В старости постоянных изменений все меньше и все меньше любви. Чем ближе к Богу, тем активнее происходящие изменения.

Интересно, в ком больше Божественного — в Солнце или в человеке? Наверное, в солнце.

Все мои книги говорят о том, что не надо делать. Наверное, когда будет полностью очерчен круг человеческого, можно будет думать о том, что нужно сделать, чтобы быстрее преодолеть притяжение человеческого.

В России концентрация на нравственности, идеалах приводила к жесткому консерватизму, боязни любых реформ. И затем последовал взрыв и разрушение нравственности, человеческой любви и жизни.

Кстати, о жизни. Кроме двух точек стабильности, я начал нащупывать еще две. Пока их рабочее название — жизнь и старение. Они уже проходили в моих исследованиях, но выстраивались в другом порядке. Понятие «судьба» пока входит в понятие «жизнь».

Я отвлекаюсь от своих размышлений, потому что дверь открывается и входит следующий человек. — Какие у вас проблемы, — спрашиваю я. — Мне кажется, у меня СПИД, — он задумывается, глядя перед собой, а потом продолжает: — Вы знаете, уже год как я прочитал Ваши книги и занимаюсь по Вашей системе, но никакого результата я не вижу. — Хорошо, — говорю я. — Давайте начнем по порядку. Месяц назад у меня на приеме был один пациент. Его привел друг, потому что один он мог не дойти, т. к. у него астма в тяжелой форме. Он сказал, что был у меня на приеме полгода назад. И физических изменений у него не произошло, но на душе стало легче. Раньше я считал, что астма — это гордыня, т. е. повышенная зависимость от способностей, интеллекта, идеалов. И он, проходя по жизни, снимал претензии к другим и к себе, когда его лечили через унижение идеалов и способностей. Но сейчас я увидел более глубинные причины его проблем. «В Божественной любви нет желаний, нет целей, нет определенности, — объяснил я ему, — а в человеческой есть. Вы по прошлым жизням обожествляли человеческую любовь, т. е. ваши чувства и желания, и человеческую нравственность, т. е. принципы, цели, идеалы.

Поэтому вам нужно, пройдя по жизни, снять зависимость от этих высших моментов человеческого счастья. Принять их дестабилизацию как освобождение Божественного «я».

Я попросил его зайти через неделю, чтобы проконтролировать состояние. И когда он пришел, то выглядел уже гораздо лучше и за эту неделю у него не было ни одного приступа астмы. И по мере того как я иду дальше в своих исследованиях, возможности для преодоления человеческого все больше, хотя я все говорю теми же словами.

«Маленький домик, большой город» — и в первом, во втором случае понятие выражается двумя словами, но одно понятие значительно масштабнее другого. Что я знаю на сегодняшний день? Человек — это упорядоченная система. Для того чтобы масштаб этой системы повысился, должна произойти дестабилизация и затем восстановление. Дестабилизация затрагивает пространственные, материальные и временные основы. Когда происходит изменение материальных структур, информационная матрица может сохраняться в полевых структурах, обеспечивая ее дальнейшее восстановление. Если разрушаются материальная и пространственная структуры, необходимая для восстановления информация может сохраняться во временных. Если же изменения затрагивают и временные структуры то тогда либо полное разрушение, либо возможность восстановления возможна через то, что лежит за пределам пространства, времени и материи.