Миномёт против гранатомёта

Кравченко Евгений

Прибылов Борис

Миномёт (гранатомёт) «Оса» системы Б. И. Шавырина.

 

Миномёт (гранатомёт) «Оса» системы Б. И. Шавырина

Начиная с 1934г. при Ленинградском заводе вооружений №7 НКТП работала инициативная группа, занимавшаяся миномётной тематикой. В 1936 г. группу преобразовали в СКБ-4. Руководителем СКБ-4 стал Борис Иванович Шавырин. В короткий срок были разработаны миномёты калибров 60 и 82 мм, а в 1936 г. в инициативном порядке был изготовлен 50-мм миномёт. Здесь следует сразу условиться о терминах. До некоторого времени в документах СКБ-4, направляемых в военное ведомство, и в ответных письмах он именуется то миномётом, то гранатомётом, а боеприпас к нему, соответственно, именуют миной либо гранатой. По какой причине произошла такая подмена понятий, сейчас выяснить сложно. В статье мы будем именовать данное изделие миномётом и лишь там, где цитируются документы того времени, оставим термин, используемый в оригинальном документе.

Миномёт предназначался для вооружения «мелких» (так в тексте описания) пехотных подразделений в качестве замены для гранатомёта Дьяконова. Основное назначение миномёта – стрельба навесным огнем по живой силе и огневым точкам противника, на дальности от 60 до 800 метров (в декабре 1936 г. в описании указывалась дальность от 50 до 1000 метров). Миномёт весил 5 кг, каждая мина около 1 кг. Стрельба из миномёта велась при двух постоянных углах возвышения 45° и 75°. Вышибной заряд мины оставался неизменным (5 г бездымного пороха). Боевая скорострельность должна была составлять 30 выстр./мин. Миномёт состоял из ствола с дистанционным краном, передней выдвижной опоры с сошником, заднего сошника, уровня.

Мина к миномёту была разработана инженером-конструктором Гюлихадановым. Она представляла собой оперённый каплеобразный снаряд, снабжённый головным взрывателем ударного действия.

Изменение дальности стрельбы происходило за счёт комбинирования двух принципов: уменьшения плотности заряжания (отношения массы вышибного заряда к объёму каморы, так как масса заряда не изменяется, то показатель плотности зависит от объёма каморы) и увеличения диафрагмы дистанционного крана.

Боёк имел возможность поступательного движения в сторону канала ствола. Ход в пазах осуществлялся благодаря наличию двух шипов. Поворот катушки вызывал поступательное перемещение бойка, который, выдвигаясь в канал ствола, создавал увеличение камеры и, следовательно, уменьшение плотности заряжания. Одновременно, при перемещении бойка, на нём открывались отверстия переменного сечения, через которые часть газов могла отводиться наружу. Сочетание данных принципов позволило полностью отказаться от дополнительных зарядов для гранат (мин). Первая модель миномёта имела три выходных отверстия дистанционного крана – сверху, снизу и справа.

Шкала дальностей при вращении катушки перекрывалась последней, тем самым каждое положение дистанционного крана механически отмечало на шкале соответствующую дальность стрельбы.

Выстрел происходил в результате движения мины вниз по каналу ствола и её падения капсюлем на боек. В целях обеспечения безопасности в мирное время рекомендовалось использовать предохранительную вилку с длинным шнуром. Вилка укладывалась на дульный срез ствола, после чего мину вставляли в миномёт, так что она удерживалась вилкой за центрующее утолщение. После этого вилку выдергивали при помощи шнура и мина опускалась на боёк.

Выдвижная сошка позволяла приспосабливать миномёт к рельефу местности и придавать ему при установке один из двух фиксированных углов возвышения. Двойной задний сошник (в более поздней модификации опорная плита) обеспечивал устойчивость миномёта при стрельбе. Уровень заключался в металлический кожух и имел два положения, соответствующих фиксированным углам возвышения миномёта.

При стрельбе боец находился с левой стороны от миномёта, где не было выходного отверстия дистанционного крана. После придания нужного угла возвышения левой рукой удерживали миномёт за кожаную обшивку упора, а правой производили заряжание. В походном положении миномёт переносили на плече.

Первая реакция у военных была неоднозначной. В марте 1937 г. ВРИД начальника IX отдела АНИИ РККА военный инженер 2 ранга Игнатенко в своём отзыве указал, что идея дистанционного крана не является новаторством Б. И. Шавырина – в 1930 г. теория дистанционного крана уже была изложена в труде инженера Слухоцкого, а в 1931 г. группа «Д» АНИИ разработала 165-мм миномёт с дистанционным краном. Кроме того, Игнатенко усомнился в целесообразности трёх отверстий для выпуска пороховых газов. По его мнению, верхнее и нижнее отверстия компенсировали друг друга, а вот одно боковое создавало опрокидывающую силу, в результате чего миномёт при выстреле будет заваливаться на бок. Одна опорная сошка не обеспечивала необходимой устойчивости. В целом Игнатенко считал, что после устранения указанных недостатков данная конструкция может иметь применение в РККА.

В июле 1937 г. проект миномета был направлен для рассмотрения в Отдел изобретений НКО СССР и в Артиллерийское управление. Консультант Артиллерийского управления инженер В. Прунцов тоже изучил миномёт. В своём заключении он указал, что устройство изменения объёма каморы и система выпуска части пороховых газов слишком сложны. Подобная инженерная задача уже решалась ранее, например, в польском гранатомёте обр. 1930 г. Там такой же эффект достигался выкручиванием всего лишь одного винта. В. Прунцов пришёл к выводу, что предложение Б. И. Шавырина не доработано и вопрос может ставиться лишь о желательности продолжить разработку, да и то после подробного изучения возможностей данного миномета. В письме, направленном на имя военного комиссара отдела изобретений НКО СССР инженера 1 ранга Бузилова, В. Прунцов написал:

«Вести разработку в духе Б. И. Шавырина нерентабельно, т.к. отдел изобретений и Артиллерийское управление РККА уже имеют более простые решения…».

В апреле 1938 г. Б. И. Шавырин направил в Артиллерийское Управление письмо следующего содержания:

«…В 1936 году СКБ-4 был предложен новый вариант 50-мм батальонного миномёта. Несмотря на огромные трудности, которые пришлось преодолевать при изготовлении образца, так как ни Артиллерийское Управление, ни техническое руководство завода в то время не пошло навстречу, всё же удалось сделать благодаря сплоченности коллектива СКБ-4 полный технический проект, опытный образец и провести его через полигонные и войсковые испытания. Как полигонные, так и войсковые испытания выявили преимущество нового образца. В 1937 г. журналом Арткома за номером №054 это преимущество получило подтверждение.

В настоящее время система СКБ-4 пошла в валовое изготовление на заводах №7 и №13. Несмотря на проявленную инициативу, упорство коллектива при изготовлении проекта и опытного образца, со стороны НКО нет даже простой бумаги с благодарностью за проведённую работу.

Считаю, что СКБ-4 решает ещё ряд задач по гладкоствольной артиллерии и по указанию Арткома эти вопросы стоят в системе РККА как важнейшие. Между тем пренебрежительное отношение НКО к инициативным оконченным работам бюро вовсе не служит стимулом для дальнейшего ускорения тем, данных Арткомом по миномётам и минам…».

Как мы видим, отношение к миномёту Б. И. Шавырина было неоднозначным, а у некоторых специалистов ГАУ и вовсе отрицательным.

В октябре 1937 г. на заводе №7, по договоренности с его директором Мельниковым, было изготовлено 2 миномёта и 500 мин. Испытания этих миномётов происходили с участием Б. И. Шавырина в присутствии многосторонней комиссии. Из докладов Б. И. Шавырина по результатам испытаний исходило, что миномёт соответствует проектным требованиям. Мелкие недостатки, выявленные в ходе испытаний, были устранены. Так, например, оказалось, что выходящие через отверстия крана газы могут обжечь руку красноармейца, поэтому их прикрыли специальным кожухом, а задний сошник заменили опорной плитой.

Ранняя модель миномёта «Оса». Её отличают передний и задний сошники в качестве упоров

Первый вариант 50-мм миномёта Шавырина

50-мм миномёт Б. И. Шавырина. На фото модифицированная модель миномёта с опорной плитой и двуногой передней опорой

Миномет «Оса» в походном положении

Устройство дистанционного крана 50-мм миномёта обр.1938 г. (рисунок из Руководства службы)

 

Сравнительные испытания ротных минометов и гранатомётов

К концу 30-х годов среди Артиллерийских специалистов РККА утвердилось мнение о необходимости замены гранатомёта Дьяконова. Агентура докладывала, что почти во всех армиях капиталистических государств (Япония, США, Польша, Италия) на вооружении роты имеются лёгкие подвижные орудия. Эти орудия, стреляющие по навесной или настильной траектории, дополняли систему огня роты и позволяли ей самостоятельно выполнять некоторые задачи, не привлекая для этого артиллерийские подразделения.

В конце 1937 г. журналом АК была одобрена основная схема миномётного вооружения РККА, на основе которой, в январе 1938 г. разработали ТТТ №33 на ротный миномёт (гранатомёт).

Директивой ГШ №43557 с/с от 16.03.38 были назначены сравнительные испытания различных образцов миномётов и гранатомётов, которые состоялись в конце мая 1938 г. Данные испытания имели своей целью выбрать из числа существующих и разрабатываемых образцов один, наиболее соответствующий тактико-техническим требованиям. Испытания были проведены в период с 25.03.1938 г. по 03.04.1938 г. На испытания были представлены следующие образцы:

– 82-мм ротный миномёт завода №7;

– 60-мм ротный миномёт завода №7;

– 50-мм миномет «Оса» завода №7;

– 50-мм гранатомёт Г-3 завода №13;

– 50-мм гранатомёт Г-2 завода №13;

– 40,8-мм автоматический гранатомёт «АПС» (под этой аббревиатурой был представлен автоматический гранатомет Таубина разработки ОКБ-16);

– 40,6-мм гранатомёт системы Ракова-Булкина

Согласно заявленным данным гранатомёты и миномёты имели ТТХ, приведённые в таблице 1.

Таблица 1. Сравнительные тактико-технические характеристики испытывавшихся образцов

Испытания включали:

– Определение эффективности стрельбы по целям;

– Определение технической скорострельности и устойчивости систем;

– Определение начальных скоростей;

– Определение устойчивости гранат и мин на траектории полета;

– Определение кучности стрельбы на минимальных и максимальных дистанциях;

– Определение осколочного действия мин и гранат;

– Испытание прочности систем;

– Испытание систем переноской и перевозкой;

– Определение удобства обслуживания.

 

Отдельные результаты испытаний

В ходе испытаний выяснилось, что все системы обладают неудовлетворительной кучностью.

Техническая скорострельность систем составила:

82-мм ротный миномёт – 26 выстр./мин;

60-мм ротный миномёт – 33 выстр./мин;

50-мм миномёт «Оса» – 30 выстр./мин;

50-мм гранатомёт Г-3 – 6 выстр./мин;

50-мм гранатомёт Г-2 – 6 выстр./мин;

40,8-мм автоматический гранатомёт «АПС» – 51 выстр./мин;

40,6-мм гранатомёт системы Ракова-Булкина – 7 выстр./мин.

Удовлетворительную устойчивость показали гранатомёты «Оса» и «АПС». По прочности конструкции ни одна из систем испытаний не выдержала.

Показатели боевого веса некоторых систем приведены в таблице 2.

Таблица 2. Показатели боевого веса систем

При определении удобства эксплуатации и обслуживания было выяснено, что все образцы удовлетворяют требованиям ТТТ. Отдельно было указано, что изучение материальной части гранатомёта «АПС» не представляет особых трудностей. Сборка и разборка его не сложнее сборки и разборки пулемёта «Максим». Перевод в боевое положение из походного составляет 35 с, обратно – 40 с. Максимальный угол возвышения гранатомёта составляет 83°.

В отношении гранатомёта «Оса» указали, что расчёт в два человека, сборка, разборка, изучение материальной части «особо простые».

Прочие результаты испытаний приводить здесь не будем, и перейдём к выводам комиссии.

 

Общие выводы комиссии по результатам испытаний

82-мм миномет завода №7 не отвечает ТТТ по следующим показателям:

– Тяжёлая система (23,6 кг);

– Тяжёлый боекомплект – два бойца могут нести не более 12 мин;

– Большой расчёт – 4 номера и командир;

– Затруднительность доставки боеприпасов в бою из-за большого веса.

60-мм миномет завода №7 признан неудовлетворительным:

– Тяжёлая система;

– Тяжёлый боекомплект, вследствие чего расчёт из 4 человек сможет переносить не более 20 мин;

– Разработанная мина, при взрыве даёт слишком мелкие осколки;

– Затруднительность доставки боеприпасов в бою из-за большого веса.

50-мм гранатомет «Оса» признан удовлетворительным. Гранатомёт способен вести навесной огонь на дальности 100-800 м. Расчёт гранатомёта составляет 2 человека. Они могут переносить 14 гранат (мин) в подсумках, а при необходимости ещё и упаковку с 42 гранатами, что позволяет поразить 5-6 целей. Гранатомёт также показал удовлетворительные результаты при стрельбе по коробчатым и плоским мишеням. С целью увеличения устойчивости в ходе испытаний гранатомёт подвергся доработке – передний сошник заменили на двуногую опору. В результате устойчивость гранатомёта улучшилась, прицел при выстреле перестал сбиваться. Скорострельность гранатомета составила 30 выстрелов в минуту.

Гранатомёты Г-2, Г-3 были признаны неудовлетворительными из-за низкой прочности конструкции, большого количества осечек и неотработанных боеприпасов.

Гранатомёт системы Ракова-Булкина признан совершенно не удовлетворяющим требованиям ТТТ: заряжание производится с дула, досыланием гранаты деревянным шомполом, что сильно снижает скорострельность.

Автоматический гранатомёт «АПС» признали негодным со следующей формулировкой: «не может быть использован на вооружении роты как оружие ближнего боя навесного огня». В качестве недостатков отметили следующие:

– нет возможности ведения навесной стрельбы на дальности 100-150 м;

– значительный вес системы;

– расчёт гранатомёта 7 человек;

– сравнительно сложная автоматика.

Там же был приведён такой расчёт: гранатомет «АПС» при стрельбе обеспечивает выбрасывание 34 кг металла (гранат) в минуту, а гранатомёт «Оса» 28 кг в минуту (то есть всего на 20% меньше, чем «АПС»). В пересчёте на обслуживающий расчет (2 человека у «Осы» и 7 у «АПС») получилось, что из «АПС» выбрасывается в 2,5 раза меньше металла, чем из «Осы».

Гранатомёт системы Таубина «АПС» (ОКБ-16). На нижнем фото гранатомёту придан максимальный угол возвышения

Детали гранатомёта «АПС»…

…и магазин для гранат

После испытаний «Осу» доработали и летом 1938 г. приняли на вооружение как 50-мм ротный миномет образца 1938 г. Боевые действия Великой Отечественной войны показали низкую боевую эффективность 50-мм миномета и к началу 1943 г. он был полностью снят с вооружения. В своей книге «Об артиллерии и немного о себе» маршал артиллерии Н. Д. Яковлев так отозвался об этом оружии: «…50-мм миномет уже на первом году войны показал себя довольно заурядным оружием. Дальность его огня, составлявшая всего несколько сот метров, заставляла расчёт миномёта сближаться с противником на предельно малые расстояния…».

Один из современных военных историков считает, что именно эти испытания стали роковыми для конструктора Я. Г. Таубина и его изобретения, и виной тому пресловутый миномётный заговор.

Так или иначе, но следует согласиться, что сравнение по одной программе миномёта и автоматического гранатомёта, по меньшей мере, некорректно. Очевидно, что автоматический гранатомёт обладает рядом преимуществ перед обычным миномётом, хотя и уступает ему по некоторым позициям – просто надо признать, что это разные виды оружия, предназначенные для выполнения разных целей.

Неудача ОКБ-16 с продвижением автоматического гранатомёта совершенно не объясняет трагической судьбы его руководителя. Ведь на тот момент ОКБ вело несколько проектов по разработке автоматических пушек. В ноябре 1940 г. Я. Г. Таубина и М. Н. Бабурина наградили орденами Ленина за разработку пушки МП-6, а также отметили наградами весь коллектив ОКБ-16. Тот факт, что после ареста Я. Г. Таубина и М.Н. Бабурина ОКБ-16 продолжило работу уже под руководством А. Э. Нудельмана и достигло значительных результатов в разработке автоматических пушек для авиации, только подтверждает, что причиной ареста стали не неудачи с гранатомётом.

Обвинительное заключение по делу Таубина было вынесено 17 октября 1941 г. Таубин обвинялся в том, что «на протяжении ряда лет являлся активным участником антисоветской военно-заговорщической организации, ставившей своей целью свержение Советской власти; проводил активную вражескую работу в направлении срыва вооружения Красной Армии современными видами оружия, т.е. в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 58 п.1 «а», 58-7 и 58-11 УК РСФСР». 28 октября 1941 г. Я. Г. Таубин вместе с 19-ю другими видными военными специалистами был расстрелян в посёлке Барбыше Куйбышевской области (сейчас Самарская область).

Будем надеяться, что со временем появятся документы, которые помогут пролить свет на эту историю.

Награждение Я. Г. Таубина в ноябре 1940 г.