На территории СССР, практически до последних дней его существования, поводов для применения ПЗРК не было. Исключение составляла, советско-китайская граница, где в 70- е годы время от времени происходили нарушения со стороны ВВС НОАК. Их самолеты и вертолеты вторгались на небольшую - 1,5-2 км - глубину в советское воздушное пространство и затем, развернувшись, уходили восвояси.

Такой «подход к делу» держал в напряжении советскую ПВО, не давая ей времени для принятия должных мер к пресечению этих полетов. Среди ответных шагов стала организация засад расчетов, вооруженных «Стрелами». На одну из них «нарвался» китайский МиГ-17 и был сбит. Это подействовало отрезвляюще на беспокойных соседей.

Распад Союза сопровождался рядом локальных войн, вспыхнувших на Кавказе и в Средней Азии. В них, в той или иной степени, приняла участие и авиация.

Первым в этом печальном ряду стоит многолетний вооруженный конфликт вокруг Нагорного Карабаха. Поначалу казавшиеся каким-то недоразумением «межнациональные неурядицы», вызванные недосмотром или недоработкой местных партийных и советских органов как-то мало-помалу переросли в вооруженные стычки, а затем - в крупномасштабную войну. С 1988 по конец 1991 г. основным «действующим лицом» в небе Армении и Азердбайджана были самолеты и вертолеты Советских ВВС, армейской и погран- авиации, внутренних войск. Враждующие стороны, как правило, обстреливали их из стрелкового оружия, иногда - из градо- бойных орудий. Однако со временем арсеналы пополнялись. Шли хищения и незаконные закупки вооружения в воинских частях, скрытые поставки как армянам, так и азербайджанцам, осуществляемые по указанию «всемогущего центра», желающего хоть таким образом повлиять на ход конфликта. После распада СССР каждая из враждующих сторон нашла себе сторонников и поставщиков оружия из состава бывших советских республик. Так, в печати было сообщение о продаже Россией Армении тысячи комплектов ПЗРК «Стрела-2» и «Стрела-3». И от бывшей Советской Армии осталось кое-какое наследство.

В полной мере усиление «карманной ПВО» ощутила на себе авиация Объединенных вооруженных сил (ОВС) СНГ, т.е. поменявшие свой статус части уходившей в историю Советской Армии. В первую очередь ракетная угроза была более чем реальной для вертолетов, выполнявших транспортные полеты и для прикрывающих их боевых машин.

Печальная пальма первенства в списке машин, сбитых посредством ПЗРК в ходе межнациональных конфликтов, вспыхнувших на территории бывшей сверхдержавы, принадлежит Ми-8, азербайджанской авиакомпании «Азал». 28 января гражданский «борт» совершал очередной рейс из г. Агдам в осажденную армянами Шушу, имея на борту от тридцати до сорока человек. Прибыв к месту назначения вертолет начал заходить на посадку и был в этот момент, на виду всех жителей райцентра, поражен ракетой.

Экипажу в последний момент удалось отвести горящую машину отжилыхкварталов Шуши. Погибли все… Стороны в случившемся обвинили друг друга.

Вертолеты ВВС СНГ в эти дни занимались как воинскими перевозками, так и выполнением гуманитарных рейсов в интересах обеих враждующих сторон. Один из них состоялся 3 марта 1992 г., когда Ми-26 в сопровождении одного Ми-24 доставил в село Г'юлистан в Нагорном Карабахе до 20 т муки, а обратным рейсом в Армению взял женщин, детей, раненых. Поначалу в районе границы между бывшими советскими республиками, воздушный конвой был атакован неизвестным Ми-8, который экипаж «двадцать четверки» смог отогнать. Затем с земли последовал пуск ПЗРК, ракета которого поразила транспортную машину. Ми-26 загорелся и рухнул вблизи села Сейдиляр. Из находившихся в нем пятидесяти человек погибло двенадцать.

С 27 февраля по 7 марта 1992 г. из армянского Степанакерта осуществлялась эвакуация по воздуху личного состава и техники 366-го мотострелкового полка. В первый же день ракетой был поражен один из прикрывавших транспортные вертолеты Ми-24. Однако экипажу удалось совершить удачную вынужденную посадку.

Междутем в небе начали появляться боевые вертолеты и самолеты воюющих сторон. В ходе боевых действий стороны, в основном азербайджанцы, потеряли около двух десятков летательных аппаратов. Как правило, причина сбития не указывалась, хотя на страницах некоторых изданий успехи приписывались ПЗРК.

Первым в этом ряду стоит штурмовик Су-25, угнанный старшим лейтенантом В. Курбановым с аэродрома Ситал Чай 8 апреля 1992 г. В составе ВВС Азербайджана «Грач» совершил несколько боевых вылетов, однако вскоре сбит. Летчик погиб.

31 августа того же года, при отражении налета на Степанакерт, армянские ракетчики поразили азербайджанский МиГ-25РБ. Летчик, капитан А. Беличенко, катапультировался и был пленен.

Также был взят в плен и летчик азербайджанского МиГ-21, сбитого ракетой ПЗРК 4 августа.

Еще один МиГ-21 был сбит «Стрелой»17 февраля 1994 г. над Ваденисским районом в ходе вылета на прикрытие разведчика Су-24. Летчик погиб.

Несомненно, ракетами переносных комплексов было поражено еще несколько вертолетов и самолетов. Велик был и моральный эффект: на заключительном этапе, даже в ряде критических ситуаций на фронте азербайджанское командование избегало посылать авиацию в зону боев, опасаясь новых потерь. Так произошло в ходе боев за г. Кельдбоджар, закончившихся весьма громкой победой армян и вызвавшей серию политических перестановок в Баку.

Война в Абхазии, также ознаменовалась весьма широким (по масштабам такого конфликта) применением ПЗРК. Целей в небе было предостаточно: самолеты и вертолеты грузинских ВВС «работали» по абхазским объектам и, время от времени, - росийским, российские занимались прикрытием своих гарнизонов, осуществляли различного рода гуманитарные (и не только) рейсы, иногда наносили удары по грузинским позициям.

Появлялась в небе и абхазская авиация. Поэтому не удивительно, что ПЗРК применяли обе воюющие стороны, как грузины, так и абхазы. У первых они появились как наследие Советской Армии после передачи российскими военными части запасов бывшего Закавказского Военного округа. Абхазам, располагавшим к началу конфликта лишь легким стрелковым оружием, комплексы, как скромно было сказано, «Бог послал». Ход событий показал что в данной Бог находится в Москве.

Как бы там ни было, но как грузинские, так и абхазские ракетчики добились в ходе однолетней войны ряда успехов. Вот некоторые известные факты. Счет был открыт 4 октября 1992 г., когда абхазы сбили Ми-24 ВВС Грузии.

11 октября пуском ПЗРК сбит грузинский Су-25, атаковавший позиции противника у Нового Афона.

14 декабря произошлатрагедия. Запущенной с грузинской стороны ракетой на высоте 1700 м был поражен Ми-8 армейской авиации России, эвакуировавшей из осажденного г. Ткварчели женщин и детей в Гудауту. Вертолет загорелся, упал на склон горы и взорвался. На месте падения было обнаружено 56 погибших. Грузинский руководитель Э. Шеварднадзе категорически отрицал причастность своих войск к случившемуся.

9 февраля 1993 г., при налете на абхазские позиции в районе лаборатории в н.п. Нижние Эшеры, ракетой сбит очередной грузинский Су-25. Летчик, майор Н. Нодарейшвили, катапультировался и был взят в плен.

19 марта командование российских войск в Абхазии получило информацию о готовящемся грузинском наступлении, поддерживаемом авиацией, на позиции российских войск в Нижних Эшерах. Для предотвращения возможных неприятностей в район предполагаемой операции был послан перехватчик Су-27, который начал барражировать на малой - до 300 м - высоте. Через 27 мин. связь с самолетом прервалась. Оказалось, по истребителю был произведен пуск ПЗРК и пораженная машина упала недалеко от Сухими. Летчик, майор В. Шилко, погиб.

ПЗРК «Игла»

В прессе также встречалась информация, что раньше - 11 ноября 1992 г. - грузинскими ПЗРК был сбит еще один Су-27. И в этом случае пилот погиб.

25 июня 1993 г. диверсионная группа из состава Приднестровского ОМОНа, сражавшаяся на стороне абхазов, организовала засаду в районе н.п. Адзыжда и в 18:10 произвела пуск ПЗРК «Игла» по заходившему на посадку на аэродром Драыда грузинскому Ту-134. Самолет был поражен в правый двигатель, но сумел приземлится. Тем не менее восстановлению и дальнейшему использованию он не подлежал.

Сентябрь 1993 г. ознаменовался жестоким поражением грузинской армии, в результате которого ей пришлось покинуть Абхазию.

Во второй половине месяца гражданская авиация и ВВС Грузии понесли серьезные потери от пусков ПЗРК противника. Начало зловещей серии состоялось 21 сентября, когда с находившегося у берега в засаде абхазского катера была выпущена ракета по идущему на посадку в сухумский аэропорт гражданскому Ту-134. Лайнер упал в море, никто из находившихся на его борту людей не спасся.

На следующий день с того же катера и в том же районе ракетой ПЗРК поврежден заходивший на посадку Ту-154. Экипаж попытался посадить его в Сухуми, но неудачно - лайнер разрушился и загорелся. Из ста находившихся на бору военнослужащих спаслось лишь двадцать человек.

Надо сказать, что преднамеренное уничтожение грузинских гражданских самолетов абхазской стороной в кругах ИКАО квалифицировано как нарушение Чикагской конвенции, одна из статей которых обязывает воюющие стороны воздерживаться от применения силы в отношении гражданских воздушных судов, вне зависимости от характера перевозимых грузов и пассажиров.

23 сентября ПЗРК абхазов сбили два Су-25, а на следующий день - еще один.