А я люблю хвосты

Летта Ника

Часть вторая

ОСАДА, или СОПРОТИВЛЕНИЕ БЕСПОЛЕЗНО

 

 

Глава 6

Когда же через секундный обмен взглядами, со всеми присутсвующими ко мне подобрались сзади, я от неожиданности подпрыгнула, поскольку, сзади ко мне подобрался демон и сграбастав огромными ручищами, приподнял над полом, чмокнул в щеку:

— Я рад, моя миасе, что ты решила известить всех о своём решении, сократить время помолвки и обьявила нас полноценной ячейкой общества.

«Что???? Когда успела??Не припомню такого!!!!».

Но прежде чем успела, придать общественности свое возмущение, он прижал меня к себе покрепче и прошипел:

— Ты едва не сорвала все мои планы! Молчи! Подумай! Что сделало бы, твое правительство с новым видом гуманоидов, если бы его обнаружило? — я мигом представила себе, себя расчленённую едва ли не на атомы — Вот-вот малышка, если я что-то говорю выполняй! Уточним остальное, уже у нас в каюте.

Воспользовавшись моей окоченевшей от страха тушкой(мы люд кровожадный, а какие нелюди еще не ясно), присел за стол и усадил к себе на колени, принялся самостоятельно кормить из рук, попыталась возразить но, увидев брошенный в мою сторону, злой взгляд, замолкла.

А этот нахал, пользуясь ситуацией кормил меня, при этом стараясь просунуть пальцы, как можно глубже.

Пристально смотрел в глаза, обводил контур губ, потом облизывал свои фаланги. Зрелище эротичное, всем своим видом и действиями он подчеркивал, будто между нами были интимные отношения.

Если чесно, будь все так на самом деле, я бы смутилась такому поведению, в общественном месте, не скрываясь проявлять такие знаки внимания(в душе я консерватор). Увы сейчас, отодвинув страх о возможном расчленении, внутренне возмущалась и если вслух возразить не могла, это не значит, что буду молчать как покорная овечка.

Взяла цапнула за указательный палец, который в этот момент покидал мой рот, предварительно протолкунув внутрь кусочек мяса.

Я не думала о том, что это может его разозлить и выльется потом мне боком, тможет это было связанно с тем, что я была уверенна, мне плохого не сделают (по крайней мере на этом корабле). Только в очередной раз меня удивили, вместо злости он кажеться завёлся: зрачки расширились, он даже зарычал, в явном одобрении.

Я если честно в шоке… да он мазохист! Цапнула я хорошенько, со всей злости, не жалея…

— Не дразни, миасе. Не дразни маленькая. — обводит когтем подбородок и наклонившись, в самые губы шепчет — У тебя так очаровательно горят глаза, еле сдерживаюсь, чтобы не взять тебя тут же…

А вот это зря сказал. Мы не любовники и он мне даже не нравиться! И нечего так наклоняться близко, это меня нервирует, в дрожь приводит… А я когда нервничаю, за себя не отвечаю и свои действия не контролирую…

Видимо, он что-то прочёл в моих глазах, поскольку, прежде чем я успела его укусить, за губы или нос, куда только успею дотянутся, он резко отклонил голову(нечего себе реакция) и сам меня легонько куснул в шею.

Кхм… легонько… Приятного было мало… зубки та острые… Боль была резкая но, спасибо хоть кровь не пустил…

Потом быстро поднялся всесте со мной на руках и забыв убрать тарелку в утилизатор, пошёл на выход не оборачиваясь.

Услышав шум я оглянулась и увидела, что все, кто был в столовой, встали и смотря нам в след стучали хвостами о пол, удивилась. «Чего это они так???».

А тем временем, Демонюка быстро спешил в сторону лифта, на все мои попытки вырваться он лишь рыкнул. Ага… только кого это остановило, меня уже ничего не пугало, я продолжала дергаться как уж на сковородке до самой каюты.

Оказавшись в ней, он наконец меня выпустил:

— Да что Вы себе позволяете! Это уже не входит не в какие рамки! — я чувствовала себя скандальной бабой на базаре и от этого злилась еще больше — И вообще, чего ты меня сюда притащил, отойди с пути! Немедленно, я хочу к себе!

Я понимала что не имею права ничего требовать, кто я здесь такая — «никто».

А он… а он как ни в чём не бывало, облокотился на двери, сложив руки на груди, ждал когда прекращу истерику. Когда я замолкла, сверля его злым взглядом он видимо решил меня добить:

— Отныне, ты будешь жить со мной, здесь.

— Что-о-о-О?

— Если бы ты послушалась меня и пришла на ужин в мою каюту, оставалась бы у себя всё то время, которое длиться помолвка — выдал он воспользовавшись моим оторопелым состоянием.

Всё также хлопая ресницами, не знала, что сказать на это, у меня ослабли коленки, это что, «я что сама во всем виновата?», в поисках куда бы присесть, оторвала взгляд от его лица. Увидев, такое желанное сидалище, в єтот момент, едва ли не доползла к креслу, примостив свою пятую точку.

Протёрла ладонями лицо, вздохнула побольше воздуха и посмотрела на него, попросила:

— Объясни… в деталях, пожалуйста.

Не знаю какую реакцию он ожидал до этого но, увидев, что я взяла себя в руки, была вся во внимании, в его глазах просквозило явное одобрение.

«Больно сильно оно мне надо!».

— Видишь ли малышка. — я поморщилась — По нашим обычаям, во время помолвки пара, в данном случае мы, встречает рассвет и закат вместе, объявляя миру, что готовы идти по жизни вдвоём. — словно догадываясь о моём возникшем вопросе «значит ли это, что и ночи у них совместные» он уточнил — При этом, спят каждый у себя. Также это относиться и личного времени. Всё свободное, они проводят, каждый, по своему усмотрению.

— Какое это отношение имеет к тому, что произошло в столовой?

— Маленькая… — он усмехнулся — по истечению помолвки они считаются полноценной парой, стандартно она длиться две декады но, по желанию самки, может и сократится — сверкнул взглядом в мою сторону — Как у нас с тобой.

Я нехорошо на него глянула, от чего он лишь засмеялся. А смех у него красивый, против воли отметила, да и выглядит сейчас не таким устрашающим. Потом он резко стал серьезным.

— Или наоборот. Разорвать её совсем. Для этого, самке надо лишь, во время заката, появится одной в общественном месте, показывая тем самым, что её выбор был ошибочным.

Я думала, что от разочарования лопну… мля такой шанс от него избавится профукала… от досады, была готова себе локти грызть… Теперь понятно, почему у всех в столовой, сегодня лица повытягивались…

— Я вижу, ты была бы не против. Зря, малышка… зря…

Я отвернула от него голову, меня смутил его тон, он был таким опекающим и всё понимающим, что тошно стало… Так на меня, всегда смотрели родители, когда я вела себя как ребенок. И это сравнение и ощущения, не были приятнымы, добавляя еще один плюсик в сторону слов капитана. Только куда там, чтоб мы женщины и признали свою неправоту?

«Ничего он непонимает. Это не его вырвали из обычной среды обитания! Не его лишили всего, что таким трудом достигнуто! Я привыкла сама добиваться своего, а не полагаться на кого-то!».

— Капитан. — сделала глубокий вздох — Меня не прельщает возможность стать вашей парой, я уже неоднократно это говорила. И Ваше покровительство, тоже не нужно.

Как мне это надоело. Не иметь никакой свободы выбора, быть зависимой от их благосклонности.

Отлично понимала, что надо быть практичной и выжать все возможные плюсы из того положения, в котором оказалась. Сознавала и то, что просто пропаду на их планете. Моих знаний было явно не достаточно, врядли я сумею заработать на жизнь.

Понимала но, смирится не могла. «Хоть убейте меня, а хотя нет не надо я жить хочу!!!».

Все его манипуляции у меня в печёнках уже. Мог сразу все сказать.

Пока размышляла он подошёл ко мне, стал на корточки и взял меня за руки:

— Миасе, понимаешь, когда мы прилетим на станцию, служба возьмётся за допрос всего экипажа. Если будет, хоть одно не соответствие в наших историях, тебя заберут… — голос был искренним да и взгляд открытым — Если же ты будешь связанна со мной то, только я буду властен над твоей судьбой. Поэтому все должны быть уверенны, что у нас привязка первой ступени. Понимаешь?

Я не задумывалась о какой-то привязке, меня просто ошарашило то, что он кажется заботился обо мне? Это было неожиданно и прияно, в некоторой степени. Если все так как он говорит то, попытаться примирится с ситуацией, все же стоит.

А он тем временем гладил мои руки дожидался ответа.

— Да. — через силу выдавила из себя.

— Молодец маленькая… ну что, приступим?

— К чему?

Он так быстро перепрыгивает с темы на тему…

— Учёбе конечно. — рассмеялся этот манипулятор — Тебе многое предстоит узнать. В первую очередь обычаи, традиции и этикет.

Развернув моё кресло, на сто восемьдесят градусов обошёл стол и хлопнул дважды о столешницу. Тут же, развернулся чудо экран, который я видела в первый визит в его каюту, рассматривая изображения различных галактик.

Я думала, сразу приступим но, мы наткнулись на препятствие в виде незнания мной межгалактического языка. А я и забыла об этой немаловажной детали. Увы, время было уже позднее, поэтому мы переложили всё на завтра.

Перед сном, я отправилась к себе за тем балахоном, в котором ходила в первое время здесь, не буду же я спать с ним в одной кровати в чем мать родила. Капитан сопровождал меня. Когда возвращались обратно, мне было немного неловко, теперь мы «пара» как ни как. Спасибо Богам, ни каких поползновений с его стороны не было.

По тройному щелчку, рабочий стол и все его атрибуты въехали в пол, а со стены отъехала перегородка, открывая дополнительную каюту, где были сан узел и кровать, под стать телосложению её владельца. Думала вдвоём не поместимся, ошиблась.

Удивительно но, я быстро заснула, как ни странно. Снилась мне позолоченная клетка и я в ней, пойманная птичка. В связи с этим, пробуждение было не «ахти», также не способствовало радости осознание того, что во сне меня обняли хвостом, а я вцепилась в него как в самое дорогое, что есть на белом свете.

«Тьфу…»

Перелезла через гору мышц, называемой про себя Демон, отправилась в душевую, когда справилась со всеми утренними процедурами вернулась обратно, там меня ожидал уже полностью сервированный стол. Не сказав друг другу ни слова, мы приступили к завтраку.

По окончанию стол и кровать были скрыты перегодкой и усевшись за рабочий стол, мы начали прерванные вчера занятия. Демон не проявляя ни капли раздражения, методично принялся обучать меня алфавиту.

Что я могу сказать…

Все иностранцы говорят, что русский язык самый трудноизучаемый из всех существующих, они не далеки от истины. В связи с тем, что мне внедрили их переводчик, обучение не составило большого труда. Чем то их язык был схожий с китайским или японским, увы ни тот ни другой я не изучала. Всего азбука насчитывала тысячу иероглифов, каждый из которых имел сорок четыре обозначения в зависимости от сочетания друг с другом.

Мне оставалось, лишь запомнить и всё. Была лишь одна загвоздка. Сразу запомнить всё, ну никак не получалось, даже при всём моём желании. Пока мы перебирали первый десяток иероглифов и всё четыреста сорок оборотов и сочитаний, настало время обеда. Капитан прервал наше занятие свернув экран и обратился ко мне:

— Пока достаточно. Сейчас время моего дежурства. Можешь пока быть свободна.

Когда я уже собралась на выход, он добавил:

— В этот раз, послушайся меня, пожалуйста. Ужинаешь и ночуешь здесь, не глупи маленькая. Во избежание неприятностей предупреждаю заранее. — у меня проскользнула саркастическая мысль «наконец-то мы начинаем хоть что-то объяснять» — К тебе не имеют права прикасаться никто, кроме членов семьи или же врача.

Об этом я уже догадалась, судя по реакции экипажа в столовой, когда меня обегали десятой дорогой.

— Капитан… — хотела уточнить но, меня перебили.

— Для тебя Амадан, симаи.

Ладно… на «ты», так на «ты», проблем в этом не вижу…

— Хорошо, Амадан. — а чего так скалится спрашивается — Я хотела спросить, как мне тренироваться в письме, я еще ни разу не видела здесь писчих принадлежностей?

Всё это время он наблюдал за мной, будто впитывал каждое моё слово… брр… жуть, так удав на тушканчика смотрит… пред тем как сожрать.

— Подойди сюда. — он немного отодвинулся от стола и выжидающе посмотрел на меня.

Как бы мне не хотелось этого не делать, пришлось, знания важнее. Подошла, он схватив меня за руку, нежно но, крепко и усадил к себе на колени, потом наклонился и отодвинув ящичек достал упаковку, в которой было их средство связы. Открыв её, одел мне на руку браслет, точно такой же какой я видела на руках у Шинфара и Рима, в первый день моего пребывания здесь.

Я не совсем понимала, как мне этот браслетик поможет при тренировке письма и изучения их языка. Капитан, нет, теперь Амадан, надо запомнить, обнял меня за талию своей… посмотрела вниз… своим хвостом, взял в руки мои ладошки и начал производить какие-то манипуляции, дыша при этом в моё предплечье.

Не успела подумать о том, как на это реагировать, как из моих ладоней полился свет…

«Что за…?!». Да-да, дайте дикой обезьяне фонарик, в первый раз, у неё наверняка будет такая же реакция.

— Тшш… маленькая, смотри… — хвост крепче обвил меня бедненькую, не оставляя выбора как послушаться.

И действительно… за пару секунд свет начал образовываться в какие-то нити, которые переплетаясь между собой, образовали нечто на подобии экрана, около десяти дюймов…

— Шинфар ведь внедрил тебе чип? — дождавшись моего кивка он продолжил — Помнишь, я ввёл тебе нано-капсулу в кровеносную систему?

Ага… про такое забудешь, я опять накуксилась, вспомнив тот момент. Он хмыкнул поцеловав меня в висок.

— Не злись, сейчас поймёшь. Как я и говорил, капсула индетифицирует тебя как жительницу моего броста. Чип же, является твоим пропуском в содружественную сеть, также кредитом, достаточно лишь приложить свою ладошку к любому считывающему экрану, как покупка будет оплачена и цена за доступ в любое место снята. Чип и капсулу подделать не возможно. Далее браслет… это, можно сказать окно в сеть, при взаимодействии с капсулой и чипом появляется вот такой экран, понятно?

— Угу… — а что я могла сказать, наши до такого лет двести триста еще не додумаються, это ж просто фантастика, поэтому ограничилась лишь кивком головы и невнятным мычанием.

— Также, его можно использовать, как средство связи и без сети вот смотри… — взяв мою правую ладошку, заставив распрямить указательный палец и начал им «рыться» в экране. Щекотно… таккое приятное покалывание подушечки. Но, к нему можно привыкнуть.

Ну ничего себе! Айпод и айфон просто курят! Эфект 5D!!!

Я бы наверное ещё долго просидела так, стараясь во всём разобраться. Увы, показав программу, на которой можно тренироваться в правописании (как на сенсоре, выводишь пальчиком на экране иероглифы), Амадан нажал на красную кнопочку на браслете, экран исчез:

— Захочешь потренироваться, нажмёшь сюда же, куда дальше заходить, ты запомнила. — поднялся, запечатлев на моих губах поцелуй и поставил меня на ноги — На ужине увидимся.

Развернулся и пошёл на выход, не забыв напоследок провести хвостом по моей пятой точке. Может, раньше подумала бы, что случайно, толькопосле изучения их анатомии, точно знала, что хвост для них является, можно сказать, едва ли не ещё одной рукой. Поэтому не заботясь больше о последствиях, хлопнула ладошкой по нахальной конечности.

Демон на это, практически ни как не отреагировал но, я поняла по его хитрому взгляду, который он бросил, перед тем как закрыть за собой проход, что он вполне ощутил удар и это его явно обрадовало, мдя… явно мазохист…

Ладно, не об этом сейчас, надо подкрепится, а потом вперёд и с песней, гранит науки ждёт! Покрутив «обновку» на руке пошла в столовую.

* * *

Как и в прошлый раз, аситины и не только, старались держать дистанцию в два метра от меня но, были предельно вежливы, помимо обычных приветствий, склоняли головы на правую сторону. Как волки, что подставляют шею в знак уважения. Только сейчас, в полной мере осознала слова Шинфара, что не смотря ни на какой прогресс, аситины так и остались в некотором роде животными.

Практически дойдя до столовой, столкнулась с обоими ицтеками, Доусет тоже поздоровался, на свой манер, приложив к плечу руку и прошёл в столовую, за ним шёл его соотечественник он тоже поздоровался но, окинул меня таким презрительным взглядом и скривился будто лимон съел.

— Кофис ты там долго ещё? — окликнул его Доусет.

Словно спохватившись но, так и не смягчив взгляда, тот направился дальше.

Я опять не поняла, что к чему. Как мне это надоело! Поэтому, совершено забыв о запрете капитана, рванула следом и схватила этого Кофиса за руку, видимо не ожидая такого, тот автоматом развернулся, вопросительным взглядом смотря поверх моей головы.

— Как это понимать? Объясни немедленно, что я сделала тебе такого, что получила, незаслуженное презрение?

Он явно не ожидал того, что остановивший его будет ниже ростом, поэтому ему пришлось опустить голову. Осознав, кто перед ним, опустил взгляд еще ниже, по мере продвежения его взгляда по нашим рукам он бледнел все сильнее и сильне. Остановив взор на моей руке, которая всё также держала ткань его костюма, бедняга почему-то посерел еще больше, если такое возможно и перевёл затравленный взгляд на желтоглазого, который обернулся посмотреть, отчего Кофис задержался.

Увидев всю картину, Доусет сам стал немного бледнее и поджав губы, посмотрел на наши руки, потом на меня. Какие эмоции отразились в его глазах, сложно сказать, там столько всего было намешано и безысходность, сожаление и явно зарождавшийся гнев. Только гнев был направлен не на меня, как подсказало внутренние чутьё, а на ситуацию в целом.

Я растерялась от такого клубка эмоций и отпустила ткань из рук.

— Дядя… — голос у механика стал хриплым, выражение лица разглядеть не удалось, он отвернулся, мне был виден лишь затылок.

— Дядя…

От явного отчаяния, даже меня передёрнуло. Огляделась вокруг, посмотреть кто ещё был свидетелем этой сцены. Удивительно, мы оказались первыми, я уже думала обрадоваться, так жалко стало его, сразу вспомнила про предупреждения Демона.

Увы скрыть ничего не удалось…

Но об этом я узнала немного позже, а сейчас оцепенение с нас троих, сняла компания шибару, ввалившаяся в столовою, что-то громко при этом обсуждая.

Увидев меня, они поздоровавшись и отправились к месту раздачи. Я за ними, стараясь близко не подходить, чтобы ненароком не коснуться, уж слишком странная реакция была у ицтеков. Она меня смутила, какое же должно быть наказание, что два взрослых мужика побелели, об этом стоит задуматься… а меня оно случаем не коснется?

Все таки, своя шкура ближе, как ни крути и не строй из себя альтруиста…

На пути к своему столу, так задумалась, что не заметила как в помещении появилась, столь долгожданная фигура. Очнулась лишь тогда, когда напротив меня уселся Рим.

Мы молча смотрели друг на друга, каждый не знал с чего начать, прошлая встреча закончилась не совсем удачно. К тому же, мне было не ловко, ведь тогда я поняла, что нравлюсь ему. И как прикажете теперь себя вести? Молчание нарушил он.

— Привет. — натянуто улыбнулся.

— Привет. — оказывается, уже успела соскучиться.

Потянулось и поехало, мы старались не касаться того, что произошло в каюте капитана да и после. В связи с тем, как тут быстро распространяется информация, сомневаюсь что он не знает, что я теперь уже официальная «пара» Демона.

Течение разговора, старалась направить в нужное для меня русло, о запрете на прикосновения и начала, как говорят «с Крымских гор», мне не давала покоя реакция Доусета и его племянника.

— Рим… а почему… — мля… всё же придётся коснуться неприятной темы, чтобы не сдать саму себя — Ну… тогда… в каюте, ты сказал… что мы не теперь права, касатся друг друга?

Товарищ нахмурился, было видно, что ему неприятно вспоминать тот момент.

— Сия… Амадан тебе резве не объяснил? — ещё больше нахмурился, из-за этого, впервые обратила внимание, что он не такой уж «пай мальчик», как хотел казатся и может быть таким же опасным, как и Демонюка.

Я промолчала, он не обратил на это никакого внимания, продолжил, будто сам с собой говорить:

— Странно… — опять внимательный взгляд на мне — Понимаешь, в связи с тем, что у нас, аситинов, очень чуткое обоняние, мы можем сказать где была и что делала наша… пара. — на последнем слове он поджал губы — Если отношения состоят ещё на втором уровне привязки, это не страшно но…

Уже второй человек мне говорит, о какой-то эфемерной «привязке», надо срочно научиться читать и порыться в их сети, узнать обозначение. Спросить сейчас я не решалась, помнила о чём говорил Амадан, все должны быть уверены, что у нас привязка первой ступени, иначе мне крышка, в правительственную лабораторию идти не охота.

Мне стало немного не приятно от того, что невольно приходиться обманывать друга, только кому сейчас легко.

— Но..?

— Если привязка окажется окончательной и бесповоротной, любой посторонний запах на теле самки, будет приводить в бешенство самца и чем закончиться трудно предположить но, уверяю тебя, что владельца аромата не ждёт ничего хорошего и его семью тоже. Ведь если у того окажется астниера, она будет тоже носить его аромат, в пылу борьбы между самцами, она может пострадать, поскольку, в ярости, аситин не сможет разобрать, что перед ним самка, стремясь уничтожить владельца запаха. Такой прецедент уже имел место в истории, именно поэтому и ввели в закон этот запрет.

«Кошмар…»

— А если подобное все же случится? — сдавлено спросила — Ну… я имею ввиду, до второй привязки…

Кажется он заподозрил, что я не зря затронула эту тему. Никакой из меня Штирлиц, поскольку Сощурив глаза ответил:

— Ничего приятного… заживо сдерут кожу со спины… — остальное уже не слышала, впала в шок — В назидание остальным. Нас слишком мало, а самок ещё меньше, чтобы так рисковать, именно поэтому, такие строгие меры.

Побелела, в связи с моим живым воображением, только съеденный обед, попросился наружу, выскочила из столовой опасаясь не добежать до ближайшего сортира.

Кое как всё же добралась, до своей бывшей каюты, рвотная масса просочилась сквозь пальцы, меня тошнило до тех пор, пока я обессиленно не облокотилась на унитаз…

«Варвары… дикари… куда я попала…?»

Разрыдалась, представив себе, ни в чём не повинного ицтека подвергнувшемуся этой процедуре, сомневаюсь что ему предоставят обезболивающее и в этом моя вина… Уже не рыдала, я выла белугой, пусть посторонний и выказал презрение но, он ни в чём не виноват, насильно мил не будешь и он не заслужил подобного.

А в том, что Демон всё-таки сдерёт тому кожу, я не сомневалась… тем более предупреждал…

Так гадко на душе, как сейчас, мне ещё никогда не было.

«Но хватит реветь! Взяла себя в руки и быстро исправлять то, что натворила!».

Поднялась, вытерла рукой сопли, умыла холодной водой лицо, снять припухлость, вышла. В голове уже созрел план и каким бы мне противным не казался, решила его исполнить. Родители всегда говорили мне «Научись нести ответственность, за свои поступки!». Что я сейчас и сделаю.

Да только то, что я задумала они вряд ли бы одобрили, только другого выхода нет.

Джарим тор Брез

Я выдохся, просто выдохся, две смены подряд, облетать периметр, кого хочешь измотают. Дан в приказном порядке заставил оставить истребитель и возвращаться на «Мардимар». Пришлось подчинится.

Всё это время, обдумывал и вспоминал произошедшее, пришёл к выводу, что маленькая врядли бы добровольно разделила пищу с Амадоном. Не такой у неё характер, бросаться в омут с головой.

Как только мои ноги ступили на палубу, снял защитный костюм, вызвал лифт, з ашёл в него и мне в нос сразу же ударил запах Сии.

— ТРАСТРАБКГ!! — выругался в слух.

Как же восхитительно она пахнет. Низаров тар Драст! Не будь он сейчас капитаном…

Мы с ним стали друзьями в Академии и до сих пор я ни разу ещё не пожалел об этом. Правда ключевое слово здесь «до сих пор»! Чувствовал себя последним диордом, которого обвели вокруг пальца.

Не зря, тогда спешил поскорее вернуться, чувствовал подлог, видимо не суждено, всё таки опоздал. И теперь симаи с моим другом помолвлена. Сжал руки в кулаки, чтобы в запале не помять стены. Ничего, это пока можно исправить.

Хотел пойти в свою каюту, а потом пообедать но, мои планы пошли прахом, когда услышал разговор Дириса и Тиора которые шли на свою смену.

Заскрежетал зубами… как ещё не сорвался сам не понимал, никогда ещё, за всю свою жизнь, мне не было так тяжело сдержать самообладание.

Лорист! Я всегда знал, что он быстро и упорно идёт к своей цели. Но до такого, ещё никто не додумывался, попрание всех норм и приличий. Если ему самому наплевать на мнение общественности то, о малышке бы подумал, сократить время помолвки… и суток не прошло…!

Рычание, которое начало исходить из моей груди, заставило обернуться неразлучную парочку товарищей.

— Чего встали? — гаркнул на них — Задерживаетесь.

Нагнув голову, открывая шеи, они молча развернулись и едва ли не бегом, пошли в грузовой отсек. Столь быстрое бегство, немного меня успокоило, правда немного. Зная своего друга, заодно и капитана, не сомневался, что он всё просчитал и смоделировал ситуацию, заставляя глупышку поступить так, как он захочет. Но самым противным было то, что я уже ничего не смогу поделать. «Выбор» самки сделан, дальнейшая её судьба, в руках самца.

Усмирил себя и направился, в первую очередь в столовую, мне надо было встретится с Малышкой, убедится, что с ней всё хорошо. Добровольно Амадан не сделал бы ей больно но, лично в этом убедится не помешает. Сейчас я ему ничего не могу сделать но, память у меня хорошая…

НИЗАРОВА СУБОРДИНАЦИЯ.

Я не ошибся, когда зашёл, она уже сидела за «нашим» столом В столовой помимо нее, были ассистенты Шинфара и Доусет с племянником, почему-то потерявшим аппетит, кивнул им и взяв поднос подсел к малышке.

Она как всегда сияла, по глазам было видно, что она очень рада меня видеть. В то же время, чувствовалась некая напряженность. Чего она нервничает, переживает как бы я не разозлился, за её выбор?

— Привет. — вспомнил её приветствие, которым она каждый день пользовалась, при наших встречах, чтоб дать понять, что не сержусь на неё.

Не ошибся, она расслабилась и мы завели ни к чему не обязывающую беседу, уже подумал, что она специально избегает касаться произошедшего. «Симаи, неужели я в тебе ошибся и ты бежишь от трудностей?». Не успел разочароваться, как она исправила положение:

— Рим… а почему… ну… тогда… ты сказал… что мы не имеем теперь права касатся друг друга?

Неожиданно задан вопрос, напряг.

— Сия… Амадан тебе не объяснил? — что ещё задумал этот лорист — Странно.

Объяснил. При этом понимая, что все же придётся побеседовать с тар Драстом. Он обещал, а на него это не похоже, обычно он всегда держит данное слово. Как и все аситины, это заложено в нас с младенчества.

Отвлёк от размышлений, очередной вопрос малышки. Заставив задуматься, с чего бы такое явное желание, во всем детально разобраться. Зря рассказал, даже объяснение столь строгому наказанию не помогло. Она дальше даже не дослушала. Побелела и выскочила из-за стола, забыв отнести остатки, никогда не думал, что с виду такая маленькая, может развить такую скорость…

То, что ей плохо и слепцу стало бы ясно.

Придётся другу быть очень внимательным к ней. Я сам, с удовольствием взял бы всю ответственность за её благополучие на себя. Её хрупкость и так побуждала в душе желание защищать, а столь нежная и сочувствующая душа, только добавляла привлекательности.

Разочаровано вздохнул…

В отношении сочувствия… не зря же, она так допытывалась и расстроилась. Надо разобраться. Обвёл помещение взглядом, единственный, кто бросался в глаза и возможно подходил под эту категорию несчатного, был наш младший механик, по совместительству племянник Сета — Кофис.

Надо узнать, что произошло. Возможно, всё не так страшно и удастся убедить Амадана не свирепствовать. Я переживал, не столь за ицтека, все мы были ознакомлены с законами друг друга и принимали последствия, сколько за Сию. Сомневаюсь, что наказание придаст ярких красок нашему капитану, в её глазах.

Если бы кто, декаду назад сказал, что я буду помогать бывшему сопернику, в налаживании отношений с интересующей меня самкой, засмеял бы!!!

Только я свой шанс упустил и намереваюсь сделать всё возможное, чтобы малышка, пусть не со мной но, была счастлива.

Взяв поднос отправился к столу «счастливчиков» и нарушив их правила подсел. У них, каждая каста принимала пищу лишь в кругу семьи, а если родственников по близости нет то в, одиночестве. То, что они на это ничего не сказали, лишь подтвердило мои подозрения…

 

Глава 7

Амадан тар Драст

Когда я зашёл в рубку, Когис отрапортовал, что никаких изменений нет, всё работает отлично. Некоторое время мы обсуждали, как ускорить окончание путешествия. И пришли к выводу, что можем воспользоваться торговой станцией, которая находиться на орбите Вейнитара, там за неделю сможем установить новые ускорители, которые недавно прошли стадию разработки. Пройдя все испытательные сроки, они вышли в продажу.

Вейнитар принадлежала шибару, вся её площадь была отдана под промышленность. В этой галактике были ещё три планеты: Коруф, на которой мы были недавно — курортная; Оридис — где процветала индустрия образования и где расположилось правительство и Китир — непосредственно торговая.

Утвердив решение, отпустил старпома и приказал второму пилоту немного изменить направление. Теперь я понимал почему все у кого есть пары или астниеры, так спешат домой. Моя миасе, хоть и была рядом но, это было немного не то. Здесь, я не мог полноценно за ней ухаживать и заботиться.

При мысли о ней, на душе потеплело. В наших отношениях происходит прогресс. Она уже более спокойно ощущает себя рядом со мной, не трясётся, только мне этого мало, очень мало.

Я понимал, что слишком тороплю и подталкиваю её, если переборщить, она может сорваться с крючка. Правда, всё равно уже никуда от меня не денется, все же хотелось, чтобы она была рядом по собственному желанию, а не по необходимости и от безвыходности.

Периодически, поглядывал за работой экипажа, обдумывал следующие шаги и возможную реакцию маленькой. Надо было всё учитывать в общении с ней: тембр голоса и его интонацию; психологическое давление, невербальное общение здесь также занимает не маловажную роль.

К такому выводу я пришёл, когда прочёл язык её тела в то время, когда одевал ей на руку дипловизоратор. Чтобы она там не говорила или не думала, её телу понравилось находится в моих руках. Уже хорошо, можно усилить наступление и завоевать её разум и душу.

Пока будем закреплять тот результат, который имеем, а для дальнейшего мне необходимо больше узнать её. Без этого, мы можем столкнуться с большими проблемами. Я не могу двигаться от всей той информации которой располагаю, о психологии самок известных народов. Ведь воспитывали её иначе чем шибару, ицтеков и кифу.

А для этого надо её разговорить, в этом и состояла проблема, моя храбрая миасе ни в какую не желала говорить о своей родине и как она жила до того как оказаться на «Мардимаре».

Не придя ни к какому итогу, пришлось отвлечься, в рубку вошли Сет вместе с тор Брезом.

— Что это вас обоих потянула, не в свою смену явиться? — удивился — Джарим, разве ты не должен сейчас отдыхать?

После их ответа, меня разрывало на части. Внутри произошёл разлом с одной стороны, я готов был разорвать механика, с другой хотелось нестись к маленькой проверять как она. Сам удивился, что привязка так быстро крепла, а ведь между нами даже ничего не было.

Пришлось брать себя в руки. Если все произошло случайно, как они говорят, можно прийти к приемлемому результату для двух сторон.

Но в первую очередь, мне необходимо увидеть свою миасе, послушать, что скажет она. Её слово значит больше, чем слова моих друзей, что бы она ни делала и как бы не поступала, пусть будет даже тысячи раз будет неправа. Её благополучие на первом месте…

Через пять минут по всему кораблю прошло извещение о том, что во время ужина Кофис, младший механник должен явиться в грузовой отсек в отдел «14р», для выяснения обстоятельств в отношении нарушения пятого закона. Остальной экипаж может не менять свой распорядок дня.

Когда наступило время ужина, втроём отправились на предполагаемое место экзекуции. Там нас уже ждал племянник Сета. Я сразу учуял на нём запах маленькой. Сдержался, скрипнув зубами и сжал кулаки.

С минуты на минуту, должна подойти и она.

Но, то что произошло дальше вызвало непонимание и изумление. А у связиста и механика поле этих двух эмоций пошатнулось знание и понимание самок, как личностях…

Анастасия

После того, как Демон связался со мной по браслету и попросил, во время ужина явиться в грузовой отсек, у меня тряслись поджилки, а когда по кораблю прошло извещение, случился едва не апоплексический удар.

«А если не пройдёт а?»

Я перенервничала, был бы коврик в капитанской каюте, дырка бы ему была гарантирована. Я уже жалела о своём решении. Очередных неприятностей, на свою пятую точку не хватает, по видимому.

Все оставшееся время до ужина обдумывала, что могло стать причиной презрительного отношения, от младшего механника. Пришла к выводу, что с поведением их женщин, я тоже бы возненавидела весь слабый пол. Добавить к нему то, что какая-то «самка» едва не прибрала к рукам твоего родственника…

«Мдя…»

Если до этого момента, такое отношение от одного нелюдя не заслуженное и обидное то, после вечернего «собрания», есть вероятность, где-то в девяносто процентов нажить врагов, в десять раз больше. И это уже будет вполне заслуженно, надо добавить.

«Боги… кто ж знал, что я такая авантюристка, а? Чем я вообще думала???!!!! ААААААА!!!!»

А как же: «десять раз подумай, один отрежь»? Почему Верунчика рядом со мной не было, а? Она точно, остановила бы меня от столь не обдуманных поступков… Во всём виновата моя спонтанность.

«Так… спокойствие, только спокойствие…!». После драки кулаками не машут…

«Мамочки!!!!».

Мне то, никто ничего не сделает, если верить Амадану но, только, что скажет он сам и какое отношение будет ко мне, после этих событий???

Такс… меня разве волнует его мнение? Ну если посмотреть на то, что от хорошего отношения ко мне капитана, зависит моя дальнейшая жизнь… тогда — «да!», определенно должно волновать!

Так… не о том думаю. Мне со своим будущим чувством вины, надо будет справиться… Сейчас, надо надеяться на лучшее и готовится к худшему!!!

Чуть что включаем режим «Я НЕ Я И ЛОШАДЬ НЕ МОЯ!». Я же женщина в конце концов… мне простительны кое-какие послабления, а капитан человек… тьфу… нелюдь вполне разумный и адекватный(надо надеяться), кто же из-за неразумной «самки», будет наказывать ни в чём не повинных… правда ведь?

«АААА!». Схватилась в свой «ежик» на голове и потянула со всей силы. Посмотрела на руки, в надежде хоть как-то отвлечься и успокоиться… всё сгрызла… дальше мясо…

«Трястись буду потом!», посмотрела на браслет… через пятнадцать минут будет меняться смена… если верить Шинфару… Надо доделать начатое до конца!

«Плохая идея!!! Плохая!!! ОЧЕНЬ плохая!!!».

Только остановить запущенное колесо, невозможно! Или пан или пропав! Если не довести начатое до конца то, все мои расчёты, канут коту под хвост. А так существует, десять процентов вероятности, что они верны. И тогда будут: «и овцы целы и волки сыты».

Десять несчастных процентов… на большее и рассчитывать не приходиться…

Пошла в сан узел, умылась холодной водой, посмотрела в зеркало, там отражалось нечто с полубезумевшими глазами, бледной кожей и красными от укусов губами… брр…

Словно отряхнувшись от дождя, расправила плечи, обворожительно улыбнувшись самой себе, правда, это не очень сильно помогло, отравилась в сторону лифта. Надо идти в сторону рубки, насколько помню, там был поворот к истребителям…

Доусет ки Тииар

Пока мы ожидали прихода пары Амадана, раздумывал, как такое могло произойти и что я скажу брату. Было неприятно, от чувства безпомощности. Еще меня донимало чувство вины, ведь в некотором роде я виновен в произошедшем.

Именно по моим стопам, пошел племянник, перенимая мою жизненную позицию.

Вот к примеру мой брат. Он никогда не избегал наших самок, его ни сколько не злила и не раздражала, наша зависимость. Я скрипнул зубами, постарался обуздать волну негодования, которая давно разгорелась пожаром в душе и расползлась по телу. Мы были братьями но, отличались как день и ночь.

С самого детства, наблюдая за приходом и уходом самок в наш дом, во мне бушевало негодование. У меня было семеро братьев и две сестры. Всех нас воспитывал отец.

Как он ни старался воспитывать сестёр, те пошли по стопам своих матерей. Такие же ветреные, эгоистичные, алчные и жадные до внимания. Им было мало того, что все братья буквально с детства носили их на руках. С каждым годом было всё тяжелее и тяжелее справляться с их нравом.

Мне было ни сколько не стыдно, за своё презрение к ним.

Хотя я не раз, во времена обучения поражался, видя трепетное отношение к своим самкам аситинов и их взаимной привязанности. Тоже, можно сказать касалось и шибару, правда там больше играло уважение и взаимная выгода.

По началу мне было дико за этим наблюдать. Потом захотелось узнать и почувчтвовать на себе, каково это.

Каким я был наивным, куратор увидев тогда, моё желание ощутить женское тепло, предупредил о возможной неудаче. Только куда там!!! Естественно я обжегся.

В связи с нашей физиологией, мы могли заводить потомство и с другими но, существовало вполне явное препятствие. Самок шибару и аситинов совсем не прельщала возможность, на протяжении определенного количества времени, повстречать, нашу самку. Ведь существовала вероятность того, что она в это время, будет искать себе возможного отца для потомства и каждый ицтек, словно в бреду последует за ней, а через полтора года вернётся, с детёнышем на руках.

Кому нужен самец, не умеющий держать себя в руках? Порой я ненавидел свою природу, поэтому при первой же возможности продлил курс своего обучения и предпоследние годы обучался со своими, теперь уже кровниками. Потом мы собрались в одну команду.

Периодически, наведывался к своему брату. Старший сын которого, часто проводил время с нами и наслушавшись наши порой и не гладких бесед, решил пойти по моим стопам. Избегал и презирал наших самок и чтобы пореже их видеть, поступил в военную академию. И по моей просьбе, оказался под начальством друга.

Только на космическом флоте, нет самок.

Ха-ха!!! Кто бы знал, как ошибались мы все. Свидетельством тому, была маленькая, снующая свой любопытный нос, куда не следует, особа.

С самого начала, я был против её нахождения здесь. Но не выкидывать же её в космос. Смолчал, думали детёныш!!!

Любопытная, постоянно с расширившимися от удивления глазами, после того, как перестала себя сдерживать. Было интересно за ней наблюдать, огорчало лишь то, что когда вырастет может стать похожа на наших самок. Больно сильно были похожи движение и мимика с моими сёстрами.

Потом оказалось, что мы снова ошибались. Естественно, это не добавило к ней уважение. Только раздражение на то, что нас обвели вокруг пальца. Значит такая же лицедейка.

Потом очередной поворот, я среагировал на неё.

В лифте учуяв, готовую к оплодотворению яйцеклетку. Последней разумной эмоцией и мыслью до, того как мой мозг заволокло туманом, было: «от судьбы не спрячешься» и отчаяние. Всё.

И какого было моё удивление, что она не воспользовалась возможностью прибрать меня к рукам? Ведь тогда, до конца совершеннолетия ребёнка я обязательно должен был содержать её. Чем не прекрасная возможность осесть и ни в чем не нуждаться…

Самочка загадка…

Или просто глупа.

Вот и двери открываються, посмотрел на бледного племянника. Сам виноват, миасе капитана не следовало выказывать презрение, даже если заслуженное…

И в этом я просчитался, зная его дурную голову, надо было первым пропустить его в столовую, так нет же. Придётся ему учиться на ошибках, порой и болезненных, может тогда научиться сдерживать свой нрав. Задумавшись об этом пропустил последующие события…

Одновременно с моим непониманием и удивлением, раздался оглушающий смех тор Бреза:

— Ха-ха… А-ха-ха — хлопок по плечу капитана — Даже ты, третий аналитик в содружестве, не смог просчитать такой поворот… — опять засмеялся, а я не мог понять, что только что произошло — Все брат, оух… вы друг друга стоите!!!! Ах-ах-а-ха! Всё, не могу больше… хух… Я спать!

Развернулся и пошел на выход продолжая, хохоча, держаться за бок.

Что такого произошло? Посмотрел на миасе капитана… та стояла смиренно опустив голову и заложив руки за спину, плечики опущены, словно на них давит неподъемный груз. От созерцания этой картины, меня отвлекло какое-то движение за её спиной…

Поднял глаза повыше и что там я вижу…

За её спиной, стоит едва не весь экипаж, не считая тех, кто прочёсывает периметр и находиться в рубке. Все с хмурыми лицами, напряжёнными плечами и прямыми спинами.

До меня ни как не могло дойти что же так рассмешило первого пилота…

До Амадана уже дошло, судя по подрагивающими кончикам губ.

— Как я понимаю, Вы все пришли, для выяснения обстоятельств в отношении нарушения пятого закона? — все дружно кивнули — И у меня есть подозрение, что оставшийся состав, который не присутствует здесь, после смены тоже, явиться ко мне в каюту?

Во время этой речи самочка вся скукожилась, а экипаж снова кивнул.

До меня начало доходить, медленно, в связи с тем, что всё произошедшее ну никак не хотело укладываться в голове. Вся эта ситуация и поведение самочки, полностью была противоположна тому, что я знал о самках в целом. Если это правда…

— Что это значит, миасе? — я отвлёкся на вопрос капитана и перевёл взор на самочку.

— Я сегодня была несколько неуклюжа… — а глаза честные-честные, только голос выдавал её с головой, ломкий, надрывной — А уважаемые господа, были столько великодушны, что не давали мне упасть… вот всё, кажется…

Я протёр лицо ладонью… Невозможно… Просто поразительно!!! Кофис так ничего и не понял, судя по выражению лица, ладно у нас в каюте объясню… В моей груди, впервые за всю свою историю, расплывалось восхищение самочкой, мне срочно надо остаться одному, чтобы свыкнуться со столь непривычной эмоцией.

— Прямо весь экипаж?

— Угу…

— Извини брат, что перебиваю но, судя по всему я с племянником могу идти?

— Да… пожалуй все можете расходиться. — и не обращая на нас внимания подошёл к своей самке крепко обнял.

Что там происходило дальше меня не касалось, как и остальных…

Анастасия

Вот и наступил момент «Х». Время похода в грузовой отсек. На протяжении всего пути, я встречала хмурые лица, а когда лифт остановился в грузовом отсеке и я вышла, меня встретило гробовое молчание. Под перестрелом угрюмых и ничего хорошего мне не суливших взоров, пошла впереди всех, за моей спиной слышался перестук тяжелых шагов, который отзывался эхом в ушах.

Боги… как страшно, как стыдно… ведь все они могут, за просто так, лишиться кожи на спине…

«Пусть всё пройдёт удачно!». Сжала покрепче кулаки.

Ну не сможет! Не сможет! Он наказать всю команду. Кто будет тогда управлять судном? Ведь каждый из присутствующих, был важным винтиком в его управлении… Я понимала, что в моём плане есть существенные прорехи, ведь кто пожет помешать капитану наказать их после, а?

Так… над этим я поработаю позже!!! Устрою товарищу Амадану, такие американские горки, если потребуется, что он вообще забудет об этом.

«Правда ведь??? Правда, правда!»

Тьфу…

Уже пришли… Спинка прямая, г олова высоко задранная… хороший «понт» — дороже денег.

Только, держался этот «понт» не более пяти секунд, пока подходила к четвёрке ожидающих, а позади хор ступающих ног нелюдей.

А после хохота Рима, так я вообще приуныла… расскусил зараза…

И как спрашивается, при таком раскладе, изображать полное непонимание? Если сначала я хотела вступиться в защиту невиновных, теперь мне придётся быстро-быстро учиться управлять истребителем и драпать от сюда на всех парах, дабы не прибили… Ведь уже сейчас, спинкой ощущаю как с недовольных, взоры переходят в ненавидящие, а в голове словно наяву слышу: «Так она специально? На кол её, на кол!!!!!!»

Дальше, очумевшая от того, что всё вроде бы проходит хорошо, отвечала на вопросы капитана, сосредоточившись лишь на его голосе.

«Мля… мне — „капец“, „крышка“… „каюк“ или как там дальше…»

И какого было моё удивление, что после всего… ко мне припали поцелуем? Ммм… сладеньким… Демон-демоном, а целуется хор-ррошо…

У меняя перехватило дыхание, поцелуй был столь долгим, что к его окончанию я едва не потеряла сознание, от кислородной недостаточности. Словно прочитав мои мысли, Амадан с неохотой оторвался от моих губ было видно, что он вовсе не против продолжить.

Покрепче обвив меня хвостом, одной рукой он придерживал мои плечи, другой гладил щёки. Я немного смутилась, он так смотрел на меня, словами не передать. Но, от этого в груди расползаться комочек тепла, какие это были эмоции, я не разобрала, от неловкости захотелось избавиться от его прикосновений и только сейчас я осознала, что всё это время он держал меня на весу:

— Кхм… не мог бы ты поставить меня на пол. — руками отталкиваяся от его груди, прохрипела.

Хвост протестующе сжался но, усмирив свои порывы капитан выполнил мою просьбу.

В итоге, оказавшись за пределом его объятий, как бы смешно и не понятно это звучит, я почувствовала себя неуютно. Постаралась встряхнуться и не зацикливаться на таком открытии, надо чем-то заполнить тишину, которая явно затягиваеться…

— Ммм… ты не сердишься? — так хотелось «выкнуть» специально, ведь я заметила за собой некую странность… если раньше, мысленно относила к нему нелицеприятные эпитеты, такие как «садист» и «демон» то, сейчас я больше употребляю «капитан» или «Амадан».

Меня это не обрадовало, «нет-нет!!! Так не пойдёт!». Так недалеко дойти и до «Стокгольмского синдрома»… А оно мне надо? Я уже начинаю замечать, что совсем не желаю его расстраивать и мне становиться важно его мнение, не просто по причине возможного наказания… а просто нет желания его огорчать.

А дальше, что, ползание на коленях и тихонечко превратиться в стельку для ног?

Ладненько, проанализируем ситуацию и свои ощущения попозже. Просто когда тебе отрицательно качают головой и предлагают опереться на руку, не особо поразмышляешь.

— Нет симаи, вовсе нет, ты меня приятно удивила… — покрепче ухватил мою ладошку — Идём, ты наверняка проголодалась…

Я опять раскраснелась, заботиться… тьфу… наверняка сам голодный и я вовсе здесь не причём!!! От злости на саму себя прокусила до крови щеку… выдохнула… мля… больно то как.

Тут капитан резко остановился:

— Что случилось? — своих внимательных глаз не сводит — Где болит? Или у тебя снова… эта твоя… мен… менструация?

По всему телу прошёл жар, увы не возбуждения, а стыда и неловкости.

— Нет… всё хорошо, просто случайно прокусила щеку. — удивлённо поднятая бровь и тянущиеся ко мне ласты, смели всю мою неловкость на нет.

— Дай посмотреть.

— Не надо… все хорошо!

Ага взяли и послушали… как раз… насильно открыли рот, заглянули. «Оой-йой!», что вы ощущаете когда первый раз приходите к стоматологу??? Ощущения похожи! Очень! Удостоверившись, что все хорошо, кивнул сам себе, похлопал меня по щеке, как собачку, проговорил:

— Все хорошо, просто будь аккуратнее в следующий раз.

Возобновив движение, мы пошли в столовую, еды он набрал на один разнос. Я уже не удивлялась и не сопротивлялась, когда Амадан усадил мня к себе на колени и принялся кормить из своих рук.

Все бы ничего… только, этот… товарищ вперемешку с кормлением оглаживал мою филейную часть, своей наглой пятой конечностью. Вот так я и ела, хватала кусочек мяса зубами и старалась если не увернуться то, хотя бы отбросить его хвост. А ему хоть бы, что кушает себе и в ус не дует…

— Может хватит? В конце концов, это не прилично! — прошипела ему, надо отдать должное, он даже не попытался зделать вид, что ничего такого не делает, наоборот… усмехнулся, прижал к себе покрепче, прошеплав на ушко, обдавая горячим дыханеим шею.

— Привыкай маленькая, между нами уже ничего не может быть неприличным.

Сейчас, мое лицо наверное стало цветом походить на свеклу… знаю не девственница давно но, уж слишком эротично он это проделал. Да и остальные начали поглядывать в нашу сторону, понимающе перемигиваясь между собой, это еще больше меня засмущало…

Хватит с меня! Решил приручить дикую зверушку? Ну-ну… я тоже могу играть в такие игры, посмотрим, кто выйдет победителем.

Вдохнула… решила не обращать внимание на окружение, сосредоточилась… надо же в образ войти… и когда он в слудующий раз пропихнул очень уж сочный кусочек, облизнула его палец слегка втянув в себя… «Ххе-хе… надо было видеть его лицо!!!».

— Там еще есть? — глазки невиные-невинные, а сама думаю как бы в голос не заржать… уж очень комично выглядело, обычно серьезное лицо капитана.

Опять взял мясо и в этот раз, очень внимательно наблюдал за мной, будто пытался удостовериться не показалось ли ему в прошлый раз. А я что… ничего… как ни в чем не бывало, взяла и опять лизнула его палец, напоследок слегка прикусив и отвернулась, будто ничего интереснее нет, как разглядывание белых стен корабля.

Капитан, тем временем, на секунду задумался о чем-то своем и придя к какому-то выводу, решил продолжить нашу игру «кто — кого», а потому и ухватил одной рукой мой подбородок, заставив посмотреть в его глаза, другой отломил, на этот раз кусочек их подобия хлеба.

Я опять аккуратненько ухватила и в «благодарность» лизнула его пальцы… сама не знаю, что на меня тогда нашло… может воздержание, а может что то другое но, надо было остановиться, а не идти на поводу у этого манипулятора… только не об том сейчас…

Пока я старательно жевала, он гладил мои скулы, другой рукой массировал шею, а хвост… этот наглец уютненько устроился меж моих бедер, тем самым повышая температуру моего тела… Но я бы была не я, если бы не не ответила тем же, хорошенько поерзала по тому, что так явно чувствовали под собой мои ягодицы, посмотрев на него сквозь ресницы…

Происходящее ему явно нравилось, вон и дыхание стало более глубоким и глаза заволокло туманом… в общем очаровательное зрелище… что уж тутр сказать. Какой женщине не будет приятно, когда от таких, в сущности невиных, манипуляций заводиться мужчина.

Вот так и проходил наш совмесный ужин, мы абсолютно не обращали внимание на остальной экипаж. Сейчас было важно лишь легкие укусы в ушко, маскирующиеся под доверительный шепот, нежные взгляды и поглаживание мускулистой груди…

А… зря… пока мы друг друга возбуждали, они явно следили за происходящим.

Заметив их взгляды, подумала, что они вполне могли унюхать то, что было скрыто за столешницей, а я глупая надеялась, что им не видно где находится хвост капитана и насколько я была возбуждена. Мдя… и моська кирпичом тут не помогла, вон как у всех ноздри трепещут, один даже закашлялся и вылетел, как пробка из бутылки…

Так… пора валить отсюда… и не важно, что самой охота продолжить, есть же песенка… «Я не дам, я не дам, я не дам и не проси!!!».

И почему собственно говоря, я не удивилась, что меня не отпустили, а наоборот прорычав нечто возражающее цапнули за «загривок»?

«Ай!!!больно же! Ррр… это что, такое влажное по спине потекло???».

Его это остановило? Нет… Капитан едва ли не замурлыкал, зализывая свой укус, тем самым лишь подчеркивая мои неприятные ощущения.

Возбуждение как рукой смело, было действительно больно. Я слышала от девченок, которые имели некий опыт в таких «играх», что боль лишь обостряет ощущения но, не в моем видимо случае. Наверняка у их партнеров небыло таких острых зубищ!!!!

Зашипев ободрананной кошкой, в сотый раз уже успела пожалеть о своей затее «подразни капитана». А потому, как в столовой стих шум и остальные перестали притворяться, что ничего не замечают, в голову проползло подозрение: «А НЕ СОБИРАЕЮТСЯ ЛИ МЕНЯ ВЗЯТЬ ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС???УСТРОИВ, БЕСПЛАТНОЕ ПОРНО ШОУ?».

Обстановка накаляется до предела, причиной которой является то, что присутсвующие здесь побросали все столовые приборы и отодвинувшись от столов, в открытую смотрят на нас. Адреналин в крови подскакивает еще сильнее, когда демонюка крепко хватает меня за грудь, от шеи его не оторвешь и ногами.

«МАмочки!!!».

Надо что-то придумать, срочно! И главное, ни один мне явно помогать не собирается. Морды у всех теперь очень серьезные и явное одобрение на действия капитана проскальзывает на каждом лице, именно это меня добило.

— Пусти меня, пусти!!! — я начала вырываться, тянуть за его космы, тем самым усугубляя свое положение, ведь из-за этого острые зубы разрывали мою кожу…

Тем временем в огромном помещении нарастает гул, слышно как хвосты бьются об пол, создавая легкую вибрацию…

Что есть мочи впилась оставшимися ногтями в кожу на голове этого чудовища, чем заставила его снова замурлыкать. С ужасом становилось понятным, что чем больше я вырываюсь и сопротивляюсь, тем больше его подзадориваю…

Когда он рыкнул, пришлось застыть, хочешь не хочешь, а инкстивтивно замираешь.

Почувствовав во мне перемену, удовлетворено рыкнул и развернул меня в своих руках. Я зажмурила глаза, не хочу смотреть, про остальных вообще забыла:

— Посмотри на меня. — голос глухой, глубокий и заставляющий подчинятся но, я попыталась воспротивиться и замахала головой в разные стороны — Посмотри!

В этот раз, в свободу выбора играть не стоит и так заигралась… и вон что из этого вышло.

Когда я открыла глаза он со словами «Умница», ухватил меня за волосы и прижал к своей шее прошипел: «Кусай».

«Чего?», такая смена происходящего выбила меня из коллеи, заставляя поступить так как он велел… я и укусила в то место где билась жилка, на вид самое нежное местечко.

— Сильнее… — недовольно ворчит — До крови!!!

Последнее слово он буквально прогрохотал над моей головой. «Серьезно? Да всегда пожалуйста!!!». И я со всей злостисжала челюсти сильнее, тут же мой рот наполнила солоноватая жидкость, с едва заметным привкусом железа.

Он застонал и опрокинул меня на стол, предварительно скинув с него посуду. Пришлось выпустить его шею и удивленно на него уставиться но, не успела испугаться, что мои подозрения окажутся правдивыми, как он поднял голову и свирепо гаркнул на своих подчиненных:

— Вон!!!

Перевел взгляд на меня, уделив внимание моим губам, тут же набросился на них. Опять ожидала боли но, нет в этот раз был нежен. В который раз удивляюсь, как он умудряеться не цеплять мои губы своими клыками.

Лежала тихонечко, принимая поцелуй, в ожидании грубости. А он все целовал и целовал оттягивая мою нижнюю губу и втягивал в себя. И так снова и снова… целовал мои скулы, покусывал мочку уха, каждый раз возвращаясь к губам.

Терзание моих уст продолжалось бесконечно долго. Меня уговаривали, просили раскрыться.

Наши тела соединялись лишь губами и бедрами. Я отчетливо ощущала его эрекцию, он упирался ею в меня очень ощутимо. Руки были по сторонам от моей головы. Когда ему надоело мое бездействие, он открыл мои губы своими, начал посасывать мой язычок, что послало импульс к моим бедрам.

Как такое вообще возможно я не представляя но, было горячо… безумно горячо. А он все игрался с моим ртом, было такое ощущение, словно ему большего и не надо, будто он получал огромное наслаждение лишь от касания к моим губам… именно этой неспешной лаской, заставил ответить ему, включитьсяь в игру и неспешно ласкать его рот своим.

Обхватила его бедра ногами, не давая отстраниться. Притянула к себе за волосы, стараясь как можно ближе прижаться. На что получила недовольный рык:

— Симаи… — глаза горят голодным огнем, а я никак не могу понять что не так, почему остановился.

Раздумывала не долго, обе мои руки подняли над головой и прижали своей ручищей. Другой он ухватил мою шею и слегка сдавил, словно предупреждая не двигаться и снова пошло по накатанной: долгие поцелуи, прерывались лишь для того, чтобы снова облизать мои скулы или ушки…

Мне уже было этого мало, я со всей силы сжимала его бедра, хоть как-то стараясь спонукать к дальнейшим действиям. И наконец-то была услышана. Он сдвинул свою руку с моей шеи, постепенно расстегивая костюм. Я даже всхлыпнула, таким необходимым казалось это действие.

«Да!!», мысленно скандировала, наслаждаясь ощущением тяжелой ладони на своей голой груди. Она полностью утонула в его руке. Амадан массировал и поглаживал по очереди то одну, то другую.

А я стонала под ним, наслаждаясь его утробными и мягкими рыками, которые давали понять что он доволен моей реакцией. Жар который до этого слегка утих, разгорелся с новой силой. Почему он не касался вершины? Мне мало… мало… еще… еще…

Наконец-то, словно прочитав мои мысли, его хвост тоже включилсяв игру обхватывая уже левую грудь, которая осталась без внимания. Казалось вот оно… еще чуть-чуть и он коснется соска… но, пришлось просяще мяукнуть, только и это не помогало. Было ощущение, словно ему нравиться меня терзать, наслаждаться моими мольбами.

Нет я ничего не говорила, рот был занят но, знала наверняка, что как только мои губы освободятся от плена захватчика, я начну просить и даже умолять о продолжении, чего себе в последствии не прощу.

Я горела, пылала и извивалась как змея. Только он был неумолим. Когда уже думала, что сойду с ума от потребности, он наконец отпустил мои губы, напоследок прикусив нижнюю и не отводя от меня глаз, постепенно начал спускать голову ниже…

Я не могла говорить, лишь хныкать и просить глазами «коснись-коснись!», следя за ним как голодающий за глотком воды. А когда он одновременно левой рукой сжал мою вершинку, а другую с силой всосал другую в рот прикусив ту на последок, я полетела за край… Тело омывало изнутри лавой, заставляя конвульсивно трястись, в голове не было ни одной мысли, лишь величайшее наслаждение, сродни кайфу…

Струна на гитаре лопнула, не выдержав напряжения, маленькая смерть, после которой наступает забвение…

 

Глава 8

Как приятно было просыпаться. Ощущение неги, никак не хотело меня покидать… Мне было лень открыть глаза, казалось весь мир может подождать пока ее высочество, то есть я, не соизволит проснуться…

Звонко рассмеялась…

— Я рад миасе, что ты очнулась в таком хорошем расположении духа. — ворвался в мои мысли хриплый от о сна голос — И еще приятнее осознание того, что тому причина я.

Резко распахнула веки и посмотрела на соседнюю подушку, на которой расположилась голова Амадана. Даже его улыбка и такой растрепанный вид, не облегчил дела, я покраснела и вмиг вспомнила, что он творил со мной. «О Боги!!! И мне понравилось!». Щеки уже горели как маков цвет, не удивлюсь если и шея стала пунцовой.

У меня было яркое и отчетливое желание спрятаться под одеяло но, пришлось отвергнуть эту идею за нецелесообразностью, не в детском саду в конце концов. Я взрослая самодостаточная женщина, да и демонюка выглядит так, как будто выиграл лоторею. Не годиться, надо срочно стереть эту ухмылочку с его лица:

— Кто ж спорит… — показательно зевнула, мол ничего особенного в этом нет — Оргазм с женщиной творит чудеса… любой… — получай фашист гранату и понимай как знаешь.

Судя по тому, как сощурились его глаза, понял он верно. «Ой глупая!», вчерашний инцидент разве ничему меня не научили? Я даже выскочить из кровати не успела, как была прижата к ней, голая… значит раздел…

— Знаешь маленькая… Через пять суток, прибудем на «Вейнитар», у меня появилась идея, как нам провести наш досуг, до прилета на планету. — жаркий шепот обжег ушко и заставил табун мурашек разойтись по телу.

Да что это такое, он мне даже не нравиться и страшный к тому же. Только телу все равно, оно плавиться под ним, как масло на солнце. Ему неважно, как разум и сердце относятся к этому аситину. Хотя, против воли приходится отмечать, что он достоин уважения, его способностью к манипуляции восхищалась бы, не стань я его жертвой…

Эта мысль, немного остудила жар и я смогла найти в себе силы ответить:

— Не думаю, что это уместная идея, к тому же ты обещал научить меня читать и писать.

— Уверена? — и взгляд такой выжидающий и немного задумчивый но, он все же отстранился и подал мне руку — Идем в очистительную кабину.

Смысла отказываться, я не видела и смущаться по моему было уже поздно, в конце концов, он ведь вчера узрел мою наготу.

Ещё никогда мне не приходилось, принимать совместный душ с молодым человеком и я решила разглядывать эту возможность, как дополнительный опыт. Пропустила его вперед, надо же полюбоваться на то добро, которое само прибилось к моему порогу, мысленно похихикивала.

Если разглядывать с этой точки зрения, мне не на что жаловаться: мужчина явно со средствами(немного меркантильно, знаю), сам по себе состоявшаяся личность, тело «Конфетка» и в постеле, судя по вчерашнему, просто «Бог».

Поэтому, дорогуша, хорош носом вертеть! С остальным «Стерпится-смириться». Каждый, сам кузнец своего счастья, неохота прожить всю оставшуюся жизнь «жертвой». Будем наслаждаться выпавшим шансом, начать все с нуля. Того гляди, все окажеться не столь печально.

Мне даже жаль стало своего… да, кстати кем он мне приходится, а? Мы «пара», понятно. Также в отношении себя слышала такие эпитеты, как «астниера» или «миасе», жаль переводу они не подлежат. Обычное обраещение к мужской половине «син», как в англии «мистер», «тьера» к женской.

Что-то отвлеклась, бедняга со мной натерпиться… не знаю какое у них положение в обществе у женщин но, собой помыкать и указывать, что мне делать не позволю.

Как поэтично и высокопарно рассуждаю… А на деле?

Вот и закончился феминистический настрой о равенстве, запихиванием и купанием, меня любимой, авторитарной личностью, в лице безкомпромисного капитана.

Намыливал, наглаживал и поедал глазами. Только и слышны били команды: подними голову, руки, развернись, нагнись и раставь ноги. От хриплого голоса невозможно было отмахнуться, а от касаний уклониться. Стоило только первый раз попытаться, удостаивалась недовольного взгляда и сразу становилась послушной и покорной.

Хотела бы соврать, что меня это возмущало до глубины души но, себе то, не соврешь. Мне импонировало его отношение к моему телу, в каждом касании чувствовалось, едва здерживаемое желание. Я ощущала себя женственой чтоли и желанной, в этом сомнения точно не было.

Ммм… а приятно…

— Теперь ты. — что-то сильно расслабилась и не сразу сообразила, что от меня требуеться, выгнула бровь — Твоя очередь меня мыть…

Протянул губку с мыльным раствором. Помня о том, что дразнить его не стоит, начала с шеи, пришлось встать на носочки и опереться о грудную клетку левой рукой, чтобы коснуться задней части. Старалась не смотреть на его лицо, полностью сосредоточившись на выполнении задачи.

Широкий разворот плеч, завораживал своей мощью. Чтобы поскорее закончить начатое и не соблазнять себя отрывшимся видом, подключила вторую руку к намыливанию бронзовой кожи. Которая, с каждым прикосновением, покрывалась мурашками. Это было так забавно, даже улыбнулась против воли.

— Что тебя так рассмешило? — подняла голову, а ему действительно любопытно, судя по заинтересованному взгляду.

Покачала головой, сомниваюсь, что он разделит мое веселье:

— Повернись. — надо его отвлечь иначе, точно станет допытыватся, у него же бульдожья хватка.

Хмыкнул но, послушался.

Намылила спину и подождав пока вода смоет пену отступила на шаг:

— Я закончила.

Лукаво посматривая на меня, он развернулся и сократил растояние между нами, заставляя прижаться спиной к стенке. Обнял руками за талию и оплетя хвостом ноги, в опасной близости от интимной зоны, коснулся лбом моего лба и хитренько спросил:

— Разве? — лизнул скулу поглаживая спинку прошептал — Если мне не изменяет память… ты все же… что-то пропустила…

Резко покачала головой «Ну уж нет!». Не готова я, узреть отличия между людьми и аситинами в живую, да еще и касаться, ведь отлично чувствую… та часть тела сейчас явно не в «спящем режиме».

А этот… нахал, раскатисто рассмеялся откинув голову и отступая на шаг, дал осуществить поспешный побег, напоследок, одарив мою филейную часть легким шлепком.

Последнее, что услышала, покидая санузел, даже не вытеревшись, было:

— Трусишка…

Ну и пусть! Главное, отстрочила навязанное знакомство с интимной стороной наших взаимоотношений. Хотя сама смирилась с таким положением дел, по мере возможности постараюсь отстрочить неизбежное.

Если бы на его месте был обычный мужчина, я возможно была бы не против, воспользоваться душем, не по-назначению. Особенно, после вчерашнего. Меня просто останавливало, знание того, что он инопланетянин.

Прекращаем копаться в своей нравственности, на кону проблемы поважнее. Надо не забывать о немаловажной детали, такой как их ярое стремление к популяции своей нации. Как этого избежать, задумка имелась и для её осуществления, придется повременить с переходом в горизонтальную плоскость…

«Но, кто мешает воспользоваться им вертикально? — закралась крамольная мыслишка — Тьфу… ты!». Самой от себя скоро тошнить начнет.

Мдя… воздержание плохо действует на мою психику, тем более вблизи столь великолепного образца мужского пола и даже хвост перестал смущать, доказав свою полезность…

«Ррр, надо прекратить это безобразие, немедленно. Я же не нимфоманка! Раньше как-то обходилась без секса и ничего, жива здорова!».

Удовлетворившись подобным внушением оделась и стала ждать наставника. Да именно так: наставник и учитель и никак иначе. Мне предстоит огромная умственная работа, которая потребует полной самоотдачи, для достижение цели. А цель — получение знаний.

Не только языка и международной этики. Также следут изучить культуру, политический и экомический строй не только межгадактического уровня, а в часности отдельных рас. Не стоит, надеяться лишь на доброту и поддержку капитана. Ничто и никто не вечен, темболее он военный, судя по обрывкам разговоров, а вдруг случиться с ним что нибудь и я снова окажусь у разбитого корыта?

Спасибо, не хочу.

Мне хватило испытаний, после смерти родителей. Если бы не поддержка девчонок, не знаю как бы выжила. А теперь я точно знаю, что требуеться для выживания и по возможности буду стараться прикрывать свои тылы.

Вспоминая отца с матерью, меня окутало легкое облако грусти и печали, имея послевкусие благодарности и любви.

Встряхнулась. «Делу время, потехе — час!». «Нусс… приступим?». Темболее, явился полностью одетый демон.

Прежде чем начать обучение, Амадан заказал завтрак в каюту. Разместились за его рабочим столом…

«Он, теперь всегда, собираеться кормить меня с рук?»

— Спасибо но, я вполне могу справится с этим сама. — попыталась уклониться.

— Симаи… — пауза была недолгой но, очень многозначительной — Я делаю приятно тебе, обучаю языку, ответь тем же мне. Мне нравиться кормить тебя.

— Это упрек. — нехорошо прищурила глаза, стало неприятно и даже в некотором роде разочаровалась в нем.

Тьфу… будто есть чем восхищаться. «Разозлилась, ты посмотри на него…», того гляди и почку потребует за оказание «услуги».

— Нет, это добровольное оказание услуг, для взаимной выгоды двух сторон.

«Торгово рыночные отношения значит, ну-ну…», а хотя… Так даже лучше, не придется самостоятельно держать его в стороне, сам виноват. «Баба с возу, кобыле легче», в этот раз, во время приема пищи, он не предпринимал никаких попыток к моему соблазнению. Спокойно позавтракали.

И приступили к изучению иероглифов, было очень тяжело. Но, на удивление, я быстро справилась, с каждым разом, запоминать было все легче и легче.

Так потянулись дни. Голова была квадратной, казалось, она вот-вот лопнет но, у меня была цель и я шла к ней. К концу недели, я уже могла с трудом но читать на межгалактическом. Уровень знаний и мастерства был на уровне «1-го класса». Но и это было — достижение.

Что касается наших отношений с капитаном, было трудно сказать что-то наверняка. Мы также спали в одной кровати, на ночь повторялась процедура омовения. В постеле он обнимал меня, в те моменты, чувствовала себя плюшевой игрушкой, которую подарили маленькому мальчику.

Я всё также усовершенствовала свое знание языка. В нашей каюте, вообще старалась переводчиком не пользоваться, Амадан шел мне на встречу, всячески поддерживая и наедине старался говорить медленно и разборчиво. Только за одно это, я была отдельно благодарна.

Когда его не было рядом, во время начала его дежурств, тренировалась пользоваться их сетью. Что было довольно затруднительно, я Вам скажу. Но, в конце концов, наловчилась и порой сама себя пугала тем, что такими темпами недалеко посадить себе зрение.

Скоро мы начнем изучать культуру, обычаи и межгалактический этикет. Не хотелось полностью зависеть в этих вопросах от Дана. Во многом он может и обмануть, в своих интересах, подстраховаться не помешает.

Сеть… «хи-хи»…

Надеюсь, я просто не умею до конца ею пользоваться, иначе меня ждет разочарование, поистенне вселенских масштабов.

Никаких чатов не нашла, а про сайты, на подобии «ВК» и «ОДНОКЛАСНИКИ», вообще молчу.

Это была интерактивная библиотека, а не интернет. Я пока смогла найти только новости и немного другой информации, о галактике в которой мы летели.

Этакое инопланетное «СССР», комуна.

Сводки новостей и репортажи с разных планет. Как таковой, ланшафт не показывали, просто куча городов похожих друг на друга, как братья близнецы…

Репортажи и коекакие передачи велись на всесоюзном и при желании я могла бы понять, только вот засада, он так быстро лопотал, что я не успевала проследить нить его речи, диктор мля… на футбольном матче.

Так к чему я веду: «СССР». С виду никакой преступности. Нет никаких фильмов: комедий, мелодрам, ужасов, про детективы, экшены и фантастику вообще молчу. А про «Санта-Барбару», даже думать не стоит.

Одни документальные и общеообразовательные передачи. Для меня сейчас полезные, согласна(осталось наловчиться также лопотать.)

Короче СКУКОТЕНЬ!!! И полный «мрак». И это те, которые бороздят просторы космоса… эх…

— Симаи… — в каюту зашел Амадан и подсев ко мне на кушетку, поцеловал в щеку — Заканчивай, как я и обещал, покажу тебе планету, идем Шинфар уже ждет.

Мы уже два дня, как прибыли на орбиту Вейнитара и в последнее время, я засыпала одна, посреди ночи просыпаясь, когда он возвращался и обнимал меня, укладывая поудобнее мою тушку себе на плечо.

— А при чем здесь он? — спросила, нажав на кнопочку на браслете и поднимсаясь вслед за ним.

— Сюда по переводу попала его сестра, мы нанесем ей визит, заодно она поможет тебе с закупками. Кредиты на твой счет уже перевел, сможешь осуществить любую покупку.

Почувствовала себя как «барби» у «папика», поэтому решила сьязвить:

— Так уж и любую и корабль если захочу?

Если хотела его уколоть то, не вышло, он только посмотрел на меня насмешливо и выдал:

— И корабль, только не понимаю, зачем он тебе, все равно без удостоверения и разрешенипя, тебя с орбиты не выпустят.

Мдя… если сказать что я в шоке, это ничего не сказать… И так стыдно стало за свое поведение:

— Прости. — потупила в пол глаза.

— За что, маленькая? Я давно понял, что ты не любишь никому быть обязна. — поднял мое лицо за подбородок, пристально всматриваясь в мои глаза — Просто запомни, ты моя! И мой долг — полностью удовлетворить твои нужды, а желание — побаловать.

Мммгм… все-таки я неблагодарная: приютили, накормили, замуж выдали, а сейчас обуют и оденут, так чего тебе еще надо?

И как у него так получилось, а? Без упрека устыдить… мастер… что еще сказать.

— Поняла… — а после маленькой паузы, добавила — Спасибо.

— Всегда рад, маленькая. — легкий поцелуй в уголок рта — А теперь, надо поспешить.

Отправились мы в сторону грузового отсека, у лифта нас поджидал уже готовый к выходу Шинфар, закутаный с ног до головы в балахон, по совместительству плащ который. В руках он держал еще парочку, которую протянул нам:

— Тнира — легкий поклон и к чему спрашивается этот официоз — Прошу прощения но, у нас «увы» не оказалось Вашего размера…

Кто бы сомневался… да я в нем утону!!!! Но пришлось поблагодарить, при этом добавить в голос признательности побольше.

И как всегда была права, стоило натянуть безразмерное нечто на себя, как ткань рухнула вниз ниагарским водопадом, а на руках пришлось зактать вчетверо. Зато Амадану в радость… Сграбастал бедняжечку на руки, шаловливо поглаживая ноги… «что… опять?», вовремя надо сказать.

— Амадааан… — предупреждающе заворчала.

— Вот видишь… уже по имени обращаешься, а то все «капитан» да «капитан». - широко улыбнулся.

Ледышка не-то прыснул, не-то хмыкнул но, старался «держать лицо».

Но мне уже было не до того, мы выходили с корабля на станцию и наглый аситин перестал безобразничать, зорко следя за периметром. Если он это делал, в целях безопсности то, я из-за любопытства. В конце концов, что я видела? Один корабль и не более.

Высоченные потолки, которым конца края не видно. Все цвета «металик», разных тональностей. Колонны уходящие в высь, были хрупкие и прозрачные как стекло, казалось они вот-вот рухнут, не выдержав возложенного на них веса. Куча летающих дисков пролетали над нашими головами. А я как котенок, крутила головой в разные стороны, стараясь увидеть как можно больше.

Муравейник. Шум стоит непередаваемый. Народ сновал туда сюда нескончаемым потоком тут были все но, преобладали шибару. Я наконец-то, увидела женщину!!!!!

Огромная!!!!!Не толстая, вовсе, просто она была ростом с моего демонюку, тоесть ниже Шинфара на пол головы. Мдя… сестричка…

Лицо один в один с нашим етти но, в остальном различаються как огонь и вода. Наш судовой врачь отличался элегантностью и утонченостью во всем, когда как сия женщина походила на дочь кузнеца: широка в кости, ручищи как у доярки, бедра необятные, а грудь размера этак… (прищурившись прикинула на глаз)… короче «Сименович» тихонечко сидит в уголочке и рыдает-рыдает-рыдает… И одета эта махина была, в розовое полупрозрачное платье.

Нуссс сестрица… если вы думаете, это некрасиво так разглядывать постороннего то, «Боги упаси!!!», она тоже, не осталась в долгу…

И окатила таким взглядом нас с капитаном, что можно сразу ставить надгробные плиточки с надписью: «помним, любим, скорбим», разве что на моей будет «памяти неизвесному солдату».

Никаких теплых чувтв между ними не заметила, да и Ледышка как-то переменился, стал полностью соответствовать этому прозвищу.

И меня собираються отдать ей на пару часов?!!! Ну уж нет!!! Я с рук Амаданчика ни ногой!!! Да она меня прикопает за превым поворотом!

Пока они обеменивались приветствиями, я усилено давала себе установку: я пиявка, я пиявка, невидимка, рыпьях, как хотите так меня и называйте, меня здесь нет и никто меня отсюда не заберет. Ничего дороже этих рук, нет на белом свете. И как сразу полюбился их хозяин…

Тут дошла очередь до меня. «Какая неожиданность!», это сарказм если кто не понял.

— Син Амадан… как мог глава броста, Ваш отец, допустить детеныша к полетам? Видите к чему это привело, бедняжечка даже стоять не может, о чем Вы думали?

Вот это да… так это она на Демонюку и брата, из-за меня так окрысилась? Стойте-стойте, дело идет на переусмотрение, может мы даже подружимся.

Тааак… наверное этот момент навсегда запечатлится в моей памяти и мысленно на старости лет буду перематывать его снова и снова, по кадрам, наслаждаться непредаваемым зрелищем:

Ледышка хрюкнул и резко закашлялся кулаком прикрывая рот. ДЕМОН, ДЕМОН замер, краем глаза заметила, как дернулся его хвост, показывая неудовольствие тем, что кто-то посмел ему указывать и темболее отчитывать. Всю гаму эмоций удалось прочесть по оканемевшей физиономии «провинившегося».

Видимо они хорошо знакомы но, врядли это сойдет ей с рук, судя по сжавшимся зрачкам и слегка расширившимся ноздрям. Не будь я впритул к его лицу, сомниваюсь, что заметила бы эти признаки начинающего раздражения.

Надо сочно, что-то предпринять. Ведь вполне вероятно, получив нагоняй от начальника брата, сестрица обозлится, посчитав причиной этого меняю А врагов наживать неохота. Поэтому положила руку ему на грудь, погладила и добившись внимания, просительно посмотрела на него. Он сначала удивленно посмотрел, потом криво усмехнулся, а затем… передал меня на руки самке шибару, быстро прошептав на ушко, чтобы слышала только я:

— Развлекайся маленькая…

Взрослую женщину, едва не запеленутую, держит другая, ворча как наседка: «И чем они думали… изверги, а излучение!»

И развернулась в другую сторону, все также держа меня на воих мощных ручищах, оглянувшись назад увидела, что Шинфар не выдержал, оперевшись рукой о плечо Амадана, другой протерал лицо ухохатываясь до слез.

Тот, в свою учередь следил за нами, глазами спрашивая не требуется ли его помощ, лишь по смешинкам горящим в глазах, было возможно прочесть, что он сам еле сдерживается.

А мне было неловко, стыдно и смешно одновременно. Шутники нашлись… низачто бы не подумала, что эта парочка, имеет хотя бы зачатки чувства умора, а тут на тебе… Надо срочно слазить с рук, иначе потом неловкостей и недопонимания не насчитаешься. Хотя и понимала весь комизм ситуации, сомневаюсь, что его разделит жертва обмана.

— Ммм… протитете! — очень медленно, стараясь четко выговорить на межгалактическом, обратилась к женщине — Сама. Могу. Ногами.

Услышав мой голос, сестрица остановилась, а ее бровь вообще поползла в заоблачную даль. Поставила на ноги меня неохотно. При этом недоводьно цокая языком. И пристально следила за мной, аккуратно придерживая за локоток.

— Еще и самочка! Ничего не понимаю… Значит поступим так: сначала отправимся ко мне домой, поедим и ты мне все детально расскажешь!

Мы стояли, а народ просто обтекал нас, как одинокую скалу посреди океана. В принцепе неудевительно, собеседница была на голову выше, половины присутствующих. Со стороны мы выглядели как «Слон» и «Моська» из мультфильма.

Многие тоже разглядывали нас, порой замечала мимолетные косые взгляды обращенные в нашу сторону.

Дорогу к ее дому, я наверное не забуду никогда.

Сначала прошли колоны, старалась не выпустить ее из виду, было страшно. Но даже для меня, жительницы довольно большого города, тут всего было чересчур.

Приходилось вертеть головой на триста шесдесят градусов. Смущали летающие диски в четырё метрах над головой, а нелюди «ходящие» по воздуху???!!!! Хотелось рассмотреть все получше, только тогда бы пришлось выпустить своё сопровождение из виду больше чем на секунду, а это меня не прельщало.

Наконец, дойдя до противоположной стороны «ангара», самка взяла мня за руку и став на платформу, нажала на сиреневую кнопку ногой, поскольку та находилась прямиком под нами, когда ушей косулся гул, она что-то сказанула..

Лучше бы она этого не делала!!!!!

Никогда больше не хочу ощущать на себе подобное… на один миг, складывалось ощущение, словно тебя предварительно накачав обезболивающим, затеем припарируют.

И это ты видишь и чувстуешь!!!! Сначала исчезают ноги, словно кто отрубил с одного взмаха, затем всё остальное и это за секуду… потом, ты сама исчезаешь, теряешься в пространстве, ты вроде и себя осознаешь но, в тоже время тебя нет. Может нечто одобное ощущают космонавты, впервые «потеряв» силу тяжести, когда в скафандрах выходят в открытый космос, не знаю… навряд ли. Время перестаёт существовать, как понимание… что уж говорить о другом.

Я не знаю как описать, слов, даже на нашем «могучем» русском языке нет… Да и я не философ, чтобы рассуждать на подобные темы.

Это действительно ужасно, не страшно, ужасно… Ты ни над чем не подвласна… твоего тела нет… жизни нет… ничего нет… одна пустота и ты вечный её спутник или спутница, это уже не важно…

Прежде чем моё сознание «слилось с пустотой» и я перестала существовать как личность, душа, подбирайте определение кому какое удобно, всё вернулось на круги своя.

Резко, «БАХ!!!», я упала на колени, мой вестибулярный аппарат не выдержал, казалось вот-вот и мой желудок вывернется на изнанку и покинет пределы моего тела. Но, мне было не до того, Я СНОВА ОЩУЩАЮ СВОЮ ОБОЛОЧКУ!!!!.

Так много значений и эмоций, мы люди, влаживаем в такое простое слово «тело», оно ассоциируется у нас с «человеком», с «жизнью» в конце концов. Я же, ещё толком не отошла от пребывания в «Ничто», что оно потеряло для меня смысл, на данный момент это действительно была «оболочка». Сосуд предназначеный для моего сознания.

Зетем, незаметно, словно соткана из тумана мысль: я чувствую, ощущаю!!!! Как мало и в тоже время много нужно для счастья. Лишь потеряв, понимаешь истиное значение и смысл, всё познаётся в сравнении.

Мне всё казалось время замедлилось, потихонечку начала приходить в себя. Физически, психологически. Растворялась в пространстве «мудрость бытия», я становилась сама собой, ОБЫЧНОЙ ДЕВУШКОЙ, неимеющей домыслов или стремлений к пониманию мироустройства или «всего сущего», словосочитание, которое хоть раз но, услышал и запомнил каждый от мала до велика.

«Я есть!!!». Набатом гудело в голове. Я не обращала внимания: на извергающиеся из меня остатки пищи(противно, согласна), боль, звон в ушах и шум в голове. Продолжая ощупывать едва не каждый меллиметр, себя родимой. При этом смеясь и плача одновременно.

Так не долго сойти с ума. Меня никто не предупреждал. Ни один не подготовленый к подобному человек, не способен адекватно воспринимать происходящее. Мысли вспошеным роем, хаотично проскальзывали в голове. Я не способна была ухватиться, хоть за одну. Я была рада, нет безгранично счастлива, снова испытывать, ощущать и зациклилась лишь на этом.

Новое ощущение… невесомоти… «меня поднимают?»… «не хочу! не надо!», вслед за этим пропаду и я меня не станет… «только не снова!!!». Вырываюсь, я готова прогрызть себе дорогу обратно, к контролю над собой, контроль хоть над атомом чего нибудь, это зачаток разума, который есть основой сознания. «Я жива!». И со всех сил буду бороться и борюсь, тем что имею: ногтями, зубами, руками и ногами. Жаль нет хвоста и он бы пошел в ход, может это хоть изменило исход. А так меня скрутили и чем-то укололи.

«Нет! Нет!! НееЕТ!!!». Слезы, вызваные безсилием и безысходностью, лились ручъем, застилая взор. Меня всю трусило но, постепенно я смирилась со смерью. Лишь ощущение ветра на мокрых щеках орошало душу умиротворением перед шагом в пустоту, меня не стало.

 

Глава 9

Амадан тар Драст

Как я здержался… сам до конца не верил, что сумел. Не раз опасался, что сорвусь, а когда маленькую едва пополам не сложило и каждая её частичка дрожала подо мной, думал это конец…

Хорошо, что она не пришла в себя. Иначе я собственоручно уничтожил бы всё, чего с таким трудом, достиг. Потом бы осталось горькое послефкусие, сколько и какими бы способами не доводил бы её до края. Доверия ещё нет. А постоянные сомнения ни к чему хорошему, рано или поздно, не привели б.

Отнёс в нашу каюту, по пути зорко следя, чтобы никто не видел её такую как сейчас. Разрумянившуюся, пышущую жаром освобождения и дурманющую разум и так сладким ароматом, который сейчас, лишь раскрылся, обрёл более выразительные нотки, завораживая, завлекая и маня испробовать на вкус.

Такая она только для меня. И только я, могу лицезреть её в такие моменты, больше никто. Даже мысль об этом пробуждала зачатки ярости, побуждая к агресии и кровопролитию. «МОЯ!!!»

Положил на кровать, раздевая, любовался каждым открывшимся кусочком столь хрупкого но, от того, не менее, желанного тела.

Раздевшись сам, лег рядом бережно прижимая к груди ту, кто впоследствии станет смыслом жизни.

Не сейчас, на данный момент мы чужие друг другу. Но я свой выбор сделал, пусть я пока ничего кроме желания и симпатии не испытыватую, это ненадолго. С каждым днем проведенным в непосредственой близости с ней, я все больше удивляюсь и да… даже в некотором роде восхищаюсь ею, чего только стоило недавное представление, не сомневаюсь даже, что это лишь начало.

С самого начала я полагал, что она будет наивным хрупким цветком, который следует лелеять и оберегать от всего.

Сегодня, пришло понимание, что она, спустя пару лет сможет стать равной половиной в паре. Сомневаюсь, что она удовлетворится беззаботным времяпровождением и увесилениями.

Она будет стремиться к участию во всех аспектах нашей совмесной жизни, став той поддержкой, которая необходима каждому самцу. Она не будет идти на пролом, как самки шибару, грубо, цинично и безкомипромисно достигая поставлених целей, полностью отключая какие бы то нибыло эмоции. Симаи же, будет мягко, незаметно подталкивать в требуемом направлении.

Но, только если приручить, иначе забьется и от нее останеться лишь тень. И я приручал, всю дорогу к орбите Вейнитара, наслаждался и мучился одновременно. Постоянно прикасался, усыпляя ее подозрительность но, дальше больше не заходил.

В некотором роде опасался за ее здоровье, следил за самочувствием. Ведь, до сих пор не знал, правдивы ли были ее слова, в отношении смертельного исхода, после контакта микрофлоры с нежеланным партнером, нет не нежеланым, а «как она сказала?», не любимым. Постепенно успокаивался, никаких непредвиденных последствий небыло.

Когда в поле зрения радаров, появилась планета и ее можно было увидеть со смотровой площадки, хотел привести туда маленьку но, она спала. Ничего, по прибытию на Аттеру, будет возможность полюбоваться на планету с космоса, а сейчас ей необходим сон, для воставновления энергитического баланса.

И так эти пять дней, были напреженными для нее, я ведь видел, как ей тяжело но, она упорно шла вперед, порой засыпая за столом. При этом разрушая ионную цепочку тянущуюся из дипловизоратора, поскольку ее головка касалась «экрана», на котором она старательно выводила иероглифы.

Сколько тогда было эмоций… улыбнулся сам себе. Она огорчалась, злилась, обижалась, доходило даже до абсурдных упреков в мою сторону.

Называла меня разными словами: «изверг», «садист» и «демон нечестивый». Если под первые два слова, переводчик мог подобрать определение то, под последнее словосочетание был не в состоянии. В отношении «нечестивый», было несколько предположений но, то что или кто такой «ДЕМОН», вообще аналогий не существовало. Я подозревал, что сравнение не лестное, только понять не помог, причем здесь какой-то грязный демон, к нашим длительным и бесперерывным занятиям.

Но, сколько бы не ворчала и как бы не называла, первая тянула заниматься и до последнего отказывалась ужинать и ложится спать. Приходилось силком ее раздевать и мыть, что было в радость.

Моя настойчивая и упорная самочка.

* * *

Когда мы пришвартовались к орбитальной станции и получив разрешение сели на площадку, я решил сначала договорится о смене двигателей.

Пришлось двое суток, приходить позже обычного и лишится возможности, ласкать столь желанное тело. Но того требовали обстоятельства. Без присмотра, на начальной стадии, по смене механизмов и електроники, существовала большая вероятность лишится старого двигателя и застрять здесь надолго, едва не даря даром лишние кредиты.

Эти низаровы лористы, старались заработать на чём угодно. Порой до сих пор удивляюсь, такому единичному исключению как Шинфар. Раньше, в личном кругу мы часто подшучивали по этому поводу, а он лишь улыбался. Вот и сейчас вместо того, чтобы самому наслаждаться приятным времяпровождением, придётся отдать её под опеку Лиодас, сестры моего друга.

Эта опасная Халиба, с ней постоянно приходится быть настороже. Пока она видит в тебе, хоть какую-то перспективу к выгоде, будет разигрывать перед тобой кого угодно. И не имеет никакого значния, кто перед ней, друг, сват, брат или же враг.

Мне не хотелось оставлять с ней наедине своё сокровище но, тут уже ничего не попишешь.

Втроём, идя к пункту назначения, мы с другом, гадали какой увидим сегодня Лиодас, увидели её из далека. Маленькая, всё это время вертела головой и с любопытством осматривала всё вокруг, будто впервые видела космопорт. Это в который раз доказывало, на сколько она юна. Не спорю, возможно ей всё кажется несколько иным но, не настолько же, чтобы так удивляться.

Решив позже поразмышлять по этому поводу, сосредоточился на встречающей нас самке. Было забавно наблюдать за её удивленным выражением лица, глянул в сторону Шина. Ведь он не предупредил её ни о чём подобном и сейчас тому приходилось крепко держать себя в руках, чтобы не рассмеяться в голос, о чём свидетельствовало каменное выражение лица, прямая спина и холодный тон.

Я слишком долго его знаю, чтобы не заметить подобное.

— Син Амадан, как мог глава броста, Ваш отец допустить детёныша к полётам?

Подoбная наглость была бы возмутительна, если бы не была бы смешна, видимо мы сильно выбили её из коллеи, раз она осмелилась на столь резкие и дерзкие комментарии. Значит, решила сиграть заботливую самку, опекающую своё потомство.

Только собрался осадить её на место, что бы не забывалась, меня отвлекло ласковое поглаживание. Неужели маленькая решила поиграть? Это хорошо, последнее время ей явно этого не хватало. Поэтому, без раздумий передал с рук на руки, мою маленькую интриганку. Уже даже не сомневаясь, что как только она проведёт пару часов с самкой шибару, раскусит её игру. Попутно пусть повеселится от души.

Чтоб увериться до конца, что она уверена в своём решении, проследил за их отходом, пока они не скрылись из поля зрения. Кровник опирался о моё плечо, стараясь востановить дыхание. Я понимал его состояние, сам еле сдерживался но, моя прерогатива над весельем была безопасность миасе.

Хоть и понимал, что сестрица проследит за этим, ведь иначе это может сказаться на всех аспектах её жизни. Только благодаря родству с нашей семьёй, их дом обрёл всё влияние, которое сейчас имеет и если они лишаться нашей благосклонности их не спасёт даже оно.

Шинфар навряд ли вступиться за них и дело даже не в обиде, а в мeнталитете целой нации. Доведённой до абсурда: «Пока от тебя идёт хоть малейшая польза, ты нужен!». У них напрочь атрофированно чувство привязанности или чувство общности в семье.

Убедившись, что вроде всё хорошо, разрешил себе улыбнуться.

— Идём уже… Ты мне будешь нужен, чтобы проследить за разбором старых двигателей и продажей запчастей по их истинной ценности, а потом уже можешь связаться с её парой. Насколько я помню, ты хочешь уговорить его принять роды у Маръяли…

— Да… ты ведь знаешь, о таких вещах у нас договариваются лично. — вот так всегда, стоит только произнести её имя он забывает обо всем — Только я не понимаю, чем я могу тебе помочь, ведь я врач, а не механник или торгаш.

Хлопнул того по плечу:

— Хватит прибеднятся, примерную стоимость назову, а с остальным справишься, кому как не тебе знать или видеть все уловки на которые способны твои соотечественники, это в крови.

Капелька юмора с похвалой всегда действуют, все же кое-что у него осталось от шибару, кроме внешности. Желание посоревноваться в хитрости, сообразительности и виртуозности в выманивании денег, неискоренимо.

Повернули в правую сторону, по пути обсуждая детали. Мне ещё надо было связаться с начальством, предупредить об остановке и о возможном раннем прибытии, если не будет никаких непредвиденных обстоятельств.

Лиодас жа ти Ситу

Стоя перед зеркалом самка шибару, смотрела в своё отражение. И думала, что в скором времени придётся обращаться к нанокоректору, для тонизации кожи. Процедура дорогостоящая, только куда деваться, капитал позволяет и в конце концов, ей как представительнице их дома, не пристало ходить с обвисшей кожей.

Она наметила планы на следующий день, которым не суждено было сбыться. С ней связался её брат, сообщая, что завтра будет на их орбите, попросил встретить.

Она поджала губы, как она ненавидела его. Он вечно отличался от всех в семье, замкнутый, безалаберный простофиля. Вечный позор семьи!!! И он посмел обратиться к ней? Взяв в себя руки, самка отринула все эмоции. Неважно, что она думает о нём самом, ведь в последнее время, от него начала приходить хоть какая-то польза. После женитьбы на самке аситинов.

Как ему это удалось, сама не понимала. Оказываеться он не так уж потерян для семьи.

Это родство подняло рейтинг дома. К ним стали обращаться за помощью те, которые раньше воротили носы. Удалось внедриться в политику и влиять на торговлю между двумя галактиками. В связи с «семейными» связями им были даны некоторые послабления в таможне по перевозу товаров. Так что, теперь они занимали ведущую ветвь бизнесе.

Она недобро хмыкнула. Ох уж эти «всесильные» аситины! Удивительно, как с такими слабостями они считаются едва ли не хозяевами союза? Что такое семья??? Родственники которые растут с тобой на протяжении взросления и всё… Зачем вкладывать никому ненужные чувства? Ведь чаще всего многие не добиваются успеха и тянут, весь ваш брост, на дно? Жуть.

Передернув плечами шибару, вздохнула и смирившись с неизбежным, начала подготавливаться к приезду. Скорее всего, он явится со своим ненавистным «кровником». Поджав от досады губы, она с гневом отбросила в сторону одежду. Вечно этот лорист смеётся над ней и видит насквозь все её уловки. С самого начала у них не задалось в общении и оба терпели друга друга, только по разным причинам, она из-за выгодного родства, тот из-за Шинфара.

Ха! Да, братцу самое место среди этих жалких неудачников!!! Семья!!! Тьфу… Тошнит уже.

Она негодовала и ночью, никак не могла уснуть, а рядом храпел её муж. Что только добавляло раздражения. В итоге, утром не выспавшаяся и ещё более навьюченая она отправилась в сторону телепорта, который должен доставить её на орбиту, в космопорт. А там она встретиться с нежеланными гостями.

И какое же было её удивление, когда из далека она увидела их двоих. Точнее троих. Амадан тар Драст держал что-то на руках, приглядевшись внимательно пришла к выводу что это был детёныш.

Нонсенс!!!!

На смену шока, пришло удивление и расчёт.

Здесь явно было что-то не так. Значит надо всё разузнать и постаратся выкачать как можно больше выгоды. Ведь если расположить к себе этого детёныша, можно будет уже не зависеть от благосклонности тар Драстов. Этот маленький аситин, явно является детёнышем какого-то политика и в будущем его ждёт великолепная карьера. Что-что, а воспитывали своё потомство они хорошо.

И какого же было её удивление, когда это оказалась ещё и самка!!! Следом пришёл ужас. Самка!!!! Пот прошиб весь её позвоночник и сердце замедлило свой ход.

Любой детёныш женского пола, поднимал рейтинг броста, поскольку самок у них боготворили. Представив весь масштаб ответсвенности, который на неё возложил братец на пару с его капитаном, она застонала.

Всю дорогу до телепорта была на стороже, расширила обзор и искала кратчайший путь. Надо лишь оказатся на планете, а там сядут на «кар» и в кратчайшие сроки доберутся к дому, там хоть вздохнёт спокойно.

Недаром она нервничала. После телепортации начался кошмар. У детёныша случился приступ. Хорошо, что на точке прибытия всегда присутствовали представители правохранинения и медики. Хорошо? О нет! Она постарела за секунду и понимала, что их дом сотрут в порошок, а её ждут такие муки и пытки, из-за которых она будет умолять о смерти! Ведь, во время припадка у самки слетел капюшон и она увидела брачную метку у неё на шее, а как только ей укололи успокоительное, остановилось сердце…

Начался переполох. Самочку уложили в мед блок. Собралась куча народа. А шибарийка, всё ждала, содрогаясь от предстоящей рассплаты. Еле связалась со своим мужем. Хотя понимала, что он ничем не поможет. Где-то за пол часа до его прибытия, явился запыханый Шинфар, лишь на секунду мазнув по сестре сочувствующим взглядом, сразу отправился к консоли мед-блока, отогнав галдеющий мед персонал.

Лиодас не отрывала глаз от двери. Хотела быть на готове. Только всё равно пропустила летящий смерч. Заглянув в глаза своей смерти, когда висела над полом, остро ощущала когти впившиеся в шею. Она даже не успела хоть что-то сказать, начав тонуть в черных дырах.

Думала бояться больше не сможет. Но осознала, что тар Драст, ещё держит себя в руках. Его переполняла холодная ярость, которую он полностью контролировал, а это значило, что подозрения в медлительной смерти вполне оправданны, пощады не будет.

Краем глаза, заметила появившегося мужа, который что-то пытался втолковать её будущему убийце, слов не разобрала поскодьку в ушах стоял шум. Она могла лишь хрипеть, внутри души ненавидя всех вместе взятых, а особенно эту мутирующую самку. Это из-за этой мрази, она, зрелая красивая самка, здохнет как последняя торжиза. Её переполняла ненависть.

Вдруг аситин отшвырнул её, при этом она ощутила как всё тело распласталось жирной кляксой по стене, стекая на пол неподвижной массой. Легкие разрывались из-за резкого потока воздуха.

Спустя пару минут, аситин резко отошёв от консоли над которой трудился её брат, присел на корточки и воткнул когти в грудную клетку, ломая ребра и разрывая мягкие ткани, подобрался в опасной близости к сердцу.

— Слушай внимательно, Лиодас! — грозно рычал самец — Ты всё расскажешь…

Рычание перешло в шипение, когда он наклонил близко голову к её лицу, от чего она быстро закивала головой.

— И запомни… это… — ещё ближе коснулся сердца — Бьётся до тех пор… пока есть надежда на жизнь у моей пары…

Вытащив из груди руку и отряхнув кровь, буд-то коснулся чего-то мерзкого, он встал приказав отправить её в мед-блок, а после восстановления закрыть и не дать сбежать.

«Да как он смеет!!! — злобно размышляла шибару — Распоряжается на нашей планете как хозяин!». Негодующе оттолкнула медиков и вдоль стены поползла в другое помещение, где есть запасной мед-блок. С твёрдой уверенностью.

«Я ЭТОГО ПРОСТО ТАК НЕ ОСТАВЛЮ!»

А кровь хлестала из груди капая на пол, будто подтверждая клятву…

Анастасия

— Сия…

Слышу из далека голос, накомый такой. Но вспомнить от куда, не могу или не охота. И вообще спать так хочу… Зачем открывать глаза, тем более что зовут вовсе не меня.

— Сия… маленькая…

Мля… опать!!! Да когда же, эта девка откликнется? Спать не дают… нелюди!

— Ты слышишь меленькая??? Открой глазки… миасе… открой…

Ууу… хотела отвернуться к стенке и накрыть одеялом уши, чтоб не слышать этого спрашивающего тона… сейчас наверное около трёх или четырех утра, самый смак, когда сон самый сладкий. Я всё ещё тонула в водах сновидения… и выныривать не хотел. Таак… стоп… одеяла нет… Мысли не хотели собираться в кучу. Сосредоточиться тоже было затруднительно… Вода… вода… Почему, это слово заставляет биться быстрее сердце???

Ощущения были странными… Подсчитав все несоответствия, которые не дают покоя… Резко распахиваю глаза…

«ААА!!!!» открыцв рот пыталась заорать, дергаясь и путаясь в проводах которые меня оплетали.

— Наконец-то!!! — полный облегчения вздох — Тихо симаи… тихо… успокойся… ТИХО!

Последнее слово рявкнули так, что я замерла.

Меня трусило. Паника затопила мозг. Сердце начало болеть и работать с перебоями. А я не обращала на это внимание, стараясь хоть что-то разглядеть сквозь рой позырей воздуха, что быстро-быстро проносился перед моими глазами.

— Успокойся… смотри на меня маленька…

Голос… голос… знакомый… сейчас… сейчас надо сосредоточиться на нём, а не на осознании того, что я в зеленоватой воде и… посмотрела в низ… и из моего горла, груди и вен, торчат трубы, а какие-то световые лучи «прошивают» моё… ГОЛОЕ!.. тело насквозь…

«Мммать!!!» Опять трусит но, я успокаиваюсь медленно но уверено, в чём мне помогает уже воркующий голос. «Я же всегда мечтала заняться аквадайвингом, получите и распишитесь».

Постепенно начала вспоминать, откуда знаю говорившего… в памяти сначало засветилось ужасно страшная морда… нет лицо… сейчас… сейчас… ещё немного и вспомню… ммм… а вот, есть!!! Это голос Демонюки… Амадана… моей пары…

Это понимание, почему-то наполнило грудь теплом и трепетом, что помогло выровнять дыхание и наконец исчезла резкая боль в груди. Сердце восстановило свой ритм.

— Все… молодец… умничка… — его рука коснулась стекла, которое отделяло нас — Моя храбрая самочка. Тебе нельзя волноваться.

Я старалась не думать о том, что я сейчас в воде.

Ничегошеньки не понимая но, остро чувствуя потребность в касании к его ладони, пусть через стекло но, мне требовалось хоть что-то, чтоб не окунуться в панический ужас. И я пошла на поводу у своих желаний, тем более было видно по глазам капитана, что он отчего-то переживает. «Чего спрашивается?».

Но это всё не сейчас. Потом.

Приложила свою ладошку, к тому месту на стекле, где была его рука. Пристально взглядываясь в глаза своему мужчине, требуя ответа…

«Своему?» — «Да! Ты же где-то там… внутри… чувствуешь это… даже если сама себе врёшь!»

И спокойствие окутывало меня покрывалом, ласково касаясь его глазами к моим… уверяя в том, что всё будет хорошо… он всё сделает для этого…

Откуда взялась эта уверенность, сама не знаю, меня просто переполняло умиротворение. И даже после того как он всё объяснил я не паниковала… это могло показаться очень подозрительно.

Вот объясните мне пожалуйста: с какого перепугу, я(вполне адекватный доселе человек) не испугалась???Ведь всему могло быть куча предположений, в конце-концов мыслить я не переставала. Всё происшедшее могло быть каким-то экспериментом и меня могли вполне себе препарировать и я бы ничего не могла бы сделать!

Было ощущение словно меня окунули в чан, до края наполненный успокоительным или же опиумом, как в старые добрые времена. Или воздействовали на мозг. Мммать… да я даже не задумывалась над всем этим!!!

А просто наслаждалась, если так можно сказать про то положение в котором была. Амадан был рядом, разговаривал со мной. Ну скорее всего это больше походило на монолог. Ведь полноценным собеседником меня врядли можно было считать, посудите сами: как можно что-то понять, когда Ваш собеседник, напрягая голосовые связки, выдавливает из себя не слова… а… ПУЗЫРИ!!!

Конструктивный диалог не находите?

Вот вот и я о том же!!!

А это я даже до ягодок не дошла… наслаждаясь цветочками.

Всё бы ничего, только в первое время было затруднительно и очень не привычно дышать… скажите: «да ладно!». Да трудно!!!!Не привычно и даже слегла боязно, когда в таком элементарном процессе не участвуют рот и нос.

А вопросы интимного характера???

МРАК!!! УУУУ!

Ведь естественные нужды никто не отменял. Да все пациенты в нашей больнице, имели роскошное уединение, в виде покрывала, чего не скажешь обо мне.

Моя скромность и гордость были попраны и уничтожены в корень. Врядли, что либо в мире сможет уже меня смутить или поставить в неловкое положение. Когда наступал момент «Х», откуда ни возьмись появлялась аналог нашего судка, только с трубой как в унитазе, разве что длинной и подвижный и оказывался где надо…

Это еще что!!!

Но делать это надо было на виду!!! Никто правда не смотрел (надеюсь) но…

МЛЯ!

А когда с первого раза у меня не получилось этот… «аквариум», как заголосит механическим голосом мол «испаражняйся уже!»(всё конечно не совсем так, он сказанул нечто заумное) но, громко и все те шибару и Амадан на данный момент находящийся здесь же, явно поняли о чём речь.

Мля… стыдоба!!!

Если бы не некоторые нюансы, подобные этому, действительно можно было сказать, что я наслаждалась. Чем?

Я наконец начала потихоньку узнавать, а что собственно собой представляет собой, моя как-бы, пара.

Мы всё также общались и он меня обучал, разве что, не касался, только через стекло. Постепенно и как-то незаметно, для меня переходя на отвлёченные темы.

А как он смотрел на меня…

Я таяла, серьёзно, чувствовала себя снежной королевой, что отогревалась в лучах солнца.

 

Глава 10

Было непривычно засыпать стоя. Мои ноги не касались дна, да и развернутся было невозможно. В развлечение только и оставалось, что переодически двигать конечностями, а так ни вверх, ни вниз, ни тем более, в сторону.

Знаете же, как выглядели на уроках биологии, замаринованные змеи. Вот и мне, нашлось место в колбе.

Если бы Амадан, не оставил мне браслетик, сошла бы с ума, когда его не было по близости. Он и так, бедняга, весь осунулся и побледнел, я же не изверг и не слепая. Порой, самой приходилось его гнать от себя подальше, чтобы отдохнул. Сама понимала, что он не может быть со мной все тридцать шесть часов. Он капитан как ни как и должен следить за работой собственного судна.

Не успела отойти от конфуза, связанным с естественными потребностями, на меня свалилась ещё одна беда.

Догадались?

Угу… они самые.

С одной стороны, должна была устыдиться, только куда там! Я умерала со смеху или это такая реакция на стресс… скорее всего.

Так вот, наши «красные дни», в этот раз, подобрались незаметно, как не удивительно но, это так!

Боли не было, вообще.

Спокойно так, откисаю в воде, читаю литературу, которую помог найти Амадан, в сети. И замечаю, как постепенно, зелёная водичка начала перекрашиваться в сереневый цвет, потом в бурый и наконец стала черной(это она вступила в реакцию с моей кровью, потом порывшись в сети узнаю, в каком же растворчике замариновалась).

Ни зги не видно! А панника!!! Опять панника!!!

На этот раз не у меня, а у остальных! Что только началось, что началось!!! Хи-хи…

Правда в следующий раз такого не было, все уже привыкли и знали чего ожидать, просто попросили заранее предупреждать, чтобы такого больше не повторялось, ведь это могло плохо сказаться на моём организме.

А мне, что трудно??? Вовсе нет.

И как вы уже смогли догадаться, моя, так лелеемо хранимая тайна, стала достоянием общественности.

Какие у всех были моськи!!! Оххох ох-ха-ха…

Шок! О, да!

Шинфар упал на колени, когда аквариум, сдал меня с потрохами, объявив миру о созревшей яйцеклетке. И долго-долго, не мог прийти в себя, словно повстречал, восьмое чудо света.

Ассистенты, не могли понять, что случилось с их начальником.

Отвлеклась…

Так вот, пришедшие два шибарийца застали картину: ошарашеного начальника у моих ног (ммм… звучит красивооо). Узнав причину застыли и тот же взгляд… Продлился, сей момент, минут пять, пока не явился Дан, взволнованый, что ему не пришел отчёт о моём состоянии.

Дальше…

Урррр… таким обожающим взглядом меня никто и никогда не смотрел, а сколько в нём было восхищения… муррр.

Девчонки!!!! МЫ БОГИНИ!!!

Ну не буду же я, только себе, приписывать сие заслуги…

И это не прекращалось, каждый раз, во время овуляции, на меня глазели благоговеянно.

* * *

Также, произошли некоторые изменения с моей внешностью, ничего сверхестественого. Исхудала сильно, чем заставила занервничать всех. Ещё бы, питали мой организм через капельницы, тут у кого хочешь жирок сгорит. По началу, никто особо не обращал внимание, на мою постепенную потерю веса. Пока дело не дошло до того, что я стала походить на анорексичную вешалку.

Вот тогда, собрав весь мед состав корабля и прямо при мне, начали советоваться о том, как бы вытащить меня из растворчика, не утруждая сердце.

О, как я тогда злилась! Я естественно, хотела начать ходить на своих двух но, понимание того, что не могу дать дельный совет, изводило до жути. Имея хоть и поверхностное медицинское образование и не иметь возможности помочь, себе же! Я могла лишь слушать и хоть что-то понять, из той тягомотины, которую они устроили. Их «симпозиум», длился два дня.

В итоге, договорились: три недели я смогу ходить по кораблю(почти) и одну проводить в своем аквариуме. Да — да… я его прихватиризировала, всё равно никому он не нужен. Только мне, для выживания.

Как я поняла, сия жижа и излучение, помогали заново заводить моё сердце, если увеличить её концетрацию тогда, не надо будет сидеть в ней постоянно.

Мне стало жутко, от осознания того, что моё сердце почти мертво, только эта водичка не давала полнотью умерать клеткам(приводя их в стазис), а нанороботы заставляли мышцы сокращаться. Иначе, я бы просто сгнила изнутри.

Здрасте люди, я почти современный Франкинштейн!

Жутко. Страшно. Пессимизм пытался накрыть с головой. Умоляя, нет, требуя: не борись, отдайся отчаинью и смерти в руки, засни вечным сном, тебе будет хорошо… Но, от этих мыслей, меня отвлекал Дан.

Он стал моей надёжной стеной, моим светом и радостью.

Если бы не он… даже не знаю, чтобы со мной было, он всегда оказывался рядом, стоило мыслям лишь приобрести хмурый оттенок, словно чувствовал меня и в течении нескольких минут, оказывался рядом или отсылал смс с каверзным вопросом или задачкой, чтобы я не скучала.

Всё это, очень импонировало и заставляло ещё больше к нему привязываться.

Через неделю, мы приблизимся к орбите Итириды, самой крайней планеты в их солнечной системе и оттуда телепортируемся на Аттеру. Это мне объяснил мой мужчина, в тот день, когда я выбралась из консервной банки.

Сегодня, я згорала от нетерпения, с самого утра все готовились. Что-то крутили, просчитывали и вот введя мне снотворное, установили программу, которая будет передавать показания, с моего чипа на браслет остальным, когда появиться сбой в работе сердца.

Это мне потом объяснили, когда я оказалась за пределами аквариума. Наконец-то! Нормально дышать, как положено, через нос и рот.

Открыла глаза, свет такой резкий, брр, конечности какие-то аморфные, а кожа? Как она еще не разлезлась и не распухла, непонятно… Привыкнув к освещению, посмотрела вверх, надо мной склонился мой аситин, ласково перебирая мои утросшие волосы(хотелось бы сказать, что они стали длинные предлинные, совру, лишь по плечи).

Я нежно ему улыбнулась, получив в ответ такую же улыбку, разве что, с примесью лёгкой грусти и печали но, они тут же исчезли, да так быстро, что мне показалось словно этих эмоций небыло вовсе.

Но я забыла об этом, когда моих губ коснулся ласковый поцелуй и когда до конца не отрываясь от них, мне прошептали: «Привет».

Мм… как же сладко он целуеться… нежно…

— Как ты себя чувствуешь? — шепотом спросил у меня, поглаживая скулы.

А я, как довольная кошка, потёрлась своей щекой о его шершавую ладонь.

— Хорошо… — опять улыбка чеширского котяры растянула мои губы — Настолько хорошо, на сколько себя может чувствовать желейка.

Дан напряженно замер, вся нежность исчезла заменяя собой сосредоточеным беспокойством. Мля… порой забываю, какие казусы происходят из-за банального непонимания. Поспешила развеять его опасения, иначе того гляди, опять законсервирует.

— Желе, это сладость у нас на Земле.

Он вроде бы расслабился:

— Прости… маленькая — легкий поцелуй в уголок губ — Но, я никак не могу найти связи, между сладостью и твоим состоянием.

Эта фраза выбила меня из коллеи и я засмеялась. Ффух… ой не могу… смешно но, аситин явно не разделял моего веселья, всё также смотрел непонимающе, а я от этого ещё больше смеялась.

Ладно, надо успокоиться, иначе опять себя накрутит, судя по тому, как напряглась его спина и плечи.

— Просто понимаешь, желе это застывший сок, не замороженый, как мороженое про которое я тебе рассказывала, а застывший. С помощью желатина принимающие определенную форму, оно хоть и устойчивое но, не твердое, постоянно трясётся, как и я сейчас…

Тут уже его начало потряхивать от смеха, да так, что заволновалась, как бы он на меня не завалился.

— Дан! — поспешила привести его в чувство.

— Прости маленькая… просто… ты так… ответственно принялась… за объяснение. — тут в ступор впала я но, не обиделась, а посмотрев со стороны на наш диалог, тоже засмеялась.

Вроде бы ничего особенного, для смеха. Просто нас охватила эйфория и оставило напряжение, в котором мы пребывали все эти месяцы. Сейчас нам было легко. Тела наполнялись легкостью. Наконец меня отпустило.

Амадана видимо также, поскольку перекатившись с правого бока на спину и проведя рукой по лицу, он серьезно проговорил:

— С тобой хотят встретится.

— Джарим, да? — радостным голосом спросила у него, от чего его хвост, выглядывающий из под левого бедра, дёрнулся.

Угу… вы правильно поняли.

Нам не разрешали видеться, с одной стороны я была раздосадована но, одновременно благодарна… Сами понимаете, подобного унижения я бы не вынесла. Меня и так семеро нелюдей видели, в непрезебентабельном виде, хватит.

Поэтому сейчас, была довольная как слон.

Попыталась встать. Ага… только зашаталась. Отринув своё недовольство, активизировался мой собственник, аккуратно помогая принять полусидячее положение и расправляя на мне тот самый былахон, который он же, скорее всего и натянул.

— Сначала поешь. — отказа он явно не примет, а начну возмущаться так вообще, о встрече можно будет забыть.

Хорошо. Я могу побыть и паинькой.

По видимому, он как всегда, всё просчитал, поскольку как только я устроилась, в стене отодвинулась панель, а в глубине виднелся разнос. Что мне приготовили, на камбузе, удалось увидеть лишь когда демонюка установил его поверх покрывала. Да-да!!! Снова демонюка, ведь только настоящий садист, заставит есть страждущего человека ЭТО!

— Смаи… — предупреждающий тон — Тебе надо это съесть.

Угу… и капризничать не даёт. На самом деле, я не привередлива, до этого вид каши, здесь, видела пострашнее и менее аппетитнее, только у неё запах был не таким отталкивающим. Попробуйте взять в рот то, что попахивает мертвечинкой… бе… брр… ну и как… получается?

А мне приходится, хотя ком в горле так и норовит вытолкнуть сие… кхм… обратно…

А всё этот тиран:

— Шинфар говорит, тебе пока ничего другого нельзя, желудок отвык переваривать пищу.

«Решено!!!! Ледышка первый на очередь по вырыванию языка но, для начала, дам самому отведать подобную… кашку.» Судя по виду бледной морды моего экзекутора, они вполне представляют, какие ощущения я испытываю, его самого мутит и это только от вида как я ем.

Точно прибъю… обоих. Только дайте совладать с рвотным рефлексом. Всё не могу, сейчас вырвет.

Тут мне под нос заботливо сунут стакан с соком. Полегчало. Кандидатура демонюки исчезает со списка смертников, только я рано расслабилась.

Меня всё-таки, заставили до конца доесть, а как это дальше происходило не суть важно. Всего да ничего, грамм этак 150, а впечатлений… на всю жизнь хватит. Я только про себя молилась, чтобы меня больше этим не кормили. Иначе паду смертью храбрых.

Наконец отодвинув пустую тарелку, обессиленно откинулась на подушку. Даже не посмотрела куда он убрал разнос, поскольку прикрыла глаза. А почувствовав, что он примостился с правой стороны, проговорила:

— Ты же знаешь, я запомню… — мне были нужны пару минут для успокоения взбунтовавшегося желудка.

Проигнорировав моё предупреждение, он спросил:

— Позвать тор Бреза или ты хочешь отдохнуть? — а голос то какой обволакивающий и заставляющий расслабиться.

Ну уж нет.

— Дай мне пять минут, я буду в норме. — его недовольство проявилось лишь в поджатых губах и дерганом хвосте, мне даже не пришлось смотреть на него, так явно представила эту картину.

Через секунду правда, было не до того, отъехала дверная панель и моему взору был представлен мой любимый чертяка, который улыбался, во все свои сорок два, острых зуба. Внутри моей груди потеплело и я потянула руки на встречу, такому родному существу. И не важно, что эти самые ручки тряслись и я не могла, как того хотела, побежать и наброситься ему на шею.

Видимо все мои желания были написаны на лице, поскольку этот жулик поспешил поскорее добраться ко мне не обращая внимания на своего капитана и сжать в обьятиях, да так, что косточки заскрипели.

Я закряхтела как старушка и меня отпустили под грозный рык. Поспешила улыбнуться, да бы не накалятять обстановку, уж больно звериным оказался звук. А Риму хоть бы хны, только и делает, что улыбаеться и меня рассматривает.

— Ты слишком похудела симаи. — недовольно бурчит — Раньше и так крохотной была, а сейчас и того хуже.

И так недовольно на Амадана поглядывает. Мдя и этот туда же. Приятно но, всему меру знать надо.

— Тебя в маринад окуни на два месяца, посмотрю, что останеться… — отшутилась от него.

Шутку не оценили оба. Тьфу на них, нелюди.

Тем временем, демонюке надоело быть на вторых ролях, поэтому подвинув товарища, пересадил меня к себе на колени:

— Поскольку ты чувствуешь себя хорошо, обсудим дальнейшие планы.

Удивил так удивил, ничего не скажешь. И с чего это, они меня решили посвятить в свои планы? Слегка заворочалась интуиция, сигнализируя красной кнопкой но, я откинула все сомнения, давно решив довериться Амадану. Мне он ничего плохого не сделает, в этом сомнений не было.

Навострила ушки, приготовилась внимать, Рим же уместился на малюсенькой табуретке, не весть откуда взявшейся.

— Насколько ты помнишь, я тебе говорил, что скоро мы будем дома. — для кого как но, решила промолчать, дома так дома, самой же интересно как они живут.

— Угу, ты о чём-то подобном упоминал. — активно закивала головой.

Рим хмыкнул но, продолжал изображать безмолвный памятник, слушая и наблюдая за руками демона, которые бесперерывно оглаживали мои бедра, пока вёлся диалог.

— Мы через неделю прибудем на орбиту Итириды, откуда телепортируемся на Аттеру.

От слова телепорт, мне стало худо, сразу вспомнив впечатления от своего правого переноса. Нехочу! Сердце загрохотало, в ушах шум, отдышка. В общем, начало приступа во всей красе.

Меня тут же встряхнули:

— Миасе… успокойся… миасе…

Тааак всё хорошо, я пока здесь. Вдох-выдох дорогая, вдох- выдох. Всё пучком, пучком. Последний вдох, открываю глазёны, а вокруг моего тела сплошной тестотерон, в виде четырех рук. Кто трясет мою тушку, кто-то по щекам хлопает.

И если, по закону жанра, должны оба надо мною трястись, яко над хрустальной вазой. Счаз! Злющие и по виду обоих сразу понятно, выволочку знатную сейчас отгребу.

Ууу! Ну… я так не играю.

— Ты что подумала, я тебя спрашиваю? — и сверлит глазами, вот вот дырку пробъет, а этот… друг называеться… туда же — Тебе переживать нельзя! А ты!

Ба! Я ещё и виновата! Но, метод действеный, надо отдать должное, панника схлынула, как и отдышка. Осталась лишь обида и усталость.

Рим порывался то ли что-то спросить, то ли сказать но, был прерван демоном:

— Потом. — уложив в кровать, подтолкнул одеяло со всех сторон, как заботливая мамочка, велел — А ты спать сейчас.

А что? Только рада, хоть от дальнейшей выволочки спасена. И действительно, не успел Амадан отнять рук от одеяла, как я провалилась в сон без сновидений.

Наконец-то в нормальной кровати…

Амадан

Всё обошлось. Хвала вселенной.

Чувствовал сейчас себя, как выжатый нилом. Но маленькая уснула. Осталось разобраться с первым пилотом, слишком резко он подоровался к миасе, что нервировало порядком. Разогнув спину повернулся лицом к кровнику, от которого в последнее время отдалился.

Он всё также стоял на расстоянии, в три шага от кровати, сложив руки на груди и не отрывал глаз от лица моей малышки. Загнав раздражение куда подальше, дождался, пока он наконец обратит на меня внимание и показал кивком головы следовать за мной.

Нам многое следует обговорить и если не сдержусь, нехочу будить свою половинку. Разговор будет долгим и конструктивним. Хочешь не хочешь, а придётся и его посвящать в мои планы. Ведь в моё отсутствие, только Джарим, положит голову за дорогую, для нас обоих, самку.

Нужно учитывать все варианты. Если в Шине я уверен то, в остальных шибарийцах не до конца. Могут с пьяну болтнуть лишнего. И кто-то дерзкий может умыкнуть моё сокровище, что может стать для неё смертельно.

Пройдя в смежную каюту, где расподогался мой кабинет, если добавить перегородку, оперевшись на столешницу, дождался пока друг закроет дверь. Я не стал садиться за стол, какие бы ни были у нас разногласия он всё же остаётся моим кровником, равным, а не подчиненным.

К тому же, сам разговор будет идти о личном, что ни как не касается службы.

Пилот в свою очередь оккупировал кресло, ни сколько не тушуясь от того, что я возвышался над ним.

— И о чём ты захотел поговорить, наконец соизволив уделить мне время? — сарказм так и сочился из него, заставив меня поморщится, позёр.

Увы, меня этим не проймешь, к тому же отлично понимал его негодование но, меня это мало волновало на тот момент. Голова была забита совсем другим.

— И что это только что произошло с Сией? — не дожидаясь хоть чего-то вразумительного от меня, неутерпел и начал забрасывать меня упреками друг — Ты две декады игнорировал меня и заставил Шинфара молчать, я низара из него не мог вытянуть. Только его ассистенты, единственное, что могли из себя выдавить, так это то, что она сильно больна.

Всё это он спокойно прошипел, не меняя положения тела, только хвост хлестал воздух. Если бы разорялся и кричал, не так бы проняло. Давно я не видел его в такой ярости. Совесть заворочалась. Не виноват же он в том, что нам обоим приглянулась одна и та же самка. К тому же, сам отошел в сторону, пусть и с моего легкого толчка.

Вздохнул и отодвинул нежелание, что либо объяснять, подальше. Если я решил просить о содействии, он имеет право знать:

— Но, ты же все-таки, узнал. И да, больна, серьезно больна.

— На сколько? — вся бравада исчезла он весь подобрался, хватаясь руками о поручни.

— Смертельно.

Он едва не растекся по креслу, побледнев. Тут же подорвался, зашагал по каюте туда сюда. Я не вмешивался, давая ему время прийти в себя, всё равно он меня не услышит сейчас. А так сам придет к нужной для меня точки.

Взлохматив рукой волосы, остановился на против меня:

— Ничего на понимаю, всё же с ней было нормально. — растерянный взгляд из под бровей превратился в хмурый — Пока тебе не приспичило, взять её с собой на планету.

Проигнорировал выпад и так, сам понимал, что доля моей вины здесь также присутствует.

— Сядь.

Было видно, чего ему стоило выполнение моей просьбы, именно просьбы. Но, все же послушался, отлично понимая, что просто так, я бы его не просил поговорить, если бы не было шанса к благополучному исходу. В глазах горела надежда и желание сделать всё от него зависящее, чтобы наша симаи выздоровела. Отлично, именно этого я и добивался. Осталось дело за малым.

— Во время телепортации у неё случился приступ панники и ей укололи большую дозу успокоительного, остановилось сердце. — друг темнел лицом по мере продолжения рассказал, да и я сам сжал кулаки, вспоминая весь ужас, который испытал — Еле успели перенести её в медитек но, как видишь последствия остались…

Джарим с трудом выдохнув, поджал губы:

— Это ещё не всё? — вопросительно посмотрел на меня.

— Не все. Клетки начали умерать.

— Так в чём дело? В наше время замена сердца не проблема.

— Если бы всё было так просто. Наши органы ей не подойдут. — недобро усмехнулся, прикрыл глаза, чтобы он не видел безысходность светившуюся в них — А выращивание сердца, подходившего для неё, по словам Шинфара, займет полтора года, даже с нашими технологиями. А заводить сердце заново можно будет только четырнадцать декад и оно износиться.

В каюте ощутимо похолодало и не только для меня.

Молчание было безмолвным но, от того не более тихим чем гроза. Каждый из нас был погружен в себя.

— Что от меня требуется? — решительно разорвал тишину друг — Ты же нашёл выход?

— Да. — на моем лице сама по себе расползлась улыбка.

Сия.

Я не просыпалась даже на ужин, так и проспала до утра. Блаженствующая улыбка растянула мои уста. Я самый счастливый человек, который сигнализирует о своем состоянии всему миру. Так класно было валяться в постеле… Даже приняла форму звезды… Я же в космосе, как никак… Авось, кто ослепнет от моего сияния.

К примеру тот, кто опять принес вчерашнюю кашку.

Караул… травят… отвернулась от вони и зарылась носом в подушку.

— Миасе, я знаю что ты не спишь.

— Уйди изверг. — за нехорошие слова с меня стянули одеяло — Редкосный…

За ворчание, хлопнули в ладони и кровать подо мной начала стремительно уменьшаться в размере и исчезла в стене. Даже мои, казалось бы, аморфные конечности живенько так, оказались в вертикальном положении. А то, что меня слегка заносило, из стороны в сторону и затруднилось дыхание, это мелочи.

Сдувая отросшую челку с глаз, волком глянула на Демона. В ответ получила лишь приподнятую бровь… Ничего… будет ещё и на моей улице праздник… мстя, блюдо холодное.

Откинув раздражающие лохмы со лба, чинно села за столик. Тот самый! Столик, с которого началась моя супружеская жизнь. Надо отдать должное Дану, на его тарелке, вольготно расползлась, та же «манна небесна».

Я говорила уже, что его обожаю, нет? Теперь точно скажу.

Мы, оба, такие интеллигентные, аккуратно растелив салфетки на коленях, активно принялись изображать, как же наслаждаемся этим завтраком. Заталкивая комки в горле, хлебцами и пряча, перекошеные моськи, за стаканами с отваром.

Никто не проронил и звука, мой аситин, видимо также боялся лишний раз рот открыть, дабы все, с таким трудом, съеденое не повалило обратно. Наверняка наш общий, полный облегчения, вздох был слышен за пределами каюты.

— Чем теперь займемся? — спросила у него.

Вместо ответа, он поднялся и взяв меня за руку, отправился на выход.

— Амадан? — не получив ответа заволновалась, в груди потяжелело, дала о себе знать вновь появившаяся отдышка.

Ррр чувствую себя старушкой… бедные пенсионеры…

— Сия… успокойся — покосился на меня этот манипулятор — Сейчас увидишь, тебе понравиться.

Женщины… подскажите мне пожалуйста, что обычно следует после подобной фразы, у нас, на Земле? Правильно, ничего хорошего… А значит… какое там спокойствие? Сердце наоборот усилено заработало.

Пробормотав нечно не лестное, по поводу вечно панникующих самок… «Оказываеться и них, всё как у людей!!», меня заграбастали в объятия и поцеловали… мрр… правильно, лучший способ закрыть нам(самкам) рот… зацеловать до полуобморочного состояния.

Зацелованная и довольная, забыла о том, почему разволновалась. Поэтому, не возражая последовала за ним, спокойная как удав.

 

Глава 11

Привел он меня туда, где я ниразу ещё небыла. Оказывается у них, здесь есть смотровая площадка. Правда, пришлось немного потрудиться, взбираясь по винтовой лестнице.

Отчего тяжело задышала, два коротких пролета, по четыре ступеньки и на тебе. Отдышка, такая, словно километр пробежала. Расстроилась, да даже для тех, у кого «порок сердца», такой подъем не будет затруднительным.

Постаралась не раскиснуть окончательно. Облокотилась на стоящего рядом капитана, который просто молчал, поддерживая и дожидаясь, пока стабилизируется моё дыхание.

— Я попросил, перенести сюда кресло для тебя. — сообщил он, взяв меня на руки, первый присел в него — Смотри внимательно.

Потом, связался с Когисом, которого я видела лишь мельком.

— Можешь начинать.

С той стороны послышался смех и странная фраза: «Никогда не думал, что доживу до этого!», которую услышала, прежде чем связь прервалась.

— Ты главное не бойся, я держу тебя.

Не успела спросить, как корабль загудел и всё моё внимание перекочевало на окно.

А там…

Космос, усеяный миллиардами звёзд, приближался, не имея конца и края. Зрелище, заставляло чувствовать себя ничтожно маленькой. Атомом, среди миллиарда таких же незаменимых частиц но, способных потеряться, среди этого великолепия.

Погрузится в транс, не давали руки, крепко державшие меня за талию. Мы видимо, вошли в гиппер пространство, книги про фантастику не читала но, «ЗВЕЗДНЫЕ ВОЙНЫ», это святое. А Дарт Вейдер, это вообще легендарная личность.

А действие всё продолжалось. Звёзды мелькали, словно в перемотке, сияя ярче и тут произошел: «РЫВОК». Свет, теперь, практически слепил но, имел множество слоевых оттенков, которые даже радуге не снились. И тут всё закончилось, судно вылетев, как пробка из бутылки, вдруг замерло. Примерно похожие ощущения, бывают, когда останавливается лифт, на нужном тебе этаже.

Но это было не всё. Я замерла, завороженно следила за тем, какая картина разворачивается перед нами. Видеть на Фотографии, даже супер шикарного качества Галактику, это совсем не то, когда она находится перед твоими глазами. Зрелище завораживало своей первозданной красотой. Созвездия, кокетливо подмигивали, желая познакомиться. Галактика манила ощущением покоя и безопасности.

Она была прекрасной, великолепной, нет… вол…

— Как тебе?

— Волшебно. — на полном серьезе ответила ему, голос охрип от переполнявших эмоций.

За что получила нежный поцелуй в висок.

— Такой, я вижу Тебя. — это было сказано, самым спокойным тоном, говорившим о полной гармонии человека с собой и миром.

Откровение небыло наигранным или приторно сладким. Оно было естественно, как сама вселенная.

Разве после такого, можно остаться равнодушной? Зачатки любви, впервые пустившие корни, во время моего лечения, начали рости.

А он, словно ничего не произошло, не меняя тона, продолжил:

— Поскольку ты рассказывала, что Вы вышли космос но, ещё не преодолели пределы своей галактики, я решил показать твой будущий дом. — и давай перечислять все созвездия.

* * *

Как вы поняли, я проболталась, рассказала о Земле, всё что знала. А всё тот треклятый телепорт!

Демон в самом начале, после случившегося, начал выпытывать, что случилось после телепортации, почему у меня произошел приступ паники. Я же вспомнив, как перепугалась, яростно посмотрела на него и давай строчить, обвинительное смс. Мол, мог бы тогда и предупредить.

Смотря на меня, он прочитал, сделав свои выводы, задал правильный вопрос:

— У Вас, что не подьзуются, подобными разработками?

Хочешь не хочешь, а отвечать пришлось, иначе как обьяснить своё поведение. Написала «Нет». Одно слово, а так много всего рассказало.

И дальше пошло-поехало…

Как бы не изворачивалась, не юлила… Всё насмарку.

* * *

Так мы и сидели, наслаждаясь тишиной и видом того, как приближалось скопление звёзд. Скорее всего, Дан не раз это видел но, я была благодарна, что позволил впитать в себя это незабываемое зрелище. Незаметила как уснула, под мерное сердцебиение и ласковое поглаживание ладоней.

Проснулась где-то под вечер, когда меня нагло расстормошил, не весть откуда взявшийся Рим. И я бы обрадовалась, честно, только меня опять, накормили какой-то лабудой. Правда, теперь жидкой но, по вкусу, не сильно отличавшейся от каши.

Через час, подошел мой «муж», странно звучит, да? И мы возобновили прерванную беседу.

— Когда перенесемся домой… Не панникуй, вовремя телепортации я буду держать тебя на руках. Тем более, непривычно и страшно, бывает только в первый раз, потом привыкаешь.

Угу… верю.

— Может, лучше, сразу полетим на Аттеру? — с надеждой обратилась к нему — И телепорт использовать ненадо.

— Сия! Прекрати быть трусишкой. — до этого молчавший друг присоединился к разговору.

Зло зыркнула на него, лучше бы помалкивал. Но, Дан проигнорировав комментарий, продолжил обьяснять:

— Могли бы. — неуспела расслабиться, как он добавил — Но не будем. На Итириду следует доставить капсулу, в которой мы тебя нашли. К тому же, неужели ты хочешь, еще три недели провести на корабле.

Хотела возразить, что согласна на всё, лишь бы отсрочить новую встречу с ужасающим меня средством переноса, как меня добили:

— Чем раньше ты привыкнешь, тем лучше. На Аттере, вот уже как девятьсот лет, нет никакого транспортного средства, мы предпочитаем ходить пешком. А если необходимо преодолеть большое расстояние, используются мини-порты.

* * *

Дальнейшие дни, не отличались друг от друга, никаким разнообразием.

Утром каша, в компании Амадана. Потом созерцание звёзд, под рассказы из своей жизни. Меня он так же расспрашивал, его интересовала моя личная жизнь(особенно на поприще любви). Старалась отвечать, на общепринятом, надо же как-то развивать лингвистические навыки.

Потом обед, в столовой, куда во второй день меня отпустили, с условием больше никуда не соваться. Да я на всё согласна, только выпустите меня на волю! Экипаж был удивлен, когда меня увидел, не знаю на сколько они были в курсе того, что со мной случилось. Но многие были рады.

— Наконец-то перестанем видеть кислые мины, капитана и пилота. — подкладывали меня — Лишила нас такого развлечения. Ты смотри, так больше не поступай.

Даже Доусет на пару с молчаливым племянником, выказали уважительное одобрение, одной фразой.

— С выздоровлением.

Ближе познакомилась с нашим коком. Я впервые его видела, столь близко. Даже когда выкручивалась в ситуации с Кофисом, не смогла его встретить. Неуловимый аситин.

Сауер, был мрачным типом. Сам к нам присел, во время обеда. Ни слова не говорил, лишь молча смотрел на меня, даже к еде непритронулся.

Я ему, что, букашка?! Которую можно пришпилить на стеклышке и разглядывать.

Надоело. Если он думал меня этим смутить, не на ту нарвался. На откровеное хамство, отвечаю хамством. Поэтому, отложила ложку и также посмотрела на него. Сбоку прыснул Рим, я же только бровь подняла, неотрывно смотря в черные омуты.

— Что такого, интересного, увидел?

— Тебя. — больше ничего не добавив, вышел из-за стола, напоследок положив руку на моё плечо.

Это что такое было? Им же нельзя ко мне прикасаться. Посмотрела на резко замолчавшего товарища. Но, тот лишь махнул рукой, мол «забудь».

Ну ладно…

Потом, он отводил меня в каюту, куда через несколько минут подходил уставший демон. И всё оставшееся время, мы принадлежали друг другу. Это были незабываемые часы, они были наполнены: порой покоем, всегда уютом, тихим искушением и наконец наслаждением.

Эй! Вы о чём подумали?

Любовью, как самим процессом, мы не занимались. Хотя совру, если скажу, что нехотелось. Мы всё также, принимали совместный душ, под видом мытья, ласкали друг друга.

Каждый раз меня первой выставляли из кабины. Примерно догадывалась, чем он там занимался. Ложилась, потом он присоединялся ко мне, доводил до оргазма. Затем, поворачивая к себе спиной, оплетал ноги хвостом и обнимая засыпал.

А я ещё долго немогла заснуть, непонимая, почему он не шел дальше. Ведь моя попа, отлично чувствовала, что хочет, ещё как!

Один раз, разгоряченая, прошлась рукой от его груди к пупку, перехватив мою лапку, он кааак рыкул и вылетел из каюты, словно за ним волки гнались. Обратно, его так и не дождалась. С того раза, он всегда держал мои руки над головой, чтобы я немогла к нему притронуться.

Так вот прошла неделя.

* * *

Стоя на смотровой площадке, держалась за поручни.

Экипаж целый день был занят. Все носились туда сюда, подготавливая корабль к посадке. Но, было видно, каким нетерпением горели их глаза.

Амадан, был в рубке, Джарим там же, чего требовало звание первого пилота. Шинфар, со своими ассистентами, проводили инвентаризацию и составляли рапорт о проделанной работе. Чем занимался Доусет и остальные, незадумывалась.

А я, чтобы немешать и не путаться под ногами, пришда сюда. Полюбоваться открывшимся видом. За окном было ещё то зрелище…

Итирида…

Это название не подходило планете. И совсем не передавало её величия. Она была серо-голубого цвета и словно сияла изнутри. Если бы не серый цвет, была точь-в-точь как наша Земля. Только, она, имела кольца, как у Сатурна.

А хотя…

Чем ближе мы приближались, тем лучше становилось видно, как я ошибалась. Ничего общего с Сатурном.

Поскольку у того, кольцевые образования появились, природным путем. А то, что увидела я, иначе как искусственно не появиться. Мы приближались к космической станции, которая опоясывала планену, в два ряда. Тысяча кораблей, разных размеров и моделей, направлялись к ней, напоминая пчелинный улей.

Впечатляющее зрелище.

Если бы, не наш современный кинематограф, я бы ещё долго, пробыла в прострации. Мне надоело, стоять с открытым ртом, поэтому, тут же одернула себя: «Подумаешь! Да я и нетакое видела!». При этом, благополучно старалась забыть, такую немаловажную деталь, что видеть то видела но, только в кино.

Мы медленно подлетали, к этой МАХИНЕ. Станция была огромной, видимо не только люди, в старобытность времён страдали гиганто-манией.

Наконец очередь дошла до нас. Операторы, притянули наше суденышко, в образовавшийся отсек. Почему, суденышко, да потому, что за окном мимо проплывали крейсеры.

Я даже испугалась величины, состыкующегося рядом с нашим проходом, корабля. Его прикрепили к проходу в отсек, мы же полетели дальше, по светлому тоннелю, покрепче вцепилась в поручни, ощутив толчок. Значит приземляемся.

А дальше…

Началась целая эпопея.

Найдя меня, Демон укутал плащом, прикрыв мою голову капюшоном, приказал не отходить от него, ни на шаг. Последовала за ним хвостиком, спустились в тех-отсек где, я узрела «свою» капсулу. До этого, я её не видела, поскольку этот отдел, был заблокирован.

А там уже была целая делегация, незнакомых мне аситинов, во главе с представительным «дедушкой». Рядом его телохранители, чтоли… В голове, тут же промелькнул известный стишок:

«И тридцать витязей прекрасных, Из волн, гурьбой, выходят ясных Все красавцы удалые, капитаны молодые… Все равны, как на подбор А с ними дядька Черномор..»

Их было не тридцать но, остальное сходство со стишком, было просто поразительным. Одеты били в кители, темно коричневого цвета. Поперек груди, у каждого второго, перетянута лента… коммандос, местного разлива. На бедре прикреплен не то, меч не то, бластер.

Как только мы перешагнули порог, практически все, молча выказали уважение, моему аситину.

Приятно… что ни говори.

А дяденька Черномор, хоть и был, весь в морщинах но, даже сквозь серую униформу, проглядывались мышцы. Статный, спина прямая, словно аршин проглотил. Стоял рядом с капсулой, заинтересованно на неё поглядывая.

Демон остановился сбоку от Когиса, который был уже тут, в трех шагах от явно высокопоставленого аситина, я за его спиной. Все стояли молча, ничего не нарушало тишину, кроме хвостов самцов. Которые медленно постукивали об пол, меняя положение.

Сквозь капюшон старалась разглядеть детальнее окружающих, чтобы от скуки не взболтнуть чего-то. Как по мне, так лучше бы они меня не замечали и забыли о моём существовании.

Размечталась!

На против нас, я насчитала, двенадцать самцов. Которые, явно принюхивались, судя, по судорожно вздымаемым грудным клеткам и недоуменно поглядывали в мою сторону. Чем, заставляли нервничать Дана. Но, быстренько прекратили, так явно мной интересоваться, стоило его хвосту, хлестнуть воздух. Они тут же, понатягивали на лица, бесстрастные маски.

Наконец, Черномор посмотрел на нас.

— Син, с прибытием, насколько я вижу, это та самая капсула, на которой, прибыла гостья?

— Да. — в отличии от дедушки, голос моего демонюка был сух но, почтителен ясно давая понять, что хочет поскорее перейти к делу.

— Когда можно будет её забрать? — спросил дедуля рассматривая меня едва ли пристальнее, чем до того капсулу и тоже принюхивался, как до этого, его подчиненные.

— Уже сейчас. — проговорил Амадан, при этом добавил, приятнув меня к себе рукой за талию и охватывая запястье хвостом — Через час нас ожидают дома, где я смогу представить домочадцам свою АСТНИЕРУ.

Если Черномор и был удивлен то, никак этого непоказал. Железная выдержка. Хотя сомневаюсь, что не хотел отвести меня в доросную.

— Тогда, завтра жду у себя в кабинете, с отчетом.

— Непременно.

И подхватив меня на руки, пошёл на выход больше ни на кого не отвлекаясь. Когис остался руководить транспортировкой капсулы.

О чем, хотел поговорить мой демонюка с Черномором, обдумывать, небыло времени. Сейчас меня занимало другое, мы направлялись в сторону уже знакомых мне платформ, с кнопочкой посрединеэ. Телепорт, чтоб его… Я даже не оглядывалась вокруг, настолько была сосредоточена, панника набирала обороты. Когда до телепорта оставалось два шага, даже не задумываясь, попыталась выпрыгнуть из крепко державших меня рук. Я не осознавала своих действий, инстинктивно, пытаясь сбежать…

Как думаете, у меня получилось? Амадан, крепко держа меня, поднялся на платформу, остановился, неспеша активировать перенос.

— Маленькая, успокойся. — когда это не помогло, встряхнул меня — Посмотри, мне в глаза…

Да куда там, когда в ушах шумит, воздуха нехватает и сердце барахлит…

— Сия! — гаркнул, отчаявшись до меня дозваться — Посмотри на меня.

Вздрогнула, наконец сфокусировал взгляд. Глубоко часто вдыхая, посмотрела на него.

— Всё хорошо, слышишь? Я рядом. — проникновенно смотря в глаза, зашептал.

— Ммне ст-страшно… — широко раскрыв глаза пожаловалась ему — Я нн-н-ничего ннемогу с э-э-тим под-дделать… Зделай, что нибудь!!!

Взгляд смягчился и с нежностью приближаясь к моему лицу, он поцеловал. Ласково утешающе, покровительственно успокаивающие… прикосновения губ потихоньку убирали истерику. Всё в душе потеплело, отзываясь на ласку.

Постепенно меня всё перестало волновать, нежный поцелуй переростал в обладающий и обещающий наслаждение, стоит только захотеть. И я захотела. Захотела забыться, потеряться в плотских удовольствиях, которые сулили эти губы.

В груди перехватило от недостатка кислорода, на секунду помутилось сознание. А в следующий миг, мы оказались в лесу или оранжерее. Недоуменно захлопали ресницами, рассматривая окружающию нас первозданную красоту. Перевела взгляд на Дана, который внимательно присматривался ко мне, явно ожидая оценки его родины.

— Красиво…

Что сказать… отвлек знатно. Дизориентация во всей красе. Даже раз, попробовав перенос и не единожды слыша о нём, мой организм не мог до конца осознать таких быстрых смен декораций. Всем известно! Чтобы, оказаться из точки А в точке В, нужно время. А здесь… В прошлый раз, я не видела последствия телепортации. Только почувствовала. Узрев же сейчас, пыталась отойти от шока и открывшегося вида.

Стояли мы на другой платформе. В окружении гигантских деревьев(смотрели на Дискавери передачи про динозавров?), с необъятными стволами, уходивших ввысь, так высоко, что солнца невидать.

Вокруг была полянка, выложенная брусчаткой, на которой полукругом располагались металлические лавочки. Рядом с которыми стояли такие же вазоны деформированной формы. В которых росли неизвестные цветы, разной расцветки, размера и формы.

И тут мы были не одни…

На одной лавочке, сидели четверо. Пожилой аситин, две самки, разного возраста и… наш судовой врач. Ох… зря я считала его степенным малоэмоциональным «аристократом» и окрестила Ледышкой. Да он пылал, пуще адового пламени, от него так фонило жаром…

А как он присосался и прикасался к хвостатой красавице… Даже я, землянка, с нашими порой свободными нравами и фильмами «18+», покраснела как маков цвет. А эта парочка, нисколько не смущалась пожилых астинов.

Решила перевести взгляд на родителей Амадана. Как догадалась?

Просто нам на встречу, шла постаревшая версия капитана. Такой же статный, с черными волосами и морщинистым лицом. Пока мы шли на встречу, точнее шел демонюка, его отец нескрывал удивления и заинтересованости, переводя взгляд с него на меня, обратно и принюхивался.

Кажется я ему непонравилась, вон как брови хмурит. Встретились мы на полпути.

— Дочь? — грозно спросил папенька.

Прежде чем ответить, демонюка поставил меня на ноги и ровно сказал.

— Да.

Какая дочь?… Я удивляюсь, а тем временем папенька… Используя хвост зделал подсечку МОЕМУ демонюке, а чтоб тот наверняка упал… хуком справа КААК даст по лицу сыну. Дан упал на колено но, не спешил подняться.

Ничего себе. Встреча родственников, после долгой разлуки. Все произошло настолько быстро, что все действия старого Дана, я видела лишь размытыми пятнами.

И тут же протянул мне руку, со словами:

— Идем детеныш, мы больше не подпустим к тебе этого извращенца.

Вот это номер…

Наконец активизировался Шинфар, аккуратно посадив беременную зазнобу, рядышком с матерью. И поспешил в нашу сторону, явно собираясь разъяснить все тестю. Амадан же молча поднялся и с кривой улыбочкой потирал челюсть. Ничего смешного здесь невижу!

Неуспел Ледышка подойти, как папенька вызверился и на него:

— А ты куда смотрел?

Шинфар же не спешил отвечать, виновато покосившись на Дана:

— Прости, неуспел им рассказать и объяснить…

— Я заметил. — покосившись в сторону сестры, устало вздохнул мой мужчина и обратился к прислушавшимуся отцу — Принюхайся получше.

— Что я там не учуял, она вся пропахлась тобой, даже её личный аромат, невозможно разобрать.

— Маленькая сними капюшон. — это уже ко мне — И подойти к моему отцу.

Я не знала, смеяться или же плакать но, выполнила просьбу. По мере моего приближения, черты лица папеньки разглаживались, а когда я подошла ближе так он и вовсе хмыкнул. Взяв мою руку в свои кувалды, наклонился и сказал извеняясь:

— Прости, дочь. За столь нерадушный прийом. Мы все, очень рады принять в нашу семью, столь очаровательную самочку.

Дальше меня представили родственницам.

Что я могу сказать…

Я до сих пор, была пигалицей на их фоне. Обе высокие, их макушки доставали до плечей, отца и сына. Но такие тоненькие… осинушки, изящные и утонченные. Волосы, обеих, были иссиня чернымы, кожа, оттенка кофе с молоком. Этакие восточные красавицы, в красивых платьях, на подобии стиля «ампир». А хвосты… боги… даже они были потрясающие и нисколько не портили впечатления.

В первую очередь, маман, поспешила обнять демона. Который, нестеснялся, принимать судорожные обьятия и слезливые поцелуи. Наконец, убедившись, что с сыном все хорошо. Леди, аккуратно промокнув уголки глаз платочком, перевела свой взгляд на меня.

— Простите, я тоже рада, наконец познакомиться с парой моего сына. — сквозь, все еще текущее, слезы — Мы так долго этого ждали. Альера.

— Сия. Очень приятно.

Потом, мне представили Марьялу. Которая, настороженно на меня посматривала но, все-таки выдавила из себя, полагающиеся приветствие и тут же шмыгнула за спину Ледышки, прикрыв им, свой аккуратненький животик.

Закончив со знакомством, все двинулись в сторону тропинки.

Было непривычно, шагать по брусчатке в окружении леса. Вы правильно поняли, именно леса, а не ухоженного парка, с редкими деревьями, посажеными в строго отведенных местах. Нас окружала дикая местность, если не считать вполне цивилизованной дорожки.

Впереди шли родители, мы посредине, а горячая парочка позади. Порой только и слышались, томные вздохи и обворожительный смех. Понятно теперь, на какой крючок купился Шинфар. Про себя хмыкнула… как подростки, ей Богу. Любовь-морковь и всё такое.

Шли мы немного дольше, чем я предполагала, даже начала немного задыхаться. Поэтому, Дан взял меня на руки. Папенька, повернувшись, вопросительно поднял бровь. На что, получил кивок, мол «потом».

А мне было не до того, я так устала, после стольких приключений и жутко тянуло в сон. Но я боролась с желанием прикорнуть.

Когда мои усилия не увенчались успехом, заметила, что мы уже вышли из леса. Вот только веки, были тяжелыми и весили едва ли не тонну. Поэтому я вырубилась, почувствовав короткий поцелуй в макушку.

* * *

Видимо проспала я прилично, поскольку когда мои глаза открылись, за окном была ночь. В свете фиолетовой луны, по комнате пробегали необычные тени. Мешая сфокусироваться и рассмотреть все детальнее.

Рядом со мной, на подушке, лежала голова Дана.

Стоило мне пошевелиться, как он проснулся и сграбастал моё тельце поближе, куда еще ближе. Теперь я была распластана на его груди, а он тем временем, зарылся носом в шею, в то место где она состыкуется с плечами.

— Я долго спала? — спросила сиплым, ото сна голосом.

— Да. Почти сутки.

Закашлялась. Мдя… интересно девки пляшут. А демонюка тем временем продолжил:

— Пока ты спала, я успел сделать все свои дела. Утром я должен буду выдвигаться.

Я понимала, что он служит поэтому не может быть рядом, хотя мне и хотелось, чтобы он побыл со мной, хотябы первое время, пока освоюсь. Поэтому лишь кивнула головой, спросив:

— Сколько тебя не будет?

— Двенадцать декад, плюс минус неделя.

Он весь напрягся в ожидании истерики. Которая была б, непременно, будь мне восемнадцать. А так… Многие женщины же как-то живут, когда мужья уходят в рейс. Вот и я стала женой моряка, пусть и космического.

Поэтому лишь поцеловала его, со словами:

— Я буду ждать.

Он расслабился, на минуту крепко меня сжав, тут же отпустил и встал:

— Тебе нужно поесть.

Ушел ненадолго, вернувшись с подносом полным разной снеди.

Мы поздно поужинали, общаясь.

— С тобой остануться Джарим и Шинфар.

По поводу друга, была рада но, в отношении врача…

— Разве тебе не понадобится медик, во время полета.

Меня успокоили тем, что с обязанностями лекаря, вполне может справиться его ассистент.

— К тому же, скоро наступит время рожать Марьяле. Я немогу лишить их обоюдной радости. С него, все равно никакого толку, пока не будет.

Закончив с пищей, мы отправились в ванную, точнее в шикарный бассейн, где резвились как дети.

А когда вернулись в спальню, продолжили наш ежевечерний ритуал. В который раз, распаливая меня, он держал мои руки. Я забеспокоилась как, бы всё не закончилось, как обычно. Моим размореным телом и его побегом в душ.

Поэтому кое как извернувшись, вытащила руки из его тисков и упершись ими в литые мускулы просительно прошептала:

— Я хочу сама. — увидев же его нежелание отдать мне контроль, добавила — Пожалуйста.

Еще сомневаясь он перевернулся, внимательно следя за моими действиями.

Я поспешила оседлать его, пока не передумал. Теперь сама целовала, гладила, куда только могли достать мои жаждущие руки и губы. Шалея от той смелости и наглости, которых посмела набраться. Успокаивала себя лишь тем, как рычаще постанывал подо мной, этот образчик мужественности и силы. И как крепко, к себе прижимали меня его руки, слегка царапая когтями.

Под моими бедрами, отчетливо ощущалось его желание. Совсем потеряв всякие тормоза, я взяла его член в руки и начала насаживатся на него. Ведь завтра он уедет, а мне незвестно сколько я еще проживу, поэтому решила насладиться, пусть и в последний раз, столь желанным телом.

Как только я взяла его в руки он выгнулся, прорычал нечто не членораздельное. А когда его орудие начало меня растягивать, замер. Напряженно следя за моими действиями. В его глазах я читала, два раздираемых друг друга желания: натянуть меня до предела или же скинуть немедля.

Решив перевесить чашу весов, в сторону первого, я прошептала ему в самое ушко.

— Стоит тебе шевельнуться и ты меня поранишь.

И он сдался. Я чувствовала себя победительницей, захватчиком. Упиваясь своей властью и все также медленно насаживалась на него, чувствуя как он растягивает мои мышцы до предела, дернись он хоть раз, меня просто разорвет на части. Но Дан, не отрывал бедер от кровати лишь ухватился руками о матрац и сжал острыми зубами губу, прокусив ту до крови, при этом, несводя с меня лихорадочно блестевших глаз.

Рассвет мы встретили в блаженной неге. Обмениваясь поцелуями. Амадан так и не отобрал у меня главенство. Но о его желаниях и стремлениях, ясно говорили, в хлам растерзаные: простинь и матрац.

А также окровавленные губы, которые я сейчас так трепетно зализываю