Джеймс Фенимор Купер. Зверобой

The Deerslayer Джеймс Фенимор Купер
James Fenimore Cooper Зверобой, или Первая тропа войны
Chapter I. Глава 1
"There is a pleasure in the pathless woods, There is a rapture on the lonely shore. There is society where none intrudes, By the deep sea, and music in its roar: I love not man the less, but nature more, From these our interviews, in which I steal From all I may be, or have been before, To mingle with the universe, and feel What I can ne'er express, yet cannot all conceal" Childe Harold. ...Есть наслажденье в бездорожных чащах, Отрада есть на горной крутизне, Мелодия - в прибое волн кипящих, И голоса - в пустынной тишине. Людей люблю - природа ближе мне, И то, чем был, и то к чему иду я, Я забываю с ней наедине. В своей душе весь мир огромный чуя, Ни выразить, ни скрыть то чувство не могу я.
On the human imagination events produce the effects of time. События производят на воображение человека такое же действие, как время.
Thus, he who has travelled far and seen much is apt to fancy that he has lived long; and the history that most abounds in important incidents soonest assumes the aspect of antiquity. Тому, кто много поездил и много повидал, кажется, будто он живет на свете давным-давно; чем богаче история народа важными происшествиями, тем скорее ложится на нее отпечаток древности.
In no other way can we account for the venerable air that is already gathering around American annals. Иначе трудно объяснить, почему летописи Америки уже успели приобрести такой достопочтенный облик.
When the mind reverts to the earliest days of colonial history, the period seems remote and obscure, the thousand changes that thicken along the links of recollections, throwing back the origin of the nation to a day so distant as seemingly to reach the mists of time; and yet four lives of ordinary duration would suffice to transmit, from mouth to mouth, in the form of tradition, all that civilized man has achieved within the limits of the republic. Когда мы мысленно обращаемся к первым дням истории колонизации, период тот кажется далеким и туманным; тысячи перемен отодвигают в нашей памяти рождение наций к эпохе столь отдаленной, что она как бы теряется во мгле времен. А между тем, четырех жизней средней продолжительности было бы достаточно, чтобы передать из уст в уста в виде преданий все, что цивилизованный человек совершил в пределах американской республики.
Although New York alone possesses a population materially exceeding that of either of the four smallest kingdoms of Europe, or materially exceeding that of the entire Swiss Confederation, it is little more than two centuries since the Dutch commenced their settlement, rescuing the region from the savage state. Хотя в одном только штате Нью-Йорк жителей больше, чем в любом из четырех самых маленьких европейских королевств и во всей Швейцарской конфедерации, прошло всего лишь двести лет с тех пор, как голландцы, основав свои первые поселения, начали выводить этот край из состояния дикости.
Thus, what seems venerable by an accumulation of changes is reduced to familiarity when we come seriously to consider it solely in connection with time. То, что кажется таким древним благодаря множеству перемен, становится знакомым и близким, как только мы начинаем рассматривать его в перспективе времени.
This glance into the perspective of the past will prepare the reader to look at the pictures we are about to sketch, with less surprise than he might otherwise feel; and a few additional explanations may carry him back in imagination to the precise condition of society that we desire to delineate. Этот беглый взгляд на прошлое должен несколько ослабить удивление, которое иначе мог бы почувствовать читатель, рассматривая изображаемые нами картины, а некоторые добавочные пояснения воскресят в его уме те условия жизни, о которых мы хотим здесь рассказать.
It is matter of history that the settlements on the eastern shores of the Hudson, such as Claverack, Kinderhook, and even Poughkeepsie, were not regarded as safe from Indian incursions a century since; and there is still standing on the banks of the same river, and within musket-shot of the wharves of Albany, a residence of a younger branch of the Van Rensselaers, that has loopholes constructed for defence against the same crafty enemy, although it dates from a period scarcely so distant. Исторически вполне достоверно, что всего сто лет назад такие поселки на восточных берегах Гудзона 1, как, например, Клаверак, Киндерхук и даже Покипси2, не считались огражденными от нападения индейцев. И на берегах той же реки, на расстоянии мушкетного выстрела от верфей Олбани3, еще до сих пор сохранилась резиденция младшей ветви Ван-Ренселеров - крепость с бойницами, проделанными для защиты от того же коварного врага, хотя постройка эта относится к более позднему периоду.
Other similar memorials of the infancy of the country are to be found, scattered through what is now deemed the very centre of American civilization, affording the plainest proofs that all we possess of security from invasion and hostile violence is the growth of but little more than the time that is frequently fulfilled by a single human life. Такие же памятники детства нашей страны можно встретить повсюду в тех местах, которые ныне слывут истинным средоточием американской цивилизации. Это ясно доказывает, что все наши теперешние средства защиты от вражеского вторжения созданы за промежуток времени, немногим превышающий продолжительность одной человеческой жизни.
The incidents of this tale occurred between the years 1740 and 1745, when the settled portions of the colony of New York were confined to the four Atlantic counties, a narrow belt of country on each side of the Hudson, extending from its mouth to the falls near its head, and to a few advanced "neighborhoods" on the Mohawk and the Schoharie. События, рассказанные в этой повести, происходили между 1740 и 1745 годами. В то время были заселены только четыре графства колонии Нью-Йорк, примыкающие к Атлантическому океану, узкая полоса земли по берегам Гудзона, от устья до водопадов вблизи истока, да несколько соседних областей по рекам Мохоку4 и Скохари5.
Broad belts of the virgin wilderness not only reached the shores of the first river, but they even crossed it, stretching away into New England, and affording forest covers to the noiseless moccasin of the native warrior, as he trod the secret and bloody war-path. Широкие полосы девственных дебрей покрывали берега Мохока и простиралось далеко вглубь Новой Англии6, скрывая в лесной чаще обутого в бесшумные мокасины7 туземного воина, шагавшего по таинственной и кровавой тропе войны.
A bird's-eye view of the whole region east of the Mississippi must then have offered one vast expanse of woods, relieved by a comparatively narrow fringe of cultivation along the sea, dotted by the glittering surfaces of lakes, and intersected by the waving lines of river. Если взглянуть с высоты птичьего полета на всю область к востоку от Миссисипи, взору наблюдателя представилось бы необъятное лесное пространство, окаймленное близ морского берега сравнительно узкой полосой обработанных земель, усеянное сверкающими озерами и пересеченное извивающимися линиями рек.
In such a vast picture of solemn solitude, the district of country we design to paint sinks into insignificance, though we feel encouraged to proceed by the conviction that, with slight and immaterial distinctions, he who succeeds in giving an accurate idea of any portion of this wild region must necessarily convey a tolerably correct notion of the whole. На фоне этой величественной картины уголок страны, который мы хотим описать, показался бы весьма незначительным. Однако мы будем продолжать наш рассказ в уверенности, что более или менее точное изображение одной части этой дикой области даст достаточно верное представление о ней в целом, если не считать мелких и несущественных различий.
Whatever may be the changes produced by man, the eternal round of the seasons is unbroken. Каковы бы ни были перемены, производимые человеком, вечный круговорот времен года остается незыблемым.
Summer and winter, seed-time and harvest, return in their stated order with a sublime precision, affording to man one of the noblest of all the occasions he enjoys of proving the high powers of his far-reaching mind, in compassing the laws that control their exact uniformity, and in calculating their never-ending revolutions. Лето и зима, пора сева и пора жатвы следуют друг за другом в установленном порядке с изумительной правильностью, предоставляя человеку возможность направить высокие силы своего всеобъемлющего разума на познание законов, которыми управляется это бесконечное однообразие и вечное изменение.
Centuries of summer suns had warmed the tops of the same noble oaks and pines, sending their heats even to the tenacious roots, when voices were heard calling to each other, in the depths of a forest, of which the leafy surface lay bathed in the brilliant light of a cloudless day in June, while the trunks of the trees rose in gloomy grandeur in the shades beneath. Столетиями летнее солнце обогревало своими лучами вершины благородных дубов и сосен и посылало свое тепло даже прячущимся в земле упорным корням, прежде чем послышались голоса, перекликавшиеся в чаще леса, зеленый покров которого купался в ярком блеске безоблачного июньского дня, в то время как стволы деревьев в сумрачном величии высились в окутывавшей их тени.
The calls were in different tones, evidently proceeding from two men who had lost their way, and were searching in different directions for their path. Голоса, очевидно, принадлежали двум мужчинам, которые сбились с пути и пытались найти потерявшуюся тропинку.
At length a shout proclaimed success, and presently a man of gigantic mould broke out of the tangled labyrinth of a small swamp, emerging into an opening that appeared to have been formed partly by the ravages of the wind, and partly by those of fire. Наконец торжествующее восклицание возвестило об успехе поисков, и затем какой-то высокого роста человек выбрался из лабиринта мелких болот на поляну, образовавшуюся, видимо, частично от опустошений, произведенных ветром, и частично под действием огня.
This little area, which afforded a good view of the sky, although it was pretty well filled with dead trees, lay on the side of one of the high hills, or low mountains, into which nearly the whole surface of the adjacent country was broken. Отсюда хорошо было видно небо. Сама поляна, почти сплошь заваленная стволами высохших деревьев, раскинулась на склоне одного из тех высоких холмов или небольших гор, которыми пересечена едва ли не вся эта местность.
"Here is room to breathe in!" exclaimed the liberated forester, as soon as he found himself under a clear sky, shaking his huge frame like a mastiff that has just escaped from a snowbank. "Hurrah! Deerslayer; here is daylight, at last, and yonder is the lake." - Вот здесь можно перевести дух! - воскликнул лесной путник, отряхиваясь всем своим огромным телом, как большой дворовый пес, выбравшийся из снежного сугроба. - Ура, Зверобой! Наконец-то мы увидели дневной свет, а там и до озера недалеко.
These words were scarcely uttered when the second forester dashed aside the bushes of the swamp, and appeared in the area. Едва только прозвучали эти слова, как второй обитатель леса раздвинул болотные заросли и тоже вышел на поляну.
After making a hurried adjustment of his arms and disordered dress, he joined his companion, who had already begun his disposition for a halt. Наскоро приведя в порядок свое оружие и истрепанную одежду, он присоединился к товарищу, уже расположившемуся на привале.
"Do you know this spot!" demanded the one called Deerslayer," or do you shout at the sight of the sun?" - Ты знаешь это место? - спросил тот, кого звали Зверобоем. - Или закричал просто потому, что увидел солнце?
"Both, lad, both; I know the spot, and am not sorry to see so useful a fri'nd as the sun. - И по той и по этой причине, парень! Я узнал это местечко и очень рад, что снова вижу такого" верного друга, как солнце.
Now we have got the p'ints of the compass in our minds once more, and 't will be our own faults if we let anything turn them topsy-turvy ag'in, as has just happened. Теперь румбы компаса у нас опять перед глазами, и если мы еще раз собьемся с пути, то сами будем виноваты.
My name is not Hurry Harry, if this be not the very spot where the land-hunters camped the last summer, and passed a week. Пусть меня больше не зовут Г арри Непоседа, если это не то самое место, где прошлым летом разбили свой лагерь и прожили целую неделю "охотники за землей"8.
See I yonder are the dead bushes of their bower, and here is the spring. Гляди: вот сухие ветви от их шалаша, а вот и родник.
Much as I like the sun, boy, I've no occasion for it to tell me it is noon; this stomach of mine is as good a time-piece as is to be found in the colony, and it already p'ints to half-past twelve. Нет, малый, как ни люблю я солнце, я не нуждаюсь в нем, чтобы знать, когда наступает полдень: мое брюхо не уступит лучшим часам, какие можно найти в Колонии9, и оно уже прозвонило половину первого.
So open the wallet, and let us wind up for another six hours' run." Итак, развяжи котомку, и подкрепимся для нового шестичасового похода.
At this suggestion, both set themselves about making the preparations necessary for their usual frugal but hearty meal. После этого предложения оба занялись необходимыми приготовлениями к своей, как всегда, простой, но обильной трапезе.
We will profit by this pause in the discourse to give the reader some idea of the appearance of the men, each of whom is destined to enact no insignificant part in our legend. Мы воспользуемся перерывом в их беседе, чтобы дать читателю некоторое представление о внешности этих людей, которым суждено играть немаловажную роль в нашей повести.
It would not have been easy to find a more noble specimen of vigorous manhood than was offered in the person of him who called himself Hurry Harry. Трудно встретить более благородный образчик мужественной силы, чем тот из путников, который назвал себя Гарри Непоседой.
His real name was Henry March but the frontiersmen having caught the practice of giving sobriquets from the Indians, the appellation of Hurry was far oftener applied to him than his proper designation, and not unfrequently he was termed Hurry Skurry, a nickname he had obtained from a dashing, reckless offhand manner, and a physical restlessness that kept him so constantly on the move, as to cause him to be known along the whole line of scattered habitations that lay between the province and the Canadas. Его настоящее имя было Генри Марч; но так как обитатели пограничной полосы заимствовали у индейцев обычай давать людям всевозможные клички, то чаще вспоминали его прозвище Непоседа, чем его подлинную фамилию. Нередко также называли его Гарри Торопыгой. Обе эти клички он получил за свою беспечность, порывистые движения и чрезвычайную стремительность, заставлявшую его вечно скитаться с места на место, отчего его и знали во всех поселках, разбросанных между британскими владениями и Канадой10.
The stature of Hurry Harry exceeded six feet four, and being unusually well proportioned, his strength fully realized the idea created by his gigantic frame. Шести футов четырех дюймов росту 11, Гарри Непоседа был при этом очень пропорционально сложен, и его физическая сила вполне соответствовала его гигантской фигуре.
The face did no discredit to the rest of the man, for it was both good-humored and handsome. Лицо - под стать всему остальному - было добродушно и красиво.
His air was free, and though his manner necessarily partook of the rudeness of a border life, the grandeur that pervaded so noble a physique prevented it from becoming altogether vulgar. Держался он очень непринужденно, и, хотя суровая простота пограничного быта неизбежно сказывалась в его обхождении, величавая осанка смягчала грубость его манер.
Deerslayer, as Hurry called his companion, was a very different person in appearance, as well as in character. Зверобой, как Непоседа называл своего товарища, и по внешности и по характеру был совсем иного склада.
In stature he stood about six feet in his moccasins, but his frame was comparatively light and slender, showing muscles, however, that promised unusual agility, if not unusual strength. Около шести футов росту, он выглядел сравнительно худым и тщедушным, но его мускулы обличали чрезвычайную ловкость, если не чрезвычайную силу.
His face would have had little to recommend it except youth, were it not for an expression that seldom failed to win upon those who had leisure to examine it, and to yield to the feeling of confidence it created. Его молодое лицо нельзя было назвать особенно красивым, и только выражением своим оно подкупало всякого, кто брал на себя труд вглядеться в него более внимательно.
This expression was simply that of guileless truth, sustained by an earnestness of purpose, and a sincerity of feeling, that rendered it remarkable. Выражение это, свидетельствовавшее о простосердечии, безусловной правдивости, твердости характера и искренности чувств, было поистине замечательно.
At times this air of integrity seemed to be so simple as to awaken the suspicion of a want of the usual means to discriminate between artifice and truth; but few came in serious contact with the man, without losing this distrust in respect for his opinions and motives. Сначала даже могло показаться, что за простодушной внешностью скрывается затаенная хитрость, однако при ближайшем знакомстве это подозрение тотчас же рассеивалось.
Both these frontiersmen were still young, Hurry having reached the age of six or eight and twenty, while Deerslayer was several years his junior. Оба пограничных жителя были еще очень молоды. Непоседе едва сравнялось лет двадцать шесть - двадцать восемь, а Зверобой был и того моложе.
Their attire needs no particular description, though it may be well to add that it was composed in no small degree of dressed deer-skins, and had the usual signs of belonging to those who pass their time between the skirts of civilized society and the boundless forests. Одежда их не заслуживает особого упоминания; надо только заметить, что она была сшита главным образом из оленьих шкур - явный признак того, что ее владельцы проводили жизнь в бесконечных лесах, на самой окраине цивилизованного общества.
There was, notwithstanding, some attention to smartness and the picturesque in the arrangements of Deerslayer's dress, more particularly in the part connected with his arms and accoutrements. Тем не менее в одежде Зверобоя чувствовалась забота о некотором щегольстве, особенно заметная на оружии и на всем охотничьем снаряжении.
His rifle was in perfect condition, the handle of his hunting-knife was neatly carved, his powder-horn was ornamented with suitable devices lightly cut into the material, and his shot-pouch was decorated with wampum. Его карабин находился в полной исправности, рукоять охотничьего ножа была покрыта изящной резьбой, роговая пороховница украшена подобающими эмблемами и насечкой, а ягдташ обшит индейским вампумом12.
On the other hand, Hurry Harry, either from constitutional recklessness, or from a secret consciousness how little his appearance required artificial aids, wore everything in a careless, slovenly manner, as if he felt a noble scorn for the trifling accessories of dress and ornaments. Perhaps the peculiar effect of his fine form and great stature was increased rather than lessened, by this unstudied and disdainful air of indifference. Наоборот, Гарри Непоседа, по свойственной ли ему небрежности или из тайного сознания, что его наружность не нуждается в искусственных прикрасах, был одет кое-как, словно выражая этим свое презрение ко всяким побрякушкам.
"Come, Deerslayer, fall to, and prove that you have a Delaware stomach, as you say you have had a Delaware edication," cried Hurry, setting the example by opening his mouth to receive a slice of cold venison steak that would have made an entire meal for a European peasant; "fall to, lad, and prove your manhood on this poor devil of a doe with your teeth, as you've already done with your rifle." "Nay, nay, Hurry, there's little manhood in killing a doe, and that too out of season; though there might be some in bringing down a painter or a catamount," returned the other, disposing himself to comply. "The Delawares have given me my name, not so much on account of a bold heart, as on account of a quick eye, and an actyve foot. There may not be any cowardyce in overcoming a deer, but sartain it is, there's no great valor." "The Delawares themselves are no heroes," muttered Hurry through his teeth, the mouth being too full to permit it to be fairly opened, "or they would never have allowed them loping vagabonds, the Mingos, to make them women." - Эй, Зверобой, принимайся за дело и докажи, что у тебя делаварский13 не превратили бы их в баб.
"That matter is not rightly understood--has never been rightly explained," said Deerslayer earnestly, for he was as zealous a friend as his companion was dangerous as an enemy; "the Mengwe fill the woods with their lies, and misconstruct words and treaties. - Этого никто толком не знает и не понимает, -сказал серьезно Зверобой, который мог быть таким же надежным другом, как его товарищ -опасным врагом. - Минги наполнили леса своей ложью и кривотолками.
I have now lived ten years with the Delawares, and know them to be as manful as any other nation, when the proper time to strike comes." Я прожил с делаварами десять лет и знаю, что, если дойдет до драки, они не уступят в храбрости любому другому народу.
"Harkee, Master Deerslayer, since we are on the subject, we may as well open our minds to each other in a man-to-man way; answer me one question; you have had so much luck among the game as to have gotten a title, it would seem, but did you ever hit anything human or intelligible: did you ever pull trigger on an inimy that was capable of pulling one upon you?" - Слушай, мастер Зверобой, раз уж мы об этом заговорили, то почему бы нам не открыться друг другу, как мужчина мужчине? Ответь мне на один вопрос. Тебе так везло на охоте, что ты даже прославился. Но подстрелил ли ты хоть разок человека? Случалось ли тебе целиться во врага, который тоже способен спустить курок на тебя?
This question produced a singular collision between mortification and correct feeling, in the bosom of the youth, that was easily to be traced in the workings of his ingenuous countenance. Этот вопрос вызвал в груди юноши своеобразную борьбу между желанием побахвалиться и честностью. Чувства эти отразились на его простодушной физиономии.
The struggle was short, however; uprightness of heart soon getting the better of false pride and frontier boastfulness. Борьба длилась, впрочем, недолго. Сердечная прямота восторжествовала над ложной гордостью.
"To own the truth, I never did," answered Deerslayer; "seeing that a fitting occasion never offered. - По совести говоря, ни разу, - ответил Зверобой, -для этого не представлялось подходящего случая.
The Delawares have been peaceable since my sojourn with 'em, and I hold it to be onlawful to take the life of man, except in open and generous warfare." Делавары жили в мире со всеми соседями, пока я гостил у них, а я считаю, что человека можно лишить жизни только во время открытой и законной войны.
"What! did you never find a fellow thieving among your traps and skins, and do the law on him with your own hands, by way of saving the magistrates trouble in the settlements, and the rogue himself the cost of the suit!" - Как? Неужели ты ни разу не накрыл с поличным какого-нибудь парня, воровавшего у тебя шкуры или дичь из капканов? Неужто ты не расправился с ним по-свойски, чтобы избавить соседей от хлопот, а виновного от судебных издержек?
"I am no trapper, Hurry," returned the young man proudly: "I live by the rifle, a we'pon at which I will not turn my back on any man of my years, atween the Hudson and the St. Lawrence. -Я не траппер 14, Непоседа, - ответил юноша гордо. - Я добываю себе на жизнь карабином и с этим оружием в руках не боюсь ни одного мужчины моих лет между Гудзоном и рекой Святого Лаврентия.
I never offer a skin that has not a hole in its head besides them which natur' made to see with or to breathe through." На шкурах, которые я продаю, всегда бывает еще одна дыра, кроме тех, что создала сама природа для зрения и дыхания.
"Ay, ay, this is all very well, in the animal way, though it makes but a poor figure alongside of scalps and ambushes. - Ай, ай, все это хорошо на охоте, но никуда не годится там, где речь идет о скальпах и засадах!
Shooting an Indian from an ambush is acting up to his own principles, and now we have what you call a lawful war on our hands, the sooner you wipe that disgrace off your character, the sounder will be your sleep; if it only come from knowing there is one inimy the less prowling in the woods. Подкараулить и подстрелить индейца - это значит воспользоваться его же собственными излюбленными приемами. К тому же у нас теперь законная, как ты говоришь, война. Чем скорее ты смоешь такое пятно со своей совести, тем спокойнее будешь спать хотя бы от сознания, что по лесу бродит одним врагом меньше.
I shall not frequent your society long, friend Natty, unless you look higher than four-footed beasts to practice your rifle on." Я недолго буду водить с тобой компанию, друг Натти, если ты не найдешь зверя немного повыше четырех футов, чтобы попрактиковаться в стрельбе.
"Our journey is nearly ended, you say, Master March, and we can part to-night, if you see occasion. I have a fri'nd waiting for me, who will think it no disgrace to consort with a fellow-creatur' that has never yet slain his kind." - Наше путешествие близится к концу, мастер Марч, и, если хочешь, мы расстанемся сегодня же вечером, Меня в здешних местах поджидает приятель, он не погнушается человеком, который еще не убил никого из своих ближних.
"I wish I knew what has brought that skulking Delaware into this part of the country so early in the season," muttered Hurry to himself, in a way to show equally distrust and a recklessness of its betrayal. "Where did you say the young chief was to give you the meeting!" - Хотел бы я знать, что привело сюда этого проныру-делавара в такое раннее время года? -пробормотал Непоседа с видом, одновременно выражавшим и недоверие и презрение. - И где, говоришь ты, молодой вождь назначил тебе свидание?
"At a small round rock, near the foot of the lake, where they tell me, the tribes are given to resorting to make their treaties, and to bury their hatchets. - У невысокого утеса на озере, там, где, как мне говорили, индейские племена сходятся, чтобы заключать договоры и закапывать в землю свои боевые топоры.
This rock have I often heard the Delawares mention, though lake and rock are equally strangers to me. Об этом утесе я часто слышал от делаваров, хотя мне самому и озеро и утес совершенно незнакомы.
The country is claimed by both Mingos and Mohicans, and is a sort of common territory to fish and hunt through, in time of peace, though what it may become in war-time, the Lord only knows!" Этой страной сообща владеют минги и могикане15: в мирное время оба племени охотятся здесь и ловят рыбу, но одному богу известно, что может там твориться во время войны.
"Common territory" exclaimed Hurry, laughing aloud. "I should like to know what Floating Tom Hutter would say to that! - "Сообща"! - воскликнул Непоседа, громко расхохотавшись. - Хотелось бы мне знать, что сказал бы на это Плавучий Том - Хаттер.
He claims the lake as his own property, in vartue of fifteen years' possession, and will not be likely to give it up to either Mingo or Delaware without a battle for it!" По праву пятнадцатилетнего бесспорного владения он считает озеро своей собственностью и не уступит его без боя ни мингам, ни делаварам.
"And what will the colony say to such a quarrel! - А как посмотрят в Колонии на этот спор?
All this country must have some owner, the gentry pushing their cravings into the wilderness, even where they never dare to ventur', in their own persons, to look at the land they own." Ведь земля должна иметь какого-нибудь владельца. Колонисты готовы поделить между собой пустыню даже там, куда они и носа не смеют показать.
"That may do in other quarters of the colony, Deerslayer, but it will not do here. - Так, быть может, делается в других местах, Зверобой, но только не здесь.
Not a human being, the Lord excepted, owns a foot of sile in this part of the country. Ни одна живая душа не владеет даже пядью земли в этой части страны.
Pen was never put to paper consarning either hill or valley hereaway, as I've heard old Tom say time and ag'in, and so he claims the best right to it of any man breathing; and what Tom claims, he'll be very likely to maintain." Перо никогда не прикасалось к бумаге, чтобы закрепить за кем-нибудь здешние холмы и долины. Старый Том не раз говорил мне об этом. Вот почему од требует, чтобы его считали здесь единственным хозяином. А если он чего-нибудь требует, то уж сумеет постоять за себя.
"By what I've heard you say, Hurry, this Floating Tom must be an oncommon mortal; neither Mingo, Delaware, nor pale-face. - Судя по всему, что я от тебя слышал, Непоседа, этот Плавучий Том не совсем обыкновенный человек. Он не минг, не делавар и не бледнолицый.
His possession, too, has been long, by your tell, and altogether beyond frontier endurance. По твоим словам, он владеет озером уже очень давно.
What's the man's history and natur'?" Что же это за человек? Какой он породы?
"Why, as to old Tom's human natur', it is not much like other men's human natur', but more like a muskrat's human natar', seeing that he takes more to the ways of that animal than to the ways of any other fellow-creatur'. - Старый Том скорее водяная крыса, чем человек. Повадками он больше походит на это животное, чем на себе подобных.
Some think he was a free liver on the salt water, in his youth, and a companion of a sartain Kidd, who was hanged for piracy, long afore you and I were born or acquainted, and that he came up into these regions, thinking that the king's cruisers could never cross the mountains, and that he might enjoy the plunder peaceably in the woods." Иные думают, что в молодые годы он гулял по морям и был товарищем известного пирата Кида, которого повесили гораздо раньше, чем мы с тобой успели родиться. Том поселился в здешних местах, полагая, что королевские корабли никогда не переплывут через горы и что в лесах он может спокойно пользоваться награбленным добром.
"Then he was wrong, Hurry; very wrong. - Он ошибается, Непоседа, очень ошибается.
A man can enjoy plunder peaceably nowhere." Человек нигде не может спокойно пользоваться награбленным добром.
"That's much as his turn of mind may happen to be. - Он, вероятно, думает об этом иначе.
I've known them that never could enjoy it at all, unless it was in the midst of a jollification, and them again that enjoyed it best in a corner. Я знал людей, которым жизнь была не в жизнь без развлечений; знавал и других, которые лучше всего чувствовали себя, сидя в своем углу.
Some men have no peace if they don't find plunder, and some if they do. Знал людей, которые до тех пор не успокоятся, пока кого-нибудь не ограбят; знавал и таких, которые не могли себе простить, что когда-то кого-то ограбили.
Human nature' is crooked in these matters. Человеческая природа очень причудлива.
Old Tom seems to belong to neither set, as he enjoys his, if plunder he has really got, with his darters, in a very quiet and comfortable way, and wishes for no more." Но старый Том сам по себе. Награбленным добром, если только оно у него есть, он пользуется очень спокойно. Живет себе припеваючи вместе со своими дочками.
"Ay, he has darters, too; I've heard the Delawares, who've hunted this a way, tell their histories of these young women. - Ах, так у него есть дочери! От делаваров, которые охотились в здешних местах я слышал целые истории про этих молодых девушек.
Is there no mother, Hurry?" А мать у них есть, Непоседа?
"There was once, as in reason; but she has now been dead and sunk these two good years." - Когда-то была. Но она умерла и была брошена в воду года два назад.
"Anan?" said Deerslayer, looking up at his companion in a little surprise. - Как так? - воскликнул Зверобой, с удивлением глядя на товарища.
"Dead and sunk, I say, and I hope that's good English. - Умерла и брошена в воду, говорю я - и надеюсь, что на достаточно чистом английском языке.
The old fellow lowered his wife into the lake, by way of seeing the last of her, as I can testify, being an eye-witness of the ceremony; but whether Tom did it to save digging, which is no easy job among roots, or out of a consait that water washes away sin sooner than 'arth, is more than I can say." Старик спустил тело жены в озеро, когда увидел, что ей пришел конец. Я могу это засвидетельствовать, потому что лично присутствовал при этой церемонии. Но хотел ли он избавить себя от труда рыть могилу - что не так-то легко в лесу среди корней, - или считал, что вода лучше смывает грехи, чем земля, право, не берусь сказать.
"Was the poor woman oncommon wicked, that her husband should take so much pains with her body ?" - Должно быть, бедная женщина была большая грешница, если муж не хотел потрудиться для успокоения ее косточек.
"Not onreasonable; though she had her faults. - Не слишком большая грешница, хотя у нее были свои недостатки.
I consider Judith Hutter to have been as graceful, and about as likely to make a good ind as any woman who had lived so long beyond the sound of church bells; and I conclude old Tom sunk her as much by way of saving pains, as by way of taking it. Я думаю, что Джудит Хаттер была достойная женщина, насколько это возможно для женщины, жившей так долго вдали от церковного звона, но, по-видимому, Том считал, что потрудился для нее совершенно достаточно.
There was a little steel in her temper, it's true, and, as old Hutter is pretty much flint, they struck out sparks once-and-a-while; but, on the whole, they might be said to live amicable like. Правда, у нее в характере было немало стали, и так как старик Хаттер - настоящий кремень, то подчас между ними вспыхивали искры. Но, в общем, можно сказать, что они жили довольно дружно.
When they did kindle, the listeners got some such insights into their past lives, as one gets into the darker parts of the woods, when a stray gleam of sunshine finds its way down to the roots of the trees. Когда они начинали ссориться, слушателям удавалось порой заглянуть в их прошлое, как можно заглянуть в темные чащи леса, если заблудившийся солнечный луч пробьется к корням деревьев.
But Judith I shall always esteem, as it's recommend enough to one woman to be the mother of such a creatur' as her darter, Judith Hutter!" Но я всегда буду почитать Джудит, потому что она была матерью такого создания, как Джудит Хаттер, ее дочка.
"Ay, Judith was the name the Delawares mentioned, though it was pronounced after a fashion of their own. - Да, делавары упоминали имя "Джудит", хотя и произносили его на свой лад.
From their discourse, I do not think the girl would much please my fancy." Судя по их рассказам, не думаю, чтобы эта девушка была в моем вкусе.
"Thy fancy!" exclaimed March, taking fire equally at the indifference and at the presumption of his companion, "what the devil have you to do with a fancy, and that, too, consarning one like Judith? - В твоем вкусе! - воскликнул Марч, взбешенный равнодушным и высокомерным тоном товарища. -Какого черта ты суешься со своим вкусом, когда речь идет о такой девушке, как Джудит!
You are but a boy--a sapling, that has scarce got root. Ты еще мальчишка, зеленый юнец, едва успевший глаза раскрыть.
Judith has had men among her suitors, ever since she was fifteen; which is now near five years; and will not be apt even to cast a look upon a half-grown creatur' like you!" За Джудит уже ухаживали мужчины, когда ей было всего пятнадцать лет, то есть без малого пять лет назад. Да она и не взглянет на такого молокососа, как ты.
"It is June, and there is not a cloud atween us and the sun, Hurry, so all this heat is not wanted," answered the other, altogether undisturbed; "any one may have a fancy, and a squirrel has a right to make up his mind touching a catamount." - Теперь июнь, и на небе ни обтачка, Непоседа, так что весь этот жар ник чему, - ответил невозмутимо Зверобой. - У каждого свой вкус, и даже белка имеет право судить о дикой кошке.
"Ay, but it might not be wise, always, to let the catamount know it," growled March. "But you're young and thoughtless, and I'll overlook your ignorance. - Но не слишком умно с ее стороны сообщать о своем мнении дикой кошке, - проворчал Марч. -Впрочем, ты молод и еще несмышленыш, поэтому я прощаю тебе твое невежество.
Come, Deerslayer," he added, with a good-natured laugh, after pausing a moment to reflect, "come, Deerslayer, we are sworn friends, and will not quarrel about a light-minded, jilting jade, just because she happens to be handsome; more especially as you have never seen her. Послушай, Зверобой, - с добродушным смехом прибавил он после недолгого размышления, -послушай, Зверобой: мы с тобой поклялись быть друзьями и, конечно, не станем ссориться из-за легкомысленной вертушки только потому, что она случайно уродилась хорошенькой, тем более что ты никогда не видел ее.
Judith is only for a man whose teeth show the full marks, and it's foolish to be afeard of a boy. What did the Delawares say of the hussy? for an Indian, after all, has his notions of woman-kind, as well as a white man." Джудит создана для мужчины, у которого уже прорезались все зубы, и глупо мне опасаться мальчика... Что же говорили делавары об этой плутовке? В конце концов, индеец может судить о женщинах не хуже, чем белый.
"They said she was fair to look on, and pleasant of speech; but over-given to admirers, and light-minded." - Они говорили, что она хороша собой, приятна в разговоре, но слишком любит окружать себя поклонниками и очень ветрена.
"They are devils incarnate! - Сущие черти!
After all, what schoolmaster is a match for an Indian, in looking into natur'! Впрочем, какой школьный учитель может потягаться с индейцем там, где речь идет о природе!
Some people think they are only good on a trail or the war-path, but I say that they are philosophers, and understand a man as well as they understand a beaver, and a woman as well as they understand either. Некоторые думают, что индейцы пригодны только для охоты и для войны, но я говорю, что это мудрецы и разбираются они в мужчинах так же хорошо, как в бобрах, а в женщинах не хуже, чем в тех и других.
Now that's Judith's character to a ribbon! Характер у Джудит в точности такой!
To own the truth to you, Deerslayer, I should have married the gal two years since, if it had not been for two particular things, one of which was this very lightmindedness." Г оворя по правде, Зверобой, я женился бы на этой девчонке еще два года назад, если бы не две особые причины, и одна из них - в этом самом легкомыслии.
"And what may have been the other?" demanded the hunter, who continued to eat like one that took very little interest in the subject. - А в чем же вторая? - спросил охотник, продолжая есть и, очевидно, мало интересуясь разговором.
"T'other was an insartainty about her having me. - А вторая - в том, что я не уверен, пожелает ли она выйти за меня.
The hussy is handsome, and she knows it. Плутовка красива и знает это.
Boy, not a tree that is growing in these hills is straighter, or waves in the wind with an easier bend, nor did you ever see the doe that bounded with a more nat'ral motion. Юноша! На этих холмах нет дерева более стройного, дуновения ветра более нежного, и ты никогда не видел лани, которая прыгала бы с большей легкостью.
If that was all, every tongue would sound her praises; but she has such failings that I find it hard to overlook them, and sometimes I swear I'll never visit the lake again." Ее бы прославляли в один голос, не будь у нее недостатков, которые слишком бросаются в глаза. Иногда я даю клятву больше не ходить на озеро.
"Which is the reason that you always come back? - Вот почему ты всегда возвращаешься к нему!
Nothing is ever made more sure by swearing about it." Видишь, никогда не следует клясться.
"Ah, Deerslayer, you are a novelty in these particulars; keeping as true to education as if you had never left the settlements. - Ах, Зверобой, ты новичок в этих делах! Ты такой благонравный, как будто никогда в жизни не покидал города.
With me the case is different, and I never want to clinch an idee, that I do not feel a wish to swear about it. Я - иное дело. Какая бы мысль ни пришла мне в голову, мне всегда хочется выругаться.
If you know'd all that I know consarning Judith, you'd find a justification for a little cussing. Если бы ты знал Джудит, как знаю ее я, то понял бы, что иногда простительно чуточку посквернословить.
Now, the officers sometimes stray over to the lake, from the forts on the Mohawk, to fish and hunt, and then the creatur' seems beside herself! Случается, что офицеры из фортов на Мохоке приезжают на озеро ловить рыбу и охотиться, и тогда это создание совсем теряет голову.
You can see in the manner which she wears her finery, and the airs she gives herself with the gallants." Как она начинает тогда рядиться и какую напускает на себя важность в присутствии своих ухажеров!
"That is unseemly in a poor man's darter," returned Deerslayer gravely, "the officers are all gentry, and can only look on such as Judith with evil intentions." - Это не подобает дочери бедного человека, -ответил Зверобой степенно. - Все офицеры -дворянского происхождения и на такую девушку, как Джудит, могут смотреть только с дурными намерениями.
"There's the unsartainty, and the damper! - Это меня и бесит и успокаивает.
I have my misgivings about a particular captain, and Jude has no one to blame but her own folly, if I'm right. Я, правда, побаиваюсь одного капитана, и Джудит должна винить только себя и свою дурь, если я неправ.
On the whole, I wish to look upon her as modest and becoming, and yet the clouds that drive among these hills are not more unsartain. Но, вообще говоря, я склонен считать ее скромной и порядочной девушкой, хотя даже облака, плывущие над этими холмами, не так переменчивы, как она.
Not a dozen white men have ever laid eyes upon her since she was a child, and yet her airs, with two or three of these officers, are extinguishers!" Вряд ли довелось ей встретить дюжину белых, с тех пор как она перестала быть ребенком, а поглядел бы ты, как она форсит перед офицерами!
"I would think no more of such a woman, but turn my mind altogether to the forest; that will not deceive you, being ordered and ruled by a hand that never wavers." - Я бы давно бросил думать о такой девушке и занялся бы только лесом. Лес никогда не обманет.
"If you know'd Judith, you would see how much easier it is to say this than it would be to do it. - Если бы ты знал Джудит, то понял бы, что это гораздо легче сказать, чем сделать.
Could I bring my mind to be easy about the officers, I would carry the gal off to the Mohawk by force, make her marry me in spite of her whiffling, and leave old Tom to the care of Hetty, his other child, who, if she be not as handsome or as quick-witted as her sister, is much the most dutiful." Будь я спокоен насчет офицеров, силой бы утащил девчонку к себе на Мохок, заставил бы ее выйти за меня замуж, несмотря на все ее капризы, и оставил бы старика Тома на попечение Хетти, его второй дочери; та хоть и не так красива и бойка, как ее сестрица, зато гораздо лучше понимает свои обязанности.
"Is there another bird in the same nest!" asked Deerslayer, raising his eyes with a species of half-awakened curiosity, "the Delawares spoke to me only of one." - Стало быть, еще одна птица из того же гнезда? -с некоторым удивлением спросил Зверобой. -Делавары говорили мне только об одной.
That's nat'ral enough, when Judith Hutter and Hetty Hutter are in question. - Не мудрено, что, когда говорят о Джудит Хаттер, забывают о Хетти Хаттер.
Hetty is only comely, while her sister, I tell thee, boy, is such another as is not to be found atween this and the sea: Judith is as full of wit, and talk, and cunning, as an old Indian orator, while poor Hetty is at the best but 'compass meant us.'" Хетти всего лишь мила, тогда как ее сестра... Говорю тебе, юноша, другой такой не сыщешь отсюда до самого моря! Джудит бойка, речиста и лукава, как старый индейский оратор, тогда как бедная Хетти в лучшем случае только "Так указывает компас".
"Anan?" inquired, again, the Deerslayer. - Что такое? - переспросил Зверобой.
"Why, what the officers call 'compass meant us,' which I understand to signify that she means always to go in the right direction, but sometimes does not know how. 'Compass'for the p'int, and 'meant us' for the intention. - Да это офицеры ее прозвали: "Так указывает компас". Я полагаю, они хотели этим сказать, что она всегда старается идти в должном направлении, но иногда не знает, как это сделать.
No, poor Hetty is what I call on the verge of ignorance, and sometimes she stumbles on one side of the line, and sometimes on t'other." "Them are beings that the Lord has in his special care," said Deerslayer, solemnly; "for he looks carefully to all who fall short of their proper share of reason. The red-skins honor and respect them who are so gifted, knowing that the Evil Spirit delights more to dwell in an artful body, than in one that has no cunning to work upon." "I'll answer for it, then, that he will not remain long with poor Hetty; for the child is just 'compass meant us,' as I have told you. Нет, бедная Хетти совсем дурочка и постоянно сбивается с прямого пути то в одну, то в другую сторону.
Old Tom has a feeling for the gal, and so has Judith, quick-witted and glorious as she is herself; else would I not answer for her being altogether safe among the sort of men that sometimes meet on the lake shore." Старый Том очень любит девчонку, да и Джудит тоже, хотя сама она бойка и тщеславна. Не будь этого, я бы не поручился за безопасность Хетти среди людей такого сорта, какой иногда попадается на берегах озера.
"I thought this water an unknown and little-frequented sheet," observed the Deerslayer, evidently uneasy at the idea of being too near the world. - Мне казалось, что люди здесь появляются редко,- сказал Зверобой, видимо обеспокоенный мыслью, что он так близко подошел к границам обитаемого мира.
"It's all that, lad, the eyes of twenty white men never having been laid on it; still, twenty true-bred frontiersmen -- hunters and trappers, and scouts, and the like, -- can do a deal of mischief if they try. - Это правда, парень, едва ли два десятка белых видели Хетти. Но двадцать заправских пограничных жителей - охотников-трапперов и разведчиков - могут натворить бед, если постараются.
'T would be an awful thing to me, Deerslayer, did I find Judith married, after an absence of six months!" Знаешь, Зверобой, я буду в отчаянии, если, вернувшись после шестимесячной отлучки, застану Джудит уже замужем...
"Have you the gal's faith, to encourage you to hope otherwise?" - Девушка призналась тебе в любви или как-нибудь обнадежила тебя?
"Not at all. - Вовсе нет!
I know not how it is: I'm good-looking, boy, -- that much I can see in any spring on which the sun shines, -- and yet I could not get the hussy to a promise, or even a cordial willing smile, though she will laugh by the hour. Право, не знаю, в чем тут дело. Ведь я не дурен собой, парень. Так мне, по крайней мере, кажется, когда я гляжусь в родник, освещенный солнцем. Однако я никогда не мог вынудить у этой плутовки обещание выйти за меня замуж, не мог добиться от нее ласковой улыбки, хотя она готова хохотать целыми часами.
If she has dared to marry in my absence, she'd be like to know the pleasures of widowhood afore she is twenty!" "You would not harm the man she has chosen, Hurry, simply because she found him more to her liking than yourself!" Если она осмелилась обвенчаться в мое отсутствие, то узнает все радости вдовства, не дожив и до двадцати лет. - Неужели, Гарри, ты способен сделать что-либо худое человеку только потому, что он пришелся ей по душе больше, чем ты?
Why not! - А почему бы и нет?
If an enemy crosses my path, will I not beat him out of it! Если соперник встанет на моем пути, как не отшвырнуть его в сторону?
Look at me! am I a man like to let any sneaking, crawling, skin-trader get the better of me in a matter that touches me as near as the kindness of Judith Hutter! Погляди на меня! Такой ли я человек, чтобы позволить какому-нибудь проныре и плуту, торговцу пушниной, взять надо мной верха таком важном для меня деле, как расположение Джудит Хаттер.
Besides, when we live beyond law, we must be our own judges and executioners. Да ведь мы здесь живем без законов и поневоле должны сами быть и судьями и палачами.
And if a man should be found dead in the woods, who is there to say who slew him, even admitting that the colony took the matter in hand and made a stir about it?" Когда в лесу найдут мертвое тело, кто скажет, где убийца, хотя бы в Колонии и занялись этим делом и подняли шум?
"If that man should be Judith Hutter's husband, after what has passed, I might tell enough, at least, to put the colony on the trail." - Если убитый окажется мужем Джудит Хаттер, то после всего, что ты сказал мне, я сумею направить людей из Колонии по верному следу.
"You!--half-grown, venison-hunting bantling! You dare to think of informing against Hurry Harry in so much as a matter touching a mink or a woodchuck!" - Ты, молокосос, мальчишка, гоняющийся за дичью, ты смеешь грозить доносом Г арри Непоседе, будто это так же просто, как свернуть голову цыпленку?!
"I would dare to speak truth, Hurry, consarning you or any man that ever lived." - Я не побоюсь сказать правду. Непоседа, о тебе, так же как и о любом человеке, кем бы он ни был.
March looked at his companion, for a moment, in silent amazement; then seizing him by the throat with both hands, he shook his comparatively slight frame with a violence that menaced the dislocation of some of the bones. С минуту Марч глядел на товарища с молчаливым изумлением. Потом, схватив Зверобоя обеими руками за горло, он встряхнул его легкое тело с такой силой, словно хотел переломать ему все кости. Марч не шутил: гнев пылал в его глазах.
Nor was this done jocularly, for anger flashed from the giant's eyes, and there were certain signs that seemed to threaten much more earnestness than the occasion would appear to call for. Whatever might be the real intention of March, and it is probable there was none settled in his mind, it is certain that he was unusually aroused; and most men who found themselves throttled by one of a mould so gigantic, in such a mood, and in a solitude so deep and helpless, would have felt intimidated, and tempted to yield even the right. Not so, however, with Deerslayer. His countenance remained unmoved; his hand did not shake, and his answer was given in a voice that did not resort to the artifice of louder tones, even by way of proving its owner's resolution. Но Зверобой не испугался. Лицо его не изменилось, рука не дрогнула, и он сказал спокойным голосом:
"You may shake, Hurry, until you bring down the mountain," he said quietly, "but nothing beside truth will you shake from me. - Ты можешь трясти меня, Непоседа, пока не расшатаешь гору, и все-таки ничего, кроме правды, из меня не вытрясешь.
It is probable that Judith Hutter has no husband to slay, and you may never have a chance to waylay one, else would I tell her of your threat, in the first conversation I held with the gal." Весьма вероятно, что у Джудит Хаттер еще нет мужа, которого ты мог бы убить, и у тебя не будет случая подстеречь его. Но если она замужем, я при первой же встрече скажу ей о твоей угрозе.
March released his grip, and sat regarding the other in silent astonishment. Марч разжал пальцы и молча сел, не сводя удивленных глаз со своего спутника.
"I thought we had been friends," he at length added; "but you've got the last secret of mine that will ever enter your ears." - До сих пор я думал, что мы друзья, - вымолвил он наконец. - Но это моя последняя тайна, которая дошла до твоих ушей.
"I want none, if they are to be like this. - Я не желаю знать твои тайны, если все они в том же роде.
I know we live in the woods, Hurry, and are thought to be beyond human laws,--and perhaps we are so, in fact, whatever it may be in right,--but there is a law and a law-maker, that rule across the whole continent. He that flies in the face of either need not call me a friend." Я знаю, что мы живем в лесах, Непоседа, и считаем себя свободными от людских законов. Быть может, это отчасти правильно. Но все-таки есть закон, который властвует над всей Вселенной, и тот, кто пренебрегает им, пусть не зовет меня своим другом.
"Damme, Deerslayer, if I do not believe you are at heart a Moravian, and no fair-minded, plain-dealing hunter, as you've pretended to be!" - Черт меня побери, Зверобой, я и не предполагал, что в душе ты близок к моравским братьям 16; а я-то думал, что ты честный, прямодушный охотник, за какого выдаешь себя!
"Fair-minded or not, Hurry, you will find me as plaindealing in deeds as I am in words. - Честен я или нет, Непоседа во всяком случае, я всегда буду так же прямодушен на деле, и на словах.
But this giving way to sudden anger is foolish, and proves how little you have sojourned with the red man. Но глупо поддаваться внезапному гневу. Это только доказывает, как мало ты жил среди краснокожих.
Judith Hutter no doubt is still single, and you spoke but as the tongue ran, and not as the heart felt. Без сомнения, Джудит Хаттер еще не замужем, и ты говорил то, что взбрело тебе на язык, а не то, что подсказывает сердце.
There's my hand, and we will say and think no more about it." Вот тебе моя рука, и не будем больше говорить и вспоминать об этом.
Hurry seemed more surprised than ever; then he burst forth in a loud, good-natured laugh, which brought tears to his eyes. Непоседа, как видно, удивился еще больше. Но потом захохотал так добродушно и громко, что даже слезы выступили у него на глазах.
After this he accepted the offered hand, and the parties became friends. Он пожал протянутую руку, и оба: спутника опять стали друзьями.
"'T would have been foolish to quarrel about an idee," March cried, as he resumed his meal, "and more like lawyers in the towns than like sensible men in the woods. - Из-за такой-то пустой мысли ссориться глупо! -воскликнул Марч, снова принимаясь за еду. - Это больше пристало городским законникам, чем разумным людям, которые живут в лесу.
They tell me, Deerslayer, much ill-blood grows out of idees among the people in the lower counties, and that they sometimes get to extremities upon them." Мне рассказывали, Зверобой, что в нижних графствах17 многие портят себе кровь из-за своих мыслей и доходят при этом до самой крайности.
"That do they,-that do they; and about other matters that might better be left to take care of themselves. I have heard the Moravians say that there are lands in which men quarrel even consarning their religion; and if they can get their tempers up on such a subject, Hurry, the Lord have Marcy on 'em. -Так оно и есть, так оно и есть... От моравских братьев я слышал, что существуют такие страны, где люди ссорятся даже из-за религии, а уж если дело доходит до этого, то смилуйся над ними боже.
Howsoever, there is no occasion for our following their example, and more especially about a husband that this Judith Hutter may never see, or never wish to see. Однако мы не станем следовать их примеру, особенно из-за мужа, которого у Джудит Хаттер, быть может, никогда и не будет.
For my part, I feel more cur'osity about the feeble-witted sister than about your beauty. А меня больше интересует слабоумная сестра, чем твоя красавица.
There's something that comes close to a man's feelin's, when he meets with a fellow-creatur' that has all the outward show of an accountable mortal, and who fails of being what he seems, only through a lack of reason. Нельзя остаться равнодушным, встречая ближнего, который хотя и по внешности напоминает самого обыкновенного смертного, но на деле совсем не таков, потому что ему не хватает разума.
This is bad enough in a man, but when it comes to a woman, and she a young, and maybe a winning creatur' it touches all the pitiful thoughts his natur' has. Это тяжело даже мужчине, но когда это случается с женщиной, с юным, обаятельным существом, то пробуждает самые жалостливые мысли, какие только могут появиться у тебя.
God knows, Hurry, that such poor things be defenceless enough with all their wits about 'em; but it's a cruel fortun' when that great protector and guide fails 'em." Видит бог, Непоседа, эти бедные создания достаточно беззащитны даже в здравом уме. Какая же страшная судьба ожидает их, если этот великий покровитель и вожатый изменяет им!
"Hark, Deerslayer,--you know what the hunters, and trappers, and peltry-men in general be; and their best friends will not deny that they are headstrong and given to having their own way, without much bethinking 'em of other people's rights or feelin's,--and yet I don't think the man is to be found, in all this region, who would harm Hetty Hutter, if he could; no, not even a red-skin." - Слушай, Зверобой! Ты знаешь, что за народ трапперы - охотники и торговцы пушниной. Их лучший друг не станет отрицать, что они упрямы и любят идти своей дорогой, не слишком считаясь с правами и чувствами других людей. И, однако, я не думаю, чтобы во всей здешней местности нашелся хотя бы один человек, способный обидеть Хетти Хаттер. Нет, даже индеец не решится на это.
"Therein, fri'nd Hurry, you do the Delawares, at least, and all their allied tribes, only justice, for a red-skin looks upon a being thus struck by God's power as especially under his care. - Наконец-то, друг Непоседа, ты начинаешь справедливо судить о делаварах и о других союзных им племенах.
I rejoice to hear what you say, however, I rejoice to hear it; but as the sun is beginning to turn towards the afternoon's sky, had we not better strike the trail again, and make forward, that we may get an opportunity of seeing these wonderful sisters?" Рад слышать это. Однако солнце уже перевалило за полдень, и нам лучше снова тронуться в путь, чтобы поглядеть наконец на этих замечательных сестер.
Harry March giving a cheerful assent, the remnants of the meal were soon collected; then the travelers shouldered their packs, resumed their arms, and, quitting the little area of light, they again plunged into the deep shadows of the forest. Гарри Марч весело изъявил свое согласие, и с остатками завтрака скоро было покончено. Затем путники навьючили на себя котомки, взяли ружья и, покинув залитую солнечным светом поляну, снова углубились в лесную тень.
Chapter II. Глава 2
"Thou'rt passing from the lake's green side, And the hunter's hearth away; For the time of flowers, for the summer's pride, Daughter! thou canst not stay." Mrs. Hemans, "Edith. A Tale of the Woods" II. 191-94 Ты бросаешь зеленый озерный край, Охотничий дом над водой, В этот месяц июнь, в этот летний рай, Дитя, расстаешься со мной Идти оставалось уже немного.
Our two adventurers had not far to go. Hurry knew the direction, as soon as he had found the open spot and the spring, and he now led on with the confident step of a man assured of his object. Отыскав поляну с родником, Непоседа правильно определил направление и теперь продвигался вперед уверенной поступью человека, знающего, куда ведет дорога.
The forest was dark, as a matter of course, but it was no longer obstructed by underbrush, and the footing was firm and dry. В лесу стоял глубокий сумрак, однако ноги легко ступали по сухой и твердой почве, не загроможденной валежником.
After proceeding near a mile, March stopped, and began to cast about him with an inquiring look, examining the different objects with care, and occasionally turning his eyes on the trunks of the fallen trees, with which the ground was well sprinkled, as is usually the case in an American wood, especially in those parts of the country where timber has not yet become valuable. Пройдя около мили, Марч остановился и начал озираться по сторонам. Он внимательно рассматривал окружающие предметы, задерживая иногда взор на древесных стволах, которые валялись повсюду, как это часто бывает в американских лесах, особенно там, где дерево еще не приобрело рыночной ценности.
"This must be the place, Deerslayer," March at length observed; "here is a beech by the side of a hemlock, with three pines at hand, and yonder is a white birch with a broken top; and yet I see no rock, nor any of the branches bent down, as I told you would be the case." - Кажется, это то самое место, Зверобой, - наконец произнес Марч. - Вот бук рядом с хемлоком18 вот три сосны, а там, немного поодаль, белая береза со сломанной верхушкой. И, однако, что-то не видно ни скалы, ни пригнутых ветвей, о которых я тебе говорил.
"Broken branches are onskilful landmarks, as the least exper'enced know that branches don't often break of themselves," returned the other; "and they also lead to suspicion and discoveries. - Сломанные ветви - нехитрая примета для обозначения пути: даже самые неопытные люди знают, что ветви редко ломаются сами собой, -ответил собеседник. - Поэтому они возбуждают подозрение и наводят на след.
The Delawares never trust to broken branches, unless it is in friendly times, and on an open trail. - Делавары доверяют сломанным ветвям только во время всеобщего мира да на проторенной тропе.
As for the beeches, and pines, and hemlocks, why, they are to be seen on all sides of us, not only by twos and threes, but by forties, and fifties, and hundreds." А буки, сосны и березы можно увидеть всюду, и не по два или по три дерева, а десятками и сотнями.
"Very true, Deerslayer, but you never calculate on position. - Твоя правда, Зверобой, но ты не принимаешь в расчет их расположения.
Here is a beech and a hemlock--" Вот бук и рядом с ним хемлок.
"Yes, and there is another beech and a hemlock, as loving as two brothers, or, for that matter, more loving than some brothers; and yonder are others, for neither tree is a rarity in these woods. - Да, а вот другой дуб и другой хемлок, любовно обнявшись, как два братца или, пожалуй, поласковее, чем иные братья. А вон еще и другие... Все эти деревья здесь не редкость.
I fear me, Hurry, you are better at trapping beaver and shooting bears, than at leading on a blindish sort of a trail. Боюсь, Непоседа, что тебе легче выследить бобра или подстрелить медведя, чем служить проводником на такой непроторенной тропе... Ба!
Ha! there's what you wish to find, a'ter all!" Да вон и то, что ты ищешь.
"Now, Deerslayer, this is one of your Delaware pretensions, for hang me if I see anything but these trees, which do seem to start up around us in a most onaccountable and perplexing manner." - На этот раз, Зверобой, это одна из твоих делаварских выдумок! Пусть меня повесят, если я вижу здесь что-нибудь, кроме деревьев, которые столпились вокруг нас самым странным образом.
"Look this a way, Hurry--here, in a line with the black oak-don't you see the crooked sapling that is hooked up in the branches of the bass-wood, near it? -Глянь-ка сюда, Непоседа! Разве ты не замечаешь вот здесь, на одной линии с этим черным дубом, склонившееся молодое деревце, которое поддерживают ветви кустарника?
Now, that sapling was once snow-ridden, and got the bend by its weight; but it never straightened itself, and fastened itself in among the bass-wood branches in the way you see. Это дерево было засыпано снегом и согнулось под его тяжестью; оно никогда не - смогло бы снова выпрямиться и окрепнуть.
The hand of man did that act of kindness for it." Рука человека помогла ему.
"That hand was mine!" exclaimed Hurry; "I found the slender young thing bent to the airth, like an unfortunate creatur' borne down by misfortune, and stuck it up where you see it. After all, Deerslayer, I must allow, you're getting to have an oncommon good eye for the woods!" - Это моя рука помогла ему! - воскликнул Непоседа. - Я увидел хрупкое молодое деревце, приникшее к земле, словно живое существо, согбенное горем, и поставил его так, как оно стоит теперь... Ну, Зверобой, я должен признаться, что у тебя в лесу действительно острое зрение.
"'Tis improving, Hurry-- 'tis improving I will acknowledge; but 'tis only a child's eye, compared to some I know. - Мое зрение становится острее, Непоседа, оно становится острее, я допускаю это, но все же у меня еще глаз ребенка по сравнению кое с кем из моих краснокожих знакомых.
There's Tamenund, now, though a man so old that few remember when he was in his prime, Tamenund lets nothing escape his look, which is more like the scent of a hound than the sight of an eye. Взять хоть Таменунда. Правда, он теперь так стар, что лишь немногие помнят, каким он был во цвете лет, однако ничто не ускользает от его взгляда, больше напоминающего собачье чутье, чем зрение человека.
Then Uncas, the father of Chingachgook, and the lawful chief of the Mohicans, is another that it is almost hopeless to pass unseen. Затем Ункас, отец Чингачгука и законный вождь могикан; от его взгляда тоже немыслимо укрыться.
I'm improving, I will allow-- I'm improving, but far from being perfect, as yet." Я делаю успехи... допускаю, что делаю успехи... но мне еще далеко до совершенства.
"And who is this Chingachgook, of whom you talk so much, Deerslayer!" asked Hurry, as he moved off in the direction of the righted sapling; "a loping red-skin, at the best, I make no question." - А кто такой этот Чингачгук, о котором ты так много толкуешь. Зверобой? - спросил Непоседа, направляясь к выпрямленному деревцу. -Какой-нибудь бродяга-краснокожий, конечно?
"Not so, Hurry, but the best of loping red-skins, as you call 'em. - Он самый лучший из бродяг-краснокожих, как ты их называешь.
If he had his rights, he would be a great chief; but, as it is, he is only a brave and just-minded Delaware; respected, and even obeyed in some things,'tis true, but of a fallen race, and belonging to a fallen people. Если бы он мог вступить в свои законные права, то стал бы великим вождем. Теперь же он всего лишь храбрый и справедливый делавар. Правда, все уважают его и даже повинуются ему в некоторых случаях, но все-таки он потомок захудалого рода, представитель исчезнувшего племени.
Ah! Harry March, 'twould warm the heart within you to sit in their lodges of a winter's night, and listen to the traditions of the ancient greatness and power of the Mohicans!" Ах, Гарри Марч, тепло становится на сердце, когда в зимнюю ночь сидишь у них в вигваме19 и слушаешь предания о стародавнем величии и могуществе могикан!
"Harkee, fri'nd Nathaniel," said Hurry, stopping short to face his companion, in order that his words might carry greater weight with them, "if a man believed all that other people choose to say in their own favor, he might get an oversized opinion of them, and an undersized opinion of himself. - Слушай, друг Натаниэль, - сказал Непоседа, останавливаясь и заглядывая прямо в лицо товарищу, чтобы придать больше весу своим словам, - если человек верит всему, что другие люди считают нужным говорить в свою пользу, у него создается преувеличенное мнение о них и преуменьшенное о себе.
These red-skins are notable boasters, and I set down more than half of their traditions as pure talk." Краснокожие - известные хвастуны, и, по-моему, добрая половина их преданий - пустая болтовня.
"There is truth in what you say, Hurry, I'll not deny it, for I've seen it, and believe it. - Не стану спорить, Непоседа, ты прав.
They do boast, but then that is a gift from natur'; and it's sinful to withstand nat'ral gifts. Они действительно любят похвастать. Это их природная особенность и грешно не давать ей развиваться... Стоп!
See; this is the spot you come to find!" Вот место, которое мы ищем.
This remark cut short the discourse, and both the men now gave all their attention to the object immediately before them. Разговор был прерван этим замечанием, и оба товарища устремили все свое внимание на предмет, находившийся прямо перед ними.
Deerslayer pointed out to his companion the trunk of a huge linden, or bass-wood, as it is termed in the language of the country, which had filled its time, and fallen by its own weight. Зверобой указал своему спутнику на ствол огромной липы, которая отжила свой век и упала от собственной тяжести.
This tree, like so many millions of its brethren, lay where it had fallen, and was mouldering under the slow but certain influence of the seasons. Это дерево, подобно миллионам своих собратьев, лежало там, где свалилось, и гнило под действием постоянной смены тепла и холода, дождей и засухи.
The decay, however, had attacked its centre, even while it stood erect in the pride of vegetation, bellowing out its heart, as disease sometimes destroys the vitals of animal life, even while a fair exterior is presented to the observer. Тление, однако, затронуло сердцевину еще тогда, когда дерево стояло совершенно прямо, во всей красе своего мощного роста, подобно тому как скрытая болезнь иногда подтачивает жизненные силы человека, а сторонний наблюдатель видит только здоровую внешность.
As the trunk lay stretched for near a hundred feet along the earth, the quick eye of the hunter detected this peculiarity, and from this and other circumstances, he knew it to be the tree of which March was in search. Теперь ствол лежал на земле, вытянувшись в длину на добрую сотню футов, и зоркий взгляд охотника сразу распознал в нем по некоторым признакам то самое дерево, которое разыскивал Марч.
"Ay, here we have what we want," cried Hurry, looking in at the larger end of the linden; "everything is as snug as if it had been left in an old woman's cupboard. - Ага! Оно-то нам и нужно! - воскликнул Непоседа. - Все в полной сохранности, как будто пролежало в шкафу у старухи.
Come, lend me a hand, Deerslayer, and we'll be afloat in half an hour." Помоги мне, Зверобой, и через полчаса мы будем уже на воде.
At this call the hunter joined his companion, and the two went to work deliberately and regularly, like men accustomed to the sort of thing in which they were employed. Охотник тотчас же присоединился к товарищу, и оба взялись за работу усердно и умело, как люди, которым все это не в новинку.
In the first place, Hurry removed some pieces of bark that lay before the large opening in the tree, and which the other declared to be disposed in a way that would have been more likely to attract attention than to conceal the cover, had any straggler passed that way. Прежде всего Непоседа сбросил куски коры, которые прикрывали широкое дупло в одном конце ствола и, по словам Зверобоя, были положены таким образом, что скорее привлекли бы внимание, чем скрыли тайник, если бы мимо прошел какой-нибудь бродяга.
The two then drew out a bark canoe, containing its seats, paddles, and other appliances, even to fishing-lines and rods. Затем они вытащили из дупла изготовленную из коры пирогу со скамьями, веслами и рыболовными принадлежностями, вплоть до крючков и лесок.
This vessel was by no means small; but such was its comparative lightness, and so gigantic was the strength of Hurry, that the latter shouldered it with seeming ease, declining all assistance, even in the act of raising it to the awkward position in which he was obliged to hold it. Пирога была отнюдь не малых размеров, но сравнительно легкая. Природа же наделила Непоседу такой исполинской силой, что, отказавшись от помощи, он без всякого усилия поднял пирогу себе на плечи.
"Lead ahead, Deerslayer," said March, "and open the bushes; the rest I can do for myself." - Иди вперед. Зверобой, - сказал Марч, - и раздвигай кусты, с остальным я и сам управлюсь.
The other obeyed, and the men left the spot, Deerslayer clearing the way for his companion, and inclining to the right or to the left, as the latter directed. Юноша не возражал, и они тронулись в путь. Зверобой прокладывал дорогу товарищу, сворачивая по его указанию то вправо, то влево.
In about ten minutes they both broke suddenly into the brilliant light of the sun, on a low gravelly point, that was washed by water on quite half its outline. Минут через десять они внезапно увидели яркий солнечный свет и очутились на песчаной косе, которая с трех сторон омывалась водой.
An exclamation of surprise broke from the lips of Deerslayer, an exclamation that was low and guardedly made, however, for his habits were much more thoughtful and regulated than those of the reckless Hurry, when on reaching the margin of the lake, he beheld the view that unexpectedly met his gaze. Когда Зверобой увидел это непривычное зрелище, крик изумления вырвался из его уст, - правда, крик негромкий и сдержанный, ибо молодой охотник был гораздо осторожнее и предусмотрительнее, чем необузданный Непоседа.
It was, in truth, sufficiently striking to merit a brief description. Картина, внезапно открывшаяся перед ними, действительно была так поразительна, что заслуживает особого описания.
On a level with the point lay a broad sheet of water, so placid and limpid that it resembled a bed of the pure mountain atmosphere, compressed into a setting of hills and woods. На одном уровне с косой расстилалась широкая водная поверхность, такая спокойная и прозрачная, что казалась ложем из чистого горного воздуха, окруженным со всех сторон холмами и лесами.
Its length was about three leagues, while its breadth was irregular, expanding to half a league, or even more, opposite to the point, and contracting to less than half that distance, more to the southward. В длину озеро имело около трех миль. В ширину оно достигало полумили, а против косы даже более; далее к югу оно суживалось до половины.
Of course, its margin was irregular, being indented by bays, and broken by many projecting, low points. Берега имели неправильные очертания и изобиловали заливами и острыми низкими мысами.
At its northern, or nearest end, it was bounded by an isolated mountain, lower land falling off east and west, gracefully relieving the sweep of the outline. На севере озеро замыкалось одиноко стоящей горой, на запад и на восток от нее простирались низменности, приятно разнообразившие горизонт.
Still the character of the country was mountainous; high hills, or low mountains, rising abruptly from the water, on quite nine tenths of its circuit. Все же общий характер местности был гористый. Высокие холмы или небольшие горы круто поднимались из воды на протяжении девяти десятых берега.
The exceptions, indeed, only served a little to vary the scene; and even beyond the parts of the shore that were comparatively low, the background was high, though more distant. But the most striking peculiarities of this scene were its solemn solitude and sweet repose. И даже в тех местах, где берег был довольно пологий, в некотором отдалении виднелись возвышенности. Но больше всего в этом пейзаже поражали его величавая пустынность и сладостное спокойствие.
On all sides, wherever the eye turned, nothing met it but the mirror-like surface of the lake, the placid view of heaven, and the dense setting of woods. Всюду, куда ни кинешь взор, только зеркальная поверхность воды да безмятежное небо в рамке густых лесов.
So rich and fleecy were the outlines of the forest, that scarce an opening could be seen, the whole visible earth, from the rounded mountain-top to the water's edge, presenting one unvaried hue of unbroken verdure. Пышный и плотный покров леса тщательно скрывал от взоров землю. Нигде ни единой прогалины. Повсюду, от берегов до закругленных горных вершин, сплошной зеленой пеленой тянулись леса.
As if vegetation were not satisfied with a triumph so complete, the trees overhung the lake itself, shooting out towards the light; and there were miles along its eastern shore, where a boat might have pulled beneath the branches of dark Rembrandt-looking hemlocks, "quivering aspens," and melancholy pines. Но растительность, казалось, не хотела довольствоваться даже столь полной победой: деревья свисали над самым озером, вытягиваясь по направлению к свету. Вдоль восточного берега можно было целые мили плыть под ветвями темных рамбрандтовских хемлоков, трепетных осин и меланхолических сосен.
In a word, the hand of man had never yet defaced or deformed any part of this native scene, which lay bathed in the sunlight, a glorious picture of affluent forest grandeur, softened by the balminess of June, and relieved by the beautiful variety afforded by the presence of so broad an expanse of water. Короче говоря, рука человека еще никогда не уродовала этого дикого пейзажа, купающегося в солнечных лучах, этого великолепного лесного величия, нежащегося в июньском благоухании.
"This is grand! -- 'tis solemn!- 'tis an edication of itself, to look upon!" exclaimed Deerslayer, as he stood leaning on his rifle, and gazing to the right and left, north and south, above and beneath, in whichever direction his eye could wander; "not a tree disturbed even by red-skin hand, as I can discover, but everything left in the ordering of the Lord, to live and die according to his own designs and laws! - Это грандиозно! Прекрасно! Сам становишься лучше, как поглядишь на это! - восклицал Зверобой, опершись на свой карабин и оглядываясь кругом - направо и налево, на юг и на север, на небо и на землю. - Я вижу, что даже рука краснокожего не тронула здесь ни единого дерева.
Hurry, your Judith ought to be a moral and well disposed young woman, if she has passed half the time you mention in the centre of a spot so favored." Ну, Непоседа, твоя Джудит, должно быть, благонравная и рассудительная девушка, если она, как ты говоришь, провела полжизни в таком благословенном месте.
"That's naked truth; and yet the gal has the vagaries. - Это сущая правда. Но у девчонки есть свои причуды.
All her time has not been passed here, howsoever, old Tom having the custom, afore I know'd him, of going to spend the winters in the neighborhood of the settlers, or under the guns of the forts. Впрочем, она не все время живет здесь, - старик Хаттер имеет обыкновение проводить зиму в поселениях колонистов или поблизости от фортов.
No, no, Jude has caught more than is for her good from the settlers, and especially from the gallantifying officers." Нет, нет, Джуди, на свою беду, набралась кое-чего у колонистов и особенно у шаркунов-офицеров.
"If she has--if she has, Hurry, this is a school to set her mind right ag'in. - В таком случае, Непоседа, вот школа, которая может ее исправить.
But what is this I see off here, abreast of us, that seems too small for an island, and too large for a boat, though it stands in the midst of the water! "Why, that is what these galantine gentry from the forts call Muskrat Castle; and old Tom himself will grin at the name, though it bears so hard on his own natur' and character. Скажи, однако, что это вон там, прямо против нас? Для острова это слишком мало, а для лодки слишком велико, хотя стоит как раз посреди озера. - Щеголи из форта прозвали это замком Водяной Крысы, и сам старик Том скалит зубы, слыша это название, которое как нельзя лучше подходит к его свойствам и привычкам.
'Tis the stationary house, there being two; this, which never moves, and the other, that floats, being sometimes in one part of the lake and sometimes in another. Это его постоянный дом; у него их два: один, который никогда не двигается с места, и второй, который плавает и поэтому находится то в одной, то в другой части озера.
The last goes by the name of the ark, though what may be the meaning of the word is more than I can tell you." Он называется ковчегом, хотя я не берусь объяснить тебе, что значит это слово.
"It must come from the missionaries, Hurry, whom I have heard speak and read of such a thing. - Оно пошлет от миссионеров, Непоседа; они при мне рассказывали и читали об этой штуке.
They say that the 'arth was once covered with water, and that Noah, with his children, was saved from drowning by building a vessel called an ark, in which he embarked in season. Они говорят, что земля была когда-то вся покрыта водой и Ной со своими детьми спасся, построив судно, называвшееся ковчегом.
Some of the Delawares believe this tradition, and some deny it; but it behooves you and me, as white men born, to put our faith in its truth. Do you see anything of this ark?" Одни делавары верят этому преданию, другие не верят. Мы с тобой белые христиане. Нам подобает верить... Однако не видишь ли ты где-нибудь этот ковчег?
"'Tis down south, no doubt, or anchored in some of the bays. - Он, должно быть, отплыл к югу или стоит на якоре где-нибудь, в заводи.
But the canoe is ready, and fifteen minutes will carry two such paddles as your'n and mine to the castle." Но наша пирога уже готова, и пара таких весел, как твое и мое, за четверть часа доставит нас к замку.
At this suggestion, Deerslayer helped his companion to place the different articles in the canoe, which was already afloat. После этого замечания Зверобой помог товарищу уложить вещи в пирогу, уже спущенную на воду.
This was no sooner done than the two frontiermen embarked, and by a vigorous push sent the light bark some eight or ten rods from the shore. Затем оба пограничных жителя вошли в нее и сильным толчком отогнали легкое судно ярдов на восемь или десять от берега.
Hurry now took the seat in the stern, while Deerslayer placed himself forward, and by leisurely but steady strokes of the paddles, the canoe glided across the placid sheet, towards the extraordinary-looking structure that the former had styled Muskrat Castle. Непоседа сел на корму, Зверобой устроился на носу, и под неторопливыми, но упорными ударами весел пирога начала скользить по водной глади, направляясь к странному сооружению, прозванному замком Водяной Крысы.
Several times the men ceased paddling, and looked about them at the scene, as new glimpses opened from behind points, enabling them to see farther down the lake, or to get broader views of the wooded mountains. Обогнув мыс, спутники время от времени переставали грести, оглядываясь на окружающий пейзаж. Перед ними открылся широкий вид на противоположный берег озера и на поросшие лесом горы.
The only changes, however, were in the new forms of the hills, the varying curvature of the bays, and the wider reaches of the valley south; the whole earth apparently being clothed in a gala-dress of leaves. Изменились лишь формы холмов и очертания заливов; далеко на юг простиралась долина, которую они раньше не видели. Вся земля казалась одетой в праздничный наряд из зеленой листвы.
"This is a sight to warm the heart!" exclaimed Deerslayer, when they had thus stopped for the fourth or fifth time; "the lake seems made to let us get an insight into the noble forests; and land and water alike stand in the beauty of God's providence! -Это зрелище согревает душу! - воскликнул Зверобой, когда они остановились в четвертый или в пятый раз. - Озеро как будто для того и создано, чтобы мы могли поглубже заглянуть в величественные лесные дубравы.
Do you say, Hurry, that there is no man who calls himself lawful owner of all these glories?" И ты говоришь, Непоседа, что никто не считает себя законным владельцем этих красот?
"None but the King, lad. - Никто, кроме короля, парень.
He may pretend to some right of that natur', but he is so far away that his claim will never trouble old Tom Hutter, who has got possession, and is like to keep it as long as his life lasts. У него, быть может, есть какие-то права на это озеро, но он живет так далеко, что его притязания никогда не потревожат старого Тома Хаттера, который владеет всем этим и собирается владеть, покуда будет жив.
Tom is no squatter, not being on land; I call him a floater." Том не скваттер20, у него нет земли. Я прозвал его Плавуном.
"I invy that man! - Завидую этому человеку!
I know it's wrong, and I strive ag'in the feelin', but I invy that man! Знаю, что нехорошо, и постараюсь подавить это чувство, но все-таки завидую этому человеку.
Don't think, Hurry, that I'm consorting any plan to put myself in his moccasins, for such a thought doesn't harbor in my mind; but I can't help a little invy! Не думай, пожалуйста, Непоседа, что я хочу забраться в его мокасины такой мысли нет у меня на уме, но не завидовать ему не могу.
'Tis a nat'ral feelin', and the best of us are but nat'ral, a'ter all, and give way to such feelin's at times." Это естественное чувство; у самых лучших из нас есть такие естественные чувства, которым подчас даешь волю.
"You've only to marry Hetty to inherit half the estate," cried Hurry, laughing; "the gal is comely; nay, if it wasn't for her sister's beauty she would be even handsome; and then her wits are so small that you may easily convart her into one of your own way of thinking, in all things. - Тебе надо только жениться на Хетти, чтоб наследовать половину этого поместья! -воскликнул Непоседа со смехом. - Очень милая девушка! Не будь у нее сестры красавицы, она могла бы казаться почти хорошенькой; а разума у нее так мало, что ты легко можешь заставить ее смотреть на все твоими глазами.
Do you take Hetty off the old fellow's hands, and I'll engage he'll give you an interest in every deer you can knock over within five miles of his lake." Женись на Хетти, и ручаюсь, что старик уступит тебе дичь, которую ты сможешь подстрелить на расстоянии пяти миль от озера.
"Does game abound!" suddenly demanded the other, who paid but little attention to March's raillery. - А здесь много дичи? - быстро спросил Зверобой, не обращая внимания на насмешки Марча.
"It has the country to itself. - Да, здесь дичи повсюду полным-полно.
Scarce a trigger is pulled on it; and as for the trappers, this is not a region they greatly frequent. Едва ли кто-нибудь хоть раз спускал против нее курок, а что касается трапперов, то они редко сюда забредают.
I ought not to be so much here myself, but Jude pulls one way, while the beaver pulls another. Я бы и сам околачивался здесь, но бобр тянет в одну сторону, а Джуди - в другую.
More than a hundred Spanish dollars has that creatur' cost me the last two seasons, and yet I could not forego the wish to look upon her face once more." За последние два года эта девчонка стоила мне больше сотни испанских долларов21, и, однако, я не могу избавиться от желания взглянуть еще раз на ее личико.
"Do the redmen often visit this lake, Hurry?" continued Deerslayer, pursuing his own train of thought. - А краснокожие часто посещают это озеро, Непоседа? - спросил Зверобой, думая о своем.
"Why, they come and go; sometimes in parties, and sometimes singly. - Они приходят и уходят, иногда в одиночку, иногда небольшими группами.
The country seems to belong to no native tribe in particular; and so it has fallen into the hands of the Hutter tribe. Видимо, ни одно туземное племя в отдельности не владеет этой страной, и потому она попала в руки племени Хаттеров.
The old man tells me that some sharp ones have been wheedling the Mohawks for an Indian deed, in order to get a title out of the colony; but nothing has come of it, seeing that no one heavy enough for such a trade has yet meddled with the matter. Старик говорил мне, что некоторые проныры подбивали жителей Мохока на войну с индейцами, чтобы получить от Колонии право на эту землю. Однако ничего не вышло: до сих пор не нашлось человека, настолько сильного, чтобы заняться этим делом.
The hunters have a good life-lease still of this wilderness." Охотники и поныне имеют право свободно бродить по здешним дебрям.
"So much the better, so much the better, Hurry. -Тем лучше, Непоседа, тем лучше.
If I was King of England, the man that felled one of these trees without good occasion for the timber, should be banished to a desarted and forlorn region, in which no fourfooted animal ever trod. Будь я королем Англии, я издал бы указ, по которому всякий человек, срубивший хоть одно из этих деревьев, не нуждаясь по-настоящему в строевом лесе, должен быть изгнан в пустынные и бесплодные места, где никогда не ступал ни один зверь.
Right glad am I that Chingachgook app'inted our meeting on this lake, for hitherto eye of mine never looked on such a glorious spectacle." Я, право, рад, что Чингачгук назначил мне свидание на этом озере; мне никогда еще не доводилось видеть такое великолепное зрелище.
"That's because you've kept so much among the Delawares, in whose country there are no lakes. - Это потому, что ты жил так далеко, среди делаваров, в стране, где нет озер.
Now, farther north and farther west these bits of water abound; and you're young, and may yet live to see 'em. But though there be other lakes, Deerslayer, there's no other Judith Hutter!" Но далее к северу и к западу сколько угодно таких водоемов. Ты молод и еще можешь увидеть их много... Да, на свете есть еще другие озера, Зверобой, но нет другой Джудит Хаттер!
At this remark his companion smiled, and then he dropped his paddle into the water, as if in consideration of a lover's haste. В ответ на это замечание Зверобой улыбнулся и поспешно погрузил свое весло в воду, как бы разделяя волнение влюбленного.
Both now pulled vigorously until they got within a hundred yards of the "castle," as Hurry familiarly called the house of Hutter, when they again ceased paddling; the admirer of Judith restraining his impatience the more readily, as he perceived that the building was untenanted, at the moment. Оба гребли изо всех сил, пока не очутились в сотне ярдов от "замка", как Непоседа в шутку называл дом Хаттера. Тут они опять бросили весла. Поклонник Джудит подавил свое нетерпение, заметив, что дом в настоящее время, видимо, пуст.
This new pause was to enable Deerslayer to survey the singular edifice, which was of a construction so novel as to merit a particular description. Эта новая остановка позволила Зверобою осмотреть своеобразную постройку, которая заслуживает особого описания.
Muskrat Castle, as the house had been facetiously named by some waggish officer, stood in the open lake, at a distance of fully a quarter of a mile from the nearest shore. Замок Водяной Крысы - так этот дом был прозван каким-то остряком-офицером - стоял посреди озера на расстоянии четверти мили от ближайшего берега.
On every other side the water extended much farther, the precise position being distant about two miles from the northern end of the sheet, and near, if not quite, a mile from its eastern shore. Во все другие стороны вода простиралась гораздо дальше; до северного конца озера было мили две, и целая миля, если не больше, отделяла дом от восточного берега.
As there was not the smallest appearance of any island, but the house stood on piles, with the water flowing beneath it, and Deerslayer had already discovered that the lake was of a great depth, he was fain to ask an explanation of this singular circumstance. Нигде нельзя было заметить никаких признаков острова. Дом стоял на сваях, под ним плескалась вода. Между тем Зверобой уже успел заметить, что озеро отличается изрядной глубиной, и попросил объяснить ему это странное обстоятельство.
Hurry solved the difficulty by telling him that on this spot alone, a long, narrow shoal, which extended for a few hundred yards in a north and south direction, rose within six or eight feet of the surface of the lake, and that Hutter had driven piles into it, and placed his habitation on them, for the purpose of security. Непоседа разъяснил загадку, сказав, что в этом месте тянется длинная узкая отмель на протяжении нескольких сот ярдов к северу и к югу и всего в шести или восьми футах от поверхности воды и что Хаттер вколотил сваи в эту отмель и поставил на них свой дом ради пущей безопасности.
"The old fellow was burnt out three times, atween the Indians and the hunters; and in one affray with the red-skins he lost his only son, since which time he has taken to the water for safety. Жилье старика раза три поджигали индейцы и охотники, а в стычке с краснокожими он потерял единственного сына. После этого он и переселился на воду.
No one can attack him here, without coming in a boat, and the plunder and scalps would scarce be worth the trouble of digging out canoes. Здесь на него можно напасть только с лодки, а даже скальпы и богатая добыча вряд ли стоят того, чтобы ради них выдалбливать пирогу.
Then it's by no means sartain which would whip in such a scrimmage, for old Tom is well supplied with arms and ammunition, and the castle, as you may see, is a tight breastwork ag'in light shot." Кроме того, в такую драку пускаться небезопасно, потому что у старика Тома много оружия, а стены замка, как ты видишь, достаточно толсты, чтобы защитить человека от пуль.
Deerslayer had some theoretical knowledge of frontier warfare, though he had never yet been called on to raise his hand in anger against a fellow-creature. Зверобой получил от пограничников кое-какие теоретические сведения о военном искусстве, хотя ему до сих пор еще никогда не случалось поднимать руку на человека.
He saw that Hurry did not overrate the strength of this position in a military point of view, since it would not be easy to attack it without exposing the assailants to the fire of the besieged. Он убедился, что Непоседа нисколько не преувеличивает силу позиции Хаттера в военном отношении. И действительно, атаковать "замок", не попав при этом под огонь осажденных, было бы трудно.
A good deal of art had also been manifested in the disposition of the timber of which the building was constructed and which afforded a protection much greater than was usual to the ordinary log-cabins of the frontier. Немалое искусство сказывалось и в расположении бревен, из которых было построено здание, благодаря чему обороняться в нем было гораздо проще, чем в обычных деревянных хижинах на границе.
The sides and ends were composed of the trunks of large pines, cut about nine feet long, and placed upright, instead of being laid horizontally, as was the practice of the country. Все стены "замка" были воздвигнуты из больших сосновых стволов длиной около девяти футов, поставленных стоймя, а не положенных горизонтально, как это водится в тамошних краях.
These logs were squared on three sides, and had large tenons on each end. Бревна были обтесаны с трех сторон и по обоим концам снабжены большими шипами.
Massive sills were secured on the heads of the piles, with suitable grooves dug out of their upper surfaces, which had been squared for the purpose, and the lower tenons of the upright pieces were placed in these grooves, giving them secure fastening below. В массивной настилке, прикрепленной к верхним концам свай, Хаттер выдолбил желоба и прочно утвердил в них нижние шипы бревен.
Plates had been laid on the upper ends of the upright logs, and were kept in their places by a similar contrivance; the several corners of the structure being well fastened by scarfing and pinning the sills and plates. На верхние концы этих бревен он положил доски, удерживающие их на месте с помощью такого же приспособления. Углы постройки Хаттер прочно скрепил настилом и досками.
The doors were made of smaller logs, similarly squared, and the roof was composed of light poles, firmly united, and well covered with bark. Полы он сделал из обтесанных бревен меньшего размера, а кровлю - из тонких жердей, плотно сдвинутых и основательно прикрытых древесной корой.
The effect of this ingenious arrangement was to give its owner a house that could be approached only by water, the sides of which were composed of logs closely wedged together, which were two feet thick in their thinnest parts, and which could be separated only by a deliberate and laborious use of human hands, or by the slow operation of time. В конце концов у хозяина получился дом, к которому можно было приблизиться только по воде. Стены из прочно скрепленных между собой бревен имели в толщину не менее двух футов даже в самых тонких местах. Разрушить их могли только напряженные усилия человеческих рук или медленное действие времени.
The outer surface of the building was rude and uneven, the logs being of unequal sizes; but the squared surfaces within gave both the sides and door as uniform an appearance as was desired, either for use or show. Снаружи постройка выглядела грубой и невзрачной, так как бревна-были неодинаковы в обхвате, но внутри дома гладко обтесанная поверхность стен и полов казалась достаточно ровной как на глаз, так и на ощупь.
The chimney was not the least singular portion of the castle, as Hurry made his companion observe, while he explained the process by which it had been made. К числу достопримечательностей "замка" принадлежали дымовая труба и очаг. Непоседа обратил на них внимание своего товарища и рассказал, как они были построены.
The material was a stiff clay, properly worked, which had been put together in a mould of sticks, and suffered to harden, a foot or two at a time, commencing at the bottom. Материалом послужила густая, основательно размешанная глина, которую укладывали в сплетенные из ветвей формы высотой в фут или два и высушивали, начиная с основания.
When the entire chimney had thus been raised, and had been properly bound in with outward props, a brisk fire was kindled, and kept going until it was burned to something like a brick-red. Когда таким образом вся труба была возведена целиком, под ней развели жаркий огонь и поддерживали до тех пор, пока глина не превратилась в некое подобие кирпича.
This had not been an easy operation, nor had it succeeded entirely; but by dint of filling the cracks with fresh clay, a safe fireplace and chimney had been obtained in the end. Это была нелегкая работа, и она не сразу увенчалась полным успехом. Но, заполняя трещины свежей глиной, удалось в конце концов получить довольно прочный очаг и трубу.
This part of the work stood on the log-door, secured beneath by an extra pile. Эта часть постройки покоилась на бревенчатом полу, поддерживаемом снизу добавочной сваей.
There were a few other peculiarities about this dwelling, which will better appear in the course of the narrative. "Old Tom is full of contrivances," added Hurry, "and he set his heart on the success of his chimney, which threatened more than once to give out altogether; but perseverance will even overcome smoke; and now he has a comfortable cabin of it, though it did promise, at one time, to be a chinky sort of a flue to carry flames and fire." Строение имело и другие особенности, о которых лучше будет рассказать дальше. - Старый Том хитер на выдумки, - прибавил Непоседа, - и он все сердце вложил в эту трубу, которая не раз грозила обвалиться. Но терпение и труд все перетрут, и теперь у него очень уютная хижина, хотя она и может когда-нибудь вспыхнуть, как куча сухих стружек.
"You seem to know the whole history of the castle, Hurry, chimney and sides," said Deerslayer, smiling; "is love so overcoming that it causes a man to study the story of his sweetheart's habitation ?" - Ты, Непоседа, как видно, знаешь всю историю замка, с его очагом и стенами, - сказал Зверобой улыбаясь. - Неужели любовь так сильна, что заставляет мужчину изучать даже историю жилища своей любезной?
"Partly that, lad, and partly eyesight," returned the good-natured giant, laughing; "there was a large gang of us in the lake, the summer the old fellow built, and we helped him along with the job. - Отчасти так, парень, - смеясь, сказал добродушный великан, - но кое-что я видел собственными глазами. В то лето, когда старик начал строиться, здесь, у нас на озере, подобралась довольно большая компания, и все мы помогали ему в работе.
I raised no small part of the weight of them uprights with my own shoulders, and the axes flew, I can inform you, Master Natty, while we were bee-ing it among the trees ashore. Немало этих самых бревен я перетаскал на собственных плечах и могу заверить тебя, мастер Натти, что топоры только сверкали в воздухе, когда мы орудовали среди деревьев на берегу.
The old devil is no way stingy about food, and as we had often eat at his hearth, we thought we would just house him comfortably, afore we went to Albany with our skins. Старый черт не скупился на угощение, а мы так часто ели у его очага, что решили в благодарность построить ему удобный дом, прежде чем уйти в Олбани продавать добытые нами шкуры.
Yes, many is the meal I've swallowed in Tom Hutter's cabins; and Hetty, though so weak in the way of wits, has a wonderful particular way about a frying-pan or a gridiron! Да, много всякой снеди умял я в хижине Тома Хаттера, а Хетти хотя и глуповата, но удивительно ловко умеет обращаться со сковородкой и жаровней.
"While the parties were thus discoursing, the canoe had been gradually drawing nearer to the "castle," and was now so close as to require but a single stroke of a paddle to reach the landing. Беседуя таким образом, они подплыли к "замку" настолько близко, что достаточно было одного удара веслом и пирога стала борт о борт с пристанью.
This was at a floored platform in front of the entrance, that might have been some twenty feet square. Роль пристани выполняла дощатая платформа перед входом, имевшая около двадцати футов в квадрате.
"Old Tom calls this sort of a wharf his door-yard," observed Hurry, as he fastened the canoe, after he and his Companion had left it: "and the gallants from the forts have named it the castle court though what a 'court' can have to do here is more than I can tell you, seeing that there is no law. 'Tis as I supposed; not a soul within, but the whole family is off on a v'y'ge of discovery!" - Старый Том называет этот причал своей приемной, - заметил Непоседа, привязывая пирогу. - Я полагаю, что сейчас дома нет ни души. Вся семейка отправилась путешествовать по озеру.
While Hurry was bustling about the "door-yard," examining the fishing-spears, rods, nets, and other similar appliances of a frontier cabin, Deerslayer, whose manner was altogether more rebuked and quiet, entered the building with a curiosity that was not usually exhibited by one so long trained in Indian habits. Пока Непоседа топтался на платформе, рассматривая остроги, удочки, сети и другие необходимые принадлежности пограничного жилья, Зверобой вошел в дом, озираясь с любопытством, которое не часто выказывают люди, издавна привыкшие жить среди индейцев.
The interior of the "castle" was as faultlessly neat as its exterior was novel. Внутри "замка" все отличалось безукоризненной опрятностью.
The entire space, some twenty feet by forty, was subdivided into several small sleeping-rooms; the apartment into which he first entered, serving equally for the ordinary uses of its inmates, and for a kitchen. Жилое помещение, имевшее двадцать футов в ширину и сорок в длину, было разделено на несколько крохотных спаленок, - а комната, в которую проник Зверобой, очевидно, служила для семьи кухней, столовой и гостиной.
The furniture was of the strange mixture that it is not uncommon to find in the remotely situated log-tenements of the interior. Мебель разнокалиберная, как это часто встречалось на далеких окраинах.
Most of it was rude, and to the last degree rustic; but there was a clock, with a handsome case of dark wood, in a corner, and two or three chairs, with a table and bureau, that had evidently come from some dwelling of more than usual pretension. Большая часть вещей отличалась грубой и крайне примитивной выделкой. Впрочем, здесь были также стенные часы в красивом футляре из черного дерева, два или три стула, обеденный стол и бюро с претензиями на не совсем обычную роскошь, очевидно попавшие сюда из какого-то другого жилища.
The clock was industriously ticking, but its leaden-looking hands did no discredit to their dull aspect, for they pointed to the hour of eleven, though the sun plainly showed it was some time past the turn of the day. Часы прилежно тикали, но свинцовые стрелки упрямо показывали одиннадцать, хотя по солнцу было видно, что уже перевалило далеко за полдень.
There was also a dark, massive chest. Стоял здесь и темный массивный сундук.
The kitchen utensils were of the simplest kind, and far from numerous, but every article was in its place, and showed the nicest care in its condition. Кухонная посуда была самая простая и скудная, но каждый предмет имел свое место, и видно было, что его всегда содержат в чистоте и порядке.
After Deerslayer had cast a look about him in the outer room, he raised a wooden latch, and entered a narrow passage that divided the inner end of the house into two equal parts. Окинув беглым взглядом комнату. Зверобой приподнял деревянную щеколду и вошел в узенький коридорчик, разделявший внутреннюю часть дома на две равные половины.
Frontier usages being no way scrupulous, and his curiosity being strongly excited, the young man now opened a door, and found himself in a bedroom. Пограничные обычаи не отличаются особой деликатностью, а так как любопытство молодого человека было сильно возбуждено, то он отворил дверь и проскользнул в спальню.
A single glance sufficed to show that the apartment belonged to females. С первого взгляда было видно, что здесь живут женщины.
The bed was of the feathers of wild geese, and filled nearly to overflowing; but it lay in a rude bunk, raised only a foot from the door. На простой койке, возвышавшейся всего на фут над полом, была постлана перина, туго набитая перьями дикого гуся.
On one side of it were arranged, on pegs, various dresses, of a quality much superior to what one would expect to meet in such a place, with ribbons and other similar articles to correspond. Справа, на деревянных колышках, висели платья; обшитые лентами и другими украшениями, они казались гораздо более изысканными, чем можно было ожидать в подобном месте.
Pretty shoes, with handsome silver buckles, such as were then worn by females in easy circumstances, were not wanting; and no less than six fans, of gay colors, were placed half open, in a way to catch the eye by their conceits and hues. На полу стояли хорошенькие башмачки с красивыми серебряными пряжками, какие носили тогда женщины с достатком. Шесть полураскрытых вееров, ласкавших глаз своими причудливыми, ярко раскрашенными рисунками, красовались на стене.
Even the pillow, on this side of the bed, was covered with finer linen than its companion, and it was ornamented with a small ruffle. Подушка, лежавшая на правой стороне кровати была покрыта более тонкой накидкой, к тому же отделанной оборкой, чем подушка, лежавшая рядом.
A cap, coquettishly decorated with ribbons, hung above it, and a pair of long gloves, such as were rarely used in those days by persons of the laboring classes, were pinned ostentatiously to it, as if with an intention to exhibit them there, if they could not be shown on the owner's arms. Над изголовьем справа был приколот чепчик, кокетливо убранный лентами, и висела пара длинных перчаток, какие в те времена редко носили женщины из трудовых слоев населения. Перчатки эти были пришпилены с явной целью выставить их напоказ хотя бы здесь, за невозможностью показать на руках той, кому они принадлежали.
All this Deerslayer saw, and noted with a degree of minuteness that would have done credit to the habitual observation of his friends, the Delawares. Все это Зверобой рассмотрел с таким вниманием, которое не уступило обычной наблюдательности его друзей-делаваров.
Nor did he fail to perceive the distinction that existed between the appearances on the different sides of the bed, the head of which stood against the wall. Не преминул он так же отметить разницу между двумя сторонами постели, прислоненной изголовьем к стене.
On that opposite to the one just described, everything was homely and uninviting, except through its perfect neatness. На левой стороне все было скромно, непритязательно и привлекало внимание разве что своей необычной опрятностью.
The few garments that were hanging from the pegs were of the coarsest materials and of the commonest forms, while nothing seemed made for show. Несколько платьев, также висевших на деревянных колышках, были сшиты из более грубой ткани, отличались более грубым покроем, и ничто в них, видимо, не было рассчитано напоказ.
Of ribbons there was not one; nor was there either cap or kerchief beyond those which Hutter's daughters might be fairly entitled to wear. Лент там не было и в помине, чепчика или косынки - тоже.
It was now several years since Deerslayer had been in a spot especially devoted to the uses of females of his own color and race. Уже несколько лет миновало, с тех пор, как Зверобой в последний раз входил в комнату, где жили женщины его расы.
The sight brought back to his mind a rush of childish recollections; and he lingered in the room with a tenderness of feeling to which he had long been a stranger. Это зрелище воскресило в его уме целый рой детских воспоминаний, и он почувствовал сердечное умиление, от которого давно отвык.
He bethought him of his mother, whose homely vestments he remembered to have seen hanging on pegs like those which he felt must belong to Hetty Hutter; and he bethought himself of a sister, whose incipient and native taste for finery had exhibited itself somewhat in the manner of that of Judith, though necessarily in a less degree. Он вспомнил свою мать; ее простые наряды тоже висели на деревянных колышках в были очень похожи на платья, очевидно принадлежавшие Хетти Хаттер. Вспомнил он и о своей сестре, она тоже любила наряжаться, хотя и не так, как Джудит Хаттер.
These little resemblances opened a long hidden vein of sensations; and as he quitted the room, it was with a saddened mien. He looked no further, but returned slowly and thoughtfully towards the "door-yard." Эти мелкие черты сходства тронули его. С довольно грустным выражением лица он покинул комнату и, о чем-то раздумывая, медленно побрел в "приемную".
"If Old Tom has taken to a new calling, and has been trying his hand at the traps," cried Hurry, who had been coolly examining the borderer's implements; "if that is his humor, and you're disposed to remain in these parts, we can make an oncommon comfortable season of it; for, while the old man and I out-knowledge the beaver, you can fish, and knock down the deer, to keep body and soul together. - Старик Том занялся новым ремеслом и теперь проделывает опыты с капканами, - сказал Непоседа, хладнокровно рассматривая охотничьи принадлежности пограничного жителя. - Если ты готов остаться в здешних местах, мы можем очень весело и приятно провести лето. Пока я со стариком буду выслеживать бобров, ты можешь ловить рыбу и стрелять дичь для услады души и тела.
I've always give the poorest hunters half a share, but one as actyve and sartain as yourself might expect a full one." Даже самому захудалому охотнику мы даем половину доли; такой же молодец, как ты, имеет право на целую долю.
"Thank'ee, Hurry; thank'ee, with all my heart--but I do a little beavering for myself as occasions offer. - Благодарю тебя, Непоседа, благодарю от всего сердца, но я и сам хочу при случае половить бобров.
'Tis true, the Delawares call me Deerslayer, but it's not so much because I'm pretty fatal with the venison as because that while I kill so many bucks and does, I've never yet taken the life of a fellow-creatur'. Правда, делавары прозвали меня Зверобоем, но не потому, что мне везет на охоте, а потому, что убив множество оленей и ланей, я еще ни разу не лишил жизни своего ближнего.
They say their traditions do not tell of another who had shed so much blood of animals that had not shed the blood of man." Они говорят, что в их преданиях не упоминается о человеке, который пролил бы так много звериной крови, не пролив ни капли людской.
"I hope they don't account you chicken-hearted, lad! - Надеюсь, они не считают тебя трусом, парень.
A faint-hearted man is like a no-tailed beaver." Робкий мужчина - это все равно что бесхвостый бобр.
"I don't believe, Hurry, that they account me as out-of the-way timorsome, even though they may not account me as out-of-the-way brave. - Не думаю, Непоседа, чтобы они считали меня особенным трусом, хотя, быть может, я не слыву у них и особенным храбрецом.
But I'm not quarrelsome; and that goes a great way towards keeping blood off the hands, among the hunters and red-skins; and then, Harry March, it keeps blood off the conscience, too." Но я не задирист. Когда живешь среди охотников и краснокожих, это лучший способ не испачкать руки в крови. Таким образом, Гарри Марч, совесть остается чиста.
"Well, for my part I account game, a red-skin, and a Frenchman as pretty much the same thing; though I'm as onquarrelsome a man, too, as there is in all the colonies. - Ну, а по мне, что зверь, что краснокожий, что француз - все едино. И все же я самый миролюбивый человек во всей Колонии.
I despise a quarreller as I do a cur-dog; but one has no need to be over-scrupulsome when it's the right time to show the flint." Я презираю драчунов, как дворовых шавок. Но, когда приходит время спустить курок, не надо быть слишком разборчивым.
"I look upon him as the most of a man who acts nearest the right, Hurry. But this is a glorious spot, and my eyes never a-weary looking at it!" -А я считаю, что это можно сделать лишь в самом крайнем случае, Непоседа... Но какое здесь чудесное место! Глаза никогда не устанут любоваться им.
"Tis your first acquaintance with a lake; and these ideas come over us all at such times. - Это твое первое знакомство с озером. В свое время такое же впечатление оно производило на всех нас.
Lakes have a gentle character, as I say, being pretty much water and land, and points and bays." Однако все озера более или менее одинаковы: везде много воды, и земли, и мысов, и заливов.
As this definition by no means met the feelings that were uppermost in the mind of the young hunter, he made no immediate answer, but stood gazing at the dark hills and the glassy water in silent enjoyment. Это суждение совсем не соответствовало чувствам, наполнявшим душу молодого охотника, и он ничего не ответил, продолжая глядеть в молчаливом восхищении на темные холмы и зеркальную воду.
"Have the Governor's or the King's people given this lake a name?" he suddenly asked, as if struck with a new idea. "If they've not begun to blaze their trees, and set up their compasses, and line off their maps, it's likely they've not bethought them to disturb natur' with a name." - Скажи-ка, а что, губернаторские или королевские чиновники дали уже какое-нибудь название этому озеру? - спросил он вдруг, как бы пораженный какой-то новой мыслью. - Если они еще не начали ставить здесь свои шесты, глядеть на компас и чертить карты, то они, вероятно, и не придумали имени для этого места.
"They've not got to that, yet; and the last time I went in with skins, one of the King's surveyors was questioning me consarning all the region hereabouts. - До этого они еще не додумались. Когда я в последний раз ходил продавать пушнину, королевский землемер долго расспрашивал меня об этих краях.
He had heard that there was a lake in this quarter, and had got some general notions about it, such as that there was water and hills; but how much of either, he know'd no more than you know of the Mohawk tongue. Он слышал, что тут есть озеро, и кое-что о нем знает - например, что здесь имеются вода и холмы. А в остальном он разбирается не лучше, чем ты в языке мохоков22.
I didn't open the trap any wider than was necessary, giving him but poor encouragement in the way of farms and clearings. Я приоткрыл капкан не шире, чем следовало, намекнув ему, что здесь плоха надежда на очистку леса и обзаведение фермами.
In short, I left on his mind some such opinion of this country, as a man gets of a spring of dirty water, with a path to it that is so muddy that one mires afore he sets out. Короче говоря, я наговорил ему, что в здешней стране имеется ручеек грязной воды и к нему ведет тропинка, такая топкая, что, проходя по ней, можно глядеться в лужи, как в зеркало.
He told me they hadn't got the spot down yet on their maps, though I conclude that is a mistake, for he showed me his parchment, and there is a lake down on it, where there is no lake in fact, and which is about fifty miles from the place where it ought to be, if they meant it for this. Он сказал, что они еще не нанесли этого места на свои карты. Я же думаю, что тут вышла какая-то ошибка, так как он показал мне пергамент, на котором изображено озеро, - правда, там, где никакого озера нет, милях этак в пятидесяти от того места, где ему следует быть.
I don't think my account will encourage him to mark down another, by way of improvement." Не думаю, чтобы после моего рассказа он смог внести какие-нибудь поправки.
Here Hurry laughed heartily, such tricks being particularly grateful to a set of men who dreaded the approaches of civilization as a curtailment of their own lawless empire. Тут Непоседа расхохотался от всего сердца: проделки такого рода были совершенно во вкусе людей, страшившихся близости цивилизации, которая ограничивала их собственное беззаконное господство.
The egregious errors that existed in the maps of the day, all of which were made in Europe, were, moreover, a standing topic of ridicule among them; for, if they had not science enough to make any better themselves, they had sufficient local information to detect the gross blunders contained in those that existed. Грубейшие ошибки, которыми изобиловали карты того времени, все без исключения изготовлявшиеся в Европе, служили постоянной мишенью для насмешек со стороны людей, которые хотя и не были настолько образованны, чтобы начертить новые карты, но все же имели достаточно сведений, почерпнутых на месте, чтобы обнаружить чужие промахи.
Any one who will take the trouble to compare these unanswerable evidences of the topographical skill of our fathers a century since, with the more accurate sketches of our own time, will at once perceive that the men of the woods had a sufficient justification for all their criticism on this branch of the skill of the colonial governments, which did not at all hesitate to place a river or a lake a degree or two out of the way, even though they lay within a day's march of the inhabited parts of the country. Всякий, кто взял бы на себя труд сравнить эти красноречивые свидетельства топографического искусства прошлого века с более точными картами нашего времени, сразу же убедился бы, что жители лесов имели достаточно оснований относиться критически к этой отрасли знаний колониального правительства. Без всяких колебаний оно помещало реку или озеро на один-два градуса в стороне, даже если они находились на расстоянии дневного перехода от населенной части страны.
"I'm glad it has no name," resumed Deerslayer, "or at least, no pale-face name; for their christenings always foretell waste and destruction. - Я надеюсь, что у этого озера еще нет имени, -продолжал Зверобой, по крайней мере, данного бледнолицыми, потому что такие крестины всегда предвещают опустошение и разорение.
No doubt, howsoever, the red-skins have their modes of knowing it, and the hunters and trappers, too; they are likely to call the place by something reasonable and resembling." Однако краснокожие должны ведь как-нибудь называть это озеро, а также охотники и трапперы. Они любят давать местностям разумные и меткие названия.
"As for the tribes, each has its tongue, and its own way of calling things; and they treat this part of the world just as they treat all others. - Что касается индейских племен, то у каждого свой язык, и они все называют по-своему.
Among ourselves, we've got to calling the place the 'Glimmerglass,' seeing that its whole basin is so often hinged with pines, cast upward to its face as if it would throw back the hills that hang over it." А мы прозвали что озеро Глиммерглас-Мерцающее Зеркало, потому что на его поверхности чудесно отражаются прибрежные сосны и кажется, будто холмы висят в нем вершинами вниз.
"There is an outlet, I know, for all lakes have outlets, and the rock at which I am to meet Chingachgook stands near an outlet. - Здесь должен быть исток. Я знаю, все озера имеют истоки, и утес, у которого Чингачгук назначил мне свидание, стоит вблизи ручья.
Has that no colony-name yet?" Скажи, а этому ручью в Колонии дали какое-нибудь название?
"In that particular they've got the advantage of us, having one end, and that the biggest, in their own keeping: they've given it a name which has found its way up to its source; names nat'rally working up stream. - В этом отношении у них преимущество перед нами, так как они держат в своих руках его более широкий конец. Они и дали ему имя, которое поднялось к истоку; имена всегда поднимаются вверх по течению.
No doubt, Deerslayer, you've seen the Susquehannah, down in the Delaware country?" Ты, Зверобой, конечно, видел реку Саскуиханну в стране делаваров?
"That have I, and hunted along its banks a hundred times." - Видел и сотни раз охотился на ее берегах.
"That and this are the same in fact, and, I suppose, the same in sound. - Это та же самая река, и я предполагаю, что она так же и называется.
I am glad they've been compelled to keep the redmen's name, for it would be too hard to rob them of both land and name!" Я рад, что они сохранили название, данное краснокожими: было бы слишком жестоко отнять у них разом и землю и название.
Deerslayer made no answer; but he stood leaning on his rifle, gazing at the view which so much delighted him. Зверобой ничего не ответил. Он стоял, опершись на карабин и любуясь восхитительным пейзажем.
The reader is not to suppose, however, that it was the picturesque alone which so strongly attracted his attention. Читатель не должен, однако, предполагать, что только внешняя живописность места так сильно приковала его внимание.
The spot was very lovely, of a truth, and it was then seen in one of its most favorable moments, the surface of the lake being as smooth as glass and as limpid as pure air, throwing back the mountains, clothed in dark pines, along the whole of its eastern boundary, the points thrusting forward their trees even to nearly horizontal lines, while the bays were seen glittering through an occasional arch beneath, left by a vault fretted with branches and leaves. Правда, место было прелестно, и теперь оно открылось перед взорами охотника во всей своей красоте: поверхность озера, гладкая, как зеркало, и прозрачная, как чистейший воздух, отражала вдоль всего восточного берега горы, покрытые темными соснами; деревья почти горизонтально свисали над водой, образуя там и сям зеленые лиственные арки, сквозь которые сверкала вода в заливах.
It was the air of deep repose-- the solitudes, that spoke of scenes and forests untouched by the hands of man-- the reign of nature, in a word, that gave so much pure delight to one of his habits and turn of mind. Глубокий покой, пустынность, горы и леса, не тронутые рукой человека, - одним словом, царство природы - вот что прежде всего должно было пленить человека с такими привычками и с таким складом ума, как у Зверобоя.
Still, he felt, though it was unconsciously, like a poet also. Вместе с тем он, может быть, и бессознательно, переживал то же, что переживал бы на его месте поэт.
If he found a pleasure in studying this large, and to him unusual opening into the mysteries and forms of the woods, as one is gratified in getting broader views of any subject that has long occupied his thoughts, he was not insensible to the innate loveliness of such a landscape neither, but felt a portion of that soothing of the spirit which is a common attendant of a scene so thoroughly pervaded by the holy cairn of nature. Если юноша находил наслаждение в изучении многообразных форм и тайн леса, впервые представших перед ним в таком обнаженном виде - ибо каждому из нас приятно бывает поглядеть с более широкой точки зрения на предмет, издавна занимавший его мысли, - то вместе с тем он чувствовал в внутреннюю прелесть этого ландшафта, испытывая то душевное умиление, которое обычно внушает природа, глубоко проникнутая священным спокойствием.
Chapter III. "Come, shall we go and kill us venison? Глава 3 ...Но не пойти ль нам дичи пострелять?
And yet it irks me, the poor dappled foals,- Being native burghers of this desert city,- Should, in their own confines, with forked heads Have their round haunches gored." As You Like It, II.i.21-25 Хоть мне и жаль беднягам глупым, пестрым, Природным гражданам сих мест пустынных, Средь их владений, стрелами пронзать Округлые бока.
Hurry Harry thought more of the beauties of Judith Hutter than of those of the Glimmerglass and its accompanying scenery. Гарри Непоседа больше думал о чарах Джудит Хаттер, чем о красотах Мерцающего Зеркала и окружающего его ландшафта.
As soon as he had taken a sufficiently intimate survey of floating Tom's implements, therefore, he summoned his companion to the canoe, that they might go down the lake in quest of the family. Досыта наглядевшись на рыболовные и охотничьи снасти Плавучего Тома, он пригласил товарища сесть в пирогу и отправиться на поиски интересовавшего его семейства.
Previously to embarking, however, Hurry carefully examined the whole of the northern end of the water with an indifferent ship's glass, that formed a part of Hutter's effects. Однако, прежде чем отплыть, он внимательно осмотрел все северное побережье озера в морскую подзорную трубу, принадлежавшую Хаттеру.
In this scrutiny, no part of the shore was overlooked; the bays and points in particular being subjected to a closer inquiry than the rest of the wooded boundary. Особенно тщательно обследовал Непоседа все заливы и мысы.
"'Tis as I thought," said Hurry, laying aside the glass, "the old fellow is drifting about the south end this fine weather, and has left the castle to defend itself. - Так я и думал, - сказал он, откладывая в сторону трубу, - старик отплыл по течению к югу, пользуясь хорошей погодой, и оставил свой замок на произвол судьбы.
Well, now we know that he is not up this-a-way, 'twill be but a small matter to paddle down and hunt him up in his hiding-place." Что ж, теперь, когда известно, что Хаттера нет в верховьях, мы спустимся на веслах вниз по течению и без труда разыщем его тайное убежище.
"Does Master Hutter think it necessary to burrow on this lake?" inquired Deerslayer, as he followed his companion into the canoe; "to my eye it is such a solitude as one might open his whole soul in, and fear no one to disarrange his thoughts or his worship." - Неужели Хаттер считает нужным прятаться, находясь на этом озере? - спросил Зверобой, усаживаясь в пирогу вслед за товарищем. -По-моему, здесь так безлюдно, что можно заглянуть себе в душу, не опасаясь, что кто-нибудь потревожит тебя в твоих размышлениях.
"You forget your friends the Mingos, and all the French savages. - Ты забываешь о своих друзьях-мингах и о всех французских дикарях.
Is there a spot on 'arth, Deerslayer, to which them disquiet rogues don't go? Есть ли на земле хоть одно местечко, Зверобой, куда бы ни пробрались эти непоседливые плуты!
Where is the lake, or even the deer lick, that the blackguards don't find out, and having found out, don't, sooner or later, discolour its water with blood." Знаешь ли ты хоть одно озеро или хотя бы звериный водопой, которых бы ни разыскали эти подлецы! А уж если они разыщут его, то рано или поздно подкрасят воду кровью.
"I hear no good character of 'em, sartainly, friend Hurry, though I've never been called on, yet, to meet them, or any other mortal, on the warpath. - Конечно, я ничего хорошего не слыхал о них, друг Непоседа, хотя до сих пор мне еще не приходилось встречаться с ними или с какими-нибудь другими смертными на военной тропе.
I dare to say that such a lovely spot as this, would not be likely to be overlooked by such plunderers, for, though I've not been in the way of quarreling with them tribes myself, the Delawares give me such an account of 'em that I've pretty much set 'em down in my own mind, as thorough miscreants." Смею сказать, что эти грабители вряд ли пройдут мимо такого чудесного местечка. Сам-то я никогда не ссорился ни с одним из ирокезских племен, но делавары столько рассказывали мне о мингах, что я считаю их отъявленными злодеями.
"You may do that with a safe conscience, or for that matter, any other savage you may happen to meet." - Ты можешь со спокойной совестью повторить то же самое о любом дикаре.
Here Deerslayer protested, and as they went paddling down the lake, a hot discussion was maintained concerning the respective merits of the pale-faces and the red-skins. Тут Зверобой запротестовал, и, пока они плыли на веслах вниз по озеру, между ними завязался горячий спор о сравнительных достоинствах бледнолицых и краснокожих.
Hurry had all the prejudices and antipathies of a white hunter, who generally regards the Indian as a sort of natural competitor, and not unfrequently as a natural enemy. Непоседа разделял все предрассудки и суеверия белых охотников, которые обычно видят в индейцах своих прирожденных соперников и нередко даже прирожденных врагов.
As a matter of course, he was loud, clamorous, dogmatical and not very argumentative. Само собой разумеется, он шумел, кричал, обо всем судил с предвзятостью и не мог привести никаких серьезных доводов.
Deerslayer, on the other hand, manifested a very different temper, proving by the moderation of his language, the fairness of his views, and the simplicity of his distinctions, that he possessed every disposition to hear reason, a strong, innate desire to do justice, and an ingenuousness that was singularly indisposed to have recourse to sophism to maintain an argument; or to defend a prejudice. Зверобой вел себя в этом споре совсем иначе. Сдержанностью речи, правильностью приговоров и ясностью суждений он показал свое желание прислушиваться к доводам разума, врожденную жажду справедливости, прямодушие и то, что он отнюдь не склонен прибегать к словесным уловкам, чтобы отстоять свое мнение или защитить господствующий предрассудок.
Still he was not altogether free from the influence of the latter feeling. Все же и он не был свободен от предрассудков.
This tyrant of the human mind, which ruses on it prey through a thousand avenues, almost as soon as men begin to think and feel, and which seldom relinquishes its iron sway until they cease to do either, had made some impression on even the just propensities of this individual, who probably offered in these particulars, a fair specimen of what absence from bad example, the want of temptation to go wrong, and native good feeling can render youth. Эти тираны человеческого духа, которые тысячами путей набрасываются на свою жертву, оказали некоторое влияние на молодого человека. Тем не менее он представлял собой чудесный образец того, чем могут сделать юношу естественная доброта и отсутствие дурных примеров и соблазнов.
"You will allow, Deerslayer, that a Mingo is more than half devil," cried Hurry, following up the discussion with an animation that touched closely on ferocity, "though you want to over-persuade me that the Delaware tribe is pretty much made up of angels. - Признайся, Зверобой, что каждый минг больше чем наполовину дьявол, - с азартом кричал Непоседа, - хотя тебе во что бы то ни стало хочется доказать, что племя делаваров сплошь состоит чуть ли не из одних ангелов!
Now, I gainsay that proposal, consarning white men, even. А я считаю, что этого нельзя сказать даже о беглых людях.
All white men are not faultless, and therefore all Indians can't be faultless. И белые не без греха, а уж индейцы и подавно.
And so your argument is out at the elbow in the start. Стало быть, твоим доводам - грош цена.
But this is what I call reason. Here's three colors on 'arth: white, black, and red. А по-нашему вот как: есть три цвета на земле -белый, черный, красный.
White is the highest color, and therefore the best man; black comes next, and is put to live in the neighborhood of the white man, as tolerable, and fit to be made use of; and red comes last, which shows that those that made 'em never expected an Indian to be accounted as more than half human." Самый лучший цвет белый, и поэтому белый человек выше всех; затем идет черный цвет, и черному человеку можно позволить жить по соседству с белыми людьми, это вполне терпимо и даже бывает полезно; но красный цвет хуже всех, а это Доказывает, что индеец - человек только наполовину.
"God made all three alike, Hurry." - Бог создал всех одинаковыми, Непоседа.
"Alike! - Одинаковыми!
Do you call a nigger like a white man, or me like an Indian?" Значит, по-твоему, негр похож на белого, а я похож на индейца?
"You go off at half-cock, and don't hear me out. God made us all, white, black, and red; and, no doubt, had his own wise intentions in coloring us differently. - Ты слишком горячишься и не слушаешь меня, Бог создал всех нас белыми, черными и красными, без сомнения имея в виду какую-то мудрую цель.
Still, he made us, in the main, much the same in feelin's; though I'll not deny that he gave each race its gifts. Но чувства у всех людей схожи, хотя я и не отрицаю, что у каждой расы есть свои особенности.
A white man's gifts are Christianized, while a red-skin's are more for the wilderness. Белый человек цивилизован, а краснокожий приспособлен к тому, чтобы жить в пустыне.
Thus, it would be a great offence for a white man to scalp the dead; whereas it's a signal vartue in an Indian. Так, например, белый считает преступлением снимать скальп с мертвеца, а для индейца - это подвиг.
Then ag'in, a white man cannot amboosh women and children in war, while a red-skin may. И опять же: белый не считает для себя возможным нападать из засады на женщин и детей во время войны, а краснокожий это спокойно делает.
'Tis cruel work, I'll allow; but for them it's lawful work; while for us, it would be grievous work." Допускаю, что это жестоко; но то, что для них законно, с нашей стороны было бы гнусностью.
"That depends on your inimy. - Все зависит от того, с каким врагом мы имеем дело.
As for scalping, or even skinning a savage, I look upon them pretty much the same as cutting off the ears of wolves for the bounty, or stripping a bear of its hide. Оскальпировать дикаря или даже содрать с него всю кожу - для меня то же самое, что отрезать уши у волка, чтобы получить премию, или же снять шкуру с медведя.
And then you're out significantly, as to taking the poll of a red-skin in hand, seeing that the very colony has offered a bounty for the job; all the same as it pays for wolves' ears and crows' heads." И, стало быть, ты ошибаешься, защищая краснокожих, потому что даже в Колонии начальство выдает награду за эту работу. Там платят одинаково и за волчьи уши, и за кожу с человечьими волосами.
"Ay, and a bad business it is, Hurry. - И эго очень скверно, Непоседа.
Even the Indians themselves cry shame on it, seeing it's ag'in a white man's gifts. I do not pretend that all that white men do, is properly Christianized, and according to the lights given them, for then they would be what they ought to be; which we know they are not; but I will maintain that tradition, and use, and color, and laws, make such a difference in races as to amount to gifts. Даже индейцы говорят, что это позор для белых.
I do not deny that there are tribes among the Indians that are nat'rally pervarse and wicked, as there are nations among the whites. Now, I account the Mingos as belonging to the first, and the Frenchers, in the Canadas, to the last. Я не стану спорить: действительно, некоторые индейские племена, например минги, по самой природе своей испорчены и порочны. Но "таковы и некоторые белые, например, канадские французы.
In a state of lawful warfare, such as we have lately got into, it is a duty to keep down all compassionate feelin's, so far as life goes, ag'in either; but when it comes to scalps, it's a very different matter." Во время законной войны, вроде той, которую мы начали недавно, долг повелевает нам воздерживаться от всякого сострадания к живому врагу. Но снимать скальпы - это совсем другое дело.
"Just hearken to reason, if you please, Deerslayer, and tell me if the colony can make an onlawful law? - Сделай милость, одумайся. Зверобой, и скажи: может ли Колония издать нечестивый закон?
Isn't an onlawful law more ag'in natur' than scalpin' a savage? Разве нечестивый закон не более противоестественная вещь, чем скальпирование дикаря?
A law can no more be onlawful, than truth can be a lie." Закон также не может быть нечестивым, как правда не может быть ложью.
"That sounds reasonable; but it has a most onreasonable bearing, Hurry. - Звучит это как будто бы и разумно, а приводит к самым неразумным выводам. Непоседа.
Laws don't all come from the same quarter. Не все законы издаются одной и той же властью.
God has given us his'n, and some come from the colony, and others come from the King and Parliament. Есть законы, которые издаются в Колонии, и законы, установленные парламентом и королем.
When the colony's laws, or even the King's laws, run ag'in the laws of God, they get to be onlawful, and ought not to be obeyed. Когда колониальные законы и даже королевские законы идут против законов божеских, они нечестивы и им не следует повиноваться.
I hold to a white man's respecting white laws, so long as they do not cross the track of a law comin' from a higher authority; and for a red man to obey his own red-skin usages, under the same privilege. Я считаю, что белый человек должен уважать белые законы, пока они не сталкиваются с другими, более высокими законами, а красный человек обязан исполнять свои индейские обычаи с такой же оговоркой.
But, 't is useless talking, as each man will think fir himself, and have his say agreeable to his thoughts. Впрочем, не стоит спорить, каждый вправе думать, что он хочет, и говорить, что он думает.
Let us keep a good lookout for your friend Floating Tom, lest we pass him, as he lies hidden under this bushy shore." Поищем лучше твоего приятеля. Плавучего Тома, иначе мы не увидим, где он спрятался в этих береговых зарослях.
Deerslayer had not named the borders of the lake amiss. Зверобой недаром назвал так побережье озера.
Along their whole length, the smaller trees overhung the water, with their branches often dipping in the transparent element The banks were steep, even from the narrow strand; and, as vegetation invariably struggles towards the light, the effect was precisely that at which the lover of the picturesque would have aimed, had the ordering of this glorious setting of forest been submitted to his control. Действительно, повсюду кусты свешивались над водой, причем их ветви то и дело купались в прозрачной стихии. Крутые берега окаймляла узкая полоса отмели. Так как растительность неизменно стремится к свету, то эффект получился именно такой, о каком мог бы мечтать любитель живописных видов, если бы от него зависела планировка этих пышных лесных зарослей.
The points and bays, too, were sufficiently numerous to render the outline broken and diversified. Многочисленные мысы и заливы делали очертания берега извилистыми и причудливыми.
As the canoe kept close along the western side of the lake, with a view, as Hurry had explained to his companion, of reconnoitering for enemies, before he trusted himself too openly in sight, the expectations of the two adventurers were kept constantly on the stretch, as neither could foretell what the next turning of a point might reveal. Приблизившись к западной стороне озера с намерением, как объяснил товарищу Непоседа, сперва произвести разведку, а потом уже появиться в виду у неприятеля, оба искателя приключений напрягли все свое внимание, ибо нельзя было заранее предугадать, что их ждет за ближайшим поворотом.
Their progress was swift, the gigantic strength of Hurry enabling him to play with the light bark as if it had been a feather, while the skill of his companion almost equalized their usefulness, notwithstanding the disparity in natural means. Подвигались они вперед очень быстро, так как исполинская сила Непоседы позволяла ему играть легкой пирогой, как перышком, а искусство его товарища почти уравновешивало их столь различные природные данные.
Each time the canoe passed a point, Hurry turned a look behind him, expecting to see the "ark" anchored, or beached in the bay. Каждый раз, когда пирога огибала какой-нибудь мыс, Непоседа оглядывался в надежде увидеть ковчег, стоящий на якоре или пришвартованный к берегу.
He was fated to be disappointed, however; and they had got within a mile of the southern end of the lake, or a distance of quite two leagues from the "castle," which was now hidden from view by half a dozen intervening projections of the land, when he suddenly ceased paddling, as if uncertain in what direction next to steer. Но надежды его не сбывались. Они проплыли уже милю к южному берегу озера, оставив позади себя "замок", скрывавшийся теперь за шестью мысами. Вдруг Непоседа перестал грести, как бы не зная, какого направления следует держаться.
"It is possible that the old chap has dropped into the river," said Hurry, after looking carefully along the whole of the eastern shore, which was about a mile distant, and open to his scrutiny for more than half its length; "for he has taken to trapping considerable, of late, and, barring flood-wood, he might drop down it a mile or so; though he would have a most scratching time in getting back again!" - Весьма возможно, что старик забрался на реку, -сказал он, внимательно осмотрев весь восточный берег, находившийся от них на расстоянии приблизительно одной мили и доступный для обозрения по крайней мере на половину всего своего протяжения. - Последнее время он много охотился и теперь мог воспользоваться течением, чтобы спуститься вниз по реке на милю или около того, хотя ему трудновато будет выбраться обратно.
"Where is this outlet?" asked Deerslayer; "I see no opening in the banks or the trees, that looks as if it would let a river like the Susquehannah run through it." - Но где же его искать? - спросил Зверобой. - Ни на берегу, ни между деревьями не видно прохода, через который могла бы вытекать из озера такая река, как Саскуиханна.
"Ay, Deerslayer, rivers are like human mortals; having small beginnings, and ending with broad shoulders and wide mouths. - Ах, Зверобой, реки подобны людям: сначала они бывают совсем маленькие, а под конец у них вырастают широкие плечи и большой рот.
You don't see the outlet, because it passes atween high, steep banks; and the pines, and hemlocks and bass-woods hang over it, as a roof hangs over a house. Ты не видишь истока, потому что он проходит между высокими берегами, а сосны и кустарники свисают над ними, как кровля над домом.
If old Tom is not in the 'Rat's Cove,' he must have burrowed in the river; we'll look for him first in the cove, and then we'll cross to the outlet." Если старого Тома нет в Крысиной заводи, то, стало быть, он забрался на реку. Поищем-ка его сперва в заводи.
As they proceeded, Hurry explained that there was a shallow bay, formed by a long, low point, that had got the name of the Когда они снова взялись за весла, Непоседа объяснил товарищу, что по соседству с ними находится мелкая заводь, образованная длинной низкой косой и получившая название
"Rat's Cove," from the circumstance of its being a favorite haunt of the muskrat; and which offered so complete a cover for the "ark," that its owner was fond of lying in it, whenever he found it convenient. "Крысиной", потому что там любимое место пребывания водяных крыс. Заводь эта - надежное убежище для ковчега; Хаттер любит останавливаться здесь при удобном случае.
"As a man never knows who may be his visitors, in this part of the country," continued Hurry, "it's a great advantage to get a good look at 'em afore they come too near. - В этих краях, - продолжал Непоседа, - человек иногда не знает, кто может пожаловать к нему в гости, поэтому весьма желательно получше рассмотреть их, прежде чем они успеют подойти ближе.
Now it's war, such caution is more than commonly useful, since a Canada man or a Mingo might get into his hut afore he invited 'em. Эта предосторожность особенно уместна теперь, когда идет война и канадец или минг могут забраться в хижину, не ожидая приглашения.
But Hutter is a first-rate look-outer, and can pretty much scent danger, as a hound scents the deer." Но Хаттер - превосходный часовой и чует опасность почти так же, как собака - дичь.
"I should think the castle so open, that it would be sartain to draw inimies, if any happened to find the lake; a thing onlikely enough, I will allow, as it's off the trail of the forts and settlements." - Когда я увидел, как открыто стоит его замок, я подумал, что старик совсем не боится врагов, которые могут забрести на озеро. Впрочем, вряд ли это когда-нибудь случится: ведь озеро расположено далеко от дороги, ведущей к форту и поселению.
"Why, Deerslayer, I've got to believe that a man meets with inimies easier than he meets with fri'nds. - Ах, Зверобой, я убедился, что человек находит врагов гораздо скорее, чем друзей.
It's skearful to think for how many causes one gets to be your inimy, and for how few your fri'nd. Просто страшно становится, когда вспомнишь, сколько бывает поводов нажить себе врага и как редко удается приобрести друга.
Some take up the hatchet because you don't think just as they think; other some because you run ahead of 'em in the same idees; and I once know'd a vagabond that quarrelled with a fri'nd because he didn't think him handsome. Одни хватаются за томагавки23 потому, что ты не разделяешь их мыслей; другие - потому, что ты предвосхищаешь их мысли. А я когда-то знал бродягу, который поссорился со своим приятелем потому только, что тот не считал его красивым.
Now, you're no monument in the way of beauty, yourself, Deerslayer, and yet you wouldn't be so onreasonable as to become my inimy for just saying so." Ты, Зверобой, тоже не бог весть какой красавец, и, однако, с твоей стороны было бы очень неразумно сделаться моим врагом только потому, что я тебе об этом говорю.
"I'm as the Lord made me; and I wish to be accounted no better, nor any worse. - Я не желаю быть ни лучше, ни хуже того, каким я создан.
Good looks I may not have; that is to say, to a degree that the light-minded and vain crave; but I hope I'm not altogether without some ricommend in the way of good conduct. Особой красоты во мне, быть может, и нет. По крайней мере, той красоты, о которой мечтают легкомысленные и тщеславные люди. Но надеюсь, что и я не совсем лишен привлекательности благодаря моему доброму поведению.
There's few nobler looking men to be seen than yourself, Hurry; and I know that I am not to expect any to turn their eyes on me, when such a one as you can be gazed on; but I do not know that a hunter is less expart with the rifle, or less to be relied on for food, because he doesn't wish to stop at every shining spring he may meet, to study his own countenance in the water." Мало найдется мужчин более видных, чем ты, Непоседа, и я понимаю, что вряд ли кто-нибудь обратит на меня внимание там, где можно поглазеть на тебя, но я не знаю, следует ли считать, что охотник не так ловко обращается с ружьем или добывает меньше дичи только потому, что он не останавливается у каждого родника на своем пути, чтобы полюбоваться на собственную физиономию в воде.
Here Hurry burst into a fit of loud laughter; for while he was too reckless to care much about his own manifest physical superiority, he was well aware of it, and, like most men who derive an advantage from the accidents of birth or nature, he was apt to think complacently on the subject, whenever it happened to cross his mind. Непоседа громко расхохотался. Слишком беззаботный, чтобы предаваться размышлениям о своем явном физическом превосходстве над Зверобоем, Непоседа все же отлично сознавал это, и когда такая мысль невзначай приходила ему в голову, она доставляла ему удовольствие.
"No, no, Deerslayer, you're no beauty, as you will own yourself, if you'll look over the side of the canoe," he cried; "Jude will say that to your face, if you start her, for a parter tongue isn't to be found in any gal's head, in or out of the settlements, if you provoke her to use it. - Нет, нет, Зверобой, ты не красавец и сам можешь в этом убедиться, если поглядишь за борт пироги!- воскликнул он. - Джуди скажет тебе прямо в лицо, только задень ее. Такого бойкого языка не отыскать ни у одной девушки в наших поселениях и даже за их пределами.
My advice to you is, never to aggravate Judith; though you may tell anything to Hetty, and she'll take it as meek as a lamb. Поэтому мой тебе совет: никогда не дразни Джудит! А Хетти можешь говорить что угодно, и она все выслушает кротко, как овечка.
No, Jude will be just as like as not to tell you her opinion consarning your looks." Нет уж, пусть лучше Джуди не высказывает тебе своего мнения о твоей наружности.
"And if she does, Hurry, she will tell me no more than you have said already." - Вряд ли, Непоседа, она может что-нибудь прибавить к твоим словам.
"You're not thick'ning up about a small remark, I hope, Deerslayer, when no harm is meant. - Надеюсь, Зверобой, ты не обиделся на мое замечание: ведь я ничего дурного не имел в виду.
You are not a beauty, as you must know, and why shouldn't fri'nds tell each other these little trifles? Ты и сам знаешь, что не блещешь красотой. Почему бы приятелям не поболтать друг с другом о таких пустяках?
If you was handsome, or ever like to be, I'd be one of the first to tell you of it; and that ought to content you. Будь ты красавцем, я бы первый сказал тебе об этом к полному твоему удовольствию.
Now, if Jude was to tell me that I'm as ugly as a sinner, I'd take it as a sort of obligation, and try not to believe her." А если бы Джуди сказала мне, что я безобразен, как смертный грех, я бы счел это за кокетство и не подумал бы поверить ей.
"It's easy for them that natur' has favored, to jest about such matters, Hurry, though it is sometimes hard for others. - Баловням природы легко шутить над такими вещами, Непоседа, хотя, быть может, для других это тяжеловато.
I'll not deny but I've had my cravings towards good looks; yes, I have; but then I've always been able to get them down by considering how many I've known with fair outsides, who have had nothing to boast of inwardly. Не отрицаю, мне иногда хочется быть покрасивей. Да, хочется, но я всегда успеваю подавить в себе это желание, подумав, как много есть людей, с красивой внешностью, которым, однако, больше нечем похвастать.
I'll not deny, Hurry, that I often wish I'd been created more comely to the eye, and more like such a one as yourself in them particulars; but then I get the feelin' under by remembering how much better off I am, in a great many respects, than some fellow-mortals. Не скрою, Непоседа, мне часто хотелось иметь более приятную внешность и походить на таких, как ты. Но я отгонял от себя эту мысль, вспоминая, насколько я счастливее многих.
I might have been born lame, and onfit even for a squirrel-hunt, or blind, which would have made me a burden on myself as well as on my fri'nds; or without hearing, which would have totally onqualified me for ever campaigning or scouting; which I look forward to as part of a man's duty in troublesome times. Ведь я мог бы уродиться хромым - и неспособным охотиться даже на белок; или слепым - и был бы в тягость себе самому и моим друзьям: или же глухим, то есть непригодным для войны и разведок, что я считаю обязанностью мужчины в тревожные времена.
Yes, yes; it's not pleasant, I will allow, to see them that's more comely, and more sought a'ter, and honored than yourself; but it may all be borne, if a man looks the evil in the face, and don't mistake his gifts and his obligations." Да, да, признаюсь, не совсем приятно видеть, что другие красивее тебя, что их приветливее встречают и больше ценят. Но все это можно стерпеть, если человек смотрит своей беде прямо в глаза и знает, на что он способен и в чем его обязанности.
Hurry, in the main, was a good-hearted as well as good-natured fellow; and the self-abasement of his companion completely got the better of the passing feeling of personal vanity. Непоседа, в общем, был добродушным малым, и смиренные слова товарища привели его совсем в другое настроение.
He regretted the allusion he had made to the other's appearance, and endeavored to express as much, though it was done in the uncouth manner that belonged to the habits and opinions of the frontier. Он пожалел о своих неосторожных намеках на внешность Зверобоя и поспешил объявить об этом с той неуклюжестью, которая отличает все повадки пограничных жителей.
"I meant no harm, Deerslayer," he answered, in a deprecating manner, "and hope you'll forget what I've said. - Я ничего дурного не хотел сказать, Зверобой, -молвил он просительным тоном, - и надеюсь, что ты забудешь мои слова.
If you're not downright handsome, you've a sartain look that says, plainer than any words, that all's right within. Then you set no value by looks, and will the sooner forgive any little slight to your appearance. Если ты и не совсем красив, то все же у тебя такой вид, который говорит яснее ясного, что душа у тебя хорошая.
I will not say that Jude will greatly admire you, for that might raise hopes that would only breed disapp'intment; but there's Hetty, now, would be just as likely to find satisfaction in looking at you, as in looking at any other man. Не скажу, что Джуди будет от тебя в восторге, так как это может вызвать в тебе надежды, которые кончатся разочарованием. Но ведь еще есть Хетти, она с удовольствием будет смотреть на тебя, как на всякого другого мужчину.
Then you're altogether too grave and considerate-like, to care much about Judith; for, though the gal is oncommon, she is so general in her admiration, that a man need not be exalted because she happens to smile. Ты вдобавок такой степенный, положительный, что вряд ли станешь заботиться о мнении Джудит. Хотя она очень хорошенькая девушка, но так непостоянна, что мужчине нечего радоваться, если она случайно ему улыбнется.
I sometimes think the hussy loves herself better than she does anything else breathin'." Я иногда думаю, что плутовка больше всего на свете любит себя.
"If she did, Hurry, she'd do no more, I'm afeard, than most queens on their thrones, and ladies in the towns," answered Deerslayer, smiling, and turning back towards his companion with every trace of feeling banished from his honest-looking and frank countenance. "I never yet know'd even a Delaware of whom you might not say that much. But here is the end of the long p'int you mentioned, and the 'Rat's Cove' can't be far off." - Если это так, Непоседа, то боюсь, что она ничем не отличается от королев, восседающих на тронах, и знатных дам из больших городов, - ответил Зверобой, с улыбкой оборачиваясь к товарищу, причем всякие следы неудовольствия исчезли с его честной, открытой физиономии. - Я даже не знаю ни одной делаварки, о которой ты не мог бы сказать то же самое... Но вот конец той длинной косы, о которой ты рассказывал, и Крысиная заводь должна быть недалеко.
This point, instead of thrusting itself forward, like all the others, ran in a line with the main shore of the lake, which here swept within it, in a deep and retired bay, circling round south again, at the distance of a quarter of a mile, and crossed the valley, forming the southern termination of the water. Эта коса не уходила в глубь озера, а тянулась параллельно берегу, образуя глубокую уединенную заводь.
In this bay Hurry felt almost certain of finding the ark, since, anchored behind the trees that covered the narrow strip of the point, it might have lain concealed from prying eyes an entire summer. Непоседа был уверен, что найдет здесь ковчег, который, стоя на якоре за деревьями, покрывавшими узкую косу, мог бы остаться незаметным для враждебного глаза в течение целого лета.
So complete, indeed, was the cover, in this spot, that a boat hauled close to the beach, within the point, and near the bottom of the bay, could by any possibility be seen from only one direction; and that was from a densely wooded shore within the sweep of the water, where strangers would be little apt to go. В самом деле, место это было укрыто очень надежно. Судно, причаленное позади косы в глубине заводи, можно было бы увидеть только с одной стороны, а именно с берега, густо поросшего лесом, куда чужаки вряд ли могли забраться.
"We shall soon see the ark," said Hurry, as the canoe glided round the extremity of the point, where the water was so deep as actually to appear black; "he loves to burrow up among the rushes, and we shall be in his nest in five minutes, although the old fellow may be off among the traps himself." - Мы скоро увидим ковчег, - сказал Непоседа, в то время как пирога скользила вокруг дальней оконечной косы, где вода была так глубока, что казалась совсем черной. - Старый Том любит забираться в тростники, и через пять минут мы очутимся в его гнезде, хотя сам он, быть может, бродит среди своих капканов.
March proved a false prophet. Марч оказался плохим пророком.
The canoe completely doubled the point, so as to enable the two travellers to command a view of the whole cove or bay, for it was more properly the last, and no object, but those that nature had placed there, became visible. Пирога обогнула косу, и взорам обоих путников открылась вся заводь. Однако они ничего не заметили.
The placid water swept round in a graceful curve, the rushes bent gently towards its surface, and the trees overhung it as usual; but all lay in the soothing and sublime solitude of a wilderness. Безмятежная водная гладь изгибалась изящной волнистой линией; над ней тихо склонялись тростники и, как обычно, свисали деревья. Над всем господствовало умиротворяющее и величественное спокойствие пустыни.
The scene was such as a poet or an artist would have delighted in, but it had no charm for Hurry Harry, who was burning with impatience to get a sight of his light-minded beauty. Любой поэт или художник пришел бы в восторг от этого пейзажа, только не Г арри Непоседа, который сгорал от нетерпения поскорее встретить свою легкомысленную красавицу.
The motion of the canoe had been attended with little or no noise, the frontiermen habitually getting accustomed to caution in most of their movements, and it now lay on the glassy water appearing to float in air, partaking of the breathing stillness that seemed to pervade the entire scene. Пирога двигалась по зеркальной воде бесшумно: пограничные жители привыкли соблюдать осторожность в каждом своем движении. Суденышко, казалось, плыло в воздухе.
At this instant a dry stick was heard cracking on the narrow strip of land that concealed the bay from the open lake. В этот миг на узкой полосе земли, которая отделяла бухту от озера, хрустнула сухая ветка.
Both the adventurers started, and each extended a hand towards his rifle, the weapon never being out of reach of the arm. Оба искателя приключений встрепенулись. Каждый потянулся к своему ружью, которое всегда лежало под рукой.
"'Twas too heavy for any light creatur'," whispered Hurry, "and it sounded like the tread of a man!" - Для какой-нибудь зверушки это слишком тяжелый шаг, - прошептал Непоседа, - больше похоже, что идет человек.
"Not so- not so," returned Deerslayer; "'t was, as you say, too heavy for one, but it was too light for the other. - Нет, нет! - возразил Зверобой. - Это слишком тяжело для животного, но слишком легко для человека.
Put your paddle in the water, and send the canoe in, to that log; I'll land and cut off the creatur's retreat up the p'int, be it a Mingo, or be it a muskrat." Опусти весло в воду и подгони пирогу к берегу. Я сойду на землю и отрежу этой твари путь отступления обратно по косе, будь то минг или выхухоль.
As Hurry complied, Deerslayer was soon on the shore, advancing into the thicket with a moccasined foot, and a caution that prevented the least noise. Непоседа повиновался, и Зверобой вскоре высадился на берег. Бесшумно ступая в своих мокасинах, он пробирался по зарослям.
In a minute he was in the centre of the narrow strip of land, and moving slowly down towards its end, the bushes rendering extreme watchfulness necessary. Минуту спустя он уже был на самой середине узкой косы и не спеша приближался к ее оконечности; в такой чаще приходилось соблюдать величайшую осторожность.
Just as be reached the centre of the thicket the dried twigs cracked again, and the noise was repeated at short intervals, as if some creature having life walked slowly towards the point. Когда Зверобой забрался в самую глубь зарослей, сухие ветви затрещали снова, и этот звук стал повторяться через короткие промежутки, как будто какое-то живое существо медленно шло вдоль по косе.
Hurry heard these sounds also, and pushing the canoe off into the bay, he seized his rifle to watch the result. Услышав треск ветвей, Непоседа отвел пирогу на середину бухты и схватил карабин, ожидая, что будет дальше.
A breathless minute succeeded, after which a noble buck walked out of the thicket, proceeded with a stately step to the sandy extremity of the point, and began to slake his thirst from the water of the lake. Последовала минута тревожного ожидания, а затем из чащи вышел благородный олень, величественной поступью приблизился к песчаному мысу и стал пить воду.
Hurry hesitated an instant; then raising his rifle hastily to his shoulder, he took sight and fired. Непоседа колебался не больше секунды. Затем быстро поднял карабин к плечу, прицелился и выстрелил.
The effect of this sudden interruption of the solemn stillness of such a scene was not its least striking peculiarity. Эффект, произведенный внезапным нарушением торжественной тишины в таком месте, придал всей этой сцене необычайную выразительность.
The report of the weapon had the usual sharp, short sound of the rifle: but when a few moments of silence had succeeded the sudden crack, during which the noise was floating in air across the water, it reached the rocks of the opposite mountain, where the vibrations accumulated, and were rolled from cavity to cavity for miles along the hills, seeming to awaken the sleeping thunders of the woods. Выстрел прозвучал, как всегда, коротко и отрывисто. Затем на несколько мгновений наступила тишина, пока звук, летевший по воздуху над водой, не достиг утесов на противоположном берегу. Здесь колебания воздушных волн умножились и прокатились от одной впадины к другой на целые мили вдоль холмов, как бы пробуждая спящие в лесах громы.
The buck merely shook his head at the report of the rifle and the whistling of the bullet, for never before had he come in contact with man; but the echoes of the hills awakened his distrust, and leaping forward, with his four legs drawn under his body, he fell at once into deep water, and began to swim towards the foot of the lake. Олень только мотнул головой при звуке выстрела и свисте пули - он до сих пор еще никогда не встречался с человеком. Но эхо холмов пробудило в нем недоверчивость. Поджав ноги к телу, он прыгнул вперед, тотчас же погрузился в воду и поплыл к дальнему концу озера.
Hurry shouted and dashed forward in chase, and for one or two minutes the water foamed around the pursuer and the pursued. Непоседа вскрикнул и пустился в погоню; в течение двух или трех минут вода пенилась вокруг преследователя и его жертвы.
The former was dashing past the point, when Deerslayer appeared on the sand and signed to him to return. Непоседа уже поравнялся с оконечностью косы, когда Зверобой показался на песке и знаком предложил товарищу вернуться.
"'Twas inconsiderate to pull a trigger, afore we had reconn'itred the shore, and made sartain that no inimies harbored near it," said the latter, as his companion slowly and reluctantly complied. "This much I have l'arned from the Delawares, in the way of schooling and traditions, even though I've never yet been on a war-path. - Очень неосторожно с твоей стороны было спустить курок, не осмотрев берега и не убедившись, что там не прячется враг, - сказал Зверобой, когда его товарищ медленно и неохотно повиновался. - Этому я научился от делаваров, слушая их наставления и предания, хотя сам еще никогда не бывал на тропе войны.
And, moreover, venison can hardly be called in season now, and we do not want for food. Да теперь и неподходящее время года, чтобы убивать оленей, и мы не нуждаемся в пище.
They call me Deerslayer, I'll own, and perhaps I desarve the name, in the way of understanding the creatur's habits, as well as for some sartainty in the aim, but they can't accuse me of killing an animal when there is no occasion for the meat, or the skin. Знаю, меня называют Зверобоем, и, быть может, я заслужил эту кличку, так как понимаю звериный нрав и целюсь метко. Но, пока мне не понадобится мясо или шкура, я зря не убью животное.
I may be a slayer, it's true, but I'm no slaughterer." Я могу убивать, это верно, но я не мясник.
"'Twas an awful mistake to miss that buck!" exclaimed Hurry, doffing his cap and running his fingers through his handsome but matted curls, as if he would loosen his tangled ideas by the process. "I've not done so onhandy a thing since I was fifteen." - Как мог я промазать в этого оленя! - воскликнул Непоседа, срывая с себя шапку и запуская пальцы в свои красивые взъерошенные волосы, как будто желая успокоить свои мысли. - С тех пор как мне стукнуло пятнадцать лет, я ни разу не был так неповоротлив.
"Never lament it, as the creatur's death could have done neither of us any good, and might have done us harm. Them echoes are more awful in my ears, than your mistake, Hurry, for they sound like the voice of natur' calling out ag'in a wasteful and onthinking action." -Не горюй! Гибель животного не только не принесла бы никакой пользы, но могла бы и повредить нам - эхо пугает меня больше, чем твой промах. Непоседа. Оно звучит как голос природы, упрекая нас за бесцельный и необдуманный поступок.
"You'll hear plenty of such calls, if you tarry long in this quarter of the world, lad," returned the other laughing. "The echoes repeat pretty much all that is said or done on the Glimmerglass, in this calm summer weather. - Ты много раз услышишь этот голос, если подольше поживешь в здешних местах, парень, -смеясь, возразил Непоседа. - Эхо повторяет почти все, что говорится и делается на Мерцающем Зеркале при такой тихой летней погоде.
If a paddle falls you hear of it sometimes, ag'in and ag'in, as if the hills were mocking your clumsiness, and a laugh, or a whistle, comes out of them pines, when they're in the humour to speak, in a way to make you believe they can r'ally convarse." Упадет весло, и стук от его падения ты слышишь вновь и вновь, как будто холмы издеваются над твоей неловкостью. Твой смех или свист доносятся со стороны сосен, словно они весело беседуют, так что ты и впрямь можешь подумать, будто они захотели поболтать с тобой.
"So much the more reason for being prudent and silent. - Тем больше у нас причин быть осторожными и молчаливыми.
I do not think the inimy can have found their way into these hills yet, for I don't know what they are to gain by it, but all the Delawares tell me that, as courage is a warrior's first vartue, so is prudence his second. Не думаю, что враги уже отыскали дорогу к этим холмам, - вряд ли они могут от этого что-нибудь выиграть. Но делавары всегда говорили мне, что если мужество-первая добродетель воина, то его вторая добродетель-осторожность.
One such call from the mountains, is enough to let a whole tribe into the secret of our arrival." Твой крик в горах может открыть целому племени тайну нашего пребывания здесь.
"If it does no other good, it will warn old Tom to put the pot over, and let him know visiters are at hand. - Зато он заставит старого Тома поставить горшок на огонь и даст ему знать, что гость близко.
Come, lad; get into the canoe, and we will hunt the ark up, while there is yet day." Иди сюда, парень, садись в пирогу, и постараемся найти ковчег, покуда еще светло.
Deerslayer complied, and the canoe left the spot. Its head was turned diagonally across the lake, pointing towards the south-eastern curvature of the sheet. Зверобой повиновался, и пирога поплыла в юго-западную сторону.
In that direction, the distance to the shore, or to the termination of the lake, on the course the two were now steering, was not quite a mile, and, their progress being always swift, it was fast lessening under the skilful, but easy sweeps of the paddles. До берега было не больше мили, а она плыла очень быстро, подгоняемая искусными и легкими ударами весел.
When about half way across, a slight noise drew the eyes of the men towards the nearest land, and they saw that the buck was just emerging from the lake and wading towards the beach. Спутники уже проплыли половину пути, когда слабый шум заставил их оглянуться назад: на их глазах олень вынырнул из воды и пошел вброд к суше.
In a minute, the noble animal shook the water from his flanks, gazed up ward at the covering of trees, and, bounding against the bank, plunged into the forest. Минуту спустя благородное животное отряхнуло воду со своих боков, поглядело вверх на древесные заросли и, выскочив на берег, исчезло в лесу.
"That creatur' goes off with gratitude in his heart," said Deerslayer, "for natur' tells him he has escaped a great danger. - Это создание уходит с чувством благодарности в сердце, - сказал Зверобой, - природа подсказывает ему, что оно избежало большой опасности.
You ought to have some of the same feelin's, Hurry, to think your eye wasn't true, or that your hand was onsteady, when no good could come of a shot that was intended onmeaningly rather than in reason." Тебе тоже следовало бы разделить это чувство, Непоседа, признавшись, что глаз и рука изменили тебе; твой безрассудный выстрел не принес бы нам никакой пользы.
"I deny the eye and the hand," cried March with some heat. "You've got a little character, down among the Delawares, there, for quickness and sartainty, at a deer, but I should like to see you behind one of them pines, and a full painted Mingo behind another, each with a cock'd rifle and a striving for the chance! -Глаз и рука мне вовсе не изменили! - с досадой крикнул Марч. - Ты добился кое-какой славы среди делаваров своим проворством и умением метко стрелять в зверей. Но хотелось бы мне поглядеть, как ты будешь стоять за одной из этих сосен, а размалеванный минг - за другой, оба со взведенными курками, подстерегая удобный момент для выстрела.
Them's the situations, Nathaniel, to try the sight and the hand, for they begin with trying the narves. Только при таких обстоятельствах, Натаниэль, можно испытать глаз и руку, потому что ты испытываешь свои нервы.
I never look upon killing a creatur' as an explite; but killing a savage is. Убийство животного я никогда не считал подвигом. Но убийство дикаряподвиг.
The time will come to try your hand, now we've got to blows ag'in, and we shall soon know what a ven'son reputation can do in the field. Скоро настанет время, когда тебе придется испытать свою руку, потому что дело опять дошло до драки. Вот тогда мы и узнаем, чего стоит на поле сражения охотничья слава.
I deny that either hand or eye was onsteady; it was all a miscalculation of the buck, which stood still when he ought to have kept in motion, and so I shot ahead of him." Я не считаю, что глаз и рука изменили мне. Во всем виноват олень: он остался на месте, а ему следовало идти вперед, и поэтому моя пуля пролетела перед ним.
"Have it your own way, Hurry; all I contend for is, that it's lucky. - Будь по-твоему. Непоседа. Я только утверждаю, что это наше счастье.
I dare say I shall not pull upon a human mortal as steadily or with as light a heart, as I pull upon a deer." Смею сказать, что я не могу выстрелить в ближнего с таким же легким сердцем, как в зверя.
"Who's talking of mortals, or of human beings at all, Deerslayer? - Кто говорит о ближних или хотя бы просто о людях!
I put the matter to you on the supposition of an Injin. Ведь тебе придется иметь дело с индейцами.
I dare say any man would have his feelin's when it got to be life or death, ag'in another human mortal; but there would be no such scruples in regard to an Injin; nothing but the chance of his hitting you, or the chance of your hitting him." Конечно, у всякого человека могут быть свои суждения, когда речь идет о жизни и смерти другого существа, но такая щепетильность неуместна по отношению к индейцу; весь вопрос в том, он ли сдерет с тебя шкуру или ты с него.
"I look upon the redmen to be quite as human as we are ourselves, Hurry. - Я считаю краснокожих такими же людьми, как мы с тобой, Непоседа.
They have their gifts, and their religion, it's true; but that makes no difference in the end, when each will be judged according to his deeds, and not according to his skin." У них свои природные наклонности и своя религия, но в конце концов не в этом дело, и каждого надо судить по его поступкам, а не по цвету его кожи.
"That's downright missionary, and will find little favor up in this part of the country, where the Moravians don't congregate. - Все это чепуха, которую никто не станет слушать в этих краях, где еще не успели поселиться моравские братья.
Now, skin makes the man. Человека делает человеком кожа.
This is reason; else how are people to judge of each other. Это бесспорно; А то как бы люди могли судить друг о друге?
The skin is put on, over all, in order when a creatur', or a mortal, is fairly seen, you may know at once what to make of him. Все живое облечено в кожу для того, чтобы, поглядев внимательно, можно было бы сразу понять, с кем имеешь дело: со зверем или с человеком.
You know a bear from a hog, by his skin, and a gray squirrel from a black." По шкуре ты всегда отличишь медведя от кабана и серую белку от черной.
"True, Hurry," said the other looking back and smiling, "nevertheless, they are both squirrels." - Правда, Непоседа, - сказал товарищ, оглядываясь и улыбаясь, - и, однако, обе они -белки.
"Who denies it? - Этого никто не отрицает.
But you'll not say that a red man and a white man are both Injins?" Но ты же не скажешь, что и краснокожий и белый - индейцы.
"But I do say they are both men. - Нет, но я скажу, что они люди.
Men of different races and colors, and having different gifts and traditions, but, in the main, with the same natur'. Люди отличаются друг от друга цветом кожи, у них разные нравы и обычаи, но, в общем, природа у всех одинакова.
Both have souls; and both will be held accountable for their deeds in this life." У каждого человека есть душа.
Hurry was one of those theorists who believed in the inferiority of all the human race who were not white. Непоседа принадлежал к числу тех "теоретиков", которые считают все человеческие расы гораздо ниже белой.
His notions on the subject were not very clear, nor were his definitions at all well settled; but his opinions were none the less dogmatical or fierce. Его понятия на этот счет были не слишком ясны и определения не слишком точны. Тем не менее он высказывал свои взгляды очень решительно и страстно.
His conscience accused him of sundry lawless acts against the Indians, and he had found it an exceedingly easy mode of quieting it, by putting the whole family of redmen, incontinently, without the category of human rights. Совесть обвиняла его во множестве беззаконных поступков по отношению к индейцам, и он изобрел чрезвычайно легкий способ успокаивать ее, мысленно лишив всю семью краснокожих человеческих прав.
Nothing angered him sooner than to deny his proposition, more especially if the denial were accompanied by a show of plausible argument; and he did not listen to his companion's remarks with much composure of either manner or feeling. Больше всего его бесило, когда кто-нибудь подвергал сомнению правильность этого взгляда и приводил к тому же вполне разумные доводы. Поэтому он слушал замечания товарища, не думая даже обуздать свои чувства и способы их выражения.
"You're a boy, Deerslayer, misled and misconsaited by Delaware arts, and missionary ignorance," he exclaimed, with his usual indifference to the forms of speech, when excited. "You may account yourself as a red-skin's brother, but I hold'em all to be animals; with nothing human about 'em but cunning. - Ты просто мальчишка, Зверобой, мальчишка, сбитый с толку и одураченный хитростью делаваров и миссионеров! - воскликнул он, не стесняясь, как обычно, в выборе слов, что случалось с ним всегда, когда он был возбужден. -Ты можешь считать себя братом краснокожих, но я считаю их просто животными, в которых нет ничего человеческого, кроме хитрости.
That they have, I'll allow; but so has a fox, or even a bear. Хитрость у них есть, это я признаю. Но есть она и у лисы и даже у медведя.
I'm older than you, and have lived longer in the woods- or, for that matter, have lived always there, and am not to be told what an Injin is or what he is not. Я старше тебя и дольше жил в лесах, и мне нечего объяснять, что такое индеец.
If you wish to be considered a savage, you've only to say so, and I'll name you as such to Judith and the old man, and then we'll see how you'll like your welcome." Если хочешь, чтобы тебя считали дикарем, ты только скажи. Я сообщу об этом Джудит и старику, и тогда посмотрим, как они тебя примут.
Here Hurry's imagination did his temper some service, since, by conjuring up the reception his semi-aquatic acquaintance would be likely to bestow on one thus introduced, he burst into a hearty fit of laughter. Тут живое воображение Непоседы оказало ему некоторую услугу и охладило его гневный пыл. Вообразив, как его земноводный приятель встретит гостя, представленного ему таким образом, Непоседа весело рассмеялся.
Deerslayer too well knew the uselessness of attempting to convince such a being of anything against his prejudices, to feel a desire to undertake the task; and he was not sorry that the approach of the canoe to the southeastern curve of the lake gave a new direction to his ideas. Зверобой слишком хорошо знал, что всякие попытки убедить такого человека в чем-либо, что противоречит его предрассудкам, будут бесполезны, и потому не испытывал никакого желания взяться за подобную задачу. Когда пирога приблизилась к юго-восточному берегу - озера, мысли Непоседы приняли новый оборот, о чем Зверобой нисколько не пожалел.
They were now, indeed, quite near the place that March had pointed out for the position of the outlet, and both began to look for it with, a curiosity that was increased by the expectation of the ark. Теперь уже было недалеко до того места, где, по словам Марча, из озера вытекала река. Оба спутника смотрели по сторонам с любопытством, которое еще больше обострялось надеждой отыскать ковчег.
It may strike the reader as a little singular, that the place where a stream of any size passed through banks that had an elevation of some twenty feet, should be a matter of doubt with men who could not now have been more than two hundred yards distant from the precise spot. Читателю может показаться странным, что люди, находившиеся всего в двухстах ярдах от того места, где между берегами высотой в двадцать футов проходило довольно широкое русло, могли его не заметить.
It will be recollected, however, that the trees and bushes here, as elsewhere, fairly overhung the water, making such a fringe to the lake, as to conceal any little variations from its general outline. "I've not been down at this end of the lake these two summers," said Hurry, standing up in the canoe, the better to look about him. "Ay, there's the rock, showing its chin above the water, and I know that the river begins in its neighborhood." Не следует, однако, забывать, что здесь повсюду над водой свисали деревья и кустарники, окружая озеро бахромой, которая скрывала все его мелкие извилины. - Уже два года я не захаживал в этот конец озера, - сказал Непоседа, поднимаясь в пироге во весь рост, чтобы удобнее было видеть. -Ага, вот и утес задирает свой подбородок над водой, река начинается где-то здесь по соседству.
The men now plied the paddles again, and they were presently within a few yards of the rock, floating towards it, though their efforts were suspended. Мужчины снова взялись за весла. Они находились уже в нескольких ярдах от утеса.
This rock was not large, being merely some five or six feet high, only half of which elevation rose above the lake. Он был невелик, не более пяти или шести футов в высоту, причем только половина его поднималась над озером.
The incessant washing of the water for centuries had so rounded its summit, that it resembled a large beehive in shape, its form being more than usually regular and even. Непрестанное действие воды в течение веков так сгладило его вершину, что утес своей необычайно правильной и ровной формой напоминал большой пчелиный улей.
Hurry remarked, as they floated slowly past, that this rock was well known to all the Indians in that part of the country, and that they were in the practice of using it as a mark to designate the place of meeting, when separated by their hunts and marches. Пирога медленно проплыла мимо, и Непоседа сказал, что индейцы хорошо знают этот утес и обычно назначают поблизости от него место встреч, когда им приходится расходиться в разные стороны во время охоты или войны.
"And here is the river, Deerslayer," he continued, "though so shut in by trees and bushes as to look more like an and-bush, than the outlet of such a sheet as the Glimmerglass." - А вот и река, Зверобой, - продолжал он, - хотя она так скрыта деревьями и кустами, что это место больше похоже на потаенную засаду, чем на исток из такого озера, как Мерцающее Зеркало.
Hurry had not badly described the place, which did truly seem to be a stream lying in ambush. Непоседа недурно определил характер места, которое действительно напоминало засаду.
The high banks might have been a hundred feet asunder; but, on the western side, a small bit of low land extended so far forward as to diminish the breadth of the stream to half that width. Высокие берега поднимались не менее как на сто футов каждый. Но с западной стороны выдавался вперед небольшой клочок низменности, до половины суживая русло реки.
As the bushes hung in the water beneath, and pines that had the stature of church-steeples rose in tall columns above, all inclining towards the light, until their branches intermingled, the eye, at a little distance, could not easily detect any opening in the shore, to mark the egress of the water. Над водой свисали кусты; сосны, высотой с церковную колокольню, тянулись к свет, словно колонны, своими перепутанным ветвями, и глазу даже на близком расстоянии трудно было разыскать ложбину, по которой протекала река.
In the forest above, no traces of this outlet were to be seen from the lake, the whole presenting the same connected and seemingly interminable carpet of leaves. С поросшего лесом крутого берега тоже нельзя было обнаружить никаких признаков истока. Вся картина, открывавшаяся глазу, казалась одним сплошным лиственным ковром.
As the canoe slowly advanced, sucked in by the current, it entered beneath an arch of trees, through which the light from the heavens struggled by casual openings, faintly relieving the gloom beneath. Пирога, подгоняемая течением, приблизилась к берегу и поплыла под древесным сводом. Солнечный свет с трудом пробивался сквозь редкие просветы, слабо озаряя царившую внизу темноту.
"This is a nat'ral and-bush," half whispered Hurry, as if he felt that the place was devoted to secrecy and watchfulness; "depend on it, old Tom has burrowed with the ark somewhere in this quarter. - Самая настоящая засада, - прошептал Непоседа.- Поэтому старый Том и спрятался где-то здесь со своим ковчегом.
We will drop down with the current a short distance, and ferret him out." Мы немного спустимся вниз по течению и, наверное, отыщем его.
"This seems no place for a vessel of any size," returned the other; "it appears to me that we shall have hardly room enough for the canoe." - Но здесь негде укрыться такому большому судну, - возразил Зверобой. - Мне кажется, что здесь с трудом пройдет и пирога.
Hurry laughed at the suggestion, and, as it soon appeared, with reason; for the fringe of bushes immediately on the shore of the lake was no sooner passed, than the adventurers found themselves in a narrow stream, of a sufficient depth of limpid water, with a strong current, and a canopy of leaves upheld by arches composed of the limbs of hoary trees. Непоседа рассмеялся в ответ на эти слова, и, как вскоре выяснилось, с полным основанием. Едва только спутники миновали бахрому из кустарников, окаймлявшую берега, как очутились в узком, но глубоком протоке. Прозрачные воды стремительно неслись под лиственным навесом, который поддерживали своды, образованные стволами древних деревьев.
Bushes lined the shores, as usual, but they left sufficient space between them to admit the passage of anything that did not exceed twenty feet in width, and to allow of a perspective ahead of eight or ten times that distance. Поросшие кустами берега оставили свободный проход футов двадцати в ширину, а впереди открывалась далекая перспектива.
Neither of our two adventurers used his paddle, except to keep the light bark in the centre of the current, but both watched each turning of the stream, of which there were two or three within the first hundred yards, with jealous vigilance. Turn after turn, however, was passed, and the canoe had dropped down with the current some little distance, when Hurry caught a bush, and arrested its movement so suddenly and silently as to denote some unusual motive for the act. Наши искатели приключений пользовались теперь веслами лишь для того, чтобы удержать легкое суденышко на середине реки. Пристально разглядывали они каждую извилину берега, но поворот следовал за поворотом, и пирога плыла все дальше и дальше вниз по течению. Вдруг Непоседа, не говоря ни слова, ухватился за куст, и лодка замерла на месте. Очевидно, повод для того был достаточно серьезный.
Deerslayer laid his hand on the stock of his rifle as soon as he noted this proceeding, but it was quite as much with a hunter's habit as from any feeling of alarm. Зверобой невольно положил руку на приклад карабина. Он не испугался - просто сказалась охотничья привычка.
"There the old fellow is!" whispered Hurry, pointing with a finger, and laughing heartily, though he carefully avoided making a noise, "ratting it away, just as I supposed; up to his knees in the mud and water, looking to the traps and the bait. - А вот и старый приятель, - прошептал Непоседа, указывая куда-то пальцем и смеясь от всего сердца, хотя совершенно беззвучно. - Так я и думал: он бродит по колени в тине, осматривая свои капканы.
But for the life of me I can see nothing of the ark; though I'll bet every skin I take this season, Jude isn't trusting her pretty little feet in the neighborhood of that black mud. Но убей меня бог, я нигде не вижу ковчега, хотя готов поставить в заклад каждую шкуру, которую добуду этим летом, что Джудит не решится ступать своими хорошенькими маленькими ножками по такой черной грязи!
The gal's more likely to be braiding her hair by the side of some spring, where she can see her own good looks, and collect scornful feelings ag'in us men." Вероятно, девчонка расчесывает волосы на берегу какого-нибудь родника, где может любоваться своей красотой и набираться презрения к нашему брату, мужчине.
"You over-judge young women- yes, you do, Hurry-who as often bethink them of their failings as they do of their perfections. - Ты несправедливо судишь о молодых женщинах. Да, Непоседа, ты преувеличиваешь их недостатки и их совершенства.
I dare to say this Judith, now, is no such admirer of herself, and no such scorner of our sex as you seem to think; and that she is quite as likely to be sarving her father in the house, wherever that may be, as he is to be sarving her among the traps." Смею сказать, что Джудит, вероятно, не так уж восхищается собой и не так уж презирает нас, как ты, видимо, думаешь. Она, очевидно, работает для своего отца в доме, в то время как он работает для нее у капканов.
"It's a pleasure to hear truth from a man's tongue, if it be only once in a girl's life," cried a pleasant, rich, and yet soft female voice, so near the canoe as to make both the listeners start. "As for you, Master Hurry, fair words are so apt to choke you, that I no longer expect to hear them from your mouth; the last you uttered sticking in your throat, and coming near to death. - Как приятно услышать правду из уст мужчины, хотя бы раз в девичьей жизни! - произнес низкий и мягкий женский голос так близко от пироги, что оба, путника невольно вздрогнули. - А что до вас, мастер Непоседа, то каждое доброе слово вам дается так трудно, что я давно уже не надеюсь услышать его из ваших уст. Последнее такое слово однажды застряло у вас в горле так, что вы едва им не подавились.
But I'm glad to see you keep better society than formerly, and that they who know how to esteem and treat women are not ashamed to journey in your company." Но я рада, что вижу вас в лучшем обществе, чем прежде, и что люди, которые умеют уважать женщин и обращаться с ними, не стыдятся путешествовать вместе с вами.
As this was said, a singularly handsome and youthful female face was thrust through an opening in the leaves, within reach of Deerslayer's paddle. После этой тирады в просвет между листьями выглянуло необычайно хорошенькое юное женское личико, да так близко, что Зверобой мог бы дотянуться до него веслом.
Its owner smiled graciously on the young man; and the frown that she cast on Hurry, though simulated and pettish, had the effect to render her beauty more striking, by exhibiting the play of an expressive but capricious countenance; one that seemed to change from the soft to the severe, the mirthful to the reproving, with facility and indifference. Девушка милостиво улыбнулась молодому человеку, а сердитый взгляд, впрочем притворный и насмешливый, который она бросила на Непоседу, придал ее красоте еще большую прелесть, показывая все разнообразие игры ее переменчивой и капризной физиономии.
A second look explained the nature of the surprise. Только вглядевшись пристальнее, путники поняли, почему девушка смогла появиться так внезапно.
Unwittingly, the men had dropped alongside of the ark, which had been purposely concealed in bushes cut and arranged for the purpose; and Judith Hutter had merely pushed aside the leaves that lay before a window, in order to show her face, and speak to them. Незаметно для себя они очутились борт о борт с ковчегом, который был скрыт кустами, нарочно срезанными для этой цели и так искусно расположенными, что Джудит Хаттер нужно было только раздвинуть листья, заслонявшие оконце, чтобы выглянуть наружу и заговорить.
Chapter IV. Глава 4
"And that timid fawn starts not with fear, When I steal to her secret bower; And that young May violet to me is dear, And I visit the silent streamlet near, To look on the lovely flower." Bryant, "An Indian Story," ii.11-15 Боязливую лань не страшит испуг, Если в хижину я вхожу, И майской фиалке я лучший друг, И тихий ручей лепечет вокруг, Когда ее сон сторожу.
The ark, as the floating habitation of the Hutters was generally called, was a very simple contrivance. Ковчег, как все называли плавучий дом Хаттеров, был устроен очень просто.
A large flat, or scow, composed the buoyant part of the vessel; and in its centre, occupying the whole of its breadth, and about two thirds of its length, stood a low fabric, resembling the castle in construction, though made of materials so light as barely to be bullet-proof. Нижней частью ему служила широкая плоскодонная баржа. Посредине, занимая всю ширину и около двух третей длины судна, стояла невысокая надстройка, напоминавшая внешним видом "замок", но сколоченная из более тонких досок, которые, однако, могли служить защитой от пуль.
As the sides of the scow were a little higher than usual, and the interior of the cabin had no more elevation than was necessary for comfort, this unusual addition had neither a very clumsy nor a very obtrusive appearance. Борта баржи были немного выше обычных, а каюта - такой высоты, чтобы в ней можно было только-только стоять выпрямившись. Все это странное сооружение выглядело не слишком неуклюже.
It was, in short, little more than a modern canal-boat, though more rudely constructed, of greater breadth than common, and bearing about it the signs of the wilderness, in its bark-covered posts and roof. Короче говоря, ковчег немногим отличался от современных плоскодонных барок, плавающих по каналам, хотя был гораздо шире и построен грубее, а покрытые корой бревенчатые стены и кровля свидетельствовали о полудиком образе жизни его обитателей.
The scow, however, had been put together with some skill, being comparatively light, for its strength, and sufficiently manageable. И, однако, немало искусства понадобилось, чтобы соорудить это судно, довольно легкое и достаточно поворотливое при его вместимости.
The cabin was divided into two apartments, one of which served for a parlor, and the sleeping-room of the father, and the other was appropriated to the uses of the daughters. Каюта была перегорожена пополам. Одна половина служила столовой и спальней для отца, в другой жили дочери.
A very simple arrangement sufficed for the kitchen, which was in one end of the scow, and removed from the cabin, standing in the open air; the ark being altogether a summer habitation. Незатейливая кухонная утварь размещалась на корме прямо под открытым небом; не надо забывать, что ковчег был только летним жилищем.
The "and-bush," as Hurry in his ignorance of English termed it, is quite as easily explained. Вполне понятно, почему Непоседа назвал это место засадой.
In many parts of the lake and river, where the banks were steep and high, the smaller trees and larger bushes, as has been already mentioned, fairly overhung the stream, their branches not unfrequently dipping into the water. In some instances they grew out in nearly horizontal lines, for thirty or forty feet. The water being uniformly deepest near the shores, where the banks were highest and the nearest to a perpendicular, Hutter had found no difficulty in letting the ark drop under one of these covers, where it had been anchored with a view to conceal its position; security requiring some such precautions, in his view of the case. Почти везде с крутых берегов свисали над рекой кусты и низкорослые деревья, купавшие свои ветви в глубоких омутах. В одном таком месте Хаттер и поставил на якорь свой ковчег. Это ему удалось без особого труда.
Once beneath the trees and bushes, a few stones fastened to the ends of the branches had caused them to bend sufficiently to dip into the river; and a few severed bushes, properly disposed, did the rest. Когда судно очутилось под прикрытием деревьев и кустов, достаточно было привязать несколько камней к концам ветвей, чтобы заставить их погрузиться глубоко в реку. Несколько срезанных и умело расположенных кустов довершили остальное.
The reader has seen that this cover was so complete as to deceive two men accustomed to the woods, and who were actually in search of those it concealed; a circumstance that will be easily understood by those who are familiar with the matted and wild luxuriance of a virgin American forest, more especially in a rich soil. Как уже видел читатель, маскировка была сделана настолько ловко, что ввела в обман даже двух наблюдателей, привыкших к жизни в девственных лесах Америки и как раз в это время искавших спрятанное судно.
The discovery of the ark produced very different effects on our two adventurers. То, что ковчег был найден, произвело неодинаковое впечатление на наших путников.
As soon as the canoe could be got round to the proper opening, Hurry leaped on board, and in a minute was closely engaged in a gay, and a sort of recriminating discourse with Judith, apparently forgetful of the existence of all the rest of the world. Лишь только пирога причалила к просвету между ветвями, служившему входом, как Непоседа перескочил через борт и минуту спустя весело, но несколько язвительно беседовал с Джудит, видимо позабыв обо всем на свете.
Not so with Deerslayer. Совсем иначе вел себя Зверобой.
He entered the ark with a slow, cautious step, examining every arrangement of the cover with curious and scrutinizing eyes. Он медленно и осторожно вошел в ковчег и внимательно, с любопытством рассматривал его устройство.
It is true, he cast one admiring glance at Judith, which was extorted by her brilliant and singular beauty; but even this could detain him but a single instant from the indulgence of his interest in Hutter's contrivances. Правда, в его взгляде, брошенном на Джудит, мелькнуло восхищение ее ослепительной и своеобразной красотой, но даже красота девушки ни на секунду не ослабила его интереса к жилищу Хаттеров.
Step by step did he look into the construction of the singular abode, investigate its fastenings and strength, ascertain its means of defence, and make every inquiry that would be likely to occur to one whose thoughts dwelt principally on such expedients. Шаг за шагом обследовал он это оригинальное сооружение, ощупывая скрепы и соединения, знакомясь со средствами обороны и вообще не пропустив ни одной мелочи, которая имеет значение для человека, постоянно имеющего дело с подобными предметами.
Nor was the cover neglected. Не оставил он без внимания и маскировку.
Of this he examined the whole minutely, his commendation escaping him more than once in audible comments. Он изучил ее во всех подробностях и время от времени что-то бормотал себе под нос.
Frontier usages admitting of this familiarity, he passed through the rooms, as he had previously done at the 'Castle', and opening a door issued into the end of the scow opposite to that where he had left Hurry and Judith. Так как пограничные обычаи очень просты и допускают большую свободу, он осмотрел каюты и, открыв дверь, прошел на другой конец баржи.
Here he found the other sister, employed at some coarse needle-work, seated beneath the leafy canopy of the cover. Здесь он застал вторую сестру, сидевшую под лиственным навесом и занятую каким-то незамысловатым рукоделием.
As Deerslayer's examination was by this time ended, he dropped the butt of his rifle, and, leaning on the barrel with both hands, he turned towards the girl with an interest the singular beauty of her sister had not awakened. Зверобой опустил на пол свой карабин и, опершись обеими руками на дуло, стал смотреть на девушку с таким интересом, какого не могла пробудить в нем даже необычайная красота ее сестры.
He had gathered from Hurry's remarks that Hetty was considered to have less intellect than ordinarily falls to the share of human beings, and his education among Indians had taught him to treat those who were thus afflicted by Providence with more than common tenderness. Он заключил из слов Непоседы, что у Хетти разума меньше, чем обычно приходится на долю человека, а воспитание среди индейцев научило его особенно мягко обращаться с теми, кто обижен судьбой.
Nor was there any thing in Hetty Hutter's appearance, as so often happens, to weaken the interest her situation excited. К тому же внешность Хетти Хаттер не могла бы оттолкнуть того, в ком ее положение вызывало участие.
An idiot she could not properly be termed, her mind being just enough enfeebled to lose most of those traits that are connected with the more artful qualities, and to retain its ingenuousness and love of truth. Ее отнюдь нельзя было назвать слабоумной в полном смысле этого слова. Она лишь потеряла присущие большинству нормальных людей хитрость и способность к притворству, но зато сохранила простодушие и любовь к правде.
It had often been remarked of this girl, by the few who had seen her, and who possessed sufficient knowledge to discriminate, that her perception of the right seemed almost intuitive, while her aversion to the wrong formed so distinctive a feature of her mind, as to surround her with an atmosphere of pure morality; peculiarities that are not infrequent with persons who are termed feeble-minded; as if God had forbidden the evil spirits to invade a precinct so defenceless, with the benign purpose of extending a direct protection to those who had been left without the usual aids of humanity. Те немногие наблюдатели, которые имели случай видеть эту девушку, часто замечали, что ее понятия о справедливости были почти инстинктивны, а отвращение ко всему дурному составляло отличительную черту ее характера, как бы окружая ее атмосферой чистейшей нравственности. Особенность эта нередко встречается у людей, которые слывут умалишенными.
Her person, too, was agreeable, having a strong resemblance to that of her sister's, of which it was a subdued and humble copy. Наружность у Хетти была привлекательная; она казалась смягченной и более скромной копией своей сестры.
If it had none of the brilliancy of Judith's, the calm, quiet, almost holy expression of her meek countenance seldom failed to win on the observer, and few noted it long that did not begin to feel a deep and lasting interest in the girl. Внешнего блеска, свойственного Джудит, у нее не было, однако спокойное, тихое выражение ее кроткого лица подкупало каждого, кто ее видел; и лишь очень немногие, поглядев на эту девушку, не проникались к ней глубоким сочувствием.
She had no colour, in common, nor was her simple mind apt to present images that caused her cheek to brighten, though she retained a modesty so innate that it almost raised her to the unsuspecting purity of a being superior to human infirmities. Guileless, innocent, and without distrust, equally by nature and from her mode of life, providence had, nevertheless shielded her from harm, by a halo of moral light, as it is said 'to temper the wind to the shorn lamb.' Лицо Хетти было лишено живых красок; невинное воображение не порождало у нее в мозгу мыслей, от которых могли бы зарумяниться ее щеки; добродетель была настолько свойственна ей, что, казалось, превратила кроткую девушку в существо, стоящее выше обыкновенных людских слабостей. Природа и образ жизни сделали Хетти наивным, бесхитростным созданием, а провидение защитило ее от порока.
"You are Hetty Hutter," said Deerslayer, in the way one puts a question unconsciously to himself, assuming a kindness of tone and manner that were singularly adapted to win the confidence of her he addressed. "Hurry Harry has told me of you, and I know you must be the child?" - Вы Хетти Хаттер? - сказал Зверобой, как бы безотчетно обращаясь с этим вопросом к самому себе и таким ласковым тоном, что, несомненно, должен был завоевать доверие девушки. - Гарри Непоседа рассказывал мне о вас, и я знаю, что вы совсем дитя.
"Yes, I'm Hetty Hutter" returned the girl in a low, sweet voice, which nature, aided by some education, had preserved from vulgarity of tone and utterance-"I'm Hetty; Judith Hutter's sister; and Thomas Hutter's youngest daughter." - Да, я Хетти Хаттер, - ответила девушка низким приятным голосом. - Я - Хетти, сестра Джудит Хаттер и младшая дочь Томаса Хаттера.
"I know your history, then, for Hurry Harry talks considerable, and he is free of speech when he can find other people's consarns to dwell on. You pass most of your life on the lake, Hetty." -В таком случае, я знаю вашу историю. Гарри Непоседа много говорил мне о вас Вы большей частью живете на озере, Хетти?
"Certainly. -Да .
Mother is dead; father is gone a-trapping, and Judith and I stay at home. Мать моя умерла, отец ставит капканы, а мы с Джудит сидим дома.
What's your name?" А как вас зовут?
"That's a question more easily asked than it is answered, young woman, seeing that I'm so young, and yet have borne more names than some of the greatest chiefs in all America." "But you've got a name- you don't throw away one name, before you come honestly by another?" - Легче задать этот вопрос, чем ответить на него. Я еще молод, но у меня уже было больше имен, чем у некоторых величайших вождей в Америке. -Но ведь вы не отказываетесь от своего имени, прежде чем не заслужите честно другое?
"I hope not, gal- I hope not. - Надеюсь, что нет, девушка.
My names have come nat'rally, and I suppose the one I bear now will be of no great lasting, since the Delawares seldom settle on a man's ra'al title, until such time as he has an opportunity of showing his true natur', in the council, or on the warpath; which has never behappened me; seeing firstly, because I'm not born a red-skin and have no right to sit in their councillings, and am much too humble to be called on for opinions from the great of my own colour; and, secondly, because this is the first war that has befallen in my time, and no inimy has yet inroaded far enough into the colony, to be reached by an arm even longer than mine." Мои прозвища приходят ко мне сами собой, и я думаю, что то, которым окрестили меня нынче, удержится недолго, - ведь делавары редко дают человеку постоянную кличку, прежде чем представится случай показать себя в совете или на тропе войны. Мой черед еще не настал. Во-первых, я не родился краснокожим и не имею права участвовать в их советах и в то же время слишком ничтожен, чтобы моего мнения спрашивали знатные люди моего цвета кожи. Во-вторых, война еще только началась - первая за всю мою жизнь, и еще ни один враг не проникал настолько далеко в Колонию, чтобы его могла достать рука даже подлиннее моей.
"Tell me your names," added Hetty, looking up at him artlessly, "and, maybe, I'll tell you your character." - Назовите мне ваши имена, - подхватила Хетти, простодушно глядя на него, - и, быть может, я скажу вам, что вы за человек.
"There is some truth in that, I'll not deny, though it often fails. - Не отрицаю, это возможно, хотя и не всегда удается.
Men are deceived in other men's characters, and frequently give 'em names they by no means desarve. Люди часто заблуждаются, когда судят о своих ближних, и дают им имена, которых те ничуть не заслуживают.
You can see the truth of this in the Mingo names, which, in their own tongue, signify the same things as the Delaware names,- at least, so they tell me, for I know little of that tribe, unless it be by report,- and no one can say they are as honest or as upright a nation. Вы можете убедиться в этом, если вспомните имена мингов, которые на их языке означают то же самое, что делаварские имена, - по крайней мере, так мне говорили, потому что сам я мало знаю об этом племени, - но, судя по слухам, никто не может назвать мингов честными, справедливыми людьми.
I put no great dependence, therefore, on names." Поэтому я не придаю большого значения именам.
"Tell me all your names," repeated the girl, earnestly, for her mind was too simple to separate things from professions, and she did attach importance to a name; "I want to know what to think of you." - Скажите мне все ваши имена, - серьезно повторила девушка, ибо ум ее был слишком прост, чтобы отделять вещи от их названий, и именам она придавала большое значение. - Я хочу знать, что следует о вас думать.
"Well, sartain; I've no objection, and you shall hear them all. - Ладно, не спорю. Вы узнаете все мои имена.
In the first place, then, I'm Christian, and white-born, like yourself, and my parents had a name that came down from father to son, as is a part of their gifts. Прежде всего я христианин и прирожденный белый, подобно вам, и родители дали мне имя, которое переходит от отца к сыну, как часть наследства.
My father was called Bumppo; and I was named after him, of course, the given name being Nathaniel, or Natty, as most people saw fit to tarm it." Отца моего звали Бампо, и меня, разумеется, назвали так, а при крещении дали имя Натаниэль, или Натти, как чаше всего и называют меня...
"Yes, yes - Natty - and Hetty" interrupted the girl quickly, and looking up from her work again, with a smile: "you are Natty, and I'm Hetty-though you are Bumppo, and I'm Hutter. - Да, да, Натти и Хетти! - быстро прервала его девушка и, снова улыбнувшись, подняла глаза над рукоделием. - Вы Натти, а я Хетти, хотя вы Бампо, а я Хаттер.
Bumppo isn't as pretty as Hutter, is it?" Бампо звучит не так красиво, как Хаттер, не правда ли?
"Why, that's as people fancy. - Ну, это дело вкуса.
Bumppo has no lofty sound, I admit; and yet men have bumped through the world with it. Я согласен, что Бампо звучит не очень громко, и все же многие люди прожили свою жизнь с этим именем.
I did not go by this name, howsoever, very long; for the Delawares soon found out, or thought they found out, that I was not given to lying, and they called me, firstly, 'Straight-tongue.'" Я, однако, носил его не очень долго: делавары скоро заметили, или, быть может, им только показалось, что я не умею лгать, и они прозвали меня для начала Правдивый Язык...
"That's a good name," interrupted Hetty, earnestly, and in a positive manner; "don't tell me there's no virtue in names!" - Это хорошее имя, - прервала его Хетти задумчиво и с глубокой убежденностью. - А вы мне говорите, что имена ничего не значат!
"I do not say that, for perhaps I desarved to be so called, lies being no favorites with me, as they are with some. - Этого я не говорю, потому что, пожалуй, заслужил это прозвище, и лгать мне труднее, чем другим.
After a while they found out I was quick of foot, and then they called me 'The Pigeon'; which, you know, has a swift wing, and flies in a straight line." Немного спустя делавары увидели, что я скор на ноги, и прозвали меня Г олубем; ведь вы знаете, у голубя быстрые крылья и летает он всегда по прямой линии.
"That was a pretty name!" exclaimed Hetty; "pigeons are pretty birds!" - Какое красивое имя! - воскликнула Хетти. -Голуби - милые птички.
"Most things that God created are pretty in their way, my good gal, though they get to be deformed by mankind, so as to change their natur's, as well as their appearance. - Большинство существ, созданных богом, хороши по-своему, добрая девушка, хотя люди часто уродуют их и заставляют изменять свою природу и внешность.
From carrying messages, and striking blind trails, I got at last to following the hunters, when it was thought I was quicker and surer at finding the game than most lads, and then they called me the 'Lap-ear'; as, they said, I partook of the sagacity of the hound." После того как я некоторое время служил гонцом, меня начали брать на охоту, решив, что я проворнее нахожу дичь, чем большинство моих сверстников. Тогда прозвали меня Вислоухим, потому что, как они говорили, у меня собачье чутье.
"That's not so pretty," answered Hetty; "I hope you didn't keep that name long." - Это не так красиво, - ответила Хетти. - Надеюсь, вы недолго носили это имя?
"Not after I was rich enough to buy a rifle," returned the other, betraying a little pride through his usually quiet and subdued manner; "then it was seen I could keep a wigwam in ven'son; and in time I got the name of - Пока не разбогател настолько, что купил себе карабин, - возразил собеседник с какой-то гордостью, которая вдруг проглянула сквозь его обычно спокойные и сдержанные манеры. - Тогда увидели, что я могу обзавестись вигвамом, промышлять охотой.
'Deerslayer,' which is that I now bear; homely as some will think it, who set more value on the scalp of a fellow-mortal than on the horns of a buck" Вскоре я получил имя Зверобой и ношу его до сих пор, хотя иные и считают, что больше доблести в том, чтобы добыть скальп ближнего, чем рога оленя.
"Well, Deerslayer, I'm not one of them," answered Hetty, simply; "Judith likes soldiers, and flary coats, and fine feathers; but they're all naught to me. - Ну, Зверобой, я не из их числа, - ответила Хетти просто. - Джудит любит солдат, и красные мундиры, и пышные султаны, но мне все это не по душе.
She says the officers are great, and gay, and of soft speech; but they make me shudder, for their business is to kill their fellow-creatures. Она говорит, что офицеры-люди знатные, веселые и любезные, а я дрожу, глядя на них, ведь все ремесло их заключается в том, чтобы убивать своих ближних.
I like your calling better; and your last name is a very good one-- better than Natty Bumppo." Ваше занятие мне больше нравится, и у вас очень хорошее последнее имя, оно гораздо приятнее, чем Натти Бампо.
"This is nat'ral in one of your turn of mind, Hetty, and much as I should have expected. - Так думать очень естественно для девушки, подобной вам, Хетти, и ничего другого я не ожидал.
They tell me your sister is handsome--oncommon, for a mortal; and beauty is apt to seek admiration." Г оворят, ваша сестра красива, замечательно красива, а красота всегда ищет поклонения.
"Did you never see Judith?" demanded the girl, with quick earnestness; "if you never have, go at once and look at her. - Неужели вы никогда не видели Джудит? -спросила девушка с внезапной серьезностью. -Если нет, ступайте сейчас же и посмотрите на нее.
Even Hurry Harry isn't more pleasant to look at though she is a woman, and he is a man." Даже Гарри Непоседа не так хорош собой.
Deerslayer regarded the girl for a moment with concern. Одно мгновение Зверобой глядел на девушку с некоторой досадой.
Her pale-face had flushed a little, and her eye, usually so mild and serene, brightened as she spoke, in the way to betray the inward impulses. Ее бледное лицо немного зарумянилось, а глаза обычно такие кроткие и ясные, заблестели, выдавая какое-то тайное душевное движение.
"Ay, Hurry Harry," he muttered to himself, as he walked through the cabin towards the other end of the boat; "this comes of good looks, if a light tongue has had no consarn in it. - Ах, Гарри Непоседа! - пробормотал он про себя, направляясь через каюту на противоположный конец судна. - Вот что значит приглядная внешность и хорошо подвешенный язык.
It's easy to see which way that poor creatur's feelin's are leanin', whatever may be the case with your Jude's." Легко видеть, куда склоняется сердце этого бедного создания, как бы там ни обстояли дела с -твоей Джудит.
But an interruption was put to the gallantry of Hurry, the coquetry of his intros, the thoughts of Deerslayer, and the gentle feelings of Hetty, by the sudden appearance of the canoe of the ark's owner, in the narrow opening among the bushes that served as a sort of moat to his position. Тут любезничанье Непоседы, кокетство его возлюбленной, размышления Зверобоя и кроткие мечтания Хетти были прерваны появлением пироги, в которой владелец ковчега проплыл сквозь узкий проход между кустами, служившими его жилищу чем-то вроде бруствера.
It would seem that Hutter, or Floating Tom, as he was familiarly called by all the hunters who knew his habits, recognized the canoe of Hurry, for he expressed no surprise at finding him in the scow. Видимо, Хаттер, или Плавучий Том, как его запросто называли охотники, знакомые с его привычками, узнал пирогу Непоседы, потому что он нисколько не удивился, увидев молодого человека на своей барже.
On the contrary, his reception was such as to denote not only gratification, but a pleasure, mingled with a little disappointment at his not having made his appearance some days sooner. Старик приветствовал его не только радушно, но с явным удовольствием, к которому примешивалось легкое сожаление о том, что он не появился на несколько дней раньше.
"I looked for you last week," he said, in a half-grumbling, half-welcoming manner; "and was disappointed uncommonly that you didn't arrive. - Я ждал тебя еще на прошлой неделе, - сказал Хаттер не то ворчливо, не то приветливо, - и очень сердился, что ты не показываешься.
There came a runner through, to warn all the trappers and hunters that the colony and the Canadas were again in trouble; and I felt lonesome, up in these mountains, with three scalps to see to, and only one pair of hands to protect them." Здесь проходил гонец, предупреждавший трапперов и охотников, что у Колонии опять вышли неприятности с Канадой. И я чувствовал себя довольно неуютно в этих горах с тремя скальпами на моем попечении и только с одной парой рук, чтобы защищать их.
"That's reasonable," returned March; "and 't was feeling like a parent. - Оно и понятно, - ответил Марч. - Так и надлежит чувствовать родителю.
No doubt, if I had two such darters as Judith and Hetty, my exper'ence would tell the same story, though in gin'ral I am just as well satisfied with having the nearest neighbor fifty miles off, as when he is within call." Будь у меня две такие дочки, как Джудит и Хетти, я бы, конечно, сказал то же самое, хоть меня и вовсе не огорчает, когда ближайший сосед живет в пятидесяти милях.
"Notwithstanding, you didn't choose to come into the wilderness alone, now you knew that the Canada savages are likely to be stirring," returned Hutter, giving a sort of distrustful, and at the same time inquiring glance at Deerslayer. "Why should I? - Однако ты предпочел странствовать по этим дебрям не в одиночку, зная, быть может, что канадские дикари шныряют поблизости, -возразил Хаттер, бросая недоверчивый и в то же время пытливый взгляд на Зверобоя. - Ну так что ж!
They say a bad companion, on a journey, helps to shorten the path; and this young man I account to be a reasonably good one. Г оворят, даже плохой товарищ помогает скоротать дорогу. А этого юношу я считаю недурным спутником.
This is Deerslayer, old Tom, a noted hunter among the Delawares, and Christian-born, and Christian-edicated, too, like you and me. Это Зверобой, старый Том, охотник, знаменитый среди делаваров, но христианин по рождению и воспитанию, подобно нам с тобой.
The lad is not parfect, perhaps, but there's worse men in the country that he came from, and it's likely he'll find some that's no better, in this part of the world. Этому парню далеко до совершенства, но попадаются люди похуже его в тех местах, откуда он явился, да, вероятно, и здесь он встретит кое-кого не лучше его.
Should we have occasion to defend our traps, and the territory, he'll be useful in feeding us all; for he's a reg'lar dealer in ven'son." Если нам придется защищать наши капканы и наши владения, парень будет кормить всех нас: он мастак по части дичины.
"Young man, you are welcome," growled Tom, thrusting a hard, bony hand towards the youth, as a pledge of his sincerity; "in such times, a white face is a friend's, and I count on you as a support. - Добро пожаловать, молодой человек, -пробурчал Том, протягивая юноше жесткую, костлявую руку в знак своего искреннего расположения. - В такие времена всякий белый человек-друг, и я рассчитываю на вашу поддержку.
Children sometimes make a stout heart feeble, and these two daughters of mine give me more concern than all my traps, and skins, and rights in the country." "That's nat'ral!" cried Hurry. "Yes, Deerslayer, you and I don't know it yet by experience; but, on the whole, I consider that as nat'ral. Дети иногда заставляют сжиматься даже каменное сердце, и дочки тревожат меня больше, чем все мои капканы, шкуры и права на эту страну. - Это совершенно естественно! - воскликнул Непоседа. - Да, Зверобой, мы с тобой еще не знаем такого по собственному опыту, но все-таки я считаю это естественным.
If we had darters, it's more than probable we should have some such feelin's; and I honor the man that owns 'em. Будь у нас дочери, весьма вероятно мы разделяли бы те же чувства, и я уважаю человека, который их испытывает.
As for Judith, old man, I enlist, at once, as her soldier, and here is Deerslayer to help you to take care of Hetty." Что касается Джудит, старик, то я уже записался к ней в солдаты, а Зверобой поможет тебе караулить Хетти.
"Many thanks to you, Master March," returned the beauty, in a full, rich voice, and with an accuracy of intonation and utterance that she shared in common with her sister, and which showed that she had been better taught than her father's life and appearance would give reason to expect. "Many thanks to you; but Judith Hutter has the spirit and the experience that will make her depend more on herself than on good-looking rovers like you. - Очень вам благодарна, мастер Марч, - возразила красавица своим звучным низким голосом. Произношение у нее было совершенно правильное и доказывало, что она получила лучшее воспитание, чем можно было ожидать, судя по внешнему виду и образу жизни ее отца. -Очень вам благодарна, но Джудит Хаттер хватит мужества и опыта, чтобы рассчитывать скорее на себя, чем на таких красивых ветрогонов, как вы.
Should there be need to face the savages, do you land with my father, instead of burrowing in the huts, under the show of defending us females and-" Если нам придется столкнуться с дикарями, то уж лучше вам сойти с моим отцом на берег, чем прятаться в хижине под предлогом защиты нас, женщин, и...
"Girl-- girl," interrupted the father, "quiet that glib tongue of thine, and hear the truth. - Ах, девушка, девушка, - перебил отец, -придержи язык и выслушай слово правды!
There are savages on the lake shore already, and no man can say how near to us they may be at this very moment, or when we may hear more from them!" Дикари бродят где-то по берегу озера. Кто знает, может быть, они уже совсем близко и нам придется скоро о них услышать.
"If this be true, Master Hutter," said Hurry, whose change of countenance denoted how serious he deemed the information, though it did not denote any unmanly alarm, "if this be true, your ark is in a most misfortunate position, for, though the cover did deceive Deerslayer and myself, it would hardly be overlooked by a full-blooded Injin, who was out seriously in s'arch of scalps!" - Если это верно, мастер Хаттер, - сказал Непоседа, переменившись в лице, хотя и не обнаруживая малодушного страха, - если это верно, твой ковчег занимает чрезвычайно неудачную позицию. Маскировка могла ввести в заблуждение меня и Зверобоя, но вряд ли она обманет чистокровного индейца, отправившего на охоту за скальпами.
"I think as you do, Hurry, and wish, with all my heart, we lay anywhere else, at this moment, than in this narrow, crooked stream, which has many advantages to hide in, but which is almost fatal to them that are discovered. - Совершенно согласен с тобой, Непоседа, и от всего сердца желал бы, чтобы мы находились теперь где угодно, но только не в этом узком извилистом протоке. Правда, сейчас он скрывает нас, но непременно погубит, если только нас обнаружат.
The savages are near us, moreover, and the difficulty is, to get out of the river without being shot down like deer standing at a lick!" Дикари близко, и нам трудно выбраться из реки, не рискуя быть подстреленными, как дичь у водопоя.
"Are you sartain, Master Hutter, that the red-skins you dread are ra'al Canadas?" asked Deerslayer, in a modest but earnest manner. "Have you seen any, and can you describe their paint?" - Но уверены ли вы, мастер Хаттер, что краснокожие, которых вы боитесь, действительно пришли сюда из Канады? - спросил Зверобой почтительно, но серьезно. - Видели вы хотя бы одного из них? Можете ли вы описать их окраску?
"I have fallen in with the signs of their being in the neighborhood, but have seen none of 'em. - Я нашел следы индейцев по соседству, но не видел ни одного из них.
I was down stream a mile or so, looking to my traps, when I struck a fresh trail, crossing the corner of a swamp, and moving northward. Осматривая свои капканы, я проплыл вниз по протоку милю или около того, как вдруг заметил свежий след, пересекавший край болота и направлявшийся к северу.
The man had not passed an hour; and I know'd it for an Indian footstep, by the size of the foot, and the intoe, even before I found a worn moccasin, which its owner had dropped as useless. Какой-то человек проходил здесь меньше чем час назад, и я по размерам сразу узнал отпечаток индейской ступни, даже прежде чем нашел изорванный мокасин, брошенный его хозяином.
For that matter, I found the spot where he halted to make a new one, which was only a few yards from the place where he had dropped the old one." Я даже видел, где остановился индеец, чтобы сплести себе новый мокасин: его было всего в нескольких ярдах от того места, где он бросил старый.
"That doesn't look much like a red-skin on the war path!" returned the other, shaking his head. "An exper'enced warrior, at least, would have burned, or buried, or sunk in the river such signs of his passage; and your trail is, quite likely, a peaceable trail. - Это не похоже на краснокожего, идущего по тропе войны, - возразил Зверобой, покачивая головой. - Во всяком случае, опытный воин сжег, закопал или утопил бы в реке такую улику. Очень возможно, что вы натолкнулись на след мирного индейца.
But the moccasin may greatly relieve my mind, if you bethought you of bringing it off. Но на сердце у меня станет гораздо легче, если вы опишете или покажете мне этот мокасин.
I've come here to meet a young chief myself; and his course would be much in the direction you've mentioned. Я сам пришел сюда, чтобы повидаться с молодым индейским вождем, и он должен был пройти приблизительно в том же направлении, о каком вы говорили.
The trail may have been his'n." Быть может, это был его след.
"Hurry Harry, you're well acquainted with this young man, I hope, who has meetings with savages in a part of the country where he has never been before?" demanded Hutter, in a tone and in a manner that sufficiently indicated the motive of the question; these rude beings seldom hesitating, on the score of delicacy, to betray their feelings. "Treachery is an Indian virtue; and the whites, that live much in their tribes, soon catch their ways and practices." - Г арри Непоседа, надеюсь, ты хорошо знаешь этого молодого человека, который назначает свидание дикарям в такой части страны, где он никогда раньше не бывал? - спросил Хаттер тоном, достаточно ясно свидетельствовавшим об истинном смысле вопроса: грубые люди редко стесняются высказывать свои чувства. -Предательство - индейская повадка, а белые, долго живущие среди индейских племен, быстро перенимают их обычаи и приемы.
"True- true as the Gospel, old Tom; but not personable to Deerslayer, who's a young man of truth, if he has no other ricommend. - Верно, верно, старый Том, но это не относится к Зверобою, потому что он парень честный, даже если бы у него и не было других достоинств.
I'll answer for his honesty, whatever I may do for his valor in battle." Я отвечаю за его порядочность, старый Том, хоть не могу поручиться за его храбрость в битве.
"I should like to know his errand in this strange quarter of the country." - Хотелось бы мне знать, чего ради он сюда приплелся?
"That is soon told, Master Hutter," said the young man, with the composure of one who kept a clean conscience. "I think, moreover, you've a right to ask it. - На это легко ответить, мастер Хаттер, - сказал молодой охотник со спокойствием человека, у которого совесть совершенно чиста. - Да и вы, я думаю, вправе спросить об этом.
The father of two such darters, who occupies a lake, after your fashion, has just the same right to inquire into a stranger's business in his neighborhood, as the colony would have to demand the reason why the Frenchers put more rijiments than common along the lines. Отец двух таких дочек, который живет на озере, имеет такое же право допрашивать посторонних, как Колония имеет право требовать у французов объяснений, для чего они выставили столько новых полков на границе.
No, no, I'll not deny your right to know why a stranger comes into your habitation or country, in times as serious as these." Нет, нет, я не отрицаю вашего права знать, почему незнакомый человек явился в ваши места в такое тревожное время.
"If such is your way of thinking, friend, let me hear your story without more words." - Если вы так думаете, друг, расскажите мне вашу историю, не тратя лишних слов.
"'T is soon told, as I said afore; and shall be honestly told. - Как я уже сказал, это легко сделать, и я все честно расскажу вам.
I'm a young man, and, as yet, have never been on a war-path; but no sooner did the news come among the Delawares, that wampum and a hatchet were about to be sent in to the tribe, than they wished me to go out among the people of my own color, and get the exact state of things for 'em. Я еще молод и до сих пор никогда не ходил по тропе войны. Но лишь только к делаварам пришла весть, что им скоро пришлют вампум и томагавк, они поручили мне отправиться к людям моего цвета кожи и получить самые точные сведения о том, как обстоят дела.
This I did, and, after delivering my talk to the chiefs, on my return, I met an officer of the crown on the Schoharie, who had messages to send to some of the fri'ndly tribes that live farther west. Так я и сделал. Вернувшись и отдав отчет вождям, я встретил на Скохари королевского офицера, который вез деньги для раздачи дружественным племенам, живущим далее к западу.
This was thought a good occasion for Chingachgook, a young chief who has never struck a foe, and myself; to go on our first war path in company, and an app'intment was made for us, by an old Delaware, to meet at the rock near the foot of this lake. Чингачгук, молодой вождь, который еще не сразил ни одного врага, тоже решил, что представляется подходящий случай выйти впервые на тропу войны. И один старый делавар посоветовал нам назначить друг другу свидание подле утеса, вблизи истока этого озера.
I'll not deny that Chingachgook has another object in view, but it has no consarn with any here, and is his secret and not mine; therefore I'll say no more about it." Не скрою, есть у Чингачгука еще и другая цель, но это его тайна, а не моя. И так как она не касается никого из присутствующих, то я больше ничего не скажу...
"'Tis something about a young woman," interrupted Judith hastily, then laughing at her own impetuosity, and even having the grace to colour a little, at the manner in which she had betrayed her readiness to impute such a motive. "If 'tis neither war, nor a hunt, it must be love." - Эта тайна касается молодой женщины, - быстро перебила его Джудит и тут же сама рассмеялась над своей несдержанностью и даже немного покраснела, оттого что ей прежде, чем другим, пришла в голову подобная мысль. - Если это дело не связано ни с войной, ни с охотой, то здесь должна быть замешана любовь.
"Ay, it comes easy for the young and handsome, who hear so much of them feelin's, to suppose that they lie at the bottom of most proceedin's; but, on that head, I say nothin'. - Тот, кто молод, красив и часто слышит о любви, сразу готов предположить, будто всюду скрываются сердечные чувства, но я ничего не скажу по этому поводу.
Chingachgook is to meet me at the rock, an hour afore sunset tomorrow evening, after which we shall go our way together, molesting none but the king's inimies, who are lawfully our own. Чингачгук должен встретиться со мной завтра вечером, за час до заката, подле утеса, а потом мы пойдем дальше своей дорогой, не трогая никого, кроме врагов короля, которых мы по закону считаем и нашими собственными врагами.
Knowing Hurry of old, who once trapped in our hunting grounds, and falling in with him on the Schoharie, just as he was on the p'int of starting for his summer ha'nts, we agreed to journey in company; not so much from fear of the Mingos, as from good fellowship, and, as he says, to shorten a long road." Издавна зная Непоседу, который ставил капканы в наших местах, и встретив его на Скохари, когда он собирался идти сюда, я сговорился совершить путешествие вместе с ним. Не столько из страха перед мингами, сколько для того, чтобы иметь доброю товарища и, как он говорит, скоротать вместе длинную дорогу.
"And you think the trail I saw may have been that of your friend, ahead of his time?" said Hutter. - И вы думаете, что след, который я видел, может быть оставлен вашим другом? - спросил Хатгер.
"That's my idee, which may be wrong, but which may be right. - По-моему, да. Может быть, я заблуждаюсь, а может, и нет.
If I saw the moccasin, howsever, I could tell, in a minute, whether it is made in the Delaware fashion, or not." Если бы я поглядел на мокасин, то сразу бы вам сказал, сплетен ли он на делаварский образец.
"Here it is, then," said the quick-witted Judith, who had already gone to the canoe in quest of it. "Tell us what it says; friend or enemy. - Ну так вот он, - сказала проворная Джудит, которая уже успела сбегать за ним в отцовскую пирогу. - Скажите, кого он сулит нам - друга или врага?
You look honest, and I believe all you say, whatever father may think." Я считаю вас честным человеком и верю вам, что бы ни воображал мой отец.
"That's the way with you, Jude; forever finding out friends, where I distrust foes," grumbled Tom: "but, speak out, young man, and tell us what you think of the moccasin." - Ты, Джудит, всегда находишь друзей там, где я подозреваю врагов, - проворчал Том. - Но говорите, молодой человек, что вы думаете об этом мокасине.
"That's not Delaware made," returned Deerslayer, examining the worn and rejected covering for the foot with a cautious eye. "I'm too young on a war-path to be positive, but I should say that moccasin has a northern look, and comes from beyond the Great Lakes." - Это не делаварская работа, - ответил Зверобой, внимательно разглядывая изношенный и пришедший в негодность мокасин. - Я еще слишком неопытен и не показал себя на тропе войны, чтобы говорить уверенно, но мне кажется, что мокасин этот сплетен на севере и попал сюда из Страны Великих Озер24.
"If such is the case, we ought not to lie here a minute longer than is necessary," said Hutter, glancing through the leaves of his cover, as if he already distrusted the presence of an enemy on the opposite shore of the narrow and sinuous stream. "It wants but an hour or so of night, and to move in the dark will be impossible, without making a noise that would betray us. - Если это так, то здесь нельзя оставаться ни минуты, - сказал Хаттер, выглядывая из лиственного прикрытия, как будто он уже ожидал увидать, врагов на другом берегу узкого и извилистого протока. - До ночи осталось не больше часа, а в темноте невозможно двигаться без шума, и он непременно выдаст нас.
Did you hear the echo of a piece in the mountains, half-an-hour since?" "Yes, old man, and heard the piece itself," answered Hurry, who now felt the indiscretion of which he had been guilty, "for the last was fired from my own shoulder." Слышали вы эхо от выстрела в горах полчаса назад? - Да, старик, - ответил Непоседа, только теперь сообразивший, какую оплошность он допустил. - Я слышал выстрел, потому что ведь это я спустил курок.
"I feared it came from the French Indians; still it may put them on the look-out, and be a means of discovering us. - А я боялся, что стреляют французские индейцы. Все равно - это могло заставить их насторожиться и навести на наш след.
You did wrong to fire in war-time, unless there was good occasion. Ты худо сделал, выпалив без толку в военное время.
"So I begin to think myself, Uncle Tom; and yet, if a man can't trust himself to let off his rifle in a wilderness that is a thousand miles square, lest some inimy should hear it, where's the use in carrying one?" - Я и сам так начинаю думать, дядя Том. Однако если человек даже в безлюдной глуши не смеет выстрелить из страха, что враг услышит его, то на кой черт носить при себе карабин!
Hutter now held a long consultation with his two guests, in which the parties came to a true understanding of their situation. Хаттер еще долго совещался с обоими гостями, пока собеседники окончательно не уяснили себе создавшегося положения.
He explained the difficulty that would exist in attempting to get the ark out of so swift and narrow a stream, in the dark, without making a noise that could not fail to attract Indian ears. Старик растолковал им, как трудно будет вывести в темноте ковчег из такого узкого и быстрого протока, не произведя шума, который неминуемо достигнет индейских ушей.
Any strollers in their vicinity would keep near the river or the lake; but the former had swampy shores in many places, and was both so crooked and so fringed with bushes, that it was quite possible to move by daylight without incurring much danger of being seen. Кто бы ни были пришельцы, бродящие по соседству, они, во всяком случае, станут держаться возможно ближе к озеру или к реке. Берега реки во многих местах заболочены: к тому же она извилиста и так заросла кустами, что по ней при дневном свете можно передвигаться, не подвергаясь ни малейшей опасности быть обнаруженными.
More was to be apprehended, perhaps, from the ear than from the eye, especially as long as they were in the short, straitened, and canopied reaches of the stream. Поэтому ушей следует остерегаться гораздо больше, чем глаз, особенно пока судно будет находиться в коротком, и прикрытом лиственным сводом участке протока.
"I never drop down into this cover, which is handy to my traps, and safer than the lake from curious eyes, without providing the means of getting out ag'in," continued this singular being; "and that is easier done by a pull than a push. - Место это очень удобно, чтобы расставлять капканы, да и укрыто оно от любопытных глаз гораздо лучше, чем озеро. И все же я никогда не забираюсь сюда, не приняв предварительно всех мер, чтобы выбраться обратно, - продолжал старый чудак. - А выбираться отсюда гораздо легче, подтягивая судно на канате, чем отталкиваясь веслом.
My anchor is now lying above the suction, in the open lake; and here is a line, you see, to haul us up to it. Якорь лежит в открытом озере, у начала протока, а здесь вы видите канат, за который можно тянуть.
Without some such help, a single pair of bands would make heavy work in forcing a scow like this up stream. I have a sort of a crab, too, that lightens the pull, on occasion. Но без вашей помощи, с одной только парой рук, было бы довольно тяжело протащить такую баржу вверх по течению.
Jude can use the oar astern as well as myself; and when we fear no enemy, to get out of the river gives us but little trouble." К счастью, Джуди орудует веслом не хуже меня, и когда мы не боимся неприятеля, то выбраться из реки бывает не слишком трудно.
"What should we gain, Master Hutter, by changing the position?" asked Deerslayer, with a good deal of earnestness; "this is a safe cover, and a stout defence might be made from the inside of this cabin. - А что мы выиграем, мастер Хаттер, переменив позицию? - серьезно спросил Зверобой. - Здесь мы хорошо укрыты и, засев в каюте, можем упорно обороняться.
I've never fou't unless in the way of tradition; but it seems to me we might beat off twenty Mingos, with palisades like them afore us." Сам я никогда не участвовал в боях и знаю о них только понаслышке, но мне кажется, что мы могли бы одолеть двадцать мингов под защитой таких укреплений.
"Ay, ay; you 've never fought except in traditions, that's plain enough, young man! - Эх, эх! Никогда не участвовали в боях и знаете о них только понаслышке! Это сразу заметно, молодой человек.
Did you ever see as broad a sheet of water as this above us, before you came in upon it with Hurry?" Видели вы когда-нибудь озеро пошире этого, прежде чем явились сюда с Непоседой?
"I can't say that I ever did," Deerslayer answered, modestly. "Youth is the time to l'arn; and I'm far from wishing to raise my voice in counsel, afore it is justified by exper'ence." - Не могу сказать, чтобы видел, - скромно ответил Зверобой. - В мои годы надо учиться, и я вовсе не желаю возвышать голос в совете, пока не наберусь достаточно опыта.
"Well, then, I'll teach you the disadvantage of fighting in this position, and the advantage of taking to the open lake. - Хорошо. В таком случае я объясню вам все невыгоды этой позиции и все преимущества боя на открытом озере.
Here, you may see, the savages will know where to aim every shot; and it would be too much to hope that some would not find their way through the crevices of the logs. Здесь, видите ли, дикари будут направлять свод выстрелы прямо в цель, и надо полагать, что несколько пуль все же попадут в щели между бревнами.
Now, on the other hand, we should have nothing but a forest to aim at. Нам же придется стрелять наугад в лесную чащу.
Then we are not safe from fire, here, the bark of this roof being little better than so much kindling-wood. The castle, too, might be entered and ransacked in my absence, and all my possessions overrun and destroyed. Кроме того, пока я здесь, дикари могут захватить и разграбить замок, и тогда пропадет все мое имущество.
Once in the lake, we can be attacked only in boats or on rafts- shall have a fair chance with the enemy-and can protect the castle with the ark. А когда мы выйдем на озеро, на нас могут напасть только в лодках или на плотах, и там мы можем заслонить замок ковчегом.
Do you understand this reasoning, youngster?" Понятно ли все это, юноша?
"It sounds well- yes, it has a rational sound; and I'll not gainsay it." - Да, это звучит разумно, и я не стану с вами спорить.
"Well, old Tom," cried Hurry, "If we are to move, the sooner we make a beginning, the sooner we shall know whether we are to have our scalps for night-caps, or not." - Ладно, старый Том! - крикнул Непоседа. - Если надо убираться отсюда, то, чем скорее мы это сделаем, тем раньше узнаем, суждено ли нам воспользоваться сегодня нашими собственными волосами в качестве ночных колпаков.
As this proposition was self-evident, no one denied its justice. Предложение это было настолько благоразумно, что никто не подумал возражать против него.
The three men, after a short preliminary explanation, now set about their preparations to move the ark in earnest. После краткого предварительного совещания трое мужчин поспешили сдвинуть ковчег с места.
The slight fastenings were quickly loosened; and, by hauling on the line, the heavy craft slowly emerged from the cover. Причалы были отданы в один миг, и тяжелая махина медленно выплыла из-под прикрытия.
It was no sooner free from the incumbrance of the branches, than it swung into the stream, sheering quite close to the western shore, by the force of the current. Лишь только она освободилась от помехи, которую представляли собой ветви, сила течения почти вплотную прибила ее к западному берегу.
Not a soul on board heard the rustling of the branches, as the cabin came against the bushes and trees of the western bank, without a feeling of uneasiness; for no one knew at what moment, or in what place, a secret and murderous enemy might unmask himself. У всех невольно сжалось сердце, когда ковчег, ломая ветви, начал пробираться сквозь кусты и деревья: никто не знал, когда и где может появиться тайный лютый враг.
Perhaps the gloomy light that still struggled through the impending canopy of leaves, or found its way through the narrow, ribbon-like opening, which seemed to mark, in the air above, the course of the river that flowed beneath, aided in augmenting the appearance of the danger; for it was little more than sufficient to render objects visible, without giving up all their outlines at a glance. Сумрачный свет, все еще струившийся через нависший лиственный покров и пролагавший себе дорогу сквозь узкий, похожий на ленту просвет над рекой, усиливал ощущение опасности: предметы видны, но очертания их расплывались.
Although the sun had not absolutely set, it had withdrawn its direct rays from the valley; and the hues of evening were beginning to gather around objects that stood uncovered, rendering those within the shadows of the woods still more sombre and gloomy. Солнце еще не закатилось, но прямые лучи его уже не проникали в долину; вечерние тени начали сгущаться, и лесной сумрак становился еще более жутким и унылым.
No interruption followed the movement, however, and, as the men continued to haul on the line, the ark passed steadily ahead, the great breadth of the scow preventing its sinking into the water, and from offering much resistance to the progress of the swift element beneath its bottom. Однако мужчины все время вытягивали канат, и ковчег медленно и безостановочно двигался вперед. У баржи было очень широкое днище, поэтому она неглубоко сидела в воде и плыла довольно легко.
Hutter, too, had adopted a precaution suggested by experience, which might have done credit to a seaman, and which completely prevented any of the annoyances and obstacles which otherwise would have attended the short turns of the river. Опыт подсказал Хаттеру еще одну меру предосторожности, устранявшую препятствия, которые иначе неизбежно поджидали бы их у каждого изгиба реки.
As the ark descended, heavy stones, attached to the line, were dropped in the centre of the stream, forming local anchors, each of which was kept from dragging by the assistance of those above it, until the uppermost of all was reached, which got its "backing" from the anchor, or grapnel, that lay well out in the lake. Когда ковчег спускался вниз по течению, Хаттер погрузил в воду на самой середине протока тяжелые камни, привязанные к канату. Благодаря этому образовалась цепь якорей: каждый из них удерживался на месте при помощи предыдущего.
In consequence of this expedient, the ark floated clear of the incumbrances of the shore, against which it would otherwise have been unavoidably hauled at every turn, producing embarrassments that Hutter, single-handed, would have found it very difficult to overcome. Не будь этих якорей, ковчег неминуемо цеплялся бы за берега; теперь же он плыл, легко и обходя их.
Favored by this foresight, and stimulated by the apprehension of discovery, Floating Tom and his two athletic companions hauled the ark ahead with quite as much rapidity as comported with the strength of the line. Пользуясь всеми выгодами этой уловки и подгоняемые боязнью встретиться с индейцами, Плавучий Том и оба его товарища тянули ковчег вверх по течению с такой быстротой, какую только допустила прочность каната.
At every turn in the stream, a stone was raised from the bottom, when the direction of the scow changed to one that pointed towards the stone that lay above. На каждом повороте протока со дна поднимали камень, после чего курс баржи изменялся и она направлялась к следующему камню.
In this manner, with the channel buoyed out for him, as a sailor might term it, did Hutter move forward, occasionally urging his friends, in a low and guarded voice, to increase their exertions, and then, as occasions offered, warning them against efforts that might, at particular moments, endanger all by too much zeal. Иногда Хаттер тихим, приглушенным голосом побуждал друзей напрячь все свои силы, иногда. Предостерегал их от излишнего усердия, которое в данном случае могло быть опасным.
In spite of their long familiarity with the woods, the gloomy character of the shaded river added to the uneasiness that each felt; and when the ark reached the first bend in the Susquehannah, and the eye caught a glimpse of the broader expanse of the lake, all felt a relief, that perhaps none would have been willing to confess. Несмотря на то что мужчины привыкли к лесам, угрюмый характер густо заросшей и затененной реки усиливал томившее их беспокойство. И когда наконец ковчег достиг первого поворота Саскуиханны, и глазу открылась широкая гладь озера, все испытали чувство облегчения, в котором, быть может, не хотели признаться.
Here the last stone was raised from the bottom, and the line led directly towards the grapnel, which, as Hutter had explained, was dropped above the suction of the current. Со дна подняли последний камень; канат уже тянулся прямо к якорю, заброшенному, как объяснил Хаттер, в том месте, где начиналось течение.
"Thank God!" ejaculated Hurry, "there is daylight, and we shall soon have a chance of seeing our inimies, if we are to feel 'em." - Слава богу! - воскликнул Непоседа. - Наконец-то показался дневной свет, и мы скоро сможем увидеть наших врагов, если нам суждено иметь с ними дело!
"That is more than you or any man can say," growled Hutter. "There is no spot so likely to harbor a party as the shore around the outlet, and the moment we clear these trees and get into open water, will be the most trying time, since it will leave the enemy a cover, while it puts us out of one. Judith, girl, do you and Hetty leave the oar to take care of itself; and go within the cabin; and be mindful not to show your faces at a window; for they who will look at them won't stop to praise their beauty. - Ну, этого еще нельзя сказать, - проворчал Хаттер. - На берегу, у самого истока, осталось одно местечко, где может притаиться целая шайка. Самая опасная минута настанет тогда, когда, миновав эти деревья, мы выйдем на открытое место: тогда враги останутся под прикрытием, а мы будем на виду... Джудит, моя девочка, брось весло и спрячься в каюту вместе с Хетти, и, пожалуйста, не высовывайтесь из окошка.
And now, Hurry, we 'll step into this outer room ourselves, and haul through the door, where we shall all be safe, from a surprise, at least. Friend Deerslayer, as the current is lighter, and the line has all the strain on it that is prudent, do you keep moving from window to window, taking care not to let your head be seen, if you set any value on life. Те, с кем, может быть, придется нам встретиться, вряд ли станут любоваться вашей красотой... А теперь, Непоседа, давай-ка тоже войдем внутрь и будем тянуть канат из-за двери; что, по крайней мере, избавит нас от всяких неожиданностей... Друг Зверобой, здесь течение гораздо слабее и канат лежит совершенно прямо, поэтому будет гораздо лучше, если вы станете переходить от окошка к окошку и следить за тем, что делается снаружи. Но помните: прячьте голову, если только вам дорога жизнь.
No one knows when or where we shall hear from our neighbors." Как знать, когда и где мы услышим о наших соседях.
Deerslayer complied, with a sensation that had nothing in common with fear, but which had all the interest of a perfectly novel and a most exciting situation. Зверобой повиновался, не испытывая страха. Он был сильно возбужден, оттого что попал в совершенно новое для него положение.
For the first time in his life he was in the vicinity of enemies, or had good reason to think so; and that, too, under all the thrilling circumstances of Indian surprises and Indian artifices. Впервые в жизни он находился поблизости от врага или, во всяком случае, имел все основания предполагать это.
As he took his stand at the window, the ark was just passing through the narrowest part of the stream, a point where the water first entered what was properly termed the river, and where the trees fairly interlocked overhead, causing the current to rush into an arch of verdure; a feature as appropriate and peculiar to the country, perhaps, as that of Switzerland, where the rivers come rushing literally from chambers of ice. Когда он занял место у окошка, ковчег проходил через самую узкую часть протока, откуда началась река в собственном смысле этого слова и где деревья переплетались наверху, прикрывая проток зеленым сводом.
The ark was in the act of passing the last curve of this leafy entrance, as Deerslayer, having examined all that could be seen of the eastern bank of the river, crossed the room to look from the opposite window, at the western. Ковчег уже оставлял за собой последнюю извилину этого лиственного коридора, когда Зверобой, высмотрев все, что можно было увидеть на восточном берегу реки, прошел через каюту, чтобы взглянуть на западный берег через другое окошко.
His arrival at this aperture was most opportune, for he had no sooner placed his eye at a crack, than a sight met his gaze that might well have alarmed a sentinel so young and inexperienced. Он появился у этого наблюдательного пункта как нельзя более вовремя: не успел он приложить глаз к щели, как увидел зрелище, способное, несомненно, напугать такого молодого и неопытного часового.
A sapling overhung the water, in nearly half a circle, having first grown towards the light, and then been pressed down into this form by the weight of the snows; a circumstance of common occurrence in the American woods. Над водой, образуя дугу, свисало молодое деревце; когда-то оно тянулось к свету, а потом было придавлено тяжестью снега - случай нередкий в американских лесах.
On this no less than six Indians had already appeared, others standing ready to follow them, as they left room; each evidently bent on running out on the trunk, and dropping on the roof of the ark as it passed beneath. И вот на это дерево уже взбиралось человек шесть индейцев, а другие стояли внизу, готовясь последовать за первыми, лишь только освободится место Индейцы, очевидно, намеревались, перебравшись по стволу, соскочить на крышу ковчега, когда судно будет проплывать под ними.
This would have been an exploit of no great difficulty, the inclination of the tree admitting of an easy passage, the adjoining branches offering ample support for the hands, and the fall being too trifling to be apprehended. Это не представляло большой трудности, так как по склоненному дереву передвигаться были легко. Ветви служили достаточно прочной опорой рукам, а прыгнуть с такой высоты ничего не стоило.
When Deerslayer first saw this party, it was just unmasking itself, by ascending the part of the tree nearest to the earth, or that which was much the most difficult to overcome; and his knowledge of Indian habits told him at once that they were all in their war-paint, and belonged to a hostile tribe. Зверобой увидел эту кучку краснокожих в ту минуту, когда они только что вышли из леса и начали карабкаться по стволу. Давнее знакомство с индейскими обычаями подсказало охотнику, что пришельцы в полной боевой раскраске и принадлежат к враждебному племени.
"Pull, Hurry," he cried; "pull for your life, and as you love Judith Hutter! - Тяни, Непоседа, - закричал он, - тяни изо всех сил, если любишь Джудит Хаттер!
Pull, man, pull!" Тяни, малый, тяни!
This call was made to one that the young man knew had the strength of a giant. It was so earnest and solemn, that both Hutter and March felt it was not idly given, and they applied all their force to the line simultaneously, and at a most critical moment. Молодой охотник знал, что обращается к человеку, обладающему исполинской мощью. Призыв прозвучал грозно и предостерегающе. Хаттер и Марч, поняв все его значение, в самый опасный момент изо всей мочи налегли на канат.
The scow redoubled its motion, and seemed to glide from under the tree as if conscious of the danger that was impending overhead. Ковчег пошел вдвое быстрее и наконец выскользнул из-под лесного свода, словно сознавая нависшую над ним беду.
Perceiving that they were discovered, the Indians uttered the fearful war-whoop, and running forward on the tree, leaped desperately towards their fancied prize. Заметив, что они обнаружены, индейцы издали громкий боевой клич и сломя голову начали прыгать с дерева, стараясь попасть на кровлю ковчега.
There were six on the tree, and each made the effort. На дерево уже успели взобраться шесть человек, и они один за другим пытали свое счастье.
All but their leader fell into the river more or less distant from the ark, as they came, sooner or later, to the leaping place. Но все падали в воду - кто ближе, а кто дальше, в зависимости от того, раньше или позже оказались они на дереве.
The chief, who had taken the dangerous post in advance, having an earlier opportunity than the others, struck the scow just within the stern. Лишь вождь, занимавший наиболее опасный пост впереди всех, прыгнул раньше других и упал на баржу как раз возле кормы.
The fall proving so much greater than he had anticipated, he was slightly stunned, and for a moment he remained half bent and unconscious of his situation. Однако он был так оглушен, что минуту стоял согнувшись, не соображая, что с ним происходит.
At this instant Judith rushed from the cabin, her beauty heightened by the excitement that produced the bold act, which flushed her cheek to crimson, and, throwing all her strength into the effort, she pushed the intruder over the edge of the scow, headlong into the river. В это мгновение Джудит, с разгоревшимися щеками и еще более красивая, чем всегда, выскочила из каюты и, собрав все свои силы, одним толчком сбросила индейца за борт, головой прямо в реку.
This decided feat was no sooner accomplished than the woman resumed her sway; Judith looked over the stern to ascertain what had become of the man, and the expression of her eyes softened to concern, next, her cheek crimsoned between shame and surprise at her own temerity, and then she laughed in her own merry and sweet manner. Едва успела она совершить этот решительный поступок, как в ней пробудилась слабая женщина. Она наклонилась над кормой, желая узнать, что стало с упавшим, и выражение ее глаз смягчилось. Лицо девушки зарумянилось от стыда и удивления перед собственной смелостью, и она рассмеялась своим обычным приятным смехом.
All this occupied less than a minute, when the arm of Deerslayer was thrown around her waist, and she was dragged swiftly within the protection of the cabin. Все это было делом секунды. Потом рука Зверобоя обхватила ее за талию и увлекла обратно в каюту.
This retreat was not effected too soon. Отступление произошло вовремя.
Scarcely were the two in safety, when the forest was filled with yells, and bullets began to patter against the logs. Едва они очутились под прикрытием, как весь лес огласился воплями и пули застучали по бревнам.
The ark being in swift motion all this while, it was beyond the danger of pursuit by the time these little events had occurred; and the savages, as soon as the first burst of their anger had subsided, ceased firing, with the consciousness that they were expending their ammunition in vain. Тем временем ковчег продолжал продвигаться вперед: после этого небольшого происшествия ему уже не грозила опасность. Как только погасла первая вспышка гнева, дикари прекратили стрельбу, поняв, что лишь зря тратят заряды.
When the scow came up over her grapnel, Hutter tripped the latter in a way not to impede the motion; and being now beyond the influence of the current, the vessel continued to drift ahead, until fairly in the open lake, though still near enough to the land to render exposure to a rifle-bullet dangerous. Хаттер вытащил из воды последний якорь. Течение здесь было тихое, и судно продолжало медленно плыть вперед, пока не очутилось в открытом озере, хотя настолько близко от берега, что пули представляли еще некоторую угрозу.
Hutter and March got out two small sweeps and, covered by the cabin, they soon urged the ark far enough from the shore to leave no inducement to their enemies to make any further attempt to injure them. Хаттер и Марч под прикрытием бревенчатых стен налегли на весла и вскоре отвели ковчег настолько далеко, что враги потеряли желание снова напасть на них.
Chapter V. Глава 5
"Why, let the strucken deer go weep, The hart ungalled play, For some must watch, while some must sleep, Thus runs the world away." Hamlet, III.ii.271-74 Пусть раненый олень ревет, А уцелевший скачет. Где спят, а где - ночной обход; Кому что рок назначит.
Another consultation took place in the forward part of the scow, at which both Judith and Hetty were present. На носу баржи состоялось новое совещание, на котором присутствовали Джудит и Хетти.
As no danger could now approach unseen, immediate uneasiness had given place to the concern which attended the conviction that enemies were in considerable force on the shores of the lake, and that they might be sure no practicable means of accomplishing their own destruction would be neglected. Враг уже не мог напасть неожиданно, но ощущение непосредственной опасности сменилось тягостным сознанием и что на берегу притаилось много индейцев, которые, конечно, не упустят возможности погубить обитателей ковчега.
As a matter of course Hutter felt these truths the deepest, his daughters having an habitual reliance on his resources, and knowing too little to appreciate fully all the risks they ran; while his male companions were at liberty to quit him at any moment they saw fit. Понятно, что больше всех беспокоился Хаттер, а дочери, привыкшие во всем полагаться на отца, не отдавали себе ясного отчета в том, что им грозило. Старик Хаттер прекрасно сознавал, что два товарища могут покинуть его в любую минуту.
His first remark showed that he had an eye to the latter circumstance, and might have betrayed, to a keen observer, the apprehension that was just then uppermost. Это обстоятельство, как легко мог заметить внимательный наблюдатель, тревожило его сильнее всего.
"We've a great advantage over the Iroquois, or the enemy, whoever they are, in being afloat," he said. - У нас есть большое преимущество перед ирокезами и всеми другими врагами, как бы они там ни назывались, - сказал он, - потому что мы наконец, выбрались на чистую воду.
"There's not a canoe on the lake that I don't know where it's hid; and now yours is here. На озере нет ни одной лодки, которой я бы не знал.
Hurry, there are but three more on the land, and they're so snug in hollow logs that I don't believe the Indians could find them, let them try ever so long." Свою пирогу ты пригнал сюда, Непоседа, на берегу теперь осталось только две, и они так хороню спрятаны в дуплах деревьев, что как бы индейцы ни старались, они едва ли их отыщут.
"There's no telling that- no one can say that," put in Deerslayer; "a hound is not more sartain on the scent than a red-skin, when he expects to get anything by it. - Ну, этого нельзя утверждать, - заметил Зверобой.- Уж если краснокожий задумал что-нибудь отыскать, то чутье у него становится лучше, чем у собаки.
Let this party see scalps afore 'em, or plunder, or honor accordin' to their idees of what honor is, and 't will be a tight log that hides a canoe from their eyes." Если они вышли на охоту за скальпами и надеются пограбить, то вряд ли какое-нибудь дупло укроет пирогу от их глаз.
"You're right, Deerslayer," cried Harry March; "you're downright Gospel in this matter, and I rej'ice that my bunch of bark is safe enough here, within reach of my arm. - Ты прав. Зверобой! - воскликнул Гарри Марч. -В таких вопросах ты непогрешим, и я рад, очень рад, что моя пирога здесь, у меня под рукой.
I calcilate they'll be at all the rest of the canoes afore to-morrow night, if they are in ra'al 'arnest to smoke you out, old Tom, and we may as well overhaul our paddles for a pull." Я полагаю, старый Том, что если они серьезно решили выкурить нас, то еще до завтрашнего вечера отыщут все пироги, а потому нам не мешает взяться за весла.
Hutter made no immediate reply. Хаттер ответил не сразу.
He looked about him in silence for quite a minute, examining the sky, the lake, and the belt of forest which inclosed it, as it might be hermetically, like one consulting their signs. С минуту он молчаливо глядел по сторонам, осматривая небо, озеро и плотно охватывавшую его со всех сторон полосу леса.
Nor did he find any alarming symptoms. Нигде он не заметил тревожных примет.
The boundless woods were sleeping in the deep repose of nature, the heavens were placid, but still luminous with the light of the retreating sun, while the lake looked more lovely and calm than it had before done that day. Бесконечные леса дремали в глубоком спокойствии. Небеса были безмятежно ясны, их еще золотил свет заходящего солнца, а озеро казалось более прекрасным и мирным, чем в течение всего этого дня.
It was a scene altogether soothing, and of a character to lull the passions into a species of holy calm. То было зрелище всеобщего умиротворения: оно убаюкивало человеческие страсти, навевало на них священный покой.
How far this effect was produced, however, on the party in the ark, must appear in the progress of our narrative. Какое действие оно произвело на наших героев, покажет дальнейшее повествование.
"Judith," called out the father, when he had taken this close but short survey of the omens, "night is at hand; find our friends food; a long march gives a sharp appetite." - Джудит, - сказал отец, закончив недолгий, но внимательный осмотр, - вот-вот наступит ночь. Приготовь нашим друзьям чего-нибудь поесть. После долгого перехода они, должно быть, здорово проголодались.
"We're not starving, Master Hutter," March observed, "for we filled up just as we reached the lake, and for one, I prefer the company of Jude even to her supper. - Мы не голодны, мастер Хаттер, - заметил Марч.- Мы основательно заправились, когда подошли к озеру. Что до меня, то общество Джуди я предпочитаю даже ужину, приготовленному ею.
This quiet evening is very agreeable to sit by her side." В такой тихий вечер приятно посидеть рядком.
"Natur' is natur'," objected Hutter, "and must be fed. Judith, see to the meal, and take your sister to help you. I've a little discourse to hold with you, friends," he continued, as soon as his daughters were out of hearing, "and wish the girls away. - Природа остается природой, - возразил Хаттер, -и желудок требует пищи... Джудит, приготовь чего-нибудь поесть, и пусть сестра тебе поможет... Мне надо побеседовать с вами, друзья,- продолжал он, лишь только дочери удалились, -я не хочу, чтобы девочки были при этом.
You see my situation, and I should like to hear your opinions concerning what is best to be done. Вы видите, в каком я положении. Мне хотелось бы услышать ваше мнение о том, как лучше поступить.
Three times have I been burnt out already, but that was on the shore; and I've considered myself as pretty safe ever since I got the castle built, and the ark afloat. Уже три раза поджигали мой дом, но это было на берегу. Я считал себя в полной безопасности, с тех пор как построил замок и ковчег.
My other accidents, however, happened in peaceable times, being nothing more than such flurries as a man must meet with, in the woods; but this matter looks serious, and your ideas would greatly relieve my mind." Однако раньше все неприятности случались со мной в мирное время, и это были сущие пустяки, к которым должен быть готов всякий, кто живет в лесу. Но теперь дело приняло серьезный оборот, и я надеюсь, что ваши соображения на этот счет облегчат мне душу.
"It's my notion, old Tom, that you, and your huts, and your traps, and your whole possessions, hereaway, are in desperate jippardy," returned the matter-of-fact Hurry, who saw no use in concealment. "Accordin' to my idees of valie, they're altogether not worth half as much today as they was yesterday, nor would I give more for 'em, taking the pay in skins." - По-моему, старый Том, и ты сам, и твоя хижина, и твои капканы, и все твои владения попали в отчаянную переделку, - деловито ответил Непоседа, не считавший нужным стесняться. -Насколько я понимаю, они не стоят сегодня И половины того, что стоили вчера. Я бы не дал за них больше, если бы даже пришлось рассчитываться шкурами.
"Then I've children!" continued the father, making the allusion in a way that it might have puzzled even an indifferent observer to say was intended as a bait, or as an exclamation of paternal concern, "daughters, as you know, Hurry, and good girls too, I may say, though I am their father." - Но у меня дети! - продолжал отец таким тоном, что даже самый проницательный наблюдатель затруднился бы сказать, что это: искусное притворство или же искреннее выражение родительской тревоги. - Дочери, Непоседа, и к тому же хорошие девушки, смею сказать, хоть я их отец.
"A man may say anything, Master Hutter, particularly when pressed by time and circumstances. - Всякий имеет право говорить что угодно, мастер Хаттер, особенно когда ему приходится круто.
You've darters, as you say, and one of them hasn't her equal on the frontiers for good looks, whatever she may have for good behavior. У тебя и впрямь две дочки, и одна из них по красоте не имеет себе равной на всей границе, хотя манеры у нее могли бы быть получше.
As for poor Hetty, she's Hetty Hutter, and that's as much as one can say about the poor thing. А что до бедной Хетти, то она - Хетти Хаттер, и это все, что можно сказать о бедном создании.
Give me Jude, if her conduct was only equal to her looks!" Я бы попросил у тебя руки Джудит, если бы ее доведение было под стать ее наружности.
"I see, Harry March, I can only count on you as a fair-weather friend; and I suppose that your companion will be of the same way of thinking," returned the other, with a slight show of pride, that was not altogether without dignity; "well, I must depend on Providence, which will not turn a deaf ear, perhaps, to a father's prayers." - Вижу, Гарри Марч, что на тебя особенно нечего рассчитывать. Вероятно, твой товарищ рассуждает так же, - возразил старик с некоторой надменностью, не лишенной достоинства. -Ладно, буду уповать на провидение, оно, быть может, не останется глухим к отцовским молитвам.
"If you've understood Hurry, here, to mean that he intends to desart you," said Deerslayer, with an earnest simplicity that gave double assurance of its truth, "I think you do him injustice, as I know you do me, in supposing I would follow him, was he so ontrue-hearted as to leave a family of his own color in such a strait as this. - Если вы подозреваете, что Непоседа собирается бросить вас, - сказал Зверобой с простодушной серьезностью, придававшей еще большее значение его словам, - то я думаю, что вы к нему несправедливы. Я думаю, что вы несправедливы и ко мне, предполагая, что я последую за ним, если он окажется таким бессердечным, что на всей границе-то есть в обширной полосе, где поселения европейских колонистов граничили с девственным лесом. Граница эта непрерывно перемещалась с востока на запад, бросит в беде целое семейство.
I've come on this at take, Master Hutter, to rende'vous a fri'nd, and I only wish he was here himself, as I make no doubt he will be at sunset tomorrow, when you'd have another rifle to aid you; an inexper'enced one, I'll allow, like my own, but one that has proved true so often ag'in the game, big and little, that I'll answer for its sarvice ag'in mortals." Я пришел на это озеро, мастер Хаттер, повидаться с другом. Не сомневаюсь поэтому, что завтра на закате солнца найдется еще один карабин, чтобы защищать вас. Правда, этот карабин так же, как и мой, еще не испытан в бою, однако он не раз уже доказал свою меткость на охоте как по мелкой, так и по крупной дичи.
May I depend on you to stand by me and my daughters, then, Deerslayer?" demanded the old man, with a father's anxiety in his countenance. - Стало быть, я могу надеяться, что вы останетесь защищать меня и моих дочерей? - спросил старик с выражением отцовской тревоги на лице.
"That may you, Floating Tom, if that's your name; and as a brother would stand by a sister, a husband his wife, or a suitor his sweetheart. - Можете, Плавучий Том, если позволите так называть вас. Я буду защищать вас, как брат сестру, как муж жену или как поклонник свою возлюбленную.
In this strait you may count on me, through all advarsities; and I think Hurry does discredit to his natur' and wishes, if you can't count on him." В этой беде вы можете рассчитывать на меня во всем, и я думаю, что Непоседа изменит своему характеру и своим желаниям, если не скажет вам того же.
"Not he," cried Judith, thrusting her handsome face out of the door; "his nature is hurry, as well as his name, and he'll hurry off, as soon as he thinks his fine figure in danger. - Ну вот еще! - крикнула Джудит, выглядывая из-за двери. - Он непоседа и по прозвищу и по характеру и, уж конечно, не станет сидеть на месте, когда почувствует, что опасность грозит его смазливой физиономии.
Neither 'old Tom,' nor his 'gals,' will depend much on Master March, now they know him, but you they will rely on, Deerslayer; for your honest face and honest heart tell us that what you promise you will perform." Ни "старый Том", ни его "девочки" не рассчитывают на мастера Марча: они достаточно его знают. Но на вас они надеются. Зверобой. Ваше честное лицо и честное сердце порука тому, что вы исполните ваше обещание.
This was said, as much, perhaps, in affected scorn for Hurry, as in sincerity. Все это было сказано скорее с притворным, чем с искренним гневом на Непоседу.
Still, it was not said without feeling. И все же подлинное чувство звучало в словах девушки.
The fine face of Judith sufficiently proved the latter circumstance; and if the conscious March fancied that he had never seen in it a stronger display of contempt-a feeling in which the beauty was apt to indulge- than while she was looking at him, it certainly seldom exhibited more of a womanly softness and sensibility, than when her speaking blue eyes were turned on his travelling companion. Выразительное лицо Джудит достаточно красноречиво говорило об этом. И если Марчу показалось, что еще ни разу он не видел на этом лице такого горделивого презрения (чувство, которое особенно было свойственно красавице), то, уж конечно, еще никогда не светилось оно такой нежностью, как в тот миг, когда голубые глаза взглянули на Зверобоя.
"Leave us, Judith," Hutter ordered sternly, before either of the young men could reply; "leave us; and do not return until you come with the venison and fish. - Оставь нас, Джудит! - строго приказал Хаттер, прежде чем молодые люди успели ответить. -Оставь нас и не возвращайся, пока не приготовишь дичь и рыбу.
The girl has been spoilt by the flattery of the officers, who sometimes find their way up here, Master March, and you'll not think any harm of her silly words." Девушка избалована лестью офицеров, которые иногда забираются сюда, мастер Марч, и ты не станешь обижаться на ее глупые слова.
"You never said truer syllable, old Tom," retorted Hurry, who smarted under Judith's observations; "the devil-tongued youngsters of the garrison have proved her undoing! - Ничего умнее ты никогда не говорил, старый Том! - возразил Непоседа, которого покоробило от замечания Джудит. - Молодцы из форта испортили ее своими чертовскими языками.
I scarce know Jude any longer, and shall soon take to admiring her sister, who is getting to be much more to my fancy." "I'm glad to hear this, Harry, and look upon it as a sign that you're coming to your right senses. Я едва узнаю Джуди и скоро стану поклонником ее сестры, она мне гораздо больше по вкусу. - Рад слышать это, Гарри, и вижу в этом признак того, что ты готов остепениться.
Hetty would make a much safer and more rational companion than Jude, and would be much the most likely to listen to your suit, as the officers have, I greatly fear, unsettled her sister's mind." Хетти будет гораздо более верной и рассудительной спутницей жизни, чем Джудит, и, вероятно, охотнее примет твои ухаживания. Я очень боюсь, что офицеры вскружили голову ее сестрице.
"No man needs a safer wife than Hetty," said Hurry, laughing, "though I'll not answer for her being of the most rational. - Не может быть на свете более верной жопы, чем Хетти, - ответил Непоседа, смеясь, - хотя я не ручаюсь за ее рассудительность.
But no matter; Deerslayer has not misconceived me, when he told you I should be found at my post. Но все равно: Зверобой не ошибся, когда сказал, что вы найдете меня на посту.
I'll not quit you, Uncle Tom, just now, whatever may be my feelin's and intentions respecting your eldest darter." Я не брошу тебя, дядя Том, каковы бы ни были мои чувства и намерения насчет твоей старшей дочки.
Hurry had a respectable reputation for prowess among his associates, and Hutter heard this pledge with a satisfaction that was not concealed. За свою удаль Непоседа пользовался заслуженным уважением среди товарищей, и - потому Хаттер с нескрываемым удовольствием выслушал его обещание.
Even the great personal strength of such an aid became of moment, in moving the ark, as well as in the species of hand-to-hand conflicts, that were not unfrequent in the woods; and no commander who was hard pressed could feel more joy at hearing of the arrival of reinforcements, than the borderer experienced at being told this important auxiliary was not about to quit him. Огромная физическая сила Непоседы была неоценимой подмогой даже теперь, когда нужно было только продвинуть ковчег, а как же она сможет пригодиться во время рукопашных схваток в лесу! Ни один военачальник, очутившийся в трудной боевой обстановке, не радовался так, услышав о прибытии -подкреплений, как обрадовался Плавучий Том, узнав, что могучий союзник не покинет его.
A minute before, Hutter would have been well content to compromise his danger, by entering into a compact to act only on the defensive; but no sooner did he feel some security on this point, than the restlessness of man induced him to think of the means of carrying the war into the enemy's country. За минуту до того Хаттер готов был ограничиться одной обороной, но лишь только он почувствовал себя в безопасности, как неугомонный дух внушил ему желание перенести военные действия на неприятельскую территорию.
"High prices are offered for scalps on both sides." he observed, with a grim smile, as if he felt the force of the inducement, at the very time he wished to affect a superiority to earning money by means that the ordinary feelings of those who aspire to be civilized men repudiated, even while they were adopted. "It isn't right, perhaps, to take gold for human blood; and yet, when mankind is busy in killing one another, there can be no great harm in adding a little bit of skin to the plunder. - За скальпы дают большие премии, - заметил он с мрачной улыбкой, как бы ощущая всю силу искушения и в тоже время давая понять, что считает не совсем удобным зарабатывать деньги способом, который внушает отвращение всем цивилизованным людям. - Быть может, и не очень хорошо получать деньги за человеческую кровь, но если уж люди начали истреблять друг друга, то почему бы не присоединить маленький кусочек кожи к остальной добыче?
What's your sentiments, Hurry, touching these p'ints?" Что ты думаешь об этом, Непоседа?
"That you've made a vast mistake, old man, in calling savage blood human blood, at all. - Думаю, что ты здорово дал маху, старик, назвав дикарскую кровь человеческой кровью, только и всего!
I think no more of a red-skin's scalp than I do of a pair of wolf’s ears; and would just as lief finger money for the one as for the other. Снять скальп с краснокожею, по-моему, все равно что отрезать пару волчьих млей, и я с легким сердцем готов брать деньги и за то и за другое.
With white people 't is different, for they've a nat'ral avarsion to being scalped; whereas your Indian shaves his head in readiness for the knife, and leaves a lock of hair by way of braggadocio, that one can lay hold of in the bargain." Что касается белых, то это иное дело, потому что в них врожденное отвращение к скальпировке, тогда как индеец бреет себе голову в ожидании ножа и отращивает на макушке чуб, словно для того, чтобы удобнее было схватить его.
"That's manly, however, and I felt from the first that we had only to get you on our side, to have your heart and hand," returned Tom, losing all his reserve, as he gained a renewed confidence in the disposition of his companions. "Something more may turn up from this inroad of the red-skins than they bargained for. - Вот это значит рассуждать, как подобает мужчине, и я сразу понял, что если уж ты на нашей стороне, то будешь помогать нам всем сердцем, - подхватил Том, отбрасывая всякую сдержанность, лишь только заметил настроение товарища - Это нашествие краснокожих может кончиться так, как им и не снилось.
Deerslayer, I conclude you're of Hurry's way of thinking, and look upon money 'arned in this way as being as likely to pass as money 'arned in trapping or hunting." Полагаю, Зверобой, что вы согласны с Гарри и также считаете, что этим способом можно заработать деньги не менее достойно, чем охотой.
"I've no such feelin', nor any wish to harbor it, not I," returned the other. "My gifts are not scalpers' gifts, but such as belong to my religion and color. I'll stand by you, old man, in the ark or in the castle, the canoe or the woods, but I'll not unhumanize my natur' by falling into ways that God intended for another race. - Нет, я этому не сочувствую, - возразил молодой человек. - Я не способен снимать скальпы.
If you and Hurry have got any thoughts that lean towards the colony's gold, go by yourselves in s'arch of it, and leave the females to my care. Much as I must differ from you both on all gifts that do not properly belong to a white man, we shall agree that it is the duty of the strong to take care of the weak, especially when the last belong to them that natur' intended man to protect and console by his gentleness and strength." Если вы и Непоседа собираетесь заработать деньги, которые посулило колониальное начальство, добывайте их сами, а женщин оставьте на мое попечение, Я не разделяю ваших взглядов на обязанности белого человека, но уверен, что долг сильного заключается в том, чтобы защищать слабого.
"Hurry Harry, that is a lesson you might learn and practise on to some advantage," said the sweet, but spirited voice of Judith, from the cabin; a proof that she had over-heard all that had hitherto been said. - Г арри Непоседа, вот урок, который вам надо затвердить наизусть и применять на деле, -донесся из каюты приятный голос Джудит - явное доказательство того, что она подслушала весь разговор.
"No more of this, Jude," called out the father angrily. "Move farther off; we are about to talk of matters unfit for a woman to listen to." - Довольно глупостей, Джудит! - крикнул отец сердито. - Отойди подальше, мы говорим о том, о чем женщинам слушать не следует.
Hutter did not take any steps, however, to ascertain whether he was obeyed or not; but dropping his voice a little, he pursued the discourse. Однако Хаттер даже не оглянулся, что удостовериться, что его приказание исполнено. Он понизил голос и продолжал:
"The young man is right, Hurry," he said; "and we can leave the children in his care. - Молодой человек прав - мы можем оставить детей на его попечение.
Now, my idea is just this; and I think you'll agree that it is rational and correct. А моя мысль такова, и, я ты найдешь ее правильной.
There's a large party of these savages on shore and, though I didn't tell it before the girls, for they're womanish, and apt to be troublesome when anything like real work is to be done, there's women among 'em. На берегу собралось скопище дикарей, среди них есть и женщины. Я говорил об этом при девочках, они могут расстроиться, когда дойдет до настоящего дела.
This I know from moccasin prints; and 't is likely they are hunters, after all, who have been out so long that they know nothing of the war, or of the bounties." Я узнал это, рассматривая следы мокасин; возможно, что эти индейцы просто охотники, которые еще ничего не слыхали о войне и о премиях за скальпы.
"In which case, old Tom, why was their first salute an attempt to cut our throats?" - В таком случае, старый Том, почему они, вместо того чтобы приветствовать нас, хотели перерезать нам глотки? - спросил Гарри.
"We don't know that their design was so bloody. - Мы не знаем, так ли кровожадны были их намерения.
It's natural and easy for an Indian to fall into ambushes and surprises; and, no doubt they wished to get on board the ark first, and to make their conditions afterwards. Индейцы привыкли нападать врасплох из засады и, наверное, хотели сначала забраться на борт ковчега, а потом поставить нам свои условия.
That a disapp'inted savage should fire at us, is in rule; and I think nothing of that. Если дикари стреляли в нас, обманувшись в своих ожиданиях, то это дело обычное, и я не придаю ему большого значения.
Besides, how often they burned me out, and robbed my traps- ay, and pulled trigger on me, in the most peaceful times?" Сколько раз в мирное время они поджигали мой дом, воровали дичь из моих капканов и стреляли в меня!
"The blackguards will do such things, I must allow; and we pay 'em off pretty much in their own c'ine. - Я знаю, негодяи любят проделывать такие штуки, и Мы имеем право платить им той же монетой.
Women would not be on the war-path, sartainly; and, so far, there's reason in your idee." Женщины действительно не следуют за мужчинами по тропе войны, так что, может быть, ты и прав.
"Nor would a hunter be in his war-paint," returned Deerslayer. - Но охотники не выступают в боевой раскраске, -возразил Зверобой.
"I saw the Mingos, and know that they are out on the trail of mortal men; and not for beaver or deer." Я хорошо рассмотрел этих мингов и знаю, что они пустились на охоту за людьми, а не за бобрами или другой дичью.
"There you have it ag'in, old fellow," said Hurry. - А что ты на это скажешь, старик? - подхватил Непоседа.
"In the way of an eye, now, I'd as soon trust this young man, as trust the oldest settler in the colony; if he says paint, why paint it was." - Уж если речь идет о зоркости глаза, то я скоро буду верить этому молодому человеку не меньше, чем самому старому поселенцу во всей нашей Колонии. Если он говорит, что индейцы в боевой раскраске, то, стало быть, так оно и есть.
"Then a hunting-party and a war-party have met, for women must have been with 'em. Военный отряд повстречался, должно быть с толпой охотников, а среди них, несомненно, есть женщины.
It's only a few days since the runner went through with the tidings of the troubles; and it may be that warriors have come out to call in their women and children, to get an early blow." Гонец, принесший весть о войне, проходил здесь всего несколько дней назад, и, может быть, воины пришли теперь, чтобы отправить обратно женщин и детей и нанести первый удар.
"That would stand the courts, and is just the truth," cried Hurry; "you've got it now, old Tom, and I should like to hear what you mean to make out of it." - Любой согласится с этим, и это истинная правда!- вскричал Непоседа. - Ты угадал, старый Том, и мне хочется послушать, что ты предлагаешь делать.
"The bounty," returned the other, looking up at his attentive companion in a cool, sullen manner, in which, however, heartless cupidity and indifference to the means were far more conspicuous than any feelings of animosity or revenge. "If there's women, there's children; and big and little have scalps; the colony pays for all alike." - Заработать побольше денег на премиях, -отвечал собеседник холодно и мрачно. Лицо его выражало скорее бессердечную жадность, чем злобу или жажду мести. - Если там есть женщины и дети, то, значит, можно раздобыть всякие скальпы: и большие и маленькие. Колония платит за все одинаково...
"More shame to it, that it should do so," interrupted Deerslayer; "more shame to it, that it don't understand its gifts, and pay greater attention to the will of God." - Тем хуже, - перебил Зверобой, - тем больше позора для всех нас!
"Hearken to reason, lad, and don't cry out afore you understand a case," returned the unmoved Hurry; "the savages scalp your fri'nds, the Delawares, or Mohicans whichever they may be, among the rest; and why shouldn't we scalp? I will own, it would be ag'in right for you and me now, to go into the settlements and bring out scalps, but it's a very different matter as concerns Indians. - Обожди, парень, и не кричи, пока не обмозгуешь этого дела, - невозмутимо возразил Непоседа. -Дикари снимают скальпы с твоих друзей-делаваров и могикан; почему б и нам не снимать с них скальпы в свой черед? Признаю, было бы очень нехорошо, если бы мы с тобой отправились за скальпами в селения бледнолицых. Но что касается индейцев, то это статья иная.
A man shouldn't take scalps, if he isn't ready to be scalped, himself, on fitting occasions. Человек, который охотится за скальпами, не должен обижаться, если его собственную голову обдерут при удобном случае.
One good turn desarves another, the world over. Как аукнется, так и откликнется - это известно всему свету.
That's reason, and I believe it to be good religion." По-моему, это вполне разумно и, надеюсь, не противоречит религии.
"Ay, Master Hurry," again interrupted the rich voice of Judith, "is it religion to say that one bad turn deserves another?" - Эх, мастер Марч! - снова раздался голос Джудит.- Очевидно, вы думаете, что религия поощряет грязные поступки.
"I'll never reason ag'in you, Judy, for you beat me with beauty, if you can't with sense. - Я никогда не спорю с вами, Джудит: вы побеждаете меня вашей красотой, если не можете победить разумными доводами.
Here's the Canadas paying their Injins for scalps, and why not we pay-" Канадские французы платят своим индейцам за скальпы, почему бы и нам не платить...
"Our Indians!" exclaimed the girl, laughing with a sort of melancholy merriment. "Father, father! think no more of this, and listen to the advice of Deerslayer, who has a conscience; which is more than I can say or think of Harry March." - ...нашим индейцам! - воскликнула девушка, рассмеявшись невеселым "смехом. - Отец, отец, брось думать об этом и слушай только советы Зверобоя - у него есть совесть. Я не могу сказать того же о Гарри Марче.
Hutter now rose, and, entering the cabin, he compelled his daughters to go into the adjoining room, when he secured both the doors, and returned. Тут Хаттер встал и, войдя в каюту, заставил своих дочерей удалиться на другой конец баржи, потом запер обе двери и вернулся.

Then he and Hurry pursued the subject; but, as the purport of all that was material in this discourse will appear in the narrative, it need not be related here in detail. The reader, however, can have no difficulty in comprehending the morality that presided over their conference. It was, in truth, that which, in some form or other, rules most of the acts of men, and in which the controlling principle is that one wrong will justify another. Their enemies paid for scalps, and this was sufficient to justify the colony for retaliating. It is true, the French used the same argument, a circumstance, as Hurry took occasion to observe in answer to one of Deerslayer's objections, that proved its truth, as mortal enemies would not be likely to have recourse to the same reason unless it were a good one. But neither Hutter nor Hurry was a man likely to stick at trifles in matters connected with the right of the aborigines, since it is one of the consequences of aggression that it hardens the conscience, as the only means of quieting it. In the most peaceable state of the country, a species of warfare was carried on between the Indians, especially those of the Canadas, and men of their caste; and the moment an actual and recognized warfare existed, it was regarded as the means of lawfully revenging a thousand wrongs, real and imaginary. Then, again, there was some truth, and a good deal of expediency, in the principle of retaliation, of which they both availed themselves, in particular, to answer the objections of their juster-minded and more scrupulous companion. "You must fight a man with his own we'pons, Deerslayer," cried Hurry, in his uncouth dialect, and in his dogmatical manner of disposing of all oral propositions; "if he's ferce you must be fercer; if he's stout of heart, you must be stouter. This is the way to get the better of Christian or savage: by keeping up to this trail, you'll get soonest to the ind of your journey." "That's not Moravian doctrine, which teaches that all are to be judged according to their talents or l'arning; the Injin like an Injin; and the white man like a white man. Some of their teachers say, that if you're struck on the cheek, it's a duty to turn the other side of the face, and take another blow, instead of seeking revenge, whereby I understand-" "That's enough!" shouted Hurry; "that's all I want, to prove a man's doctrine! How long would it take to kick a man through the colony- in at one ind and out at the other, on that principle?" "Don't mistake me, March," returned the young hunter, with dignity; "I don't understand by this any more than that it's best to do this, if possible. Revenge is an Injin gift, and forgiveness a white man's. That's all. Overlook all you can is what's meant; and not revenge all you can. As for kicking, Master Hurry," and Deerslayer's sunburnt cheek flushed as he continued, "into the colony, or out of the colony, that's neither here nor

Он и Непоседа продолжали разговаривать. Так как содержание их речей выяснится из дальнейшего рассказа, то нет надобности излагать его здесь со всеми подробностями.

there, seeing no one proposes it, and no one would be likely to put up with it. What I wish to say is, that a red-skin's scalping don't justify a pale-face's scalping." "Do as you're done by, Deerslayer; that's ever the Christian parson's doctrine." "No, Hurry, I've asked the Moravians consarning that; and it's altogether different. 'Do as you would be done by,' they tell me, is the true saying, while men practyse the false. They think all the colonies wrong that offer bounties for scalps, and believe no blessing will follow the measures. Above all things, they forbid revenge." "That for your Moravians!" cried March, snapping his fingers; "they're the next thing to Quakers; and if you'd believe all they tell you, not even a 'rat would be skinned, out of marcy. Who ever heard of marcy on a muskrat!" The disdainful manner of Hurry prevented a reply, and he and the old man resumed the discussion of their plans in a more quiet and confidential manner.
This confidence lasted until Judith appeared, bearing the simple but savory supper. Совещание длилось до тех пор, пока Джудит не подала простой, но вкусный ужин.
March observed, with a little surprise, that she placed the choicest bits before Deerslayer, and that in the little nameless attentions it was in her power to bestow, she quite obviously manifested a desire to let it be seen that she deemed him the honored guest. Марч с некоторым удивлением заметил, что самые лучшие куски она подкладывает Зверобою, как бы желая показать, что считает его почетным гостем.
Accustomed, however, to the waywardness and coquetry of the beauty, this discovery gave him little concern, and he ate with an appetite that was in no degree disturbed by any moral causes. Впрочем, давно привыкнув к кокетству своей ветреной красавицы, Непоседа не почувствовал особой досады и тотчас же начал есть с аппетитом, которого не портили соображения нравственного порядка.
The easily-digested food of the forests offering the fewest possible obstacles to the gratification of this great animal indulgence, Deerslayer, notwithstanding the hearty meal both had taken in the woods, was in no manner behind his companion in doing justice to the viands. Зверобой не отставал от него и воздал должное поданным яствам, несмотря на обильную трапезу, которую поутру разделил с товарищем в лесу.
An hour later the scene had greatly changed. Час спустя весь окружающий пейзаж сильно изменился.
The lake was still placid and glassy, but the gloom of the hour had succeeded to the soft twilight of a summer evening, and all within the dark setting of the woods lay in the quiet repose of night. Озеро по-прежнему оставалось тихим и гладким, как зеркало, но мягкий полусвет летнего вечера сменился ночной тьмой, и все водное пространство, окаймленное темной рамкой лесов, лежало в глубоком спокойствии ночи.
The forests gave up no song, or cry, or even murmur, but looked down from the hills on the lovely basin they encircled, in solemn stillness; and the only sound that was audible was the regular dip of the sweeps, at which Hurry and Deerslayer lazily pushed, impelling the ark towards the castle. Из леса не доносилось ни пения, ни крика, ни даже шепота. Слышен был только мерный всплеск весел, которыми Непоседа и Зверобой не торопясь подвигали ковчег по направлению к "замку".
Hutter had withdrawn to the stern of the scow, in order to steer, but, finding that the young men kept even strokes, and held the desired course by their own skill, he permitted the oar to drag in the water, took a seat on the end of the vessel, and lighted his pipe. Хаттер пошел на корму, собираясь взяться за руль. Заметив, однако, что молодые люди и без его помощи идут правильным курсом, он отпустил рулевое весло, уселся на корме и закурил трубку.
He had not been thus placed many minutes, ere Hetty came stealthily out of the cabin, or house, as they usually termed that part of the ark, and placed herself at his feet, on a little bench that she brought with her. Он просидел там всего несколько минут, когда Хетти, тихонько выскользнув из каюты, или "дома", как обычно называли эту часть ковчега, устроилась у его ног на маленькой скамейке, которую она принесла с собой.
As this movement was by no means unusual in his feeble-minded child, the old man paid no other attention to it than to lay his hand kindly on her head, in an affectionate and approving manner; an act of grace that the girl received in meek silence. Слабоумное дитя часто так поступало, и старик не обратил на это особого внимания. Он лишь ласково положил руку на голову девушки, иона с молчаливым смирением приняла эту милость.
After a pause of several minutes, Hetty began to sing. Помолчав несколько минут, Хетти вдруг запела.
Her voice was low and tremulous, but it was earnest and solemn. Голос у нее был низкий и дрожащий. Он звучал серьезно и торжественно.
The words and the tune were of the simplest form, the first being a hymn that she had been taught by her mother, and the last one of those natural melodies that find favor with all classes, in every age, coming from and being addressed to the feelings. Слова и мотив отличались необычайной простотой. То был один из тех гимнов, которые нравятся всем классам общества всегда и везде, один из тех гимнов, которые рождены чувством и взывают к чувству. Хетти научилась ему у своей матери.
Hutter never listened to this simple strain without finding his heart and manner softened; facts that his daughter well knew, and by which she had often profited, through the sort of holy instinct that enlightens the weak of mind, more especially in their aims toward good. Слушая эту простую мелодию, Хаттер всегда чувствовал, как смягчается его сердце, дочь отлично знала это и часто этим пользовалась, побуждаемая инстинктом, который часто руководит слабоумными существами, особенно когда они стремятся к добру.
Hetty's low, sweet tones had not been raised many moments, when the dip of the oars ceased, and the holy strain arose singly on the breathing silence of the wilderness. Едва только послышался приятный голос Хетти, как шум весел смолк и священная мелодия одинаково зазвучала в трепетной тишине пустыни.
As if she gathered courage with the theme, her powers appeared to increase as she proceeded; and though nothing vulgar or noisy mingled in her melody, its strength and melancholy tenderness grew on the ear, until the air was filled with this simple homage of a soul that seemed almost spotless. По мере того как Хетти смелела, голос ее становился все сильнее, и скоро весь воздух наполнился смиренным славословием безгрешной души.
That the men forward were not indifferent to this touching interruption, was proved by their inaction; nor did their oars again dip until the last of the sweet sounds had actually died among the remarkable shores, which, at that witching hour, would waft even the lowest modulations of the human voice more than a mile. Молодые люди не оставались безучастными к трогательному напеву: они взялись за весла, лишь когда последний звук песни замер на отдаленном берегу.
Hutter was much affected; for rude as he was by early habits, and even ruthless as he had got to be by long exposure to the practices of the wilderness, his nature was of that fearful mixture of good and evil that so generally enters into the moral composition of man. Сам Хаттер был растроган, ибо, как ни огрубел он вследствие долгой жизни в пустыне, душа его продолжала оставаться той страшной смесью добра и зла, которая так часто бывает свойственна человеческой природе.
"You are sad tonight, child," said the father, whose manner and language usually assumed some of the gentleness and elevation of the civilized life he had led in youth, when he thus communed with this particular child; "we have just escaped from enemies, and ought rather to rejoice." - Ты что-то грустна сегодня, девочка, - сказал отец. Когда Хаттер обращался к младшей дочери, его речь обличала в нем человека, получившего в юности кое-какое образование. - Мы только что спаслись от врагов, и нам следует скорее радоваться.
"You can never do it, father!" said Hetty, in a low, remonstrating manner, taking his hard, knotty hand into both her own; "you have talked long with Harry March; but neither of you have the heart to do it!" - Ты никогда не сделаешь этого, отец! - сказала Хетти тихо, укоризненным тоном, взяв его узловатую, жесткую руку. - Ты долго говорил с Гарри Марчем, но у вас обоих не хватит духу сделать это.
"This is going beyond your means, foolish child; you must have been naughty enough to have listened, or you could know nothing of our talk." - Ты не можешь понять таких вещей, глупое дитя... Очень дурно с твоей стороны подслушивать!
"Why should you and Hurry kill people- especially women and children?" - Почему вы с Г арри хотите убивать людей, особенно женщин и детей?
"Peace, girl, peace; we are at war, and must do to our enemies as our enemies would do to us." - Тише, девочка, тише! У нас теперь война, и мы должны поступать с нашими врагами так же, как они поступают с нами.
"That's not it, father! - Это неправда, отец!
I heard Deerslayer say how it was. You must do to your enemies as you wish your enemies would do to you. Я слышала, что говорил Зверобой, Вы должны поступать с вашими врагами так же, как вы бы хотели, чтобы они поступали с вами.
No man wishes his enemies to kill him." Ни один человек не хочет, чтобы враги убили его.
"We kill our enemies in war, girl, lest they should kill us. - Во время войны мы должны убивать наших врагов, девочка, иначе они нас убьют.
One side or the other must begin; and them that begin first, are most apt to get the victory. Кто-нибудь да должен начать: кто начнет первый, тот, по всей вероятности, одержит победу.
You know nothing about these things, poor Hetty, and had best say nothing." Ты ничего не смыслишь в этих делах, бедная Хетти, и поэтому лучше молчи.
"Judith says it is wrong, father; and Judith has sense though I have none." - Джудит говорит, что это нехорошо, отец, а Джудит умнее меня.
"Jude understands better than to talk to me of these matters; for she has sense, as you say, and knows I'll not bear it. - Джудит не посмеет говорить со мной о таких вещах; она действительно умнее тебя и знает, что я этого не терплю.
Which would you prefer, Hetty; to have your own scalp taken, and sold to the French, or that we should kill our enemies, and keep them from harming us?" Что ты предпочитаешь, Хетти: потерять собственный скальп, который потом продадут французам, или чтобы мы убили наших врагов и помешали им вредить нам?
"That's not it, father! -Я не хочу ни того, ни другого, отец.
Don't kill them, nor let them kill us. Не убивай их, и они не тронут нас.
Sell your skins, and get more, if you can; but don't sell human blood." Торгуй мехами и заработай побольше денег, если можешь, но не торгуй кровью.
"Come, come, child; let us talk of matters you understand. -Ладно, ладно, дитя! Поговорим лучше о том, что тебе понятно.
Are you glad to see our old friend, March, back again? Ты рада, что опять видишь нашего старого друга Марча?
You like Hurry, and must know that one day he may be your brother- if not something nearer." Ты любишь Непоседу и должна знать, что когда-нибудь он станет твоим братом, а может быть, и ближе, чем братом.
"That can't be, father," returned the girl, after a considerable pause; "Hurry has had one father, and one mother; and people never have two." - Это невозможно, отец, - сказала девушка после продолжительного молчания. - Непоседа имел уже и отца и мать. У человека не бывает их дважды.
"So much for your weak mind, Hetty. -Так кажется твоему слабому уму, Хетти.
When Jude marries, her husband's father will be her father, and her husband's sister her sister. Когда Джудит выйдет замуж, отец ее мужа будет ее отцом и сестра мужа ее сестрой.
If she should marry Hurry, then he will be your brother." Если она выйдет замуж за Непоседу, он станет твоим братом.
"Judith will never have Hurry," returned the girl mildly, but positively; "Judith don't like Hurry." - Джудит никогда не выйдет за Непоседу, -возразила девушка кротко, но решительно. -Джудит не любит Непоседу.
"That's more than you can know, Hetty. - Этого ты не можешь знать, Хетти.
Harry March is the handsomest, and the strongest, and the boldest young man that ever visits the lake; and, as Jude is the greatest beauty, I don't see why they shouldn't come together. Гарри Марч самый красивый, самый сильный и самый смелый молодой человек из всех, кто когда-либо бывал на озере. А Джудит замечательная красавица, и я не знаю, почему бы им не пожениться?
He has as much as promised that he will enter into this job with me, on condition that I'll consent." Он очень ясно намекнул, что готов пойти со мной в поход, если я дам свое согласие на их брак.
Hetty began to move her body back and forth, and other-wise to express mental agitation; but she made no answer for more than a minute. Хетти начала ходить взад и вперед, что было у нее признаком душевной тревоги. С минуту она ничего не отвечала.
Her father, accustomed to her manner, and suspecting no immediate cause of concern, continued to smoke with the apparent phlegm which would seem to belong to that particular species of enjoyment. Отец, привыкший к ее странностям и не подозревавший истинной причины ее горя, спокойно продолжал курить.
"Hurry is handsome, father," said Hetty, with a simple emphasis, that she might have hesitated about using, had her mind been more alive to the inferences of others. - Непоседа очень, очень красив, отец! - сказала Хетти выразительно и простодушно, чего никогда не сделала бы, если бы привыкла больше считаться с мнением других людей.
"I told you so, child," muttered old Hutter, without removing the pipe from between his teeth; "he's the likeliest youth in these parts; and Jude is the likeliest young woman I've met with since her poor mother was in her best days." - Говорю тебе, дитя, - пробормотал старый Хаттер, не вынимая трубки изо рта, - он самый смазливый юнец в этой части страны, а Джудит самая красивая молодая женщина, которую я видел, с тех пор как ее бедная мать прожила свои лучшие дни.
"Is it wicked to be ugly, father?'" - Очень дурно быть безобразной, отец?
"One might be guilty of worse things- but you're by no means ugly; though not so comely as Jude." - Бывают грехи и похуже, но ты совсем не безобразна, хотя не так красива, как Джудит.
"Is Judith any happier for being so handsome?" - Джудит счастливее меня оттого, что она так красива?
"She may be, child, and she may not be. - Может быть, да, дитя, а может быть, и нет.
But talk of other matters now, for you hardly understand these, poor Hetty. Но поговорим о другом, в этом ты с трудом разбираешься, бедная Хетти.
How do you like our new acquaintance, Deerslayer?" Как тебе нравится наш новый знакомый, Зверобой?
"He isn't handsome, father. - Он некрасив, отец.
Hurry is far handsomer than Deerslayer." Непоседа красивее Зверобоя.
"That's true; but they say he is a noted hunter! - Это правда. Но говорят, что он знаменитый охотник.
His fame had reached me before I ever saw him; and I did hope he would prove to be as stout a warrior as he is dexterous with the deer. Слава о нем достигла моих ушей, прежде чем я его увидел, и надеюсь, он окажется таким же отважным воином.
All men are not alike, howsever, child; and it takes time, as I know by experience, to give a man a true wilderness heart." Однако не все мужчины похожи друг на друга, дитя, и я знаю по опыту - нужно немало времени, чтобы сердце у человека закалилось для жизни в пустыне.
"Have I got a wilderness heart, father- and Hurry, is his heart true wilderness?" - А у тебя оно закалилось, отец, и у Непоседы тоже?
"You sometimes ask queer questions, Hetty! -Ты иногда задаешь трудные вопросы, Хетти.
Your heart is good, child, and fitter for the settlements than for the woods; while your reason is fitter for the woods than for the settlements." У тебя доброе сердце, и оно создано скорее для жизни в поселениях, чем в лесу, тогда как твой разум больше годится для леса, чем для поселений.
"Why has Judith more reason than I, father?" - Почему Джудит гораздо умнее меня, отец?
"Heaven help thee, child: this is more than I can answer. - Помоги тебе небо, дитя, - на такой вопрос я не могу ответить.
God gives sense, and appearance, and all these things; and he grants them as he seeth fit. Сам бог наделяет нас и рассудком и красотой. Он дает эти дары тому, кому считает нужным.
Dost thou wish for more sense?" А ты хотела бы быть умнее?
"Not I. - О нет!
The little I have troubles me; for when I think the hardest, then I feel the unhappiest. Даже мой маленький разум смущает меня. Чем упорнее я думаю, тем более несчастной себя чувствую.
I don't believe thinking is good for me, though I do wish I was as handsome as Judith!" От мыслей нет мне никакой пользы, но мне бы хотелось быть такой же красивой, как Джудит.
"Why so, poor child? - Зачем, бедное дитя?
Thy sister's beauty may cause her trouble, as it caused her mother before her. It's no advantage, Hetty, to be so marked for anything as to become an object of envy, or to be sought after more than others." Красота твоей сестры может вовлечь ее в беду, как когда-то вовлекла ее мать. Красота только возбуждает зависть.
"Mother was good, if she was handsome," returned the girl, the tears starting to her eyes, as usually happened when she adverted to her deceased parent. - Ведь мать была и добра и красива, - возразила девушка, и из глаз ее потекли слезы, что случалось всегда, когда она вспоминала о покойнице.
Old Hutter, if not equally affected, was moody and silent at this allusion to his wife. Старый Хаттер при этом упоминании о своей жене хотя и не особенно взволновался, но все же нахмурился и умолк в раздумье.
He continued smoking, without appearing disposed to make any answer, until his simple-minded daughter repeated her remark, in a way to show that she felt uneasiness lest he might be inclined to deny her assertion. Он продолжал курить, видимо, не желая отвечать, пока его простодушная дочь не повторила своих слов, предполагая, что отец с ней не согласен.
Then he knocked the ashes out of his pipe, and laying his hand in a sort of rough kindness on the girl's head, he made a reply. Тогда он выколотил пепел из трубки и, с грубой лаской положив руку на голову дочери, произнес в ответ:
"Thy mother was too good for this world," he said; "though others might not think so. - Твоя мать была слишком добра для этого мира, хотя, может быть, и не все так думают.
Her good looks did not befriend her; and you have no occasion to mourn that you are not as much like her as your sister. Красивая внешность не создала ей друзей. Не стоит горевать, что ты не так похожа на нее, как твоя сестра.
Think less of beauty, child, and more of your duty, and you'll be as happy on this lake as you could be in the king's palace." Поменьше думай о красоте, дитя, и побольше о твоих обязанностях, и тогда здесь, на озере, ты будешь счастливей чем в королевском дворце.
"I know it, father; but Hurry says beauty is everything in a young woman." - Я это знаю, отец, но Непоседа говорит, что для молодой женщины красота - это все.
Hutter made an ejaculation expressive of dissatisfaction, and went forward, passing through the house in order to do so. Хаттер издал недовольное восклицание и пошел на нос баржи через каюту.
Hetty's simple betrayal of her weakness in behalf of March gave him uneasiness on a subject concerning which he had never felt before, and he determined to come to an explanation at once with his visitor; for directness of speech and decision in conduct were two of the best qualities of this rude being, in whom the seeds of a better education seemed to be constantly struggling upwards, to be choked by the fruits of a life in which his hard struggles for subsistence and security had steeled his feelings and indurated his nature. Простодушное признание Хетти в своей склонности к Марчу встревожило его, и он решил немедленно объясниться со своим гостем. Прямота и решительность были лучшими свойствами этой грубой натуры, в котором семена, заброшенные образованием, видимо, постоянно сталкивались с плодами жизни, исполненной суровой борьбы.
When he reached the forward end of the scow, he manifested an intention to relieve Deerslayer at the oar, directing the latter to take his own place aft. Пройдя на нос, он вызвался сменить Зверобоя у весла, а молодому охотнику предложил занять место на корме.
By these changes, the old man and Hurry were again left alone, while the young hunter was transferred to the other end of the ark. Hetty had disappeared when Deerslayer reached his new post, and for some little time he directed the course of the slow-moving craft by himself. Старик и Непоседа остались с глазу на глаз. Когда Зверобой появился на своем новом посту, Хетти исчезла. Некоторое время он в одиночестве направлял медленное движение судна.
It was not long, however, before Judith came out of the cabin, as if disposed to do the honors of the place to a stranger engaged in the service of her family. Однако немного погодя из каюты вышла Джудит, словно она желала развлечь незнакомца, оказавшего услугу ее семейству.
The starlight was sufficient to permit objects to be plainly distinguished when near at hand, and the bright eyes of the girl had an expression of kindness in them, when they met those of the youth, that the latter was easily enabled to discover. Звездный свет был так ярок, что все кругом было ясно видно, а блестящие глаза девушки выражали такую доброту, когда встретились с глазами юноши, что он не мог не заметить этого.
Her rich hair shaded her spirited and yet soft countenance, even at that hour rendering it the more beautiful-as the rose is loveliest when reposing amid the shadows and contrasts of its native foliage. Little ceremony is used in the intercourse of the woods; and Judith had acquired a readiness of address, by the admiration that she so generally excited, which, if it did not amount to forwardness, certainly in no degree lent to her charms the aid of that retiring modesty on which poets love to dwell. Пышные волосы Джудит обрамляли ее одухотворенное приветливое лицо, казавшееся в этот час еще прекраснее.
"I thought I should have killed myself with laughing, Deerslayer," the beauty abruptly but coquettishly commenced, "when I saw that Indian dive into the river! - Я думала, что умру от смеха, Зверобой, -кокетливо начала красавица, - когда увидела, как этот индеец нырнул в реку!
He was a good-looking savage, too," the girl always dwelt on personal beauty as a sort of merit, "and yet one couldn't stop to consider whether his paint would stand water!" Это был очень видный собой дикарь, - прибавила девушка, считавшая физическую красоту чем-то вроде личной заслуги. - Жаль, мы не могли остановиться, чтобы поглядеть, не слиняла ли от воды его боевая раскраска.
"And I thought they would have killed you with their we'pons, Judith," returned Deerslayer; "it was an awful risk for a female to run in the face of a dozen Mingos!" - А я боялся, что они выстрелят в вас, Джудит, -сказал Зверобой. - Очень опасно для женщины выбегать из-под прикрытия на глазах у целой дюжины мингов.
"Did that make you come out of the cabin, in spite of their rifles, too?" asked the girl, with more real interest than she would have cared to betray, though with an indifference of manner that was the result of a good deal of practice united to native readiness. - Почему же вы сами вышли из каюты, несмотря на то что у них были ружья? - спросила девушка, выказав при этом больше интереса, чем ей хотелось. Она произнесла эти слова с притворной небрежностью - результат врожденной хитрости и долгой практики.
"Men ar'n't apt to see females in danger, and not come to their assistance. Even a Mingo knows that." - Мужчина не может видеть женщину в опасности и не прийти к ней на помощь.
This sentiment was uttered with as much simplicity of manner as of feeling, and Judith rewarded it with a smile so sweet, that even Deerslayer, who had imbibed a prejudice against the girl in consequence of Hurry's suspicions of her levity, felt its charm, notwithstanding half its winning influence was lost in the feeble light. Сказано это было совсем просто, но с большим чувством, и Джудит наградила собеседника такой милой улыбкой, что даже Зверобой, составивший себе на основании рассказов Непоседы очень худое мнение о девушке, не мог не поддаться ее очарованию.
It at once created a sort of confidence between them, and the discourse was continued on the part of the hunter, without the lively consciousness of the character of this coquette of the wilderness, with which it had certainly commenced. Между ними сразу установилось взаимное доверие, и разговор продолжался.
"You are a man of deeds, and not of words, I see plainly, Deerslayer," continued the beauty, taking her seat near the spot where the other stood, "and I foresee we shall be very good friends. - Я вижу, что слова у вас не расходятся с делом, Зверобой, - продолжала красавица, усаживаясь у ног молодого охотника. - Надеюсь, мы будем добрыми друзьями.
Hurry Harry has a tongue, and, giant as he is, he talks more than he performs." У Гарри Непоседы бойкий язык, и он хоть и великан, а говорит гораздо больше, чем делает.
"March is your fri'nd, Judith; and fri'nds should be tender of each other, when apart." - Марч - ваш друг, Джудит, а о друзьях нельзя говорить дурно у них за спиной.
"We all know what Hurry's friendship comes to! - Мы все знаем, чего стоит дружба Непоседы.
Let him have his own way in everything, and he's the best fellow in the colony; but 'head him off,' as you say of the deer, and he is master of everything near him but himself. Потакайте его причудам, и он будет самым милым парнем в целой Колонии, но попробуйте только погладить его против шерсти, тут уж ему с собой не совладать.
Hurry is no favorite of mine, Deerslayer; and I dare say, if the truth was known, and his conversation about me repeated, it would be found that he thinks no better of me than I own I do of him." Я не очень люблю Непоседу, Зверобой, и, говоря по правде, думаю, что он отзывается обо мне не лучше, чем я о нем.
The latter part of this speech was not uttered without uneasiness. В последних словах прозвучала затаенная горечь.
Had the girl's companion been more sophisticated, he might have observed the averted face, the manner in which the pretty little foot was agitated, and other signs that, for some unexplained reason, the opinions of March were not quite as much a matter of indifference to her as she thought fit to pretend. Если бы ее собеседник лучше знал жизнь и людей, он мог бы заметить по личику, которое она отвернула, по нервному постукиванию маленькой ножки и по другим признакам, что мнение Марча далеко не так безразлично для Джудит, как она утверждала.
Whether this was no more than the ordinary working of female vanity, feeling keenly even when it affected not to feel at all, or whether it proceeded from that deeply-seated consciousness of right and wrong which God himself has implanted in our breasts that we may know good from evil, will be made more apparent to the reader as we proceed in the tale. Читатель со временем узнает, чем это объяснялось - женским ли тщеславием или более глубоким чувством.
Deerslayer felt embarrassed. Зверобой порядком смутился.
He well remembered the cruel imputations left by March's distrust; and, while he did not wish to injure his associate's suit by exciting resentment against him, his tongue was one that literally knew no guile. Он хорошо помнил злые слова Марча. Вредить товарищу он не хотел и в то же время совершенно не умел лгать.
To answer without saying more or less than he wished, was consequently a delicate duty. Поэтому ему нелегко было ответить.
"March has his say of all things in natur', whether of fri'nd or foe," slowly and cautiously rejoined the hunter. "He's one of them that speak as they feel while the tongue's a-going, and that's sometimes different from what they'd speak if they took time to consider. - Марч обо всех говорит напрямик - о друзьях и о врагах, - медленно и осторожно возразил охотник.- Он из числа тех людей, которые всегда говорят то, что чувствуют в то время, как у них работает язык, а это часто отличается от того, что он сказал бы, если бы дал себе время подумать.
Give me a Delaware, Judith, for one that reflects and ruminates on his idees! А вот делавары, Джудит, всегда обдумывают свои слова.
Inmity has made him thoughtful, and a loose tongue is no ricommend at their council fires." Постоянные опасности сделали их осмотрительными, и длинные языки не пользуются почетом на их совещаниях у костров.
"I dare say March's tongue goes free enough when it gets on the subject of Judith Hutter and her sister," said the girl, rousing herself as if in careless disdain. "Young women's good names are a pleasant matter of discourse with some that wouldn't dare be so open-mouthed if there was a brother in the way. - Смею сказать, язык у Марча достаточно длинный, когда речь заходит о Джудит Хаттер и о ее сестре, - сказала девушка, поднимаясь с видом беззаботного презрения. - Доброе имя молодых девушек - излюбленный предмет беседы для людей, которые не посмели бы разинуть рот, если бы у этих девушек был брат.
Master March may find it pleasant to traduce us, but sooner or later he'll repent. Мастер Марч, вероятно, любит злословить на наш счет, но рано или поздно он раскается.
"Nay, Judith, this is taking the matter up too much in 'arnest. - Ну, Джудит, вы относитесь к этому слишком уж серьезно.
Hurry has never whispered a syllable ag'in the good name of Hetty, to begin with-" Начать с того, что Непоседа не обмолвился ни единым словом, которое могло бы повредить доброму имени Хетти...
"I see how it is- I see how it is," impetuously interrupted Judith. "I am the one he sees fit to scorch with his withering tongue! - Понимаю, понимаю, - взволнованно перебила Джудит, - я единственная, кого он жалит своим ядовитым языком.
Hetty, indeed! Poor Hetty!" she continued, her voice sinking into low, husky tones, that seemed nearly to stifle her in the utterance; "she is beyond and above his slanderous malice! Poor Hetty! If God has created her feeble-minded, the weakness lies altogether on the side of errors of which she seems to know nothing. В самом деле, Хетти... Бедная Хетти! -продолжала она более тихим голосом. - Ее не может задеть его коварное злословие.
The earth never held a purer being than Hetty Hutter, Deerslayer." Бог никогда не создавал более чистого существа, чем Хетти Хаттер, Зверобой.
"I can believe it- yes, I can believe that, Judith, and I hope 'arnestly that the same can be said of her handsome sister." - Охотно верю, Джудит, и надеюсь, что то же самое можно сказать о ее красивой сестре.
There was a soothing sincerity in the voice of Deerslayer, which touched the girl's feelings; nor did the allusion to her beauty lessen the effect with one who only knew too well the power of her personal charms. Nevertheless, the still, small voice of conscience was not hushed, and it prompted the answer which she made, after giving herself time to reflect. В голосе Зверобоя слышалась искренность, которая тронула девушку. Тем не менее тихий голос совести не смолк и подсказал ответ, который она и произнесла после некоторого колебания:
"I dare say Hurry had some of his vile hints about the people of the garrisons," she added. - Я полагаю, Непоседа позволил себе какие-нибудь грязные намеки насчет офицеров.
"He knows they are gentlemen, and can never forgive any one for being what he feels he can never become himself." Он знает, что они дворяне, а он не может простить ни одному человеку, если тот в каком-нибудь отношении стоит выше его.
"Not in the sense of a king's officer, Judith, sartainly, for March has no turn thataway; but in the sense of reality, why may not a beaver-hunter be as respectable as a governor? - Он, конечно, не мог бы стать королевским офицером, Джудит, но, по правде говоря, разве охотник на бобров не может быть таким же уважаемым человеком, как губернатор?
Since you speak of it yourself, I'll not deny that he did complain of one as humble as you being so much in the company of scarlet coats and silken sashes. Раз уж вы сами заговорили об этом, то, не отрицаю, он жаловался, что такая простая девушка, как вы, слишком любит красные мундиры и шелковые шарфы.
But 't was jealousy that brought it out of him, and I do think he mourned over his own thoughts as a mother would have mourned over her child." Но в нем говорила ревность, и, я думаю, он скорее горевал, как мать может горевать о собственном ребенке.
Perhaps Deerslayer was not aware of the full meaning that his earnest language conveyed. Быть может, Зверобой не вполне понимал все значение своих слов, которые он произнес очень серьезно.
It is certain that he did not see the color that crimsoned the whole of Judith's fine face, nor detect the uncontrollable distress that immediately after changed its hue to deadly paleness. Он не заметил румянца, покрывшего прекрасное лицо Джудит, и ему не могло прийти в голову, какая жестокая печаль заставила эти живые краски тотчас же смениться смертельной бледностью.
A minute or two elapsed in profound stillness, the splash of the water seeming to occupy all the avenues of sound; and then Judith arose, and grasped the hand of the hunter, almost convulsively, with one of her own. Минуты две прошли в глубоком молчании; только плеск воды нарушал тишину; потом Джудит встала и почти судорожно стиснула своей рукой руку охотника.
"Deerslayer," she said, hurriedly, "I'm glad the ice is broke between us. - Зверобой, - быстро проговорила она, - я рада, что лед между нами растаял.
They say that sudden friendships lead to long enmities, but I do not believe it will turn out so with us. Г оворят, внезапная дружба кончается долгой враждой, но, я думаю, у нас этого не будет.
I know not how it is-but you are the first man I ever met, who did not seem to wish to flatter- to wish my ruin- to be an enemy in disguise- never mind; say nothing to Hurry, and another time we'll talk together again." Не знаю, чем объяснить это, но вы первый мужчина, встретившийся на моем пути, который, очевидно, не хочет льстить мне и не стремится втайне погубить меня.
As the girl released her grasp, she vanished in the house, leaving the astonished young man standing at the steering-oar, as motionless as one of the pines on the hills. Но ничего не говорите Непоседе, и как-нибудь мы еще побеседуем с вами об этом. Девушка разжала пальцы и исчезла в каюте.
So abstracted, indeed, had his thoughts become, that he was hailed by Hutter to keep the scow's head in the right direction, before he remembered his actual situation. Озадаченный юноша стоял у руля неподвижно, как сосна на холме. Он опомнился, лишь когда Хаттер окликнул его и предложил ему держать правильно курс баржи,
Chapter VI. Глава 6
"So spake the apostate Angel, though in pain, Vaunting aloud, but racked with deep despair.' Paradise lost, I. 125-26. Так падший ангел говорил скорбя, По виду чванясь, но на самом деле Отчаяньем глубоким истомленный...
Shortly after the disappearance of Judith, a light southerly air arose, and Hutter set a large square sail, that had once been the flying top-sail of an Albany sloop, but which having become threadbare in catching the breezes of Tappan, had been condemned and sold. Вскоре после ухода Джудит подул легкий южный ветерок, и Хаттер поднял большой квадратный парус. Когда-то он развевался на реях морского шлюпа. Океанские бризы продырявили парус, его забраковали и продали.
He had a light, tough spar of tamarack that he could raise on occasion, and with a little contrivance, his duck was spread to the wind in a sufficiently professional manner. У старика был также легкий, но прочный брус из тамаракового25 дерева, который в случае надобности он мог укреплять стоймя.
The effect on the ark was such as to supersede the necessity of rowing; and in about two hours the castle was seen, in the darkness, rising out of the water, at the distance of a hundred yards. С помощью этого нехитрого приспособления парус развевался по ветру. Теперь уже не было надобности работать веслами. Часа через два на расстоянии сотни ярдов в темноте показался "замок".
The sail was then lowered, and by slow degrees the scow drifted up to the building, and was secured. Тогда парус спустили, и ковчег, продолжая плыть вперед, пристал к постройке; здесь его и привязали.
No one had visited the house since Hurry and his companion left it. С той поры, как Непоседа и его спутник покинули дом, никто в него не входил.
The place was found in the quiet of midnight, a sort of type of the solitude of a wilderness. Всюду царила полуночная тишина.
As an enemy was known to be near, Hutter directed his daughters to abstain from the use of lights, luxuries in which they seldom indulged during the warm months, lest they might prove beacons to direct their foes where they might be found. Враги были близко, и Хаттер приказал дочерям не зажигать свет. В теплое время года они вообще редко позволяли себе такую роскошь, потому что огонь мог служить маяком, указывающим путь неприятелям.
"In open daylight I shouldn't fear a host of savages behind these stout logs, and they without any cover to skulk into," added Hutter, when he had explained to his guests the reasons why he forbade the use of light; "for I've three or four trusty weapons always loaded, and Killdeer, in particular, is a piece that never misses. - При дневном свете, под защитой этих толстых бревен, я не боюсь целого полчища дикарей, -прибавил Хаттер, объяснив гостям, почему он запретил зажигать огонь. - У меня здесь всегда наготове три-четыре добрых ружья, а вот этот длинный карабин, который называется "оленебоем", никогда не дает осечки.
But it's a different thing at night. Ночью совсем не то.
A canoe might get upon us unseen, in the dark; and the savages have so many cunning ways of attacking, that I look upon it as bad enough to deal with 'em under a bright sun. В темноте может невидимо подплыть пирога, а дикари знают столько всяких военных уловок, что я предпочитаю иметь дело с ними при ярком солнце.
I built this dwelling in order to have 'em at arm's length, in case we should ever get to blows again. Я выстроил это жилище, чтобы держать их на расстоянии ружейного выстрела, если дойдет до драки.
Some people think it's too open and exposed, but I'm for anchoring out here, clear of underbrush and thickets, as the surest means of making a safe berth." Некоторые считают, что дом стоит слишком на виду и на слишком открытом месте, но я предпочитаю держаться на якоре здесь, подальше от зарослей и кустарников, и думаю, что это самая безопасная гавань.
"You was once a sailor, they tell me, old Tom?" said Hurry, in his abrupt manner, struck by one or two expressions that the other had just used, "and some people believe you could give us strange accounts of inimies and shipwrecks, if you'd a mind to come out with all you know?" - Я слыхал, что ты был когда-то моряком, старый Том? - спросил Непоседа со своей обычной резкостью, пораженный двумя-тремя техническими морскими выражениями, которые употребил его собеседник, - И люди думают, что ты мог бы рассказать много диковинных историй о битвах и кораблекрушениях.
"There are people in this world, Hurry," returned the other, evasively, "who live on other men's thoughts; and some such often find their way into the woods. - Мало ли на свете людей, Непоседа, - возразил Хаттер уклончиво, - которые всегда суют нос в чужие дела! Кое-кому из них удалось отыскать дорогу в наши леса.
What I've been, or what I've seen in youth, is of less matter now than what the savages are. Кем я был и что видел в дни моей юности? Какое это имеет значение сейчас, когда поблизости дикари!
It's of more account to find out what will happen in the next twenty-four hours than to talk over what happened twenty-four years since." Гораздо важнее знать, что может случиться в ближайшие двадцать четыре часа, чем болтать о том, что было двадцать четыре года назад.
"That's judgment, Deerslayer; yes, that's sound judgment. - Это правильно, да, это совершенно правильно.
Here's Judith and Hetty to take care of, to say nothing of our own top-knots; and, for my part, I can sleep as well in the dark as I could under a noonday sun. Здесь Джудит и Хетти, и мы должны их охранять, не говоря уже о наших чубах. Что до меня, то я могу спать в темноте так же хорошо, как и при полуденном солнце.
To me it's no great matter whether there is light or not, to see to shut my eyes by." Меня не очень заботит, есть ли под рукой свечка, чтобы можно было видеть, как я закрываю глаза.
As Deerslayer seldom thought it necessary to answer his companion's peculiar vein of humor, and Hutter was evidently indisposed to dwell longer on the subject, it's discussion ceased with this remark. The latter had something more on his mind, however, than recollections. Зверобой редко считал нужным отвечать на шутки товарища, а Хаттер, очевидно, не хотел больше обсуждать эту тему, и разговор прекратился.
His daughters had no sooner left them, with an expressed intention of going to bed, than he invited his two companions to follow him again into the scow. Как только девушки ушли спать, Хаттер пригласил товарищей последовать за ним на баржу.
Here the old man opened his project, keeping back the portion that he had reserved for execution by Hurry and himself. Здесь старик рассказал им о своем плане, умолчав, впрочем, о той его части, которую собирался выполнить лишь с помощью одного Непоседы.
"The great object for people posted like ourselves is to command the water," he commenced. "So long as there is no other craft on the lake, a bark canoe is as good as a man of-war, since the castle will not be easily taken by swimming. - В нашем положении важнее всего удержать господство на воде, - начал он. - Пока на озере нет другого судна, пирога из древесной коры стоит военного корабля, потому что к замку трудно подобраться вплавь.
Now, there are but five canoes remaining in these parts, two of which are mine, and one is Hurry's. В здешних местах есть лишь пять пирог; две из них принадлежат мне и одна - Гарри.
These three we have with us here; one being fastened in the canoe-dock beneath the house, and the other two being alongside the scow. Все три находятся здесь: одна стоит в доке под домом и две привязаны к барже.
The other canoes are housed on the shore, in hollow logs, and the savages, who are such venomous enemies, will leave no likely place unexamined in the morning, if they 're serious in s'arch of bounties-" Остальные две спрятаны на берегу, в дуплах деревьев, но дикари - хитрые бестии и, наверное, поутру обшарят каждый уголок, если они всерьез решили добраться до наших скальпов...
"Now, friend Hutter," interrupted Hurry, "the Indian don't live that can find a canoe that is suitably wintered. - Друг Хаттер, - перебил его Непоседа, - еще не родился на свет тот индеец, который сумел бы отыскать тщательно спрятанную пирогу.
I've done something at this business before now, and Deerslayer here knows that I am one that can hide a craft in such a way that I can't find it myself." Я недавно это проделал, и Зверобой убедился, что я могу так спрятать лодку, что сам не в силах отыскать ее.
"Very true, Hurry," put in the person to whom the appeal had been made, "but you overlook the sarcumstance that if you couldn't see the trail of the man who did the job, I could. - Правда твоя, Непоседа, - подтвердил молодой человек, - но ты забываешь, что проморгал свой собственный след. А я его заметил.
I'm of Master Hutter's mind, that it's far wiser to mistrust a savage's ingenuity, than to build any great expectations on his want of eye-sight. Я совершенно согласен с мастером Хаттером и думаю, что с нашей стороны будет гораздо осторожнее не слишком полагаться на ротозейство индейцев.
If these two canoes can be got off to the castle, therefore, the sooner it's done the better." Если можно пригнать те две пироги к замку, то чем скорее мы это сделаем, тем лучше.
"Will you be of the party that's to do it?" demanded Hutter, in a way to show that the proposal both surprised and pleased him. - И вы согласны помочь нам? - спросил Хаттер, явно удивленный и обрадованный этим предложением.
"Sartain. - Конечно.
I'm ready to enlist in any enterprise that's not ag'in a white man's lawful gifts. Я готов участвовать в любом деле, которое прилично белому человеку.
Natur' orders us to defend our lives, and the lives of others, too, when there's occasion and opportunity. Природа велит нам защищать свою жизнь и жизнь других, когда представится такой случай.
I'll follow you, Floating Tom, into the Mingo camp, on such an arr'nd, and will strive to do my duty, should we come to blows; though, never having been tried in battle, I don't like to promise more than I may be able to perform. Я последую за вами, Плавучий Том, хоть в лагерь мингов и постараюсь исполнить мой долг, если дойдет до драки. Но я никогда не принимал участия в битвах и не смею обещать больше, чем могу исполнить.
We all know our wishes, but none know their might till put to the proof." Всем нам известны наши намерения, а вот силу свою мы познаем, лишь испытав ее на деле.
"That's modest and suitable, lad," exclaimed Hurry. "You've never yet heard the crack of an angry rifle; and, let me tell you, 'tis as different from the persuasion of one of your venison speeches, as the laugh of Judith Hutter, in her best humor, is from the scolding of a Dutch house keeper on the Mohawk. - Вот это сказано скромно и благопристойно, парень! - воскликнул Непоседа. - Ты еще никогда не слышал звука вражеской пули. И позволь сказать тебе, что этот звук так же отличается от выстрела охотника, как смех Джудит Хаттер в ее веселые минуты от воркотни старой голландской домохозяйки на Махоке.
I don't expect you'll prove much of a warrior, Deerslayer, though your equal with the bucks and the does don't exist in all these parts. Я не жду, Зверобой, что ты окажешься бравым воином, хотя по части охоты на оленей и ланей тебе нет равного в здешних местах.
As for the ra'al sarvice, however, you'll turn out rather rearward, according to my consait." "We'll see, Hurry, we'll see," returned the other, meekly; so far as human eye could discover, not at all disturbed by these expressed doubts concerning his conduct on a point on which men are sensitive, precisely in the degree that they feel the consciousness of demerit; "having never been tried, I'll wait to know, before I form any opinion of myself; and then there'll be sartainty, instead of bragging. Но, когда дойдет до настоящей работы, по-моему, ты покажешь тыл. - Увидим, Непоседа, увидим, -возразил молодой человек смиренно. - Так как я никогда еще не дрался, то не стану и хвастать.
I've heard of them that was valiant afore the fight, who did little in it; and of them that waited to know their own tempers, and found that they weren't as bad as some expected, when put to the proof." Я слыхал о людях, которые здорово храбрились перед боем, а в бою ничем не отличились; слыхал и о других, которые не спешили восхвалять собственную смелость, но на деле оказывались не так уж плохи.
"At any rate, we know you can use a paddle, young man," said Hutter, "and that's all we shall ask of you tonight. - Во всяком случае, мы знаем, что вы умеете грести, молодой человек, - сказал Хаттер, - а это все, что от вас требуется сегодня ночью.
Let us waste no more time, but get into the canoe, and do, in place of talking." Не будем терять дорогого времени и перейдем от слов к делу.
As Hutter led the way, in the execution of his project, the boat was soon ready, with Hurry and Deerslayer at the paddles. Пирога скоро была готова к отплытию, и Непоседа со Зверобоем сели на весла.
Before the old man embarked himself, however, he held a conference of several minutes with Judith, entering the house for that purpose; then, returning, he took his place in the canoe, which left the side of the ark at the next instant. Однако, прежде чем отправиться в путь, старик, войдя в дом, в течение нескольких минут разговорил с Джудит. Потом он занял место в пироге, которая отчалила в ту же минуту.
Had there been a temple reared to God, in that solitary wilderness, its clock would have told the hour of midnight as the party set forth on their expedition. Если бы в этой глуши кто-нибудь воздвиг храм, часы на колокольне пробили бы полночь, когда трое мужчин пустились в задуманную экспедицию.
The darkness had increased, though the night was still clear, and the light of the stars sufficed for all the purposes of the adventurers. Тьма сгустилась, хотя ночь по-прежнему стояла очень ясная и звезды совершенно достаточно освещали путь нашим искателям приключений.
Hutter alone knew the places where the canoes were hid, and he directed the course, while his two athletic companions raised and dipped their paddles with proper caution, lest the sound should be carried to the ears of their enemies, across that sheet of placid water, in the stillness of deep night. Хаттер один знал места, где были спрятаны пироги, поэтому он правил, в то время как оба его товарища осторожно поднимали и погружали весла.
But the bark was too light to require any extraordinary efforts, and skill supplying the place of strength, in about half an hour they were approaching the shore, at a point near a league from the castle. Пирога была так легка, что они гребли без всяких усилий и приблизительно через полчаса подплыли к берегу в одной миле от "замка".
"Lay on your paddles, men," said Hutter, in a low voice, "and let us look about us for a moment. - Положите весла, друзья, - сказал Хаттер тихо. -Давайте немного осмотримся.
We must now be all eyes and ears, for these vermin have noses like bloodhounds." Теперь нам надо держать ухо востро: у этих тварей носы словно у ищеек.
The shores of the lake were examined closely, in order to discover any glimmering of light that might have been left in a camp; and the men strained their eyes, in the obscurity, to see if some thread of smoke was not still stealing along the mountainside, as it arose from the dying embers of a fire. Nothing unusual could be traced; and as the position was at some distance from the outlet, or the spot where the savages had been met, it was thought safe to land. Внимательный осмотр берегов длился довольно долго. Трое мужчин вглядывались в темноту, ожидая увидеть струйку дыма, поднимающуюся между холмами над затухающим костром, однако не заметили ничего особенного. Они находились на порядочном расстоянии от того места, где встретили дикарей, и решили, что можно безопасно высадиться на берег.
The paddles were plied again, and the bows of the canoe ground upon the gravelly beach with a gentle motion, and a sound barely audible. Весла заработали вновь, и вскоре киль пироги с еле слышным шуршанием коснулся прибрежной гальки.
Hutter and Hurry immediately landed, the former carrying his own and his friend's rifle, leaving Deerslayer in charge of the canoe. Хаттер и Непоседа тотчас же выскочили на берег, причем последний взял оба ружья. Зверобой остался охранять пирогу.
The hollow log lay a little distance up the side of the mountain, and the old man led the way towards it, using so much caution as to stop at every third or fourth step, to listen if any tread betrayed the presence of a foe. Дуплистое дерево лежало невдалеке от берега на склоне горы. Хаттер осторожно пробирался вперед, останавливаясь через каждые три шага и прислушиваясь, не раздастся ли где-нибудь вражеская поступь.
The same death-like stillness, however, reigned on the midnight scene, and the desired place was reached without an occurrence to induce alarm. Однако повсюду по-прежнему господствовала мертвая тишина, и они беспрепятственно добрались до места.
"This is it," whispered Hutter, laying a foot on the trunk of a fallen linden; "hand me the paddles first, and draw the boat out with care, for the wretches may have left it for a bait, after all." - Здесь, - прошептал Хаттер, поставив ногу на ствол упавшей липы. - Сперва передай мне весла и затем вытащи лодку как можно осторожнее, потому что в конце концов, эти негодяи могли оставить ее нам вместо приманки.
"Keep my rifle handy, butt towards me, old fellow," answered March. "If they attack me loaded, I shall want to unload the piece at 'em, at least. - Держи, старик, мое ружье наготове, прикладом ко мне, - ответил Марч. - Если они нападут, когда я буду нести лодку, мне хочется, по крайней мере, выпустить в них один заряд.
And feel if the pan is full." Пощупай, есть ли на полке порох.
"All's right," muttered the other; "move slow, when you get your load, and let me lead the way." - Все в порядке, - пробормотал Хаттер. - Когда взвалишь на себя ношу, иди не торопясь, я буду указывать тебе дорогу.
The canoe was drawn out of the log with the utmost care, raised by Hurry to his shoulder, and the two began to return to the shore, moving but a step at a time, lest they should tumble down the steep declivity. Непоседа с величайшей осторожностью вытащил из дупла пирогу, поднял ее себе на плени и вместе с Хаттером двинулся в обратный путь, стараясь не поскользнуться на крутом склоне.
The distance was not great, but the descent was extremely difficult; and, towards the end of their little journey, Deerslayer was obliged to land and meet them, in order to aid in lifting the canoe through the bushes. Идти было недалеко, но спуск оказался очень трудным, и Зверобою пришлось сойти на берег, чтобы помочь товарищам протащить пирогу сквозь густые заросли.
With his assistance the task was successfully accomplished, and the light craft soon floated by the side of the other canoe. С его помощью они успешно с этим справились, и вскоре легкое судно уже покачивалось на воде рядом с первой пирогой.
This was no sooner done, than all three turned anxiously towards the forest and the mountain, expecting an enemy to break out of the one, or to come rushing down the other. Опасаясь появления врагов, трое путников тревожно осматривали прибрежные холмы и леса.
Still the silence was unbroken, and they all embarked with the caution that had been used in coming ashore. Но ничто не нарушало царившей кругом тишины, и они отплыли с такими же предосторожностями, как и при высадке.
Hutter now steered broad off towards the centre of the lake. Хаттер держал курс прямо к середине озера.
Having got a sufficient distance from the shore, he cast his prize loose, knowing that it would drift slowly up the lake before the light southerly air, and intending to find it on his return. Thus relieved of his tow, the old man held his way down the lake, steering towards the very point where Hurry had made his fruitless attempt on the life of the deer. Отойдя подальше от берега, старик отвязал вторую пирогу, зная, что теперь она будет медленно дрейфовать, подгоняемая легким южным ветерком, и ее нетрудно будет отыскать на обратном пути освободившись от этой помехи, Хаттер направил свою лодку к тому месту, где Непоседа днем так неудачно пытался убить оленя.
As the distance from this point to the outlet was less than a mile, it was like entering an enemy's country; and redoubled caution became necessary. Расстояние от этого пункта до истока не превышало одной мили, и, следовательно, им предстояло высадиться на вражеской территории. Надо было действовать особенно осторожно.
They reached the extremity of the point, however, and landed in safety on the little gravelly beach already mentioned. Однако они благополучно достигли оконечности косы и высадились на уже известном нам побережье, усыпанном галькой.
Unlike the last place at which they had gone ashore, here was no acclivity to ascend, the mountains looming up in the darkness quite a quarter of a mile farther west, leaving a margin of level ground between them and the strand. В отличие от того места, где они недавно сходили на берег, здесь не нужно было подниматься по крутому склону: горы обрисовывались во мраке приблизительно в одной четверти мили далее к западу, а между их подошвой и побережьем тянулась низина.
The point itself, though long, and covered with tall trees, was nearly flat, and for some distance only a few yards in width. Длинная, поросшая высокими деревьями песчаная коса имела всего лишь несколько ярдов в ширину.
Hutter and Hurry landed as before, leaving their companion in charge of the boat. Как и раньше, Хаттер и Непоседа сошли на берег, оставив пирогу на попечение товарища.
In this instance, the dead tree that contained the canoe of which they had come in quest lay about half-way between the extremity of the narrow slip of land and the place where it joined the main shore; and knowing that there was water so near him on his left, the old man led the way along the eastern side of the belt with some confidence walking boldly, though still with caution. He had landed at the point expressly to get a glimpse into the bay and to make certain that the coast was clear; otherwise he would have come ashore directly abreast of the hollow tree. Дуплистое дерево, в котором была спрятана пирога, лежало посредине косы.
There was no difficulty in finding the latter, from which the canoe was drawn as before, and instead of carrying it down to the place where Deerslayer lay, it was launched at the nearest favorable spot. As soon as it was in the water, Hurry entered it, and paddled round to the point, whither Hutter also proceeded, following the beach. Отыскать его было нетрудно. Вытащив пирогу, Хаттер и Непоседа не понесли ее в то место, где поджидал Зверобой, а тут же спустили на воду. Непоседа сел на весла и обогнул косу, Хаттер вернулся обратно берегом.
As the three men had now in their possession all the boats on the lake, their confidence was greatly increased, and there was no longer the same feverish desire to quit the shore, or the same necessity for extreme caution. Завладев всеми лодками на озере, мужчины почувствовали себя увереннее. Они уже не испытывали прежнего лихорадочного желания скорее покинуть берег и не считали нужным соблюдать прежнюю осторожность.
Their position on the extremity of the long, narrow bit of land added to the feeling of security, as it permitted an enemy to approach in only one direction, that in their front, and under circumstances that would render discovery, with their habitual vigilance, almost certain. Вдобавок они находились на самом конце узкой полоски земли, и неприятель мог приблизиться к ним только с фронта. Это, естественно, увеличивало ощущение безопасности.
The three now landed together, and stood grouped in consultation on the gravelly point. Вот при таких-то обстоятельствах они сошлись на низком мысу, усыпанном галькой, и начали совещаться.
"We've fairly tree'd the scamps," said Hurry, chuckling at their success; "if they wish to visit the castle, let 'em wade or swim! - Ну, кажется, мы перехитрили этих негодяев, -сказал Непоседа посмеиваясь, - и если они захотят теперь навестить замок, то им придется пуститься вплавь.
Old Tom, that idee of your'n, in burrowing out in the lake, was high proof, and carries a fine bead. Старый Том, твоя мысль укрыться на озере, право, недурна.
There be men who would think the land safer than the water; but, after all, reason shows it isn't; the beaver, and rats, and other l'arned creatur's taking to the last when hard pressed. Многие думают, будто земля надежнее воды, но, в конце концов, разум доказывает нам, что это совсем не так. Бобры, крысы и другие смышленые твари ищут спасения в воде, когда им приходится туго.
I call our position now, entrenched, and set the Canadas at defiance." Мы занимаем надежную позицию и можем вызвать на бой всю Канаду.
"Let us paddle along this south shore," said Hutter, "and see if there's no sign of an encampment; but, first, let me have a better look into the bay, for no one has been far enough round the inner shore of the point to make suit of that quarter yet." - Г ребите вдоль южного берега, - сказал Хаттер, -надо посмотреть, нет ли где-нибудь индейского лагеря. Но сперва дайте мне заглянуть в глубь бухты - ведь мы не знаем, что тут делается.
As Hutter ceased speaking, all three moved in the direction he had named. Хаттер умолк, и пирога двинулась в том направлении, которое он указал.
Scarce had they fairly opened the bottom of the bay, when a general start proved that their eyes had lighted on a common object at the same instant. Но едва гребцы увидели другой берег бухты, как оба разом бросили весла. Очевидно, какой-то предмет в один и тот же миг поразил их внимание.
It was no more than a dying brand, giving out its flickering and failing light; but at that hour, and in that place, it was at once as conspicuous as "a good deed in a naughty world." Это был всего-навсего гаснущий костер, который отбрасывал дрожащий слабый свет. Но в такой час и в таком месте это казалось необычайно значительным.
There was not a shadow of doubt that this fire had been kindled at an encampment of the Indians. Не было никакого сомнения, что костер горит на индейской стоянке.
The situation, sheltered from observation on all sides but one, and even on that except for a very short distance, proved that more care had been taken to conceal the spot than would be used for ordinary purposes, and Hutter, who knew that a spring was near at hand, as well as one of the best fishing-stations on the lake, immediately inferred that this encampment contained the women and children of the party. Огонь развели таким образом, что увидеть его можно было только с одной стороны, да и то лишь на самом близком расстоянии - предосторожность не совсем обычная. Хаттер знал, что где-то там поблизости есть родник с чистой питьевой водой и что там самая рыбная часть озера, поэтому он решил, что в лагере должны находиться женщины и дети.
"That's not a warrior's encampment," he growled to Hurry; "and there's bounty enough sleeping round that fire to make a heavy division of head-money. - Это не военный лагерь, - прошептал он Непоседе. - Вокруг этого костра расположилось на ночлег столько скальпов, что можно заработать уйму денег.
Send the lad to the canoes, for there'll come no good of him in such an onset, and let us take the matter in hand at once, like men." Отошли парня с пирогами подальше, от него здесь не будет никакого проку, и приступим тотчас же к делу, как положено мужчинам.
"There's judgment in your notion, old Tom, and I like it to the backbone. - Твои слова не лишены здравого смысла, старый Том, и мне они по душе.
Deerslayer, do you get into the canoe, lad, and paddle off into the lake with the spare one, and set it adrift, as we did with the other; after which you can float along shore, as near as you can get to the head of the bay, keeping outside the point, howsever, and outside the rushes, too. Садись-ка в пирогу, Зверобой, греби к середине озера и пусти там вторую пирогу по течению таким же манером, как и первую. Затем плыви вдоль берега к входу в заводь, только не огибай мыс и держись подальше от тростников.
You can hear us when we want you; and if there's any delay, I'll call like a loon-yes, that'll do it- the call of a loon shall be the signal. Ты услышишь наши шаги, а если опоздаешь, я стану подражать крику гагары. Да, пусть крик гагары будет сигналом.
If you hear rifles, and feel like sogering, why, you may close in, and see if you can make the same hand with the savages that you do with the deer." Если услышишь выстрел и тебе тоже захочется подраться, что ж, можешь подплыть ближе к берегу, и тогда посмотрим, такая ли у тебя верная рука на дикарей, как на дичь.
"If my wishes could be followed, this matter would not be undertaken, Hurry-" - Если вы оба хотите считаться с моими желаниями, то лучше не затевай этого дела, Непоседа.
"Quite true-nobody denies it, boy; but your wishes can't be followed; and that inds the matter. - Так-то оно так, милый, но с твоими желаниями считаться никто не желает - и крышка!
So just canoe yourself off into the middle of the lake, and by the time you get back there'll be movements in that camp!" Итак, плыви на середину озера, а когда вернешься обратно, здесь уже начнется потеха.
The young man set about complying with great reluctance and a heavy heart. Зверобой сел за весла очень неохотно и с тяжелым сердцем.
He knew the prejudices of the frontiermen too well, however, to attempt a remonstrance. Однако он слишком хорошо знал нравы пограничных жителей и не пытался урезонивать их.
The latter, indeed, under the circumstances, might prove dangerous, as it would certainly prove useless. Впрочем, в тех условиях это было бы не только бесполезно, но даже опасно.
He paddled the canoe, therefore, silently and with the former caution, to a spot near the centre of the placid sheet of water, and set the boat just recovered adrift, to float towards the castle, before the light southerly air. Итак, он молча и с прежними предосторожностями вернулся на середину зеркального водного пространства и там опустил третью пирогу, которая под легким дуновением южного ветерка начала дрейфовать к "замку".
This expedient had been adopted, in both cases, under the certainty that the drift could not carry the light barks more than a league or two, before the return of light, when they might easily be overtaken in order to prevent any wandering savage from using them, by swimming off and getting possession, a possible but scarcely a probable event, all the paddles were retained. Как и раньше, это было сделано в твердой уверенности, что до наступления дня ветер отнесет легкие судна не больше чем на одну-две мили и поймать их будет нетрудно. А чтобы какой-нибудь бродяга-дикарь не завладел этими пирогами, добравшись до них вплавь, - что было возможно, хотя и не очень вероятно, - все весла были предварительно убраны.
No sooner had he set the recovered canoe adrift, than Deerslayer turned the bows of his own towards the point on the shore that had been indicated by Hurry. Пустив порожнюю пирогу по течению, Зверобой повернул свою лодку к мысу, на который указал ему Непоседа.
So light was the movement of the little craft, and so steady the sweep of its master's arm, that ten minutes had not elapsed ere it was again approaching the land, having, in that brief time, passed over fully half a mile of distance. Крохотное суденышко двигалось так легко, и опытная рука гребла с такой силой, что не прошло и десяти минут, как охотник снова приблизился к земле, проплыв за это короткое время не менее полумили.
As soon as Deerslayer's eye caught a glimpse of the rushes, of which there were many growing in the water a hundred feet from the shore, he arrested the motion of the canoe, and anchored his boat by holding fast to the delicate but tenacious stem of one of the drooping plants. Here he remained, awaiting, with an intensity of suspense that can be easily imagined, the result of the hazardous enterprise. It would be difficult to convey to the minds of those who have never witnessed it, the sublimity that characterizes the silence of a solitude as deep as that which now reigned over the Glimmerglass. In the present instance, this sublimity was increased by the gloom of night, which threw its shadowy and fantastic forms around the lake, the forest, and the hills. It is not easy, indeed, to conceive of any place more favorable to heighten these natural impressions, than that Deerslayer now occupied. The size of the lake brought all within the reach of human senses, while it displayed so much of the imposing scene at a single view, giving up, as it might be, at a glance, a sufficiency to produce the deepest impressions. Лишь только его глаза различили в темноте заросли колыхавшихся тростников, которые тянулись в ста футах от берега, он остановил пирогу. Здесь он и остался, ухватившись за гибкий, но прочный стебель тростника, поджидая с легко понятным волнением исхода рискованного предприятия, затеянного его товарищами.
As has been said, this was the first lake Deerslayer had ever seen. Как мы уже говорили, Зверобой впервые в жизни попал на озеро.
Hitherto, his experience had been limited to the courses of rivers and smaller streams, and never before had he seen so much of that wilderness, which he so well loved, spread before his gaze. Раньше ему приходилось видеть лишь реки и небольшие ручьи, и никогда еще столь обширное пространство лесной пустыни, которую он так любил, не расстилалось перед его взором.
Accustomed to the forest, however, his mind was capable of portraying all its hidden mysteries, as he looked upon its leafy surface. Однако, привыкнув к жизни в лесу, он догадывался о всех скрытых в нем тайнах, глядя на лиственный покров.
This was also the first time he had been on a trail where human lives depended on the issue. К тому же он впервые участвовал в деле, от которого зависели человеческие жизни.
His ears had often drunk in the traditions of frontier warfare, but he had never yet been confronted with an enemy. Он часто слышал рассказы о пограничных войнах, но еще никогда не встречался с врагами лицом к лицу.
The reader will readily understand, therefore, how intense must have been the expectation of the young man, as be sat in his solitary canoe, endeavoring to catch the smallest sound that might denote the course of things on shore. Итак, читатель легко представит себе, с каким напряжением молодой человек в своей одинокой пироге старался уловить малейший шорох, по которому он мог судить, что творится на берегу.
His training had been perfect, so far as theory could go, and his self-possession, notwithstanding the high excitement, that was the fruit of novelty, would have done credit to a veteran. Зверобой прошел превосходную предварительную подготовку, и, несмотря на волнение, естественное для новичка, его выдержка сделала бы честь престарелому воину.
The visible evidences of the existence of the camp, or of the fire could not be detected from the spot where the canoe lay, and he was compelled to depend on the sense of hearing alone. He did not feel impatient, for the lessons he had heard taught him the virtue of patience, and, most of all, inculcated the necessity of wariness in conducting any covert assault on the Indians. С того места, где он находился, нельзя было заметить ни лагеря, ни костра. Зверобой вынужден был руководствоваться исключительно слухом.
Once he thought he heard the cracking of a dried twig, but expectation was so intense it might mislead him. Один раз ему показалось, что где-то раздался треск сухих сучьев, но напряженное внимание, с которым он прислушивался, могло обмануть его.
In this manner minute after minute passed, until the whole time since he left his companions was extended to quite an hour. Так, в томительном ожидании, минута бежала за минутой. Прошел уже целый час, а все было по-прежнему тихо.
Deerslayer knew not whether to rejoice in or to mourn over this cautious delay, for, if it augured security to his associates, it foretold destruction to the feeble and innocent. Зверобой не знал, радоваться или печалиться такому промедлению; оно, по-видимому, сулило безопасность его спутникам, но в то же время грозило гибелью существам слабым и невинным.
It might have been an hour and a half after his companions and he had parted, when Deerslayer was aroused by a sound that filled him equally with concern and surprise. Наконец, часа через полтора после того, как Зверобой расстался со своими товарищами, до слуха его долетел звук, вызвавший у него досаду и удивление.
The quavering call of a loon arose from the opposite side of the lake, evidently at no great distance from its outlet. Дрожащий крик гагары раздался на противоположном берегу озера, очевидно неподалеку от истока.
There was no mistaking the note of this bird, which is so familiar to all who know the sounds of the American lakes. Нетрудно было распознать голос этой птицы, знакомый всякому, кто плавал по американским озерам.
Shrill, tremulous, loud, and sufficiently prolonged, it seems the very cry of warning. Пронзительный, прерывистый, громкий и довольно продолжительный, этот крик как будто предупреждает о чем-то.
It is often raised, also, at night, an exception to the habits of most of the other feathered inmates of the wilderness; a circumstance which had induced Hurry to select it as his own signal. В отличие от голосов других пернатых обитателей пустыни, его довольно часто можно слышать по ночам. И именно поэтому Непоседа избрал его в качестве сигнала.
There had been sufficient time, certainly, for the two adventurers to make their way by land from the point where they had been left to that whence the call had come, but it was not probable that they would adopt such a course. Конечно, прошло столько времени, что оба искателя приключений давно уже могли добраться по берегу до того места, откуда донесся условный зов. И все же юноше это показалось странным.
Had the camp been deserted they would have summoned Deerslayer to the shore, and, did it prove to be peopled, there could be no sufficient motive for circling it, in order to re-embark at so great a distance. Если бы в лагере никого не было, они велели бы Зверобою подплыть к берегу. Если же там оказались люди, то какой смысл пускаться в такой далекий обход лишь для того, чтобы сесть в пирогу! Что же делать дальше?
Should he obey the signal, and be drawn away from the landing, the lives of those who depended on him might be the forfeit- and, should he neglect the call, on the supposition that it had been really made, the consequences might be equally disastrous, though from a different cause. Если он послушается сигнала и отплывет так далеко от места первоначальной высадки, жизнь людей, которые рассчитывают на него, может оказаться в опасности. А если он не откликнется на этот призыв, то последствия могут оказаться в равной степени гибельными.
In this indecision he waited, trusting that the call, whether feigned or natural, would be speedily renewed. Полный нерешимости, он ждал, надеясь, что крик гагары, настоящий или подделанный, снова повторится.
Nor was he mistaken. Он не ошибся.
A very few minutes elapsed before the same shrill warning cry was repeated, and from the same part of the lake. Несколько минут спустя пронзительный и тревожный призыв опять прозвучал в той же части озера.
This time, being on the alert, his senses were not deceived. На этот раз Зверобой был начеку, и слух вряд ли обманывал его.
Although he had often heard admirable imitations of this bird, and was no mean adept himself in raising its notes, he felt satisfied that Hurry, to whose efforts in that way he had attended, could never so completely and closely follow nature. Ему часто приходилось слышать изумительно искусные подражания голосу гагары, и сам он умел воспроизводить эти вибрирующие ноты, тем не менее юноша был совершенно уверен, что Непоседа никогда не сумеет так удачно следовать природе.
He determined, therefore, to disregard that cry, and to wait for one less perfect and nearer at hand. Итак, он решил не обращать внимания на этот крик и подождать другого, менее совершенного, который должен был прозвучать где-нибудь гораздо ближе.
Deerslayer had hardly come to this determination, when the profound stillness of night and solitude was broken by a cry so startling, as to drive all recollection of the more melancholy call of the loon from the listener's mind. Едва успел Зверобой прийти к этому решению, как глубокая ночная тишина была нарушена воплем, таким жутким, что он прогнал всякое воспоминание о заунывном крике гагары.
It was a shriek of agony, that came either from one of the female sex, or from a boy so young as not yet to have attained a manly voice. То был вопль агонии; кричала женщина или же мальчик-подросток.
This appeal could not be mistaken. Этот зов не мог обмануть.
Heart rending terror- if not writhing agony- was in the sounds, and the anguish that had awakened them was as sudden as it was fearful. В нем слышались и предсмертные муки, и леденящий душу страх.
The young man released his hold of the rush, and dashed his paddle into the water; to do, he knew not what- to steer, he knew not whither. Молодой человек выпустил из рук тростник и погрузил весла в воду. Но он не знал, что делать, куда направить пирогу.
A very few moments, however, removed his indecision. Впрочем, нерешительность его тотчас же исчезла.
The breaking of branches, the cracking of dried sticks, and the fall of feet were distinctly audible; the sounds appearing to approach the water though in a direction that led diagonally towards the shore, and a little farther north than the spot that Deerslayer had been ordered to keep near. Совершенно отчетливо раздался треск ветвей, потом хруст сучьев и топот ног. Звуки эти, видимо, приближались к берегу несколько севернее того места, возле которого Зверобою ведено было держаться.
Following this clue, the young man urged the canoe ahead, paying but little attention to the manner in which he might betray its presence. He had reached a part of the shore, where its immediate bank was tolerably high and quite steep. Следуя этому указанию, молодой человек погнал пирогу вперед, уже не обращая внимания на то, что его могут заметить, Он вскоре добрался туда, где высокие берега почти отвесно поднимались вверх.
Men were evidently threshing through the bushes and trees on the summit of this bank, following the line of the shore, as if those who fled sought a favorable place for descending. Какие-то люди, очевидно, пробирались сквозь кусты и деревья. Они бежали вдоль берега, должно быть отыскивая удобное место для спуска.
Just at this instant five or six rifles flashed, and the opposite hills gave back, as usual, the sharp reports in prolonged rolling echoes. В этот миг пять или шесть ружей выпалили одновременно, и, как всегда, холмы на противоположном берегу ответили гулким эхом.
One or two shrieks, like those which escape the bravest when suddenly overcome by unexpected anguish and alarm, followed; and then the threshing among the bushes was renewed, in a way to show that man was grappling with man. Затем раздались крики: они вырываются при неожиданном испуге или боли даже у самых отчаянных храбрецов. В кустах началась возня - очевидно, там двое вступили в рукопашную.
"Slippery devil!" shouted Hurry with the fury of disappointment-"his skin's greased! I sha'n't grapple! - Скользкий, дьявол! - яростно воскликнул Непоседа. - У него кожа намазана салом. Я не могу схватить его.
Take that for your cunning!" Ну так вот, получай за свою хитрость!
The words were followed by the fall of some heavy object among the smaller trees that fringed the bank, appearing to Deerslayer as if his gigantic associate had hurled an enemy from him in this unceremonious manner. При этих словах что-то тяжелое упало на мелкие кустарники, растущие на берегу, и Зверобой понял, что его товарищ-великан отшвырнул от себя врага самым бесцеремонным способом.
Again the flight and pursuit were renewed, and then the young man saw a human form break down the hill, and rush several yards into the water. Потом юноша увидел, как кто-то появился на склоне холма и, пробежав несколько ярдов вниз, с шумом бросился в воду.
At this critical moment the canoe was just near enough to the spot to allow this movement, which was accompanied by no little noise, to be seen, and feeling that there he must take in his companion, if anywhere, Deerslayer urged the canoe forward to the rescue. Очевидно, человек заметил пирогу, которая в этот решительный момент находилась уже недалеко от берега. Чувствуя, что если он встретит когда-нибудь своих товарищей, то здесь или нигде. Зверобой погнал лодку вперед, на выручку.
His paddle had not been raised twice, when the voice of Hurry was heard filling the air with imprecations, and he rolled on the narrow beach, literally loaded down with enemies. Но не успел он сделать и двух взмахов весла, как послышался голос Непоседы и раздались страшнейшие ругательства; это Непоседа скатился на узкую полоску берега, буквально облепленный со всех сторон индейцами.
While prostrate, and almost smothered with his foes, the athletic frontierman gave his loon-call, in a manner that would have excited laughter under circumstances less terrific. Уже лежа на земле и почти задушенный своими врагами, силач издал крик гагары, и так неумело, что при менее опасных обстоятельствах это могло бы вызвать смех.
The figure in the water seemed suddenly to repent his own flight, and rushed to the shore to aid his companion, but was met and immediately overpowered by half a dozen fresh pursuers, who, just then, came leaping down the bank. Человек, спустившийся в воду, казалось, устыдился своего малодушия и повернул обратно к берегу, на помощь товарищу, но шесть новых преследователей, которые тут же прыгнули на прибрежный песок, набросили на него и тотчас же скрутили.
"Let up, you painted riptyles- let up!" cried Hurry, too hard pressed to be particular about the terms he used; "isn't it enough that I am withed like a saw-log that ye must choke too!" - Пустите, размалеванные гадины, пустите! -кричал Непоседа, попавший в слишком серьезную переделку, чтобы выбирать свои выражения. -Мало того, что я свалился, как подпиленное дерево, так вы еще душите меня!
This speech satisfied Deerslayer that his friends were prisoners, and that to land would be to share their fate He was already within a hundred feet of the shore, when a few timely strokes of the paddle not only arrested his advance, but forced him off to six or eight times that distance from his enemies. Зверобой понял из этих слов, что друзья его взяты в плен и что выйти на берег - значит разделить их участь. Он находился не далее ста футов от берега. Несколько своевременных взмахов веслом в шесть или восемь раз увеличили расстояние, отделявшее его от неприятеля.
Luckily for him, all of the Indians had dropped their rifles in the pursuit, or this retreat might not have been effected with impunity; though no one had noted the canoe in the first confusion of the melee. - Зверобой не смог бы отступить так безнаказанно, если бы индейцы, на его счастье, не побросали свои ружья во время преследования; впрочем, в разгаре схватки никто из них не заметил пироги.
"Keep off the land, lad," called out Hutter; "the girls depend only on you, now; you will want all your caution to escape these savages. - Держись подальше от берега, парень! - крикнул Хаттер. - Девочкам теперь не на кого рассчитывать, кроме тебя. Понадобится вся твоя ловкость, чтобы спастись от этих дикарей.
Keep off, and God prosper you, as you aid my children!" Плыви! И пусть бог поможет тебе, как ты поможешь моим детям.
There was little sympathy in general between Hutter and the young man, but the bodily and mental anguish with which this appeal was made served at the moment to conceal from the latter the former's faults. Между Хаттером и молодым человеком не было особой симпатии, но физическая и душевная боль, прозвучавшая в этом крике, в один миг заставила Зверобоя позабыть о неприятных качествах старика.
He saw only the father in his sufferings, and resolved at once to give a pledge of fidelity to its interests, and to be faithful to his word. Он видел только страдающего отца и решил немедленно дать торжественное обещание позаботиться об его интересах и, разумеется, сдержать свое слово.
"Put your heart at ease, Master Hutter," he called out; "the gals shall be looked to, as well as the castle. -Не горюйте, Хаттер! - крикнул он. - Я позабочусь о ваших девочках и о замке.
The inimy has got the shore, 'tis no use to deny, but he hasn't got the water. Providence has the charge of all, and no one can say what will come of it; but, if good-will can sarve you and your'n, depend on that much. Неприятель захватил берег, этого отрицать нельзя, но он еще не захватил воду.
My exper'ence is small, but my will is good." Никто не знает, что с нами случится, но я сделаю все, что могу.
"Ay, ay, Deerslayer," returned Hurry, in this stentorian voice, which was losing some of its heartiness, notwithstanding,- "Ay, ay, Deerslayer. You mean well enough, but what can you do? - Эх, Зверобой, - подхватил Непоседа громовым голосом, потерявшим, впрочем, обычную веселость, - эх, Зверобой, намерения у тебя благие, но что ты можешь сделать?
You're no great matter in the best of times, and such a person is not likely to turn out a miracle in the worst. Даже в лучшие времена от тебя было немного проку, и такой человек, как ты, вряд ли совершит чудо.
If there's one savage on this lake shore, there's forty, and that's an army you ar'n't the man to overcome. Здесь, на берегу, по крайней мере четыре десятка дикарей, и с таким войском тебе не управиться.
The best way, in my judgment, will be to make a straight course to the castle; get the gals into the canoe, with a few eatables; then strike off for the corner of the lake where we came in, and take the best trail for the Mohawk. По-моему, лучше возвращайся прямо к замку, посади девчонок в пирогу, захвати немного провизии и плыви от того уголка озера, где мы были, прямо на Мохок.
These devils won't know where to look for you for some hours, and if they did, and went off hot in the pursuit, they must turn either the foot or the head of the lake to get at you. В течение ближайших часов эти черти не будут знать, где искать тебя, а если и догадаются, им придется бежать вокруг озера, чтобы добраться до тебя.
That's my judgment in the matter; and if old Tom here wishes to make his last will and testament in a manner favorable to his darters, he'll say the same." Таково мое мнение, и если старый Том хочет составить завещание и выразить последнюю волю в пользу своих дочек, то он должен сказать то же самое.
"'Twill never do, young man," rejoined Hutter. "The enemy has scouts out at this moment, looking for canoes, and you'll be seen and taken. - Не делай этого, молодой человек, - возразил Хаттер. - Неприятель повсюду разослал разведчиков на поиски пирог, тебя сразу увидят и возьмут в плен.
Trust to the castle; and above all things, keep clear of the land. Отсиживайся в замке и ни под каким видом не приближайся к земле.
Hold out a week, and parties from the garrisons will drive the savages off." Продержись только одну неделю, и солдаты из форта прогонят дикарей...
"'Twon't be four-and-twenty hours, old fellow, afore these foxes will be rafting off to storm your castle," interrupted Hurry, with more of the heat of argument than might be expected from a man who was bound and a captive, and about whom nothing could be called free but his opinions and his tongue. "Your advice has a stout sound, but it will have a fatal tarmination. - Не пройдет и двадцати четырех часов, старик, как эти лисицы уже поплывут на плотах штурмовать твой замок! - пережил Непоседа с такой запальчивостью, какую вряд ли можно было ожидать от человека, взятого в плен и связанного так, что на свободе у него остался только язык. -Совет твой звучит разумно, но приведет к беде.
If you or I was in the house, we might hold out a few days, but remember that this lad has never seen an inimy afore tonight, and is what you yourself called settlement-conscienced; though for my part, I think the consciences in the settlements pretty much the same as they are out here in the woods. These savages are making signs, Deerslayer, for me to encourage you to come ashore with the canoe; but that I'll never do, as it's ag'in reason and natur'. Если бы мы с тобой остались дома, пожалуй, еще можно было продержаться несколько дней. Но вспомни, что этот парень до сегодняшнего вечера никогда не видел врага, и ты сам говорил, что он неженка, которому следовало б жить в городе. Хотя я думаю, что в городах и в наших поселениях совесть у людей не лучше, чем в лесу... Зверобой, дикари знаками приказывают мне подозвать тебя поближе вместе с твоей пирогой, но это не пройдет.
As for old Tom and myself, whether they'll scalp us tonight, keep us for the torture by fire, or carry us to Canada, is more than any one knows but the devil that advises them how to act. Что касается меня и старого Тома, то никто, кроме самого дьявола, не знает, снимут ли они с нас скальпы сегодня ночью, или пощадят, чтобы сжечь на костре завтра, или же уведут в Канаду.
I've such a big and bushy head that it's quite likely they'll indivor to get two scalps off it, for the bounty is a tempting thing, or old Tom and I wouldn't be in this scrape. Ay- there they go with their signs ag'in, but if I advise you to land may they eat me as well as roast me. У меня такая здоровенная косматая шевелюра, что дикари, вероятно, захотят сделать из нее два скальпа. Премии - вещь соблазнительная, иначе мы со старым Томом не попали бы в беду... Ага, они снова делают мне знаки, но, если я посоветую тебе плыть к берегу, пусть они не только зажарят, но и съедят меня.
No, no, Deerslayer -- do you keep off where you are, and after daylight, on no account come within two hundred yards -" Нет, нет, Зверобой, держись подальше, а когда рассветет, ни в коем случае не подплывай к берегу ближе чем на двести ярдов...
This injunction of Hurry's was stopped by a hand being rudely slapped against his mouth, the certain sign that some one in the party sufficiently understood English to have at length detected the drift of his discourse. Восклицание Непоседы было прервано чьей-то рукой, грубо ударившей его по губам; какой-то индеец, очевидно, немного понимал по-английски и наконец догадался, к чему ведут все эти речи.
Immediately after, the whole group entered the forest, Hutter and Hurry apparently making no resistance to the movement. Потом все дикари скрылись в лесу, а Хаттер и Непоседа, видимо, не оказывали никакого сопротивления.
Just as the sounds of the cracking bushes were ceasing, however, the voice of the father was again heard. Однако, когда треск ветвей стих, снова послышался голос отца.
"As you're true to my children, God prosper you, young man!" were the words that reached Deerslayer's ears; after which he found himself left to follow the dictates of his own discretion. "Береги моих детей, и да поможет бог тебе, молодой человек!" -были последние слова, долетевшие до ушей Зверобоя. Он остался один и понял, что ему придется самому решать, как действовать дальше.
Several minutes elapsed, in death-like stillness, when the party on the shore had disappeared in the woods. Несколько минут прошло в мертвом молчании.
Owing to the distance -rather more than two hundred yards - and the obscurity, Deerslayer had been able barely to distinguish the group, and to see it retiring; but even this dim connection with human forms gave an animation to the scene that was strongly in contrast to the absolute solitude that remained. До берега было более двухсот ярдов, и в ночной темноте Зверобой едва-едва различал фигуры дикарей, но даже их смутные очертания несколько оживляли пейзаж и служили контрастом наступившему затем полному одиночеству.
Although the young man leaned forward to listen, holding his breath and condensing every faculty in the single sense of hearing, not another sound reached his ears to denote the vicinity of human beings. Молодой человек вытянулся вперед, затаил дыхание и весь превратился в слух, но до него не донеслось больше ни единого звука, говорящего о близости человека.
It seemed as if a silence that had never been broken reigned on the spot again; and, for an instant, even that piercing shriek, which had so lately broken the stillness of the forest, or the execrations of March, would have been a relief to the feeling of desertion to which it gave rise. Казалось, никто никогда не нарушал царившую кругом тишину; в этот миг даже страшный вопль, недавно огласивший молчание лесов, или проклятия Марча были бы утешением для охотника.
This paralysis of mind and body, however, could not last long in one constituted mentally and physically like Deerslayer. Им овладело чувство полной заброшенности. Однако человек с таким душевным и физическим складом, как Зверобой, не мог долго оставаться в оцепенении.
Dropping his paddle into the water, he turned the head of the canoe, and proceeded slowly, as one walks who thinks intently, towards the centre of the lake. Погрузив весло в воду, он повернул пирогу и медленно, в глубокой задумчивости направился к центру озера.
When he believed himself to have reached a point in a line with that where he had set the last canoe adrift, he changed his direction northward, keeping the light air as nearly on his back as possible. Достигнув места, где он пустил по течению вторую пирогу, найденную в лесу, Зверобой круто повернул к северу, стараясь, чтобы легкий ветерок дул ему в спину.
After paddling a quarter of a mile in this direction, a dark object became visible on the lake, a little to the right; and turning on one side for the purpose, he had soon secured his lost prize to his own boat. Пройдя на веслах около четверти мили в эту сторону, он заметил немного справа от себя какой-то темный предмет и, сделав поворот, привязал плававшую в воде пирогу к своему суденышку.
Deerslayer now examined the heavens, the course of the air, and the position of the two canoes. Затем Зверобой посмотрел на небо, определил направление ветра и выяснил положение обеих пирог.
Finding nothing in either to induce a change of plan, he lay down, and prepared to catch a few hours' sleep, that the morrow might find him equal to its exigencies. Не заметив нигде ничего, что могло бы заставить его изменить свои планы, он лег и решил несколько часов поспать.
Although the hardy and the tired sleep profoundly, even in scenes of danger, it was some time before Deerslayer lost his recollection. Хотя люди смелые и сильно утомленные спят крепко даже среди опасностей, прошло немало времени, прежде чем Зверобою удалось забыться.
His mind dwelt on what had passed, and his half-conscious faculties kept figuring the events of the night, in a sort of waking dream. События этой ночи были еще свежи в его памяти, и, не переставая в полузабытьи думать о них, он словно грезил наяву.
Suddenly he was up and alert, for he fancied he heard the preconcerted signal of Hurry summoning him to the shore. Внезапно он совсем пробудился: ему почудилось, будто Непоседа дает сигнал подойти к берегу.
But all was still as the grave again. Но снова все стало тихо, как в могиле.
The canoes were slowly drifting northward, the thoughtful stars were glimmering in their mild glory over his head, and the forest-bound sheet of water lay embedded between its mountains, as calm and melancholy as if never troubled by the winds, or brightened by a noonday sun. Пирога медленно дрейфовала к северу, задумчивые звезды в кротком величии мерцали на небе, и водная ширь, со всех сторон окаймленная лесом, покоилась между горами так тихо и печально, как будто ее никогда не волновали ветры и не озаряло полуденное солнце.
Once more the loon raised his tremulous cry, near the foot of the lake, and the mystery of the alarm was explained. Прозвучал еще раз дрожащий крик гагары, и Зверобой понял, что заставило его внезапно проснуться.
Deerslayer adjusted his hard pillow, stretched his form in the bottom of the canoe, and slept. Он поправил свое жесткое изголовье, вытянулся на дне пироги и уснул.
Chapter VII. Глава 7
"Clear, placid Leman I Thy contrasted lake With the wild world I dwelt in, is a thing Which warns me, with its stillness, to forsake Earth's troubled waters for a purer spring. Леман! 26 Как сладок мир твой для поэта, Изведавшего горечь бытия! От мутных волн, от суетного света К тебе пришел я, горная струя.
This quiet sail is as a noiseless wing To waft me from distraction; once I loved Torn ocean's roar, but thy soft murmuring Sounds sweet as if a sister's voice reproved, That I with stern delights should e'er have been so moved." BYRON. Неси ж меня, бесшумная ладья! Душа отвергла сумрачное море Для светлых вод, и, мниться, слышу я, Сестра, твой голос в их согласном хоре! Вернись! Что ищешь ты в бушующем просторе?
Day had fairly dawned before the young man, whom we have left in the situation described in the last chapter, again opened his eyes. Уже совсем рассвело, когда молодой человек снова открыл глаза.
This was no sooner done, than he started up, and looked about him with the eagerness of one who suddenly felt the importance of accurately ascertaining his precise position. Он тотчас же вскочил и огляделся по сторонам, понимая, как важно ему поскорее уяснить себе свое положение.
His rest had been deep and undisturbed; and when he awoke, it was with a clearness of intellect and a readiness of resources that were very much needed at that particular moment. Сон его был глубок и спокоен; он проснулся со свежей головой и ясными мыслями, что было необходимо при сложившихся обстоятельствах.
The sun had not risen, it is true, but the vault of heaven was rich with the winning softness that "brings and shuts the day," while the whole air was filled with the carols of birds, the hymns of the feathered tribe. Правда, солнце еще не взошло, но небесный свод отливал нежными красками, которые знаменуют начало и конец дня, в воздухе все звенело от птичьего щебета.
These sounds first told Deerslayer the risks he ran. Этот утренний гимн пернатого племени предупредил Зверобоя о грозившей ему опасности.
The air, for wind it could scarce be called, was still light, it is true, but it had increased a little in the course of the night, and as the canoes were feathers on the water, they had drifted twice the expected distance; and, what was still more dangerous, had approached so near the base of the mountain that here rose precipitously from the eastern shore, as to render the carols of the birds plainly audible. Легкий, едва заметный ветерок за ночь немного усилился, а так как пироги двигались на воде словно перышки, то и отплыли вдвое дальше, чем рассчитывал охотник. Совсем невдалеке виднелось подножие горы, круто вздымавшейся на восточном берегу, и Зверобой уже явственно слышал пение птиц.
This was not the worst. Но это было не самое худшее.
The third canoe had taken the same direction, and was slowly drifting towards a point where it must inevitably touch, unless turned aside by a shift of wind, or human hands. In other respects, nothing presented itself to attract attention, or to awaken alarm. Третья пирога дрейфовала в том же направлении и теперь медленно подплывала к мысу; еще немного - и она уткнулась бы носом в берег. Лишь внезапная перемена ветра или человеческая рука могли бы отогнать ее от берега. Кроме этого, не было ничего тревожного.
The castle stood on its shoal, nearly abreast of the canoes, for the drift had amounted to miles in the course of the night, and the ark lay fastened to its piles, as both had been left so many hours before. "Замок" по-прежнему возвышался на своих сваях приблизительно на одной линии с пирогами и ковчег, пришвартованный к столбам, покачивался на воде там же, где его оставили несколько часов назад.
As a matter of course, Deerslayer's attention was first given to the canoe ahead. Понятно, что прежде всего Зверобой занялся передней пирогой, которая была уже почти у самого мыса.
It was already quite near the point, and a very few strokes of the paddle sufficed to tell him that it must touch before he could possibly overtake it. Взмахнув несколько раз веслом, охотник увидел, что судно коснется берега раньше, чем он сможет его нагнать.
Just at this moment, too, the wind inopportunely freshened, rendering the drift of the light craft much more rapid than certain. Как раз в эту минуту ветер совсем некстати вдруг посвежел, и легкая лодочка еще быстрее понеслась к суше.
Feeling the impossibility of preventing a contact with the land, the young man wisely determined not to heat himself with unnecessary exertions; but first looking to the priming of his piece, he proceeded slowly and warily towards the point, taking care to make a little circuit, that he might be exposed on only one side, as he approached. Понимая, что ему не догнать ее, молодой человек благоразумно решил не тратить понапрасну сил. Осмотрев затравку своего ружья и повернув предварительно свою пирогу таким образом, чтобы в нее можно было целить только с одной стороны. Зверобой медленно греб по направлению к мысу.
The canoe adrift being directed by no such intelligence, pursued its proper way, and grounded on a small sunken rock, at the distance of three or four yards from the shore. Передняя пирога, никем не управляемая, продолжала плыть вперед и наскочила на небольшой подводный камень в трех или четырех ярдах от берега.
Just at that moment, Deerslayer had got abreast of the point, and turned the bows of his own boat to the land; first casting loose his tow, that his movements might be unencumbered. Как раз в этот момент Зверобой поравнялся с мысом и повернул к нему нос своей лодки. Желая сохранить при этом полную свободу движений, юноша отвязал ту пирогу, которая шла на буксире.
The canoe hung an instant to the rock; then it rose a hair's breadth on an almost imperceptible swell of the water, swung round, floated clear, and reached the strand. Передняя пирога на одну секунду застряла на камне. Затем накатилась незаметная глазу волна, суденышко поплыло вновь и уткнулось в прибрежный песок.
All this the young man noted, but it neither quickened his pulses, nor hastened his hand. Молодой человек все это заметил, но пульс его не участился и движения рук были по-прежнему спокойны.
If any one had been lying in wait for the arrival of the waif, he must be seen, and the utmost caution in approaching the shore became indispensable; if no one was in ambush, hurry was unnecessary. Если кто-нибудь притаился на берегу, подстерегая пирогу, то следовало очень осторожно подвигаться вперед, если же в засаде никто не сидел, то не к чему было и торопиться.
The point being nearly diagonally opposite to the Indian encampment, he hoped the last, though the former was not only possible, but probable; for the savages were prompt in adopting all the expedients of their particular modes of warfare, and quite likely had many scouts searching the shores for craft to carry them off to the castle. Мыс тянулся как раз против индейской стоянки, расположившейся на другом берегу озера. Бить может, там не было ни души, но следовало приготовиться к худшему, потому что индейцы, наверное, разослали, по своему обычаю, лазутчиков, чтобы добыть лодку, которая могла бы доставить их к "замку".
As a glance at the lake from any height or projection would expose the smallest object on its surface, there was little hope that either of the canoes would pass unseen; and Indian sagacity needed no instruction to tell which way a boat or a log would drift, when the direction of the wind was known. Достаточно было одного взгляда на озеро с любой окрестной возвышенности, чтобы увидеть самый мелкий предмет на его поверхности, и вряд ли можно было надеяться, что пироги останутся незамеченными. Любой индеец по направлению ветра умел определять, в какую сторону поплывет пирога или бревно.
As Deerslayer drew nearer and nearer to the land, the stroke of his paddle grew slower, his eye became more watchful, and his ears and nostrils almost dilated with the effort to detect any lurking danger. По мере того как Зверобой приближался к земле, он греб все медленнее и медленнее, весь превратившись в слух и зрение, чтобы вовремя заметить угрожавшую опасность.
'T was a trying moment for a novice, nor was there the encouragement which even the timid sometimes feel, when conscious of being observed and commended. Для новичка это была трудная минута. Ведь робкие люди становятся смелее, если знают, что за ними следят друзья. Зверобоя не подбадривало даже и это.
He was entirely alone, thrown on his own resources, and was cheered by no friendly eye, emboldened by no encouraging voice. Он был совершенно один, предоставлен лишь своим силам, и ничей дружеский голос не придавал ему храбрости.
Notwithstanding all these circumstances, the most experienced veteran in forest warfare could not have behaved better. Несмотря на это, самый опытный ветеран лесных войн не мог бы действовать лучше.
Equally free from recklessness and hesitation, his advance was marked by a sort of philosophical prudence that appeared to render him superior to all motives but those which were best calculated to effect his purpose. Молодой охотник не проявил в данном случае ни безрассудной лихости, ни малодушных колебаний. Он подвигался вперед обдуманно и осторожно, устремив все свое внимание лишь на то, что могло способствовать достижению намеченной цели.
Such was the commencement of a career in forest exploits, that afterwards rendered this man, in his way, and under the limits of his habits and opportunities, as renowned as many a hero whose name has adorned the pages of works more celebrated than legends simple as ours can ever become. Так началась военная карьера этого человека, впоследствии прославившегося в своем кругу не меньше, - чем многие герои, имена которых украшают страницы произведений гораздо более знаменитых, чем наша простая повесть.
When about a hundred yards from the shore, Deerslayer rose in the canoe, gave three or four vigorous strokes with the paddle, sufficient of themselves to impel the bark to land, and then quickly laying aside the instrument of labor, he seized that of war. Очутившись приблизительно в сотне ярдов от суши, Зверобой встал во весь рост, несколько раз взмахнул веслом с такой силой, что суденышко ударилось оберег, и затем быстро бросив орудие гребли, схватился за орудие войны.
He was in the very act of raising the rifle, when a sharp report was followed by the buzz of a bullet that passed so near his body as to cause him involuntarily to start. Он уже поднимал свой карабин, когда громкий выстрел, сопровождавшийся свистом пули, которая пролетела над головой юноши, заставил его невольно отпрянуть назад.
The next instant Deerslayer staggered, and fell his whole length in the bottom of the canoe. В следующее мгновение охотник зашатался и упал на дно пироги.
A yell - it came from a single voice - followed, and an Indian leaped from the bushes upon the open area of the point, bounding towards the canoe. Тотчас же раздался пронзительный вопль, и на открытую лужайку у мыса выскочил из кустов индеец, бежавший прямо к пироге.
This was the moment the young man desired. Молодой человек только этого и ждал.
He rose on the instant, and levelled his own rifle at his uncovered foe; but his finger hesitated about pulling the trigger on one whom he held at such a disadvantage. Он снова поднялся и навел ружье на врага. Но Зверобой заколебался, прежде чем спустить курок.
This little delay, probably, saved the life of the Indian, who bounded back into the cover as swiftly as he had broken out of it. Эта маленькая проволочка спасла жизнь индейцу; он умчался обратно под прикрытие с таким же проворством, с каким раньше выскочил оттуда.
In the meantime Deerslayer had been swiftly approaching the land, and his own canoe reached the point just as his enemy disappeared. Тем временем Зверобой быстро приближался к земле, и его пирога подошла к мысу как раз в ту минуту, когда скрылся враг.
As its movements had not been directed, it touched the shore a few yards from the other boat; and though the rifle of his foe had to be loaded, there was not time to secure his prize, and carry it beyond danger, before he would be exposed to another shot. Никто не управлял судном, и оно пристало к берегу в нескольких ярдах от второй пироги. Индеец, вероятно, еще не успел зарядить ружье, однако у Зверобоя было слишком мало времени, чтобы захватить желанную добычу и отвести ее на безопасное расстояние, прежде чем последует еще один выстрел.
Under the circumstances, therefore, he did not pause an instant, but dashed into the woods and sought a cover. Поэтому охотник, не теряя даром времени, бросился в лес и стал под прикрытие.
On the immediate point there was a small open area, partly in native grass, and partly beach, but a dense fringe of bushes lined its upper side. На самом конце мыса была небольшая лужайка; местами она поросла травой, местами была засыпана прибрежным песком.
This narrow belt of dwarf vegetation passed, one issued immediately into the high and gloomy vaults of the forest. Лишь с одной стороны ее окаймляла густая бахрома кустов. Миновав этот узкий пояс карликовой растительности, вы сразу же попадали под высокие и угрюмые своды леса.
The land was tolerably level for a few hundred feet, and then it rose precipitously in a mountainside. На протяжении нескольких сот ярдов тянулся ровный пологий берег, за которым поднималась крутая гора.
The trees were tall, large, and so free from underbrush, that they resembled vast columns, irregularly scattered, upholding a dome of leaves. Высокие толстые деревья, у подножия которых не рос кустарник, напоминали огромные, неправильно размещенные колонны, поддерживающие лиственный свод.
Although they stood tolerably close together, for their ages and size, the eye could penetrate to considerable distances; and bodies of men, even, might have engaged beneath their cover, with concert and intelligence. Хотя для своего возраста и своих размеров они стояли довольно тесно друг подле друга, все же между ними оставались порядочные просветы, так что при достаточной зоркости и сноровке можно было без труда разглядеть даже людей, стоявших под прикрытием.
Deerslayer knew that his adversary must be employed in reloading, unless he had fled. Зверобой знал, что его враг теперь заряжает свое ружье, если он только не пустился наутек.
The former proved to be the case, for the young man had no sooner placed himself behind a tree, than he caught a glimpse of the arm of the Indian, his body being concealed by an oak, in the very act of forcing the leathered bullet home. Это предположение подтвердилось: не успел молодой человек встать за дерево, как увидел мельком руку индейца, который забивал пулю в дуло своего ружья, спрятавшись за большим дубом.
Nothing would have been easier than to spring forward, and decide the affair by a close assault on his unprepared foe; but every feeling of Deerslayer revolted at such a step, although his own life had just been attempted from a cover. Проще всего было бы ринуться вперед и на месте покончить с врагом, застигнутым врасплох, но совесть Зверобоя возмутилась при мысли о таком поступке, несмотря на то что его самого только что чуть не подстрелили из засады.
He was yet unpracticed in the ruthless expedients of savage warfare, of which he knew nothing except by tradition and theory, and it struck him as unfair advantage to assail an unarmed foe. Он еще не привык к беспощадным приемам войны с дикарями, о которых знал лишь понаслышке, и ему казалось неблагородным напасть на безоружного врага.
His color had heightened, his eye frowned, his lips were compressed, and all his energies were collected and ready; but, instead of advancing to fire, he dropped his rifle to the usual position of a sportsman in readiness to catch his aim, and muttered to himself, unconscious that he was speaking- Лицо его раскраснелось, брови нахмурились, губы сжались - он собрал все свои силы, но, вместо того чтобы поскорее выстрелить, взял ружье наизготовку и, не отдавая сам себе отчета в своих словах, пробормотал:
"No, no - that may be red-skin warfare, but it's not a Christian's gifts. Let the miscreant charge, and then we'll take it out like men; for the canoe he must not, and shall not have. No, no; let him have time to load, and God will take care of the right!" - Нет, нет! Пусть краснокожий язычник зарядит свое ружье, и тогда мы посмотрим. Но пироги он не получит!
All this time the Indian had been so intent on his own movements, that he was even ignorant that his enemy was in the woods. Индеец был так поглощен своим занятием, что даже не заметил присутствия врага.
His only apprehension was, that the canoe would be recovered and carried away before he might be in readiness to prevent it. Он только боялся, как бы кто-нибудь не захватил пирогу и не увел от берега прежде, чем ему удастся помешать этому.
He had sought the cover from habit, but was within a few feet of the fringe of bushes, and could be at the margin of the forest in readiness to fire in a moment. Индеец стоял всего в нескольких футах от кустов и, приготовившись к выстрелу, в один миг мог очутиться на опушке.
The distance between him and his enemy was about fifty yards, and the trees were so arranged by nature that the line of sight was not interrupted, except by the particular trees behind which each party stood. Противник находился в пятидесяти ярдах от него, а деревья, кроме тех двух, за которыми прятались сражающиеся, были расположены таким образом, что не закрывали поля зрения.
His rifle was no sooner loaded, than the savage glanced around him, and advanced incautiously as regarded the real, but stealthily as respected the fancied position of his enemy, until he was fairly exposed. Зарядив наконец ружье, дикарь огляделся по сторонам и пошел вперед, ловко укрываясь от предполагаемой позиции своего врага, но очень неловко от действительной опасности.
Then Deerslayer stepped from behind its own cover, and hailed him. Тогда Зверобой тоже выступил из-за прикрытия и окликнул его:
"This a way, red-skin; this a way, if you're looking for me," he called out. - Сюда, краснокожий, сюда, если ты ищешь меня!
"I'm young in war, but not so young as to stand on an open beach to be shot down like an owl, by daylight. Я еще не очень опытен в военном деле, но все же не настолько, чтобы остаться на открытом берегу, где меня можно подстрелить, как сову при дневном свете.
It rests on yourself whether it's peace or war atween us; for my gifts are white gifts, and I'm not one of them that thinks it valiant to slay human mortals, singly, in the woods." От тебя одного зависит, быть между нами миру или войне, потому что я не из тех, кто считает подвигом убивать людей в одиночку в лесу.
The savage was a good deal startled by this sudden discovery of the danger he ran. Индеец удивился, так внезапно заметив угрожавшую ему опасность.
He had a little knowledge of English, however, and caught the drift of the other's meaning. Однако он знал немного английский язык и понял общий смысл сказанных ему слов.
He was also too well schooled to betray alarm, but, dropping the butt of his rifle to the earth, with an air of confidence, he made a gesture of lofty courtesy. К тому же он был слишком хорошо вышколен, чтобы обнаружить свой испуг. Он опустил с доверчивым видом приклад ружья и сделал рукой приветственный жест.
All this was done with the ease and self-possession of one accustomed to consider no man his superior. При этом он не потерял самообладания, подобающего человеку, который считает себя выше всех.
In the midst of this consummate acting, however, the volcano that raged within caused his eyes to glare, and his nostrils to dilate, like those of some wild beast that is suddenly prevented from taking the fatal leap. Но вулкан, бушевавший в его груди, заставлял глаза его сверкать и ноздри раздуваться, подобно ноздрям хищного зверя, которому неожиданно помешали сделать роковой прыжок.
"Two canoes," he said, in the deep guttural tones of his race, holding up the number of fingers he mentioned, by way of preventing mistakes; "one for you --one for me." - Две пироги, - сказал он низким горловым голосом, свойственным людям его расы, и вытянул вперед два пальца во избежание всякой ошибки, - одна мне, другая тебе.
"No, no, Mingo, that will never do. - Нет, нет, минг, это не выйдет!
You own neither; and neither shall you have, as long as I can prevent it. Пироги тебе не принадлежат, и ты не получишь ни одной, пока это зависит от меня.
I know it's war atween your people and mine, but that's no reason why human mortals should slay each other, like savage creatur's that meet in the woods; go your way, then, and leave me to go mine. Я знаю, теперь идет война между твоим и моим народом, но это еще не значит, что люди должны убивать друг друга, как дикие звери, встретившиеся в лесу. Ступай своей дорогой, а я пойду моей.
The world is large enough for us both; and when we meet fairly in battle, why, the Lord will order the fate of each of us." Земля достаточно обширна для нас обоих, а если мы встретимся в честном бою, тогда пусть сам бог решает, кому жить, а кому умереть.
"Good!" exclaimed the Indian; "my brother missionary - great talk; all about Manitou." - Хорошо! - воскликнул индеец. - Мой брат миссионер. Много говорит. Все о Маниту.
"Not so - not so, warrior. - Нет, нет, воин.
I'm not good enough for the Moravians, and am too good for most of the other vagabonds that preach about in the woods. Я недостаточно хорош для моравских братьев. Я вряд ли гожусь, для того чтобы читать в лесу проповеди разным бродягам.
No, no; I'm only a hunter, as yet, though afore the peace is made, 'tis like enough there'll be occasion to strike a blow at some of your people. Нет, нет, в мирное время я только охотник, хотя при случае мне, может быть, придется сразить одного из твоих соплеменников.
Still, I wish it to be done in fair fight, and not in a quarrel about the ownership of a miserable canoe." Только я предпочел бы сделать это в честном бою, а не ссорясь из-за какой-то жалкой пироги.
"Good! - Хорошо!
My brother very young - but he is very wise. Мой брат молод, но очень мудр.
Little warrior - great talker. Плохой воин, но хорошо говорит.
Chief, sometimes, in council." Вождь в совете.
"I don't know this, nor do I say it, Injin," returned Deerslayer, coloring a little at the ill-concealed sarcasm of the other's manner; "I look forward to a life in the woods, and I only hope it may be a peaceable one. - Ну, этого я не скажу, - возразил Зверобой, слегка покраснев от плохо скрытой насмешки в словах индейца. - Мне хотелось бы провести свою жизнь в лесу, и провести ее мирно.
All young men must go on the war-path, when there's occasion, but war isn't needfully massacre. Все молодые люди должны идти по тропе войны, когда для этого представляется случай, но одно дело война, другое - бессмысленная резня.
I've seen enough of the last, this very night, to know that Providence frowns on it; and I now invite you to go your own way, while I go mine; and hope that we may part fri'nds." Сегодня ночью я убедился, что провидение осуждает бесполезное убийство. Поэтому я предлагаю тебе идти твоей дорогой, а я пойду моей, и, надеюсь, мы разойдемся друзьями. -Маниту-имя таинственной колдовской силы, в которую верили некоторые индейцы. Так же назывались духи-покровители, которым поклонялись индейские племена.
"Good! - Хорошо!
My brother has two scalp - gray hair under 'other. У моего брата два скальпа - седые волосы под черными.
Old wisdom - young tongue." Мудрость старика, язык юноши.
Here the savage advanced with confidence, his hand extended, his face smiling, and his whole bearing denoting amity and respect. Тут дикарь приблизился, протянув с улыбкой руку и всем своим видом выражая дружелюбие и уважение.
Deerslayer met his offered friendship in a proper spirit, and they shook hands cordially, each endeavoring to assure the other of his sincerity and desire to be at peace. Оба обменялись рукопожатиями, уверяя друг друга в своей искренности и в желании заключить мир.
"All have his own," said the Indian; "my canoe, mine; your canoe, your'n. - Каждому свое, - сказал индеец, - моя пирога мне, твоя пирога тебе.
Go look; if your'n, you keep; if mine, I keep." Пойдем посмотрим: если она твоя, бери ее; если она моя, я возьму.
"That's just, red-skin; thought you must be wrong in thinking the canoe your property. - Будь по-твоему, краснокожий. Хотя ты ошибаешься, говоря, что пирога принадлежит тебе.
Howsever, seein' is believin', and we'll go down to the shore, where you may look with your own eyes; for it's likely you'll object to trustin' altogether to mine." Но за показ денег не берут. Пойдем на берег, и убедись собственными глазами, если не веришь мне.
The Indian uttered his favorite exclamation of Индеец снова воскликнул:
"Good!" and then they walked side by side, towards the shore. "Хорошо!" -и они зашагали рядом по направлению к берегу.
There was no apparent distrust in the manner of either, the Indian moving in advance, as if he wished to show his companion that he did not fear turning his back to him. Никто из них не выказывал ни малейшего опасения, и индеец шел впереди, как бы желая доказать своему новому знакомому, что не боится повернуться к нему спиной.
As they reached the open ground, the former pointed towards Deerslayer's boat, and said emphatically - Когда они выбрались на открытое место, дикарь указал на пирогу Зверобоя и произнес выразительно:
"No mine - pale-face canoe. - Не моя - бледнолицого пирога.
This red man's. Та - краснокожего.
No want other man's canoe - want his own." Не хочу чужой пирога, хочу свою.
"You're wrong, red-skin, you 're altogether wrong. - Ты ошибаешься, краснокожий, ты жестоко ошибаешься.
This canoe was left in old Hutter's keeping, and is his'n according to law, red or white, till its owner comes to claim it. Пирогу оставил в тайнике старик Хаттер и она принадлежит ему по всем законам, белым или красным.
Here's the seats and the stitching of the bark to speak for themselves. Взгляни на эти скамьи для сиденья - они говорят за себя.
No man ever know'd an Injin to turn off such work." Это неиндейская работа.
"Good! My brother little old - big wisdom. - Хорошо, Мой брат еще не стар, но очень мудр.
Injin no make him. Индейцы таких не делают.
White man's work." Работа белых людей.
"I'm glad you think so, for holding out to the contrary might have made ill blood atween us, every one having a right to take possession of his own. - Очень рад, что ты согласен, а то нам бы пришлось поссориться.
I'll just shove the canoe out of reach of dispute at once, as the quickest way of settling difficulties." А теперь каждому свое, и я сейчас же уберу пирогу подальше, чтобы прекратить спор.
While Deerslayer was speaking, he put a foot against the end of the light boat, and giving a vigorous shove, he sent it out into the lake a hundred feet or more, where, taking the true current, it would necessarily float past the point, and be in no further danger of coming ashore. С этими словами Зверобой поставил ногу на борт легкой лодки и сильным толчком отогнал ее в озеро футов на сто или более, где, подхваченная течением, она неминуемо должна была обогнуть мыс, не подходя к берегу.
The savage started at this ready and decided expedient, and his companion saw that he cast a hurried and fierce glance at his own canoe, or that which contained the paddles. Дикарь вздрогнул, увидя это решительное движение. Зверобой заметил, как индеец бросил быстрый, но свирепый взгляд на: другую пирогу, в которой лежали весла.
The change of manner, however, was but momentary, and then the Iroquois resumed his air of friendliness, and a smile of satisfaction. Лицо краснокожего, впрочем, изменилось лишь на секунду. Ирокез снова принял дружелюбный вид и приятно осклабился.
"Good!" he repeated, with stronger emphasis than ever. "Young head, old mind. - Хорошо, - повторил он еще более выразительно.- Молодая голова, старый ум.
Know how to settle quarrel. Знает, как кончать споры.
Farewell, brother. Прощай, брат.
He go to house in water-muskrat house - Injin go to camp; tell chiefs no find canoe." Плыви в свой водяной дом, в Гнездо Водяной Крысы. Индеец пойдет в свой лагерь, скажет вождям: не нашел пироги.
Deerslayer was not sorry to hear this proposal, for he felt anxious to join the females, and he took the offered hand of the Indian very willingly. Зверобой с удовольствием выслушал это предложение, так как ему не терпелось поскорее вернутся к девушкам, и он добродушно пожал руку, протянутую индейцем.
The parting words were friendly, and while the red man walked calmly towards the wood, with the rifle in the hollow of his arm, without once looking back in uneasiness or distrust, the white man moved towards the remaining canoe, carrying his piece in the same pacific manner, it is true, but keeping his eye fastened on the movements of the other. По-видимому, они расстались друзьями, и в то время как краснокожий спокойно пошел обратно в лес, неся ружье под мышкой и ни разу не оглянувшись, бледнолицый направился к пироге. Свое ружье он нес столь же мирным образом, но не переставал следить за каждым движением индейца.
This distrust, however, seemed to be altogether uncalled for, and as if ashamed to have entertained it, the young man averted his look, and stepped carelessly up to his boat. Впрочем, подобная недоверчивость вскоре показалась ему неуместной, и, как бы устыдившись, молодой человек отвернулся и беззаботно шагнул в лодку.
Here he began to push the canoe from the shore, and to make his other preparations for departing. Здесь он начал готовиться к отплытию.
He might have been thus employed a minute, when, happening to turn his face towards the land, his quick and certain eye told him, at a glance, the imminent jeopardy in which his life was placed. Так прошло около минуты, когда, случайно обернувшись, он своим быстрым и безошибочным взглядом заметил страшную опасность, грозившую его жизни.
The black, ferocious eyes of the savage were glancing on him, like those of the crouching tiger, through a small opening in the bushes, and the muzzle of his rifle seemed already to be opening in a line with his own body. Черные свирепые глаза дикаря, как глаза притаившегося тигра, смотрели на него сквозь небольшой просвет в кустах. Ружейная мушка уже опустилась на один уровень с головой юноши.
Then, indeed, the long practice of Deerslayer, as a hunter did him good service. Тут богатый охотничий опыт Зверобоя оказал ему хорошую услугу.
Accustomed to fire with the deer on the bound, and often when the precise position of the animal's body had in a manner to be guessed at, he used the same expedients here. Привыкнув стрелять в оленей на бегу, когда действительное положение тела животного приходится определять скорее по догадке, чем на глаз, Зверобой воспользовался теперь тем же приемом.
To cock and poise his rifle were the acts of a single moment and a single motion: then aiming almost without sighting, he fired into the bushes where he knew a body ought to be, in order to sustain the appalling countenance which alone was visible. В одно мгновение он поднял карабин, взвел курок и, почти не целясь, выстрелил в кусты, где, как он знал, должен был находиться индеец и откуда видна была лишь его страшная физиономия.
There was not time to raise the piece any higher, or to take a more deliberate aim. Поднять ружье немного выше или прицелиться более тщательно не было времени.
So rapid were his movements that both parties discharged their pieces at the same instant, the concussions mingling in one report. Он проделал это так быстро, что противники разрядили свои ружья в один и тот же момент, и грохот двух выстрелов слился в один звук.
The mountains, indeed, gave back but a single echo. Горы послали в ответ одно общее эхо.
Deerslayer dropped his piece, and stood with head erect, steady as one of the pines in the calm of a June morning, watching the result; while the savage gave the yell that has become historical for its appalling influence, leaped through the bushes, and came bounding across the open ground, flourishing a tomahawk. Зверобой опустил ружье и, высоко подняв голову, стоял твердо, как сосна в безветренное июньское утро, тогда как краснокожий испустил пронзительный вой, выскочил из-за кустов и побежал через лужайку, потрясая томагавком.
Still Deerslayer moved not, but stood with his unloaded rifle fallen against his shoulders, while, with a hunter's habits, his hands were mechanically feeling for the powder-horn and charger. Зверобой все еще стоял с разряженным ружьем у плеча, и лишь по охотничьей привычке рука его машинально нащупывала роговую пороховницу и шомпол.
When about forty feet from his enemy, the savage hurled his keen weapon; but it was with an eye so vacant, and a hand so unsteady and feeble, that the young man caught it by the handle as it was flying past him. Подбежав к врагу футов на сорок, дикарь швырнул в него свой топор. Но взор минга уже затуманился, рука ослабела и дрожала; молодой человек без труда поймал за рукоятку пролетавший мимо томагавк.
At that instant the Indian staggered and fell his whole length on the ground. В эту минуту индеец зашатался и рухнул на землю, вытянувшись во весь рост.
"I know'd it - I know'd it!" exclaimed Deerslayer, who was already preparing to force a fresh bullet into his rifle; "I know'd it must come to this, as soon as I had got the range from the creatur's eyes. -Я знал это, я это знал! - воскликнул Зверобой, уже готовясь загнать новую пулю в дуло своего карабина. - Я знал, что этим кончится, когда поймал взгляд этой твари.
A man sights suddenly, and fires quick when his own life's in danger; yes, I know'd it would come to this. Человек сразу все замечает и стреляет очень проворно, когда опасность грозит его жизни. Да, я знал, что этим кончится.
I was about the hundredth part of a second too quick for him, or it might have been bad for me! Я опередил его на одну сотую долю секунды, иначе мне пришлось бы плохо.
The riptyle's bullet has just grazed my side -but say what you will for or ag'in 'em, a red-skin is by no means as sartain with powder and ball as a white man. Пуля пролетела как раз мимо моего бока. Говорите, что хотите, но краснокожий совсем не так ловко обращается с порохом и пулей, как бледнолицый.
Their gifts don't seem to lie that a way. Видно, нет у них к этому прирожденной способности.
Even Chingachgook, great as he is in other matters, isn't downright deadly with the rifle." Даже Чингачгук хоть и ловок, но из карабина не всегда бьет наверняка.
By this time the piece was reloaded, and Deerslayer, after tossing the tomahawk into the canoe, advanced to his victim, and stood over him, leaning on his rifle, in melancholy attention. Говоря это, Зверобой зарядил ружье и швырнул томагавк в пирогу. Приблизившись к своей жертве, он в печальной задумчивости стоял над ней, опершись на карабин.
It was the first instance in which he ha seen a man fall in battle - it was the first fellow-creature against whom he had ever seriously raised his own hand. В первый раз ему пришлось видеть человека, павшего в бою, и это был первый ближний, на которого он поднял руку.
The sensations were novel; and regret, with the freshness of our better feelings, mingled with his triumph. Ощущение было совершенно новым для него, и к торжеству примешивалась жалость.
The Indian was not dead, though shot directly through the body. Индеец еще не умер, хотя пуля насквозь прострелила его тело.
He lay on his back motionless, but his eyes, now full of consciousness, watched each action of his victor -as the fallen bird regards the fowler - jealous of every movement. Он неподвижно лежал на спине, но глаза его наблюдали за каждым движением победителя, как глаза пойманной птицы за движением птицелова.
The man probably expected the fatal blow which was to precede the loss of his scalp; or perhaps he anticipated that this latter act of cruelty would precede his death. Он, вероятно, ожидал, что враг нанесет ему последний удар, перед тем как снять скальп, или, быть может, боялся, что это жестокое дело совершится еще прежде, чем он испустит дух.
Deerslayer read his thoughts; and he found a melancholy satisfaction in relieving the apprehensions of the helpless savage. Зверобой угадал его мысли и с печальным удовлетворением поспешил успокоить беспомощного дикаря.
"No, no, red-skin," he said; "you've nothing more to fear from me. I am of a Christian stock, and scalping is not of my gifts. - Нет, нет, краснокожий, - сказал он, - тебе больше нечего бояться Снимать скальпы не в моем обычае.
I'll just make sartain of your rifle, and then come back and do you what sarvice I can. Я сейчас подберу твой карабин, а потом вернусь и сделаю для тебя все, что могу.
Though here I can't stay much longer, as the crack of three rifles will be apt to bring some of your devils down upon me." Впрочем, мне нельзя здесь слишком долго задерживаться: три выстрела подряд, пожалуй, привлекут сюда кого-нибудь из ваших чертей.
The close of this was said in a sort of a soliloquy, as the young man went in quest of the fallen rifle. The piece was found where its owner had dropped it, and was immediately put into the canoe. Последние слова молодой человек произнес про себя, разыскивая в это время ружье, которое нашел там, где хозяин его бросил.
Laying his own rifle at its side, Deerslayer then returned and stood over the Indian again. Зверобой Отнес в пирогу ружье индейца и свой карабин, а потом вернулся к умирающему.
"All inmity atween you and me's at an ind red-skin," he said; "and you may set your heart at rest on the score of the scalp, or any further injury. - Всякая вражда между нами кончена, краснокожий, - сказал он. - Ты можешь не беспокоиться насчет скальпа и прочих жестокостей.
My gifts are white, as I've told you; and I hope my conduct will be white also." Надеюсь, я сумею вести себя, как подобает белому.
Could looks have conveyed all they meant, it is probable Deerslayer's innocent vanity on the subject of color would have been rebuked a little; but he comprehended the gratitude that was expressed in the eyes of the dying savage, without in the least detecting the bitter sarcasm that struggled with the better feeling. Если бы взгляд мог полностью выражать мысли человека, то, вероятно, невинное тщеславие Зверобоя и его бахвальство своим цветом кожи получили бы маленький щелчок, но он прочитал в глазах умирающего дикаря лишь благодарность и не заметил горькой насмешки, которая боролась с более благородным чувством.
"Water!" ejaculated the thirsty and unfortunate creature; "give poor Injin water." - Воды! - воскликнул несчастный. - Дай бедному индейцу воды!
"Ay, water you shall have, if you drink the lake dry. - Ну, воды ты получишь сколько угодно, хоть выпей досуха все озеро.
I'll just carry you down to it that you may take your fill. Я сейчас отнесу тебя туда.
This is the way, they tell me, with all wounded people - water is their greatest comfort and delight." Мне так и рассказывали о раненых: вода для них величайшее утешение и отрада.
So saying, Deerslayer raised the Indian in his arms, and carried him to the lake. Сказав это, Зверобой поднял индейца на руки и отнес к озеру.
Here he first helped him to take an attitude in which he could appease his burning thirst; after which he seated himself on a stone, and took the head of his wounded adversary in his own lap, and endeavored to soothe his anguish in the best manner he could. Здесь он прежде всего помог ему утолить палящую жажду, потом сел на камень, положил голову раненого противника к себе на колени и постарался, как умел, облегчить его страдания.
"It would be sinful in me to tell you your time hadn't come, warrior," he commenced, "and therefore I'll not say it. You've passed the middle age already, and, considerin' the sort of lives ye lead, your days have been pretty well filled. - Грешно было бы с моей стороны не сказать, что пришло твое время, воин, - начал он. - Ты уже достиг средних лет и при твоем образе жизни, наверное, натворил немало.
The principal thing now, is to look forward to what comes next. Надо подумать о том, что ждет тебя впереди.
Neither red-skin nor pale-face, on the whole, calculates much on sleepin' forever; but both expect to live in another world. Краснокожие, как и белые, в большинстве случаев не думают успокоиться в вечном сне, и те и другие собираются жить в ином мире.
Each has his gifts, and will be judged by 'em, and I suppose you've thought these matters over enough not to stand in need of sarmons when the trial comes. Каждого из нас будут судить на том свете по его делам. Я полагаю, ты знаешь об этом довольно и не нуждаешься в проповедях.
You'll find your happy hunting-grounds, if you've been a just Injin; if an onjust, you'll meet your desarts in another way. Ты попадешь в леса, богатые дичью, если был справедливым индейцем, а если нет, то будешь изгнан в пустыню.
I've my own idees about these things; but you're too old and exper'enced to need any explanations from one as young as I." У меня несколько иные понятия на этот счет. Но ты слишком стар и опытен, чтобы нуждаться в поучениях такого юнца, как я.
"Good!" ejaculated the Indian, whose voice retained its depth even as life ebbed away; "young head - old wisdom!" -Хорошо! - пробормотал индеец. Голос его сохранил свою силу, хотя жизнь его уже клонилась к закату. - Молодая голова, старая мудрость.
"It's sometimes a consolation, when the ind comes, to know that them we've harmed, or tried to harm, forgive us. I suppose natur' seeks this relief, by way of getting a pardon on 'arth; as we never can know whether He pardons, who is all in all, till judgment itself comes. It's soothing to know that any pardon at such times; and that, I conclude, is the secret. - Когда наступает конец, нам порой утешительно бывает знать, что люди, которых мы обидели или пытались обидеть, прощают нас.
Now, as for myself, I overlook altogether your designs ag'in my life; first, because no harm came of 'em; next, because it's your gifts, and natur', and trainin', and I ought not to have trusted you at all; and, finally and chiefly, because I can bear no ill-will to a dying man, whether heathen or Christian. Ну так вот, я совершенно позабыл, что ты покушался на мою жизнь: во-первых, потому, что ты не причинил мне никакого вреда; во-вторых, потому, что ничему другому тебя не учили и мне совсем не следовало бы тебе верить, и, наконец, самое главное, потому, что я не могу таить зло против умирающего, все равно - язычник он или христианин.
So put your heart at ease, so far as I'm consarned; you know best what other matters ought to trouble you, or what ought to give you satisfaction in so trying a moment." Итак, успокойся, поскольку речь идет обо мне, а что касается всего прочего, то об этом ты знаешь лучше, чем я.
It is probable that the Indian had some of the fearful glimpses of the unknown state of being which God, in mercy, seems at times to afford to all the human race; but they were necessarily in conformity with his habits and prejudices Like most of his people, and like too many of our own, he thought more of dying in a way to gain applause among those he left than to secure a better state of existence hereafter. Подобно большинству людей своего племени и подобно многим из нас, умирающий больше думал об одобрении тех, кого он собирался покинуть, чем об участи, поджидавшей его за могилой.
While Deerslayer was speaking, his mind was a little bewildered, though he felt that the intention was good; and when he had done, a regret passed over his spirit that none of his own tribe were present to witness his stoicism, under extreme bodily suffering, and the firmness with which he met his end. И, когда Зверобой замолчал, индеец пожалел, что никто из соплеменников не видит, с какой твердостью переносит он телесные муки и встречает свой конец.
With the high innate courtesy that so often distinguishes the Indian warrior before he becomes corrupted by too much intercourse with the worst class of the white men, he endeavored to express his thankfulness for the other's good intentions, and to let him understand that they were appreciated. С утонченной вежливостью, которая так часто бывает свойственна индейскому воину, пока его не испортило общение с наихудшей разновидностью белых людей, он постарался выразить свою благодарность.
"Good!" he repeated, for this was an English word much used by the savages, "good! young head; young heart, too. - Хорошо, - повторил он, ибо это английское слово чаще других употребляется индейцами -хорошо, молодая голова и молодое сердце.
Old heart tough; no shed tear. Хотя и старое сердце не проливает слез.
Hear Indian when he die, and no want to lie - what he call him?" Послушай индейца, когда он умирает и не имеет нужды лгать. Как тебя зовут?
"Deerslayer is the name I bear now, though the Delawares have said that when I get back from this war-path, I shall have a more manly title, provided I can 'arn one." - Теперь я ношу имя Зверобой, хотя делавары говорили, что когда я вернусь обратно с военной тропы, то получу более почетное прозвище, если его заслужу.
"That good name for boy - poor name for warrior. - Это хорошее имя для мальчика - плохое имя для воина.
He get better quick. Ты скоро получишь лучшее.
No fear there," - the savage had strength sufficient, under the strong excitement he felt, to raise a hand and tap the young man on his breast, - "eye sartain -finger lightning - aim, death - great warrior soon. No Deerslayer - Hawkeye -Hawkeye - Hawkeye. Shake hand." Не бойся! - в своем возбуждении индеец нашел в себе достаточно сил, чтобы поднять руку и похлопать молодого человека по груди - Верный глаз, палец-молния, прицел-смерть... Скоpo -великий воин... Не Зверобой - Соколиный Глаз... Соколиный Глаз... Соколиный Глаз... Пожму руку!..
Deerslayer - or Hawkeye, as the youth was then first named, for in after years he bore the appellation throughout all that region - Deerslayer took the hand of the savage, whose last breath was drawn in that attitude, gazing in admiration at the countenance of a stranger, who had shown so much readiness, skill, and firmness, in a scene that was equally trying and novel. When the reader remembers it is the highest gratification an Indian can receive to see his enemy betray weakness, he will be better able to appreciate the conduct which had extorted so great a concession at such a moment. Зверобой, или Соколиный Глаз, как впервые назвал его индеец (впоследствии это прозвище утвердилось за ним), взял руку дикаря, который испустил последний вздох, с восхищением глядя на незнакомца, проявившего столько проворства, ловкости и твердости в таком затруднительном и новом для него положении.
"His spirit has fled!" said Deerslayer, in a suppressed, melancholy voice. "Ah's me! - Его дух отлетел, - сказал Зверобой тихим и грустным голосом - Горе мне!
Well, to this we must all come, sooner or later; and he is happiest, let his skin be what color it may, who is best fitted to meet it. Со всеми нами это случится рано или поздно, и счастлив тот, кто независимо от цвета своей кожи достойно встречает этот миг!
Here lies the body of no doubt a brave warrior, and the soul is already flying towards its heaven or hell, whether that be a happy hunting ground, a place scant of game, regions of glory, according to Moravian doctrine, or flames of fire! So it happens, too, as regards other matters! Здесь лежит тело храброго воина, а его душа уже улетела на небеса, или в ад, или в леса, богатые дичью.
Here have old Hutter and Hurry Harry got themselves into difficulty, if they haven't got themselves into torment and death, and all for a bounty that luck offers to me in what many would think a lawful and suitable manner. Старик Хаттер и Гарри Непоседа попали в беду; им угрожают, быть может, пытки или смерть - и все ради той награды, которую случай предлагает мне, по-видимому, самым законным и благородным образом. По крайней мере, очень многие именно так рассуждали бы на моем месте.
But not a farthing of such money shall cross my hand. Но нет! Ни одного гроша этих денег не пройдет через мои руки.
White I was born, and white will I die; clinging to color to the last, even though the King's majesty, his governors, and all his councils, both at home and in the colonies, forget from what they come, and where they hope to go, and all for a little advantage in warfare. Белым человеком я родился и белым умру, хотя его королевское величество, его губернаторы и советники в колониях забывают ради мелких выгод, к чему обязывает их цвет кожи.
No, no, warrior, hand of mine shall never molest your scalp, and so your soul may rest in peace on the p'int of making a decent appearance when the body comes to join it, in your own land of spirits." Нет, нет, воин, моя рука не прикоснется к твоему скальпу, и твоя душа в пристойном виде может появиться в стране духов.
Deerslayer arose as soon as he had spoken. Сказав это, Зверобой поднялся на ноги.
Then he placed the body of the dead man in a sitting posture, with its back against the little rock, taking the necessary care to prevent it from falling or in any way settling into an attitude that might be thought unseemly by the sensitive, though wild notions of a savage. Затем он прислонил мертвеца спиной к небольшому камню и вообще постарался придать ему позу, которая не могла показаться неприличной очень щепетильным на этот счет индейцам.
When this duty was performed, the young man stood gazing at the grim countenance of his fallen foe, in a sort of melancholy abstraction. Исполнив этот долг, молодой человек остановился, рассматривая в грустной задумчивости угрюмое лицо своего павшего врага.
As was his practice, however, a habit gained by living so much alone in the forest, he then began again to give utterance to his thoughts and feelings aloud. Привыкнув жить в полном одиночестве, он опять начал выражать вслух волновавшие его Мысли и чувства.
"I didn't wish your life, red-skin," he said "but you left me no choice atween killing or being killed. - Я не покушался на твою жизнь, краснокожий, -сказал он, - но у меня не было другого выбора: или убить тебя, или быть убитым самому.
Each party acted according to his gifts, I suppose, and blame can light on neither. Каждый из нас действовал сообразно своим обычаям, и никого не нужно осуждать.
You were treacherous, according to your natur' in war, and I was a little oversightful, as I'm apt to be in trusting others. Ты действовал предательски, потому что такова уж у вас повадка на войне, а я был опрометчив, потому что слишком легко верю людям.
Well, this is my first battle with a human mortal, though it's not likely to be the last. Ладно, это моя первая, хотя, по всей вероятности, не последняя стычка с человеком.
I have fou't most of the creatur's of the forest, such as bears, wolves, painters, and catamounts, but this is the beginning with the red-skins. Я сражался почти со всеми зверями, живущими в лесу-с медведями, волками, пантерами, - а теперь вот пришлось начать и с людьми.
If I was Injin born, now, I might tell of this, or carry in the scalp, and boast of the expl'ite afore the whole tribe; or, if my inimy had only been even a bear, 'twould have been nat'ral and proper to let everybody know what had happened; but I don't well see how I'm to let even Chingachgook into this secret, so long as it can be done only by boasting with a white tongue. Будь я прирожденный индеец, я мог бы рассказать об этой битве или принести скальп и похвастаться своим подвигом в присутствии целого племени. Если бы врагом был всего-навсего медведь, было бы естественно и прилично рассказывать всем и каждому о том, что случилось. А теперь, право, не знаю, как сказать об этом даже Чингачгуку, чтобы не получилось, будто я бахвалюсь.
And why should I wish to boast of it a'ter all? Да и чем мне, в сущности, бахвалиться?
It's slaying a human, although he was a savage; and how do I know that he was a just Injin; and that he has not been taken away suddenly to anything but happy hunting-grounds. Неужели тем, что я убил человека, хотя это и дикарь?
When it's onsartain whether good or evil has been done, the wisest way is not to be boastful - still, I should like Chingachgook to know that I haven't discredited the Delawares, or my training!" И, однако, мне хочется, чтобы Чингачгук знал, что я не опозорил делаваров, воспитавших меня.
Part of this was uttered aloud, while part was merely muttered between the speaker's teeth; his more confident opinions enjoying the first advantage, while his doubts were expressed in the latter mode. Soliloquy and reflection received a startling interruption, however, by the sudden appearance of a second Indian on the lake shore, a few hundred yards from the point. Монолог Зверобоя был внезапно прерван: на берегу озера, в ста ярдах от мыса, появился другой индеец.
This man, evidently another scout, who had probably been drawn to the place by the reports of the rifles, broke out of the forest with so little caution that Deerslayer caught a view of his person before he was himself discovered. Очевидно, это тоже был разведчик: привлеченный выстрелами, он вышел из лесу, не соблюдая необходимых предосторожностей, и Зверобой увидел его первым.
When the latter event did occur, as was the case a moment later, the savage gave a loud yell, which was answered by a dozen voices from different parts of the mountainside. Секунду спустя, заметив охотника, индеец испустил пронзительный крик. Со всех сторон горного склона откликнулась дюжина громких голосов.
There was no longer any time for delay; in another minute the boat was quitting the shore under long and steady sweeps of the paddle. Медлить было нельзя; через минуту лодка понеслась от берега, подгоняемая сильными и твердыми ударами весла.
As soon as Deerslayer believed himself to be at a safe distance he ceased his efforts, permitting the little bark to drift, while he leisurely took a survey of the state of things. Отплыв на безопасное расстояние, Зверобой перестал грести и пустил лодку по течению, а сам начал оглядываться по сторонам.
The canoe first sent adrift was floating before the air, quite a quarter of a mile above him, and a little nearer to the shore than he wished, now that he knew more of the savages were so near at hand. Пирога, которую он отпустил с самого начала, дрейфовала в четверти мили от него и гораздо ближе к берегу, чем это было желательно теперь, когда по соседству оказались индейцы.
The canoe shoved from the point was within a few yards of him, he having directed his own course towards it on quitting the land. Другая пирога, та, что пристала к мысу, тоже находилась всего в нескольких ярдах от него.
The dead Indian lay in grim quiet where he had left him, the warrior who had shown himself from the forest had already vanished, and the woods themselves were as silent and seemingly deserted as the day they came fresh from the hands of their great Creator. Мертвый индеец в сумрачном спокойствии сидел на прежнем месте; воин, показавшийся из лесу, уже исчез, и лесная чаща снова была безмолвна и пустынна.
This profound stillness, however, lasted but a moment. Эта глубочайшая тишина царила, впрочем, лишь несколько секунд.
When time had been given to the scouts of the enemy to reconnoitre, they burst out of the thicket upon the naked point, filling the air with yells of fury at discovering the death of their companion. Неприятельские разведчики выбежали из чащи на открытую лужайку и разразились яростными воплями, увидев своего мертвого товарища.
These cries were immediately succeeded by shouts of delight when they reached the body and clustered eagerly around it. Однако, как только краснокожие приблизились к трупу и окружили его, послышались торжествующие возгласы.
Deerslayer was a sufficient adept in the usages of the natives to understand the reason of the change. Зная индейские обычаи, Зверобой сразу догадался, почему у них изменилось настроение.
The yell was the customary lamentation at the loss of a warrior, the shout a sign of rejoicing that the conqueror had not been able to secure the scalp; the trophy, without which a victory is never considered complete. Вой выражал сожаление о смерти воина, а ликующие крики - радость, что победитель не успел снять скальп; без этого трофея победа врага считалась неполной.
The distance at which the canoes lay probably prevented any attempts to injure the conqueror, the American Indian, like the panther of his own woods, seldom making any effort against his foe unless tolerably certain it is under circumstances that may be expected to prove effective. Пироги находились на таком расстоянии, что ирокезы и не пытались напасть на победителя; американский индеец, подобно пантере своих родных лесов, редко набрасывается на врага, не будучи заранее уверен в успехе.
As the young man had no longer any motive to remain near the point, he prepared to collect his canoes, in order to tow them off to the castle. Молодому человеку не к чему было больше мешкать возле мыса. Он решил связать пироги вместе, чтобы отбуксировать их к "замку".
That nearest was soon in tow, when he proceeded in quest of the other, which was all this time floating up the lake. Привязав к корме одну пирогу, Зверобой попытался нагнать другую, дрейфовавшую в это время по озеру.
The eye of Deerslayer was no sooner fastened on this last boat, than it struck him that it was nearer to the shore than it would have been had it merely followed the course of the gentle current of air. Всмотревшись пристальнее, охотник поразился: судно, сверх ожидания, подплыло к берегу гораздо ближе, чем если бы оно просто двигалось, подгоняемое легким ветерком.
He began to suspect the influence of some unseen current in the water, and he quickened his exertions, in order to regain possession of it before it could drift into a dangerous proximity to the woods. Молодой человек начал подозревать, что в этом месте существует какое-то невидимое подводное течение, и быстрее заработал веслами, желая овладеть пирогой, прежде чем та очутится в опасном соседстве с лесом.
On getting nearer, he thought that the canoe had a perceptible motion through the water, and, as it lay broadside to the air, that this motion was taking it towards the land. Приблизившись, Зверобой заметил, что пирога движется явно быстрее, чем вода, и, повернувшись бортом против ветра, направляется к суше.
A few vigorous strokes of the paddle carried him still nearer, when the mystery was explained. Something was evidently in motion on the off side of the canoe, or that which was farthest from himself, and closer scrutiny showed that it was a naked human arm. Еще несколько мощных взмахов весла - и загадка объяснилась: по правую сторону пироги что-то шевелилось: при ближайшем рассмотрении оказалось, что это голая человеческая рука.
An Indian was lying in the bottom of the canoe, and was propelling it slowly but certainly to the shore, using his hand as a paddle. На дне лодки лежал индеец и медленно, но верно направлял ее к берегу, загребая рукой, как веслом.
Deerslayer understood the whole artifice at a glance. Зверобой тотчас же разобрался в этой хитроумной проделке.
A savage had swum off to the boat while he was occupied with his enemy on the point, got possession, and was using these means to urge it to the shore. В то время как он схватился со своим противником на мысу другой дикарь подплыл к лодке и завладел ею.
Satisfied that the man in the canoe could have no arms, Deerslayer did not hesitate to dash close alongside of the retiring boat, without deeming it necessary to raise his own rifle. Убедившись, что индеец безоружен, Зверобой, не колеблясь, нагнал удалявшуюся лодку.
As soon as the wash of the water, which he made in approaching, became audible to the prostrate savage, the latter sprang to his feet, and uttered an exclamation that proved how completely he was taken by surprise. Лишь только плеск весла достиг слуха индейца, он вскочил на ноги и, пораженный неожиданностью, издал испуганное восклицание.
"If you've enj'yed yourself enough in that canoe, red-skin," Deerslayer coolly observed, stopping his own career in sufficient time to prevent an absolute collision between the two boats, - "if you've enj'yed yourself enough in that canoe, you'll do a prudent act by taking to the lake ag'in. - Если ты вдоволь позабавился пирогой, краснокожий, - хладнокровно сказал Зверобой, остановив свою лодку как раз вовремя, чтобы избежать столкновения, - если ты вдоволь позабавился пирогой, то с твоей стороны самое благоразумное - снова прыгнуть в озеро.
I'm reasonable in these matters, and don't crave your blood, though there's them about that would look upon you more as a due-bill for the bounty than a human mortal. Я человек рассудительный и не жажду твоей крови, хотя немало людей увидели бы в тебе просто ордер на получение денег за скальп, а не живое существо.
Take to the lake this minute, afore we get to hot words." Убирайся в озеро сию минуту, а не то мы поссоримся!
The savage was one of those who did not understand a word of English, and he was indebted to the gestures of Deerslayer, and to the expression of an eye that did not often deceive, for an imperfect comprehension of his meaning. Дикарь не знал ни слова по-английски, но угадал общий смысл речи Зверобоя по его жестам и выражению глаз.
Perhaps, too, the sight of the rifle that lay so near the hand of the white man quickened his decision. Быть может, и вид карабина, лежавшего под рукой у бледнолицего, придал прыти индейцу.
At all events, he crouched like a tiger about to take his leap, uttered a yell, and the next instant his naked body disappeared in the water. Во всяком случае, он присел, как тигр, готовящийся к прыжку, испустил громкий вопль, и в ту же минуту его нагое тело исчезло в воде.
When he rose to take breath, it was at the distance of several yards from the canoe, and the hasty glance he threw behind him denoted how much he feared the arrival of a fatal messenger from the rifle of his foe. Когда он вынырнул, чтобы перевести дух, то был уже на расстоянии нескольких ярдов от пироги. Беглый взгляд, брошенный им назад, показал, как сильно он боялся прибытия рокового посланца из карабина своего врага.
But the young man made no indication of any hostile intention. Но тот не выказывал никаких враждебных намерений.
Deliberately securing the canoe to the others, he began to paddle from the shore; and by the time the Indian reached the land, and had shaken himself, like a spaniel, on quitting the water, his dreaded enemy was already beyond rifle-shot on his way to the castle. Твердой рукой привязав пирогу к двум другим, Зверобой начал грести прочь от берега. Когда индеец вышел на сушу и встряхнулся, как спаниель27, вылезший из воды, его грозный противник уже находился за пределами ружейного выстрела и плыл по направлению к "замку".
As was so much his practice, Deerslayer did not fail to soliloquize on what had just occurred, while steadily pursuing his course towards the point of destination. По своему обыкновению. Зверобой не упустил случая поговорить с самим собой обо всем происшедшем.
"Well, well," - he commenced, - "'twould have been wrong to kill a human mortal without an object. - Ладно, ладно, - начал он, - нехорошо было бы убить человека без всякой нужды.
Scalps are of no account with me, and life is sweet, and ought not to be taken marcilessly by them that have white gifts. Скальпы меня не прельщают, а жизнь слишком хорошая штука, чтобы белый отнимал ее так, за здорово живешь, у человеческого существа.
The savage was a Mingo, it's true; and I make no doubt he is, and will be as long as he lives, a ra'al riptyle and vagabond; but that's no reason I should forget my gifts and color. Правда, этот дикарь - минг, и я не сомневаюсь, что он был, есть и всегда будет сущим гадом и бродягой. Но для меня это еще не повод, чтобы позабыть о моих обязанностях.
No, no, - let him go; if ever we meet ag'in, rifle in hand, why then 'twill be seen which has the stoutest heart and the quickest eye. Нет, нет, пусть его удирает. Если мы когда-нибудь встретимся снова с ружьями в руках, что ж, тогда посмотрим, у кого сердца тверже и глаз быстрей.
Hawkeye! Соколиный Глаз!
That's not a bad name for a warrior, sounding much more manful and valiant than Deerslayer! Недурное имя для воина и звучит гораздо мужественнее и благороднее, чем Зверобой.
'Twouldn't be a bad title to begin with, and it has been fairly 'arned. Для начала это очень сносное прозвище, и я его вполне заслужил.
If 't was Chingachgook, now, he might go home and boast of his deeds, and the chiefs would name him Hawkeye in a minute; but it don't become white blood to brag, and 't isn't easy to see how the matter can be known unless I do. Well, well, - everything is in the hands of Providence; this affair as well as another; I'll trust to that for getting my desarts in all things." Будь Чингачгук на моем месте, он, вернувшись домой, похвалился бы своим подвигом и вожди нарекли бы его "Соколиный Глаз". Но мне хвастать не пристало, и потому трудно сказать, каким образом это дело может разгласиться.
Having thus betrayed what might be termed his weak spot, the young man continued to paddle in silence, making his way diligently, and as fast as his tows would allow him, towards the castle. Проявив в этих словах слабость, присущую его характеру, молодой человек продолжал грести так быстро, как только это было возможно, принимая во внимание, что на буксире шли две лодки.
By this time the sun had not only risen, but it had appeared over the eastern mountains, and was shedding a flood of glorious light on this as yet unchristened sheet of water. В это время солнце уже не только встало, но поднялось над горами на востоке и залило волнами яркого света озеро, еще не получившее свое имя.
The whole scene was radiant with beauty; and no one unaccustomed to the ordinary history of the woods would fancy it had so lately witnessed incidents so ruthless and barbarous. Весь окрестный пейзаж ослеплял своей красотой, и посторонний наблюдатель, не привыкший к жизни в лесах, никогда не мог бы поверить, что здесь только что совершилось дикое, жестокое дело.
As he approached the building of old Hutter, Deerslayer thought, or rather felt that its appearance was in singular harmony with all the rest of the scene. Когда Зверобой приблизился к жилищу старого Хаттера, он подумал или, скорее, почувствовал, что внешний вид этого дома странным образом гармонирует с окружающим ландшафтом.
Although nothing had been consulted but strength and security, the rude, massive logs, covered with their rough bark, the projecting roof, and the form, would contribute to render the building picturesque in almost any situation, while its actual position added novelty and piquancy to its other points of interest. Хотя строитель не преследовал иных целей, кроме прочности и безопасности, грубые, массивные бревна, прикрытые корой, выступающая вперед кровля и все контуры этого сооружения выглядели бы живописно в любой местности. А окружавшая обстановка придавала всему облику здания особую оригинальность и выразительность.
When Deerslayer drew nearer to the castle, however, objects of interest presented themselves that at once eclipsed any beauties that might have distinguished the scenery of the lake, and the site of the singular edifice. Однако когда Зверобой подплыл к "замку", другое зрелище возбудило его интерес и тотчас же затмило все красоты озера и своеобразной постройки.
Judith and Hetty stood on the platform before the door, Hurry's dooryard awaiting his approach with manifest anxiety; the former, from time to time, taking a survey of his person and of the canoes through the old ship's spyglass that has been already mentioned. Джудит и Хетта стояли на платформе перед дверью, с явной тревогой ожидая его прибытия. Джудит время от времени смотрела на гребца и на пироги в подзорную трубу.
Never probably did this girl seem more brilliantly beautiful than at that moment; the flush of anxiety and alarm increasing her color to its richest tints, while the softness of her eyes, a charm that even poor Hetty shared with her, was deepened by intense concern. Быть может, никогда эта девушка не казалась такой ослепительно прекрасной, как в этот миг. Румянец, вызванный волнением и беспокойством, ярко пылал на ее щеках, тогда как мягкое выражение ее глаз, свойственное и бедной Хетти, углубилось тревожной заботой.
Such, at least, without pausing or pretending to analyze motives, or to draw any other very nice distinction between cause and effect, were the opinions of the young man as his canoes reached the side of the ark, where he carefully fastened all three before he put his foot on the platform. Так показалось молодому человеку, когда пироги поравнялись с ковчегом. Здесь Зверобой тщательно привязал их, прежде чем взойти на платформу.
Chapter VIII. Глава 8
"His words are bonds, his oaths are oracles; His love sincere, his thoughts immaculate; His tears pure messengers sent from his heart; His heart as far from fraud as heaven from earth." Two Gentlemen of Verona, II.vii,75-78 Слова его прочнее крепких уз, Правдивее не может быть оракул, И сердцем так далек он от обмана, Как от земли далек лазурный свод.
Neither of the girls spoke as Deerslayer stood before them alone, his countenance betraying all the apprehension he felt on account of two absent members of their party. Девушки не проронили ни слова, когда перед ними появился Зверобой. По его лицу можно было прочесть все его опасения за судьбу отсутствующих участников экспедиции.
"Father!" Judith at length exclaimed, succeeding in uttering the word, as it might be by a desperate effort. - Отец?! - воскликнула наконец с отчаянием Джудит.
"He's met with misfortune, and there's no use in concealing it," answered Deerslayer, in his direct and simple minded manner. "He and Hurry are in Mingo hands, and Heaven only knows what's to be the tarmination. - С ним случилась беда, не к чему скрывать это, -ответил Зверобой, по своему обыкновению, прямо и просто. - Он и Непоседа попали в руки мингов, и одному небу известно, чем это кончится.
I've got the canoes safe, and that's a consolation, since the vagabonds will have to swim for it, or raft off, to come near this place. Я собрал все пироги, и это может служить для нас некоторым утешением: бродягам придется теперь строить плот или добираться сюда вплавь.
At sunset we'll be reinforced by Chingachgook, if I can manage to get him into a canoe; and then, I think, we two can answer for the ark and the castle, till some of the officers in the garrisons hear of this war-path, which sooner or later must be the case, when we may look for succor from that quarter, if from no other." "Th