Сейчас, когда я диктую эти строки, мне кажется, я стал нащупывать то новое, без чего я не смогу решить проблему зависимости от чувств. Мои предыдущие книги были посвящены теме преодоления зависимости от материальных и духовных ценностей. Тема связана с материей. Дух с пространством. Душа, т. е. чувства, с временем. Моя зависимость от чувств и неспособность преодолеть инерцию агрессивных эмоций, свидетельство того, что моя зависимость от времени была очень высокой. Несколько лет назад я остановил эксперименты с временем, потому что почувствовал, что это опасно. А сейчас преодоление зависимости от времени становится одним из условий моего выживания. Итак, дестабилизацию человеческих ценностей, связанных с временем, я принять пока не могу. Раз я зависим от времени, значит, у меня много претензий к нему. И пока я этих претензий не сниму, эта зависимость не уменьшится. Итак, смотрим, что первое: это сожаление о прошлом. Многократное пожелание смерти себе из-за неприятия событий, произошедших в прошлом. Я понял почему я раньше не мог преодолеть свою раздражительность. Оказывается — это всего-навсего жесткое неприятие произошедших событий.

Надо же, даже не представлял, что человек, раздражительный и сожалеющий о прошлом, это одно и то же, и что этим можно зацепиться за человеческое «я» гораздо сильнее, чем концентрируясь на духовном и материальном. Дальше, недовольство настоящим, ситуацией, в которой находится человек, это одновременно недовольство прошлым и будущим. Этого у меня тоже было много. Далее страх перед будущим, презрение к тем, кто развалил мои планы на будущее и идеалы, — это тоже повышение зависимости от времени. Раньше я не мог понять, почему тема будущего, которая представлялась как мечты, планы, надежды и идеалы, для меня была непредсказуемой. Параметр будущего был не стабилен. Рядом с ним постоянно присутствовала какая-то новая информация. Я никак не мог понять, откуда же такая неустойчивость. Теперь понял. Для меня он был только параметром духовным, а на самом деле он был временным в первую очередь. Когда я начинал писать первую книгу, для меня модель мира была материальной, земной и зависимость от этого мира перекрывала возможность прийти к Богу. Во второй и четвертой книгах модель материального мира сменилась моделью духовного мира. Сейчас наступило время, когда модель мира начала становиться временной. Почему-то у меня нет ощущения, что преодоление времени может полностью закрыть тему человеческого «я» и человеческих ценностей. Есть какие-то туманные ощущения, о существовании параллельной Вселенной с обратным временем. Значит, есть еще какие-то ступени. Хотел сейчас сказать: «Время покажет», и мысленно улыбнулся.

Каким будет мир, если время остановится?