Когда мы на большой скорости поворачиваем в кювет, этому предшествует всего лишь слабый поворот руля. Когда машина, переворачиваясь, бьется о камни и нам в глаза летят куски стекла, мы испытываем страх и ужас. Любой нормальный человек понимает, что к аварии привело неправильное управление. Он не станет проклинать скользкую дорогу, ненавидеть производителей машины, презирать деревья и камни, встретившиеся ему на пути.

Любая авария имеет три стадии. Первая стадия — это несбалансированное внутреннее состояние. Эмоции ненависти, презрения и уныния, эмоция превосходства над другими — это уже авария, но на уровне души. Неправильное управление машиной — это авария на уровне духа. Исковерканная машина, лежащая в кювете, — это авария на уровне тела.

С машиной понятно. На дороге жизни происходит то же самое. Когда исчезает потребность в Боге, когда любовь перестает быть приоритетной, — это уже авария.

Следующая стадия — это вожделение. Это тяга к наслаждениям, с одной стороны, и контролю над окружающим миром, с другой. Это ненависть к тем, кто оскорбил два инстинкта в их высших проявлениях.

Инстинкт продолжения рода выглядит как человеческая любовь: высшие положительные эмоции начинают захлестывать нас. Инстинкт самосохранения в высшем проявлении выглядит как справедливость:мы наслаждаемся миром, который гармоничен, стабилен и соответствует нашим представлениям о нем.

Крах человеческой любви и высших чувств, крах высшей справедливости — все это вызывает огромный протест. Ведь при утрате любви исчезает видение Божественной воли. Итак, непереносимость боли души — это вторая стадия аварии.

Третья стадия аварии выглядит как проблемы с психикой, утрата способностей, многочисленные несчастья, а далее — болезни и смерть.

Человек — существо пластичное. Иногда природа дает болезни на ранних стадиях распада души. Если же человек внутренне не меняется, то потом уже деформируются его сознание и тело.

Вспоминаю историю женщины с третьей стадией рака. Она не смогла принять смерти мужа. Непрерывная обида на себя и на судьбу постепенно погружалась в подсознание, а затем была остановлена онкологией. Женщина вернулась к любви и вере, задним числом приняла все события. Изменения шли медленно, поэтому потребовалась операция. Но, тем не менее, эти изменения произошли.

Если у человека нет любви и веры, он может существовать, но только на животном уровне. Высокоразвитое сознание становится для него смертельно опасным. Если цивилизация не идет к Богу, тогда, для того чтобы выжить, она интуитивно должна подталкивать людей к возврату в животное состояние. Сейчас это видно невооруженным глазом.

Язык в западных странах перестает описывать состояние души. То, что называют массовой культурой, на самом деле, является деградацией высших функций человека. Эмоции все проще, потребительство все выше, юмор все глупее. Шоу-бизнес обслуживает только основные инстинкты, забыв о душе.

Общество потребления — это не так уж плохо, если главными потребителями являются любовь и душа. А если они в списках не значатся, то это тенденция потери человеческого облика.

Искусство и театр стремятся не очистить душу, а удовлетворить инстинкты и превращаются в сплошную пропаганду секса и насилия. Этот путь к гибели широко пропагандируется, особенно среди детей и молодежи.

Поклонение вожделению затронуло сейчас весь мир. Помню, как лет пять назад после семинара в Запорожье ко мне подошел молодой парень.

—          Я инок, — представился он. — Хочу спросить вас — принимать ли мне монашество, или лучше не надо?

Я пожал плечами:

—          Это только вам решать. А почему сомневаетесь?

Он замялся.

—          Видите ли, мне не очень нравится атмосфера в нашей обители. В принципе, у нас все монахи делятся на три категории. Треть — это настоящие, молельщики, 30% — те, кто сидят постоянно в Интернете, компьютерщики. И еще одна треть — это голубые. Нам еще повезло, у нас настоятель монастыря — пассивный. А в некоторых местах монахи жалуются, что настоятель им проходу не дает.

Мне тогда сложно было поверить в то, что говорит молодой инок. А недавно в Интернете я смотрел интервью с одним священником. Он говорил о сексуальных скандалах в католической церкви. О том, что среди священников разврата гораздо больше, чем в обычной мирской среде.

Почему эта тяжкая болезнь поразила религиозные организации? Скорее всего, эти люди полагают, что идут к Богу, а на самом деле, подсознательно молятся вожделению.

Недавно в «Новостях» промелькнуло любопытное сообщение о том, что Православная Церковь разработала свод вечных российских ценностей. Предваоительно была дискуссия с политическими партиями н представителями общественности. По сути дела, обозначены главные маяки для любого россиянина.

На первом месте в своде вечных ценностей оказалась справедливость. Второе место заняла свобода, третье — солидарность, четвертое — соборность. На пятую строчку Синодальный отдел поместил самоограничение, а на шестую — патриотизм. Предпоследнюю строчку заняла любовь, и последнюю — верность.

Этот документ любопытен тем, что религия в нем начисто отсутствует. Его явно составляли политики.

Октябрьская революция ставила целью восстановление справедливости. Под лозунгом справедливости на гражданской войне брат убивал брата. Под лозунгом справедливости был истреблен весь цвет нации, разрушены такие принципы, как «не укради», «не убий» и «не грабь». У каждого человека — свои понятия о справедливости, и когда она возводится в абсолют, это всегда приводит к крови, насилию и убийствам. Под лозунгом свободы миллионы людей были заключены в лагеря. Свобода для человека, пренебрегающего заповедями, — это свобода грабить и убивать, свобода совершать любой грех.

Лозунг, призывающий к свободе и справедливости, привел к горам трупов во времена Французской революции. Именно этот лозунг разрушил в России уважение к частной собственности и к соблюдению нравственных религиозных законов. Без любви понятия справедливости и свободы превращаются в топор палача.

Примечательно, что понятие «нравственность» не было включено в список вечных ценностей. Как, впрочем, и понятие «любовь к Богу». Такая ценность, как любовь, оказалась на седьмом месте. Понятно, что в сочетании с таким словом, как «верность», она означает любовь к другому человеку. Но ведь тезис «Возлюби ближнего своего...» превращается в призыв к языческому поклонению, если утрачена любовь к Богу как высшая ценность.

Грустно смотреть на список вечных ценностей, предлагаемых Церковью. Неужели русский народ, с точки зрения православного руководства, так плачевно выглядит, что главной ценностью для него является «справедливость» — понятие, которое всегда подталкивало к грабежу, воровству и убийствам?

Я размышлял об этом, сидя за компьютером и механически просматривая присланные мне письма. Взгляд остановился на сообщении," озаглавленном: «Русские и японские пословицы». Лингвисты подсчитали, с какой частотой в народных пословицах — русских и японских — упоминаются те или иные слова, и результат этих исследований представили наглядно. На картинке начертаны слова, наиболее часто употребляемые в пословицах, причем слова эти — разного размера и размер слова пропорционален частоте его упоминания.

Итак, японские пословицы: самое крупное слово — «человек», а потом, в несколько раз меньше, такие слова: «пройдет», «сквозь», «счастье», «скала», «сердце», «беда», «опасно» и т. д. Самое частое слово в русских пословицах — «Бог». Далее: «много», «один», «хлеб», «дело», «люди», «деньги», «добро», «дом», «вода» и т. д.

Я невольно улыбнулся. Все-таки Россия выживет, несмотря на то, что религия превратилась в политику и экономику. В подсознании русского человека Бог — на первом месте. А значит, и любовь к Нему занимает первое место. Это означает, что главные наши ориентиры не сумела исказить ни светская, ни духовная власть. «Мы есть то, к чему мы стремимся», — подумалось мне. Главное — не то, какую религию ты исповедуешь, а та цель, к которой ты движешься.

Наверное, из тех, кто считают себя верующими, реально таковыми являются немногие. Все остальные верят в свое благополучие, здоровье, наслаждение и справедливость, что и пытаются добыть через молитву.

Недавно одна девушка написала мне любопытную записку: «Работаю по Вашей системе много лет, а вчера во время семинара обнаружила, что под моей внешней оболочкой живет какое-то существо, которое представилось мне в виде Медузы Горгоны, с волосами-змеями. Когда я молюсь, оно как будто бы отходит в сторону, но не уходит совсем. Что это может быть?»

Когда я по почерку посмотрел ее поле, мне открылась следующая картина: возможная смерть потомков до четвертого колена; подсознательная концентрация на вожделении — в 17 раз выше опасного уровня. Это означает, что девушка совершала преступления против любви в угоду наслаждениям, удовольствиям, справедливости.

Есть русская пословица: «Рад бы в рай, да грехи не пускают». Человек воспринимает самого себя только как сознание и верхний слой чувств. Ему кажется: поменял свою точку зрения, щелкнул пальцами—и тут же изменятся судьба и здоровье, и снимутся все грехи.

Но вселенная едина, и закон единства универсален для всех. Человек, его предки, его потомки — едины. Неправильное поведение постоянно уходит вглубь, увеча многие поколения потомков. Человеку кажется, что он изменился, и внешне это именно так. Действительно, верхние полпроцента стали другими. А на его подсознание, его душу это никак не влияет. В предсмертной или критической ситуации человек готов жертвовать, молиться, даже меняться, но, тем не менее, болезнь, несчастье или смерть неотвратимо отнимают у него последние мгновения жизни.

«Время разбрасывать камни, и время собирать камни». Те, кто в свое время отказались от приглашения на пир, окажутся в тюрьме или в могиле.

Те, кто пришли с улицы и готовы делать все, что нужно, но внутренне не успевают измениться, попадут туда же.

Наши глубинные чувства, наши рефлексы — это состояние наших потомков. И пусть мы уже хотим верить в Бога, хотим любить, пытаемся преодолеть рабское отношение к собственным инстинктам, — но наши потомки неминуемо тянут нас вниз. В таком случае, если человек хочет выжить, он должен вступить на нелегкий, мучительный путь воспитания своей души. Если устремление к Богу искреннее, не корыстное и очень сильное, тогда есть шанс изменить не только себя, но и своих потомков. К сожалению, такое устремление часто возникает только в последние минуты жизни.

В памяти всплывают красно-коричневые горы Египта. Заходящее солнце фантастически меняет их очертания и окраску. Изумрудное Красное море прикасается к этим горам и постепенно исчезает на горизонте. Недавно я был вместе с друзьями на рыбалке, и произошедшее там помогло мне многое понять. Судно мы заказали заранее.. Осмотрели несколько рыболовных яхт и, в конце концов, выбрали ту, которая приглянулась. На яхте, кроме нас, было еще четверо человек — капитан, кок и два матроса. Потом обнаружился и пятый, — он оказался хозяином судна и свободно владел несколькими языками. В нашей команде был мой приятель, приехавший из Америки, — поскольку он хорошо владеет английским, то проблем с переводом у нас не было. Хозяин судна по-русски не говорил, а английский, немецкий, французский знал великолепно. Он оказался весьма обаятельным и неглупым человеком.

Первую рыбу мы поймали через полчаса после выхода из порта. Это был хороший знак. Мы сами выбрали себе распорядок дня: подъем в 7 утра, купание; с 8 до 9 — завтрак, а затем — троллинг. Далее — обед, после которого можно было купаться и загорать. А потом — вечерняя рыбалка. Мы отдыхали, общались, купались и ловили рыбу. В течение нескольких дней не удавалось ничего поймать, но мы Не слишком переживали по этому поводу. Главной задачей было отдохнуть и пообщаться, а это у нас хорошо получалось.

Где-то в середине путешествия, на третий или четвертый день, наш корабль остановился возле кораллового рифя Там было несколько десятков яхт, в море бултыхались счастливые туристы. Мое внимание привлекла большая красивая яхта с черным корпусом, явно не здешняя. Я поинтересовался у нашего хозяина, откуда она появилась.

—          На ней отдыхает посол Соединенных Штатов, — ответил египтянин.

Как-то незаметно зашел разговор о политике. И вдруг хозяин, которого мы все стали называть капитаном, спросил меня:

—          Как вы считаете, из-за чего начнется третья мировая война?

И добавил:

—          Мне кажется, из-за энергоносителей.

—          А мне кажется, из-за хлеба, — ответил я. — Судя по тому, что происходит на Земле, скоро он станет главной ценностью.

Я взглянул на капитана и продолжил:

—          Когда-то я прочитал предсказание Ванги. Она говорила, что первыми на Земле начнут вымирать пчелы, а потом исчезнет чеснок. Я тогда подумал, что это будет лет через 200-300. А сейчас во всем мире пчелы массово погибают. Причем ученые не могут объяснить, почему. А ведь именно пчелы опыляют около 80% всех растений на Земле. Что будет, когда пчелы исчезнут, нетрудно догадаться.

Но это еще не все. Крохотное отверстие в теле Земли - всего-то пятьдесят сантиметров — отравило нефтью весь Мексиканский залив, возникла опасность остановки Гольфстрима. Оказывается, Земля-то едина, все тесно связано одно с другим. То, что сейчас творится с климатом, — это только начало. На урожайности это тоже скажется.

У Земли есть определенный ритм, она как бы дышит. А в последнее время, впервые за всю историю наблюдений, этот ритм стал меняться. Если сравнивать с человеком, то Земля сейчас похожа на больного, который вот-вот чихнет и начнет кашлять.

Кроме того, едина ведь не только Земля, но и вся Солнечная система. Непрерывные научные наблюдения за Солнцем длятся 400 лет. За все это время 11-летние циклы солнечной активности ни разу не нарушались. А несколько лет назад поведение Солнца стало необъяснимым. С одной стороны, оно никак не могло войти в активную фазу, то есть стало напоминать паровой котел, который не выбрасывает пара. А с другой стороны, за последние несколько лет средняя температура Солнца увеличилась почти в два раза.

Что такое несколько лет в истории Солнца? Это тысячная доля секунды. А теперь представьте себе: за полсекунды температура вашего тела поднялась с 36 до 72 градусов. Можно себе представить, что творится с Солнцем. Поверьте мне, в ближайшее время это скажется на урожайности.

Я пожал плечами:

—          Может быть, ученые что-то напутали? Во всяком случае, мне эта информация встречалась не один раз.

На мгновение задумавшись, я добавил:

—          А самое фантастическое вот что: то, что творится с Землей и Солнцем, судя по всему, связано с состоянием человечества. Конечно, масса людей на планете ничтожна по сравнению с массой Земли и Солнца, но ведь вирусы, попадающие в организм человека, могут привести к тяжелой болезни, хотя на физическом уровне они ничтожно малы. Главная опасность вирусов — информационная. В Библии не случайно сказано: «В начале было Слово». Сейчас люди информационно представляют собой большую опасность для Земли и Солнца. И, похоже, механизм обратной связи уже включился.

разговор перешел на религию, и капитан вдруг сделал неожиданное признание:

—          Раньше я верил в Бога формально. Увлекался женщинами, наркотиками... А как-то раз мы с моим другом очень хорошоотдыхали, а ночью он умер. И я почувствовал, что со мной скоро будет то же самое. Я понимал, что я не жилец, но не знал, что делать. И вдруг на улице я повстречал человека, который посмотрел мне в глаза и произнес: «Ты умрешь. Если хочешь жить, садись и читай Коран». Я поверил ему, сел в комнате и начал читать. В день я изучал одну из 30 частей Корана. Через месяц я вышел из комнаты и ощутил себя другим человеком.

Я смотрел на капитана и ощущал противоречивые чувства. Он рассказывал, что пять раз в день молится, что у него изменились жизнь и судьба. А я видел на тонком плане, что у него очень серьезные проблемы. Подсознательное поклонение вожделению было 17-кратным. У женщин при таком внутреннем состоянии обычно бывает бесплодие или дети рождаются тяжело больными.

Мелькнула мысль: «А что же у него с детьми?»

—          Переведи ему, — обратился я к приятелю, — что у меня есть способности к диагностике. Пускай он назовет имена своих детей, а я расскажу, что у них со здоровьем.

Египтянин удивился, но предложение мое принял.

—          Первая ваша дочь — очень добродушный человек, ее уважают и любят люди. И со здоровьем у нее — более или менее.

Вторая дочь выглядела хуже, вряд ли у нее будут Дети и семья. Мне не хотелось сообщать об этом отцу. Кроме того, она была талантливой, и ей была предназначена не семейная, а общественно-политическая жизнь.

—          Со второй дочерью тоже неплохо, — произнес я, — но для нее работа и общественная жизнь будут

важнее семьи.

Я не стал объяснять, что боль души для нее непереносима, потому говорить о нормальной семье и детях не приходится.

—          Есть еще сын, — капитан назвал имя.

Я сразу же увидел, что шансов выжить у его сына практически не было, — поле вокруг него сворачивалось. Правда, в одном месте от груди шел серебряный шнур, соединявший его с высокими планами. Один шанс из ста, но его можно было использовать.

—          У вашего сына состояние очень неважное, он может погибнуть.

— У него диабет, — вздохнул капитан. — Тот духовный человек, о котором я говорил, мне уже все рассказал. Он предупредил меня, что сын умрет в молодости.

— Есть шанс помочь, — сказал я, — но это тяжелее, чем совершать подвиги. Нужно внутренне измениться.

Египтянин задавал мне вопросы, а я отвечал. Что такое рай и ад? Есть ли вечные грешники? Я рассказывал ему о том, как корыстность убивает любовь, как вожделение приводит к непереносимости душевной боли. Так уж получилось, что я провел семинар для одного человека. А потом сообщил приятелям:

—          Состояние его сына стало гораздо лучше. Посмотрим, что будет дальше. Я хочу объяснить ему, что нужно не просто выполнять волю Аллаха, но при этом ставить себе какие-то цели. Он должен понять, что высшая цель и есть сам Аллах. Тогда его сын не умрет.

Правда, меня неприятно поразила реакция египтянина, о которой рассказал мне приятель:

— Капитан до сих пор не может понять, как это ты все узнал о характере его старшей дочери.

—          И это все? — мрачно спросил я. 

—        Да.

—          Странно: его не удивило, что можно спасти жизнь сыну. Больше всего его. впечатлили мои способности к диагностике. Ну ладно, время покажет.

Через два дня позвонил шейх из Каира и сообщил капитану, что состояние его сына стало гораздо лучше и теперь у него может измениться судьба.

Мы сидели, пили чай, и капитан рассказывал об этом уникальном человеке.

—          В лучших домах Египта почитают за честь общаться с ним. Этот человек отрешился от всех мирских дел, он, только молится и помогает людям.

Неожиданно египтянин добавил:

—          Я рассказал ему про вас. Он готов приехать в Москву и встретиться с вами.

Я улыбнулся:

— А по-русски он говорит?

— Нет.

Я в ответ только развел руками.

—          Когда в следующий раз будете в Египте, он готов повидаться с вами в любое время в любом месте. Да, еще он просил, — капитан улыбнулся, -г- чтобы вы помолились за него. Он понял, что вы верующий и много молитесь.

«Как хорошо все видно на тонком плане, — подумал я. — Какой ты веры, национальности, в какой стране проживаешь, — не имеет значения. Его не интересует, православный ли я, еврей или мусульманин, но раз он просит помолиться за него, значит, он мне доверяет».

Я считал, что таких людей уже не осталось. Нынешний кризис в мире — в первую очередь, духовный. Как заметил один преподаватель Московской Духовной академии: «Старцев сейчас уже в монастырях нет, а стариков — много». Уважение ко мне со стороны незнакомого человека было совершенно неожиданным. Капитан шутливо поклонился мне и сказал: «Теперь вы тоже шейх».

Наше судно по-прежнему бороздило море, но рыбы не было. Мой американский приятель стал подначивать капитана:

—  А где же обещанная рыба? Тот серьезно ответил:

—  Вот помолюсь, и рыба будет.

Потом я видел его на корме, — он воздевал руки и молился. А на следующий день мы, действительно, поймали одну крупную рыбу, а затем другую.

Путешествие было замечательным. А затем наше время закончилось, и судно развернулось, чтобы плыть обратно в порт. Мы потихонечку начали складывать чемоданы. Я собирал маски, трубки, рыболовные снасти.

Пластмассовые наживки в виде рыбок называются воблерами. Рыба хорошо берет серебристые наживки с красной головкой. У меня их было четыре. На столе, среди других наживок, я увидел только две. Поскольку подарков я делать не собирался, а воблеры купил в Москве, то я поинтересовался у команды, где мои снасти, но ответа не получил. Тогда я подошел к капитану и объяснил, что хотел бы свои воблеры увезти с собой. Тот взглянул на меня достаточно жестко, а затем что-то сказал коку. Парень подошел к какой-то тумбочке и достал оттуда воблер.

—          Это третий, — я показал на пальцах, — а всего их было четыре.

Египтянин пожал плечами:

—          Ничего не знаю, больше их не было. Меня удивила перемена, произошедшая с ним.

Путешествие закончилось, маска добродушного хозяина стала ненужной. Сначала я хотел возмутиться. Потом вспомнил свое же правило: если ребенок хулиганит, обижаться на него бессмысленно и глупо-На ребенка не обижаются, — его наказывают. Если неТ возможности наказать, выскажи искренне свою претензию, это тоже будет наказанием. Ведь какова цель наказания? Воспитание, изменение человека, д искренняя, спокойно и обоснованно высказанная претензия тоже помогает человеку меняться и воспитывает его.

Я высказал команде и капитану свои претензии и постарался забыть об этом инциденте, но память постоянно возвращала меня к этой истории. Надо было понять же это со мной произошло. Значит, у меня вожделение тоже не преодолено. Жертва не зря притягивает преступника. Случившееся — это, в первую очередь, знак для меня.

Энергия должна тратиться не только на претензии и осуждение других; ее ведь не так много. Стресс должен работать на созидание, на собственное изменение. Грех этим не воспользоваться. Боль от стрессовой ситуации должна превратиться в радость от собственного изменения.

Увидеть Божественную волю в поведении человека, который отнесся к тебе непорядочно, тяжело и сложно. На обычной дороге сразу становится понятно, что машина в кювете — это твоих рук дело. На дороге жизни поворот руля отстоит от аварии иногда на десятилетия. Мы видим следствие и не понимаем причины. И тут же начинаем мыслить по схеме, которую часто выдают пациентки: «Я уже два дня ни на кого не обижаюсь, где же здоровье?»

Не следует соотносить себя с тем, что мы видим и чувствуем в данную, текущую минуту. Глубинные эмоции мы наследуем от наших предков. Эти эмоции соответствуют нашим эмоциям из прошлых жизней. Подобное притягивает подобное.

Я потом взглянул на поле этого человека. Картина была неважная. Вольно или невольно, я являюсь катализатором: в душе человека, пообщавшегося со мной, происходит ускорение и плохого, и хорошего. То, что могло случиться через десять лет, происходит через неделю или месяц. Это может привести как к чудесному излечению, так и к быстрой смерти.

У этого человека улучшения я не заметил. Оказалось, что ухудшилось поле у его детей. Его подсознательное вожделение расходилось на два потока: похотливость, сексуальность — и власть, превосходство, воровство. Вожделение породило взрыв агрессии, связанной с обоими инстинктами. Ускорение, действительно, началось, — все скрытое стало явным. А у его детей ненависть, презрение, осуждение превратились в программу самоуничтожения. В поле его сына уже не было серебряной нити, дающей шанс на спасение.

«Почему же детей Бог наказывает гораздо более жестко, чем родителей?» — задумался я. А потом понял. Наказание есть остановка неправильного поведения. Останавливают не человека, а саму возможность совершать преступления против любви. В детях усиливаются все наши возможности и все наши тенденции, поэтому судьба часто истребляет их первыми.

В этом случае начался именно этот процесс. Все трое детей египтянина выглядели очень плохо. «Может быть, все еще нормализуется, — подумал я. -Может быть, он что-то поймет».

Но все-таки, почему же он так себя повел? Если бы я старался поразить его воображение чудесами диагностики или хвастался излеченными больными, тогда он мог бы посмотреть на все это сквозь пальцы. Но мои возможности подтвердил человек, в свое время спасший ему жизнь. Неужели мнение святого человека для него ничего не значит? Как это можно -жизнь сына променять на пару воблеров? Этот вопрос никак не давал мне покоя, что-то здесь скрывалось. Только недели через две я понял: искушение.

Я всем своим пациентам говорил о том, что Бог никогда не дает счастья просто так. Если вы получаете зарплату, не работая, это отравляет вашу душу-

Любое счастье зарабатывается, а потом тратится, и его снова нужно зарабатывать. Эта работа выглядит как испытания: несчастья, болезни, неприятности. Сумел сохранить любовь и видение Божественной воли, сумел подняться над инстинктами, — получай заработанное счастье. Не сумел, — зарабатывай каждую минуту потом и кровью. Без испытаний невозможно получить счастье, — это закон. Счастье можно получить в виде аванса, но этот аванс все равно нужно будет отработать.

Однако есть нечто гораздо более тяжелое и опасное, чем испытание. Искушение.

Оказывается, процесс очищения души происходит в несколько этапов. Сначала самые нежные, чистые и высокие слои нашей души соприкасаются с Божественной энергией. Начинается боль разрушения и изменения, которая, при наличии любви, дает новый этап развития.

Если любовь, единение с Творцом, становится потребностью, если ощущаешь Его незримое присутствие во всем, если несешь в себе чувство непрерывной любви и благодарности к Богу, то этого первого этапа даже не замечаешь. Просто в душе появляется что-то новое, прекрасное — и начинается новый этап развития.

Если же любви не хватило, человек получает искушение. Теперь, для того чтобы победить вожделение, он должен сконцентрироваться на любви, жить ею и соблюдать нравственные принципы. Если же он не сумел побороть вожделение, тогда начинаются испытания.

Для одного искушение выглядит как возможность украсть, для другого — как возможность соблазнить жену друга.

Вспоминаю художественный фильм «Время жатвы» с молодым Ричардом Гиром. Дело происходит в Америке около ста лет назад. Молодые муж и жена Срабатывают деньги в тяжелейших условиях на сборе урожая пшеницы. У молодого человека — красавица жена, которая любит его, верна ему и готова разделить с ним любые трудности. Неожиданно он подслушивает разговор и узнаёт, что молодой фермер, хозяин, неизлечимо болен и скоро умрет. И тогда у работника созревает в голове хитроумный план: выдать себя за брата своей жены, а ее подтолкнуть к фермеру, для того чтобы она вышла за него замуж и впоследствии завладела его имуществом.

Корысть победила нравственный аспект, инстинкт самосохранения победил любовь. Украсть было гораздо легче, чем заработать. План осуществился. Хозяин влюбился в жену главного героя и предложил ей руку и сердце. А затем все стало трещать по швам. Женщина влюбилась в молодого фермера. Оскорбленный муж, увидев, что она счастлива с ним, уехал. Но, проскитавшись несколько месяцев, понял, что не может без нее жить, и вернулся назад. А затем правда стала выползать наружу.

Фермер выздоровел, — чувства изменили и исцелили его. Коварный план рухнул. Возвращение мужа стало несчастьем для всех. В стычке молодой фермер был убит, а муж и жена бежали из тех мест. Но через некоторое время полиция все-таки разыскала беглецов, и работника постигла участь хозяина, — он тоже был убит. «Время разбрасывать камни, и время собирать камни».

Преступление против души рано или поздно обернется несчастьем. Если это личная воля человека, — пострадает он сам. Если же таким человека сделало общество, то оно пострадает ничуть не меньше. Государство, которое позволяет безнравственным людям жить в благополучии и достатке, обречено на гибель. Ведь и человек, и государство являются живыми организмами. И живут они по одинаковым законам.

Итак, если поддался искушению, не преодолел своей похотливости, не устоял перед возможностью украсть, включается третий этап спасения — испытание. Думаю, о том, что это такое и как это происходит, известно многим.

Если же человек не проходит и периода испытаний, тогда начинается четвертая и последняя стадия спасения — жесткое очищение. Это уже сужение возможностей до минимума. Это распад семьи, смерть детей, неизлечимые болезни и собственная смерть.

Каждый из нас, в той или иной степени, проходит все четыре этапа. Когда человек знает, кто он такой, откуда прите я и куда идет, тогда процесс очищения и развития души не требует разрушения духа и тела. Если же мы забываем о душе, в этом случае разрушение наших инстинктов становится непременным условием развития.

Две тысячи лет назад ученики Христа не выдержали искушения. Жизнь и вожделение привычно были поставлены на первое место. Но то, что не получилось при первой попытке, впоследствии все же удалось. Любовь вышла на первое место, а жизнь отошла на второе. Поэтому христианство дало колоссальный импульс к развитию нынешней цивилизации.

Однако вот уже пять или шесть столетий инстинкты постепенно затмевают любовь. А нынешняя техническая цивилизация научилась порабощать душу в угоду телу. Мне кажется, существование общества, в котором достижения науки и медицины направлены на истребление души, не входит в планы Бога. Наверное, все мы скоро это поймем.