Путь на север занял больше времени, чем путешествие на юг. Ветры оказались менее дружественными. Но зато сейчас мы двигались почти без приключений. Небольшое замешательство возникло, когда Роза попыталась столкнуть Кейен за борт, но, на свое счастье, отделалась лишь легкими ушибами. Мы не встретили ни пиратов, ни флибустьеров, ни венагетов, ни даже военных кораблей Каренты. Я даже почти поверил, что боги решили на время забыть обо мне.

Нападение Розы на Кейен произошло из-за моей непредусмотрительности.

По ночам я извлекал Кейен из гроба, чтобы дать ей подышать настоящим свежим воздухом и привыкнуть к свету настоящих звезд. Что касается еды, то я ограничил ее небольшим количеством слегка обжаренного куриного мяса. Как-то раз, оставив Кейен на палубе, я отправился за курятиной и задержался, вступив в спор с Тинни, которая требовала, чтобы я иначе проводил ночное время. Роза воспользовалась случаем и приобрела синяки, пока меня не было. Я узнал о происходящем, когда ночной вахтенный крикнул мне, что Розу надо спасать.

Я появился вовремя: Кейен почти преступила запрет, поддавшись чувству голода. Роза уползла в утешающие объятия Морли, который вернулся к своему циничному состоянию духа.

Я успокоил и накормил Кейен. Мы уселись рядом, наблюдая за свечением моря и прыжками летучих рыб. Она наконец заговорила:

– Куда ты меня везешь?

Слова ее были едва слышны. Говорят, там, в гнездах, владыки запрещают своим невестам разговаривать, и ее язык слегка заржавел.

Никто не сказал ей, куда мы направляемся. Я просто схватил и уволок ее, предоставив не больше возможности выбирать судьбу, чем она имела в подземелье.

Я рассказал ей все и закончил словами:

– Думаю, тебе следует забрать наследство. Во-первых, так хотел Денни, а во-вторых, тебе надо будет на что-то существовать.

Она посмотрела на меня так, что я снова оказался в далеком прошлом. Я поспешил проводить ее вниз и уложить в гроб, чтобы не совершить какой-нибудь глупости. И вернулся на палубу смотреть на волны и приводить в порядок мозги.

Из темноты возник Морли и остановился рядом. Немного помолчав, он произнес:

– Я хочу, чтобы ты, Гаррет, поразмыслил над статистикой: из всех, кто любил ее когда-то, в живых остался лишь один.

После этого он ушел. Ну и суеверны же эти гибриды!

Позже я воспользовался миролюбивым настроением Тинни, чтобы избавиться от своих призраков.

Судьба заставила нас обогнать «Цехин Бинки», когда та входила в канал Лейфмолда, и я заключил сделку со шкипером Арбаносом еще до того, как мы достигли гавани. Он страшно забавлялся, вновь увидев меня в обществе Розы и Тинны.

Мы провели в Лейфмолде больше трех дней, пока шкипер Арбанос снимал груз – припасы для армии – и загружал в трюмы двадцать пять тонн копченой трески. Морли делил время между жеванием зелени и стремлением занять Розу, чтобы уберечь ее от новых неприятностей. Тройняшки толкнули один рог единорога и вошли в штопор. Васко, казалось, занимался лишь тем, что думал, думал, думал… Остальные просто ждали. Мои мысли все больше обращались к повседневным делам, ждущим меня в Танфере.

Первым делом я должен позаботиться о вознаграждении для себя и своих сподвижников.