В одной из прошлых книг я писал, как у меня чесались уши. И только в пустыне, где энергетика пространства чиста от человеческих эмоций, у меня эта проблема исчезла. Из этого можно сделать простой вывод: моя подсознательная, эмоциональная связь с окружающим миром слишком сильна. Мне, наверное, что-то нужно поменять в моем ритме жизни. Но я думал, что молиться и пересматривать свою жизнь, чтобы снять эту проблему, вполне достаточно. Уши — это ревность. Одновременно у меня выходила подсознательная агрессия к женщинам. Я каждый раз пытался найти какие-то ситуации по жизни, простить и снять претензии. На какое-то время все улучшалось, а затем все начиналось сначала. Постоянные дела и заботы не позволяли серьезно заниматься собой.

Весной прошлого года неожиданно вместо щекотания в ушах появилась боль. Она постепенно нарастала и ночью стала нестерпимой. Внутри, в правом ухе, началось воспаление и образовался желвак, из-за которого я не мог даже сжимать челюсти. Воспаление шло с такой скоростью, что я на всякий случай приготовился к смерти. Я лежал, отключившись от всего и отпустив все, и молился. На этот раз по-настоящему. Не мимоходом, как раньше. К утру исчезло и воспаление и боль. Я обрадовался и забыл об этом. А через неделю опять начался зуд в ушах, сначала понемногу, а потом по нарастающей. Мне все это надоело. Мне порекомендовали хорошего специалиста, и я отправился к нему. Доктор ничего серьезного не обнаружил, прописал мне лекарство, которое я купил в аптеке, и его надо было закапывать в уши 2—3 раза в день. Я это делал неделю, зуд и боли в ушах исчезли.

— Удивительно, — думал я, — год молился и никакого результата, а здесь за несколько дней все мои проблемы снялись. Чего-то в моих исследованиях не хватает. Или что-то во мне не в порядке.

Особого негатива, т. е. передвижения проблемы, я не заметил. Вроде бы уши выздоровели, а все остальное не заболело. В начале лета у меня появились проблемы эмоционального характера. Такого раньше никогда не было. Я понимал, что это либо продолжение заболевания, либо мне нужно что-то основательно менять в подходе к миру. Но чтобы меняться, нужно отстраниться от действительности, порвать все связи, которые притягивают нас к привычному ритму жизни. Нужно накопить энергию для таких изменений. А я никак не мог расстаться с привычным и все более напряженным ритмом жизни. С каждым новым сложным пациентом, которого я пытался вытянуть во что бы то ни стало, я терял огромное количество энергии.

Был еще один очень серьезный фактор. Когда мы обожествляем любимого человека и безмерно привязываемся к нему, то в первую очередь мы концентрируемся не на его теле, а на его высших духовных моментах. И тогда человек может либо погибнуть, либо заболеть. Есть еще один путь — отречение от духовных ценностей, зависимость от которых начинает возрастать. Я понял, что такое «не прошел испытание медными трубами». Слава — это обожание и привязанность не одного, а очень многих людей. Она убивает незаметно, но гарантированно. Человек становится низменным, жадным, высокомерным, непорядочным, раздражительным и т. д. Человек пытается найти хоть какой-то противовес, чтобы выжить, усиливая концентрацию на материальном. Многие талантливые и известные люди умерли потому, что сохранили свои порядочность и благородство, будучи прославленными.

Есть путь частичного отстранения от духовности — это алкоголь или наркотики, или отказ от той деятельности, которая ведет к славе, или полное уединение и нежелание ни с кем общаться, или постепенная потеря способностей или неизлечимые заболевания, внешне незаметные, но постоянно отравляющие жизнь; полный развал в личной жизни, гомосексуализм и т. д.

Несколько лет назад я почувствовал, как усиленное внимание тех, кто прочитал мои книги, начинает медленно вдавливать меня в землю. Первые годы положение спасали многочисленные подделки и сплетни вокруг моей персоны. Это охлаждало пыл моих поклонников и давало мне запас времени, чтобы выжить. Последние 2-3 года ситуация резко ухудшилась.

Подделки постепенно исчезли, а книги стали расходиться не только в России, но и в бывших соцстранах. Внутреннее внимание и привязанность все большего количества читателей давало о себе знать. Я видел, что становлюсь более раздражительным и все больше рискую во время приема, постепенно лишаясь своей защиты. В принципе, это был путь в могилу, только я об этом как-то не думал. Я заметил, что чисто энергетически мне становится легче, когда я уезжаю из России.

Я вспомнил свое недоумение по поводу того, что все мои попытки издать книгу за границей провалились. До меня неожиданно дошло, что издание книги в любой западной стране было бы ступеньками к могиле. Резкое увеличение внимания я бы выдержать не сумел. Все перечисленные приемы блокировки нарастающей известности меня бы не спасли, я это знал. Слишком серьезная и важная информация находится в книгах. Здесь был худший вариант славы — незаметный и очень глубокий.

Раньше я был уверен, что любое упоминание о моих исследованиях будет, как минимум, только после моей смерти. Когда я стал писать книги о своих исследованиях, я думал, что известность придет лет через 10-15. Средства массовой информации этот процесс значительно ускорили.

Однажды женщина рассказала мне:

— Руководство Братской ГЭС столкнулось с непонятной проблемой. Пару раз в месяц весь коллектив дружно заболевал. Некому было работать. Подключили психологов и врачей. Выяснилось, что больничные совпадают с выходом телевизионной передачи «Бумеранг», которую все смотрели, где речь шла о моих исследованиях. Начальство распорядилось поставить на работе телевизор, и все дружно перестали болеть.

Но ведь не все же известные и уважаемые люди страдают, когда внимание и интерес к ним сохраняются. Да, бывают люди от природы глубинно чистые, накопившие запасы любви и отстраненные от человеческого по прошлым жизням. Этого запаса хватало на 5—10 лет известности, т. е. на самые опасные пики внимания. Это был тоже не мой случай. Я же в детстве постоянно болел и рисковал жизнью, т. е. не то что на славу, такого запаса на выживание едва хватало. Оставался единственный путь. Скорее уходить от своего человеческого к Божественному «я». Как только Божественное «я» станет более реальным, чем человеческое, известность меня уже не убьет.

Легко сказать, а вот как это сделать. Судя по своему эмоциональному состоянию, мне это не удавалось. Ситуация ухудшалась и достаточно быстро. Опять встала проблема с приемом пациентов. Я чувствовал, что прием для меня становится опасным. Но с другой стороны, спасение могло прийти только через прием. Объясню почему.

Продвинуться вперед, понять и преобразовать мир невозможно без получения новой порции любви от Бога. Но чтобы она пришла, нужно отдать человеческую любовь. Все мои масштабные обобщения, новые мысли приходили как результат желания помочь другим, готовность пожертвовать собой ради любви к другому. И написание всех книг являлось продолжением того, что я говорил на приеме. Ни жесткая диета, ни посты, ни голодание не давали мне столько любви, сколько желание помочь и спасти других Насколько прием для меня был опасен, настолько он был необходим. Я нашел компромисс. Принимать за пределами России и вести прием 2-3 дня, чтобы помочь больным и получить информацию для написания шестой книги.

В ноябре 1998 года я полетел в Нью-Йорк. Самые тяжелые случаи в Америка Привычка использовать других, нежелание чувствовать себя вторичным, концентрация на лидерстве дорого обходятся жителям Америки. Не случайно у каждого второго депрессия, и шизофрению перестали считать болезнью. Сознание деревенеет, масштабная информация входит очень туго. С такими пациентами очень тяжело работать, зато есть возможность искать новые пути убеждения и воздействия.

Я вспоминаю историю, как отбирались лучшие воины. Трехдневный переход по пустыне без капли воды, а потом возможность напиться из реки. И только те, кто спокойно и с достоинством пили, отбирались как лучшие воины. Они не зависели от своих желаний, не становились их рабами. Наши чувства связывают нас с окружающей ситуацией. Насколько мы становимся рабами чувств, настолько мы становимся рабами ситуации и полностью зависим от нее. Подчинить ситуацию и управлять ею мы уже не можем. И единственное, на что мы способны, — на обиду и ненависть внутри, которые постепенно разъедают нашу душу, судьбу и тело. Если воин не является рабом своих чувств, он в бою контролирует ситуацию подсознательно не только спереди, но и сзади, сбоку, в какие-то доли секунды двигаясь так, что это спасает ему жизнь. Появляется возможность чисто энергетически подавлять противника и реализовывать свои желания. Реализуется то желание, от которого не зависишь.

Первое, главное условие независимости от своего желания — это найти другую точку опоры. Раньше люди так и делали. Унижена любовь, желание создать семью, человек начинает жить работой, карьерой, способностями. Но чем дальше мы идем, тем больше обобщаются все наши желания, и мы начинаем замечать, что внутри они все связаны и исходят из человеческой любви. И в конце концов наше бегство по нашим чувствам приводит нас в тупик, и мы понимаем, что никакой перенос с одного желания на другое не уменьшает нашей зависимости от чувств, и мы все сильнее погружаемся в человеческое. И тогда оно начинает распадаться. Начинаются несчастья, болезни, алкоголизм, наркотики, извращения желаний и т. д.

Но в процессе этих поисков мы замечаем любопытную деталь. Бывают ситуации, при которых мы обижаемся, и нужно концентрироваться не на обиде, а на сохранении добродушия. И обида становится поверхностной и быстро уходит. И добиваемся мы гораздо большего, когда в душе не осталось обиды. Другая ситуация заставляет нас жалеть о потерянном. А нам главное сохранить добродушие. И оказывается, насколько мы не сожалеем о потере, настолько легче нам получить новое, и постепенно мы понимаем, что опора на добродушие позволяет нам снять зависимость от любой эмоции. И все наши желания становятся легче и светлее. И поскольку мы от них не зависим, они легко исполняются.

Я где-то прочитал фразу: самый сильный воин — добродушен. Я чувствовал, что это правильно, но не понимал механизма. Теперь я его понял.

Идем дальше. Стабильное, глубинное добродушие делает нас здоровыми и счастливыми. И мы понимаем, какое это огромное счастье быть добродушным. И мы считаем, что в основе этого чувства лежит любовь к людям. Но вдруг оскорблена и предана наша любовь. Значит, и добродушие тогда должно погибнуть. И кто-то предает свое добродушие, презирая и ненавидя других. Кто-то старается сохранить добродушие к людям, но начинает ненавидеть и поедать себя. Т. е. совершается скрытое предательство добродушия. И кто-то сохраняет душевное тепло, мягкость и добродушие, когда унижена его человеческая любовь. И тогда мы понимаем, что у добродушия нечеловеческая природа. Оно исходит из Божественной любви. И тогда мы пытаемся во всем видеть проявление Божественного и концентрируемся на Божественном слое наших чувств. И как бы ни колебалось человеческое, для нас главным счастьем и главной целью является сохранение и увеличение Божественной любви и добродушия.

Но вот этот переход от человеческого к Божественному у меня пока не удается. Более того, подсознательная агрессия у меня периодически повышается. Выходят глубинные слои подсознательных эмоций, с которыми я не могу справиться. Я вижу, как выходят моменты ревности, обид, по глубине и масштабу равные семи прошлым жизням. А я могу справиться в лучшем случае с этой и с прошлой. Я, конечно, понимаю, что при правильном поведении через 10, 20, 50 лет я этот негатив преодолею. Но если эти эмоции поднимутся разом или какая-то ситуация сильнее вдавит меня в человеческое, то в свое путешествие к другим мирам я отправлюсь гораздо раньше, чем хоте лось бы, значит, мне нужно освободиться от притяжения сверхглубинных эмоций. А это у меня пока не получается. Ну что ж, будем работать и накапливать материал.

Я начинаю вспоминать и анализировать все случаи, когда не сбалансированные эмоции приводят к проблемам.

Дело было еще при Советской власти. Один человек, который устал радоваться прелестям социализма, решил уехать на Запад. На накопленные деньги он купил крупные бриллианты, которые поместил в каблуки своих туфель. Они ехали в аэропорт с сыном на машине. Вдруг отец неожиданно сказал: — Все, сын, тормози машину. Меняемся туфлями. Не могу. — Папа, успокойся, — сказал сын. — Я не слышал, чтобы за последнее время у кого-то отвинчивали каблуки. Никому и в голову не придет, что у тебя там бриллианты.

Перед самым аэропортом отец опять попросил остановить машину:

—Не могу и все, — сказал отец, — поеду в твоих туфлях.

Сын поворчал и надел туфли отца. А дальше было самое интересное. К отцу подошел пожилой таможенник, ласково посмотрел ему в глаза и похлопал по плечу:

—Снимайте Ваши туфли.

Сначала они осмотрели туфли со всех сторон. Потом вынули стельки, затем оторвали каблуки, затем подошвы, потом, по сантиметру разрезали кожу туфель ножами. — Как же я теперь поеду дальше? — резонно спросил их обладатель бриллиантов. — Возьмите туфли у родственников, — раздраженно бросил таможенник. — Сынок, — сказал отец, — дай-ка мне свои туфли, придется мне в них лететь.

Сын это сделал с удовольствием. Бриллианты вместе с их обладателем улетели в Бельгию.

Насколько мы не зависим от наших эмоций, настолько лучше у нас интуиция, и мы начинаем управлять ситуацией и стратегически и сиюминутно. Сохраняющий внутреннее добродушие человек не ломается при первой же попытке, когда ситуация вроде бы не позволяет ему чего-то добиться. Насколько меньше человек зависит от ситуации, настолько больше он делает попыток, чтобы ее изменить.

Приведу два примера.

Моей двоюродной бабке было около 70 лет. Она решила из Ленинграда переехать жить в Сочи. Это было в конце 70-х годов. Но все ее попытки обмена ни к чему не привели. В обменном бюро ей сказали, что пенсионеров в Сочи не прописывают и обмен в Сочи запрещен. Она написала письмо в Сочинский горисполком. И за подписью председателя горисполкома ей пришел официальный ответ, где говорилось, что принято постановление, согласно которому пенсионеры в Сочи не прописываются, и обмен для дальнейшего проживания не возможен. Она этот официальный отказ вместе со своим письмом отправила в редакцию газеты «Правда», самого авторитетного, в совдеповские времена, печатного органа. Ответ был весьма интересный:

—То, что Вы считаете отказом, — писалось в письме, — на самом деле отказом не является, поскольку в нем нет ссылки ни на какой закон. Официальный ответ должен выглядеть так: «На основании такого-то закона, руководствуясь параграфом таким-то, мы вынуждены Вам отказать в Вашей просьбе».

Ответ, полученный из редакции газеты, женщина отправила в администрацию Сочи, и через два месяца обмен был совершен без всяких проблем.

Вторая ситуация произошла у меня.

В начале 70-х годов я уехал из Сочи в Ленинград. Несколько лет жил в строительном общежитий, работал на стройке и учился на вечернем отделении архитектурного факультета. Моя мать осталась в Сочи в двухкомнатной квартире. Квартиру могли отнять, поскольку в ней был прописан только один человек. Нужна была справка, что я учусь на дневном факультете, т. е. могу вернуться назад. Я прихожу в институт, в стене два или три окошка, и там сидят девушки, которые ведают канцелярией. Я заглядываю в окошко и вижу там миловидную девушку. — Вы знаете, мне нужна справка, что я учусь на дневном факультете. — Пожалуйста, — говорит девушка, — давайте свой студенческий билет.

Она начинает выписывать справку и вдруг удивленно спрашивает:

—Но Вы же учитесь на вечернем, почему просите справку о дневном факультете?

Я начинаю таращить глаза и разводить руками:

—Но понимаете, мне нужна справка, что я учусь на дневном.

В глазах девушки появляется настороженность.

—Справку я Вам не дам. Заберите Ваш студенческий. Я забираю студенческий и отхожу от окна. Справка нужна. Очень нужна. Я хожу и думаю, что предпринять. Решаю дождаться обеденного перерыва, вижу, как выходит эта девушка, и подхожу к ней, улыбаясь как можно дружелюбнее:

—Девушка, очень нужна справка. Хотите я Вам за нее заплачу 100 рублей?

Это был размер средней зарплаты по тем временам. Девушка испуганно отходит от меня:

—Я Вам ее и за миллион не сделаю, — говорит она решительно и уходит.

Я чешу затылок. Ситуация ухудшается на глазах. А справку я должен иметь на руках. Я хожу по коридорам и продолжаю думать. За это время девушка уже вернулась. Я подхожу и издали, в окошке, опять вижу ее лицо. Мне мешает сосредоточиться группа галдящих студентов справа от окна. Там вход в кабинет ректора, студентам что-то нужно решить, они оживленно галдят между собой, кто-то уже зашел в кабинет ректора, и я слышу шум и там.

Неожиданно созревает решение. Я подхожу к окошку и опять радушно улыбаюсь: — Девушка, это опять я. — Что Вам нужно? — строго спрашивает она. — Если к Вам сейчас подойдет ректор и прикажет Вам выдать справку о том, что я учусь на дневном факультете, Вы ее напишете?

Она пожимает плечами:

—Напишу.

Я кидаюсь к кабинету ректора.

По пути хватаю одного студента за рукав:

—Как зовут ректора?

— Игорь Сергеевич. — Хорошо, — говорю я и проскакиваю в кабинет. Ректор в этот момент что-то устало втолковывает нескольким студентам. — Игорь Сергеевич, — кричу я с порога, — она мне справку не дает. — Кто не дает? — изумленно спрашивает он. — Да девчонка в канцелярии. Я ей показываю студенческий и говорю: «Дай мне справку, что я учусь на дневном факультете», а она не дает. Говорит: «Ректор прикажет — напишу».

Через три секунды ректор оказывается у окошка канцелярии.

—Немедленно дай ему справку о том, что он учится на дневном, — раздраженно говорит он.

Девушка послушно кивает головой. Через несколько минут желанная справка оказывается у меня в руках. — А врать нехорошо, — сказала девушка. — А я ему не врал, — улыбаюсь я, — я ему не всю правду сказал.

«Мир отражается нашими чувствами, — думал я потом. — Мир разнообразен и прекрасен тогда, когда разнобразны и прекрасны наши чувства. Насколько застывают и деревенеют наши чувства, настолько скучным и однообразным становится мир вокруг нас».

В детстве мир подобен калейдоскопу, где тысячи стеклышек с разными цветами и оттенками. В старости кусочек серого стекла перекатывается в разных композициях.

А разница всего-навсего в точке опоры. Есть звено «А», из которого исходит любовь. Есть звено «Б» — это наши чувства. И есть звено «С» — это объекты и события окружающего мира. Насколько душа концентрируется на любви, настолько мир сияет во всех красках. Насколько внимание привязано к окружающему миру и желание зависит от него, настолько обесцвечиваются наши чувства. Насколько мы сконцентрированы на первом звене, настолько любая сложная ситуация является поводом для работы над собой и возможностью устремиться к любви. Насколько

значимость третьего звена возрастает и настолько любая неприятная ситуация вызывает раздражение, агрессию или уныние. Внутренняя значимость мира ничтожна. Поэтому мир для него значим и разнообразен снаружи. Для старика глубинная значимость мира огромна. Поэтому внешне он для него тускл и бесцветен. — Что такое Божественная любовь? — как-то в очередной раз спросила меня одна пациентка. — Это когда для Вас чувство любви в глубине души важнее, чем любимый человек. Тогда, если он Вас предаст, оскорбит, бросит, постареет или умрет, Вы Ваше чувство любви сохраните. Тогда любовь к другому человеку лишь помогает развить чувство Божественной любви, которое всегда было в душе, которое было до зачатия и будет после смерти. Мы привыкли жить человеческой логикой и научной в том числе. Наука и человеческая логика гласят: «Чувства че могут быть причиной, они могут быть только следствием». Сначала возникает ситуация, а потом мы на нее реагируем чувствами. Значит, изначально чувства зависят от окружающего мира и рождаются им.

Изменила жена, появилась ревность. Предал друг, появилась обида. Сунул руку в кипяток, появилась боль, ожог и волдыри. И вроде бы все так. Но это человеческая логика. И есть логика Божественная, по которой чувство первично, а ситуация — вторична. И наши глубинные эмоции определяют, что с нами произойдет в будущем. И, начиная управлять своими глубинными чувствами, мы начинаем менять себя, окружающий мир и события в нем.

До сих пор наука никак не может понять и объяснить, что же такое гипноз? Потому что чувство там идет впереди события. Человек под гипнозом представляет, что сунул руку в кипяток и на коже появляются ожог и волдыри. На чувства организм реагирует сильнее, чем на реальный объект. Более того. При определенной тренировке реальность чувства может быть значимее, чем реальность физического объекта. И тогда теряется зависимость от объектов материального мира и появляется возможность с ними сделать все что угодно.

И тогда можно обливать себя серной кислотой без малейшего вреда, материализовать предметы, перемещаться в пространстве, менять структуру вещества и т. д Ну это уже отдельный разговор.

Вернемся к нашим чувствам.

Как-то у меня на приеме была женщина. Я предупредил, что ее отношение к мужу может дать проблемы и ему и ей. — Перестаньте ревновать, — сказал я. Женщина молчала, долго смотрела в сторону.

Потом внимательно посмотрела на меня. — Я где-то читала, — медленно сказала она, — что если у меня появляется чувство ревности, то, значит, муж уже изменил или собирается изменить. И если я его буду донимать ревностью, то я остановлю этот процесс.

Я Вас понимаю, — сказал я, — дыма без огня не бывает. Раз чувство появилось, значит, событие уже произошло. Вам трудно поверить, что может быть наоборот, — продолжаю я. — Смотрите, что происходит на самом деле. на глубинном уровне Вы соединены чувствами с Вашими детьми и их потомками. Ваше неправильное отношение к миру, закрепленное в агрессивных эмоциях, Вы передаете детям. Время разбрасывать камни, время собирать камни. Эти чувства затем возвращаются к Вам. Причем, не обязательно из этой жизни, может быть из прошлых. Чувство ненависти в верхних слоях сознания практически безвредно для окружающих. На более глубоком уровне оно становится опасным. Еще глубже оно может стать смертельным. Что происходит в Вашей ситуации? Сейчас у Вашего ребенка половое созревание. На тонком плане всплывают будущие ситуации, всплывает чувство ревности. Оно передается Вам. Если Вы стараетесь не зависеть от этого чувства, Вы его постепенно преодолеваете и, таким образом, лечите детей, будущих внуков, себя и мужа. Если Вы начинаете зависеть от этого чувства и руководствуетесь им, подавляя внутреннее добродушие, Вы наносите большой вред себе и всем, кто с Вами связан. В каждой нашей эмоции есть реакция на события прошлого, настоящего и будущего одновременно. Поэтому наши глубинные чувства влияют и на прошлое и на будущее. О том, что эмоции могут влиять на прошлое, я и не подозревал. Я всегда считал, что сожаление о прошлом, неприятие его приводят к болезням и смерти. Оказывается, прошлое можно изменить, но только меняя отношение к нему, т. е. воздействуя на него через себя.

Я сижу и объясняю пациенту:

—Сейчас я нарисую график развития Вашего рода. Вот прямая линия. Ваша ячейка в центре. Слева — это Ваши родители, справа — дети, внуки, правнуки. Все, что выше этой линии, — хорошо, все, что ниже, — плохо.

Я провожу еще одну линию 5-7 сантиметрами ниже.

—А вот это уже смертельный уровень. Теперь смотрим, что было у Ваших родителей до того, как Вы пришли ко мне на прием. То, что было накоплено у Ваших родителей по жизни, находится где-то на прямой линии. Ваше положение уже ниже линии, уходит на минус. А у Ваших детей по параболе уходит вниз, ниже смертельной линии. А появление внуков уже не предусматривается, т. е. на лицо линия прекращения рода.

Смотрим, что изменилось после сеанса. Ваши родители — начинаю диагностировать я и с удивлением вижу, что точка, показывающая уровень, поднялась вверх, на плюс. У Вас состояние с отрицательной позиции тоже поднялось на положительную. У детей — где-то на Вашем уровне. У внуков похуже, но они уже могут появиться на свет, т. е. Вы начали глубинно менять себя и одновременно начало меняться Ваше прошлое, настоящее и будущее.

Меняя себя, Вы очищаете карму не только потомков, но и предков. Чувство Божественной любви рождает все остальные чувства. Чувства определяют структуру пространства, пространство рождает вещество. Вещественный мир, развиваясь, плодит мысли. Мысли, накапливаясь, обобщаясь, уплотняются и становятся чувствами. Чувства постепенно объединяются и превращаются в первоисточник, Божественную любовь. Вселенная дышит, постоянно получая любовь и отдавая ее обратно. Любовь становится духом, а потом материей. Материя становится все более духовной и тяготеет к любви. Чувства рождают ситуацию и рождаются в ситуации. Мы выходим из любви и уходим в любовь. Вселенная голографична не только во времени, но и в пространстве. Мы носим в себе Вселенную с самого начала ее появления и мы носим в себе завершение ее существования.

И насколько мы чувствуем начало и конец всего сущего, т. е. с чего все появилось и куда уйдет, настолько наши поверхностные желания приводят нас к расцвету и развитию.