нежась в мягкой постели, Хезелтайн вдруг подумал, что давно уже никуда не выезжал. Как только с биржевиками будет покончено, он обязательно отправится на Восток. Нью-Йорк — вот место, где можно со вкусом потратить деньги. А почему бы не махнуть в Европу? Провести в путешествиях несколько месяцев — отличная идея! А полковник может заняться углублением рудника, раз уж он так на этом настаивает.

Кстати, о руднике. А вдруг профессор Адамс ошибается в своих прогнозах? В таком случае через год… Хезелтайн отбросил одеяло, вмиг избавившись от сонливости,

В таком случае, вернувшись из Европы, он застанет здесь только развалины.

Через час он уже был в конторе. Затребовал отчеты по добыче за последние три месяца и погрузился в их изучение. За этим занятием его и застал полковник Тирби.

— Не ожидал увидеть тебя здесь. Почему ты бросил рейнджеров?

— Потому что они и без меня знают, что делать. — Хезелтайн захлопнул папку. — Сайрус, ты можешь вспомнить все, что говорил Адамс? Я понимаю, что старик иногда несет чушь. Но, может быть, его слова только кажутся чушью? Может быть, мы чего-то не слышим, потому что не хотим услышать?

— Я услышал то, что хотел, — сказал полковник. — И меня это устраивает. Весь остальной разговор сводился к тому, что Мексика в будущем станет самой богатой страной мира.

— Речь шла о новых месторождениях?

Полковник досадливо поморщился:

— Старческий бред.

— Но он наверняка показывал тебе свои карты. Он всегда их показывает…

— Это были карты Соноры, а не Аризоны. Там нам с тобой нечего делать.

Хезелтайн возбужденно подался вперед:

— Ты забыл, о чем мы с тобой говорили однажды, стоя на мексиканской границе? Всего полвека назад Калифорния, Юта, Техас и Аризона были такой же частью Мексики, как Сонора. А сейчас об этом уже никто и не помнит. Пройдет еще десяток лет, и Сонора будет нашей. Разве ты не хочешь стать ее первым губернатором?

— Я не понимаю, к чему ты клонишь, — сказал полковник. — И еще я не понимаю, почему ты сидишь здесь, когда Дэвид Кардосо разгуливает по моей земле.

Эти слова подействовали на Хезелтайна как ледяной душ. Он опустил голову, чтобы скрыть гнев.

«Да, я слишком часто соглашался с ним в последнее время. И вот результат. Мои слова для него ничего не значат».

Взяв себя в руки, Хезелтайн медленно поднялся из-за стола.

— Прости, Сайрус. Я не спал всю ночь и просто немного забылся. — Он сложил все папки в стол и оглядел кабинет. Снял шляпу с вешалки и долго вертел, придавая тулье и полям нужные формы. — Я немедленно отправляюсь в горы. Ты прав, без меня им не справиться. Ведь они не знают, на что способен Дэвид. А меня он не проведет. Ты прав. Только один вопрос. В каком виде ты хочешь его получить — живым или мертвым?

— Все равно.

Хезелтайн прошел мимо него, не простившись. И только садясь в седло, подумал: «А какого черта полковник забрел в контору? И почему даже не обмолвился о биржевиках? Почему он так настойчиво держит меня подальше от них?»

Он нашел Мутноглазого там же, где всегда, — в баре «Парнаса».

— Собирай своих отморозков, — бросил он. — Поедете со мной.

— Опять к рейнджерам?

— Не беспокойся. В другую сторону.

 

21

Прорыв в никуда

Он полз медленно, прислушиваясь к ветру. Как только новый порыв начинал пригибать колосья и раскачивать макушки кустарника, Илья переползал вперед, скользя в густой траве.

Сзади хлестнули еще два выстрела, и из леса ответил грохот «маузера».

«Не хотел бы я получить такую пулю, — подумал Илья. — Револьвер как-то приятнее. По крайней мере, его видишь, когда он в тебя стреляет. А тут — бабах, и готово. Даже не успеешь понять, откуда пришла смерть. Бедная девчонка, наверно, и почувствовать ничего не успела. А может, так и лучше… Нет, лучше выбросить из головы эти дурацкие мысли. Чтобы не накаркать. Надо думать о приятном. Об Инес, к примеру. Как она на меня смотрела… Ей стыдно, что она назвала меня трусом. А мне вот почему-то не стыдно, что я ее ударил. Что бы сказал Кира на это? Что я законченный подонок, не хуже, чем он сам».

Невидимый стрелок снова выпустил пять пуль по ущелью в ответ на жалкий хлопок винчестера.

«Как он щедро тратит патроны, — думал Илья, дожидаясь нового порыва ветра, чтобы проползти еще немного вперед, вслед за волнами травы. — Наверно, у него с собой несколько пачек. Хорошо снабжают рейнджеров, от души. Поливает свинцом, не дает головы поднять. Интересно, он знает, что стреляет по девчонкам? Знает, не слепой. Пули винчестеров, наверно, только в листьях шуршат у него над головой. И то — если долетают. Как он наслаждается своей мощью и неуязвимостью… Наверно, устроился между корнями толстого дуба. Красота! Ствол на опоре, защищен со всех сторон. Со всех? А сзади? Хорошо бы зайти ему за спину. Конечно, проще всего найти его лошадь и подождать поблизости. Рано или поздно стрелок соберется возвращаться к своим, тут бы я его и перехватил. Но мы не можем ждать… Стоп. Об этом тоже лучше не думать. Какие у нее глаза…»

Раздвигая упругие ветви кустарника, он протиснулся вперед и оказался в сухом русле ручья, который некогда тек со склона горы.

Время от времени он слышал выстрелы. Сухой щелчок винчестера, и в ответ ему два-три раскатистых Удара чужих винтовок. Радовало то, что, пока он полз, выстрелы противника становились все ближе. Наконец Илья понял, что зашел стрелку во фланг.

«Надеюсь, нашим удалось незаметно перебраться в проход. Лишь бы не мешкали. Хорошо, что шакалы так удачно расположились. Удачно для нас. Они не ожидают, что мы рванем не в долину, а в горы. Они не сразу заметят. Может быть, даже не успеют обстрелять. Обидно будет получить шальную пулю, когда ты уже вырвался из ловушки».

Слева ударил выстрел «маузера». Теперь до стрелка было метров пятьдесят. Но Илья не различил ни вспышки выстрела, ни порохового дыма.

Он не сводил глаз с линии кустов над обрывом. Пожалуй, на месте стрелка Илья выбрал бы именно эти кусты. Сразу за ними поднимались плотной стеной высокие деревья, над которыми кружила птица. Кружила, но не садилась. Значит, что-то ее отпугивало.

«Ненавижу, когда надо торопиться, — подумал он. — Подождать бы еще пару часов. Солнце начнет садиться, и будет у меня за спиной, и станет просвечивать сквозь деревья и кусты. В косых лучах любое движение в лесу становится более заметным. Мне хватит отблеска, хватит и тени, чтобы его засечь. Он же не каменный, ему надо будет пошевелиться, или он захочет сменить позицию… Надо ждать. Да только некогда».

Он провернул шейный платок узлом назад и поднял его до переносицы, чтобы лицо не маячило белым пятном среди веток и листьев. Снова громыхнул «маузер», и он переполз вперед, пользуясь тем моментом, когда стрелок всматривается вдаль, пытаясь увидеть результат выстрела.

И вот порыв ветра принес ему запах человека. Он скользнул чуть правее и застыл, вжимаясь в землю.

В легком шелесте листвы Илья уловил новый звук. Впереди, совсем рядом, металл скользнул по металлу и мягко щелкнул. Такой звук может издавать только патрон, загоняемый в магазин.

Стрелок перезаряжает винтовку! Сейчас он не видит ничего, кроме патронов и магазинной щели. Остерман вытянул клинок из нарукавных ножен и, почти не таясь, пополз вперед, огибая сзади то дерево, за которым — теперь он знал это абсолютно точно — прятался стрелок.

И вдруг кто-то поднялся с земли прямо перед ним! С винтовкой в одной руке и со свернутым одеялом в другой. Стрелок хотел сменить позицию, а может быть, собрался уходить совсем. Ему не удалось ни то ни другое. Илья вскинулся и налетел на него. Рубанул ножом по шее — и потянул за собой наземь враз обмякшее тело.

Лежа рядом с бьющимся в агонии стрелком, Остерман крепко прижимал ладонь к земле. Если кто-то побежит сюда, он почувствует шаги раньше, чем услышит.

Убитый затих. Илья привстал, осматриваясь, — и в этот момент раздался револьверный выстрел.

Кинувшись в траву, он услышал, что кто-то падает рядом, с хрустом обламывая сухие ветки.

— Илюха, это я…

Он поднял голову и увидел между деревьями Кирилла. Из дула его револьвера сочился дымок.

Шагах в десяти от себя он увидел второго стрелка. Тот лежал на боку, запрокинув простреленную голову, и ствол его винтовки был нацелен прямо на Илью.

— Они работали парой, — сказал Кирилл, поднимая с земли «маузер». — Как и мы.

Он передернул затвор и дважды выстрелил в воздух, подавая сигнал Кардосо.

— Ого! Ну и отдача! Поищи их лошадей. А я прикрою Мануэля.

Кирилл прокрался вперед, туда, где только что скрывался один из стрелков.

— Отличная позиция, — послышался его довольный голос из кустов. — Наши как на ладони. И фланги просматриваются.

Илья вытер нож, несколько раз вонзив его в лесной настил, осмотрел лезвие и загнал в ножны. Затем наклонился над убитым. Его внимание привлекла крючковатая рукоятка револьвера. То был карманный кольт 22-го калибра.

«Хороший подарок для Инес», — подумал он.

— Ага! Илюха, наши тронулись! Давай живее с лошадьми, а то потом не догоним!

— Ты же собирался дальше идти без них, — сказал Остерман.

— Передумал. С ними веселее.

Лошади стояли недалеко. Илья снял путы с их ног и повел к Кириллу.

— Эх, жалко уходить, — сказал тот, выбираясь из кустов. — Если бы они сунулись, положил бы всех. Не нравится мне это, Илюха. Слишком легко они нас выпустили. Тут что-то не то.

Выглянув из-за дерева, Илья увидел, как несколько всадников мчатся от каньона к лесу. Он узнал Мануэля по красной рубахе. А вот и майор в своем белом сюртуке. Вот девчонки. Сколько их? Три, четыре, и вот еще одна. Это Инес? Да. Наконец-то. Вот же копуша!

— Их мало, — заметил Кирилл. — Кого-то не хватает.

— Потом разберемся! — Илья погладил чужую лошадь по шее, прежде чем вставить ногу в стремя.

Чем выше они забирались, тем прозрачнее и реже становился лес. Мануэль ехал первым, его красная рубашка мелькала между голыми стволами сосен. Илья держался рядом с Инес. За ними сбились в стайку остальные девчонки, а Рико, Кирилл и Кардосо прикрывали тыл.

Маленький отряд стал еще меньше, вырвавшись из каньона. Фернандо, Шон и Пит остались среди скал.

— Я знал, что они не пойдут с нами, — сказал Кардосо. — Фернандо не верит, что мы перейдем через гору. Пит ранен, а Шон не может его бросить.

— Думаете, им удастся спрятаться? — спросил Рико.

— По одиночке это легче, чем вместе со всеми. К тому же Фернандо рассчитывает, что рейнджеры пойдут за нами.

— А они пойдут?

— Конечно.

— Сволочь он, ваш Фернандо, — сказал Рико. — Я с первой минуты ему не доверял. Хорошо, что его нет с нами.

— Нет, плохо, — сказал Кирилл. — У него остался дробовик. У нас только винчестеры и «маузеры». С ними не поохотишься. А сухарей осталось мало.

— Не пропадем. Зато — все свои.

Мануэль остановился, поджидая их у границы леса. Впереди расстилался луг, зеленым ковром огибающий скальную гряду.

— Пойдем вдоль скал, — сказал он. — Пока светло, надо забраться повыше. Сверху будет видно, куда идти.

— Я думал, ты и так знаешь, куда идти, — сказал Остерман.

— Знать-то я знаю… — Мануэль сбил шляпу на затылок и вздохнул.

— Пора искать место для ночевки, — сказал майор. — Как только увидим хорошую пещеру, остановимся.

— Нам нельзя останавливаться, — возразил Илья. — Рейнджеры наверняка уже идут по нашим следам.

— Может быть. Но даже если так, они тоже остановятся и начнут разбивать лагерь, не дожидаясь темноты.

— Вот и отлично! Пусть они разбивают лагерь, варят кофе, выставляют часовых. А мы оторвемся еще дальше.

— Если мы будем спорить по каждому поводу, ничего хорошего не выйдет, — сказал майор,

— Вот и не спорьте, — ответил Остерман. — Мануэль, почему стоим? Чего ждем?

Двигаться по ровному лугу оказалось ничуть не легче, чем по лесу. Склон, огибая скалы, становился все круче, и лошади замедляли ход, осторожно переступая по скользкой траве. Когда солнце уже касалось вершин далеких гор, они увидели широкую расщелину между скал. Мануэль свернул туда и тут же вернулся. На его лице сияла улыбка:

— Это проход! Все сюда!

Действительно, расщелина, понемногу расширяясь, уходила вниз, туда, где виднелись макушки елей. Сумерки уже заливали их густой синевой, но за лесистым склоном угадывался простор долины.

— Остановимся здесь, — предложил Кардосо. — Хорошее место. Можно развести костер, его не увидят ни с какой стороны. Разве что сверху. Но выше нас только небо.

— Да, пожалуй, надо отдохнуть, — сказал Мануэль. И посмотрел на Илью.

— Внизу отдохнем, — сказал Остерман. — Я понимаю, что все устали. И мне тоже хочется есть. Но не забывайте — за нами гонятся.

— Ночью в горах не ходят. — Майор обвел всех взглядом, ожидая поддержки. — Никто не ходит, ни рейнджеры, ни индейцы. В темноте мы собьемся с пути. Тем более — в незнакомой местности.

— Но рейнджеры знают эти места, — быстро сказал Илья. — Они могут и не остановиться. Говорите, костер не будет видно? Так они найдут нас по запаху дыма. Ночью от глаз мало проку, зато уши и нос работают лучше, чем днем. И как мы можем сбиться с пути? Тут одна дорога — вниз.

Кардосо потянулся к седлу и досадливо отдернул руку:

— Черт! Моя фляжка осталась в городе… Билли, я провел в горах не один год. И знаю, что говорю. К тому же я хорошо изучил повадки наших преследователей.

Кирилл понял, что ему снова пора вмешаться.

— Дэвид, никто не сомневается, что у вас больше опыта, — сказал он. — Но опыт охотника не подходит для убегающего зверя.

— Мы не звери.

— Да. Мы слабее и глупее, чем звери. Но мы можем у них кое-чему научиться.

Кардосо еще раз оглядел всех.

— Что ж, будем учиться у зверей.

У Кирилла отлегло от сердца. Больше всего он боялся, что у майора начнется командирский зуд. Ясное дело, военный человек, привык к дисциплине, да еще знаком с тактикой… Казалось очевидным, что сейчас именно ему все должны беспрекословно подчиняться.

Но людей из каньона вывел не майор, а Илья. И продолжал вести дальше. Он не знал дороги, понятия не имел о тактике и никогда не командовал — никогда раньше. Кардосо, возможно, умел ловить преступников. А Илья с Кириллом сами были преступниками и умели удирать от таких, как майор. Видимо, Кардосо это понял без лишних объяснений. И подчинился. Великое дело — дисциплина…

Темнота навалилась, как только они вошли в лес. Лошади шли так тесно, что одна била хвостом по морде другую. Спуск становился все круче. Мануэль вел своего коня зигзагом, отчего цепочка то и дело разрывалась, и приходилось останавливаться — иначе, оторвавшись от группы, можно было и не найти ее спустя несколько минут. Наконец они остановились на небольшой поляне, залитой лунным светом.

— Два часа на отдых, — объявил Остерман. — Огонь разводить не будем, иначе потом ослепнем в темноте. Мануэль, покорми девушек.

— Располагайтесь, а я покараулю, — сказал майор.

Он накинул темное пончо поверх сюртука и отошел, мгновенно растворившись в черноте.

Девчонки сидели кружком. Они молчали, и было слышно только, как хрустят сухари.

Рико рылся в сумке и ворчал:

— Одни тряпки! Набрали всякой дряни, и никто не догадался заглянуть на кухню…

— Это не дрянь, — подал голос Мануэль. — Шелковые рубашки. Где такие найдешь? Они же вечные. Нам их хватит на всю жизнь.

— Собираешься жить вечно? — спросил Илья. — Что у нас кроме сухарей? Были же консервы,

— Наверно, они остались у Фернандо.

Рико выругался сквозь зубы и закрыл сумку.

— Вот, нашел галеты. Погрызем. А когда встанем на дневку, я раскину силки. Ничего, лес прокормит.

Кириллу не хотелось есть. Но он заставил себя разжевать каменную галету. Запил водой из фляжки. Потом вытянулся на траве, глядя в звездное небо, окруженное черными кронами елей. Чтобы не думать о том, что будет завтра, он принялся вспоминать названия созвездий. И не обнаружил в памяти ничего, кроме пары Медведиц и Стожар. Выждав еще несколько минут, он поднялся и отошел, прихватив винчестер.

Отойдя на десяток шагов, он тихонько свистнул. В ответ послышался приглушенный голос майора:

— Что случилось?

— Смена пришла. Идите ужинать.

Кардосо подошел бесшумно, как призрак.

— Все тихо. Но Билли прав, кто-то может идти за нами.

— Ничего. Оторвемся. Днем заляжем в лесу, а ночью снова двинемся.

— Понимаю. Вы хотите сыграть с рейнджерами в прятки, а они думают, что играют в догонялки. Как у нас с провиантом?

— Негусто. С виллы утащили только винтовки без патронов и ворох шелковых рубашек. И никакой еды.

— Шелковые рубашки? Незаменимая вещь на войне. Я сам видел, как такая сорочка не порвалась под ударом стрелы. Ткань вошла в рану вместе с наконечником, и его было нетрудно вытащить. Кстати, и при пулевых ранениях шелк лучше хлопка или шерсти. Он не гниет…

Кардосо замолчал. В темноте Кирилл не видел его лица, но чувствовал, что майор смотрит на него.

— Почему вы не уходите? Что-то хотели спросить?

— Да. Боюсь, что потом у нас не будет времени.

— Так спрашивайте.

«Если он спросит о Потрошителе банков, я признаюсь, — подумал Кирилл. — Наверно, майор видел наши розыскные плакаты. Отложилось в памяти, а теперь вот всплыло. Интересно, он помнит, какое вознаграждение там значилось? Я вот не помню. Надо будет у Илюхи уточнить».

— Зачем вы это сделали? Я имею в виду наш побег.

— Как зачем? Чтобы вы с Мануэлем не тратили время на руднике. У вас же были другие планы, не так ли?

— Мануэль — ваш родственник? Старый друг?

— Попробую объяснить. В Тирби мы приехали вместе, так? Разошлись по своим делам. Потом выяснилось, что нам надо уехать. Разве мы могли его бросить? Нет, не могли. Заодно и вас прихватили, очень удачно получилось.

— Я бы не спешил с такими оптимистическими оценками. И все равно — не понимаю.

— А тут и понимать нечего.

— По-моему, я даже не успел вас поблагодарить.

— Да не за что. Просто мы своих не бросаем, — сказал Кирилл. И разозлился, что майор заставил его выдать такую напыщенную фразу. — Идите ужинать. Галеты, наверно, остались со времен Колумба. Но у Рико крепкие зубы. И пока вы будете предаваться метафизическим раздумьям, от вашего ужина останутся только крошки.

 

22

Казнь в каньоне

Конфедеративная Территория Аризона имела трех основных врагов. С юга она подвергалась нападениям мексиканских бандитов. С севера угрожали войска Федерации. А мародеры-апачи орудовали повсюду. Для борьбы с индейцами, янки и мексиканцами были созданы законные вооруженные формирования, которые стали называться рейнджерами — по примеру техасских союзников.

Бен Гаттер прослужил в аризонских рейнджерах недолго. Он увязался за Третьей ротой, когда ту направили на фронт, бить проклятых янки в Арканзасе. Бену было пятнадцать, но выглядел он чуть старше, и ему дозволили повоевать, то есть поголодать, помучиться поносом, померзнуть в шалаше да помесить грязь босыми ногами. К счастью, через месяц наступила весна. А с ней и война кончилась.

Узнав о капитуляции, ни один из рейнджеров не захотел возвращаться в Аризону. Жить под пятой северян? Ни за что! Пехота выстраивалась в очереди, чтобы сдать оружие и отправиться по домам. А рейнджеры прорвались к Галвестону, захватили корабль и ушли на нем в Мексику. В родной Аризоне хозяйничали северяне. А рейнджеры строили новую колонию близ Веракруса, и над их хижинами гордо развевались флаги Конфедерации.

Однажды эти флаги были замечены американским консулом. Он нанес визит соотечественникам, однако остался крайне недоволен приемом. Отчистив костюм и подлечив ушибы, консул дождался, когда к нему заглянет местный алькальд. Неизвестно, о чем они говорили. Но скоро через поселок рейнджеров начали прокладывать дорогу. Хижины были снесены за день. А гордые флаги разбитой, но непокоренной Конфедерации стали развеваться уже по ту сторону Юкатана, на гондурасском берегу.

Такие колонии после Гражданской войны возникли и в Колумбии, и в Бразилии — чем дальше от Вашингтона, тем спокойнее чувствовали себя те, кто отказался капитулировать. Бен Гаттер провел несколько лет даже в Чили. Но когда ему исполнилось тридцать, он вдруг вспомнил, что давненько не видел родителей. И вернулся в Аризону.

Ему не понравились новые порядки. Куда-то улетучился дух независимости и свободы. Слово «рейнджер» вообще оказалось запрещенным, и теперь вместо них была «конная милиция». Бен Гаттер честно попытался вписаться в систему. Купил ранчо, обзавелся породистыми коровами, и несколько лет дела его шли в гору. Но страшная зима восемьдесят шестого года похоронила все его стадо под слоем снега и льда. Гаттер продал дом, чтобы рассчитаться с долгами. После чего ему оставалось только оседлать коня и отправиться к мексиканской границе. Бог ясно дал понять, что Бену нет места на земле, захваченной северянами.

На пути в Мексику он заглянул в Тирби — и увидел флаг Конфедерации над шахтерской палаткой.

Здесь он нашел множество солдат, которых мог бы назвать однополчанами. По крайней мере когда-то они служили в одной армии, от которой теперь остались только потрепанные флаги и воспоминания, пробуждающие гордость. Бен нанялся в охрану рудника, а через год уже командовал небольшим конным отрядом, который защищал границы владений полковника Тирби.

Бен потребовал, чтобы его подчиненных называли рейнджерами. Хотя и сам понимал, что до настоящих аризонских рейнджеров этим парням еще расти и расти.

«Настоящий рейнджер не дал бы перерезать себе глотку», — подумал Бен Гаттер, стоя над трупом одного из своих лучших стрелков. Второй снайпер лежал неподалеку, с аккуратной дыркой между глаз.

— Работали двое, — доложил его помощник, Флойд. — Подкрались сзади. Следы лошадей ведут к скалам и там теряются.

— Подкрались сзади, — задумчиво повторил Гаттер. — Значит, шли на выручку тем, кого парни зажали в каньоне.

— Получается, что банда не такая и маленькая, — сказал Флойд. — Что будем делать с трупами?

— Зароем здесь же. У ребят в городе никого не осталось.

— Здесь? В лесу?

— А что? Это место ничем не хуже городского кладбища. Постой здесь. Я пришлю к тебе двоих с лопатами.

Гаттер вернулся к отряду, который расположился на выходе из каньона. Подходя к стоянке, он издалека услышал жалобные крики одного из пленных. Того допрашивали по всей строгости, а двое других валялись на песке, ожидая своей очереди.

Пленный висел головой вниз, покачиваясь на веревке, привязанной к толстой ветке сухого дерева.

— Что новенького? — спросил Бен.

— Все то же. — Рейнджер по кличке Акула протянул Гаттеру кнут: — Хочешь сам?

— Обойдусь без инструментов. — Гаттер присел, чтобы его лицо оказалось на одном уровне с головой пленного, и спросил: — Ты знаешь, кто убил моих ребят?

— Нет! Я не убивал! Мы никого не убивали! — прохрипел тот, брызгая кровавой слюной. — Нас увели силой!

— А лошадей с виллы тебе всучили под угрозой расстрела? А седло, на котором написано «Том Уоллес»? Мы нашли Тома в бараке возле виллы, с перерезанной глоткой. Твоя работа?

— Нет! Его добили сами охранники!

Кнут просвистел и хлестнул по лицу пленника.

— Осторожней, Акула! — Бен встал, вытирая с щеки капли крови. — Да, с этим бесполезно толковать. Талдычит одно и то же. Пора кончать.

— Пристрелить его? — спросил Акула.

— Много чести. Вздернем. Вместе с остальными. Если, конечно, они окажутся такими же упертыми ослами.

Он поглядел на парочку, лежавшую на песке. Рыжий ирландец был без сознания. Повязка на бедре была густо-красной от впитавшейся крови, а штанина джинсов казалась черной. Мухи сплошным блеетящим слоем копошились вдоль краев повязки, ползали по серому лицу, останавливаясь на ссадинах. Лежащий рядом мексиканец иногда встряхивал головой, сгоняя мух, но те, едва взлетев, снова усаживались на его курчавые волосы и копошились в кровавом пятне на виске.

«С ирландцем особо не поговоришь, — решил Гаттер. — А мексиканца можно расколоть. Они страшно | боятся боли. И вечно цепляются за жизнь. Этот все скажет».

— На сук его, — приказал он, пнув мексиканца в бок.

Бен отошел в сторонку и присел на камень. В песке блестели гильзы.

«Сорок четвертый калибр, — с одного взгляда определил Гаттер. — Они отстреливались из винчестеров. Никудышные стрелки. Нет, эти не могли убить моих парней. Там работал кто-то другой».

— Сколько людей в банде? — спрашивал Акула между ударами кнута. — Сколько людей в банде?

— Не знаю! Не знаю! — вопил мексиканец, извиваясь в воздухе. — Трое! Нет, четверо! Нет, пятеро! Да, пятеро, пятеро!

Судя по следам, из каньона вырвалось не меньше десятка лошадей. Об этом знал и Акула, поэтому продолжал хлестать, повторяя свой вопрос.

— Пять мужиков и пять девчонок! — наконец прокричал мексиканец.

Акула повернулся к Бену. Тот удовлетворенно кивнул, и Акула спросил:

— Куда они ушли?

— В горы!

— Кто убил моих ребят в лесу? — спросил Гаттер.

— Они же и убили!

— А может быть, это сделал ты?

Мексиканец долго не отвечал, и Акула уже размахнулся, но Гаттер жестом остановил его.

— Ну, что скажешь? Вы, мексиканцы, большие мастера резать людей. Я даже уважаю того, кто это сделал. Мои ребята не мучились. Мгновенная и неожиданная смерть — это подарок судьбы. Многие мечтают о таком подарке. Не так ли, амиго?

Бен Гаттер гордился своим умением говорить на испанских диалектах. В Мексике — один, в Колумбии — другой, в Чили — третий. Сейчас Бен изъяснялся, как настоящий мексиканский пастух.

— Нет, — наконец, проговорил мексиканец. — Твоих ребят убил не я. А жаль.

— Что-что?

— Ну да ничего, — спокойно продолжал пленник, сплевывая кровь. — Мясник и тебе подарит то, о чем ты так мечтаешь. Он всех убивает быстро. Ты и глазом не моргнешь, а твоя башка уже покатится по песку.

Бен вскинул руку, снова останавливая Акулу.

— Расскажи мне, кто такой Мясник.

— Скоро сам узнаешь, рогоносец.

Гаттер не сдержался и ударил его каблуком в лицо.

Акула снова принялся орудовать кнутом, мексиканец истошно вопил, а Бен отошел в сторону. Допрос почти ничего не дал. Все, что дальше скажет пленник, будет враньем. А главное так и не удалось выяснить.

Куда направляется банда? В Сухую долину ее не пропустили, и она скрылась в горах. Но там, за горой, только котловина, из которой один выход — в Тирби.

Они пойдут по скалам? Вдоль хребта? Дожидаясь возможности спуститься в Сухую долину? Но кто ж им даст такую возможность? Мексиканские патрули предупреждены, они будут шастать у подножия хребта, пока Сайрус Тирби не разрешит их командиру вернуть людей в казармы.

Ну, а если Мясник — не выдумка? Если это неизвестный бандит? Тогда у него, конечно, есть свои люди на той стороне. И они могут договориться с патрулями.

Так что же теперь? Самому, что ли, мотаться вдоль границы, ожидая, пока банда Мясника решится спуститься с гор?

«Нет, — решил Бен Гаттер. — Все это бред. Сказки для трусов. Мне известны все, кто действует в округе. Ближе всех сейчас околачивается Туко Вилья, но он побоялся бы сунуться к нам. Кто еще? Шайка Датчанина ушла в Техас. Здесь остались только апачи. Может быть, эта шайка снюхалась с Джеронимо? Нет, индейцы одинаково ненавидят и нас, и мексиканцев. Значит, это какая-то новая банда. А новичкам ни за что не прорваться в Мексику».

— Хватит, — сказал он Акуле. — Уже темнеет. Ребята, готовьте веревки. И приведите сюда лошадь покойного Уоллеса. Том будет рад, что она поможет казнить его убийц.

Фернандо Васкес и раньше подозревал, что милосердный Господь не слишком расположен к нему. Но теперь его просто распирало от возмущения. Когда его окружили рейнджеры, он бросил коня и, словно ящерица, стал карабкаться по отвесной стене каньона. Он был уже почти у самого верха, когда пуля чиркнула по голове. Не повезло. Просто не повезло. Разве не могла пуля пройти чуть левее и попасть точно в затылок? Ну ладно, стрелок промазал. Но разве нельзя было грохнуться со скалы башкой на камни, а не жопой на песок? Столько было возможностей для быстрой и достойной смерти — и Бог не использовал ни одной, чтобы Фернандо Васкес поскорее предстал перед ним.

«За что, Господи!» — мысленно возопил Фернандо.

«Да уж есть за что», — назидательно ответил кто-то.

«Значит, мне еще рано умирать?» — спросил Фернандо.

«Помучайся, помучайся, помучайся… « — прозвучало в ответ. И он мучился. Не столько от боли, сколько от душившей его злобы. Ведь он уже почти перехитрил этих недоносков. Он пропустил мимо своего укрытия всех рейнджеров. И долго лежал, затаившись под камнями, зажимая рот лошади, лежавшей рядом. Он все сделал правильно, но эти рогоносцы заблудились и повернули обратно. И застали его, когда он уже садился на коня. Если б они не заблудились… А теперь, конечно, у них хватало отваги измываться над безоружными и связанными…

Первым на лошадь усадили Пита. Это было нелегко, потому что он так и не пришел в сознание. Двое рейнджеров поддерживали его с боков, пока третий, оседлав сук, набрасывал петлю.

— Плеснуть бы в него водой, чтоб очухался! Да воду жалко, — посетовал кто-то.

— Надо было подождать.

— Чего? Пока он сам загнется?

— Несправедливо это! Что за казнь, если он и не знает, что его казнят!

— Хватит возиться, — приказал начальник рейнджеров.

Фернандо Васкес отвернулся, чтобы не видеть постыдного зрелища. Он бы и уши зажал, если б руки не были связаны. Свистнула плетка, лошадь обиженно всхрапнула и скакнула вперед. Хрустнул сук под тяжестью тела, с громким треском переломились шейные позвонки, а потом Васкес слышал только мерное поскрипывание веревки, на которой раскачивалось тело…

— Фернандо, прощай, — сказал Шон. — Без обид, амиго?

— До встречи, брат, — ответил Васкес, глядя, как ирландца подводят к лошади.

Палач уже приладил вторую веревку рядом с той, на которой висел Пит.

— Ничего, ничего, — громко и весело заговорил Шон, когда его усадили в седло. — Мясник не станет вас вешать, парни. Хорошая веревка в хозяйстве нужнее, чем несколько патронов. Он вас будет ставить парочками, нос к носу, и стрелять под лопатку. А с тебя, Гаттер, он снимет шкуру. Целиком. Набьет соломой и отправит в Тирби. Верхом на осле. Вот будет потеха…

Он не договорил, взвизгнув от боли. Фернандо зажмурился, слушая, как бьется в воздухе его тело.

Две веревки скрипели на разные голоса, протирая в коре дорожки, которые уже никогда не зарастут.

«Трупы снимут и зароют, — думал Фернандо, — веревки истлеют, а шрамы на дереве останутся навсегда. Потому что дерево сухое… «

И вдруг он ясно представил все, что с ним случится через несколько минут. Сук уже пару раз хрустнул под тяжестью. Он не выдержит еще одного висельника. Он обломится! Он даже может переломиться пополам, и тогда веревка, которую набросят на Фернандо, может соскользнуть с него! И Фернандо останется жить!

«Ну да, — уныло добавил он. — Останешься жить. Пока тебя не пристрелят. Тут же, на месте. С петлей на шее…»

Его пнули в плечо:

— Пошел!

Он неловко поднялся и направился к лошади. Вставил босую ногу в стремя и без помощи рейнджеров забрался в седло. Ни один из его палачей не смог бы сделать это как он — со связанными за спиной руками. Седло было липким от крови Пита. Фернандо привычно обхватил стремена большими пальцами ног и огляделся.

Рейнджеры, обмахиваясь шляпами, сидели возле лошадей, прячась в их тени от низкого, но все еще обжигающего солнца. Их начальник расстелил на песке карту и тупо уставился на нее. Казалось, им всем нет никакого дела до казни.

Никогда еще Фернандо не был так зол. Самый распоследний преступник в самом захудалом поселке имеет право услышать приговор, пусть и несправедливый, а потом еще и молитву. А многим даже дают выпить перед смертью. Или хотя бы выкурить самокрутку. А эти недоноски собираются придушить его, как паршивого цыпленка!

Он не раз видал, как вешают. Однажды из-под ног приговоренного выбили скамейку, а тот вдруг оказался таким длинным, что его ноги достали до помоста. Так он и стоял, хрипя и мотая языком, пока ноги не подломились. Лучше всего, когда в помосте имеется сдвижной люк. А еще удобно вешать на подъемной балке амбара, там и блок имеется, и крюк. Только вот потом лошади еще долго будут испуганно останавливаться, не доезжая до амбара… И все равно, вешать надо на виселице, и чтобы рядом был священник, и чтобы люди пришли посмотреть. Совсем другое дело, когда видишь людей, а не этих недоносков…

Васкес обернулся, окинув прощальным взглядом закатное небо и зелень долины, до которой ему так и не удалось добраться. Последнее, что он увидит в своей жизни, — это мертвые скалы каньона.

Рейнджер подвел лошадь под дерево и отошел подальше. Видно, не выдержал резкого запаха мочи и крови, который шел от повешенных. Палач тоже морщился и отворачивался, суетливо набрасывая петлю на шею Фернандо.

Глядя на него, Васкес подумал: «Сейчас ты грохнешься отсюда вместе с суком, и сам свернешь шею. Вот братцы-ирландцы обхохочутся, когда твоя душа полетит за ними вдогонку!»

Веревка скользнула по его лбу, но петля прошла мимо. Палач выругался и наклонился, обвив сук ногами. Его руки приблизились к лицу Васкеса.

«Вот сейчас! — подумал Фернандо. — Сейчас переломится! «

И вдруг, сам того не ожидав, он впился зубами в руку палача.

Тот завопил — и грохнулся на землю.

Лошадь рванулась вперед, испугавшись крика.

Фернандо припал к ее шее и укусил. Толстая соленая кожа не поддавалась зубам. Но лошадь поняла, чего он от нее хочет. И понеслась вперед, в глубь каньона. Васкес мертвой хваткой сжал ее коленями и привалился к шее. Он знал, что теперь никакая сила не вышибет его из седла. Даже пуля. Даже десять тысяч пуль.

 

23

В гостях у дедушки

Они остановились, едва забрезжил рассвет. Рико отыскал овражек и отвел туда лошадей — по одной, аккуратно огибая кусты, а потом замел следы, присыпав их старой листвой.

Мануэль с девчонками расположился в уютной ложбинке между двумя поваленными дубами. Все просто с ног валились от усталости, но Кардосо настоял на том, чтобы еще раз обойти вокруг и уничтожить все следы, которые стали хорошо видны в косых лучах восходящего солнца. Только после всех мер безопасности майор наконец закутался в пончо и повалился под куст, чтобы поспать ровно два часа. Он должен был сменить Илью, который вызвался первым заступить в караул.

Кирилл проснулся, когда полуденное солнце пробилось сквозь листву и принялось щекотать лицо. Увидев сидящего рядом Илью, он спросил:

— Ты что, так и не спал?

— Да повалялся, а заснуть не смог, — ответил Остерман, водя бруском по лезвию ножа. — Побродил вокруг, изучил местность. Тут такой лес, просто дебри дремучие. И вокруг одни горы. Как будем выбираться, ума не приложу.

— Да выберемся как-нибудь, — бодро сказал Кирилл.

— Я на дерево залез, чтоб осмотреться. И увидел дымок. Вон там, на том склоне. Здесь кто-то есть.

— Ну и что? И не в таких местах люди живут.

— Думаешь, нас не могли обогнать за ночь?

Кирилл плеснул из фляжки на платок, протер им лицо и глаза. Вот и все умывание.

— Это был дым костра?

— Огня не было видно. Только дымок над лесом.

— Пойдем посмотрим?

Кирилл встал, потянулся. Он был рад любому поводу, чтобы не сидеть на месте. Ночью его охватывала тоска от одной мысли, что целый день придется неподвижно сидеть в лесу, вздрагивая от каждого упавшего листка.

Илья предупредил Кардосо, что отлучится, и Друзья стали пробираться через лес, время от времени оставляя зарубки на деревьях, чтобы не заплутать на обратном пути.

Минут через десять Остерман остановился:

— Я уже не понимаю, куда мы идем.

— Спокойно, Илюха. — Кирилл показал на солнце, пробивавшееся сквозь листву. — Вот мой компас. Бьет в уголок глаза.

— Ну да, компас. А ночью? Как мы будем тут пробираться в темноте?

«Об этом надо было думать раньше», — хотел сказать Кирилл. Но промолчал.

— Не ожидал, что в Аризоне попаду в такие дебри, — жаловался Илья, продираясь через густой папоротник. — Думал, тут сплошные пески. А здесь джунгли. Где не ступала нога человека.

— Очень даже ступала.

Кирилл поднял с земли ржавую банку и насадил ее на сук — отличный ориентир.

— Стой! — Он схватил Илью за руку и прижал палец к губам. — Тихо…

«Как эта банка могла оказаться здесь? — подумал он. — Не с неба же она свалилась, Значит, совсем рядом — тропа. Кто-то шел по ней, на ходу закусывая, а потом выбросил банку в кусты. Стало быть, до тропы — несколько шагов…»

Он прошел еще немного, раздвинул гибкие резные листья — и увидел прямо перед собой лесную дорогу.

— Ничего себе, нашли укрытие, — прошептал он. — В двух шагах от дороги. Чихнешь — услышат.

— Вот и хорошо. Ночью пойдем по ней.

— И куда придем? Прямо в лапы рейнджеров.

Скрываясь за кустами и порой останавливаясь, чтобы прислушаться, они пошли вдоль дороги, которая сворачивала к противоположному склону — как раз туда, где Илья заметил дымок.

Скоро на пути стали попадаться признаки близкого жилья. На лугу паслись серые крупные козы. Чуть выше, за полосой кустарника, показались аккуратные рядки огорода. А еще дальше прямо к лесу подступало кукурузное поле, за которым виднелась покатая крыша хижины. Над ней торчала жестяная труба.

— Вот и дым, — сказал Кирилл, хотя никакого дыма над трубой не было.

Они долго лежали в кустах, наблюдая за одинокой фермой, затерянной в котловине. Извилистая тропинка, поднимавшаяся к дому от дороги, была почти незаметна. По ней явно ходили не слишком часто.

Но владелец фермы, хотя и жил отшельником, отнюдь не был аскетом и хозяйство имел вполне зажиточное. Кроме коз у него имелась и корова — черная, длиннорогая, она лежала в тени под деревом. Стайка нарядных цесарок копошилась в пыли перед распахнутой дверью. На кукурузном поле высились густые ряды разной высоты. Поближе к дому кукуруза была высокой и уже с початками, но чем дальше в поле, тем ниже и моложе были ее ряды.

— Поле какое-то странное, — сказал Кирилл.

— Наверно, тут живет совсем уж дряхлый старикан, — заявил Илья. — У него не хватает сил, чтобы засеять его разом.

— Думаешь, он тут один?

— Да в такой хибаре и одному тесно.

Ветер донес до них запах кофе, и Остерман звучно сглотнул.

— Жрать охота, Кира. Как думаешь, Рико наловит чего-нибудь в силки?

— Обещал, значит, наловит.

— Ага. Лягушек и крыс.

— Ну, для своей Луиситы он расстарается. Думаю, на ужин у нас будет зайчатина. Где поле, там и зайцы.

— А где зайцы, там и волки, — добавил Илья. — Видишь?

— Вижу.

Над макушками кукурузы плыли, покачиваясь, четыре шляпы. Всадники остановились на дороге, и шляпы скрылись. Но скоро их обладатели показались на тропинке. Двое.

— Другие остались с лошадьми, — прошептал Илья. — Можем их взять без лишнего шума. А потом встретим этих, когда пойдут обратно.

— Уймись.

— Это рейнджеры, точно. Спросят у старика, не видел ли он посторонних.

— С чего ты взял, что там старик? И потом, он ничего не видел.

— Видел, не видел — какая разница? Их надо брать.

— Почему?

— Потому что это нетрудно. Одного возьмем живым, все у него разузнаем. И жратва у них есть. Ну, Кира?

— Нет, — твердо сказал Кирилл.

Илья скрипнул зубами и обиженно замолчал. Впрочем, ненадолго.

— Ух ты, а я этого знаю! — Он даже приподнялся немного. — Точно. Парень в мексиканской куртке. Я с ним сидел в участке.

— Вот видишь, — сказал Кирилл. — Значит, это не рейнджеры. А ты — «брать, брать»…

Он уже хорошо видел двоих, что приближались к хижине. Тот, что постарше, был в дорогой замшевой куртке и шляпе такого же цвета — кофе с молоком. Когда он поправлял шляпу, на пальце сверкнул массивный перстень.

Второй, похожий на креола, был увешан оружием. Два кольта красовались на поясе, рукояткой к рукоятке, через плечо тянулась патронная лента, а в руках был винчестер. Шел он мягко и бесшумно, немного сутулясь, поводя головой из стороны в сторону, словно ожидая нападения в любую секунду.

«Этот опасен, — решил Кирилл. — Видно, он охраняет босса. Ну, и что у них за дела в таком убогом месте?»

Цесарки засуетились и подняли крик, предупреждая хозяина о прибытии гостей. Однако хозяин не спешил показаться в проеме двери. Пришедшие остановились у входа, и «телохранитель» присел на перевернутое ведро. А «босс», пригнувшись, вошел в хижину.

— Вот ты говоришь, зайчатина, — снова зашептал Илья. — Сколько там мяса, в зайце? Мануэль все отдаст девчонкам, а нам останутся одни косточки. И вообще, ты заметил? Рико даже не подходит к Луисите.

— А ты как думал? — Кирилл обрадовался тому, что Илья сменил тему. — Он ей никто, соседский паренек. Это нам он сказал, что она его невеста. А девушка, может, и сама не знает, что он собирается с ней обручиться. У них с этим строго. Вот приедут домой, тогда…

— Хорошо, если так. А я подумал, что уже всё. Что она вроде как опозорена, и теперь он ее не возьмет. Ты бы взял в жены девчонку из публичного дома?

— Многие берут.

— Ну, а ты?

— Тихо! — шепнул Кирилл, вжимаясь в землю, потому что услышал шаги. Кто-то пробирался через кукурузное поле, раскачивая высокие стебли. — Замри…

Видимо, это был один из тех, кто остался с лошадьми. Он дошел почти до самого края, где кукуруза была самой низкой, и принялся ломать сочные стебли. Набрав изрядную охапку, вернулся обратно к дороге. За спиной у него болталась винтовка.

— Видел? — прошептал Илья. — «Маузер» у него. Как у тех, в лесу… Эх, Кира, вечно ты… Такой момент упустили!

— Неизвестно, кто что упустил. Это они нас ищут, а не мы их.

— У тебя на все найдется отговорка.

Через несколько минут «телохранитель» поднялся, потому что его «босс» вышел из хижины. Следом показался седой мужчина в синем комбинезоне и выцветшей рубашке с закатанными рукавами. Он был бы похож на фермера, если б не круглые очки.

Ветер донес обрывки разговора.

— …потому что Мексика — это Мексика, а Штаты — это Штаты, — говорил старик в очках. — Запад есть запад, восток есть восток, и вместе им не сойтись.

«Босс» пожал плечами, и что-то сказал, улыбаясь.

— Спасибо, Джерри, мне и здесь хорошо, — ответил старик.

Он говорил громко, с паузами между словами, как глухой.

«Босс» долго тряс ему руку и улыбался. Старик обнял его на прощание и похлопал по плечу:

— Спасибо, что навестил! Передай полковнику, что я готов уехать вместе с ним в любую минуту! На земле много мест, где можно поковыряться!

Он еще долго стоял у хижины, глядя вслед уходящим гостям. Потом вытащил из кармана пригоршню зерна и стал разбрасывать его, с ласковой улыбкой наблюдая за толкотней цесарок.

Илья толкнул Кирилла в бок:

— Старикан безобидный. С ним можно столковаться. Спросим дорогу, заодно еды прикупим. Вон у него кур сколько.

— Можно рискнуть, — согласился Кирилл. — Пусть только эти друзья подальше уберутся.

Однако гости не торопились уезжать. Прошло не меньше десяти минут, прежде чем на дороге показались всадники. Но их было только двое.

Снова зашуршали кукурузные листья, и на краю поля снова появился один из рейнджеров. На этот раз он принес с собой веревку и длинный нож, которым принялся рубить молодые стебли. Он собрал объемистый сноп, перетянул его веревкой и, приподняв, неудовлетворенно крякнул:

— Маловато.

— Эй, Кирпич, ты чего тут? — спросил второй рейнджер, выбираясь из кукурузной чащи.

— Лошадкам, — последовал короткий ответ.

— Я понимаю, что не нам. Тебе что сказано было? Сидеть и ждать. Чего ты сюда поперся?

— Тут зелень лучше.

— Вот же дубина! А если профессор увидит?

— Все равно.

— Нет, не все равно. Что ты будешь делать, если он ругаться начнет? А если за ружье схватится? Он же чокнутый, да еще и слепой, начнет палить, что тогда?

— Все равно. Кукуруза нужна лошадкам. Профессору она не нужна. Ему уже ничего не нужно. А лошадкам нужно.

— Пошли отсюда, Кирпич, да поживее, — оглядываясь, говорил второй рейнджер. — Рано еще.

— А чего ждать? Кончим его и спокойно уедем.

— Рано еще, тебе сказано!

Кирпич присел на сноп и принялся сворачивать самокрутку.

— Я вот не пойму, зачем ждать. Ты, Бингл, грамотный. Ты городской. Может, ты понял, чего Мутноглазому надо? Растолкуй мне, чего мы ждем?

— У Мутноглазого свой расчет. — Бингл присел на сноп рядом с Кирпичом и запустил пальцы в его коробку с табаком. — Если запалить дом прямо сейчас, он сгорит за пять минут. Никто и не увидит. А Бен Гаттер со своими парнями придет сюда не раньше чем через три часа, а то и через четыре. Вот когда Мутноглазый приведет рейнджеров в котловину, тогда мы и подпалим домишко. Только бумаги не забыть бы там, внутри. А то сгорят к черту. Хезелтайн что сказал?

Он замолчал, облизывая края бумажки, чтобы склеить сигарету.

— Ну? — тупо спросил Кирпич.

— Что — «ну»?

— Что сказал Хезелтайн?

— А… — Бингл чиркнул спичкой и затянулся. — Он сказал, чтобы бумаги вынести все до единой. Чтоб ни одной, самой маленькой, в доме не осталось. Чтобы еще раз все перетряхнуть, все-все проверить, а только потом поджигать. Гаттер увидит пожар, и прямиком сюда.

— А мы?

— А мы — отсюда.

— А он нас не догонит?

Бингл расхохотался.

— Да зачем ему нас догонять! Он же не нас с тобой ловит! Он знает, что это не мы профессора замочили.

— Не мы? А кто?

— Банда Мясника, вот кто.

Кирпич просветленно улыбнулся:

— И кукурузу тоже они забрали!

Кирилл и Илья переглянулись. Остерман постучал пальцем по рукоятке ножа. Кирилл в ответ погрозил ему кулаком. Илья возмущенно покрутил пальцем у виска.

«Почему?!» — читалось в его глазах.

Но Кирилл еще раз отрицательно помотал головой.

«Этим двоим поручили убить старика, — думал он. — Забрать какие-то бумаги и поджечь дом. Пожар должен привлечь сюда рейнджеров, которые войдут в котловину примерно через три часа. Что дальше? Рейнджеры кинутся догонять банду, которая якобы учинила расправу над безобидным стариком. Вряд ли они станут прочесывать лес. Они уйдут из котловины. Можно будет дождаться ночи и тоже спокойно уйти. По дороге.

Значит, этих двоих лучше не трогать. Конечно, хорошо бы немного уменьшить численность отряда. Но если их там человек двадцать, то потеря двоих ничего не значит. Хотя… Там двое, здесь двое… Нет. Мы тут не для того, чтобы перебить их всех. Нам нужно выбраться отсюда живыми. Вот и все. Да, но как же быть со стариком?»

Рейнджеры докурили самокрутки и встали.

— Пошли, Кирпич.

— Ну уж нет. Вдвоем-то мы больше унесем. Ломай стебли, а я буду связывать.

Бингл, устав препираться, забрал у Кирпича тесак и принялся рубить кукурузу.

Со стороны хижины послышался свист.

— Эй, вы! Убирайтесь с моего поля!

Бингл выпрямился и поглядел из-под руки.

— Говорил я тебе! Полюбуйся. Старый хрыч грозит нам дробовиком.

— Ну, значит, он первый начал, — сказал Кирпич. И снял «маузер» с плеча.

Звонко лязгнул затвор. Кирпич отставил ногу назад, наводя на старика тяжелую винтовку.

Нож сверкнул в воздухе и с глухим стуком воткнулся в бок рейнджера, как раз под левую руку. Кирпич охнул и зашатался. Ствол «маузера» задрался вверх. Грохнул выстрел, и рейнджер повалился на спину, выронив винтовку.

Бингл, вытаращив глаза, хлопал по кобуре, пытаясь схватить револьвер. Но пальцы его не слушались.

— Не дергайся, — сказал Кирилл, стоя за кустом и наведя на рейнджера кольт. — А то будет, как с Кирпичом. Ложись. Руки в стороны.

Илья, пригибаясь, подбежал к убитому и с усилием выдернул нож. Потом присел на корточки возле лежащего Бингла, вытер об него клинок и разрезал ремень.

— Руки за спину.

— Свяжи его по-индейски, — посоветовал Кирилл.

— Не учи ученого, — буркнул Остерман, придавливая рейнджера коленом.

Со стороны хижины раздался ответный выстрел, и дробь россыпью щелкнула по кукурузным листьям.

— Вот старик удивится, когда увидит, каких дел натворила его гаубица, — усмехнулся Илья.

Кирилл осторожно выпрямился, подняв голову над кустом, и увидел хозяина фермы. Тот стоял на одном колене и неловко возился с дробовиком, загоняя патроны.

«Храбрый дед, — подумал Кирилл. — Хорошо, что Илюха успел вмешаться. Никогда бы себе не простил, если б тот гад подстрелил старика. А ведь Илья был прав. Следовало прикончить их сразу. Черт возьми, Кардосо оказался умнее меня. Он сразу признал Илюху командиром, а я… «

— Сматываемся, — сказал Остерман. — Поднимаем наших и живо уходим по дороге, пока она свободна. Ты же слышал, часа три у нас есть.

— Старик нас увидит.

— Не беда.

— А с этим что делать?

Они говорили по-русски, и пленный с ужасом прислушивался к незнакомой речи. Однако когда Кирилл кивнул в его сторону, он все понял.

— Не убивайте! — прохрипел он. — Я вам ничего не сделал.

— Ты хотел убить моего любимого дедушку, — сурово сказал Остерман.

— Но я не знал…

— Сейчас он тебя найдет, и ты попросишь прощения. Все ему расскажешь. Понял? Расскажешь все. А я вернусь и проверю. И уж тогда решу, нужна ли мне твоя печенка.

 

24

Новый попутчик

Кирилл еще раз убедился, что Илья Остерман умеет убеждать людей. Наверно, смертельно напуганный рейнджер рассказал старику все, и даже больше. Во всяком случае, услышанного хватило для того, чтобы дед собрал пожитки и бросил ферму на произвол судьбы.

Они догнали его там, где дорога снова заворачивала в лес. Старик отступил за деревья, освобождая путь всадникам. Он опирался на посох, сгибаясь под тяжестью большого мешка за спиной.

— Здравствуйте, профессор! — Кирилл остановил коня. — Меня зовут Кристофер Смит, я бизнесмен из Техаса.

Он старался говорить как можно учтивее. Когда на лесной дороге колонна вооруженных всадников нагоняет одинокого путника, в его голову лезут не самые веселые мысли. Бизнесмен с трехдневной щетиной, пропахший кострами и порохом, просто обязан изъясняться языком Шекспира и Диккенса, чтобы собеседник перестал разглядывать его патронташ.

— Могу ли я вам чем-нибудь помочь, профессор?

— Откуда вы меня знаете? — удивился старик.

— Неважно. Но кажется, нам по пути?

— Куда вы направляетесь?

— Туда, куда ведет эта дорога.

Профессор поправил очки на переносице и оглядел всадников. Заметив девушек, он расправил плечи и приподнял шляпу:

— Буэнос диас, сеньориты!

Ведя в поводу трофейную лошадь, подъехал Кардосо. Он был безупречно выбрит, и на его сюртуке опять не было ни пятнышка. Благообразная внешность майора, видимо, повлияла сильнее, чем изысканный слог Кирилла, и профессор, осмелев, вышел из-за деревьев.

— Так, значит, господа, вы направляетесь в форт Кано?

— Почему вы так решили?

— Потому что эта дорога соединяет форт и Тирби. Ее проложили солдаты, и ею пользуются только солдаты. Но вы явно не состоите на воинской службе.

— Вы тоже двигались по этой дороге, — напомнил Кирилл.

— Потому что других тут нет. Но я сверну с нее за перевалом, не доходя до заставы.

— Какое совпадение, — улыбнулся Кардосо. — Мы именно это и собирались сделать.

— В таком случае я не вижу причин, которые могли бы воспрепятствовать вам, профессор, поехать с нами, — сказал Кирилл.

Рико наклонился, забирая у профессора мешок, и охнул от неожиданной тяжести.

— Что у вас там, сеньор? Золото?

— Нет. Всего лишь бумаги и камни.

Старик довольно резво забрался в седло, и кавалькада тронулась дальше.

Профессор ехал рядом с Кириллом.

— Так вы из Техаса? А произношение у вас северное, — заметил он.

— Я родился на Севере.

— Кажется, я забыл представиться. Адамс. Геолог. Видимо, вы обо мне слышали. Меня тут, кажется, все знают. А я, представьте себе, — никого. Ужасная память. В ней столько формул и цифр, что для имен просто не осталось места. Не могу даже запомнить, как зовут изыскателей, которые приносят образцы. Я провел здесь почти десять лет. И последние шесть из них просидел на одном месте. Но знаю только двух-трех людей. Забавно, не правда ли?

— Обычное дело.

— А вы знакомы с полковником Тирби?

— Нет.

— Это он меня сюда привез. И он же собирался увезти… — Профессор вздохнул. — Однако вернемся к нашему маршруту. Насколько я понял, вашей целью является Мексика, не так ли?

Кирилл ответил не сразу. Старик был ему симпатичен. К тому же профессор мог оказаться полезным. С ним не стоило играть втемную.

— Наша цель? Ну да, нам надо в Мексику. Вот вы спросили о полковнике Тирби. Нет, я не знаю его. Зато его очень хорошо знают девчонки, которые едут с нами. Видите ли, всех их обманным путем увезли из родного дома и поместили в личный бордель полковника. Они там жили на положении рабынь. Мы их оттуда забрали. И теперь собираемся доставить обратно. Домой. В Мексику.

— Куда именно? — деловито спросил профессор.

— Об этом вам лучше поговорить с Мануэлем. Это брат одной из девчонок. Он все это затеял, а мы ему только помогаем.

— Вот как… Немногие рискнули бы добраться до Тирби ради такого благородного дела.

Кириллу очень хотелось рассказать, что дело, ради которого он добрался до Тирби, было вовсе не благородным. Сам он не видел ничего зазорного в том, чтобы грабить сутенеров, шулеров и их покровителей. Но профессор был из иного мира. Из того мира, где люди еще помнят — «не убий», «не укради»… Нет, ему незачем знать слишком много о своих попутчиках. Да он этого и не хочет. Его многословная тирада о плохой памяти на самом деле означала: «Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу».

— Да, Тирби — весьма, весьма опасное место, — продолжал Адамс. — Отчасти именно этим объясняется то, что я предпочел жить в одиноком домике в горах, а не в роскошном отеле. Над Медным холмом, образно выражаясь, витает дух смерти. Знаете, все, кто начинал его разрабатывать, уже переселились в мир иной. Возможно, и сам полковник чувствует опасность… Так вы говорите, у Сайруса Тирби есть личный бордель? Это, на мой старомодный взгляд, характеризует его не с лучшей стороны. Но позвольте, ведь эти девушки — сущие дети!

— Это придавало им особую ценность.

— Как я рад, что встретил вас. Возможно, вам будут полезны некоторые мои советы. Только напомните мне…

Старик погрузился в глубокую задумчивость.

— О чем напомнить? — осторожно спросил Кирилл.

— Что? О тропе, ведущей в Мексику. А сейчас извините меня, но я должен кое-что обдумать…

Адамс не проронил ни слова, пока лошади не остановились на самой верхней точке перевала.

— Ну, и куда тут сворачивать? — крикнул Мануэль, обернувшись.

Дорога сужалась, огибая скалу. Справа была пропасть, слева — крутая осыпь, уходящая в облака. Было довольно неуютно задерживаться в таком месте, и все нетерпеливо смотрели на Адамса.

— Профессор, вы говорили, что где-то здесь будет поворот…

— Да. Это здесь.

— Здесь? — Мануэль осторожно наклонился, заглядывая в пропасть. — Если тут и есть тропа, то она ведет прямиком в ад.

Старик поправил очки и спрыгнул с коня. Взяв его под уздцы, он медленно, но решительно зашагал вверх по осыпи.

Когда Илья обучался верховой езде, его наставник, Эд Коннорс, любил повторять: «Лошадь умнее человека. Доверься ей, когда не знаешь дороги».

«Видел бы он меня сейчас, — думал Остерман, осторожно шагая по осыпи и ведя за собой коня, который то и дело останавливался, придирчиво выбирая место, куда можно наступить. Их окружал липкий туман, и, оглядываясь, Илья едва различал в нем тонкую фигурку Инес, а от ее лошади осталось только смутное пятно. — Видел бы он, как мы шагаем в облаках. Я бы охотно доверился лошади, если б у нее были крылья».

Когда же облака остались за спиной, Илья увидел профессора и Мануэля. Они стояли на полукруглой площадке на краю обрыва.

— Красиво, не правда ли? — Старик развел руками, с нежной улыбкой оглядывая горы.

Остерман посмотрел вокруг. Здесь, на высоте, воздух был чище, прозрачнее. Безжизненные изрезанные скалы по ту сторону котловины казались необычно близкими. За скалами высилась синяя стена далеких гор. Он видел их и раньше, они все время закрывали горизонт. Но теперь, с высоты, Илья мог разглядеть, что горы эти вовсе не монолитны, они испещрены голубыми и коричневыми тенями, обрывами, разломами и украшены нарядными лентами снега и льда.

— Жить надо в горах, и чем выше, тем лучше, — сказал Адамс. — По крайней мере полезнее для здоровья. И не только для здоровья. Для духа. Для веры, в конце концов. Это нескромно сказано, но здесь я чувствую, что нахожусь ближе к Богу. Надеюсь, это чувство не связано с возрастом…

Однако его восторг разделяли отнюдь не все участники восхождения. Илья увидел, что Инес побледнела и испуганно отступила. Он взял ее за руку:

— Самое страшное позади. Дальше будет легче. Дальше мы будем только спускаться. Я правильно понял, профессор?

— Абсолютно верно. Спустимся, потом снова немного поднимемся, потом опять спуск… Однако сначала нам надо определить направление движения. Мануэль, ты говоришь, недалеко от вашей деревни протекает река Сан-Педро. Так вот, она берет начало здесь, в этих горах. И если мы найдем ее, дальнейший путь покажется легкой прогулкой. Но здесь же начинаются и другие реки. Например, Санта-Мария, которая приведет нас к Калифорнийскому заливу.

— К заливу? — спросил Кирилл. — Это далеко?

— Всего двести-триста миль.

— Все это очень интересно, — сказал Остерман, — Но как вы собираетесь отличить одну реку от другой? С трудом верится, что на их истоках установлены таблички с надписями.

Профессор кивнул с видом глубочайшего удовлетворения, как учитель, услышавший дельный ответ ученика.

— Итак, господа. Если пренебречь астрономической точностью, то залив — там, — он вытянул руку, а затем развернулся, — нижнее течение Сан-Педро — вон там. А спускаться мы будем вот сюда.

С этими словами он опустил руку, указывая себе под ноги,

— Почему? — недовольно спросил Мануэль.

— Потому что в этой долине живут люди, способные различать все реки без помощи табличек. И они нам помогут. Мы находимся в районе, который на всех картах обозначен как горная пустыня. И испанцы, и современные исследователи никогда не заглядывали в западную Сьерру. Здесь нет дорог, только узкие извилистые тропы. Но это — не пустыня. Внизу нас ждут тропические леса, водопады, пение птиц и аромат орхидей…

— Птицы — это хорошо, — сказал Мануэль, почесывая живот. — Особенно дюжина здоровенных птиц, зажаренных над костром.

— Так чего же мы ждем? — спросил Рико.

— Дело в том, господа, что отсюда можно пойти и в другую сторону. — Адамс посмотрел на Кирилла. — Спускаясь по восточному склону, вы довольно скоро попадете в ущелье Рио-Норте. Оно петляет между хребтом и Сухой долиной. Дно его заросло папоротником и хвойными лесами, но оно вполне проходимо. Правда, об этом никто не знает. Таким образом, двигаясь по ущелью, можно примерно через три дня выйти к Рио-Гранде. Еще один шаг — и вы в Техасе.

— К чему такие географические подробности? — спросил Илья. — Кто тут говорил о Техасе?

— Возможно, мои рассуждения покажутся вам бестактными. Но я видел множество людей, которые бежали из Мексики в Калифорнию, Аризону и Техас. И не видел ни одного, кто стремился бы в Мексику. Естественно, за исключением… — он запнулся, — за исключением тех, кто не в ладу с законом.

— Девочек ждут дома, — сказал Мануэль.

— А в Техасе и без нас хватает голодранцев, — добавил Рико.

Майор Кардосо пожал плечами:

— Мне там тоже нечего делать.

— А мне — тем более, — сказал Кирилл. — Профессор, а в какую сторону собирались двигаться вы?

— Признаться, я и сам этого не знал до сих пор. Мне пришлось покинуть дом в спешке. — Адамс немного смутился. — Да, я был вынужден торопиться и не думал о том, куда идти. Но теперь я определился. Точнее, мой путь должны были определить вы, господа. Если бы вы решили направиться в Техас, я бы пошел с вами. Если же ваше решение возвращаться в родную деревню остается неизменным, то нам понадобится помощь жителей этой долины. Они дадут вам проводников, и после небольшого отдыха вы отправитесь дальше. А я останусь. Мне давно уже хотелось изучить долину Мертвой пумы.

Целый день они ехали вверх, вниз и снова вверх. Пробирались через заросли кустарника, затем долго поднимались по узкому ущелью, заросшему лесом. В изумрудной зелени мелькали разноцветные попугаи, сопровождая незваных гостей отчаянными криками. На ночь остановились в огромном дубовом лесу, где под раскидистыми кронами росла пышная трава высотой по колено. А утром увидели на склонах аккуратные прямоугольники полей.

— Вот мы и пришли, — сказал профессор. — Раньше здесь жили индейцы якви. Постепенно они перемешались с жителями западного побережья, которые двигались через горы на восток в поисках лучших земель. В результате получился абсолютно новый народ, ни на кого не похожий. Они говорят и на испанском, и на языке ацтеков. Услышав удары грома, они осеняют себя крестным знамением и приносят жертвы лесным духам. Их женщины возделывают землю, а мужчины охотятся. А меня они считают колдуном, брухо. Мой порошок лечит их от лихорадки, и местные жители убеждены, что я делаю хинин из печени белых змей.

— У змей есть печень? — спросил Кирилл.

— У белых — есть, — серьезно ответил Остерман. — Потому что у белых все есть.

— Как же они работают на таких полях? — удивился Мануэль. — Склоны крутые, как стена.

— Меня больше удивляет другое, — сказал Адамс. — Как на таких склонах удерживается почва? Почему ее до сих пор не смыло в долину? Я уже несколько лет пытаюсь разгадать секрет их агротехники.

В долине, зажатой между гигантскими утесами и лесистыми склонами, было очень жарко. Одежда мгновенно пропиталась потом, и постепенно путники сняли с себя все, что могли. Больше всех страдали девчонки, которые не могли раздеться при мужчинах, да Мануэль, ехавший рядом с ними.

Жители деревушки тоже не обременяли себя лишней одеждой. Между хижинами, крытыми разлапистыми ветками, показались женщины в набедренных повязках и накидках, едва прикрывавших грудь. Их тела были медного цвета, и у многих на плечах извивалась замысловатая татуировка. Они приветствовали Адамса радостными восклицаниями. Целая орава голых ребятишек окружила всадников, поднося им глиняные плошки с водой.

Мануэль, соскочив с лошади, вытянул из переметной сумы целый ворох своих драгоценных шелковых рубашек и с поклоном отдал их женщинам.

Остерман почесал затылок и сказал негромко:

— Кира, у тебя, случайно, не завалялись где-нибудь бусы и зеркала? А то неудобно получается. Первый раз вижу настоящих индейцев. Ну, прямо Фенимор Купер…

 

25

Кому-то нужны карты. А кому-то — нет

Хороший следопыт может по одному отпечатку копыта узнать очень много и о лошади, и о всаднике. Хезелтайн часто слышал хвастливые байки на эту тему. Сам он с трудом отличал следы мула от конских и никогда не ковырялся в навозе, чтобы узнать, как давно он валяется в пыли. Однако считал себя следопытом покруче, чем любой из рейнджеров Гаттера. Потому что в отличие от них он умел читать невидимые следы.

Например, пару дней назад Сайрус Тирби благодушно поддел его, сказав, что Хезелтайн никогда не станет удачливым политиком. Кто-то счел бы это обычной шуткой. Но Хезелтайн насторожился, словно охотник, заметивший на песке отпечаток медвежьей лапы. С чего бы это полковник вспомнил о политике? О каких избирателях он говорил? В городе выбирали только шерифа да судей народного трибунала, и на эти почетные должности Хезелтайн не претендовал. Значит, мысли полковника витали далеко. Возможно, даже слишком далеко от Аризоны.

Подозрения Хезелтайна подтвердились, едва он заглянул в хижину Адамса. Старик собирал вещи. Карты были скручены в рулоны, и профессор не стал их разворачивать, когда Хезелтайн завел разговор о перспективах рудника.

Не было никаких перспектив. Адамс сказал, что Медный холм обгрызли до кочерыжки. Новые месторождения? Они находятся за Сухой долиной. Возможно, их разработка окажется выгодной. А может быть, и нет. Они нуждаются в дополнительных исследованиях. Как и все остальные месторождения меди, свинца и серебра, обнаруженные профессором за последние шесть лет.

Да, нужны дополнительные исследования, но пусть этим занимается тот, кто будет вкладывать деньги. А самому Адамсу это уже неинтересно. Он уедет вместе с полковником.

Хезелтайн едва удержался от вопроса — куда? Он сделал вид, что прекрасно осведомлен о планах своего ближайшего друга Сайруса.

Поговорили еще немного о пустяках. Профессор обмолвился, что руднику осталось работать не больше года. А город исчезнет, возможно, еще раньше. Южный склон, на котором расположена деловая часть, довольно неустойчив. Не выдержав тяжести зданий, он начинает постепенно сползать. С какой скоростью? Ну, может быть, дюйм в год. Это незаметно. До тех пор, пока не начнут разваливаться дома.

Склонный к философии, профессор видел в судьбе города определенный символ. Сущность человека нового времени — прийти на девственную землю, взять от нее все, что можно продать, и двигаться дальше, оставляя за собой города-призраки и горы мусора.

Хезелтайн с улыбкой выслушал старческий лепет, стараясь не смотреть в сторону рулона карт. Эти бумаги стоили дороже, чем рудник. Дороже, чем весь город, с его отелями, казино и борделями.

Он пожалел, что взял с собой Мутноглазого и его команду. Пристрелить старика, забрать карты — вот первое, что пришло в голову. Первое, а значит, самое верное. Но он побоялся сделать это при свидетелях.

И только прощаясь с Адамсом, он сообразил, что Мутноглазый — не свидетель, а сообщник. Да, решение было верным, но зачем самому делать грязную работу?

Он еще раз все обдумал, прежде чем отдать распоряжения. Хезелтайн был доволен собой. Теперь все будет, как раньше. Он станет действовать без оглядки на полковника. В конце концов, жизнь — это покер. Где каждый сам за себя.

Лошадь покойного Уоллеса нашлась только утром. Увидев ее, Гаттер разозлился — вот скотина! Стоит себе спокойно, обгрызает кустик как ни в чем не бывало. Будто не с ее седла отправились в ад двое ирландцев, и будто не она содействовала побегу третьего висельника. От мексиканца, удравшего от петли, не осталось никаких следов. Только обрывки перетертой веревки, обнаруженные в сотне шагов от того места, где его собирались повесить. По всей видимости, он соскочил сразу же, как только завернул в лабиринт скал, и затаился. А рейнджеры до самой темноты, выходит, гонялись за лошадью без седока. И гонялись впустую.

За ночь мексиканец мог уйти далеко. Причем в любую сторону — в горы, в пустыню, да хоть и обратно в Тирби. В горах его не найдешь. В пустыне он сам сдохнет. А вот если он подался в город, дело хуже. Что ему стоит затеряться среди своих? Флойд, помощник Гаттера, слыхал немного об этом Васкесе. Бывший солдат из армии какого-то мятежного генерала. Конокрад. Такие лихие парни весьма популярны среди работяг, и они его просто так не сдадут.

Бен Гаттер приказал рейнджерам никому не рассказывать о побеге. Впрочем, он знал, что кто-то все равно проболтается, когда они вернутся по домам и станут за кружкой пива вспоминать свои подвиги. Такие истории рассказывают вполголоса, оглядываясь, да только все равно им никто не верит. А зря. Он и сам не раз слышал, как приговоренные к расстрелу увертывались от пуль. Или как из реки выплывал кто-то с камнем на шее и со связанными руками. Думал — вранье. Вот пусть и про историю с Васкесом все думают так же.

После завтрака в лагерь прискакал посыльный из города и сообщил, что к каньону выдвигается отряд охранников, снятых с рудника. В ожидании подкрепления Гаттер приказал рейнджерам заняться чисткой оружия. Многие из них были недовольны новыми винтовками и относились к ним небрежно, рассчитывая со временем вернуться к старым винчестерам. Однако Бен Гаттер знал, что будущее — за «маузерами». У этого оружия есть недостатки, но они с лихвой перекрываются достоинствами — дальнобойностью и скорострельностью. А еще очень важно то, что полковник Тирби закупил у мексиканских генералов целый вагон таких винтовок, предназначенных для армии. Наверно, старый лис рассчитывает перепродать их все тем же мексиканцам и ждет подходящего момента. Цены на оружие быстро растут, стоит только начаться полномасштабной войне. Но пока в Мексике все спокойно, и винтовки лежат на складе…

— Бен, у нас гости! — крикнул часовой со скалы, вытягивая руку в сторону дороги.

Гаттер встал со складного кресла, увидев двоих всадников, и отошел подальше от своей палатки, чтобы не приглашать гостей в ее тень. Таких гостей он бы и в лагерь не пустил. Но Джерри Хезелтайн был слишком важной птицей. Его не пошлешь с порога подальше.

— Какие новости? — спросил Хезелтайн, не слезая с седла.

— Мы сели им на хвост. Троих прикончили, вон их могилы.

Под скалой темнели три свежих холмика. Гаттер не стал уточнять, что под одним из них лежит девчонка. Он также промолчал, что в лесу есть еще две могилы. О своих потерях он будет отчитываться перед полковником. Да и то — если тот спросит.

— Троих? Отлично, — сказал Хезелтайн. — Среди них не было никого в белом сюртуке и в желтых сапогах?

— Нет.

— Я так и думал. Майор Кардосо не так прост.

— Что еще за майор?

— Потом расскажу. Значит, трое готовы. Когда рассчитываешь догнать остальных?

— Сейчас парни разбираются со следами. Я хочу устроить засаду. Жду подкрепление.

— Мои ребята заметили кого-то в котловине. Надо послать туда людей. Я беспокоюсь за профессора.

— Банде незачем спускаться в котловину, — отмахнулся Гаттер. — Да и когда б они успели? Нет, я не думаю, что…

— Про виллу ты тоже не думал, — перебил его Хезелтайн, дружелюбно улыбаясь. — И правильно. Потому что думать — не твоя обязанность. Твоя обязанность — ловить преступников и защищать население. Сколько ребят ты пошлешь со мной к профессору? Мне кажется, четверых будет достаточно. Ведь они — рейнджеры.

«Нечем крыть, — подумал Гаттер. — Вот же сукин сын. Если с Адамсом что-то случится, я окажусь крайним».

— Четверых? — Он презрительно сплюнул. — Хватит и одного. Я сам съезжу, проведаю старика.

— Что ж, поедем втроем.

— Нет. Меня перестанут уважать, если я буду ездить с эскортом. Особенно с таким грозным.

Бродяга, который таскался за Хезелтайном, побелел от злости и отвернулся, вытаскивая из гривы коня сухие хвоинки.

— Едут! — снова закричал часовой. — Вижу шерифа! С ним целая армия! Дюжины две, не меньше!

— Отлично, — сказал Хезелтайн. — Бен, ты можешь продолжать готовить засаду. Не стану тебе мешать. А к профессору я отправлю ребят Бюргера. В конце концов, раз они охранники, то пусть занимаются своим делом. Пусть охраняют Адамса. Верно, Бен? Каждый должен заниматься своим делом.

— Верно.

Гаттер развернулся и зашагал к своим рейнджерам, которые смазывали винтовки под брезентовым навесом.

— Флойд, сворачивай лагерь, — сказал он негромко. — Выступаем через пять минут.

«Этот пройдоха Хезелтайн что-то знает, — думал Гаттер, быстрой рысью ведя отряд по лесной дороге. — Он всегда знает что-то такое, чего не знают другие. Поэтому ему так везет в картах. Но сейчас все тузы у меня. Пока он будет болтать с Бюргером, я просто заберу профессора с собой. Обстановка того требует. Нельзя распылять силы. Охранники? Что ж, пусть охраняют профессорскую хибару. Пускай занимаются своим делом».

Он стал обдумывать, как побыстрее уломать профессора, который наверняка не захочет никуда уезжать. Бандой его не напугаешь — старики не боятся смерти. Может, надавить на то, что у Бена будут неприятности, если с Адамсом что-то случится? Да только профессору плевать на всех. А если сказать, что отряду нужен проводник? Старый геолог облазил все горы вокруг, он забирался в такие места, куда даже индейцы боятся сунуть нос. Да, пожалуй, эта маленькая хитрость должна сработать…

Увидев у профессорской фермы двух стреноженных лошадей, Бен поднял руку, и отряд за его спиной остановился.

— У Адамса гости? Кто бы это мог быть? Акула, глянь.

Рейнджер подскакал к лошадям и спешился. Осмотрел их седла. Затем осторожно направился к хижине, скрывшись за высокой кукурузой. Через несколько минут показался обратно и покрутил шляпой над головой, что значило «все в порядке».

Однако, подъехав, Бен Гаттер убедился, что неправильно понял этот жест. В профессорском доме, действительно, все было в порядке. Посуда, одежда и книги — все на месте. Цесарки, корова и козы — тоже. А вот профессора нигде не было.

Зато на краю кукурузного поля рейнджеры нашли двоих городских бездельников, одного — уже остывшего, а второго — полумертвого от страха. Когда его развязали, он не смог встать сам. Ему помогли подняться, но он снова осел на землю.

— Мясник, — выдавил он и обхватил голову руками. — Я ждал, что он вернется и прирежет меня. Мясник…

— Сколько их? — спросил Гаттер.

— Не знаю.

— Откуда они пришли?

— Не знаю.

— Куда ушли?

— Не знаю. Это Мясник.

На него не стоило тратить время. Допросом займется шериф, когда доберется сюда.

Следы на дороге были свежими — банда прошла здесь не более часа назад. Гаттер выслал вперед пару дозорных и приказал:

— Парни, не зевать! Впереди может быть засада! — Он достал револьвер из кобуры и засунул его за пояс. — Скажу вам одно: Мясник зашел слишком далеко. Зря он похитил профессора. Теперь разговор с ним будет иной. Сколько б подонков ни было в этой банде, им не устоять против рейнджеров. Как бы резво они ни удирали, им не уйти от рейнджеров. Покончим с ними побыстрее. Нас ждут дома. Вперед!

Самого Бена никто дома не ждал. Как и многих из его ребят. Но такая уж была у него присказка. Он слышал ее на войне от своего командира. А теперь сам стал командиром и понимал, как много смысла в этих простых словах. Нас ждут дома. Надо убить всех, кто угрожает твоему дому. И надо самому не попасть под пулю, не напороться на клинок, не свалиться под копыта — потому что нас ждут дома…

Они пронеслись через лес, не встретив засады. Следы вели в гору. Дорога превратилась в каменистую тропу, и отпечатки копыт исчезли, но убегавшим некуда было свернуть, разве что в пропасть.

За перевалом дозорные стали двигаться все медленнее и, наконец, остановились.

— Проверим спуск, Бен?

В этом месте травянистый склон был достаточно пологим, и банда могла спуститься по нему в ущелье. Но на траве не было никаких следов.

— Не останавливаться! Вперед!

Отряд двинулся дальше по дороге, но уже без прежнего рвения. Всем было ясно, что банда ушла. Исчезла, испарилась. Там, впереди, уже нет места для засады. Там не свернуть ни в лес, ни в ущелье. Впереди был только мексиканский пограничный форт.

«Даже из неудачи можно выжать немного пользы», — подумал Хезелтайн, садясь на лошадь Кирпича. Своего уставшего коня он оставил на профессорской ферме, под охраной Бюргера, а Мутноглазый пересел на мерина Бингла.

На свежих лошадях они довольно скоро догнали рейнджеров. Те стояли недалеко от форта, а Бен Гаттер прохаживался в сторонке с капитаном Рамиресом, начальником заставы. Хезелтайн присоединился к ним.

— Джерри, ты очень вовремя, — сказал Гаттер. — Меня тут не уважают. Надеюсь, тебе дон Аугусто не сможет отказать?

— Разве я отказываю? — Капитан разводил руками и крутил головой с видом полного отчаяния. — Как только будет возможность, я обязательно дам вам проводников! Самых лучших! Но сейчас у меня каждый человек на вес золота!

— Аугусто, пойми, они похитили американского гражданина! Прикинь, какой шум может подняться. Банда натворила немало дел у нас и натворит еще больше на твоей земле! — Гаттер обнял капитана за плечо. — Мы же всегда работали вместе! Дай нам только двух-трех проводников. Ручаюсь, что верну их живыми и здоровыми!

— Я постараюсь что-нибудь придумать. Потерпи до завтра.

— Завтра будет поздно.

— Но завтра, возможно, к нам подойдет пехота. И тогда я подумаю, чем тебе помочь. Бенито, ты же военный человек, сам подумай — что получится, если я отправлю с тобой людей, а на форт нападут? А? К нам идет целая орда! Они разнесут крепость по кирпичику!

— В таком случае хотя бы проводники останутся живыми, — с усмешкой заметил Хезелтайн. — А что за орда?

— Оборванцы, — презрительно скривился капитан. — Батраки. Шатаются по всей Соноре, к ним липнет всякий сброд. Громят поместья. Завидят солдат — разбегаются. Потом снова сбиваются в стаю. Ничего, пусть только сунутся…

— Кстати, насчет оборванцев, — сказал Гаттер. — Ты тут всех знаешь. Кто такой Мясник? Откуда он?

— Да обычный головорез из-за Рио-Лобо. Почему ты спрашиваешь?

— Похоже, что как раз ему мы наступаем на пятки.

Капитан истово перекрестился:

— Матерь Божья! Что же ты сразу не сказал?

— Ну что, — спросил Хезелтайн, — теперь дашь людей?

— Теперь? Да я на колени перед вами упаду! Умолять буду, чтоб вы поскорей уезжали домой! Скорее, амиго! Возвращайтесь домой и покрепче запритесь на все замки! Потому что Мясник пощады не знает… — Капитан снял фуражку и вытер посеревшее лицо рукавом. — А вот мне куда деваться? Если Мясник встретится с батраками, вся Сухая долина заполыхает. Такой пожар разгорится, что искры и до рудника долетят. Вы бы, амиго, лучше подумали, что будете делать с шахтерами, если они поднимутся, как наши батраки…

— Наши шахтеры работают за деньги, — сказал Хезелтайн. — Им некогда бунтовать.

— Они не только шахтеры, но и метисы, — заметил капитан Рамирес, в чьих жилах текла благородная креольская кровь. — От метисов всего можно ожидать.

— Да пусть хоть трижды метисы, — угрюмо сказал Гаттер. — Рейнджеры тоже работают за деньги. И твой Мясник скоро убедится, что нам их не зря платят.

Капитан еще немного повздыхал, пожал им руки и торопливо зашагал обратно к форту.

— Ты ему веришь? — спросил Гаттер. — Вранье это все. Пугает нас, чтоб мы отвязались. При чем тут Рио-Лобо? Выходит, какой-то бродяга проделал двести миль, чтобы похитить нескольких девчонок и одного старика? Не верю. А ты?

— Не верю, — сказал Хезелтайн.

Он никому не верил, особенно мексиканцам. Капитан Аугусто Рамирес был замечательным собутыльником и достойным картежником, но сейчас от его талантов было мало проку. Как истый креол, он не мог сказать «не могу». Вместо прямого и честного отказа он обещал подумать. Но если он не дал проводников сегодня, то не даст и завтра.

Что же до Мясника, то и о нем капитан, скорее всего, слышал впервые. Но, как офицер пограничной стражи, не мог допустить, чтобы гринго сомневались в его познаниях. Он обязан знать всех разбойников, живых, мертвых и вымышленных.

— Как думаешь, Аугусто пропустил банду?

— Думать — не моя обязанность, — буркнул Гаттер. — Следов нет. Свидетелей нет. Если пропустил, мы об этом узнаем от наших людей на той стороне. Дня через два или три.

— А если банда осталась в лесу? Незаметно сошла с дороги и затаилась? Они играют с тобой в прятки, Бен.

— Я не собираюсь прочесывать лес.

— И не нужно. Они сами оттуда выйдут. Надо просто встретить их там, куда они направятся.

— Ты знаешь — куда?

— Давай подумаем вместе. Что нам известно о банде?

— Ничего.

— Нет. Мы знаем, что это не местные. Раз они откуда-то пришли, значит, должны туда же и уйти. Что еще мы знаем? Они забрали проституток. Но только тех, кого недавно привезли из Мексики. Чем они так привлекли Мясника? Есть только одно объяснение — эти девчонки с ним как-то связаны. И, скорее всего, это родственная связь.

— Ага, — задумчиво протянул Гаттер. — То есть мы на верном пути? Он не двинется на город, не уйдет на север, а будет прорываться в Мексику, так?

— Именно!

— Погоди, Джерри. А профессор? Зачем Мясник прихватил с собой Адамса?

— Думаю, что это ему подсказал майор Кардосо. Вот о нем мы знаем немного больше. Он — опытный офицер. Не знаю, зачем он связался с голодранцами, но это неважно. Важно, что он профессионал. Ты обратил внимание, что в доме Адамса не осталось ни одной бумажки? Карты, Бен, карты! Вот в чем разгадка. Мясник прихватил Адамса для того, чтобы не заблудиться! Он же чужак! Он не знает этих гор, и профессор проведет его! А не проведет сам, так майор проложит путь по карте! Все так просто, что мне даже странно — как ты сразу не додумался.

Гаттер сбил шляпу на затылок и обернулся, разглядывая горы, которые зеленой стеной возвышались над песками.

— Значит, банда сейчас карабкается через горы, чтобы перейти границу там, где ее не охраняют. Где нет ни патрулей, ни наших постов. Где нет дорог, а есть только звериные тропы…

— Не только звериные. В горах живут индейцы. И иногда они спускаются к мексиканцам. Понимаешь, о чем я?

Бен Гаттер кивнул:

— Бандиты обожают останавливаться в брошенных деревнях. Там мы их и накроем.

Он в кровь разбил ноги, когда бежал по каньону, петляя между скал. Шум погони остался далеко позади, но Фернандо не останавливался. Он не знал, куда его выведет лабиринт. И почти не верил, что выберется из него. Но даже если придется подохнуть здесь от жажды или укуса змеи — все равно, это лучше, чем болтаться в петле.

На рассвете он обнаружил, что выбрался совсем не туда, куда хотел. За ночь он забрел в пески, окружавшие Тирби с юга. Это была настоящая пустыня. Правда, маленькая: на горизонте, куда ни посмотри, были горы, а в горах — вода, зелень, жизнь. Надо только дойти до них. Пешком. Без воды. Под убийственным солнцем. И он пошел.

Пошел молча, хотя сейчас можно было дать выход накопившейся ярости и погорланить, не боясь, что тебя заметят. Но кричать, вопить, извергать проклятия и даже просто говорить было опасно. В пустыне лучше молчать. Потому что у болтунов быстро пересыхает глотка, а смочить ее нечем. Фернандо Васкес огляделся с вершины песчаного холма. Никаких признаков колодца. Только редкая, еле заметная цепочка следов. Да и та становится все бледнее, потому что ее быстро заносит тончайшим песком.

«Здесь кто-то прошел совсем недавно! — подумал Фернандо. — Две лошади! Надо идти за ними. Потому что больше некуда»…

Он проследил взглядом, куда уходят следы, чтобы найти для себя подходящий ориентир. На горизонте виднелась лиловая зубчатая стена гор, и Васкес запомнил приметный двуглавый пик. Теперь можно не торопиться. Текучий песок сравняет ямки, оставленные копытами. Но никакой ветер не унесет с горизонта эту раздвоенную макушку, этот двузубец, этот… Фернандо задумался, как бы еще назвать то, к чему ему предстояло шагать не один час. Он знал, что жара, усталость и жажда скоро притупят остроту ума и природную наблюдательность. Поэтому ориентир надо было назвать таким точным словом, чтобы в любом состоянии можно было вспомнить, как он выглядит. Он еще раз вгляделся в ломаную линию гор. Этот двуглавый пик сейчас показался похожим на треугольные уши волка, который выглядывает из-за края земли. «Волчьи Уши»! Отличное название, ни с чем не спутаешь.

Фернандо спустился с холма, и «Волчьи Уши» остались за гребнями дюн. Но Васкес шагал уверенно. Самое главное в пустыне — это знать, куда идешь. А вода и еда — все это встретится по дороге. Можно прекрасно обойтись и без еды. Еще никто не умер в пустыне от голода. От жажды — это запросто, но не от голода. Если нечего пить, то еду лучше выбросить. Вот ведь как хорошо, что у меня нет с собой никакой еды, порадовался Фернандо. Не придется выбрасывать…

Зной постепенно стал нестерпимым. Васкес заметил, что его тень укоротилась до неприличия. Она словно ссохлась от жары.

«Наступил полдень», — догадался Фернандо и решил остановиться.

Кряхтя и постанывая, он опустился на раскаленный песок в тени невысокого слоистого камня и принялся выкапывать себе ямку. Сначала он рыл голыми руками. Но мягкий слой текучего песка скоро кончился, и Фернандо чуть не ободрал пальцы в кровь. Тогда он стянул ремень и начал рыхлить плотный грунт латунной пряжкой. Землю он складывал на камень, добавляя тому высоты. Он радовался, замечая, как увеличивается тень камня и как все менее горячим становится песок в его ладонях.

«Если копать достаточно долго, можно и до воды докопаться», — подумал Фернандо, но тут же отбросил эту затею. Признаков близкой воды здесь не было, и копал он сейчас не колодец, а всего лишь укрытие от солнца и от ветра.

Наконец он растянулся в благословенной тени под камнем и застыл неподвижно. Пока еще жажду можно терпеть, только надо поменьше двигаться.

Фернандо лежал и слушал сквозь дрему, как шуршит песок, текущий вслед за вечным ветром. Иногда на него сверху сыпались песчаные струйки, и Васкесу чудилось в полусне, что он лежит в могиле, и его закапывают. Почему-то это не казалось страшным. Было только досадно, что не удалось снова встретить кого-то из рейнджеров и поквитаться. Сыпется песок за шиворот. Закапывают. Как хорошо будет в могиле, как прохладно… И зачем нужно было тратить столько сил, убегая от покоя, от вечной тишины?

«Э, нет, старуха, брось свои песенки, — сказал он смерти. — Приходи завтра, тогда поговорим».

Так он лежал до тех пор, пока тень от камня не стала намного длиннее, чем его высота. Когда же Фернандо выбрался из ямы, ему не сразу удалось отыскать на горизонте свой ориентир. К вечеру картина пустыни неузнаваемо изменилась. От цепочки, следов уже ничего не осталось. Розовые дюны обросли лиловыми дугами теней. Горы стали темно-синими, солнце стояло над ними и слепило Фернандо, когда он, щурясь, высматривал двуглавую вершину, свои «Волчьи Уши».

Он снова двинулся вперед, огибая дюны. Проще было бы пересекать их по прямой линии, но Васкес боялся истратить последние силы, взбираясь по текучему песку. Вот и приходилось петлять, время от времени забираясь на гребень и сверяя направление с ориентиром. К вечеру попутный ветер заметно усилился, стало легче дышать, и Фернандо пошел чуть быстрее. Впереди он заметил каменную россыпь и решил, что среди этих валунов можно будет устроиться на ночлег.

Прозрачный воздух пустыни сыграл с ним злую шутку. Валуны, которые казались такими близкими, оставались недосягаемыми, пока он тащился к ним весь остаток дня. И только перед самым наступлением темноты Васкес наконец повалился на землю среди камней. У него уже не оставалось сил, чтобы выкопать себе ямку для ночлега, и он просто прижался боком к остывающему камню. А под утро проснулся от холода. Его бил озноб, и он сел, сжавшись калачиком, чтобы согреться.

Пока солнце только начинало ощупывать своими лучами верхушки дюн, Фернандо успел нахватать под камнями полдюжины ящериц, еще вялых от ночного холода. Парочку он съел сразу, разодрав пряжкой молочно-белую шкурку на брюшке и посолив розовые тушки собственным потом. Остальных спрятал за пазухой, предварительно размозжив камнем их плоские головы.

Теперь он чувствовал себя увереннее. Впереди на песке стали чаще встречаться следы змей и ящериц. В белесом небе кружила какая-то птица. Фернандо надеялся, что это не стервятник. А если и стервятник, то пусть он поищет себе другую жратву, а не зарится на одинокого странника, который медленно петляет между дюнами…

Когда в знойном мареве показались силуэты всадников, он подумал, что бредит. Длинной цепочкой они скользили по гребню далекой дюны и тонули за ней, один за другим.

Он хотел закричать, но из горла вырвалось только шипение, как у дикой кошки. Он сдернул рубаху и взмахнул ей над головой — и тут же оступился, голова его закружилась, и он повалился на песок…

Капли теплой воды упали на его губы.

«Я уже умер, — подумал Васкес. — Надо мной плачут ангелы».

Один из ангелов пнул его босой ногой под ребра:

— Не спи на земле, простудишься.

Он сел, встряхиваясь всем телом, и огляделся. Десяток оборванцев в сомбреро, крест-накрест опоясанные патронташами, стояли вокруг него, опираясь на песок прикладами «маузеров».

— Если хочешь жить, давай подымайся. Если хочешь помереть, мы тебе поможем. Штыком.

Фернандо хотел объяснить, что он только что пересек пустыню, а перед этим бежал от виселицы, а когда-то даже побывал в братской могиле. Он столько раз мог подохнуть, однако всегда оказывался хитрее смерти. И не им, соплякам босоногим, насмехаться над Фернандо Васкесом! Но его обожженная глотка смогла только просипеть:

— Не надо штыком…

 

26

Индейский хлеб

Пожилая мексиканка обмакнула руку в серое жидкое тесто и размазала его по плоскому камню над углями. С легким шипением прозрачная пленка стала густеть, и когда ладонь женщины дошла до нижнего края камня, на верхнем уже появился слой, похожий на лист оберточной бумаги.

Она прямо на камне свернула рулончик и положила его на плетеное блюдо.

— Это называется «пики», — сказала Инес, проследив за взглядом Ильи. — Индейский хлеб.

Они сидели в хижине, прячась от дождя. Дым от углей, завиваясь, уходил под свод очага, сложенного из булыжников.

— А почему вчера хлеб был другим? — спросил Илья. — Вчера были обычные тортильи.

— Пики вы возьмете в дорогу, — сказала женщина. — Они легкие и не черствеют.

— Значит, сегодня мы сможем уйти?

— Кто знает? Может быть, сегодня. Или завтра.

Уже третий день они жили в лесном поселке, где кроме них были только женщины и дети. Все мужчины неделю назад ушли за перевал и до сих пор не вернулись. Такое бывало часто. Местные жители никогда не уходили в лес по одиночке. На этот раз они отправились не на охоту. На перевале попали в беду несколько белых — одни свалились в пропасть, а другие пытались их оттуда вытащить. Жители поселка помогли им, а потом подрядились провести коротким путем через горы к дороге.

Когда они вернутся, в поселке будет устроен праздник. В жертву богам принесут кабанчика. На столах появятся кувшины с забродившим соком лесных ягод. А наутро все мужчины снова уйдут, чтобы довести до реки друзей колдуна Адамса.

— Я бы так не смог, — сказал Остерман, глядя, как Инес ловко зашивает его рубашку. — Не смог бы так спокойно сидеть и ждать несколько дней, пока мужья и братья шатаются неизвестно где.

— Потому что ты не женщина. Женщины могут больше, чем мужчины.

— Говоришь, как моя бабушка, — сказал Илья.

Его родная бабушка, оставшаяся в Одессе, никогда ничего такого ему не говорила. Он хотел сказать «как старуха», но в последний момент испугался.

— Да? Я такая старая?

— А моя бабушка вовсе не старая. Она молодая, красивая, веселая. Правда, я давно ее не видел.

— Почему?

— Она живет далеко. Очень далеко. Еще дальше, чем мама, отец, брат и сестра.

«Хорошо, что у меня нет племянников», — подумал он, потому что не помнил, как будет «племянник» по-испански.

— А чем ты занимаешься так далеко от дома?

— Чем? Спасаю маленьких глупых девочек.

Она хихикнула и хотела перекусить нитку. Но он подал ей нож:

— Не порть зубы. Они тебе еще пригодятся.

— Убери это… — Инес нахмурилась. И тут же лицо ее разгладилось, и на нем снова появилась усмешка. — Мануэль тоже глупая девочка? Луисита говорила, ты и его спас.

— А мы с Крисом всех спасаем. Привычка такая.

— Сеньор Крис не такой, как ты. Он строгий.

— А я?

— А ты веселый. Ты не похож на гринго.

— Я не гринго. И Крис тоже не гринго. Мы с ним из Одессы.

Он стал подыскивать нужные слова, способные описать город у моря. Море… Как объяснить ей, что такое море? Но Инес сказала:

— А я из Пуэрто-Пеньяско. Там хорошо. Залив, горы и много-много цветов.

— Как же ты оказалась в Соноре?

— Отец получил там земельный надел. Тогда всех переселяли на новые земли. И мы переехали. Через год родители умерли, и я стала работать в доме алькальда. Мне повезло. Алькальд — добрый человек. Три года я нянчила его детей. Да, алькальд — добрый человек, но его жена меня не любила. Она отдала меня миссис Фраун.

— И куда же ты вернешься? Опять в дом алькальда? Или в этот свой Пуэрто…

— Пуэрто-Пеньяско. Не знаю. Может быть, родители Луиситы и Мануэля возьмут меня в свою семью. — Она расправила рубашку и посмотрела ее на свет. — Все, можешь носить.

— Спасибо. Если бы не ты, я бы ее выбросил.

— Ничего не выбрасывай.

— Ну вот, опять ты меня учишь. Слушай, у меня тут завалялась одна вещица… — Он достал из-за пазухи маленький кольт и показал его, держа на ладони. — Нравится?

Илья долго готовился к этому моменту. Ожидая, что девушка придет в ужас от одного вида оружия, он приготовил немало аргументов в защиту своего подарка. Но Инес снова удивила его.

— Какой крошечный, — умилилась она. — Можно подержать? Он не выстрелит?

— Нет. — Он выгреб патроны из кармана и покатал их на ладони. — Не заряжен.

Она принялась вертеть револьвер в руках и рассматривать гравировку на стволе.

— Почему он такой маленький?

— Чтобы умещался в кармане. Обычно такие штучки носят с собой картежники. А еще их берут в дорогу дамочки, которым приходится путешествовать* без сопровождения.

— Это твой?

— Я похож на дамочку? Нет. Он твой.

Ее брови округлились, а рот смешно приоткрылся. Инес недоверчиво смотрела на Остермана, прижимая блестящую игрушку к груди.

— Мой?

— Я больше ничего не могу тебе подарить, — сказал он. — А это — вещь красивая, необременительная и в хозяйстве полезная. Я научу тебя им пользоваться. И тогда никакая миссис Фраун тебя никуда не увезет.

— Мне никогда не дарили таких дорогих вещей…

«Потому что меня рядом не было, — подумал Илья. — Но теперь все будет иначе».

— Ты меня научишь? Я хочу научиться прямо сейчас!

Женщина у очага посмотрела на них. Илья улыбнулся ей:

— Не волнуйтесь, сеньора! Никто не собирается тут стрелять.

— Когда ты научишь меня? — Инес потеребила его за руку.

— Сначала ты должна к нему привыкнуть. Носи его с собой.

— Я сошью для него чехольчик, — обрадовалась она и снова вынула иголку из клубка. — И кисет для патрончиков.

«Патрончики»!

Илья рассмеялся. Впрочем, заряды для этого револьвера были так похожи на детский мизинец, что и не заслуживали гордого имени патронов.

Он встал, надевая шляпу:

— Спасибо за рубашку.

Инес кивнула, не отрывая взгляда от револьвера.

Остерман, чрезвычайно довольный, вышел из хижины и направился к деревьям, между которыми висел гамак Кирилла. На веревках поверх гамака было косо натянуто пончо, по которому стекали капли дождя. Илья набрал пригоршню воды и брызнул в лицо приятеля.

— Что, уже? — спросил тот, не открывая глаз. — Уже моя вахта?

«Наверно, ему снится море», — подумал Илья с нежностью и вытер платком лицо Кирилла.

— Кира, а где находится Пуэрто-Пеньяско?

— Раз «пуэрто», значит у моря. Речные порты иначе называются. Лучше спроси у Адамса.

— Знаешь, о чем я сейчас подумал?

— Еще нет. — Кирилл зевнул и открыл глаза. — Но, кажется, сейчас узнаю.

— Я вот подумал… Почему бы нам не уехать к морю? Когда все закончится, махнем в какой-нибудь Пуэрто-Пеньяско, купим шхуну, начнем возить контрабанду…

— …В Сан-Фелипе, — продолжил профессор Адамс, выходя из зарослей. — Это порт на другом берегу залива, напротив Пеньяско. Не знаю, как насчет контрабанды, но пассажирские рейсы, безусловно, окажутся достаточно прибыльными.

Илье не хотелось обсуждать столь важную тему с посторонними, и он спросил:

— Ну что, профессор, раскрыли секрет агротехники?

— Видимо, у них тут какая-то особенная кукуруза, с более мощной корневой системой, — охотно ответил Адамс. — И, безусловно, очень важно то, как они сажают семена. Примерно так же, как хопи в пустынях Аризоны. Заостренной палкой делают лунку и аккуратнейшим образом ее засыпают. Хопи возле каждого ростка ставят на ребро камень, чтобы давал тень, а здесь…

Он прервал лекцию, обернувшись. Из леса доносились встревоженные женские голоса.

— Кажется, кто-то из мужчин вернулся, — сказал Адамс.

Да, в свои четырнадцать лет Пепе вполне мог считаться мужчиной. Наравне с другими мужчинами он ходил на охоту и корчевал пни. И спасать англос, застрявших в пропасти, он отправился вместе со всеми. Да, он был низкорослым и худеньким, но не уступал взрослым в выносливости. А малый рост очень пригодился ему, когда он решил убежать из плена.

Их взяли в плен те, кого они спасли.

Поначалу англос вели себя дружелюбно. Предлагали выпивку, смеялись, хлопали мексиканцев по плечам. Но как только они выбрались из леса на дорогу, их улыбки исчезли. Вместо улыбок Пепе увидел дула винтовок и револьверов. Мужчин связали попарно, а потом всех прикрепили к общей веревке. Да еще и заставили нести ящики и тюки на плечах, облегчив участь лошадей.

Их привели к большой яме у подножия холма. В яму спускались хилые лесенки. Внизу копошились люди с лопатами. Они грузили землю в корзины, которые на веревках поднимались кверху. У тех, кто тянул корзины, были связаны ноги.

Больше Пепе ничего разглядеть не успел. Увидев, как его односельчан начинают сталкивать в яму, он выпутался из веревок и дал деру. Ему вслед стреляли. Но не попали. Потому что он хоть и мужчина, но маленький и юркий.

И теперь он стоял, окруженный женщинами, и старался держаться достойно. Хотя уже два дня ничего не ел, кроме лесной травы и гусениц. Незнакомый мужчина в белом сюртуке все расспрашивал его об этой страшной яме, сколько там народу, да как пройти, а Пепе думал только о том, как бы поскорее оказаться возле очага, откуда так невыносимо вкусно пахло горячими лепешками.

— Парня надо покормить, — сказал Кирилл. — Он еле на ногах стоит. Майор, все вопросы — потом.

— Никаких вопросов, — ответил Кардосо, потрепав мальчишку по волосам. — Пепе рассказал все, что надо. Он отличный разведчик.

Женщины увели Пепе в хижину, с ними ушел и Адамс.

— Как я понимаю, мы остались без проводников, — сказал Илья.

— Не беда, — сказал Кардосо. — Мальчик все прекрасно объяснил. Теперь мы знаем, куда идти, чтобы не наткнуться на старателей.

— Какие, к черту, старатели? Старатели роются в земле сами, а не сгоняют к шахте рабов. Это какой-то Древний Египет. Где это видано — держать людей в яме?

— Билли, я разделяю ваше негодование, — сухо произнес Кардосо, — но… Но с нами девушки.

— Ага! — обрадовался Остерман. — Значит, вы подумали о том же, о чем и я?

— Люди часто думают об одном и том же. Но поступают все равно по-разному, — уклончиво ответил майор.

Кирилл продолжал молча отвязывать гамак. Узлы намокли и плохо поддавались. Он давно мог перерубить веревку ножом, но это было бы проявлением слабости.

«Нет, сам завязал, сам и развязывай, — думал он. — Совсем разучился работать с такелажем. Когда доберемся до моря, устроюсь простым матросом на любую посудину. Чтобы навыки освежить. Месяц-другой похожу под парусом, заодно присмотрюсь к берегам, вникну в местные порядки, а потом уже можно будет и о собственной шхуне подумать».

— Крис, а вы что скажете? — спросил майор.

— Я согласен.

— С чем?

— С вашим предложением.

— Но я ничего не предлагал!

— Разве? Вы сказали, что знаете дорогу. Что Пепе все уже разведал. Нам остается только разогнать этих уродов и освободить наших проводников.

Карлос усмехнулся:

— Когда несколько дней назад мы прощались у въезда в Тирби, я, признаться, жалел, что наша совместная прогулка оказалась такой короткой. А вот теперь мне кажется, что она несколько затягивается. Молодые люди, вы представляете себе, чем мы рискуем?

— Вполне отчетливо, — сказал Остерман. — Мы рискуем опозориться в глазах местного населения.

— Ой! Держите меня, я сейчас упаду от смеха, — с издевкой протянул Кирилл. — Я даже знаю, как зовут это местное население.

Майор потер идеально выбритый подбородок.

— У меня есть только одна просьба. О наших планах не стоит пока говорить Мануэлю и Рико. Если задача окажется непосильной для нас троих, то два лишних человека ничего не изменят.

— Если задача окажется непосильной, то мы что-нибудь придумаем, — сказал Илья. — Но вы правы, этих десперадос лучше держать в обозе.

— Если уж быть точным, то настоящие десперадос — это мы с вами, досточтимые сеньоры, — с усмешкой заключил Кардосо.

Они разошлись, чтобы начать сборы. Кардосо занялся оружием, Остерман — продовольствием, а Кирилл подозвал Рико и вместе с ним стал готовить лошадей к дороге. Было решено выйти как можно скорее, чтобы засветло достичь перевала.

Кирилл старался не думать о предстоящем деле. Он вспоминал о переделках, в каких побывал вместе с Ильей. Не все они кончались, как хотелось. И никогда дела не шли так, как было намечено. Подводило оружие, вмешивались непредвиденные силы, иногда просто не везло… Неизменным оставалось одно — люди. Люди, которые были рядом с Кириллом, всегда поступали так, как он ожидал. Наверно, только таких людей и стоит называть друзьями.

Он вспомнил, как они познакомились с Кардосо. Самую первую стычку с грабителями, а потом — прорыв из каньона. И подумал, что до сих пор ничего не знает об этом человеке. Зачем он стремился в Мексику? Чтобы воевать за угнетенный народ? Что ж, теперь майор получил прекрасную возможность это сделать. Правда, все-таки лучше не воевать. Например, просто выкупить своих проводников. Нет, не получится, их там слишком много. Ну, а если связать часовых и незаметно увести пленников?.. Кирилл старался не думать о деле, потому что пока еще не имел никаких точных сведений. Но помечтать-то можно? Вот если бы им удалось подкрасться к прииску на рассвете, в тумане, или в грозу… Охрана спит или прячется под крышей. А еще лучше, если б и не было никакой охраны. Действительно, зачем она нужна? Рабам некуда бежать, а напасть на прииск некому. Да, хорошо бы обойтись без войны…

От хижин к ним направлялась целая делегация. Впереди шагал Мануэль, за ним шел Пепе, на ходу жуя лепешку. Сзади гурьбой семенили все женщины поселка, а с ними — Луисита, Инес и три другие девчонки, чьих имен Кирилл еще не знал.

«Все в сборе, — подумал он, — не хватает только Адамса».

Но тут и профессор выбрался из хижины, с развернутой картой в руках.

— Сеньор Крис, я просто не знаю, что делать с Луиситой! — Мануэль сокрушенно качал головой. — Что за язык у этой болтушки! Наговорила про меня страшных вещей! Будто я разбойник…

— Ну и что? — сердито спросил Рико, затягивая подпругу. — Подумаешь, разбойник. Она же не сказала, что ты свиней воруешь.

— Она сказала кое-что похуже. — Мануэль виновато смотрел на Кирилла. — Сеньор Крис, она сказала женщинам, что мы с вами — банда разбойников. И что мы освободим их мужчин из этой страшной ямы…

 

27

Без пролития крови

Яма, действительно, была страшная. Лежа в кустах на вершине холма, Кирилл даже не видел ее дна. Он видел только глинистую стену, ярко-рыжую, в черных и серых горизонтальных полосах. Грубо сколоченная лестница вела вниз, откуда доносился шум земляных работ. Взвизгивали лопаты, вонзаясь в песок, скрипели блоки на трех длинных балках, которые нависали над краями ямы. Пара мексиканцев тянула со дна корзины с грунтом, а индейцы вереницей оттаскивали их куда-то вниз, скрываясь за кустами. Мексиканцы были в белых штанах и рубахах, перепачканных рыжей глиной. А индейцы — почти голыми и тоже в глине с головы до пят. Чистыми оставались только двое охранников с винчестерами. Они сидели рядышком на пустых ящиках. И клевали носом.

— Что это за индейцы? Не ваши соседи?

— Нет. Они пима. А мы — яки.

«Как он их узнал? — подумал Кирилл. — Одежды на них нет, работают молча… «

— Ты уверен?

— Такие корзины плетут только пима. И еще — они плосконосые.

Он невольно скосил взгляд на мальчишку, точнее — на его плоский нос.

— Значит, ты не видел своих среди пима?

— Нет.

Он и не ожидал услышать иного ответа. Конечно, их здесь нет. Это было бы слишком просто. Те, кто им нужен, — внизу, и, чтобы их вызволить, придется пошевелить мозгами.

Парочка сонных часовых выглядит соблазнительно, но, во-первых, не такие они и сонные. А во-вторых, там, за кустами, наверняка найдется еще десяток сторожей. И еще неизвестно, сколько их в длинном шалаше на другом склоне холма, откуда доносится запах конского навоза. Наверно, в лесу за шалашом у них загон для лошадей. Судя по запаху, там целый табун.

Когда к ароматам конюшни стала понемногу примешиваться вонь какого-то варева, Кирилл обрадовался — скоро обед. Во время кормежки можно будет узнать почти все, что нужно.

— Конину варят, — сказал Пепе и громко сглотнул слюну.

— Возвращайся к нашим, — приказал Кирилл.

— А ты?

— Я еще немного понаблюдаю.

— Не, я с тобой. Ты не думай, я не голодный. Я потерплю.

Охранники оказались не такими терпеливыми. Оба встали со своих ящиков, вглядываясь в сторону шалаша.

— Эй, на кухне! Мы стоим без смены! Имеем право на двойную порцию!

Ответа не последовало, и они, ворча, снова уселись. Но скоро из-за шалаша показались двое. Рыжий толстяк в грязном переднике нес охапку лепешек, а мексиканец прижимал к животу дымящийся котел. Они подошли к яме, а охранники торопливо зашагали вниз, к шалашу.

Повар наклонился над ямой и свистнул. Шум работы моментально стих, и скоро над лестницей показался первый землекоп.

— Это Луис! — прошептал Пепе, схватив Кирилла за плечо. — А вот и Хорхе…

Все собрались вокруг котла, обмакивая в него лепешки. Повар стоял над ними, скрестив руки. Он был без оружия.

У Кирилла даже голова закружилась от нетерпения. Момент был просто идеальный. Пока охранники обедают, надо просто наставить на повара кольт — и все! И можно уводить пленных.

«Да, можно, — подумал он. — И далеко мы уйдем? Спокойно, спокойно. Это только обед. Будет еще и ужин…»

— Уходим. — Он медленно пополз назад, стараясь не задевать ветки.

— А как же… — Мальчишка недоуменно смотрел на него.

— Уходим. Мы увидели все, что нужно.

Адамс расстелил самодельную карту на траве и придавил камнями.

— Видимо, перед нами один из новых приисков Сайруса Тирби. Вот эта тропа ведет к городу.

— Видел я ее, — сказал Остерман и провел ножом по карте. — Вот здесь тропу легко завалить камнями. Устроим обвал, чтобы нас не беспокоили посторонние. А тут у них стояли лошади. Много лошадей, не меньше двадцати. Сейчас там пусто. Два мула стоят, и все.

— Шесть кобыл пасутся на поляне, за ними никто не смотрит, — добавил Рико, который ходил в разведку вместе с Ильей. — Остальные ушли примерно день назад. Возле дома крутятся трое. Повар, мексиканец и один охранник.

— Индейцы вываливают глину из корзин в овраг, — сказал Кардосо. — Там еще двое с винчестерами. Вид у них неважный. Один спит, второй все время прикладывается к фляжке, и я не думаю, что там у него родниковая вода. Крис, что у вас?

— В яме работают семеро. Это те, кто нам нужен. Их стерегут двое.

— Думаю, они дежурят парами, потому что их некому сменить, — сказал Илья. — Один спит, второй караулит. Потом растолкает напарника и сам заснет. Наверно, ночью все собираются в шалаше. А рабочих, скорее всего, оставляют в яме, только лестницу вытаскивают. Или связывают. Да ладно, это к делу не относится. Главное, что у них всего два поста. И всего пятеро стрелков.

— Кажется, расклад благоприятный, — подытожил Кардосо. — Основные силы противника отведены. Это хорошо. Плохо другое — мы не знаем, где они находятся. Как долго их не будет — тоже невозможна установить…

— Почему же невозможно? — Илья прокрутил нож в пальцах и загнал его в ножны. — Очень даже возможно. Вы еще не разучились допрашивать пленных?

— У нас есть пленные?

— Скоро будут. Предлагаю не тратить время. Нападем на них прямо сейчас. Скрутим, допросим. Тогда и будет ясно, в какую сторону нам сматываться, чтобы не встретить остальных уродов.

Майор Кардосо смотрел на карту так, будто пытался увидеть среди штрихов и линий спрятавшегося противника.

— Ваш план хорош, если его можно назвать планом. На нашей стороне внезапность и концентрация сил. А также распыленность сил противника. Но эта же распыленность осложняет задачу. Вот если бы они собрались все вместе… Я бы предпочел классический ночной налет. Перед рассветом.

— А если вся толпа вернется к ужину? — спросил Кирилл. — Может быть, они ушли отлавливать новую партию рабов?

— К чему гадать, — сказал Остерман. — Такого момента больше не будет. А насчет распыленности я уже кое-что придумал.

Им пришлось долго лежать за кучей золы и ждать, пока повар закончит трепаться с охранником. Наконец оба докурили самокрутки и приступили к исполнению обязанностей — один скрылся в шалаше и загремел посудой, а второй уселся поудобнее на ящике, привалился спиной к дереву и задремал, держа винчестер на коленях.

Илья бесшумно подкрался к нему сбоку и присел, осторожно ухватив приклад винтовки. А Кирилл шел на охранника, не таясь. Заслышав шаги, тот открыл глаза. Возможно, ему показалось, что он продолжает спать и видит сон. Сон был кошмарным — в лицо охраннику смотрело дуло сорок пятого калибра. Он не успел шевельнуться, как винчестер соскользнул с его колен и тут же уперся стволом в висок.

Кирилл приложил палец к губам.

Охранник кивнул — очень медленно, слегка отклонив голову, чтобы не задеть ухом ствол винчестера.

— Сколько людей внутри? — шепотом спросил Илья.

— Там только Боб.

— Он один?

— Да. И мексиканец с ним.

Кирилл щелкнул пальцами, и из кустов выскочил Рико с веревками наготове. Через несколько секунд охранник лежал связанный, с кляпом во рту, а Кирилл и Остерман направились к шалашу.

Впрочем, это сооружение вполне можно было назвать и домом, а то и маленьким фортом. Под длинными ветвями скрывались бревенчатые стены с бойницами, а за брезентовым пологом обнаружилась толстая дверь с засовом. Она была распахнута внутрь, и Кирилл вошел, переступив высокий порог.

Повар месил тесто на доске. Увидев нацеленный на него револьвер, он тщательно обтер руки тряпкой и только потом поднял их над головой.

Пожилой мексиканец, мывший посуду в тазу, посмотрел на Кирилла, затем на повара, снова на Кирилла — и невозмутимо продолжил тереть миски пучком травы.

— У меня нет оружия, — дрогнувшим голосом сказал повар по-испански. — Не стреляйте. Я ни в чем не виноват. Я только готовлю. Если не верите, спросите своих, у меня никто не оставался голодным.

Рико забежал ему за спину и приказал:

— Опусти руки, амиго. Мне придется тебя связать, чтобы твои дружки не обижались.

Мексиканец, мывший посуду, поставил стопку влажных мисок на полку и сказал:

— Не бойся, Боб. Ты хороший человек. Мясник не обижает хороших людей.

Илья и Кирилл переглянулись, а Рико изумленно уставился на мексиканца:

— Ты-то откуда знаешь?!

— Да мы вас давно ждем. Все англос отправились ловить банду Мясника, и мы стали молиться за вас. Я Хуан из Лас-Галинас. Со мной тут двое односельчан. Мы хотим уйти с вами. Мы умеем стрелять и знаем все дороги, мы…

— Погоди, погоди, — перебил его Илья. — Куда ушли все? И сколько их?

— Тут стояли еще четырнадцать англос. За ними прискакал человек из города. Они собрались и уехали к перевалу. Взяли с собой много патронов и много еды. Они очень боятся Мясника.

— А ты, значит, не боишься?

— Кто же своих боится? — улыбнулся мексиканец.

Рико хлопнул его по плечу:

— Давай затащим этого борова внутрь.

Вдоль стены тянулся длинный топчан, застеленный тюфяками с сухой травой. Туда уложили связанного охранника и повара. Хуан и Рико встали у стены возле входа, разбирая веревки, а Кирилл подошел к бойнице, отдернул грязную кисею и просунул наружу руку с револьвером.

— Будем надеяться, что наши снайперы никого не уложат, — сказал он и выстрелил в воздух.

— Лишь бы друг дружку не подстрелили, — добавил Остерман, становясь за дверью с винчестером наготове.

С вершины холма донесся первый выстрел. Чуть позже еще один. А потом они защелкали дробной россыпью.

— Сколько патронов впустую пожгут, — проворчал Илья.

— Ну, ты сам это придумал.

— Уже жалею. Проще было бы…

Он не договорил, потому что за стенкой послышались торопливые шаги.

— Боб! Боб! Они напали! Мясник уже тут!

Охранник ворвался в укрытие — и тут же растянулся на полу, сбитый ударом приклада. Кирилл присел над ним, держа ствол кольта у самого носа, пока Рико с Хуаном сноровисто вязали руки. Они едва успели оттащить его в сторону, как вбежал еще один.

Он оказался слишком резвым и после подножки Остермана пролетел до самой плиты, выронив винтовку. Рико и Хуан навалились на него, однако парень сбросил их с себя, вывернулся и схватился за сковородку.

— Спокойно, приятель, — сказал Кирилл.

Охранник, тяжело дыша, переводил затравленный взгляд со сковороды на револьвер, оценивая шансы. Наконец он положил свое оружие обратно на плиту.

— Вот, значит, как… Ладно, ваша взяла, — проговорил он. И вдруг завопил: — Гарри, Гарри! Здесь засада!

— Чего разорался! — крикнул третий охранник, перешагивая порог. — Лучше бы помог дотащить Хопкинса!

— А что с Хопкинсом? — поинтересовался Остерман, приставив винчестер ему под лопатку.

Охранник застыл.

— О, Господи… — Он разжал руки, и винтовка упала на пол.

— Так что с Хопкинсом?

— Он… Он лежит там…

Кирилл недовольно покачал головой. Остерман выругался и подтолкнул охранника стволом в спину:

— На пол. Оба! Рико, этих двоих свяжи покрепче.

— Больше никого не осталось? — спросил Кирилл.

— Только Хопкинс…

Кирилл взял со стола полотенце, которое издалека могло сойти за белое, и помахал им из бойницы. Стрельба затихла.

— Где он лежит? — спросил Илья, собирая с полу винтовки.

— У отвала.

— Я схожу посмотрю, — сказал Кирилл. — Может быть, ему еще можно помочь.

— Мы здесь не для того, чтобы лечить уродов, — сказал Остерман и стукнул прикладом об пол. — Мы банда Мясника! Мы сами мясники! У нас руки в крови по локоть! Будем мы еще чикаться с каким-то Хопкинсом!

Он повернулся к Рико и заговорил по-испански:

— Возьми винтовку и держи этих рогоносцев на мушке! Если только шевельнутся, нашпигуй их свинцом!

Пленники мгновенно побледнели и замерли, чуть дыша. Рико поймал брошенный ему винчестер и сказал:

— Но ведь сеньор Кардосо собирался с ними поговорить…

— Поговорит с тем, кто доживет! — прорычал Остерман и вышел вслед за Кириллом.

Последний из охранников лежал на краю оврага, свернувшись калачиком.

— Не могу поверить, что Кардосо нарочно его застрелил, — сказал Кирилл.

Остерман пожал плечами:

— Шальная пуля. Никто не застрахован от случайностей. Хорошо еще, что нам с тобой не досталось.

— Смотри, он, кажется, еще дышит…

Наклонившись над охранником, оба рассмеялись — он не просто дышал, а храпел, смердя перегаром.

 

28

Маленькая армия — тоже армия

Раздавая винтовки девушкам, Остерман умолял их даже не пытаться прицелиться. Они должны были просто палить в чистое небо. Как и Адамс с Мануэлем, Один лишь майор Кардосо должен был стрелять в сторону охранников, но очень аккуратно. Их надо было только загнать в шалаш, а не убивать.

«Почему не убивать?» — спросила кровожадная Луисита.

«Приказы не обсуждаются, — ответил Илья. — А будешь спорить — отниму винтовку».

Не было времени на разъяснения. Да и как объяснишь, что иногда приходится убивать, а иногда — нельзя, даже если очень хочется? Сейчас у них была возможность обойтись без крови. И им это удалось.

Остерман знал по себе, сколько сил придает человеку жажда мщения. Эти охранники — не одиночки. Они состоят в команде. Пока команда гоняется за каким-то безвестным Мясником — это одно. И совсем другое дело, когда рейнджеры станут охотиться на тех, кто убил их товарища. Они будут мстить даже за такого придурка,..

— Кажется, кто-то хотел оказать ему первую помощь? — напомнил Илья.

— Да. Требуется перевязка, — сказал Кирилл и принялся связывать охранника.

Кусты над отвалом зашевелились, и оттуда показались индейцы с корзинами за плечами.

— Уходите домой, — сказал им Остерман.

Индейцы стояли неподвижно, и он подумал, что они не понимают по-испански.

— Домой, домой, — повторил он, прогоняя их жестом.

Кто-то из них сказал:

— Мы хотим наши деньги.

— Деньги? Сколько?

— Они обещали доллар за неделю работы.

Илья вывернул карманы пьяного и нашел несколько монет.

— Что тут у нас? Шестнадцать долларов пятьдесят центов. Забирайте. И уходите отсюда побыстрее.

Один из них пересчитал монеты, потом раздал остальным.

«Интересно, — подумал Илья, — куда они спрячут деньги? Карманов на теле нет, кошельков тоже не видно…»

Индейцы сунули монеты в рот. Сбросили корзины с плеч и скрылись в кустах.

— Потащим мистера Хопкинса к остальным? — спросил Кирилл.

— Не думаю, что они будут скучать без него. — Илья махнул рукой. — Проспится, сам придет.

Они вернулись к шалашу, где их уже поджидал Кардосо.

— Пока все идет хорошо, — сказал майор. — Теперь у нас есть мука, соль и порох. Заберем и дробовик. Но что будем делать с винтовками? Два ящика «маузеров», двенадцать стволов. Ящик патронов к ним. Жалко оставлять такое богатство.

— Зачем на прииске нужен такой арсенал? — удивился Кирилл.

— Да разве тут прииск? — сказал Хуан, выходя из шалаша. — Мы тоже думали, что здесь старатели работают. А эти — сущие разбойники. Лопаты в руках не держали. Целыми днями шатались по округе с винтовками. Вечером возвращаются с добычей. То лошадей приведут, то мулов. Из города им только патроны привозили. А откуда у них мука? Откуда текила? Ясное дело, все добро здесь — награбленное.

— Оружия у нас достаточно, — сказал Илья. — Патроны можем взять, а винтовки… Затворы вынуть и разбросать, чтоб никто не нашел. Нам лишний груз ни к чему.

— Да мы их на себе понесем! — горячо сказал Хуан, прижав руки к груди. — Нам эти винтовочки уж так бы пригодились!

— Ну, и куда ты собираешься с ними шагать?

— Куда? С вами, куда же еще! Вот увидите, мы не подведем!

— Ты уж извини, амиго, но нам не по пути. Собирай земляков и отправляйся домой.

Мексиканец растерялся.

— Почему вы не хотите принять нас в банду?

— Да потому что нет никакой банды! — Илья дружески похлопал его по плечу. — Мало ли что гринго наплетут со страху? Ну, посмотри на нас, какие мы бандиты? Я вот, к примеру, прачечными занимаюсь. Сеньор Кардосо вообще тут случайно оказался…

— Я все понимаю, — закивал Хуан. — Мы ведь тоже не бандиты. Так, простые крестьяне из сожженной деревни. Жены и дети в землянках ютятся, а мы вот подались на заработки. А к вам просто прибились по дороге. Вместе шагать не так страшно. Сами видите, по нашим горам в одиночку далеко не уйдешь. Так мы возьмем винтовочки?

— А пользоваться умеешь? — спросил Кирилл.

— Научимся.

Пока они грузили на мулов добычу, Кардосо беседовал с пленниками. Затем все поднялись на холм. Пепе вертелся среди своих полуголых односельчан, оттирая их спины от грязи пучком веток. Девушки стояли в сторонке и так устало опирались на винтовки, словно только что вернулись с Бородинского поля. Мануэль за что-то отчитывал их, сердито потряхивая кулаком.

— Сеньор Крис! Они не хотят отдавать винтовки! Где это видано, чтобы девочки таскали на себе оружие?

Кирилл только усмехнулся:

— Пускай привыкают.

Инес подбежала к Илье, ловко закинув винтовку за спину, прикладом вверх.

— Вы их убили?

— Нет.

— Почему?

— Потому что мы не убийцы.

— Ну и хорошо. — Она улыбнулась. — Мы все оглохли от стрельбы. До чего страшно было! А кто эти трое?

— Крестьяне. Дойдут вместе с нами до своей деревни.

— До своей деревни… Билли, я хочу кое-что спросить.

— Ну?

— Мануэль поговорил с проводниками. Они сказали, что отсюда до Сан-Педро два дня ходу. Всего два дня… Я хотела спросить: куда ты вернешься, когда все кончится?

— Знаешь, я не заглядываю так далеко в будущее.

— Боишься сглазить? Я тоже такая. Но ты ведь живешь в городе? Я бы тоже хотела в город. Все равно в какой. Мне некуда возвращаться. Поговори с Крисом, может быть, он разрешит мне уехать с вами? А в городе я найду работу… Я понимаю по-английски и умею готовить, умею нянчить детей, и я могу научиться еще чему-нибудь…

— Стрелять ты уже научилась, — сказал Илья, едва удержавшись, чтобы не обнять ее.

«Мне тоже некуда возвращаться, — подумал он. — Значит, нам с тобой по пути».

Лошадей на всех не хватало, поэтому из освобожденных якви Адамс выбрал только двоих проводников, а остальных было решено отправить домой вместе с Пепе. Но мальчишка заупрямился, а когда старшие принялись его уговаривать, просто спрятался за спину Кирилла.

Перед тем как тронуться в путь, майор Кардосо попросил всех собраться вокруг него.

— Я долго думал, стоит ли говорить о том, что вы и без меня знаете, — начал он. — И решил, что знать — это одно, а постоянно помнить — совсем другое. Так вот, я хочу, чтобы все мы постоянно помнили — на нас объявлена охота, В каньоне мы встретились только с одной командой охотников. Но есть и другие. Их много. Очень много. По нашим следам идут рейнджеры. Наперерез отправились еще три группы. Эти люди живут на приисках, но они не разрабатывают их, а только охраняют. Они называют себя вольными охотниками и охотятся на людей. Им платят деньги за то, чтобы во владениях полковника Тирби не осталось местного населения. И сейчас они ищут нас. Им отдан приказ — оседлать перевалы и перекрыть все тропы. Нам придется двигаться скрытно. Очень осторожно. И в любой момент быть готовыми к нападению.

— Раздайте нам патроны, чтоб мы были готовы! — звонко воскликнула Луисита.

Майор покачал головой:

— При нападении девушки рассыпаются в стороны и уводят лошадей. Все мужчины собираются возле меня. Но мы постараемся избежать столкновений. Двигаться будем так. Впереди, с большим отрывом — доктор Адамс с проводниками. Пепе идет в конце этой группы. Если впереди кто-то покажется — патруль или даже просто одинокий прохожий, — Пепе летит к нам, и мы останавливаемся, пока не получим сигнал, что все в порядке. Самыми последними пойдут Билли и Крис. Такой порядок движения сохраняется до реки. А дальше будет видно. — Он повернулся к Остерману: — Я ничего не забыл сказать?

Илья немного удивился, но не подал виду, заметив, что сейчас все смотрят на него.

— Нет. Я только хочу добавить, что надо двигаться в полной тишине. Никаких разговоров. Никаких сломанных веток. Проверьте карманы и сумки, чтобы в них ничего не бренчало. За каждым деревом может стоять враг. — Он говорил медленно и веско и видел, что его слова достигают цели. Девчонки притихли. Трое новичков-мексиканцев насупились, крепко сжимая винтовки. И даже Кирилл слушал его как-то по-новому, серьезно и внимательно. — Да, враг опасен. Но почему они собрали такую свору? Потому что они нас боятся. А страх мешает в любом деле. Поэтому ничего у них не выйдет. Мы пройдем мимо них, и пусть они ловят ветер и гоняются за лесным шорохом…

Через несколько минут цепочка всадников потянулась в гору.

Илья подождал, когда они скроются за деревьями, и еще раз оглядел место стоянки. Кирилл подобрал с травы какой-то обрывок.

— Что нашел?

— От патронной пачки. — Он сунул бумажку в карман и поднялся в седло. — Поехали, командир?

— Я не командир, — резко ответил Остерман.

— Нас уже не двое, и даже не трое. У нас целая армия, а в армии без командира нельзя. Да ты не бойся, у тебя отлично получается.

— Кира, можно без этого? Без издевок, насмешек и так далее, можно? Я что, похож на Бонапарта?

— Ты имеешь в виду его речь в Египте? — серьезно спросил Кирилл. — «Солдаты! Сотни веков смотрят на вас с высоты этих пирамид!» Или как там?

— Тебе лучше знать, — попытался съязвить Илья, — Ты же у нас писатель.

— Да я уже не то что писать, и читать разучился. — Кирилл махнул рукой. — Черт возьми, Илюха, надоели мне эти скитания в джунглях. Я забыл, когда последний раз спал на простынях. Как безобидно все начиналось, да? Думали, приедем в захолустный городок, спокойно ограбим казино… А попали в такую заваруху! И все из-за кого? Из-за нескольких малолетних дурочек! Скорей бы сдать этих пигалиц родителям.

— И что тогда?

— А вот тогда у нас снова начнется спокойная жизнь. Так мы едем — или как?