Маленький костер, сложенный из веток сухого дерева, почти не дымил, к тому же сильный ветер уносил дым вниз по каньону Попо Эйджи.

Менее чем через час рыбалки Брайан наловил дюжину приличных форелей. Прогалина, которую они выбрали для лагеря, была защищена от порывов ветра, и после долгого тревожного дня спокойно посидеть возле быстрого ручья доставляло удовольствие.

— Что это за птичка? — спросила Мэри, обратив внимание на синевато-серую пичужку, которая стояла на камне и качала коричневой головкой.

— Нырок, — ответил Брайан. — В поисках корма она ловко ныряет, уходя в воду с головой, но научное ее название — водяной дрозд. Понаблюдай за ней… Она нырнет, будет ходить по дну реки, выискивая еду, а когда вынырнет, окажется сухой… думаю, ее перья покрыты жиром. Водяные дрозды предпочитают быстрые реки, и, кажется, они любят людей. Во всяком случае, я наблюдал за ними часами, и, по-моему, они никогда не имели ничего против.

— Ты интересуешься птицами?

— Всем. Если служишь в таких местах, приходится интересоваться привычками птиц и зверей. Поведение животных может многое подсказать в лесу и на горах, особенно когда близко человек.

— А мы? Разве наше присутствие не влияет на их поведение?

— Да, но мы сидим тихо, не делаем резких движений… мы часть природы. Если ты в лесу ведешь себя тихо, спокойно, птицы и звери принимают тебя. Да, они будут за тобой наблюдать, но если ты не причинишь им беспокойства, они примут тебя таким, какой ты есть. Если вдруг появится кто-нибудь еще, они уйдут, и ты предупрежден.

Ночь опустилась на деревья и скалы, забралась в лощину и каньоны и наконец накрыла мрачные пики, мерцающие в вышине; единственным ярким пятнам остался снег на них.

Ужин был съеден. Из красных углей вырывались маленькие язычки пламени. Вест сидел в полном молчании подле догорающего костра, а Дорси, подперев голову руками, смотрел на огонь. Шварц стоял на часах, чероки дремал.

— Хотела бы я, чтобы капитан увидел меня сейчас, — задумчиво произнесла Белл. — Он обещал, что поездка в Калифорнию в санитарном фургоне будет легкой прогулкой: «Как будто сидишь в кресле-качалке». — Она повернулась и посмотрела на Брайана. — Тен, хочу спросить, действительно существует путь через горы?

— И не один. Самый короткий и самый легкий, наверное, тропа сиу, которая ведет на юго-запад. Мы можем воспользоваться ущельем Пресного ручья, а еще есть проход между вершинами немного подальше, им обычно ходят в гости друг к другу шошоны и юты.

Брайан оперся спиной о скалу и прикрыл глаза. Он слушал шум воды и вспоминал разговоры у костров в индейских становищах, но слух его ловил каждый посторонний звук.

Лейтенант устал. Мышцы наслаждались отдыхом, но его мозг продолжал готовиться к завтрашнему дню. В уме он исследовал горы, по которым придется идти, пытаясь предусмотреть любую неожиданность.

Они не оторвались от Рубена Келси. Это нереально с двумя женщинами и шестьюдесятью тысячами долларов. Так или иначе, но Келси догадается, что они пошли через горы, даже если не обнаружит их след. В его банде наверняка есть люди, которые хорошо знают горы и перевалы. Тогда ему будет достаточно обогнуть горы и ждать их по ту сторону хребта.

До сих пор женщины держались молодцом, но отсюда им придется идти вверх узкими тропами, по которым ходят только индейцы и звери, как-то перенесут они тяготы похода?

Майор Деверо, наверное, уже повернул назад или готовится к тому — рационы у него на исходе.

Полевой дневной рацион солдата: три четверти фунта грудинки, бекон или чаще солонина, фунт сухарей, немного кофе и соли. Удачной охотой майор мог бы компенсировать нехватку мясных продуктов. Часто на равнинах гуляют бизоны и антилопы, правда, обычно не тогда, когда они нужны.

Маленький отряд Тена Брайана имел достаточно провизии — санитарный фургон снабдили таким запасом продуктов, чтобы женщины могли добраться до побережья, а сопровождающие — до форта Халлек в Неваде. Ловлей рыбы они могли разнообразить стол время от времени.

Брайан встал и направился к секретке, где на часах стоял Шварц.

— Есть что-нибудь?

— Ничего, сэр. Что-то шуршало внизу в кустах. Думаю, животное. Может, медведь, только небольшой.

— Случалось бывать в этих местах, Шварц?

— Я здесь с пятьдесят восьмого. Языка тогда еще не знал, поэтому пошел в армию. Вот год дослужу и уйду в отставку, займусь бизнесом. Теперь выучил язык и кое-каких деньжат поднакопил. А край тут богатейший, хочу остаться.

— В форт Бриджер ездили?

— Да, сэр. Дважды… но никогда не подходил с этой стороны.

— Если со мной что-нибудь случится, спускайтесь с горы и идите на запад к Зеленой реке, постарайтесь переправиться на тот берег и берите к югу, не отходя далеко от гор на западе. Так и доберетесь до Бриджера. И будьте предельно осторожны. Бандиты ведут себя как индейцы, Шварц. Многие из них жили среди индейцев, охотились и дрались вместе с ними.

— Встречал таких, сэр.

Брайан вернулся в лагерь. За ночь он несколько раз подбрасывал ветки в огонь, наблюдал, как Дорси сменил Шварца, и видел, как немец тихо пришел назад.

На рассвете лейтенант встал. Быстрый завтрак, и беглецы оседлали лошадей. Перед ними возвышалась гора.

Тен Брайан, как и раньше, ехал впереди, прокладывая путь среди сосен, потом через осиновую рощу. Теперь он не тратил время на то, чтобы скрыть следы, идя напрямик к тропе, проходящей южнее ущелья Брауна, только маршрут выбирал по неожиданным местам. Ближе к полудню они достигли Холодного ручья. Поднимавшаяся над ним Раздвоенная гора совершенно закрывала обзор в южном направлении. Опасаясь нежеланной встречи, Брайан взял в руку винчестер. Он не сомневался, что теперь Келси уже разгадал их маневр и в любой момент может попытаться напасть. Кроме того, нельзя забывать и об индейцах. Шошоны, юты, сиу, а иногда и черноногие, и шайены совершают рейды по этой тропе, контролируя равнину или направляясь к Орегонской тропе. Однако никаких признаков недавних походов пока Тен не находил.

Отъехав примерно милю от Холодного ручья, они свернули влево. Тропа стала хуже. Они ехали гуськом, и Брайан редко мог видеть больше чем одного или двух всадников.

Через милю, выйдя на край отвесного обрыва, падающего на тысячу футов вниз в каньон, тропа неожиданно исчезла. Мэри подъехала к Брайану, она была бледна и напугана.

— Нам придется спускаться туда?

— Просто сиди на лошади, она сама спустит тебя вниз. У тебя замечательная лошадка.

Брайан поднял бинокль и стал изучать путь вниз. Если их застигнут на скалах… Северный склон Раздвоенной горы густо порос лесом. Там может быть и засада, но риск придется принять.

— Железная Шкура, — позвал Тен, — возьми вьючных лошадей и начинай спуск. Шварц, вы — в арьергарде.

— А вы, сэр? — спросил Вест.

— Я пойду вперед на разведку. Если правильно запомнил, что мне говорили, там есть еще одна тропа, которая выходит из-за Раздвоенной горы и соединяется с нашей через пару миль. Хочу обследовать ту тропу прежде, чем вы доберетесь туда. Иди уверенно, Железная Шкура, но не торопись.

Брайан повернулся к Мэри и Белл, которые смотрели вниз с отвесной скалы.

— Не беспокойтесь, тропа не так плоха, как кажется. Только дайте вашим лошадям самим выбирать путь. Они пойдут за теми, что впереди.

Тронув свою серую, Брайан подъехал к краю и начал спуск. Железная Шкура подождал минуту и последовал за ним.

— Боишься, Белл? — спросила Мэри.

— Конечно, не без этого. Пошли.

Далеко впереди они видели Брайана, мелькавшего среди стволов и скал. Мэри понимала, что еще не встречала человека, подобного ему. Мысли о нем встревожили ее. Она знала, что ее отец предвзято относится к Тену. Все же несколько раз он отзывался о нем с одобрением. По крайней мере дважды, когда лейтенант удачно разрешал напряженные ситуации с индейцами, не вступая в бой с ними. Он вел себя достойно, но…

Дорси подъехал поближе к Весту и прошептал:

— Когда?

— Попробуем в ущелье Сиу, — ответил тот. — Жди, когда я сверну.

— Как же так? Деньги у Железной Шкуры.

— Предоставь все мне. Не всегда же они будут у него.

Мысль удрать от Тена Брайана не очень нравилась Весту. Он не вполне доверял лейтенанту, но и не хотел идти против него. Ему не приходилось видеть Брайана в гневе, но представить, что его ждет, капрал мог вполне.

Спустившись к подножию горы, Брайан позволил серой самой выбирать дорогу. Через полмили он замедлил ход. Тропа становилась совсем незаметной, и он видел ее не далее нескольких ярдов. Двигаясь вниз, лейтенант все время искал следы, но попадались только оленьи или лосиные. Один раз ему пересек дорогу большой медведь. Лошадь даже фыркнула: ей не понравился запах, который она, несомненно, учуяла.

Наконец он достиг развилки. Впереди лежала небольшая котловина, где сходились тропы. Несколько минут он осматривал деревья и кусты по сторонам, потом медленно тронул лошадь. Времени оставалось мало: скоро подъедут остальные.

И тут он заметил следы двух всадников. Они приехали с юго-востока, огибая подножие Раздвоенной горы, остановились и повернули назад. Разведчики явно искали следы и, не обнаружив их, поехали обратно.

— Спокойно, солдатик, — раздался чей-то голос, — брось винтовку.

Брайан увидел их внизу на тропе, сразу за деревьями. Оба держали в руках винтовки. Он не колебался. Его винчестер был наготове, а ствол уже удачно опирался на сгиб левой руки, державшей вожжи. Брайан чуть развернулся и выстрелил.

Один раз… два…

Те двое оказались слишком самоуверенны, а движение Брайана — легким, почти незаметным с расстояния в сорок ярдов. После второго выстрела лейтенант пришпорил серую и бросился на противников.

Один из них замертво свалился на землю — его нога застряла в стремени. Второй — получил ранение и судорожно ухватился за луку седла, лицо его стало бледным от страха.

— Не надо, — хрипло прошептал он. — Больше не стреляй.

— Вы люди Келси?

Бандит кивнул и, сделав усилие, произнес:

— Теперь уж точно он убьет тебя. Рубен слышал выстрелы.

Подъехав поближе, Брайан выдернул у него из кобуры револьвер, другого оружия не было.

— Развернись, — приказал он, — и поезжай к нему.

— Не поеду!

— Поезжай, — спокойно повторил Брайан. — И пока едешь, вспоминай тех женщин и детей, которых вы убили в караване. А когда доберешься до Келси, скажи ему, чтоб передохнул. Да еще, что весточку ему посылает Тен Брайан.

— Брайан? — Бандит крепче уцепился в луку. — Слышал это имя. — Его седло заливала кровь. — Передам ему. Он тебя убьет!

— Давай поезжай, — вот и все, что сказал Брайан.