Гильдарский разлом

Коуквелл Сара

Когда древний боевой корабль «Волк Фенриса» выходит из варпа, имперские силы обнаруживают, что он захвачен отступниками, Красными Корсарами. Не сразу становится понятно, что это не просто пиратский захват. Вождь Корсаров, Гурон Черное Сердце, и его флот изменников намерены отвоевать у Империума Гильдарский Разлом и установить свою власть в этом секторе Галактики. Пока торпедные залпы и лэнс-излучатели выжигают инверсионные следы в пустоте, капитан Аррун из ордена Серебряных Черепов пытается остановить вторжение, понимая, что судьба Разлома решится не в небесах, а на поверхности Гильдара Секундус.

 

 

Сорок первое тысячелетие.

Уже более ста веков Император недвижим на Золотом Троне Терры. Он — Повелитель Человечества и властелин мириадов планет, завоеванных могуществом Его неисчислимых армий. Он — полутруп, неуловимую искру жизни в котором поддерживают древние технологии, ради чего ежедневно приносится в жертву тысяча душ. И поэтому Владыка Империума никогда не умирает по-настоящему.

Даже в своем нынешнем состоянии Император продолжает миссию, для которой появился на свет. Могучие боевые флоты пересекают кишащий демонами варп, единственный путь между далекими звездами, и путь этот освещен Астрономиконом, зримым проявлением духовной воли Императора. Огромные армии сражаются во имя Его на бесчисленных мирах. Величайшие среди его солдат — Адептус Астартес, космические десантники, генетически улучшенные супервоины.

У них много товарищей по оружию: Имперская Гвардия и бесчисленные Силы Планетарной Обороны, вечно бдительная Инквизиция и техножрецы Адептус Механикус. Но, несмотря на все старания, их сил едва хватает, чтобы сдерживать извечную угрозу со стороны ксеносов, еретиков, мутантов. И много более опасных врагов.

Быть человеком в такое время — значит быть одним из миллиардов. Это значит жить при самом жестоком и кровавом режиме, который только можно представить.

Забудьте о достижениях науки и технологии, ибо многое забыто и никогда не будет открыто заново.

Забудьте о перспективах, обещанных прогрессом, о взаимопонимании, ибо во мраке будущего есть только война. Нет мира среди звезд, лишь вечная бойня и кровопролитие, да смех жаждущих богов.

 

Глава первая

В РАЗЛОМ

Пустота прогнулась, искривилась только на миг, словно ее засасывал вакуум. Звезды изменили свои очертания, точки растянулись в черточки, а затем бесконечная ночь замерцала и выбросила в реальное пространство одинокий корабль. Его двигатели еще пару секунд пылали, потом генерируемое им поле для защиты судна во время путешествия в варпе, вспыхнув, исчезло. Постепенно двигатели стали остывать, медленно переходя на стандартный режим.

Космическое пространство вокруг корабля зарябило, когда циклические генераторы щита удвоили мощность в преддверии плотных скоплений обломков, и все вновь стало нормальным, словно корабль был здесь всегда. Торговое судно «Бескрайний горизонт» при первой возможности приглушило двигатели, раскаленный выброс плазмы приостановил паническое бегство из эмпиреев. На корабле включилось бессчетное множество проверочных и калибровочных систем. Несколько членов команды пробормотали благодарность Богу-Императору и машинному духу корабля за благополучное путешествие через варп.

Они прибыли в эту глухомань целыми и невредимыми, но вот удастся ли выжить в этом секторе — хороший вопрос. Корабль вышел на окраину Гильдарского Разлома.

— Мы определенно одни, сэр.

В наступившей тишине команда мостика «Бескрайнего горизонта» обменялась взглядами, в которых читалось сильное, почти осязаемое беспокойство. Лука Абрамов нахмурился и потер подбородок, обдумывая ситуацию. Его взгляд упал на незадачливого юнца, доставившего столь тревожный отчет, и капитан неодобрительно прищурился — он явно ожидал совсем других новостей.

Юноша поежился под взглядом капитана, догадавшись, что от него ждали чего-то большего, — теперь все взгляды на мостике были устремлены на него. Осознав это, парень откашлялся, похлопав по сжатому в руке инфопланшету. Но не успел что-либо добавить, так как Абрамов подался вперед.

— Попробуем сначала. Наши координаты совпадают, ведь так?

— Д-да, сэр. Капитан. — Юноша протянул инфопланшет, и Абрамов забрал его, даже не удосужившись взглянуть на экран. Люмополосы на мостике едва светили, после путешествия в варпе их еще не успели переключить на полную мощность, и в тусклом полумраке ястребиное лицо Абрамова оставалось непроницаемым.

— Значит, как ты и сам уже понял, слова «мы определенно одни» совершенно неприемлемы, Каман. — Абрамов поднялся с трона управления, сошел с возвышения и остановился напротив парня. — Неужели мы прибыли слишком рано? Или даже опоздали?

Абрамов мысленно проклял неудобства варп-путешествий. Эффекты замедления времени считались самой незначительной проблемой, с которой мог столкнуться корабль, но именно они раздражали больше всего.

— Судя по корабельным хронометрам, мы прибыли на четыре часа раньше намеченного срока, — послышался голос откуда-то справа от Абрамова. Капитан оглянулся и быстро кивнул. Следующие его слова прозвучали с уверенностью, которой он, впрочем, не испытывал на самом деле.

— Тогда движемся дальше. Мы можем продолжить путь к нашей цели.

— Но, сэр… — нерешительно начал Каман, но проглотил фразу, готовую вот-вот слететь с языка. Он воспользовался уважительным обращением без лишних раздумий. Верный признак беспокойства не ускользнул от Абрамова. Ему нравилось вносить в общение между членами команды определенные вольности. Кое-кто из этих людей был с ним еще со времен службы на флоте. И все до единого — поборники традиций и формальностей. Да, старые привычки так просто не изжить.

Каман потер переносицу. Не хотелось казаться навязчивым или снисходительным, но каждый член команды сейчас думал о том, что он так неуклюже пытался облечь в слова.

— Но, сэр. Опасности…

— Опасности Гильдарского Разлома мне прекрасно известны, Каман. И я был бы крайне признателен, если бы ты не стал напоминать мне то, о чем я и так прекрасно осведомлен. — Юноша покраснел от стыда, и Абрамов немного смягчился. — Собери пока всю доступную информацию, чтобы кормчая провела нас через пояс к Гильдару Секундус. Я готов к неприятностям. Мы подождем эскорт еще немного. Уверен, они вскоре дадут о себе знать. — «Или, — добавил он про себя, — не покажутся вовсе». — Вам известно, насколько у нас сжатые сроки.

Ему не первый раз приходилось вести судно через коварные проливы системы, он искренне надеялся, что и не последний. Но без защиты эскорта Абрамов невольно испытывал беспокойство, которое был не в силах побороть. Живот скрутило от тревоги, но капитан старался держать лицо. Нельзя выказывать перед командой неуверенность.

— Да, сэр, сей момент. — Каман скрестил руки на груди и вернулся на свой пост.

Абрамов кивнул. У него была отличная команда, надежная и заслуживающая доверия. Кое-кому недоставало опыта, но со временем они научатся. Каман был именно из таких. Абрамов тщательно подбирал команду — на борту было достаточно опытных людей, чтобы путешествие к Гильдару Секундус не доставило особых проблем. Он полагал, что учел все факторы. На самом деле он был полностью в этом уверен.

И все же…

Если быть честным перед самим собой, то следует признать — действуй Абрамов самостоятельно, он предпочел бы пройти через астероидное поле только со своей командой. «Бескрайний горизонт» был хорошей посудиной, до сих пор отлично справляющейся со всеми брошенными ему вызовами. Его кормчая была опытным и закаленным в боях ветераном и, бесспорно, одним из самых одаренных пилотов, с которыми ему когда-либо приходилось встречаться. Вместе они были отличной командой с безупречной репутацией. Пусть корабль стар и, как часто шутил капитан, держится на одном честном слове. Но он точно надежен. Старик прослужил много лет и отслужит еще столько же.

Абрамов не нуждался в эскорте, но ему не оставили выбора. Если бы он мог через Разлом идти один, то поступил бы так без раздумий. Тем не менее от этого предложения было невозможно отказаться — ему недвусмысленно дали понять, что эскорт он получит в любом случае.

Лука Абрамов был проницательным человеком и отличным капитаном, поэтому предпочел последовать совету, который считался равносильным приказу от Адептус Астартес. Как-никак «Бескрайний горизонт» входил в зону патрулирования Серебряных Черепов, и пойти наперекор их воле было бы сочтено за тяжкое оскорбление, после чего неизбежно последовало бы наказание. А учитывая все то, что ему было известно о Серебряных Черепах в целом и капитане Дэрисе Арруне в частности, его действия, скорее всего, расценили бы не просто как неподчинение. Серебряные Черепа славились по всему сектору своей безжалостностью. Невыполнение приказа они расценили бы как вызов или, по меньшей мере, подозрительные действия. Обычно в одиночку работали грабители и контрабандисты. Иногда и на борту у Абрамова совершенно случайно оказывался запрещенный товар, но контрабандистом он себя не считал.

Не все корабли получали сопровождение на время путешествия через Разлом. Как правило, хватало их присутствия поблизости. Но от распоряжения по прибытии в систему встретиться с другим кораблем «Бескрайнему горизонту» нельзя было так просто отмахнуться. У Абрамова и так хватало проблем — он не хотел и не стремился добавить к их списку еще и недовольство капитана Арруна.

— Регулярно проводить авгурное сканирование, — приказал он оператору пульта сканера. — Я хочу узнать об их появлении в ту же секунду.

В отличие от многих других команд, команда «Бескрайнего горизонта» почти полностью состояла из неаугментированных людей. Абрамову приходилось служить на кораблях, команда которых по большей части состояла из сервиторов, а рядом с ними он чувствовал себя неуютно, по крайней мере, по соседству с ними на капитанском мостике. Поэтому, едва приняв командование над судном, он ввел новые правила. Лоботомированные сервиторы всё еще механически сновали по инженерному отсеку, где для того, чтобы присматривать за работоспособностью корабля, боевой дух не требовался. Но основу команды Абрамова составляли люди. В поле зрения не наблюдалось ни одного сервитора. И он гордился этим.

— Конечно, Лука, — ответила оператор.

Она чувствовала себя уютнее благодаря неформальной обстановке, царившей на борту «Бескрайнего горизонта». Как и на Абрамове, на ней был блекло-серый комбинезон с символом корабля — солнцем, заходящим за горизонт. Ее темно-русые волосы, собранные весьма неприглядным образом, лишь сильнее подчеркивали уставшие глаза и морщинки, омрачающие привлекательное лицо. Пару секунд Абрамов разглядывал женщину с нескрываемым удовольствием, пока она быстро жала на кнопки и крутила диски архаичных систем. Когитаторы и системы застонали, неохотно подчиняясь, и оператор тихо поблагодарила машинных духов, которых ей удалось вытянуть из дремы.

Через некоторое время мостик «Бескрайнего горизонта» снова погрузился в рутину. Абрамов позволил себе немного расслабиться. Первые минуты напряженности неизбежны. После выхода из варпа всегда начиналась суета. Эти мгновения, как правило, были наполнены дурными предчувствиями, но они символизировали возврат к обычному течению жизни на борту фрахтовщика, потому что после тревоги всегда приходила умиротворенность.

Информация передавалась на словах, а также в виде распечатанных докладов, и когда все вернулось в привычное русло, оставалось только наслаждаться гармоничной симфонией работы на мостике. Это был знакомый, полностью подчиненный ему пандемониум звука, которым он дирижировал без особых усилий. Бой склянок, по которому машинные операторы начинали читать литании. Медленная, непрерывная пульсация двигателя далеко под кораблем и периодическое затишье в фоновом гуле, когда изношенный поршень выбивался из такта. Монотонные ответы немногочисленных сервиторов в машинном отделении, подтверждающие приказы и передающие данные через корабельный вокс…

Абрамов откинулся на спинку командного трона и закрыл глаза, позволив звукам захлестнуть его успокаивающим бальзамом. Все хорошо. Все спокойно.

«Бескрайний горизонт» Абрамов приобрел пару лет назад, и хотя он предпочитал брать заказы по своему усмотрению и работать только на себя, капитан исправно служил Империуму, когда это от него требовалось. Особенно если ему предлагали такой выгодный контракт, как путешествие к заводам по переработке прометия. Воля и благородство Луки Абрамова неплохо сочетались с постоянным стремлением к финансовому обогащению. Хотя эту черту характера он по мере сил старался не демонстрировать.

Его повсеместно уважали за щепетильность, усердие и обезоруживающую честность, поэтому нередко доверяли доставку ценных грузов. Первые десять лет он прослужил исключительно Империуму. Этого времени оказалось достаточно, чтобы появилось неодолимое желание работать на себя, и он ушел в свободное плавание. Звучит иронично, так как теперь он снова здесь, связанный очередным контрактом. Но Абрамов успел привыкнуть к жизни свободного человека, поэтому решил для себя, что, выполнив еще парочку имперских поручений, обязательно вернет себе независимость. Абрамов понимал, что для торговых рейдов в Гильдарскую систему возможностей хоть отбавляй. В этой части сегментума Обскурус, благословенной огромными ресурсами, контрактов хоть отбавляй. Ему ничего не стоило выполнить еще пару-тройку «официальных» миссий. Практика, как он знал, доведенная до совершенства.

Контрактов явно было куда больше, чем кораблей, которые бы рискнули отправиться сюда. Абрамов нисколько не сожалел о проделанном пути. Капитан знал обо всех здешних опасностях и считал их неизбежным злом.

Бессчетные века эта часть космоса представляла собой значительную угрозу для кораблей, бороздящих ее просторы. «Гильдарским Разломом» назывался маршрут, пролегающий через всю звездную систему. Сама система состояла из множества отдаленных, в основном необитаемых миров и считалась потенциально опасной зоной для путешествий.

В центре системы вокруг плотно заселенной планеты Гильдар Секундус вращался астероидный пояс. И без того опасное поле становилось еще более гибельным из-за огромного количества космических обломков, которые вечно дрейфовали в пустоте. Остовы погибших кораблей, не услышавших предупреждений, плавали по всему Разлому, но грабить их было слишком рискованно. Лихачи-разбойники, которые решались на грабеж, нередко в итоге лишь добавляли свои корабли к дрейфующим останкам.

Из развороченных, разбитых судов медленно вытекали струи плазмы и токсичных отходов. Смертоносная смесь сгущалась в химический туман, из-за которого авгуры и связь работали с сильными помехами.

Поэтому астероидный пояс был как благом, так и проклятьем, представляя сложности для тех, кто желал войти или покинуть Гильдарскую систему. Он также давал естественную защиту планете, в чьих запасах прометия остро нуждался Империум. Вращающиеся каменные глыбы и обломки кораблей являлись началом испытания, с которым приходилось встречаться гостям системы. Здесь регулярно появлялись суда ксеносов и ходили слухи, что пираты активизировались не только здесь, в Гильдарском Разломе, но и во всех дальних закутках сегментума Обскурус.

Приняв нелегкую ношу по поддержанию мира в секторе, Серебряные Черепа издавна занимались патрулированием Разлома. Другие ордены Адептус Астартес редко когда соглашались на столь тягостную, лишенную славы повинность. Но Серебряные Черепа считали сектор частью своей вотчины. И Серебряные Черепа были гордыми.

Их присутствие придавало ощущение безопасности месту, которое в ином случае считалось бы крайне опасным. Но за все следовало платить. Серебряные Черепа управляли судоходством по системе железной рукой. Более удачливые корабли вроде «Бескрайнего горизонта», следуя положенному протоколу, заранее предупреждали космических десантников о своем маршруте. Предъявив необходимые разрешения, их обеспечивали координатами места встречи с эскортом. Те, кто сам по себе входил в реальное пространство на границах Гильдарского Разлома, очень скоро встречались с «группой приветствия». Грубейшая ошибка, которую никому не советовалось допускать. Бравые космические десантники никогда не славились теплотой и радушием. Но, с другой стороны, они были известны верностью имперским законам, кроме того, разговор с нарушителями у них был короткий. Незавидная участь ждала капитана, который вздумал бы спорить с орденом Серебряных Черепов. Нет, существовали определенные правила, которым требовалось неукоснительно следовать.

И, несмотря на то что он выполнил все распоряжения и ни на шаг не отступил от предписанных инструкций, несмотря на то что он терпеливо ждал скрепя сердце, пока капитан Аррун даст разрешение прибыть сюда, несмотря на то что корабль прибыл в точно указанные координаты, «Бескрайний горизонт» пребывал в полном одиночестве.

Капитан снова потер подбородок. Жест получился нервным, выдающим тревогу, которая начинала исподволь снедать его. Им говорили, что пересечение Гильдарского Разлома без эскорта или подтверждения от патрульного корабля считалось открытым признанием в пиратстве. Но вокруг не было ни одного эскорта, и на позывные сигналы не отвечал ни один корабль. Абрамов не мог позволить себе просто дрейфовать в космосе легкой мишенью для настоящих разбойников, которые могли бы попытать удачи.

Он всегда стремился к полной независимости, и, когда представилась возможность вложить деньги покойного отца, Абрамов не преминул сразу же ею воспользоваться. Многолетние заключения собственных контрактов и подбор лучшей команды, которую он только мог себе позволить, подарили богатый опыт. Поэтому сейчас Абрамов решил руководствоваться своей житейской мудростью.

Выбор казался обоснованно прямым, пусть и далеко не из легких. Можно было либо удерживать текущую позицию и ждать прибытия Серебряных Черепов, либо же разогнать двигатели на четверть мощности и неспешно идти к Гильдару Секундус. Не потребуется много времени на то, чтобы войти в атмосферный слой планеты, и Абрамов нисколько не сомневался в том, что команда сможет провести туда корабль целым и невредимым. С другой стороны, он понятия не имел, как отреагирует немногословный капитан Аррун на подобное нарушение своих устных приказов. Самый вероятный исход не вселял в Абрамова особой радости.

В конечном итоге победил компромисс.

— Отлично, — сказал Абрамов. — Мы подождем еще три часа, — с этими словами он рухнул на командный трон. — Если к тому времени мы не получим известий от эскорта, то направимся к Гильдару Секундус. На самой малой скорости.

— Так точно, капитан.

Абрамов тяжело вздохнул. Если повезет, то они смогут избежать гнева Ангелов Императора.

Во время путешествия к Гильдарской системе он почти не спал, поэтому решил воспользоваться затишьем, чтобы закрыться в покоях и хоть немного отдохнуть. Но стоило только закрыть глаза и забыться глубоким сном, как его грубо разбудил вой аварийной системы корабля. Спустя пару секунд корабль тряхнуло. От резкого движения Абрамов слетел с койки и растянулся на полу.

— Капитан Абрамов, поднимитесь на мостик, — раздался по вокс-системе корабля настойчивый женский голос. — Угроза столкновения. Повторяю, капитан, поднимитесь на мостик.

— Можно было и не повторять, — буркнул он. Окончательно проснувшись, Абрамов поднялся с пола и протер глаза. На краткий миг капитан заметил свое отражение в грязном зеркале над раковиной и тут же пожалел об этом. Он выглядел взъерошенным и уставшим, намного старше своих пятидесяти стандартных терранских лет, и мало чем походил на того властного человека, которым по крайней мере старался казаться.

Абрамов, все еще натягивая комбинезон поверх одежды, вошел на мостик.

— Докладывайте. — Он сдержал зевок и посмотрел на корабельный хронометр. И тут же пожалел об этом почти так же, как о взгляде в зеркало, — он проспал всего ничего. — Это Серебряные Черепа? Они прибыли?

— Нет, боюсь, что нет. — Телина, его пилот — и самая талантливая женщина, с которой ему только приходилось встречаться в жизни, — оглядела его с обычным безразличием. — Впереди поле обломков. К счастью, в основном небольшие астероиды. Я стараюсь избежать столкновения.

Слова Телины проникли сквозь дремлющий разум Абрамова, и капитан проснулся окончательно.

— Маневры уклонения? Да. Судя по тому, как ты меня разбудила.

Телина перекинула длинную светлую косу через плечо. Жест был обыденным, но таил в себе подавленную злость.

— Что ж, капитан, — с сарказмом ответила она. — Я могла просто позволить нам врезаться в обломки того корабля. Вы бы предпочли это?

Их глаза встретились, и Абрамов первым отвел взгляд, едва заметно улыбнувшись. Мгновение он над чем-то раздумывал.

— Они так и не объявились?

— Нет. Мы шли к Гильдару Секундус уже почти час. С тех пор… — она взмахнула рукой, указав на ждущее впереди поле обломков.

— Мы не можем просто обойти его?

— Поле что-то расшевелило, — сообщила она и, отвернувшись, указала на обзорный экран. — Снаружи много мусора, какой бы курс мы ни выбрали, нам все равно придется столкнуться с препятствиями. — На пару секунд Телина умолкла, сосредоточившись на текущей проблеме. — Большинство обломков выглядят довольно старыми. Но мы видели по меньшей мере одно целое судно. Согласно предварительному сканированию — выведенное из строя совсем недавно.

— Возможно, последний корабль, который не следовал приказам Арруна, — пробормотал Абрамов и покачал головой. Лучше не позволять себе задумываться о подобном. — Идти на той же скорости и тем же курсом. Будьте готовы ко всему. Впереди нас ждет ловушка.

— Я прекрасно осведомлена об опасностях, капитан, — в голосе Телины чувствовалось столько уязвленной гордости, что Абрамов, несмотря на усталость, расплылся в улыбке.

— Телина, я не говорил, как сильно люблю тебя? Пусть даже ты и разбудила меня, чтобы доказать, как ты чертовски умна.

— Вы постоянно мне это говорите, — улыбнулась она в ответ. — Ручаюсь, если я допущу ошибку, вы мечтаете в этот момент стоять на мостике и приговаривать: «я же говорил тебе», пока корабль будет разваливаться на куски.

— Какая же ты заботливая.

— И не говорите.

Закончив краткий обмен любезностями, Телина вновь сосредоточилась на пульте. Кто-то, Абрамов не заметил, кто именно, всунул ему кружку с исходящим паром рекафом. Капитан пробормотал благодарность. Он отхлебнул горький напиток и поморщился. Откровенно говоря, капитан ненавидел вкус рекафа, но сейчас его бодрящий эффект был как никогда кстати. Он пробежался глазами по распечаткам, оставленным на подлокотнике командного трона.

Абрамов твердо поставил ногу на палубу, подсознательно желая чувствовать пульсацию двигателей. Гул никуда не исчез, он был здесь, прямо под подошвами ботинок. Это была связь самого простого, инстинктивного рода, но Абрамов всегда придерживался этой привычки. Как и у большинства капитанов, у него были свои суеверия. Словно воин, взявший перед битвой горсть родной земли, он крепко в них верил. Пока сердце корабля билось, с капитаном не случится ничего плохого.

Когда скорость значительно уменьшилась, Телина целиком сосредоточилась на задаче избежать обломков, парящих вокруг «Бескрайнего горизонта». Их было немало. Детали машин, куски металла и даже несколько трупов пролетали мимо бесконечным парадом, свидетельствующим о беспощадной природе Разлома. С широко раскрытыми глазами, покрытые тонкой коркой льда, трупы словно выкрикивали беззвучные предупреждения экипажу Абрамова. Все это казалось порождением кошмаров, и некоторые члены команды явно были встревожены и обеспокоены открывшимся видом.

Фрахтовщик целую вечность шел мучительно неторопливо, каждое его движение тщательно выверялось. Абрамова все сильнее одолевала головная боль, а Телина то и дело переводила слезящиеся от напряжения глаза с обзорного экрана на пульт. Казалось, это никогда не прекратится, нервы людей были натянуты до предела.

О сбое кормовых двигателей Абрамов узнал за пару секунд до того, как с инженерной палубы пришло сообщение. Его подсознательная связь с гармонией и ритмом корабля прошептала ему о проблеме через вибрацию корпуса. Обычно устранить неполадку кормового двигателя не составляло особых проблем. Будь они в чистом космосе, он отправил бы наружу нескольких ремонтных дронов. Но посреди хаотического скопления мусора нельзя допустить, чтобы в членов его команды, бездушных или нет, угодил какой-нибудь обломок. Не говоря уже о том, что здесь останавливаться безрассудно. Если это произойдет, их, скорее всего, попросту сотрут в порошок. Абрамов чувствовал скорее раздражение, чем настоящую тревогу.

Приглушенный и монотонный голос сервитора, который доложил о сбое, разозлил еще больше.

— Мы почти прошли поле, — процедила Телина сквозь зубы. Она так сильно и долго стискивала челюсти, что те начали ощутимо болеть. — Если бы я смогла с помощью оставшихся двигателей стабилизировать наше положение… щиты должны отразить мелкий мусор. Мне останется только избегать того, что покрупнее.

— Наши щиты должны отразить, ага, — мрачно сказал Абрамов. — Они должны — и не сомневаюсь, что сделают. Но так не будет продолжаться вечно.

— А у вас есть лучший план, капитан? — И вновь ее ощутимая враждебность шла не на пользу сложившейся ситуации, поэтому Абрамов подавил резкий ответ. Капитан вцепился в подлокотники командного трона так, что побелели костяшки. Достаточно одного сильного удара, чтобы обрушить щиты. Если это случится, «Бескрайний горизонт» разорвет на куски и вся его команда присоединится к тем несчастным покойникам снаружи.

— Ожидаемое время выхода из этой проклятой кучи мусора? — требовательно спросил он. Прежде чем Телина успела ответить, с ее губ сорвался поток богохульств. Несколько членов команды с потрясенными лицами поспешно сотворили знак аквилы. После ее следующих слов Абрамов лишь кивнул, как будто ожидал, что такое должно произойти.

— Новый контакт. — Она оглянулась на капитана, на лице застыло выражение полнейшего ужаса. — Рейдеры ксеносов, сэр.

Они практически легли в дрейф, огневой мощи им едва бы хватило, чтобы защитить себя. Если они не столкнутся с обломками и мусором, корабль уничтожат пираты или, что еще хуже, обездвижат и возьмут на абордаж.

Царившее доселе спокойствие на мостике взорвалось многоголосьем криков — далекое эхо того неспешного спокойствия, которое царило прежде. Люди старались перекричать друг друга, но опытный Абрамов умел услышать самое важное.

— Носовые двигатели правого борта также дают сбой. Направляю энергию с двигателей левого борта для компенсации.

— Генераторы щита пока держатся. Девяносто восемь процентов.

— Энергия носовых двигателей стабилизируется. Остановилась на шестидесяти процентах.

— Время до выхода из поля?

— Пятнадцать минут.

— Держать текущий курс, Телина…

Отрывистый звук, противовес тем голосам, которые переросли в крещендо шума. Отовсюду доносился шепот, офицеры лихорадочно молились о спасении Богу-Императору. Паника на мостике все нарастала.

— К нам что-то приближается. Прямо по курсу.

— Вражеские корабли идут наперехват. Их два. Нет, не два. Три, сэр! Их три! Святая Терра…

— Я пытаюсь… черт подери!

— Столкновение через десять… девять…

— Всем постам, говорит Абрамов. По местам стоять. Направить всю энергию на орудия и открыть огонь по кораблям ксеносов. Если умирать, так с музыкой.

Три корабля ксеносов с привычной легкостью маневрировали через поле обломков. Капитану фрахтовщика уже приходилось видеть их прежде… Эльдар. В былые дни он не раз сражался с ними. Люди называли эти корабли, двигающиеся с безмолвной угрозой, «Белладоннами». Сейчас они были наименьшей из проблем. Пусть эльдар запускают свои торпеды. Это будет жестокая, быстрая смерть, но, по крайней мере, они погибнут мгновенно. Намного лучше того, что их могло ждать в ином случае.

Капитан подался вперед и, стиснув руки в немой мольбе, стал наблюдать за оккулюсом «Бескрайнего горизонта». Погибель летела прямо на них: искореженный до неузнаваемости кусок переборок, труб и сокрушительно плотного корпуса. Нечто настолько развороченное и разбитое, что попросту не имело права вращаться с такой грациозностью в вакууме космоса.

— Восемь… семь…

Через семь секунд он врежется в пустотные щиты. Обломок был достаточно крупным, чтобы пробить защиту «Бескрайнего горизонта», словно та была тонким пузырьком. Один хороший, мощный удар, и фрахтовщик развалится на куски. И, в отличие от вспышки боли и смерти после взрыва торпеды, они еще какое-то время будут жить, а через некоторое время их трупы и уничтоженный корабль присоединятся к мусору, который парит сейчас вокруг корпуса.

— Шесть.

Это конец. Уверенность Абрамова испарялась перед лицом неотвратимой гибели. На мгновение он испытал презрение ко всем, кто стоял на мостике рядом с ним. Капитан ненавидел их за то, что они были здесь, возле него. Винил себя в их гибели.

— Пять.

Так вот как все закончится.

— Че… Приближается корабль! Опасность столкновения. Это… он заряжает орудия, сэр!

Абрамову следовало испытать ужас или хотя бы немного страха, но он ничего не чувствовал. Его сердце обратилось в камень. Вместо того чтобы их развалил на атомы обломок давно уничтоженного судна, их сотрет в пыль вражеский корабль. Не было времени интересоваться, почему никто не засек новую угрозу на сенсорах. Действительно, Абрамов даже не спросит об этом позже, намного позже. Остался только этот момент, и капитан был полностью пленен им.

Рейдеры эльдар одновременно развернулись под невероятными углами, чего громоздкие, неповоротливые транспорты Империума никогда бы не смогли повторить, и запустили торпеды по новоприбывшему кораблю. Ракеты расцвели тремя яркими бутонами на щитах цели.

Секунду спустя из корабля вырвался луч света, который превратил кусок разбитого корпуса в брызги расплавленного металла. Второй луч тут же испепелил один из кораблей эльдар. Резкое сияние временно ослепило всех, кто находился на мостике «Бескрайнего горизонта», и Абрамову пришлось отвернуться. Постепенно, когда невыносимый блеск угас, они узнали очертания своего спасителя.

— Фрегат типа «Гладий», — догадался Абрамов. Эскортный корабль Адептус Астартес. Конечно, он и есть. На губах капитана появилась улыбка. Похоже, их сопровождающий прибыл. Пусть с опозданием, но время он выбрал превосходно. Фрегат чуть свернул и пошел вровень с ними.

От двух других кораблей эльдар и след простыл. Абрамов не знал, уничтожил их «Гладий» или же они сбежали. В любом случае рейдеры исчезли, и его это вполне устраивало. Раздался треск, и с шипением ожил межкорабельный вокс.

— «Бескрайний горизонт», сохраняйте текущую позицию. Остановите двигатели и ждите дальнейших распоряжений, — голос явно принадлежал человеку — не грубый и не измененный, чего можно было ожидать от одного из Ангелов Императора. Вне всяких сомнений, говорил один из сервов ордена Серебряных Черепов.

После этих слов канал связи снова отключился. От них не ждали ответа, да и в любом случае Абрамов не находил нужных слов. Команда «Бескрайнего горизонта» облегченно вздохнула, когда «Гладий» резко сменил курс, освобождая путь другому кораблю.

На первый взгляд он казался уродливым: корабль походил на кулак, сжимающий перед собой носовое бомбардировочное орудие. Он был выкрашен в неброские машинно-серые цвета, с такого расстояния на корпусе были видны кропотливо выведенные надписи. Это был гигантский, необъятный монстр из металла, который полностью затмил обзорный экран, встав между подбитым фрахтовщиком и смертоносным астероидным полем.

Ударный крейсер стал разворачиваться, и вместо тупого носа они увидели длинную изящную шею, которая перерастала в настоящую крепость на корме. Абрамов лишь благоговейно взирал на происходящее перед ним действо.

— Они создают барьер! — Телина склонилась над пультом, разглядывая, казалось бы, бесконечный серый корабль. — Корабль прикрывает нас от обломков.

Ее потрясенный голос был преисполнен почтения, что не вязалось с ее обычным поведением.

Абрамов мрачно кивнул. Межкорабельные каналы вокс-связи оставались закрытыми, но он прекрасно знал, кому принадлежит подобное чудовище. Золотые и серебряные символы, виднеющиеся на сером корабле, явно походили на аквилу, эмблему ордена Серебряных Черепов и название корабля.

«Грозное серебро».

Абрамов прочистил горло, которое внезапно стало совершенно сухим.

— Лучше нам поприветствовать их, — сказал он, — и желательно со всем почтением.

Капитан Дэрис Аррун, магистр флота и командир четвертой боевой роты Серебряных Черепов, возвышался над Лукой Абрамовым. Короткие волосы на голове не могли скрыть многочисленные шрамы — то, что человеку казалось безобразным, космический десантник воспринимал не иначе, как символ чести. Его лицо покрывали изящные завитки темных чернил — боевые татуировки воинов, которые имели право носить только старшие офицеры ордена. Даже если бы его вес, рост, а также ощутимая аура присутствия не были бы столь устрашающими, одних этих племенных отметок было более чем достаточно.

Льдисто-синие холодные глаза пристально изучали Абрамова какое-то время, прежде чем Аррун заговорил гулким, рокочущим голосом:

— Я могу придумать тысячу причин, подвигнувших вас действовать наперекор моим крайне четким и недвусмысленным приказам, капитан Абрамов. — Аррун поднял массивную руку, чтобы прервать всяческие возражения. — И на каждую из них я могу придумать причину, по которой вам не стоило так поступать. Полагаю, вы сможете доказать несостоятельность тысяч моих теорий?

«Грозное серебро» шел рядом с «Бескрайним горизонтом», принимая на себя удары крупных обломков, которые были для него не больше, чем укусы насекомых. Затем поступило сообщение, что капитан Дэрис Аррун собирается прилететь на фрахтовщик для личной беседы с капитаном Абрамовым. Как было сказано, чтобы выслушать объяснения. Одновременно «Бескрайний горизонт» подвергнется обычной проверке на наличие контрабанды. Насчет последнего Абрамов не беспокоился. Ему нечего было скрывать.

Но, с другой стороны, разговаривать с капитаном космических десантников… это наполняло его трепетом.

Абрамов нервно провел пальцами по седеющим волосам и посмотрел на капитана. Он отмел все едкие комментарии и самоуверенные ответы, которые вертелись на языке, и лишь покачал головой. Одно присутствие Арруна безжалостно сокрушало любые попытки сарказма. В конечном итоге он сумел выдавить из себя извинение, которое даже ему самому показалось неубедительным и жалким:

— Вы опаздывали. У нас… расписание, и мы думали пройти часть пути до вашего прибытия.

Аррун нахмурился, из-за чего его племенные татуировки на миг исказились.

— Я не опаздываю, капитан Абрамов. Меня задержали. Глубоко сожалею, что сообщение нашего астропата не дошло до вас прежде вашего захода в варп. Но вам следовало ждать. Вы не подождали. К счастью, «Грозное серебро» прибыл до момента вашего уничтожения.

Взгляд холодных, бесчувственных глаз пронзил Абрамова, и капитан «Бескрайнего горизонта» тут же понял, что его сейчас оценивают. Он неловко поежился. Пришло время действовать единственным возможным способом.

— Примите мои искренние извинения и глубочайшую благодарность, капитан Аррун… — Абрамову стало тошно от того, как слабо звучал его голос. Он не чувствовал вины, за исключением порывистого характера. Повторяй он себе это чаще, того и гляди сам бы поверил в это. Абрамов расправил плечи и выпрямил спину. С огромным усилием он придал голосу энергичности и энтузиазма. — Раз вы уже здесь, мы можем возобновить путешествие к Гильдару Секундус.

Капитан поднял голову и лучезарно улыбнулся. Ему не удалось выдержать взгляда Арруна дольше пары секунд.

— Да, — хмыкнул Аррун, повернувшись к Абрамову спиной. — Да, полагаю, можем.

Он посмотрел через обзорное окно на «Грозное серебро». Как магистр флота, он испытывал острый и неизменный интерес ко всем разновидностям кораблей Империума, и в особенности к своему собственному. Наметанным глазом он отметил внешнее состояние ударного крейсера. Несмотря на отвлеченность, он как ни в чем не бывало продолжил беседу с Абрамовым.

— У вас есть отчет, который я запрашивал?

— Да, мой лорд. — Чуть дрожащей рукой Абрамов протянул ему грузовую декларацию. Один из сервов Серебряных Черепов, сопровождавших Арруна, вышел вперед и принял ее. Она была без лишних слов передана космическому десантнику, и капитан наконец оторвал взгляд от «Грозного серебра».

— Пожалуйста, повторите, что у вас за груз, капитан Абрамов.

— Конечно, капитан Аррун. — Почувствовав себя снова в своей стихии, Абрамов немного расслабился. — Мы везем запасные детали для прометиевого завода. — Он сказал правду, и проверка корабля подтвердит его слова.

Капитан Серебряных Черепов также переключился на деловой разговор. О нарушении приказа больше не вспоминали, и, когда Аррун заявил, что возвращается на свой корабль, Абрамов облегченно вздохнул.

— Будь осторожен, Абрамов. Несколько солярных дней назад в Гильдарский Разлом что-то проникло и нарушило спокойствие. Похоже, оно исчезло, но наверняка это не известно. Поле космического мусора — меньшая из ваших проблем.

— Да, мой лорд. Спасибо, мой лорд.

Поклонившись на прощание Арруну, Абрамов вернулся на мостик в задумчивом молчании. Он знал, что ему повезло, ведь, что бы ни отвлекло капитана Серебряных Черепов, благодаря этому он избежал более сурового и серьезного наказания — но чувство глубокого беспокойства после напутственных слов Арруна давило на него, не позволяя расслабиться.

Меньшая из ваших проблем.

 

Глава вторая

«ВОЗРОЖДЕННЫЙ»

Гильдарский Разлом.

На геостационарной орбите Гильдара Секундус.

++ Неделю спустя ++

Гильдар Секундус был суровой и жестокой планетой. Но, несмотря на всю негостеприимность и удушливую атмосферу, она была одной из самых богатых во всем сегментуме. Заводы по переработке прометия, которые, словно растущая плесень, усеяли большую часть ее поверхности, непрерывно извергали, казалось бы, бесконечный поток столь желанного всеми топлива.

Прометий, кровь Империума, не только утолял жажду страждущих машинных духов техники и питал оружие, он был ключевым компонентом во многих других продуктах промышленности. Его значение не поддавалось описанию, а его источник служил маяком для грабителей всех мастей, которые стремились завладеть им.

После того как была совершена первая попытка отнять местные богатства, когда в Гильдарскую систему ворвались первые пираты, Серебряные Черепа направили свои патрули в Разлом. С этого момента они реагировали на любые попытки проникновения, и все дальнейшие вторжения подобного рода встречались с быстрым правосудием ордена, который не славился терпеливостью. Серебряные Черепа наказывали за нарушения, не особо церемонясь, как правило, беспощадным залпом из бомбардировочного орудия.

Варсавия, родной мир ордена, находилась на внешнем кольце Гильдарского Разлома, и в этом далеком, уединенном уголке Империума они были ближайшими Адептус Астартес, которые могли вовремя отреагировать на угрозу. Из-за растущего числа рейдов, которые, впрочем, еще оставались нерегулярными, лорд-командующий Аргентий решил обеспечивать более-менее постоянную защиту системы. Регулярным патрулированием занимался флот с посменно чередующимися братьями, не задействованными в сражениях либо на другой службе.

Капитан Аррун был магистром флота вот уже несколько десятилетий, он обладал гибким разумом и передовым мышлением истинного тактического гения. В любое время дня и ночи он знал все о состоянии любого действующего корабля флота. Благодаря эйдетической памяти он помнил его недостатки и слабые места и, наоборот, также все сильные стороны. Когда приходили запросы о помощи, он через считаные секунды мог сказать, какой корабль лучше всего использовать для конкретного задания. Он с самого начала следил за ходом операции в Гильдарском Разломе, но теперь, когда утром с Варсавии поступили новые приказы, похоже, количество патрулей сильно сократится.

Это немало удивило Арруна. Магистр ордена осознавал, какие опасности таятся в системе, но все же отдал приказ возвращаться. Аррун мог объяснить это лишь тем, что Аргентий отзывал флот для проведения другой операции. Для тех, кто патрулирует Разлом, это станет огромным облегчением. Космическим десантникам была необходима цель в жизни, и хотя они защищали жителей Гильдарской системы и следили за спокойствием в этой части Империума — в первую очередь они были воинами. Они нуждались в войне.

Аррун регулярно передавал магистру ордена свои личные опасения касательно того, что в Гильдарском Разломе сокрыто немало угроз, и придерживался мнения, что нынешнее количество кораблей в системе — осознанная необходимость. Но даже если и нет, продолжал он, им следовало поддерживать хотя бы видимость присутствия. К сожалению, Аргентия не убедили его слова. Поэтому настроение магистра флота было решительно мрачным, когда он собрал главных советников.

Стратегиум располагался на вершине пирамидальных внутренностей ударного крейсера. Это было одним из немногих мест в основной корабельной структуре, где палубу не устилала функциональная стальная решетка. Здесь пол был сработан из армапластовой сетки. Сквозь нее открывался потрясающий вид на мостик, и, приложив немного усилий, можно было увидеть даже глубинные уровни корабля, где находились тренировочные клети и каюты. Внутреннюю часть «Грозного серебра» сконструировали в виде ярусов концентрических колец, наподобие зиккурата, которые венчались огромным куполом. Сюда обыденный гул корабля долетал лишь приглушенным шумом.

Единственными предметами мебели в стратегиуме были кресла и стол, который возвышался в центре комнаты. Всех их специально разработали с учетом размеров и веса космических десантников. В чрезвычайно редких случаях, когда сюда допускали обычных членов команды, в огромных креслах они походили на детей. На абсолютно пустых стенах не было ничего, кроме развернутого и расправленного боевого знамени четвертой роты, а также аквилы, которая величественно распростерла крылья за Арруном. Когда он сидел во главе стола, казалось, что позади него раскинул крылья имперский символ. Это было не просто совпадением, расположение аквилы создавало впечатление, что сам капитан имел крылья Империума.

Капитан Аррун переводил взгляд с одного лица на другое, слабый тик под правым глазом выдавал его отчаянную попытку сдержать рвущееся наружу раздражение. Наконец он заговорил мрачным, хриплым голосом, в котором явственно ощущалось недовольство:

— Этим утром были получены приказы с Варсавии. Мы немедленно сворачиваем патрулирование.

Остальные Серебряные Черепа, которые собрались за столом, обменялись быстрыми взглядами. Неслыханно, чтобы Аррун начинал такое собрание, не попросив у прогностикара зачитать необходимые литании. Это, конечно, не сулило собравшимся ничего хорошего. Боевой брат, сидевший справа от капитана, с непринужденной фамильярностью положил руку на предплечье капитана. Раздраженный Аррун хотел было сбросить руку, но затем посмотрел на другого воина. Прогностикар был облачен в темно-серый плащ с капюшоном, который полностью скрывал его лицо, только сверкали зеленые глаза.

Аррун почувствовал, как к его мыслям легко прикоснулся разум советника, и кратко, напряженно кивнул. Неозвученного выговора было более чем достаточно. С явной неохотой он согласился, его лицо исказилось от ярости, закипавшей под самой поверхностью.

— Мои извинения, прогностикар. Братья, прошу вас потерпеть еще немного. Пожалуйста, простите меня за эту вспышку, но, надеюсь, вы поняли, как сильно меня встревожили эти новости. — Он провел ладонью по бритой голове и подался вперед. — Я сообщил лорду-командующему свои опасения относительно активности в системе. Пусть вторжения в район Гильдара происходят нечасто, они все же случаются. Угроза системе вполне реальна. Но, несмотря на это… — Аррун нахмурился. — Несмотря на это, пока наши астропаты не получили ответ, мы должны уменьшить общее число патрулей в Гильдарском Разломе.

Его слова оказали шокирующий эффект на боевых братьев. Гнетущую тишину внезапно нарушил грохот металлического кулака, ударившего по столу. Неожиданный звук разлетелся по куполу стратегиума, и все взгляды уперлись в юного технодесантника, искусственная рука которого дрожала от едва сдерживаемой ярости. Взгляд Арруна впился в него, став твердым, будто алмаз.

— Брат Коррелан? Ты что-то хочешь сказать?

Технодесантник, никогда не отличавшийся учтивостью, покачал головой. Его аугментический правый глаз тихо зажужжал, сфокусировавшись на капитане, и красная линза быстро мигнула. Голос дрожал от раздражения, которое, как был уверен Аррун, испытывали все они.

— После всех наших усилий, после всего, что нам удалось достичь, надеюсь, магистр ордена не собирается сворачивать проект. — Его тон звучал вопросительно, хотя речь давалась ему с очевидным трудом. Остальные сидевшие за столом медленно кивнули, каждого из них одолевали схожие мысли. Их собрали в одну команду по особой причине, и проект, который близился к завершению, был частью их жизни.

— Насчет этого можешь не беспокоиться, брат. Насколько мне известно, пока лорд-командующий не прикажет, проект «Возрожденный» будет продолжаться согласно плану. — В голосе капитана чувствовалось нечто похожее на отвращение. Он тратил время и ресурсы на эксперимент, в котором на самом деле не желал принимать ни малейшего участия. Но судьба распорядилась иначе, и волю Ваширо нельзя было отбросить просто так.

Его слова остались без ответа. Все присутствующие знали мнение Дэриса Арруна касательно проекта «Возрожденный». Руководство им досталось капитану в наследство от предшественника, который, в свою очередь, получил его от предыдущего магистра флота. Проект был своего рода планом, для выполнения которого потребовалось несколько веков. По приказу Прогностикатума требовалось ждать нужного момента. Но, даже невзирая на одобрение магистра ордена и на поддержку проекта наиболее мудрыми и почитаемыми прогностикарами, Дэрис Аррун до сих пор испытывал по отношению к нему острое неприятие и скептицизм. Он даже пытался возражать, когда его посвятили во все аспекты тайны.

Спор был напряженным и долгим, но в конечном итоге проект получил содействие в лице магистра кузни. Убедившись, что идея обладала определенными достоинствами и что сопротивление воле командования в конечном итоге не приведет к добру, Аррун сдался.

Коррелан кивнул и скрестил руки на груди, при движении сервоприводы и компрессоры в его механической руке тихо зашипели.

— Отлично, — сказал он. — Если начистоту, то мы миновали точку невозврата несколько дней назад. Сильно сомневаюсь, что работу, которую проделали брат-апотекарий Риар и я, теперь можно так легко свернуть.

Его юное открытое лицо совершенно не скрывало агрессивного и подчеркнутого презрения, в голосе чувствовался вызов.

— Следи за словами, технодесантник. — Воин в плаще, сидевший возле Арруна, скрестил руки, как и Коррелан. — Как и все мы, капитан Аррун вынужден без вопросов подчиняться приказам нашего лорда-командующего. Веришь ты или нет, но он вложил в проект не меньше твоего. А может, и больше. Ты даже не офицер, никогда не забывай об этом. Помни свое место и держи язык за зубами.

Коррелан нахмурился еще сильнее и откинулся на спинку кресла. До возвышения в ряды Адептус Астартес он был одним из немногих Серебряных Черепов, набранных из полудиких, жестоких племен южных варсавийских степей. Некоторые привычки и манеры пришлось изживать дольше остальных, особенно вспыльчивость.

— Мои извинения, прогностикар.

Псайкер откинул капюшон и смерил молодого космического десантника холодным оценивающим взглядом.

— Не чувствую искренности, но подобный энтузиазм заслуживает похвалы, брат. Прошу не воспринимать мои слова за проявление злости. Скорее, считай, что я дал тебе совет. И тебе же лучше, если ты к нему прислушаешься.

По привычке, порожденной месяцами работы вместе с прогностикаром Брандом, Коррелан погрузился в угрюмое молчание. Он не мог поспорить с его словами. Пусть главный советник четвертой роты с подернутыми сединой длинными волосами и испещренным морщинами мудрым лицом в татуировках уже немолод, но он оставался таким же проницательным, как и прежде. Долгое время прогностикар оттачивал свои и без того немалые психические способности, и секретов для него почти не существовало.

— Спасибо, Бранд. — Аррун воспользовался паузой после выговора прогностикара, чтобы остыть самому, и стал уже куда спокойнее, чем прежде. Он вовлек Коррелана в проект, зная, что порой юный воин ведет себя несколько опрометчиво. Но это была небольшая цена по сравнению с тем, что его особые таланты идеально подходили для предстоящей работы. В технологическом плане Варсавия была настоящим захолустьем, и в результате тот, кто проявлял интерес к технике, проходил обучение под руководством Адептус Механикус и почитался не меньше капелланов-библиариев Прогностикатума, каким бы склочным характером он ни обладал.

Барабаня пальцами по столу, задумчиво сжав подбородок большим и указательным пальцами, Аррун какое-то время разглядывал своих братьев. Затем он кивнул, определив дальнейший ход событий.

— Естественно, мы ответим на запрос лорда-командующего Аргентия. Думаю, для вас не секрет, что я не рад этому. Уверен, к тому времени, как лорд-командующий получит астропатический ответ, он и сам это поймет, — Аррун сердито выдохнул, — поэтому нам лучше продолжить обсуждение передислокации флота.

Он кивнул Коррелану, и тот нажал несколько цифр на панели управления в нише перед собой.

Стратегиум наполнился шипением статики, когда над неброской поверхностью стола замерцал гололитический дисплей. На нем возникло превосходное графическое отображение Гильдарского Разлома, созданное почти с любовью после многих месяцев нанесения системы на карту. Спутники, вращающиеся вокруг многочисленных планет системы, двигались по идеально вычисленным траекториям. Даже поле астероидов было воссоздано практически до последнего куска скалы. Конечно, картина постоянно изменялась. Недавний заход «Бескрайнего горизонта» взбудоражил астероидный пояс, и ему требовалось время, чтобы успокоиться.

— Я обновил дисплей пару часов назад. — Коррелан, более не скованный узами почтительности и получивший разрешение заниматься любимым делом, разительно отличался от того угрюмого и упертого космического десантника, каким он был еще пару секунд назад. Прежние телодвижения исчезли под мощным наплывом энтузиазма и энергии. Технодесантник во время разговора непрерывно помогал себе руками. — Слава Омниссии, на этот раз обошлось без особых сложностей. Вот.

Он взял торчащий из стола кабель и привычно воткнул его в разъем устройства, которое являлось частью металлического протеза руки. С тихим щелчком кабель соединился.

Пальцы Коррелана проворно затанцевали по клавиатуре на запястье, и на дисплее замигало несколько рун. Их корабль отображался неспешно пульсирующим красным огоньком, который двигался синхронно с Гильдаром Секундус. Благодаря ласковому задабриванию Корреланом машинных духов постепенно высветились и другие символы.

Каждый корабль, который сейчас находился в районе Разлома, отобразился на тактическом гололите, и Аррун поочередно указал на них пальцем, называя по именам. Во всех случаях он называл сначала корабль, а не тех, кто находился на его борту, что характерно говорило о его титуле.

— «Ртуть» к нам ближе всего. Наши братья из девятой роты отправятся на Варсавию через несколько дней. Но пока я прикажу им продолжать патрулирование. — Заметив нахмуренные взгляды остальных присутствующих, он невозмутимо закончил мысль: — Наш корабль не сможет быстро отреагировать, если проект «Возрожденный» закончится неудачей. В таком случае нам может понадобиться поддержка. — На его губах появилась улыбка. — Важно оставаться на шаг впереди врага, особенно если враг этот невидим.

От Арруна не укрылось, как ухмыльнулись технодесантник и апотекарий при упоминании того, что проект может постигнуть неудача. Он сделал вид, что ничего не заметил.

«Грозное серебро» и «Ртуть» были последними ударными крейсерами Серебряных Черепов в системе, все остальные были сейчас разбросаны по всему сегменту и даже за его пределами. Аррун продолжал распоряжаться другими кораблями, которые еще находились в Разломе. Большинство из них были эскортами типа «Гладий», в основном управляемые сервами ордена. С легкостью, порожденной десятилетиями командования флотом, он набросал план передислокации.

Риар, немногословный мужественный апотекарий, до сих пор хранил молчание. Сейчас же он склонил голову и изучал грядущее перемещение флота.

— Лорд-командующий Аргентий что-то задумал. — Это был не вопрос, но скорее проницательное наблюдение. Количество кораблей, которые Аррун отправлял из системы, было значительным. Когда приказы капитана передадут остальному флоту, присутствие Серебряных Черепов в Гильдарском Разломе сократится почти вдвое.

— Да. Скорее всего. Несмотря на мои отчеты о том, что в системе не все в порядке, он решил снизить нашу активность. Конечно, мы не можем бросить Гильдар совсем без защиты. Но да, — Аррун, нахмурив брови, уставился на гололит, — да, он что-то задумал. Не мне задавать вопросы или оспаривать его решение…

Капитан решил дальше не продолжать.

Аррун отвернулся от стола и посмотрел в обзорный экран корабля на Гильдар Секундус. Отсюда он не видел вулканической поверхности планеты. На такой высоте она отдаленно напоминала Марс. Тот же мутно-красный оттенок, как будто кто-то бросил пыль и запекшуюся кровь в вихрь, когда формировался мир. Тысячелетия мощных извержений сформировали характерные зазубренные пики и глубокие долины, которые покрывали всю поверхность, словно шрамы.

С момента последнего извержения миновали сотни лет, и разведывательные геологические экспедиции не только объявили планету пригодной для колонизации, но обнаружили огромные залежи минералов, необходимых для очистки прометия, который пузырился в бесчисленных озерах мира. Это было двойное благо, дарованное Отцом Человечества.

Далеко под ними тысячи имперских граждан обитали в подземных блоках, вырытых на многокилометровой глубине. Большинство людей трудилось на очистительных заводах, и, как в случае со всеми отпрысками человечества, у них была неискоренимая привычка пускать корни везде, где только можно было обустроить свою жизнь. Через пару лет аграрные купола начали поставлять продукты, и, несмотря на все усилия планетарного ополчения, одновременно стремительно выросла нелегальная торговля обскурой. Вскоре планета стала довольно процветающей конечной точкой для множества торговцев со всего Империума, а также для тех, кто жаждал быстрой наживы. Несмотря на все богатства, в первую очередь это было человеческое поселение, и поэтому оно вскоре стало приманкой для воров, рейдеров и контрабандистов всех мастей.

— Риар, Коррелан… передайте приказы остальным кораблям, — произнес Аррун. — Пусть флот ждет моей команды.

Быстро кивнув, Коррелан выключил гололит, выдернул кабель и покинул комнату вместе с апотекарием Риаром.

Оставшись наедине со своим главным советником, Аррун отвернулся от обзорного экрана.

— Может быть, ты еще раз совершишь для меня предсказание, прогностикар?

— Конечно. Но должен просить, чтобы ты четко ставил вопрос, брат-капитан. — Бранд полез в поясную сумку и достал из нее колоду тонких кристаллических пластинок толщиной с обычную карту. Он перетасовал их со слабым шелестом трущихся друг о друга поверхностей, попутно разговаривая с Арруном. — Император не любит повторяться.

Аррун обдумывал услышанное. После того как ему доверили проект «Возрожденный», он не раз использовал психическую связь Бранда с Императором, чтобы определить оптимальный курс действий. До сих пор прогностикар не подводил их. Но капитан никак не мог решить вопрос, который сильнее всего волновал его.

До этого момента.

— Выполняем ли мы волю Императора, создавая это… существо? Преуспеем ли мы? — спросил он спокойным, уверенным голосом. Слова капитана прозвучали в тишине и стихли, затем Бранд изящно склонил голову, прежде чем выложить карты, которые определят ответ. Он брал по одной пластинке, наслаждаясь знакомыми ощущениями. Прогностикар получил свою колоду таро четыреста лет назад, но всякий раз, когда его психические способности активировали образы, сокрытые в загадочных глубинах карт, Бранд не переставал восхищаться их красотой.

Он закрыл глаза, между его пальцами проскочила синяя варповская молния, и он потянулся мыслями к Императору Человечества.

Едва слышимым голосом прогностикар забормотал литанию догадки и перевернул первую карту. Кристальная поверхность мигнула и засветилась. Бранд задумчиво посмотрел на нее, потом сделал пас рукой.

— Император. Самая сильная карта колоды. — Прогностикар поднял взгляд. — Перевернутый.

При первых словах его сердце подскочило, но затем упало. Даже Аррун, не одаренный предвидением прогностикаров, понимал, что, когда самая могущественная карта в колоде таро перевернута, ничего хорошего ждать не приходится. По его венам холодком пробежало беспокойство.

— Продолжай, — сказал он. — Я хочу узнать больше.

На инженерной палубе кипела работа. Сервиторы, технопровидцы и сервы ордена создавали постоянный глухой монотонный гул, который разом затих, стоило в дверях показаться Риару и Коррелану. Пока двое воинов пересекали палубу, толпа безмолвно расступалась в стороны, давая им дорогу. Стоило им пройти, люди снова смешивались, и резкий неразборчивый шум возобновился.

На кораблях Серебряных Черепов почти не было показной роскоши, за исключением многочисленных трофеев роты, которые хранились в часовнях. Конечно, орден не был обделен чувством прекрасного — воины гордились своими нательными рисунками, а мастера татуировок — кустодес круор — ценились необычайно высоко. Многие Серебряные Черепа собственноручно создавали татуировки, некоторые умельцы действительно были талантливыми, одаренными художниками. Древняя варсавийская традиция покрывать тела рисунками считалась высшей боевой почестью, и каждый брат ордена Серебряных Черепов украшал тело уникальными образами. Немало братьев предпочитали изображения великих сражений, от детальности которых временами захватывало дух.

Но в любом случае единственной частью тела Серебряного Черепа, на которую еще разрешалось наносить татуировку, было лицо. Только по достижении звания капитана воину даровалась такая честь.

Миновав забитые людьми двигательные палубы, Риар и Коррелан направились в следующий зал, который уж точно не славился какими-либо украшениями. Хотя примечательным он был из-за многочисленных деталей машин, раскиданных везде, где только можно. Воздух здесь пропитан машинным маслом, сожженным прометием и притирочным порошком, его едкий запах проник даже в самые дальние уголки комнаты. В зале работал еще один технодесантник, который тут же собрался уходить, едва завидев Коррелана и его спутника. Коррелан остановил его взмахом руки.

— Останься, — просто сказал он. — Ты можешь кое-чему научиться.

Это была мастерская Коррелана и по совместительству штаб управления проектом, который занимал большую часть их жизни. По полу змеились кабели и провода, Риар перешагивал препятствия со слабой улыбкой на грубом лице.

— Коррелан, никогда не мог понять, как ты здесь работаешь. Как, во имя Императора, ты вообще что-то можешь здесь найти?

По сравнению с упорядоченным, начищенным до блеска апотекарионом, где Риар проводил свои опыты, мастерская Коррелана представляла собой настоящий бедлам. Устройства были обнажены до самых своих душ, подготовленные к ремонту. Нередко разобранное оборудование так и дальше продолжало валяться там, где его бросил технодесантник, когда его внимание привлекал более важный объект. В дальнем углу комнаты лежала подвеска, механодендриты были неподвижны без оживляющей связи со специалистом. Технодесантник одарил Риара широкой улыбкой — резкий контраст с его прежним мрачным настроением. В зале, который соответствовал названию его обители, Коррелан, без сомнения, чувствовал себя уютнее всего.

— Глупый вопрос, брат, — с напускной серьезностью ответил он. Технодесантник отодвинул в сторону свернутые схемы. — Здесь каждый предмет находится на своем месте, а именно там, где я его оставил.

В доказательство он отпихнул несколько загадочных предметов, о назначении которых Риар никогда бы не смог догадаться, взял инфопланшет и победно взмахнул им перед носом апотекария.

— Вот видишь? — сказал он. — Именно там, где оставил.

Еще в свою бытность неофитом Коррелан проявил недюжинный талант к технике и безошибочную способность умиротворять беспокойных духов. Временами нелегко было поверить, что человек с такой пламенной душой может выказывать такое терпение по отношению к упрямым служителям Омниссии. Он прошел обучение у Адептус Механикус Марса пять лет назад и с тех пор служил вместе с капитаном Арруном. Коррелан трудился в поте лица и с большим усердием, а в бою технодесантник сражался не хуже, чем управлялся в мастерской.

Коррелан отличался искренностью, все его эмоции явственно читались на мальчишеском, еще не отмеченном шрамами лице. Пусть настроение у него зачастую бывало непредсказуемым, но способности технодесантника были неоспоримыми. Из-за склонности к неповиновению и резким перепадам настроения с ним бывало непросто найти общий язык — на что не переставал жаловаться магистр кузницы.

— Эмоции, Коррелан, — напоминал он, — излишни для чистоты машины. Ты должен научиться подавлять столь низменные мысли и чувства.

Это слова юный технодесантник так и не принял близко к сердцу. Магистр кузницы не стал прикладывать дальнейших усилий, зная, что со временем обстоятельства и растущее чувство единения с Омниссией изменят юношу.

Риару он нравился. Апотекарий уважал честность и прямолинейную натуру молодого воина, поэтому в определенном смысле взял Коррелана под свое крыло, не в последнюю очередь ради блага проекта.

Случалось, Коррелан горячился, переоценивая свои возможности, и был почти готов признать поражение. То, что они пытались совершить здесь, выходило за пределы прежних достижений Серебряных Черепов. Воображению не поддавался тот объем работ, который ждал их впереди, — и когда дни, а потом недели безрезультатных исследований и проваленных опытов превратились в месяцы, неудача стала выглядеть не столь уж маловероятным исходом.

В такие мрачные моменты юного воина вдохновлял и поддерживал Риар. Насколько бы разными они ни были, после десятилетий совместной работы их связывали узы настоящей дружбы и взаимного уважения.

Дэрис Аррун, возможно, обладал многими недостатками — и высокомерием, и гордыней в числе прочих. Но также он отлично умел разбираться в людях. Совсем не случайно апотекария Риара отправили в четвертую роту перед началом проекта «Возрожденный». Его хладнокровие и уравновешенность стали отличным противовесом пламенной натуре Коррелана.

Технодесантник направился к дальней стене мастерской и приложил ладонь к биометрическому сканеру, закрепленному на стене. С низким гулом и лязгом древних механизмов дверь неохотно распахнулась, впуская их в зал Возрожденного. Помещение находилось точно между мастерской и апотекарионом, чтобы в случае необходимости сюда могли легко попасть оба космических десантника.

Эта комната также была заполнена до предела, но на этот раз сервиторами, а не разным хламом. Едва воины шагнули внутрь, механическое жужжание лоботомированных слуг ордена усилилось. Глухими, лишенными эмоций голосами они стали предоставлять отчеты.

Их слов не смог бы разобрать никто, кроме космических десантников, и Коррелан с Риаром без усилий извлекли нужные сведения.

Группа техножрецов неуклюже передвигалась через неприбранный зал. Одни бормотали литании, едва различимые среди жужжания сервиторов, другие, с фиалами в руках, смазывали различные детали оборудования, обмакивая пальцы в освященное масло. Все эти действия были для Риара полнейшей загадкой, но отлаженность процесса снова наполнила апотекария гордостью за собственную причастность к проекту.

Каждый, от простого служки до апотекария, имел особую цель — все трудились ради единственного объекта, возвышающегося в зале.

В самом центре помещения, заключенный в прозрачную, узкую камеру, скорее даже бак, который поднимался от пола до потолка, находился Возрожденный. Массивная фигура с чрезмерно развитой мускулатурой и немного лошадиным лицом Адептус Астартес слабо шевелилась внутри. Его держали прямо, почти стоя, руки вытянуты по бокам, несколько зажимов ограничивали до минимума его движения.

Бак был заполнен студенистой, на вид липкой жидкостью, которая полностью покрывала существо. Она обволакивала его тело, придавая смуглой коже неестественный блеск. Его руки и ноги отделили у локтевых и коленных суставов и заменили протезами, походившими на конечности силового доспеха Марк VII, предпочитаемого Серебряными Черепами.

Человек, если его еще можно было таким считать, был скорее машиной, но его лицо до сих пор походило на человеческое и к тому же поразительно юное. Скорее всего, он был подростком. Через равные промежутки его кожу покрывали разъемы, точно такие же, как у Коррелана и Риара. Это были интерфейсы, позволявшие космическим десантникам подключаться к силовым доспехам. Но мальчик в баке так и не получил Императорской Защиты, того, что другие ордены называли черным панцирем; мембраны, которая покрывала кости космического десантника и обеспечивала полной связью с силовыми доспехами.

Мальчик в баке был неполным. Несовершенным. По справедливости его следовало расценивать как провал. Но Риару мальчик казался чем-то совершенно иным. Он — их будущее. Он воплощал в себе все то, над чем они упорно трудились последние месяцы.

Его все еще человеческие глаза были закрыты. Хотя он давно получил Зоркого Спящего, позволявшего одной части мозга отдыхать, пока вторая бодрствовала, старые привычки отмирали с трудом. Возможно, подумал апотекарий, разглядывая юношу в баке, ему становилось во сне легче. Риар покачал головой, пересек комнату и положил руку на армаплас, который отделял его от Возрожденного. С губ слетело единственное слово:

— Волькер.

Услышав свое имя, мальчик открыл глаза и встретился взглядом с Риаром. Слабая улыбка оживила его лицо. Не в состоянии шевельнуться, он приветственно склонил голову. Его голос зазвучал из решетки громкоговорителя, встроенной в фронтальную часть бака.

— Апотекарий, — голос зазвучал со слабым намеком на искусственность, когда аугментические имплантаты в горле воспроизводили звуки. Они не могли скрыть мягкого звучания его голоса и легкого акцента, который у него еще оставался. — Сегодня утром вы пришли позже обычного.

Из-за жидкости его слова казались булькающими, но, впрочем, были понятны.

— У нас был разговор с капитаном. — Не тратя дальнейшего времени на пустую болтовню, апотекарий приготовился считать с ауспика жизненные показатели Волькера, в то время как Коррелан приступил к обременительной задаче по осушению бака, чтобы открыть прозрачную трубу.

Возрожденный являлся величайшим технологическим проектом Серебряных Черепов и самым радикальным улучшением рода Адептус Астартес. Здесь, в специально разработанном баке, находилось будущее флота. Здесь, в баке, плавало чудо технологии, подобного которому Серебряным Черепам еще не приходилось видеть. Здесь был конечный продукт единения человека и машины.

Здесь был Волькер Страуб.

Волькера Страуба считали одним из самых многообещающих неофитов. Необычайно харизматичный и талантливый атлет, он также был прирожденным лидером. С того самого момента, когда Волькера забрали из племени и увезли в крепость-монастырь на Варсавии, всякий человек, которого касался его пламенный дух, не сомневался в героическом будущем Волькера. Он стал чемпионом своей группы, ни разу не проиграв в рукопашной или бою на мечах. Волькер был умным, знал, когда следует говорить, а когда помалкивать, поэтому без труда хорошо зарекомендовал себя среди других неофитов и, что еще важнее, в глазах старших.

Имплантации в процессе преобразования проходили хорошо. Все в Волькере Страубе, начиная от безупречного организма и заканчивая храбростью и интеллектом, впечатляло членов ордена. Он был абсолютным фаворитом капитана Сеферы. Закаленный боями глава рекрутов отправлял отчет за отчетом, рекомендуя принять Волькера в ряды скаутов десятой роты, и лично советовал как можно раньше поручить Волькеру командование. Поддержка всеми доступными способами юноше была обеспечена.

«Этот неофит исключительный, — писал он. — Волькер — всеобщий любимец, думает быстрее и логичнее, чем многие его собратья, и я не сомневаюсь, что Волькера Страуба ждет великое будущее».

Но при всем этом Волькер никогда не забывал, кем — или чем — он был. Неофит ордена Серебряных Черепов. Его верность как ордену — своим братьям по оружию, — так и Империуму не подлежала сомнению. Он был назначен к сержанту Ателлусу из десятой роты, где проявил себя с наилучшей стороны. К задачам повышенной сложности он приступал с неизменной решимостью.

А затем за два дня до операции по вживлению прогеноидной железы вмешался Прогностикатум.

Никто не оспаривал то, что именно Прогностикатум управлял орденом Серебряных Черепов. Он состоял из так называемых прогностикаров, которые одновременно являлись и капелланами, и библиариями. Это были чемпионы ордена, герои и сама сущность Серебряных Черепов.

В это элитное подразделение входили психически одаренные боевые братья, которым на поле боя не было равных. По большей части это были псайкеры, чьи способности разнились от эзотерического предсказания и предвидения, критически важных для существования ордена, и до более разрушительных по своей природе.

Принятие наиболее важных для ордена решений в итоге ложилось на Прогностикатум и совет, в котором главенствовал Ваширо, главный прогностикар. Все, что подразумевало выбор, от которого зависела судьба ордена, не решалось без ритуалов прорицания. Каждый рекрут наряду с изматывающими физическими тренировками и гипнодоктринацией должен был пройти вместе с прогностикаром предсказание своего будущего пути. Традиционно это происходило до вживления прогеноидной железы. Наиболее священный из всех имплантатов, Священная Квинтэссенция была вершиной генетических достижений.

В отличие от многих других орденов Серебряные Черепа не знали о своем происхождении. Имя прародителя, примарха, на основе генетического материала которого создали шаблон для ордена, осталось неизвестным, все записи об этом были давным-давно утеряны. Несколько веков назад апотекарии провели бессчетные генетические тесты и выдвинули предположение, что наиболее вероятными их предками были Ультрамарины. Но для Серебряных Черепов это не имело значения. Они жили и, невзирая на невзгоды, побеждали. Четыре года назад Волькер стоял на пороге великого будущего уже в качестве полноправного боевого брата. Но затем предсказание отняло у него все.

Неужели прошло четыре года? Риар помнил распоряжение, пришедшее из Прогностикатума. Волькер Страуб не мог получить прогеноидную железу, которая приведет его к возвышению. Это было самое неприятное послание, которое апотекарию когда-либо присылал Прогностикатум.

Когда ему отказали в том, к чему он так долго стремился, Волькер испросил у Ваширо разрешения предпринять Долгий Патруль. Это была часть последнего этапа инициации рекрута, неофитов отправляли в дикую глушь варсавийской тундры с одним только ножом для самозащиты. Те, кто выживал, оставались в ордене и становились боевыми братьями. Те же, кто погибал, навеки оставались в памяти живых. Только самые достойные для последнего этапа процесса могли отправиться в Долгий Патруль. Но, по словам Волькера, это было лучше, чем стать сервом.

И вновь его ждал отказ.

Ваширо объяснил, что ему не суждено стать боевым братом. Шестнадцатилетний парень, прошедший тяжелейшие испытания, чтобы дойти до этого этапа, чувствовал опустошение. Поэтому ему ничего не оставалось, кроме как продолжать тренироваться.

Волькер был подавлен. Он обратился за советом к прогностикару рекрутов, чтобы узнать будущее. Тот смог мимолетно узреть лишь то, что будущее Волькера разительно отличалось от того пути, по которому прошли многие воины до него. Ему стало несколько легче при мысли, что увиденное Взором Императора происходило не просто так — и его все же ждало величие.

Спустя почти четыре года Дэрис Аррун обратился в Прогностикатум, и судьбы капитана и Волькера Страуба неразрывно сплелись. Юноша с радостью отправился вместе с Арруном.

Так он оказался здесь, пожертвовав во имя прогресса конечностями, свободой и данными ему от рождения правами.

— Еще три дня, — с полнейшей уверенностью в голосе сказал Риар. Коррелан лишь согласно кивнул. Капитан Аррун, который только что зашел в зал, мимолетно улыбнулся.

Слова апотекария показались ему удивительными, но и удовлетворительными также. В последние недели всякий раз, когда капитан интересовался, когда же проект «Возрожденный» перейдет на начальную стадию тестирования, толком ему ответить никто не мог. Единым только было мнение, что если Волькера подключить слишком рано, это может закончиться гибелью — как самого Возрожденного, так и «Грозного серебра» вместе со всей его командой.

— Проект «Возрожденный» подарит нашему флоту совершенно новые возможности, — сказал Аррун, не сумев скрыть гордости в голосе, когда оглядел присутствующих.

Пусть капитан и не приветствовал того, что здесь происходило, но он очень гордился своей командой. Вся злость, которую он испытывал по отношению к беспрецедентным приказам Аргентия, тут же отошла на второй план при известиях, что проект достиг финальной стадии.

— Вот что я вам скажу, братья мои. Если все пойдет по плану, лорд-командующий Аргентий будет только рад нашим успехам. Он будет рад за всех нас.

Он повернулся и посмотрел на спящего Волькера, который опять вернулся в состояние полустазиса.

— Попомните мои слова. Так или иначе, нас запомнят. Но к худу или к добру, время покажет. И тем не менее… — повторив жест Пиара, Аррун положил руку на армапласовый бак. — Нас запомнят.

 

Глава третья

ВТОРЖЕНИЕ

Они бесшумно крались среди звезд, словно акулы в океане, рыщущие в поисках добычи. Если бы не кратковременные запуски двигателей для корректировки курса, пару кораблей можно было бы легко счесть брошенными. Но всплески активности на них говорили об обратном.

Не было похоже, что корабли шли с дружественными намерениями, как, впрочем, и с враждебными. Ничего, за исключением ощутимой ауры угрозы в том, как они двигались. Корабли маневрировали в идеальной гармонии, в поразительном, смертоносном проявлении межзвездной синхронности.

Они двигались как одно целое, медленно преодолевая расстояние, которое отделяло их от Гильдара Секундус. Хищники никуда не спешили. В этом не было необходимости, так как на их стороне были время и хитрость.

Они подбирались ближе.

Еще ближе.

Все шло просто отлично.

В течение двух дней в Гильдарскую систему не пытались провезти чего-либо запретного. «Бескрайний горизонт», теперь уже со все осознавшим Лукой Абрамовым, разгрузился и был сопровожден за пределы системы. Капитан «Бескрайнего горизонта» искренне пообещал более не повторять подобных выходок. Другие торговые суда прибывали и уходили, и «Грозному серебру» не доводилось покидать геостационарную орбиту. Апотекарий Риар и Коррелан были этому только рады. Спокойная обстановка на подобном распутье играла им только на руку. Пока корабль находился на орбите, они могли расходовать на нужды проекта большее количество энергии без ущерба остальным системам.

Теперь Риар это понимал. Последние два дня он с Корреланом работал не покладая рук. Технодесантник безвылазно сидел в мастерской, все больше утопая в многочисленных чертежах и планах, над которыми он трудился месяцами. На этом этапе одна-единственная ошибка могла привести к катастрофе. Его настроение стремительно ухудшалось, и в конечном итоге он остался лишь в компании своего оборудования и помогающих ему сервиторов. К счастью, подумалось Риару, бездумные автоматы не испытывали эмоций и никак не реагировали на ехидство технодесантника. В противном случае от них за считаные минуты остались бы лишь обломки.

В свою очередь апотекарий Серебряных Черепов проводил много времени с Волькером, чтобы убедиться в его готовности телом и разумом отдаться новой роли. Его поглощало, захватывало удовлетворение от искусности изготовленных им аугментических улучшений. Замененные конечности были своеобразной практикой, благодаря которой Волькер смог бы приспособиться к своему новому телу, напичканному техникой. Именно по этой причине вообще решили ампутировать ему руки и ноги.

Они заменили конечности вовсе не из альтруистических побуждений. Управление аугментикой тренировало спящие участки мозга Волькера, что требовалось для вживления нейронной сети. Проект «Возрожденный» и сам долгое время пробыл в замороженном состоянии. Бывший магистр флота представил свой проект Прогностикатуму более четырехсот лет назад. В его голове роилось множество предложений и концепций, необходимых для достижения цели. Он даже подал предварительные чертежи, тщательно выведенные собственной рукой.

Ему отказали.

— Время еще не наступило, — сказал тогда Ваширо на совещании внутреннего круга. — Мы видим достоинства в этой идее, но, пока не будут явлены необходимые знамения, мы не сможем поддержать тебя.

Поэтому о проекте «Возрожденный» на долгое время забыли. С обретением титула магистра флота пришло и понимание того, что им могут поручить руководство по созданию прототипа. Реакция Дэриса Арруна на то, что вся ответственность может свалиться на его плечи, была не слишком радостной. Традиционалист до мозга костей, Аррун считал создание Возрожденного отвратительной попыткой Серебряных Черепов нарушить статус-кво. Он подчинился лишь чувству долга, а не потому, что у него был выбор. Капитан собрал максимально хорошую команду. Таким образом, Коррелан взял на себя техническую часть работы, в то время как на Риара легла ответственность за биологическую.

Куда бы ни направился Волькер, даже сюда, на тренировочные уровни, за ним всегда следовала небольшая свита техножрецов, тихими и неразборчивыми голосами шептавшая литании благословления тому, кого они называли Великим Удостоенным. Риар отказался от сопровождения всех тех, кто работал в главном зале, но с огромной неохотой ему пришлось согласиться на группу из четырех адептов.

Апотекарий пристально следил за Волькером, пока юноша занимался ежедневными упражнениями в полумраке тренировочных клетей. Освещение здесь намеренно оставили тусклым, встроенные в стены люмоканделябры давали лишь слабый, подрагивающий свет. Серебряные Черепа предпочитали проводить тренировки при различных уровнях освещенности. Подобная практика как нельзя лучше готовила их к бою в различных условиях и помогала развивать усиленное зрение.

Волькеру не нужно было беспокоиться о своей защите еще долгое время, но Риар прекрасно понимал, что упражнения отгоняли депрессию, в которую мог впасть юноша, находись он все время в баке.

Во время физических тренировок Волькер пользовался всеми возможностями своего мозга. Также это означало, что парень был более самостоятелен, чем если бы его ввели в искусственную кому и он подвергался бы постоянным обследованиям. Таким образом, мальчик хотя бы на время мог забыть о проекте, который в конечном итоге поглотил все, кем он когда-то был.

Тусклый свет отбрасывал на стены тренировочного уровня резкие тени сражающихся гигантов. Наряду с Волькером здесь проводили тренировку и несколько других Серебряных Черепов, которые на расстоянии казались лишь едва различимыми силуэтами. Но Риар узнал их всех с первого же взгляда. Он был старшим апотекарием четвертой роты, и все воины проходили через его руки. Звон скрещивающихся клинков разносился по всему внутреннему зиккурату «Грозного серебра».

Риар наблюдал за Волькером из-под прикрытых век, благодаря навыкам апотекария он просчитывал эффект от упражнений юноши в тренировочной клети. Волькер отлично справлялся со своими аугментическими имплантатами и полностью их контролировал. Поначалу это давалось ему непросто. Волькер так и не получил Защиты Императора и силовых доспехов, поэтому взаимодействие с техникой на уровне, необходимом для проекта «Возрожденный», всегда представляло для него настоящее испытание. Но к этой проблеме Волькер сумел приспособиться с легкостью и достаточной ловкостью.

Обнаженный выше пояса, в закрывающих искусственные ноги легких штанах, Волькер сражался с умением и мастерством, сравнимыми с любым из боевых братьев. На его спине бугрились мышцы, когда он отбрасывал механического противника и с задором и энергией валил на пол тренировочного сервитора. Учитывая то, что большую часть времени он неподвижно проводил в баке жизнеобеспечения, Волькер радовался любой возможности выйти из заточения, пусть даже всего на пару часов.

Спустя несколько коротких недель он навсегда утратит возможность свободно передвигаться. После присоединения он станет единым целым с «Грозным серебром». В такой судьбе было что-то печальное, даже немного страшное, но мальчик никогда не пытался избежать ее. Прогностикары предсказали его будущее, как это решил сам Император. Ни один верный житель Империума Человечества никогда бы не отказался от такой чести. Волькер больше скорбел о том, что его не приняли в ряды Адептус Астартес, а не по поводу своей жертвы. Даже утратив руки и ноги ради аугментики, которая будет соединять его с корабельными системами, Волькер оставался решительным и уверенным в себе и с надеждой смотрел в будущее.

Апотекарий гордился успехом, которого добился во время своего пребывания с четвертой ротой. Почти двести лет его роль сводилась к тому, чтобы уменьшать страдания смертельно раненных братьев, быстро и без лишних страданий отправляя их в руки Императора. Он изымал наследие ордена из тел павших, чтобы будущие поколения смогли занять место ушедших боевых братьев.

Конечно, ему требовалось чем-то отвлечься, ведь он глубоко переживал потерю каждого боевого брата. Его татуировки чести были простыми и отражали саму душу Риара. Они перечисляли имена всех воинов Серебряных Черепов, чьи священные квинтэссенции он изъял при помощи редуктора. О них не забудут, нет. Но теперь, благодаря работе над Волькером, ему дали возможность взращивать и созидать.

Его кровный брат, прогностикар Хэрей, когда-то мог видеть ауры. Давно отошедший в чертоги мертвых, псайкер всегда утверждал, что у Риара аура защитника.

— Щит Императора, — такими были его слова.

С момента его гибели минуло пятьдесят лет.

Неужели прошло столько времени?

Риар редко когда чувствовал груз прожитых лет, но, когда это все же происходило, становился подавленным. Печальная и бесславная кончина брата, разорванного на куски обезумевшими от крови орками, преисполнила его боевой яростью. Риар убил десятки зеленокожих, прежде чем его остановил едва не ставший смертельным выстрел в грудь. И даже тогда угасающий гнев помог ему прицелиться из болт-пистолета и прикончить ксеноса. Риара остановило лишь то, что тело перестало повиноваться и он потерял сознание.

Апотекарий Мал лично наблюдал за восстановлением своего подчиненного. Это была честь, которой на памяти Риара больше не удостаивался никто. Главный апотекарий Серебряных Черепов гордился и интересовался всеми, кто следовал зову сердца, и этот моральный принцип Риар, сам того не осознавая, перенес теперь на юношей, служивших под его руководством. Апотекария уважали и чтили не только в четвертой роте, но и во всем ордене за прямодушие и, конечно же, за легендарное бесстрашие перед лицом орков — историю о его подвиге продолжали пересказывать вновь и вновь.

После кратковременной вспышки воспоминаний его охватила меланхолия. Вздрогнув, Риар отогнал мысли о прошлом, медленно пригладил заплетенную седую бороду и подумал о том, что на его глазах воплощается будущее, которое сейчас виртуозно сражается в тренировочной клети.

Из теней за Волькером Страубом следил еще один человек. Он не лучился гордостью. Это было грязное худощавое существо, которое знало, что переступило границы своей удачливости, появившись в такой близости от тренировочных палуб. Но до него доходило столько слухов об этом Возрожденном, что он отважился взглянуть на него своими глазами.

Юноша, который вел «Грозное серебро» через варп, был забран Серебряными Черепами из мира-улья, где ему ежедневно приходилось сражаться за выживание. Рожденный во впавшей в немилость семье Навис Нобилите, он был отдан родителями на службу Империуму, чтобы хоть немного восстановить былое влияние. Они продали его, словно вещь, и ему до сих пор с трудом удавалось мириться с таким оскорблением.

Его звали Иеремия, и он завидовал. Он завидовал мускулистому, здоровому юноше, который сражался сейчас в тренировочной клети. Завидовал посягательству на то единственное, что он считал принадлежащим ему одному. «Грозное серебро» был кораблем Иеремии. По крайней мере, так он считал.

Именно Иеремия успокаивал его встревоженную душу, когда они путешествовали по варпу. Он приложил все усилия для того, чтобы корабль принял его, хотя не был уверен в конечном результате.

Он наблюдал, накручивая на палец ломкие волосы. Его взгляд уперся в Волькера, а затем быстро переметнулся на космического десантника неподалеку. Он знал Риара. Апотекарий был одним из немногих, кто хотя бы удосуживался изображать дружелюбие. Иеремия закрывался от любых попыток сблизиться, не доверяя гигантам, к которым он попал в услужение. И хотя он многое знал об Ангелах Императора, навигатор не мог избавиться от навязчивого чувства, будто Серебряные Черепа совершали сейчас ошибку.

Несмотря на все свои недостатки и отсутствие личной гигиены, навигатор не был глуп. Он слушал разговоры сервов о проекте и собрал достаточно сведений. Узнал, что среди команды — как Адептус Астартес, так и людей — начались жаркие споры: был ли Возрожденный хорошей идеей или нет.

Его острые маленькие глазки нервно метнулись на Риара, когда тот поднялся на ноги и направился к нему. Он отступил назад, желая слиться с тенями. Апотекарий заметил его взгляд и слегка покачал головой с улыбкой на губах.

— Выходи, Иеремия. — Когда навигатор не шевельнулся, Риар немного смягчил тон: — Я не злюсь на тебя.

Он мог убежать, запереться в личных покоях, где немногие осмеливались тревожить его. Но повелительные нотки в голосе Риара внушали повиновение. Иеремия вышел из сумрака. В мигающем свете люмоканделябров и люмополос он предстал во всем своем жалком образе. Он едва доставал апотекарию до пояса, и все же старался держаться выше. Навигатор ждал неизбежного выговора. В свои двадцать или двадцать один он был из тех долговязых юношей, которые словно состояли из одних только конечностей. Волосы цвета меди свисали жидкими немытыми космами вокруг бледного лица с всклокоченной и неухоженной козлиной бородкой. Водянистые глаза глядели на апотекария с удивительной смесью благоговения и непокорства. Его третий глаз был скрыт грязным шелковым шарфом, обвязанным вокруг головы.

— Я рад, что ты здесь, — сказал апотекарий, чем сбил Иеремию с толку. Такого он явно не ждал.

— Вы… рады?

— Конечно. Я бы хотел, чтобы ты кое с кем познакомился.

Иеремия прищурился и слегка отодвинулся, чтобы взглянуть мимо ноги Риара на Волькера.

— А что, если я не хочу знакомиться с ним? — сказал он, немного заикаясь, хотя в этом скорее была виновна обеспокоенность, а не дефект речи.

— Могу предположить, что ты пришел сюда именно для того, чтобы самому посмотреть на того, о ком ходит столько разговоров. Да, я все вижу, навигатор.

Последние слова апотекарий добавил, когда заметил виноватое лицо навигатора.

— Позволь мне объяснить, чего мы пытаемся достичь.

В самых простых словах Риар кратко описал сущность проекта «Возрожденный». Чем дольше апотекарий говорил, тем больше каменело лицо юноши. Риар ощутил волну раздражения, догадываясь, что неряшливый юноша пропускает мимо ушей важные подробности и слышит лишь то, что хочет услышать. Когда апотекарий закончил, опустилась тишина, нарушаемая только тяжелым дыханием Волькера.

Иеремия пару раз моргнул и принялся встревоженно покусывать губу.

— У меня уходит немало времени на то, чтобы успокоить корабль, — сказал он, и в его глазах блеснуло чувство собственника. — Стараюсь не думать о вмешательстве кого-то еще. — Иеремия поднял глаза.

Интересно, что же он такого успел подслушать у офицеров?

— Разрешите говорить свободно, мой лорд?

— Всегда, Иеремия. На борту «Грозного серебра» честность приветствуется.

Иеремия глубоко вздохнул.

— Я считаю, вы все с ума сошли, — признался он.

— Понятно. — Наступила тишина, а потом Риар заговорил снова. Будь Иеремия действительно таким умным, каким он себя считал, то уловил бы резкость в голосе Риара. — Ты можешь обосновать столь занимательную точку зрения?

Выражение апотекария не изменилось, поэтому Иеремия отважился продолжить:

— Да. То, что вы собираетесь сделать, кажется мне опасным. Что если он… — Навигатор махнул рукой в сторону Волькера. — Что если он не справится с кораблем? «Серебро» убьет непрофессионала.

— У Волькера отличные навыки.

— Вам ведь не приходилось касаться машинного духа в сердце корабля? Этому нельзя научить или натренироваться. Вы просто умеете. Или не умеете.

— Наши прогностикары заявили, что этот юноша — идеальный выбор. Ты осмеливаешься не соглашаться с величайшими предсказаниями, которые ниспослал нашему ордену сам Император?

— Ничего я не считаю, — бросил в ответ Иеремия, угрюмо скрестив руки на груди. — Я просто говорю открыто. Вы ведь сами разрешили. Но если вам неинтересны мои слова, то я просто заткнусь.

Риар внутренне вздохнул. С Иеремией всегда было непросто. Апотекарий выдавил из себя улыбку, хотя после того, как навигатор нанес прямое оскорбление ордену, ему с трудом удалось сдержаться и не раздавить мелкого червя.

— Нет… нет, Иеремия, прости меня. В твоих словах есть доля истины. Возможно, когда придет время, ты предложишь свою помощь. Мы бы оценили это.

— Возможно, — высокомерно фыркнул навигатор. — Я подумаю.

С этими словами сухопарый юноша развернулся и чинно покинул тренировочные палубы, как будто он был их хозяином. Наверное, подумалось Риару, в какой-то мере он действительно был их хозяином.

Слова навигатора встревожили апотекария куда сильнее, чем ему хотелось бы признавать. Не в первый раз Риару приходилось слышать, будто то, над чем трудились Серебряные Черепа, граничило с безумием. Неужели это так? Неужели они настолько сбились с истинного пути? Неужели они так далеко отступили от Кодекса Астартес, что даже другие космические десантники думают так же?

Два корабля продолжали идти проложенным курсом к Гильдару Секундус. Через пару минут их смогут обнаружить авгуры дальнего действия, но пока они оставались незамеченными. Зараженная варпом технология, которая использовалась на борту кораблей, позволила полностью просканировать «Грозное серебро». Информация поступала, обрабатывалась и передавалась далее тем, кто ее запрашивал. За считаные секунды все тайны оказывались как на ладони, чем так гордился капитан Дэрис Аррун.

Они замерли, ожидая приказа от своих командиров. Если поспешат, весь план пойдет насмарку. Время. Все дело в идеально рассчитанном времени.

Выжидали бесконечно долгие минуты, готовые ударить или отступить, в зависимости от приказа. Продвигаться дальше означало выйти за пределы действия вокс-передатчиков, через которые им отдают приказы. На установку передатчиков ушло немало времени, и все они казались достаточно безвредными, чтобы не вызвать подозрений. Империум всегда стремился улучшить качество связи, особенно в зонах, подобной этой, где помехи сигнала были частым явлением.

Несколько рабочих в герметичных костюмах, работающих на отдаленной луне, ни с кем особо не переговаривались.

Наконец искаженный, неровный голос одновременно передал на оба корабля сообщение.

Всего одно слово.

— Атаковать.

Включив двигатели, корабли типа «Язычник» пошли на финальное сближение.

Мостик «Грозного серебра» был охвачен настоящим вихрем деятельности. Многочисленные техножрецы освящали кафедры управления, готовясь к прибытию Возрожденного, их напевы заглушали все остальные звуки. Словно отовсюду доносился гул далеких двигателей.

Над всеми присутствующими витал дух оптимизма. После долгих месяцев ожидания проект наконец близился к завершению, и удовлетворение капитана Арруна не могло не передаться другим, за исключением сервиторов, которые суетились в обычном темпе. Сервы ордена, исполнявшие свои обязанности на борту «Грозного серебра», также были в приподнятом настроении.

Обычно Аррун находил односложные напевы техножрецов невыносимыми и старался убраться подальше с мостика всякий раз, когда адепты Марса начинали ежедневные проверки систем. Сегодня все было иначе. «Грозное серебро» скоро станет самым технологически и биологически продвинутым прорывом, который Серебряные Черепа совершали за века.

Орден обретет честь и славу, и, несмотря на личные сомнения и упущения Арруна, ничто не сможет этого у них отнять.

Корабли подошли еще ближе.

Теперь они оказались в пределах действия сенсоров. Если «Грозное серебро» заметит их, то быстро примет соответствующие меры. План действий на этот случай был отработан несчетное множество раз.

Гильдарская система скоро падет.

— Приближаются неопознанные корабли.

Слова были произнесены лишенным эмоций, монотонным голосом сервитора за сенсорной кафедрой, и они рассекли хорошее настроение Арруна с точностью и кровавой жестокостью цепного клинка. Капитан медленно поднялся с командного трона и сделал несколько шагов к возвышению, на котором стоял сервитор. Он повернул голову в сторону капитана и уставился на него ничего не выражающим взглядом.

— Неопознанные? Нет. Неприемлемо. Активировать все рабочие авгуры и немедленно проверить их назначение.

— Подчинение. — Сервитор отвернулся с шипением гидравлики. Техножрецы продолжали петь свои нескончаемые благословения, и Аррун с трудом подавил желание прогнать их всех с палубы. Он шагнул к молодому человеку, сидевшему за одной из панелей управления.

— Проверь все грузовые декларации и расписания. Определи, кто сегодня направляется в систему. Я сам только этим утром все проверил. Насчет прибытия или отбытия ничего не говорилось. Приготовься отправить корабль для инспекции. Нарушители ответят передо мной лично.

— Слушаюсь, капитан.

Аррун сжал кулаки, разозлившись на неожиданное вторжение. Эти глупцы скоро узнают, что не стоит переходить дорогу Серебряным Черепам. Они не первые, кто получает этот урок.

Раздалась еще пара щелчков, и сервитор доложил:

— Профиль соответствует конструкции корабля типа «Язычник». Принадлежность не идентифицируется.

— «Язычники»? — При этих словах волоски на шее Арруна встали дыбом. Некогда они были излюбленными боевыми кораблями Легионес Астартес, но больше ими не пользовались. Вся информация относительно их создания была давно утеряна, и ни в одном ордене Адептус Астартес и даже в имперском флоте не сохранилось ни одного образца. По крайней мере, так думал Аррун. «Язычники» давно стали легендами. Любой подобный корабль, который еще находился в рабочем состоянии, был подлинной реликвией времен Великой Ереси.

— Подтверждено. «Язычники». Они не отвечают ни на один из известных кодов вокс-частот. Не передают информацию подтверждения, — механически застрекотал он, повернувшись к другой панели. — Авгурные данные подтверждают идентификацию. Оба корабля обозначаются как рейдеры типа «Язычник». Недостаточно данных.

Рейдеры «Язычник». Эскортные корабли, которые нередко использовали легионы предателей из Адептус Астартес. Сервитор издал еще один стрекочущий звук, вычисляя расстояние.

— Они за пределами досягаемости орудий. Удерживают позиции за границами дальности огня.

— Умно, — пробормотал Аррун. — Очень умно.

Он пересек мостик и подошел к подрагивающей, нестабильной гололитической карте. Такая же, как и в стратегиуме, она отображала позиции флота, который находился сейчас в Разломе. Аррун обернулся к техножрецу, следившему за изображением.

— Улучшить качество.

Техножрец кивнул и, пробормотав молитву Омниссии, покрутил несколько циферблатов на пульте, который проецировал изображение. Карта резко сфокусировалась, и Аррун провел линию по нижнему участку карты. Отражение задрожало следом за движением его пальца, и техножрец украдкой бросил на капитана раздраженный взгляд, прежде чем снова взяться за циферблаты.

— Они вошли через границы Разлома, — произнес Аррун скорее себе самому, чем остальным, — и проскользнули во время паузы в авгурном сканировании. Кем бы они ни были, все спланировано заранее, — он повернулся к человеку, стоявшему рядом. — Мурен, возьми это на заметку и свяжись с одним из наших патрулей в той зоне.

— Да, капитан.

Аррун защелкал по небольшому пульту, его пальцы двигались с ловкой, плавной легкостью, перемещая мерцающее изображение «Ртути» туда, куда ему следовало направиться. Таким же образом он передвинул несколько других кораблей и нахмурился.

— Если возникнет необходимость, мы окажемся здесь единственным кораблем, и если они покинут свою текущую позицию…

Аррун сошел с возвышения и повернулся к оккулюсу. На таком расстоянии оба корабля казались не более чем пятнышками среди безбрежного моря звезд.

Если слова сервитора были верными, они столкнулись с кораблями типа «Язычник». Эти эскортные корабли славились тем, что их предпочитали использовать легионы, которые отвернулись от света Империума. Судя по отсутствию связи и враждебной манере передвижения, они, скорее всего, предателям и принадлежат. В этом не оставалось сомнений. Всех сведений в совокупности вполне хватало для принятия решения.

Аррун еще сильнее свел брови, ощутив, как в нем поднимается волна ненависти. Но холодное, острое неприятие подавило мимолетную вспышку гнева, и он принялся быстро отдавать приказания. Каждой его громогласной команде подчинялись без вопросов и колебаний. Дэрис Аррун командовал отличным кораблем и опытной командой, космическими десантниками, людьми и сервиторами, которые тут же спешили исполнить его волю. В один миг назойливые песнопения техножрецов заглушил поднявшийся шум.

— Вражеские корабли ускоряются. Авгуры сообщают о перепадах энергии на их передних лэнсах.

— Разворачивайте нас. Встретим их лицом к лицу. Прогнать конструкцию кораблей через когитатор. Найти все их слабые места. Кем бы они ни были — они здесь незваные гости. Я не потерплю нарушителей в своей системе. — Аррун сжал кулак. — Предупредить орудийные палубы. Зарядить все орудия. Привести в боевую готовность передние батареи и приготовиться открыть огонь по моей команде. — Капитан сделал короткую паузу. — Так, на всякий случай.

— Цели продолжают увеличивать скорость, но они больше не идут прямым курсом. Он все еще за пределами огневого поражения.

— Говорит капитан. Внимание всем. Сходим с геостационарной орбиты. Мы…

— Капитан Аррун? — спросил прогностикар, который стоял возле него. Аррун резко обернулся. Прогностикар передвигался так тихо, что он даже его не заметил. — Что вы делаете?

— Они не хотят сближаться с нами, прогностикар. Поэтому я навяжу им бой. Я не потерплю, чтобы эти предатели продолжали насмехаться над нами.

Прогностикар взглянул на обзорный экран. Корабли приближались. Бранд следил за экраном, как будто его психические способности каким-то образом могли пронзить окружавшую их утробу из пластали и армапласта. Арруну не раз приходилось видеть, на что способен его псайкер-советник, и он не оценил бы высоко шансы кораблей, находись они чуточку ближе. На миг глаза Бранда полыхнули горячечным блеском.

— Тебе следует быть осторожным, — прошептал он. — Очертания будущего неясны мне. Нужно истолковать знамения.

— Понял тебя, прогностикар. — На миг Аррун почувствовал неуверенность после слов Бранда. Он с трудом понимал связь прогностикара с Императорской волей, но не мог позволить этим отбросам и дальше действовать безнаказанно. Капитан колебался недолго. Согласно протоколу прогностикару следовало провести предсказание, дабы узнать наставление Императора.

Дэрис Аррун обладал не только прозорливостью и блестящим стратегическим мышлением, но также и невероятной самоуверенностью. Сейчас у него не было желания придерживаться каких-либо протоколов. Он сделал глубокий вдох и бросил на Бранда странный взгляд, в котором читалось нечто вроде извинения и вызова.

— У нас нет времени, прогностикар. Тебе придется положиться на мое суждение.

Если Бранд и был шокирован подобным небрежением к важнейшей традиции Серебряных Черепов, то не подал виду. Вместо этого прогностикар развернулся и занял место справа от командного трона. Его бездонные зеленые глаза не выказывали никакой реакции на оскорбление, которое ему только что бросили в лицо.

— Приказы, капитан Аррун?

Понимая, что он только что совершил проступок и позже ему предстоит серьезный разговор, Аррун отвернулся от прогностикара и кивнул.

— Активировать щиты и зарядить носовые орудия. Операторы когитаторов, начать огневой расчет. — Он выдержал паузу. — Перенаправить энергию из модулей Возрожденного.

— Капитан, вы откладываете… — раздался по корабельному воксу резкий голос Коррелана, но Аррун проигнорировал его. — Да, капитан.

Считаные секунды спустя громадный ударный крейсер оставил орбиту Гильдара Секундус и двинулся в космос, с тяжеловесной величественностью сокращая расстояние, отделявшее его от «Язычников».

За прошедшую пару недель в Гильдарской системе наблюдалась значительная торговая активность. Приходило и отбывало множество грузовых судов, все без инцидентов и лишних вопросов. Обычно целью их прибытия был Гильдар Секундус, но регулярные поставки со всего Империума получали также и другие, меньшие миры. Ни на одной планете никто ни о чем не подозревал. Ни один из них не дал повода поднять тревогу. Все корабли, которые прибывали в систему, быстро завершали свои дела и немедленно покидали ее. Возможно, такая спешка была вызвана присутствием Серебряных Черепов, но, главное, это работало. Они приходили, заключали сделки и уходили.

При отбытии на судах было уже не так много членов экипажа, как прежде. Это также не вызывало подозрений. Люди постоянно приходили и уходили. Иногда проходящие мимо корабли привозили и забирали полки молодых мужчин и женщин к местам базирования Имперской Гвардии в других системах. Ничего необычного. Никто не обращал внимания, когда корабль прибывал с двумя сотнями людей на борту, а уходил уже со ста восьмьюдесятью.

Если бы Дэрис Аррун копнул глубже, выявленное ему бы не понравилось.

Он обнаружил бы на первый взгляд мелочи. Но они складывались в куда более значительную картину. Команда старателей, возвращавшихся в жилища Гильдара Секундус, бесследно исчезла. Местные офицеры докладывают о резком росте числа убийств, у которых не было явной причины или связи между собой. Сбои в работе оборудования, вызывающие остановку систем и отключение света. Не заслуживающие внимания события, которые регулярно происходят на имперских мирах. В этом не было ничего необычного. Но благодаря хитрости и длительному планированию обстановка на мирах Гильдарской системы начала постепенно ухудшаться.

Вокруг башни связи очистительного завода «Примус-Фи» завывал ветер. Он вздымал и разносил во все стороны бесконечную красную пыль, которая непрерывно барабанила по армпласовому окну, царапая и покрывая крошечными щербинками. Не то чтобы панель очень уж хорошо выполняла свое предназначение — во время бурь, подобных этой, она превращала все, что находилось по ту сторону, в темно-красный туман. Офицер Эветт вздрогнул от одной только мысли выйти в ревущую пылевую бурю, и нажал руну, закрывавшую бронированные створки. Внутренние люмополосы замигали, когда тяжелые плиты встали на место, и резкий скрежет бури тут же стих.

— Твоя очередь идти за рекафом, — ухмыльнулся он своему подчиненному, который со стоном откинулся на спинку кресла.

— Правда, моя очередь? Серьезно? Могу поклясться, что ваша, сэр. Я же захватил нам пару семенных плиток с пересылки, помните? — Он вопросительно поднял бровь и бросил на Эветта исполненный надежды взгляд — выходить в безжалостную бурю ему хотелось не больше, чем офицеру связи.

— Не-а, точно твоя. Я принес сигареты-лхо. Рекаф. Бегом. И не забудь хорошенько закрыть ту чертову переборку, а то мы еще пару дней будем выгребать песок из вентиляции. — Эветт завалился в кресло и взгромоздил ботинки на пульт, уверенный, что их не будут дергать, пока погода не улучшится.

— Отлично. Вот только не вините меня, если он будет холодным.

Эветт только лениво вытянул руку и указал на лестницу. Инженер опять застонал и поплелся в служебную комнату. Он натянул на себя климатический костюм, респиратор и визор. Вход в очистительный завод находился всего в паре сотен метров от башни связи, но если ему придется выйти, то делать это стоило в полной экипировке.

Небольшая казарма на первом этаже, где располагалось подразделение приписанного к башне ополчения, была практически пуста, солдаты отправились на одно из своих нескончаемых и неблагодарных патрулирований. Инженер сегодня им не завидовал.

— Выходишь? — спросил рядовой Бессин, сидевший на своей койке.

— Нет, Дееко. Мне просто нравится ходить в таком наряде. Ты зачем вообще спрашиваешь?

— Вот и чудненько, — хмыкнул солдат, никак не отреагировав на источающие сарказм слова. — Заодно прихвати мне палочек лхо.

Инженер закатил глаза и театрально поклонился.

— Желаете чего-либо еще, о великий лорд Империума?

— Ага, можно еще парочку танцовщиц. И, может, большую бутылку чего-то этакого.

— Амасек?

Солдат хрипло рассмеялся.

— Иди ты со своим амасеком! Империум ведь такой большой. Не можешь придумать меню поинтересней?

В ответ на короткий и грубый ответ инженера бездельничающий солдат опять расхохотался. В переборку, закрывающую выход из башни, с тихим свистом бил ветер, занося на порог клубы алой пыли. Их следовало вымести как можно скорее, пока они не забились в воздушные фильтры, но инженер точно не собирался заниматься этим утомительным занятием. Он подошел к панели доступа и нажал пару рун.

Секунду спустя тяжелый портал со скрежетом отъехал в сторону, и внутрь ворвался холодный ветер с пылью. Инженер, все еще несогласно бормоча себе под нос и опустив голову, вышел наружу. Он успел пройти всего пять шагов, как во что-то врезался.

Проход полностью загородил силуэт, словно вырезанный из кровавой тьмы. Он был слишком крупным, чтобы принадлежать кому-то из сотрудников, и инженер поднял голову. Его глаза, скрытые визором респиратора, округлились от ужаса. Массивное создание шевельнулось, в полоске света, идущего из двери, инженер заметил еле уловимый отблеск. Завороженный острейшей кромкой боевого ножа, инженер Шэфер рухнул на землю с перерезанным от уха до уха горлом. Едва он упал, как кровь стала хлестать из умело вскрытой раны.

Он умер быстро. Ему повезло.

— Цель по правому борту набирает атакующую скорость — его орудия заряжены.

Капитан Аррун занял свое место на командном троне. Он подался вперед, его нервы были на пределе, широкая спина сгорбилась от напряжения.

— Сосредоточить внимание на нем, но не терять из виду другой корабль.

— Он наводит орудия на нас, сэр.

Капитан ухмыльнулся.

— Как прелестно. Уверен, Коррелан и его команда с радостью воспользуются шансом разобрать этот корабль по винтику и вызнать все секреты. Энергия щитов?

— На шестьдесят восемь процентов, капитан. Это все, что мы можем выделить.

В конструкции «Грозного серебра» также имелись свои недостатки. Корабль был старым, но надежным. За те десятилетия, что его знал Аррун, он никогда не ходил в рейс в идеальном состоянии. На краткий миг капитан задумался об этом, прежде чем мостик опять погрузился в шум.

— Неприемлемо. Перенаправьте больше энергии с передних плазменных катушек.

— Подчинение.

— Орудия заряжаются.

— Подать мне главного астропата. Нужно отправить сообщение флоту.

— Подчинение.

— И не теряйте из виду корабль по левому борту. Продолжайте отслеживать его.

— Сбой авгуров! — Один из членов команды ритуально ударил по концу линзоскопа, с помощью которого следил за вторым «Язычником». Он выругался. — Мне нужен техножрец.

Адепт Марса принялся мягко, едва слышно напевать, подчеркивая творящийся на мостике шум. Благодаря многолетней практике Аррун легко отсеял сторонние звуки. Техножрец благословил окуляр газовой линзы и отступил назад. Серв, проверив работоспособность оборудования, удовлетворенно кивнул. Техножрец отправился дальше.

— «Язычник»-альфа заряжает орудия.

— Энергия щитов?

— Генераторы щитов задействованы на восемьдесят процентов, сэр.

Аррун затаил дыхание. Восьмидесяти процентов должно хватить. Это был имперский ударный крейсер, ситуация складывалась в их пользу, а корабль мог выдержать обстрел «Язычников» и остаться невредимым. Но Арруну прежде не раз приходилось видеть, как легко могут измениться обстоятельства.

— Чего это ничтожество добивается? — Прогностикар Бранд также подался в кресле. — Может, он отвлекает нас?

Вопрос был риторическим, но Аррун резко обернулся к советнику.

— Отвлекает от чего? — В словах сквозил холод, но тревога, которую он почувствовал после вопроса прогностикара, ничуть его не обрадовала.

— Брат-капитан, подумай о конечной цели. Он сделал свой ход, а ты ответил, покинув орбиту. — Бранд осторожно посмотрел на Арруна. — Думаешь, он сделал это намеренно? — Прогностикар встал, подошел к когитационным модулям и изучил данные.

— Возможно, есть что-то, что мы могли упустить?

— Я… я пока не анализировал данные, мой лорд… — Серв за панелью нервно взглянул на прогностикара. Его взгляд переметнулся на Арруна, а затем обратно, когда капитан поднялся с трона и присоединился к советнику. Лицо капитана исказилось от ярости.

— Что ты хочешь сказать, Бранд? — Оба гиганта возвышались над сервом, так что тот съежился. От крайнего напряжения, которое излучал воин напротив псайкера, всей остальной команде стало не по себе. Одного вызова в голосе Арруна было достаточно, чтобы серву отчаянно захотелось оказаться как можно дальше от них.

Но объяснения Бранда пришлось отложить на потом.

— «Язычник» по правому борту открыл огонь. Повторяю, по нам открыли лэнс-огонь! — раздались крики в поднявшемся гвалте.

— Команде — по местам стоять. — Мимолетная злость Арруна на прогностикара забылась в тот же миг, и несколькими шагами он пересек палубу, подойдя к орудийным модулям. — Ответный огонь, Мерон. Сотри этого ублюдка в порошок.

— Слушаюсь, сэр.

Рука Мерона легла на рунную клавиатуру системы орудийного огня, и «Грозное серебро» выстрелил из носовой пушки по «Язычнику».

Залп вражеского корабля остался едва замеченным, разве что ударный крейсер слабо вздрогнул. Пустотные щиты опасно затрещали и завибрировали. Аррун знал свой корабль достаточно хорошо и по дрожи определил, что большую часть урона удалось поглотить. «Язычнику» уже не выстрелить по ним во второй раз — выпущенный «Грозным серебром» заряд уничтожит его прежде, чем он повторит попытку.

— Попадание через три… две… одну.

Время словно застыло, когда на оккулюсе расцвела ярко-белая вспышка от взрыва плазменных двигателей «Язычника». Корабль разлетелся на металлические обломки, некоторые даже достигли ударного крейсера. Аррун со смешанным чувством следил за гибелью вражеского судна. Эти корабли, хоть и небольшие, все же были прочными, но ни один из них не смог бы сравниться с мощью Империума.

— Доклад. — Голос Арруна нарушил тишину. Он знал, какой последует ответ, но таково предписание протокола.

— Цель уничтожена. — Серв постучал по экрану, когда тот непокорно замерцал. — Подтверждено. Цель уничтожена.

— Что с кораблем по левому борту?

— Он дает задний ход, сэр. Отдать приказ о преследовании?

Аррун нерешительно повернулся к прогностикару. Бранд сел обратно в кресло и набросил на голову капюшон. Конечно, это была лишь игра на публику, добавлявшая псайкеру загадочности, в которой, впрочем, он едва ли нуждался. Прогностикар покачал головой. Движение было едва заметным, но Аррун понял, что оно значит.

— Нет, — сказал он. — Нет. Мы отпустим их. Судьба указала, что наша работа окончена. Я не верю, что они вернутся, увидев, на что мы способны.

Магистр флота задумчиво провел рукой по подбородку.

— Но, с другой стороны, мы не должны становиться самоуверенными. Я хочу, чтобы уровень безопасности подняли по всей Гильдарской системе. Пусть они пребывают в полной боевой готовности. Обеспечьте регулярные отчеты от старших офицеров связи со всех миров. Прикажите астропатам разослать приказы всему флоту в Гильдарском Разломе. Пусть остаются в полной боеготовности.

— Аррун прошелся по мостику, непрерывно отдавая приказы.

— Усилить бдительность экипажей всех кораблей в системе. Сообщить отбывающим грузовым судам, что здесь действуют рейдеры. Пусть будут наготове. И отправьте послание в родной мир. Проинформируйте лорда-командующего Аргентия, что с нашим возвращением придется повременить.

Капитан повернулся к Бранду.

— Эти предатели — яд, которому нельзя дать просочиться в систему. Мы с тобой можем расходиться в некоторых вопросах, но с этим, я уверен, ты согласишься.

В глаза Арруна горела ненависть. Капитан знал, что Бранд, как и сам он, считал предателей в рядах Адептус Астартес наихудшим злом.

— Мы изгоним их из системы, а те, кто будет бежать недостаточно быстро… — Он посмотрел в обзорный экран, и на его лице появилась мрачная улыбка. — Тогда последствия для них неотвратимы.

Он был дитя звезд, созданием кровопролития и славы. Некогда перерождение в воплощение войны определило его жизнь. Именно к этому он когда-то стремился и теперь олицетворял свою цель. Вынужденное бездействие казалось ему пыткой. Но повелитель приказал ему ждать, пока не наступит нужный момент. Тэмар служил под командованием своего повелителя достаточно долго и знал, что тот всегда получает то, чего хочет.

По крайней мере, он был не один. На этой всеми забытой скале с ним находилось еще несколько братьев, каждый из которых также страдал от праздности. До сих пор они прятались, держась вдали от заводов по очистке прометия, которые возвышались над многочисленными жилыми районами Гильдара Секундус. Они высадились на планете пару дней назад и пока не получили команду претворять план в жизнь.

— Что ты ищешь, брат? Здесь, в бесконечной тьме ночи?

Голос прозвучал у него за правым плечом, Тэмар обернулся на звук строгих слов и почти архаичного выговора. Он тут же склонил обритую голову в знак глубочайшего уважения.

— Я просто смотрю на звезды в ожидании знака, мой лорд.

— Ты сомневаешься, что наш повелитель даст нам знать, когда придет время? Терпение — это добродетель, Тэмар. Уж тебе бы следовало знать. Он не будет торопить свое творение, на создание которого ушло столько времени. Два дня не срок. Ради этого стоит подождать. Серебряные Черепа предсказуемы и глупы, рабы своего драгоценного порядка. Они целиком вверили себя клубку Судьбы. Верь в план нашего лидера. Ни на мгновение не сомневайся, что он заведет их прямиком к нам в руки.

Лорд-апотекарий Гарреон из Красных Корсаров улыбнулся. Улыбка получилась кровожадной, в ней не было ни намека на веселье. Гарреон был выше большинства своих братьев, но худощавым, он мог бы показаться даже тощим, не будь космическим десантником. Острые, угловатые скулы выступали на покрытом шрамами лице, самой запоминающейся особенностью которого были глаза. Бесстрастные, загадочного карего оттенка, радужки Гарреона были настолько темными, что сами зрачки едва выделялись. Волосы, подернутые сединой, которая намекала на преклонный возраст, рыжевато-коричневой гривой ниспадали на плечи. Его лицо было исполнено глубокой мудрости, но в Гарреоне ощущалась несомненная жестокость — во время разговора он то и дело дергал головой, словно птица. Всегда казалось, будто его слова звучат вопросительно, даже если он просто разговаривал. О его жестокости говорила и манера облизывать тонкие губы всякий раз, когда шел рассказ об очередном эксперименте. Один из многочисленных боевых шрамов искривил его губы в вечной ухмылке, что как нельзя кстати подходило ему. Тамару не раз приходилось видеть, как лорд-апотекарий кривится в раздумьях и ненасытном любопытстве, препарируя очередного подопытного. Он знал, насколько умен Гарреон. И не менее хорошо знал, насколько жестоким он мог быть.

Красные Корсары называли его Повелителем Трупов, но не потому, что он мог поднимать мертвецов, а за патологический интерес к биологии умирающих и покойников, обеспечивавших его драгоценным генетическим семенем. Как и многие апотекарий на протяжении всей истории Адептус Астартес, он полагал, что будущее их братства лежит в лучшем понимании человеческой генетики и ксенобиологии. Он регулярно проводил вскрытия как врагов, так и самих Красных Корсаров — и нередко, когда его подопытные были еще живы. Гарреон мог поддерживать в своих жертвах жизнь необыкновенно долго, постепенно превращая их в живых мертвецов, которые молили об избавлении, зная, что впереди их ждут вечные муки.

Тэмар вновь посмотрел в наполненные звездами небеса Гильдара Секундус. Зачастую планы Гурона Черное Сердце оставались для всех непонятными, но именно поэтому его и считали столь выдающимся. Безумным, это точно — но только если смотреть с определенной точки зрения.

— Лорд-апотекарий, если мне позволено спросить, что вызывает у вас такой интерес к этим заблудшим слабакам?

— Серебряные Черепа… хм-м. — Гарреон задумчиво провел длинным пальцем по подбородку. — В основном их псайкеры. Похоже, особое генетическое отклонение дарует им сверхъестественную способность видеть будущее. Остается проверить, настоящий ли этот дар предвидения: истинная связь с волей Императора или же искусное плутовство и обман… хотя, судя по всему, они либо хорошо осведомлены, либо исключительно удачливы.

Его губы скривились в улыбке. Тэмар, смотревший в небо, не заметил ее.

— А еще они вымирают. Их численность постоянно уменьшается. Они — всеми забытый, далекий орден Адептус Астартес. Ты ведь не помнишь Астральных Когтей, да, Тэмар? Ты не был одним из моих братьев, когда все безвозвратно изменилось?

Тэмар согласно буркнул. Он был не из Астральных Когтей. Когда-то, целую жизнь назад, он принадлежал к другому ордену. Но чем реже он думал о своем предательстве, тем меньше оно волновало его. Тэмар боролся и убивал на пути к тому, чтобы стать одним из чемпионов Черного Сердца. История свидетельствовала, что к этому званию не особо стремились — единственной его наградой была смерть, и Тэмар понимал это.

— Серебряные Черепа — стойкие воины. В бою они яростны и неукротимы. Думаю, они должны… — Гарреон замолчал, обдумывая, как лучше закончить предложение. — Думаю, приход к своего рода взаимопониманию между нами пойдет во благо обеим сторонам.

— Вы хотите обратить их на нашу сторону? — Тэмар наконец понял, к чему клонит апотекарий. Он оглянулся. — Вы считаете, есть хоть какой-то шанс, что они пойдут на подобное?

— Они высокомерные. Гордые. Да, думаю, такой шанс есть. — Гарреон также направил взор на звезды. — Он есть всегда. Запомни этих Серебряных Черепов, Тэмар. Ты и твои люди хотите нести смерть и разрушение. Но то же самое они хотят сделать с нами. Я прошу, чтобы ты попытался доставить мне нескольких живьем. Полагаю, они многому смогут нас научить.

— Как пожелаете, мой лорд.

Еще один корабль шел по эмпиреям, двигаясь точно назначенным курсом к намеченной цели.

Его личные покои всегда были скрыты в сумраке, их не освещала ни одна люмосфера. Он предпочитал проводить часы уединения в тенях и тьме.

Посланник — ковыляющий, уродливый раб по имени Лем, худой как соломинка, — стоял в кромешном мраке, стараясь унять дрожь. Его послали с хорошими новостями, но они все же потеряли корабль. Без сомнения, это вызовет неудовольствие повелителя.

В комнате царило безмолвие. Но это было напряженное безмолвие, затишье перед бурей. Дрожь перед тем, как из болт-пистолета вырывается разрывной снаряд. Спокойствие в воздухе перед ураганом. Раздражение его повелителя было тем, о чем не стоило даже думать.

Что-то прошелестело мимо щеки Лема, и он вздрогнул. Воображение. У него просто разыгралось воображение. Он закрыл глаза и попытался унять слабость в мочевом пузыре.

И постоянно этот звук. Ритмичный стук. Звон металла по камню. Раз… два… три… четыре. Раз… два… три… четыре. Лем никак не мог определить, что же это за звук, и поэтому находил его обескураживающим.

После долгих, мучительных мгновений он заставил себя открыть глаза. Едва сумел различить фигуру, сидящую напротив него, только огромные очертания во тьме, но теперь она пришла в движение. Звук скрежещущего керамита и жужжание сервоприводов с гидравликой подтвердили его подозрения. Его повелитель шевельнулся, и все же после сообщения последних известий так и не проронил ни слова, и Лем осторожно надеялся выбраться отсюда живым.

— Превосходно. Все идет именно так, как и должно. Наши силы наготове, все в порядке. Мы захватим этот корабль.

Голос повелителя походил на басовитое рычание хищника, он словно доносился сквозь металлические зубы, которые давно заменили естественные.

В этих нескольких словах Лем почувствовал угрозу. Он кивнул — хотя во тьме это было незаметно — и попятился к двери. Когда древние лязгающие механизмы открыли ее, в комнату из коридора проник луч света. Блики упали на невероятно огромные силовые когти лидера Красных Корсаров, которыми он барабанил по подлокотнику командного трона. Лем заметил отблеск острых зубов, словно рот повелителя оскалился в пародии на ухмылку.

Затем дверь опустилась обратно, и Гурон Черное Сердце остался один во тьме.

 

Глава четвертая

ТРОФЕИ

Его разум был открыт.

Прогностикар Бранд, закрыв глаза, сидел в личной оружейной, но каждое из его чувств находилось в полной готовности. Как любой член Прогностикатума, он считал медитацию необходимой для очистки разума от излишних эмоций и более свободного течения психических энергий. Многие из воинов ордена также практиковали этот метод с разной степенью успешности.

Бранд долгое время служил вместе с Дэрисом Арруном и знал, что они — полные противоположности. Там, где Аррун действовал непредсказуемо и безрассудно, Бранд проявил себя последовательным и сдержанным. В целом они отлично дополняли друг друга. Благодаря подобным различиям в характерах воины могли показать все самые лучшие свои качества. Но в этот раз горячность Арруна толкнула его за черту, проведенную Серебряными Черепами на песке столетия тому назад. Оскорбление, нанесенное прогностикару, было оскорблением самого их образа жизни.

Скоро он придет. Бранд знал, что придет. Он ощутил приближение капитана задолго до того, как тот подошел к двери. Сознание другого воина походило на точечку лучащегося света, которая двигалась по карте «Грозного серебра» в разуме прогностикара. В трех ярусах. Он уже близко.

Бранд внутренне вздохнул. Ранее, на мостике, он ощущал едва сдерживаемый гнев Арруна. Дикое чувство: как будто тысяча птиц без устали бьется в клетке, возведенной из железной воли капитана. Как и многие коренные варсавийцы, у Дэриса Арруна был горячий нрав. Но, в отличие от некоторых других воинов Серебряных Черепов, Аррун научился держать себя в узде.

Два яруса.

Прочесть мысли Арруна не составило труда. Его гнев испарился. Он все еще был вне себя, но ту первобытную ярость заменило иное, не столь звериное чувство. Нечто, чему Бранд не мог подобрать определения. Не находя нужного слова, он сравнил его с чередой других эмоций.

Стыд.

Сожаление.

Вина.

Бранд ощутил все это, когда капитан подошел к его комнате. Он разрешил ему войти еще до того, как Аррун успел попросить об этом. Прогностикар остался сидеть, скрестив ноги, в центре комнаты, спиной к своему гостю.

— Дэрис.

— Прогностикар.

За приветствием последовала продолжительная пауза. Бранд прошептал последние литании и восхваления, после чего медленно поднялся и повернулся к капитану. Для воина, который сталкивался в бою с бессчетными врагами, капитан четвертой роты казался явно нервничающим.

— Ты дрожишь, словно аспирант, Дэрис. — Несмотря на всю серьезность ситуации поведение капитана весьма позабавило Бранда. — Успокойся. Не утомляй меня.

Стоило Арруну открыть рот, как слова полились из него потоком, из-за чего он только сильнее стал походить на юнца.

— Прогностикар, я молю о прощении. То, как я говорил с тобой ранее…

— Тогда ты делал то, для чего был рожден. Это не важно. — Бранд махнул рукой. — Между нами нет вражды.

— Нет, прогностикар, нет. Это важно. — Аррун провел рукой по испещренной шрамами голове, и его взгляд встретился с взглядом Бранда. — Мы многие годы были боевыми братьями. Мы друзья.

— Да, — согласился прогностикар, пристально разглядывая Арруна. Он явно находился в расстроенных чувствах. Не в первый раз за последние месяцы Бранд задался вопросом, мог ли незадачливый магистр флота требовать от себя слишком многого. Даже у самых блистательных и лучших из них были свои пределы. Аррун приблизился к нему. — Да, мы друзья, брат.

— Я переступил границу этой дружбы. И проявил к тебе большое неуважение.

— Дэрис, забудь. Ты же здесь, и ты раскаиваешься. Я принимаю извинения. Это не важно.

— Это важно! — Аррун понимал, что говорит сейчас как необстрелянный аспирант, но для него это было действительно очень важно. Он замолчал и сделал глубокий вдох.

Прогностикар внутренне улыбнулся. Аррун всегда был таким. Скорым на гнев, но еще скорее на раскаяние. Бранд отступил, не желая продлевать мучения капитана дольше необходимого. Его роль сводилась не только к советам, но в соответствии со званием капеллана-библиария включала в себя также духовное наставничество. Не в каждой роте Серебряных Черепов имелся свой прогностикар — они действительно встречались крайне редко. Капелланы ордена были столь же ценны и уважаемы, но никто не оспаривал того, что именно прогностикары определяли судьбу Серебряных Черепов.

— Отлично, капитан Аррун. Раз это настолько важно и ты не можешь продолжать исполнение своих обязанностей, пусть будет по-твоему. Ты нарушил границу, существующую между Прогностикатумом и остальным орденом. Я знаю тебя достаточно хорошо, любое наказание, которое я могу назначить, и близко не будет столь же суровым, как то, что ты уже дал себе. — Прогностикар внимательно посмотрел на капитана. Они знали друг друга многие годы и, как уже сказал Аррун, были больше, чем боевыми братьями. Они были друзьями. — Я прощаю тебя, Дэрис. — Он положил руку на склоненную голову Арруна. — Теперь забудь о случившемся. Все в прошлом.

По телу Арруна прошла волна облегчения, как будто сдулся воздушный шар. Весь стресс и напряжение словно упали у него с плеч, и хотя капитан продолжал стоять навытяжку — обычная поза солдата, — он позволил себе немного расслабиться.

Те, кто представлял совет Прогностикатума, в ордене Серебряных Черепов почитались следом за самим лордом-командующим Аргентием. В прошлом людей предавали смерти и за меньшие проступки.

— Брат-капитан, пойдем со мной, — сказал Бранд, когда между ними воцарился мир. — Предлагаю тебе провести время в часовне и восстановить душевное равновесие.

Это было простое предложение, но Аррун быстро кивнул, с радостью приняв его.

Воины зашагали вровень друг с другом — один обритый и с мрачным лицом, другой с длинными волосами, ниспадающими на плечи. Выражение лица прогностикара было благожелательным, почти добрым. Но его изумрудные глаза оставались твердыми и бесстрастными. Он излучал невидимую ауру спокойствия, которая изгоняла тревоги Арруна, словно лекарственный бальзам. К тому времени, как они достигли часовни, все его былые опасения уже растаяли.

Часовня располагалась в самых глубинах мощного ударного крейсера. Это было место для умиротворенных раздумий и, как красочно выразился прогностикар, идеальное место, чтобы восстановить душевное равновесие. Одного лишь взгляда на каменную статую далекого Императора Человечества хватало, чтобы успокоить даже самых разгневанных из Серебряных Черепов. Его облик напоминал воинам о цели их жизни. Напоминал, что они сражались во имя Его и ради лучшего будущего всех людей.

Внутри находилось еще несколько боевых братьев, преклонивших колени в молитве. Сюда строго воспрещалось заходить простым членам команды, за исключением сервиторов, которые наводили порядок. Это было одно из немногих мест на «Грозном серебре», где космический десантник мог напомнить себе, кто он есть на самом деле. Это было святилище и убежище, Аррун искренне радовался его относительному спокойствию. Святость места нарушал лишь бесконечный гул корабельных двигателей и монотонное жужжание воздушных фильтров, но это были приятные, знакомые звуки.

Аррун остановился перед статуей Императора и коснулся левой щеки с вытатуированной на ней аквилой. Это была первая татуировка, которую он сделал, получив звание капитана, и хотя на его теле красовались многие другие символы почестей, больше всего он гордился именно аквилой.

Как положено, он нараспев произнес варсавийскую Молитву по усопшим — традиция Серебряных Черепов, которая досталась ордену от давно сгинувших шаманов Варсавии. Этот, казалось бы, бесконечный перечень имен он называл по памяти, в нем были все его братья, рядом с которыми ему приходилось сражаться. Как апотекарий Риар хранил имена павших воинов на своем теле, так капитан Аррун хранил их в разуме.

Таковых было много. Погибшие от рук врагов человечества за минувшие тысячелетия Серебряные Черепа. Из других рот. Воины, известные лишь по репутации, но с которыми он ни разу не встречался. В своих молитвах он вспоминал их всех.

Он говорил тихо из уважения к другим космическим десантникам, которые также пришли сюда помолиться. Но, дойдя до имен недавно погибших, Аррун с радостью услышал, как братья начали бормотать их имена в унисон с ним. Все они были отличными людьми. В груди капитана вспыхнула гордость за свою роту, воскресив утраченную целеустремленность.

Прочитав молитву, Аррун позволил себе такую редкую роскошь, как праздные размышления. Звук и ритм сердцебиения успокаивали его, он наслаждался пульсом жизни. Склонив голову, он опустился на колени перед бдительным взором Императора, и с губ капитана шепотом слетел девиз четвертой роты:

— Победу почитают. Поражение лишь помнят.

Слабый ветерок всколыхнул висевшее на стене ротное знамя. Аррун поднял голову. Бранд удалился в затемненную нишу в дальней стене часовни, где на возвышениях стояли многочисленные покрытые серебром черепа. Каждый из них был украшен табличкой с именем боевого брата, взявшего трофей, и датой победы. Традиция ордена собирать черепа грозных врагов была не просто хвастовством и гордыней. Она отражала силу и честь роты.

У четвертой роты было много подобных трофеев. Многие из них добыл сам капитан, принеся смерть их владельцам на кончиках излюбленных молниевых когтей. Кустодес круор, мастера ордена, затем покрывали черепа расплавленным серебром. Каждый трофей был настоящим произведением искусства, покрытый спиралями и завитками. На их поверхность наносились племенные отметки, нередко воссоздающие татуировки брата, который сразил врага, помечая трофей как собственность того племени, откуда воин родом. Каждый череп был символом чести для боевого брата. Каждый представлял собой еще одного поверженного врага.

С черепами связаны свои воспоминания. От массивного черепа вожака орков до узкой, удлиненной головы, к которой еще была прикреплена часть позвоночника. Некогда она принадлежала генокраду. Каждый трофей мог рассказать свою историю. В свободные от учений или очередной битвы минуты Серебряные Черепа часто собирались и рассказывали друг другу о былых победах. Одаренных актерским талантом рассказчиков слушали затаив дыхание, независимо от того, сколько раз история была рассказана до этого.

Поднявшись на ноги и отряхнув широкополую одежду, Аррун подошел к прогностикару. Бранд мрачно разглядывал один из черепов. На табличке было выгравировано его собственное имя. При приближении капитана он поднял взгляд, и на его лице появилась слабая улыбка.

— Дэрис, теперь твоя душа обрела равновесие, — заметил он. — В тебе постоянно борются гнев и самоконтроль. Временами этот недостаток сильно тебе мешает. Но ты вновь справился с приступом гнева. Превосходно.

— Да, прогностикар, иногда они не ладят. Я еще раз прошу прощения за свое поведение. Ему нет оправдания.

— Прекрати извиняться. — Бранд провел рукой по своему трофею. Череп принадлежал космическому десантнику Хаоса. Предатель из Альфа-Легиона, который много лет назад пытался проникнуть в орден Серебряных Черепов. Аррун знал, что Бранд испытывал особое презрение к изменникам, которые отвернулись от Императора и присягнули на верность Губительным Силам.

— Похоже, брат, не один я встревожен. — Аррун смерил прогностикара взглядом. — Хочешь поговорить об этом?

— Некое… чувство. Только и всего. Давно я не проводил время среди боевых трофеев. И все же я чувствую, как просыпаются воспоминания. С ними приходит смутное ощущение грядущего. Сложно описать это тому, кто не обладает Даром Императора. Тень, Дэрис. Размытая тень. Хаос идет. Возможно, да, возможно, и нет. Если не остается времени на ритуал предсказания, наверняка уверенным быть нельзя. Другие прогностикары…

Бранд замолчал. Другие прогностикары были моложе, проницательнее, крепче связаны с источниками психического предсказания, нежели он. Он знал, что не входил в число фаворитов Императора. Его способности были… адекватными. Не более того. Но они хорошо ему служили. О неудачных попытках предсказания не следовало распространяться за пределами Прогностикатума. Весь орден ждал от своих псайкеров руководства к действию. Но если станет достоянием гласности то, что не все они владеют величайшими умениями, начнутся волнения. Сейчас хватало и просто умеренных способностей.

— Пусть Хаос идет, прогностикар. Мы уже побеждали его. Сделаем это и снова. Мы готовы.

— Да. — Бранд убрал руку с черепа. Если его неуютное чувство перерастет в нечто более осязаемое, тогда да. Четвертая рота готова ко всему.

На миг он ощутил удивительно искреннюю надежду на то, что ничего не случится. Проект «Возрожденный» близился к завершению. Как и Аррун, он испытывал невероятную гордость за него, и хотя Бранд внес минимальный вклад, его советы были бесценны.

Воин и псайкер вместе вышли из часовни и направились в коридор.

Внезапно затрещал корабельный вокс.

— Капитан Аррун… вы нужны на мостике, мой лорд. — Мгновение, не дольше удара сердца, человек молчал. — Новое вторжение. Судя по авгурному сканированию, главные плазменные двигатели новоприбывшего корабля обесточены. Он просто дрейфует. Выглядит заброшенным.

Брови Арруна удивленно поднялись.

— Возможно, тебе все же следует доверять своим чувствам, прогностикар.

Бранд склонил голову, всей душой желая, чтобы увиденный им проблеск возможного будущего так и не воплотился. Капитан активировал вокс-бусину в ухе.

— Уже иду. Что еще можешь сказать? Принадлежность?

— Да, сэр. — В голосе вокс-оператора чувствовалось недоверие. — Цвета ордена Космических Волков. Мы прогнали обозначения корабля через когитаторы. Идентификация положительная.

Бранд и Аррун обменялись взглядами. Иногда Сыны Русса проходили через Гильдарский Разлом, но всегда предупреждали об этом заранее. Серебряные Черепа издавна были с их орденом в добрых отношениях. У них было много общих черт. Аррун почувствовал, как в нем опять начинает просыпаться раздражение. Подобное нарушение протокола его нисколько не радовало.

— Что за корабль?

— «Волк Фенриса», сэр. Передает аварийный сигнал.

Когда-то «Волк» был прекрасен. Несравненный корабль, грозное творение, вселявшее страх в сердца врагов Империума. Ударный крейсер могучих Космических Волков, «Волк Фенриса» был предвестником, ибо после его прибытия всегда следовало возмездие.

Но теперь он умирал. Раненый левиафан бесцельно дрейфовал перед глазами капитана, изливая метафорическую кровь в пустоту Гильдарского Разлома. Пробоины в корпусе свидетельствовали об абордаже. Даже издалека на бортах виднелись шрамы и кратеры от выстрелов.

Едва Дэрис Аррун увидел корабль, оба его сердца разом сжались, и с губ сорвался краткий стон. Повреждения, полученные кораблем, были достаточно серьезными, но больше всего капитана встревожила мысль о том, в каком отчаянном положении должны находиться их кузены и какое ужасное сражение им пришлось пережить.

— Проиграть полученное сообщение.

Когда он наконец обрел дар речи, это был не более чем шепот. Руки капитана то сжимались, то разжимались. Бранд бесстрастно смотрел в обзорный экран. Его разум наполнился психическими разговорами, которые всегда сопровождали моменты неопределенности.

На кристаллической сетке психического капюшона зарябили волны энергии, когда он отсеял смешанные эмоции команды «Грозного серебра». Смятение, неуверенность, трепет… они были нежелательными и бесполезными, не служили никакой цели. Одну за другой псайкер изгнал их из мыслей и сосредоточился.

— Подчинение. — Механические руки сервитора вытянулись вперед и соединились с вокс-пультом, к которому он был прикреплен. Он работал виртуозно. Спустя несколько мгновений на мостике зазвучало искаженное и прерывистое сообщение.

— …Агна… ордена Космических Волков, четвертая Великая рота. Нас взяли на абордаж… Ударная группа под командованием… Сражалась с ними. Гнрилл Синий Зуб погиб. Наш корабль повреж… — Сообщение утонуло в статических помехах, а затем началось с самого начала.

— Это все? — Когда на мостике вновь воцарилась тишина, Аррун продолжал сжимать кулаки. — Это все, что ты смог извлечь?

— Подтверждение, — монотонно ответил сервитор. — Длительность передачи — тридцать шесть и семь десятых секунды. Семьдесят шесть процентов данных искажены… — Аррун шагнул к сервитору. Будь тот обычным человеком, то, без сомнений, вздрогнул бы от близости гиганта. Но существо лишь дернуло головой, встретившись взглядом с капитаном, и закончило: — Помехами от поля обломков.

— Отфильтруй сигнал получше. — Аррун ткнул пальцем в безучастного сервитора. — Извлеки больше. Если понадобится, задействуй для обработки авгурные когитаторы.

Капитан обернулся к кормчему.

— Остановить корабль. Попытаться вызвать сержанта Агну по межкорабельному воксу. Во имя Императора, несколько Сынов Русса еще могут быть живы. Наш долг — помочь им в час нужды.

Аррун отошел от пульта, позволив сервитору приступить к выполнению задачи.

— Бранд, собери старших офицеров в стратегиуме. Думаю, нам следует обсудить дальнейшие действия.

— Как прикажет мой капитан. — Псайкер благосклонно склонил голову, но Аррун уже покинул мостик. Снова мысленно вздохнув, что в последнее время случалось все чаще, Бранд отправился на поиски офицеров, расстроенный и взволнованный тем, что капитан опять лишился спокойствия.

— Мы не можем бросить их дрейфовать в Гильдарском Разломе. — Заявление было излишним, но оно все равно прозвучало. — Пусть даже все наши кузены на борту «Волка» мертвы, мы должны забрать их тела.

Слова были сказаны с уверенностью, несмотря на их почти детскую наивность.

За огромным столом-стратегиумом сидело семеро сержантов отделений, каждый из них стремился доказать свою полезность, отстаивая свою точку зрения.

— Спасибо за ценное наблюдение, Маттей. Сам бы я ни за что не догадался. — Аррун метнул пылающий взгляд на юного сержанта, который сел обратно в кресло, получив заслуженный выговор. Иногда Арруна раздражало то, насколько молоды были командиры большинства его отделений. Многие годы численность Серебряных Черепов постепенно сокращалась, но, по крайней мере, они действовали последовательно. Со временем старым воинам требовалась замена. А молодым, порывистым бойцам еще так недоставало опыта. Капитан сдержал едкие замечания, заметив на себе взгляд Бранда. Псайкер прекрасно знал, о чем он думал. Многие ветераны также об этом сожалели. Ему вспомнились невысказанные слова Бранда.

«Со временем старые должны уступить место молодым, брат».

Аррун тут же понял смысл психического послания. Эта фраза нередко звучала в их разговорах с Брандом, когда они наслаждались редкими мгновениями мира, сидя за бутылкой варсавийского вина в покоях капитана.

— Решение нужно принять быстро, прогностикар.

Он прищурился и с громким стуком уронил на стол инфопланшет.

— До моего сведения также дошло, что офицер связи на очистительном заводе «Примус-Фи» не предоставил этим утром отчет. Тревожиться не стоит, но следует разобраться. Что-то тут не так. Слишком много странностей, происходящих одновременно, кажутся мне подозрительными.

Капитан обернулся к одному из сержантов.

— Портей, спустись на поверхность с отделением «Сердолик» и узнай, в чем дело.

— Слушаюсь, сэр.

— Отправляйся сейчас же. Я хочу, чтобы ты вылетел на «Громовом ястребе» до того, как мы сойдем с орбиты.

Портей встал и сложил на груди символ аквилы прогностикару, который ответил тем же. Затем он повторил жест капитану, но тот никак не отреагировал. Отпустив Портея, он просто продолжил собрание, и сержант без лишних слов покинул стратегиум.

— Что же касается «Волка Фенриса»… предлагаю послать два отделения. Я приму решение, но сначала хотелось бы услышать по этому вопросу совет Императора.

Бранд кивнул. Он до