Мое право на получение гонорара было подтверждено на четвертый день после доставки наследницы Денни Тейта. Я нашел Тинни, и мы отпраздновали это событие. Она сопровождала меня, когда я отправился навестить Покойника.

Она сама себя пригласила и от этого приглашения не пожелала отказаться. Все рыжие вообще упрямые ведьмы.

Тинни осмотрела помещение и заявила:

– А ведь здесь ужасно грязно, Гаррет.

– Это его дом.

– Все равно, здесь грязь и беспорядок. Как ты себя чувствуешь?

– Сердце разбито. Но чувствую я себя превосходно.

– Самодовольство ограниченности, сказала бы я.

– Брось. Лучше испытай на нем свои колдовские чары. Интересно, что из этого получится.

Он проснулся, как просыпается всегда, в брюзгливом настроении.

«Гаррет. Опять ты. Я требую, чтобы ты прекратил докучать мне».

Заметив Тинни, он продолжил: «А что делает здесь это создание?»

Он никогда не проявлял интереса к существам женского пола, будь то люди или иные виды. Что и является подлинной ограниченностью, по моему мнению. Я не мог его переубедить. Думаю, это было невозможно и в то время, когда он был еще жив.

«Я был слишком терпелив с тобой, Гаррет. И вот вынужден пожинать плоды своей снисходительности».

– Теперь тебе, Старые Кости, придется стать более покладистым. В противном случае ты можешь неожиданно для себя оказаться на улице. Ты разговариваешь с новым хозяином твоего жилища.

Помолчав с полминуты, он спросил:

«Ты купил этот дом? Потратил деньги, полученные от Тейта?»

Гениальность, оказывается, еще не окончательно покинула его.

– Да. Считай это капиталовложением в мое будущее и имей в виду, что я только-только начал тебе докучать.

За все время нашего с ним знакомства он впервые не знал, что сказать. Молчание затянулось.

Пока он молча пыхтел, придумывая, чем меня сразить, я принялся за уборку.