Библейские предания. От Давида и Соломона до вавилонского плена

Леонов Владимир Николаевич

Ветхий Завет – гениальный памятник мысли, истории, веры; энциклопедическая летопись наших праотцов и нескончаемая галерея художественных образов и заповедей высокого порядка: «перестаньте делать зло, научитесь делать добро, ищите правды, защищайте сироту, вступайтесь за вдову… удалите злые деяния». В преданиях Ветхого Завета заложена простая мысль – мир развивается не в результате войны и зла, а как итог любви и добра. Данный том содержит новые предания, не вошедшие в том 1.

 

Составитель Владимир Леонов

ISBN 978-5-4483-2690-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

 

Вступление

«Читать Библию как учебник истории или источник информации – пустое занятие. Она не о прошлом и не о будущем. Библия – это вечное настоящее, Книга Книг о каждом из нас и для каждого. Её духовный подтекст может оставить за кадром имена и даты, но рождает главное ощущение: мы дети единой истории человечества, не знать о которой стыдно и неприлично.

Память многих поколений бережно сохранила и передала нам предания о Сотворении мира, имена пророков и тексты притч, красоту великих праздников и древнего календаря, по которому веками люди жили, растили хлеб, играли свадьбы и точно знали, каким именем назвать своих детей.

Ветхозаветные предания – первоисточник, которым питалась вся великая русская литературная классика, исключительно духовная по своему содержанию. Без этих знаний невозможно в полной мере постичь Пушкина, Гоголя, Достоевского…

Книга В. Леонова – образец высокой мыслительной, познавательной и нравственной литературы, она очень светлая и по-настоящему умная и добрая. Она достойна дополнить школьный учебник литературы и стать настольной книгой не только для образовательных учреждений, но и для семейного чтения.

Книги духовного содержания в предисловии не нуждаются – они сами являются прологом к чистым помыслам. И тем более спасибо автору за сердечное обращение к библейской тематике, ибо такие книги на заказ не пишутся».

 

От автора

Библия – непрерывная летопись веков и народов.

Это книга, которая

1. Писалась на протяжении более 1600 лет.

2. Писалась на протяжении жизни 60 поколений.

3. Писалась более чем 40 – а авторами из всех общественных слоев, включая царей, крестьян, философов, рыбаков, поэтов, государственных деятелей, ученых и т. д. Среди них:

Моисей, пророк, политик, просветитель

Петр, рыбак,

Амос, пастух,

Иисус Навин, военачальник.

Неемия, виночерпий,

Даниил, премьер-министр,

Лука, врач,

Соломон, царь,

Матфей, сборщик налогов,

Павел, раввин.

4. Писалась в самых различных местах:

Моисеем – в пустыне,

Иеремией – в темнице,

Даниилом – на склоне холма и во дворце,

Павлом – в тюрьме,

Лукой – во время путешествий,

Иоанном – на острове Патмос,

другими авторами – во время военных действий.

5. Писалась при разных обстоятельствах:

Давидом – во время войны, Соломоном – в мирное время.

6. Писалась в разных настроениях:

Одни писали ее в радости, другие – пребывая в горе и отчаянии.

7. Писалась на трех континентах:

В Азии, Африке и Европе.

8. Писалась на трех языках:

Иврит — язык Ветхого Завета.

он называется «языком Иуды», «языком ханаанским».

Арамейский язык был общепринятым наречием Ближнего Востока вплоть до времен Александра Македонского (6 – 4 в. до Р.Х.).

Греческий язык – язык Нового Завета – был международным языком во времена Христа.

Библия – книга гармонии и единства.

Тематика Библии включает сотни тем, часто вызывающих споры и разногласия. Авторы Библии трактуют их, придерживаясь гармонии и единства от книги Бытия до Откровения. Все они рассказывают одну и ту же историю: об искуплении грехов человеческих Богом:

«Потерянный рай» Бытия становится «Возвращенным раем» Откровения. Если в книге Бытия врата к дереву жизни закрываются, то в Откровении они навек распахиваются».

Исследователи библии отмечают: «… различные библейские документы составлялись через разные промежутки времени на протяжении около 1600 лет. Авторы писали их в разных странах, от Италии на западе до Месопотамии, а возможно даже Персии, на востоке. Состав этих авторов исключительно разнообразен. Их разделяли не только сотни лет и тысячи километров, но и социальные преграды.

Среди них мы видим царей, пастухов, солдат, законодателей, рыбаков, государственных деятелей, придворных, священников, пророков, раввина, живущего изготовлением палаток, и врача нееврейского происхождения; кроме того, многие авторы не оставили нам ничего, кроме написанных ими фрагментов Библии, так что никаких сведений о них у нас нет.

Сам текст Библии принадлежит к целому ряду литературных жанров. Среди них – исторические заметки, законы (гражданские, уголовные, этические, ритуальные, гигиенические), религиозная поэзия, дидактические трактаты, лирика, притчи и аллегории, биографии, личная переписка, воспоминания и дневники – не говоря уж о чисто библейских жанрах пророчества и откровения».

«Все это делает Библию не просто антологией, а единым целым. Антологию подбирает составитель, но такого составителя Библии не было.»

Библия – едина во все человеческом.

Библия достигла большего количества читателей и переведена на большее количество языков, чем любая другая книга. В целом не найдется книги, которая могла бы даже отдаленно соперничать со Священным Писанием по тиражу. Более того, первой напечатанной книгой в истории была именно Библия: именно ее латинский вариант, так называемую Вульгату, изготовил Гутенберг на своем печатном станке.

Для удовлетворения спроса на Библии примерно 30 лет назад Британское и иностранные библейские общества должны были выпускать «по одному экземпляру каждые три секунды, круглосуточно, т.е. 22 в минуту, 1369 в час, 32876 экземпляров ежедневно в течение всего года»; ни одна книга никогда даже не приближалась к такой огромной и постоянной популярности».

Разумеется, это не доказывает, что Библия есть Слово Божье. Однако все это реально показывает уникальность Библии.

Библия – на всех языках и даже больше

Библия была одной из первых крупных книг, переведенных на иностранный язык (Септуагинта, греческий перевод древнееврейского текста Ветхого Завета, появилась примерно в 250 году до Р.Х.).

По числу переводов, повторных переводов и пересказов у Библии нет соперников среди всех книг мира.

Британская энциклопедия пишет, что «к 1966 году полный текст Библии был опубликован… на 240 языках и диалектах… отдельные книги Библии – еще на 739 языках, что в сумме. составляет 979 переводов…».

Между 1950 и 1960 годами над переводами Библии работало 3000 переводчиков.

Библия – больше чем вечность…

Библия пережила века.

Библия была написана на непрочном материале. В течение веков до изобретения печатного станка ее приходилось многократно переписывать. Но это не ухудшило ее стиля, не повредило точности, не уничтожило. Библия прошла через жестокие преследования.

Враги Библии преследовали ее, как никакую другую книгу. Ее сжигали, запрещали, объявляли вне закона от эпохи римских императоров до нынешних дней.

Сидней Коллетт в книге «Все о Библии» пишет: «Вольтер, знаменитый французский антирелигиозник, умерший в 1778 году, говорил, что через сто лет после него христианство будет сметено с лица земли и уйдет в историю. Что же случилось на самом деле? В историю ушел Вольтер, а популярность Библии растет по всему миру. Касаясь самоуверенного «пророчества» Вольтера об исчезновении христианства и Библии через сто лет указывается, что «всего через пятьдесят лет после смерти Вольтера Женевское библейское общество приступило к печатанию Библии на его собственном печатном станке в его доме».

Какая гримаса истории!

Можно привести еще один пример. В 303 году от Р.Х. император Диоклетиан выпустил указ, который должен был привести к прекращению христианами молитв и к уничтожению Библии. Как пишет «Кембриджская история Библии», «…повсюду распространялось письмо императора, в котором приказывалось сносить церкви и сжигать Библии, людям именитым оно угрожало потерей всех гражданских прав за исповедание христианства, а за тайные молитвы в собственных домах император грозил тюрьмой».

И снова ирония истории – всего через 25 лет император Константин, преемник Диоклетиана, уже выпускает указ об изготовлении 50 экземпляров Библии за государственный счет. Об этом рассказывает римский историк Евсевий.

Жизнеспособность, живучесть Библии – поразительна. Опять же, это не доказывает, что она представляет из себя Слово Божье. Зато мы видим, какое выдающееся место она занимает в ряду других книг. Любой, кто ищет истину, не имеет права оставлять Библию без внимания.

Один из исследователей истории Библии живо и увлекательно описывает бессмертность этой Книги:

«В течение 1600 лет неверующие пытались сокрушить и опровергнуть эту книгу, но она продолжает стоять твердо, как скала. Популярность Библии растет, сегодня ее читают, любят и ценят, как никогда раньше. Все нападки неверующих причинили ей не больше вреда, чем удары сапожного молотка египетской пирамиде. Когда один из королей Франции намеревался начать преследование своих подданных-христиан, один престарелый муж сказал ему: „Ваше величество, Церковь Господня – это наковальня, сокрушившая уже не один молот“. Действительно, молоты неверующих уже много веков бьют по этой книге, но сами изнашиваются, а наковальня невредима. Если бы Библия не была Словом Божьим, она давно бы перестала существовать. Императоры и папы, короли и священники, князья и правители – все пытались разрушить ее, но они умирают, а Книга продолжает жить».

Другой мыслитель добавляет: «Тысячи раз раздавался погребальный звон по Библии, собирались похоронные процессии, высекались надписи на могильном камне и произносились надгробные речи. Но телу ее никогда в могиле почему-то не лежалось.

Ни одну другую книгу в истории так не рубили на части, не рассекали ножами, не просеивали, не разбирали так придирчиво, не порочили. Какая философская, религиозная, психологическая книга, какое литературное произведение классических или нынешних времен подвергалось таким массированным нападениям, как Библия? Какая книга выстояла под таким огнем яда и скептицизма? С какой тщательностью и эрудицией критиковали каждую главу, каждую строчку, каждое положение Библии! Но Библию до сих пор любят, читают и изучают миллионы людей».

Способность Библии противостоять разрушительным воздействиям на нее уникальна. Во всей мировой литературе нет другой такой книги. Ищущий истину не может пройти мимо книги с такими качествами.

Неповторимость библейского учения

Пророчества

Вот пример отдельных авторитетных высказываний:

«…независимо от вопроса об авторитетности и содержании книги, которую мы называем Библией, весь мир согласен, что во многих отношениях Библия – это наиболее замечательный том, который произвело человечество за пять тысяч лет существования письменности».

«Это единственный том, когда-либо написанный человеком или группой людей, в котором мы находим большое число пророчеств, относящихся к отдельным народам, к Израилю, ко всем племенам земли, к некоторым городам и к приходу Того, Кто должен был стать Мессией. В античном мире было немало способов предсказания будущего. И однако во всем диапазоне греческой и латинской литературы, использующей слова „пророк“ и „пророчество“, мы не обнаружим ни одного конкретного предсказания крупных исторических событий, которые должны состояться в отдаленном будущем, ни одного пророчества о Спасителе, который должен родиться меж людей…».

«Магометанство (мусульманство) не может указать ни на одно пророчество о приходе Магомета (Мухаммеда), которое было бы сделано за сотни лет до его рождения. Точно так же ни один основатель какого бы то ни было культа в нашей стране не имеет в своем распоряжении ни одного древнего текста, конкретно предсказывающего его появление».

История

От Первой книги Ветхого Завета и до Последней включительно прослеживается за пятью веками история народа Израиля.

«Кембриджская история древности» (том 1) указывает:

«Израильтяне, безусловно, были гениальными историками, и Ветхий Завет воплощает древнейшее из сохранившихся исторических описаний.»

Классический труд по археологии «Библейский период» говорит о следующем:

«Народные предания древних евреев не имеют себе равных в созданной в них ясной картине племенных и семейных обычаев. В Египте и Вавилоне, в Ассирии и Финикии, в Греции и Риме мы напрасно будем искать хотя бы отдаленно похожей картины. Ничего подобного нет и в преданиях германских народов. То же можно сказать и об Индии и Китае, где древние исторические записи – литературные хранилища искаженных династических преданий, в которых нет ни малейшего намека на пастуха или крестьянина за образами полубога или царя, открывающими эти записи.

Ни в древнейших индийских письменных памятниках, так называемых Пуранах, ни у первых греческих историков мы не найдем того факта, что как индо-арийцы, так и эллины когда-то были кочевниками, которые пришли на свои позднейшие земли с севера. Правда, ассирийцы смутно помнили, что их первые вожди, чьи имена сохранились безо всяких сведений об их деятельности, жили в шатрах, однако откуда они пришли, было давно позабыто».

Один мыслитель заметил, что «Библия – это не такая книга, которую человек захотел бы написать, если бы мог, и смог, если бы захотел».

Библия не скрывает ошибок и просчетов своих героев.

Она просто повествует нам о том, как все обстояло на самом деле. У нее отличительная уникальность – рассказывать обо всем чистую правду:

Осуждение грехов народа Израиля – (Втор).

Грехи патриархов – (Быт.).

Евангелисты пишут о своих грехах и о грехах апостолов – Матф.; Марк; Лук.; Иоанн.

Беспорядок в церквах – (1 Кор.).

Библия и мировая литература

В книге «Величайшее произведение английской классики» Клеланд Макафи пишет: «Если бы все экземпляры Библии в каком-нибудь крупном городе были уничтожены, эту Книгу можно было бы в значительной мере восстановить за счет цитат на полках городской публичной библиотеки. Существуют монографии по практически всем крупным писателям, посвященные тому, насколько на этих писателей повлияла Библия».

Историк Филип Шафф в своей книге «Личность Христа» так описывает эту уникальность Библии как книги о Спасителе:

«Этот Иисус из Назарета, без денег и без оружия, завоевал больше миллионов, чем Александр Македонский, Цезарь, Магомет и Наполеон; без науки и учения Он пролил больше света на человеческие и Божественные предметы, чем все философы и ученые вместе взятые; без схоластического красноречия Он произносил такие слова Жизни, как никто до Него и после, и действие они имели такое, какого никогда не достигал ни один оратор или поэт; не написав ни одной строчки. Он привел в движение больше перьев и вдохновил на большее число проповедей, речей, споров, ученых трудов, произведений искусства и хвалебных песен, чем целая армия великих мужей древности и современности.»

Исследование и изучение Библии породило великую реку справочников, библейских словарей, библейских энциклопедий, толковых словарей, учебников библейской географии и библейские атласы. Количество книг вокруг Библии представляется бесконечным.»

Кеннет Скотт Латурет, бывший историк Йельского университета, пишет: «Свидетельством Его важности, того влияния, которое Он имел на историю, и, по всей видимости, непостижимой загадки Его бытия, стало то, что ничья другая жизнь на этой планете не породила такого огромного объема произведений среди столь многих народов, на стольких языках. И поток этих произведений не оскудевает, а напротив, набирает силу.»

Библия была первой религиозной книгой, попавшей в космос (в виде микрофильма). Это была первая книга, прозвучавшая с Луны (астронавты читали Бытие 1:1 – «В начале сотворил Бог…»). А ведь Вольтер предсказывал гибель Библии к 1850 году!

Это также одна из самых дорогих книг в мире, если не самая дорогая. Латинская Вульгата, отпечатанная Гутенбергом, сейчас стоит больше 100 тысяч долларов. Советский Союз продал Англии так называемый Синайский кодекс (древнюю копию Библии) за 510 тысяч долларов.

И, наконец, самая длинная в мире телеграмма представляла собой один из переводов Нового Завета, посланный из Нью-Йорка в Чикаго.

Библейская хронология

1. Летоисчисление

Сотворение мира – 5508.

Потоп – 3242.

Призвание Авраама – 2040.

Рождение Исаака – 2015.

Рождение Иакова – 1955.

Переселение в Египет – 1825.

Рождение Моисея – 1691.

Исход из Египта – 1610.

Еврейское летоисчисление ведется от сотворения мира.

Христианское летоисчисление (так называемая новая эра) ведется от Рождения Иисуса Христа.

2 . Времяисчисление.

По иудейской традиции день считали от одного заката солнца до другого; такой же отсчет принят в Библии, о чем говорит следующее определение: «от вечера до вечера празднуйте субботу вашу» (Лев.).

Для обозначения суток не было особого слова; употреблялось выражение «вечер и утро», о чем говорится в истории Сотворения мира (Быт.).

Разделения на часы древние израильтяне не знали (слово «час» впервые появляется у пророка Даниила).

После завоевания Палестины римлянами израильтяне переняли римское слово «сутки».

Дни названий не имели, и обозначались числами: первый, второй день и так далее, начинался первый день с субботы (Марк). Семь дней или суток составляли неделю (Быт.).

Шестой день – это день творения человека.

Только один день, помимо числового обозначения, имел и название – «суббота». Седьмой день назывался субботой и посвящался Богу – в память покоя Творца по окончании творения мира (Быт.; Исход).

Иудеи – эллинисты, после завоевания римлянами, назвали шестой день пятницей и дали ему еще одно определение – «день приготовления», поскольку вечером этого дня Бог готовился отдохнуть, готовился к празднованию субботы.

Таким образом, по иудейской традиции, человек был сотворен в пятницу, так был назван ими шестой день.

Впоследствии христианство отняло у иудеев седьмой день, назвав его Воскресением (а суббота в христианском календаре стала шестым днем).

Сформулируем завершающий аккорд: «Если вы умный человек, то при условии, что вы ищете самого себя, смысл и истину, вы будете читать ту единственную книгу, которая привлекла к себе больше внимания, чем все остальные».

 

Руфь и Ноэми

I

Много лет назад на землю Иудейскую пришел голод.

Стали люди от голода умирать.

В той стороне, в городе Вифлееме, жили муж с женой.

Женщину звали Ноэми, что означало «Ласковая».

Ласкова Ноэми была ко всем, но всех больше любила она сыновей своих.

Чтобы спасти их от голода, решила Ноэми увезти семью в другую страну, в хлебную страну Моавию.

Позвала она сыновей и мужа и сказала:

– В дом наш пришла беда – голод. Уйдем отсюда. Я боюсь за вас.

II

И вот ушли они в страну Моавию.

Чего – чего только здесь только не было: хлеб, финики, рыба.

Но и тут к Ноэми пришло горе.

Умер муж Ноэми.

– Второй раз посетила меня беда, – сказала Ноэми. – Пришлось мне покинуть землю мою, а теперь осталась я без мужа.

Схоронила мужа Ноэми.

А вскоре сыновья ее женились.

Оба на моавитянках.

Жену первого сына звали Орпа – Капризная.

Женой второго стала Руфь – Верная.

Рыжая Орпа любила наряды, серьги и браслеты, а когда танцевала – вся звенела: это бусы на ней звенели, мониста.

Темноволосая Руфь была скромная и молчаливая.

Обе они любили сыновей Ноэми.

Но вот пришла беда в третий раз.

Умерли сыновья Ноэми.

Закричала от горя молчаливая Руфь! Замолчала от горя певунья Орпа.

А Ноэми – словно окаменела от боли. Разве есть на свете боль горше боли материнской?

– Не зовите меня больше Ноэми – Ласковой, – сказала она. – Некого мне больше ласкать. А зовите меня Марою – Горькой, потому что у меня – горе.

Стала Ноэми теперь одинокой на чужбине, – захотелось ей вернуться на родную землю.

И вот однажды она сказала Орпи и Руфи:

– Вы молоды и еще найдете счастье. А я пойду в ту землю, откуда пришла.

Орпа поцеловала Ноэми и простилась с ней.

А Руфь заплакала:

– Не останусь я, а пойду за тобой, потому что ты мать моего мужа, а значит, и моя.

Ноэми сказала:

– Останься лучше на своей земле, среди своего народа, потому что за мной идет горе.

Но Руфь сказала:

– Куда ты пойдешь, туда и я пойду, где ты будешь жить, там и я буду жить, твой народ будем моим народом. Твой Бог будет моим Богом, а твое горе – моим горем. Только смерть нас разлучить.

И вот вернулись они вместе в землю Иудейскую.

Но те, кто знали Ноэми раньше, не узнали ее теперь.

Так изменило горе несчастную женщину, превратило ее из Ноэми – Ласковой в Мару – Горькую.

III

Много времени утекло и слез, и старая Ноэми почти ослепла.

Руфь заботилась о ней, как дочь.

Но вот однажды пошла Руфь в поле собирать колосья, чтобы был хлеб для обеих.

А по законам той земли нарочно оставлялись колосья на поле для вдов и сирот.

И вдруг увидела Руфь человека, похожего на умершего мужа своего. Ему – то и принадлежало поле.

А звали этого человека Вооз – Благородный.

А сходство его оттого было, что Вооз был из того же рода, что и муж Руфи: из дальней родни его.

Задумалась Руфь, глядя на Вооза, вздохнула и выронила колосья.

А Вооз полюбил Руфь с первого взгляда и стал просить ее выйти за него замуж.

Кинулась Руфь к Ноэми.

Как ей быть?

– Иди за благородного Вооза, – сказала Ноэми. – Он из рода наших умерших. – И благословила Руфь.

Так вот и стала Руфь женой благородного Вооза.

И народ этой земли принял и полюбил Руфь.

И родила Руфь сына и назвала его Овид – Опора.

И сказала Руфь старой Ноэми:

– Вот мой сын, опора тебе. А от него пойдут сыновья, и тебе будет кого ласкать, и ты не будешь больше Марой – Горькою, а станешь снова Ноэми – Ласковой.

И обняла Ноэми мальчика, и прижала к себе, и преобразилась от счастья.

Овид, когда вырос, стал отцом Иессея.

Иессей же стал отцом самого Давида, первого царя народа израильского и самого лучшего певца псалмов на земле и по сей день.

Комментарии автора

Предание о Руфь отражено в книге «Руфь»

1. Книга «Руфь» получила свое название по имени моавитянки, которая вышла замуж за сына еврея, переселившегося в землю Моавитскую (из – за голода).

2. После смерти мужа Руфь ушла с Ноеминью, своей свекровью-израильтянкой, тоже вдовой, в Израиль, в город Вифлеем. Там, силою обстоятельств, направляемых Богом, Руфь сделалась женой Вооза, богатого еврея-земледельца.

3. Впоследствии ей суждено было стать прабабушкой царя Давида.

4. Руфь была язычницей, вошедшей в еврейскую среду. Однако этой женщине предназначено было занять свое место в земном родословии Иисуса Христа.

5. Книга Руфь ежегодно читается правоверными евреями на праздник Пятидесятницы. Для них это праздник воспоминания о получении закона на горе Синай, и празднуют его в дни предложения первых плодов урожая.

Именно в те дни, в пору веяния ячменя, Руфь была обручена Воозу; и именно в дни веяния впоследствии умер царь Давид.

6. Ее имя упомянуто евангелистом Матфеем в родословии Христа.

7. Книга Руфь сверкает, словно прекрасная жемчужина на черном фоне. То, о чем в ней рассказано, происходило в дни, описанные в книге Судей.

Это был мрачный период израильской истории. Славное время военных побед, одержанных под водительством Иисуса Навина, сменилось печальной полосой духовного отступничества.

В книге Судей зафиксирован этот все углублявшийся духовный упадок Божьего народа, как и его результаты: всеобщая развращенность и кровавая междоусобица.

Степень «вседозволенности» в Израиле явилась темой, то и дело возникающей в книге Судей: «В те дни не было царя у Израиля; каждый делал то, что ему казалось справедливым».

8. Судья Самсон сделался прототипом героической личности, наделенной недюжинной физической силою, но слабой в духовном и нравственном отношениях.

9. И вот на фоне этой всеобщей безответственности и слабохарактерности воссияли две личности – Руфь, моавитянка, и Вооз, еврейский земледелец.

Они являли в народе пример нравственной чистоты, твердой веры и достойной жизни. И благодаря этому, обнадеживающим напоминанием о том, что и в самые темные времена Бог действует в сердцах тех, кто образуют верный Ему «остаток».

Книга Руфь представляет собой прекрасно написанную романтическую историю, которая начинается в драматических обстоятельствах, но имеет радостное завершение.

10. Это «книга исканий».

Руфь искала дом, защиту, мужа, материнство. И ей, бездетной вдове, Бог в милости Своей дал и мужа, и сына.

11. Ноеминь похоронила в Моаве мужа и двоих сыновей. В горе своем она не сознавала, какое бесценное сокровище имеет в лице своей невестки Руфи.

Но в конце книги горе Ноемини оборачивается радостью: Руфь, «которая любит тебя… для тебя лучше семи сыновей», – говорят ей соседки.

Ноеминь не спускала с рук своих Овида, внука своего, которого называли «сыном ее», потому что благочестивый Вооз добровольно исполнил закон левирата (выкупа жены).

12. Воля и милость Бога выразились в том обстоятельстве, что в родословие Давида было включено несколько не израильтян.

Ведь через Давида пришел в мир Христос, и, значит, упомянутое обстоятельство предвещало, что волей Божией язычники тоже войдут в сферу деятельности Сына Давидова, Иисуса Христа.

13. В книге Руфь заключена истина, не стареющая в веках: Бог верен в совершении дела любви и провидческой заботы о Своем народе, который находится под Его контролем и Им направляется.

Но из этой истины вытекает и другая: тем, кто составляют народ Божий, следует в своей повседневной жизни соучаствовать в Его работе. Будучи восприемниками Его благодати, они, подобно Руфи и Воозу, должны отвечать Ему верностью и послушанием и быть милостивыми по отношению к другим людям.

14. Бог вдохновляет Ноеминь на ее возвращение, Руфь – на верность завету, а Вооза – на праведную приверженность закону.

Кульминационный момент, когда героиня обретает своего героя и становится прародительницей Давида, являет собой одно из дел Бога, осуществляемых Им в судьбах людей.

Книга завершается родословной царя Давида, потомка благочестивого израильтянина Вооза и моавитянки Руфи, которая пришла к Яхве, «чтоб успокоиться под Его крылами».

15. Более глубокое осмысление Книги Руфи позволяет увидеть ее содержание в свете Евангелия: язычница Руфь, отдавшись на волю Бога, оставила страну и родных и пошла в чужую землю, где, приняв веру Авраама, присоединилась к Израилю.

Этот момент тесно связан со вселенским размахом Евангелия, проявляющимся в том, что язычница обретает беспредельное милосердие Бога и Его благословение, обещанное в семени Авраама всем народам.

И наконец, не следует упускать из виду предзнаменование тайны Евангелия: от Руфи – моавитянки произошел Христос, «в Котором все народы, и среди них Моав и Израиль, были примирены с Богом в одном теле».

Литературная обработка…

1. Когда наступила пора собирать урожай, Руфь сказала Ноемини: «Нет у нас хлеба на зиму. Пусти меня в поле. Я буду подбирать колосья ячменя, оставшиеся на земле. Быть может, кто из израильтян сжалится надо мною и позволит мне подбирать колосья на своём поле».

2. Ноеминь сказала Руфи: «Иди, дочь моя». Та пошла и подбирала колосья позади жнецов на поле, которое принадлежало Воозу. А Вооз был человек весьма знатный и богатый и потому не работал на поле сам, а нанимал жнецов.

3. Перед обедом Вооз пришёл из Вифлеема, чтобы посмотреть, как идёт работа, увидел Руфь и спросил у своего слуги: «Чья это молодая женщина?».

Слуга, распоряжавшийся жнецами, сказал: «Это моавитянка Руфь, невестка Ноемини. Она пришла ещё с утра и попросила позволения собирать колосья, оставшиеся на земле. Я разрешил ей, и вот с тех пор она не присела отдохнуть и работает, не разгибаясь. И это немудрено, ведь Ноеминь старая и бедная женщина, если Руфь не будет кормить её, ей придётся очень плохо».

4. Тогда Вооз сказал: «Да благословит Господь эту моавитянку за то добро, что она делает для своей свекрови. Не гоните же её и не обижайте. И даже вот что сделайте: оставляйте специально побольше колосьев на земле, чтобы она могла подбирать их. Когда же придёт обеденное время, позовите её к себе и дайте ей хлеба, пусть она ест вместе с вами».

5. И работала Руфь на поле Вооза до самого вечера. Вечером она обмолотила колосья, которые собрала, и принесла зерно Ноемини. Та увидела, как много ячменя у её снохи, удивилась и сказала: «Где ты собирала сегодня и где работала? Да будет благословлён человек, пустивший тебя на своё поле!».

Руфь ответила: «Слышала я, что хозяина поля зовут Вооз. Он передал, что я могу и завтра собирать колосья на его поле». Ноеминь обрадовалась, узнав это, и сказала: «Этот Вооз был близкий родственник моего мужа. Я слышала, что у него доброе сердце. Хорошо, что ты будешь собирать колосья на его поле и не будут тебя за это оскорблять».

6. Так работала Руфь на поле Вооза всё лето, пока не кончили собирать ячмень и пшеницу.

И сказала ей Ноеминь: «Дочь моя, я старая женщина, когда я умру, что с тобой будет? Я должна позаботиться о тебе, пока жива, так же, как ты обо мне заботилась. Родственники моего мужа были знатные и богатые люди, а Вооз первый среди них. И хоть теперь я бедна, а муж мой умер, всё же он помнит родство наше и помогает тебе. Сделай так: этим вечером умойся и надень на себя самые нарядные одежды. И пойди на гумно, где будет спать Вооз. Когда же он уснёт, ляг у его ног. А если он будет спрашивать тебя, зачем ты сделала это, то скажи ему: «Окажи мне помощь, ведь ты мой родственник».

7. Руфь сделала всё так, как говорила её свекровь. И вот, Вооз проснулся среди ночи, приподнялся и увидел, что у его ног лежит женщина.

Вооз спросил:

– Кто ты?.

Она сказала:

– Я Руфь, раба твоя, возьми меня под своё покровительство, ведь ты мой родственник по мужу.

Вооз отвечал:

– Благословлена ты от Бога, дочь моя! Правильно ты сделала, что попросила о помощи меня, а не стала искать молодых и богатых. Я же сделаю для тебя даже больше того, чего ты ожидаешь. Ибо всем известно, что ты женщина добродетельная. Только вот что надо предпринять сначала: хотя и правда, что я твой родственник, но есть и ещё один родич в Вифлееме более близкий, чем я. По нашему обычаю должна ты у него первого попросить поддержки. Если завтра он примет тебя к себе, то пусть будет так. Если же не примет, то я тебя приму».

8. Руфь спала у ног Вооза до утра. На рассвете он отмерил ей шесть мер ячменя и отпустил домой.

А сам отправился к тому родственнику, о котором говорил ночью, и при свидетелях попросил его оказать покровительство Руфи (по обычаю – взять ее в жены). Однако тот отказался.

Тогда Вооз провозгласил при всём народе, что берёт Руфь себе в жёны.

Руфь вышла замуж за Вооза и вскоре родила от него сына. И говорили женщины Ноемини: «Благословен Господь, что Он не оставил тебя ныне без наследника! И да будет славно имя его в Израиле! Он будет тебе отрадою и питателем в старости твоей; ибо его родила сноха твоя, которая любит тебя, которая для тебя лучше семи сыновей».

И взяла Ноеминь дитя сие, и носила его в объятиях своих, и была ему нянькою. Соседки нарекли ему имя, и говорили: «У Ноемини родился сын», и нарекли ему имя: Овид. Он отец Иессея, отца Давидова».

Давид был великим Израильским царем.

Через Давида, по свидетельству Евангелия, Руфь является и праматерью Сына Давидова, Иисуса, в родословной которого, среди немногих женщин, значится и её имя.

Символика

1. Вооз был готов выкупить Руфь, поскольку другой родственник не был в состоянии сделать это. Христос пришёл, чтобы сделать то, чего не мог сделать Закон: избавление человечества, выкуп его от грехов посредством своей смерти.

2. Руфь, не принадлежавшая к избранному народу, является образом язычников-христиан.

3. Вооз был сыном иерихонской блудницы Раавы. Из этого видно, что прабабушка Давида (Рафь) была моавитянка, прадедушка (Вооз) полуевреем: неизраильская кровь при формировании избранного рода указывает, что Пришествие Христа будет для всех народов.

4. То, что делает в «частной ситуации» Вооз, который, будучи милостивым и милосердным, «выкупает» и принимает Руфь, как бы предвозвещает о милости и милосердии во вселенском масштабе его величайшего Потомка, Иисуса Христа, Который ценой собственной жизни искупил и «принял» все человечество, примирив его с Богом.

Три женских образа

1. Офра (Опра),мирская, сердце которой принадлежало её стране и её идолам. Она символизирует собой человека, предпочитающего славу и богатство этого мира духовному богатству Христа.

2. Руфь, верная, верующая женщина, которая была готова покинуть родину и землю, чтобы следовать и служить Богу живому. Она представляет собой человека, который добровольно избирает Иисуса Христа. Такой человек обретёт всегда больше того, что он отдал.

3. Ноеминь, отпавшая и возвратившаяся, покинувшая на время землю своего Бога, чтобы жить во вражеской стране. Она символизирует собой человека, который сворачивает с доброго пути, но после испытания страданием в земле Моавитской (в мире) снова возвращается к Богу.

Предание и реальность…

1. В восточном направлении от Вифлеема, на расстоянии 2 км, есть поле, которое называется «Полем Вооза». На нём, как гласит предание, собирала колосья Руфь.

2. Рядом с этим полем расположено «Поле пастухов», где, по преданию, Ангел возвестил о рождении Христа.

3. Поле Вооза» было местом действия романа между Руфью и Воозом, началом семьи, из среды которой произошёл Христос по плоти.

4. Через более чем тысячелетие <<Поле пастухов>> было избрано Богом местом небесного возвещения о явлении Христа на землю.

5. В Вифлееме, под православным храмом Рождества Христова есть помещение, в котором, по преданию, родился Христос.

Предание гласит, что это помещение и это место было частью наследственного дома Давида, а до Давида – Вооза и Руфи.

Итак, по этому же преданию, Вооз и Руфь начали жить на этом месте, где спустя более чем тысячелетие родился Иисус Христос.

6. В родословной записи говорится, что у Руфи родился сын Овид, от Овида родился Иессей, а от Иессея родился Давид, и это – главная цель книги Руфь. С этого момента повествование Ветхого Завета концентрируется вокруг Пришествия Царя царей, Который произойдёт из рода Давидова.

7. Присоединение Руфи к еврейскому народу подобно принятию евреями Торы (Закона) у горы Синай; моавитянка Руфь через брак с вифлеемлянином Воозом вошла в народ Божий и удостоилась быть прабабкой царя Давида.

8. Связь с генеалогией Давида (нарочито оттеняемая в книге – была причиной внесения книги Руфь в ветхозаветный канон; а так как Давид был праотцом Иисуса Христа, и родословие Давида есть необходимая часть родословия Спасителя, то очевидна важность книги Руфь и с новозаветной точки зрения, со стороны исторических основ христианства.

В этом смысле христианский теологи на вопрос «для чего написано сказание о Руфи?» отвечают: «… ради Владыки Христа; потому что от Руфи произошел Он по плоти».

Причина возникновения книги «Руфь»

1. Давид, которого пророк Самуил помазал в царя, был по материнской линии для еврейского народа не еврей: его проматерью была Руфь – аммонитянка. Чтобы показать народу, насколько легитимен Давид быть царём евреев, пророк Самуил написал Книгу Руфь.

Время написания – приблизительно 11 век до н. э.

2. После помазания Давида в царя возникла большая сложность. Собственно, проблема существовала ещё до его воцарения.

Давида не принимали в еврейском обществе как своего. Более того: его не принимали даже в его собственной семье. Дело в том, что национальность у иудеев считается по материнской линии.

3. А Давид был по материнской линии для еврейского народа не еврей: его праматерью была Руфь – аммонитянка (язычница). И более того: аммонитяне были для евреев самый неприемлимый народ, потому что в Торе (Пятикнижие Моисея) написано: «Аммонитянин… не может войти в общество Господне».

4. Основная мысль Книги Руфь – рассказ о некоей великой проявленной милости.

Милость начинается в книге с отношения Руфь к своей свекрови, когда Руфь не оставила её в беспомощном одиночестве и вместе с ней ушла из страны.

Затем постепенно милость возвышается до тех размеров, что потомком Руфи оказывается Давид, от которого впоследствии произойдёт Мессия, хотя Руфь происходила от народа аммонитян, о которых ранее Бог сказал, что они не должны входить в Его общество.

5. …история об одном Маовитском царе Еглоне (еврейское предание):

Однажды «он сидел в прохладной горнице… И сказал Аод: у меня есть до тебя слово Божие. Еглон встал со стула. Аод простер левую руку свою, и взял меч с правого бедра своего и вонзил его в чрево его».

Но прежде, чем Аод вонзил в Еглона меч, Еглону был глас от Бога: «Потому что ты встал с трона своего ради слова Моего, твои потомки не перестанут сидеть на троне Моём».

Таким образом в народной молве было обосновано царственное потомство царя Давида, прародительницей которого стала дочь Еглона – принцесса Руфь.

6. Автор хотел объяснить, каким образом среди предков Давида появилась представительница враждебного Израилю языческого народа – моавитян. Объяснение происхождения Давида и утверждение его прав на царский престол можно назвать теократической (божественной) целью книги Руфь.

7. Автор показывает, что появление Руфи в царской родословной освящено Божьим промыслом.

Как известно, благословенная царская династия должна была произойти от патриарха Иуды, потомком которого и был Вооз.

Но как Иуда родил Фареса путем левиратного брака (путем денежного выкупа невесты) от иноплеменницы Фамари, так и Вооз должен был произвести на свет царственное потомство через левиратный брак с моавитянкой Руфью.

Не случайно благословение старейшин в четвертой главе сравнивает Руфь с Фамарью: «…да будет дом твой, как дом Фареса, которого родила Фамарь Иуде…».

8. В то же время, цель теократическая не противоречит целям назидательным. Вероятно, автор хотел не только объяснить появление моавитской крови в жилах Давида, но и преподать всем людям духовный урок.

И действительно, книга Руфь рассказывает об искреннем обращении язычницы моавитянки, вера которой достойна того, чтобы быть поставленной в пример Израилю.

9. Книга Руфь подчеркивает тему, которая красной нитью проходит через всю Библию: Бог хочет, чтобы в Него уверовали все, даже неизраильтяне.

Таким был Божий замысел от начала. Он заключил завет с Авраамом и его потомками, чтобы через израильтян благословить другие народы и всех привлечь к Себе.

Руфь и Вифлеем

1. История Руфи поднимает значение Вифлеема. Именно здесь два благочестивых человека – Руфь и Вооз – верой и добродетельностью были поставлены в пример Израилю (Вифлеем – это маленький город на территории колена Иудина, примерно в 10 км к югу от Иерусалима).

2. Однако наибольшее значение Вифлеем приобрел уже после событий книги Руфь, когда в этом городе родился будущий царь Израиля Давид, «муж по сердцу Бога», с которым Бог заключил особый завет.

3. Пророк Михей предсказывал, что маленький Вифлеем возвеличится еще больше, потому что из него произойдет величайший потомок Давида – царь – Мессия. Это пророчество исполнилось с рождением в Вифлееме Иисуса Христа (Матф.).

Моавитяне

1. Действие книги проиходит на полях моавитских. Моав располагался к востоку от Мертвого моря и был пограничным с Израилем государством.

2. Моавитяне были потомками старшей дочери Лота (смешанный брак отца – Лота и старшей дочери его). По пути из Египта в Землю Обетованную израильтяне обошли Моав стороной. Тем не менее, испугавшись их, моавитский царь Валак нанял месопотамского заклинателя Валаама, чтобы тот их проклял.

За это моавитянам было запрещено входить в общество Господне.: «Аммонитянин и моавитянин не может войти в общество Господне, и десятое поколение их не может войти в общество Господне вовеки…» (курсив мой. – авт).

3. Что же касается вхождения моавитянки Руфи в общество Господне, то это было возможно только потому, что она обратилась к Яхве и приняла религию Израиля.

4. Религия Моава – их главным божеством был Хамос.

Этому богу Соломон впоследствии даже построил капище около Иерусалима: «Тогда построил Соломон капище Хамосу, мерзости моавитской, на горе, которая пред Иерусалимом…».

Почитание этого божества настолько прочно связывалось с Моавом, что жители этой страны даже назывались «народом Хамоса».

Таким образом, когда Ноеминь говорит Руфи: «Вот, невестка твоя возвратилась к народу своему и к своим богам…», она подразумевает Хамоса и других богов моавитского пантеон.

5. Во времена Вооза и Руфи сходство этих двух языков было большим. Неудивительно, моавитянка Руфь не чувствовала языкового барьера, придя в Вифлеем.

6. После событий, описываемых в книге Руфь, история Моава развивалась следующим образом.

В годы царствования Саула и Давида Моав и Израиль периодически воевали друг с другом.

Соломон взял в свой гарем моавитянок и построил храм Хамосу.

Вслед за разделением Израиля в 930 г. до н. э. Моав приобрел независимость, в начале VI в. до н. э. вавилонский царь Навуходоносор уничтожил царство моавитян.

 

Давид Кроткий

I

Жил – был в Иудее старый пастух Иессей. И были у него сыновья, тоже пастухи. Младшего звали Давид. Был он красивый, стройный, белокурый и больше всего любил на свете петь, плясать и играть на гуслях.

Однажды приехали к Иессею гонцы от царя Саула и привезли с собой на повозке половину бычьей туши.

– Какие вести у вас, дорогие гонцы? – спросил Иессей.

– Плохие вести, – ответили гонцы. – Напали на нашу страну филистимляне – те, что живут на морском берегу. Грабят они наши города, убивают старых и малых, увозят наш хлеб и угоняют наши стада. Царю нужны воины, чтобы звщитить нашу родину. Вот мы и ездим по степи от стада к стаду и возим с собой письмо от царя Саула.

– Где это письмо? – спрашивает Иессей.

– А вот оно, – отвечают гонцы и показывают на половину бычьей туши.

– Что же означает это письмо? – спрашивает Иессей.

– А вот что, – отвечают гонцы. – Если кто не пошлет царю Саулу воина, царь жестоко покарает его; каждую овцу, каждую корову, каждого быка в стаде этого человека велит разрубить пополам.

Отправил Иессей к Саулу своих старших сыновей.

– Отец, – сказал Давид, – позволь и мне поехать вместе с братьями. Я тоже хочу стать воином и защищать свою родину.

– Куда тебе! – закричали братья. – Оставайся дома и паси наше стадо. Твое дело не воевать, а петь да плясать, да играть на гуслях.

И остался Давид дома.

Вернулись братья с победой. Слушал Давид их рассказы про то, как храбро дрались с филистимлянами царь Саул и его отважный сын Ионафан. Слушал Давид их и завидовал.

Но прошло немного времени, и снова прискакал к Иессею гонец. Был он усталый, запыленный, и никакого письма при нем не было.

– Горе, горе нам! – кричал гонец. – Снова напали на нашу землю филистимляне.

– А много ли их? – спросил Иессей.

– Столько же, сколько песку на морском берегу, – отвечал гонец. – Не сосчитать. Зовет царь Саул к себе на помощь всех, кто может держать оружие. Если не остановим разбойников – филистимлян, отнимут они у нас наши стада и всех нас превратят в рабов.

Сели три брата на коней, простились с отцом.

– Возьмите меня с собой, – попросил Давид. – Я тоже хочу защищать нашу землю.

– Оставайся дома, – ответили братья. – Твое дело не воевать, а петь да плясать, да играть на гуслях.

II

Шел день за днем, и не было никаких вестей о братьях. Встревожился Иессей и говорит Давиду:

– Вот тебе мешок зерна и десять лепешек. Возьми их и отнеси братьям. Отдашь – и скорей возвращайся домой.

Взял Давид мешок с зерном, десять лепешек и отправился на поле битвы. Люди сказали ему, что встретились два войска в долине, где растет старый дуб.

Пришел туда Давид, видит – стоит на одном краю долины войско Саула, а на другом – войско филистимлян. Стоят войска, глядят друг на друга, никто не вступает в бой.

Тут выходит из рядов филистимлян могучий великан по имени Голиаф. Держит он в руке железное копье, на голове у него сверкает медный шлем, на руках – медные наколотники, на груди – медный панцирь, а ногах – медные поножи. А впереди идет мальчик – оруженосец, из последних сил тащит тяжелый меч Голиафа.

– Эй, пастухи иудейские! – кричит Голиаф, а горное эхо вторит его словам. – Найдется ли среди вас храбрец, который посмеет сразиться со мной? Если он победит меня, то мы, филистимляне, уйдем из ваших земель. А если я убью его, то станете вы нашими рабами. Ну, кто смелее всех – выходи. Я отдам твое тело на растерзание зверям и птицам.

Молчит войско Саула. Молчи сам Саул. Молчит его сын Ионафан. Нет никого, кто решился бы выйти один на один со страшным великаном.

– Вы так трусливы, как ваши овцы! – насмехается Голиаф.

– Ха – ха – ха! – смеются филистимляне.

– Ха – ха – ха! – повторяет горное эхо.

Подошел Давид к братьям, отдал им лепешки и мешок с зерном и спрашивает:

– А что дадут тому, кто сразится с Голиафом и победит его?

И отвечают братья:

– Тому, кто победит Голиафа, царь Саул отдаст в жены свою красавицу дочь. А зачем ты пришел? Уходи сейчас же отсюда, здесь ротозеев не любят!

– Я пришел не смотреть на сражение, а сражаться, – ответил Давид. – Вот возьму и выйду против Голиафа.

Услышали это люди, побежали к царю Саулу и говорят:

– Нашелся смельчак, который хочет биться с Голиафом.

– Позовите его ко мне! – приказал Саул.

Привели Давида к Саулу. Посмотрел на него Саул и говорит:

– Ну куда тебе сражаться с Голиафом? Ты еще слишком молод, а Голиаф опытный воин. Он с юных лет привык владеть оружием.

И ответил Давид:

– Царь, позволь мне сразиться с Голиафом! Ты прав: оружием я не владею. Но я с детства охраняю стада. Бывало, медведь нападет на наших овец, а я догоню его и вырву добычу прямо из пасти. А если лев набросится на меня, возьму я его голыми руками за гриву, ударю о землю и убью. Я верю, что убью Голиафа, и ты поверь мне.

– Что ж, – сказал Саул – я верю тебе, иди. Дайте ему мое оружие.

III

Надели на Давида шлем Саула, его панцирь, дали ему щит Саула и его меч. Обрадовался Давид: «Вот теперь я настоящий воин!». Хотел он даже сплясать от радости, да слишком тяжелы были для него меч, щит и броня. Сделал Давид несколько шагов, гремя тяжелыми доспехами, и говорит:

– Не по мне такая одежда, я к ней не привык.

Снял он с себя шлем, панцирь, положил рядом с ним меч и щит, а вместо этого одел белый плащ, взял свою дорожную котомку, бросил в нее пять круглых камешков (по числу частей света на тот момент), обточенных водою ручья, сделал петлю из кожаного ремня. А в другую руку взял посох и пошел навстречу Голиафу. Увидел его Голиаф и расхохотался:

– Иди сюда, мой маленький! Иди сюда, мой белый барашек! Я насажу тебя на это копье, как ягненка на вертел! А где же твой меч? Где твой щит? Как ты будешь со мной сражаться?

– Не с мечом я иду и не со щитом, – закричал Давид Голиафу, – а иду я с именем моего народа в сердце. Я иду в бой за правое дело. А правда сильнее меча и острее копья.

Тут разглядел Голиаф, что несет с собой Давид, и разозлился:

– Ты, мальчишка, идешь на меня с палкой и камнями, будто я собака.

– Ты хуже собаки! – закричал Давид. – Ты разбойник!

Вложил он камень в кожаную петлю, начал быстро – быстро вращать ее и выпустил камень из пращи. Со свистом вылетел камень и угодил прямо в лоб великану. Рухнул Голиаф на землю, загремели его доспехи, и от ужаса застонали филистимляне, а горное эхо повторяло их стон.

А потом поднялось над войском филистимлян облако пыли. Рассеялась пыль, и увидели воины Саула, что на том краю долины нет ни одного филистимлянина, все они ускакали прочь.

Взял Давид меч Голиафа, отрубил великану голову, поднял ее за волосы и понес царю Саулу.

– Кто ты такой? – спросил Саул. – Я ведь даже не знаю, как тебя зовут и чей ты сын.

И ответил Саул:

– Я сын пастуха Иессея и сам пастух, а зовут меня Давид.

– Теперь я твой отец, – сказал Саул. Больше не вернешься ты к своему стаду, а будешь охранять от врагов всю нашу землю. Я сделаю тебя своим полководцем.

И подошел к Давиду сын Саул, царевич Ионафан, отдал он Давиду свою красивую одежду, обнял его и сказал:

– Теперь ты брат мой, и я буду любить тебя, как брата.

IV

И отправилось войско домой. Впереди ехал царь Саул, по одну сторону от него – Давид, по другую – Ионофан. И как только остановились они на привал, брал Давид в руки гусли, пел, играл и веселил Саула.

Все дальше уходило войско от поля сражения, все ближе подходило оно к родным местам. Женщины выбегали навстречу воинам, били в тимпаны, плясали и пели: «Слава Саулу! Он победил тысячи врагов! Слава Давиду! Он победил десятки тысяч! Давид – великий герой! Ему честь и хвала!».

Услышал Саул эти слова и нахмурился: «Вот уже и славят Давида больше, чем меня, любят его все. А там и царство мое ему отдадут».

И задумал Саул погубить Давида. Вот он и говорит ему:

– Я обещал тебе в жены мою дочь, но забыл сказать, что за нее нужен выкуп. Ты должен один сразиться с сотней филистимлян и победить их, – это и будет выкуп за мою дочь.

И подумал Саул: «Будет хорошо, если не я сам убью Давида, а убьют его филистимляне, наши враги».

Отправился Давид один сражаться с филистимлянами и не сто врагов победил, а двести.

Пришлось Саулу отдать ему в жены свою дочь Мелхолу. Устроили по этому поводу веселый пир, и все, кто был на пиру, славили Давида. И чем громче звучали их голоса, тем сумрачнее становился Саул. Увидел это Давид и решил развеселить Саула песнями и плясками. И еще больше хвалили люди Давида, видя, какой он простой и веселый.

Не выдержал Саул и метнул в певца копье. Но Давид увернулся, и копье попало в стену. Тогда послал Саул своих верных слуг к дому Давида и сказал им:

– Вы должны до рассвета убить Давида.

А Мелхоле шепнул:

– Давид – мой враг. Узнал я, что он хочет отнять у меня царство. Помоги мне убить его.

Но Мелхола любил своего мужа, и когда они вернулись домой, открыла Мелхола окно и говорит Давиду:

– Беги отсюда! Отец приказал убить тебя.

Давид убежал, а Мелхола взяла большую куклу и положила ее на постель вместо Давида. В изголовье была козья шкура, а куклу Мелхола укрыла с головой одеялом.

Ночью постучались в дверь царские слуги и сказали:

– Царь Саул зовет к себе Давида.

А Мелхола ответила:

– Не может Давид прийти к царю, он болен и не в силах подняться с постели.

Тогда Саул велел слугам принести Давида вместе с постелью.

Принесли слуги постель во дворец. Сорвал Саул одеяло и видит – лежит на постели кукла, а в изголовье у него козья шкура.

«До чего же он коварен, этот Давид!» – подумал Саул. – Мало того, что он хочет отнять у меня мое царство, он отнял у меня и мою дочь. Сговорилась она с Давидом и обманула отца».

Шло время. Позвал Саул к себе царевича Ионафана и говорит ему:

– Куда пропал Давид? Скоро мы устроим пир, будем встречать молодую луну.

Я хочу, чтобы Давид сидел рядом со мной и веселил нас своими песнями.

– Давид прячется от тебя, – ответил Ионафан. – Он боится, что ты его убьешь. Скажи, отец, что плохого сделал тебе Давид? Ведь он помог тебе в трудную минуту и спас наш народ.

И сказал Саул Ионафану:

– Что было, то прошло. Я люблю Давида, как родного сына. Иди позови его.

Нашел Ионафана Давида и говорит ему:

– Отец приглашает тебя на пир. Мы будем встречать молодую луну. Приходи, он очень соскучился по твоим песням.

И ответил Давид:

– Брат мой, Ионафан, я не пойду на пир, потому что твой отец хочет убить меня. Если я в чем – нибудь виноват, то убей меня сам. Зачем нужно вести меня к твоему отцу?

– Отец обо всем советуется со мной, – сказал Ионафан, – я знаю все его мысли. Он ничего не говорил мне об этом.

– Царь Саул знает, что ты любишь меня, – ответил Давид. – Он ничего не сказал тебе, чтобы ты не огорчался.

И сказал Ионафан Давиду:

– Хорошо, я узнаю, что задумал отец. Спрячься за скалу, жди меня и не являйся на пир, пока я не дам тебе знать… Я выпущу из лука три стрелы и и пошлю за ними слугу, чтобы он подобрал стрелы. Если отец задумал убить тебя, я крикну слуге: «Беги, стрелы перед тобой!». А если нет, я крикну: «Куда бежишь? Стрелы позади тебя!».

И вот наступил праздник молодой луны. Увидел Саул, что место Давида за столом пусто, и спросил Ионафана:

– Где Давид?

– Я отпустил его в Вифлеем, – ответил Ионафана. – Он хочет встретить праздник молодой луны с отцом и братьями.

Саул так разгневался, услышав эти слова, что замахнулся копьем на Ионафана.

Тогда выпустил Ионафан три стрелы и велел слуге подобрать их.

– Скорее беги, – закричал Ионафана, – стрелы упали перед тобой.

А потом вернул он слугу и сказал, что сам подберет стрелы. Пошел Ионафан туда, куда улетели стрелы, и встретил Давида, который ждал его за скалой. Обнял его Ионафана и заплакал:

– Прощай, брат мой Давид! Теперь я знаю, что отец хочет убить тебя. Неужели с этого дня ты станешь его и моим врагом?

И ответил Давид:

– Брат мой, Ионафан, нет у меня зла на отца твоего. А тебя я люблю, как родного. Клянусь тебе, что никогда я не трону ни твоего отца Саула, ни тебя, ни твоих друзей.

Обнял Давид Ионафана, и они расстались.

Узнал об этом Саул и подумал: «До чего же коварен этот Давид. Мало того, что он хочет отнять у меня мое царство, он еще околдовал моего любимого сына Ионафана».

V

Голодный и безоружный, скитался Давид по Иудее. И однажды ночью постучался он в храм к мудрому старцу Ахимелеху.

Ахимелех очень удивился, что зять царя и великий полководец ходит по пустыне один, без друзей, без оружия, измученный и голодный.

– Почему ты один? – спросил Ахимелех Давида.

– Царь Саул послал меня по срочному делу, о котором никто не должен знать, – ответил Давид. – Я так торопился, что не взял с собой ни еды, ни оружия.

– Что ж, я помогу твоей беде, – сказал Ахимелех. – Вот тебе хлеб: я только что испек его, он еще горячий. Вот тебе оружие: это меч Голиафа, которого ты победил. А вот тебе и друг: это мой сын Авиафар. Он буде носить твой меч.

Взял Давид хлеб и меч, поблагодарил старика и ушел вместе с Авиафаром.

Собрал Давид верных людей и спрятался вместе с ними в пещере. А Саул вместе со своим войском отправился искать Давида по лесам, горам и пустыням.

И вот однажды в жаркий день стало войско на привал рядом с той пещерой, где спрятался Давид с товарищами. Вошел Саул в прохладную пещеру, чтобы переждать жару, и заснул. Увидел его Авиафар и сказал Давиду:

– Твой враг сам попал в наши руки. Давай убьем его!

– Нет, – сказал Давид, – поклялся Ионафану не убивать Саула.

Взял Давид меч, подкрался к спящему Саулу и отрезал край его одежды.

Проснулся Саул, вышел из пещеры, а вслед за ним вышел Давид и крикнул:

– Отец мой Саул, зачем ты преследуешь меня, как охотники преследуют по горам куропаток? Вот край твоей одежды. Я мог отрубить тебе голову, но я не тронул тебя.

Увидел Саул край своей одежды в руках Давида и горько заплакал:

– Сын мой Давид, – сказал Саул, – ты мне за зло отплатил добром, а я хотел злом отплатить за добро, которое ты сделал мне и нашему народу. Я виноват перед тобой.

Сел Саул на коня и увел свое войско домой. И еще громче стал славить нард доброго Давида. Услышал это Саул и подумал: «До чего же хитер этот Давид! Он мог убить меня и нарочно не убил, чтобы люди еще больше полюбили его».

И снова собрал он войско и отправился искать Давида.

Однажды лунной ночью прокрался Давид с воином Авессой в стан к Саулу. Крепким сном спали воины Саула, и луна сверкала на их доспехах. Спал начальник стражи, спали часовые, опершись на копья. И в своем шатре спал Саул. У его изголовья торчало копье, которое он перед сном воткнул в землю.

Подошли Давид и Авессса к спящему Саулу, и сказал Авесса:

– Я не давал клятвы Ионафану. Сейчас я возьму это копье и проткну Саула так, что он и вскрикнуть не успеет.

– Возьми – ка ты лучше вот этот кувшин с водой, – сказал Давид, – а я возьму копье.

Взяли они копье, кувшин с водой, тихо прокрались между спящими воинами и спящими часовыми, поднялись на гору, и закричал Давид:

– Эй, начальник стражи! Хорошо же ты охраняешь своего царя! Где его копье и кувшин с водой?

Проснулся Саул, видит – нет рядом с ним копья и кувшина. Но узнал он голос Давида и все понял.

– Сын мой Давид, – закричал Саул, – снова ты пощадил меня! Прости меня, если сможешь.

И вернулся Саул к себе во дворец, а люди еще громче славили Давида за его доброту. И подумал Саул: «Никогда у меня не было такого хитрого врага. Он нарочно утащил мое копье и кувшин, чтобы люди смеялись надо мной. А теперь, когда все видят, что он прав, а я не прав, он убьет меня, и никто ему дурного слова не скажет».

И велел Саул разослать повсюду войска и казнить всех, кто даст Давиду поесть или напиться, кто увидит его и не донесет царю.

VI

Пожалел Давид своих друзей и ушел в чужую страну. Услышал о нем царь это страны и сказал:

– А не тот ли этот Давид, про которого кричали, что он победил десятки тысяч? Если так, то это опасный гость, и нам нужно избавиться от него. Приведите его ко мне.

Пришел Давид во дворец, и был он таким жалким, что его и родная мать не узнала бы. Одежда на Давиде была разорвана, волосы растрепаны, руки и ноги тряслись, а в ответ на вопросы царя Давид только тряс головой да мычал.

– Не богатыря вы привели ко мне, а жалкого безумца, – сказал чужеземный царь своим слугам. – Что ж, пусть он останется в моей стране, он нам не опасен.

Так Давид обманул чужеземного царя и стал жить вдали от родины, в чужой стране.

Однажды прискакал к Давиду гонец. Одежда на гонце была разодрана, а волосы посыпаны пеплом.

– Какое горе привело тебя сюда, гонец? – спросил Давид.

– Для кого горе, а для кого и радость, – ответил гонец. – Вынимай, Давид, гусли: тот, кто хотел тебя убить, погиб. Ты можешь возвратиться домой.

И вот что рассказал гонец Давиду.

Когда филистимляне узнали, что Давид ушел из родной страны, они снова напали на Иудею. Храбро сражались Саул и царевич Ионафан, но на Гелвуйской горе окружили их враги, вражеские стрелы поразили их воинов, погиб от стрелы царевич Ионафан, а Саул с оруженосцем оказался среди врагов. И сказал Саул оруженосцу: «Пусть злые филистимляне не радуются, что они убили меня. Возьми мой меч и заколи меня».

Но не посмел оруженосец выполнить его приказ. Тогда Саул воткнул в землю копье, бросился на него и умер.

– Это неправда! – воскликнул Давид. – Чем ты это докажешь?

Гонец молча вынул из – под изодранного плаща золотую корону царя Саула. А Давид в знак горя разорвал на себе одежду, посыпал голову пеплом, сел на коня, вынул гусли, тронулся в путь и запел:

– Проклятье тебе, Нелвуйская гора! Пусть никогда не прольется на тебя дождь. Пусть роса не выступит на твоих обагренных кровью камнях. Пусть ни одна серна не проскочит по твоим тропам, и ни одна тропинка не вырастет на твоих склонах, потому что здесь погиб могучий Саул, здесь погиб брат мой Ионафан, которого я любил больше всех на свете. Они были сильны, как львы, и быстры, как орлы, никогда не расставались и погибли рядом. Горе и вам, злые филистимляне, погубившие их.

С этой песней вступил Давид на родную землю, и чем дальше он ехал, тем больше воинов шло за ним и тем громче летела весть из конца в конец: «Давид вернулся! Давид вернулся!».

И, услышав эту весть, в ужасе вскочили филистимляне на своих коней и умчались прочь.

Комментарии автора

Библейский персонаж, сила которого не в руках, а в уме.

1. Давид (имя в переводе с древнееврейского значит «возлюбленный») – второй царь Израиля после Саула, победитель великана Голиафа, отец мудрого царя Соломона, автор библейской книги псалмов..

2. Одна из самых ярких библейских фигур (после Моисея), его почитают все три монотеистические религии: иудейство, христианство и ислам.

Образ Давида приобретает черты бессмертного царя – спасителя, а созданное им государство Израиль – получает свой золотой век за время его правления и потом Соломона.

Вечным представляется и «град Давидов» (Иерусалим) как место будущего избавления народа.

Давид оказывается «прообразом», «типом», т. е. предшествующим воплощением Иисуса Христа, а эпизоды жизни Давида истолковываются как спасительные деяния Иисуса.

По евангелию от Матфея, Иисус является прямым потомком Давида, (оба происходили из Вифлеема) – и только в силу такого происхождения Христос имел право на «престол Давидов» и царский титул.

3. Давид был самым младшим из восьми сыновей Иессея из Вифлеема и принадлежал к колену Иуды. Он был красив, умен, отважен, красноречив, хорошо играл на гуслях. В юношестве он пас стада овец своего отца. Его путь от простого пастуха до второго царя объединенного еврейского государства предопределен, согласно преданиям, Богом.

4. Яхве проявлял благосклонность к Давиду, а не царю Саулу; послал к пастуху Давиду пророка Самуила, который в присутствии отца и братьев помазал девятнадцатилетнего Давида на царствование.

Таким образом, вместо действующего царя Саула пророк избирает другого (от имени Бога).

Человек этот указан Самим Богом. Это не воин, не прославленный полководец, а никому не известный юноша из Вифлеема иудейского (по аналогии с самим народом израильским: малочисленному, неизвестному, пребывающему в горах и полях, а затем рабстве…).

Из сыновей Иессея Самуилу кажется более подходящим старший, но Бог судит иначе: «Несмотри на вид его и на высоту роста его… ибо человек смотрит на лице, а Господь смотрит на сердце».

5. Избранником оказывается самый младший – пастух Давид. Так с самого начала не земные соображения, а высшая воля указывает путь будущему помазаннику.

Царствовал сорок лет: семь лет и шесть месяцев был царём Иудеи (со столицей в Хевроне), затем 33 года – царём объединенного царства Израиля и Иудеи (со столицей в Иерусалиме); когда умерли Саул и его сын – наследник Иевосфей, старейшины Израиля пришли в Хеврон, заключили с Давидом завет и помазали его в царя над всем Израилем – в итоге Давид «царствовал над Иудою семь лет и шесть месяцев, и в Иерусалиме царствовал тридцать три года над всем Израилем и Иудою».

6. Согласно Библии, Давид составил три плача, один гимн и песнь-завещание, а также псалмы Давидовы (не менее 78 из 150 в Псалтири).

Дата правления по традиционной еврейской хронологии около 876 – 836 год до н. э.

Давид умер в возрасте 70 лет после 40 лет царствования и был погребён в Иерусалиме, на горе Сион (евр. – солнечный, блестящий), где, согласно христианскому преданию, проходила Тайная вечеря.

Сион – самый южный из семи холмов, на которых был построен Иерусалим (буквально древнеевр. Йерушалим – «город бога Шалим»; традиционно перевод – «город мира»).

На Сионе был воздвигнут дворец Соломонов, названный домом лесов Ливанских и впоследствии великолепный дворец Ирода, разрушенный римлянами.

«Сион» – иносказательно прилагается к Церкви, как к земной, так и к небесной.

Выражение: «дщерь Сионова» означает самый город Иерусалим.

7. В историческом сознании еврейского народа Давид – идеальный властитель, из рода которого выйдет Мессия («помазанник Бога») —впоследствии Христос.

8. Историчность царя Давида является предметом дискуссии.

9.Образ Давида стал в человеческих веках идеалом благородного царя, олицетворением величие израильского народа и символом на его возрождение в будущем.

10. Давид – одна из величайших личностей еврейской истории. Он завершил начатое Саулом дело объединения разрозненных израильских племен, связанных лишь общими преданиями, в единый народ и превратил царство Израиля из неустойчивого союза колен в могущественное государство.

11. Библия повествует о нем более подробно, чем о какой-либо другой исторический личности, за исключением Моисея.

В этом повествовании вырисовывается сложная и могучая личность, наделенная противоречивыми чертами: скромный, но убежденный в своем великом призвании, нежный и жестокий, пастух и воин, не очень хороший отец и не очень верный муж, поэт – псалмопевец и тонкий дипломат, арфист и мудрый полководец, подверженный страстям, порокам и вожделениям грешник и глубоко религиозный праведник, преданный Богу и искренне раскаивающийся в своих грехах.

12. Красавец и силач, Давид в ранней юности убивает львов и медведей, уносивших овец из его стада.

Поражает камнем из пращи прекрасно вооруженного Голиафа.

Дважды Давиду представлялась возможность убить искавшего его смерти Саула, и дважды он не воспользовался ею, несмотря на то, что Саул бросил в него копье, пытаясь пригвоздить к стене.

Давид отказывается покарать Семея, публично его, царя, оскорблявшего, потому что «Господь повелел ему злословить Давида. Кто же может сказать: зачем ты так делаешь?».

Трогательна печаль Давида о павшем в бою Сауле и о своем сыне Авшаломе, восставшем против Давида, предавшим отца и желавшем смерти Давиду.

Весть о смерти Саула и Ионафана глубоко потрясла Давида. Старые распри были забыты. Песнь на смерть героев, которую сложил Давид, – лучший образец светской израильской поэзии – показывает, что Давид умел любить и прощать.

13. Притча придворного пророка Натана о единственной овечке бедняка, зарезанной богачом для угощения гостя, и гневный укор царю Давиду, который послал на смерть мужа своей возлюбленной Вирсавии (Бат – Шевы), приводят Давида к раскаянию, и он смиренно, как заслуженное возмездие, принимает смерть рожденного Вирсавией первого младенца (вторым будет Соломон).

14. Давид не раз проявляет и жестокость, особенно в конце жизни, после постигших его царство бедствий; он выдает на казнь семерых сыновей Саула жаждавшим мести врагам, в своем завещании Соломону подробно разрабатывает план мщения тем, кто в прошлом причинил ему зло.

И все – таки – Давид прощает, любит. Потому что в нем, а также в Аврааме, Иакове, Моисее, – проблески грядущего Нового Завета.

Давид очень мужественный человек, воинственный, он страшен для тех, с кем он воюет, но ему в истории дан эпитет «Кроткий»: «Помяни, Господи, Давида и всю кротость его».

В чем кротость Давида, согласно преданиям?

В том, что на первом месте у него то, что открывает ему Бог, и вот здесь Давид, действительно, кротчайший человек.

Кроток он был – перед словом Бога, которое было для него непререкаемым указом, даже если никак не сочеталось с его интересами в земном понимании.

И именно потому Давид двигался в самом правильном направлении. В отличие от других древних владык, которые видели себя земными богами, Давид всегда знал, что он всего лишь человек. Что дни его – «яко цвет сельный»: «Человек, яко трава, дние его, яко цвет сельный, тако отцветет; яко дух пройде в нем и не будет и не познает к тому места своего.»; то есть, откладывая какое-нибудь доброе дело, мы можем его не успеть сделать, ибо не знаем часа своей кончины.

Гордыня миновала его. Не терял правильного, трезвого видения самого себя. Власть и слава не изменили его, он выдержал испытание, преподавав людям урок идеального служения добру.

15. Уже в самых ранних источниках Давид именуется «сладким певцом Израиля».

Его поэтическое дарование находит яркое выражение в плаче по царю Саулу и царевичу Ионатану, – один из лучших образцов древней поэзии на иврите.

Предание считает его автором всей книги Псалмов (древнеевр. – «восхваление»), проникнутой столь характерным для Давида глубоким чувством упования на Бога в самые тяжелые моменты человеческой жизни.

16. Давид принадлежал к колену Иуды; среди его предков по женской линии была, согласно библейской традиции, моавитянка (язычница) Руфь.

После раскола Объединенного израильского царства династия, основанная Давидом, оставалась на престоле Иудеи более 400 лет, вплоть до разрушения Первого храма (586 до н. э.); а в северном Израильском царстве династии сменялись одна за другой, и через 200 лет после раскола изгнанные из Палестины десять колен растворились среди других народов.

Вера в восстановление династии Давида послужила одним из факторов сохранения еврейского народа в изгнании. Образ Давида стал символом Надежды на его возрождение в будущем.

17. Именно Давид сделал Иерусалим священным городом трех религий. В начале X века до Рождества Христова Давид завоевал эту небольшую крепость у подножия горы Сион и сделал ее столицей объединенного под его властью Израиля.

Именно Давид – родоначальник библейской поэзии. Вся библейская поэзия и в конечном счете вся церковная – восходит к песням, которые слагал Давид. Вся библейская поэзия выросла на его слове, на его преданности Богу, доверии к Богу, уверенности, что с Богом он пройдет сквозь стену, если это будет необходимо.

18. И самое важное – к Давиду восходит мессианская линия; Христос – потомок Давида, еще при жизни царя пророк Нафан сказал Давиду, что от него произойдет Мессия.

Таким образом, и город, посвященный Богу, и поэзия (псалмы), обращенная к Богу, и, наконец, сам Бог, воплотившийся и родившийся в роде Давидовом, – все это сходится в одной личности.

19. При дворе Давида зародилась идея «нерушимого завета Сиона»: Бог заключил с Давидом договор, согласно которому династия Давида будет править народом Израиля вечно, а столица Давида – Иерусалим – будет во веки веков святым городом, единственной обителью самого Бога.

«Завет Сиона» – клятва, данная Богом Давиду, и неразрывная связь между домом Давида и Иерусалимом – стали основой мессианизма (прихода Бога на землю в лице своего сына Христа): праведный царь – избавитель воцарится в Иерусалиме и будет принадлежать к дому Давида.

В сознании еврейского народа не представлялось себе восстановления царства Израиль и Храма Иерусалимского без восстановления дома Давида.

Давид и Голиаф

Голиаф (древнеевр. – удаление, изгнание) был необычайно сильным воином огромного роста. Ростом Голиаф был 6 локтей с пядью, или 2,772 м (1 локоть = 42,5 см, 1 пядь = 22,2 см). Филистимский великан был одет в чешуйчатую броню массой около 57 кг и медные наколенники, на голове его был медный шлем, в руках медный щит. Голиаф нёс тяжёлое копьё, один только наконечник который был весом 6,84 кг и большой меч.

Сорок дней выставлял себя Голиаф против стана израильского, никто не вышел с ним на сражение. И только юноша – пастух Давид, услышав, что Голиаф поносит израильский народ, выступает против исполина. Со словами: «Ты идешь против меня с мечом и копьем и щитом, а я иду против тебя во имя… Бога воинств израильских, которые ты поносил. Господь поможет мне, и вся земля узнает, что не мечом и копьем спасает Господь», Давид поражает Голиафа камнем, выпущенным из пращи.

Завидев Давида, великан Голиаф разразился смехом:

– Ты меня оскорбил! Разве я пес тебе, чтобы подходить ко мне с камнями и палкой!

Давид ответил:

– Ты можешь искать помощи у меча и копья, но у меня есть вера – а ее сила непобедима.

С этими словами Давид вытащил из сумки гладкий круглый камень, положил его в пращу, отвел назад руку и выпустил камень. Камень поразил Голиафа в лоб, и гигант с ужасным грохотом упал навзничь. Давид быстро подбежал к поверженному врагу, выхватил меч и отрубил ему голову.

Увидев, что случилось с их героем, филистимляне обратились в бегство, но солдаты царя Саула, вдохновленные храбростью Давида, кинулись в погоню и разгромили вражеское войско.

Победой Давида над Голиафом началось наступление израильских и иудейских войск, которые изгнали со своей земли филистимлян.

Поединик Давида с Голиафом рассматривается Библией как прообраз поединка Христа с антихристом, дьяволом. Вера в «сына Давидова» Иисуса стала центральным моментом христианства.

История о Давиде и Голиафе – одно из древнейших повествований, которое чаще других повторяется в Библии. Эту историю часто рассказывали, чтобы показать пример того, как слабый, но храбрый воин одолел сильного врага.

Древние сказания часто обретали сугубо современный и не связанный с религиозной символикой смысл. Так было и в ренессансной Флоренции.

Для флорентийцев Давид стал национальным героем. В юном победителе Голиафа они видели символ своего города, который отстаивал независимость в борьбе с могущественными соседями.

И, несомненно, что сегодня для всех нас эта история является примером храбрости и огромной уверенности в своих силах во всех трудных периодах жизни.

Символы:

Праща и камни. Они символизируют веру в Бога, благодаря которой Давид одолел гиганта.

Отрубленная голова Голиафа — воплощает в себе победу добра над злом.

Голиаф – нарицательное для обозначения людей высокого роста.

Стихотворение А. С. Пушкина:

Певец-Давид был ростом мал,

Но повалил же Голиафа,

Который был и генерал,

И, побожусь, не ниже графа.

Давид и Русь

1. В понимании наших предков, русских князей, Давид – это идеальный царь, который, с одной стороны, сохраняет верность Богу, а с другой – объединяет народ. Для князей эпохи разобщенной Руси Давид был прежде всего царем – объединителем, ведь под властью Давида объединились два царства, северное и южное.

2. Израиль времен Давида, а затем Соломона был большой, крепкой, мощной империей, объединяющей не только израильские колена, но и соседние племена. Вот почему на западном фасаде Димитриевского собора – фигура Давида с двумя львами: русскими князьями Давид воспринимался как покровитель.

Дмитриевский собор во Владимире построен великим князем Всеволодом Большое Гнездо на своем дворе в 1194—1197 гг.

В центральной части дана фигура царственного певца, играющего на псалтыри – это рельеф Давида, за ним – помещен рельеф царя Соломона, сидящего на своем знаменитом троне в виде фигур львов. Слева и справа от Давида и от Соломона расположены парные львы (носители светской и теократической власти).

3. Строитель Российской империи Петр I виделся современникам как русский Давид.

Приход к власти

1. Оказавшись в немилости у царя Саула, Давид бежал со своими сторонниками (600 мужей) к своим недавним врагам филистимлянам, ища покровительства их короля Анхуса, властителя города. Анхус пожаловал Давиду пограничный город.

2. Филистимляне нанесли сокрушительное поражение израильтянам в битве при Гелвуе.

3. Воспользовавшись временным вакуумом власти, Давид во главе вооружённого отряда прибыл в иудейский Хеврон, где колено Иуды на собрании провозгласило его царем иудейским, что означало фактическое отделение Иудеи от Израиля, царем которого был провозглашен сын Саула Иевосфей.

4. Два еврейских государства вступили между собой в междоусобную борьбу, которая длилась два года и завершилась победой Давида.

5. Старейшины Израиля пришли в Хеврон и избрали Давида царем над всем Израилем. Было Давиду тридцать лет.

К тому же периоду времени относится желание Давида вернуть Ковчег завета, который ранее был захвачен филистимлянами, а позднее отослан ими обратно в Израиль по причине большого количества наростов, поразивших филистимлян (В конечном итоге, Давиду удалось это осуществить – он вернул ковчег в Хеврон).

6. Первым крупным предприятием Давида стала война с иевусеями. В результате – он захватил Иерусалим и перенёс туда столицу своего государства.

Проявив блестящую политическую интуицию, царь Давид понял, что Хеврон не может оставаться столицей Израиля, так как принадлежал колену Иуды, и это ущемляет права других колен.

7. Его выбор остановился на небольшом городе Иевусе, который принадлежал племени евусеев. Это был Иерусалим. Город находился на перекрестке дорог, его легко можно было защищать, и, самое главное, он не принадлежал ни одному из колен Израиля.

8. Существует версия, по которой воины царя Давида проникли в город по специальной системе водоснабжения.

Позже археологи действительно откопали тоннели, прорытые еще задолго до завоевания Иерусалима Давидом. Город был назван «градом Давида», укреплен и отстроен.

Давид перенес сюда и Ковчег Завета, главную святыню иудеев, сделав таким образом Иерусалим символом единства нации.

9. Филистимляне, боясь усиления Израиля, немедленно начинают военные действия против Давида. Но он наносит им ряд поражений, после которых они никогда больше не смогут оправиться. Их колония останется небольшим островком в Палестине и постепенно растворится среди окружающего населения.

10. Внешнеполитическая обстановка на Востоке благоприятствовала Давиду. Соседние великие державы переживали в то время полосу упадка, а Ассирия была занята борьбою с арамеями (Араме́и, арамейцы – семитские народы, коренные жители Сирии и Ирака).

Это позволило израильскому царю Давиду создать собственную небольшую империю. Она включала, кроме Израиля и Иудеи, земли Моава, Аммона, Едома и Сирии. Сам царь именовал себя «главою над иноплеменниками» – на земле Ханаан, земле Палестинской.

В новой столице от новых жен у Давида родилось множество сыновей, среди которых был и Соломон.

После объединения Израиля Давид превратил иевусейский Иерусалим в сакральный иудейский центр, поместив Ковчег завете в скинии на горе Сион.

Давид также намеревался построить для Ковчега Дом Бога – Храм. Не Давид, а лишь его сын Соломон осуществит строительство, ибо Давид, участвуя в войнах, пролил слишком много крови.

Хотя Давид и не должен был строить Храм, он начал подготавливать строительство, собрал средства и предоставил своему сыну Соломону строительные материалы и планы.

Тяжкое испытание

1. Стремясь укрепить обороноспособность своего царства, Давид решил создать многочисленную армию. Для этого он решил провести во всей стране перепись населения, чтобы узнать, сколько у него воинов.

2. Даже Иоав, огрубевший воин, был уверен, что Давид совершает ошибку.

Он сказал царю: «Господь, Бог твой, да умножит столько народа, сколько есть, и еще во сто раз столько; но для чего господин мой царь желает этого дела?».

Иоав знал, что Бог не любит, чтобы Его народ измерял свою веру своей численностью.

3. Но Давид не стал слушать Иова и настоял на своем. Через девять месяцев перепись была завершена. Оказалось, что среди израильтян и иудеян было около 1300000 мужчин, способных к воинской службе.

4. Едва Иоав, доложив царю, вышел от него, Давид осознал свою ошибку. Во все годы своего правления Израилем Давид всегда проявлял великую веру в Бога, и вот теперь он поддался искушению понадеяться на тленное земное оружие.

5. Мучимый угрызениями совести, Давид обратился к Богу: «Тяжко согрешил я, поступив так; и ныне молю Тебя, Господи, прости грех раба Твоего, ибо крайне неразумно поступил я».

6. На следующее утро было Слово Бога пророку Гаду: «Пойди и скажи Давиду: так говорит Господь: три наказания предлагаю Я тебе; выбери себе одно из них, которое свершилось бы над тобою».

7. Хотя Давид и раскаялся, он должен был расплатиться за свой грех: либо семь лет голода в стране, либо три месяца поражений от неприятеля, либо в течение трех дней Ангел будет уничтожать людей по всей стране моровой язвой.

Это был трудный выбор, но в конце концов Давид сказал: «Тяжело мне очень; но пусть впаду я в руки Господа, ибо велико милосердие Его; только бы в руки человеческие не впасть мне».

И с утра началась в стране моровая язва, свирепствовавшая три дня и погубившая 70000 человек.

8. И вот настал день, когда Давид с ужасом увидел Ангела Бога, который, стоя между небом и землей над гумном Орны Иевусеянина, простер свой меч над Иерусалимом. И тогда в отчаянии Давид взмолился, чтобы Бог пощадил жителей Иерусалима.

9. Принимая всю вину на себя, Давид воскликнул: «Вот, я согрешил, я поступил беззаконно; а эти овцы, что сделали они? Пусть же рука Твоя обратится на меня и на дом отца моего».

Отсюда видно, как сильно Давид любил свой народ.

10. И вот через пророка Гада от Бога пришло послание Давиду, чтобы он пошел и поставил жертвенник Богу на гумне Орны Иевусеянина. Орна и его четверо сыновей молотили на гумне пшеницу, но, увидев Ангела, испугались и спрятались. Когда подошел Давид, они, дрожа, вышли приветствовать своего царя.

Когда Давид спросил, может ли он купить гумно, чтобы поставить там жертвенник, Орна великодушно ответил, что он может взять все, что угодно, даром, в том числе и волов для сожжения, и повозки, и упряжь на дрова.

Но Давид сказал: «Нет, я заплачу тебе, что стоит; и не вознесу Господу, Богу моему, жертвы, взятой даром».

11. Давид заплатил Орне и поставил жертвенник, и положил жертвы. Внезапно сверкающий огонь упал с неба, и жертвы были охвачены пламенем.

Это был знак, что Бог простил Давида. Моровая язва прекратилась, и Ангела с мечом более не видели.

Тем самым Давиду было указано место, на котором Соломон позже начал строительство Храма.

Таким образом:

1. Самой большой ошибкой Давида было то, что он возложил надежды на бренное земное оружие. Много раз Бог спасал Давида от врагов, численно его превосходивших. Еще в юности Он помог ему одолеть исполина Голиафа. Поэтому Бог рассердился, когда увидел, что Давид ищет опоры в многочисленной армии, а не в Нем.

2. Второй ошибкой Давида было то, что он не посоветовался с Богом по поводу переписи населения. Он не спросил разрешения или одобрения Бога, принимая такое важное решение.

3. Хотя Иоав предупреждал царя, он не внял совету и совершил эту ужасную ошибку, имевшую тяжелые последствия.

4. Велик был грех Давида, но велико было и его раскаяние. Он стремился заслужить прощение Бога и делал все, чтобы исправить свою ошибку.

5. В Своем милосердии Бог разрешил Давиду самому выбрать вид наказания.

6. Давид поступил мудро, положившись на милосердие Божье.

7. Из – за грехов вождя пришлось страдать всему народу.

8. Когда Бог покарал Израиль, и 70000 человек погибло от моровой язвы, Давид увидел, что то, чем он гордился и на что так надеялся, отнято у него.

9. Бог позволил Давиду увидеть Ангела, выполняющего Его приговор, чтобы он не сомневался, что это Сам Бог карает его за грехи.

Давид и Вирсавия

1. На вершине своего могущества царь Давид впал в грех, ставший причиной многих бед, обрушившихся на него.

Как-то он гулял по крыше своего дворца и увидел прекрасную женщину, принимавшую ванну на крыше своего дома.

Он послал узнать, кто она. Ему сказали, что это Вирсавия – жена одного из его воинов, полководца Урии Хеттеянина. Давид призвал ее к себе, и Вирсавия забеременела от него.

Желая скрыть свое отцовство, Давид вызвал Урию домой, надеясь, что отцом ребенка посчитают Урию. Но он отказался войти в свой дом, ссылаясь на то, что когда его воины на полях сражений, он не может спокойно отдыхать дома со своей женой. Тогда Давид приказал отправить Урию в самое тяжелое сражение, чтобы его убили в бою, что и произошло.

Давид отправил Урию обратно в войско, послав с ним письмо, где повелел: «Поставьте Урию в место самого жестокого сражения и отступите от него, чтобы он был сражен и умер». Вскоре царю сообщили, что Урия погиб. И когда истек срок траура, он взял Бат-Шеву в жены и Бат-Шва родила царю сына».

2. Спустя время, Бог, не увидев раскаяния Давида за грех прелюбодеяния, послал к нему Пророка Нафара с притчей.

3. К царю Давиду явился пророк Нафан и рассказал ему притчу:

«В одном городе были два человека, один богатый, а другой бедный; у богатого было очень много мелкого и крупного скота, а у бедного ничего, кроме одной овечки, которую он купил маленькой и выкормил, и она выросла у него вместе с детьми его; от хлеба его она ела, и из его чаши пила, и на груди у него спала, и была для него, как дочь; и пришел к богатому человеку странник, и тот пожалел взять из своих овец или волов, чтобы приготовить обед для странника, который пришел к нему, а взял овечку бедняка и приготовил ее для человека, который пришел к нему».

И далее: «Сильно разгневался Давид на этого человека и сказал Нафану: жив Господь! достоин смерти человек, сделавший это; и за овечку он должен заплатить вчетверо, за то, что он сделал это, и за то, что не имел сострадания. И сказал Нафан Давиду: ты – тот человек».

Пророк Нафан вопрошал Давида от имени Бога: «Отчего же ты пренебрег словом Господа, сделав злое в Моих глазах: хитийца Урию ты убил мечом, а его жену взял себе в жены?!».

4. Таким образом, Давид, сам того не ведая, навлек на себя смертный приговор, поскольку справедливо пожелал смерти «тому человеку» (себе, то есть), но раскаялся.

И пророк сказал: «Господь снял твой грех – ты не умрешь. Но поскольку этим поступком ты дал повод врагам Бога хулить Его, умрет родившийся у тебя сын».

Глаза у Давида были «цвета радуги и блестели», но после «греха с Вирсавией» стали тускнеть.

Но Давида еще ожидали четыре кары Божьи («за овечку он должен заплатить вчетверо»):

– Старший сын царя Давида, Амнон, изнасиловал свою единокровную сестру Фамарь.

– Давид ничего не предпринял, но другой его сын, Авессалом, убил Амнона, отомстив за сестру.

– Позже Авессалом поднял восстание против отца. Давид не хотел наказывать сына и при подавлении восстания просил оставить его живым, но военноначальники не послушали царя, и Авессалом тоже был убит.

– В последние годы жизни царя Давида его третий сын – Адония, решил захватить престол и, обзаведясь союзниками, уже готов был объявить себя царем, но пророк Нафан и Вирсавия убедили Давида помазать на царство их сына Соломона, и Адония, испугавшись, отказался от своего плана.

Прощение Давиду распространилось и на брак с Вирсавией, от которой родился еще один сын, преемник Давида – Соломон.

Первый сын, родившийся у Вирсавии, умер, но впоследствии она родила Соломона, который станет третьим царем Израиля.

5. Поступок Давида, который отнял жену у своего военачальника, отправив его на верную смерть, прошел бы незамеченным для любого летописца Востока. Такие вещи считались нормой.

6. Но библейский взгляд совершенно иной: о грехе Давида повествуется куда подробнее, чем о его победах. Нравственное падение помазанника есть измена заветам Бога. Он обязан помнить, что истинная власть принадлежит Сущему, Который сурово судит за грех.

7. И Давид сознает это. Он смиренно выслушивает обличение пророка Нафана, а смерть сына и все дальнейшие бедствия принимает как заслуженную кару.

8. На жестокую борьбу между наследниками престола, восстание Авессалома и других мятежников библейское предание смотрит как на результат вины Давида.

9. Когда престарелый царь, спасаясь от собственного сына, вынужден бежать из столицы, он отчетливо понимает, что постигшее его несчастье – не случайность.

10. На пути родственник Саула Семей «злословит и бросает камни на Давида», называя его кровопийцей. И Давид запрещает наказывать Семея: «Оставьте его, пусть злословит, ибо Господь повелел ему».

11. Покаяние Давида было сильнее чувства царского достоинства. После битвы с повстанцами, когда Авессалом, сын его вопреки воле отца, был убит, царь предается неутешному горю. Он знает, что наказан за отступление от заповедей Бога.

12. В этих эпизодах предание в большей степени, чем предыдущие исторические книги, подчеркивает роль человеческой воли в земных событиях. Хотя Бог есть Владыка истории, она творится не без участия людей, которые свободно избирают путь зла или добра. Тем самым библейское предание о Давиде указывает на богочеловеческий (совместное участие Бога и человека) характер истории.

«Во мне печаль, которой царь Давид По – царски одарил тысячелетья».

 

Мудрый Соломон. Истории

 

Десятого сына израильского царя Давида назвали Соломоном, что означает «мирный».

О его детстве и воспитании ничего не известно. Но когда пришло время умереть его отцу, царю Давиду, то престол он завещал Соломону, как самому способному, самому толковому среди многих его детей.

«И затрубили трубы и весь народ закричал: да живет царь Соломон!».

После воцарения Соломон принес большую жертву Богу, и Бог явился ему ночью и спросил: «Что дать тебе?».

Молодой царь ничего не хотел для себя, не нужно ему было ни славы, ни богатства, он просил только одного – дать ему сердце разумное, доброе, чтобы справедливо судить и управлять многочисленным народом израильским.

Бог пообещал: «Да будет так».

И тогда в Иерусалиме перед Ковчегом Завета Соломон произнес благодарственную молитву и устроил большой пир для многих своих слуг и подданных.

Соломон обладал здравым суждением, отличной памятью, обширным запасом знаний, немалым терпением. Он внимательно выслушивал людей, вникал в их ситуации, помогал мудрым советом.

И ширилась слава о его мудрости и справедливости. Неслучайно самой важной обязанностью, которую с первых дней правления он возложил на себя, стала судейская деятельность.

Он сделал у своего дворца специальный притвор (место) с престолом, на котором восседал. И в этот притвор приходили люди, желавшие рассудить их.

Соломон никому не отказывал, и слава о его праведном суде быстро распространилась по всему Иерусалиму.

 

О двух блудницах

Жили в Иерусалиме две молодые женщины, у каждой было по грудному ребенку. Они ютились в одной комнате и спали вместе со своими детьми. Однажды во сне одна из них случайно задавила своего ребенка, и он умер. От отчаяния она взяла у спящей соседки живого младенца и положила его на свою кровать, а ей подложила своего, мертвого.

Наутро вторая женщина увидела возле себя мертвого ребенка и не захотела признать его за своего. Она обвинила соседку в обмане и подлоге. Но первая женщина, которая случайно задавила своего ребенка, не хотела признаваться в содеянном, не хотела отдавать живого младенца.

Долго они спорили, обвиняя друг друга в разных прегрешениях, но так ни к какому выводу и не пришли. И по совету добрых людей отправились они к молодому царю Соломону, чтобы он разрешил их спор.

Соломон выслушал каждую, ничего не сказал им и попросил слуг принести ему меч.

«Мое решение такое, – сказал он. – Вас двое, живой ребенок один. Рассеките его пополам, и пусть каждая утешится его половиной».

Первая женщина испугалась и закричала:

– Не убивайте его, не убивайте! Молю тебя, царь! Отдайте ей этого ребенка живого и не умерщвляйте его – лишь бы в живых остался!».

А вторая сказала:

– Справедливое решение твое, о мудрейший! Пусть же не будет ни мне, ни ей, рубите!».

Соломон тотчас догадался, кто мать живого ребенка и кто та обманщица, которая забрала его себе. Он сказал своим стражникам: «Отдайте ребенка той женщине, которая не хотела его смерти. Она настоящая мать ребенка».

Все израильтяне узнали об этом решении Соломона. Добрые возрадовались и полюбили своего молодого царя за справедливость, за праведный суд еще больше, а злые, нечестные испугались, поняли, что при таком мудром судействе любой порок будет наказан.

 

О помощи фараона

Соломон взял в жены дочь фараона, когда строил Святая Святых. И отправил он посла своего к нему со словами: «Тесть мой! Пришли мне помощь».

А тот выбрал шестьсот человек, узнав чрез астрологию, что им предстоит умереть в том году, – хотел проверить мудрость Соломона.

Когда же их привели к Соломону, тот увидел их издали и повелел сшить всем им саваны. Приставил он к ним посла своего и отправил к фараону, сказав: «Тесть мой! Если тебе не в чем погребать своих мертвецов, так вот тебе одеяния. У себя же их погреби».

 

Сказание о том, как был взят Китоврас Соломоном

«… ни молота, ни тесла, ни всякого другого железного орудия не было слышно в храме при строении его».

Библейскому царю Соломону, строящему «Святое Святых» (знаменитый Иерусалимский храм), понадобились советы Китовраса (Китоврас – мифическое существо, скорее всего Кентавр).

Донесли ему, где тот живет, сказали – в пустыне дальней. Тогда мудрый Соломон задумал сковать железную цепь и железный обруч, а на нем написал заклятие именем Бога, и послал первого из своих бояр со слугами, и велел везти вино и мед, и взяли с собой овечьи шкуры.

Пришли к жилью Китовраса, к трем колодцам его, но не было его там. И по указанию Соломона влили в те колодцы вино и мед, а сверху накрыли колодцы овечьими шкурами.

В два колодца налили вино, а в третий мед. Сами же, спрятавшись, смотрели из тайника, когда придет он пить воду к колодцам.

И скоро пришел он, приник к воде, начал пить и сказал: «Всякий, пьющий вино, мудрее не делается». Но расхотелось ему пить воду, и он сказал: «Ты – вино, веселящее людям сердце», – и выпил все три колодца.

И захотел поспать немного, и разобрало его вино, и он уснул крепко. Боярин же, подойдя, крепко сковал его по шее, по рукам и по ногам.

И, проснувшись, хотел он рвануться. А боярин ему сказал: «Господин, Соломон имя Господне с заклятием написал на веригах, которые теперь на тебе». Он же, увидев их на себе, кротко пошел в Иерусалим к царю.

Нрав же его был такой. Не ходил он путем кривым, но – только прямым.

И когда пришли в Иерусалим, расчищали перед ним путь и дома рушили, ибо не ходил он в обход.

И подошли к дому вдовы. И, выбежав, вдова закричала, умоляя Китовраса: «Господин, я вдова убогая. Не обижай меня!». Он же изогнулся около угла, не соступясь с пути, и сломал себе ребро. И сказал: «Мягкий язык кость ломает».

Когда же вели его через торг, то, слыша, как один человек говорил: «Нет ли башмаков на семь лет?» – Китоврас рассмеялся.

И, увидев другого человека, ворожащего, засмеялся.

А увидев свадьбу справляемую, заплакал.

Увидев же на пути человека, блуждающего без дороги, он направил его на дорогу. И привели его до двор царев.

В первый день не повели его к Соломону.

И сказал Китоврас: «Почему меня не зовет к себе царь?».

Сказали ему: «Перепил он вчера». Китоврас же взял камень и положил на другой камень. Соломону рассказали, как поступил Китоврас. И сказал царь: «Велит мне пить питье на питье».

И на другой день не позвал его к себе царь. И Китоврас спросил: «Почему не ведете меня к царю и почему я не вижу лица его?». И сказали: «Недомогает царь, оттого что вчера много ел». Тогда снял Китоврас камень с камня.

На третий же день сказали: «Зовет тебя царь». Он же измерил прут в четыре локтя, вошел к царю, поклонился и молча бросил прут перед царем.

Царь же по мудрости своей разъяснил боярам своим, что означает прут – размер Вселенной.

И поведал Китоврас: «Бог дал тебе во владение вселенную, а ты не насытился, поймал и меня».

И сказал ему Соломон: «Не по прихоти своей привел я тебя, но чтобы спросить, как строить Святая Святых. Привел тебя по повелению Господню, так как не позволено мне тесать камни железом».

И сказал Китоврас: «Есть малый птичий ноготь („острие“) по имени Шамир. Хранит его полевой петух в гнезде своем на горе каменной в пустыне дальней».

Соломон же послал боярина своего со слугами своими, по указанию Китовраса, ко гнезду. А Китоврас дал боярину прозрачное стекло и наказал ему спрятаться у гнезда: «Когда вылетит кокот, закрой стеклом этим гнездо». Боярин пошел к гнезду; а в нем – птенцы маленькие, кокот же улетел за кормом. И он заложил стеклом устье гнезда.

Немного подождали, и кокот прилетел, захотел влезть в гнездо. Птенцы пищат за стеклом, а он к ним не может попасть. Хранил он Шамир («острие») на некоем месте, и принес к гнезду, и положил на стекле, хотел его разбить. Тогда люди крикнули, и он выпустил. И, взяв, боярин принес к Соломону орудие, которым и начинают тесать камни для храма.

Потом спросил Соломон Китовраса: «Почему ты рассмеялся, когда человек спрашивал башмаки на семь лет?» – «Видел по нему, – ответил Китоврас, – что не проживет и семи дней». Послал царь проверить, и оказалось так.

И спросил Соломон: «Почему ты рассмеялся, когда человек ворожил?» Отвечал Китоврас: «Он рассказывал людям о тайном, а сам не знал, что под ним – клад с золотом». И сказал Соломон: «Пойдите и проверьте». Проверили, и оказалось так.

И спросил царь: «Почему плакал, увидев свадьбу?» Китоврас ответил: «Опечалился, потому что жених тот не проживет и тридцати дней». Проверил царь, и оказалось так.

И спросил царь: «Зачем пьяного человека вывел на дорогу?» Ответил Китоврас: «Слышал я с небес, что добродетелен тот человек и следует ему послужить».

Пробыл Китоврас у Соломона до завершения Святая Святых.

Однажды сказал Соломон Китоврасу: «Теперь я видел, что ваша сила – как и человеческая, и не больше нашей силы, но такая же».

И сказал ему Китоврас: «Царь, если хочешь увидеть, какая у меня сила, сними с меня цепи и дай мне свой перстень с руки, тогда увидишь мою силу». Соломон же снял с него железную цепь и дал ему перстень. А тот проглотил перстень, простер крыло свое, размахнулся и ударил Соломона, и забросил его на край земли обетованной. Узнали об этом мудрецы и книжники и разыскали Соломона.

Всегда охватывал Соломона страх к Китоврасу по ночам. И царь соорудил ложе и повелел шестидесяти сильным юношам стоять кругом с мечами. Потому и говорится в Писаниях: «Ложе Соломона, шестьдесят юношей храбрых из израильтян и из стран северных».

 

О двуглавом муже и о его детях

Китоврас же, уходя к своему народу, подарил Соломону человека с двумя головами. Прижился тот человек у Соломона.

Спрашивал его Соломон: «Ты из каких людей? Ты человек или бес?».

Человек отвечал: «Я – из людей, живущих под землей». И спросил его царь: «Есть ли у вас солнце и луна?» Тот сказал: «От вашего запада солнце восходит к нам, а на вашем востоке заходит. Так что когда у вас день, тогда у нас ночь. А когда у вас ночь, тогда у нас день».

И дал ему царь жену. И родились у него два сына: один с двумя головами, а другой с одной. А у их отца было много добра. И умер их отец. Двухголовый сказал брату: «Поделим имущество по головам». А меньший брат сказал: «Нас двое. Поделим имение пополам».

И пошли на суд к царю.

Одноголовый сказал царю: «Нас два брата. Мы должны поделить имущество пополам».

А тот, двухголовый, сказал царю: «У меня две головы, и я хочу взять две доли».

Царь же по мудрости своей повелел подать уксус и сказал: «Разве эти две головы от разных тел?. Полью – ка я уксуса на одну голову: если не ощутит другая голова, две доли возьмешь на две головы. А если ощутит другая голова льющийся уксус, значит, обе эти головы от одного тела. Тогда одну долю возьмешь».

И когда полился уксус на одну голову, другая заверещала. И сказал царь: «Раз у тебя одно тело, одну долю возьмешь». Так рассудил их царь Соломон.

 

Загадки Малкатошки

Была Южная царица иноплеменница по имени Малкатошка. Пришла она испытать Соломона загадками.

Была же она очень мудрой. И принесла ему дары: двадцать капий золота, очень много зелий и дерева негниющего.

Соломон же, услышав о приходе царицы, сел в зале с полом из прозрачного стекла на помосте, желая испытать ее (разместив под стеклом воду).

А она, видя, что царь сидит в воде, подобрала свои одежды перед ним. И он увидел, что она прекрасна лицом, тело же ее волосато, как щетка. Волосами этими она привораживала мужчин, бывавших с нею.

Соломон же сказал мудрецам своим: «Приготовьте баню и мазь с зелием и помажьте ее тело, чтобы выпали волосы». А мудрецы и книжники сказали ему, чтобы он сошелся с нею. Зачав от него, она пошла в свою землю и родила сына, и это был Навуходоносор.

Вот какая была загадка ее к Соломону.

Она собрала мальчиков и девочек, одетых в одинаковые одежды, и сказала царю: «Разбери по своей мудрости, которые мальчики, а которые девочки».

Царь по своей мудрости велел принести плоды, и высыпали их перед ними. Мальчики стали подбирать в полы одежд, а девочки в рукава. И сказал Соломон: «Это мальчики, а это – девочки». Она из-за этого подивилась его хитрости.

На другой день она собрала отроков обрезанных и необрезанных и сказала Соломону: «Разбери, которые обрезанные, а которые необрезанные».

Царь же повелел архиерею внести святой венец, на котором было написано слово Бога, которым Валаам был отвращен от волхвования. Обрезанные отроки встали, а необрезанные пали перед венцом. Она же этому очень удивилась.

Загадали мудрецы ее хитрецам Соломона: «Есть у нас колодец вдали от города. Мудростью своей угадайте, чем можно перетащить его в город?» Хитрецы же Соломоновы, поняв, что этого не может быть, сказали им: «Сплетите из отрубей веревку, а мы перетащим колодец ваш в город».

И снова загадали ее мудрецы: «Если нива порастет ножами, чем пожать ее сможете?» Им ответили: «Ослиным рогом». И сказали мудрецы ее: «Где у осла рога?» Они же ответили: «А где нива родит ножи?»

Загадали и еще: «Если загниет соль, чем сможете ее посолить?». Они же сказали: «Утробу мула взяв, ею надо посолить». И сказали: «Да где мул рожает?» Они же ответили: «Где соль гниет?».

Царица же, увидев хоромы созданные, и еды множество, и как сидят люди его, и как стоят слуги его, и одеяния их, и питие, и жертвы, которые они приносили в дом Божий, сказала: «Истинна речь, которую я слышала в земле моей о мудрости твоей.

И не имела я веры речам, пока не пришла и не увидела своими глазами. Оказывается, не было сказано мне и половины. Благо мужам твоим, слышащим мудрость твою».

Царь же Соломон дал этой царице имя Малкатошка и все, что она просила. И она пошла в землю свою со своими людьми.

О наследстве трех братьев

В дни Соломона жил человек, имевший трех сыновей. Умирая, человек этот призвал их к себе и сказал им: «У меня есть клад в земле. В том месте, – сказал, – три сосуда стоят друг на друге. После моей смерти старший пусть возьмет верхний, средний – средний, а меньший – нижний».

После смерти отца открыли сыновья его этот клад в присутствии людей. И оказалось в верхнем сосуде полно золота, в среднем полно костей, а в нижнем полно земли.

Стали ссориться эти братья, говоря: «Ты – сын, раз возьмешь золото, а мы – не сыновья?» И пошли на суд к Соломону.

И рассудил их Соломон: что есть золота – то старшему, что скота и слуг – то среднему, судя по костям; а что виноградников, нив и хлеба – то меньшему.

И сказал им: «Отец ваш был умный человек и разделил вас при жизни».

 

О трех путниках

Шли однажды три человека своим путем, неся в поясах своих золото. Остановившись для субботнего отдыха в пустынном месте, они посовещались и решили: «Спрячем золото в тайнике: если нападут разбойники, мы убежим, а оно будет сохранено».

Выкопав яму, все они положили свои пояса в тайник. Среди ночи же, когда два друга уснули, третий, питая злую мысль, встал и перепрятал пояса в другое место.

И когда они, отдохнув, пришли к тайнику, чтобы взять свои пояса, то, не найдя их, закричали они все разом; злодей же тот завопил гораздо громче обоих других. И возвратились все домой.

И сказали: «Пойдем к Соломону и расскажем ему о нашей беде». И пришли к Соломону, и сказали: «Не знаем, царь, зверь ли взял, птица ли, или ангел. Объясни нам, царь».

Он же по мудрости своей сказал им: «Найду вас завтра. Но раз вы путники, очень прошу вас, растолкуйте мне: Некий юноша, обручившись с красивой девушкой, подарил ей обручальное кольцо без ведома ее отца и матери. Этот юноша пошел в другую землю и там женился. А отец выдал девушку замуж.

И когда захотел жених совокупиться с ней, девушка закричала и сказала: «От стыда я не сказала отцу, что обручена с другим. Побойся Бога, пойди к обручнику моему, спроси у него разрешения: пусть я буду тебе женой по слову его».

Собрался юноша и, взяв много добра и девушку, пошел туда. И тот разрешил ему: «Пусть она будет тебе женой, раз уж ты ее взял».

Жених и говорит ей: «Возвратимся назад и устроим свадьбу снова». А когда они шли домой назад, им повстречался некий насильник со своими людьми и захватил его и с девушкой, и с добром. И захотел этот разбойник насилье сотворить над девушкой, а она закричала и рассказала разбойнику, что ходила за разрешением и не была еще со своим мужем в постели. Удивился разбойник и сказал ее мужу: «Возьми жену свою и иди со своим добром»».

И сказал Соломон: «Я рассказал вам про этих девушку и юношу. Скажите теперь мне вы, люди, потерявшие свои пояса: кто лучше – юноша ли, или девушка, или разбойник?»

Один в ответ сказал: «Девушка хороша, потому что рассказала о своем обручении».

Другой сказал: «Юноша хорош, потому что подождал до разрешения».

Третий сказал: «Разбойник лучше всех, потому что возвратил девушку и самого отпустил. А добра не надо было отдавать». Тогда сказал в ответ Соломон: «Друг, ты охоч на чужое добро. Ты взял все пояса».

Тот же сказал: «Царь – господин, воистину так и есть. Не утаюсь от тебя».

 

О смысле женском

А потом Соломон премудрый, желая испытать смысл женский, призвал боярина своего, по имени Декир, и сказал ему: «Ты мне очень нравишься. И еще больше полюблю тебя, если ты выполнишь мое желание: убей жену свою, и я отдам за тебя дочь свою лучшую».

То же самое сказал ему через несколько дней. И не хотел сделать это Декир. И наконец сказал: «Я выполню волю твою, царь».

Царь же дал ему меч свой со словами: «Отруби голову жене своей, когда она уснет, чтобы не отговорила она тебя речами своими».

Тот пошел, нашел жену свою спящей, а по сторонам ее двое детей. И он, посмотрев на жену свою и на своих детей спящих, сказал в сердце своем: «Если так ударю подругу мою мечом, то огорчу детей моих». Царь же позвал его к себе и спросил его, говоря: «Выполнил ли ты волю мою относительно твоей жены?» Тот ответил: «Не смог я, господин мой царь, выполнить».

Царь же отправил его послом в другой город и, призвав жену его, сказал ей: «Ты нравишься мне гораздо больше всех женщин. Если ты сделаешь, что я тебе повелю, поставлю тебя царицею. Заколи мужа своего, спящего на постели, а это тебе – меч».

В ответ жена сказала: «Я рада, царь, что ты так велишь». Соломон же, понимая мудростью своею ее мужа – что тот не хочет убить жену свою, – давал ему меч острый; и понимая жену его – что она хочет убить мужа своего, дал ей меч тупой, сделав вид, что он острый, говоря: «Мечом этим заколи мужа своего, спящего на постели твоей».

Она же положила меч на грудь мужу своему и стала водить им по его горлу, думая, что он острый. А тот быстро вскочил, полагая, что напали какие – то враги, и, увидев, что жена его держит меч, «почему, – сказал, – подруга моя, ты надумала убить меня?».

В ответ мужу своему жена сказала: «Язык человеческий убедил меня, чтобы я убила тебя». Он же хотел позвать людей и тут понял, что научил ее Соломон.

Соломон, услышав об этом, вписал в Сборник этот стих, сказав: «Человека нашел одного среди тысяч, а женщины во всем свете не нашел».

 

О слуге и сыне

В дни Соломона был в Вавилоне богатый человек, но не было у него детей. Прожив половину дней своих, он усыновил мальчика – слугу. И, снарядив, послал его с добром из Вавилона по торговым делам. Тот же, придя в Иерусалим, там разжился. И попал в число бояр Соломона, восседающих на обеде у царя.

А тем временем у господина его дома родился сын. И когда исполнилось отроку тринадцать лет, отец его умер. И сказала ему его мать: «Сын, я слышала о холопе отца твоего, что он разжился в Иерусалиме. Пойди и найди его».

Тот пришел в Иерусалим и спросил о человеке по имени, какое было у этого слуги. А тот был очень известен. Ему сказали, что он у Соломона на обеде.

И вошел отрок в царский зал, и спросил: «Кто здесь такой-то боярин?» Тот в ответ сказал: «Это я».

Подойдя, отрок ударил его по лицу и сказал: «Ты – мой холоп! Не боярствуй, сидя, а иди работать! И отдай мне мое добро!» И разгневался царь, и стало ему досадно.

Обратившись к Соломону, отрок сказал: «Если не будет, царь, этот холоп отца моего моим, то за то, что я ударил его своей рукой, я получу удар мечом, который меня убьет».

Ударенный в свою очередь сказал: «Я – господский сын, а это – слуга отца моего и мой. У меня есть свидетели в Вавилоне».

Царь сказал: «Я не поверю свидетелям, лучше отправлю посла моего в Вавилон – пусть он там возьмет плечевую кость из гроба отца, и та мне поведает, кто из вас сын, а кто слуга. А вы будьте тут».

И царь послал своего доверенного посла, и тот принес плечевую кость. По мудрости своей царь повелел чисто вымыть кость, посадил боярина своего и всех мудрецов, бояр и книжников перед собой и сказал человеку, умеющему пускать кровь: «Пусти кровь этому боярину». Тот это сделал.

Тогда царь велел положить кость в теплую кровь. Смысл повеления он объяснил своим боярам, сказав: «Если это его сын, то кровь его прильнет к кости отца. Если же не прильнет, то – раб». И вынули кость из крови, и была кость белой, как и прежде.

Тогда повелел царь в другой сосуд пустить кровь отрока. И, вымыв кость, положили ее в кровь юноши. И напиталась кость кровью. И сказал царь своим боярам: «Видите своими глазами, что говорит эта кость: «Вот этот – мой сын, а тот – раб». Так рассудил их царь.

 

О царе Адариане

После этого начал Соломон говорить боярам своим: «Был Адариан – царь, и он повелел боярам своим звать его Богом.

И, не захотев, бояре его сказали: «Царь наш! Думаешь ли ты в сердце своем, что не было Бога прежде тебя? Мы будем звать тебя высшим царем среди царей, если ты возьмешь вышний Иерусалим и Святая Святых».

Он же, собравшись с воинами многими, пошел и взял Иерусалим, и возвратился назад, и сказал им: «Подобно тому как Бог, что захочет и скажет, то и сделает, – так и я сделал. Теперь называйте меня Богом».

Было же у него три философа. Ответил ему первый, сказав: «Если хочешь зваться Богом, учти: не может боярин называться царем, находясь в царском дворце, – пока не выйдет наружу. Так и ты, если хочешь зваться Богом, выйди из всей вселенной и там называйся Богом».

А другой сказал: «Не можешь ты называться Богом». Царь спросил: «Почему?» Тот ответил: «Говорит Иеремия – пророк: „Боги, не сотворившие неба и земли, да погибнут“. Если хочешь погибнуть, царь, называйся Богом».

А третий сказал: «Господин мой царь! Помоги мне скорее!» Царь спросил: «Что с тобой?» И сказал философ: «Лодка моя в трех верстах отсюда готова потонуть, а все добро мое в ней». И царь сказал: «Не бойся. Пошлю людей, и они приведут ее». А философ сказал: «Зачем тебе, царь, утруждать людей своих? Пошли тихий ветер, пусть он спасет ее». Тот же, поняв, промолчал недовольно и пошел в покой к своей царице.

И сказала царица: «Философы обманули тебя, царь, сказав тебе, что не можешь зваться Богом».

Желая же утешить его в той печали, она сказала: «Ты – царь, ты богат, ты достоин великой чести. Сделай, – сказала, – одну вещь, и тогда зовись Богом».

Царь спросил: «Какую же?».

И царица ответила: «Имущество Божие, которое у тебя, возврати». Он спросил: «Какое имущество?» Царица же сказала: «Возврати душу твою, которую вложил Бог в тело твое, и тогда зовись Богом».

Он возразил: «Если не будет души во мне, в теле моем, как назовусь я Богом?» Царица же сказала ему: «Если ты душой своей не владеешь, то и Богом не можешь прозываться».

 

О похищенной царевны

Царь Соломон просил отдать царевну за себя. И не отдали ее за него. Тогда Соломон сказал бесам: «Идите, и возьмите царевну ту, и приведите ее ко мне».

И бесы, пойдя, похитили ее на переходе, когда она шла из покоев матери, посадили ее в судно и помчали по морю.

И вот увидела царевна, что человек воду пьет, а сзади у него вода выходит вон. Она попросила: «Объясните мне, что это такое». А бесы сказали: «Тот тебе объяснит, к кому тебя везем».

Едут дальше и видят – человек, в воде бродя, воды просит, а волны его сбивают. И сказала царевна: «Немилые мои сваты, а это мне объясните: почему тот человек, в воде бродя, воды просит?» А они сказали: «Тот тебе объяснит, к кому тебя везем».

И еще проехали, и видят – человек жнет сено, идет, а два козла, за ним идя, траву поедают: что он срежет, то они съедают. И сказала царевна: «Объясните мне, немилые мои сваты, объясните мне: почему бы тем козлам не есть траву несрезанную?» А бесы ей сказали: «Тот тебе объяснит, к кому тебя везем».

И примчали ее к городу. Один бес пошел и поведал Соломону – царю: «Привели невесту тебе».

Царь же, сев на коня, выехал на берег.

И сказала ему царевна: «Нынче я твоя, царь. Но вот что мне объясни: человек пил воду, а сзади у него она выходила вон». Царь сказал: «Почему ты этому удивляешься? Ведь это дом царский: сюда входит, отсюда выходит».

И спросила царевна: «И вот еще объясни мне, что это такое: один человек, в воде бродя, воды просит, а волны сбивают его?». Соломон ответил: «О невеста! Почему ты этому удивляешься, невеста? Это ведь слуга царев: он одну тяжбу судит, а другой тяжбы ищет, чтобы царево сердце сделать добрым».

– «И вот что мне еще объясни: человек траву срезает, а что срежет, то два козла, за ним идя, поедают. Почему бы тем козлам, влезшим в сено, не есть траву не срезанную?»

И сказал царь: «Невеста! Чему ты удивляешься! Если человек возьмет другую жену с чужими детьми, то что он наработает, то они съедят. А для себя у него ничего нет. А теперь иди, невеста, в мой покой». Так она и стала его женой.

 

Кольцо Соломона

«Все проходит, и это тоже пройдет»

Данное изречение принадлежит мудрецу. Именно такое изречение было на кольце, которое он подарил царю Соломону.

На одной стороне кольца было написано: « Все пройдет », а на внутренней стороне кольца: « И это пройдет».

Несмотря на мудрость, жизнь царя Соломона не была спокойной. И обратился однажды царь Соломон за советом к придворному мудрецу с просьбой: «Помоги мне – очень многое в этой жизни способно вывести меня из себя. Я очень подвержен страстям, и это мне мешает!».

На что мудрец ответил: «Я знаю, как помочь тебе. Надень это кольцо – на нем высечена фраза: – Это Пройдет! Когда нахлынет сильный гнев или сильная радость, посмотри на эту надпись, и она тебя отрезвит. В этом ты найдешь спасение от страстей!».

На указательном пальце левой руки носил Соломон гемму из кроваво – красного астерикса, извергавшего из себя шесть лучей жемчужного цвета. Много сотен лет было этому кольцу, и на оборотной стороне его камня вырезана была надпись на языке древнего, исчезнувшего народа: «Все проходит».

Соломон последовал совету мудреца и обрел спокойствие. Но настал момент, когда, взглянув, как обычно, на кольцо, он не успокоился, а наоборот – еще больше вышел из себя. Он сорвал кольцо с пальца и хотел зашвырнуть его подальше в пруд, но вдруг заметил, что и на внутренней стороне кольца имеется какая – то надпись. Он присмотрелся и прочитал: «И Это Тоже Пройдет… ».

Кольцо Соломон так и не выбросил, благодаря этим надписям.

Но существовала и третья запись на ребре кольца, о которой Соломон узнал только в старости, практически перед смертью: «Ничто не проходит».

Когда Соломон умер, на его могиле поставили камень со словами «И это пройдет».

 

История девушки из виноградника и царя

«Вся жизнь на земле – только миф.

Мне видится, как вдалеке

Идет по цветам Суламифь

С янтарною гроздью в руке.

Базальтовый профиль царя —

И в губы целуя его,

Восходит на ложе заря

Последнего дня моего».

Эта легенда – не просто библейский сюжет. Это любовь на все времена. Она пережила века и тысячелетия, она дожила до наших дней. И сейчас имя девушки, дочери садовника, полюбившей царя и защитившей его от кинжала убийцы, произносится с умилением и благодарностью.

Царь Соломон был известен своим умом, смелостью, добротой и ненасытным стремлением к знаниям. До встречи с Суламифь он безуспешно искал смысл жизни в философских книгах и божественных обрядах, в войнах, но все усилия были тщетны.

Благодаря своему уму и мудрому управлению он сделал страну богатой и процветающей, но никак не мог найти близкого человека. Около тысячи наложниц, жен и танцовщиц не вызывали в нем сильных чувств, хотя он купался в их любви и внимании.

Под знойным небом Палестины, в саду виноградном, они встретились случайно – дочь садовника Суламифь и царь Соломон.

Потом мудрый царь скажет, что три вещи ему непонятны в мире: движение корабля в море; полет птицы в небе; путь мужского сердца к женскому…

Усталый царь Израиля уединился от шума двора в виноградном саду, который расположился у стен царского дворца. Неторопливо, поникнув головой, шел он по садовой тропинке между кустарниками, на которых висели черные крупные грозди винограда. Казалось, никакие прелести летнего, благоухающего свежестью и ароматом сада не выведут Соломона из тягостных размышлений.

Но вдруг нежный женский голос, чистый и ясный, как это алое утро, запел где – то недалеко, в кустарниках виноградных. Песня звучала незатейливая, но прелесть голоса вызвала у царя невольно улыбку очарования.

Тогда Соломон приблизился незаметно к девушке и произнес ласковым голосом:

– Девушка, кто ты? Голосом своим приворожила меня, печали схлынули мои, как снег уходит с полей при ярких лучах весеннего солнца! Пой, пой! Хочу слышать голос твой!

Девушка не ожидала увидеть здесь, в удаленном месте, самого царя. Взволнованная, она быстро приподнимается, держа в руках корзину с гроздями винограда, и оборачивается лицом к царю. Легкое простое платье плотно облегает ее тонкий стройный стан. Ей тринадцать лет, она дочь простого садовника в царском саду. Она живет с отцом в небольшой хижине внутри сада.

– Почему ты просишь меня петь? – спросила девушка после минутного замешательства.

– Потому что голос твой сладок и лицо твое приятно! – с восхищением в голосе ответил Соломон.

Она подходит ближе и смотрит на царя с трепетом. Как прекрасно ее загорелое и живое лицо в лучах утреннего солнца. Густые русые волосы завиты по – детски в кудри. Они закрывают ее плечи, спадают шелковистыми волнами на спину. Проходящие через них бесчисленные лучи солнца словно пропитывают их пламенем, они рдеют, как золотой пурпур.

Ожерелье, самодельно собранное из красных сухих ягод, придает девушке трогательное изящество, двумя кольцами обвивая ее смуглую, высокую и тонкую шею.

– Я не заметила тебя! – говорит она нежно, и голос ее звучит, как пение флейты. – Откуда ты пришел?

– Я так долго шел к тебе! И этот дивный случай привел мое сердце к единственной, которую полюбит оно! – отвечал всесильный царь. – Как ты прекрасна, как привлекательна, возлюбленная, моя миловидность!

***

Только семь дней длилось их совместное счастье, только семь дней они безраздельно принадлежали друг другу. Чувство пронзило сердца обоих, и с этого момента они уже не могли жить друг без друга.

Как чистые переливы лесного ручейка, как глоток свежего прохладного воздуха в раскаленной пустыне – встреча с Суламифь.

В своей простоте и естественности она отдает себя целиком, безраздельно, без оглядки своему избраннику. Кристально чиста и естественна ее любовь.

Любовь Соломона и Суламифь сопровождается красочными легендами и преданиями. Царь рассказывает своей возлюбленной о царице Савской, о своих походах и приключениях, о том, как он пришел к власти. Когда царь повстречал девушку, ему захотелось делать окружающим одно лишь добро: «Никого не хотел Соломон видеть в этот день несчастным. Он роздал столько наград, пенсий и подарков, сколько не раздавал иногда в целый год».

Поистине, настоящая любовь делает человека лучше, показывает его таким, каким его сотворил Бог!

***

А по прошествии этих дней Суламифь умерла, спасая царя от кинжала убийцы…

Отрывок из рассказа Куприна «Суламифь».

«В упоении поцеловал царь губы своей милой в тот последний вечер:

– Ты моя лилия между тернами!

– А ты моя яблоня между деревьями. Люблю я в тени ее сидеть и плоды сладкие кушать. Ты ввел меня в дом радости и счастья, твое знамя надо мной – твоя любовь! – отвечала ему девушка.

Но Суламифь вдруг встала на своем ложе и прислушалась.

– Что с тобою, дитя мое?.. Что испугало тебя? – спросил Соломон.

– Подожди, мой милый… сюда идут… Да… Я слышу шаги… Она замолчала. И было так тихо, что они различали биение своих сердец. Легкий шорох послышался за дверью, и вдруг она распахнулась быстро и беззвучно.

– Кто там? – воскликнул Соломон.

Но Суламифь уже спрыгнула с ложа, одним движением метнулась навстречу темной фигуре человека с блестящим мечом в руке. И тотчас же, пораженная насквозь коротким, быстрым ударом, она со слабым, точно удивленным криком упала на пол…

Старший врач сказал:

– Царь, теперь не поможет ни наука, ни Бог. Когда извлечем меч, оставленный в ее груди, она тотчас же умрет.

Но в это время Суламифь очнулась и сказала со спокойною улыбкой:

– Я хочу пить.

И когда напилась, она с нежной, прекрасной улыбкой остановила свои глаза на царе и уже больше не отводила их; а он стоял на коленях перед ее ложем, весь обнаженный, как и она, не замечая, что его колени купаются в ее крови и что руки его обагрены алою кровью.

Так, глядя на своего возлюбленного и улыбаясь кротко, говорила с трудом прекрасная Суламифь:

– Благодарю тебя, мой царь, за все: за твою любовь, за твою красоту, за твою мудрость, к которой ты позволил мне прильнуть устами, как к сладкому источнику. Дай мне поцеловать твои руки, не отнимай их от моего рта до тех пор, пока последнее дыхание не отлетит от меня. Никогда не было и не будет женщины счастливее меня. Благодарю тебя, мой царь, мой возлюбленный, мой прекрасный. Вспоминай изредка о твоей рабе, о твоей обожженной солнцем Суламифи.

И царь ответил ей глубоким, медленным голосом:

– До тех пор, пока люди будут любить друг друга, пока красота души и тела будет самой лучшей и самой сладкой мечтой в мире, до тех пор, клянусь тебе, Суламифь, имя твое во многие века будет произноситься с умилением и благодарностью.

К утру Суламифи не стало».

А царь, изнывая от боли и горечи, сложил песню:

« О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! Глаза твои голубиные. О, ты прекрасен, возлюбленный мой, и любезен!

Положи меня, как печать, на сердце свое, как перстень на руку твою: ибо крепка, как смерть, любовь…».

На смертном одре своей возлюбленной Соломон дал клятву:

– До тех пор, пока люди будут любить друг друга, пока красота души и тела будет самой лучшей и самой сладкой мечтой в мире, клянусь тебе, Суламифь, имя твое во многие века будет произноситься с умилением и благодарностью.

***

Соломон еще жил и правил страной долгие годы, изложив свои и счастливые и безрадостные мысли в мудрых и горьких строках Екклезиаста.

Двадцать пять веков прошли… а Соломон смог увековечить свою любовь и свою возлюбленную навечно…

 

Примечание

Так кто же такая Суламифь: возвышенный священный символ или всё же реальный человек, «бедная девушка из виноградника», как её иногда называли?

Принципиально это ничего не меняет. Суламифь для нас была и останется той, о которой Сам Бог сказал: «Единственная – она, голубица Моя, чистая Моя…».

Соломон и Суламифь любили друг друга сильно и самоотверженно, и каждый был готов отдать жизнь за другого.

Умирая, Суламифь благодарила Бога за то, что он дал ей возможность любить. Умереть на руках любимого, быть омытой его слезами – это было последним счастьем для девушки. Но история этой великой любви осталась в памяти человечества: «Любовь же бедной девушки из виноградника и великого царя никогда не пройдет и не забудется, потому что крепка, как смерть, любовь, потому что каждая женщина, которая любит, – царица, потому что любовь – прекрасна!»

Пусть настоящая любовь обречена, пусть она недолга, но лучше умереть, как Суламифь, в руках Соломона, чем никогда не изведать этого великого чувства.

Мудрый Соломон… Счастливая Суламифь…

По легенде, на том месте, где упали капли крови невинной девушки, царь начал строить великий Иерусалимский храм… и построил его за сорок лет.

 

Даниил

 

I. Жадный царь

Жил – был в далеком Вавилоне богатый и могучий царь Навуходоносор. Все было у него: золота, серебра, драгоценных камней – полные сундуки.

На берегу синего Евфрата стоял высокий и просторный дворец. Легкие мосты были перекинуты через реку, и от него во все стороны расходились каналы, прямые, как стрелы. Кругом росли диковинные цветы и деревья, а в ветвях райские птицы пели на разные голоса: «Вавилон, Вавилон, золотой Вавилон!».

Но жадному Навуходоносору, царю Вавилонскому, всего было мало. Он что ни богаче, то завистливее становился. Услышит о каком – нибудь государстве, что там без него люди хорошо живут, – уже места себе не находит, тоскует, все себе забрать хочет!

Вот рассказали ему, что есть на свете такой город, где в древние времена, еще при мудром царе Соломоне построили великолепный дворец. Навуходоносор сразу покой потерял.

Все мерещится ему знаменитый дворец Соломона. Закроет глаза – и видит медных быков и львов, и медных крылатых женщин, подпирающих колонны, увитые медными яблоками, гранатами и пальмовыми листьями.

Но больше всего раззадорили жадного царя рассказы о лестнице во дворце Соломоновом, где на широких мраморных ступенях – так говорили люди знающие – стояли золотые львы, по два на каждой ступеньке, друг против друга. Всего двенадцать львов. Стоят, подняв лапы, и волнистые их гривы сверкают на солнце.

– Хочу, чтобы золотые львы и медные крылатые женщины мой дворец сторожили, а не дворец Соломона! – воскликнул Навуходоносор и повел свое войско войною на этот прославленный город.

Целых два месяца мчалась быстрая вавилонская конница. На третий блеснули перед ней белые стены города. Окружили вавилонские воины город, а кругом насыпь высокую насыпали и давай стрелять с этой насыпи острыми стрелами да таранить стены тяжелыми таранами.

А город все стоит! Пробьют в наружной стене брешь, а за нею другая стена стоит – внутренняя. Внутреннюю стену проломят, а за ней сам народ стеною стоит!

Два года не сдавался славный город. На третий не стало уже силы в руках у его защитников: кончились запасы хлеба и вода иссякла. Не от стрел, не от таранов сдались они врагу, а от голода.

Рухнули стены города, и ворвалась в него вавилонская конница. Пыль от конских копыт заволокла весь город, от грохота колес затряслись дома. Свирепые воины топорами и мечами рубили всех, кто им попадался, – и мужчин, и женщин, и детей. Дома сожгли и разрушили, дворцы и храмы разграбили. А золотых львов – всех двенадцать – сняли с мраморных ступеней дворца Соломонова, погрузили на колесницы и отправили в Вавилон.

Когда развеялся дым пожаров, улеглась пыль от конских копыт, умолк свист мечей и заглохли стоны умирающих, Навуходоносор приказал отобрать из тех, кто остался в живых, искуснейших плотников, портных, кузнецов и художников, всех их велел заковать в цепи и отвести в Вавилон вместе с награбленными драгоценностями.

 

II. Вавилонские пленники

Десять тысяч человек увел Навуходоносор к себе в плен.

На улицах разрушенного города солдаты подобрали четырех мальчиков, четырех сирот, и тоже привезли их в Вавилон.

Остановились мальчики перед воротами вавилонскими и разглядывают их. На воротах бык нарисован: тело белое, гладкое, рога и копыта золотые, вместо хвоста змея извивается, тоже золотая. Как живой, шагает он крупным шагом, грозно устремив рога вперед. Мускулы напряжены, уши прижаты, ноздри раздуваются. Горе тому, кто попадется на его пути!

В ту пору шел мимо ворот Вавилона царь Навуходоносор. Увидел мальчиков, остановился.

– Тебя как зовут? – спрашивает царь одного.

– Мисах.

– А тебя как зовут?

– Седрах.

– А тебя?

Авденего.

– Ну, а ты? – спросил Навуходоносор четвертого, того, который был ростом выше остальных, и лицом красивее.

– Я Даниил, – ответил мальчик и взглянул царю прямо в глаза.

Увидел царь: мальчики смышленые, отвечают бойко – и велел отдать их в учение к вавилонским мудрецам и волшебникам, да содержать их в чистоте и холе, да кормить их лакомствами с царского стола. «Мне же будет больше славы, – рассудил он, – если они вырастут и сделаются большими учеными».

Мальчики были прилежные, учились – не ленились, но от царского угощения отказывались. Сладкий кусок им поперек горла становился.

Каждый вечер до их окон доносились плач и стоны их земляков, вавилонских пленников. Каждый вечер после тяжких дневных трудов собирались пленники на берегу реки вавилонской, вещали свои гусли на ветви прибрежных ив и плакали, вспоминая милую родину. Слуги царя Навуходоносора жестоко насмехались над ними.

– Что же вы не поете, не пляшете, не играете на гуслях своих песен? – спрашивали они бедных пленников.

– Нам не до музыки, не до веселья, – отвечали они.

Слезы их лились прямо в реку, и река становилась соленой, как море.

Мальчики попросили начальника, которого над ними поставил царь. давать им вместо царских сладких кушаний хлеб, да бобы, да овощи, и все это они запивали простой водой.

– А что, как похудеете? – сказал начальник. – Ведь царь с меня спросит.

– Не бойся, – отвечали они, – не похудеем, вот увидишь!

Начальник уплетал за мальчиков царскую еду, а они на одних овощах да бобах выросли крепкие и здоровые – ничуть не похудели!

Через три года доложили царю, что мальчики прошли все вавилонские науки и премудрости, и царь потребовал их к себе во дворец. Мальчиков одели понаряднее и привели к царю.

Царь стал спрашивать их, а они отвечали. Видит Навуходоносор: умные мальчики, а Даниил умнее всех.

 

III. Первый сон Навуходоносор

Много ли времени прошло, мало ли, только вдруг по всему царству Вавилонскому раздался клич: великий царь Навуходоносор немедленно требует к себе во дворец всех мудрецов и кудесников, магов – гадателей и снов толкователей.

Кругом – ночь, а во дворце светло, как днем: в честь неурочного пробуждения царя слуги засветили десять тысяч светильников.

Царь пробудился от собственного крика – такой страшный приснился ему сон. Навуходоносор не может утра дождаться, хочет, чтобы тут же ему его сон растолковали.

Вот собрались все мудрецы да кудесники, маги – гадатели и снов толкователи во дворец, и царь им говорит:

– Вот и хорошо, что пришли. Какой мне страшный сон привиделся. Я проснулся от собственного крика. Растолкуйте мне мой сон поскорее, и тогда мне не будет так страшно.

– Век живи, государь, – сказали мудрецы и кудесники, маги – гадатели и снов толкователи. – Рассказывай теперь нам свой сон, попытаемся тебе его растолковать.

И сказал тогда Навуходоносор:

– Слушайте! Снилось мне… – Тут царь погрузился в молчание и молчал так долго, что все кругом подумали: не уснул ли он опять?

Но царь вдруг как закричит:

– Забыл! Забыл свой страшный сон! Только и помню, что это страшный был.

Тогда выступил впереди начальник всех мудрецов и кудесников, магов – гадателей и снов толкователей и сказал Навуходоносору:

– Век живи, государь! И не труди свою царскую голову! Ложись – ка снова спать, и пускай тебе тот же самый сон приснится. А мы останемся здесь, во дворце, и будем сторожить твой сон у твоей опочивальни. Как позовешь нас, мы и войдем, и ты нам поведаешь, что тебе приснилось.

Совет понравился Навуходоносору.

– Хорошо придумано! – крикнул он и хлопнул в ладоши. – Эй, слуги! Уложите меня спать поскорее.

Царские слуги подбежали к царю и понесли его на золотую постель. Справа и слева к царской постели подошли двое слуг; один ему правый глаз закрыл, другой – левый. Шестеро слуг стали в ряд по обе стороны золотой постели и плавно помахивали над ним опахалами из пальмовых листьев.

Но и на этот раз царский сон был недолог. Спит – спит и вдруг как вскочит, как закричит не своим голосом!

Мудрецы и кудесники, маги – гадатели и снов толкователи вбегают в спальню со всех ног, столпились у царского изголовья и спрашивают царя, что же приснилось ему на этот раз. А царь опят силится вспомнить свой сон и не может.

Тогда удрецы и кудесники, маги – гадатели и снов толкователи решили остаться в опочивальне царской и сторожить сон Навуходоносора у самого его изголовья.

– Хорошо, – сказал царь, – только, чур, не дремать! Садитесь поближе да посмотрите со мной сон, который мне приснится.

И снова видит царь страшный сон, и снова вспомнить его не может. А мудрецы – гадатели не знают, что сказать царю, как утешить его.

Рассердился свирепый царь.

– Сказать, что мне снилось, немедленно! – кричит.

– Век живи, государь, – отвечают мудрецы и кудесники, маги – гадатели и снов толкователи. – Не боги мы, не отгадчики. а всего лишь ученые люди.

– Даю вам три дня на размышление! – закричал царь и ногами затопал. – Если через три дня вы не расскажете, что мне снилось, то я всех мудрецов и кудесников, магов – гадателей и снов толкователей велю изрубить на куски, а дома их спалить огнем.

– Век живи, государь, – чуть слышно прошептали мудрецы и кудесники, маги – гадатели и снов толкователи и на цыпочках попятились к дверям.

Ждет царь день, ждет другой, третий ждет – не придет ли кто из мудрецов да кудесников, магов – гадателей и снов толкователей, не придет ли, не расскажет ли, что ему приснилось? Но никто не идет. Все сидят по углам и дрожат, лютой казни дожидаются.

На четвертый день царская стража стала разыскивать по всему государству, всех ученых людей в кучу собирать для казни.

Пришли и к Даниилу.

Спрашивает Даниил у стражников:

– За что вы это вы нас погубить хотите?

– Царю сон приснился, – отвечает стража, – какой – не помнит, а никто из вашего брата ученых ему не скажет. Вот вас и за то казнят. Другой раз будете слушать царский приказ.

– Что же меня никто не догадался спросить? – говорит Даниил. – ты вот что, брат, ступай во дворец да скажи: так и так, Даниил просил кланяться. А казнить нас всегда успеешь.

Начальник стражи пошел во дворец и доложил обо всем царю.

– Как же это я не вспомнил о Данииле? – закричал царь. – Ведь умнее его во всем царстве у меня нет! Позвать его немедленно сюда!

Приводят к царю Даниила. Даниил кланяется ему и говорит:

– Слышал я о твоей беде, государь, и готов ей помочь. Только вели сперва всех мудрецов да кудесников, всех магов – гадателей да снов толкователей на волю выпустить.

Царь как хлопнет в ладоши, как топнет ногою.

– Кто посмеет их в тюрьму посадить? – кричит. – Сию же минуту всех мудрецов и кудесников, магов – гадателей, снов толкователей выпустить! И звать их во дворец ко мне ужинать.

Потом повернулся к Даниилу и говорит:

– Рассказывай мне мой сон поскорее. Измучился я ждать.

– Государь! Три дня и три ночи сидел я, закрывшись со своими товарищами – Мисахом, Седрахом и Авденаго, – ответил ему Даниил. Не ели, не пили, спать не ложились, все между собой совет держали и спорили. На третью ночь легли спать и увидели все вместе сон, который тебе приснился. Слушай же, царь, что приснилось тебе.

Стоит будто перед тобою истукан, вида страшного, ростом выше неба и блестит так, что глазам больно. Голова у истукана из чистого золота, грудь и руки серебряные, живот из блестящей красной меди, ноги железные, а ступни из обыкновенной мягкой глины, из какой гончар горшки свои лепит…

– Так – так – так, – перебивает Даниила царь. – Теперь припоминаю: все было в точности, как ты рассказываешь. Ну а дальше – то, дальше что было, скажи?

– Расскажу тебе и что дальше было, и отчего на тебя страх напал. Неподалеку от истукана нависла скала. И вот, государь, видишь ты, будто медленно – медленно…

– Не рассказывай дальше! – закричал Навуходоносор и закрыл лицо руками. – Мне страшно.

А потом говорит:

– Ну чего же ты молчишь? Разве ты не видишь, что я весь дрожу от нетерпения?

Даниил спокойно продолжал свой рассказ.

– От нависшей скалы, – сказал он, – стал медленно – медленно отваливаться кусок и вдруг обрушился на истукана, прямо на его глиняные ступни. И тут же великан твой, этот колосс на глиняных ногах, подкашивается и весь рассыпается. И ветер уносит его прах, словно пшеничную шелуху, когда хлеб молотят. Ни единой пылинки от истукана не осталось!

– Правда, правда! – закричал царь. – Все так и приснилось мне, как ты рассказываешь. Но отчего же я все тра раза просыпался в холодном поту, отчего каждый волос на моей голове дыбом стоял?

– Сейчас растолкую тебе твой сон, государь, и ты все поймешь. Слушай: золотая голова истукана – это ты сам, великий и могущественный царь Навуходоносор. Все тебе подвластны, все покорны: и человек, и зверь, и птица. И царство твое золотое, богатое. После тебя, после золотого царства, наступит царство серебряное. Это царство попроще: серебру с золотом не равняться. Но и оно будет блестящим и прочным.

После серебряного царства придет царство медное – крепкое и неприступное, как медь. А за медным царством наступит смешанное – наполовину железное, наполовину глиняное. До поры до времени будет оно крепким, как железо, а потом сделается хрупким, как глина.

Во время этого царства и отколется камень от скалы и сокрушит его, и придет тогда конец вавилонскому владычеству. Оттого – то, государь, и напал на тебя страх.

Выслушал царь Даниила и опечалился. Потом усмехнулся, встал на ноги и сказал:

– Когда – то еще Вавилонское государство развалится! Зато мой век – золотой!

Тут явились во дворец мудрецы и кудесники, маги – гадатели и снов толкователи. Навуходоносор на радостях простил их, усадил за стол, и пошел пир горой. Даниила же царь посадил по правую руку. И тут же за столом велел указ писать, чтобы всех четверых – Даниила, Мисаха, Седраха и Авденаго – сделать большими начальниками. И когда указ написали, он скрепил его царской печатью.

 

IV. Огненная печь

Вавилонские вельможи и так косились на чужаков: слишком уж скоро они полюбились царю! Новый царский указ был им, как нож острый. И теперь они только ждали случая, чтобы навредить Даниилу и его товарищам. Ждали – ждали и дождались.

Много ли времени прошло, мало ли, захотелось царю Навуходоносору возвеличить себя на все времена, чтобы и после смерти продолжала греметь его слава. Он призвал к себе во дворец искусных мастеров и художников и приказал им вылить статую из чистого золота, высотою – как три высоких кедра, а лицом чтобы на него самого походила – на великого и могущественного Навуходоносора, царя Вавилонского.

Мастера и художники выполнили царское приказание и отлили из чистого золота истукана – такого, какого хотел царь: ростом в три высоких кедра, а лицо – как у самого Навуходоносора. Царь велел отвезти его в долину Деире, неподалеку от Вавилона, и там поставить на холме среди поля.

И летят гонцы во все концы.

– Слушайте! Слушайте! Слушайте! – кричат они на всех площадках и перекрестках Вавилонского царства. – Великий и могущественный царь Навуходоносор повелевает всем знатным людям страны, всем воеводам, начальникам и судьям, всем вельможам и царедворцам, мудрецам и кудесникам, магам – гадателям и снов толкователям собраться завтра в три часа пополудни в долине Деире, чтобы поклониться золотой статуе великого и могущественного Навуходоносора, царя Вавилонского!

Ровно в три часа пополудни в долине Деире собрались все, кого царь пригласил на свое торжество: знатные люди, и ученые, и начальники со всех краев Вавилонской земли.

На пригорке среди поля стоит стоит золотой истукан. Голова его в небо упирается, ступни ног – как мосты через широкую реку. И блестит он весь на солнце так, что посмотришь – и глазам больно. Внизу, у подножия истукана, на своем золотом троне на красной бархатной подушке восседает сам великий и могучий царь Вавилонский Навуходоносор. Меньше малой мошки кажется он рядом со своим истуканом.

Царский глашатай вышел на середину поля, трижды протрубил в серебряную трубу и возвестил:

– Люди и народы Вавилонского царства, слушайте: при звуках труб, свирелей, арф и гуслей великий и могучий царь Навуходоносор повелевает всем псть на землю лицом и поклониться золотой статуе великого и могучего Навуходоносора, царя Вавилонского. А кто золотому истукану не поклонится, того тотчас бросят в огненную печь…

И глашатай показал рукой на дальний конец поля.

Там, в конце поля, стояла огромная печь. К этой печи лестница приставлена, а наверху в ней сделана дыра – куда людей бросать. Сбоку дверка – смотреть, что в печи делается. А вокруг уже слуги хлопочут, разжигают печь трутом, смолою и паклей, хворост подбрасывают.

Не успел народ на печь подивиться, как вдруг грянула музыка – заиграли музыканты на трубах, на арфах, на свирелях и на гуслях. Все, где кто стоял, повалились наземь. Только трое остались стоять, как стояли – словно три стройных деревца в пустынном поле.

– Смотрите, Мисах не поклонился золотой статуе Навуходоносора! – зашептали в толпе.

– А вон и Седах стоит!

– А вон и Авденаго!

Царедворцы от радости чуть не дрожат.

– Жаль только, главного с ними нет – Даниила! – шипит один.

– Да где же он?

– Говорят, царь послал его куда – то с важным поручением. ну, да когда этих уберем, с ним с одним легче будет справиться.

Пошептались – пошептались – и к царскому трону ползком: вставать еще нельзя – музыка играет.

– Вот, – говорят, – полюбуйся, царь, на своих любимчиков! Ты их пригрел, возвеличил, а они что делают? Как музыка заиграла, весь твой народ на землю повалился, твоей статуе золотой поклонился, а эти пленники стоят себе, как столбы, и в ус не дуют. Вели же, государь, бросить их в печь огненную поскорее, чтобы никому не повадно было нарушать царскую волю!

Опечалился царь. Жаль ему было своих умных и честных помощников. Подзывает их к себе и спрашивает:

– Как же так, Мисах, Седрах и Авденаго: или вы позже других пришли на поле Деире и приказа моего не знали или задумались так крепко, что и музыки не слышали? Ладно, прощу вас для первого раза. Но впредь знайте: как заиграет музыка, как запоют мои арфы, свирели и гусли, в ту же минуту падайте наземь и кланяйтесь моей статуе. А то худо будет: бросят вас в огненную печь и вы сгорите в ней!

Седрах, Мисах и Авденаго так отвечают царю:

– Нет, великий государь, не задумались мы и указ твой слышали. А не поклонились мы твоему золотому истукану потому, что мы никакому идолу не кланяемся и не желаем – ни золотому, ни серебряному, ни медному. И печью огненной нас не устрашай, государь – сгорим, а идолам не поклонимся!

Рассердился Навуходоносор.

– Эй, слуги мои верные! – закричал он. – Раскалите вы огненную печь в семь раз сильнее прежнего да побросайте в нее этих умников!

Забегали, засновали слуги вокруг печи, больше прежнего дров в нее накидали. А стража схватила Мисаха, Седраха и Авденаго, связали их по рукам и ногам, потащили их вверх по лестнице да и бросили в огненную печь.

Взвилось пламя из печи и пожрало всех, кто стоял поблизости, – и тех, кто огонь разводил, и тех, кто гордых пленников в печь бросил.

Ужас напал на всех. Музыканты побросали свои трубы и гусли.

Царь и тот испугался. Привстал на своем троне под золотым истуканом, шею вытянул и смотрит в сторону огнедышащей страшной печи. Тихо стало в долине Деире, словно вымерли все! Только дрова в печи потрескивают.

И вдруг откуда – то послушалась песня. Сначала тихо, потом все громче и громче. Вот уже и слова различить можно:

Мы славим высокое небо, Мы славим небесные тучи, Мы славим луну и солнце, Звезды, дожди и росу!

Народ удивляется: кто поет, не видно! А над долиной Деире песня так и льется:

Слава огню и ветру, Слава зиме и лету, Слава снегу и граду, Слава ночи и дню! Свету и тьме – слава! Льду и морозу – слава! Слава седому инею, Молнии и грозе! Земле, по которой ходим, Горам и долинам – слава! Слава всему растущему — Деревьям, цветам и траве! Озерам, морям и рекам, Огромным китам океанским И маленькой юркой плотвице Мы громкую славу поем! Голоса звучали где – то уже рядом: Слава коням быстроногим! Слава быкам круторогим! Слава орлу в поднебесье, Робкой косуле в лесу!

И вдруг Навуходоносор как закричит:

– Там! Там! Оттуда песня!

И бросился к печи. Потом подозвал начальника стражи и говорит ему:

– Взгляни в печь и скажи мне, что ты видишь?

– Век живи, государь, – ответил начальник стражи. – Когда мы бросали их в огонь, у них руки – ноги были связаны, а теперь они свободно расхаживают по раскаленным углям, словно по полю, усеянному маками. Ходят, руками размахивают и песню поют:

Слава сынам человеческим! Слава друзьям неразлучным! Вечная слава бесстрашным — Они и в огне не горят!

– А сколько их там? – спрашивает царь.

– Век живи, государь! – отвечает начальник стражи. – Бросили мы троих, а сейчас с ними кто – то четвертый, повыше их ростом и тоже поет вместе с ними.

И начальник стражи с перепугу захлопнул дверцу и сказал царю:

– Век живи, государь, а только это не простые люди! Если б они были простые, от них давно остался бы один пепел.

– Твоя правда, – сказал царь и велел вылить на печку тысячу ведер холодной ключевой воды. Потом взобрался по лестнице и крикнул:

– Эй вы, Седрах, Мисах и Авденаго. вылезайте, раз уж вас и огонь не берет. И кто там четвертый – тоже вылезай.

И вышли все четверо из печи целы и невредимы. Смотрят люди, а четвертый – то – Даниил!

– Как ты сюда попал? – спрашивает царь.

А Даниил усмехнулся и сказал:

– Разве я брошу товарищей в беде?

Народ обступил их, смотрит, удивляется: одежда на них вся целая, даже дымом не пахнет.

 

V. Второй сон Навуходоносора

Ночью царь снова проснулся от собственного крика. И снова забегали слуги, засветили десять тысяч светильников во дворце. И скорее посылают гонца, на этот раз напрямую к Данииле.

– Выручай меня, друг Даниил! – говорит ему Навуходоноср. – Приснился мне сон пострашнее прежнего. Я даже запомнил его. Ты мне только растолкуй, что он значит, что сулит мне в моей жизни.

– Рассказывай свой сон, – говорит Даниил, – а я буду слушать внимательно, и, что знаю, скажу тебе, государь, без утайки.

– Хорошо. Вот что мне снилось, Даниил. Растет дерево большое – пребольшое. Десять человек его руками не обхватят. Верхушка этого дерева все небо исколола – такое дерево высокое.

А ветви его разрослись до самых краев земли. Лист широкий, глянцевитый, как изумруд, зеленый, плоды сочные и душистые, и так их много, что на всех людей в мире хватит и еще столько же останется!

Дикие звери со всей земли приходят отдыхать в тени этого дерева. Птицы со всего неба вьют гнезда в его ветвях и дуплах. А дерево греется на солнышке, пошевеливает листьями по ветру, умывается дождем, слушает пение птиц и думает, что все – и солнце, и ветер, и птицы, и звери лесные – только для него и существуют.

Но вдруг раздался громкий голос.

«Срубите дерево! – сказал голос. Отрубите его ветви! Стряхните листья! Разбросайте плоды! Дикие звери, бегите от этого дерева подальше – оно упадет и раздавит вас! Не вейте больше гнезд в его ветвях, птицы, берите своих птенцов и улетайте с ними поскорее!»

И разбежались дикие звери, и улетели птицы с птенцами, и даже мохнатые гусеницы и те уползли. Раздался страшный треск, и огромное дерево повалилось на землю, как подкошенное. И остался от него в поле один пень. Тут поднялся вихрь, развеял все листья, раскидал плоды.

А голос продолжал еще громче прежнего: «Слушай, Навуходоносор, и внимай! Семь полных лет пастись тебе, царь, на зеленых лугах вместе с дикими ослами и буйволами. Будешь траву щипать, как они, обрастешь шерстью медвежьей, умываться будешь росою утренней. Семь лет – запомни! Семь Лет, Семь Лет, Семь Лет!»

Страшный голос говорил все громе и громче, пока я наконец не проснулся и не закричал изо всей мочи: «Семь лет!».

Выслушал Даниил царя и потупился. И, смущенный, стоял перед царем целый час и не проронил ни слова.

Наконец не выдержал Навуходоносор и сказал Даниилу:

– Говори! Говори все без утайки, все, что у тебя на сердце!

– Государь, – сказал Даниил, – лучше бы этот сон приснился твоему врагу, а не тебе. Ведь дерево, которое ты увидел во сне, – это ты сам, великий и могущественный царь Навуходоносор. До самого неба вознесся ты гордой душой, и власть твоя – до краев земли.

Но за то, что ты возгордился сверх меры, – за это, государь, потеряешь ты облик человеческий, станешь, как дикий зверь, и будешь пастись на зеленых лугах вместе с ослами и буйволами, спать под открытым небом, умываться утренней росой, питаться травами да кореньями. И шерстью клочковатою обрастешь, как медведь.

Но все проходит, великий государь! Пройдут и семь лет, и снова ты примешь человеческий образ и будешь восседать на своем золотом троне.

Опечалился было царь Навуходоносор, выслушав слова Даниила. Целую неделю он ходил сам не свой, все оглядывал себя, не растет ли шерсть на его теле, да косился на траву: неужели я, царь, буду этой дрянью питаться?

Даже вельможи знатные пригорюнились.

Но прошла неделя, другая, все по – прежнему во дворе вавилонском. По – прежнему льстят царю вельможи, по – прежнему трепещут его народы. Так год миновал. Сон у царя и вовсе из головы долой.

Вот раз идет он, прохаживается по стене вавилонской и оглядывает свои владения сверху. Кругом дворцы и храмы, один другого краше.

Синий Евфрат полноводный шумит под стеной. А от него, прямые как стрелы, расходятся во все стороны узкие каналы. Легкие и прочные мосты перекинуты через каналы и реку… Из садов поднимается такое благоухание, что голова кружится, а в уши льются песни райских птиц.

«Вавилон, Вавилон, золотой Вавилон!» – поют они на разные голоса.

– А ведь каналы – то я велел рыть, я – великий и могущественный Навуходоносор! Я! Я! Я! – закричал царь со стены. – Это моя работа, и слуги все сады высадили, все мосты вымостили, все дворцы и все храмы построили. Вот и двенадцать золотых львов со ступеней дворца Соломона сторожат вход в мой дворец! Мой! Мой! Мой! Все народы поклоняются мне, мне, мне – великому и могущественному Навуходоносору, царю Вавилонскому.

Сказал, и вдруг ни каналов, ни дворцов, ни диковинных деревьев – ничего нет. Одна трава кругом да над головою синее небо. Справа – стада диких ослов, слева – буйволы. А у самого Навуходоносора, у великого и могущественного царя Вавилонского, шерсть торчит клочьями, как у медведя, на ногах и на руках – когти звериные, и идет он на четвереньках, траву пощипывает.

Вспомнил тут Навуходоносор свой давнишний сон. «Это все Даниил мне напророчил, проклятый пленник! – подумал он в ярости и хотел приказать: – Отрубить ему голову немедленно!»

Но вместо этого по всему лугу раздалось:

– И – го – го – о! И – го – го – о! И – го – го – о!

Буйволы подняли голову и посмотрели в его сторону, а дикие ослы подбежали к новому товарищу и приняли его в свое стадо.

– И – го – го – о! И – го – го – о!

Так прожил целых семь лет Навуходоносор среди диких зверей, сам зверь зверем.

А в один пркрасный день Навуходоносор вдруг снова очутился на своем троне. Хотел сказать; И – го – го! – а получилось:

– Эй, слуги, уложите меня спать!

И стал он царствовать в Вавилоне по – прежнему. Разве что меньше хвастал теперь! Даниила же полюбил крепче прежнего.

 

VI. Даниил во рву со львами

Царь души не чает в Данииле. Без его совета шагу не ступит. И вот он задумал сделать Даниила самым первым человеком у себя в государстве. Мисаха, Седраха и Авденаго – поставить начальниками над всеми начальниками, а над Мисахом, Сидрахом и Авденаго – поставить Даниила.

Вельможи перепугались до смерти. Все они жили обманом и неправдою, запускали лапу в царскую казну, с народа семь шкур драли. А с новым начальством, которое само не ворует, и не врет, и взяток не берет, решили они, придет их сладкой жизни конец. Нет, нужно во что бы то ни стало извести царских любимчиков, и на этот раз так, чтобы не было им спасенья.

Подсылали было к Даниилу с подарками, чтобы потом сказать царю: вот, твой Даниил, думаешь, лучше других? Берет подарки, как и все. Очернят Даниила в царских глазах, тогда и дружкам его – Седраху, Мисаху и Авденаго – тоже конец. Да вот беда – не берет Даниил подарков. Говорит приносящему: «Ни к чему мне это».

Тогда придумали другое.

Пришли к царю и говорят:

– Век живи, государь! Есть ли кто выше тебя в государстве?

– Нет, – сказал царь, – выше меня в государстве нет никого.

– Кому же, государь, должны мы, твои рабы, кланяться?

Царь сказал:

– Мне мои рабы должны кланяться.

– Век живи, государь! – сказали ему тогда вельможи. – А если такой человек поклонится не тебе, а другому, значит, тот человек – изменник?

– Изменник – ответил царь.

– Век живи, государь! А что, если такой изменник в твоем государстве отыщется? Как с ним надлежит поступить?

– Изменник!? У меня в государстве!? – вскричал тут царь. И как вскочит, как затрясется весь, как застучит царским жезлом об пол. – Да кто посмеет?.. В ров его, в яму ко львам, немедленно!

Страшен царский гнев! Все вельможи попадали наземь. Потом самый старший из них подполз к ногам государевым, поднял голову и говорит:

– Век живи, государь! Вот и мы так думали. И, зная твою справедливость, уже указ такой приготовили. Прочитай его, государь, и, если тебе угодно, скрепи его своею царской печатью. – И старший вельможа протянул государю свиток.

Царь развернул свиток и прочитал:

«Указ и повеление великого и могущественного царя Вавилонского – всему народу. С нынешнего дня и в течение тридцати дней приказываю: если кто из вавилонских жителей вздумает поклониться кому – нибудь, кроме царя, вашего единственного государя, того немедленно бросить в ров ко львам».

И царь приложил свою царскую печать к свитку.

Вельможи и царедворцы поднялись на ноги, подхватили указ, крикнули хором:

– Век живи, государь! – и побежали прочь из дворца.

Они дали царю подписать такой указ неспроста. Был обычай у Даниила, и царедворцы с вельможами знали о нем: утром, днем и вечером – три раза в день подходит к окну своей комнаты и кланяется трижды на восток.

Вот они подстерегли Даниила у окошка – и к царю.

– Век живи, государь, – объявляют. – а мы тебе твоего любимого привели. Спроси его, кому он только что кланялся?

– Ты кому кланялся? – спрашивает царь Даниила.

– Я своей милой родине кланялся, государь! – отвечает Даниил.

– Так ты, верно, указа моего еще не читал? – сказал царь.

– Читал я твой указ, государь, и рад бы исполнить твою волю, – ответил Даниил. – Да что делать, если и царский указ не в силах заставить меня забыть свою родину.

Тяжко вздохнул Навуходоносор: жаль ему было прямодушного Даниила. А вельможи чуть не танцуют от радости. Ухмыляются, руки потирают.

– Царское слово – закон! – кричат. – Никто, даже сам царь, отменить его не может.

Вот потащили Даниила ко рву с львами. Ров глубокий и узкий. Взад – вперед по нему ходят лев и две львицы. Походят – походят – и остановятся. Закинут назад голову, раскроют красную пасть клыкастую и так зарычат, что все башни в Вавилоне начинают качаться – того и гляди упадут!

Бросили Даниила в яму ко львам, яму прикрыли широким камнем, а камень еще печатями запечатали – для верности.

Грустный и понурый побрел царь во дворец. Отпустил всех певцов, музыкантов и рассказчиков и лег спать без ужина. Но и спать ему не спалось – так до утра и проворочался, ни разу глаз не сомкнул. Все мерещится ему Даниил да львиные пасти клыкастые.

Утром, чуть свет, побежал царь ко рву оплакивать своего любимого советника.

– Даниил, Даниил! – кричит царь, а сам слезами заливается.

– И вдруг из ямы – или это почудилось? – будто кто – то ответил:

– Здравствуй, государь!

– Ты кто? – спросил испуганный царь.

– Я Даниил, – послышалось из ямы.

Царь скоро созывает людей, велит печати ломать да камень отвалить. Отвалили и смотрят: львицы лежат рядком, а между ними Даниил примостился: голову положил на лапу к одной, другую по спине похлопывает. А лев ходит вперед, хвостом машет.

Царь от радости чуть сам в яму ко львам не угодил.

– Живой, живой! – кричит. – Даже дикие звери не трогают Даниила.

Вельможи с царедворцами стоят вокруг ямы и дрожмя дрожат, потому что в Вавилоне был хороший закон: того, кто на другого напраслину возвел, казнить тою же казнью, какою по его наговору невиновного казнили. И выходило по этому закону, что что их должны были тотчас же бросить в яму со львами. Стали царедворцы с вельможами перешептываться да советоваться: как беде помочь? А потом и говорят царю:

– Век живи, государь! Твой Даниил жив остался оттого, что львы совсем не голодные: их, видно, накормили заранее.

– Эй, слуги! – закричал тогда царь и хлопнул в ладоши. – Накормите моих львов досыта.

И слуги притащили трех баранов и трех жирных быков и бросили их львам.

Львы жадно накинулись на добычу.

– А теперь, – сказал царь, когда львы насытились, – кидайте в яму злодеев, которые оговорили Даниила.

Стража схватила вельмож и царедворцев – сто шестьдесят восемь человек – и бросила их в яму. Львы подхватили их и тотчас растерзали всех до единого. А ведь были сыты!

И царь поставил Даниила и его товарищей – Седраха, Мисаха и Авденаго – старшими над всеми начальниками государства.

VII. Валтасаров пир

Долго жил Навуходоносор на свете, но вот наконец и за ним смерть пришла. После Навуходоносора стал царствовать его наследник Валтасар.

Грозный Навуходоносор хотел оставить по себе славу великую, строил дворцы и башни, сажал сады, воевал с другими народами. А Валтасару ничего этого не надо: день прожил, и ладно.

Но был Валтасар такой же злодей, как и Навуходоносор: мучил народ тяжелой работой и казнил непокорных жестокими казнями.

Задумал раз Валтасар устроить пир у себя во дворце. А в ту пору собрался царь Персидский идти войной на Вавилон. Валтасару говорят:

– Помилуй, государь, к нам враг войной идет, а ты пиры затеваешь.

А царь отвечает:

– Что ж, что война? На то у меня и воины, чтоб от врага отбиваться. На то и стены, чтобы неприступные, каменные, чтобы враг об них поломал свои копья.

Позвал к себе во дворец тысячу гостей, и пошел у них пир горою. Вокруг столов разместились нарядные гости – кто в красном, кто в зеленом, кто в синем. На головах у всех повязки пестрые, на ногах золотые сандалии.

А сам царь Валтасар на шелковых подушках развалился. Его царская одежда вся как радуга переливается, на груди большой алмаз переливается.

Бесшумно снуют царские слуги, кушанья диковинные разносят, душистые вина разливают. И светло во дворце, как днем: тысячи светильников горят. Музыка гремит. Гости поют, смеются, славят царя Валтасара.

И вдруг все светильники разом погасли, словно их ветром задуло. Стало темно. Только где – то наверху, у стены, появилось слабое свечение. С каждой минутой оно разгоралось все больше и больше, и все увидели огромную руку, окруженную ярким сиянием. Огромный палец водит по стене и пишет, пишет, а что – неизвестно.

Стало тихо во дворце. Оборвался смех. Умолкла музыка.

Валтасар приподнялся на подушках и смотрит на стену, дрожит, сам белый как стена.

Но вот рука исчезла, и все увидели на стене огненные письмена. Царь силится прочесть – не может. Снова зажгли светильники, но письмена горели ярче светильников.

А прочитать их все равно никто не может.

Призвали тогда во дворец мудрецов и кудесников, магов – гадателей и снов толкователей и так им сказали:

– Кто разгадает волшебные письмена, тому царь со своего плеча одежду разноцветную пожалует, а также цепь золотую наградную и алмаз, что горит как солнце. И как не разгадаете – тогда вам худо будет. Каждого казнят лютой казнью и у каждого сожгут дом.

Смотрят мудрецы и кудесники, маги – гадатели и снов толкователи, смотрят на стену, морщат высокие лбы, шевелят губами, трясут бородами, а понять ничего не могут.

Наконец говорят царь:

– Век живи, государь, а мы таких слов не знаем!

– Прочь отсюда! – закричал на них царь, а побледнел больше прежнего. Чует его сердце, что не к добру непонятная надпись. Если и ученые не могут разобрать ее разобрать, значит, дело совсем плохо.

Тут кто – то из гостей сказал царю:

– Государь, разве ты забыл, что у тея в твоем царстве живет великий мудрец Даниил? С ним еще и царь Навуходоносор советовался.

– Позвать сюда поскорее Даниила! – закричал Валтасар.

Привели Даниила во дворец, и царь спрашивает его:

– Это тебя зовут Даниилом?

Даниил поклонился царю, разгладил бороду и сказал:

– Я Даниил.

– Слышал я, тебе все тайны доступны. раб мой Даниил, – говорит тогда царь. – Взгляни же на эту надпись и скажи мне, что она означает. Прочитаешь – я тебе царскую одежду разноцветную пожалую и к ней золотую цепь нагрудную. И сделаю тебя первым человеком в моем государстве. Но если ты не разберешь огненные слова, я велю тебя казнить лютой казнью, а дом твой огнем поджечь.

Улыбнулся Даниил и сказал:

– Не пугай меня лютой казнью, государь. Мне ли смерти бояться? И подарков мне твоих не надо. А надпись я тебе и так прочитаю, изволь!

И Даниил подошел к стене, взглянул на письмена и сказал:

– Мэнэ, мэнэ, тэкэл, фарэс, – вот что начертала волшебная рука. Ты, Валтасра, наследник Навуходоносра, такой же гордый и неразумный, как он. Хвастаешь своим богатством и властью, о нуждах своего нарда не беспокоишься, чужой нард в неволе держишь. Пьешь, ешь и веселишься. А того, что у тебя под стенами делается, знать не хочешь.

– Эй, не хитри со мной, раб! Если не понимаешь, что здесь написано, так и скажи! – вскричал Валтасар. – А без поучений я как – нибудь обойдусь.

Усмехнулся Даниил и сказал:

– Хорошо, государь, слушай же!

Мэнэ, мэнэ – это значит: считали мы твои дни, государь, считали и сосчитали, конец им пришел.

Тэкэл – взвесили мы тебя на весах, государь, и оказалось, легок ты и мысли твои легковесны.

А Фарс – конец вавилонскому владычеству, государь.

Не успел Даниил кончить, как вдруг двери дворца распахнулись, и народа толпою вломился к царю.

– Горе! Горе! – кричала толпа. – Беда, государь!

– Враг в Вавилоне! Персы ворвались в город!

Посмотрел Валтасар и увидел: перед самым дворцом отряд персидских воинов налетел на его стражников и рубит их своими острыми мечами.

Добрались и до царя Валтасара и закололи его.

Так кончилось вавилонское владычество.

Персидский царь Кир стал править Вавилоном. Он полюбил Даниила и сделал его своим советником.

 

VIII. Даниил и прожорливый идол

На главной площади Вавилона стояла высокая семиэтажная башня. Это был храм вавилонского бога Ваала.

Внизу, на первом этаже, готовились Ваалу еда. А наверху, на седьмом этаже, на кипарисовом троне, восседал вавилонский бог. Он сиял, как луна в полнолуние, а глаза его были темные, как безлунная ночь. Сидит бог – не шелохнется, огромный рот открыт – не закрывается: корми такого бога, не корми – никогда не насытится!

Бога этого кормил народ. Каждый день к башне Ваала пригоняли сорок жирных баранов и подвозили на телегах двенадцать мешков отборной муки и шесть кувшинов лучшего виноградного вина. Семьдесят жрецов состояло при храме, они следили за тем, чтобы дань Валааму не прекращалась.

Вавилоняне низко кланялись, когда шли по городской площади мимо семиэтажного храма. Даже сам Кир, новый царь Вавилона, и тот наклонял голову, проходя мимо башни. Один Даниил не гнул перед нею свою гордую спину.

Кир заметил это и спросил Даниила:

– Почему ты не кланяешься этому священному храму? Ведь здесь, в Вавилоне, Ваал считается самым главным богом!

– Какой же это бог, государь? – отвечал ему Даниил. – Это истукан, сделанный человеческими руками. Сперва его вылепили из глины, потом покрыли медью, медь еще сверху позолотили, чтобы на солнце блестела.

Но Кир сказал:

– Как же не бог, когда он есть и пьет столько, сколько ни один человек, даже царь, за сутки не съест и не выпьет! Нет, Ваал – великий бог, недаром семьдесят жрецов состоят у него в услужении.

– Государь, умен ты, умен, а позволяешь себя обманывать. Ведь золоченая кукла ни куска не съедает из того, что приносят ей в жертву.

Тут уж Кир рассердился не на шутку.

– Позвать ко мне жрецов божественного Ваала!

Выстроились перед царем жрецы, все семьдесят человек, ряд в ряд, а царь спрашивает у них грозным голосом:

– Кто выпивает вино? Кто съедает хлеб и баранов, которые приносятся в жертву бессмертному Ваалу?

– Век живи, государь! – отвечают все семьдесят хором. – Сам великий Ваал и съедает все, что ему приносят, и сам выпивает все вино.

– Так ли? – спрашивает царь. – А я слышал, что вы все это съедаете сами. Горе вам, если это окажется правдой!

– Век живи, государь! – отвечают жрецы. – Мы докажем тебе, что Ваал все съедает сам. Но и ты, государь, обещай: когда увидишь, что мы невиновны, вели казнить Даниила за то, что хотел нашего бога унизить, а нас опорочить в светлых очах, государь!

Царь согласился.

И все вместе – Кир, Даниил и семьдесят жрецов направились к башне Ваала.

За ними ехали повозки, груженные вином и мукою, а за повозками шло стадо в сорок жирных баранов – ежедневная жертва Ваалу.

У входа в башню жрецы остановились и сказали:

– Век живи, государь! Дальше мы с тобой не пойдем. Вели своим слугам приготовить для Ваала пищу и налить вино в его священные чаши. На ночь запечатай дверь в башню своей царской печатью, а утром приходи.

Если еда не будет за ночь съедена, а вино выпито, казни кас какою хочешь лютой казнью. Но если, государь, ты придешь сюда утром и окажется, что твоя царская печать не тронута, а еда вся съедена и вино все выпито, – воля твоя, государь, не давай Даниилу пощады!

Сказали и спокойно разошлись по домам. Да и чего им было бояться? Ведь к башне вел потайной подземный ход. Каждую ночь через этот ход вместе с женами и детьми поднимались они в башню и пировали там до рассвета, восхваляя доброту и щедрость своего гостеприимного бога.

Но Даниил придумал, как их всех перехитрить. Когда царские слуги изжарили баранов, испекли хлебы, разлили вино по священным чашам, а сам царь поставил пищу перед Ваалом, Даниил велел своим слугам тайно посыпать пол тонким слоем пыли.

Ночью, как обычно, пришли в башню со своими женами и детьми жрецы и сели пировать. Все съели до крошки и вино вылакали до последней капли.

Утром, чуть свет, проснулся Кир и велит будить Даниила. Идут к башне.

– Скажи мне, Даниил, у тебя ведь глаза, как у рыси: цела моя печать или нет?

Подошли к храму, открывают дверь, смотрят: еды никакой не осталось, чащи священные все вверх дном перевернуты, и там, и сям по полу валяются бараньи кости.

Кир тут же бросился наземь и закричал:

– Слава великому Ваалу! Нет в тебе обмана!

Но Даниил засмеялся, помог царю встать на ноги и тихонько придержал его рукой.

– Погоди, государь, – сказал он, – не переступай порога, а взгляни на пол и скажи, что ты видишь.

Царь взглянул и воскликнул в изумлении:

– Я вижу в золе отпечатки мужских сандалий и женских, а также множество маленьких босых ног.

Понял Кир, что все это время жрецы обманывали его народ и сами со своими женами поедали ежедневную жертву Ваалу – сорок баранов и хлеб – и запивали все это сладким виноградным вином.

 

IX. Прощай, Вавилон

На другой день царь вызвал Даниила к себе во дворец и сказал ему:

– Ты прав, Даниил, жрецы оказались обманщиками. За это ты можешь выбрать для них какую хочешь казнь.

Даниил опусти голову и крепко задумался. Целый час простоял он в молчании перед царским троном.

– Что же, – сказал наконец Кир в нетерпении, – или ты никак не придумаешь для своих врагов лютой казни?

Даниил встрепенулся и сказал:

– Нет, государь! Не мне они враги, а тебе – тебе и твоему народу. Мне их кровь не нужна. Довольно того, что их обман раскрылся и обманщики посрамлены. Не о них, государь, я думал, стоя целый час перед тобою.

– О чем же ты думал, Даниил? Скажи, что у тебя на сердце, и я исполню все, что ты пожелаешь.

– Государь! – сказал Даниил. – Дни мои клонятся к закату. Почти всю свою долгую жизнь я прожил здесь, в Вавилоне. Здесь вырос, обучился наукам, здесь узнал радость и горе, царский гнев и царскую милость. Но не было ни одного года, государь, ни одного месяца, дня и часа, когда бы я не думал о своей милой родине и моем бедном народе.

Вот уже семьдесят лет томится он здесь в неволе. Не гневайся, государь! Но раз ты спросил меня, чего я хочу, я тебе отвечаю: свободы. Воли для своего народа, чтобы он мог вернуться к себе на родину, отсроить свои города заново, засеять свои пашни.

Пришел черед задуматься Киру. Наконец он тряхнул головой и сказал:

– Царское слово крепко!

И по всем городам и селам вавилонского государства на верблюдах, на ослах, на конях быстроногих полетела радостная весть:

«Вавилонские пленники свободны и могут отправляться домой!»

— Домой! Домой! Свобода! – закричали бывшие пленники.

Хромые забыли о своей хромоте и запрыгали от радости. Слепые стали видеть. Больные поднялись с постелей. И даже глухие услышали волшебное слово: «Свобода!».

Музыканты сняли свои гусли и арфы с прибрежных деревьев, ударили по струнам и запели.

Семьдесят лет они были в плену, но не забыли песен своей родины.

Комментарии автора

1. Со времен Ветхого Завета и до времени Нового Завета в мире существовало пять великих империй. Первой из них была Ассирия; потом Вавилон покорил ее; Вавилон покорили Персия и Мидия. Потом Персия попала под владычество великой Греции, а Греция – под владычество Римской империи.

В тот момент, говорит предание (книга Даниила), Ассирия уже прекратила свое существование. Теперь над миром владычествует Вавилон, что будет продолжаться семьдесят лет, а потом его завоюет Персия, грандиозная страна из 127 провинций (Иран, Ирак, Сирия, Ливия и др.).

А Даниил предречет появление и Греческой, и Римской империй.

2. Среди великих правителей мира наряду с Юлием Цезарем, Александром Македонским, Пирром и Митридатом видное место занимает царь Ново – Вавилонского (Халдейского) государства Навуходоносор II (605—562). Значение его имени – «Нево, защити венец» или просто «защитник границ».

С именем этого царя связаны напрямую двое из чудес Древнего мира:

– Висячие сады (которые он построил для своей жены), одно из семи чудес света.

– Вавилонская башня (которую он велел реконструировать). С его деятельностью связано превращение самого города Вавилона в культурную и религиозную столицу древнего мира, поражавшего современников своим великолепием.

3. Город был окружен крепостной стеной длиной около 100 км, высотой около 90 м и толщиной 24 м, причем стена эта углублялась в землю на 10,5 м, чтобы враг не мог сделать под нее подкоп. Стена была сложена из плит и отстояла от города на 400 м. Кроме того, ее окружали рвы с водой. На стене было 250 башен и 100 ворот. Река Евфрат делила город на две почти равные части. Оба берега реки по всей ее протяженности были огорожены; разводные мосты убирались на ночь. Под рекой был прорыт туннель на случай крайней необходимости, ширина его была 4,5 м, а высота – 3,6 м.

4. Вавилонский храм был самым величественным во всей долине Евфрата. Вавилон был поистине религиозным городом. В нем было 53 храма и 180 алтарей богине Иштар (Астарте).

Дворец Навуходоносора, куда был вхож Даниил, считается одним из грандиознейших дворцов, когда-либо воздвигавшихся на земле. Его раскопки велись с 1899 по 1912 год, и все, что рассказывало предание, подтверждено их данными.

Северная часть дворца была защищена тремя стенами. Одна из них, внешняя, была толщиной 15м. Дальше шли две параллельных стены из кирпича, каждая в 6 м толщиной, на расстоянии 12м друг от друга, причем пространство между стенами было заполнено щебнем, таким образом была создана сплошная преграда в 24 м шириной. Снаружи стена была окружена рвом. Весь город и сам дворец по тем временам были абсолютно неприступны.

5. С именем этого повелителя связано разрушение Ассирийской империи, страшный карательный поход на Египет, разгром Моавитского, Аммонитского, Едомского и Иудейского царств. Словом, практически вся история I половины VI в. до х. э. делалась при участии этого человека.

6. Одержав победу над египтянами, Навуходоносор II осадил Иерусалим. Осада длилась полтора года. В 586 г. во время неудачной вылазки иудейский царь Седекия попал в руки вавилонян. Навуходоносор II приказал выколоть ему глаза и отправить в Вавилон.

Потерявшие вождя жители Иерусалима пали духом. Вскоре вавилоняне приступом взяли город и учинили в нем страшную резню. Завоеватели разграбили знаменитый иерусалимский храм Яхве. Сокровища храма Навуходоносор II вывез в Вавилон. Большая часть населения Иудеи была переселена в Вавилонию. Царь Иудейский Иоаким сделался подвластным Вавилону. Даниил и множество иудеев знатного происхождения были отведены в Вавилон.

7. Но бессмертие в истории Навуходоносору обеспечили не его завоевательные походы, а библейская книга пророка Даниила, повествующая о тех временах. Будучи признана сегодня всеми историками как один из самых точных древних документов, она, кроме всего прочего, раскрывает причины взлёта и падений империй древности, показывает духовную эволюцию самого царя, ставшего из грубого безбожника одним из почитателей Бога Яхве.

В истории евреев это были тяжелые времена борьбы за веру в Бога, в свою независимость, и пророчества Даниила должны были приободрить угнетенных и поддержать их надежду на победу. В видениях, насыщенных горячим патриотизмом, книга предсказывает евреям конец пленения, возвращение на родину и восстановление Иерусалима; а также приход в мир Христа.

В те дни, когда жил Даниил, Вавилон был не просто крупнейшим городом дохристианского мира, но и столицей могущественной и непобедимой империи. Время ее господства продолжалось 70 лет, и Даниил был свидетелем ее процветания от начала до конца. Он был другом и советчиком Навуходоносора, гениального царя, создавшего Вавилонскую империю. Он правил ей 45 лет из 70 лет апогея ее славы. Таков исторический фон действия великой Книги пророка Даниила.

8. Существовало древнее вавилонское предание – предсказание самого Навуходоносора.

«Предание это гласит, что Навуходоносор, достигнув вершины своего могущества, взошёл на царскую башню и, вдохновлённый божеством воскликнул: «Я, Навуходоносор, возвещаю вам о близком бедствии. Ни Бел, ни царица Бельтис не имеют силы убедить богинь судьбы отклонить его. Придёт Перс (т. е. Кир – авт.) и обратит вас в рабство. О, если бы, прежде чем погибнуть мои сограждане… он был прогнан в пустыню, где нет ни городов, ни даже следов человеческих, и он блуждал бы там – в одиночестве среди оврагов и ущелий, где бродят лишь дикие звери, да проносятся хищные птицы. А мне… да будет в удел лучший конец!»

Это древнее вавилонское предание находится в тесной связи с библейским сюжетом: ведь Бог через пророка Даниила раскрыл перед Навуходоносором ход всемирной истории, в котором было показано низвержение золотой головы – Вавилонского царства; было предсказано о том, что Вавилон будет покорён человеком по имени Кир, который восстановит и Иерусалим.

9. Царь Навуходоносор умирает 2 октября 562 г. до н. э., а всего лишь через 23 года, так же в октябре, Вавилон был взят. Последний правитель Вавилона Валтасар после короткого сопротивления был схвачен и казнён.

10. Вавилон был так велик, что многие жители узнали о его падении лишь через несколько дней. Величайшей в мире вавилонской монархии был положен конец. И реквиемом по ней стали библейские пророчества, блестяще предсказавшие, вплоть до мельчайших деталей, его гибель.

В новое время имя Навуходоносора стало синонимом безжалостного завоевателя. С ним сравнивали Наполеона..

11. Несмотря на роковую роль, которую Навуходоносор сыграл в иудейской истории, его образ в религиозной традиция освещен благоприятным, уважительным светом. Сообщается, что он приставил охрану к пророку Иеремии, который объявил его инструментом Бога, чьей рукой были наказаны непокорные и забывшие завет.

12. Пророчества о народе израильском можно разделить на три группы.

Во-первых, это события истории народа Бога, начиная с Авраама и кончая вавилонским пленом. Во-вторых, это период от плена вавилонского до второго пришествия Христа. И наконец, в-третьих, сами «последние дни» – со второго пришествия Христа по тысячелетнее царство.

13. Даниил жил на рубеже первого и второго из указанных периодов, но в пророчествах своих он говорит о втором и третьем периодах.

Имя Даниил буквально переводится как «судья мой Бог», «Бог мой судья», – библейский пророк, потомок знатного иудейского рода. Подростком в 607 году попал в вавилонский плен после завоевания Навуходоносора.

Согласно Библии, Даниил обладал от Бога даром понимать и толковать сны, чем и прославился при дворе Навуходоносора и Валтасара. а после падения Вавилона – при дворе Кира и Дария.

Авторству Даниила принадлежит книга, дошедшая до нашего времени под его именем — Книга пророка Даниила.

14. Даниил. Его имя и деяния обросли таким количеством легенд, что уже трудно отделить правду от вымысла. Но, главное, что он нам оставил, – это пример мужества, несгибаемой воли, смелости и веры. И этого вполне достаточно!

Даниил принадлежал к числу тех «знатных иудейских юношей и родственников царя Седекии, особенно отличавшихся физическою силою и красотой», которые по приказу вавилонского царя Навуходоносора были взяты ко двору и «отданы для воспитания (особым) преподавателям» (И. Флавий. «Иудейские древности»).

Уже в самом начале своего пребывания при дворе Навуходоносора юноша Даниил отличился своим умением отгадывать и толковать сны, предсказывать будущее, а также своей несокрушимой верой в Бога и приверженностью Законам.

15. Даниил объяснил Навуходноносору сон про истукана, разбитого камнем, упавшим с горы (истукан – языческие царства, сменяющие друг друга, камень – Мессия, а гора – Вечное царство Бога).

16. Согласно библейской трактовке, златая глава – царство вавилонское. Серебряные грудь и руки – царство Мидян. Чрево и бедра медные – царство персидское. Голени железные – царство Александра Македонского. Ноги железные и глиняные – десять царей, восставших после Александра. Царство другое меньшее, то есть царство Мидян, восстанет и сокрушит царство вавилонское. Всею землею возобладает царство Кира, царя персидского. Пальцы ног из железа и глины – десять греческих царей.

Аллегорическое толкование на разрушение царств Камнем, символизирующим Христа: разрушаемые Царства – это гордость (македонян) и владычество (римлян).

Слова «оторвался от горы» «указывают на свободное действие без принуждения», чем подчеркивается добровольное решение Христа прийти в мир для спасения людей – Иисус из Назорета, будущий Спаситель, с тех тремен получил титул «сын человеческий».

17. Считается, что Даниил дожил до преклонного возраста (по некоторым источникам, до 100 лет) и был похоронен в гробнице в городе Сузы (считается самы древним городом мир, Иран).

Впрочем, его могилы показывают также и Самарканде. Могила в Самарканде представляет собой склеп длиной около 18 метров. Поверье гласит, что склеп постоянно растёт.

Святой почитается иудеями, христианами и мусульманами. Последние называют похороненного в Самарканде (в склепе) святым Данияром. Рядом с могилой находится 500-летнее фисташковое дерево, которое после нескольких лет сухостоя в 2000-х годах вдруг дало зеленые побеги. Считается также, что останки святого привез в Самарканд из военного похода в Малую Азию Тамерлан.

Еврейская традиция не причисляет Даниила к пророкам (христианская – да) поскольку тот не разговаривал с Богом напрямую. Библия гласит, что Даниил разговаривал с «ангелами Господними», но не с самим Богом.

Даниил высоко почитается в христианстве: он предсказал срок прихода в мир Христа и его появление в Иерусалимском храме.

Даниил и Навуходоносор

1. Велик был Навуходоносор. Он обладал абсолютной властью, кого хотел – убивал, кого хотел – миловал.

И на него-то оказал влияние Даниил. На царя произвело громадное впечатление толкование его сна. В этом пророческом сне Навуходоносор увидел статую человека, голова которого была из золота, грудь – из серебра, торс – из меди, ноги – из железа и ступни – из глины.

2. Даниил истолковал это так: в мире существовало и будет существовать четыре великих государства (историческая перспектива Книги Даниила).

Голова у статуи золотая, это твое царство, – сказал пророк Навуходоносору. – Но рано или поздно его могущество закончится. Оно падет и уступит пальму первенства другому великому царству, которое будет уже менее могущественно… имелась в виду Персия. Потом следовала бронзовая часть – Греция и железная – Римская империя.

3. И когда Навуходоносор услышал такое толкование, он подумал сразу: «Я – золотая голова», – пошел и сделал себе золотую статую и велел всем поклоняться ей. Так что здесь он еще далек от обращения в истинную веру.

4. Но то, что произошло с Седрахом, Мисахом и Авденаго – чудесное избавление трех отроков из пылающей печи – произвело неизгладимое впечатление на царя.

Эти трое юношей верили во всемогущество Бога. И когда Навуходоносор воздвиг золотую статую и велел всем своим подданным воздать ей божественные почести, они отказались это делать, за что их бросили в раскаленную печь. Но эти героические юноши были абсолютно уверены, что Бог чудесным образом спасет их. Навуходоносор разгневался на них, но они отвечали: «Наш Бог в силах спасти нас из пылающей печи; Он может этого и не сделать, но в любом случае мы не склонимся перед идолом».

Они не знали, произойдет ли чудо. Но они верили, и чудо произошло – юноши спаслись.

5. Во сне Навуходоносора огромный камень оторвался от вершины горы, что не могло бы быть сделано силой рук человеческих, и обрушился на статую. Ноги, сделанные из глины, сломались, и вся она рухнула и распалась на мелкие части.

Даниил объяснил это так: все могущественные царства: золотое, серебряное, медное и железное – однажды рухнут под нашествием нового, сверхъестественного царства. И будет это Царство Бога.

6. Это пророчество произвело глубочайшее впечатление на Навуходоносора. Чудо произошло: Навуходоносор, великий царь, обратился ко всем народам, живущим на его земле, и сказал: «Да будет благословен Даниил, открывший мне волю Господа. Ныне я, Навуходоносор, славлю, превозношу и величаю Царя Небесного, Который силен смирить ходящих гордо».

7. Царь владел безраздельно страной и прекрасным дворцом. Но вот ему приснился тревожный сон. Видение озадачило его, поэтому он позвал к себе Даниила, и Даниил объяснил ему сон.

А приснилось царю дерево, растущее в поле, вершина которого все выше и выше уходила в небо, пока не стала видна всем людям земли. Листва дерева была густа и свежа, а ветви гнулись под тяжестью фруктов. Каждый мог поесть их. Дикие звери отдыхали в его тени, и птицы пели и вили гнезда в его ветвях. И в этот момент сна царь увидел Ангела, спускающегося с неба.

«Срубите это дерево, – сказал он, – уничтожьте его вместе с плодами и листьями! Прогоните зверей, распугайте птиц, только главный корень оставьте в земле. Пусть в узах железных и медных он орошается небесной росой среди полевой травы. Пусть будет он с полевыми зверями, пока не пройдет семь времен. Пусть он поймет, что даже те, кто правит величайшими царствами мира, находятся в Его власти, как и последние из людей».

Таков был сон Навуходоносора, истолковать который он попросил Даниила. Даниил же все мог – в нем был Дух Бога.

8. И Даниил сказал: «Дерево, которое снилось тебе, – это ты, царь, власть которого достигла до краев земли. Ангел, сошедший с небес, велел срубить дерево, – это значит, что тебя отлучат от людей, что ты жить будешь с полевыми зверями, и семь времен пройдут, пока ты познаешь, что Всевышний владычествует над царством человеческим и дает его, кому хочет. Но корень останется в земле – и, значит, царство твое останется при тебе, когда ты познаешь власть небесную. Поэтому, царь, искупи грехи свои правдою и милосердием к бедным».

9. Все произошло так, как предсказывал Даниил, двенадцать месяцев спустя после сна Навуходоносора. Гуляя по плоской крыше своего роскошного дворца в Вавилоне, он говорил себе: «Вот величественный Вавилон, моя империя, созданная мной, могущественным!».

И вдруг голос прозвучал с неба: «Царь Навуходоносор! Ты больше не правишь этой страной и не живешь в этом дворце. В полях, с дикими зверями, будешь ты жить, питаясь травой, как вол, пока через семь лет не поймешь наконец, что Бог правит царствами человеческими и дает их тем, кому хочет».

И в тот же час пророчество сбылось. Навуходоносор был изгнан из дворца, питался травой, как вол, и тело его орошалось росой небесною. Волосы у него выросли, как у льва, и ногти – как у птицы. Через семь лет испытание закончилось, и Навуходоносор, взяв вновь в руки перо, написал те слова, которыми восславил Бога: «Боже, Ты отвечаешь за меня, Ты царишь и правишь этим миром. Ты дал мне власть и силу, и я признаю Тебя моим Повелителем».

10. Книга Даниила – необычайно важное свидетельство, одно из важнейших в Библии. Это личное свидетельство вавилонского императора Навуходоносора. Свидетельствует же он, что после сна потерял рассудок на семь лет, сделался умственно отсталым. И Бог сделал это не просто так, a c определенной целью. Цель эта пять раз повторяется в книге Даниила: Навуходоносор должен был понять, что Яхве владычествует над царством человеческим и дает его, кому хочет!

Даниил и Валтасар.

1. Согласно Библейской Книге Даниила, Валтасар (буквально: бог храни) был последним халдейским (от слова халдей – предсказатель, провидец) правителем Вавилона. Навуходоносор назван отцом Валтасара.

2. Согласно Библии, в ночь взятия Вавилона персами Валтасар устроил последний пир, он святотатственно использовал на нём для еды и напитков священные сосуды, вывезенные отцом из Иерусалимского храма. В разгар веселья на стене появились начертанные таинственной рукой слова: «мене, мене, текел, упарсин». Пророк Даниил истолковал надпись, в переводе с арамейского (древнеевр.) означающую: «Исчислено, исчислено, взвешено, разделено» – и расшифровал их как послание Бога Валтасару, предсказал скорую гибель ему и его царству. В ту же ночь Валтасар погиб.

Литературная обработка

1. Пиршество, о котором говорится, происходило в условиях осады вавилонской столицы мидийцами и персами. К тому времени царь Кир уже окружил Халдею (одно из названий Вавилонии) со всех сторон. Однако город Вавилон даже ему казался крепостью едва ли не неприступной (по свидетельству греческого историка Геродота: пищи в городе было запасено лет на 20).

2. По тем же причинам весело и легкомысленно пировал вавилонский царь – соправитель Валтасар. Самоуверенность и веселье его объяснялись, вероятно, и тем, что в октябре 539 года, когда персидская армия под руководством своего главнокомандующего Гобрия осадила халдейскую столицу, Валтасару было 15—16 лет.

3. Между прочим, раскопками археологов в Вавилоне был открыт огромный зал более 17 метров в ширину и более 50 – в длину. Такая «комната» вполне могла служить пиршественным залом для тысячи вельмож.

4. Обычное для халдеев (общее обозначение жителей Вавилона) пиршество вдруг выливается в святотатственное действо по отношению к Богу Израиля, перед истинностью и могуществом Которого склонился дед Валтасара – Навуходоносор.

Юный царь, опьянев (вкусив вина), приказал принести священные сосуды из храма Иерусалимского, которые вынес оттуда Навуходоносор. И когда приказание его было исполнено, превратил их в пиршественные чаши, из которых стали пить вино вельможи его, жены и наложницы, воспевая хвалебные песни своим языческим богам.

5. Столь же внезапно пьяное веселье было прервано охватившим пирующих чувством ужаса: царь и его гости увидели, как словно бы из стены вышли персты руки человеческой и стали писать на той ее части, которая была освещена пиршественной «лампадой».

На стене чертога царского явилась вдруг «живая роспись», и все увидели кисть руки, которая писала. Юный царь поднялся в панике со своего ложа, и изменился в лице; колена его задрожали.

6. В ужасе закричал он, чтобы привели придворных мудрецов, чародеев и гадателей. Тому, кто прочитает написанное на стене и объяснит ему значение его Валтасар обещал высокую награду: одежду из пурпурной ткани, изготовлением которой славился Вавилон, и золотую цепь на шею. Прочитавшему таинственные письмена была таким образом обещана власть, уступавшая власти только принца Валтасара.

И вошли все мудрецы царя, но прочитать и объяснить значение написанного на стене им оказалось не по силам. от неспособности «всех мудрецов» прочесть арамейские слова обстановка для пирующих стала еще более зловещей. Из состояния полной беспомощности Валтасара вывела его мать, которая, услышав о появлении таинственных слов на стене, вошла в палату пиршества.

7. Она советует ему обратиться к Даниилу, в котором, по ее словам, дух святого Бога. Царь Навуходоносор (ее муж), говорит она, убедившись в необычайной его мудрости и способности толковать загадочное и разрешать узлы (т. е. все непонятное и трудное для других людей), объявил его главным среди всех своих тайноведцев и гадателей.

8. Валтасар обращается к Даниилу: «Ты ли Даниил, один из пленных сыновей Иудейских?»; нота пренебрежения прозвучала в словах юного царя: для него Даниил – «один из тех», над Богом которых он только что глумился (по преданию, Даниил был удален от дворца и находился в городе Сузы).

9. Даниил, будучи пророком Бога, готов открыть царю тайну слов, но делать это из корысти не хочет. Потому и отказывается от наград, предложенных Валтасаром.

В своем ответе царю Даниил говорит урок, который извлек дед Валтасара Навуходоносор из обращения Бога с ним. Бог всемерно возвысил Навуходоносора и дал ему огромную власть над людьми. Но поскольку сердце Навуходоносора надмилось, и дух его ожесточился, и позабыл он, что высшая власть над миром принадлежит не ему, а Богу, то и был он свергнут с царского престола и лишен всей своей славы. Даниил говорит о душевной болезни Навуходоносора, продолжавшейся семь лет. В народе о ней, не знали, но для царской семьи, а, значит, и для Валтасара, это секретом не было.

10. Юный царь знал о духовном и житейском опыте своего деда, однако, урока из него извлечь не пожелал. Более того: он бросил открытый вызов Богу, обратив священные сосуды из Дома Бога в пиршественные чаши, из которых он и его вельможи, жены, и наложницы, пили, вино, славословя своих языческих богов, которые ни видят, ни слышат, ни разумеют. Того Бога, от Которого зависят и жизнь и судьба, Валтасар не прославил. За это и послана от Него кисть руки, и начертаны эти непонятные им слова, справедливо приведшие их в ужас.

Ибо в них начертан приговор Валтасару и его царству. И Даниил прочитал краткое «начертание» на белой стене, всего три слова. Прочитал и последовательно объяснил значение каждого из них. Все три арамейских слова так или иначе относились к процессу измерения, взвешивания и разделения в процессе взвешивания.

11. По смыслу они связаны были с денежными арамейскими единицами – миной и шекелем. Никакого, казалось бы, отношения к происходившему в стране и в пиршественном зале они не имели, так что халдейские мудрецы, если бы и прочитали «начертание на стене», объяснить его не сумели бы. Другое дело Даниил – пророк истинного Бога.

12. Итак, Мене, объявил он, означает, что Бог, исчислил продолжительность царствования Валтасара и положил конец ему.

Смысл слова Текел в том, что Бог «взвесил на весах» юного правителя и нашел его очень легким. Если представить себе, что на одну чашу «весов Богов» положены нормы праведности и разумения, а на другую – то, что составляло нравственный, умственный и духовный «багаж» Валтасара, то эта «вторая чаша» немедленно подскочила вверх: слишком «легким», несостоятельным во всех отношениях оказался Валтасар, сын Набонида.

Перес – Даниил объясняет значение этого слова: разделено будет царство твое и дано Мидянам и Персам. Таким образом, смысл таинственного начертания на стене состоял в том, что по причине нравственной и духовной деградации царя и его царства Бог кладет конец Вавилонской империи, отдавая ее во владение мидянам и персам.

13. Выслушав свой приговор, Валтасар, тем не менее, исполнил обещанное тому, кто отгадает письмена на стене (он понял всю обреченность). Заявив о своем нежелании открывать истину корысти ради, Даниил не стал вступать в спор с царем, часы которого были сочтены, и принял награды его. В ту же самую ночь Валтасар, царь Халдейский, был убит.

Согласно вавилонской хронике он погиб не через несколько часов, а через несколько дней – после торжественного въезда в Вавилон царя Кира. Его убил Гобрий, главнокомандующий персидской армии (предполагают, что ему стало известно о заговоре, который Валтасар готовил против Кира).

Как был взят город?

Как уже говорилось, пищевых запасов в Вавилоне хранилось лет на 20. Через город, с севера на юг, протекала река Евфрат, так что и недостатка в воде у жителей столицы возникнуть не могло.

Стены ее действительно были неприступны. И все – таки Валтасаром владело ложное чувство безопасности: город его взят был хитростью. Осаждавшая Вавилон армия персов, которой командовал Гобрий, разделилась на две части: одна расположилась на севере, где Евфрат втекал в город, а другая на юге, где он вытекал из него. Затем персидские воины прокопали канал и отвели воду реки на север от города – в ближайшее озеро.

После этого уровень воды в Евфрате понизился, и персы сумели проникнуть в город, пройдя под воротами шлюза. А поскольку самоуверенные халдеи не охраняли стен внутри своей столицы, то, войдя в нее, персам оставалось лишь взять ее без боя. Что они и сделали. Примечательно, что в падении Вавилона исполнилось не только пророчество Даниила, но и то пророчество, которое прежде него произнес Исаия за сто двадцать лет раньше (о том, что царство вавилонское будет разрушено персом Киром). Датой падения халдейской столицы считается 12 октября 539 г. до Р. Х.

Отдельные выводы

1. Возвышение на исторической арене мидян и персов соответствует времени язычников (серебряные грудь и руки истукана).

2. События Книги Даниила свидетельствуют, что Бог, обладающий высшей властью, действует в мире в согласии с планом, предопределенным Им. События эти являются также прообразом конечного поражения Им всех языческих сил, противодействующих Богу в мире.

 

Библейская притча

«Валтасаров пир»

Валтасар царь сделал большое пиршество для тысячи вельмож своих и перед глазами тысячи пил вино. Вкусив вина, Валтасар приказал принести золотые и серебряные сосуды, которые Навуходоносор, отец его, вынес из храма Иерусалимского, чтобы пить из них царю, вельможам его, жёнам его и наложницам его.

Тогда принесли золотые сосуды, которые взяты были из святилища дома Божьего в Иерусалиме; и пили из них царь и вельможи его, жёны его и наложницы его. Пили вино, и славили богов золотых и серебряных, медных, железных, деревянных и каменных. В тот самый час вышли персты руки человеческой и писали против лампады на извести стены чертога царского, и царь видел кисть руки, которая писала.

Тогда царь изменился в лице своём; мысли его смутили его, связи чресл его ослабели, и колени его стали биться одно о другое. Сильно закричал царь, чтобы привели обаятелей, Халдеев и гадателей. Царь начал говорить, и сказал мудрецам Вавилонским:

– Кто прочитает это написанное и объяснит мне значение его, тот будет облечён в багряницу, и золотая цепь будет на шее у него, и третьим властелином будет в царстве.

И вошли все мудрецы царя, но не могли прочитать написанного и объяснить царю значения его. Царь Валтасар чрезвычайно встревожился, и вид лица его изменился на нём, и вельможи его смутились. Царица же, по поводу слов царя и вельмож его, вошла в палату пиршества; начала говорить царица и сказала:

– Царь, вовеки живи! Да не смущают тебя мысли твои, и да не изменяется вид лица твоего! Есть в царстве твоём муж, в котором дух святого Бога. Во дни отца твоего найдены были в нём свет, разум и мудрость, подобная мудрости богов. И царь Навуходоносор, отец твой, поставил его главою тайноведцев, обаятелей, Халдеев и гадателей, – сам отец твой, царь, потому что в нём, в Данииле, которого царь переименовал Валтасаром, оказались высокий дух, ведение и разум, способный изъяснять сны, толковать загадочное и разрешать узлы. Итак, пусть призовут Даниила, и он объяснит значение.

Тогда введён был Даниил пред царя, и царь начал речь и сказал Даниилу:

– Ты ли Даниил, один из пленных сынов Иудейских, которых отец мои, царь, привёл из Иудеи? Я слышал о тебе, что дух Божий в тебе и свет, и разум, и высокая мудрость найдена в тебе. Вот, приведены были ко мне мудрецы и обаятели, чтобы прочитать это написанное и объяснить мне значение его. Но они не могли объяснить мне этого. А о тебе я слышал, что ты можешь объяснять значение и разрешать узлы. Итак, если можешь прочитать это написанное и объяснить мне значение его, то облечён будешь в багряницу, и золотая цепь будет на шее твоей, и третьим властелином будешь в царстве.

Тогда отвечал Даниил, и сказал царю:

– Дары твои пусть останутся у тебя, и почести отдай другому. А написанное я прочитаю царю и значение объясню ему. Царь! Всевышний Бог даровал отцу твоему Навуходоносору царство, величие, честь и славу. Пред величием, которое Он дал ему, все народы, племена и языки трепетали и страшились его: кого хотел, он убивал, и кого хотел, оставлял в живых; кого хотел, возвышал, и кого хотел, унижал. Но когда сердце его надмилось и дух его ожесточился до дерзости, он был свержен с царского престола своего и лишён славы своей, и отлучён был от сынов человеческих, и сердце его уподобилось звериному, и жил он с дикими ослами. Кормили его травою, как вола, и тело его орошаемо было небесною росою, доколе он познал, что над царством человеческим владычествует Всевышний Бог и поставляет над ним, кого хочет. И ты, сын его Валтасар, не смирил сердца твоего, хотя знал всё это, но вознёсся против Господа небес и сосуды дома Его принесли к тебе, и ты и вельможи твои, жёны и наложницы твои пили из них вино, и ты славил богов серебряных, золотых, медных, железных, деревянных и каменных, которые ни видят, ни слышат, ни разумеют, а Бога, в руке Которого дыхание твоё и у Которого все пути твои, ты не прославил. За это и послана от Него кисть руки, и начертано это писание. И вот что начертано: «мене, мене, текел, упарсин». Вот и значение слов: «мене» – исчислил Бог царство твоё и положил конец ему; «Текел» – ты взвешен на весах и найден очень лёгким; «Перес» – разделено царство твоё и дано Мидянам и Персам.

Тогда по повелению Валтасара облекли Даниила в багряницу и возложили золотую цепь на шею его, и провозгласили его третьим властелином в царстве. В ту же ночь Валтасар, царь Халдейский был убит, и Дарий Мидянин принял царство, будучи шестидесяти двух лет.

Фразеологический обороты

Вавилонский плач. Вавилонское пленение. Вавилонская тоска.

– о тоске иудеев, находившихся в вавилонском плену и с плачем вспоминавших о своей родине: «На реках вавилонских тамо седохом и плакахом…»

Валтасаров пир. Пир во время чумы.

Употребляется в значении: веселая, легкомысленная жизнь во время какого-либо бедствия.

Жить Валтасаром – беспечно роскошествовать.

Пир Валтасара – распространённый сюжет изобразительного искусства, литературы, музыки.

И царь схватил святой сосуд.

«Вина!» Вино до края льют.

Его до дна он осушил И с пеной у рта возгласил:

«Во прах, Егова, твой алтарь! Я в Вавилоне бог и царь!»

Лишь с уст сорвался дерзкий клик,

Вдруг трепет в грудь царя проник.

Кругом угас немолчный смех,

И страх и холод обнял всех.

В глуби чертога на стене Рука явилась – вся в огне… И пишет, пишет. Под перстом Слова текут живым огнём.

– Гених Гейне, Валтасар

 

Пророк Иона

Жил – был в древние времена человек по имени Иона.

Был он добрый и хороший, все его любили. Сам Бог отличил Иону из множества людей и сказал ему:

– Ты человек добрый, хороший, все тебя любят, и за это окажу тебе я милость – сделаю тебя предсказателем. Поди сейчас же в город Ниневию и скажи его жителям, что очень скоро случится большая беда: я уничтожу их всех до единого – и мужчин, и женщин, и малых детей.

– Даже малых детей? За что же? Чем провинились перед Тобою жители этого города?

– Все они стали горды и злы: не слушаются, не повинуются мне. Особенно возгордился их царь. За это я решил разрушить Ниневию, а всех ее жителей погубить.

– Ниневия – великий город, – ответил Иона, а многие его жители еще настолько малы, что не могут отличить правую руку от левой. Неужели ты и малых детей не пожалеешь?

– Как я сказал, так и будет, – разгневался Бог. – А втое дело пойти в Ниневию и предсказать его жителям, что все они скоро погибнут.

– Но они не поверят мне! – воскликнул Иона. – Они не поверят, что Ты такой жестокий и безжалостный. Я сам не могу этому поверит.

– Не тревожься, – сказал Бог. – Поверят тебе или не поверят, но пройдет сорок дней, и твое предсказание сбудется. И ты прославишься как великий пророк.

И пошел Иона в Ниневию. Поднялся он на высокий холм и увидел перед собой красивый город. Долгие годы строили его люди и украшали, а через сорок дней исчезнет Ниневия, словно ее не было.

Подул ветерок. И донеслись до Ионы запахи цветов, дыма печей и свежего хлеба. Различил он стук молотков в мастерских, и мычание скотов в хлевах, а шум толпы на базаре, и смех детей на плоских крышах.

И подумал Иона: «Если жители Ниневии не поверят моему предсказанию, то Бог еще больше рассердится и, конечно, погубит город. Так уже лучше мне туда не ходит. Может, Бог передумает или забудет?».

И, вместе того, чтобы спуститься в город, Иона повернул в другую сторону. Шел он, шел и вышел на берег моря. Там стоял корабль. Уплатил Иона деньги за привоз, поднялся на корабль и поплыл по морским волнам в дальние страны.

Но Бог ничего не забыл и обрушил на корабль страшную бурю. Забились, заревели волны, вот – вот разобьют они суденышко. Измучились гребцы, а буря не утихает.

Стали они бросать в море всякую кладь, чтобы облегчить корабль. А Иона спустился в трюм и крепко уснул. Он и не догадывался, что вся эта буря разыгралась из – за него.

И сказали корабельщики:

– Не простая это буря. Видно, плывет с нами такой ужасный злодей, что даже море вскипело от гнева и не успокоится, пока не проглотит его.

И бросили жребий, чтобы узнать, кто виноват в их несчастье. Оказалось, Иона. Пришли к Ионе корабельщики, разбудили его и говорит.

– Что ты натворил, если из – за тебя случилась с нами такая беда?

– Что с тобой сделать, чтобы море утихло и мы остались живы?

И ответил им Иона:

– Возьмите и бросьте меня в море. И буря утихнет.

Ничего не ответили корабельщики, только крепче налегли на весла. Но не в силах были одни бороться с волнами. Все темней становилось небо, все выше вздымались черные валы с белыми гребнями.

– Что вы делаете? —закричал Иона. – Скорее бросайте меня в море! Пусть погибну один я, а вы останетесь живы.

– Прости нас, добрый день! – сказали корабельщики и бросили Иону в море.

И буря стала утихать.

Пошел Иона ко дну. Сомкнулись над ним волны. Обвили его голову морские травы.

Но вдруг подхватило его подводное течение и понесло в темноту. А потом схлынули волны, и остался Иона в пещере, куда не проникает даже крохотный луч света.

Протянул Иона руки, как слепой, и дотронулся до стенки. Стенка была мягкая, теплая. Словно живая. Прислушался Иона и донеслись до него из глубины мерные удары: бум – бум – бум! И понял Иона, что проглотил его необыкновенный кит, и что во мраке кита стучит китовое сердце.

Три дня и три ночи провел Иона в брюхе кита, а на четвертый день стал он молить Бога:

– Из черной пучины, из глубины и темноты зову Тебя. Все волны морские ходят надо мной, морские травы обвили мою голову, и тьма окружили меня! Отпустил меня на белый свет. Я сделаю все, что Ты приказал мне.

И тут хлынули волны в пасть кита, подняли они Иону, двинулись обратно и выбросили его на берег.

Просушил Иона свои одежды и пошел куда глаза глядят. Шел он, шел и вышел к большому незнакомому городу. И спросил у прохожего:

– Что это за город?

И ответил прохожий:

– Ниневия.

А Иона пришел в город с другой стороны и не узнал его.

Страшно стало Ионе. Понял он, что это Бог привел его сюда. И стал Иона считать, сколько дней из сорока прошло и сколько осталось жить Ниневии. И получилось, что остается всего – навсего три дня.

Поспешил Иона в Ниневию. Три дня, выбиваясь из сил, ходил он по городу из конца в конец, стучался в дома и кричал:

– Горе вам, жители Ниневии! Разгневался на вас Бог. Погубит он вас и город ваш превратит в развалины.

А на четвертый день вышел Иона из города, сел на высоком холме и стал ждать, что будет с Ниневией.

Подул ветерок, но не донеслось до Ионы ни запаха цветов, потому что никто их теперь не поливал, и они завяли, ни дыма печей, потому что никто не готовил себе пищу, ни детского смеха, потому что даже дети поверили страшному предсказанию Ионы. Слышались только стоны людей, мольбы о пощаде да рев некормленого скота.

И подумал Иона: «Выходит, я великий предсказатель. Все до единого поверили моим словам, бросили свои дела, разодрали на себе одежды в знак горя и посыпали пеплом головы. Даже царь Ниневии сошел с золотого престола, переоделся в лохмотья и сидит на куче пепла, как нищий».

И с ужасом ждал Иона, что сейчас сбудется его предсказание.

Так сидел он на холме и смотрел на город. Солнце пекло ему голову, жажда сушила рот, но Иона не двинулся с места.

– Как же так? – думал Иона. – Если Бог пожалел Ниневию, то зачем я предсказывал, что город погибнет?

И вдруг вырос рядом с ним зеленый росток и сразу же превратился в стебель, стебель превратился в куст, прямо на глазах Ионы стал деревом.

Поднялось дерево над Ионой и укрыло его своей тенью. Но червь подточил дерево, и оно засохло. Увидел это Иона и горько заплакал.

Тут услышал он голос Бога:

– Неужели тебе жалко дерево?

– Очень жалко, – ответил Иона. – Так жалко, что мне и свет не мил.

– Ты пожалел дерево, которое выросло у тебя на глазах и сразу засохло, – сказал Бог. – Всего только дерево, хотя ты его и не сжал. Как же ты мог подумать, что я разрушу Ниневию, жители которой раскаялись в своих злодеяниях? Ведь Ниневия – великий город, а многие его жители еще настолько малы, что не могут отличить левую руку от правой.

Обрадовался Иона и пошел прочь.

Оглянулся, посмотрел в последний раз на спасенный им город, и ветер донес до него запахи и дыма печей, и свежего хлеба. Различил Иона и стук молотков в мастерских, и мычание скота в хлевах, и шум толпы на базаре, и смех детей на плоских крышах.

Комментарии автора

Ио́на (ивр. – «голубь») – автор Книги пророка Ионы. Пророк Иона был родом из места, расположенного всего в четырёх километрах от Назарета, в котором спустя примерно восемь веков родился Иисус Христос.

1. Он стоит особняком среди ветхозаветных пророков, потому что ему выпало пророчествовать не в землях Иудейской и Израильской, а в Ниневии – столице Ассирийского царства, среди язычников.

2. В христианской традиции считается показательным тот факт, что Бог послал своего пророка к неевреям с целью проповедования отказа от греховности, что должно говорить о любви Бога ко всем племенам и народам, а не только к избранному им народу Израиля.

3. Писание повествует, что Иона получил однажды от Бога повеление идти в Ниневию с проповедью покаяния и предсказанием о гибели города за его нечестие, если жители оного не раскаются. Но пророк, вместо того, чтобы повиноваться велению Бога, решил скрыться от Бога.

Во время морского пути корабль был застигнут страшной бурей, и мореплаватели в страхе бросили жребий, чтобы узнать, за чьи грехи они навлекли на себя гнев Бога. Жребий пал на Иону, который сознался в своем грехе неповиновения Богу и просил мореплавателей бросить его в море, что те немедленно и исполнили, и буря утихла.

4. Между тем, по Божественному Промыслу, Иону в море поглотил кит. Пробыв во чреве китовом три дня и три ночи, Иона молился Богу и затем был выброшен рыбой на берег. После своего избавления пророк Иона получил вторично приказание Бога идти в Ниневию, куда он и отправился.

Бог сказал пророку Ионе: «Встань, иди в Ниневию – город великий и проповедуй в нем, что я повелел тебе».

5. На сей раз Иона не ослушался Бога и пошел в Ниневию. Придя туда, он стал проповедывать на улицах говоря: «Еще сорок дней, – и Ниневия будет разрушена!».

6. Ниневийский же царь, услышав об этом, оставил дворец, сбросил с себя царские одеяния, облачился во вретище (траурный балахон) и повелел, чтобы все люди, и даже скот, накрылись вретищами, постились и истово взывали к Богу, моля о прощении всех грехов и проступков, злых помыслов и ложных путей. Все жители города поверили Богу и пророку Его. Бог увидел, что ниневитяне отвратились от злых деяний, смилостивился над ними и не наслал на них того бедствия, которым хотел их покарать.

Таким образом, Бог не желает грешникам погибели, но хочет, чтобы все люди обрели спасение, покаявшись во грехах и обратившись к Нему.

Его проповедь поразила ужасом сердца ниневийского царя и народа; они раскаялись в своем нечестии и вследствие их раскаяния Бог пощадил Ниневию.

7. Иона огорчился тем, что Божественный суд не совершился над городом, и скорбел о том пред Богом.

Впрочем, всё-таки ожидая исполнения своего пророчества, он, вышедши из города, сделал себе шалаш и укрывался в нём от солнечного зноя. Для вразумления пророка, по повелению Божию, в одну ночь выросло из земли тенистое дерево (вероятно, из породы тыквенных, защищавшее его от лучей палящего солнца и дававшее ему прохладу.

Иона был очень рад укрыться под тенью этого растения; но на другой день вместе с зарёй червь подточил корень растения, оно засохло, и солнце снова начало палить зноем своим голову Ионы. Сильно опечаленный этим, пророк просил себе смерти.

8. Тогда Бог сказал ему: «Ты сожалеешь о растении, над которым ты не трудился, и которого не растил, которое в одну ночь выросло, и в одну же ночь пропало. Мне ли не пожалеть Ниневии, города великого, в котором более 120 000 человек, не умеющих отличить правой руки от левой, и множество скота».

Вразумлённая и помилованная Богом Ниневия существовала после того ещё более 200 лет, пока не была разрушена вавилонским войском.

9. В Священном Писании содержится история о пророке Ионе и о том, как его проглотил «большой кит»: «И повелел Господь большому киту поглотить Иону; и был Иона во чреве этого кита три дня и три ночи. И помолился Иона Господу Богу своему из чрева кита… И сказал Господь киту, и он изверг Иону на сушу». Прообраз будущей смерти Христа и нахождения его в гробнице…

10. Образ Иона во чреве кита – символ вавилонского пленения (сходный образ у пророка Иеремии) как наказания за неисполнение народом, исповедующим единобожие, миссионерской роли среди язычников.

11.Спустя восемь столетий, в Новозаветной традиции Христос предсказывает свою смерть и последующее воскресение на третий день, уподобляя эти события трёхдневному пребыванию Ионы в чреве кита. Христос сказал: «ибо как иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи».

 

Блудный сын

 

Было у человека два сына. Старший – спокойный да хозяйственный, работает в поле, отцу помогает. А младшему все не сидится дома, хочется дальние страны посмотреть. И говорит он отцу:

– Вы тут с братом хозяйничайте, а мне дайте мою долю наследства. Я пойду путешествовать.

Отец уговаривает его:

– Ну куда ты пойдешь? Ты молод еще, людей не знаешь, никакому делу не обучен. Пропадешь!

А сын не отступается: «Пусти да пусти».

Отец видит – делать нечего, выделил младшему сыну его долю и отпустил.

У младшего сына сборы недолгие: купил себе вороного коня, седло, рубаху шелковую и шапку новую, богатую, расшитую золотом. Оставшиеся деньги завернул в платок, сел на коня – и поехал.

Долго ли ехал он, скоро ли, а занесло его на чужую сторону, в большой город. Дома каменные, высокие, народу много, все спешат. Весело!

Навстречу ему идет прохожий. Он его и спрашивает:

– Скажи, добрый человек, где тут можно ночлег найти?

А прохожий ему:

– Много ли у тебя денег?

Тот вынул из – за пазухи платок, развернул его и показывает прохожему:

– Вот сколько, гляди!

У прохожего глаза разгорелись.

– Да ты, оказывается, богач! Я тут знаю один дом. Это самый хороший постоялый двор в городе. Туда и пойдем.

Пришли на постоялый двор. Младший сын спросил себе лучшую комнату, а коня велел накормить отборным овсом. А на дворе уже народ толпится. Прослышали, что богач к ним в город пожаловал, и хотят на него посмотреть. Видят. Что молод и прост, и говорят ему:

– У нас, брат, здесь такой обычай, чтобы самый богатый всех поил – кормил.

А ему и лестно, что его за самого богатого считают.

– Что ж, – говорит, – это хороший обычай. У нас дома тоже всегда много народу за стол садится.

И всех приглашает к обеду.

Все пируют, веселятся, хвалят своего нового друга: он и краше всех, и умнее всех, и поет лучше всех, и пляшет! А тот уши развесил и рад. Каждому слову верит.

И пошла у него с ой поры развеселая жизнь. Что ни день – пир горою. Днем пьянствует, ночью в кости играет на деньги. А сам думает: «Глупый я, глупый: сидел до сих пор дома и не знал даже, что на свет бывают такие славные да веселые люди».

Но вот в один прекрасный день сунул младший сын руку за пазуху, вынул платок, развернул его, а в платке ничего нет. Все потратил. «Ну ничего, – думает. – зато у меня много друзей. То я их кормил, а теперь они меня кормить будут».

А дружки – товарищи как увидели, что с него больше взять нечего, так все и разбежались. Словно их никогда не было.

Младший сын погоревал – погоревал и пошел шапку продавать. На те деньги хозяин постоялого двора три дня его кормил. На четвертый говорит:

– Давай еще денег. У нас даром не кормят.

Младший сын ему говорит:

– Денег у меня нет. На, возьми мое седло.

Хозяин седло взял и за это кормил его еще три дня. Потом младший сын отдал хозяину рубаху шелковую, кушак, уздечку. Все, что мог, отдал, и, наконец, уже ничего не осталось.

Хозяин говорит:

– Давай коня. Все равно тебе его не прокормить – одна обуза. Да и без седла куда поедешь? Продашь коня – так и быть, живи у меня еще месяц.

Пошел младший сын в конюшню с конем прощаться. Поцеловал его между ушами и заплакал. Вот когда припомнился ему родной дом! «Как – то там, – думает, – отец? Как брат? Здоровы ли? Вспоминают ли когда? И зачем я только от них ушел?»

А возвращаться стыдно.

И побрел младший сын, без шапки, босой, искать себе заработок. Толкнулся в один дом, спрашивает:

– Нужен вам работник?

– Нужен, – отвечают, – шить умеешь?

– Нет, не умею.

– Тогда не нужен.

Пошел в другой.

– Работник требуется?

– Очень даже требуется, – говорят. – Семья у нас большая, а стряпать некому. Будешь у нас за повара.

А он говорит:

– А я стряпать не умею.

– Тогда прощай!

В третью дверь стучится. Там дом строят, рук не хватает. Обрадовались ему, говорят:

– Иди к нам плотничать.

А он никогда и топора в руках не держал.

И всюду его спрашивали, что он умеет делать. А он ничего не умел.

Наконец пришел к одному человеку, тот ему говорит:

– Ну что ж, если ты ничего не умеешь, придется тебе свиней пасти.

И младший сын остался у этого человека свинопасом.

Приключился в той стране неурожай, и наступил голод. Хозяин говорит:

– Мы тебя кормит больше не можем. Сами еле перебиваемся. А жить – живи у нас, если хочешь.

Остался у хозяина – куда он пойдет! И подъедал за свиньями отруби в корыте.

Горько стало ему. И все чаще дом родной вспоминается. «Там, у отца, – думает, – последний работник есть вволю, а я здесь должен с голоду пропадать! Пойду —ка я лучше к нему, повинуюсь. «Простить ты меня не простишь, – сказал ему, но возьми меня к себе в работники. Я хоть сыт буду, и около тебя».

Подумал так и стал к родной стороне пробираться. И чем ближе к дому, тем страшнее. Как – то встретит его отец? А вдруг с глаз долой прогонит и не захочет даже выслушать? Задумался он об этом, смотрит – а вдали родной дом. Ближе, ближе подходит к дому, а там какой – то старик на пороге. Старик этот – его отец. Он сразу признал сына и кинулся ему навстречу.

Сын упал перед ним на колени и заплакал:

– Отец, отец! Зачем я не послушался тебя? Зачем бросил дом и ушел на чужбину? Деньги твои я все промотал, а потом скитался и маялся. Простить ты меня не можешь, я знаю, но возьми меня к себе хоть в работники.

Но отец поднял его с колен и поцеловал.

– Разве ты забыл, что я твой отец, а ты мой сын? Как я могу тебя не простить? Да, ты виноват, но ты воротился, раскаялся. Идем же скорей в дом и забудем все горести.

И громким голосом крикнул:

– Сын мой вернулся! Несите самые лучшие одежды! А к ужину зажарьте самого лучшего теленка!!

И созвал полный дом гостей, и стали они пировать.

А старший сын идет с поля и слышит громкие голоса, песни. Подзывает работника и спрашивает:

– По какому случаю в дом моего отца пирование.

Работник ему говорит:

– Вернулся твой младший брат, и хозяин велел в его честь зажарить самого лучшего теленка.

Обидно показалось старшему, что так встречают его брата. «Что же это такое?» – думает. – Я всю жизнь при отце пасу его стада, поля его возделываю, старость его утешаю. А брат мой гулял по свету да деньги отцовские тратил. В его честь пир устраивают, гостей созвали, а про меня отец и не вспомнит! Не пойду к ним!».

Но тут отец сам к нему вышел, взял за руку и сказал:

– Идем же скорее! Ты видишь, какая у нас радость? Твой брат пропадал и вернулся. Ведь мы думали: он умер, а он здесь, живой!

И старший брат вошел в дом, увидел младшего и не узнал его: такой он стал худой да бледный.

– Видно, хлебнул ты горя, – сказал он, обнял брата и сел с ним рядом

 

Комментарий автора

На востоке, в древности, возник жанр притчи. Это маленький нравоучительный рассказ, вроде басни, но без морали, без прямого наставления. Мораль каждый должен извлечь из нее сам.

Притча – это аллегории, в которых слушатели должны узнать себя. Это не просто житейские иллюстрации нравственных истин, а обращение к совести человека: понимаешь ли ты, что с тобой происходит?

Среди евангельских притч есть притча о блудном сыне. Она едва ли не самая популярная, так как тема сбившегося с пути и покаявшегося затем человека актуальна в любое время и для любого возраста.

На все времена Христос хотел внушить людям этой притчей: если человек осознал свою вину, его с радостью надо простить, а тот, кто чувствует, что он не прав или виноват, обязательно должен признать свою вину, покаяться.

Почему притча получила такое название? В ней рассказывается о блудном сыне – молодом человеке, сбившемся с пути истинного, блуждающем в нравственных потемках.

В слове «блудный» соединились прямое значение глагола «блуждать» – скитаться, сбившись с пути, – и переносное: потерять нравственные ориентиры, отклониться от правильного жизненного пути, то есть блудить, развратничать.

 

Знаменитая картина Рембрандта «Возвращение блудного сына»

«Какой – то бродяга в изодранной грязной одежде, подпоясанной грубой веревкой, упал на колени перед седым стариком, умоляя его о прощении, а старик, очень дряхлый, богато одетый, торжественным и ласковым жестом прижимает этого оборванца к себе, и на лице у него кроткая нежность. Обе фигуры светятся каким – то торжественным светом, и кажется, что все изображенной здесь совершается под дивную музыку».

Рембрандт, изображая этот евангельский сюжет, хорошо понял, что суть притчи не только в ее морали. Его творение – это не просто произведение искусства, жанровая сцена; это подлинная икона Троицы. Руки отца изображены в самом центре картины и в самой светлой ее части, они лежат на плечах сына. Часто говорится о том, что они – символ Святого Духа, возрождающего сына. Не случайно картину Рембрандта сравнивают с «Троицей» Андрея Рублева, на которой изображено посещение Авраама тремя ангелами.

Картина «Возвращение блудного сына», как и рублевская Троица, – это приглашение войти в святая святых божественной жизни, в таинство старшего сына, которому отец сказал: «Сын мой! ты всегда со мною, и все мое твое».

 

Притча и «Станционный смотритель» А. С. Пушкина

сопоставление истории блудного сына и истории Дуни Выриной, отец которой носит библейское имя Самсон.

1.Блудный сын сам уходит из родного дома, чтобы жить самостоятельно.

У Пушкина – Отец сам отправляет дочь из родного дома (случайно, невольно), не предполагая, что расстается с ней навсегда.

2. Никто не ищет блудного сына.

У Пушкина – Отец разыскивает в Петербурге дочь, чтобы вернуть её домой.

3.Образ жизни блудного сына после отъезда из родительского дома представляет собой развратное поведение.

В повести – Дуня живет в Петербурге в роскоши и богатстве.

4. Радостная встреча сына с отцом.

В повести – прошли годы, смотритель умер в нищете и горе. Лишь после смерти отца Дуня, уже богатая барыня, посещает родные места.

5. Сын вернулся домой нищий и голодный. Он осознал свой грех, раскаялся в нем, понял, что «недостоин называться сыном» своего отца, и решил вернуться.

Авдотья Семеновна не вернулась, а зашла, проезжая мимо. 6. 6. Примирение блудного сына с отцом.

В повести – невозможность встречи и примирения. Смотритель умер, так что покаяние и примирение невозможно.

Кто оказался счастливее: блудный сын в рубище или Дуня, нарядная, разбогатевшая (шестерка лошадей, моська)?

(Сын, потому что он успел вернуться к отцу и, главное, был им прощен, а Дуня – нет)

Кто из родителей оказался счастливее?

(Отец блудного сына – к нему вернулся сын и покаялся, за это он простил его и устроил пир в его честь; а Дуня не вернулась и не покаялась)

Повесть «Станционный смотритель» – это живой нравственный урок;

это предостережение Пушкина нам, современникам, людям XXI века: даже если человек совершил дурной поступок, но понял и раскаялся, это не значит, что он плохой человек. Его можно и нужно простить. Главное, чтобы его раскаяние было осознанным и искренним.

1. А отец сказал рабам своим: принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги; и приведите откормленного теленка, и заколите; станем есть и веселиться! ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся. И начали веселиться.

2. Старший же сын его был на поле; и возвращаясь, когда приблизился к дому, услышал пение и ликование; и, призвав одного из слуг, спросил: что это такое? Он сказал ему: брат твой пришел, и отец твой заколол откормленного теленка, потому что принял его здоровым. Он осердился и не хотел войти. Отец же его, выйдя, звал его. Но он сказал в ответ отцу: вот, я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего, но ты никогда не дал мне и козлёнка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими; а когда этот сын твой, расточивший имение своё с блудницами, пришел, ты заколол для него откормленного теленка. Он же сказал ему: сын мой! ты всегда со мною, и всё мое твое, а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся.

3. Одно из сходств между этой ветхозаветной Троицей и притчей о блудном сыне – теленок, которым Авраам угощает своих гостей, а отец – своего сына.

4. Самая важная фаза обращения блудного сына – Пока сын еще в пути, и «когда он был еще далеко», он видит, что отец в своем милосердии выходит ему навстречу. Отец, по свидетельству Евангелия, «увидел его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его».

5. Парадокс обращения: обращение к Богу это не столько поиск Бога, сколько осознание того, что Бог ищет нас. С тех пор как согрешил Адам, подобно блудному сыну потребовавший своей части имения, Бог непрестанно ищет заблудшую овцу. Вспомните: сразу после падения Адама Бог воззвал к нему и спросил: «Где ты?». Притча о блудном сыне – объяснение первого грехопадения.

 

Крылатые слова библейского происхождения

 

Приведенные разъяснения помогут узнать их истинный смысл.

Альфа и омега

(первая и последняя буквы греческого алфавита) – всеобъемлющая полнота; начало и конец; основа основ. «Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, говорит Господь, Который есть и был и грядет, Вседержитель».

Альфой и Омегой часто называют Христа.

Баня пакибытия

Метафорическое название Таинства Крещения, в воде которого крещаемый омывает свой первородный грех и возрождается к новой благодатной жизни.

Выражение употребляется в значении: возрождение через очищение и покаяние. «Он спас нас… по Своей милости, банею возрождения и обновления Святым Духом», – слова апостола Павла о Христе.

По – церковнославянски «баня возрождения» – «баня пакибытия».

Бездна бездну призывает.

«Бездна бездну призывает голосом водопадов Твоих».

При весеннем таянии снегов с вершины горы Ермон неслись разрушительные бурные потоки воды, которые постоянно расширялись и пополнялись проливными дождями и другими потоками. Приводя эту картину, псалмопевец Давид, как бы сравнивает её со стремительностью своих переживаний от посланных Богом бедствий, которые многочисленны и грозны, как потоки Ермона, за которыми устремляются другие потоки.

В настоящее время употребляются в значении: часто случившаяся беда притягивает к себе другую беду. Другое значение: зло всегда ищет сообщников для усиления своего влияния.

Бесплодная смоковница.

Так говорят обычно о ком-либо, чья деятельность бесплодна.

Христос проклял смоковницу (символ иудейского народа, отрекшегося от своего Бога), на которой не было плодов, и она засохла. «И увидев при дороге одну смоковницу, подошел к ней и, ничего не найдя на ней, кроме одних листьев, говорит ей: да не будет же впредь от тебя плода вовек. И смоковница тотчас засохла».

Бич Божий.

«Ещё немного, очень немного… и ярость Моя обратится на истребление их. И поднимет Господь Саваоф бич на него».

В этих словах из книги пророка Исайи говорится о предстоящем поражении Ангелом Бога ассирийского войска под Иерусалимом.

Выражение используется в значении: неожиданно посланное Богом наказание за многочисленные прегрешения.

На Руси Божьим наказанием считались массовые нашествия сельскохозяйственных вредителей, моровые поветрия, природные катаклизмы, а в российских монастырских летописях часто бичом Божьим называется татаро – монгольское нашествие, попущенное Богом за нарушение Его заповедей русским народом, погрязшим в братоубийственных междоусобных войнах. В то же время православный народ свято верил, что в борьбе за веру и Отечество им помогает Сам Бог, и поэтому разгром зачастую превосходящих в силе неприятельских войск справедливо считал наказанием нечестивцев бичом Божьим.

Блаженны миротворцы

Выражение, относящееся к людям, которые пытаются кого-либо примирить.

Фраза из евангельских заповедей блаженства: «Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божьими».

Блудный сын (раскаявшийся отступник). Возвращение блудного сына.

Из евангельской притчи о блудном сыне, повествующей о том, как один из сыновей, истребовав свою долю наследства, ушёл из отчего дома и стал вести беспутный образ жизни, пока не расточил всё наследство и не стал терпеть нужду и унижения.

Вернувшись с раскаянием к отцу, был им с радостью прощён.

На этот библейский сюжет нидерландский живописец, Рембрандт написал картину «Возвращение блудного сына».

Богу – Божье, кесарю – кесарево (каждому – своё).

Среди иудеев были популярны рассуждения, что царю Ироду, как иноплеменнику (Ирод не был иудеем), не стоит платить подать. Фарисеи подослали приверженцев этой идеи к Иисусу Христу с коварным вопросом: «Позволительно ли давать подать кесарю, или нет?» В вопросе была сокрыта такая мысль: иудейский народ – это народ Божий, который своим Царём признает лишь Бога, а потому не может служить иноземному да ещё языческому царю, так как иначе явится противником Богу. Так что же им делать – давать ли подать кесарю или соблюдать неизменную верность Богу, спрашивали они?

Лукавый вопрос был рассчитан на то, что если Иисус скажет – надо платить подать языческому императору, ненавистному для иудеев, то этим Он оттолкнёт от Себя народ, а если скажет, что не надо, то Его можно сразу же будет объявить возмутителем народа и выдать римлянам.

Но Христос дал мудрый ответ. «Покажите Мне монету, которою платится подать. Они принесли Ему динарий. И говорит им: чьё это изображение и надпись? Говорят Ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу».

То есть, сказал Христос, исполняйте свои обязанности, как в отношении к Богу, так и в отношении к государственной власти, поскольку последнее не противоречит первому.

Братья меньшие.

«Так как вы сделали одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне».

Здесь Христос братьями Своими меньшими назвал бедных, нуждающихся людей и призвал христиан к благотворительности.

С тех пор братьями меньшими стали называть людей невысокого общественного положения, но после известных есенинских строчек: «И зверей, как братьев наших меньших…» – выражение это стало относиться к животным.

Вавилон (синоним большого, шумного, разноплемённого города).

Согласно книге Бытия, именно в Вавилоне некогда единый по языку народ разделился на разноязычные племена (см. Столпотворение). Современные большие города иногда называют Новым Вавилоном.

Вавилонская блудница.

В книге Откровения Иоанна Богослова (Апокалипсисе) Вавилон представлен безнравственным, развращённым городом, назван великой блудницей, поэтому выражение вавилонская блудница стало синонимом высшей степени безнравственности.

Вавилонский плач, вавилонская тоска (символы великой печали).

Из повествования о Вавилонском пленении иудеев: «При реках Вавилона, там сидели мы и плакали, когда вспоминали о Сионе».

Валаамова ослица.

Ослица прорицателя Валаама заговорила человеческим языком, протестуя против побоев.

Выражение применяется в ироническом смысле по отношению к неожиданно заговорившему, обычно молчаливому человеку.

Валтасаров пир (беззаботное проведение времени в преддверии приближающейся беды).

В книге пророка Даниила рассказано о том, как вавилонский царь Валтасар и его гости во время пира пили вино из священных сосудов, изъятых из Иерусалимского храма, прославляя при этом языческих богов. Неожиданно таинственной рукой на стене были начертаны загадочные слова «мене, мене, текел, упарсин».

Вавилонские мудрецы не смогли расшифровать эти слова, а призванный царём находящийся в вавилонском плену пророк Даниил предрёк ему скорую смерть за надругательство над священными сосудами. В тот же вечер царь Валтасар был убит.

Вера с горчичное зерно (вера, хотя и мизерная, но действенная).

Христос учил Своих последователей: «Если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда, и она перейдёт; и ничего не будет невозможного для вас».

Вернуться на круги своя (возвращение к началу какого-либо жизненного этапа).

В ветхозаветной книге Екклесиаста (Екклесиаст – символическое имя царя Соломона) в поэтическо – философской форме изложено учение о великой божественной премудрости, заложенной в развитии мира и человечества.

И если человек не принимает этих божественных законов, то никогда не достигнет полного счастья, жизнь для него становится бессмысленной и суетной, так как внешне кажется, что ничего нового на этой земле нет.

«Восходит солнце, и заходит солнце, и спешит к месту своему, где оно восходит. Идет ветер к югу, и переходит к северу, кружится, кружится на ходу своем, и возвращается ветер на круги свои» (Еккл.) – («на круги свои» по-церковнославянски – «на круги своя»).

Власти предержащие.

«Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога».

В этом выражении апостол Павел говорит о гражданской позиции христианина, обязанного подчиняться законам страны, в которой он живёт. Выражение «ибо нет власти не от Бога» означает, что даже антихристианская власть может быть попущена Богом народу в наказание за его прегрешения, либо для испытания его веры.

В любом случае христианин должен выполнять свои гражданские обязанности, независимо от того, разделяет он мировоззрение правящей власти или нет.

По – церковнославянски «высшим властям» – «властем предержащим». Употребляется по отношению к властям, иногда иронически.

Власть тьмы (торжество зла).

«Каждый день бывал Я с вами в храме, и вы не поднимали на Меня рук, но теперь ваше время и власть тьмы», – слова Иисуса Христа, которые Он сказал Своим врагам, пришедшим ночью во время глубокой темноты для того, чтобы взять Его под стражу и предать казни.

Вложить персты в язвы – см. Фома неверующий.

Внести свою лепту (внести посильный вклад).

Лепта – мелкая медная монета. По словам Иисуса, две лепты вдовы, положенные ею в храмовую жертвенницу, стоили гораздо больше богатых пожертвований, так как она отдала всё, что имела.

«И сел Иисус против сокровищницы и смотрел, как народ кладет деньги в сокровищницу. Многие богатые клали много. Придя же, одна бедная вдова положила две лепты, что составляет кодрант. Подозвав учеников Своих, Иисус сказал им: истинно говорю вам, что эта бедная вдова положила больше всех, клавших в сокровищницу, ибо все клали от избытка своего, а она от скудости своей положила всё, что имела, всё пропитание свое».

Во главу угла (главное, приоритетное).

«Камень, который отвергли строители, соделался главою угла». Многократно цитируется в Новом Завете, как образ Самого Иисуса Христа, Которого иудеи отвергли, предав на распятие, и Который стал Основателем и Главою Христианской Церкви. См. также Краеугольный камень.

Вожди слепые (безумцы, ведущие своих последователей к погибели).

Слепыми вождями Христос называл книжников и фарисеев, утративших дух и смысл религии и уводящих народ от истины.

Волк в овечьей шкуре (лицемер, прикрывающий своё злонамерение мнимым благочестием).

«Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные», – предупреждение Христа о лжепророках, которые, прикрываясь учением Христовым, на самом деле будут искажать его.

Волос с головы не упадёт (гарантия безопасности).

«Если он будет человеком честным, то ни один волос его не упадет на землю; если же найдётся в нём лукавство, то умрёт», – так сказал царь Соломон о своём подданном Адонии, который восстал против законного царя, но, раскаявшись, попросил милости.

«Ибо ни у кого из вас не пропадет волос с головы», – ободрял апостол Павел своих спутников по опасному морскому путешествию, боящихся погибнуть.

Верующие люди убеждены, что всё в их жизни – и радости, и горе – совершается по Промыслу Божьему, и что без воли Бога ни один волос не упадёт с их головы.

Волосы встали дыбом (крайняя степень ужаса).

«Объял меня ужас и трепет и потряс все кости мои. И дух прошёл надо мною; дыбом стали волосы на мне», – так описывает Елифаз Феманитянин, друг Иова, своё состояние при явлении таинственного существа, вид которого нельзя было распознать.

Воплощать (реализовывать идею, мечту; вселять духовное, невещественное в плоть).

От словосочетания «во плоти». Бог явился на Землю в человеческой плоти – воплотился в Человеке Иисусе Христе: «Великая благочестия тайна: Бог явился во плоти».

Творческие люди воплощают замыслы в своих произведениях, учёные – в открытиях, целеустремлённые люди воплощают в жизнь свои мечты.

Воскрешение Лазаря (возрождение чего-либо старого, забытого, а также неожиданное выздоровление безнадёжно больного).

Христос воскресил умершего Лазаря, пролежавшего в гробу четыре дня.

Воскурение фимиама.

Фимиам – благовонная смола, возжигаемая в храмах во время богослужения для воздаяния чести Богу.

В настоящее время выражение употребляется в ироническом смысле, имея в виду восхваление сверх меры.

В поте лица (тяжким трудом).

«В поте лица твоего будешь есть хлеб», – сказал Бог Адаму, изгоняя его и Еву из рая (Быт.).

Существует расхожее мнение, что этими словами Бог вменил человеку труд как проклятие, а до того, живя в раю, наши прародители лишь пользовались райскими благами и не трудились.

Мнение это ошибочно. Во второй главе книги Бытия говорится, что Господь поселил человека в Эдемском саду (раю), чтобы он хранил и возделывал сад, то есть трудился во славу Бога. Но после грехопадения Адама и Евы (см. «Первородный грех»), после искажения всех предначертаний Бога, изменилась и суть труда – он стал тяжкой необходимостью, одним из основных средств к существованию человека в мире.

Врачу, исцелися сам.

Церковнославянский текст выражения: «Врач! исцели Самого Себя».

Здесь Иисус Христос приводит известную в древнем мире пословицу, означающую: прежде чем давать советы другим, обрати внимание на себя.

Время разбрасывать камни, время собирать камни (всему своё время).

«Всему своё время, и время всякой вещи под небом: время рождаться и время умирать; …время разбрасывать камни, и время собирать камни; …время войне, и время миру».

Вторая часть выражения (время собирать камни) употребляется в значении: время созидания.

Всевидящее око (то, от чего никому не спрятаться).

«С небес призирает Господь, видит всех сынов человеческих… Вот, око Господне над боящимися Его и уповающими на милость Его».

В православной иконографии существует икона под названием «Всевидящее око», на которой изображён глаз (око), заключённый в треугольник.

Всякое тайное становится явным.

«Ибо нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, что не было бы узнано».

Этими словами Христос увещевает Своих учеников не бояться злых людей, так как тайное со временем раскроется, истина обнаружится, и время покажет: и добродетель учеников, и злобу клеветников.

Всякой твари по паре.

Из повествования о всемирном потопе – об обитателях Ноевого ковчега: «Из всех птиц… и из всех скотов… и из всех пресмыкающихся по земле… из всех по паре войдут к тебе, чтобы остались в живых».

Употребляется в ироническом смысле по отношению к пёстрой компании.

Геенна огненная (символ ада).

Геенна – греческое произношение названия долины Гехинном или Енном, находящейся на юго – восточной окраине Иерусалима.

В ней во времена царя Ахаза идолопоклонствующие иудеи приносили в жертву языческому идолу Молоху своих детей, сжигая их заживо, играя при этом на музыкальных инструментах, чтобы не слышать детские жалобные вопли, (см. также Молох).

Во времена земной жизни Иисуса Христа долина эта стала местом, куда свозили городские нечистоты, трупы павших животных и казнённых преступников.

Таким образом, долина Енном (геенна) стала ассоциироваться со всем мерзким и отвратительным. Чтобы не создавать очаг заразы, в долине постоянно поддерживался огонь для уничтожения нечистот.

Отсюда и название «геенна огненная». Христос называл геенну огненную в качестве символа вечных мук нераскаявшихся грешников.

Глас вопиющего в пустыне.

Выражение из Ветхого Завета. Цитируется в Новом Завете по отношению к Иоанну Крестителю: «Ибо он тот, о котором сказал пророк Исаия: глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему».

Употребляется в значении: отчаянный призыв.

Гога и Магога (нечто страшное, свирепое).

Гог – свирепый царь царства Магог. Упоминается и в Ветхом Завете, и в Апокалипсисе.

Голгофа

Возвышенность на северо – западной окраине Иерусалима, где был распят Иисус Христос.

Округлая форма возвышенности, напоминающая человеческий череп (лоб), и дало ей название, переводимое дословно как череп или лобное место. «И, неся крест Свой, Он вышел на место Лобное, по – еврейски Голгофа; там распяли Его».

Употребляется как символ страдания. По преданию, на Голгофе захоронен первый человек Адам, поэтому в нижней части Распятия часто изображается человеческий череп – Адамова голова.

Впоследствии места казни во многих странах стали называть Лобным местом.

Голубь мира.

Из повествования о Всемирном потопе.

Голубь, выпущенный Ноем из ковчега, принёс ему масличный лист, как свидетельство того, что потоп окончился, появилась суша, гнев Божий сменился милостью.

В память о тех событиях голубь с масличной (оливковой) ветвью стал считаться символом примирения.

Этот библейский сюжет был взят за основу художником Пабло Пикассо, нарисовавшем в 1949 году эмблему для Первого Всемирного конгресса сторонников мира. См. также Хляби небесные.

Горы свернуть.

Христос сказал своим ученикам, что для искренне верующего человека нет ничего невозможного – он может даже передвинуть горы: «Если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: „перейди отсюда туда“, и она перейдёт; и ничего не будет невозможного для вас».

Выражение «горы свернуть» употребляется в значении: сделать нечто сверхвозможное от избытка энтузиазма.

Грехи молодости (сожаление о юношеских ошибках и заблуждения).

«Грехи юности моей… не вспоминай… Господи!».

Да минует меня чаша сия.

«Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты».

Так молился Иисус в Гефсиманском саду накануне Своих крестных страданий.

Употребляется в значении: пусть беда пройдёт мимо и не коснётся меня.

До кровавого пота (трудиться до изнеможения; высшая степень напряжения).

Когда Иисус молился в Гефсиманском саду, накануне Своего распятия, то капли пота, стекающие с Его лица были кровавого оттенка. «И, находясь в борении, прилежнее молился, и был пот Его, как капли крови, падающие на землю».

Добрый самаритянин (человек, готовый бескорыстно прийти на помощь). Точнее – самарянин.

Из евангельской притчи о добром самарянине, в которой рассказывается, как у дороги лежал израненный и ограбленный разбойниками человек. Все, проходящие мимо единоверцы не спешили оказать помощь несчастному, так как были заняты своими делами.

Лишь добрый самарянин – представитель другой веры, проживающий в Самарии – поднял израненного, отвёз его в гостиницу и заплатил за его приют и лечение.

Дом, построенный на песке (нечто зыбкое, непрочное).

«А всякий, кто слушает сии слова Мои и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке; и пошёл дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое.

Допотопные времена, а также: допотопные суждения.

Употребляется в значении: очень древнее, существовавшее чуть ли не до всемирного потопа.

В этом же значении употребляется и выражение Адамовы времена – далёкая старина, чуть ли не времена жизни первого человека Адама.

Древо познаний. Вкусить от древа познания.

Бог разрешил Адаму и Еве вкушать плоды со всех деревьев, произрастающих в раю, кроме Древа познания добра и зла.

В настоящее время выражение «вкусить от древа познания» употребляется в значении: приобретать знания, постигать смысл разнообразных явлений. При этом не принимается во внимание сам факт запрета. См. также Запретный плод, Первородный грех.

Жнёт, где не сеял (пользуется плодами чужого труда).

«Жнёшь, где не сеял, и собираешь, где не рассыпал», – слова ленивого раба по отношению к хозяину в евангельской притче о талантах.

За други своя.

«Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих».

По – церковнославянски «за друзей своих» – «за други своя».

Употребляется в значении: встать на защиту отечества; погибнуть, защищая близких.

Заблудшая овца (человек, сбившийся с пути истинного).

Из евангельской притчи о радости хозяина, нашедшего и возвратившего в стадо одну заблудившуюся овцу.

Запретный плод.

Из повествования о Древе познания добра и зла, плоды которого Бог запретил срывать Адаму и Еве.

Нарушив Божий запрет, Адам и Ева тем самым совершили грехопадение. Очень часто на картинах, посвящённых грехопадению человека, в качестве плода Древа познания добра и зла изображают яблоко. Произошло это, возможно, из – за близкого обозначения двух латинских существительных: malus (зло) и malum (яблоко). См. также Древо познаний, Змий – искуситель, Первородный грех.

Зарывать талант в землю.

Из евангельской притчи о рабе, зарывшем в землю талант (мера веса серебра) вместо того, чтобы употребить его в дело и получить прибыль.

Слово «талант» впоследствии стало синонимом выдающихся способностей.

Употребляется в значении: человек по каким – то причинам не даёт развиться заложенным в нём способностям.

Зеленый змий (водка, всякий алкоголь).

Допиться до зелёного змия – довести себя до сильнейшей степени опьянения.

Змеем (По – церковнославянски – змием) названо вино в распространённых и любимых в народе Притчах: «Не смотри на вино… впоследствии, как змей, оно укусит, и ужалит как аспид». Определение же «зелёный» родилось от древнего названия водки – зельено вино, т. е. вино, приготовленное из зелья (старинное название трав, травянистых растений, злаков). В некоторых местностях зельем назывались пряности и различные острые приправы к кушаньям, и зельено вино означало горькую водку, приправленную полынью, перцем и тому подобным зельем.

Впоследствии зельено вино трансформировалось в зелёное вино и, соответственно, знак водки – змий – также стал зелёным.

Земля обетованная (обретённое благодатное место).

«И иду избавить его от руки Египтян и вывести его из земли сей и ввести его в землю хорошую и пространную», – обещал Бог иудейскому народу при избавлении его от египетского рабства. Земля эта была Землёй Ханаана, обетованной (обещанной) же её назвал апостол Павел. См. также Родные палестины.

Злачное место.

Слова псалма «Он покоит меня на злачных пажитях» по-церковнославянски звучат: «На месте злачне, тамо всели мя». «Место злачное» – место, изобилующее злаками.

В обиходе выражение приобрело совершенно другой смысл – место пьянства и разврата.

Злоба дня (актуальная проблема данного времени).

«Довольно для каждого дня своей заботы». По-церковнославянски: «Довлеет дневи злоба его».

Змий искуситель.

Сатана в образе змея соблазнил Еву вкусить плоды с запретного дерева познания добра и зла, за что она и Адам, который подался его уговорам и также вкусил эти плоды, были изгнаны из рая.

Выражение употребляется по отношению к коварному соблазнителю. См. также Древо познаний, Запретный плод, Первородный грех.

Знамение времени (типичное общественное явление для данного времени, проясняющее его тенденции).

«Лицемеры! различать лице неба вы умеете, а знамений времен не можете?», – упрёк Иисуса Христа фарисеям и саддукеям, просившим Его показать знамение с неба.

Золотой телец (власть денег, богатство).

После выхода из египетского рабства иудеи, странствуя по пустыне, отступили от истинного Бога и поклонились и вместо Него египетскому богу, сделанному из золота, в виде тельца (быка). См. также Не сотвори себе кумира.

И враги человеку домашние его.

Фраза из Евангелия, свидетельствующая о том, что человек, уверовавший во Христа, может встретить непонимание и недоброжелательность даже со стороны своих родных и близких, которые будут препятствовать ему активно участвовать в жизни Церкви.

Применяется в случае, когда человека не понимают его близкие.

Избиение младенцев (расправа над беззащитными).

Когда царю Ироду стало известно, что в Вифлееме родился Христос, он велел убить всех младенцев возрастом до двух лет.

Имя Ирод как символ жестокости, стало нарицательным, также, как и другие библейские имена: Голиаф – великан, Иуда – предатель,Каин – братоубийца.

Из искры возгорится пламя.

Известные строчки из стихотворения поэта – декабриста А. Одоевского, написанного им в ответ на стихотворное послание А. Пушкина «Во глубине сибирских руд».

Соответствующий же библейский текст – следующий: «Если подуешь на искру, она разгорится».

Изгнание из храма (освободить святое место от недостойных).

Иисус изгнал из Божьего храма торгующих и опрокинул столы с деньгами у менял.

Имеющий уши, да услышит.

«Кто имеет уши слышать, да слышит».

Фраза, которой Иисус часто заканчивал свои иносказательные притчи.

Употребляется как призыв понять скрытый смысл сказанного.

Имя им легион.

«Легион имя мне, потому что нас много», – так ответил бес, изгнанный Иисусом из одержимого, на вопрос: «Как тебе имя?».

Употребляется в значении: великое множество.

Иов многострадальный (человек, испытывающий множество бедствий).

В книге Иова из Ветхого Завета рассказывается о счастливом и богатом человеке по имени Иов (по-древнееврейски – преследуемый), отличавшимся добродетельной жизнью и благочестием. По попущению Божию на Иова неожиданно обрушилось одно за другим множество несчастий. Но все беды и невзгоды Иов переносил безропотно, вознося хвалу Богу.

И Бог вознаградил его за долготерпение, вернув здоровье, богатство, любовь близких и семейную радость.

Испить чашу до дна (претерпеть испытание до конца).

«Воспряни, воспряни, восстань, Иерусалим, ты, который из руки Господа выпил чашу ярости Его, выпил до дна чашу опьянения, осушил».

Под чашей гнева Божия, которую до конца испил Иерусалим, подразумевается чаша бедствий и страданий, попущенных Богом за грехи его жителей и для вразумления их.

Иисус Христос предупредил Своих учеников, что и им придется испить чашу страданий, подобную той, которую предстоит испить и Ему для искупления грехов всего человечества.

Иудин поцелуй (коварное предательство, прикрытое лицемерным проявлением мнимой любви).

Один из двенадцати учеников – Иуда Искариот предал Спасителя иудеям и для того, чтобы выделить Христа из толпы и указать стражникам, подошёл и поцеловал Его.

Ищите и обрящете (призыв к действию).

В переводе с церковнославянского языка означает: «ищите и найдёте». «Ищите, и найдёте; стучите и отворят вам».

Так наставлял Христос Своих учеников. Такой же смысл заложен в выражении «Кто ищет, тот всегда найдёт».

Казни египетские (тяжкие бедствия, мучения).

За отказ фараона освободить еврейский народ из плена, Бог покарал Египет десятью суровыми наказаниями, по-церковнославянски – казнями. См. также Тьма египетская.

Каин. Каинова печать.

Каин – один из сыновей Адама и Евы, после убийства своего брата Авеля был проклят Богом: «Голос крови брата твоего вопиет ко Мне от земли; и ныне проклят ты от земли, которая отверзла уста свои принять кровь брата твоего от руки твоей… ты будешь изгнанником и скитальцем на земле.

Имя Каин стало нарицательным в значении – преступник, братоубийца, а также – мятущийся, беспокойный, неустроенный человек.

Бог наказал Каина долгой неприкаянной жизнью и запретил людям мстить ему, а чтобы по ошибке никто не убил Каина, сделал ему знак: «И сделал Господь Бог Каину знамение, чтобы никто, встретившись с ним, не убил его. Знамение это было сделано и в назидание человечеству, чтобы вид его стал предупреждением и вразумлением для последующих родов.

По святоотеческому толкованию знамение (знак, печать) это было сделано на челе.

Выражение «каинова печать» употребляется в значении: знак преступника, братоубийцы, знак проклятия.

Камень преткновения (препятствие на пути).

«И будет Он… камнем преткновения, и скалою соблазна» – цитата из Ветхого Завета. Часто цитируется в Новом Завете по отношению к Иисусу Христу, Которого не приняли и отвергли иудеи. См. также Краеугольный камень.

Камни возопиют.

«А когда Он приблизился к спуску с горы Елеонской, все множество учеников начало в радости велегласно славить Бога за все чудеса, какие видели они… И некоторые фарисеи из среды народа сказали Ему: Учитель, запрети ученикам Твоим. Но Он сказал им в ответ: сказываю вам, что если они умолкнут, то камни возопиют».

Этими словами Христос дал понять фарисеям, что истину скрыть нельзя и если ученики перестанут воздавать Ему хвалу, как Богу, то тогда за них это сделают безмолвные камни.

В настоящее время выражение используется в значении – крайняя степень негодования.

Камня на камне не оставить (разрушить до основания).

«Не останется здесь камня на камне, всё будет разрушено», – пророческие слова Иисуса о предстоящем разрушении Иерусалима, которое произошло через сорок лет после распятия Христа.

Книга за семью печатями (нечто недоступное и непонятное).

«И видел я в деснице у Сидящего на престоле книгу,.. запечатанную семью печатями… И никто не мог, ни на небе, ни на земле, ни под землею, раскрыть сию книгу, ни посмотреть в неё» (Откр.).

Князь мира сего (сатана).

«Ныне суд миру сему; ныне князь мира сего изгнан будет вон».

Козёл отпущения —

(тот, на кого сваливают чужую вину, кто несёт ответственность за других).

Животное, на которое символически возлагались грехи, совершённые всем израильским народом. После того, как первосвященник возлагал руки на голову козла и исповедовал над ним все прегрешения израильского народа, козёл изгонялся (отпускался) в пустыню.

Колосс на глиняных ногах —

(нечто грандиозное с виду, но имеющее легко уязвимые места).

Из библейского рассказа о сне царя Навуходоносора, в котором он увидел огромного металлического истукана (колосса) на глиняных ногах, рухнувшего от удара камня, – символ его царства, которому суждено было разрушиться.

Кому много дано, с того много спросится.

«И от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут».

Корень зла (причина многих злых дел).

«Как будто корень зла найден во мне», – говорил Иов.

«Ибо корень всех зол есть сребролюбие», – учил апостол Павел.

Краеугольный камень (нечто важное, основополагающее).

«Я полагаю в основание на Сионе камень, – камень испытанный, краеугольный, драгоценный, крепко утверждённый».

Неоднократно цитируется в Новом Завете по отношению к Иисусу Христу – основоположнику новой мировой религии. См. также Во главу угла, Камень преткновения.

Крестный путь (символ страданий).

Путь Христа на Голгофу. См. также Нести свой крест, Голгофа.

Кто ищет, тот всегда найдёт. См. Ищите, и обрящете.

Кто имеет уши, да услышит.

В беседах с простым народом Христос часто излагал принципы новой религии иносказательно – притчами, добавляя при этом «Если кто имеет уши слышать, да слышит!».

Употребляется в значении – воспринимай сказанное со вниманием, так как вполне возможно, что в услышанных тобою словах заложен некий тайный смысл.

Кто не без греха.

«Кто из вас без греха, первый брось на неё камень», – ответ Иисуса Христа книжникам и фарисеям, приведшим Ему женщину, уличённую в прелюбодеянии, смысл которого: человек не имеет морального права осуждать другого, так как сам грешен (см. также Первым бросить камень).

Безгрешных же людей нет: «Если говорим, что не имеем греха, – обманываем самих себя, и истины нет в нас».

Выражение «кто не без греха» часто применяется в оправдание собственных слабостей.

Кто не работает, тот не ест.

Во времена советской власти выражение стало одним из официальных лозунгов, клеймящих тунеядство. «Если кто не хочет трудиться, тот и не ешь».

Кто не с нами, тот против нас.

Часто применяемое выражение по отношению к оппонентам, исходящее из искаженной интерпретации евангельского текста: «Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает.

Этими словами Христос подчёркивает, что в духовном мире существует только два царства: добра и зла, Бога и сатаны. Третьего не дано.

Народная мудрость на сей счёт гласит: «От Бога отстал – к сатане пристал».

Приведенные слова Бога были сказаны Им по отношению к Нему Самому, ученикам же Христос заповедал: «Кто не против вас, тот за вас», говоря тем самым, что в мире нужно искать поддержки у тех, кто им сочувствует.

Кто с мечом придёт, от меча и погибнет.

«Ибо все, взявшие меч, мечом погибнут», – слова Иисуса о недопустимости кровопролития.

В настоящее время выражение используется как предупреждение агрессорам.

Кто сеет ветер, тот пожнёт бурю —

(предупреждение подстрекателям). «Так как они сеяли ветер, то и пожнут бурю».

Легче верблюду пройти сквозь игольные уши (трудность, а иногда невозможность, достичь чего-либо).

«Трудно богатому войти Царство Небесное… удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие».

Под игольными ушами здесь подразумеваются низкие узкие ворота в стене Иерусалима, близ Судных ворот, предназначенные для людей, но не для животных.

Этими словами Христос не говорит, что богатым невозможно войти в Царство Небесное, а что только трудно, так как велика опасность пристрастия к богатству и благам земным и забвения Бога. Кем овладело богатство, кто служит ему как раб, тому спастись невозможно, а кто сам полновластный господин своего богатства, кто не служит ему, а употребляет его во славу Божью, тот спасается.

Лезть на рожон (предпринимать что-либо, заведомо обречённое на неудачу).

Рожон – заострённая палка для управления бычьей упряжкой; заострённый шест, кол. «Трудно тебе идти против рожна», – предупредил Иисус Христос Савла, ярого гонителя христиан. Потрясённый встречей с Богом, Савл стал одним из основателей христианства – апостолом Павлом (см. Превращение Савла в Павла).

Производными от выражения «лезть на рожон» стали выражения: «какого рожна?» – почему?; «какого рожна надо?» – что ещё нужно?

Лобное место – см. Голгофа.

Ловцы душ.

Так говорят обычно о людях, обращающих других в свою веру. Призвав первых апостолов, которые были рыбаками, Христос сказал им: «Идите за Мною, и Я сделаю, что вы будете ловцами человеков».

Ложь во спасение (ложь во благо обманываемого).

Искажённое понятие церковнославянского текста: «Ложь конь во спасение, во множестве же силы своея не спасется», что означает: «Ненадёжен конь для спасения, не избавит великою силою своею».

Манна небесная (что – то ценное и неожиданное).

Пища, посланная Богом с неба израильскому народу во время сорокалетнего скитания в пустыне.

Ждать как манну небесную – ждать с нетерпением.

Масличная (оливковая) ветвь (символ мира).

Из повествования о Всемирном потопе. См. Голубь мира.

Мафусаилов век (долголетие).

Мафусал (Мафусаил) – один из первых библейских патриархов, проживший 969 лет.

Мерзость запустения (крайняя степень разорения).

«И на крыле святилища будет мерзость запустения», – пророчествовала пророк Даниил.

«Итак, когда увидите мерзость запустения, реченную чрез пророка Даниила, стоящую на святом месте, …тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы», – напомнил о пророчестве Даниила Иисус Христос.

Мёртвая буква (формальность, противоположная смыслу) – см. По букве и духу.

Метать бисер (понапрасну тратить слова перед людьми, не желающими или не умеющими оценить их смысл).

«Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его», – предупреждал Иисус Своих учеников. По – церковнославянски «не бросайте жемчуга» – «ни пометайте бисер».

Много званых, да мало избранных.

Скептическое выражение по поводу отсутствия достойных среди множества претендентов. Основано на евангельском тексте: «Ибо много званых, а мало избранных» в притче о работниках в винограднике, и в притче о брачном пире царского сына.

Молочные реки, кисельные берега.

При выводе иудейского народа из египетского рабства Бог обещал ему благодатное место, «где течёт молоко и мёд» (см. также Земля обетованная, Родные палестины).

Цитируется многократно в Ветхом Завете.

Выражение «молочные реки, кисельные берега» как место беззаботной привольной жизни прочно закрепилось в русских народных сказках.

Молох. Всепожирающий огонь Молоха. Жертва Молоху.

Молох – идол огня, служение которому требовало человеческих жертвоприношений, особенно детей, которые сжигались (проводились через огонь), (см. также Геенна огненная).

Современный смысл Молоха – страшная, ненасытная сила, требующая человеческих жертв. Всепожирающим огнем Молоха часто называют войну.

Мудрость змия (жизненная мудрость).

«Будьте мудры, как змии, и просты, как голуби», – наставлял Христос учеников, посылая их во враждебный им мир на проповедь Слова Бога.

Мытарства. Мытарь.

Мытницами, мытнями назывались на Руси таможни, дворы для сбора пошлины (от слова «мыто» – пошлина за провоз или продажу товара, за проезд через мост, заставу и пр.)

Мытниками же называли сборщиков мыта. При переводе Библии на славянский язык иудейских сборщиков податей назвали мытарями. Мытари были ненавидимы и презираемы соотечественниками за их служение римским завоевателям, за жёстокие меры, применяемые при сборе податей, за мздоимство. Чтобы увеличить свои доходы, мытари зачастую своевольно завышали размеры налогов и часть присваивали себе.

Не отличались добропорядочностью и российские мытники, поэтому в обиходе мытарствовать означало плутовать, промышлять неправыми поборами, жить за чужой счет. Но постепенно слово «мытарство» стало приобретать совершенно другое значение.

Связано это с православным учением о состоянии душ усопших при переходе в мир иной. На пути к престолу Бога восходящая душа проходит испытания от духов по своим земным делам.

Весь путь души разделен на несколько отделений или судилищ, на которых приходящая душа обличается бесами в содеянных грехах. Каждое судилище (мытарство) соответствует определённой группе грехов и злые духи (мытари) пропускают душу лишь при возмещении нераскаянных грехов добрыми делами, совершёнными ею при земной жизни.

Современное значение слова «мытарство» – страдания, скитания, связанные с лишениями и бедами, житейская мука, жизнь в суете; «мытарь» же – человек, жизнь которого сплошные мытарства, бедолага, преследуемый несчастьями.

Накормить пятью хлебами.

Христос накормил пять тысяч человек, не считая женщин и детей, пятью хлебами и двумя рыбами.

Выражение применяется в значении: удовлетворить многих при очень ограниченных возможностях.

Не ведают, что творят.

«Отче! прости им, ибо не знают, что делают», – такими словами Спаситель обратился к Своему Небесному Отцу, выспрашивая у Него прощения для распинающих Его. По-церковнославянски это звучит так: «Отче, отпусти им: не ведят бо, что творят».

Не взирая на лица (беспристрастно, не считаясь с регалиями).

«Не различайте лиц на суде, как малого, так и великого выслушайте».

«Имейте веру в Иисуса Христа нашего Господа славы, не взирая на лица», – пишет апостол Иаков и в дальнейшем тексте указывает, что не стоит отдавать предпочтение богатым, и что главное богатство пред лицом Бога – это соблюдение главного нравственного закона жизни: любви к ближним.

Не гоже лилиям прясть.

Употребляется в значении: «Не стоит заниматься делами, для тебя не предназначенными».

Фраза, которой французский писатель Морис Дрюон назвал один из своих романов, основана на словах Христа: «Посмотрите на лилии, как они растут: не трудятся, не прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них».

Недостоин развязать ремень.

«Я крещу вас водою, но идёт сильнейший меня, у Которого я недостоин развязать ремень обуви; Он будет крестить вас Духом Святым и огнём».

Так говорил о Христе Иоанн Креститель.

Употребляется по отношению к лицу, стоящему выше других.

Неисповедимы пути Господни.

«О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его!», – славословие Богу, Который все и всех ведет к предназначенной Им цели, неисследимыми (неисповедимыми) для человека путями.

Выражение обычно применяется при неожиданном повороте судьбы.

Не мир принёс, а меч.

«Не думайте, что Я пришёл принести мир на землю; не мир пришёл Я принести, но меч».

Этими словами Христос поясняет апостолам, что вера в Него требует самоотречения, что Слово Бога есть меч духовный, который может разделить их даже с близкими людьми.

И в следующем далее тексте предупреждает о нелёгком пути, который предстоит пройти верующим в Него (см. И враги человеку домашние его).

Применение данного выражения по отношению к кому-либо, принесшему раздор вместо мира, исходит из неправильного понимания этого евангельского текста.

Неопалимая купина (символ вечного, непреходящего).

Горящий, но несгорающий куст терновника, в пламени которого Ангел Господень явился Моисею.

В Православии – символ Приснодевы Марии, сохранившей навечно своё девство и после рождения Иисуса Христа.

Не оскудеет рука дающего.

Выражение произошло от библейского текста: «Дающий нищему не обеднеет» (Притч.).

Не от мира сего.

«Вы от нижних, Я от вышних; вы от мира сего, Я не от сего мира», – из разговора Иисуса с иудеями, а также: «Царство Мое не от мира сего», – ответ Христа Понтию Пилату на вопрос, он ли есть Царь Иудейский, дающий понять, что Его Царство не земного, а небесного происхождения.

Неправильное понимание евангельского текста привело к тому, что выражение «не от мира сего» стало применяется по отношению к людям, отрешённым от реальностей жизни, чудакам.

Не скроется город, стоящий на верху горы.

Так обычно говорят о тех, кто служит людям, любимому делу до полной самоотдачи. «Вы – свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы», – сказал Христос Своим ученикам, приготавливая их для проповеди Евангелия и служения людям.

Выражение нередко используется в песнопениях, посвящённых православным святым.

Не сотвори себе кумира.

Выражение из второй заповеди Бога, запрещающей поклоняться ложным богам, идолам.

Церковь учит, что ложными кумирами для человека могут быть его чрезмерная озабоченность земными делами, его собственные страсти и привычки, рабом которых он становится.

Нести свой крест (покорно переносить тяготы своей судьбы).

Иисус сам нёс крест, на котором Ему предстояло быть распятым, и лишь когда Он изнемог, римские воины заставили нести крест некоего Симона Киринеянина. Не судите, да не судимы будете.

Цитата из Нагорной проповеди Иисуса Христа: «Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить».

Этими словами Иисус говорит, что чем строже человек судит других, тем строже он будет судим Богом. См. также Сучок в глазу.

Нет ни эллина, ни иудея (пред Богом все равны).

«Здесь нет различия между Иудеем и Еллином, потому что один Господь у всех», – сказал апостол Павел.

Нет пророка в своем отечестве.

«Никакой пророк не принимается в своём отечестве».

«Не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своём».

Так говорил Христос, вернувшись на Свою родину в Назарет. Несмотря на то, что слава о Его чудесах опередила Его, Он встретил недоверие соотечественников.

Выражение употребляется, когда люди не ценят достоинств своих близких, соотечественников.

Не хлебом единым.

«Не одним хлебом живет человек, но всяким словом, исходящим из уст Господа».

Цитируется Христом во время Его сорокадневного поста в пустыне в ответ на искушение сатаны.

Употребляется по отношению к пище духовной.

Ни на йоту не уступить (не уступить ни на малость).

«Ни одна йота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится всё», – слова Иисуса Христа, смысл которых – не допустимо даже малейшее отклонение от закона, пока не исполнятся все предначертания.

Под йотой здесь подразумевается знак древнееврейского алфавита – йод, по форме похожий на апостроф (незначительный знак).

Ничтоже сумняшеся. Ничтоже сумняся.

«Если же у кого из вас недостает мудрости, да просит у Бога, дающего всем просто и без упреков, и дастся ему. Но да просит с верою, нимало не сомневаясь», – учит апостол Иаков.

По-церковнославянски: «Да просит же верою, ничтоже сумняся».

Выражение употребляется в значении: не слишком сомневаясь, не колеблясь; часто – иронически.

Нищие духом.

«Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное».

Одна из девяти евангельских заповедей блаженства. Нищие духом – смиренные, лишённые гордыни, всецело доверяющие Богу, по выражению Иоанна Златоуста – «смиренномудрые».

В настоящее время выражение употребляется в искажённом смысле: ограниченные люди, лишенные духовных интересов.

Ноев ковчег.

Употребляется в значении – помещение, заполненное множеством разнообразных людей. В ковчеге, построенном Ноем, поместились представители всего животного мира (см. Всякой твари по паре) и, тем самым, спаслись при Всемирном потопе.

Потому и Церковь, спасающую людей от греха, часто называют ковчегом спасения.

Око за око, зуб за зуб.

«Перелом за перелом, око за око, зуб за зуб; как он сделал повреждение на теле человека, так и ему должно сделать», – ветхозаветный закон, регламентирующий степень ответственности за преступление, смысл которого: человеку, причинившему повреждение другому, не может быть установлено наказание больше содеянного, причём ответственность за это несёт конкретный виновник.

Закон этот имел очень важное значение, так как ограничивал распространённую в древние времена кровную месть, когда за преступление человека одного рода по отношению к представителю другого рода, мстили всем родственникам, причём местью, как правило, независимо от степени вины, была смерть.

Закон этот предназначался судьям, а не отдельному человеку, поэтому совершенно неверно современное толкование «око за око», как призыв к мести.

От лукавого —

(лишнее, ненужное, сделанное во вред по наущению дьявола).

«Но да будет слово ваше да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого», – слова Иисуса Христа, запрещающие клясться небом, землёю, головою клянувшегося.

Отделять плевелы от пшеницы —

(отделять истину от лжи, плохое от хорошего).

Из евангельской притчи о том, как враг посеял плевелы (злостные сорняки) среди пшеницы. Хозяин поля, опасаясь, что при выборке плевел можно повредить неокрепшую пшеницу, решил дождаться созревания её и лишь тогда выбрать и сжечь сорняки.

Отряхнуть прах от своих ног —

(навсегда порвать с чем-либо, отречься с негодованием).

«А если кто не примет вас и не послушает слов ваших, то, выходя из дома или из города того, отрясите прах от ног ваших».

Так наставлял Иисус Своих учеников перед тем, как отправить их в другие страны для распространения христианской веры. В основу данной цитаты положен древний иудейский обычай отрясать с ног дорожную пыль при возвращении в Иудею из путешествий в языческие страны, где даже дорожная пыль считалась нечистой.

Оцеживать комара —

(быть скрупулезным в мелочах, не замечая главного).

«Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры… Вожди слепые, оцеживающие комара, а верблюда поглощающие», – слова Христа по отношению к книжникам и фарисеям.

Ревнители закона процеживали вино и воду, выливаемую в сосуд, через сито, чтобы в сосуде не оказалось мёртвого комара, который осквернил бы его содержимое.

Христос осуждает тех, кто, останавливаясь на мелочах, совершенно забывает о внутреннем, важнейшем – о чистоте душевной, о жизни по заповедям Божьим.

Первородный грех (грех, присущий человеку с самого рождения).

Прародители человечества Адам и Ева согрешили перед Богом, выйдя из послушания и нарушив запрет вкушать плоды с древа познания добра и зла (см. Древо познаний, Запретный плод, Змий – искуситель), за что были наказаны Им изгнанием из рая (Быт.).

С тех пор, как следствие греха непослушания, нарушения гармонии отношений между Богом и человеком, восстания человека против воли Бога люди наследуют повреждённую человеческую природу. Даже только что родившийся человек уже несёт в себе грех наших прародителей.

Смывается первородный грех Таинством Крещения – Банею пакибытия.

Первым бросить камень (обвинить кого-либо, не имея на то достаточного морального права).

«Кто из вас без греха, первый брось на неё камень», – слова Иисуса Христа в ответ на искушения книжников и фарисеев, приведших к Нему женщину, уличённую в прелюбодеянии, смысл которых: не имеет морального права человек осуждать другого, так как сам грешен (см. также Кто не без греха).

Перекуем мечи на орала (призыв к разоружению).

«И перекуют мечи свои на орала, и копья свои – на серпы; не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать», – пророчествовал пророк Исаия. Орало – плуг.

Петь лазаря (не в меру жаловаться на судьбу).

Выражение «не пой лазаря» означает: не притворяйся слишком обездоленным.

В старину нищие очень любили петь песню, сложенную на сюжет евангельской притчи о богаче и Лазаре, пытаясь при этом разжалобить слушающих и напомнить им о бесславной кончине богача, который не был милосерден к бедному Лазарю.

Питаться мёдом и акридами (строго соблюдать пост, чуть ли не голодать).

Иоанн Креститель, живя в пустыне, вёл аскетический образ жизни и питался мёдом диких пчёл и акридами (саранчой).

Пламенеть духом (быть социально активным человеком, неравнодушным).

Апостол Павел наставлял христиан: «В усердии не ослабевайте; духом пламенейте; Господу служите».

Плоть от плоти (родственная близость).

«И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей», – слова о Еве, созданной Богом из ребра Адама.

По букве и духу.

«Он дал нам способность быть служителем Нового Завета, не буквы, но духа, потому что буква убивает, а дух животворит», – так сказал апостол Павел о дарованиях, полученных от Господа Иисуса Христа.

Употребляется в значении: отнестись к чему-либо не только по внешним формальным признакам (по букве), но и по внутреннему содержанию (по духу). Иногда в значении: формальность, противоположная смыслу – употребляется выражение Мёртвая буква.

По образу и подобию (создание очень схожего с чем-либо).

Бог – Единосущная Троица – сотворил человека по образу и по подобию Своему. «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему».

Посыпать голову пеплом (знак крайнего отчаяния и скорби).

Древний обычай иудеев в знак скорби посыпать голову пеплом или землёю. «И возвысили голос свой и зарыдали; и разодрал каждый верхнюю одежду свою, и бросали пыль над головами своими к небу»; «…разодрал одежды свои и возложил на себя… пепел».

Почивать от трудов праведных (отдыхать после трудных и полезных дел).

Из библейского повествования о сотворении мира: «И благословил Бог седьмой день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал» (Быт.).

Превращение Савла в Павла (резкая смена своих убеждений).

Савл был ярым гонителем первых христиан, но после того, как ему однажды явился Иисус Христос, стал одним из главных проповедников и основателей христианства – апостолом Павлом. См. также Лезть на рожон.

Претерпевший до конца спасётся.

«И будете ненавидимы всеми за имя Моё; претерпевший же до конца спасётся».

Этими словами Христос предупреждает учеников о предстоящих гонениях за веру в Него и обещает награду в Царстве Небесном тем, кто выдержит все мучения до конца и останется твердым в вере.

Современный смысл выражения – тот, кто выдержит все испытания до конца, обязательно будет за это вознаграждён.

Прилип язык к гортани (потерять дар речи от неожиданности или от возмущения). «Язык мой прильпнул к гортани моей».

Притча во языцех (у всех на устах, предмет общего разговора).

«И будешь… притчею и посмешищем у всех народов», – одно из проклятий нарушителям закона, сказанное священнослужителями левитами на горе Гевал. По-церковнославянски «у всех народов» – «во всех языцех».

Продать за чечевичную похлёбку (поступиться чем-либо важным ради мелкой выгоды).

Исав, старший из сыновей библейского патриарха Исаака, продал младшему брату Иакову за чечевичную похлёбку право своего первородства – особенного преимущества и права перед другими наследниками после смерти отца. (Быт.).

Птичка Божия.

Выражение употребляется по отношению к беззаботному человеку, не думающему о завтрашнем дне, наподобие птиц, о которых говорил Христос: «Взгляните на птиц небесных: они не сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их».

Этот евангельский текст в своё время вдохновил А. С. Пушкина на написание известных строчек: «Птичка Божия не знает ни заботы, ни труда…».

Пуп земли.

Центром (пупом) земли по преданию считается город Иерусалим.

Основанием для этого служит библейский текст: «Так говорит Господь Бог: это Иерусалим! Я поставил его среди народов, и вокруг его – земли».

Символический пуп Земли расположен в храме Гроба Господня.

В настоящее время выражение «пуп земли» большей частью употребляется иронически по отношению к человеку, склонному преувеличивать собственную значимость.

Путеводная звезда

Вифлеемская звезда, указывающая путь восточным мудрецам (волхвам), шедшим поклониться родившемуся Богомладенцу Христу.

Употребляется в значении: то, что направляет и вдохновляет чью-либо жизнь или деятельность.

Райский уголок (благодатное место, отличающееся от окружающей обыденности).

Рай – название Эдемского сада (См. Эдем), где царит вечная счастливая жизнь без болезней и печали. После грехопадения человека (см. Древо познаний, Запретный плод, Змий-искуситель, Первородный грех) рай оказался закрытым для человека.

Своей Крестной смертью и Воскресением Христос открыл двери рая и у верующих в Него людей появилась надежда наследовать Царство Небесное.

Ребро Адама.

По библейскому повествованию (Быт.) прародительница человечества Ева была сотворена Богом из ребра первочеловека Адама (см. также Плоть от плоти).

Ребром Адама иронично называют женщин, отсюда и известная поговорка «Седина в бороду, бес в ребро».

Родные палестины (символ родины).

При избавлении из египетского рабства иудейскому народу была обещана Богом новая родина – земля Ханаана, фактически состоящая из нескольких земель, населённых разными народностями.

Земля Филистимская Палешет (Палестина), расположенная на севере, стала известна западному миру раньше, чем другие земли и это название в западных источниках постепенно закрепилось за всей Израильской землёй.

В I веке столица Израиля Иерусалим был разрушен, а евреи рассеяны по всему миру. Через две тысячи лет евреи возродили государство Израиль и со всего мира возвращаются в родные палестины. См. также Земля обетованная.

Светопреставление.

Второе пришествие Христа, когда Спаситель мира будет судить человечество, воздавая каждому по делам его, именуется в обиходе светопреставлением, то есть преставлением (смертью) света (нынешнего мира).

В настоящее время чаще всего употребляется как синоним суматохи, неразберихи.

Святая святых (сокровенное, тайное, недоступное для непосвященных); отгороженная завесой часть скинии (походного иудейского храма), входить в которую могли только первосвященники один раз в год. «И будет завеса отделять вам святилище от Святаго-святых».

Скрежет зубовный.

«Там будет плач и скрежет зубов», – слова Иисуса Христа об ужасах ада.

В переносном смысле употребляется как бессильная ярость.

Скрижали истории.

На горе Синай Бог вручил Моисею каменные доски – скрижали, на которых были высечены десять заповедей.

Выражение «записать в скрижали истории» означает вписать навечно в историю великие события.

Слуга двух господ.

«Никакой слуга не может служить двум господам, ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить, или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть».

Выражение употребляется по отношению к людям, тщетно пытающимся угодить одновременно многим. Второе значение – внешне благочестивый человек, обуреваемый тайными пороками.

Служить мамоне (чрезмерно заботиться о материальных благах).

«Никто не может служить двум господам… Не можете служить Богу и маммоне», – слова Христа, осуждающие чрезмерное увлечение земными благами в ущерб спасению души.

Мамона (в современное транскрипции с одним «м») – богатство или земные блага.

Содом и Гоморра

(распущенность, а также крайняя неразбериха).

Из библейского повествования о городах Содоме и Гоморре, которые Бог покарал за распущенные нравы их жителей.

Соломоново решение (мудрое решение, устраивающее всех, как правило, неожиданное, порой противоречивое).

В книге Царств рассказано о том, как к царю Соломону пришли две женщины с младенцем. Каждая из них претендовала на младенца как на своего.

Чтобы разрешить спор, Соломон отдал неожиданный для всех приказ. Он велел принести меч и разрубить младенца пополам, чтобы каждой женщине досталось по половине.

Одна из спорящих согласилась: «Пусть же не будет ни мне, ни тебе, рубите».

Вторая женщина ужаснулась жестокой «справедливости» царя и отказалась от ребёнка в пользу соперницы, лишь бы сохранить ему жизнь.

Так мудрый Соломон определил, что она и есть истинная мать ребёнка и отдал ей младенца целым и невредимым.

Соль земли (наиболее активная, творческая часть народа).

В древности соль считалась символом чистоты. «Вы соль земли», – сказал Иисус Христос верующим в Него людям, что означает: верующие – лучшая, полезная для общества часть людей, в обязанности которых входит хранить свою духовную чистоту.

Столп истины.

Столпом и утверждением истины апостол Павел назвал Святую Церковь.

Выражение применяется по отношению к какому-либо авторитету, иногда в ироническом смысле.

Столпотворение. Вавилонское столпотворение

(в переносном смысле – суматоха, полный беспорядок).

На церковнославянском языке «столпотворение» – строительство столпа (столба, башни).

В книге Бытия рассказано о попытке людей построить в городе Вавилоне башню (столп) до небес, чтобы осуществить свои горделивые планы и обессмертить себя в глазах потомков. Бог наказал возгордившихся людей и, смешав их языки так, что они перестали понимать друг друга, рассеял по всей земле (Быт.). См. также Вавилон.

Суббота для человека, а не человек для субботы

Не следует слепо подчиняться установившимся правилам, памятуя, что традиции и предания – это не самоцель, что в первую очередь они должны приносить пользу человеку, а не быть инструментом его порабощения.

Ученики Христа, проходя в субботу по полю, стали рвать колосья, чтобы утолить голод. Фарисеи упрекнули Христа в том, что Его ученики нарушают заповедь, запрещающую совершать в субботу какую-либо работу, к которой они отнесли и срывание колосьев. На что Спаситель ответил: «Суббота для человека, а не человек для субботы».

Суета сует.

Имеется ввиду малость людских хлопот и дел перед Богом и Вечностью. «Суета сует, сказал Екклесиаст, суета сует, – всё суета!»

Сучок в глазу (обращать внимание на чьи – нибудь мелкие недостатки, не замечая крупных своих).

«Что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоём глазе не чувствуешь?», – слова из Нагорной проповеди Христа, в которых осуждается лицемерие тех, кто судит других, не замечая своих недостатков. См. также Не судите, да не судимы будете.

Тайна сия велика есть.

Церковнославянский текст выражения из Послания к Ефесянам: «Тайна сия велика», – говорит апостол Павел о тайне союза между мужчиной и женщиной в христианском браке, схожей с тайной отношения Христа к Церкви, напоминающей отношения мужа к жене.

Употребляется по отношению к чему-либо недоступному, тщательно скрываемому; часто в ироническом смысле.

Тайная вечеря.

Накануне Своей Крестной смерти Христос втайне от книжников и фарисеев, искавших Его, чтобы предать суду, собрал Своих учеников для пасхальной вечери – трапезы, совершаемой накануне иудейской Пасхи.

После тайной вечери произошли главные евангельские события: арест и распятие Спасителя, Его Крестная смерть и воскресение из мёртвых.

Выражение «тайная вечеря» употребляется в значении: тайное собрание единомышленников накануне важных событий.

Твори в тайне и воздастся явно (призыв не тщеславиться своей благотворительностью).

«Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного… Когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая, чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно», – говорил Христос в Нагорной проповеди, предупреждая об опасности тщеславия и славолюбия.

Когда человек делает богоугодные дела напоказ, привыкая слышать похвалу от людей, он уже служит не Богу, а своим страстям – гордости, тщеславию, самолюбию.

Но, служа самим себе, такие люди теряют право на получение награды от Бога, ибо «они уже получают награду свою».

Сам Христос, исцеляя больных, изгоняя бесов, старался избежать человеческой славы и поэтому часто запрещал исцелённым распространяться о том, Кто их исцелил.

Терновый венец (тяжкие испытания).

Перед распятием воины надели Христу на голову колючий терновый венец.

Тридцать сребреников (символ предательства).

За тридцать сребренников Иуда предал Христа первосвященникам. Сребренник – древняя иудейская монета, по достоинству равная четырём греческим драхмам.

Труба иерихонская (не в меру громкий голос).

Из повествования об осаде иудеями города Иерихона.

Бог чудесным образом разрушил стены города в то время, когда священники трубили в трубы, а народ воскликнул громким голосом.

Тьма египетская (глубокая, беспросветная тьма).

Из библейского повествования об одном из чудес, совершённых Богом через пророка Моисея для предупреждения фараону, который отказывался отпускать из Египта находящихся там в рабстве иудеев: «Моисей простёр руку свою к небу, и была густая тьма по всей земле Египетской три дня».

Тьма кромешная (символ ада).

«А сыны царства извержены будут во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов», – слова Иисуса Христа по отношению к евреям, которые, будучи признанными сынами царства, не приняли в Христе Бога и потому были отвергнуты. По – церковнославянски «тьма внешняя» – тьма кромешная.

Умывать руки (устраниться от ответственности).

«Пилат, видя, что ничто не помогает,.. взял воды и умыл руки перед народом, и сказал: не виновен я в крови Праведника Сего».

Римский прокуратор Понтий Пилат, уклоняясь от ответственности за казнь Христа, совершил принятое среди иудеев ритуальное умовение рук в знак непричастности к совершаемому убийству.

Устами младенцев глаголет истина.

Первосвященники были возмущены радостными возгласами детей, возносящих хвалу Иисусу Христу, на что Спаситель ответил: «Разве вы никогда не читали: из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу?».

Здесь Христос привел выдержку из восьмого псалма (третий стих), в котором славится Бог, тем самым говоря, что дети, хотя и мало сведущие в Писании, сердцем признали в Нём Бога и провозгласили истину.

Фарисейство (лицемерие).

Фарисеи – религиозно-политическая партия в древней Иудее, представители которой были сторонниками показного строгого исполнения обрядовых сторон иудейской религии. Будучи учителями закона, фарисеи хотя и исполняли внешне закон, не стремились к внутреннему преображению.

Иисус, обличая религиозное ханжество, часто называл их лицемерами: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры». Фиговый листок (недостаточное, поверхностное оправдание чего-либо, а также лицемерное прикрытие чего-либо постыдного).

Адам и Ева, познавшие стыд после грехопадения (вкушения Запретного плода с Древа познания добра и зла), опоясались листьями смоковницы (фигового дерева) (Быт.).

Скульпторы часто использовали фиговый листок при изображении нагого тела.

Фома неверующий (сомневающийся человек).

Апостол Фома решил лично убедиться в воскресении Христа: «Если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в рёбра Его, не поверю».

Это цитата послужила основой для выражения Вложить персты в язвы – недоверие, желание убедиться в чем-либо на собственном опыте, а также: коснуться уязвимого, больного места.

Последующим апостольским служением и смертью ради веры Христовой апостол Фома искупил своё минутное сомнение.

Хлеб насущный (необходимое пропитание).

«Хлеб наш насущный дай нам на сей день», – из молитвы «Отче наш».

Хляби небесные (ныне шуточное выражение о проливном дожде).

Из библейского повествования о Всемирном потопе: «Разверзлись все источники великой бездны, и окна небесные отворились; и лился на землю дождь орок дней и сорок ночей».

По-церковнославянски «окна» – «хляби». См. также Голубь мира.

Хранить, как зеницу ока (хранить как самое драгоценное).

«Хранил его, как зеницу ока Своего», – так хранил Бог народ иудейский при странствовании по пустыне из Египта в землю обетованную.

«Храни меня, как зеницу ока», – обращение псалмопевца Давида к Господу.

Что есть истина?

Между Христом и Пилатом произошёл следующий диалог: «Я на то и родился и на то пришёл в мир, чтобы свидетельствовать о истине… Пилат сказал Ему: что есть истина?».

С тех пор вопрос Пилата, оставшийся без ответа, стал характеристикой высшей степени скептицизма.

Что посеешь, то и пожнёшь.

Употребляется в смысле: человек сам хозяин своей судьбы и очень часто его счастье или, наоборот, несчастье являются результатом его деятельности.

«Что посеет человек, то и пожнёт». «Кто сеет скупо, тот скупо и пожнёт; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнёт».

Эдем, эдемский сад (символ рая).

Во второй главе книги Бытия сказано, что Бог насадил в Едеме (Эдеме) рай – благодатное место, где царит вечная счастливая жизнь.

Юдоль плача (место печали и страданий).

«Проходя долиною плача…». По – церковнославянски «долина» – «юдоль».

Яко тать в нощи (неожиданно появиться).

Апостол Павел предупреждает фессалоникийцев о неожиданности Второго пришествия Христа: «О временах же и сроках нет нужды писать к вам, братия, ибо сами вы достоверно знаете, что день Господень так придет, как тать ночью». По – церковнославянски «как тать ночью» – «якоже тать в нощи».

 

Блудные пингвины

(басня современного пятиклассника)

Три сына было у Пингвина, Свое гнездо, родная льдина — О чем мечтать еще на свете? Но быстро подрастали дети. Им надоел мороз трескучий, Метели, вьюга и пурга. Взялись они, на всякий случай, Искать другие берега. Бананы, киви, мандарины… Как без экзотики прожить? Ох, эти глупые пингвины! Вчера решили – завтра плыть. Отец на берегу остался И ждал. Пингвин не сомневался, Что три его заблудших сына Вернутся на родную льдину. А тем экзотика приелась — Им мерзлой рыбки захотелось! Они признали наконец: Там хорошо, где ждет отец. _______________ Кто от отцовских рук отбился, Тот в этой жизни заблудился

Притча о блудном сыне – одна из притч Иисуса Христа, приводимая в Евангелии от Луки. Она учит добродетелям покаяния и прощения.

Данная притча «лежит в самой сердцевине христианской духовности…» Эта притча также «являет образ покаяния грешного человека и милосердия Божия к нему».

Помимо версии, существующей в Евангелии от Луки, она также является частью устной и письменной еврейской традиции.

Чтобы людям было понятно, как безгранична любовь Бога к человеку и как велика радость покаяния, Христос рассказал несколько притч. Среди них особенно яркая – Притча о блудном сыне.

«Ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее (Евангелие oт Матфея).

«Тот, кто придет к Нему никогда не будет изгнан, гласит Слово» (Евангелие oт Иоанна).

«Не имеет значение, что он сделал или не сделал. Не имеет значения его/ее прошлое. Сын Божий желает не осудить, а спасти» (Евангелие oт Иоанна).

Сострадание отца в этой притче это отражение сострадания Отца Бога (Иисус рассказал эту притчу в связи с радостью на небесах, когда грешник возвращается).

Бог «хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины». (1-e послание к Тимофею).

…Сын пришел в себя и выбрал путь возвращения домой. Все мысли, которые пришли ему в голову были правильными и праведными: после того, что он сделал, у него не было права называть себя сыном своего отца. Он разрушил все его труды своей блудной жизнью.

Но Отец увидел его издалека. Это показывает, что он следил за дорогой. Несмотря на то, что сын забрал свое наследство и покинул дом, отец не был безразличен.

Он ждал день за днем его возвращения. Если бы он мог его найти, он пошел бы и умолял бы его вернуться – как «Господь призывает нас примириться с Ним « (2-e послание к Коринфянам).

Отец ждал. Он смотрел на дорогу, и как только он увидел, что сын идет, он ПОБЕЖАЛ навстречу к нему!

Действительно трогательная картина: отец бегущий, чтобы обнять и поцеловать сына, который потратил все имущество, живя блудной жизнью. Однако разве не тоже самое с Богом?

Как отец в этой притче, Бог ждет потерянных овец, и когда одна из них возвращается, обнимает ее и целует.

Отец забывает и стирает прошлое сына, который возвращается. Он не судит за то, что было: «Древнее прошло, теперь все новое» (2-e послание к Коринфянам) Таким образом, отец в этой притче, вместо того, чтобы вышвырнуть своего сына, как делают многие отцы, когда сталкиваются с мятежом в своих детях, даже если они раскаиваются, вместо того, чтобы давать ему испытательный срок, он обнял его, он поцеловал его и зарезал самого жирного теленка, что у него был.

Толкование некоторых выражений притчи.

1. У некоторого человека было два сына:

Под образом этого человека представляется Бог; два сына – это грешники и мнимые праведники и книжники.

2. Дальняя сторона:

Есть образ далекого отчуждения грешника от Бога, глубокого падения его нравственного.

3. Настал великий голод:

К бедствию присоединилось новое внешнее бедствие, которое сильно должно было подействовать на юного развратника. Так нередко Бог посылает на грешника бедствия внешние, чтобы более образумить его, и эти беды суть для него и наказание и вместе призыв Божий к покаянию.

4. Пасти свиней:

Самое унизительное для истого иудея занятие. Закон иудейский запрещал иудеям есть свинину, свинья была для них противным животным. Так нередко грешник, когда привязывается, чтобы заглушить сознание свое греховное, к какому-либо мирскому предмету, унижается еще более и доходит до самого бедственного состояния.

5. Встану, пойду к отцу моему:

Решимость грешника оставить грех и покаяться. Бог милосерден, призывающий снова к себе грешника! Благословенна минута, в которую в темной душе грешника засвечивается этот луч надежды на милосердие Бога и решимости покаяться!

Не достоин называться сыном:

Рвение глубокого смирения и не достоинства, каковыми сопровождается истинное покаяние грешника.

6. В число наемников твоих:

Выражение глубокой любви к дому и крову отеческому, по которой распутный сын желает, хотя бы на самых тяжких условиях быть принятым в дом отчий.

7. Когда он был еще далеко:

Все дальнейшие черты выставлены для яснейшего изображения великой любви Бога к кающемуся грешнику, возвращающей грешной душе то, что она потеряла через грех, и украшающей ее новыми благодатными дарами. Отец – старец, издалека увидев возвращающегося сына бежит сам ему навстречу, обнимает его, целует, и, приняв раскаяние, повелевает обуть и одеть его, вместо бывшего на рубища, в лучшие одежды и украсить его, а потом – стали все за трапезой веселиться. Все это человекообразные черты того, как по любви к кающемуся грешнику, Бог милосердно приемлет его покаяние и наделяетего новыми, вместо утраченных, духовными благами и дарами.

8. Был мертв, и ожил:

Грешник отчуждающийся от жизни в Боге, – то же, что мертвый, так как жизнь человеческого духа возможна только в единении с источником его – Богом; в отчуждении же от Него жизни нет; почему обращение грешника к жизни в Боге представляется как воскресение его из мертвых.

9. Старший же сын:

В примечательных чертах изображается этот старший сын сравнительно с чертами характера отца и младшего своего брата. Он возвращается с работы и не хочет войти в дом свой, где веселятся по случаю возвращения брата, несмотря на зов отца; он упрекает отца за нелюбовь к нему, выставляет на вид труды свои, бесчувственно-холодно отзывается о брате, укоряет отца, что он так поступает в настоящем случае. Да, это они – по виду точные и строгие исполнители закона, холодные, бессердечные в отношении к заблуждающимся братьям, хвалящиеся исполнением воли Бога, не хотящие иметь общения с мытарями и грешниками, гордые, самомненные праведники, – это они – книжники, и фарисеи, и законники, – это их и им подобных образ в противоположность образу кающегося грешника и любящего Отца – Бога.

10. Был на поле:

Работал, в противоположность младшему брату, который не хотел жить и работать в доме отцовском, а ушел в дальнюю сторону распутничать. Под образом работы на поле разумеется исполнение книжниками и фарисеями требований закона; о качестве и характере работы здесь не говорится.

11. Услышал пение и ликование:

Пение и ликование – символ веселья и радости вообще.

12. Он осердился и не хотел войти:

Так и мнимые точные исполнители закона, фарисеи, не хотели иметь общение с мытарями и орешниками и сердились на Господа, что Он не следует им в этом

13. Отец же его, выйдя, звал его:

Со словом любви обратился к нему отец, даже сам вышел к нему. Так и Бог с любвеобильным словом откровения, особенно через Христа, обращался к этим гордым и холодным исполнителям закона, но не находил и не нашел в их сердце сострадательности и любви.

14. Вот, я столько лет служу тебе:

Вместо сочувствия и любви к брату и отцу старший сын начинает вычитывать отцу наставления, выставляет свои заслуги, жалуется на обиду, поносит брата. В обращении к отцу у него не вырывается нежного – отче (батюшка); брата он не хочет называть братом,

15. А – этот сын твой:

И резкой чертой указывает его поведение; с особенной настойчивостью указывает на службу свою и на то, что никогда не преступал повелений отца. Таковы были гордые, самолюбивые, самонадеянные и холодные исполнители внешних требований закона, фарисеи и книжники. Примечательная черта, что все желание этого старшего сына сосредоточивалось на козленке, и он с завистью упрекает отца за откормленного теленка, заколотого по случаю возвращения пропавшего брата. В этом он видит свидетельство нелюбви к нему отца…

16. Он же сказал ему:

Хотя самооправдание, это выставление собственных заслуг, эта гордость и заносчивость перед отцом, это высокомерное и холодное презрение к брату сами над собой произносят осуждение, но Бог как бы более еще усиливает это осуждение любвеобильным обращением отца к этому старшему сыну. Еще раз с любвеобильным обращением – сын мой – отец хочет смягчить жестокосердие сына и возбудить в нем более человеколюбивые и нежные чувства.

17. Ты всегда со мною, и все мое твое:

Не все имение расточено братом твоим, и не твое, – твое осталось с тобой, а тому отдано было свое. В отношении к фарисеям и книжникам этим показывалось, что они всегда могут иметь доступ к Богу; у них в руках закон, у них откровение, воля Божия им известна, дары и блага духовные, могут стяжать, но… не могут они заслужить благоволения отца небесного при таком извращенном и жестоком их духовно – нравственном настроении. – Бог любви и милосердия не может благоволить к тем, кто должен был бы радоваться и веселиться об обращении грешника, как радуются Ангелы на небесах.

Поступок младшего сына страшен не тем, что он промотал деньги. Не тем как он их промотал, живя распутно. А чем же? Тем, что он отнесся к отцу так, как будто тот уже умер, вот что самое страшное. Желая получить свою часть наследства, он словно бы сказал отцу, умри, для меня ты умер – «Бог умер».

Для Бога каждый жив, каждый желанен, вот о чем, наверное, эта притча, вот почему она – «сердцевина Евангелия»; «Евангелие из Евангелий».

Младший сын просит причитающуюся ему часть имения, тем самым как бы говоря отцу: «Ты знаешь, я устал ждать, когда ты умрешь» (ведь именно после смерти родителей дети получают наследство).

Его брату больно за отца, но и обидно, вероятно, что он – то останется ухаживать за стариком, «зарабатывать» свою часть наследства. Потом, когда старший сын возвращается домой и узнает, что младший брат вернулся, он отказывается принять его и простить, несмотря на то, что не знает, как тот вернулся, о чем они говорили с отцом.

Отец, против которого согрешил младший сын, уже простил, он принимает его, не произнося ни слова упрека. Он не расспрашивает сына о том, где он был и что делал, отодвигая заботливой рукой весь стыд и боль от сознания собственной подлости. И только так может происходить примирение и соединение, когда рана свежа и еще болит.

Более того, отец не дает сыну сказать вслух всех заготовленных слов. Вернувшийся сын остается сыном и не может быть кем-то иным.

В притче о блудном сыне Христос через понятную метафору рассказывает нам историю избранности.

Старший сын – народ Израиля, который «всегда со мною», как говорит Христос.

Младший сын, который просится к отцу своему наемником – остальной мир.

Христос пришел проповедовать Евангелие каждому. А старший сын, недовольный тем, что ему, по его мнению, никогда ничего не доставалось, это образ народа Израиля, который жил и ждал Спасителя, который будет Царем миру. В притче слова отца: «брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся», – это слова обращенные к Израилю.

Как и отец из притчи, Бог, уважая нашу свободу, не задерживает нас, когда мы уходим от Него. Но точно так же, Он всегда готов и принять нас обратно.

Более того, Бог никогда не укоряет за прошлые ошибки и готов принять каждого в том виде, в каком человек приходит к Нему. Главное – сокрушение, главное – искренность и жгучее желание разорвать старые греховные путы… Остальное Бог сделает Сам – важно только вернуться и припасть к Его ногам, как это сделал блудный сын.

Вместе с тем, Христос в Своем рассказе не останавливается только на отношениях непутевого сына и отца.

Третий главный герой – старший сын, который остался верен отцу, но возмутился его великодушием. В нем можно усмотреть образ тех, кто уже пришел к Богу и имеет некоторый опыт жизни в Церкви.

Тут возникает уже другой, нежели у блудного сына соблазн – возомнить себя праведнее других и скатиться в мелочный снобизм. Через образ старшего сына Христос предупреждает нас от малейшего осуждения в адрес тех, кто пал, но нашел в себе силы с покаянием вернуться назад…

Смысл этой истории

Юноша, пройдя через страдания и лишения, понимает свои ошибки, смиряет гордость, сначала нанимаясь на самую черную, позорную работу, позже приходит к покаянию. Притча о блудном сыне учит, что покаяние приходит через материальные лишения, духовные страдания.

Можно несколько раз читать притчу, открывая для себя новое толкование ее смысла. Младший сын, находясь вдали от Бога, был безумным. А когда пришел в себя, оценил свое сегодняшнее состояние, понял, как низко он пал. Когда он был рядом с Отцом своим, он был сыт, одет, обут. Однако не замечал этих отцовских благ, сочтя, что получит гораздо больше в чужой стороне. Там не будет нравоучений, он своим умом сможет добиться успеха, богатства.

Чужая сторона ассоциируется с отдалением от Бога. Без веры человек умирает, теряет душу. Был мертвым и вернулся живым – радуется отец раскаянию младшего ребенка. Теперь есть надежда, что сын понял, прочувствовал, как он был неправ, когда отрекался от отца (Бога).

Толкование притчи о добрых намерениях, которые только тогда приносят пользу, когда выполняются. Юноша решил, что пойдет просить прощение у своего родителя, не медля, исполнил свое намерение. Можно сотни раз мысленно представлять, как будут сделаны хорошие дела, но не делать их, оставаясь пустым фантазером.

Бог видит людей стремящихся к Нему и всегда первым показывает Свое прощение. Как в притче: чистую сыновью одежду, удобную обувь, чтобы идти жизненной дорогой спасения души, Свою любовь Отца. Откормленный телец, которого режут к празднику возвращения сына, символизирует жертву Иисуса Христа, который сам по воле Отца отдал себя палачам, чтобы искупить грехи всего человечества.

Это значит, что осознать свой грех и покаяться в нем – это все равно, что совершить подвиг. Младший сын вернулся не для того, чтобы требовать для себя денег еще. Тогда бы отец наверняка прогнал его, считая мертвым для себя. Но сын, осознав свою ошибку, пришел к отцу с просьбой простить его, заблудшего. Для отца это большая радость, это самое настоящее воскрешение сына из мертвых. В том и заключается смысл «Притчи о блудном сыне», что, осознав недостойное свое поведение и покаявшись в этом, человек заслуживает прощения.

Разве не верно, что каждый из живущих людей был на пути младшего сына из Христовой притчи?

Христианские мыслители о покаянии:

««Пока не пришла смерть, пока не заключены двери, не отъята возможность войти, пока не напал на вселенную ужас, пока не померк свет…, проси, грешник, щедрот у Господа»

· «Если и ненавистны мы Богу за грехи наши, то снова будем возлюблены за покаяние».

· «Восплачь о грехе, чтобы тебе не восплакать о наказании, оправдись пред Судиею прежде, нежели чем предстанешь пред судилищем… Покаяние отверзает человеку небо, оно возводит его в рай, оно побеждает диавола».

· «Нет греха, как бы он ни был велик, побеждающего человеколюбие Божие, если в надлежащее время приносим покаяние и просим прощения».

· «Велика сила покаяния, если она делает нас чистыми, как снег, и белыми, как волна, хотя бы грех предварительно запятнал наши души».

· «В доме ли отчем пребываешь, не рвись вон на свободу. Видишь, чем кончился подобный опыт! Убежал ли и проматываешься, остановись поскорей. Промотал ли все и бедствуешь, решайся поскорей возвратиться, и возвратись. Там ждет тебя вся снисходительность, прежняя любовь и довольство. Последний шаг самый нужный. Но распространяться насчет его нечего. Все сказано коротко и ясно. Опомнись, решись возвратиться, встань и спеши ко Отцу. Объятия Его отверсты и готовы принять тебя».

· «Душа согрешающая, она умрет: сын не понесет вины отца, и отец не понесет вины сына, правда праведного при нем и остается, и беззаконие беззаконного при нем и остается».

· Стихи

О блудном сыне

· Отец и брат – моя семья. Наш дом и свят, и изобилен. Болезней, слез не знаю я И внешний враг для нас бессилен, Но, что-то чуждое во мне: Желанье жить в чужой стране. · Забыв, что лишь осиротев, Могу наследовать именье, Просил Отца, свой стыд презрев, Взял часть и без благословенья Тотчас ушел. И путь мне лег Крестом из четырех дорог. · За дерзость праотец Адам С проклятьем изгнан был из рая. Меня никто не гнал. Я сам, Своей гордыне потакая, Покинул дом. Прощай Отец. И брат. Для них я стал мертвец. · Мне Бог – языческий Ваал, Вино, распутницы пороки.. Изведал все, чего желал, Забыв про времена и сроки. Но голод пал на землю ту И я изведал нищету. · Итак, я – Божий блудный сын, В безверии, в пирах и сварах, Наследство расточив, один Пасу свиней. В грехах и карах Живу. Рожки моя еда. И их не досыта всегда. · Все враз покинули меня. В голодный год чужак не нужен. У одинокого огня Готовлю свой печальный ужин. Приходит ночь. И вместе с ней Укоры совести моей. · Что делать? Кто мне даст совет? В шатре истлевшем нет забвенья, Нет сна. Не близится рассвет И нет надежды на спасенье. И слышит мой голодный кров Лишь визг свиней, да вой волков. · А в Отчем доме каждый сыт: Пастух, певец служитель, воин.. Отец измены не простит. Я сыном зваться не достоин. Скажу в раскаяньи своем: «Отец, возьми меня внаем». · Отцу склонюсь, но старший брат! Как вытерпеть его презренье, Укоры слуг, если назад Приду? Да хватит мне смиренья В предверьи нового пути Решимости в себе найти. · Теченье жизни повернуть, Пройти от стока до истока, Миров таинственную суть Вновь ощутить в мгновенье ока, Пасть на колени у крыльца, В слезах ждать милости отца. · Приходит утро, должен я Сегодня главный выбор сделать: Вернуться ль в Отчие края Или на смерть души и тела Остаться? Боже, вразуми! Иду. Помилуй и прими. · Пыль, встречный ветер, дом далек И ноги тяжестью налиты, Овраги, ямы поперек Дороги тайные отрыты, Подъем и каменист и крут И грешники назад зовут. · Пространен был мне прежний путь. В погибель шел богатый, гордый… Хватило силы повернуть. Мне смотрят вслед свиные морды… Я с трепетом иду домой Несчастный, нищий, но живой. · Что в оправданье мне сказать! Отцу и небу я виновен. Купив разврат за благодать, Быть сыном больше не достоин. Скажу Отцу, свой грех кляня: В рабы возьми. Прости меня. · Мне знойный день туманит взор,