Мотоциклы. Историческая серия ТМ. 1999

Курихин Олег

Дмитриев Михаил

 

Лёгкий послевоенный

После завершения Великой Отечественной войны началось восстановление советской индустрии, в том числе и мотоциклетной отрасли. Первым успехом на этом поприще стало освоение крупносерийного выпуска мотоцикла марки К1Б, у которого был двойной привод на заднее колесо: от мотора и педалей. 10 первых машин успели сделать в конце победоносного 1945 г., и в 1946 г. приступили к их серийному производству на Киевском мотоциклетном заводе (КМЗ), входившем в сферу управления Министерства автомобильной и тракторной промышленности.

Война дала богатый инженерный опыт специалистам и руководителям отечественных предприятий. Проанализировав динамику развития европейского мотоциклостроения, они пришли к пониманию устойчивого интереса к предельно простым транспортным средствам: дешевым и несложным при изготовлении, однако достаточно надежным и работоспособным при интенсивной эксплуатации. Выпуск именно таких машин удавалось быстро налаживать на несовершенных в те годы предприятиях, и с их помощью оживлять транспортную инфраструктуру ряда стран, а следовательно, оказывать содействие росту их экономической жизни.

Напомним, какая ситуация сложилась на Западе в начале 30-х гг.: тогда из-за глобального экономического кризиса снизилась покупательная способность населения, что незамедлительно сказалось на объемах продаж средних и тем более – тяжелых мотоциклов. Однако потребность в индивидуальных транспортных средствах не снизилась, и для ее удовлетворения наиболее динамичные фирмы освоили выпуск малолитражных мотоциклов с рабочим объемом двигателя до 100 куб.см.

История этих машин началась в 1930 г., когда в Нюрнберге, на заводе «Геркулес», стали строить мотовелосипеды марки «Лилипут». Их раму сделали более прочной по сравнению с обычными дорожными моделями, применили утолщенные шины размерами 26-2 дюйма. Мотор и втулку заднего колеса поставляла знаменитая в Германии фирма «Fichtel Sachs» – та самая, которая прославилась в начале века массовым производством велосипедной втулки «Торпедо» со свободным ходом и автоматическим тормозом, хорошо знакомой каждому владельцу дорожного велосипеда. Двигатель развивал мощность 1,25 л.с. при рабочем объеме всего 75 куб.см, что позволяло разгонять машину до 40 км/ч и расходовать всего 1,5 л топлива на 100 км пути. Этот показатель оказался вдвойне выигрышным, ведь бензин в предвоенной Европе стоил весьма дорого. Спуся год только в Германии 37 фирм выпускали подобные машины.

Мотовелосипед и его двигатель изготовители неуклонно совершенствовали, и к 1935 г. достигли известного оптимума. Одновременно на многих европейских фирмах освоили производство таких или аналогичных моторов для строившихся там мотоциклов с педальным приводом. Одной из наиболее известных среди них считалась НСУ, выпускавшая с двигателем мощностью 2,75 л.с. при рабочем объеме 98 куб.см модель «Quick», что на русский язык можно перевести как «Проворный». В 1938 г. на фирме «Sachs» стали делать такие же моторы с пусковым рычагом – кикстартером, ими оснастили легкие мотоциклы, которые собирались на заводах Мейстер, Эльфа, Вандерер, входивших в объединение ДКВ, и нескольких других. Не обошло увлечение мини-моторами и СССР. На Подольском механическом заводе, где с 1934 г. строили тяжелые армейские мотоциклы ПМЗ-750, начали изготавливать с двигателем 98 куб.см и педальным приводом легкие машины марки «Стрела», по техническим данным походившие на «Quick». Правда, ограничились лишь небольшой партией, образцы после испытаний получили хорошие отзывы специалистов, но по неизвестной причине вскоре были сняты с производства. Как видим, к концу 30-х гг. на многих заводах разных стран строили мотоциклы и мотовелосипеды с двухтактным одноцилиндровым двигателем рабочим объемом до 100 куб.см.

Когда грянула Великая Отечественная война, то выяснилось: в армии агрессора успешно использовались как вспомогательные, так и самостоятельные войсковые соединения мотоциклистов. Наши специалисты, часть которых объединили в Ведущее конструкторское бюро (ВКБ) по мотоциклостроению на территории бывшего Серпуховского мотозавода еще в 1942 г., скрупулезно изучив трофейную технику, бросаемую вражеской армией при отступлении, выделили не менее 48 моделей мотоциклов 12 фирм, причем среди них легких машин с мотором до 100 куб.см оказалось 10, в том числе и «Quick». На этих неказистых мотоциклах по нашим разбитым тяжелой военной техникой дорогам и большакам резво гоняли немецкие связные, почтальоны, медики и солдаты. Видимо, поэтому, захватывая «Проворных» в качестве трофеев, красноармейцы не крушили их, а ремонтировали и приспосабливали для выполнения своих первоочередных задач. Словом, нашим специалистам модель «Quick» приглянулась, и о ней вспомнили, когда закончилась война и понадобилось налаживать мирную жизнь.

В соответствии с военной программой к лету 1945 г. отечественные мотоциклы изготавливали только одной марки М-72 и лишь на двух заводах: Ирбитском мотоциклетном и «Красная Этна» под г.Горьким. В советской зоне оккупации Германии оказалось несколько мотоциклострои- тельных фирм, на которых, помимо выпуска основной продукции, выполняли военные заказы для вермахта. В силу договоренностей с союзниками по антигитлеровской коалиции, многие из этих предприятий расформировали, находившееся там технологическое оборудование демонтировали и отправили на заводы Москвы, Ижевска и Киева. Другие же фирмы восстановили, но провели на них конверсию, то есть переориентировали на изготовление мирной продукции, долю которой поставляли СССР в счет репараций. Так, заводу «Sachs» определили дальнейший выпуск прославивших его мини-двигателей. Часть из них использовали на территории возрождавшейся Германии, другую же – поставляли в столицу Украины, где на бывшем заводе медицинского оборудования еще в 1941 г. пытались организовать производство тяжелых мотоциклов марки М-72. С началом войны еще не завершенные технологические линии спешно эвакуировали сначала в Москву, а затем в зауральский город Ир- бит Свердловской области. Ну а летом 1945 г. решили продолжить работы по освоению мотоцикпостроения в Киеве, и начали с машины легкого класса, как известно, более простой в изготовлении.

В качестве прототипа будущего киевского мотоцикла выбрали тот самый «Quick». Его техническую и технологическую документацию переработали в Серпухове специалисты ВКБ, двигатели же в первые три года выпуска поставлял германский завод «Sachs». В декабре радостного для нашей Родины 1945 г. изготовили головные 10 машин, с которых, собственно, и началось киевское мотоциклостроение. Их назвали «Киевлянин», а в технических документах обозначали К1Б – киевский, первая модель, второй (т.е. «Б») вариант.

Ранней весной 1946 г. несколько таких мотоциклов привезли в подмосковный поселок Кубинка на испытательную базу бронетанковых войск, где подвергли тщательным исследованиям для выявления ходовых и эксплуатационных качеств. Мне удалось познакомиться с одним из участников той важной работы Р.Н.Улановым, известным конструктором тротуароуборочных и других машин для городского хозяйства, кандидатом технических наук, тогда же переведенным служить в Кубинку в чине лейтенанта инженерных войск. Вот что он рассказал. «Главным образом, мне поручали испытывать танки, бронемашины и тяжелые мотоциклы. Однако в начале лета 1946 г. пришлось исследовать ходовые и эксплуатационные качества киевских легких мотоциклов. Нам было предписано на каждом проехать не менее 10 тыс. км. По утрам после завтрака я на М-72 и два солдата-испытателя на К1Б выезжали на 64-й километр Минского шоссе и доезжали почти до Можайска. Маршрут следования определяли накануне и строго следовали ему. Как правило, он сочетал в себе асфальтированный участок, дорогу без твердого покрытия и бездорожье. Я возглавлял маленькую колонну. В пути мы фиксировали все случавшееся с К1Б вплоть до самых незначительных мелочей. После обеда поездки продолжались почти до самого вечера совсем по другой дороге. Так ежедневно, невзирая на погоду, наше самочувствие и состояние мотоциклов, мы ехали и ехали. Я вел подробнейшие путевые записи, а по завершении испытаний составил пространный отчет, который отправили в Главное управление бронетанковых войск. Помнится, меня поражало, что двигатели обеих машин заводились с пол-оборота при любой погоде и ни разу не отказали. В основном рвались то цепь привода заднего колеса, то спицы, то тросы. Мне самому тоже довелось поездить на «Киевлянине», главным образом, по бездорожью. И я, и мои помощники-солдаты отмечали слабое торможение втулкой заднего колеса (выручал передний колодочный тормоз), к тому же из-за педалей водитель ощущал неудобство посадки и частенько ноги соскакивали с них при езде по кочкам и грязи, словом, в самые неподходящие моменты. Все это и массу других замечаний я изложил в отчете, не забыл, конечно, похвалить надежность мотора».

Сегодня понятно, что «Киевлянин» лучше всего подошел бы к эксплуатации в маленьком городке, зоне отдыха или дачном поселке, чтобы долго служить своему владельцу. Впрочем, так оно и произошло, именно в таких условиях К1Б сохранялись дольше всего и исправно работали в среднем лет 10, пока им на смену не пришли более мощные и прочные машины.

Как же был устроен этот легкий педальный мотоцикл? Рама трубчатая, бензобак крепился на ней, мотор располагался внутри нее и запускался посредством вращения педалей. В нем, благодаря выступу на поршне, осуществлялась петлевая продувка. На расположенном справа маховичном магдино находились две запараллеленные обмотки, питавшие приборы освещения, и катушка магнето, в цепь первичной обмотки которой включался прерыватель, а вторичной – свеча зажигания. Ось заднего колеса жестко соединялась с рамой, а переднее же – крепилось на параллелограммной вилке, имевшей одну пружину и два фрикционных гасителя колебаний. Торможение задним колесом осуществлялось по велосипедному, вращением педалей назад. Инструментальная сумка крепилась к багажнику, а на руле расположили пневматический сигнал, монетку декомпрессора, переключатель света, спидометр, ручку управления карбюратором и рычаги – сцепления и переднего тормоза. Крылья близко прилегали к колесам и хорошо защищали водителя от брызг и пыли.

Изготовление проворных К1Б ежегодно нарастало. Помимо них, КМЗ в 1946 г., для инвалидов войны, освоил выпуск 3-колесных мотоциклов, а год спустя на их основе стали делать машины для перевозки небольших партий продуктов питания. В 1948 г. киевляне наладили производство собственных моторов для выпускаемых транспортных средств, освободившись от импортной зависимости.

К концу 1950 г. оснащение КМЗ и квалификация его рабочих достигли такого уровня, что позволяли начать производство более сложных мотоциклов, о чем мы расскажем в одной из последующих публикаций. Здесь же отметим, что К1Б оставил глубокий след в отечественном мотоциклостроении. Вообще-то, его следовало бы называть мопедом, однако тогда такого термина еще не существовало.

По удивительному стечению обстоятельств он появился в 1951-м – именно в тот год, когда «киевлян» сняли с производства. По нашей оценке, их выпустили около 40 тыс. экземпляров.

Сейчас сохранилось не так уж много мотоциклов марки К1Б. Два из них обогатили ведущие музеи России: один – Национальный автомобильный Санкт-Петербурга, другой – столичный Политехнический.

Двигатель: Напоминаем: выше оси коленвала – сечение двигателя, ниже – коробки перемены передач; угол между плоскостями сечения примерно 80 град. Позиции: 1 – свеча; 2 – головка цилиндра; 3 – цилиндр; 4 – поршень; 5 – шатун; 6 – коленвал; 7 – сцепление; 8 – коробка перемены передач; 9 – ведущая звездочка; 10 – магдино.

ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ МОТОЦИКЛА К1Б:

Длина, мм – 2010

Ширина, мм – 655

Высота, мм – 980

База, мм – 1275

Рабочий объем двигателя, куб. см – 98

Число тактов – 2

Количество цилиндров – 1

Диаметр цилиндра, мм – 48

Ход поршня, мм – 54

Степень сжатия – 5,9

Максимальная мощность, л. с. – 2,3

Частота вращения коленвала при максимальной мощности, 1/мин – 4000

Система зажигания – маховичное магдино

Сцепление – полусухое двухдисковое

Передача от мотора к коробке скоростей – цепная

Количество передач – 2

Привод заднего колеса – цепной

Системы торможения:

переднего колеса – колодочный тормоз

заднего колеса – втулка свободного хода

Размеры шин, дюймы – 26-2,5

Дорожный просвет, мм – 135

Емкость бензобака, л – 8

Запас хода по шоссе со скоростью 30 км/ч, км – 325

Максимальная скорость, км/ч – 50

Масса заправленного мотоцикла, кг – 65

 

«Макака»

Так называли легкий мотоцикл отечественного производства с рабочим объемом мотора 125 см3. К его серийному изготовлению приступили с 1946 г. – одновременно в Москве, на бывшем велосипедном заводе, где до войны освоили выпуск тяжелых мотоциклов М-72, и в Коврове Владимирской области, на оружейном предприятии. Хотя история «Макаки», по сути, началась задолго до Великой Отечественной войны…

В 1930-е гг. шло интенсивное совершенствование мотоциклетных двигателей. Для легких мотоциклов оказался оптимальным мотор в 5 л.с. В конце 20-х такую мощность удавалось получить при рабочем объеме двигателя 300 см3, но к 1935 г., в результате упорного труда и изобретательности конструкторов, – при 125 см3. Мотоциклы с этими моторами сочетали в себе и достаточную мощность, и умеренный расход дорогого в Европе бензина. Не удивительно, что их производством занялись многие фирмы. Например, в Германии на долю такой продукции приходилось в 1935 г. 65% общего выпуска, или 35693 шт. – не мало.

Наши конструкторы старались не отставать от европейских коллег. К концу 1936 г. на Ленинградском заводе «Вулкан» построили три легкие машины, обозначенные В-125. Через год в Серпухове на предприятии Главмотовелопрома сделали еще восемь, а в 1938 г. Подольский механический завод, выпускавший тяжелый армейский мотоцикл ПМЗ-А750, – еще десяток почти таких же, обозначенных М-3. Испытания всех трех моделей выявили и вполне удовлетворительные показатели, и недостатки; учтя последние, в конце того же года стали серийно изготавливать МЛ-3, которые, однако, спустя два года сняли с производства. А что же немцы?..

Они, конечно, не дремали. В 1939 г на базе легкого мотоцикла марки РТЗ, созданного на фирме ДКВ еще в 1934 г., освоили сборку модели РТ125, которая оказалась столь удачной, что ее запустили в массовое производство, и за счет этого знаменитое объединение ДКВ по выпуску мотопродукции обогнало всех своих конкурентов в «Дойчланде». Ему успешно подражали не менее именитые фирмы: «Арди», «Виктория», «Майко», НСУ и другие, старавшиеся не упустить свой шанс в мотобизнесе. Вермахт вовсю использовал «стодвадцатьпятые» для вспомогательных задач (почта, курьерская связь, инспекция, сопровождение, ближняя разведка) и при формировании войсковых подразделений (мотоциклетных рот, батальонов, полков), которым отводилась немалая роль при ведении «блицкрига». Справедливости ради, отметим, что мотоциклы с моторами 125 см3 использовались и в армиях будущих противников Германии: Англии, Франции, Польши, но не в столь больших количествах. Накануне войны с СССР немецкие аналитики так оценивали маршевую скорость различных родов войск: пехота – до 4 км/ч, кавалерия – до 8 км/ч, мотоциклетные соединения – до 60 км/ч. Как видим, теория «блицкрига» была отнюдь не беспочвенной и ее апологеты мечтали всю армию усадить на мотоциклы. К счастью, этого не случилось, но все же к началу боевых действий в вермахте было предостаточно мотоциклов и среди них – ДКВ РТ125.

Наши специалисты, в том числе и из Всесоюзного конструкторского бюро (ВКБ), организованного в подмосковном Серпухове еще в 1942 г, оперативно ознакомились с армейскими немецкими мотоциклами и некоторым из них дали вполне лестную оценку. Когда же в 1944 г. готовилось постановление наркомата, то, видимо, не без их участия, первым среди четырех основных типов послевоенных отечественных мотоциклов значился с рабочим объемом двигателя 125 см3.

Выполняя это постановление, летом 1945 г., на бывшем Московском велосипедном и Ковровском оружейном заводах начали подготовку производства мотоциклов. Тому способствовало следующее обстоятельство. Договоренность союзников по антигитлеровской коалиции предусматривала демонтаж немецких военных предприятий. В советской зоне оккупации оказались таковые фирмы ДКВ – с них технологические линии по изготовлению мотоцикла РТ125 перевезли на советские заводы. Для доработки доставленных чертежей создали КБ: московским – руководил Я.В.Коган, ковровским – Н.Н.Лопуховский. Через год на обоих заводах приступили к выпуску мотоциклов. Ковровские обозначили К-125, московские – М1А, присвоив последним марку «Москва». Однако в просторечии и тот, и другой именовали «макака».

Въедливые любители этимологии (науки о происхождении слов) в этом названии находят следы корней самих обозначений мотоциклов. Мне же представляется вполне логичным, что, называя их одинаково, люди не обращали внимание на имевшиеся между ними несущественные различия и – беру на себя смелость утверждать – воспринимали их как одну и ту же машину.

Вот как была устроена «макака». Рама – трубчатая. На верхней трубе крепились бензобак и сидение, на нижней – двигатель, на передней – параллелограмная паяная вилка, к хвостовой части – жестко привинчиваемая ось заднего колеса. В вилке на сжатие работала бочкообразная пружина, а гасители колебаний переднего колеса были фрикционными. Выхлопная система и цепь привода заднего колеса располагались справа. Мотор и коробку перемены передач скомпоновали в едином блоке. Цилиндр был чугунным, его съемная головка – из аллю-миниевого сплава. Левой ногой мотоциклист переключал передачи и заводил мотор, правой – приводил в действие тормоз заднего колеса. На руле располагались ручка управления карбюратором (газ), рычаги сцепления и переднего тормоза, переключатель света, манетка декомпрессора и спидометр. Аккумулятор и низковольтная сеть были на напряжение 6В.

Мотоциклы М1А и К-125 оказались простыми в управлении, обслуживании и ремонте. Они стали школой мотоциклизма для миллионов наших соотечественников. В 1955 г. я, 18-летний парень, всего за два дня освоил вождение «макаки» и, благодаря этому, без особого труда вскоре смог вполне уверенно поехать на тяжелом «Харлей-Давидсон» WLA-42. «Макака» дала мне все необходимые мотоциклетные навыки, я легко с ней управлялся, она прощала водительские промахи. В последующие годы мне довелось ездить на «макаках» разных марок, и я сохранил о них самые хорошие воспоминания.

Интересно, что выпуск М1А и К-125 некоторые наши специалисты расценивали как подражание хотя и замечательному, но все же заграничному мотоциклу и его талантливому конструктору Герману Веберу. Возразим на это. Действительно, после Второй мировой войны подобное заимствование стало своеобразным поветрием и от него не удержались многие именитые мотоциклетные фирмы: «Харлей-Давидсон» – в США, БСА – в Англии, «Хонда» и «Ямаха» – в Японии, 43 – в Чехословакии. Все они, в той или иной форме, воспроизводили германский прототип. Наиболее точно это делалось в ГДР при выпуске РТ 125/1 на национализированном заводе фирмы «Вандерер», ставшем народным предприятием ИФА.

Но если для зарубежных конструкторов увлечение ДКВ РТ125 было лишь эпизодом, то для наших – серьезной творческой школой. Совершенствование конструкции М1А и К-125 шло посредством создания новых узлов – для спортивных и гоночных мотоциклов Специалисты ЦКБ Главмотовелопрома (бывшего ВКБ), взяв за основу М1 А, разработали М1 В, который снабдили передней телескопической вилкой и задней маятниковой подвеской – на обеих установили пружинные амортизаторы и гидравлические гасители колебаний колес. Модернизация этой ходовой части продолжалась и на последующих образцах, в том числе на гоночном мотоцикле М1Е, после тщательной отработки ее применили на серийных моделях.

Да – «макаку» постоянно улучшали, за счет чего она становилась надежнее и быстроходнее. Последнее хорошо видно по результатам соревнований на первенство заводской марки Если в 1949 г. скорость ее достигала 75 км/ч, то через пару лет – 80. Неплохо для легкого мотоцикла со слабо форсированным двигателем.

1951 г. стал переломным в судьбе «макаки». На Ковровском мотозаводе перешли на производство мотоциклов с рабочим объемом двигателя 175 см3, тем самым открыв новую страницу в отечественном мотоцикпостроении (о чем расскажем в одном из следующих очерков «Исторической серии»), а на Московском – стали свертывать выпуск мотопродукции и переориентировать предприятие на специальную электронику. Сборку М1А из московских деталей организовали на Минском велосипедном заводе (МВЗ), и сразу же начали его реконструкцию. Вместе со сборочными комплектами «макак» доставили технологическое оборудование, и МВЗ превратился в ММВЗ – Минский мотоциклетно-велосипедный завод. В том же году на нем собрали всего 3005 мотоциклов, на бензобаках которых еще красовалась марка «Москва». Спустя пятилетку (пятый по счету план экономического и социального развития СССР) ежегодный выпуск этих машин, но уже с обозначением М1А, удесятерился. В 1957 г. «макаку» оснастили системой зажигания переменного тока, короткоры-чажной передней вилкой и задней маятниковой подвеской, обе – снабдили фрикционными гасителями колебаний, и она, наименованная М1М, стала надежнее. Когда же страна выполняла 7-летний план, тщательно отработанная ходовая часть, опробированная еще на М1В, наконец-то, перекочевала на серийную машину, которую назвали М-103. В 1964 г. ее, ставшую мотоциклом нового поколения, поставили на конвейер.

Белорусские конструкторы мотоциклов совместно с дизайнерами Минского отделения Всесоюзного института технической эстетики немало потрудились над совершенствованием популярнейшей в стране «макаки». С 1974 г. ее модификации стали обозначать общей аббревиатурой ММВЗ-З, а дальше шли непонятные цифры, которые частенько менялись, символизируя тем самым появление очередных моделей. Последних было множество, но большинству не повезло: одни – так и остались в чертежах, другие – воплотились только в опытных образцах, третьи – выпускались малыми сериями. Лишь некоторые модели удостоились массового производства, благодаря чему стали известными. И все же: эти машины, несмотря на их особенности и различия, в просторечии по-прежнему называли одинаково – «макаками».

Сейчас в России продаются две модели минских мотоциклов, довольно-таки недорого. Одну из них – ММВЗ-З.11212 лучше эксплуатировать в сельской местности, другую же – ММВЗ-З. 1131 – в городской среде. В них воплощено современное состояние массового мотоциклостроения в Белоруссии, и это отнюдь не последнее слово ММВЗ.

В истории отечественной техники М1А стал первым легким мотоциклом, на долгие годы определившим одну из граней отечественного транспортного машиностроения До наших дней сохранилось не так уж много «макак», хотя их еще можно встретить где-нибудь в глубинке. Двумя такими машинами располагает столичный Политехнический музей: одна – хранится в фондах, другая – красуется в экспозиции.

ДВИГАТЕЛЬ МОТОЦИКЛА М1А: 1 – головка цилиндра; 2 – свеча; 3 – декомпрессор; 4 – цилиндр; 5 – карбюратор; 6 – воздушный фильтр; 7 – поршень; 8 – шатун; 9 – картер; 10 – ведущая звёздочка; 11 – моторная цепь; 12 – муфта сцепления; 13 – переключатель передач; 14 – пусковая педаль.

ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ МОТОЦИКЛА М1А

Длина, мм – 1938

Ширина, мм – 650

Высота, мм – 900

База, мм – 1220

Дорожный просвет, мм – 142

Рабочий объём двигателя, см 3 – 123

Число тактов – 2

Количество цилиндров – 1

Диаметр цилиндра, мм – 52

Ход поршня, мм – 58

Степень сжатия – 6,25

Максимальная мощность, л. с. – 4,75

Частота вращения коленвала при максимальной мощности, 1/мин – 4800

Система зажигания – батарейная

Сцепление – многодисковое в масляной ванне

Передача от мотора к коробке скоростей – безроликовая цепь

Количество передач – 3

Привод заднего колеса – роликовая цепь

Система торможения – колодочные тормозы

Размеры шин, дюймы – 2,50-19

Емкость бензобака, л – 9

Масса заправленного мотоцикла, кг – 85

Максимальная скорость мотоцикла, км/ч – 70

 

Возрождение марки «ИЖ»

Через несколько дней после окончания Великой Отечественной войны на Ижмашзавод приехал заместитель наркома вооружения В.Н.Новиков и узнал о задумке воссоздать там былое мото-циклостроение. Директор предприятия С.С.Гиндинсон сообщил, что уже началась подготовка нового производства, однако завершить ее только своими силами предполагалось не ранее, чем через год. Уже начиналась конверсия оборонной промышленности страны, темпы ее нарастали, и в начале 1946 г. нарком вооружения Д.Ф.Устинов подписал приказ об организации в Ижевске производства легкого мотоцикла с рабочим объемом двигателя 125 см3 и предписал использовать в качестве прототипа немецкую модель РТ-125 фирмы ДКВ. Казалось, произошло недоразумение. Во-первых, к изготовлению таких же машин уже приступили в Москве и Коврове (см. предыдущий номер журнала), а во-вторых, до войны здесь выпускался ИЖ-9 с мотором 350 см3, и производство легкого мотоцикла специалистам завода представлялось шагом назад. Решив срочно исправить создавшееся положение, направили в столицу делегацию во главе с заместителем главного технолога завода А.А.Рябовым. Его хорошее знакомство с Д.Ф.Устиновым вселяло надежду на благополучный исход поездки, ведь они дружили во время учебы в ВУЗе и с тех пор поддерживали личные контакты. Впрочем, особенно убеждать наркома и не понадобилось. Он сразу же одобрил предложение ижевчан. Они добились вроде бы малого – заменить прототип на модель НЦ-350 (той же фирмы) с рабочим объемом двигателя 350 см3, но это существенно изменило грядущую производственную ситуацию к лучшему.

Для быстрейшего выполнения задуманного в Германию, на фирму ДКВ (г.Цшопау), командировали группу сотрудников Ижмаша. В нее включили главных конструктора и технолога – В.И.Лавренова и В.П.Болтушева и других специалистов. Они перенимали опыт на немецком заводе, а также контролировали отправку специального оборудования, чертежей, технологической документации, незавершенки – деталей мотоцикла модели НЦ-350. До сих пор не забыта легенда о том, что для консультаций ижевчан к ним привозили самого Герберта Вебера, немецкого конструктора, создавшего свой мотошедевр еще в 1934 г., освоенный в серийном производстве спустя четыре года.

По сравнению с ИЖ-9 мотоцикл НЦ-350 был прогрессивнее. В нем применялись петлевая продувка цилиндра, надежный электрогенератор, скомпонованные в одном блоке мотор и коробка перемены передач, резиновые самоподвижные сальники, да и многое другое. Как только понадобилось помещение для развертывания нового производства – его тут же нашли, и в нем размещали специальное оборудование, прибывавшее из Германии, а к имевшимся универсальным станкам изготавливали необходимую технологическую оснастку.

Первую послевоенную модель ижевского мотоцикла обозначили ИЖ-350. В конце 1946 г. сделали всего 83 машины. Вначале часть деталей использовали из немецкой незавершенки, и потому на многих образцах красовались четыре сцепленных кольца – эмблема знаменитого концерна «Автоунион», куда входила фирма ДКВ.

Специалистам Ижмаша уже приходилось выпускать продукцию, разработанную на других предприятиях. Так, в 1933 г., подготавливая выпуск ленинградского мотоцикла Л-300, они доработали его конструкцию (недаром модели, принятой к изготовлению, присвоили марку ИЖ-7), а во время Великой Отечественной войны – изготавливали противотанковое ружье ПТРС С.Г.Симонова, авиационную пушку НС-37 А.Э.Нудельмана и А.С.Суранова, знаменитый пулемет «Максим», причем всякий раз вносили пусть небольшие, зато многочисленные изменения, повышавшие надежность, долговечность, технологичность изделия. Вот и здесь, при создании нового мотоцикла, они сохранили мощную сварную раму прототипа, в которой крепился массивный силовой агрегат весом 44 кг, но многое упростили и за счет этого сбросили немало лишнего металла.

Машина оказалась удачной, понравилась мотоциклистам, однако росту ее выпуска неожиданно помешало непредвиденное обстоятельство… Летним днем 1947 г. в мотоциклетном корпусе возник пожар. Ветеран завода А.Н.Балобанов рассказывал мне: «Произошло это в выходной день. Быстро сбить пламя не получилось, ведь в цехах не было рабочих. Огонь искорежил оборудование, приспособления, инструменты. Для восстановления сгоревшего потребовалась огромная сверхурочная работа. Из-за этого бедствия в тот год мы смогли сделать лишь 2357 мотоциклов». К счастью, положение удалось быстро выправить, и уже в 1948 г. из ворот завода вышли 16 042 машины, а всего, до прекращения в 1951 г. выпуска ИЖ-350, их изготовили 126 267.

…Покуда шла подготовка серийного производства мотоциклов, конструкторы собрали из немецких деталей несколько образцов НЦ-350 и приступили к их испытаниям в окрестностях Ижевска. Адаптацию иностранной модели к нашим дорожным условиям поручили группе конструкторов (В.И.Лав-ренов, В.П.Камзолов и др.). Их деятельность одобрили в наркомате, и вскоре на заводе организовали специальное конструкторское бюро, работу в котором начали с создания на основе серийной модели спортивного мотоцикла ИЖ-350С. Он предназначался для мотокросса по пересеченной местности, поэтому основное внимание уделили подвеске колес. Переднее – установили на телескопической вилке с пружинами и гидравлическими амортизаторами, а для заднего колеса применили маятниковую подвеску. Чтобы лучше преодолевать ухабы на трассе, выхлопные трубы и глушители приподняли выше оси заднего колеса. Двигатель усовершенствовали (чугунную гильзу запрессовали в дюралевое оребрение) и форсировали. Сняли фару и задний световой сигнал, багажник и ручной переключатель передач, за счет чего облегчили мотоцикл на 11 кг. С 1947 г. началось штучное изготовление ИЖ-350С. Некоторые из них использовали в спортивных соревнованиях, другие – для тщательной отработки новых узлов и деталей. Тогда же приступили к проектированию более совершенного дорожного мотоцикла. Разработку его конструкторской документации закончили в 1949 г., а сам он был обозначен ИЖ-49. Спустя год завершили отработку кроссовой модели, которую, по уже сложившейся моде, переименовали в ИЖ-50 и затем, в течение семи лет, изготавливали небольшими партиями и поставляли спортивным обществам.

Вот как был устроен ИЖ-49. Раму, силовой агрегат и фару применили от прототипа – ИЖ-350, переднюю вилку и подвеску заднего колеса от – ИЖ-350С. В бензобак встроили инструментальный ящик. На багажнике укрепили сидение пассажира. Кроме того, в конструкцию, а также в технологический процесс ввели множество небольших усовершенствований – все это и дало более качественную модель. Если для ИЖ-350 гарантийные обязательства завода предоставлялись до 2000 км пробега. то на ИЖ-49 – 10 000 км и полтора года эксплуатации.

Руль мотоцикла крепился на двух кронштейнах верхнего мостика передней вилки и легко устанавливался в удобное для водителя положение. Усилие поворота регулировалось рулевым фрикционным амортизатором в зависимости от дорожных условий. Телескопическая передняя вилка и маятниковая подвеска заднего колеса обеспечивали комфорт движения, особенно спассажиром. Теперь мотоциклист мог изменять манеру езды. Если на ИЖ-350 приходилось объезжать даже небольшие неровности дороги и частенько сбавлять скорость или вставать на подножки для более плавного преодоления выбоин, то, пользуясь ИЖ-49, к подобным ухищрениям можно было не прибегать – что, кстати, увеличивало среднюю ходовую скорость.

Когда в 1951 г. пошел в серию «сорок девятый», другие, даже весьма известные, мотоциклетные фирмы еще не освоили массовый выпуск машин того же класса с гидравлическими амортизаторами обоих колес. Так что ИЖ-49 по ходовой части был на уровне мирового мотоциклострое-ния. Эта машина отличалась высокой надежностью и приспособляемостью, что хорошо проявлялось в эксплуатации, но особенно в дальних пробегах. Об одном из них, благодаря прессе, стало известно всей стране.

Весной 1957 г. из Ленинграда в путешествие, почти в 10000 км, отправились три смельчака – А.Коломыцев, В.Кушпиль и Ф.Субботин, на ИЖ-49 и двух М-72. Маршрут проходил через Москву, Казань, Свердловск, Петропавловск, Балхаш, Фрунзе, Ташкент, Бухару, Сталинабад, Хорог, Ош с возвратом в Северную Пальмиру. Асфальта не хватило даже на полпути, в основном ехали по грунтовым и даже песчаным дорогам. Все машины оснастили инерционно-масляным воздушным фильтром. На Сибирском тракте дважды ломалась казавшаяся сверхпрочной рама ИЖ-49, зато мотор на всем маршруте сохранял хорошую компрессию. «Ижак» проигрывал М-72 в быстроте движения на затяжных подъемах (двигатель перегревался при скорости 60 км/ч и более), зато опережал на коротких и очень крутых участках, благодаря лучшей приспособляемости движка и более удачному выбору передаточных отношений коробки перемены передач. Перевал Ак-Байтал, на высоте 4655 м, «сорок девятый» преодолел своим ходом, а вот М-72 пришлось тащить на буксире грузовиком ЗИС-150. Карданным валам ирбитских машин понадобился ремонт, тогда как цепь ИЖ-49 безотказно отработала весь маршрут, причем в самых тяжелых условиях без дополнительной смазки.

Участники пробега, высказывая ряд соображений, предлагали: карданный вал М-72 заменить цепью и создать специальный мотоцикл с приводом колеса бокового прицепа.

В истории отечественного транспорта «сорок девятый» олицетворяет заслуженный успех ижевских мотоцикло-строителей. За семь лет – с 1951 по 1958 г. – выпущено более полумиллиона этих замечательных машин. Они еще и сегодня встречаются на дорогах нашей страны. Один экземпляр мотоцикла ИЖ-49 хранится в фондах столичного Политехнического музея.

ВОЗДУХООЧИСТИТЕЛЬ:

Позиции: 1 – направление движения очищеного воздуха, 2 – патрубок, 3 – отражатель, 4 – спиральные лопатки, 5 – струя атмосферного воздуха, 6 – корпус, 7 – крышка, 8 – пылесборник

ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ МОТОЦИКЛА ИЖ-49:

Длина, мм – 2120

Ширина, мм – 770

Высота, мм – 980

База, мм – 1430

Дорожный просвет, мм – 120

Тип двигателя – двухтактный, одноцилиндровый

Рабочий объём двигателя, см 3 – 346

Диаметр цилиндра, мм – 72

Ход поршня, мм – 85

Степень сжатия – 5,8

Макс. мощьность, л.с. – 10,5

Частота вращения коленвала при максимальной мощности, 1/мин – 4000

Система зажигания – батарейная

Передача от мотора к сцеплению – безроликовая цепь

Сцепление – многодисковое масляное

Количество передач – 4

Привод заднего колеса – роликовая цепь

Система торможения – колодочные тормозы

Размеры шин, дюймы – 3,25-19

Емкость топливного бака, л – 13

Масса заправленного мотоцикла, кг – 160

Наибольшая скорость, км/ч – 90

Запас хода на шоссе при скорости 60 км/ч, км – 300

 

«Русская оса»

Название этого назойливого насекомого по-итальянски звучит «ля веспа», что в переводе на русский означает «оса». Так в Англии назвали армейский вертолет, а в Италии…

…К 1945 г. у «оборонной» фирмы Энрико Пьяджио остался неразрушенным авиацией союзников лишь один заводик в городке Биелла. Сражения закончились, и наступило мирное время. Ее владельцу, раздумывавшему о новой продукции, помог авиаконструктор Агостино д'Асканио, полагавший, что после войны обедневшим соотечественникам автомобиль и даже мотоцикл будут не по карману. Они смогут купить лишь дешевое, простое, но маневренное транспортное средство. Размышляя в таком плане, он спроектировал с моторчиком всего 98 см3 двухколесную машину – мотороллер, на которой водитель ехал бы сидя, как в автомобиле. Идея понравилась Пьяджио. В апреле 1946 г. его фирма начала серийный выпуск новинки, названной «Веспа», а в ноябре освоила изготовление даже трехколесных «грузовичков» на 200 кг товаров. Пример оказался заразительным, и вскоре на многих заводах Европы, Америки и Азии начали воспроизводить «осу». Лицензии на её изготовление приобрели многие фирмы: французская «Велосолекс», испанская «Мото-Веспа», американская «Оллстейт», германская «Хоффман», английская «Дуглас». За 10 лет миллионы мотороллеров наводнили развитые страны с теплым климатом и сформировался своеобразный весьма демократичный транспортный имидж. В нашем отечестве «Веслу» долго не замечали, и все же новое транспортное средство, хотя и с большим запозданием, оказалось в поле зрения руководителей промышленности СССР.

Дальнейшие события развивались по обычному (и, как мы сейчас еще раз убеждаемся, весьма эффективному) ритуалу административно-командной системы. В декабре 1955 г проблему освоения выпуска мотороллеров обсуждали на специальном совещании. 19 июня 1956 г. Совет министров принял соответствующее постановление № 825, а 7 июля издали приказ, установивший конкретных исполнителей. В соответствии с ним конструкторы Вятско-Полянского машиностроительного завода (ВПМЗ) – г.Вятские Поляны Кировской обл. – совместно со специалистами Центрального экспериментально-конструкторского бюро (ЦЭКБ) – г.Серпухов Московской обл. – приступили к проектированию отечественного мотороллера с рабочим объемом двигателя 150 см3. Поскольку выпускать новые машины предстояло ВПМЗ, их назвали «Вятка», обозначив ВП-150. До конца 1956 г. требовалось изготовить 10 опытных образцов, а через год – освоить серийное производство «русской осы».

Разработку конструкторской документации мотороллера возложили на ЦЭКБ, где группу специалистов возглавил А.Т.Волков. На ВПМЗ Л.А.Комзилов руководил конструкторами, подготавливавшими техническую документацию, а С.А.Кривошей – рабочими, изготавливавшими опытный образец. Вскоре определились заводы-смежники, которых обязали поставлять комплектующие изделия. Казалось бы, все продумано, механизм массового выпуска «Вятки» создан, однако его еще требовалось запустить в действие и отладить.

Осенью 1956 г. директор ВПМЗ Федор Иванович Трещев провел демонстрацию трех опытных образцов ВП-150 на площадке перед заводом, которую организовали для корреспондентов столичных и областных газет. Вместе с ними на импровизированной выставке собралась большая группа рабочих, инженеров и служащих завода. Все с интересом рассматривали изделия, непривычные для «оборонки». В те дни многие газеты и журналы сообщали, что скоро в торговой сети и, следовательно, на дорогах появится необычное транспортное средство – мотороллер. Я помню, как в нашем столичном ЦНИИ-173 многие хвалили новинку и находились такие, кто обещал уже ближайшим летом начать ездить на ней. Однако их мечты осуществились лишь спустя два года, и тому были свои причины.

На ВПМЗ оборудовали конвейеры для сборки мотороллеров и агрегатов к ним, подготовили технологические линии по изготовлению цилиндров, картеров, других деталей, сделали более 1000 штампов и свыше 2000 приспособлений – словом, хорошо подготовились к массовому выпуску «Вятки». Увы, подкачали заводы-смежники, ведь им «навязали» новую продукцию. Некоторые предприятия отнеслись к этому делу халатно и срывали поставки комплектующих изделий, без которых не изготовишь мотороллер. Рекордсменом такого скрытого саботажа стал Курский завод резино-технических изделий. Там решили не утруждать себя и как можно «тянули» выпуск 34 деталей для ВП-150. «Сначала разработайте нам чертежи пресс-форм», – выдвинули они коронный довод. На ВПМЗ таким никогда не занимались, но раз уж настаивают – выполнили нужные чертежи. А что же куряне? Они, ничтоже сумняшеся, отказались от своих обязательств. Лишь с большими хлопотами и под большим давлением их заставили поставлять необходимые детали. В конце 1957 г. сложная система кооперации заводов, наконец, заработала, и до конца года удалось сделать 1668 мотороллеров – началось крупносерийное производство ВП-150.

Вот как устроена «Вятка». Главным элементом конструкции был штампованный корпус замысловатой формы. Остальное крепилось к нему. В общий блок смонтировали двигатель с центробежным вентилятором и коробку перемены передач, на выходном валу которого закрепили ведущее колесо. Этот сложный агрегат располагался на рычажной подвеске заднего колеса. Его колебания воспринимала бочкообразная пружина с гидравлическим амортизатором. В корпусе мотороллера установили стабилизатор напряжения, аккумулятор и всю электросистему. В его верхней части закрепили бензобак, поверх которого расположили двухместное сидение. Рулевая труба проходила сквозь корпус. Снизу к ней крепилось переднее колесо на рычажной подвеске, а сверху – руль. Переключение передач осуществлялось поворотом выжатой рукоятки сцепления, находившейся на руле слева, а справа была рукоятка переднего тормоза. Между ними располагались переключатель освещения и спидометр. Переднее колесо прикрывалось глубоким крылом. На полу корпуса находилась педаль заднего тормоза, а под полом – боковой упор; из-под крышки мотора выступал рычаг пуска двигателя. Внешний вид «Вятки» оказался весьма привлекательным, а в движении она производила незабываемое впечатление.

Машинами ВП-150 стали пользоваться для дальних поездок, на завод поступали многочисленные отзывы об их эксплуатации и советы по модернизации.

Если вкратце, владельцы «Вятки» отмечали ее плавный ход, надежность двигателя, легкость монтажа шин и предлагали снабдить машину дополнительными подножками, упростить регулировку опережения зажигания, повысить надежность тросов управления сцеплением, передачами и тормозами, улучшить переключатель света. Заводчане учли большинство таких предложений, поскольку постоянно совершенствовали свою разработку. Например, с 1960 г. в свободную продажу поступил целлулоидный ветровой щиток, защищавший водителя мотороллера от встречного потока воздуха. А за год до этого произошло знаменательное событие – заводские испытатели участвовали в пробеге протяженностью более 12000 км и исколесили пространство от Ленинграда до Батуми и от Бреста до Кирова, по равнинным и горным дорогам, на жаре, в пыли и под дождем. Особенно хорошо работали двигатели, ведь необходимость замены поршневых колец возникла лишь через 8400 км вместо 3000 км, указанных в инструкции. Да и как же иначе: за 1957 – 1959 г. конструкторы ВПМЗ усовершенствовали мотор и довели его мощность до 5,5 л.с., причем скорость мотороллера стала превышать 70 км/ч. Недаром ВП-150 строили в течение десятилетия, с 1957 по 1967 гг., и всего выпустили 290467 экземпляров.

На основе ВП-150 конструкторы ВПМЗ спроектировали и его грузовую модификацию МГ-150. За 1958 – 1968 гг. изготовили 74688 таких машин, рассчитанных на перевозку 250 кг грузов. На их шасси делали и опытные модели: МГ-150П – с бортовой платформой, МГ-150С – самосвал, МГ-150Ф – фургон, МГ-150Ц – цистерна. Надо заметить, что этот малотоннажный грузовой транспорт сыграл заметную роль в хозяйственной жизни страны.

В 1959 г. на ВПМЗ по заказу Выставки достижений народного хозяйства (ВДНХ) СССР спроектировали мототакси ВП-150Т, у которого к передней части корпуса крепилась площадка с двумя управляемыми колесами, а на ней располагалось двухместное поперечное сидение для пассажиров. Новинка произвела хорошее впечатление, и за ее создание четверых сотрудников завода наградили медалями ВДНХ: С.А.Криво-шей, Г.Ш.Бравы, Е.И.Пафнутьева, И.К.Постникова. Всего же сделали 50 таких машин.

В марте 1962 г. на ВПМЗ изготовили 100-тысячный мотороллер, а спустя 3 года в КБ предприятия спроектировали В-150М, восхищавший изящным кузовом, в котором доработанный силовой агрегат крепился к корпусу и движение на ведущее колесо передавалось цепью. За счет уменьшения не-подрессоренной массы улучшился комфорт езды. Эту машину строили в течение 1965 – 1974 гг., и выпустили 520 174 экземпляра. Ей на смену конструкторы ВПМЗ предложили новую модель «Вятка-3 электрон» с тиристорным зажиганием – оно было впервые в стране установлено на транспортное средство. За 1974 – 1979 гг. сделали 584 403 этих машины. Но к началу 1980 г. их производство свернули, поскольку завод перепрофилировали на серийный выпуск оборонной продукции. Всего же за 1957 – 1979 гг. на ВПМЗ изготовили 1 395 580 мотороллеров.

Мотопродукция Вятско-Полянского завода экспонировалась на многих международных выставках и экспортировалась в 50 стран: США, Канаду, Австралию и многие другие.

В наши дни «русскую осу» на ходу вряд ли встретишь. Однако в музее ВПМЗ можно увидеть некогда выпускавшиеся массово мотороллеры, а в фондах столичного Политехнического хранятся четыре экземпляра «Вятки» марки ВП-150.

ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ МОТОРОЛЛЕРА «ВЯТКА» ВП-150:

Длина, мм – 1850

Ширина, мм – 800

Высота, мм – 1100

База, мм – 1200

Дорожный просвет, мм – 150

Тип двигателя – двухтактный, одноцилиндровый

Рабочий объем двигателя, см 3 – 148

Диаметр цилиндра, мм – 57

Ход поршня, мм – 58

Степень сжатия – 6,7

Максимальная мощность, л.с. – 4,5

Частота вращения коленвала при максимальной мощности, 1/мин – 4500

Зажигание – от магдино

Сцепление – многодисковое, масляное

Передача от мотора к сцеплению – шестерни

Количество передач – 3

Подвеска колес – рычажная

Размер шин, дюймы – 4,00-10

Емкость топливного бака, л – 12

Масса заправленного мотороллера, кг – 120

Наибольшая скорость, км/ч – 70

Запас хода на шоссе при скорости 50 км/ч, км – 350

ПЕРЕДНЯЯ ПОДВЕСКА

Цифрами обозначены: 1 – поворотная труба; 2,3 – подшипники; 4 – щиток колеса; 5 – рычаг кулачка; 6 – ось подвески; 7 – пружина; 8 – амортизатор; 9 – ось амортизатора; 10 – ось тормозных колодок; 11 – кронштейн; 12 – ось колеса.

 

Мотоцикл нового поколения

Популярность строившихся серийно ИЖ-49 («ТМ», №3 за 1999 г.) и успехи в соревнованиях ижевских мотоциклов создали благоприятные условия для значительного увеличения выпуска нравившихся нашим соотечественникам машин. Однако у специалистов взгляд на эту модель был очень критическим. Их анализ устройства «сорок девятого» и сопоставление его с новейшими иностранными моделями того же класса показывали, что мотоцикл нуждался в существенной модернизации. Поскольку спрос на «ижака» возрастал, то назревала необходимость существенного увеличения объемов выпуска этой продукции, но, по экономическим соображениям, не было возможности строить еще один завод для изготовления ИЖ-49, конструкция которого к тому же быстро старела. В условиях того времени оставался один-единственный выход из создавшегося положения: на основе выпускавшегося – спроектировать более совершенный мотоцикл и обеспечить его массовый выпуск за счет использования новейших материалов, более прогрессивных технологий и современного дизайна. Требовалось вывести мотоциклостроение Ижевска на более высокий технический уровень. И это удалось.

Что же не нравилось в ИЖ-49 конструкторам, испытателям и опытным мотоциклистам? Прежде всего тяжелая рама, свариваемая вручную из нескольких заготовок. Раздражал бензобак, объем которого уменьшили за счет врезания в него инструментального ящика, и в итоге почти на 50 км сократился пробег мотоцикла на полной заправке топливом. Чугунный цилиндр плохо охлаждался и перегревался в жаркую погоду, к тому же при его изготовлении значительная часть отливок шла в брак. В карбюратор, незакрываемый кожухом, попадало слишком много пыли, что ускоряло износ мотора, мощности которого не хватало для пользования боковой коляской и скоростной езды по шоссе. Подвеска и амортизаторы заднего колеса оказались сложными в изготовлении и ремонте. Были и другие нарекания. Специалистам и знатокам мотоцикла ИЖ-49 в то время казалось, что большинство отмеченных недостатков можно разом устранить, если серьезно заняться улучшением этой модели.

Да и вообще, в начале 50-х гг. в широких кругах мотоциклетной общественности страны – среди конструкторов, специалистов заводов, мотогонщиков и спортивных судей – развернулась дискуссия о том, как совершенствовать отечественные мотоциклы. Те из них, кому удалось побывать за рубежом, познакомиться с новинками передовых иностранных фирм, соревноваться с их заводскими командами, ратовали за коренную перестройку советской мотопромышленности и освоение серийного выпуска мотоциклов с двигателями рабочего объема 175 и 250 см3. Приводимые ими доводы свидетельствовали о том, что мировое мотоциклостроение неуклонно развивается в сторону форсирования моторов, на основе последних создаются новые типы легких мотоциклов, которые по своим техническим характеристикам приближаются уже к среднему классу машин. Специалисты мотозаводов, умевшие оценивать огромные трудности перестройки своих предприятий в условиях плановой экономики, советовали придерживаться эволюционного подхода в модернизации советских мотоциклов. Они понимали, что поддерживать неуклонный ежегодный прирост изготовления выпускаемых изделии можно лишь при высокой унификации делавшихся на их заводах моделей и постепенном улучшении их конструкции. Такой подход к повышению качества выпускаемой продукции претворялся в жизнь на большинстве отечественных предприятий, поставлявших серийную продукцию, в том числе и на Ижмаше.

Переход на новую модель решили провести как модернизацию ИЖ-49 без уменьшения выпуска мотоциклов, на тех же производственных площадях, причем таким образом, чтобы, завершив его, увеличился объем выпускаемой продукции. Осуществить такое можно было лишь за счет существенного совершенствования устройства машины и обновления технологического процесса ее изготовления. Группу проектировщиков, взявшихся решить эту труднейшую задачу, пополнили специалистами и выделили в Центральное конструкторское бюро Ижмаша. Его возглавил А.А.Модзелевский, а вошли в него С.Я.Фишер, С.С.Зорин и другие. Одновременно с ними включились в работу технологи и цеховые инженеры.

Как только конструкторы заменили штампованную раму, унаследованную еще от ДКВ НЦ-350, на облегченную из цельнотянутых тонкостенных труб, технологам пришлось перестроить весь процесс производства. Прежде всего вместо трудоемкого литья в землю применили литье под давлением и увеличили долю деталей, изготавливаемых штамповкой и поковкой. Для получения колесных ступиц, картеров, цилиндров, поршней создали специальный цех. Литье по выплавляемым моделям перевели на соседний механический завод Большой вклад в модернизацию технологии литья внесли главный металлург завода Г.П.Пьяных и его помощники Б.М.Пухтинский, Ю.А.Соколов, другие специалисты предприятия.

Для изготовления трубчатой рамы пришлось освоить новые технологические процессы и создать специальный сварочный цех Главный сварщик Ижмаша В.М.Витковский и помогавшие ему Э.И.Бутапова, В.И.Бересенева, Ю.Н.Вдовина настойчиво внедряли передовые методы труда.

Напомним, шел 1955 г., станкостроительная отрасль еще не полностью удовлетворяла огромные запросы страны, поэтому возможности для коренного технического перевооружения мотоциклостроения пока не сложились. Приходилось изыскивать внутренние резервы – переделывать устаревшие станки в автоматы и полуавтоматы, создавать специальные агрегатные станки, совмещавшие выполнение нескольких операций. Много сил отдали этой кропотливой, но очень нужной работе руководители отдела автоматизации и конструкторского бюро В.Е.Коробейников, С.И.Чечурин, а также их коллеги. Весь коллектив завода втянулся в освоение производства нового мотоцикла, в котором не без основания заводчане видели очень перспективную машину с большим будущим.

В 1956 г на Ижмаше завершили проектирование нового мотоцикла, и по установившейся традиции его обозначили ИЖ-56. Вот как он был сделан. Передок новинки – колесо, крыло, вилку и руль – лишь незначительно изменили по сравнению с прототипом, ИЖ-49. Рама – трубчатая, пространственная. Двигатель усовершенствовали: вместо литого чугунного цилиндра применили составной – в арматуру из алюминиевого сплава запрессовали тонкостенную гильзу из аустенитового чугуна. Применили карбюратор с увеличенным диаметром диффузора и центробежный воздухоочиститель. Весь впускной узел закрыли литым металлическим капотом, заодно выполнявшим роль дополнительного воздухоочистителя и глушителя шума всасывания. Боковины мотоцикла ниже сидения водителя закрыли капотом и врезали в него инструментальные ящики, в одном из которых разместили аккумулятор. Цепь главной передачи поместили в пыленепроницаемый кожух. Заднее колесо закрепили на маятниковой подвеске с пружинами и гидравлическими амортизаторами Переключение передач применили только ножное, колеса взаимозаменяемые, на заднем крыле установили прямоугольное, в виде подушки, сидение пассажира, водителю же оставили прежнее, что на ИЖ-49.

Мощность обновленного мотора составляла 13 л.с., благодаря чему наибольшая скорость мотоцикла превысила 100 км/ч и появилась возможность использования боковой коляски, поставляемой Вятско-Полянским механическим заводом. Правда, пришлось увеличить коэффициент редукции главной передачи – за счет установки ведущей звездочки с уменьшенным числом зубцов (15 вместо 17) – и приварить к раме специальные кронштейны. Измененный за счет этого мотоцикл обозначили ИЖ-56К, его максимальная скорость с боковой коляской достигала 70 км/ч

В 1956 г. началось освоение серийного производства новинки, два года ее строили одновременно с ИЖ-49, постепенно снижая выпуск последнего; в течение 1959-1961 гг. делали только «пятьдесят шестой», а в 1962-м его сняли с производства. 10 июля 1960 г. в Ижевске произошло знаменательное для страны событие – изготовили миллионный мотоцикл, понятно, что юбилей выпал на ИЖ-56. Летом того же года за создание этой машины большую группу специалистов завода наградили медалями ВДНХ – ее часто экспонировали за рубежом и получали о ней лестные отзывы. По нашей прикидке, общий выпуск «пятьдесят шестых» превысил 700 тыс. экземпляров. После совершенствования конструкторской документации вместо них стали делать машины «ИЖ-Планета», различные модификации которой строят почти 40 лет (в наши дни – модель «ИЖ-Планета 5»).

Обращаясь мысленно в те далекие времена, понимаешь, что ИЖ-56 стал первенцем нового поколения ижевских мотоциклов, своего рода предтечей прославивших завод «Планет». Многие его узлы и агрегаты с несущественными доработками удержались в производстве до сих пор, и в этом огромная заслуга ижевских специалистов 50-х гг. Несомненно, «пятьдесят шестой» можно считать этапной машиной, определившей судьбу завода на многие десятилетия. Похоже, его далекий потомок «ИЖ-Планета 5» дотянет на конвейере до третьего тысячелетия, символизируя мастерство инженеров и рабочих Ижмаша.

Сейчас ИЖ-56 почти не встречаются. Их пока не относят к реликтам техники, и потому им не уделяют особого внимания на отечественных фестивалях транспортной старины. А зря. Ведь количество этих машин стремительно сокращается. Не потому ли в фондах столичного Политехнического музея хранится всего один экземпляр мотоцикла ИЖ-56?

ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ МОТОЦИКЛА ИЖ-56:

Длина, мм – 2115

Ширина, мм – 780

Высота, мм – 1025

База, мм – 1380

Дорожный просвет, мм – 135

Частота вращения коленвала при максимальной мощности, 1 /мин – 4500

Система зажигания – батарейная

Передача от мотора к сцеплению – двухрядная роликовая цепь

Сцепление – многодисковое масляное

Количество передач – 4

Привод заднего колеса – роликовая цепь

Размеры шин, дюймы – 3,25-19

Емкость бензобака, л – 15

Масса заправленного мотоцикла, кг – 170

Наибольшая скорость, км/ч – 100

Запас хода по шоссе при скорости 50 км/ч, км – 375

РАМА МОТОЦИКЛА ИЖ-56:

1 – передняя вертикальная труба; 2 – рулевой упор; 3 – рулевая колонка; 4 – верхняя труба; 5 – кронштейн бобины; 6 – подседельная труба; 7 – перемычка; 8 – планка; 9 – кронштейн крепления щитка; 10 – кронштейн крепления подножки для пассажира; 11 – кронштейн крепления маятниковой вилки; 12 – кронштейны крепления двигателя.

 

Зайцы на бензобаках

Такая эмблема появилась 40 лет назад на ковровских мотоциклах К-58 и К-175. Первый – завершал ряд сменявших друг друга моделей с двигателем 125 см3, а второй – стал головной серийной машиной с мотором 175 см3. Казавшееся незначительным увеличение рабочего объема цилиндра силового агрегата открыло большие возможности для совершенствования строившихся в Коврове мотоциклов. Однако все по порядку…

Завершая пятилетие 1946-1950 гг. серийного выпуска «макак», специалисты Ков-ровского инструментального завода – так в открытой переписке называли это секретное оружейное предприятие – понимали, что для увеличения спроса на выпускаемые по конверсии изделия необходимо все время улучшать их качество. Это тем более казалось важным, что мировое мотоциклост-роение развивалось в направлении повышения скорости и комфорта езды, чему способствовало повсеместное строительство шоссейных дорог. Для воплощения такого замысла на заводе организовали Специальное конструкторское бюро (СКБ), руководителем которого назначили И.В.Долгушева.

Прежде всего его коллективу поручили модернизацию К-125. Начали с самого очевидного – морально устаревшую па-раллелограмную вилку переднего колеса заменили на более прогрессивную телескопическую, оснащенную пружинами и гидравлическими амортизаторами, и хорошо себя зарекомендовавшую при испытаниях спортивного мотоцикла М1В. Новую модель 1951 г. внедрили в производство и выпускали в течение 5 лет При дальнейшей ее модернизации заднее колесо установили на маятниковую подвеску с аналогичным подрессориванием. Ход мотоцикла стал более плавным. Новинку обозначили К-55, в 1955 г. ее передали в серийное производство, и строили 4 года.

Тем временем проектировщики СКБ, ориентируясь на иностранный опыт и достижения специалистов Центрального экспериментально-конструкторского бюро в Серпухове и совершенствуя К-55, работали в двух направлениях Первое сводилось к улучшению дизайна этой машины. В результате усилили раму, изменили форму бензобака, электрооборудование закрыли обтекаемым капотом, на котором разместили два инструментальных ящика. Мотоцикл, обозначенный К-58, стал изящнее, хотя и остался все тем же «пятьдесят пятым». Второе направление выводило ковровское мотоцик-лостроение на более высокий технический уровень. Оно состояло в использовании двигателя с рабочим объемом цилиндра 175 см3. Его установили на ходовую часть только что созданного К-58. Мотоциклы с такими моторами уже строили за границей, например, 43-175 и ЯВА-175 – в Чехословакии, МЦ-ЭС175 – в ГДР. О них шли хорошие отзывы как в прессе, так и непосредственно от владельцев. Специалисты СКБ оказались способными учениками. Они заимствовали как отечественный, так и зарубежный опыт, не отрываясь от заводских реалий, ведь им предстояло перейти на серийное производство новой модели без снижения объемов выпуска мотопродукции.

Итак, в 1957 г. конструкторы «инструментального» завода спроектировали два новых мотоцикла, на бензобаках которых появилась одна и та же эмблема: стоящие на задних лапах друг против друга зайцы. Это были К-58 и сделанный на его основе – К-175, разработкой которого руководил главный инженер завода В.В.Бахирев, участвовали В.И.Лапшин, Ю.А.Фомин, Ю.В.Данилов и др. Опытные машины изготавливали С.Г.Разоренов, М.И.Соловьев, К.С.Седенко и др.

Вот как был устроен К-175. Внутри закрытой рамы расположили новый двигатель, скомпонованный как у прототипа с трехступенчатой коробкой перемены передач. Заднее колесо закрыли капотом, в боковинах которого разместили инструментальные ящики, а сверху расположили мягкое двухместное сидение, сзади которого закрепили хромированную скобу. К нижним трубам рамы прикрепили убиравшиеся подножки для ног пассажира. Цепь привода заднего колеса упрятали в пыленепроницаемый кожух, крыло переднего – сделали более глубоким, сигнал разместили над ним, переключатель света и замок зажигания вмонтировали в фару, применили стоп-сигнал. Впервые в нашей стране на серийной машине использовали взаимозаменяемые колеса с 16-дюймовыми шинами.

Рассматривая К-175, чувствуешь, что над его обликом тщательно потрудились дизайнеры. Благодаря высоко эстетичной проработке вида сбоку, или, как принято говорить у художников, – силуэта, в который очень гармонично вписались шины меньшего размера, этот мотоцикл кажется компактнее «макаки», хотя и превышает ее на 40 мм. Улучшению эстетики способствовали объединение картера двигателя с кожухом карбюратора, глушители конической формы и ажурная литая откидывающаяся подставка.

Были и другие удачные технические решения. Тормозные барабаны сделали во всю ширину ступицы колеса, за счет чего рабочая площадь тормозных колодок существенно возросла и, естественно, улучшилось торможение машины. На ней впервые в стране применили короткоходовый двухтактный двигатель, у которого ход поршня был короче диаметра цилиндра. Такие моторы имеют больше возможностей для форсирования и потому считаются более перспективными по сравнению с длинноходовыми.

К-175 оказался весьма комфортабельным в движении, в особенности – при езде с пассажиром. Тому способствовали увеличение хода колес при подрессоривании и эластичная работа их подвесок за счет применения гидравлических амортизаторов, а также большее соотношение подрессоренной массы (ездоки + мотоцикл без учета колес) к неподрессоренной (колеса).

В 1957 г. в Коврове, на основе силового агрегата К-175 и элементов ходовой части инвалидной мотоколяски Серпуховского мотозавода, спроектировали и делали в ограниченном количестве трехколесные грузовые мотоциклы – поскольку они не получили широкого распространения, их изготовление быстро прекратили.

В 1958 г. ковровчане изготавливали сразу три модели: К-55, К-58, К-175, и проводили сравнительные стендовые и ходовые испытания двух последних. «Сто семьдесят пятый» показал лучшие результаты, но несмотря на это в течение следующих трех лет строили обе машины. В 1959 г. часть строившихся К-175 оснащали генератором переменного тока Г-38, за счет чего существенно упростилась электоросистема, ведь из нее удалили аккумулятор и реле-регулятор.

В том же году под руководством начальника СКБ В.И.Лапшина спроектировали новую модель – «Ковровец-175А». Главным ее отличием стала четырехступенчатая коробка перемены передач. Благодаря этому заметно улучшились динамические и ходовые свойства мотоцикла, в котором были и другие новшества. Например, более мощный и надежный генератор переменного тока Г-401, улучшивший искрообразование в моторе и освещение дороги. Принятое обозначение свидетельствовало и о преемственности конструкции, о чем символизировал фрагмент «175А», и о гордости проектировщиков своим детищем. Ведь они как бы посчитали мотоцикл жителем своего города – ко-вровцем. Сами же мотоциклисты выражались кратко: «Ковровец» либо «К-175А».

Новую машину строили в течение 1960-1962 гг. В дальнейшем ее неоднократно улучшали, вводя в обозначение символы «Б» и «В». И после очередной модернизации, видимо, по мнению заводчан весьма существенной, мотоциклу дали новое наименование – «Восход», различные модификации которого все еще выпускаются. Да и те машины, которые сходят с конвейеров теперь уже Открытого акционерного общества «Завод имени В.А.Дегтярева», – «Сова» и другие, все они ведут свою родословную от красавца К-175.

Мне нравился «сто семьдесят пятый», но ездить на нем не доводилось, зато посоревноваться пришлось. В 1967 г. я на ИЖ-49 и мой товарищ Иван Борисенко на К-175 отправились из столицы на Украину по Симферопольскому шоссе. Мы условились, что будем ехать в удобном для каждого из нас режиме, и при большом удалении друг от друга обогнавший подождет отставшего. И что же? Мне пришлось все время догонять. «Чугунка» литого цилиндра ИЖ-49 перегревалась, что сдерживало скорость движения. На ровных участках и тем более на спусках я отставал, но если мы вместе начинали преодолевать затяжной подъем, то мой «танк» брал его на прямой передаче, Ивану же на трехскорост-ном К-175 приходилось включать понижающую вторую передачу, и вот тогда-то ему требовалось догонять меня на прямой или спуске, следовавшими за подъемом.

Оценивая появление отечественных мотоциклов с рабочим объемом двигателя 175 см3, отметим следующие обстоятельства. Во-первых, выпуск подобных машин не предусматривался Постановлением правительства от 1944 г. о развитии мото-циклостроения после окончания Великой Отечественной войны. Однако за десятилетие 1945-1955 гг. моторостроители освоили изготовление таких движков, повысили их удельные показатели, и в результате они стали удобными для применения на легких мотоциклах, которые после этого по своим динамическим характеристикам начали приближаться к моделям класса до 250 см3. Во-вторых, к 1955 г. у нас наметилась некоторая конверсия военного производства, связанная с миролюбивой политикой государства, и на Ковровском инструментальном заводе высвободились производственные мощности. Их-то и приспособили для расширения выпуска двухколесного моторизованного транспорта и другой народнохозяйственной продукции.

За полвека (1946-1996) в Коврове на «инструментальном» заводе изготовили 8013 тыс. мотоциклов пятидесяти различных моделей (в том числе 15 типов дорожных машин); из них 1283 тыс. были «Ковровцы», среди которых 185 тыс. – К-175. Сегодня в движении эту машину вряд ли встретишь. Однако многие коллекционеры гордятся собственными «сто семьдесят пятыми»; что же касается Политехнического музея, то в его фондах хранятся два мотоцикла К-175.

ГЛАВНАЯ ПЕРЕДАЧА

Цифрами обозначены: 1 – картер; 2 – цепь; 3 – задняя звездочка; 4 – ось колеса; 5 – затяжная гайка; 6 – контргайка; 7 – растяжка; 8 – гайки регулировки натяжения цепи;9 – пробка отверстия для регулировки тормоза; 10 – тормозной рычаг; 11 – кулачок; 12 – тормозная колодка; 13 – фрикционная накладка; 14 – колесо.