Стиль спецназа. Система боевого выживания

Крылов Анатолий

Книга рассказывает о традиционных и нетрадиционных формах поддержания здоровья для выживания в боевых и других экстремальных условиях.

Издание предназначено как для специалистов, так и для широкого круга читателей.

 

Уважаемый читатель!

Вашему вниманию предлагается один из вопросов системы подготовки специалиста к выживанию в экстремальных условиях. Надеюсь, что это поможет специалистам в их практической деятельности.

С благодарностью будут приняты все критические замечания, способствующие более полному раскрытию темы.

Автор

 

Предисловие

Читатель, Вашему вниманию предлагается книга, вобравшая в себя проверенные практикой традиционные и нетрадиционные формы поддержания здоровья, предназначенные для выживания в боевых и других экстремальных условиях.

Содержание книги может кому-то помочь, для кого-то станет пособием для проведения занятий с подчиненными, а кому-то спасет жизнь. На протяжении многих лет я занимаюсь вопросами выживания человека в экстремальных условиях, и всегда рядом со мною были единомышленники, которые помогали мне в развитии моих идей и воплощении их в жизнь. Суровая необходимость выживания в связи со сложившейся в стране обстановкой заставляет человека искать формы и методы повышения работоспособности, сохранения собственного здоровья, а зачастую и жизни.

Наша система изначально была разработана для узкого круга людей — профессионалов, применяя которую они могли своими действиями защитить множество людей, однако сейчас, когда уличный бандитизм, борьба за передел собственности и сфер влияния вышли на улицы когда-то мирных городов, возникает необходимость знать основы выживания каждому гражданину от дошкольного возраста до почтенных лет. В связи с этим у моих друзей полковников Данилова В. П., Сергиенко С. И., Толстыга А. В., Крылова Б. А. возникла идея создания данной серии, где в доступной форме изложены основы системы выживания.

В совместной работе с автором, на протяжении десяти лет, мы отмечали, что существующие традиционные методы и способы поддержания здоровья, изложенные в уставах и наставлениях, способствуют выполнению задач, но применение их основано на классической схеме. Наши разработки позволяют не только более эффективно готовить специалистов к работе в экстремальных условиях, но и обеспечивать восстановление их сил после тяжелых физических и психологических нагрузок за счет более рационального отношения к вопросам сохранения и поддержания здоровья специалистов, в том числе с использованием и нетрадиционных способов.

Простота и четкость изложения материала, доступность и многократная проверка на практике изложенного материала позволяют сделать книгу ценным подспорьем как для специалистов, проводящих занятия по данной теме, так и для широкого круга читателей, заинтересованных в укреплении и сохранении здоровья и возможностью повышения работоспособности в сложных условиях.

Действительный член Академии естественных наук Российской Федерации, действительный член Академии наук о Земле по отделению боевых искусств А. А. КАДОЧНИКОВ

 

Введение

Анализ опыта ведения боевых действий в локальных военных конфликтах и «так» называемых «горячих точках», эпизодов борьбы с террористическими и иными преступными группировками показывает резкое возрастание частоты использования мелких групп, сформированных из состава специальных подразделений как по обнаружению и уничтожению (выводу из строя) элементов систем управления войсками, других важных элементов инфраструктуры противника, так и мероприятий по выполнению специальных задач, связанных с противодействием террористам и другим незаконным вооруженным формированиям.

При этом деятельность таких специальных подразделений (или отдельных групп специалистов, сформированных на их основе), принадлежащих к различным силовым структурам, характеризуется, как правило, следующими особенностями:

• скрытное проникновение малочисленных групп к месту проведения операций;

• быстрое (скоротечное по времени) выполнение поставленной задачи;

• быстрый (и по возможности скрытный) отход от места выполнения боевой задачи в расположение своих войск (места эвакуации).

Эффективность действий малочисленных групп зависит от уровня профессиональной подготовки специалистов, входящих в нее, включающей, в том числе, и уровень их физической подготовки и психологической устойчивости, т. к. выполнение таких задач, кроме всего прочего, связано с преодолением высоких физических и психологических нагрузок.

Какие же качества (критерии оценки) позволяют считать специалиста такой группы действительно способным (подготовленным) к выполнению специальных задач?

Ответить на этот вопрос однозначно сложно. Анализ различных программ подготовки таких специалистов в вооруженных силах различных стран, опыта проведения многочисленных спецопераций позволяет сделать предварительный вывод о том, что для того, чтобы специалист смог успешно выполнить поставленную задачу, он должен как минимум иметь следующий формальный набор качеств:

• высокие боевые навыки;

• устойчивую психику;

• высокий общий уровень физического развития;

• умение и способность вести боевые действия в различных физико-географических условиях;

• быть соответствующим образом экипированным, применительно к условиям выполнения специальной задачи.

Именно на развитие этих формальных качеств (с отдельными нюансами, обусловленными спецификой использования специалистов в том или ином силовом ведомстве) и направлена практически любая программа специальной подготовки.

К ключевым словам данной книги относятся: специалист, базовый уровень подготовки, здоровье, восстановление, длительность периода восстановления, нагрузки, напряжение, нервно-психическое утомление, медицинский портрет, окружающая среда, ОХИ, парасимпатическая нервная система, перенапряжение, переутомление, работа, работоспособность, реакция тревоги, система иммунитета, состояние здоровья, стресс, тест, тренированность, тренировки, усталость, утомление, физиологические функции, экспертный анализ и некоторые другие.

 

Раздел I. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ВОПРОСА

 

1. Базовый уровень подготовки специалиста

Учитывая, что эффективность действий малочисленных групп специальных подразделений напрямую зависит, с одной стороны, от уровня их профессиональной подготовки, а с другой — от уровня физического развития, необходимо еще на стадии отбора в специальные подразделения комплектовать их личным составом, систематически занимающимся спортом, особенно его военно-прикладными видами.

Предварительный медосмотр (к сожалению, достаточно поверхностный из-за отсутствия в частях возможностей проведения глубоких исследований состояния здоровья, с одной стороны, и диссимуляций, т. е. сокрытия жалоб, заболеваний и т. д., со стороны его проходящего, обусловленных желанием служить в элитном подразделении, — с другой) не позволяет полностью выявить все имеющиеся отклонения (в том числе и скрытые) в состоянии здоровья каждого проходящего медосмотр из числа молодого пополнения.

Пройдя курс молодого бойца и приняв присягу, молодое пополнение распределяется по подразделениям и приступает к занятиям по боевой подготовке в соответствии с Программой специальной подготовки (далее по тексту «Программой»), априорно предполагающей, что состояние их здоровья абсолютно или близко к нему.

В ходе подготовки специалиста с ним проводятся интенсивные специальные занятия, направленные как на выработку у него навыков, связанных со спецификой его воинской профессии, так и на развитие высокой скоростной и силовой выносливости, координации движений и т. д., предусмотренных программой боевой подготовки.

Проводя аналогию подготовки специалиста с подготовкой высококлассного спортсмена, попробуем разобраться с медицинской точки зрения с вопросом сохранения физического и психологического здоровья специалиста, как в период подготовки, так и в ходе выполнения им специальных задач. Попробуем схематично показать процесс подготовки специалиста (см. рис. 1.1).

Рис. 1.1. Схема подготовки специалиста (влияние основных факторов на подготовку специалиста).

Как видно из схемы, собственно подготовка специалиста распадается на целый ряд взаимосвязанных процессов, целенаправленно формирующих у специалиста определенные качества, необходимые ему для выполнения специальной (боевой) задачи.

В этой книге мы практически не будем касаться вопросов специальной подготовки специалиста, что описывается в других книгах данной серии «Антитеррор». Мы попытаемся рассмотреть только те моменты, которые непосредственно связаны с сохранением и восстановлением здоровья специалиста, принятые в системе выживания А.А. Кадочникова.

Для начала с определенной степенью условности отметим, что личный состав (в дальнейшем по тексту просто «специалист») специальных подразделений сточки зрения получения им высоких физических и психологических нагрузок может формально рассматриваться как «высококлассный спортсмен», занимающийся одновременно несколькими «видами спорта», причем в режиме, когда время суток, длительность, интенсивность занятий определяются не им самим, а расписанием боевой подготовки.

«Видами спорта» для него можно условно считать занятия по специальной подготовке, такие как:

• выполнение различных комплексов силовых упражнений, направленных на развитие силы и силовой выносливости (упражнения с использованием тяжестей, силовая гимнастика и др.);

• выполнение комплекса упражнений, направленных на развитие скоростной выносливости (кроссы, марш-броски, ориентирование на местности, горная подготовка, плавание);

• силовые единоборства (рукопашный бой, бокс, борьба и др.);

• воздушно-десантная подготовка;

• стрелковая подготовка;

• автоподготовка, с практическим вождением машин различного типа в различных дорожных условиях;

• другие, определенные Программой, виды подготовки.

После определенного периода обучения специалист достигает своего базового уровня подготовки, предусмотренного Программой, естественно, разного для специалистов различного срока призыва. При достижении базового уровня подготовки и отсутствии ярко выраженной патологии он (специалист) считается абсолютно здоровым и способным выполнять специальные задачи, связанные в том числе и с большими физическими и психологическими нагрузками, испытываемыми им в течение достаточно длительного периода времени. Отметим, что объем, сложность, длительность и эффективность выполняемой задачи у специалистов различного базового уровня подготовки разные.

Исходя из постулата абсолютного здоровья специалиста проводится и стандартный (типовой) комплекс мероприятий по реабилитации организма специалиста в восстановительный период после выполнения задачи, к сожалению, абсолютно не учитывающий индивидуальных особенностей каждого специалиста подразделения (группы).

Возникает законный вопрос: а соответствует ли это действительному положению дел со здоровьем специалиста?

Для начала определимся, что такое здоровье и может ли быть оно абсолютным?

 

1.1. Понятие «здоровье специалиста»

Известны следующие формулировки общего термина «здоровье».

«Здоровье — естественное состояние организма, характеризующееся его уравновешенностью с окружающей средой и отсутствием каких-либо болезненных явлений». (Большая советская энциклопедия. Изд. 3-е. — 1972. — Т. 9. — с. 442).

«Здоровье — такое состояние организма, когда функции всех его органов и систем уравновешены с внешней средой и отсутствуют какие-либо болезненные явления». (Большая медицинская энциклопедия).

«Здоровье — это, прежде всего, состояние организма, в котором отмечается соответствие структуры и функции, а также способность регуляторных систем поддерживать постоянство внутренней среды (гомеостаз)». (Патологическая физиология (Под ред. Н. Н. Зайко. Изд. 2-е. Киев: Выща школа, 1985, с. 21).

Из этих определений видно, что здоровье специалиста можно и должно рассматривать только во взаимодействии человеческого организма с внешней средой.

К факторам внешней среды, действующим на специалиста, можно отнести:

• физико-географические условия места выполнения задачи;

• время года;

• время суток;

• осадки;

• температура;

• влажность;

• ветер;

• солнечная радиация;

• местность (рельеф), включая естественные и искусственные препятствия, экологическая и санитарно-эпидемиологическая обстановка в районе выполнения задачи;

• наличие воды;

• флора и фауна, а следовательно, возможности маскировки и добычи пищи;

• режимы работы, отдыха, питания и гигиены в ходе выполнения задачи;

• воздействие противника и связанные с этим физические и психологические нагрузки.

Рассматривая понятие «организм» применительно к данной работе и не особо углубляясь ни в тонкости медицинской терминологии, ни в сложности структурных, биохимических или психических его составляющих, отметим, что основными составляющими организма человека являются:

• опорно-двигательный аппарат с его костной и мышечной системами;

• сердечно-сосудистая система;

• дыхательная система;

• пищеварительная система;

• мочеполовая система;

• эндокринная система;

• нервная система, совокупность свойств и функционирования элементов которой позволяет человеку быть именно тем, чем он и является с биологической точки зрения — человеком.

Отсюда в соответствии с определением здоровья, в общем случае, именно состояние указанных выше составляющих организма, их функционирование и определяют в конечном итоге способность поддержания внутреннего гомеостаза организма при взаимодействии с внешней средой, что схематично можно представить следующим образом (см. рис. 1.2.)

Рис. 1.2

При этом следует отметить, что это относится к случаю абсолютного здоровья.

Известно, что в наше время абсолютным здоровьем, возможно, обладают лишь отдельные члены общества. Связано это, в первую очередь, с экологическим изменением среды обитания человека, изменением структуры питания, наличием болезней и т. д.

Учитывая это, схема реального состояния специалиста должна быть представлена уже следующим образом (см. рис. 1.3).

Рис. 1.3

Применительно к конкретным условиям выполнения задачи, факторы внешней среды в районе ее выполнения можно считать прогнозируемыми и не зависящими от специалиста, т. е. они должны рассматриваться как данность.

Снижение их отрицательного (пагубного) воздействия на организм возможно за счет изменения экипировки специалиста.

Состояние же организма специалиста, соответствие его структуры и функций, способности регуляторных систем поддерживать постоянство внутренней среды (гомеостаз) напрямую зависят от таких факторов, как состояние иммунитета, наличие (отсутствие) различных очагов хронической инфекции, травм, болезней, физического и психологического переутомления и т. д.

Каждый из этих факторов, даже при всей кажущейся на первый взгляд незначительности, вносит свой отрицательный вклад в состояние здоровья специалиста, как по отдельности, так и в совокупности с другими факторами.

Перечень этих факторов, по всей видимости, не полный и не является величиной постоянной. Как перечень этих факторов в каждом случае, так и их влияние на организм специалиста могут быть изменены за счет целенаправленной работы при его повседневной подготовке к выполнению задачи.

Однако именно они наиболее сильно влияют на переносимость организмом специалиста как физических, так и психологических нагрузок (перегрузок), не только напрямую влияя и на состояние сердечно-сосудистой и дыхательной систем, и на развитие органов чувств специалиста, но и на возможность выполнения им поставленной задачи в целом.

Рассмотрим это более подробно.

 

1.2. Состояние иммунитета специалиста

Еще в 1906 г. Тромсдорф показал, что при интенсивных и продолжительных физических нагрузках снижается фагоцитарная активность лейкоцитов и уменьшается продукция антител, т. е. ухудшается функция защитных механизмов. Дальнейшие исследования (A. Hűnter-Műller, 1930; L. Рrосор, 1969; Фомин Н. С., 1972; Полеся Г. В., Гаевский А. А., 1978, Левин М. Я., 1978; Левандо В. А. и др., 1977; Умарова Л. С., 1981) подтвердили этот вывод. Американский ученый J. Jokl (1974) экспериментально доказал, что состояние иммунобиологической устойчивости к инфекции с нарастанием тренированности снижается. Это может быть объяснено так называемым феноменом исчезающих антител и иммуноглобулинов, описанным В. А. Левандо с соавторами (1985) и зарегистрированным Госкомитетом по делам изобретений и открытий. Этот феномен возникает не только при чрезмерных, но и при предельных физических и эмоциональных нагрузках и делает человека беззащитным перед инфекциями, поэтому его можно рассматривать как своеобразную форму вторичного иммунодефицита, возникающую при стрессе и проявляющуюся функциональным параличом иммунной системы.

 

1.3. Наличие очагов хронической инфекции (ОХИ)

ОХИ (термин предложил Биллинг) могут возникать практически во всех органах человека, где имеются благоприятные условия для существования инфекционного агента: кариозные зубы, миндалины, желчный пузырь, в ушах (отиты), лобных и верхнечелюстных полостях (синуситы и гаймориты), в бронхах (бронхиты) и т. д. ОХИ могутявиться причиной тяжелых заболеваний. Наличие ОХИ, прежде всего наиболее часто встречающихся: хронического тонзиллита, кариозных зубов и хронического холецистита, — не позволяет считать человека абсолютно здоровым до их санации [Дембо А. Г., 1970; Дмитриева И. Д., 1972; Мануйлова И. М., 1979, и др.]. Основным путем патологического воздействия ОХИ на организм следует считать токсемический. В этом случае из ОХИ происходит всасывание токсических веществ, причем не только бактериальных токсинов, но и продуктов белкового распада ткани миндалин, лейкоцитов и т. п. Создается токсемия, крайне отрицательно влияющая на внутренние органы. Таким образом, ОХИ следует рассматривать как заболевания, чреватые осложнениями, особенно на фоне снижения иммунобиологической устойчивости организма к инфекции. Это позволяет считать наличие ОХИ абсолютным противопоказанием для выполнения любых упражнений, связанных с физическими нагрузками вообще! [Дембо А. Г., 1970, 1988; Дмитриев И. Д., 1972; Олейник В. Г., Мамонова Н. В., 1978; и др.]. По данным статистики, 3–4 % населения страны страдают хроническим тонзиллитом, при этом у спортсменов этот процент составляет от 38,5 % [Н. В. Эльштейн] до 45,0 % [Т. М. Ерохина]. Причем у спортсменов с ОХИ в 3 раза чаще наблюдаются различные патологические изменения в организме, чем у спортсменов без такого очага инфекции [Граевская Н. Д., 1975, и др. ], а именно спортсменами комплектуются группы специалистов специальных подразделений.

 

1.4. Травмы головного мозга

Любой читатель четко представляет, что человек, имеющий травму, или больной, никоим образом не может выполнить тот объем работы, который он выполняет, будучи здоровым.

Насколько будет меньше объем выполняемой им работы, зависит, в первую очередь, от характера травмы, ее локализации, степени нарушения функций организма.

Особую опасность представляют травмы головного мозга.

Силу любого удара можно оценить как

F = m а [Н],

где: m — масса [кг],

а — ускорение [м/сек 2 ].

Результаты проведенных исследований показали, что сила удара квалифицированного боксера составляет примерно 7000 Н (700 кгс), при этом 1000 Н сбрасывается на перчатку, работающую в этом случае как амортизатор, рассеивающий часть энергии удара. Удар такой силы, наносимый в любой участок тела, не может пройти бесследно. Наиболее опасным является прямой удар в нижнюю челюсть, удар в область виска, по затылку, сильные удары в область шеи, солнечное сплетение, область печени и сердца.

Удар по голове вызывает следующие явления. Кинетическая энергия переносится с места удара на череп, затем на спинномозговую жидкость и головной мозг, который движется в направлении от источника удара, в лобной области увеличивается пространство между мозгом и твердой мозговой оболочкой, внутренние вены натягиваются, а иногда и надрываются — возникает кровотечение под твердую мозговую оболочку. При внезапном торможении движения головы (например, при ударе головой о препятствие, при падении) головной мозг, по инерции продолжая движение, вследствие этого ударяется о затылочную кость и сжимается в области большого затылочного отверстия, и травмируется, происходит как минимум сотрясение мозга, т. е. возникает закрытая травма головного мозга.

Закрытой такая травма головного мозга называется потому, что при этом мягкие ткани и кости черепа остаются целыми или повреждены частично (ранение мягких тканей, трещины кости), но при этом как в мозге, так и во всем организме развиваются сложные патофизиологические процессы, нередко приводящие к нарушению мозгового кровообращения. Французский врач Петит классифицировал 3 формы закрытых повреждений мозга: сотрясение (commotio), ушиб (contusio) и сдавление (compressio), этой классификацией врачи пользуются уже более 200 лет.

Так, анализ причин закрытых черепно-мозговых травм у спортсменов, проведенный профессором Готовцевым П. И. в 1981 г., представлен в таблице 1.

Таблица 1

Если опасность нокаута для здоровья понимается как руководителями занятий, так и занимающимися рукопашным боем, то опасностью для здоровья занимающегося так называемых несильных ударов, наносимых в голову в ходе тренировок, практически пренебрегают.

Однако следует отметить, что частые, казалось бы, несильные, удары по голове, не приводящие к нокауту или к нокдауну, могут вызвать внутричерепные кровоизлияния. Особенно типичны при занятиях боксом (рукопашным боем) субдуральные кровоизлияния, происходящие вследствие разрыва вен или мелких посттравматических аневризмов. Они прогрессируют, дают симптомы сдавления головного мозга. Иногда очаги размягчения или кровоизлияния, возникающие при ударах ц голову без потери сознания, подвергаются рубцеванию, при этом разрастается глиозная или соединительная ткань, образуются спайки, кисты, что нарушает нормальное ликворообразование.

Клиническими и экспериментальными исследованиями Ю.Л. Курако (1973,1979) установлено, что в остром периоде травмы наступает деформация стенок сосудов головного мозга (артериол, капилляров, венул), возникает нарушение венозного кровотока, одним из проявлений которого является расстройство функций стволовых и вегетативных образований. В полости черепа нарушаются нормальная венозная гемодинамика и ликвородинамика. В отдаленном периоде черепно-мозговой травмы, особенно средней и тяжелой степени, наблюдаются нарушения психики и снижение интеллекта [Покалев Г. М., Трошин В. Д., 1977], поэтому еще Н. И. Пирогов считал, что нет ни одной травмы головного мозга (а любой удар по голове — всегда травма головного мозга), которую можно было бы считать легкой.

Из всего многообразия посттравматических симптомов [Готовцев П. И., 1963], наблюдающихся у спортсменов, следует выделить 4 клинических варианта посттравматических расстройств:

1 — органическая симптоматика — нарушение функции черепных нервов;

2 — вестибулярные нарушения;

3 — вегетативно-сосудистые нарушения;

4 — нервно-психические нарушения.

Следует отметить, что у спортсменов, перенесших повторные черепно-мозговые травмы, нередко развиваются заболевания внутренних органов (язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, стенокардия, гипертоническая болезнь, нарушение жирового обмена и т. п.).

Не менее опасны отдаленные последствия повторных травматизаций головного мозга, кумулятивное действие ударов по голове, т. е. накопление последствий систематических несильных ударов в голову, которые спортсмены получают на тренировках и особенно на соревнованиях.

При рассмотрении механизмов повреждения ЦНС у боксеров становится очевидным, что только часть этих повреждений может быть смягчена за счет применяемых боксерами средств защиты, которые могут только снизить силу удара, замедлить ускорение движения кулака, но не могут устранить повреждения ЦНС при прямом ударе в голову. Вместе с тем каждый боксер за время своей спортивной деятельности на тренировках и соревнованиях получает большое количество ударов в голову.

Кроме того, нельзя забывать, что надкостница костей свода черепа насыщена различными нервными окончаниями и представляет собой густое рецепторное поле. Исследования И. Г. Русина (1964) показали, что существует прямая связь между нервами надкостницы черепа и нервами твердой мозговой оболочки.

Поэтому при ударе в голову не исключается и этот механизм патологического воздействия на оболочки головного мозга.

Не случайно в последнее время на ринге используются защитные шлемы, являющиеся (служащие) дополнительными амортизаторами.

Уяснив в первом приближении негативное влияние перечисленных факторов на здоровье специалиста, рассмотрим, как обстоит дело на практике.

 

1.5. Недостатки в практической подготовке специалиста

Как показывает практика, основным недостатком занятий по физической подготовке, проводимых со специалистами, с медицинской точки зрения, является то, что их интенсивность и нагрузки, которым при этом подвергается специалист из-за вольного трактования тезиса А. В. Суворова «Тяжело в учении — легко в бою», практически никогда не учитывают уровень индивидуальной переносимости нагрузок каждым обучаемым и, при определенных условиях, они (нагрузки) могут стать для него запредельными (чрезмерными).

Объясняется это рядом причин:

• во-первых, в стремлении быстрейшего достижения результатов интенсивность нагрузок определяется только руководителем занятий (инструктором) и, как правило, по уровню своей личной подготовки, в соответствии с постулатом «Так нас учили, и мы выжили, выживешь и ты»;

• во-вторых, специалист, активно занимавшийся спортом до призыва, как правило, специализировался в одном-двух видах спорта, и поэтому нагрузки в ходе занятий по аналогичному виду «спорта» для него никогда не являются запредельными. Однако эти же нагрузки для другого специалиста, тоже активно занимавшегося спортом до призыва, но специализировавшегося в других видах спорта, могут стать запредельными, вызывающими переутомление или перенапряжение;

• в-третьих, широко практикуемые «тесты», типа «права ношения берета» и т. д., якобы направленные на стимуляцию занятий по физической подготовке, при всей их амбициозности, весьма опасны для здоровья специалиста, проходящего подобный «тест».

Считается, что в ходе сдачи такого «теста» выявляются сильные стороны специалиста, прошедшего определенный этап подготовки и сдающего «тест»: уровень его физической подготовки, его умение преодолевать боль, его настойчивость в достижении цели, именно успешная сдача теста якобы позволяет считать его надежным партнером и т. д. Заканчивается такой тест, как правило, серией последовательных поединков рукопашного боя с несколькими соперниками, принимающими зачет по этому «тесту» и уже имеющими право ношения берета и, как правило, имеющими значительно более высокий уровень подготовки. При этом основной задачей сдающего, успешно до этого преодолевшего специальный маршрут с различными препятствиями, является — выстоять в поединках и не упасть.

Вопрос: кто здесь, по меньшей мере, лукавит (если не называть вещи своими именами)? Что в действительности является целью такого «теста»? Насколько он информативен и оправдан?

Рассмотрим ситуацию, когда специалист «А», сдающий «тест», успешно преодолел так, как и положено, весь маршрут с его препятствиями, выстоял в ходе ряда последовательных поединков рукопашного боя с несколькими соперниками (специалистами «Б», «В», «Г», «Д») и при этом не упал.

Ура! «Тест» сдан. Подать сюда для специалиста «А» краповый (голубой, черный, серо-буро-малиновый или любой другой) берет! Повремените и задайте себе вопрос: а что реально показал этот «тест»? И попробуйте дать на него ответ, не кривя душой.

Вариантов ответа несколько. И эти варианты, как ни странно, взаимоисключающие:

• специалист «А» (сдающий «тест») действительно имеет достаточную физическую подготовку (он успешно преодолел, как и положено, весь маршрут с его препятствиями), возможно, имеет хорошую болевую устойчивость (его последовательно били специалисты «Б», «В», «Г», «Д», принимавшие «тест» по рукопашному бою), крепко стоит на ногах (он, уставший, не упал в ходе этих поединков минимум с четырьмя здоровыми, имеющими более высокую подготовку и этот знак отличия специалистами).

Формально, по итогам проведенного «теста», можно сделать первый вывод: специалист «А» достоин данного знака отличия.

Но если это так, то необходимо сделать и второй вывод:

• специалистов «Б», «В», «Г», «Д» необходимо немедленно лишать права на ношение любого крапового (голубого, черного, серо-буро-малинового или другого) берета, как позорящих столь «высокий знак отличия», так как ни один из них (не преодолевал тот же маршрут, а следовательно, не был уставшим на момент начала поединка по рукопашному бою со специалистом «А»), однако не справился в ходе поединка по рукопашному бою даже суставшим противником (специалистом «А», каким тот являлся на момент проведения поединка), такчегоже можно ожидать от любого из них в ходе реального рукопашного боя с противником?

Но их, естественно, никто не лишает этих знаков отличия. Какова же тогда ценность и информативность этого так называемого «теста»?

Если требуется оценить скорость и качество преодоления специалистом того или иного специального маршрута (в том числе и с различными препятствиями), то для этого существует целый ряд критериев оценки каждого из отрезков маршрута, в зависимости от их специфики (если нужно оценить скорость, то одни, если нужно оценить внимательность при прохождении маршрута или выполнение какой-то другой целевой операции, то совсем другие и т. д.) и, естественно, общий за весь маршрут.

Оценка же способности проведения серии последовательных поединков по рукопашному бою уставшим специалистом с другими специалистами — по меньшей мере — глупость, — ничего, кроме вреда здоровью, за счет получения специалистами различных, и что особо опасно, черепно-мозговых травм в ходе подобных поединков по рукопашному бою, не несущая.

Таким образом, при всей амбициозности подобного «теста» его информативность нулевая. Так для чего же он нужен, и нужен ли вообще? Подумайте и решите сами.

Особое положение занимают занятия по воздушно-десантной подготовке, где специалист испытывает большие динамические ударные нагрузки на опорно-двигательный аппарат, превышающие по своему значению те же нагрузки при занятиях парашютизмом у спортсменов и проходящие на фоне высоких психологических нагрузок, обусловленных различиями в конструкции парашюта, необходимостью прыгать на воду, лес, ночью и т. д.).

Здесь при оценке уровня здоровья специалиста преднамеренно не рассматриваются:

• влияние на личный состав окружающей среды (время года и суток, атмосферные явления и т. д.) в ходе занятий по физической подготовке;

• влияние на личный состав психологической нагрузки, связанной с предвидением боевых столкновений с противником и возможных при этом ранений и стрессов;

• влияние на личный состав группы санитарно-эпидемиологического состояния мест проведения занятий,т. е. значительного комплекса вопросов, связанных с действиями личного состава по боевому предназначению.

Исходя только из этих положений уже можно сделать определенные выводы:

1. Абстрактный специалист в ходе подготовки достигает своего, предусмотренного Программой базового уровня (различного для специалистов различного срока призыва, но практически одинакового для всей группы, т. к. личный состав группы комплектуется, как правило, военнослужащими одного призыва). Это позволяет использовать его для выполнения специальных задач, связанных с определенными физическими и эмоциональными (психологическими) нагрузками, в соответствии с уровнем его базовой подготовки. Но при этом предполагается, как указывалось выше, что специалист обладает абсолютным здоровьем.

2. Реальный специалист принципиально не может быть признан абсолютно здоровым. Почему?

• Большие физические и психологические нагрузки, испытываемые специалистом в ходе боевой подготовки, зачастую превышающие индивидуальную их переносимость, вызывают физические и психологические перегрузки.

• Они накладываются на фон пониженной иммунобиологической устойчивости организма специалиста к инфекции, наличия у него ОХИ, патологий, связанных с занятиями боксом (рукопашным боем, парашютными прыжками и т. д.) и полученными при этом травмами, и в совокупности резко снижают уровень реального здоровья.

3. Оценить напрямую степень влияния каждого из перечисленных выше факторов на состояние здоровья специалиста — затруднительно. Здесь играют роль условия их взаимодействия с организмом, состояние организма специалиста на данный момент времени и многое другое, что зачастую не может быть однозначно оценено количественно, применительно к каждому. Однако существуют и широко используются многие методы математического анализа, используя которые, можно с высокой степенью вероятности определить влияние каждого из факторов на здоровье специалиста, чем и воспользуемся, избрав метод «экспертных оценок», а в качестве «экспертов» — специалистов, имеющих богатый опыт выполнения боевых задач.

4. На основании статистических данных, используя метод «экспертных оценок», построим диаграмму № 1 состояния реального здоровья специалиста специальных подразделений, достигшего базового уровня подготовки, учитывающую влияние каждого из перечисленных факторов, вредно действующих на уровень реального здоровья специалиста.

Диаграмма 1. Реальное состояние здоровья специалиста, достигшего базового уровня подготовки

Общие потери уровня здоровья составляют минимум 41 %.

Наличие остаточного влияния на состояние здоровья физических и психологических перегрузок у личного состава групп в ходе повседневных занятий по Программе обусловлено:

• интенсивностью и специфичностью как физических нагрузок специалиста в ходе подготовки, так и связанных с ними психологических нагрузок;

• наличием чисто психологических нагрузок, связанных с четким пониманием каждым специалистом простого факта, что целью подготовки является необходимость выживания в сложных условиях выполнения боевой задачи и, следовательно, выполнения всех элементов Программы с максимальным напряжением сил.

5. Таким образом, реальная подготовка к выполнению боевой задачи и организация реабилитационных мероприятий со специалистом после ее выполнения должны проводиться с учетом индивидуального уровня реального состояния его здоровья.

С медицинской точки зрения, при подготовке специалиста реально возникают проблемы:

• несоответствие требований Программы подготовки специалиста состоянию его реального здоровья;

• несоответствие состояния реального здоровья специалиста объему и сложности задач, которые ему необходимо выполнять, и особенно уровню физических и психологических нагрузок, преодолеваемых им при этом.

При выполнении специальных задач положение со здоровьем специалиста не улучшается, а наоборот, резко ухудшается.

Известно, что длительность периода непосредственной подготовки к выполнению специальных задач ограничена несколькими сутками, говорить о каком-либо существенном повышении уровня здоровья специалиста в этот период практически не приходится.

Максимумом того, чего можно добиться в этот период, с точки зрения повышения реального уровня здоровья специалиста, является частичное восстановление функций организма специалиста после нагрузок, которые он испытывал в ходе повседневных занятий, за счет отдыха.

На основании этого можно считать, что специалист, убывающий на выполнение боевой задачи, имеет практически тот же уровень здоровья, которого он достиг в ходе повседневных занятий, т. е. не отличающийся от базового. На основании анализа мероприятий, проводимых в период непосредственной подготовки к выполнению боевой задачи, методом «экспертных оценок» можно построить диаграмму № 2 реального состояния здоровья специалиста после нее.

Диаграмма 2

Общие потери уровня здоровья составляют 37 %.

Анализ диаграммы показывает, что уровень здоровья специалиста после непосредственной подготовки к выполнению задачи возрастает незначительно (с 59 до 63 %) и этот рост обусловлен в основном отдыхом личного состава (за счет прекращения действия физических и связанных с ними психологических нагрузок).

Собственно этап (период) выполнения боевой задачи, с точки зрения физических и психологических перегрузок, дополнительно испытываемых специалистами, характеризуется:

• наличием «куража», или боевого азарта, мобилизующего силы специалиста, что с определенной вероятностью можно рассматривать как положительный фактор, однако его действие достаточно кратковременно;

• высокой психологической нагрузкой, связанной с предвидением боевых столкновений с противником и возможных при этом ранений, потерь и связанных с этим стрессов;

• состоянием окружающей среды (время года и суток, атмосферные явления и т. д.) в ходе выполнения боевой задачи;

• далеко не всегда благополучным санитарно-эпидемио-логическим состоянием района выполнения боевой задачи;

• высокими физическими и психологическими перегрузками, испытываемыми специалистами из-за сложностей маршрута движения (рельеф, протяженность, наличие естественных и искусственных препятствий, сложность ориентирования, необходимость скрытного преодоления маршрута, большой вес переносимого груза), а также движения в любое время суток, преимущественно в условиях плохой видимости и т. д.;

• высокими физическими и психологическими перегрузками, возникающими при возможных травмах членов группы (не связанных с боевыми столкновениями с противником), и перераспределением нагрузок между ними;

• высокими психологическими и физическими нагрузками, непосредственно связанными с выполнением боевой задачи и отходом с места ее выполнения.

Эти факторы уже оказывают отрицательное влияние на уровень реального здоровья специалиста.

Тем же методом «экспертных оценок» можно построить диаграмму № 3 реального состояния здоровья специалиста уже после выполнения боевой задачи.

Диаграмма 3

Общие реальные потери здоровья составляют:

80,5 % при наличии травм и ранений специалистов группы, не приводящих к срыву выполнения задачи;

72,5 % при отсутствии травм и ранений специалистов группы, не приводящих к срыву выполнения задачи

Элементарный анализ диаграммы показывает, что уровень здоровья специалиста после выполнения задачи становится недопустимо низким. Это потребует длительного срока восстановительного периода и проведения комплекса мероприятий, включающего применение специальных медицинских средств, а главное, не позволит повторно использовать группу в течение продолжительного времени, т. е. явно проявляется противоречие реального уровня здоровья специалиста и условий выполнения боевой задачи, что абсолютно недопустимо.

Выводы по разделу

1. Анализ современного состояния вопроса подготовки специалистов показывает, что подготовка, осуществляемая в рамках Программы, не обеспечивает достижение специалистом, получившим базовую подготовку (различную для специалистов различного призыва), того уровня здоровья, физической готовности и психологической устойчивости, которые гарантированно обеспечивают выполнение им всего комплекса поставленных задач.

Специалист с базовым уровнем подготовки способен выполнить задачи только за счет работы (действий) с высокими перегрузками, что ведет к существенному снижению уровня его здоровья при этом, вызывает необходимость проведения длительного восстановительного периода его организма и не позволяет использовать его повторно в течение продолжительного времени.

2. Анализ составляющих потерь уровня реального здоровья после выполнения боевой задачи (в случае, если травм и ранений нет) показывает, что объем работы (действий) при выполнении конкретной боевой задачи никаким образом не зависит ни от числа, ни от уровня физической и психологической подготовки (обученности, устойчивости), ни от состояния здоровья специалистов, так как является величиной постоянной, заданной конкретными условиями ее выполнения. Есть задача, есть условия ее выполнения, включая условия внешней среды, следовательно, есть и строго соответствующий этому объем работы, который надо выполнить, чтобы получить требуемый результат;

• нагрузки же, получаемые каждым специалистом группы при выполнении этого объема работы, обусловленного конкретной боевой задачей, различны и напрямую зависят от уровня его обученности, тренированности и первоначального (перед выполнением задачи) уровня состояния здоровья и экипированности.

Величина испытываемых специалистом перегрузок и определяет величину потерь здоровья и, следовательно, объема и длительности восстановительного периода, требующегося организму специалиста для реабилитации после выполнения задачи.

 

Раздел II. ПОДГОТОВКА К ВЫПОЛНЕНИЮ И ВЫПОЛНЕНИЕ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗАДАЧ

 

2.1. Пути повышения уровня реального здоровья специалиста

Исследования, проводимые в течение ряда лет учеными, занимающимися вопросами выживания и имеющими специализацию по различным областям знаний, под непосредственным руководством академика Академии естественных наук РФ Кадочникова А. А., показали, что возникающие и описанные выше противоречия могут быть разрешены.

Основная часть таких рекомендаций описана в спортивной медицине, однако эти данные никем не обобщены применительно к боевой деятельности специалистов. Поэтому естественно, что они и не используются в практической деятельности. Более того, и они не решают проблему до конца, так как не опираются на опыт боевых действий и практику боевого применения специалистов, выполняющих задачи в отрыве от своих войск, т. е. не адаптированы для специалиста. Однако, что поразительно, даже и эти рекомендации никем не востребованы. И каждый специалист (группа) использует только те наработки, которые имеются в его подразделении, т. е. практически нет обобщения и распространения передового опыта по данной проблеме.

В данной книге предпринимается попытка описания результатов, полученных в ходе систематизации различных источников и результатов исследований, проведенных группой специалистов под руководством А. А. Кадочникова и использующихся в его системе выживания.

Основным постулатом является — для успешного выполнения боевой задачи специалистом работа по снижению уровня потерь его здоровья должна осуществляться целенаправленно и непрерывно на всех этапах подготовки к выполнению специальной задачи и в ходе ее выполнения.

Основными направлениями этой работы, с медицинской точки зрения, как минимум, должны быть:

1. Повышение уровня реального здоровья специалиста, а именно:

• повышение уровня работоспособности за счет повышения физической подготовки специалиста;

• повышение уровня психологической устойчивости;

• предотвращение возможности получения травм специалистом (особенно черепно-мозговых) в период подготовки к выполнению боевой задачи.

2. Снижение перегрузок, действующих на организм специалиста при выполнении задач, за счет повышения качества и рациональности его экипированности и адаптации к нагрузкам.

3. Обучение специалиста эффективным методам оказания доврачебной само- и взаимопомощи в экстремальных условиях.

Это позволит снизить возможные перегрузки личного состава и, как следствие, объем и длительность восстановительного периода после ее выполнения.

Анализ реального состояния здоровья специалиста показывает, что без применения специальных мер по его повышению выполнение специальной задачи обеспечивается только за счет перенапряжения всех функций организма специалиста, следствием чего является потребность в длительном периоде его реабилитации и невозможность повторного применения специалиста в течение этого периода. Отсюда возникает задача по действительно эффективной подготовке организма специалиста к предстоящим входе выполнения боевой задачи нагрузкам, как физическим, психологическим, так и другим с целью недопущения перегрузок вообще или снижения их до максимально возможного уровня.

Эта задача очень проста по формулировке, но достаточно сложна по выполнению.

Совокупность причин, вызывающих снижение уровня здоровья личного состава, формально может быть разделена на две группы:

1) субъективные, обусловленные восприимчивостью тех или иных нагрузок каждым специалистом и, в основном, зависящие от уровней его персональной подготовки, тренированности и состояния здоровья;

2) объективно неизбежные, обусловленные условиями выполнения задачи.

Для снижения пагубного воздействия на организм специалиста совокупности причин, отнесенных к субъективным, необходимо:

• устранить очаги хронической инфекции (ОХИ);

• повысить (улучшить) состояние иммунитета;

• поднять уровень физической работоспособности специалиста за счет повышения тренированности по переносимости физических нагрузок опорно-двигательного аппарата, сердечно-сосудистой и дыхательной систем его организма;

• повысить адаптацию ЦНС к высоким психологическим нагрузкам и органов чувств к работе в сложных природно-климатических условиях;

• принять действенные меры по недопущению травм головного мозга и связанных с этим нарушений в работе нервной системы в процессе подготовки специалиста;

• устранить последствия травм и ранений опорно-двигательного аппарата;

• поднять общий уровень психологической устойчивости специалиста;

• обучить специалиста способам оказания первой доврачебной помощи, включая некоторые аспекты так называемых нетрадиционных методов лечения.

 

2.1.1. Устранение ОХИ

Локализуясь в определенном месте, ОХИ не безразличны для всего организма специалиста, который вынужден все время нейтрализовать исходящую из них интоксикацию, используя свои защитные силы (иммунную систему), которые не безграничны.

Когда под влиянием тех или иных неблагоприятных воздействий защитные силы организма ослабевают, например при переутомлении, охлаждении и т. п., ОХИ, не проявляющие себя в состоянии покоя и при обычной физической нагрузке, начинают оказывать отрицательное влияние на организм, ослабляя защитные силы организма, ухудшая адаптацию к большим нагрузкам. Происходящее при таких нагрузках усиление кровообращения способствует вымыванию инфекции в кровь, и тогда поражаются наиболее интенсивно работающие органы, прежде всего сердце.

Из заболеваний сердечно-сосудистой системы наибольшее значение имеют так называемый тонзиллокардиальный синдром, изменения миокарда воспалительного и дистрофического характера, различные нарушения ритма сердца, рефлекторная стенокардия, изменения артериального давления как в большом, так и в малом круге кровообращения и т. п.

Доказано, что хронические тонзиллиты могут сопровождаться нейровегетативной дисфункцией с поражением различных органов и систем организма. Эти поражения являются следствием адаптационно-трофических и регуляторных нарушений деятельности симпатической нервной системы, обусловленных афферентной импульсацией из патологического очага в носоглотке, и могут сопровождаться изменениями активности ретикулярной формации [Межебовский Р. Г., 1961]. Кроме тонзиллокардиального синдрома, существует и гепатокардиальный, или холецистокардиальный синдром, когда патологические изменения сердечно-сосудистой системы возникают под влиянием хронического холецистита.

Именно это ставит ОХИ в ряд наиболее коварных и опасных факторов, снижающих уровень реального здоровья специалиста. Если исследования М. Е. Квирницкой, А. Е. Зайцева, М. П. Мысева и И. С. Крикунова (1976) показывают, что при хроническом тонзиллите практически на 1/3 снижается физическая работоспособность, нарушаются развитие физических качеств и адаптация организма к физическим нагрузкам и что он же является причиной развития холецистита, то исследования Дембо А. Г. (1970,1988), Дмитриева И. Д. (1972), Олейника В. Г., Мамоновой Н. В. (1978) и др. показывают, что наличие ОХИ является абсолютным противопоказанием для выполнения любых упражнений, связанных с физическими нагрузками. Очевидно, стоит прислушаться к мнению авторитетов медицины.

Основными, имеющими наибольшее значение в снижении уровня здоровья специалиста, видами ОХИ следует считать хронический тонзиллит, кариес зубов и хронический холецистит. Именно поэтому должно быть проведено их комплексное лечение у каждого специалиста: кариозные зубы должны быть запломбированы или удалены, гранулемы корней излечены соответствующим путем, хронический тонзиллит, независимо от состояния компенсации, должен быть излечен и т. д.

Естественно, что это задача-максимум. Реально, возможно, и не удастся добиться 100-процентного устранения ОХИ у всех специалистов, например, из-за наличия в отдельных случаях противопоказаний к их устранению, но стремиться к этому необходимо.

 

2.1.2. Повышение иммунитета

Исследования Паршина Б. В. и др. [1989] показали, что у спортсменов высокого класса титры иммуноглобулинов и нормальных антител могут снижаться до нуля, что является свидетельством истощения адаптационных и резервных возможностей иммунной системы.

Объясняется это тем, что за последние 30 лет изменились не только окружающие нас микроорганизмы, но и реакция иммунной системы на их вторжение в организм. Защита от инфекций стала менее надежной.

Можно выделить, по крайней мере, три группы причин, которые лежат в основе иммунологических нарушений, определяющих как появление новых болезней, так и изменения в течении давно известных инфекционных заболеваний:

1. Ослабление естественного отбора, который у человека проходил по признаку устойчивости к инфекции и на протяжении тысячелетий совершенствовал иммунную систему, поддерживал ее в рабочем состоянии. Благодаря созданию вакцин, открытию антибиотиков главный фактор естественного отбора у человека — по устойчивости к инфекциям, совершенствовавший на протяжении веков иммунную систему, поддерживавший ее в активном рабочем состоянии, практически перестал существовать.

2. Широкое и зачастую неоправданное применение антибиотиков, которые, подавляя рост болезнетворных микроорганизмов, снижают и количество антигенов, специфически стимулирующих иммунную систему. Это связано не с токсическим действием препаратов на иммунную систему, а с подавлением размножения болезнетворных микроорганизмов. Уменьшение количества микробов, вызывающих заболевание, — это уменьшение количества антигенов (микробы для иммунной системы — антигены), являющихся основным регулятором силы иммунного ответа. Кроме того, не происходит достаточного накопления иммунных клеток, обеспечивающих быстрый и эффективный ответ при повторной встрече с той же инфекцией, — клеток памяти. В результате, из-за приема антибиотиков может уменьшиться количество лимфоцитов-регуляторов, готовых поддержать иммунный ответ при встрече с незнакомой инфекцией.

3. Усиление воздействия на организм человека экологически неблагоприятных факторов внешней среды, обладающих иммунотоксическим действием.

На ослабленную иммунную систему человека существенное влияние оказывают вредоносные факторы окружающей среды, особенно источники свободных радикалов, радиация, табачный дым, анестетики, пестициды, отработанные автомобильные газы. Все эти вещества нарушают процессы синтеза ДНК в размножающихся иммунокомпетентных клетках и способны изменить активность клеток-регуляторов, в результате чего опасность начинает грозить и от условно патогенных микробов, то есть микробов, представляющих опасность только для людей с ослабленным иммунитетом.

Большинство авторов указывают, что главным образом снижается функция Т-системы иммунитета. Однако страдает и В-система. В общем, угнетаются практически все факторы иммунитета в той или иной степени. Установлено, что к интенсивной физической нагрузке весьма чувствительны защитные функции кожи и слизистых оболочек, которые являются факторами неспецифического (естественного) иммунитета, а также фагоцитарная реакция лейкоцитов. Оказалось, что у спортсменов высокой квалификации статистически достоверно снижаются показатели активности лизоцима слюны — фермента, который препятствует развитию в полости рта патогенных микробов, в том числе и возбудителей заболеваний дыхательных путей [Левин М. Я., 1988, и др.]. Как уже было указано, это является одной из причин большой частоты кариозного поражения зубов и воспалительных изменений миндалин у спортсменов. Можно высказать предположение о том, что одной из причин снижения неспецифического иммунитета является перестройка нейрогормональной регуляции за счет увеличения выработки некоторых гормонов коры надпочечников. Дело в том, что длительные и интенсивные физические нагрузки требуют усиления функции коры надпочечников, вызывая ее перегрузки. Надпочечники являются важнейшим регулятором иммунологической реактивности организма, которая зависит от правильного соотношения в крови двух гормонов, выделяемых надпочечниками: минералокортикоидов, стимулирующих воспалительные процессы, и глюкокортикоидов, обладающих противовоспалительным свойством. При относительном увеличении содержания глюкокортикоидов в крови снижается иммунологическая реактивность.

Поэтому весьма важной задачей является разработка простых и доступных методов определения функционального состояния звеньев системы иммунитета. Это важно еще и потому, что ранняя диагностика снижения функций этих систем позволяет принять соответствующие меры к их повышению.

Огромное значение для правильной оценки состояния иммунологической системы специалиста приобретает постоянное наблюдение за состоянием его здоровья. Особого внимания в этом отношении заслуживают специалисты с длительно не заживающими царапинами, склонностью к воспалениям при поражениях кожи (гнойнички, нарывы и т. п.). Все это — проявление снижения иммунобиологической реактивности, и эти специалисты должны быть взяты под специальное врачебное наблюдение.

Существенное значение для поддержания высокого уровня иммунитета имеет витаминизация, а именно — применение больших доз витаминов С и А. В последнее время для поддержания высокого уровня иммунитета используется препарат «Левамизол».

Важно включать в рацион питания определенное количество фтора, солей кальция и фосфора, фторировать питьевую воду, давать внутрь таблетки, содержащие фтор, и т. п. [Овруцкий Г. Д., 1967].

 

2.1.3. Питание специалиста

Нельзя сбрасывать со счетов и питание специалиста, как во время выполнения задач, так и в повседневной жизни. Необходимо отметить, что он фактически живет в состоянии гиповитаминоза (за редким исключением). Это объясняется, в первую очередь, составом традиционных продуктов, используемых в пищу, а кроме того, изменением состава питания, произошедшим за несколько прошедших десятков лет. Именно в это время возникло преобладание в пище рафинированных продуктов питания, которые требуют большего расхода витаминов на их усвоение. Однако эта потребность не всегда может быть восполнена витаминами, присутствующими в рационе специалиста. Это часто приводит к быстрой утомляемости, усталости, повышенной нервной возбудимости, нервным срывам и некоторым другим состояниям, которые, в свою очередь, могут влиять на качество выполнения задач специалистом.

Кроме того, при формировании групп специалистов в настоящее время никем и никак не учитываются их группы крови, хотя это имеет существенное значение.

Так, доктором медицинских наук В. И. Печерским [14], изучавшим распределение групп крови народов северо-западных и юго-восточных регионов, имеющих различные традиции питания, было показано:

• наличие в плазме определенных веществ (изогемагглютининов) вызывает у их носителей реакцию несовместимости не только на переливание иногруппной крови, но и на определенные виды пищевых продуктов и некоторые другие воздействия среды;

• им был составлен перечень видов пищи, которая хорошо или, напротив, плохо усваивается лицами с разными группами крови;

• выявлены и обобщены данные о том, к каким видам микробов и вирусов лица каждой группы крови имеют выраженный иммунитет (заболевают в легкой форме), а какие виды для них очень опасны.

Зная групповую принадлежность крови, легче организовать индивидуально-потребное питание.

Лица с группой крови О (I):

• хорошо усваивают говядину, курятину, молочные продукты, пшеничный хлеб и овощи (бобовые, зелень и корнеплоды: репу, редьку, свеклу, морковь, картофель, помидоры, кукурузу и т. д.) при обязательной их кулинарной обработке;

• плохо усваивают свинину, баранину, крольчатину, утятину, гусятину;

• относительно легко переносят вирусные инфекции (ОРВИ, грипп, др.);

• тяжело переносят кишечные и простудные инфекции;

• подвержены высокой аллергизации;

• тяжело переносят травмы и шок.

Лица с группой крови А (II):

• хорошо усваивают свинину, говядину, курятину, пресноводные рыбопродукты, молочные продукты, ржаной хлеб, овощную зелень (огурцы, лук, чеснок, салат и т. д.), корнеплоды (редьку, морковь, свеклу, картофель и т. д.), бобовые;

• плохо усваивают баранину, крольчатину, утятину, гусятину, морскую рыбу и морепродукты;

• легко переносят простудные инфекции;

• тяжело переносят кишечные и вирусные инфекции (ОРВИ, грипп, др.);

• тяжело переносят травмы и шок;

• высокий риск аллергизации при работе с пылью.

Лица с группой крови В (III):

• хорошо усваивают баранину, крольчатину, утятину, гусятину, курятину, говядину, морепродукты, морскую рыбу, рис, зелень, козье молоко;

• плохо усваивают свинину, речную рыбу, бобовые;

• легко переносят кишечные инфекции, а значит, легко становятся бациллоносителями, что следует учитывать при контроле здоровья личного состава группы, при появлении в ней проявлений кишечных инфекций, их нежелательно назначать в наряды по столовой;

• тяжело переносят простудные и вирусные инфекции;

• травмы и шок переносят легко.

Анализ показал, что лица с группой крови В (III) составляют значительную часть населения Средней и Центральной Азии, Закавказья, где в основном преобладают мусульмане.

Лица с группой крови АВ (IV):

• всеядны, хорошо усваивают любую пищу;

• плохо переносят грибы, алкоголь, наркотические средства;

• легко переносят кишечные и простудные инфекции; легко становятся бациллоносителями, что следует учитывать при контроле здоровья личного состава группы, при появлении в ней проявлений как кишечных, так и простудных инфекций, их нежелательно назначать в наряды по столовой;

• тяжело переносят вирусные инфекции;

• травмы и шок переносят легко.

Кроме того, в последнее время получили подтверждение данные о возможности определять доминирующие черты характера человека на основании его группы крови. С группой крови связаны определенные биохимические свойства тканей и органов человека, что прямо отражается на его здоровье.

По данным психологов Д. Вендердейна, Жан Батиста Делякура, Пошитаке Номи и К. Танака:

Лица с группой крови О (I):

• обладают значительной выносливостью, отменным здоровьем, энергичны, волевые, умеют налаживать контакты. Наметив цель, будут бороться за нее до конца.

Недостатки: болезненно амбициозны.

Болезни: язва двенадцатиперстной кишки и желудка.

Лица с группой крови А (II):

• добросовестные, исполнительные. Фанаты дела, все остальное оценивают как менее важное. Могут работать в условиях сильных стрессов.

Недостатки: упрямство и неумение расслабляться.

Болезни: инфаркт миокарда, склероз, ревматизм, почечно-каменная болезнь, диабет.

Лица с группой крови В (III):

• стоят как бы посередине между лицами с группой крови А и 0. Явные и неприкрытые индивидуалисты, склонные поступать только так, как считают нужным, умеют легко приспосабливаться к обстоятельствам, гибки в отношениях с людьми. Не страдают отсутствием воображения, спокойны.

Лица с группой крови АВ (IV):

• эмоциональны, что часто бывает причиной внутренних разладов, нерешительности и сомнений, скрытны. В дружбе близки к идеалу. Данные ограничены, так как это очень редкая группа крови и потому мало изучена.

Учитывая, что специальные подразделения комплектуются без каких-либо ограничений по религиозным или национальным признакам, на наш взгляд, представляется целесообразным при комплектовании групп учитывать особенности, присущие лицам с различными группами крови.

Это позволит:

• во-первых, более оптимально подобрать состав группы, опираясь на доминирующие черты характера, присущие лицам с различной группой крови;

• во-вторых, рационализировать их питание в ходе выполнения боевой задачи и устранить те сложности, которые напрямую зависят от полноты и качества усвоения ими пищи (полученная энергия, работа желудочно-кишечного тракта и т. д.);

• учет того, что у некоторых лиц не вырабатываются те или иные необходимые для переваривания той или иной пищи ферменты, проведенный заранее, позволит сократить проблемы при выполнении боевых задач и сократить длительность восстановительного периода.

Нельзя сбрасывать со счетов и вредные привычки, которым подвержены специалисты (курение, употребление алкоголя), требующие дополнительного потребления витаминов, особенно витаминов группы А и С.

 

2.1.4. Повышение работоспособности специалиста

Повышение уровня физической подготовки и психологической устойчивости специалистов с целью повышения общего уровня работоспособности личного состава при выполнении специальных задач в системе выживания А.А.Кадочникова предполагает выполнение комплекса мероприятий:

• во-первых, организация собственно мероприятий по повышению истинной работоспособности специалиста, проводимых по специальным методикам. Особенностью занятий является то, что они, с одной стороны, носят целенаправленный характер, который обеспечивает оптимальную адаптацию всех компонентов организма специалиста, важных для той или иной специальной работы с большими объемами физических нагрузок, а с другой — проходят с повышенной интенсивностью, что приводит к активации адаптивных процессов в организме специалиста;

• во-вторых, в ходе таких занятий специалист получает повышенные психологические нагрузки, что за счет активации адаптивных процессов повышает порог психологической устойчивости центральной нервной регуляции.

Обусловлено это тем, что истинное увеличение работоспособности может быть достигнуто только тренировкой; другие мероприятия дают лишь кажущееся повышение за счет мобилизации резервов, защищенных вегетативной нервной системой.

Известно, что при необходимости эта защита может быть преодолена, например, при особой мотивации, в экстренных ситуациях или под действием фармакологических препаратов. Отметим, что работоспособность специалиста при постоянном объеме тренировки существенно возрастает уже в начальном периоде тренировки. В дальнейшем работоспособность (при постоянном объеме тренировки) повышается еще в некоторой степени, пока не достигнет стабильного устойчивого уровня (предел работоспособности при данных нагрузках); продолжение тренировки (с тем же объемом) уже не дает эффекта.

Стабильный уровень, который достигается путем увеличения объема тренировок, отражает максимум работоспособности.

Это схематически отображено на рис. 2.1.

Как указывалось выше, специалисты различных сроков призыва, получая дифференцированные нагрузки, определенные Программой, достигают своих базовых уровней подготовки и работоспособности, разной для специалистов различного призыва (см. рис. 2.2).

Рис. 2.2. Базовый уровень подготовки и работоспособности специалистов

Однако дальнейшее повышение работоспособности специалиста возможно лишь в том случае, если нарастает интенсивность тренировок. При этом следует помнить, что физиологические сдвиги, вызванные адаптацией в период тренировки, могут изменяться в обратном направлении после прекращения тренировок.

В случае адаптивных изменений сердечно-сосудистой и мышечной систем быстро приобретаемое состояние тренированности столь же быстро утрачивается. Приобретенные процессы координации, связанные с деятельностью центральной нервной системы, двигательные стереотипы — более устойчивы. Раз усвоенные, утрачиваются очень медленно, даже если их не практикуют годами, отсюда потребность проведения целенаправленных тренировок.

Отметим, что регулярность тренировок — важна, но сама по себе недостаточна. Тренировка полезна только тогда, когда она подводит человека к грани его возможностей, когда она будет попыткой побить свой собственный вчерашний рекорд. Успех будет тогда и только тогда, когда человек побеждает в первую очередь себя, свою лень, страх, неуверенность и т. д.

Наиболее полно это достигается на занятиях на тактическом фоне с использованием принципа «учить тому; что нужно на войне».

Такие занятия, проводимые в различное время года и суток, с выполнением строго определенной тактической задачи характеризуются наличием повышенных по сравнению с программными физических и психологических нагрузок (связанных с необходимостью выполнения конкретной задачи в заранее спланированных командиром условиях обстановки, включая и противодействие «противника») и позволяют:

• повысить сплоченность групп специалистов, выполняющих конкретную задачу, выявить слабые моменты в их подготовке, экипировке, взаимодействии;

• повысить реальную способность специалистов к выполнению боевой задачи за счет повышения их мастерства при выполнении специальных задач;

• повысить реальную физическую готовность и психологическую устойчивость за счет адаптации организма специалиста к действиям в условиях повышенных физических и психологических нагрузок по сравнению с программными, а следовательно, поднять реальный уровень здоровья специалистов.

Общим итогом таких занятий на тактическом фоне является реальная возможность достижения более высокого базового уровня работоспособности и состояния здоровья специалиста за счет активации адаптивных процессов в его организме по сравнению с определенным Программой, что схематично представлено на рис. 2.3.

Рис. 2.3. Рост предела работоспособности специалиста за счет активации адаптационных процессов в его организме

Планируя и проводя занятия на тактическом фоне с разными по уровню обученности группами (например, группами, сформированными из специалистов различного срока призыва), командир может четко планировать величину нагрузок, получаемых каждым из специалистов (как за счет варьирования сроков выполнения учебной задачи, так и их сочетания по времени). Строгое дозирование физических нагрузок для разных групп специалистов проводится на основе оперативных расчетов по реально выполняемым задачам. Использование световых, шумовых и других специальных эффектов, специфически действующих на психику обучаемых в ходе выполнения ими учебной задачи на тактическом фоне, позволяет комплексно и эффективно повышать:

А. В тактическом плане или в плане повышения готовности подразделения:

• достижение ими базового уровня, свойственного специалистам более старшего призыва;

• иметь значительно большее число групп специалистов, способных на данный момент выполнять задачи повышенной сложности.

Планируя и проводя подобные тренировки для всего подразделения, разнося по времени и месту занятия со специалистами различного призыва, можно поднять общий уровень готовности (работоспособности) подразделения в целом. Итог таких занятий — большее количество групп, готовых к выполнению боевых задач со степенью 0,7–0,85 от максимальной.

В последующем это позволяет при минимально коротких сроках восстановительного периода поднять эту степень готовности до 0,95.

Такая целенаправленная тренировка специалистов позволяет повысить уровень готовности к выполнению боевых задач подразделения в целом, а кроме того, сократить сроки восстановительного периода после выполнения боевой задачи.

Б. В плане повышения реального уровня здоровья: испытывая целенаправленные повышенные нагрузки (физические и психологические), организм специалиста формирует на них физиологический ответ, идет активация адаптивных процессов, результатом которых и является повышение общей работоспособности специалиста.

Схематично процесс наращивания уровня готовности специалистов различного срока службы к выполнению боевых задач на тактическом фоне (условное название «волна») представлен на рис. 2.4.

1, 2, 3 — конечные уровни подготовки специалиста по периодам службы (определенные действующими программами подготовки);

1*, 2*, 3* — конечные уровни подготовки специалиста по периодам службы за счет использования методики подготовки «волна».

Рис. 2.4. Принципиальная схема наращивания уровня готовности специалистов к выполнению боевых задач на тактическом фоне ("волна")

Здесь необходимо подчеркнуть, что при проведении занятий по данному методу следует четко контролировать объем нагрузок, которые получает в их ходе каждый специалист, они должны составлять до 90 % от норм расчета нагрузок при выполнении реальных задач, начиная с первого периода службы, предусмотренных Программой. Для остальных специалистов (второго — четвертого периода службы) эти нагрузки могут превышать и 100 % от норм расчета таких нагрузок, предусмотренных Программой, с целью вывода их на более высокий уровень работоспособности.

Занятия, проводимые на тактическом фоне, являются чрезвычайно информативными в смысле физиологического ответа организма специалиста на повышенные физические и психологические нагрузки. Первоначальная совокупность данных медицинского обследования здоровья специалиста перед началом подготовки, а также данные физиологических показателей организма специалиста в ходе повседневных занятий по Программе подготовки позволяют сформировать «медицинский портрет» каждого специалиста.

Фиксация физиологических параметров организма специалиста в ходе выполнения им задач, связанных с повышенными (но дозируемыми) физическими и психологическими нагрузками, например сразу после марш-броска, после кратковременного отдыха (привала) и т. д., позволяет составить более подробный «медицинский портрет» специалиста с указанием его персональной переносимости конкретных объемов нагрузок и периодами восстановления после них.

На основе этих наблюдений, кроме текстовых описаний реакций организма специалиста на то или иное воздействие, можно составить и номограммы зависимостей физиологических показателей организма специалиста от вида и величины физических и психологических нагрузок, как приложение к «медицинскому портрету» специалиста.

Наличие такого «медицинского портрета» специалиста окажет существенную помощь при проведении экспресс-анализа состояния его здоровья, особенно сразу же после выполнения боевой задачи и возвращения, т. е. позволит более оперативно и объективно решить вопрос об объеме и сроках восстановительного периода для него. Вариант набора данных для такого «медицинского портрета» специалиста приведен в приложении 2.

Следует отметить, что для правильной и адекватной фиксации физиологического ответа организма специалиста на физические нагрузки необходимо правильно подобрать физиологические тесты.

Главными критериями ценности тестов, которые должны обеспечить достоверность полученных результатов, могут являться:

Объективность. Для объективного теста характерно то, что его результаты не зависят от исследователя.

Надежность. С помощью этого критерия оценивают, с какой точностью определены характеристики того или иного человека либо особенности его поведения.

Достоверность. Достоверность теста — это степень реальности, с которой он позволяет оценить конкретные свойства индивида или его поведения. Достоверность также имеет несколько аспектов.

Например, если необходимо убедиться в том, что тест на работоспособность действительно позволяет измерить работоспособность, можно проделать это путем сравнения результатов, полученных другим независимым способом (внешний критерий), достоверность которого установлена. При разработке новых методик для тестов их достоверность обычно представляет наиболее трудную проблему.

Специфичность означает степень, в какой тест обеспечивает принятие правильных отрицательных решений (рассчитывается как отношение числа правильных отрицательных решений к общему числу лиц, у которых данный признак отсутствует).

Чувствительность означает, в какой степени тест обеспечивает принятие правильных положительных решений (рассчитывается как отношение числа правильных положительных оценок к общему числу лиц, у которых выявляется данный признак).

Норма. Проблема нормы означает, что дать оценку тому или иному результату (провести диагноз) зачастую можно лишь тогда, когда имеется представительная величина для сравнения (соблюдена репрезентативность выборки). Только в этом случае можно с использованием методов математической статистики, например метода регрессионного анализа, оценить достоверность полученных результатов. На практике выбрать (установить) нормы для сравнения оказывается значительно сложнее, чем кажется. Недостаточно, например, произвольно отобрать «здоровых лиц» и принять среднюю величину, полученную при их обследовании, за норму.

Это обусловлено следующими причинами.

• Понятие «здоровый человек» определено недостаточно точно.

• Естественная индивидуальная вариабельность весьма существенна даже для здоровых людей в зависимости, например, от биологических ритмов, возраста и т. д.

• Следует учитывать также и внутрииндивидуальную вариабельность; например, после физической работы можно наблюдать существенные отклонения от нормы в условиях отсутствия каких-либо патологических изменений, т. к. на практике отклонения от нормы необязательно связаны с патологией.

• Кроме того, результаты тестов на работоспособность часто выражают с учетом массы тела (относительные величины), однако для оценки индивидуальных случаев такое обобщение зачастую непригодно; следует принимать во внимание требования, предъявляемые конкретной задачей.

Это необходимо по следующим причинам:

— когда человек перемещает только массу собственного тела, физиологические параметры работы у разных лиц можно наилучшим образом сопоставить, соотнеся их с массой тела;

— для случая переноски (подъема) тяжестей полезнее выражать результаты по отношению к абсолютной работоспособности или к общей массе (масса тела плюс масса груза);

— если необходимо оценить работоспособность мускулатуры, предпочтительно соотнести результаты с массой мышц (с которой коррелирует «безжировая масса тела»).

Перечень тестов, рекомендуемых медицинской литературой, посвященной физиологическим исследованиям организма человека, признанных эффективными и удовлетворяющими вышеописанным требованиям и используемых при подготовке специалистов по системе выживания А. А. Кадочникова, приведен в приложении 4.

В отличие от тренировок, введение допинга означает попытку повысить работоспособность с помощью фармакологических препаратов. Считается, что некоторые вещества способны мобилизовать резервы, защищенные вегетативной нервной системой. К ним относятся препараты, имитирующие эффект адреналина (т. е. вызывающие искусственную реакцию тревоги) или подавляющие контроль по механизму обратной связи и, следовательно, передачу информации о симптомах истощения, либо препараты, нарушающие обработку информации (психоактивные препараты).

Употребление допинга, таким образом, связано со значительным риском для здоровья.

Анаболики представляют собой вариант допинга; эти вещества воспроизводят анаболический эффект мужских половых гормонов, увеличивая и ускоряя образование белка в мышцах. Риск для здоровья заключается в их побочном влиянии на гормональный баланс и возможности повреждения сухожилий, связок и суставов из-за перегрузок.

 

2.1.5. Адаптация к работе в сложных условиях

Целенаправленная подготовка специалиста, кроме того, должна включать и развитие специфических качеств — таких, как развитие внимания, зрения, слуха, обоняния, мышечного чувства, боевого рефлекса на готовность немедленного ведения боя и т. д.

Обусловлено это тем, что если мимо специалиста (в ходе выполнения им задачи) пройдет важная оперативная информация (вследствие неразвитости чувств внимания, зрения, слуха и т. д.), никакое физическое и интеллектуальное его превосходство над противником, если тот первым обнаружит специалиста и применит по нему оружие, практически уже не поможет.

Все перечисленное выше необходимо для реализации единственной цели — специалист обязан первым обнаружить противника и принять меры либо по его уничтожению, либо по уклонению от боя (если этого требует выполняемая им задача), а это и требует развития специфических качеств, повышения общей психофизиологической реакции, быстроты и точности действий в экстремальных ситуациях.

То, что специалисты специальных подразделений, выполняющие свои задачи в составе малочисленных групп, в отрыве от своих подразделений, должны быть во всех отношениях сильнее противника (действующего большими силами и в условиях возможности их наращивания при необходимости), сомнению не подлежит, ибо в противном случае может оказаться невыполненной боевая задача. Кроме того, как показывает практика, в этом случае (при прочих равных условиях) всегда выигрывает тот, кто обладает более тонким восприятием окружающей обстановки, повышенным уровнем внимания и наблюдательности, обостренным чувством опасности и интуитивной проницательностью.

Развитие органов чувств специалиста

Известно, что многие факторы, определяющие физическую и умственную работоспособность, систематически изменяются в течение дня. Опыты, описанные в литературе, показали, что внутренний, так называемый «циркадианный» ритм синхронизирован с 24-часовым суточным циклом посредством внешних «увлекающих» (задающих ритм) факторов различного характера. Систематические исследования изменений работоспособности в течение суток позволили выявить значительные ее вариации.

У лиц, работающих в разное время суток, происходит десинхронизация внешних сигналов, задающих ритм, причем природные сигналы, зависящие от вращения Земли, не меняются, а некоторые социальные (необходимость выполнения той или иной работы в различное время суток) сдвигаются. Показано, что люди никогда не приспосабливаются к ночной работе на уровне своих биологических ритмов, и с этим необходимо считаться, однако в ходе ночных занятий у специалистов происходит определенная адаптация к таким работам в значительно большей степени, чем без таковых.

Особенностью же боевой работы специалистов является то, что им, как правило, приходится работать (выполнять задачи) в темное время суток, т. е. в условиях, когда работоспособность (физическая и умственная) понижена, с одной стороны, затруднено (а порой и невозможно) полноценное получение информации, поступающей от их органов чувств, с другой стороны. Следовательно, чтобы иметь преимущество над противником, у специалиста должны быть натренированы (развиты) его органы чувств таким образом, чтобы он смог получить информацию и в тех условиях, когда не тренированный подобным образом человек не получит ничего.

Возможно ли это?

Специалисты, занимающиеся по системе выживания А. А. Кадочникова, положительно отвечают на этот вопрос как в теоретическом плане, так и практически, имея в своем арсенале специальные методики по нетрадиционному развитию органов чувств.

На чем они основаны и что дают специалисту?

Специальные методики, используемые в системе выживания А. А.Кадочникова, по сути, есть систематизация широко известного, дополненная, в частности, методиками, адаптированными к условиям выполнения боевых задач, прошедшими практическую проверку в элитных спецподразделениях, использующих опыт фито- и рефлексотерапии, повышающих их эффективность.

В нервной системе человека взаимосвязано все. Однако скрытые качества человека проявляются далеко не у всех, а только у тех, кто либо тренировался по специальным методикам, либо у тех, кого заставила жестокая необходимость, у кого проявился специфический рефлекс преодоления того или иного жизненного препятствия. Внутренние психофизиологические резервы человека, пробужденные и вызванные к действию, многократно усиливают и увеличивают эффективность его нервной рефлекторной и физической деятельности. На этом принципе мобилизации внутреннего психофизиологического потенциала и была основана система боевой подготовки многих специальных подразделений в различных странах мира.

Например, в литературе много писалось и пишется о сверхъестественных способностях, достигнутых различными мастерами боевых искусств мира, в частности японских ниндзя. Насколько здесь переплетаются вымысел и правда, сказать трудно. Так, контрразведка царской России сталкивалась с ними (или лицами, выдающими себя за ниндзя) еще в прошлом столетии, когда некоторые из них были захвачены в плен и допрошены. Реальные способности японских разведчиков, выявленные еще в те далекие времена, действительно впечатляли.

Однако при близком медицинском изучении их «физиологического феномена» все оказалось гораздо проще, чем об этом говорилось тогда и пишется сегодня. Как оказалось, в природе (и человеке как одной из ее составляющих) все естественно и объясняется гораздо проще.

Зрение

Философ и физик Якоб Фридрих Фриз из Йены в 1818 г. опубликовал «Руководство по психологической антропологии», в котором писал: «Там, где речь идет о познании Природы, люди руководствуются тем, что они видят. Только зрение позволяет проникнуть за пределы Земли, до звезд, а на самой Земле оно дает больше всего впечатлений, охватывает самые дальние расстояния и обеспечивает максимальную легкость понимания. Зрячий человек воспринимает всю жизнь природы вокруг себя посредством света и цвета; глаз придает смысл нашему миру». Попытаемся рассмотреть физиологические аспекты «придания миру смысла».

Рассмотрим работу глаза более подробно, чтобы понять, в чем же заключаются проблемы с постановкой зрения специалиста.

То, что воспринимается зрением, есть результат взаимодействия сенсорных и двигательных механизмов глаза и ЦНС, поскольку как произвольные, так и непроизвольные движения глаз, головы и тела заставляют изображение окружающего мира на сетчатке смещаться каждые 200–600 мкс. Мозг создает целостную и непрерывную картину окружающего из последовательности дискретных изображений на сетчатке, которые слегка различны в левом и правом глазах (по законам геометрической оптики) и изменяются от одного момента фиксации взгляда к другому. Несмотря на смещение этих изображений, мы видим неподвижные предметы именно неподвижными, расположенными под одними и теми же углами к нам, т. е. в устойчивой системе координат.

Общая схема глаза человека и схема формирования изображения в нем представлена на рис. 2.5.

Рис. 2.5. Схема горизонтального сечения глаза

Движения, изменяющие направление взгляда наблюдателя, устанавливают глаз в такое положение, при котором изображение интересующего объекта попадает как раз в то место сетчатки, где острота зрения максимальная. Если этот объект достаточно крупный, взгляд проходит по всем его участкам за счет небольших резких скачков глаз (саккад). Эти активные моторные компоненты зрения выражаются такими терминами, как «сканирование», «обзор», «осмотр» и т. д. Только когда мы погружаемся мыслями в себя и не обращаем внимания на окружающее, наш взгляд направлен в «пространство».

Когда оба глаза движутся одинаково в системе координат внешнего пространства — вверх, вниз, влево или вправо, при этом веки поднимаются, когда мы смотрим вверх, и опускаются, когда мы смотрим вниз, движения глаз называются содружественными.

Когда движение одного глаза примерно зеркально симметрично движению другого относительно системы координат головы, движения глаз называются вергентными.

Если же точка фиксации взгляда перемещается издали все ближе и ближе, оба глаза совершают так называемое конвергентное движение (глаза сходятся в сторону переносицы). Если же осуществляется перевод взгляда с ближнего предмета на дальний, то глаза совершают так называемое дивергентное движение. При рассматривании объектов на большом расстоянии зрительные оси глаз расходятся до такой степени, что становятся практически параллельными друг другу.

Электромагнитное излучение в диапазоне длин волн от 400 до примерно 750 нм воспринимается человеком как свет. Важнейшим его источником для нас служит солнце. В случае радуги мы видим, как его желтовато-белый свет разделяется на свои составляющие — спектр разных длин волн.

Длинноволновые компоненты воспринимаются нами как красный цвет, а коротковолновые — как сине-фиолетовый.

В пределах видимого спектра монохроматическим называют электромагнитное излучение с очень узким диапазоном волн. Большинство окружающих нас предметов поглощает или отражает разное количество света в зависимости от длины его волны. Если спектральная отражательная способность объекта распределена в видимом диапазоне волн неравномерно, мы воспринимаем его поверхность как разноцветную.

Зрение базируется, прежде всего, на восприятии контрастов светлого и темного, а для поверхностей с неоднородной спектральной отражательной способностью — на восприятии цветовых контрастов. Именно за счет цветового контраста мы различаем объекты, между которыми нет физического контраста. Средняя яркость естественной окружающей среды варьирует в широких пределах: ночью при пасмурном небе она составляет примерно 10-6 кд/м2 (кд — кандела), в ясную безлунную ночь — 10-3 кд/м2, в полнолуние при безоблачном небе — 10-1 кд/м2, а в солнечный день при наличии хорошо отражающих поверхностей (например, на снежном поле) — до 107кд/м2. Зрительная система приспосабливается к этому огромному диапазону посредством различных адаптационных процессов, которые позволяют зрению функционировать в диапазоне воспринимаемой энергии, крайние значения которой соотносятся друг с другом примерно как 1:1011. Однако реально при постоянном освещении оно должно адаптироваться в значительно более узком диапазоне — приблизительно 1:40, что соответствует различиям в средней отражательной способности большинства окружающих нас предметов, за исключением зеркальных поверхностей. Подстройку к сильно варьирующемуся уровню внешнего освещения облегчает наличие двух систем сетчаточных рецепторов с разными абсолютными порогами. При нормальном дневном свете работают колбочки (фотопическое зрение), а в сумерках и ночью палочки (скотопическое зрение).

В первом случае (при фотопическом зрении) у предметов различимы как их яркость, так и окраска. Во втором случае (при скотопическом зрении) цвета не различаются, хотя даже и при свете звезд предметы не одинаковы по яркости. Переход между скотопическим и фотопическим называют мезопическим зрением. При нем возможно ограниченное цветоразличение. Общий вид предмета, формируемый зрением, при различном его освещении представлен на рис. 2.6.

Рис. 2.6. Предмет при: а — фотопическом зрении (дневное освещение) и б — скотопическом зрении (ночное освещение)

Как правило, мы воспринимаем окружающие предметы неизменными по форме и размеру, хотя на самом деле их угловые размеры и форма изображений на сетчатке непостоянны. Например, велосипедист в поле нашего зрения всегда кажется одинаковым по величине, независимо от расстояния до него. Колеса велосипеда воспринимаются как круглые, хотя на самом деле их изображения на сетчатке могут стать узкими эллипсами. Это явление постоянства формы и размера демонстрирует роль опыта в видении окружающего. Он влияет и на восприятие глубины внешнего пространства. Область в пределах нашей непосредственной досягаемости и поблизости от нее, доступная для взаимодействия с окружающими предметами, является «евклидовой» г т. е. равные по длине отрезки в ней воспринимаются одинаковыми по всем направлениям. Однако для более дальнего окружения это не так. Можно убедиться в этом на собственном опыте. Если смотреть с высоты 100–150 м вниз, люди и машины там кажутся маленькими (игрушечными), однако если их же рассматривать на расстоянии 100–150 м по горизонтали, они сохранят свой «истинный» размер.

Фигура и фон при восприятии формы

Различные фигуры можно видеть только тогда, когда они выступают из «фона». В определенных условиях разница между фигурой и фоном бывает неоднозначной. Это иллюстрирует рис. 2.7. На нем можно различить белый квадрат (а) на темном фоне, либо силуэт черного кубка (или подсвечника) на белом фоне, либо два белых улыбающихся друг другу лица в профиль на черном фоне (в), т. е. идет постоянное чередование фигуры и фона. Одновременно воспринимать обе эти формы невозможно.

Рис. 2.7. Примеры оптических иллюзий

Если долго смотреть на изображение, фигуры и фон неизбежно будут чередоваться. Серый круг кажется значительно темнее на белом фоне (б), длина двух вертикальных линий (г) кажется разной, хотя на самом деле их длина одинакова. Если смотреть на изображенный на рисунке (д) куб Неккера некоторое время (одним глазом или обоими), его ориентация покажется изменчивой — ребро «1» оказывается расположенным то спереди, то сзади. Можно произвольно заставить куб Неккера не «перепрыгивать» из одного положения в другое, однако «удержать его на месте» удается не более чем на несколько секунд.

Человек до 80 % информации получает через зрение. Правильная постановка зрения особенно важна для специалиста. Не секрет, что практически все смотрят на окружающие нас предметы, однако при этом — не все видят. Это несколько утрированное положение можно пояснить на следующем примере.

Проходя по скверу (улице и т. д.), мы спокойно можем смотреть (любоваться) на открывающийся перед нами вид. Какие-то элементы увиденного врезаются в нашу память, однако многое и многое из того, на что мы смотрели, так и не увидели, потому что это не оставило следа в нашей памяти хотя бы и из-за того, что не привлекло нашего внимания. Напрягите память и вспомните, например, как был одет продавец магазина, у которого вы только что совершили покупку, какого цвета у него глаза, волосы и т. д., и вы поймете правильность вышеприведенного положения.

Специалист же должен видеть все, включая все те незначительные отклонения от естественного, присущего данному участку местности (объекту) фону, созданные (вызванные) деятельностью человека. Коротко говоря, специалист должен «схватывать» глазами нужные явления и предметы в мельчайших деталях и в любой обстановке. Одновременно им проводится экспресс-анализ полученной визуальной информации, выявляются ее соответствие или несоответствие данному моменту времени и возможные причины такого несоответствия для принятия того или иного решения.

Поэтому зрение специалиста (включая ночное) необходимо всемерно развивать и укреплять достигнутые результаты.

Риторический вопрос

Вы можете представить себе специалиста специального подразделения в очках? По всей видимости, никогда, так как само определение специалист и очки — несовместимы.

Однако зрение имеет свойство со временем ухудшаться. Можно ли с этим смириться? Ответ большинства опрошенных можно свести к следующему — против природы не попрешь. Тут возникает закономерный вопрос: а виновата ли в этом (в том, что у Вас ухудшается зрение) мать-природа? Может быть, в этом виноваты лично Вы, не занимающийся поддержанием и сохранением своего (а не дядиного) здоровья (конкретно зрения)? Может быть, в этом виновата Ваша лень, не позволяющая Вам заняться элементарными упражнениями по его сохранению, или Вам, может быть, показалось, что в очках лично Вы выглядите более импозантно?

Ведь существуют и отлично действуют различные методики сохранения и развития зрения, лучшая из которых, разработанная академиком М. Норбековым, дает практически 100 %-й результат. Что, трудно подняться, пройти в книжный магазин и купить нужную методику или, в крайнем случае, в библиотеку? Или просто легче зайти в «Оптику» и заказать очки? Решайте сами, хозяин — барин. А это лишь один из примеров нашего с Вами отношения к своему личному здоровью.

Слух

Известно, что люди, тренирующие слух, начинают его ощущать всем своим естеством, но эти ощущения специфичны для каждого человека. Звуки начинают не только слышать, но и… видеть. Это объясняется взаимодействием слуховых и зрительных центров, расположенных рядом. Тренированным слухом можно чувствовать звуки на вкус и ощущать цвет — для обычного человека эта информация фантастична, а для музыкантов — довольно частое явление. «Цветным» слухом в потенциале обладают все люди. Некоторые из них даже «видят» форму звука визуально.

Говорить о необходимости тренированного слуха для специалиста — излишне, специалист, конечно, не готовится к работе в филармонии, но от тренированности его слуха, его способности первым услышать противника порой могут зависеть как выполнение задачи, так и сама его жизнь.

Для тренировки слуха в системе выживания А.А. Кадочникова также существует ряд методик, известных с давних времен, например, такой несложный, но от этого не менее эффективный дедовский способ, дошедший до нас от казаков кубанских пластунских полков. Недалеко от себя кладут ручные или карманные часы и ложатся возле них на спину с закрытыми глазами, но на таком расстоянии, чтобы работа часового механизма отчетливо улавливалась слухом. Постепенно от часов отодвигаются, чтобы их работа была слышна еле-еле. На такой дистанции прислушиваются к тиканью механизма несколько минут, ни о чем больше не думая, сосредоточиваясь только на этих звуках. По мере тренированности часы отодвигаются все дальше и дальше. Если случайно окажется, что часы отодвинуты слишком далеко и звук часового механизма не слышен, то в этом случае предпринимается попытка услышать звук часового механизма не за счет напряжения слуха, а за счет обострения слухового внимания. Между вниманием и слухом существует физиологическая связь. Именно обостренное внимание к источнику звука обостряет и тренирует слух. Для повышения остроты слуха при этом можно использовать легкий нажимающий массаж зон ушных раковин. Более всего слух развивается при длительной работе ночью в экстремальной обстановке, причем довольно быстро, что наиболее четко проявляется в ходе занятий на тактическом фоне.

Кроме остроты слуха, специалисту важна и тренировка слуха по направлению.

Слуховая ориентация в пространстве

Центральная слуховая система очень важна для пространственной ориентации. Как известно из повседневного опыта, при бинауральном слухе, т. е. когда оба уха обладают одинаковой остротой, направление на источник звука можно определить достаточно точно. Физическая основа такой дирекциональности в том, что обычно одно ухо расположено от него дальше, чем другое. Распространяясь с конечной скоростью, звук достигает более удаленного уха позже и с меньшей силой, а слуховая система способна выявить ее разницу в двух ушах уже на уровне 1 дБ. На рис. 2.8 показан метод расчета разницы во времени прохождения звука.

Разница в расстоянии, преодолеваемом звуком, составляет:

As = d — sin а,

где:

d — расстояние между ушами;

а — угол, под которым источник звука расположен относительно испытуемого.

Тогда временная задержка At прихода звука составит: At = As/ с;

где: с — скорость распространения звука при данных условиях атмосферы.

Рис. 2.8. Расчет разницы во времени достижения звуком правого и левого уха

Человек способен уловить задержку всего в 3·10-5 с, что соответствует отклонению источника звука от средней линии примерно на 3°. При оптимальных условиях можно различить и вдвое меньший угол.

Данные рассуждения правильны лишь при условии, что оба уха у данного человека слышат одинаково, т. е. острота слуха каждого звука одинакова.

Однако здесь существует некоторая особенность.

Реально у абсолютного большинства людей острота слуха каждого уха различна. Это не отмечается ими в повседневной жизни, так как практически разница отклонения источника звука от средней линии на угол 7 — 10 градусов для них не имеет значения — услышав звук, человек поворачивается в его сторону и визуально корректирует разворот головы в его направлении.

Иное положение у специалиста. Для него источник звука зачастую является источником потенциальной опасности, по которому необходимо применение оружия, и от точности определения направления на этот источник звука может зависеть его жизнь.

Поэтому специалист обязан знать, какое именно его ухо обладает большей остротой, чтобы научиться правильно, с учетом именно этого обстоятельства, разворачивать сначала голову, а затем и оружие на источник звука даже в темноте. Методика применения оружия в темноте «по слуху» дана в другой работе серии «Антитеррор».

В лесу хорошая слышимость, но звук нередко распространяется в виде эха, чем создается ложное представление о направленности и количестве источников звука. Известен обычный прием — две ладони, рупором приставленные к ведущему уху, намного улучшают распознавание звука и его направление.

В тумане, при высокой влажности воздуха и после дождя, зимой, в безветренную ночь звук распространяется лучше и дальше. Но в тумане искажается направление звука.

Для улучшения восприятия звука можно использовать целую совокупность подсобных приемов, когда для улучшения слышимости используются, например, такие подручные предметы, как малая саперная лопата, солдатская фляжка, плащ-палатка, сухая доска и многое другое.

Острота слуха специалисту важна и в ряде других случаев. Например, у человека, находящегося в состоянии готовности к агрессивным действиям, так или иначе изменяется тембр голоса вследствие внутреннего мобилизационного напряжения. Натренированным слухом по изменению голосовых частот можно определить скрытую агрессию, настороженность, подавленность, страх, каким бы равнодушным видом это ни маскировалось.

Внимание

Говоря упрощенно, внимание — это направленность и сосредоточенность сознания. Различают внимание непроизвольное (непреднамеренное) и произвольное (преднамеренное).

Непроизвольное внимание — это внимание, возникающее без всякого намерения человека, например, когда человек наблюдает какой-либо интересный процесс. Такой вид внимания не требует напряжения.

Другой вид внимания — произвольный, когда надо «открывать дверь» в свое сознание, имея определенную цель. Это внимание из сферы «надо», «необходимо», когда для работы мозга нужно приложить усилие воли, т. е. добиться этого можно только при напряжении сил — иначе или ничего не получится, или получится очень плохо. В этом случае все зависит от заинтересованности в конечном результате и намерения его достичь, что практически невозможно без волевых усилий со стороны специалиста.

Обоняние

Обоняние — это способность живого организма улавливать носом выделения, свойственные тому или иному объекту материального мира, иногда и ничтожные по количеству. Обоняние человека весьма чувствительно (дегустаторы) и, как считают многие исследователи, едва ли не больше, чем у собаки. Но большинству это практически не нужно в повседневной жизни, поэтому они ничего и не улавливают.

Для специалиста тренированное обоняние трудно переоценить, так как оно способно не только улавливать тончайшие запахи, но и определять их направленность. Так, очень характерные запахи имеют не чищенное после стрельбы оружие, ружейные масла, средства ГСМ, отдельные пищевые продукты, которые не спутает даже нетренированный человек. В безветренную погоду запахи распространяются очень быстро и на значительное расстояние. Тренированный нос чувствует вышеперечисленные запахи на 150–200 м, а табачный и пороховой дым — на расстоянии до 500 м.

В лесу визуальная дальность обнаружения противника ограничена, поэтому большая часть информации поступает от органов слуха и обоняния. Обнаружение противника по специфическому запаху на дистанции в 150–200 м — гарантия возможности перехвата инициативы, т. к. это уже больше, чем реальная дистанция боя в лесу. Но такие результаты могут достигаться только теми, кто не курит, а это как минимум еще один повод задуматься о борьбе с вредными привычками.

Укажем, что, несмотря на тренированные (развитые) зрение, слух, обоняние, всегда можно использовать с пользой для дела дополнительные приемы активизации нервной системы, обостряющие восприятие. Известно, что сахар и глюкоза — энергетические вещества, необходимые для работы сердца, мозга и нервной системы в целом.

Специально подобранные комплексы витаминов поднимают иммунитет, использование методик рефлексотерапии в совокупности с применением средств фитотерапии позволяет резко снизить пагубное влияние на организм специалиста высоких физических и психологических нагрузок, испытываемых им при выполнении специальных задач.

Подводя итог, следует отметить, что целенаправленное развитие органов чувств, которые, по сути, являются фрагментами мозга, выполняющими функции чувствительных датчиков, не только возможно, но и обязательно для специалиста, резко повышает его потенциальные возможности при встрече с противником.

Собственно методики постановки и развития органов чувств достаточно просты, известны с давних времен, ими может овладеть любой желающий. Специальные методики их постановки и развития, используемые в системе выживания А.А.Кадочникова, по сути, есть систематизация широко известного (традиционного), дополненная, в частности, нетрадиционными методиками и использующимися в ходе боевых действий способами и методами, повышающими их эффективность.

Дыхание

Одним из важнейших направлений развития здоровья специалиста является постановка дыхания. Не секрет, что практически каждый из нас сталкивался с проблемой дыхания при выполнении той или иной физической работы (выполнении тяжелых физических упражнений), когда результат оказывается плачевным только потому, что не хватило «дыхалки».

Вернемся к рассмотрению, казалось бы, всем известного процесса — акта дыхания.

Дыхание является одной из наиболее важных физиологических функций человеческого организма, связанных с обменом веществ. Посредством дыхания осуществляется обеспечение организма кислородом и выделение из него углекислого газа.

Дыхание включает следующие процессы:

• обмен воздуха между внешней средой и альвеолами легких (внешнее дыхание, или вентиляция легких);

• обмен газов между альвеолярным воздухом и кровью, протекающей через легочные капилляры (диффузия газов в легких);

• транспорт газов кровью;

• обмен газов между кровью и тканями в тканевых капиллярах (диффузия газов в тканях);

• потребление кислорода клетками и выделение ими углекислоты (клеточное дыхание).

Внешнее дыхание осуществляется в результате ритмических дыхательных движений грудной клетки. Акт вдоха (инспирация) совершается вследствие увеличения объема грудной полости. Это происходит в результате поднятия ребер и опускания диафрагмы. При этом поднятие ребер обеспечивается сокращением наружных межреберных и межхрящевых мышц, а опускание диафрагмы — сокращением ее мышечных волокон. При форсированном (усиленном) дыхании в акте вдоха участвует ряд вспомогательных дыхательных мышц, разгибающих грудной отдел позвоночного столба и фиксирующих плечевой пояс с откинутыми назад плечами.

Акт выдоха (экспирация) происходит обычно пассивно: в результате расслабления дыхательных мышц под тяжестью ребер и под действием упругих сил реберных хрящей, стенок живота и брюшных внутренностей. При форсированном выдохе объем грудной клетки дополнительно уменьшается в результате сокращения внутренних межреберных мышц, мышц живота, оттесняющих органы брюшной полости и купол диафрагмы кверху. Помещенные внутри грудной клетки легкие отделены от ее стенок плевральной полостью (плевральная щель). При вдохе, когда объем грудной клетки увеличивается, давление в плевральной щели уменьшается, объем легких растет, и давление в них понижается.

При выдохе, когда объем грудной полости уменьшается, давление в плевральной щели немного увеличивается, растянутая легочная ткань несколько сжимается, а давление в легких незначительно повышается.

Как во время вдоха, так и во время выдоха эластичная ткань легких остается в растянутом состоянии. Это является причиной того, что давление в плевральной щели во время спокойного вдоха на 9 мм рт. ст., а во время спокойного выдоха на б мм рт. ст. ниже атмосферного.

Жизненная емкость легких приблизительно в 8 раз больше их дыхательного объема (в состоянии покоя). Это позволяет за счет изменения глубины дыхания при постоянном числе дыхательных движений (в состоянии покоя 16–20 дыхательных движений в минуту) изменять минутный объем вентиляции легких. Объем выдыхаемого воздуха по сравнению с объемом вдыхаемого воздуха несколько меньше в связи с тем, что углекислого газа выделяется меньше, чем поглощается кислорода, так как последний частично используется в организме на окисление водорода и образование воды, выделяемой с мочой и потом. Состав выдыхаемого воздуха отличается меньшим содержанием кислорода (около 16,3 %) и большим содержанием углекислого газа (около 4 %) по сравнению с составом атмосферного (вдыхаемого) воздуха (соответственно 20,94 % и 0,03 %). При этом состав выдыхаемого воздуха существенно зависит от интенсивности обмена веществ организма и от объема легочной вентиляции.

Газообмен в легких осуществляется в результате диффузии углекислого газа из крови в альвеолярный воздух и кислорода из альвеолярного воздуха в кровь. Диффузия газов происходит вследствие разности между парциальным давлением этих газов в альвеолярном воздухе и напряжением их в крови. Напряжение кислорода в артериальной крови равно 100 мм рт. ст., а углекислого газа — 40 мм рт. ст., в венозной же крови напряжение кислорода равняется 40 мм рт. ст., а углекислого газа — 46 мм рт. ст. Парциональное давление кислорода в альвеолярном воздухе составляет примерно 102 мм рт. ст., а углекислого газа — 40 мм рт. ст. Разность между напряжением газов в венозной крови и их давлением в альвеолярном воздухе равна для кислорода приблизительно 62 мм рт. ст., а для углекислого газа, имеющего значительно большую скорость диффузии, — 6 мм рт. ст. За короткое время пребывания крови в легочных капиллярах напряжение газов в крови почти сравнивается с их парциальным давлением в альвеолярном воздухе.

Кислород и углекислый газ находятся в крови не только в физически растворенном, но и в химически связанном состоянии. Кислород в крови связан с гемоглобином, поэтому кислородная емкость крови (порядка 19 %) определяется содержанием в ней гемоглобина. Связывание кислорода с гемоглобином (с образованием оксигемоглобина) зависит от напряжения кислорода в крови и является легко обратимым процессом. При понижении напряжения кислорода оксигемоглобин отдает кислород. Углекислый газ только частично связан с гемоглобином; большая же часть его находится в крови в виде бикарбоната, образующегося в эритроцитах. Таким образом, в механизме транспорта кровью кислорода и углекислого газа важнейшая роль принадлежит эритроцитам, в которых содержатся гемоглобин и карбоангидраза.

В тканях кровь отдает кислород и поглощает углекислоту. Газообмен в капиллярах тканей также обусловлен диффузией вследствие разности напряжения газов в крови и тканях. Напряжение углекислого газа в клетках может достигать 60 мм рт. ст., в тканевой жидкости — около 46 мм рт. ст. Диффузируя по направлению более низкого напряжения, углекислый газ переходит из клеток в тканевую жидкость и далее в кровь, делая ее венозной. Клетки весьма энергично потребляют кислород, поэтому его напряжение в протоплазме клеток очень низкое (близкое к нулю), а в тканевой жидкости составляет порядка 20–40 мм рт. ст. Кислород непрерывно поступает в тканевую жидкость; в оттекающей от тканей венозной крови напряжение кислорода снижается до 40 мм рт. ст. Таким образом, кровь отдает приблизительно 30–40 % содержащегося в ней кислорода. Коэффициент утилизации кислорода увеличивается (до 50–60 %) при повышенных физических нагрузках.

Поступающий в клетки кислород обеспечивает тканевые окислительные процессы, происходящие в них с освобождением энергии и выделением углекислого газа и других веществ — продуктов жизнедеятельности.

Координированная ритмическая деятельность дыхательных мышц и приспособление дыхания к условиям внешней и внутренней среды организма обеспечиваются дыхательным центром, представляющим совокупность нервных клеток, расположенных в разных отделах центральной нервной системы. Факторами, вызывающими возбуждение дыхательного центра, являются напряжение углекислого газа и напряжение кислорода в крови. При понижении напряжения кислорода в крови наблюдается рефлекторное учащение ритма дыхания, а при незначительном повышении напряжения углекислого газа в крови происходит рефлекторное углубление дыхательных движений. Существенным в регуляции дыхания является то, что понижение напряжения углекислого газа в крови угнетает деятельность дыхательного центра и приводит к уменьшению объема вентиляции легких.

Для регуляции дыхательной деятельности характерны рефлекторность и автоматия. Однако в процессах регуляции дыхания принимают участие также вышележащие отделы центральной нервной системы. Важная роль в регуляции дыхания принадлежит большим полушариям головного мозга и их коре, благодаря которой осуществляется приспособление дыхательных движений при разговоре, различных видах деятельности.

Взаимосвязь дыхания с внешней средой и состоянием организма

На функциональное состояние дыхательного центра оказывают влияние факторы внешней среды и состояние организма человека.

Наиболее важными факторами внешней среды являются газовый состав и давление атмосферного воздуха. Существенное влияние на дыхание оказывают такие природные факторы внешней среды, как температура, влажность, подвижность воздуха, что обусловлено, в частности, участием дыхания в процессе теплообмена организма с внешней средой. Задымленность, запыленность воздуха, содержащиеся в нем различные примеси также оказывают воздействие на дыхание человека.

При мышечной работе, эмоциональном возбуждении и т. п. интенсифицируется обмен веществ, а следовательно, увеличиваются потребление кислорода и выделение углекислого газа, что сказывается на функции дыхания. Функциональное состояние дыхательного центра оказывается связанным и с питанием, поскольку после приема пищи обменные процессы в организме человека усиливаются.

Глубокие патологические нарушения дыхания могут иметь место при пребывании человека в условиях пониженного атмосферного давления. На высоте порядка 4000–6000 м могут возникнуть симптомы так называемой горной болезни, которая характеризуется рядом признаков, свидетельствующих о кислородной недостаточности — гипоксии. Причиной появления горной болезни является снижение парциального давления кислорода и углекислого газа в атмосферном воздухе.

При пониженном атмосферном давлении из-за низкого парциального давления кислорода снижается его напряжение в крови, что вызывает учащение дыхания. Это ведет к вымыванию углекислоты из крови. При этом понижается возбудимость дыхательного центра и дыхание не усиливается настолько, насколько это требуется для удовлетворения потребности организма в кислороде. Прибавка к вдыхаемому воздуху некоторого количества СО2 (до 3 %) вызывает заметное улучшение состояния организма при высотной болезни. Адаптация организма к пониженному парциальному давлению кислорода обеспечивается усилением легочной вентиляции, увеличением содержания эритроцитов в крови (повышением кислородной емкости крови), понижением чувствительности тканей к недостаточному снабжению кислородом, а также учащением и усилением сердечной деятельности, раскрытием капилляров тканей.

Интенсивность дыхания тесно связана с интенсивностью окислительных процессов в организме. Так, при тяжелой мышечной работе увеличиваются глубина и частота дыхательных движений. В соответствии с величиной выполняемой работы увеличивается вентиляция легких, параллельно возрастает и минутный объем кровотока, перестраивается работа всей системы кровообращения. Потребности организма в кислороде в состоянии покоя составляют 250–350 мл в минуту, а во время работы — 4500–5000 мл в минуту. Интенсивно работающие мышечные волокна испытывают недостаток кислорода, что является причиной накопления молочной кислоты в тканях и перехода ее в кровь. Молочная кислота вытесняет угольную кислоту из ее связей с ионами натрия и калия, что приводит к повышению напряжения углекислого газа в крови и к возбуждению дыхательного центра. Окисление образовавшейся во время работы мышц молочной кислоты завершается уже после окончания работы. Кроме этого, усиление легочной вентиляции при мышечной работе обусловлено и рефлекторными влияниями.

Формирование дыхания специалиста в основных его структурных составляющих (внешнее дыхание, диффузия газов в легких и в тканях, транспорт газа кровью и клеточное дыхание) должно быть ориентировано на адаптацию специалиста к внешней среде в соответствии с изменением состояния организма.

Не отдельно взятые природные факторы определяют характер влияния внешней среды на дыхание, а их комплексное воздействие.

Например, для холодной арктической климатогеографической зоны специфическим является комплексное воздействие низкой температуры воздуха, ветра, снега (метель, пурга). Существенным моментом в формировании дыхания для этих условий является его тесная взаимосвязь с терморегуляцией организма.

Пустынные (аридные) условия характеризуются высокой температурой и низкой влажностью воздуха, его подвижностью и запыленностью; условия тропической зоны — высокими температурой и влажностью (что обусловливает снижение парциального давления кислорода в воздухе), а также повышенным содержанием в воздухе углекислого газа.

В высокогорной зоне определяющим фактором воздействия внешней среды на дыхание является пониженное атмосферное давление.

Поэтому способы и средства обеспечения дыхания зависят от уровня окислительных процессов, что отражается в классификации их делением по состояниям организма. Рассматриваемые способы и средства могут быть направлены либо на адаптацию (приспособление) дыхания к внешним условиям, т. е. быть направленными на организм, либо они могут обеспечивать изменение параметров внешних воздействий, ослабляя их неблагоприятное влияние на акт дыхания, см. рис. 2.9.

В последнем случае речь идет о способах защиты дыхания от неблагоприятных воздействий внешней среды с помощью технических средств (устройств).

В настоящее время наиболее полно разработаны и реализуются способы и средства формирования внешнего дыхания и дыхания в обмене газов в легких, а также способы защиты дыхания с помощью технических устройств:

• специальных фильтров, обладающих различной проницаемостью для кислорода и углекислого газа и предотвращающих угнетение дыхательного центра в условиях пониженного парциального давления углекислого газа;

• устройств тепловой рекуперации вдыхаемого и выдыхаемого воздуха;

• средств, обеспечивающих повышение кислородной емкости крови, выполняющих функции, аналогичные функциям гемоглобина;

• средств, обеспечивающих регулирование интенсивности процессов дыхания на тканевом и клеточном уровнях.

Рис. 2.9. Система организации дыхания

Представляют интерес также исследования различных систем дыхания (по Бутейко, по системе йогов и др.) с целью разработки системы тренировочных дыхательных упражнений, ориентированной на формирование произвольных и условно-рефлекторных навыков дыхания, обеспечивающих улучшение адаптации специалиста к различным условиям внешней среды.

Следует рассмотреть также особенности дыхания человека в так называемых нестандартных условиях (горы, дыхание с использованием различных приспособлений под водой и т. д.).

Дыхание под водой

Бытует широко распространенное мнение о том, что наши предки при возникновении той или иной экстремальной ситуации в ходе боевых действий могли успешно дышать, используя простейшие приспособления типа трубки, находясь подолгу погруженными в воду, причем глубина погружения якобы измерялась метрами, время — часами, трубка — простая камышина (например, скрытное форсирование водной преграды, спасаясь от преследования, и т. д.).

Учитывая, что наш человек — фигура творческая, все познанное либо услышанное стремится немедленно проверить практически, считаем себя обязанными предупредить о возможных ошибках, связанных с дыханием в особых условиях. Особенно это связано с возможностью дыхания под водой с использованием подручных средств. Прежде чем затевать подобные проверки, особенно на глубинах более 1 метра, следует четко разобраться в физике процесса.

Отметим, что практическая проверка возможности дыхания под водой с использованием подручных средств, причем на глубинах более 1 метра, как правило, заканчивается весьма плачевно: «экспериментаторы» надолго попадают на больничную койку с серьезными расстройствами кровообращения. Рассказы «бывалых», свой опыт плавания в маске с трубкой (если он имеется) или опора на опыт плавания в маске с трубкой какого-то другого дяди без четкого представления физических процессов, происходящих при этом, — смертельно опасны!

Почему?

Причин несколько.

1. Для обеспечения дыхания под водой подручный предмет, через который осуществляется дыхание, должен обладать как минимум проходным сечением, обеспечивающим поступление воздуха к легким в объеме, потребном для акта дыхания, с одной стороны, и обязательно быть над поверхностью воды, даже при ее волнении — с другой, т. к. эффект попадания воды в легкие при дыхании не требует комментариев.

2. Неравенство давлений, действующих изнутри и снаружи тела при его погружении в воду, со всеми вытекающими из этого последствиями.

Рассмотрим схему взаимодействия давления воздуха (снаружи и изнутри) на человека (см. схему на рис. 2.10.), лежащего на кушетке и находящегося под воздействием атмосферного давления воздуха.

Рис. 2.10

Как видно из схемы, внутренняя плевральная полость находится под давлением, равным атмосферному, в то время как и вся наружная поверхность тела (включая грудную клетку) также находится под давлением, равным атмосферному, т. е. 1 кгс/см2.

Таким образом, можно говорить о равенстве внутреннего и внешнего давления, действующего на организм человека, а следовательно, об отсутствии (в общем случае) помех, препятствующих нормальному кровообращению под действием атмосферного давления.

В этом случае изнутри, со стороны легких, давит воздух с силой одной атмосферы (т. е. те же 1 кгс/см2), а снаружи на тело (включая грудную клетку) давят:

Абсолютно иная картина взаимодействия давления воздуха (снаружи и изнутри) на человека возникает при его погружении под воду с обеспечением дыхания через трубку, сообщенную с атмосферой (см. схему на рис. 2.11.).

Рис. 2.11

В этом случае изнутри, со стороны легких, давит воздух с силой одной атмосферы (т. е. те же 1 кгс/см2), а снаружи на тело (включая грудную клетку) давят:

• воздух с той же силой одной атмосферы (1 кгс/см2);

• столб воды, высотою, равной глубине погружения.

Что происходит в этом случае?

1. Так, при глубине погружения, например, равной 50 см от поверхности воды, грудная клетка находится под избыточным давлением снаружи, создаваемым столбом воды высотою, равной глубине погружения, т. е. в данном случае 50 см водяного столба, или 50 гс/см2 (5 кгс/дм2). Это заметно затрудняет дыхание, т. к. с учетом площади грудной клетки при этом создаются условия, когда приходится дышать уже в условиях, равноценных тем, когда на грудь давит груз в 15–20 кг.

Но это чисто физические трудности, сопровождающие акт дыхания в таких условиях.

2. Дело не только в этих чисто физических трудностях. Гораздо опаснее и серьезнее проявление нарушения кровообращения. Под действием избыточного давления, создаваемого столбом воды и действующего на всю поверхность тела, кровь вытесняется из частей тела, где давление выше (ноги, полость живота), в области меньшего давления — в грудь и голову. Переполненные кровью сосуды этих частей тела препятствуют нормальному оттоку крови от сердца и аорты: последние непомерно расширяются от избытка крови, и в результате — если не смерть, то тяжелое заболевание.

Экспериментальные исследования, проведенные австрийским врачом Р. Штиглером и описанные им в книге «Купанье, плаванье и нырянье» (Вена), полностью подтвердили вышеизложенное. Опыты проделывал он над самим собой, погружая в воду тело и голову с трубкой, ведущей ото рта наружу.

Результаты опытов представлены в таблице 2.

Почему же мы все-таки можем нырять на большую глубину и оставаться там довольно долго без вреда для здоровья? Потому, что при нырянии условия совершенно иные. Перед тем как нырнуть, ныряющий набирает в легкие как можно больше воздуха; по мере погружения тела в воду воздух этот все сильнее сдавливается напором воды, оказывая в каждый момент давление, равное давлению окружающей воды, поэтому нет причины для переполнения сердца кровью.

В аналогичных условиях, как и ныряющий, находится и водолаз в тяжелом (жестком) костюме (когда давление воздуха, закачиваемого в шлем скафандра, равно давлению окружающей воды), рабочие в кессонах (водолазных колоколах). Если же рассматривать аквалангиста, пользующегося воздухом из баллона, то акваланг снабжается специальной регулирующей аппаратурой, обеспечивающей изменение давления подаваемого воздуха в зависимости от глубины погружения.

 

2.1.6. Занятия по рукопашному бою

Рассматривая особенности тренировочного процесса по системе выживания А.А. Кадочникова с медицинской точки зрения, следует отметить, что он отличается от общепринятых в других системах единоборств. Тренировки (занятия) по рукопашному бою проходят в спокойном, медленном темпе, без напряжения (важна релаксация), в треть силы. Основным критерием правильности выполняемого технического действия является проведение его без выраженного ощущения сопротивления партнера, — так называемый эффект проваливания. Обусловлено это следующими важнейшими причинами:

• мышцы человека не только обеспечивают ему силу движений, но и являются еще органом ощущения. В свое время русский физиолог И. М. Сеченов разработал закрытую тему концепции темного мышечного чувства;

• мышца отражает объективные формы бытия — время, пространство, движение. Она дает их психическое отражение, служащее на уровне человека основой построения субъективного пространства и субъективного времени;

• мышца своим ощущением обеспечивает резервные возможности организма;

• между мышцами и подкоркой головного мозга есть прямые, но неразработанные и дремлющие связи;

• ощущение «темного мышечного чувства» — пространственно-силовое ощущение, возникающее в мышцах при их определенных пространственных движениях — чувство усилия в отдельных мышцах и группах мышц, инерционность ускорения от этого движения вырабатывает специфическое кожно-мышечное пространственно-балансовое чутье. А это, по сути дела, — уже второй вестибулярный аппарат.

Вестибулярный аппарат, обеспечивающий равновесие, — величайший механизм автоматизма человека, своеобразный «автопилот». Человек с развитым чувством равновесия не просто ощущает малейшие крены и дифференты — у него резко повышается способность пространственной ориентации. Вестибулярный аппарат — биологический компас человека, и его значение в пространственной ориентации трудно переоценить, однако следует запомнить: органы равновесия, как и любой точный прибор, страдают от чрезмерно резких движений тела.

Так, в работах русских медиков, выполненных еще до революции (профессора И.М. Сеченов, Н.Е. Введенский), показано, что дремлющие в человеке внутренние психофизиологические резервы необычайно велики.

В отличие от других систем силовых единоборств в рукопашном бою по системе А.А. Кадочникова используется не отдельный «прием» или группа «приемов», доведенных бесчисленными повторами на тренировках до автоматизма, а работа тела, «настроенного» на движения противника. Здесь не взламывается оборона противника мощными ударами, а идет гармоничное вплетение в движения, как бы помогая им, доводя их до абсурда. Специалист не наносит удар с опережением (противник быстрее его), а подводит его под свои удары. Причем ему зачастую нет необходимости наносить удар самому — противник на собственной инерции травмируется об подставленные ударные части тела специалиста и окружающие предметы.

Обусловлено это тем, что основной сутью техники рукопашного боя как одного из разделов системы А.А. Кадочникова является доктрина управления: умение владеть ситуацией и умение управлять противником. Для управления используется изощренная техника освобождения от захватов и техника управления собственным телом. Использование наряду с этим «мягкой» блокировки с вращением, приводящей к эффекту закручивания и протягивания, и хлыстообразных ударов, позволяющих огибать блоки противника путем использования точек контакта как точек вращения, дает возможность проводить работу с большой эффективностью. Направления ударов не случайны, они вписываются в общую логику работы, воздействуя на слабые места и болевые точки противника. Опыт прошедших войн убеждает, что при выполнении боевой задачи личный состав может оказаться в таких условиях и в таком состоянии, при которых не то что ногой ударить, но и руку с трудом можно поднять (усталость, ранения и т. д.).

Отсюда очевиден и второй постулат системы — работа должна быть проведена не любой ценой, а ценой наименьших усилий и при минимальных потерях времени на ее выполнение.

Поэтому есть еще и третий постулат — рукопашный бой ведется сразу на поражение врага, что обеспечивается целым рядом превентивных мер. В реальном бою с противником нет понятия «победа по очкам», это реальный бой, а не соревнование, пусть даже по самым жестким правилам, здесь все средства хороши, здесь цена победы — сама жизнь, и исход боя может быть только один.

К этому можно лишь добавить, что работа с оружием и против оружия является неотъемлемой составной частью системы и органично вплетена в ее ткань. Причем только на первых занятиях занимаются с макетами (муляжами) оружия, дальше занятия проходят с настоящим оружием, что само по себе повышает психологическую устойчивость обучаемых, повышает вариабельность, их готовность работы с противником, вооруженным реальным оружием, в любой ситуации.

В ходе занятий по рукопашному бою, во время спаррингов, удары и другие виды воздействий в полную силу, особенно по жизненно важным точкам, никогда не наносятся, а только проводится их отработка, где главными критериями являются правильность и точность их нанесения, с одной стороны, и грамотная защита от них, с другой стороны. Это в совокупности с занятиями с реальным оружием или подручными средствами предупреждает травматизм и как следствие — вывод партнера из строя. Каждый из обучаемых четко изучает как расположение жизненно важных точек, так и способы и методы воздействия по ним, методы оказания первой помощи пострадавшему от воздействия по ним, что позволяет снизить негативные последствия случайных воздействий по ним.

Примерный перечень вопросов по оказанию первой помощи пострадавшему приведен в приложении № 4.

Собственно техника и тактика рукопашного боя описаны в других книгах серии «Антитеррор».

 

2.1.7. Снижение действующих перегрузок при выполнении задач

Говоря о том, что при выполнении конкретной боевой задачи ее объем работы постоянен, а нагрузки личного состава группы при ее выполнении различны, не следует забывать и о егоэкипированности,т. к. при выполнении задачи специалист сталкивается с локальными перегрузками на тот или иной сегмент опорно-двигательного аппарата. Это связано, в первую очередь, с функциональными особенностями его экипировки.

Например, при переноске грузов различного назначения с помощью рюкзака, вещевого мешка и другого подобного снаряжения, стрелкового оружия и средств защиты нагрузка, в основном, воспринимается плечевым поясом и некоторыми сегментами грудного отдела позвоночника, которые испытывают локальные перегрузки. Обусловлено это тем, что каждый из таких элементов экипировки создает опрокидывающий момент, для компенсации которого специалист вынужден осуществлять в общем случае абсолютно бесполезную по сути, но значительную по величине работу, которая приводит к перегрузке отдельных групп мышц и двигательных сегментов грудного отдела позвоночника. Вследствие этого у специалиста могут развиваться спазмы больших и малых грудных мышц, трапециевидных мышц в результате нарушения кровотока, обусловленного их прижатием лямками рюкзака, а также развиваются функциональные блоки различных позвонков грудного отдела, находящихся под нагрузкой далеко не в оптимальном положении. Это может привести к сутулости и развитию мышечных спиралей, что ведет за собой изменение оптимального двигательного стереотипа, непродуктивной трате энергии при переходах на маршруте движения. Разрешения данного противоречия можно добиться за счет применения элементов экипировки, обеспечивающих перемещение части груза со спины на грудь для уменьшения опрокидывающего момента (создания восстанавливающего момента), т. е. применения так называемых «разгрузок».

Парашютные прыжки (особенно в момент приземления) за счет динамического удара нижних конечностей о землю ведут к нарушению подвижности суставов нижних конечностей и функциональным нарушениям со стороны позвоночника. Это также изменяет оптимальный двигательный стереотип данного индивидуума. Кроме того, в неблагоприятных условиях при парашютной подготовке наблюдаются травмы (переломы, вывихи).

В свою очередь, вышеуказанные причины могут привести к функциональным нарушениям со стороны внутренних органов (за счет развития патологических рефлекторных связей).

Кроме того, возможно изменение со стороны опорно-двигательного аппарата в связи с патологией внутренних органов (структурная сторона здоровья).

Оптимизация массы и объема груза, переносимого личным составом группы к месту выполнения задачи, может резко снизить уровень физических перегрузок при прочих равных условиях. Как пример, можно привести тот факт, что масса средств противохимической защиты равноценна массе оружия, хотя имеются примеры экипировки личного состава противника теми же средствами, имеющими массу на порядки меньше. Вопрос — будет ли носить с собой этот комплект средств противохимической защиты специалист или просто его выкинет? Ответ, пожалуй, очевиден.

Выполнение мероприятий, описанных в данном разделе, позволяет повысить реальные уровни здоровья, физической подготовки и психологической устойчивости специалиста, что в целом повышает его готовность к выполнению боевой задачи.

Уровень реального здоровья специалиста после выполнения этих мероприятий, составленный методом «экспертных оценок», представлен на диаграмме 4.

Диаграмма 4

Реальные общие потери уровня здоровья составляют 17 %.

Таким образом, при условии равенства объема работы во время выполнения конкретной боевой задачи, нагрузки, которые будет испытывать личный состав группы, останутся теми же, что и в предыдущем случае, однако перегрузки личного состава группы будут значительно меньше по своей абсолютной величине (из-за резкого снижения таких факторов, как ОХИ, снижение иммунитета и их последствий, повышения тренированности личного состава), а следовательно, величина потерь здоровья, требующая восстановления после выполнения задачи, будет значительно ниже, что сократит восстановительный период.

Изменение состояния реального здоровья специалиста после выполнения боевой задачи при условии, что начальное состояние его уровня здоровья соответствует указанному на диаграмме 4, за счет выполнения мероприятий, указанных выше, проведенное тем же методом «экспертного анализа», представлено на диаграмме 5.

Реальные общие потери уровня здоровья составляют:

58 % при наличии травм и ранений л/состава, не приводящих к срыву выполнения задачи;

50 % при отсутствии травм и ранений л/состава, не приводящих к срыву выполнения задачи.

Анализ диаграммы показывает, что потери уровня здоровья специалиста после выполнения задачи значительно ниже по сравнению с предыдущим случаем (50 % и 72,5 % соответственно), и, как следствие, длительность восстановительного периода сокращается, становится непродолжительной по сроку, проведение комплекса восстановительных

мероприятий, включая применение специальных медицинских средств, требуется уже в ограниченном объеме, и, главное, становится приемлемым повторное боевое применение специалиста, что значительно увеличивает боевые возможности спецподразделения.

Выводы по разделу

1. Устранение ОХИ, повышение иммунной защиты организма специалиста от воздействия вредных факторов внешней среды, организация рационального питания и другие описанные выше мероприятия позволяют повысить реальный уровень здоровья специалиста, что при прочих равных условиях позволит снизить отрицательное воздействие на него высоких физических и психологических нагрузок, испытываемых им при выполнении боевой задачи.

2. Повышение уровня физической подготовки и психологической устойчивости специалистов (их адаптации к условиям работы в ночное время на фоне высоких психологических нагрузок) ведет к снижению испытываемых ими перегрузок (переутомления) в ходе выполнения боевой задачи. Это априорно ведет к снижению сроков восстановительного периода после ее выполнения.

3. Рациональная экипировка специалистов позволяет им снижать затраты энергии, расходующейся на выполнение абсолютно бесполезной работы, за счет компенсаторного напряжения групп мышц, направленных на поддержание двигательного стереотипа, нарушения правильного кровоснабжения мышц.

4. Учет групп крови специалистов позволит более оптимально подобрать состав группы и рационализировать их питание в ходе выполнения боевой задачи.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, результаты исследований, выполненных в течение ряда лет учеными, занимающимися вопросами выживания и имеющими специализацию по различным областям знаний, под непосредственным руководством академика Академии естественных наук РФ Кадочникова А.А. показали, что существуют реальные возможности повышения качества выполнения боевых задач специалистами специальных подразделений.

Одним из направлений этого процесса является повышение уровня реального здоровья специалистов при качественно новом развитии их органов чувств и, как следствие этого, повышения их реальной работоспособности при выполнении боевых задач. Это не «голая теория» или какое-то умствование, а результат глубоких теоретических исследований, проверенных практикой подготовки специалистов элитных подразделений различных силовых структур.

Рекомендации, изложенные в данной книге по вопросам сохранения здоровья специалистов, не являются откровением для узкого круга специалистов, особенно тех, кто занимается ими вплотную либо по должностным обязанностям, либо по призванию.

Кроме того, часть таких рекомендаций дана в литературе, посвященной спортивной медицине, часть описана другими авторами, творчески относящимися к процессу подготовки специалистов, однако, к сожалению, эти данные никем не обобщены применительно к боевой деятельности специалистов. Поэтому естественно, что они и не используются в практической деятельности.

Более того, они не решают проблему до конца, так как не опираются на опыт боевых действий и практику боевого применения специалистов, выполняющих задачи в отрыве от своих войск, т. е. не адаптированы для специалиста.

Однако, что самое поразительное, даже и эти рекомендации никем не востребованы.

Содержание данной книги доступно лицам, не имеющим специального медицинского образования, и способно, на наш взгляд, вооружить практически любого читателя, стремящегося вести здоровый образ жизни и обдуманно заботящегося о сохранении параметров своего организма, достаточными знаниями по этим вопросам.

 

ПРИЛОЖЕНИЯ

 

Приложение 1. Ключевые слова и их смысловое значение

Система выживания — совокупность знаний, умений и практических навыков, обеспечивающих безопасное существование человека в экстремальных (включая техногенные) условиях внешней среды.

Базовый уровень подготовки — уровень подготовки специалиста, которого он достигает в ходе успешного выполнения разделов программы боевой подготовки применительно к его призыву.

Работа — с точки зрения физиологии, есть выполнение любого комплекса упражнений и т. п.

Динамическая работа выполняется тогда, когда в физическом смысле происходит преодоление сопротивления на определенном расстоянии.

В этом случае (например, при подъеме в гору) работа может быть выражена в физических единицах (1 Вт = 1 Дж/с = 1 Нм/с). При положительной динамической работе мускулатура действует как «двигатель», а при отрицательной динамической работе она играет роль «тормоза» (например, при спуске с горы).

Нагрузка — внешняя задача, параметры которой не зависят от человека, выполняющего работу.

Виды нагрузки. Различают физическую и нервно-психическую нагрузки. Физическую нагрузку обычно можно точно охарактеризовать физическими величинами, однако нервно-психической нагрузке часто можно дать лишь словесное описание. Рабочая нагрузка, которую человек в состоянии преодолевать, т. е. его работоспособность, ограничена тремя основными факторами: количеством энергии, имеющимся в мышцах, снабжением мышц кислородом и способностью организма к терморегуляции.

Напряжение, которое испытывает организм при выполнении определенной работы, отражается в изменении различных физиологических функций. Все эти три величины (работа, нагрузка, напряжение) могут быть измерены.

Факторы, определяющие напряжение. Степень перестройки физиологических функций, необходимой для того, чтобы организм справился с данной нагрузкой, зависит от работоспособности.

Работоспособность — это способность реагировать на нагрузку и выполнять, таким образом, определенную работу. Работоспособность зависит от состояния здоровья, тренированности. На нее оказывают влияние в каждом отдельном случае окружающая среда (например, климат, время суток и др.) и общее состояние эмоциональной сферы.

Некоторые ситуации воздействуют преимущественно на эмоции; при реакциях на эмоциональные нагрузки у людей наблюдаются симптомы — тахикардия, гипервентиляция легких, потоотделение (вызванные, например, страхом или возбуждением) и т. п. Происходит также существенная стимуляция симпато-адреналовой системы, причем соотношение количества выделяемого адреналина и норадреналина варьирует в некоторых пределах. Состояния чрезвычайного беспокойства или сильного страха не только вызывают резко выраженную эрготропную реакцию (немедленный ответ) в течение нескольких секунд (Кэннон назвал ее реакцией тревоги), но часто обусловливают также и стимуляцию парасимпатической нервной системы.

Утомление — это состояние, связанное с понижением работоспособности. Оно может быть физическим (мышечным) или нервно-психическим (центральным). Обе формы утомления сочетаются при выполнении задачи специалистом. При этом следует четко разграничивать утомление и усталость, обусловленную потребностью в сне.

Утомление представляет собой физиологическую реакцию организма человека на физическую или психологическую нагрузку и проходит после определенного периода отдыха.

Нервно-психическое утомление. Нервно-психическое (центральное) утомление приводит к снижению трудоспособности из-за нарушений центральной нервной регуляции. Среди его типичных симптомов следует отметить замедленную передачу информации, ухудшение функций мышления и решения задач, ослабление сенсорного восприятия и сенсомоторной функции.

Реакции на нервно-психические нагрузки. Во время преодоления нервно-психических нагрузок возрастает интенсивность энергетического обмена, однако причиной этого служит повышенный мышечный тонус, а не усиленный обмен веществ в головном мозгу. Во многих случаях выявляются вегетативные реакции, подобные тем, что связаны с выполнением физической работы: повышенная частота сердечных сокращений и увеличенный минутный объем дыхания, усиленный кровоток в коже с уменьшением электрического сопротивления, повышенное потоотделение и секреция большего количества адреналина при соответственно возросшей экскреции с мочой ванилилминдальной кислоты.

Для специалиста спецподразделений характерны сочетанные нервно-сихические и физические нагрузки, однако количественное изучение таких ситуаций сопряжено с трудностями. Предпринятые отдельные попытки оценить вызываемое ими напряжение путем регистрации физиологических реакций никоим образом не дают возможности проанализировать психологическую и психофизическую работу столь же надежно, как чисто физическую.

Реакция тревоги и адаптационный синдром тесно связаны с вегетативной нервной системой и эндокринной системой. Обе системы стереотипно реагируют на разнообразные нагрузки. Сначала происходит выделение адреналина и норадреналина, затем усиленное выделение АКТГ, стимулирующее секрецию глюкокортикоидов.

Термин реакция тревоги используют применительно к ситуации в тех случаях, когда ответ особенно резко выражен, состояние организма в этих условиях называют стрессом, а ситуации, вызывающие стресс, стрессовыми. К ним относятся все сильные физические и нервно-психические нагрузки.

Нервно-психические факторы вызывают функциональные нарушения, если отсутствует возможность достаточного восстановления. Типичные симптомы при этом — нарушенный сон, изменения в регуляции кровообращения, внезапные эпизоды потоотделения, постоянная усталость и снижение общей работоспособности.

Утомление центрального происхождения, в отличие от мышечного утомления, может исчезать мгновенно при некоторых условиях, когда, например, изменяется обстановка, организм приходит в состояние тревоги при страхе или угрожающей опасности.

Переутомление — это крайняя степень утомления, особое состояние, возникающее после большой и длительной нагрузки, как однократно, так и длительно применяемой. Оно характеризуется общей усталостью, вялостью, ощущением необходимости отдыха и т. п.

Функциональные пробы при переутомлении — неудовлетворительные, т. к. функциональное состояние ухудшается, однако в различных органах и системах степень снижения функционального состояния может быть различной.

При переутомлении снижаются также и иммунобиологические свойства организма, что делает такого специалиста более подверженным влиянию отрицательных факторов внешней среды, в частности, инфекции.

Состояние переутомления хотя и является крайней степенью утомления, но качественно от него отличается, т. к. представляет собой уже предпатологическое состояние, т. е. фон, на котором легко возникают и развиваются различные патологические изменения в органах и системах организма. После определенного (различного для разных степеней переутомления) периода отдыха и применения соответствующих восстановительных средств все эти явления проходят, функциональное состояние организма восстанавливается.

Перенапряжения — состояния, возникающие в одном, а иногда одновременно в нескольких различных органах при чрезмерной физической и эмоциональной нагрузке. Они далеко не всегда сочетаются с общими явлениями переутомления и, как и явления переутомления, требуют применения соответствующих восстановительных средств и периода отдыха.

Наиболее рациональным средством предупреждения состояния перенапряжения, в том числе и перенапряжения ЦНС, является строгая индивидуализация физических и (или) психологических нагрузок.

Восстановление — процесс, начинающийся тогда, когда работа прерывается, снижается по напряженности или изменяется по характеру; оно соответствует снижению утомления и повышению работоспособности. Когда эти показатели возвращаются к исходным уровням, заканчивается и процесс восстановления.

Восстановление при прекращении работы. При выполнении работы, превышающей предел утомления данного человека, необходимо время от времени прекращать работу для восстановления. Так как восстановление наиболее быстро происходит в начале такого перерыва (на что указывает, например, изменение частоты сокращений сердца), работу следует организовать согласно тому принципу, что много коротких перерывов лучше, чем несколько длинных. Применительно к личному составу спецподразделений в ходе выполнения задачи, короткие, но частые привалы лучше восстанавливают силы, чем длинные, но редкие.

При динамической работе, лежащей выше предела утомления, возможность непрерывного восстановления отсутствует, так как длительность периода расслабления меньше времени, необходимого для восстановления. Восстановление запасов энергии и удаление молочной кислоты происходят не полностью, возникает накопление остаточного утомления. В мышцах исчерпываются богатые энергией субстраты и накапливаются конечные продукты метаболизма, утомление нарастает. Степень мышечного утомления при динамической работе, лежащей выше предела утомления, может быть определена на основании физиологических показателей (например, времени восстановления, пульсовой суммы восстановления).

Система иммунитета — состояние иммунобиологической реактивности организма, защищающей его от чужеродных тканей, попадающих в организм, от опухолей, от вредных воздействий внешней среды и т. п., естественная резистентность, свойственная человеку и представляющая собой выработанные веками тонкие и совершенные механизмы защиты жизнеспособности.

Очаги хронической инфекции (ОХИ) — источник интоксикации и сенсибилизации организма — могут возникать практически во всех органах человека, где имеются благоприятные условия для существования инфекционного агента: миндалинах, зубах, в желчном пузыре, в ушах (отиты), лобных и верхнечелюстных полостях (синуситы и гаймориты), в бронхах (бронхиты) и т. д.

Экспертиза. Под экспертизой обычно понимается проведение группой экспертов измерения некоторых характеристик для подготовки принятия решения. Отличительная особенность экспертизы как процедуры измерения — в качестве приборов выступают люди, либо потому, что сами объекты или их характеристики субъективны, либо потому, что пока просто не существует объективных приборов.

 

Приложение 2. Перечень параметров для формирования медицинского портрета специалиста (вариант)