Христа предали все его ученики. Почему же грех Иуды считается самым тяжелым? Почему он сознательно предал Христа?

Три года путешествуя рядом с Христом, Иуда на уровне сознания полностью принимал все то, что говорил и делал Учитель. Но его подсознание, душа при этом не менялись. Вожделение оставалось на первом месте. Если человек утрачивает личное устремление к Богу, неизбежно начинается поклонение вожделению, которое разделяется на два потока, два инстинкта — либо возникает желание ограбить и обворовать, либо жажда нескончаемых сексуальных удовольствий.

Ученики Христа три года скитались вместе с ним. Сексуальный инстинкт был подавлен. Значит, сознание собственной значимости, чувство превосходства, богоизбранности, особого предназначения — вот что было для них главным искушением. Христос даже как-то застал их за таким занятием — они обсуждали, кто из них ближе к Учителю, кто выше и лучше других. Этот вопрос занимал их гораздо больше, чем умение любить и ощущать присутствие Бога во всем.

Выше всех ощущал себя Иуда, которому было поручено заведовать финансами и административными делами. Если человек не поклоняется Богу и любви, он поклоняется сексу или власти. Для Иуды власть, статус, деньги оказались важнее любви. Прикосновение к Божественной энергии ускоряет все процессы: как очищение души, так и ее разложение происходит стремительно. Иуда начал с поклонения сверхспособностям Учителя, забыв о любви, а через некоторое время продолжил воровством, за которым последовала гибель.

Каждая сцена Библии — это шифровка. В Священных книгах случайностей нет. Много лет я не понимал, почему Христос прямо не указал на Иуду как на будущего предателя. Потом мне стало ясно, что в роли Иуды мог бы оказаться любой другой житель Израиля.

Весь еврейский народ был поражен вожделением. Преступления в сексуальной сфере карались в те времена достаточно жестко. Но два инстинкта тесно связаны друг с другом: подавленная ревность превращается в гордыню, и наоборот. Чувство богоизбранности, превосходство над другими, высокомерие, зависть и жадность пропитали народ Израиля. У многих это проявлялось как стремление обмануть, украсть, ограбить, унизить другого. По сути дела, происходило возвращение в язычество. Далее неизбежно должна была последовать гибель государства. И действительно, 40 лет спустя мертвые хоронили мертвых.

Христос понимал, что даже его ученики, которые незаметно привыкли поклоняться инстинктам, не могли поставить любовь к Богу на первое место. Но он давал Иуде последний шанс. «Предаст Меня... тот, кому Я, обмакнув кусок хлеба, подам», — эти слова становятся понятными, если вспомнить, как жили люди две тысячи лет назад. Была поголовная нищета. Ученики Христа, проголодавшись, ели зерна пшеницы. Символом наслаждения, исполнения желаний, символом продолжения жизни был кусок хлеба.

«Не хлебом единым жив человек» — сказано в Ветхом Завете. Это означает, что хлеб питает только тело. Истинное же «я» человека, то есть его душа, питается любовью, обращенной к Богу. Без этой любви душа начинает умирать, и тогда, для того чтобы спасти душу, появляются болезни духа и те 1а Меня давно интересовало, почему в древнем Израиле было так много бесноватых. Происходило торможение сознания для очищения души. Такие болезни, как псориаз, витилиго, проказа, унижают второй инстинкт, сексуальный, также очищая душу.

Протягивая хлеб Иуде, Христос мысленно задавал ему главный вопрос: «Что для тебя важнее — любовь или вожделение?» Иуда выбрал вожделение. В этом случае прикосновение к любви доставляет душе огромную боль. Вожделение защищается и пытается истребить любовь. Подсознание требует: «Убей того, кто разрушает твое наслаждение и сладострастие». Наверное, Иуда даже толком не понимал, что делает. Инстинкты, защищаясь, требовали уничтожить любовь.

Прозрел Иуда только после смерти Учителя. Годы, проведенные рядом с Христом, все-таки не прошли даром. У души Иуды появилась чувствительность. Вокруг него жили, ходили, торговали люди, которые не замечали разложения своей души. У многих тела были живы, а душа мертва. В отличие от них, Иуда понял, что потерял. Пока рядом был Иисус, любовь еще как-то согревала его душу. Когда остались одни инстинкты, он осознал ту катастрофу, которая произошла с его душой. И с этого момента им владело только одно желание — остановить дальнейшее разложение и распад души.

Иуда вернул деньги, но это не облегчило его душевных мук. У него оставался только один выход — самоубийство. Тот же самый процесс у всего еврейского народа растянулся на несколько десятилетий. Иудейская война, фактически, была формой самоубийства еврейского народа.

Б задумчивости я перебираю листки бумаги, на которых распечатана информация из Интернета.

Мелькает фраза: «Одна и та же вечная проблема России». Вытаскиваю из пачки листок и разглядываю фотографию книжной обложки. Меня привлекает название книги: «Голод, вырождение, вымирание и невежество русского народа как следствие полицейского строя». Книжка издана в Ростове-на-Дону в 1907 году.

Действительно, вечная проблема. В ее основе лежит психический фактор, идолопоклонническое мышление.

Православие жестко протестовало против сексуальной свободы, но снисходительно относилось к пьянству и воровству. Для того чтобы преодолеть оба инстинкта, требовалось победить вожделение. А для этого необходимо было понимать, к чему призывал Иисус Христос.

Безгрешен только Бог. Грех — это ошибка, заблуждение души, а Творец заблуждаться не может. Объявив себя безгрешной, Православная Церковь заложила основы для появления двух «классов» — пастыря, который никогда не ошибается и является святым, и стада грешных овец, которые всегда будут ошибаться и которых нужно наставлять и поучать.

Несколько лет назад я услышал в телевизионной передаче поразивший меня факт. Оказывается, до 1917 года в России у народа не было возможности читать Библию. Вера в Бога делает человека свободным, а это было невыгодно ни светской, ни духовной власти.

Русские цари идею своей непогрешимости, бого-данности скопировали у Церкви. Удивительный сюжет — убийство царя Александра II. Террорист бросил бомбу в его карету, но царь чудом остался жив. По инструкции, кучер должен немедленно увозить царя из опасной зоны. Но произошло невероятное. Александр приказал остановиться. Господин не мог понять, как это раб, который должен его боготворить, вдруг бросил в него бомбу. Царь вышел и на-

разговаривать с бомбистом. И тогда от собравшейся толпы отделился второй террорист. Он швырнул вторую бомбу, и дело было закончено.

Непогрешимость власти — это разрушение ее связи с народом. Это невозможность развиваться. Это гибель государства. Ощущение своей святости, избранности и непогрешимости — это инстинкт самосохранения, возведенный в абсолют. Православные старцы, молитвенники, пытались преодолеть эту страшную тенденцию, всячески унижая себя, ставя в нечеловеческие условия. В какой-то степени им это удавалось.

Но инстинкты невозможно победить насилием, — только любовью. Этому учил своих апостолов Иисус Христос. Если нет личного устремления к Богу, если нет потребности в любви, победа над вожделением невозможна. Истязая себя, можно лишь сдержать вожделение на какое-то время. Личное устремление к Богу непрерывным может быть в том случае, когда ощущаешь присутствие Творца не только в окружающем мире, но и в самом себе.

Последние столетия человечество снова поклоняется инстинктам. К. Маркс рассуждал логически: при капитализме должно происходить все большее объединение производства и капитала, что неизбежно приведет к империализму, а затем эта высшая стадия капитализма должна превратиться в социализм. Первая часть этого предсказания оказалось точной, а вот с социализмом К. Маркс поспешил. Высшая стадия развития империализма — это фашизм; социализм был попыткой избежать этой гибельной тенденции.

Суть учения К. Маркса заключается в нравственной оценке капитализма. Ради 300% прибыли капитал готов на любые преступления. Понятия веры, любви и нравственности для капиталиста — пустой звук. Главная цель для него — прибыль, то есть реализация инстинкта самосохранения, которому он поклоняется.

Единственный способ победы над инстинктами — это любовь и вера. Но к тому времени католичество и православие веру в Бога утратили, поэтому коммунисты попыталась главной целью сделать богатство души — товарищество, братство, взаимопомощь, единение всех людей. Этим социализм отличается от фашизма.

Фашистская Германия ничего не создала в искусстве, но совершила колоссальный прорыв в науке и технике. Именно в Германии были созданы баллистические ракеты и практически готова была атомная бомба, — проект приостановился чудесным образом за несколько месяцев до его завершения.

В фашистской Германии не мог появиться такой поэт, как Высоцкий. Особенность русского социализма заключалась в сохранении тенденции спасения души. Православие все-таки несло в себе первоначальную энергетику христианства. Это спасало Россию в трудные минуты.

В последние десятилетия в России происходило физическое истребление народа, разрушение его судьбы, и это позволило в какой-то степени сохранить душу. Это тяжелая болезнь, Россия больна, но страдания подталкивают к вере в Бога.

Западные страны сумели великолепно наладить быт и реализовать инстинкт самосохранения, — их разложение связано со вторым основным инстинктом — сексуальной сферой.

Есть страна, которая поклоняется работе и благополучию. В этой стране самый короткий в мире рабочий отпуск — 12 дней. Речь идет о Соединенных Штатах Америки. Смыслом жизни здесь является работа. Основная религия в этой стране — протестантство, а суть этой религии состоит в следующем: чем больше у тебя денег, тем больше Бог тебя любит. Что касается работы, комфорта, транспортных средств, жилища, — все это просто великолепно. Не случайно сексуальная революция началась именно здесь, в

Америке- Если любви нет, вожделение все равно пробьется, как его ни сдерживай.

Поклонение вожделению приводит к преступлениям Люди наивно забыли о том, что преступление проистекает из греха. А грех проистекает из неправильной системы приоритетов. Неправильное мировоззрение, искаженное мышление, неточные маяки приводят к проблемам души, а затем уже — к преступлениям и гибели. Человек, поклоняющийся инстинктам, меньше реагирует на нравственность, которая связана с душой.

Сейчас в Америке вводится закон, отменяющий слова «мама» и «папа». В угоду гомосексуалистам в документах будут писать: «Родитель 1» и «Родитель 2». Это называется толерантностью. Но подсознание человека на слова «мать» и «отец» реагирует вспышкой любви, благодарностью, нежностью. На обозначение «родитель номер один» душа не отзывается никак, реагирует только сознание.

Скорее всего, дело здесь не в демократии и не в гомосексуализме. Здесь работает механизм Иуды. Поклонение инстинктам неизбежно должно приводить к истреблению души и нравственности.

Мне в память врезалась фраза из Ветхого Завета, в которой говорится о наказании народа Израиля, побивающего камнями своих пророков. В таком случае наказание неизбежно. Но тогда почему же люди истребляли тех, кто нес им слово Божье?

Теперь я понимаю, что происходило с этими людьми. Божественная энергия ранит душу, разрушает вожделение, лежащее в основе двух основных человеческих инстинктов. Чем дальше человек ушел в сторону поклонения инстинктам, тем меньше шансов У него выжить, ибо прикосновение к Божественному становится для него смертельно опасным. В лучшем случае, начнутся болезни и несчастья. Убивая пророков, люди защищали свои инстинкты. Чем дальше уходят люди по дороге вожделения, тем большую ненависть они испытывают к тому, кто несет им слово Божье. Потому Христос и предсказывал своим ученикам: «...Будут предавать вас на мучения и убивать вас... за имя Мое».

Чем позже приходит пророк к заблудившемуся народу, тем меньше у него шансов быть услышанным и выжить. Его предупреждения становятся гласом вопиющего в пустыне.

Я рассеянно перебираю письма и записки, присланные мне по электронной почте и переданные на семинарах. Нам кажется, что сознание управляет миром, и вроде бы это совершенно нелепо — пренебрегать явной опасностью, когда глаза видят, а уши слышат. Мы просто не знаем правды: главный центр управления находится в нашем подсознании. Часто мы сами не подозреваем, какие мы внутри.

Невольно в памяти всплывает история моего давнего пациента. Помню, как он первый раз пришел на прием и признался, что мои книги потрясли его. Выглядел он достаточно самодовольным и амбициозным человеком. Ощущение превосходства, собственной значимости сквозили в каждой фразе и в каждом жесте. Потом это прошло. Он стал гораздо мягче, спокойнее и мудрее. В какой-то момент у него началась череда неприятностей и несчастий. Он потерял работу, начались неурядицы в семье и психологические проблемы с детьми.

Когда он в очередной раз звонил и просил помочь, объяснить, что происходит, я отвечал:

— Гордыня пока не преодолена, поклонение благополучной судьбе лезет изо всех щелей. То, что у старшего ребенка проблема с наркотиками, связано именно с этим. И желание украсть может появиться, и непорядочное отношение к людям. Одно могу сказать: принимайте унижение, молитесь.

Этот человек читал мои книги, посещал все семинары. Надо признать, вел он себя достаточно мужественно. Многочисленные неприятности и несчастья его не сломили, хотя продолжались довольно длительное время. Я объяснял это тем, что очищаются Туши детей и внуков. Мне было непонятно, почему судьба так жестко к нему относится.

А потом как-то потихонечку положение стало выравниваться. Появилась хорошая работа, неплохие деньги. Потом возникли еще большие возможности, появились большие деньги, — в принципе, все, что нужно умному и честолюбивому человеку. И вот он стал утрачивать интерес к моим книгам и новой информации.

Я из любопытства посмотрел на тонком плане его поле и понял, в чем причина такого резкого ослабления интереса. Все, что я видел у него десять лет назад, восстановилось: то же сильнейшее поклонение благополучной судьбе, то же чувство превосходства. Инстинкты все-таки победили.

Пару раз я предупреждал его о возможной гибели. Теперь я понимаю, что предотвращение смерти — это не спасение. Истинное спасение — это правильные маяки в душе. Это принесение в жертву инстинктов ради любви.

Многие часто помогают окружающим деньгами, жертвуют деньги и считают, что они очистили свою душу. Но часто человеку, внешне щедрому, гораздо тяжелее в зале, где проходит семинар, подняться с первого ряда и пересесть на последний. Такую жертву он принести не в состоянии. Материальная жертва для него возможна, но ущемить свой статус, свое духовное благополучие — ни за что. А простить боль, нанесенную душе, — на такую жертву способно еще меньше людей.

В течение десяти лет мой пациент молился и пытался меняться. Но его главным подсознательным маяком, смыслом его жизни оставались благополучие, статус, власть, деньги. И как только он все это лучил, потребность в любви у него пропала.

Каждый из нас, вольно или невольно, совершал такие же ошибки. Каждый из нас пытался преодолеть поклонение вожделению. Не у каждого это получалось, и спустя десятилетия появлялись проблемы со здоровьем и судьбой.

Сейчас время сжалось. Усиливающаяся Божественная энергия ускоряет все процессы. Подобная ситуация была две тысячи лет тому назад, — люди прекрасно жили с потухшими или ложными маяками. Но рано или поздно подходит время проверки, и, похоже, это время уже наступило.

Я задумываюсь, пытаясь все мысли собрать вместе. Разве люди не знают о том, что грешить нельзя? Десять заповедей известны уже не одну тысячу лет. В IV веке в Европе было сформулировано понятие о главных смертных грехах. В XIII веке Фома Аквин-ский дал окончательную формулировку. Почему же люди не научились сдерживаться?

Нужно методично, по порядку, все связать воедино. Что такое понимание? Это умение связать воедино предметы и явления во времени и пространстве. Когда я вижу связь между причиной и следствием, я понимаю суть процесса. Это есть сжатие времени. Когда я вижу перед собой кастрюлю, газовую плиту, тарелку, ложку, вилку, овощи и мясо, лежащие на столе, я смогу понять, что происходит, если все эти элементы сожму в одну точку. Должен появиться образ: еда. Приготовление и поглощение пищи определяют форму и функцию предметов.

Тысячи лет люди читают и повторяют Десять заповедей, но не осознают, в чем их смысл. Для того чтобы до него добраться, нужно предположить, что все десять заповедей есть проекция одной. Все множество грехов происходит из одного-единственного.

В 23 главе Второзакония говорится о главном грехе. Человек, совершивший нравственное преступление, должен быть наказан. Если его не накажут люди, накажет Бог. Но Божественная воля может исстребить также и его потомков. Ускоряя наказание преступника, люди спасают его потомков от вырождения и смерти. Если безнравственный поступок, то есть грех, не наказывается людьми, он рано или поздно превратится в болезнь или преступление. Я всегда считал, что самое суровое наказание — это смерть, самое тяжкое преступление — то, которое карается смертью, а самый большой грех Бог наказывает болезнью или смертью. Но, оказывается, есть наказания, гораздо более тяжелые, чем смерть. Это вырождение и смерть потомков. Это увечность их ДУШ.

Самое поразительное, что в Ветхом Завете описан механизм Божественного воздаяния за грехи. Бог предупреждает народ Израиля о том, что за нравственные преступления будут наказаны потомки до четвертого колена.

Во Второзаконии я нашел поразительную информацию, которая звучит так:

У кого раздавлены ятра или отрезан детородный член, тот не может войти в общество Господне. Сын блудницы не может войти в общество Господне, и десятое поколение его не может войти в общество Господне. (Втор 23:1-2)

Получается, что вожделение, похотливость, разврат увечат душу намного сильнее, чем грабежи и убийства. Здесь какая-то тайна.

К пониманию я продвигался долго и мучительно. А потом, в какой-то момент, все сложилось в единое Целое. Блуд, вожделение у женщины сильнее всего увечит души потомков. А когда душа у человека Ущербна, рано или поздно он станет и завидовать, и лгать, и грабить, и убивать.

Все начинается с невинных, казалось бы, чувств и желаний. Захотелось взять то, что ты не заработал, то, что тебе не принадлежит. Позволил себе поддаться похотливости и не соблюсти нравственных норм Сначала — несколько сексуальных партнеров, затем — связь с замужней женщиной, а далее — несдерживаемое сексуальное влечение к близким родственникам и детям, потом — извращения, садизм и убийства.

Почему-то принято считать, что пост и воздержание — это в какой-то степени подвиг и мучение. Еще во времена Христа священники делали страдальческие лица во время поста, надеясь, что Бог заметит это, и полагая, что это угодно Ему. Христос объяснял, что отрешенность от инстинктов, сдерживание желаний может давать не меньшие наслаждение и радость, чем исполнение этих желаний. Во время поста надо радоваться. Инстинкты должны задремать, а душа должна проснуться.

А почему же человек с поврежденными гениталиями не наследует Царствия Божьего? Подсознательная концентрация на вожделении, сексе наглухо закрывает душу от Бога, и когда этот процесс проходит глубоко в душу, природа включает защитные механизмы. У мальчиков могут не опускаться, или вообще отсутствовать, яички, может быть частое воспаление крайней плоти, может произойти вроде бы случайное повреждение половых органов — все это свидетельствует о проблемах с душой. Если ребенок не начнет меняться через любовь и веру, то рассчитывать на нормальную семью и здоровых детей шансов мало. В первую очередь, конечно, должны меняться родители.

Вульгарное толкование христианства все сводит к чудесам. Чудо — вот что дает избавление от греха. Все забыли о том, что грехов лучше не совершать. Все силы направлены на то, как избавиться от последствий греха. В православии весьма развит культ чудес. Чем активнее пропагандировались чудесные исцеления, тем больше слабели вера и нравственность.

В исламе практически нет увлечения чудесами, основной упор делается на соблюдение заповедей. Поэтому в мечетях много верующих мужчин. А в церквях другая картина. Правда, и в исламе форма начинает постепенно вытеснять содержание. Пока арабский мир существовал в тяжелейших условиях пустыни, в нищете и голоде, вера была искренней и сильной. Когда нефть начала приносить доходы, появились деньги и благополучие, религия стала превращаться в политику. Но все равно, по сравнению с разлагающимися Европой и Америкой, нравственный потенциал мусульманских стран сейчас существенно выше.

Итак, Десять заповедей. Каждая заповедь говорит об одном и том же. Любовь к Богу должна быть значимее любых проявлений основных человеческих инстинктов. Инстинкт всегда должен находиться на втором месте, а любовь к Богу — на первом.

Остается понять, что такое любовь к Богу. Любовь к другому человеку — это устремление к нему, желание соединиться с ним. Значит, корень любого греха — это утрата личного устремления к Богу. Когда в душе исчезает потребность в любви и Боге, — это и есть главный грех. По сути дела, это отказ от выполнения первой заповеди. Именно против этого греха и боролся Иисус Христос. Для этого он и пришел на Землю.

Я с интересом рассматриваю список семи смертных грехов. Католический и православный списки Различаются между собой.

В католическом списке нет такого греха, как уныние — смертным грехом считается грусть. Но ведь грустить может человек, который потерял деньги или жену. Грусть — это сожаление о прошлом, неприятие того, что случилось.

Уныние же обращено к будущему. Это неверие в себя, плохие мысли о себе и о будущем. Отказ от любви к будущему есть непризнание и неприятие Божественной воли. Грусть, как отказ от любви к прошлому, — это также неприятие и невозможность увидеть Божественную волю в произошедшем.

«Все едино», — думаю я, просматривая оба списка. Христос через любовь соединил высшие противоположности — Божественное и человеческое, добро и зло, боль и радость, духовное и материальное. Он предупреждал, что нельзя жить крайностями, которые исключают друг друга. Жить нужно одновременно в двух режимах — Божественном и человеческом: Богу отдавать Божие, а кесарю — кесарево.

Последователи Христа разделили его учение на две части, две противоположности. Католичество сместилось в материальную сторону, которая связана с прошлым; прошлое — это материальное, женское начало. Началось поклонение инстинкту продолжения рода, обожествление женского начала. Поэтому католическим священникам запрещено иметь семью. Но, в конце концов, попытка сдержать основной инстинкт все равно привела к сексуальной революции.

Православие избрало поклонение будущему — духовному, мужскому аспекту. Поэтому главным искушением для православия явилась тема гордыни, воровства и пьянства.

Унывающий человек лечит тоску алкоголем. Грустящий человек лечит себя приобретением материальных подарков.

Разрезанное на части христианство неминуемо обречено на вырождение и гибель. Но если Христос говорил о втором пришествии, то, наверное, он знал, что перед лицом смерти люди сумеют обратиться к любви и соединить утраченные половинки. Язычество сумеет стать единобожием, и тогда вместо гибели придет спасение.

Я пробегаю глазами перечень грехов: гнев, горды-алчность, зависть, уныние, чревоугодие, блуд. Если вдуматься, становится ясно, что они группирует и лва блока: первые пять связаны с инстинктом самосохранения, а два последних — с инстинктом продолжения рода.

Я задумчиво покачиваю головой. Вот он, главный грех лежит передо мной. Этот главный грех — непонимание Христа — спрятан за старательным перечислением смертных грехов.

Ересью в католичестве и православии считается не то что противоречит словам Христа. Ересью называют то, что противоречит канонам, принятым на Вселенских Соборах. Но если вдуматься, многие положения Соборов противоречат тому, что говорил Иисус Христос.

Если строить дом без фундамента, он рано или поздно должен обрушиться. Именно это и происходит с нынешним постхристианским миром. Семь смертных грехов вполне четко и конкретно показывают человеку опасность поклонения двум основным инстинктам. Куда же пойдет человек, стремясь преодолеть эти инстинкты? Куда он направится, пытаясь победить зависимость от тела и духа? К душе. Человек станет поклоняться душе и все больше зависеть от вожделения, от самых высоких и светлых чувств. Он забудет о Боге и о любви, и его душа незаметно начнет деградировать. А потом неизбежно обернется к инстинктам и начнет им поклоняться.

В такой трактовке главных грехов уже сокрыто будущее разложение нынешней цивилизации. Дом есть, фундамента нет. На память невольно приходит Фраза Христа: «Сберегший душу свою потеряет ее; я потерявший душу свою ради Меня сбережет ее».Тот, кто готов будет принять крах самых светлых и чистых чувств и при этом сохранить любовь, — будет спасен. Но для того чтобы любовь победила вожделение, нужно, чтобы устремление к Богу было сильнее, чем вожделение.

Главный грех — это утрата потребности в Боге. Утрата любви, утрата непрерывного устремления к Нему. Этим грехом больно все современное человечество.

Все мы привыкли к тому, что преступления остаются безнаказанными, и преподносится это под соусом гуманизма. А уж за грехи и подавно никто не ждет наказания. Но Божественная логика часто реализуется по формуле: «Милосердный не жалеет». Ради спасения любви истребляются дух и тело. Ради спасения любви душе даются страдания.

Сохранит любовь тот, кто к ней стремится. Тем же, у кого не получится, поможет судьба.