316, пункт «B»

Лимонов Эдуард

 

2 июля 2015 года

Выходя из Национального центра здоровья на Бродвее, Ипполит прижал привычным движением подушечку большого пальца правой руки к темному стеклу гардиен-дактилографа, но identity card из щели не выскочила. Красная надпись «Withdrawn» зажигалась, исчезала и зажигалась в окошке гардиен-компьютера, пока Ипполит не убрал палец.

Ошеломленный, Ипполит проделал операцию еще раз, но и при второй попытке гардиен-дактилограф не вернул кард, и сочащееся кровью «Withdrawn» вновь вспыхнуло несколько раз в окошке. Ипполит щелкнул выключателем «переговоры» и, согнувшись, чтобы слова шли аккуратно в черную решетку микрофона, помещающуюся над темным стеклом дактилографа, задал компьютеру вопрос:

— Причина?

— Твой возраст, — коротко ответил компьютер. — Второго мая тебе исполнилось шестьдесят пять лет. Сегодня второе июля две тысячи пятнадцатого года.

Спорить было не с кем. Согласно демографическому закону номер 316, пункт «B», от 2011 года, Ипполит Лукьянов, литератор, подлежал изъятию из общества, то есть уничтожению. Как и все граждане Соединенных Штатов, достигшие шестидесяти пяти лет, если только они не имеют особых заслуг перед государством.

Ипполит поднял с полу спортивную сумку, пересек старый холл и вышел на Бродвей.

Бармену было на вид лет пятьдесят, но его звали Тони, как мальчика. У Тони, подумал Ипполит, все еще впереди. У Тони в запасе пятнадцать лет.

Тони подал Ипполиту вторую текилу, потом обслужил вошедших из июльского ада двух юношей в красных джинсах и красных же тишотках с серпом и молотом на груди. В последние несколько лет в Штатах свирепствовала эпидемия «красной моды» и большинство молодежи расхаживало по городам Америки русскими комсомольцами середины прошлого века. Налив «комсомольцам», как их мысленно назвал Ипполит, два пива, Тони вернулся к нему:

— Как дела, мистер Лукьянов, какие новости?

— Ноль новостей, и столько же дел.

— Эй, бармен, — крикнул один из парней, блондин с жирным лицом, — вруби нам Ти-Ви-консоль.

Тони состроил недовольную гримасу, которую, впрочем, мог видеть только Ипполит, и, нагнувшись под прилавок, нажал на кнопку. Над баром, над бутылками, под потолком зажглась стена телеконсоли. Розовые большие лица команды ведущих новостей зашевелили большими губами, засверкали зубами, и, радостно улыбаясь, самое большое лицо объявило:

— Согласно ставшим доступными сегодня данным Чикагского Мирового демографического центра, население земного шара в прошлом, две тысячи четырнадцатом году, уменьшилось на двадцать девять миллионов пятьсот сорок семь тысяч четыреста десять человек.

— И все же рекордным останется две тысячи седьмой год, — сказал Тони вполголоса, наклонившись к Ипполиту, — тогда население уменьшилось сразу на пятьдесят шесть миллионов человек.

Тони имел в виду «суточную войну», 22–23 ноября 2007 года. Точнее говоря, она продолжалась 21 час. Тогда Соединенные Штаты и Россия сошлись в ядерной войне. Половина территории Германии, часть Польши, южная часть Британских островов, большие города Калифорнии, часть штата Вашингтон, несколько больших городов Украины до сих пор лежат в развалинах и объявлены национальными заповедниками-памятниками. Большинство этих несчастливых кусков Земли до сих пор сохраняют высокий уровень радиации, и посещение их запрещено. Дороги, ведущие в безумные пустыни, блокированы…

— Где ты был двадцать второго ноября две тысячи седьмого, Тони?

— Здесь, в Нью-Йорке. Мы думали, что городу остается жить минуты, может быть, часы… Но у русских были для нас, оказывается, другие планы… У меня не было еще этого бара, я тогда работал в «Хиггинс-бар» на Лексингтон. Где были вы?

— В Африке.

— Счастливчик. Предполагаю, что ни в одном самом безумном военном плане Африке не предназначалась эйч-бомба, разве что последняя, которую уже некуда было запулить… Тут был сумасшедший дом с восемнадцатью миллионами пациентов… Пили, еблись, кололись, прощались, целовались… Большинство даже не пыталось никуда убегать. Говорили, что русские ракеты с подводных лодок могут достичь нас за тринадцать минут. Кто-то поправлял — за семнадцать минут. А куда ты убежишь даже за семнадцать минут?.. Я так и не могу понять, почему русские не тронули Нью-Йорк…

— Никто этого не знает, — сказал Ипполит. — Мы до сих пор даже не знаем, кто же, собственно, начал войну.

Тони посмотрел на него настороженно, и Ипполит подумал, что он слишком далеко зашел, что они оба слишком далеко зашли в этом разговоре, и посему, спросив себе еще текилу, уставился в телеконсоль.

На вид Ипполит Лукьянов моложе своих шестидесяти пяти. Он всегда выглядел моложе своих лет. В двадцать восемь ему давали восемнадцать. Сейчас он затягивал на пятьдесят пять. Если остричь длинные, не очень опрятные волосы, лицо будет казаться еще моложе. Однако людям из Демографического департмента наплевать, как он выглядит. Тем более этим мясникам из Отдела уничтожения. Ипполит осторожно огляделся по сторонам. Никого, кроме самого Лукьянова, Тони и двух мордатых парней в красном, в баре не было. Парни, подумал Лукьянов, вполне могут быть из Отдела уничтожения. Именно такие там и работают — молодые и мордатые. Они, казалось, не обращали никакого внимания на Лукьянова. Ипполит осторожно расправил воротник своей спортивной куртки, в уголке которого был приколот значок с флюоресцентными буквами «S. E.».

«S. E.» означали «self-employed» и, помимо права таскаться по улицам без того, чтобы быть каждые полчаса остановленным какой-нибудь из многочисленных полиций, означало еще, что обладатель значка принадлежит к определенной категории граждан. Рабочие фабрик носили значки с «F. W.» — «factory worker», у Тони был значок «F. D.» — «food and drinks». Ипполит не знал всех видов значков, но, без сомнения, все они были известны полиции. В таком городе, как Нью-Йорк, невозможно выйти на улицу без значка и не быть остановленным полицией в пределах первых десяти минут. Если ты был без значка, тебя просили предъявить айдентити-кард. У Ипполита был значок, но не было уже айдентити-кард.

Смакуя текилу и посасывая лимон, Ипполит Лукьянов попытался обдумать свое положение. И в предшествующие сегодняшнему дню годы он время от времени обдумывал свое положение, созывал с самим собой генеральные советы, и тема смерти была неизменной и главной темой на всех без исключения генеральных советах Ипполита Лукьянова. К необходимости когда-то умереть он относился безо всякого страха или каких-либо особых сантиментов. Но быть уничтоженным, как крыса, только потому, что идиотам из Демографического департмента удалось провести закон 316, пункт «B», напугав ебаных буржуа еще большим увеличением тринадцатимиллиардного населения земного шара!.. Ипполит Лукьянов не хотел умирать. Он сидел, пил свою текилу и вовсе не хотел быть уничтоженным.

Никто доподлинно не знает, как они приводят в исполнение «уничтожение». Говорят, что самыми различными способами — от вскрытия вен до героиновых уколов. Остряки утверждают, что из тел стариков делают консервы, дабы поддержать экономику. Год назад Ипполиту Лукьянову пришлось увидеть, как у выхода из ресторана «666» в Гринвич-Вилледж несколько молодых людей, выскочив из закрытого белого вана с красными крестами на новеньких боках, набросились на старика. Молодые люди оторвали нарядно одетого старика от его спутницы и, облепив, как жирные муравьи личинку, втащили в кузов. Дверцы захлопнулись, ван с красными крестами, завывая, рванул вверх по Шестой авеню. Женщина упала у дверей ресторана, и прохожие равнодушно заскользили, обтекая ее тело, как вода обтекает вдруг упавший в ручей камень.

В основном же изымание стариков из общества производится как можно более незаметно. У них дома, может быть, при выходе из офисов, если они работают. По TV и в газетах об уничтожениях не сообщают, и, хотя закон существует, его нелегко увидеть на бумаге. Демографический департмент не очень любит афишировать свои действия. В старые добрые времена, думал Лукьянов, все, что происходит сегодня, было бы немыслимо. Но война 2007 года, эти кошмарные 21 час с минутами, прочно отделили старые добрые времена от мира сегодняшнего. И 56 миллионов трупов за одни сутки сломили волю человечества. Может быть, навсегда.

Домой, в теплую обжитую дыру на West, 108й улице, возвращаться было нельзя. Уж если даже компьютер небольшого центра здоровья на углу 56й и Бродвея получил информацию Демографического центра, то та же информация, очевидно, попала в центр-секьюрити их микрорайона и в местное Демографическое бюро. Почему только они не побоялись спугнуть его, отобрав айдентити-кард? Они могли спокойно прийти к нему домой в любой день и арестовать по закону 316, пункт «B». Может быть, ошибка компьютера? Компьютеры все время ошибаются. Информация попала вначале в центр здоровья и только потом попадет (попала?) в Демографическое бюро микрорайона?

Ипполит спустился в сабвей, решив поехать к Кларисс. Кларисс не могла быть в его досье по одной простой причине: Ипполит встретил Кларисс два дня назад. Никто не станет искать Лукьянова у Кларисс.

Через год после «суточной войны» в Манхэттене было запрещено движение частного транспорта, кроме такси, промышленных ванов и траков с продовольствием и товарами да особо авторизованных автомобилей и автобусов различных компаний, расположившихся на острове. Количество автомобилей на улицах, увы, не уменьшилось. В тот же год, однако, подновили легендарный нью-йоркский сабвей. Отскрести вековую ржавчину мощных колонн и балок подземного царства не удалось, посему их окрасили поверху черной промышленной краской, которая в последующие несколько лет, в свою очередь, была съедена ненасытной ржавчиной, и в зависимости от того, какие сточно-промышленные воды протекали вблизи каждой отдельной станции, окрасились и потолки — в кроваво-черный, в черно-зеленый, в буро-кроваво-черный цвета. Ипполиту сабвей всегда казался воплощенной в реальность идеей ада. Лукьянов представил себе Вергилия, который, подобрав полы халата, сопровождаемый испуганно озирающимся Данте, спускается на загаженную платформу, и ухмыльнулся. Бедные, робкие, беспомощные древние мечтатели и книжники… Их робкая фантазия…

Пришлось ждать. Так как и спустя восемь лет после войны Соединенные Штаты не оправились от ее последствий, энергетический кризис заставил нью-йоркские власти сократить количество поездов, но максимально увеличить их длину, насколько позволяла платформа. Поджидая поезд, Ипполит опасливо рассматривал толпу. Толпа состояла в основном из «Y. W.» — «youth workers». Было два часа дня — как раз конец четвертой смены, и «youth workers» отправлялись из Манхэттена, где они работают в ресторанах, офисах и обслуживающим персоналом в зданиях больших корпораций, на север, в Южный Бронкс, в казармы. Ипполит осторожно огляделся. Лица «youth workers», испуганные, простые и часто грубые, изобличали классовую принадлежность владельцев. Вследствие проведенной недавно перетасовки — «размешивания» населения (практика была позаимствована у коммунистического Китая), несколько миллионов молодых людей из крупных городов были отправлены в провинцию. Взамен Нью-Йорк набили молодыми людьми из глубины Америки.

— Shit, man, — услышал Ипполит за спиной, — дэмы кого-то ищут. Ты видел, они переговаривались по своим Си-би у турникетов?

— Это их работа, — констатировал другой голос. — Именно за это им платят такие большие бабки… Меня они не колышут, за мной ничего нет.

— Ты носишь активатор?

— А что делать? Говорят, если тебя пару раз поймают без активатора, то переводят в «сопы». Быть санитарным помощником, ну его на… А ты, что ли, ходишь без активатора?

Ипполит не дослушал разговор и не повернулся, чтобы посмотреть в лица ребят, потому что обеспокоенно вспомнил, что у него, Ипполита, нет айдентити-кард, но к подкладке его легкой спортивной куртки привинчен активатор. И, значит, любая из многочисленных полиций города, задержав его во время рутинной облавы и не обнаружив при нем айдентити-кард, найдя в годовой активаторной книге его сигнал и идентифицировав его как скрывающегося от закона, будет обязана арестовать его. После дополнительной процессуальности (как-то: идентификация его отпечатков пальцев через главный компьютер) он будет передан мясникам из Департмента Демографии.

По платформе, раздвигая «youth workers» (их обязательные синие джинсы отступали в стороны, давая место красным комбинезонам), шли дэмы. Их было пятеро. Один из дэмов, высоченный черный, неотрывно смотрел на кисть своей левой руки. Ипполит не видел, но знал, что там у него индикатор, ловящий сейчас его, Ипполита, личный сигнал. Ипполит осторожно попятился, обогнул нескольких «youth workers» и пошел, виляя по платформе, вначале медленно, чтобы его отход не заметили красные комбинезоны, затем быстрее, сунув руку под куртку и на ходу отвинчивая активатор. Fucking активатор, носить их было обязано все население Соединенных Штатов.

— Мистер! — закричал один из дэмов. Дэмы его увидели. — Остановитесь, мистер. Мы хотим с вами…

Лукьянов не стал дожидаться конца фразы, знал, чего они хотят, слишком хорошо. Расталкивая «youth workers» и попадавшихся ему на дороге белыми пятнами «c» — раковых больных, их в стране были миллионы, — Лукьянов побежал по платформе. Куда он бежит, он не совсем себе представлял, но просто так отдаться в руки дэмов он не хотел. Далеко сзади загудел поезд, а прямо впереди, огражденная железными поручнями, кончалась платформа. Ипполит (прижавшаяся к стене «youth worker», судя по утолщениям груди и миловидному лицу — девочка, с ужасом смотрела на него) соскользнул на край платформы и осторожно, целясь ногами в середину между рельсами, прыгнул. В последние мгновения перед прыжком он увидел, как несколько пуль, невидимые сами, откололи старый кафель со стены, посыпались осколки, а девочка «youth worker» (а на вид ей было лет семнадцать), коротко крикнув, держась руками за живот, сползла на асфальт платформы. Ипполит побежал, стараясь бежать ровно посередине между рельсами, — где-то, он не совсем себе представлял, где именно, должен был быть электрический рельс, попав на который Ипполит сгорит, как бабочка на лампе, именуемой «смерть насекомым», оставив после себя только жирный запах горелого мяса. «Старого мяса», — подумал Ипполит, продолжая бежать, и, наконец сорвав с куртки активатор, отшвырнул его далеко в темноту.

Пробежав минут пять, Ипполит наконец позволил себе оглянуться. Светлый проем станции был уже невидим. К счастью для Лукьянова, трак в этом месте не был прямым, но нора, предназначенная для поезда, — туннель, — изгибалась влево. Дэмы, может быть, и стреляли в него, но, поскольку их ручное оружие было снабжено специальными эффективными глушителями — «городская модель», пистолет-автомат «G.P.-20», — Лукьянов не мог слышать выстрелов. Но поезд он услышал. И увидел. Приближался поезд.

Ипполит не успел подумать, куда он может спрятаться. За исключением желтых фар поезда, пока только одной, впрочем, фары, в подземелье, и так достаточно дорого обходящемся городским властям, не горела ни одна лампа. Когда показалась вторая фара и поезд всей своей массой выскочил на Ипполита, он сделал так, как поступали герои фильмов, виденных им в ранней юности, в добрые старые времена: он увидел неглубокую нишу в стене и, прыгнув через рельс, вжался в нишу и прилип к сырой стене. Из-под ног у него выскочили две крысы, которые, очевидно, тоже задолго до Ипполита нашли сырую каменную щель, опутанную старыми трубами и кабелями в старых резиновых одеждах, привлекательной. В свете, уже ослепительном, надвигающегося поезда Ипполит увидел, как раздраженные крысы — даже шерсть на спине одной стояла дыбом — нырнули куда-то под рельсы.

Груды старого железа проносились в каком-нибудь десятке сантиметров от Ипполита, взметая собой пласты дрянного подземного воздуха, и на некоторое время Ипполиту показалось, что он сейчас задохнется. Долго, казалось, никогда, не кончится специальный удлиненный состав, увозящий из Манхэттена четвертую смену «youth workers». Наконец еще кусок старого грязного металла, мазутом воняющие горячие колеса продышали мимо, и за поездом сомкнулась масса подземного воздуха. Одновременно с этим по Ипполиту мазнул вдруг свет прожектора, направленный из открытых дверей заднего вагона, и рядом с ним он услышал несколько хлопков свинца о сталь рельсов. У прожектора с двух сторон стояли две темные фигуры — дэмы понял Ипполит, и стреляли по нему. На расстоянии двух десятков метров от Ипполита поезд остановился, и один из дэмов соскочил в рельсы.

Ипполит выпрыгнул из ниши и побежал назад к станции. К счастью для него, первый виток туннеля у станции опять прикрыл его от пуль. Однако возвратиться на станцию Ипполит не мог. Там его наверняка ждали. Опытные дэмы наверняка оставили одного из своих и, может быть, даже уже вызвали подкрепление. Поэтому, как только прожектор дэмов скрылся из виду, Ипполит позволил себе, наклонившись к земле, осторожно нащупать ногой левый рельс. Ничего не случилось. Его не затрясло от удара электричеством. Посему он, плотно прижимая ступню в кроссовке к рельсу, осторожно передвинул ее. Там, где-то в темноте, лежал этот опасный один рельс, по которому текло невидимое глазу испепеляющее электричество. Побалансировав некоторое время над темной пропастью, Ипполит осторожно опустил ногу туда, где, по его мнению, должна была находиться территория за ужасным рельсом. Нога коснулась гравия, и Ипполит твердо оперся на нее, затем перенес туда и вторую ногу. Перебравшись на другой трак, он ощупью нашел стену и побежал, время от времени проверяя, не исчезла ли она, в противоположном направлении.

Из подземелья он выбрался только с наступлением темноты через один из вентиляционных люков, оказалось, что на углу 93й улицы и Бродвея. В мире шел теплый, противный июльский ливень, шел, видимо, уже давно, так как тротуары были залиты толстым слоем воды. Последние годы борьба с влагой стала основной заботой города. Количество дождей, выпадающих за год над каменным Манхэттеном, увеличилось после 2007 года вдвое Специалисты, пока такие рапорты не были запрещены, объясняли потопы, вспомнил Лукьянов, нарушением химического баланса атмосферы, наступившим в результате многочисленных термоядерных взрывов. Не говоря уже о десятках миллионов раковых больных, несчастных «c» (точное число больных охраняется как государственная военная тайна), постоянно умирающих в госпиталях страны, даже дожди, говорят, все еще небезопасны. Обычно Лукьянов, как и большинство населения страны, надевал в дождь специальный комбинезон из особой, абсолютно водонепроницаемой ткани; комбинезон, как и специальная дождевая шляпа, остался в сумке. Сумку 1 Лукьянов бросил на платформе Колумбус-серкл, станции 59й улицы. Посему, подняв над собой вентиляционную решетку, как можно невозмутимее Лукьянов поднялся по последним металлическим ступенькам на уровень Бродвея, ступил на асфальт и так же невозмутимо опустил за собой решетку. Несколько прохожих в желтых комбинезонах, такой же остался в лукьяновской сумке на платформе 59й, удивленно посмотрели на него. Дэмов вокруг не было видно. Не глядя по сторонам, Лукьянов торопливо сошел с Бродвея и вильнул в 93ю улицу.

Кларисс Голдстин не выказала никакого удивления по поводу внезапного появления Ипполита. «Входи», — коротко сказала она в микрофон, и дверь дома, гнусно загудев, распахнулась перед Ипполитом. Он вошел в холл и проследовал в элевейтор мимо мертвых глаз давно не работающих телекамер. Телекамеры вместе с видеотелефонами были установлены в старом доме на Вест-Сайд-авеню в конце восьмидесятых годов, но после «суточной войны» обе системы пришли в упадок, у города не было денег, чтобы их поддерживать. Технический прогресс в сфере ежедневной жизни ограничивался поддержанием системы контроля за поведением граждан.

Элевейтор принес Ипполита прямо к уже открытой двери квартиры Кларисс. При виде Лукьянова улыбка исчезла с лица Кларисс Голдстин, сменившись выражением тревоги, — Кларисс озабоченно покрыла часть верхней губы своей нижней губой. Узкие очки в псевдочерепаховой оправе, прикрывающие лицо женщины, чуть сползли на кончик носа.

— Здравствуй! — Поцеловав Кларисс в щеку, Ипполит вошел в квартиру.

Кларисс закрыла за собой дверь и, нажав на одну из кнопок управляющего щита, находящегося за дверью, зажгла телевизионную стену. Стена задергалась всеми цветами, затем остановилась, на ней возникло лицо дантиста Тома Бакли Джуниор — Президента Великих Соединенных Штатов.

— «Американцы! — начал он патетически. — Граждане! Великий Американский Народ!»

Только после этого Кларисс спросила Ипполита, повалившегося на единственный в однокомнатной квартире Кларисс старый, зеленым бархатом покрытый диван:

— Что случилось?

— Я бежал от дэмов. Через подземелья сабвея.

— Но почему? — Кларисс уселась рядом с Ипполитом, который глядел на большое розовое, во всю стену, лицо Президента.

— Мне шестьдесят пять. Демографический закон 316, пункт «B».

— Shit! — сказала Кларисс. — Что ты думаешь делать?

— Понятия не имею. Могу я принять ванну?

— Разумеется.

Спросив разрешения принять ванну, Ипполит, однако, не сдвинулся с места.

— «…наше основное достояние — трудолюбивый Американский Народ…» — сказал Президент и романтически прищурился, глядя в невидимую Ипполиту и Кларисс даль.

— Есть ли какая-нибудь возможность уладить дело? — Кларисс встала. — Может быть, Союз может что-нибудь сделать для тебя?

— Союз? Ты смеешься. Всеамериканский Союз Литераторов не пошевелит для меня пальцем, не говоря уже о том, что его рекомендация ничего не значит для всесильного Демографического министерства… Плюс… — Лукьянов улыбнулся, — официально я уже семь лет как не литератор. Моя последняя книга вышла сразу после войны, и с тех пор я живу на пособие ВСЛ, которого я не просил, но которое мне дали принудительно, поскольку отказали в лицензии. Чтобы не писал…

— «…Братский великий русский народ — народ коммунистической демократии, — пропел Президент, — в содружестве с которым мы неутомимо…»

Камера вдруг съехала с Президента и показала ряд сидящих сзади него членов правительства. Игнорируя десяток министров, камера наплыла на секретаря Департмента демографии. Сол Дженкинс сидел прямой и сухой в светло-зеленом костюме с красным галстуком и внимательно слушал Президента, может быть, выискивая в его речи слабые места, на которые он потом укажет Президенту.

— Дженкинсу — семьдесят три… — прокомментировала Кларисс и посмотрела на Лукьянова.

— Дженкинс необходим американскому Его Величеству народу… так решил сам Дженкинс. — Ипполит встал.

— Ебаный Великий Американский Народ вместе с ебаным Великим Русским Народом… нуждаются в гении Дженкинса… — Лукьянов ушел в ванную комнату, и Кларисс, задумчиво опять усевшейся на диван, было слышно, как Лукьянов открыл воду и заплескался, издавая звуки удовольствия.

— Нет, — Ипполит сел в темноте в углу комнаты на куче всевозможных тряпок, где ему постелила Кларисс (сама она разместилась на диване). Ипполит закурил. — Я вовсе не оспариваю их право сильного. Я только отказываюсь умирать, когда они хотят, чтобы я умер, Я хочу умереть тогда, когда я этого захочу. Вопреки их идиотским демографическим теориям, в шестьдесят пять лет я далеко не развалина физически, и мой мозг функционирует так же, как десять, двадцать и тридцать лет назад. Поэтому я буду жить. Так долго, как мне удастся…

— Но системы контроля… — тихо сказала Кларисс из темноты. — Без айдентити-кард…

— Но существует же преступность, которую им так и не удалось уничтожить, вопреки их декларациям. Я предполагаю, что раз есть преступность, то, очевидно, есть и какое-то количество индивидуумов, существующих вне закона…

— Да, но ты знаешь, как они рискуют, как суровы законы…

— А что мне терять?

Они замолчали. Внезапно улица за окнами погрузилась в темноту, только светофоры остались исполнять свой долг. Электричество на улицах отключали ровно в десять. Энергетический кризис, о временности которого говорили с самого конца войны, продолжался, и ночами улицы не освещались.

— Если бы они только не спелись после войны, — горько посетовал из своего угла Ипполит. — Вместе они поработили планету. И человека…

— Можно, наверное, сбежать на окраину мира… — предположила Кларисс неуверенно.

— Не думаю, — сказал Ипполит. — Скорее всего, человек там виднее и заметнее, чем в миллионных толпах… Если бы только они не спелись после войны. На наше несчастье… Поверишь, в семидесятые годы никто не смог бы поверить, что их сотрудничество возможно. «Коммунист» было тогда в Соединенных Штатах ругательным словом. Теперь Россию почтительно переименовали в «красную демократию». Только угробив пятьдесят шесть миллионов человек, два государства-каннибала поняли, что принципиально их ничто не разделяет, что они подобны друг другу. Возможно, скоро они объявят о создании мирового правительства. Худшие опасения человечества сбудутся… — Ипполит помолчал. — Впрочем, в мировом правительстве нет никакой необходимости. Пустая формальность. Они и сейчас консультируются по малейшему поводу… Одна система айдентити-кард… Бесконечные дружеские визиты полицейских всех мастей. А знаешь, как это началось? Может быть, ты помнишь судебный процесс две тысячи восьмого года, о денационализации Гарлема?

— Нет, меня не было тогда в Нью-Йорке. Я приехала в две тысячи девятом.

— Так вот, Кларисс, над проектом денационализации, то есть выселения всего района, работали в первый раз русские полицейские специалисты. Первое американо-русское совместное сотрудничество после войны… Помню, русские употребляли термин «декомпрессировать». Так и писали в газетах: «Интересы закона и порядка требуют «декомпрессации Гарлема»… Русские…

— Ипполит, как случилось, что у тебя русская фамилия?

— Мой отец был русский, Кларисс. Инженер-химик. В девятьсот сорок шестом, находясь в Западной Германии с делегацией, остался, не вернулся в Россию. В девятьсот сорок седьмом перебрался в Штаты. В девятьсот пятидесятом женился на Анне Клайборн, и тогда же родился я…

— Так странно знать, что ты родился еще в середине прошлого века…

— Мне тоже…

— Что ты будешь делать завтра, Ипполит?

— Не знаю. Проснусь утром и подумаю. Сейчас я счастлив уже тем, что принял ванну и лежу на чистой простыне, а не в подземелье сабвея, с крысами…

— Не говори о крысах, Ипполит, я боюсь крыс… Пожалуйста…

— Я тоже боюсь крыс, но крысы лучше дэмов…

— Спокойной ночи, Ипполит.

— Спокойной ночи, Кларисс…

Ипполит хотел добавить, что завтра он избавит ее от своего опасного общества, что он уйдет, чтобы Кларисс не беспокоилась, спала, но не сказал почему-то.

Он еще долго не уснул, помимо воли перебирая в памяти события сегодняшнего дня, свою жизнь до сегодняшнего дня, прикидывая, что он будет делать завтра. Ипполит вынужден был признаться самому себе, что, отлично зная о существовании закона 316, пункта «B», он проявил удивительное бессилие и равнодушие к своей собственной жизни, ничего не предпринял заранее, дабы обезопасить себя. Оправдание и объяснение его бессилию могло быть только одно. Как и весь мир, Ипполит был настолько подавлен реальностью термоядерной войны, только что пронесшейся по планете, что все последующие годы жил в полнейшей апатии, животно счастливым уже от сознания того, что не оказался в числе пятидесяти шести миллионов мгновенно погибших несчастных. И в числе, может быть, ста миллионов раковых больных — «c». Книги, профессия — перед лицом новой реальности его профессия потеряла смысл. Посвящать жизнь сидению за пишущей машинкой? Мосты и великая архитектура, горы и реки не сохранились и погибли на пораженных ядерными взрывами территориях. Какие книги — все человеческие профессии потеряли смысл. К тому же ему все равно не продлили писательский лайсенс. И Ипполит просто жил. Теперь он очнулся только потому, что ему угрожало физическое уничтожение. Ипполит прислушался. Кларисс ровно дышала, по всей видимости, спала. Назавтра он должен будет уйти, нельзя подвергать этот добросердечный синий чулок опасности. Кто-нибудь может донести, что он живет у Кларисс. Могут донести соседи, у них наверняка есть уполномоченный по дому — обычно суперинтендант. Донести может кто угодно. Но куда уйти? Как бывший автор полицейских романов, Ипполит знал, что дэмы наверняка посетят в первую очередь его ближайших друзей. Придут к Стиву, к Ли Шуанг. Преступник не может существовать без поддержки внешнего мира, потому, убежав, он всегда отправляется к родителям, к любовнице, к друзьям. Тут-то его, голубчика, и берут горяченького.

Где-то далеко внизу закаркала, заныла сирена полицейского автомобиля. По меньшей мере дюжина полиций существует сейчас в Нью-Йорке. Кого преследуют через ночной, темный город? Может быть, такого же, как Ипполит, старика. Лукьянов передернул плечами под одеялом. Он — старик… Как может человек в здравом уме вдруг сказать себе: «Я — старик, моя жизнь прошла, меня следует убрать с планеты, чтобы освободить место для других — молодых и сильных, которые могут работать, создавать материальные ценности»? От Ипполита Лукьянова Соединенные Штаты Америки не получают прибыли, напротив, убыль. Всеамериканский Союз Литераторов выплачивал ему до сих пор ежемесячную пенсию. Страна победившей демократии, разумеется, сохранила для своих граждан все свободы, упомянутые в Декларации Прав Человека. Однако еще с конца 70х годов знал Ипполит: где-то в глубинах полицейских компьютеров путешествует его — Ипполита Лукьянова — досье. Почему? Чем заслужил Ипполит Лукьянов внимание органов защиты закона и порядка Великой Демократии? Ипполит Лукьянов написал среди великого множества траш-букс две особые книги: «People's justice society № 1» и «People's justice society № 2». В них описывались приключения одноименной Интернациональной террористической организации, взявшей на себя защиту интересов не общества, не классов, а исключительно простых людей. Первая книга серии, вышедшая в 1987 году, вызвала большой шум. «People's justice society» выследило и уничтожило двух ученых — докторов биологии, работавших над изменением структуры человеческой клетки и открывших секрет «of cloning» — то есть процедуру создания из единственной клетки монстров-Франкенстайнов… Вторая книга серии вышла в 1991 году, в ней ребята из «People's justice» убрали безумного ученого — атомного физика, такого себе тихого очкарика из Лос-Аламосской национальной лаборатории. Третья книга не вышла, так как вначале от нее отказались пятнадцать основных американских издательств, а затем сгорел в пожаре оригинал рукописи, вместе со всеми архивами Лукьянова. Он тогда жил в Ист-Вилледж…

Методы у них разные, подумал Ипполит, русские до сих пор традиционно сажают «плохомыслящих» литераторов в тюрьмы, то есть работают открыто. В Соединенных Штатах, до сих пор преисполненных павлиньей гордости за свою 250-летнюю демократию, тебя подавляют по-иному. Теперь обе великие державы, вынужденные примириться спустя 21 час после начала великого Безумного опыта, оправдали друг друга по необходимости и вместе борются против «варварства» всего остального мира. Уже в 2009 м они первый раз употребили ядерный шантаж против Ирана. Выслали ультиматум, по которому иранцы должны были сдать все имеющееся в стране оружие в течение месяца, в противном случае две (почему две — по одной на каждого разбойника?) ядерные бомбы будут сброшены на Иран, решить — куда именно, разбойники, очевидно, собирались позже. С тех пор еще с десяток стран мира были подвергнуты подобной «пасификации» и разоружены, а их население таким образом было лишено возможности защитить себя от введения нового порядка. Только Китай задал им большее количество хлопот, чем они думали. В 2009 м вспыхнуло поддерживаемое супердержавами восстание в Тибете. Одновременно поддерживаемые ими же вьетнамцы вступили в южные провинции Китая. Но только через шесть лет осмелились супердержавы выслать ядерный ультиматум обескровленному двумя войнами Китаю, и русские войска вошли в провинцию Синьцзян…

«Мир должен быть управляем» — так начиналась победная декларация 2011 года, под которой подписались главы обоих государств — русский Владимир Кузнецов и Том Бакли Джуниор. Тогда же был принят закон 316, пункт «B». В Русском Союзе, вдруг вспомнил Ипполит, оптимальный возраст Гражданина выше: шестьдесят восемь лет. Дополнительные три года даровало их законодательство своим подданным. И если Ипполит не ошибается, в отдельных штатах Русского Союза, таких, как Грузия, оптимальный возраст, кажется, еще чуть выше. Если бы у него была айдентити-кард, он мог бы улететь в Русский Союз. Кажется, четыре ежедневных рейса в Советск связывают два города. Советск — новая послевоенная столица, взамен уничтоженной войной Москвы. Поднявшись из Вашингтона на Воздушный Президентский Командный Пост, тогдашний президент Джерри Харпер приземлился уже после войны в Нью-Йорке, Вашингтона уже не существовало. Первое, что сделали каннибалы, — уничтожили столицы друг друга. Но если бы он и мог улететь в Русский Союз, что бы Ипполит там делал? Они обмениваются информацией, и любой компьютер через десяток минут выяснил бы, что американский друг Ипполит Лукьянов, увы, находится в черном списке и ему шестьдесят пять лет, а по их кодексу товарищества они стараются друг друга не раздражать. И на кой черт в любом случае им нужен неблагонадежный старик? «Неблагонадежный старик» улыбнулся в темноте и уснул.

 

3 июля 2015 года

 

Он вышел вместе с Кларисс. Моросил мелкий утренний дождь, и почти все жители города, оказавшиеся на улице, были облачены в желтые комбинезоны. У Кларисс нашелся в доме свободный комбинезон, принадлежавший ее дочери, и она ссудила им Лукьянова. Они расстались у автобусной остановки. Кларисс направлялась на работу в Публичную библиотеку на 42ю улицу и 5ю авеню, где они два дня назад и познакомились, а Ипполит… Ипполит не знал, куда он направляется.

— Если тебе опять негде будет ночевать — приходи.

— Спасибо.

— И если тебе что-нибудь будет нужно — не забывай, что ты можешь явиться прямо в библиотеку.

— Как, Кларисс, — без айдентити-кард?

— О Боже, я забыла… но все равно дай о себе знать, что и как, ладно?

— Да, еще раз спасибо.

Желтая лягушка Кларисс неуклюже забралась последней в автобус, и за ней сомкнулись двери.

Ипполит пошел в Ист-Вилледж. С предвоенного еще времени, когда он там жил, у него осталось несколько знакомств, достаточно незначительных для того, чтобы они фигурировали в его досье, но могущих оказаться полезными в его теперешнем положении. Мимо пронеслись, держа путь в даунтаун, несколько черных закрытых автомобилей «Крайслер-13», сопровождаемых впереди и сзади черными (бронированными, знал Лукьянов) фургонами и десятком мотоциклистов в черной форме федеральной охраны. Вряд ли Президент, но кто-то вроде секретаря министра, подумал с уважением Лукьянов. Если бы он был экс-министром, ему дали бы умереть своей смертью. Он мог бы дожить и до ста лет. В конце концов, дед Лукьянова дожил до ста четырех лет. Несмотря на радиоактивный дождь, отшлифованная за сотни лет машина американской демократии функционировала нормально, утренние рабочие уже заняли свои места и приступили к производству материальных благ. Безработные, а их в стране насчитывалось несколько десятков миллионов, уже выходили из клубов безработных — каждое утро безработные обязаны были являться в клубы, где в течение двух часов им читали лекции по экономике и демографии. Именно сейчас толпы их, возвращающихся из клубов, покрыли улицы. В Русском Союзе, говорят, нельзя болтаться по улицам без дела. В Соединенных Штатах днем ты можешь при наличии значка и айдентити-кард болтаться с шести утра до десяти вечера на улицах. Позже, когда город мгновенно темнеет, рабочие третьей смены сменяются рабочими четвертой смены, и темные улицы все равно полны людей. Но ночью вероятность того, что тебя остановит какая-нибудь из полиций, куда более велика, чем днем. Русские — непрактичная нация, подумал Лукьянов. Хотя в жилах его текла и русская кровь, он не мог понять, почему нужно затрачивать столько средств на дневной контроль и проверку документов, в то время как наличие активаторов и компьютерной системы досье и без этого обеспечивает государству тотальный контроль над личностью. Да, подумал Лукьянов, шагая в блеклом дожде и вспоминая газетные бури своей юности и зрелости, государства добились тотального контроля над людьми. Годы рассеяли и разрушили идеологии, только основные лозунги выжили и украшают теперь фасады государств. Шаблонные определения «демократия» и «коммунистическое общество» остались, но главными оказались система, структура, государство.

Через час с небольшим он пришел в Ист-Вилледж. Дождь так и не перестал, он только ослаб и поредел. Вначале Ипполит прошел мимо нужного ему тсриф-шопа, не останавливаясь. Уже одно то, что тсриф-шоп оказался на месте, сообщило Ипполиту некоторую энергию. Он прошел по Первой авеню, до самой Хьюстон-стрит и затем повернул обратно. Тсриф-шоп помещался между 6й и 7й улицами и назывался «International food thrift shop». Ипполит нажал на кнопку звонка. Рыжая от времени штора, по всей вероятности бывшая когда-то белой шторой, отодвинулась, в стекле, между ржавых решеток, показалось бледное лицо блондинки средних лет, и внимательные недоверчивые глаза осмотрели Лукьянова. Потом дверь открылась сама. Ипполит вошел внутрь.

Внутри царила полутьма, единственная электрическая лампочка находилась в дальнем углу зала. В полутьме, в запахе еды, расхаживали несколько посетителей. Половина зала была отведена под продукты, самым пахучим продуктом была копченая сельдь, и этот запах сельди наполнял помещение, глубина же зала была занята разнообразной, самой неожиданной одеждой, даже несколько шуб висели под самым потолком, прикрытые пластиком, заметил Ипполит. Цветные польские платки соседствовали с горками вываленных прямо на открытые прилавки конфет, и запах сельди время от времени перебивался встречными потоками воздуха, содержащего ветерок нафталина.

— Казимир Карлович у себя? — спросил Ипполит по-польски блондинку, в молчании ожидающую его инициативы.

Казимир Карлович, — церемонное славянское обращение Лукьянов употребил для того, чтобы пробудить в блондинке доверие к своей персоне.

— Нету, — сказала блондинка и покачала головой, повторив «нету». — Зачем вам Казимир Карлович?

— Я вас очень прошу, скажите ему, что его спрашивает Лукьянов.

Ипполит улыбнулся, и не только для того, чтобы смягчить блондинку и заставить ее пойти далеко, за шубы в пластике, где, как знал Ипполит, существует дверь, ведущая в глубину, в подсобное помещение, где и находится, если он еще жив, Казимир Карлович Пуришкевич, единственный владелец и глава «International food thrift shop incorporation». Ипполит улыбнулся и странной логике разговора, вопросов и ответов.

Блондинка, которую Ипполит про себя назвал «коровой», посмотрела на него тем же недоверчивым взглядом, каким глядела на него, отодвинув штору, пожала плечами и пошла за шубы. Посетители — толстая женщина среднего возраста с девочкой лет восьми и пожилой человек, может быть, возраста Ипполита копались в провизии. Женщина сняла с полки консервную банку с крабами и читала этикетку, может быть, выясняя дату выпуска крабов, а может быть, точный состав соленой водички, в которой покоились крабы. Пожилой мужчина в джинсовой рубашке, широко расстегнутой на волосатой груди, открыл единственный в помещении холодильный шкаф и внимательно вглядывался внутрь.

— Пройдите, — сказала блондинка уже более приветливо, показавшись из-за груд одежды, и кивком пригласила Ипполита приблизиться.

Скинув с головы на плечи желтый капюшон, Ипполит провел по лицу ладонью и пошел, задевая одежду, к блондинке. Отступив в сторону, блондинка пропустила его, на Ипполита пахнуло горячим большим телом, и он, пригнувшись, вошел в неожиданно светлую комнату, резко контрастирующую с хаосом и запущенностью «International food thrift shop». Казимир Пуришкевич уже встал из-за стола и выгибался во весь свой небольшой рост, приветствуя его улыбкой, как бы летевшей навстречу Ипполиту с розового лица, все тот же Казимир, комбинатор и делец, нисколько не постаревший хитрый толстяк Казимир. Гангстер.

— Мистер Лукьянов собственной персоной! Чем обязан? Дорогой гость. Редкий гость. Последний раз, если не ошибаюсь, вы были у меня осенью две тысячи шестого года. Подождите, дайте вспомнить… Да-да, двадцать пятого октября две тысячи шестого года.

Казимир Пуришкевич обладал необыкновенной памятью и был не прочь демонстрировать ее вновь и вновь при всяком удобном случае.

— А мистер Пуришкевич никак не изменился и по-прежнему блистательно лучезарен.

Они подошли друг к другу и, обменявшись вначале рукопожатиями, вдруг неожиданно для самих себя коротко и стеснительно обнялись. Бывшие соседи.

— Как поживаете, дорогой?.. — спросил Пуришкевич, указав Ипполиту на кожаное кресло, стоящее перед его массивным письменным столом. — Сам я, с вашего разрешения, вернусь в свою излюбленную позицию — И Пуришкевич протиснулся за свой стол в высокое кресло, напоминающее кресло дантиста, кожаное сиденье покоилось на никелированном стебле, и лепестки никеля несли на себе там и тут кожаные цветы, в середину с ласковым вздохом опустился Казимир.

— Поживаю плохо, — сказал Ипполит.

— Ну-ну, расскажите, — ласково попросил Пуришкевич, ничуть не смутившись тем, что Ипполит плохо поживает.

— Здесь можно говорить свободно? — Ипполит обвел взглядом светлый кабинет Пуришкевича.

— Если бы было нельзя, я бы уже давно тут не сидел. — Пуришкевич нахально усмехнулся.

— Вы, конечно, знаете о существовании закона 316, пункт «B», ограничивающего продолжительность жизни, Казимир Карлович?

— Разумеется, — пожал плечами Пуришкевич, — но мне только пятьдесят шесть, меня закон пока не беспокоит.

— Мне шестьдесят пять, — сказал Ипполит.

— Уже? — изумился Казимир, впрочем, так и не придав своему лицу сочувствующего выражения. — Я бы никогда не дал вам больше пятидесяти пяти. Я всегда думал, что вы мой ровесник.

— Если бы, — вздохнул Ипполит.

— Это вас и заботит, мистер Лукьянов, как я понимаю? Что думаете делать?

— Прожить как можно дольше, — ответил Лукьянов улыбнувшись, стараясь «сложить» лицо таким образом, чтобы гримаса поместилась ровно посередине между геройским и безразличным выражениями.

— И вы хотите, чтобы я помог вам жить как можно дольше? — Пуришкевич ухмыльнулся. — Чего ради? Я даже не ваш лучший друг.

Ипполит хотел сказать, что годы не оказали никакого воздействия на психологическую структуру Казимира Пуришкевича, что он с таким же удовольствием продолжает играть дешевого гангстера, «ужасно циничного и хладнокровно жестокого», но удержался, резонно рассудив, что Казимир и есть дешевый гангстер с Лоуэр Ист-Сайд.

— Казимир Карлович, мне нужна новая айдентити-кард и оружие. У вас есть связи. Помогите.

— Слушайте, Ипполит. — Казимир Карлович отодвинулся, упершись пухлыми руками в стол, далеко назад вместе со своим зубоврачебным креслом. — Вы появляетесь из ниоткуда через восемь лет после вашего последнего визита и просите у меня айдентити-кард и оружие. Раздобыв вам только первое или только второе, Казимир Пуришкевич рискует влететь в тюрьму на необыкновенно долгий срок до самого того времени, когда уже и к Казимиру Пуришкевичу станет применим закон 316, пункт «B»…

— Демографический закон 316, пункт «C», гласит, что все преступники, содержащиеся под стражей к моменту их шестидесятилетия, подлежат уничтожению, дорогой Казимир, — прервал его Ипполит.

— В самом деле? — Пуришкевич выглядел удивленным. — Я не знал.

— Такому умному человеку, как вы, срок не грозит, Казимир Карлович. Насколько я знаю, вы никогда не отбывали наказания, не так ли?..

— Сидел, сидел, — ухмыльнулся Казимир, — в ранней молодости. По неопытности. Но сидел под другой фамилией, так что в компьютеры информация не попала.

— Вы правда не знали о существовании закона 316, пункт «C», Казимир Карлович?

— Какая разница, знал, не знал, — засуетился Пуришкевич в кресле. — Главное не это. Могу ли я вам доверять, вот в чем дело.

— Можете. Я же вам доверился. Вам никакого труда не составит сделать несколько телефонных звонков и выяснить, что Ипполиту Лукьянову действительно шестьдесят пять лет, а следовательно, я автоматически вне закона и, придя к вам, подвергаю себя смертельной опасности. У вас много грехов перед ними, пусть и не доказуемых в суде, но грехов. А вдруг вы решите замолить один из них, выдав им Ипполита Лукьянова, литератора? А я все же вам доверился.

— Если бы вы им были так нужны, они бы убрали вас, не дожидаясь, пока вы сентиментально отпразднуете свой день рождения, Лукьянов. Чушь. — Пуришкевич сделал оборот в кресле, оно неожиданно оказалось вертящимся. Сделав оборот, он протер лицо ладонью. — Хорошо, предположим, я вам доверяю. Предположим, я вам достану айдентити и оружие. У вас есть капуста, money, чтобы за них заплатить?

— Нет, — признался Лукьянов.

— Вот. — Пуришкевич торжествующе улыбнулся. — С этого и нужно было начинать. Писатель! Автор полицейских романов. Секс и преступления! И вы имеете нервы приходить к занятому человеку и морочить ему голову вашими проблемами, не имея денег, чтобы заплатить за мою заботу о ваших проблемах… — Пуришкевич встал, оправил свой цвета какао мятый костюм, потом синюю рубашку и закончил туалет, подтянув широкий красный галстук.

— Деньги есть в моем банке. Немного, но есть. Но с изъятием айдентити-кард автоматически закрыт и счет… Я уверен. — Лукьянов помолчал. — Послушайте, Казимир, я могу отработать для вас эти деньги…

— А-а! Бросьте. — Пуришкевич даже зажмурил глаза и махнул рукой. — Что вы можете? Писатель!.. Чушь.

— Вы, надеюсь, понимаете, что мне совсем нечего терять, Казимир Карлович. — Ипполит постарался заглянуть в глаза Пуришкевичу. — Совсем нечего. Дайте мне в обмен на айдентити-кард любую работу, как бы опасна она ни была.

— Я не печатаю айдентити-кардс в типографии, я не произвожу оружие, дорогой мистер Лукьянов. — Пуришкевич вдруг стал приторно вежлив. — Все, что я мог бы сделать для вас, если бы у вас были доллары, попытаться узнать здесь и там, понюхать воздух — не пахнет ли в нем где-то айдентити-кард плюс пушкой, и если бы нашел, связал бы вас с теми, у кого бы их нашел, или взялся бы сам обменять ваши доллары на их товар. Понятно?

— Вот и понюхайте. Но давайте только заменим доллары в этой операции Ипполитом Лукьяновым, человеком, предлагающим свои услуги, готовым на все, «камикадзе». Я уверен, что ваши друзья…

— У меня нет друзей, Лукьянов…

— Хорошо, ваши предполагаемые контакты нуждаются в людях, которым нечего терять.

— Лукьянов, вам шестьдесят пять лет! Я понимаю, что закон 316, пункт «B», разрушит какой угодно разум, но взгляните правде в глаза: кому может быть полезен старик шестидесяти пяти лет?

Рассерженный Лукьянов расстегнул комбинезон. Сорвав его, он стащил с себя куртку и стал снимать тишотку.

— Эй, эй, что вы вздумали раздеваться у меня в офисе? — Пуришкевич вдруг развеселился и, выйдя из-за стола, внимательно обошел вокруг голого по пояс Лукьянова. — А что, и в самом деле неплохо сохранились…

— Неплохо сохранился! Пан Казимир, пощупайте мои бицепсы. — Лукьянов напрягся, и Пуришкевич охотно пощупал вздувшийся бицепс Лукьянова. — Черт, сильны! — уважительно пропел он и вернулся за стол, сел в кресло. Может быть, он поспешил убрать подальше от глаз Лукьянова свой вздувшийся живот и сдобную талию. — Но,— возгласил Пуришкевич из кресла, — вы что собираетесь делать с вашими мышцами — двигать мебель, Ипполит? Перемещением мебели вы и в несколько лет не сможете вернуть моим друзьям долг. Айдентити-кард обойдется вам тысяч в двадцать пять долларов.

— Я не собираюсь двигать мебель, я продемонстрировал вам свое общее физическое состояние. Блестящее, сознайтесь. Я бегаю, прыгаю и делаю все эти движения с тем же успехом, что и индивидуумы, имеющие удовольствие быть на четверть века младше меня. А почему айдентити-кард стоит такую несметную сумму денег? — Ипполит начал натягивать тишот.

— Вы же хотите настоящую айди, из Департамента Здоровья, Труда и Благосостояния, а не липовую, с которой вас задержит первая же полицейская облава, а? Настоящие производят там в Здортрудблаге и продают налево только очень надежным людям за очень большие деньги, так как риск очень велик… Но, — Казимир просиял, — на коррупции держится мир. О могучая коррупция!

— Мир уже ни на чем не держится, — хмуро прокомментировал Ипполит.

— Ну нет… вы думаете, если у вас несчастье, Лукьянов, то человечество вдруг прекратит с сегодняшнего дня есть, пить, делать любовь? О нет, даже если человечество будет знать, что ему остается неделя существования, оно все так же будет предаваться своим мелким грехам, и, представьте себе, у входа на тот свет, в самых даже воротах безумные будут продолжать пытаться друг друга обмануть, пусть на котэр, но обмануть… — Довольный произнесенной им речью Пуришкевич откинулся в кресле.

— Fuck them! Что делать мне, пан Казимир?

— Боюсь, что уже нечего, мистер Лукьянов.

Они помолчали.

— Слушайте, я могу, предположим, спокойно убирать людей. Передайте это вашим… контактам… В свое время меня учили…

— Когда «в свое время» — пятьдесят лет назад? И за кого вы меня принимаете, скажите, Лукьянов, за главу синдиката «Коза Ностра»? Я скромный гангстер с Лоуэр Ист-Сайда, только и всего… Выбросьте из головы романтическую чепуху, автор дешевых полицейских романов…

— Вы что, сомневаетесь в существовании закона 316, пункт «B»? Пуришкевич, вы сомневаетесь? Вы не сомневаетесь. Вы сомневаетесь в том, что мне шестьдесят пять? Тоже нет. Тогда соедините эти два обстоятельства вместе, скромный гангстер с Лоуэр Ист-Сайда, и поймите: перед вами сидит человек, приговоренный государством к смерти. OK? Я не предлагаю вам помочь мне из человеколюбия. Я пришел к вам потому, что кое-что о вас знаю, и вы меня знаете до такой степени, чтобы мне довериться. Я прожил за углом на ебаной 6й улице столько лет… Я вам рассказал свои обстоятельства. Не можете ничего сделать, скажите — не могу. Можете — сделайте…

— OK, OK, Лукьянов! Я вас понял. — Пуришкевич достал из-под стола свои ноги и попытался было водрузить их на стол, но на полпути раздумал, — очевидно, из-за живота ему не так легко было в 2015 году манипулировать ногами. Пуришкевич опустил ноги и, пошебуршав в ящике стола, достал сигару. Закурил. Улыбнулся Ипполиту.

Ипполит улыбнулся Пуришкевичу.

— Знаете, Казимир Карлович, иногда мне кажется, что я вас придумал.

— Вы жулик, мистер Лукьянов. Когда в девятьсот девяносто пятом вышла ваша «Ловушка», весь Лоуэр Ист-Сайд знал, что вы списали вашего гангстера Гарри Горшковича с меня. Вы должны были бы платить мне роялти за эксплуатацию моего имиджа. Я же благородно не востребовал с вас ни единого доллара.

— А почему? Потому что вам, Пуришкевич, ужасно льстило то, что вы послужили прототипом для героя книги. Хотя герой скорее смахивал на антигероя. Вы могли бы мне сейчас помочь, хотя бы в память того, что тогда вы год ходили петухом, задрав голову — Сам Гарри Горшкович, Казимир Пуришкевич, bloody король Лоуэр Ист-Сайда…

Пуришкевич захохотал.

— И, Казимир Карлович, даже этот дурацкий ансамбль на вас — какао-костюмчик, галстучек, рубашечку — вы содрали из моей «Ловушки»… Это вы мне должны платить роялти за то, что я вас изобрел. — Несмотря на вовсе не располагающие к веселью обстоятельства, Лукьянов рассмеялся.

— ОК. Я вам помогу потаскать ваше старое писательское мясо по улицам нашего любимого Лоуэр Ист-Сайда еще некоторое время, Ипполит. Исключительно в память о старой дружбе. — Пуришкевич, все еще улыбаясь и качая головой, как бы чему-то не желая поверить, сунул сигару в массивную пепельницу дикого хрусталя и, шумно дотянувшись до видавшей виды вертушки с адресами и телефонами, порылся в ней некоторое время, и, вынув из какао-костюма толстую авторучку, записал на желтом линованном блокноте несколько строк, и, сорвав лист с блокнота, протянул Лукьянову: — Пойдете к ним после трех часов. Там есть телефон, но звонить не нужно, прямо идите. Мужика зовут Дан — Дункан О'Руркэ. Второй человек у них там — его сын Виктор О'Руркэ. Я их поставлю в известность.

Ипполит прочел адрес: «O'Rurke Demolishing Ltd.» — Бруклин, Ошэн-парквэй, 2351", сложил листок вчетверо и спрятал в карман куртки. Встал.

— Если вам негде спать, Лукьянов, а я подозреваю, что так оно и есть, вы можете воспользоваться гостеприимством Марии. Деланси-стрит, номер двести девять. Поднявшись по лестнице к входной двери, постучите в ближнее окно справа от входа. Дом принадлежит мне. Мария имеет в доме апартмент и исполняет обязанности супера. — Пуришкевич пошарил рукой под столом и, что-то там сделав, быстро вынул руку. — Сейчас она войдет.

— Спасибо, Казимир. Да, спальное место будет нелишним. — Лукьянов подумал, что любезность Казимира объясняется, очевидно, нахлынувшими на Казимира воспоминаниями: может быть, образ молодого гангстера Гарри Горшковича, тесно спутавшийся с образом самого, молодого тогда, тридцатисемилетнего Казимира Пуришкевича, размягчил сердце «ужасно циничного и хладнокровно жестокого» — А чем я обязан такой заботе о моем сне, Казимир? Могу я узнать?

— Тем, что Казимиру Пуришкевичу пятьдесят шесть лет. К старости люди добреют, — ухмыльнулся Казимир.

В дверь втиснулась Мария.

— Мария, пожалуйста, если джентльмен вдруг объявится под твоими окнами, распространи на него свое гостеприимство. OK?

Мария равнодушно смерила взглядом Лукьянова.

— Увижу вас позже, да? — сказала она, опять уходя в щель двери.

— Да, по всей вероятности.

Последний кусок длинной юбки Марии исчез во все суживающейся щели, и дверь закрылась.

— Ты ей понравился, Лукьянов, — хихикнул Пуришкевич, переходя вдруг на «ты». — К тем, кто ей нравится, гостеприимство Марии безгранично. Однако не пользуйтесь чрезмерно женской слабостью, мистер Лукьянов, — вернулся Пуришкевич опять к «вы».

— Спасибо за все. — Лукьянов водрузил на голову капюшон и протянул через стол руку.

Герой Лукьянова — Гарри-Казимир — встал и через стол пожал руку автора.

— Не за что. Если я помог соседу с 6й улицы, старому лоуэристсайдовцу предохранить его кости еще на некоторое время, я счастлив. Будь здоров, писатель. В случае чего, ты знаешь — я всегда здесь.

— Да. Надеюсь, увидимся. — Ипполит нажал на дверь.

— Лукьянов?!

Ипполит обернулся:

— Что?

— Как ты думаешь, мир еще когда-нибудь изменится или так и останется в этом вшивом, для всех неудобном состоянии навсегда?

— Думаю, изменится, Казимир.

— Спасибо, утешил, — вздохнул Пуришкевич.

В магазине среди international food бродили все те же девочка с женщиной. Мужик исчез, и вместо него появились сразу три женщины средних лет с неизбежными польскими утомленными лицами. «Не так много осталось на земле поляков», — подумал Ипполит. Самое гнездо, откуда поляки разлетались по миру, уничтожили в 2007 году одним из первых ядерных ударов. Теперь поляки остались без главного гнезда. Маленькие гнезда разбросаны по миру. Одно из них на Лоуэр Ист-Сайд. Ипполит улыбнулся и подмигнул Марии, которая ответила ему чуть заметной постной улыбкой. На старинных, еще с гирями, весах Мария взвешивала ворох толстой и жирной колбасы…

На Первой авеню все так же было жарко и хмуро и тихо сочился неровный дождь. Как будто в небесах протекли большие трубы и с них неровно капало: здесь большими каплями, а через несколько шагов едва заметными водяными искрами. У края тротуара стоял большой белый трак. «Family Planning» («Семейное планирование») — извещали гигантские зеленые буквы. Рядом с траком у стола, заваленного бесплатными контрацептивами и презервативами, топталось с полдюжины молодых людей в зеленых комбинезонах. Презервативы и контрацептивы были заботливо укутаны прозрачной пластиковой простыней. Еще двое — юноша и девушка — стояли на авеню и совали в руки немногочисленных прохожих тонкие зеленые брошюры. Летом пропаганда лимитирования рождаемости всегда превращалась в истерию. «Семейное планирование» справедливо считало, что пик сексуальной активности населения приходится на летние месяцы — июль и август, и посему весь город был заставлен белыми с зеленым траками, и тысячи столов по всему Нью-Йорку предлагали его жителям бесплатные орудия убийства ничего не подозревающих семенных клеток. Неулыбчивая девушка, точно прицелившись, вставила Лукьянову в мокрую руку брошюрку. «Будьте сознательны» — текст начинался самым крупным шрифтом с обложки, подробности следовали уже менее крупным шрифтом внутри брошюры. «Имеет ли смысл быть сознательным? Могу ли я еще иметь детей?» — подумал Лукьянов серьезно. Последние несколько лет ни с одной женщиной Ипполит Лукьянов не поддерживал отношения, достаточно длительные для того, чтобы выяснить, «плодороден» ли он. Да еще живя во времена, когда большая часть медицинского бюджета страны тратится на исследования в области контрацептивов. И чего вообще можно ожидать от страны, в уголовном кодексе которой перманентно устроились кастрация и стерилизация как широко распространенные виды наказаний. И не только за сексуальные преступления… Отойдя на значительное расстояние от трака «семейного планирования», Лукьянов осторожно выбросил брошюру в мусорную корзину.

На Ошэн-парквэй, 2351 Лукьянов прибыл в 3.15. Путешествие в сабвее в Бруклин стоило ему большого нервного напряжения. Опасаясь повторения вчерашней истории, Лукьянов прошел через половину поезда, прежде чем нашел самый плохо освещенный вагон, и только там уселся как раз посередине вагона, дабы успеть заметить идущих по вагонам дэмов или какую-либо полицию. На каждой станции Лукьянов вставал и подходил к двери, выглядывал на перрон, дабы заметить, не садятся ли в поезд полицейские. Два раза ему пришлось выскочить из поездов, завидев садящихся полицейских. Путешествие на Ошэн-парквэй затянулось, и только через два часа удалось измученному тревогой Лукьянову выбраться из-под земли.

В Бруклине дышалось свежее, может быть потому, что рядом с Ошэн-парквэй был океан, сообщивший парквэю его название, а еще потому, что здания здесь были много ниже и предыдущие месяцы дикой жары накалили меньшее количество каменных поверхностей, попадая на которые сегодняшний дождь создавал меньшее количество вязкого, жаркого, жирного тумана, чем в Манхэттене. Номер 2351 оказался квадратным сараем, глядящим фиктивными окнами всех трех этажей на Ошэн-парквэй. Сарай-коробка был выкрашен в цвет костюма Пуришкевича — грязного какао. Рядом с сараем тянулся плохой кирпичный забор, через десяток ярдов раздувавшийся плохой кирпичной аркой, находящейся в не менее запущенном состоянии, чем забор. Лукьянову даже показалось, что несколько кусков кирпича тихо отпали и блаженно пролетели к асфальту на глазах Лукьянова. К ветхой арке, впрочем, были крепко привинчены новые, толстого железа клепаные ворота. Ворота были настежь распахнуты, обнажая глубокий асфальтовый двор, войдя в который, Лукьянов увидел, что у стоящего у ворот garbage truck активно шевелится и поводит живым огнем черный человек, облаченный вместо куртки сварщика в непонятного вида грубый жилет. Большую часть лица черного труженика защищали синие очки для подводного плавания. Труженик был босиком, пухлые ступни торчали из-под синих джинсов. Труженик с помощью газовой горелки совершал не совсем понятную операцию — то ли отрезал от трака кусок, или же напротив, добавлял железа к и без того железному траку. На Лукьянова труженик не обратил ни малейшего внимания, посему и Лукьянов, обойдя его, отправился к видневшемуся в дальнем правом углу асфальтового поля кирпичному одноэтажному зданию, игнорируя находящееся сразу же за жанровой сценой «рабочий у трака» здание-коробку. Вся задняя, домашняя часть коробки была обнажена, и Лукьянов ясно видел, что брюхо здания разделено на стойла, в которых, грязные, застыли железными мамонтами гарбич-тракс. Лукьянову нужна была контора, посему он устремился к похожему на нее флигельку в глубине.

— Хэй, ты куда идешь?

Ипполит повернулся. Сдвинув очки на лоб и присев на одно колено, черный труженик, газовый аппарат уже на асфальте, обращался к нему. Не совсем отсюда понятной марки большой револьвер, может быть кольт, тоже обращался к Лукьянову.

— Я ищу мистера О'Руркэ, — вежливо объяснил Лукьянов и прибавил: — Мистер Кольт.

Черный не обратил внимания на остроту.

— Подойди сюда.

— Поднять руки? — спросил Лукьянов вежливо.

— Заткнись и подойди, — приказал черный просто и без злости.

И Лукьянов пошел к парню, мягко ступая в своих разношенных кроссовках, стараясь держать руки чуть-чуть разведенными, чтобы парень не подумал, что он вооружен.

Парень, может быть, не умел думать. Но как себя вести, он знал. Когда Ипполит подошел, последовал приказ:

— Ложись на живот!

Ипполит послушно лег на отдающий бензином неровный асфальт, и черный легко прошелся по его телу рукой, начиная от лодыжек, бесцеремонно ощупал Лукьянова в паху, под мышками, приказал перевернуться на спину и пошарил по поясу лукьяновских спортивных трикотажных брюк, расстегнув для этого лукьяновский комбинезон.

— Встань, — приказал он равнодушно, покончив с обшариванием. — Старшего О'Руркэ нет, Виктор в номере шестом. — И он указал в направлении одного из дальних стойл.

Только тут Лукьянов заметил, что жилет на парне пуленепробиваемый. Лукьянов уважительно скосил глаза в асфальт, его мнение об «O'Rurke Demolishing Ltd.» резко улучшилось. Черный, не обращая уже ни малейшего внимания на Ипполита, надвинул на глаза очки и поднял с асфальта горелку.

В номере шестом было ослепительно светло. И воздух был нехорошим, как в стойле грязного и большого животного. Гудел и скрежетал, грубо потряхивая массивным телом, гарбич-трак. Четверо рабочих в грязно-зеленых комбинезонах старались втиснуть в развернутый зад трака искореженные останки автомобиля. Когда Лукьянов робко приблизился к траку с головы, из кабины водителя его без особого интереса проводила глазами черноволосая голова. В этот момент рабочим удалось с помощью крана стоящего рядом небольшого грузовика опустить в зад-рот удава порцию искореженного железа. Лукьянову показалось, что он увидел в груде кусок кожаного сиденья. Трак немилосердно задрожал, изнутри его послышался скрежет, необыкновенно высокого, невыносимого уху тембра, но еще через минуту мясорубка-молотилка, или что там внутри у этого чудовища, — Лукьянов никогда не был силен в технике — загрохотала ровно и спокойно. Рабочие удовлетворенно обратились к следующим на очереди останкам автомобиля, и тут-то Лукьянов воткнулся со своей проблемой.

— Я ищу Виктора О'Руркэ.

— Виктор в кабине, — лениво указал старший из плебеев, с бычьей шеей, коротконогий, и тотчас присоединился к сотоварищам по работе, пошел к грузовичку-крану.

Лукьянов, не зная, что ему делать, остался на месте. Оглянувшись, коротконогий поглядел на Лукьянова оценивающе, потом, решив что-то, направился к траку. «Виктор, к тебе!» — скорее догадался, чем услышал Ипполит сквозь грохот. Через несколько минут мотор застучал тише, и из дверцы трака с той стороны, где стоял Лукьянов, ловко соскочил на землю стройный молодой человек. Слишком стройный, подумал Ипполит, скорее худ был Виктор О'Руркэ.

— Да? — только и сказал Виктор О'Руркэ, встав перед Лукьяновым.

Они были почти одного роста. Парень был одет в джинсы, синюю рубашку, расстегнутую на груди, и в мятый легкого горчичного шелка пиджак.

— Меня зовут Ипполит Лукьянов — я друг Казимира, у меня есть проблема… в общем, я хотел бы поговорить, — свернул свою речь Ипполит, увидав, что рабочие, осторожно поддерживая, опускают еще одну часть несчастливого автомобиля в чрево гарбич-трака.

«Бычья шея», как его мысленно назвал Лукьянов, сидя в траке, нажал на рычаг включения мясорубки, и корпус трака задрожал.

— Боком, боком! — закричал Виктор О'Руркэ рабочим, и те послушно развернули глыбу слипшегося вместе железа другой стороной.

— Неужели трак все это перемелет? — вежливо спросил Ипполит, обращаясь к молодому человеку. — Такую глыбу железа?

— Он все перемелет, — буркнул молодой человек и полез в карман пиджака. Достал оттуда сигареты. — Он и тебя перемелет — если нужно, — добавил молодой человек, нагло глядя в лицо Лукьянова.

Ипполит игнорировал зловещее замечание, от которого не у автора полицейских романов, а у просто И. Лукьянова, может быть, затряслись бы руки и ноги.

— Не могли бы мы поговорить в спокойной обстановке несколько минут? — миролюбиво предложил Лукьянов.

— OK, — согласился Виктор О'Руркэ. — Ребята, вы тут заканчивайте без меня, я поговорю с мужиком, — и двинулся к выходу из стойла номер шесть.

В момент, когда Ипполит совершал поворот, чтобы последовать за молодым человеком, из груды железа, занесенного над чревом гарбич-трака, выскочил круглый предмет и, прокатившись под траком, подкатился к ногам Лукьянова. Полицейская фуражка лежала на неровном асфальте, сияя бляхой. «Ах вот почему они с таким усердием занимаются нелепой работой уничтожения одного автомобиля с помощью другого», — подумал Лукьянов и, невозмутимо переступив через фуражку, с достоинством последовал за горчичной спиной О'Руркэ-младшего.

— Ну? — Виктор внезапно повернулся к нему. Они пришли, перейдя гуськом двор, О'Руркэ впереди, Ипполит за ним, почти к самому флигелю, в окнах которого горел свет, но, по-видимому, вводить Лукьянова во флигель О'Руркэ не собирался. — Что нужно?

— Я думал, Казимир…

— Казимир звонил нам и сказал, что человек, за которого он ручается, как за самого себя, нуждается в помощи… Это все. Я лично не поручился бы и за самого Казимира, не говоря уже о человеке, которого он рекомендует, — враждебно и не скрывая этой враждебности, отчеканил Виктор, — но папан… с жирным Казимиром их связывают какие-то детские приключения.

— Тогда, может быть, я поговорил бы с твоим отцом…

— Само собой — поговоришь. Но можешь начать и с меня. Мы с папаном работаем вместе. Я — исполнительная власть, он законодательная и организационная. — На бледном не по-июльски лице Виктора появилось подобие улыбки.

— Говорить прямо тут? — Ипполит обвел глазами пустыню двора. В противоположной части двора у самого забора еще стояли траки, вертолет «G.C.-15», тенты покрывали, очевидно, строительные материалы, или детали, или ящики.

— Здесь лучше, — почти миролюбиво сказал Виктор. — Выкладывай.

Лукьянову не хотелось «выкладывать» свое дело именно Виктору. И он знал почему. Виктору, очевидно, Лет двадцать пять, самое большее — тридцать. Сообщать человеку на сорок лет моложе тебя, что правительство of USA законным образом желает убрать старое тело Ипполита Лукьянова с лица земли? А может быть, Виктор как раз рассматривает всех стариков как garbage, ценность стариков для него не выше гарбича, с которым семья Виктора по необходимости имеет дело? Может быть, закон 316, пункт «B», — единственный закон, с которым согласен Виктор О'Руркэ, достойный сын бруклинской криминальной фамилии.

— OK, — сказал Лукьянов. — Дело у меня личное. Меня хотят прихлопнуть власти. Ты, может быть, знаешь закон триста шестнадцать «би»?

— Нет, — Виктор затянулся своей сигаретой и покачал головой. — Я знаю только те, что касаются нас и нашего бизнеса. Отец, когда я еще был панк, хулиган, заставил меня заучить наизусть все, что касается нападений, изнасилований и прочих дебошей, чтобы я знал, что меня ждет. Позже, когда я перерос хулиганство и отец взял меня в дело, он заставил меня выучить статьи более серьезные. 316, пункт «B»? Нет, не знаю.

— Относительно новая статья, часть демографического приложения, очень специальная… — Лукьянову стыдно было объяснять Виктору, что дело в его возрасте.

— Короче, они хотят тебя прихлопнуть. Они тебя ищут? Или ты еще законно топчешь землю?

— Уже незаконно.

— Хуево для тебя. А чего ты хочешь от нас?

— Мне нужны надежные айдентификэйшен-кард и пушка.

— Пушка — проще простого. Хоть сегодня. Надежная айдентити-кард — сложно, уйдет несколько дней минимум, и обойдется тебе очень недешево. Кусков тридцать.

В этот момент на бруклинское небо, в просвете между двумя густыми облаками вышло яркое солнце и озарило асфальтовую пустыню поместья О'Руркэ.

— Я знаю. — Помимо воли голос Лукьянова прозвучал безнадежно.

— В каком бизнесе ты был?

— А в каком, ты думаешь?

— Что я, гадалка… Я думаю, ты blackmailer или… — Виктор захохотал, — child molester… У тебя именно такой вид…

— Ошибся. Я в категории self-employed — «S. E».

— Вот я и говорю. Self-employed — child molester…

Лукьянов запротестовал:

— Я писатель. Автор полицейских романов.

— Писатель? — Виктор с любопытством взглянул на Лукьянова. — В первый раз встречаю живого писателя.

— Еще живого писателя… — мрачно сострил Лукьянов. — Они не дали мне лицензии в две тысячи восьмом. Запретили работать. Так что я бывший писатель…

— Слушай, — Виктор бесцеремонно отогнул высовывающийся из желтого комбинезона Лукьянова воротник куртки и пощупал значок «S. E.» — единственное, что осталось у него от продолжительной социальной связи с Соединенными Штатами Америки. — Я вычислил тебя. Ты, наверное, тот писатель, который написал о жирном Казимире, да?

— Я написал «Ловушку». Не совсем о Казимире, но я жил тогда на Лоуэр Ист-Сайд, и Казимир был очень популярен в neighbourhood. Все говорили, что он гангстер. Я взял Казимира как прототип и придумал вокруг него историю. На самом деле я ничего о нем и о его делах толком не знал.

— Жирный дядя Казимир… — засмеялся Виктор. — Он мелко плавает. Тебе нужно было написать о моем отце. Вот кто гигант. Или даже обо мне… Идем в контору, писатель. Отец будет в пять. — Виктор вынул новую сигарету, ткнул ее в окурок, раскурил, тщательно втоптал окурок в асфальт и пошел по направлению к флигелю-конторе.

По асфальту, освещенному миллионноваттным июльским солнцем, проплыла большая тень, сопровождаемая мелкими и слабыми тенями. Взглянув в бруклинское небо, Лукьянов увидел жирный дирижабль, напомнивший ему «дядю» Казимира, а за дирижаблем тянулись гигантские зеленые буквы: «Responsible sex! — Family planning!». Семейное планирование насиловало собой население и с неба.

Дункан О'Руркэ оказался здоровенным мужиком лет пятидесяти. На большом теле Дункана О'Руркэ крепко сидел зеленый полиэстеровый костюм — брюки, узкие внизу, завершались черными ярко начищенными ботинками, зашнурованными слишком длинными шнурками, банты шнурков на ботинках Дункана О'Руркэ бросились Лукьянову в глаза. Черный галстук, белая полиэстеровая же рубашка переходили в медно-красную физиономию О'Руркэ-старшего. Мясистый нос, рыжие брови, мясистый рот. Череп Дункана О'Руркэ, загорелый и массивный, лишь за ушами был снабжен кустиками рыже-серебристой растительности. В руке мистер О'Руркэ держал шляпу из соломки с черной лентой на тулье, явно латиноамериканского происхождения. Вместе с О'Руркэ-старшим появился опять и Виктор, оставивший Ипполита на попечении нескольких сонных служащих обоих полов.

Представляя себя переложившему для этого шляпу в другую руку старшему О'Руркэ, Лукьянов отметил, что у гангстеров всегда существовала и существует своя внутренняя мода, очень консервативная, такая же, как и у господ из высшего света. И вот, спустя почти столетие после золотого века гангстеризма в Соединенных Штатах, перед Ипполитом стоял человек, как будто сошедший с кинолент эпохи Аль Капонэ или Мейера Ланского. Выглядел мистер О'Руркэ совершенно вне эпохи — так, как будто его последние полсотни лет продержали в холодильнике и на сегодня выпустили.

— Виктор мне сообщил в общих чертах, чего вы хотите, — сказал старший О'Руркэ, открывая дверь своего офиса и приглашая Лукьянова и сына войти за ним и в следующую минуту уже вдвигаясь за большой металлический стол, выкрашенный в утилитарную серую краску. На столе там и сям лежали папки, кипы бумаг, царил деловой беспорядок. В углу у окна помещался старенький компьютер с грязными кнопками и клавишами, еще дальше у бледно-зеленой стены (потолок был грязно-белый) — TV, видео и в беспорядке валялись кассеты и футляры от кассет.

О'Руркэ-старший чуть отгреб в стороны хаотическое скопление предметов на своем столе и продолжил:

— Казимир, мой старый приятель, сообщил, что, увы, у вас нет капусты заплатить за услуги, посему он попросил в виде исключения использовать вас в деле. Я обещал, но, честно говоря, я не совсем представляю себе, что вы можете для нас делать…

Виктор осуждающе посмотрел на Лукьянова, как бы укоряя его за то, что у него нет капусты, и за то, что Лукьянов не сообщил об этом ему — Виктору, а Виктор так к нему хорошо отнесся и даже снабдил его бутылкой виски, чтобы не было скучно ожидать О'Руркэ-старшего. Лукьянов опустил глаза.

— Я понимаю, что смотрюсь как старый кретин, который отнимает время у деловых людей, но… — Лукьянов помолчал. — У меня нет выхода. В моей ситуации может быть только два решения: сдаться властям и дать отправить себя на тот свет, с помощью ли героинового укола или в газовой камере, не имеет значения, или попытаться выжить. Я выбрал второе… — Лукьянов помолчал. — Как я могу быть вам полезен? Очень давно, но я участвовал в войне. Два года во Вьетнаме. Я попросился во Вьетнам сам. Я думаю, я умею убивать людей…

Младший О'Руркэ презрительно хмыкнул Он стоял, сунув руки в карманы, опершись задом о несколько таких же серых, как стол, файл-кабинетов. Старший О'Руркэ недовольно посмотрел на Виктора.

— Разумеется, все это было давно, — продолжал Лукьянов, — но мне кажется, что природа искусства уничтожения людей такая же, как и природа умения плавать: один раз научился, потом, даже если ты не плавал пару десятков лет, падаешь в воду и плывешь. Процесс подсознательный.

— Война во Вьетнаме закончилась сорок лет назад, — скептически процедил Виктор.

— Виктор, дай мужику сказать то, что он хочет. Через несколько лет ебаные бастарде придут за твоим папочкой. Не забывай, что мне стукнуло шестьдесят…

— Ты смеешься, пап… — Виктор удивленно посмотрел на отца. — Да они к нам и не сунутся…

— Никогда не теряй чувства реальности, сын мой, — строго сказал О'Руркэ-старший. — Они много сильнее нас. Они государство, у них власть, полиция, национальная гвардия. Ты забыл, что случилось с Каминским и его людьми? А ребята Морелли? Ты забыл, как их перестреляли всех в один вечер. Восемьдесят шесть человек… Bastards хотят, чтобы власть принадлежала только им — главной банде. Они не хотят делиться. Они завидуют ебаным русским… Они завидуют ебаным русским черной завистью, потому что у тех уже давным-давно власть принадлежит одной банде. Мы еще сильны, но мы на проигрывающей стороне. Я это вижу.

Черты усталости проступили на лице старшего О'Руркэ. Виктор молча закурил сигарету.

— Мы можем его попробовать. Я могу взять его на дело доктора, если ты хочешь…

— На дело доктора? Сколько у тебя людей?

— Пятеро.

— Возьми. Только, Вик, я тебя хорошо знаю, будь разумен, а? А теперь выйди, пожалуйста, покури, я хочу сказать мистеру Лукьянову пару слов с глазу на глаз.

Виктор пожал плечами, кивнул Лукьянову и вышел.

— Значит, шестьдесят пять? — произнес О'Руркэ, когда за Виктором закрылась дверь. — Как себя чувствуешь? — О'Руркэ внимательно и заботливо, как сельский доктор, смотрел на Ипполита.

— Самое глупое, что так же, как и в тридцать, может быть, реакции чуть замедленнее… Видите ли, с людьми моего типа жизнь обходится не так резко и сурово, как с большинством населения. Богемный образ существования, отсутствие семьи — все это лишило меня вех, по которым можно заметить течение жизни. К примеру, на ваших глазах вырос и стал взрослым мужчиной сын…

О'Руркэ кивнул.

— У меня этого способа отмечать время не было. Вначале были книги, я публиковал по договору с издательством две в год, потом, когда мне отказали в лицензии, и этот способ определять время исчез… То есть психологически я так и не поверил, что мне шестьдесят пять лет.

— Я много читал в свое время. — О'Руркэ стеснительно посмотрел на Лукьянова. — В тюрьме. В девятьсот восьмидесятом я загудел на семь лет. К счастью, в тюрьме, где я сидел, нам было позволено получать книги прямо из бук-стора, лишь бы только в них не было порнографии. «Плейбой-мэгэзин», заметьте, считался наказуемой контрабандой. Не думал, что доживу до того времени, когда даже «Плейбой» будет запрещен и на воле…

— Для нашего блага, мистер О'Руркэ, дабы похотливые мысли не возникали у самцов человеческих и порножурналы и фильмы не разрушали бы с таким трудом достигнутые семейным планированием успехи… Стимулянты категорически запрещены Демографическим министерством.

— Good old days, — вздохнул О'Руркэ. — Когда я сам был юношей, Лукьянов, я смеялся над стариками, неустанно вздыхающими о старых добрых временах. Но если бы старики моей юности смогли дожить до сегодняшних дней, как бы они реагировали, мистер Лукьянов? Я думаю, тронулись бы и самые отважные. Как ты считаешь, писатель…

— Реакция стариков зависела бы от способа, каким вы представили бы их в сегодняшнюю действительность. Если сразу бросить человека, пролежавшего в темном холодильнике сорок лет, в сегодня — разумеется, его реакцией будут шок и ужас, но если вводить его постепенно, день за днем, то эффект рассасывается, исчезает. Старец, родившийся в девятьсот пятнадцатом году, если б ему дали дожить до ста лет, пришел бы к выводу, что две тысячи пятнадцатый год — логическое продолжение процесса, начавшегося еще во времена его юности.

Дункан О'Руркэ согласно кивнул и вздохнул шумно и длинно.

— Значит, у тебя нет семьи? — спросил он уже вполне деловым тоном, как бы переходя от эмоциональной части беседы к деловой.

— Никого. Один. Жил на углу Сто восьмой и Амстердам. Теперь, разумеется, мне туда уже никогда не попасть.

— Слушай меня внимательно. Обычно мы не берем к себе людей со стороны. Если берем, изучаем их годами. Люди — опасные животные. За свои шестьдесят пять лет жизни, я думаю, ты имел возможность не раз в этом убедиться. Для тебя я, Дункан О'Руркэ, делаю исключение. Мы тебя возьмем. Почему? Отчасти оттого, что ты — друг жирного Казимира, с которым я первый раз в своей жизни ограбил гамбургер-джойнт, в возрасте 12 лет. Большей же частью оттого, что я тебе сочувствую. Я, Дункан О'Руркэ, вошел в мою контору и увидел человеческое лицо, а не рожу раба. — Дункан О'Руркэ довольно захохотал. — Мы тебя возьмем и попробуем. Ты будешь делать, что тебе скажет этот крейзи — мой сын. Но имей в виду, скидки тебе на твой возраст не будет…

— Я и не прошу. Два часа в центре здоровья четыре раза в неделю вот уже много лет, я в хорошей форме.

— О'кей, — кивнул О'Руркэ. — Виктор оценит твою форму. Кроме всего прочего, мне интересно посмотреть, как ты сумеешь выпутаться из говеннейшей ситуации. Говенней не бывает. — О'Руркэ с любопытством посмотрел на Ипполита Лукьянова.

— Если бы у меня обнаружили рак или AIDS, дела мои были бы куда хуже, — сострил Лукьянов, ему не хотелось, чтобы старший О'Руркэ, младше его, Лукьянова, ему сочувствовал.

Люди действия всегда держатся старше, чем люди размышления и удовольствий, подумал он, опасливо взглядывая на начальственную фигуру Дункана О'Руркэ, неловко нависшую над столом.

— Виктор поедет брать доктора завтра в четыре утра. Где он может тебя найти в три тридцать?

Ипполиту ничего другого не оставалось, как сообщить адрес неизвестной ему Марии:

— Деланси-стрит, номер двести девять. Пусть постучит в окно. Если подняться по ступенькам на крыльцо и стоять лицом к дому — первое окно справа.

— О'кей. Надеюсь, увижу тебя позже. Отдохни перед делом.

Лукьянов прошел через асфальтовый двор к воротам. Расположившись неподалеку от ворот, черный в пуленепробиваемом жилете наваривал на высокий капот трака толстый металлический лист.

— Танк? — заметил Лукьянов, не останавливаясь.

— Танк, мен, танк, — согласился черный.

— See you, — пробормотал Лукьянов.

— Ага, — согласился черный.

Золотой с красным, стройный и тонкий, похожий на грациозного тропического москита вертолет Секретаря Департмента Демографии на несколько секунд завис в воздухе, окруженный тремя боевыми вертолетами охраны, и затем спокойно упал вниз. Вслед за ним, следуя одному из многочисленных вариантов церемоний посадки, камнями устремились на круглую плешь, окруженную пыльной зеленью, вертолеты охраны Взвыла сирена, оповещая персонал о прибытии босса; вспугнутые шумом четырех мощных моторов, поднялись в воздух стаи городских мелких птиц, избравших Централ-парк убежищем от удушливого июля восемнадцатимиллионного города. Поднялись и сели опять.

Сощурившись, в образовавшемся в брюхе москита отверстии показался сам Секретарь самого могущественного в стране Департмента и тотчас надел темные очки. Ибо за пределами затемненного салона в спине москита был режущий, ослепительно солнечный день. Сол Дженкинс без всякого неудовольствия ступил в девяностошестиградусную жару и стал спускаться по мгновенно подогнанному к вертолету трапу, у подножия которого его ожидала обычная группа людей — его «домашние»: офицеры охраны Дженкинса, лейтенанты Тэйлор и Де Сантис, личный секретарь Спэнсер Кэмпбэлл, дюжина людей лейтенанта Тэйлора, расположенные на посадочной площадке таким образом, чтобы сократить до минимума риск возможного покушения на драгоценную жизнь Секретаря. Мордатый брюнет лейтенант Тэйлор, впрочем, сомневался, что в USA можно найти группу достаточно сумасшедших людей, желающих попытаться убрать старика Дженкинса у него в логове. «Как великолепно держится, bastard», — отметил Тэйлор, глядя на приближающуюся фигуру своего всесильного босса. У офицеров форменные рубашки прилипли к спинам, даже старательно копирующий невозмутимость босса Кэмпбэлл поминутно промокал пот клетчатым платком с лица и шеи, но на аскетическом челе Секретаря не было заметно и следа испарины. Серого шелка костюм, белая рубашка, черный галстук. «Не курит, не пьет, вегетарианец. Удалена часть желудка. Бывший профессор философии и социологии Принстонского университета. Одинок. Пристрастия: редкие книги. Образ жизни — аскетический. Любимое изречение: «Мир должен быть управляем», — всплыло в памяти лейтенанта Тэйлора несколько строк секретного досье на Сола Дженкинса, на которое лейтенанту Тэйлору удалось мельком взглянуть давно и при довольно странных обстоятельствах.

— Хэлло, офицеры! Хэлло, Спэнсер!

Офицеры, получив свое дежурное «хэлло», расслабились, а Дженкинс проследовал по направлению к бывшему зданию Метрополитен-музеум, вот уже десять лет как служившему штаб-квартирой Департменту Демографии. За ним по пятам следовали три bodyguard, прилетевшие с ним на «москито», рядом — Кэмпбэлл. Метров сто, отделявшие Дженкинса от входа в здание, он использовал на то, чтобы выслушать новости офиса, передаваемые ему Кэмпбэллом быстрым телеграфным фальцетом. «Убийцы» лейтенанта Тэйлора, он сам назвал их так однажды в припадке черного юмора, тенями двигались параллельно курсу Дженкинса и его людей и отвалились только тогда, когда Дженкинс и его секретарь вошли в здание. «Старик прибыл благополучно», — констатировал Тэйлор и переваливающейся походкой отправился в помещение охраны, расположенное в цокольном этаже, вслед за сменившимся с дежурства Де Сантисом, который укрылся от одуряющего зноя на несколько минут раньше. «Lucky bastard!» И уже, наверное, открыл пиво.

Прямо из цокольного этажа Дженкинс, Кэмпбэлл и трое bodyguards, на внутреннем сленге Департмента демографии называемых «бульдогами», на личном спецэлевейторе поднялись в офис Дженкинса на втором этаже и только там наконец разделились. «Бульдоги» заняли себя неизбежной процедурой осмотра залов офиса, а Дженкинс и за ним Кэмпбэлл уединились в просторном, скорее похожем на авиационный ангар, чем на кабинет, помещении, одна стена которого служила книжным шкафом гигантского размера, другая была покрыта несколькими абстрактными картинами.

Сол Дженкинс зашел за необъятного размера стол, сделанный в середине прошлого столетия мастером, страдавшим манией величия, и опустил сухой зад в кресло. «Похудел старик», — мельком подумал Кэмпбэлл и, не задерживаясь на собственных мыслях, отчетливо зачитал боссу его расписание до конца дня.

— В четыре ноль-ноль митинг с сенатором Ворнером. Кофе.

— Здесь, в кабинете, — комментировал Дженкинс.

— Четыре сорок пять, — продолжал Кэмпбэлл, — к вам присоединится шеф East Coast бюро Джон Муди. В пять тридцать заседание совета Планирования (Национальный Секьюрити Консул). Доклад Муди. В восемь тридцать — обед в Большом зале. В десять пятнадцать Валентин Петров — глава европейского сектора Министерства Демографии России. Кофе, ликеры. В двенадцать тридцать пять — глава Агентства Национальной Безопасности Том Турнер… Все…

— Хорошо, Кэмпбэлл, оставьте мне экземпляр нашего свода законов на сегодня. Это раз. Второе — затребуйте из Офиса исследований и Рипортов досье на underground секту «Дети Солнца». Вместе с их заключением. Я хочу знать, что они думают по поводу этой организации, ее предполагаемая численность и так далее. О'кей?

— Будет сделано, босс. — Кэмпбэлл поклонился, чуть заметно попятился и только тогда позволил себе повернуться к боссу спиной. Потом он долго шел до двери, так как кабинет, кроме того что по высоте годился для тренировок Икара, по площади не уступал пещере Циклопа.

Дженкинс, у которого оставалось еще двадцать минут до прибытия сенатора Ворнера, встал, чуть подвинул кресло и занялся просмотром видеодосье, заранее заряженных для него Кэмпбэллом в просмотровую машину, — Дженкинс только нажал кнопку. На экране видео появился Новый Папа Римский, только что выбранный омоложенным и обезвреженным конклавом. Дженкинс поморщился. Новый Папа, несмотря на его дружественные и осторожные декларации, не вызывал у Дженкинса доверия. Он предпочитал иметь дело со стариком Иоанном 29 м, старик был покладистый и уступчивый. Новый пятидесятичетырехлетний Григорий 15й, бывший кардинал Филиппинский, согласно сведениям Дженкинса, упрям, честолюбив и святоша. Это плохо, подумал Дженкинс, и для него, и для мира. Худшее возможное сочетание. Разумеется, если он попытается упорствовать, его придется убрать. Что поделаешь. Если Верховный Правитель всех католиков забывает, в какое время он живет, и вдруг обращается с проповедью «Плодитесь, размножайтесь» во время своего визита в Латинскую Америку, как это сделал предшественник Иоанна 29го — Жан-Поль 3й, что остается делать людям, ответственным за человечество? Убрать зарвавшегося Верховного Священнослужителя. Увы! То, что было прогрессивно и, возможно, даже необходимо в первые века христианства, — лозунг «Плодитесь, размножайтесь!» — вызывает катастрофу сейчас. Неграмотный плебс, все эти почти неотличимые от их земли и скота пеоны Латинской Америки, после визита идиота в средневековых одеждах начинают усиленно спариваться, кривая количества населения вспрыгивает на карте Дженкинса к самому потолку, и после следующего урожая оказывается, что им нечего есть. Не желая умирать с голоду, они просят помощи у Соединенных Штатов или России. Подполье не может выдержать большее количество крыс, чем то, на которое подполье рассчитано, как любит повторять несколько циничный коллега Петров.

Дженкинс остановил видео и еще раз вгляделся в лицо Нового Папы. Желтое, скуластое. Кардинал Филиппинский не был фаворитом Дженкинса. Разумеется, ни он, ни Петров не могут командовать конклавом, как им заблагорассудится. Они могут влиять на решения конклава, но… Кардинал Филиппинский… Пока он ведет себя прилично… Долгий опыт и знание людей подсказывают Дженкинсу, что будут у него с кардиналом проблемы. Выключив Нового Папу, Дженкинс стал читать с экрана донесения агентов на месте, в Ватикане. Донесения для удобства Дженкинса были сведены в общую «историю»-резюме — в свое время Дженкинс учил искусству составления резюме своих студентов. «Кэмпбэлл овладел искусством очень хорошо, — улыбнулся Дженкинс. — Нужно будет спросить у Петрова его мнение о Новом Папе». Будет жаль, если желтолицый поведет себя как сумасброд. Столько сил было затрачено на то, чтобы заставить Церковь опровергнуть с Верховной Римской Кафедры свою Доктрину священности человеческой жизни, и особенно это нелепое на перенаселенной земле «Плодитесь, размножайтесь!» Можно было бы, конечно, обойтись без Церкви, но от влияния, которым располагает двухтысячелетняя церковная организация на умы и, главное, постельное поведение миллионов кретинов во всем мире, было бы расточительно-глупо отказываться.

Ничего замечательного в резюме Кардинала Филиппинского Дженкинс не нашел. Однако это вовсе не значило, что три дня назад избранный Папа ничего собой не представляет. Святые отцы, как и любые другие бюрократы, умеют искусно притворяться и не показывать зубы до тех пор, пока не достигнут желаемого высокого офиса.

— Поглядим, поглядим, — пробормотал Дженкинс и выключил видеокомпьютер.

Было 3.58.

Сенатор Ворнер, седеющий красавец 49 лет с лицом актера, первый раз был в «усадьбе», как называли свою штаб-квартиру в Департменте Демографии. Сенатор от штата Аляска чувствовал себя беспокойно. Причиной тому являлась личная просьба, с которой он намерен был обратиться к Дженкинсу после того, как деловая часть визита будет закончена. Предупредительный Кэмпбэлл открыл перед Ворнером дверь в кабинет босса, хотя вовсе не обязан был этого делать, и влияния секретаря самого Дженкинса в правительстве было бы достаточно, чтобы лишить Ворнера офиса, если бы Кэмпбэлл этого захотел. Ворнер вошел и увидел далеко впереди серую фигурку Дженкинса за столом, четверти которого хватило бы, чтобы разместить Христа и двенадцать апостолов для последнего супа. За Дженкинсом помещались два огромных, до самого потолка, окна, рамы коих были выкрашены простой белой краской, а в узком простенке между окнами висела черно-белая, в узкой белой раме, фотография Владимира Ленина, избранного профессором Дженкинсом в качестве наиболее почитаемого политического деятеля.

Ворнер приблизился, Дженкинс, выросший в размерах, встал. Однако не вышел из-за стола.

— Хэлло, сенатор. Прошу садиться.

«Что он знает обо мне?» — лихорадочно спросил себя Ворнер, хотя правильно было бы спросить: «Все ли он знает обо мне?»

— До прихода шефа Муди мы с вами поработаем, сенатор. Сейчас подадут кофе. Если у вас нет никаких специальных новых соображений или поправок по поводу проекта, который вы и Муди собираетесь представить Совету Планирования Консула Безопасности, давайте вкратце пройдемся по проекту, чтобы и мне, и вам было удобнее его защищать перед Советом…

У Ворнера не было поправок. У него была личная просьба, но, глядя на чуждое каким-либо эмоциям лицо Дженкинса, Ворнер смалодушничал и побоялся изложить свою просьбу. «Откажет, — подумал Ворнер, нахмурив красивые черты крупного лица. — Потом, — решил он. — После кофе и до прихода Муди».

— Итак. — Дженкинс включил комбинированную консоль на стене справа от стола, и на экране появилась гигантская первая страница меморандума Ворнера и Муди. — Вы предлагаете ввести региональное, поштатное подразделение демографических организмов в государстве взамен существующего сейчас деления на Ист-Коаст, Вест-Коаст, Юг, Мидл-Ист, Мидл-Вест и Hopс-бюро. Я, как вы знаете, идею поддерживаю, так как считаю, что осуществление ее значительно усилит влияние нашего Департмента в стране. — Дженкинс быстро «залистал» на стене листы меморандума и остановился на странице, густо заполненной цифрами.

— Однако… — Дженкинс повернулся к Ворнеру и посмотрел на Ворнера очень внимательно, даже приблизившись к нему через стол.

Ворнер ясно увидел глаза Дженкинса, в которые вдруг, к своему удивлению, решился взглянуть и взглянул. Глаза Дженкинса были цвета хаки, как форма ребят, охраняющих вход в здание Департмента Демографии. «Или, — подумал Ворнер, — глаза у Дженкинса цвета зеленых олив, помешенных в слишком сильный раствор маринада».

— Однако я предвижу возражения, — продолжал Дженкинс, — со стороны Шефа нашего финансового бюро, не говоря уже о Секретаре Федерального Казначейства. Расходы на администрирование нового аппарата возрастут. Что будем отвечать?..

Ворнер сглотнул слюну и понял, что он не попросит у Дженкинса статус «A» для брата отца жены мистера Джорджа Финкельстайна и мистеру Финкельстайну придется выпутываться самому из проблем, связанных с возрастом мистера Финкельстайна. Заглянув в хаки-глаза Дженкинса, Ворнер понял, что эти хаки-глаза откажут родной матери на основании того, что закон одинаков для всех, и никто еще не уличил неподкупного Дженкинса в коррупции. Раздался резкий стук в дверь, и ловкий, моложавый агент в «бабочке», смокинге и слишком широких брюках вкатил тележку с кофе.

 

Ночь с 3 на 4 июля 2015 года

 

В 00.30 Дженкинс коротко покинул здание, чтобы проводить своего русского коллегу до автомобиля. «Бульдоги», не спрашивая его разрешения, привычно поместились вокруг него и Петрова. Петрова ожидали в вестибюле Департмента свои «бульдоги», так что целый ком людей выкатился из здания на высокие ступени и стал спускаться на уровень Пятой авеню, где русского ожидал автомобиль, напоминающий помесь механического крота с бугристым катком для укладки асфальта, новая модель, гордость Петрова.

— Какая ночь! — с удовольствием вдохнул чуть посвежевший воздух Петров. — What a beautiful night! — с комичным русским акцентом повторил он и на мгновение остановился, чтобы поглядеть вверх, где установленные вокруг здания сильнейшие прожектора деловито обшаривали черное небо.

— Значительно посвежело, — поддержал восторг Петрова педантичным замечанием Дженкинс. Иной раз русские казались Дженкинсу неумеренно, до сладкости романтичными. — Спасибо за визит и за информацию, — подал русскому руку Дженкинс, — в деле с индонезийцами я вам обещаю самые скорейшие результаты.

— Ох, если бы вы могли поделиться с нами лабораторными исследованиями доктора Розена, дорогой Сол. — Петров мягко пожал руку Дженкинсу и заглянул ему в лицо.

— Это зависит не только от меня, Валентайн, но, как я обещал, я сделаю все возможное…

«Бульдоги» двух дружественных стран шевелились вокруг гибрида русской автомобильной промышленности, а сверху с лестницы за ними равнодушно наблюдал лейтенант Тэйлор — сегодня было его ночное дежурство. «Именно момент для хорошей атаки. Где же твои люди? — думал Тэйлор. — Две таких важных мишени: промахнешься по одной — попадешь в другую». Лейтенант Тэйлор постоянно находился в процессе диалога с воображаемым шефом террористов. «Служба информации поставлена у вас ужасно. Вам нужен новый шеф разведки. Так вы далеко не уедете». — «Вообще-то на твоем месте я совершил бы налет на гражданскую вертолетную станцию, что на Пятьдесят девятой улице, у самой Ист-Ривер. Захватить станцию ни хуя не стоит, а после разбомбил бы к чертовой матери босса с воздуха. Кого угодно легче взять с воздуха…» Тэйлор вздохнул и подумал, что с минуты на минуту прибудет шеф Агентства Национальной Безопасности — человек, равный Дженкинсу по могуществу и количеству власти, сосредоточенной в его руках. И раньше двух часов ночи они свои сверхсекретные дела не закончат. И лейтенант Тэйлор вынужден будет бессмысленно фланировать по этажам здания, ободрять людей, проверять посты, ибо fucking Том Турнер имеет привычку лезть не в свое дело и непременно укажет старику на любую мельчайшую промашку его охраны. И чего старикам не живется мирно? Валялись бы сейчас в постели с хорошенькими девочками, вместо того чтобы разглядывать скучнейшие меморандумы и записки. А с другой стороны, вяло думал лейтенант, в семьдесят три года у Дженкинса, очевидно, не стоит член — что ему делать с девочкой? «Однако старый бастард такой упрямый и сильный, — усмехнулся Тэйлор, — что, возможно, он умеет поднимать свой член усилием воли… А Том Турнер? Интересно, у него еще стоит на девочек? Том младше нашего старика на несколько лет…» Лейтенант Тэйлор считал, что закон 316, пункт «B», пропихнутый в сенате стариком Дженкинсом три года назад, — правильный закон. Мужик кончается, когда у него перестает стоять член. И мужик должен уходить именно тогда, когда у него уже не стоит. А женщина? А женщина еще раньше, чтобы на них не было грустно смотреть… Может, предложить Дженкинсу поправку к закону? Женщин ликвидировать в пятьдесят пять?

Дженкинс, окруженный «бульдогами», легко подымался по ступенькам, посему Тэйлор подтянулся и приветствовал его военным салютом — поднятием правой руки к красному берету.

— Как ваша ночь, лейтенант? — осведомился старый насмешник, на долю секунды приостановившись возле лейтенанта.

— Благодарю вас, босс, прекрасно, — ответил Тэйлор, подумав, что босс, очевидно, отлично знает из его досье и о существовании Розики, и о репутации Тэйлора как сексуального разбойника.

«Как моя ночь? — подумал Тэйлор. — Мне двадцать шесть лет, старик, и сейчас я держал бы за пухлый зад Розику… если бы не нужно было охранять тебя». Тэйлор глубоко втянул в себя воздух, насыщенный запахом цветов и деревьев Централ-парка. Вздохнул и забеспокоился: в подобную ночь устоит ли Розика, чтобы не заполнить пустоту между ног вспухшим членом другого самца.

— Shit, — выругался Тэйлор, — прибыли.

Неслышно и без огней подкатили и остановились у подножия лестницы три одинаковых черных автомобиля. Том Турнер помещался в одном из них.

— Хорошо, Том. Назначим операцию на третье августа. Давайте строго следовать тому же методу, что и в случае с сектой Христианских Братьев, о'кей? Вовсе нет необходимости арестовывать всех. Нужно убрать только пять процентов главарей. Остальные не представляют без лидеров никакой опасности. Наши ориентал бразерс, китайцы, в свое время первые применили этот метод.

— Хорошо. Я вижу, ваша информация о «Детях Солнца» подробнее и глубже моей, Сол. Как это вам удается? Ваш бюджет не больше моего, насколько мне известно, если только вы не выклянчиваете дополнительные суммы непосредственно у Президента из специальных фондов. — Маленький Том Турнер улыбался.

— Ну нет… Что вы, что вы, даже ради любимого Департмента я не пойду на нелегальные манипуляции за спиной моих столь же нуждающихся в деньгах коллег… Однако один из моих «бульдогов» рассказал мне анекдот, согласно которому вы, Том, — Дженкинс рассмеялся сухим стеснительным смехом не привыкшего смеяться человека, — ради того, чтобы добыть money в дополнительный бюджет на новый проект, якобы согласились на то, чтобы наш уважаемый господин Президент удалил вам зуб. Резец — утверждал мой «бульдог».

— Дорогой Дженкинс, я даже знаком с автором этого анекдота, он же автор многих других анекдотов о Президенте. Молодой человек — мелкий клерк, работающий для нового Белого дома. Вполне симпатичный. — Турнер ухмыльнулся. — Анекдот представляет меня скорее в выгодном свете, как человека, готового претерпеть физические страдания ради блага доверенного ему Департмента.

— Я бы на вашем месте все-таки этого малого из Вайт-хауза убрал. Ироническое отношение к главе правительства — первый шаг к измене. — Дженкинс налил себе в бокал минеральной воды и ложечкой тщательно помешал воду, чтобы исчезли пузыри. Турнер заинтересованно проследил за этой странной операцией. — К тому же, — продолжал Дженкинс, — подобные анекдоты представляют массам искаженный образ Президента, тем самым причиняя ущерб механизму управления страны. Вы не находите? К тому же вы и я знаем, что имидж «Президент-дантист» не соответствует действительности. Наш Президент был профсоюзным боссом разных калибров с самого начала своей политической карьеры. Как глава могущественного Профсоюза «White collar workers», он и попал в конце концов к кормилу власти. Мы это знаем, но чернь продолжает упорствовать в удержании другого насмешливого имиджа — Президента-дантиста. И это нехорошо, Турнер.

— В то же время я не вижу никакой непосредственной опасности. Вы не можете переделать психологию масс, Дженкинс. Они подсознательно стремятся вышутить всякую власть. Это возвращает им потерянное в борьбе с этой властью чувство собственного достоинства.

— Мы должны переделать их психологию, Том. «Мир должен быть управляем».

Услышав знаменитую фразу, Турнер поморщился. Не обращая внимания на неудовольствие Турнера, Дженкинс продолжал:

— Мы должны в ближайшие годы создать наконец идеально уравновешенное общество, регулируемое самыми прагматическими законами. Иначе человек погибнет как вид. Мы уже находились почти на грани гибели в две тысячи седьмом году не из-за того, что у нас были действительные разногласия с великой коммунистической демократией, Турнер, но из-за взаимного непонимания. Мы, американцы, не понимали природу русской силы и натворили массу ошибок, едва ли не фатальных! Психология масс должна быть переделана. Их отношение к власти должно быть иным — не как на враждебную силу должны смотреть на власть массы, но как на отечески управляющую заблудшими детьми, строго указывающую дорогу. Массы — дети. Человек — вечное дитя, нуждающееся в опеке. Ни одна сфера жизнедеятельности человека не должна остаться вне контроля государства. И мой Департмент контролирует сексуальную жизнь миллионов. Ваш Департмент, Турнер…

— Мой Департмент, — маленький Турнер улыбнулся, — Сол, мой Департмент контролирует другие виды физической активности. Иногда я вам завидую, Дженкинс, у вас такая bloody романтическая работа…

— Я что-то вроде повивальной бабки наоборот, — вдруг неожиданно согласился Дженкинс и отпил окончательно уже негазированной воды.

— Зачем вы так с ней… с водой? — поинтересовался Турнер. — Невкусно, наверное.

— Отвратительно невкусно, — согласился Дженкинс. — Но полезно. У меня, знаете, старые распри с моим желудком, вернее, с тем, что от него осталось.

Турнер уважительно кивнул.

— Ну что, займемся мелкими бандитами? — спросил он Дженкинса, поглядев на все время вспыхивающие красным в полутьме ночного кабинета часы.

— Займемся мелкими бандитами, — согласился Дженкинс и, поманипулировав кнопками дистанционного управления, сменил застывшую на протяжении последних десяти минут фотографию главы секты сынов солнца — черного Мкамбы Даргаля на другое видеодосье.

Здание-сарай, окрашенное в грязный какао, затем старая кирпичная стена, затем внутренность гигантского асфальтового двора.

«Ошэн-парквэй, номер две тысячи триста пятьдесят один, — комментировал голос ведущего Кэмпбэлла. — «O'Rurke Demolishing Limited» — организация-прикрытие криминальной семьи О'Руркэ. Их штаб-квартира и главная база. Сорок гарбич-траков, три вертолета. Семья основана старшим О'Руркэ в тысяча девятьсот семьдесят девятом году по типу сицилийских криминальных семей, структура мафиозная. По нашим подсчетам, активных солдат в организации около трехсот пятидесяти. Глава — старый Дункан О'Руркэ».

Дункан О'Руркэ на видео, в шляпе из соломки, с неестественно красным лицом, шел на Дженкинса и Турнера, беседуя с темноволосым юношей. «Виктор О'Руркэ. Наследник престола», — пояснил голос Кэмпбэлла.

— Помните, Дженкинс, в семидесятые годы был такой фильм «Крестный отец». Милый юноша вполне мог бы исполнять главную роль.

— Не видел фильм. Не помню, — сухо заметил Дженкинс. — Милый юноша — bloody монстр. Подозревается в Kidnapping и убийстве моего человека — Роя Вильямса — ученого-социолога. Именно поэтому мы и обратили внимание на компанию О'Руркэ. Как вы понимаете, обыкновенно мы не вылавливаем мелких бандитов, это занятие для ленивцев из F.B.I. — В голосе Дженкинса прозвучали брезгливо-оправдательные нотки.

Заговорил Турнер:

— У нас в архивах оказалось очень мало материалов на эту компанию, Сол. Однако в С-дивижен мы обнаружили интересные данные. Может оказаться, что семья О'Руркэ специализируется на похищениях ученых. Во всяком случае, в шести (!) случаях похищений в делах фигурируют так или иначе люди О'Руркэ. Разумеется, не самые главные, если бы так, мы давно бы взяли банду за горло, увы, не папа и не сын О'Руркэ, но люди третьего ряда…

— Я был уверен, что за серию последних kidnapping ответственна хорошо замаскированная политическая организация. — Дженкинс удивленно посмотрел на Турнера. — Разве только остается предположить, что семья О'Руркэ, кроме бандитизма, занимается и политическим терроризмом. Может такое быть, Турнер?

— Ничего не могу сказать. — Турнер встал и прошелся вдоль стола, сунув руки в карманы. — Чем мы занимаемся Сол, а? Два старых льва, мне кажется, мы достойны лучшей участи, Сол…

— Может быть, ты хочешь выпить, Том? — спросил Дженкинс.

— У тебя что, есть бар?

— Есть. Для гостей. — Дженкинс вышел из-за стола и, подойдя к казалось бы совершенно гладкой белой стене, нащупал пальцами невидимую Турнеру кнопку и нажал ее.

Стена лениво разъехалась и обнажила несколько квадратных метров бара, включая рефриджерейтор за прозрачной пластиковой стеной. Рефриджерейтор был набит бутылками с минеральной водой.

— Виски? Коньяк?.. Только обслужи себя сам…

«Хитрый старый черт, — думал Том Турнер, сооружая себе дринк. — Ему хочется задержать меня еще на четверть часа. Я не удивлюсь, если после коньяка он раздвинет противоположную стену и предложит мне набор голых красоток». Коньяк, однако, у Секретаря Департмента Демографии был отличный, французский, и Турнер, благодарно почувствовав нежность к старому Дженкинсу, присоединился к нему, глядящему в окно на Пятую авеню. У бронированного автомобиля, стоящего на углу 82й улицы, двое агентов курили сигареты, нарушая устав охранной службы. Свет прожекторов, обшаривающих небо, создавал на Пятой авеню у Департмента Демографии отдельную атмосферу спектакля, освещенной сцены, в то время как жилые кварталы города — глубины 82й и 83й улиц, насколько мог увидеть Турнер, были погружены в кромешную тьму.

— Курят, — с сожалением заметил Дженкинс.

— Молодые люди. С удовольствием хотят себя разрушить. Полны любопытства, не верят еще, что они уязвимы… Послушай, Сол, ты думаешь о смерти, разумеется, как и все мы…

— Нет, — Дженкинс, повернувшись к Тому Турнеру, ядовито усмехнулся. — С моей репутацией я не имею права думать о смерти. Для населения моей страны я — зловещий язвенник, при помощи силы воли могущий дожить до ста лет, человек без чувств, машина, слепо преданная идеям демографии. Я никогда не думаю о смерти, Том, нет…

— Оставь этот bullshit для населения страны, Сол. Как бравый старик бравому старику, скажи мне честно, часто ли ты думаешь о смерти. Я — я думаю о ней очень часто. Каждое утро, Сол…

— Разумеется, я думаю о смерти, Том. Но я занимаюсь смертью очень коротко, несколько мыслей, и все. Анализировать свою прошлую жизнь, пытаясь понять собственное значение и место в мире, — неразумная трата времени. Я верю в Сола Дженкинса, он знает, что он делает. — Дженкинс рассмеялся сухим дробным смехом. — Том, ты брюнет, поэтому ты романтик, поэтому ты озабочен чувственной стороной жизни. Ты густ, Том, ты хмур. Я — вылинявший блондин, тихое бесцветное дитя севера, хладнокровный уродец с большим черепом, и я — ноль на шкале плоти. Мы — разные. Поэтому ты возглавляешь Романтичное и Чувственное Агентство Национальной Безопасности, а я Безличный и Сухой Департмент Демографии. Услышав титул: «Департмент Демографии», разве тебе не мерещатся сушеные кузнечики и скелеты динозавров, Том?

— Отдел Уничтожения твоего Департмента, однако, не назовешь неромантичным. Рассказывают ужасные истории… Готические ужасы.

— Да, именно в Отделе Уничтожения собрались все романтики моего Департмента. И не кто иной, как я, способствовал этой концентрации, — голос Дженкинса звучал иронически и уверенно. — Но что же мы будем делать с О'Руркэ, Том?

— Ты подозреваешь, что они убрали твоего парня, Вильямса, и поэтому ты хочешь их прихлопнуть. Но, насколько я понимаю, у тебя нет доказательств, Сол.

— А что сделал бы ты, Том, если бы у тебя убрали твоего лучшего теоретика, парня тридцати шести лет, во цвете сил и таланта? Я его школил в надежде, что, когда я уйду, он займет мое место. Нет доказательств. Для суда у меня нет доказательств, но я не собираюсь тащить банду О'Руркэ в суд. Виктор О'Руркэ убрал Роя Вильямса как соперника, возможно, даже не понимая, кого он убирает. Соперника в постели актрисы Шелли Смиф.

— Понятно. — Турнер задумался. — Насколько я понимаю, ты хочешь моей поддержки в этом деле. Ты хочешь, чтобы я поддержал тебя завтра на заседании Совета Внутренней Безопасности?

— Да, Том. Разумеется, я могу дать своим романтикам приказ, и завтра утром от семьи О'Руркэ останется меньшая половина, но Президент, Том? Мне стоило больших трудов успокоить его после дела Гранта. Наш милый Бакли во всем видит покушения на его Верховную президентскую власть, к тому же ты знаешь, Том, что говорит прекрасное население нашей прекрасной страны о невиданных аппетитах властолюбивого монстра Дженкинса, о его ненасытной жажде власти. Президент верит в этот вздор, потому что хочет в него верить…

— О'кей, Сол, я поддержу тебя. — Том Турнер допил коньяк и, не зная куда девать пустой бокал, поставил его на девственный стол Дженкинса. — Поддержу. Однако твоего увлечения бандой старомодных гангстеров не понимаю и не разделяю.

— Не разделяй, но поддержи. — Дженкинс удовлетворенно зажег консоль, и отец и сын О'Руркэ опять пошли на секретарей, весело беседуя.

Было 2.20 ночи, когда Сол Дженкинс добрался наконец до своей спальни, скрытой, по его желанию, в стене кабинета. В сравнении с необозримым пространством офиса спальня казалась тюремной клеткой с кроватью и книжной полкой, без окон и с одной дверью, ведущей в неожиданно скромную ванную комнату. Только душ, раковина и узкое окно, выходящее в то, что осталось от Централ-парка. Сол Дженкинс любил спать в крошечной спальне и не выносил ванных.

Дженкинс снял пиджак, и под пиджаком поверх рубашки оказался перепоясан ремнями, поддерживающими под мышкой кобуру револьвера. Не доверяя никому, по праву считая себя самым ненавидимым человеком в стране, Дженкинс предпочитал всегда иметь под рукой старый верный кольт-38. Против серьезных неприятностей кольт, конечно, не убережет, но достоинство с кольтом возможно сохранить. «Что бы сказал Том Турнер, если бы знал, что даже во время встречи с ним его друг Сол согревает собой кольт-38?..» Дженкинс снял с себя сбрую и, присев на узкую простую кровать, стал снимать башмаки. Затем Дженкинс, вздыхая, повесил свою одежду в раздвижной шкаф в стене своей «тюремной камеры» и, сняв последние остатки одежды — носки и трусы, натянул на бледное сухое тело длинную серую трикотажную рубаху, пижамы Дженкинс ненавидел. Выключив свет, Дженкинс, вздыхая, улегся в постель. Устроившись на спине, заложив, руки за голову, Дженкинс еще немного повздыхал, потом улыбнулся в темноте. Дженкинс представил себе лицо мамочки Президента — Джудиф Бакли: узкие старушкины губки сложены в жеманную улыбочку. «Ханжа Джудиф!» — с неприязнью подумал Дженкинс, вспоминая свой последний визит в семью Президента в Мэмфис, Хенесси. Джудиф Бакли пригласила Секретаря Департмента Демографии на свое восьмидесятипятилетие исключительно из ехидства и любви к сомнительного качества шуточкам. «А теперь, господа, я предлагаю тост за человека, на котором покоятся наши надежды на счастливое будущее человечества, на организатора и главного планировщика этого будущего мистера Сола Дженкинса — автора закона, согласно которому все граждане, достигшие шестидесяти пяти лет, подлежат уничтожению, а тела их сожжению за счет государства в государственных крематориях». Даже розовенький Том — Президент не выдержал. «Ну, мам!» — воскликнул он. Джудиф Бакли улыбалась, а гости и слуги с ужасом поглядели на невозмутимого Дженкинса, спокойно размешивающего в бокале свою минеральную воду.

Дженкинс вдруг встал, зажег свет в спальне, нажав кнопку, вышел в темный ангар офиса и, не зажигая там света — только с Пятой авеню сквозь гигантские окна неутомимые прожектора поделились косвенным сиянием с кабинетом Дженкинса, — прокрался за стол. Взяв пульт управления консолью в руки, Дженкинс «порылся» в досье семьи О'Руркэ и выбрал фотографию Дункана О'Руркэ. Цвет носа О'Руркэ повествует о его пристрастии к дешевым сортам ирландского виски, но эта деталь исключительно индивидуальна и не должна интересовать Дженкинса. Это можно было объяснить также тем обстоятельством, что Дункану О'Руркэ в юном еще возрасте не раз давали по носу кулаками.

— До тех пор, пока давание по носу Дункана О'Руркэ не стало занятием, наказуемым выстрелом в затылок, — пробормотал Дженкинс.

Потом он одним движением покрыл портрет калькуляционной сеткой, полюбовался еще некоторое время предметом своего исследования и потушил консоль…

Босиком, в рубашке Сол Дженкинс подошел к окну и поглядел в мир. Все так же стоял на углу 82й улицы бронированный автомобиль. Патрульные уже не курили, а шли к автомобилю легкой и скучной походкой людей, уже давно не надеющихся ни на какое происшествие. Дженкинс посмотрел, подумал, что смерть, наверное, так же скучна, как темная Пятая авеню в июльскую ночь, и вернулся в спальню. Улегшись опять в постель — колено неудачно стукнулось о колено, — Дженкинс подумал, что ноги у него сделались куда суше и тоньше. Несмотря на ежедневную напряженную гимнастику — суше и тоньше. Как у старика. Ногам моим — семьдесят три года, скучно сформулировал Дженкинс.

Лейтенант Тэйлор сложил обе руки замком и внезапно обрушил их на голову сидящего на стуле человека в черном костюме. Неизвестный упал вбок, головой вперед, и, судя по той силе, с какой лицо неизвестного встретилось с кафельным полом цокольного этажа, он не притворялся. Из-под щеки неизвестного вытекла на белую кафелину кровь. И перетекла на черную.

— Джонсон, Мак-Кой, приведите его в чувство и выжмите из него все, что возможно. Если к десяти утра он не признается, отправьте его в штаб бригады, там сидят большие специалисты.

Лейтенант Тэйлор взял со стола полотенце и, повесив его на шею, отправился в глубь коридора в помещение дежурного офицера. Было два тридцать ночи.

Парни лейтенанта Тэйлора поймали неизвестного уже на территории посадочной площадки. При нем был обнаружен револьвер настолько устаревшей конструкции, что никто из присутствующих в помещении охраны не смог определить его марку. «Коллекционный кусок» — брезгливо взяв револьвер двумя пальцами за дуло, Тэйлор перенес музейное «тело» в ящик стола. Бить мидл-эйдж мудаков, расхаживающих по территории Департмента Демографии, не входило в обязанности лейтенанта. Все, чего хотел от неизвестного Тэйлор, — это ответа на вопрос: каким образом он оказался вблизи от одного из вертолетов охраны, когда двадцатифутовая стена, отделяющая площадку от внешнего мира, снабжена поверху сложной системой проводов высокого напряжения? Никаких других способов проникнуть на территорию, 24 часа в сутки охраняемую «убийцами», не знает и сам лейтенант Тэйлор. Лейтенант хотел бы узнать, где именно находится брешь в секьюрити. «Ебаный сумасшедший!» — выругался лейтенант и, войдя в свой кабинет, первым делом вынул из рефриджерейтора бутылку пива. Одним и тем же движением руки, сжимающей бутылку, лейтенант свободными пальцами ухватил свой красный берет, стащил его с головы и бросил на железный стол, крашенный хаки. Другой рукой лейтенант переместил под начавшее опускаться тело стул и, упав в него, уже выдвигал рукою ящик стола. Ящик взвизгнул, лейтенант извлек из ящика стакан и, скрутив с бутылки головку, умело налил себе зашипевшей жидкости. Отпил глоток и, протерев концом полотенца лицо, быстро пробежал пальцами по клавишам телефона.

— Розика? Спишь? Я извиняюсь… — Лейтенант прослушал то, что ему сказала Розика. — Я же извинился, да? — Розика опять прервала лейтенанта. — Я извинился. Ебаное дежурство не обошлось без говна. Некто «икс» проник на территорию. Что? Странно вооруженный, я бы сказал. Допотопным ручным оружием. Пистолет. Семь, шестьдесят пять миллиметров. По-моему, начала века… Нет, прошлого века… Откуда я знаю? Слушай, может быть, мы встретимся? Нет, не у тебя, я должен торчать здесь до шести, может быть, ты приедешь… Я могу послать за тобой?

В ответ на предложение Тейлора телефонная трубка разразилась длиннейшей тирадой, послушав которую в течение нескольких минут, лейтенант положил трубку на стол и обессиленно откинулся в кресле. Отражающиеся от поверхности металлического стола звуки все же достигали ушей лейтенанта, и он даже мог разобрать отдельные разгневанные словечки, с которыми обращалась к его совести Розика. Лейтенант, закинув полотенце на короткостриженую щетину черепа, прижал полотенцем уши и просидел так некоторое время. Потом открыл одно ухо, прислушался — звуки все еще задевали о стол. Лейтенант рывком схватил трубку, прорычал: «Fuck you!» — и метнул трубку на рычаг. Жалобно взвизгнув, телефон заткнулся. В дверь постучали.

— Get in! — закричал лейтенант, встал и пошел к рефриджерейтору.

Вошел Мак-Кой — чистенький, остроносый, и встал у входа.

— Он заговорил, лейтенант, — сообщил Мак-Кой. — Хочет говорить с вами.

— Приведи, — лейтенант свернул головку еще одной бутылке.

Мак-Кой, выходя, с завистью покосился на бутылку пива. «Не сейчас, потерпишь, — подумал Тэйлор. — Исполнительный Мак-Кой, в свою очередь, станет, без сомнения, лейтенантом и будет пить на дежурстве пиво, что в любом случае противоречит уставу. Ебаный Мак-Кой, ебаная Розика, отказавшаяся явиться, и ебаный мир! Ебаная Розика. Она становится все привередливей. Ведь была же она здесь два раза…»

Мак-Кой и Джонсон ввели неизвестного. Шел он сам. Так как было ясно, что в руки правосудия неизвестный никогда не попадет, то били его, не прибегая ни к каким предосторожностям, в области, указанной Тэйлором, — по голове. Физиономия неизвестного на протяжении телефонного разговора лейтенанта Тэйлора с Розикой постарела на десяток лет. Старик с затекшим от побоев лицом стоял перед лейтенантом. Белок левого глаза затек кровью. Из-за левого уха, из негустых волос, медленная, сползала вниз по щеке густая кровь. Лейтенант Тэйлор, схватив со стола полотенце, бросил его в неизвестного.

— Оботрись.

Неизвестный, неловко поймав полотенце у себя на груди, стал осторожно промокать лицо.

— Садись.

Лейтенант толкнул металлический стул ногой, и стул рывком достиг колена Джонсона, и тот уже переправил стул к неизвестному. Сняв полотенце с лица, неизвестный осторожно сел. Лейтенант Тэйлор уселся тоже, но не на другой стул, а на стол.

— Я слушаю.

— Я хотел бы поговорить с вами наедине, — неизвестный покосился на «убийц».

— Выйдите, парни, мы потолкуем с маньяком, — насмешливо приказал лейтенант. Мак-Кой и Джонсон тихо, как ангелы, вышли.

— Ну? — буднично промычал Тэйлор, глотая очередную порцию пива, на сей раз прямо из бутылки.

— Меня зовут Лукьянов. Ипполит Лукьянов.

— Этого еще только не хватало, — Тэйлор соскочил со стола. — Ты русский гражданин? — Он теперь с любопытством смотрел на Ипполита. Может быть, он один из людей Петрова?

— Нет. Гражданин Соединенных Штатов Америки.

— Это уже лучше. — Лицо Тэйлора потеряло обеспокоенное выражение и разгладилось. Отступив от арестованного, он уселся на стол. — Что же ты, Лукьянов, делал на территории взлетно-посадочной площадки Департмента Демографии Соединенных Штатов Америки?

— Хотел убить Секретаря Департмента Демографии Соединенных Штатов Америки, — в тон Тэйлору спокойно ответил назвавшийся Лукьяновым.

— Дурак, — комментировал лейтенант. — Не убил и попался.

— Дурак, — согласился Лукьянов.

— Меня не интересуют причины, на основании которых ты решился на эту необыкновенно глупую акцию, — лейтенант поболтал ногою в черном ботинке, свешивающейся со стола, — этого от тебя станут добиваться другие, и я тебе советую найти достаточно веские причины, если у тебя их нет, не то я тебе не завидую. Мне ты скажи, как ты оказался у вертолета, каким образом ты проник на территорию. Меня это очень интересует. Так случилось, что я — ответственен за охрану этой территории. Дежурный офицер.

Лукьянов внимательно обшарил ничем не примечательное лицо лейтенанта и отметил про себя, что Тэйлор напоминает ему одного из его героев, Тэда Шоу — лейтенанта полиции. К Тэду Шоу автор испытывал в свое время определенную симпатию, выразившуюся в том, что он написал о Тэде несколько книг. И дежурный лейтенант на столе, несмотря на то, что это ему Лукьянов был обязан сотрясением мозга и болью в левой половине черепа, также показался ему вполне симпатичным животным. Не очень высокого роста животным, потому предпочитающим сидеть на столе. Плохо, что они встретились на территории Департмента Демографии.

— Я вошел в здание вместе с русскими, смешался с ними, — Ипполит отнял от головы полотенце, кровь все еще обильно сочилась из раны.

— Bullshit! — комментировал лейтенант. — Их было семь человек на двух машинах. «Бульдоги» всегда прекрасно знают и количество, и состав участников пьесы. И мы знали, что их будет семь: босс Валентайн Петров, его советник мистер Гуревич и пять «бульдогов». Брось, как там тебя — Лук… сочинять. Говори правду. Что, впрочем, все равно не убережет тебя от Большой Беды…

— Я знаю, — устало кивнул Лукьянов. — Но я говорю правду, лейтенант. Я действительно смешался с русскими в тот момент, когда к четверым из первой бронемашины присоединились трое из второй. И тотчас же по лестнице спустились ваши официальные лица встретить русских. Вот в этот момент я и вошел в группу. Вместе с вашими «бульдогами», лейтенант, на месте оказалось около пятнадцати человек или больше, и все мы вкатились в дверь Департмента.

— Я не заведую «бульдогами», — отметил Тэйлор гордо, — я не полицейский — я ответственен за military protection Департмента Демографии.

То, что рассказывал ему этот Лук, было, однако, занятно, хотя на первый взгляд и неправдоподобно.

— И что же, никто не поинтересовался, кто ты такой, ни о чем тебя не спросил, Лук?

— Один из ваших, когда я уже был в здании и отделился от группы, спросил меня, куда я иду, и я ответил ему длинной фразой по-русски, а потом исковерканной и короткой английской.

— Остроумно, Лук… А что же спросил тебя «один из наших»? И прежде всего — он был в униформе и в берете или же в стандартном сером костюме «бульдога» а ля Дженкинс?..

— В униформе. Ваш парень, лейтенант.

— Да. Жаль, — заметил лейтенант и соскочил со стола. — И что же ты ответил моему парню по-английски, остроумный Лук?

— Лук-яноф. Я сказал ему, что ищу туалет.

— Нормально, — согласился лейтенант.

Русский визитер имеет право посетить туалет даже и в Департменте Демографии. Находчивый Янов Лук. Тэйлор прошелся по офису, зашел за спину сумасшедшего, явившегося с музейным оружием убивать Дженкинса.

— Ты можешь опознать парня, который галантно разрешил тебе воспользоваться нужником, Лук?

— Не уверен. Может быть.

— Хорошо. Вернемся к началу. Где ты был, Лук, когда подъехали русская черепаха и другая их машина?

— Я шел по Восемьдесят второй улице и, заметив автомобили, решил рискнуть — пересек Пятую авеню чуть сзади второй машины. Я присоединился к толпе в момент, когда все они — три группы — соприкоснулись и слились в одну.

— Я понял. Вся эта биология — сливание групп, как клеток под микроскопом, — могла быть видна сверху, из окна Департмента по Close Sircut TV, где сидят мои люди, но они тебя не заметили, я им устрою… Блядь, вот что делает, Лук, oversecurity! Слишком много секьюрити тоже плохо. Русские понадеялись, что внешний обзор держат хозяева — люди Дженкинса, поэтому они выполняли только часть их инструкции — заслоняли тело босса стеной. «Бульдоги» Дженкинса, так как сам Дженкинс был в здании, перенесли свое внимание на Кэмпбэлла, который вышел встречать русских. Мои люди были озабочены только покоем в общей группе «бульдогов» и officials двух стран. Мои люди по инструкции должны вмешаться только в случае странных движений и агрессивных действий… — Тэйлор остановился. — Мои люди виноваты, Лук. Хуево!

— Я понимаю, — виновато уронил Лукьянов.

— Он понимает — а мне что, легче от этого? — возмутился лейтенант. — И почему тебя никто не остановил с поста на углу Восемьдесят второй улицы? Там тоже мои люди. Завтра все это всплывет в штабе бригады. Но это еще полбеды. Штабу бригады придется написать докладную о происшествии: самому Дженкинсу. И начнется…

Тэйлор некоторое время ходил по офису, засунув руки в карманы. Наконец остановился перед сумасшедшим.

— Ты не мог подождать сутки, лунатик, и явиться сюда в дежурство лейтенанта Де Сантиса? Shit! Shit и fuck! Самоубийца ебаный!

Лейтенант опять зашагал по офису.

— А как ты оказался у вертолета охраны? Может быть, ты хотел угнать вертолет?

— Нет. Я заблудился.

— Значит, ты все-таки хотел убить Дженкинса? Идиот!

То, что этот странный Лук хотел убить Дженкинса, не удивляло Тэйлора и не возмущало, но почему в его дежурство? Лейтенант Тэйлор, с таким трудом обуздывая свой темперамент, медленно поднимался по служебной лестнице, срывался, снова подымался… и теперь этот Лук… И даже не врежешь ему, этому Луку, ребята и так его разделали. Тэйлор без сожаления мог пристрелить Лука, но бить избитого человека, годящегося ему в отцы, он же не полицейский. Лейтенант Тэйлор, так случилось, терпеть не мог полицейских всех мастей. И ебаный Дженкинс, может быть, заслуживает пули в рафинированные книжные мозги, но не в дежурство Тэйлора.

— Сколько тебе лет, Лук?

— Шестьдесят пять.

— Да ну? — искренне удивился Тэйлор. — Я думал, много меньше. Если шестьдесят пять, ясно, почему ты хотел отправить старика Дженкинса на тот свет. Профессия?

— Был писателем. Автор полицейских романов.

— Понятно теперь, почему ты такой умный, — лейтенант оживился. Не потому, что Лук оказался автором полицейских романов, а потому, что вдруг сообразил, как спастись от еще одного, может быть, рокового пятна на своей репутации офицера. — Слушай, Лук, ты вполне симпатичный старый сумасшедший. Тебе придется просидеть со мной тут до шести утра. Потом ты сядешь в мою машину, и я повезу тебя в штаб. Но в штаб я тебя не привезу, я тебя отпущу, Лук. Почему, ты спросишь?

— Почему? — спросил Лукьянов.

— Потому что один только факт, что ты пробрался незамеченным до самых вертолетов, может мне стоить моего лейтенантства, — вот почему, Лук. А сейчас, если ты хочешь спать, — можешь подремать на стуле, если нет — мы можем с тобой потрепаться. Идет, старый Лук?

Ипполит Лукьянов подумал о том, что такой поворот сюжета в романе черной серии, пожалуй, показался бы не совсем правдоподобным, но перед ним, ухмыляясь, сидел на столе молодой черноволосый офицер, и автору И. Лукьянову были ясны мотивы поведения офицера: передача человека по фамилии Лук-что-то вышестоящим властям причинит лейтенанту Тэйлору большие служебные неприятности, может быть, увольнение. Непередача, недоставка человека по фамилии Лук-что-то по меньшей мере предохранит служебное досье Тэйлора от вредной информации.

— Что, старый Лук, удивлен? Хочешь пива?

— Удивлен. И хочу пива, — согласился Лукьянов. — Я уже приготовился k быстрому переходу в мир иной.

— Поживешь еще, — констатировал Тэйлор, наливая Лукьянову пиво в тот же стакан, из которого пил сам. — Если будешь сидеть тихо. Скажи-ка мне, Лук, как это чувствуется — быть старым?

— Не так плохо, как я подозревал, когда был в вашем возрасте, лейтенант. Вполне выносимо. Удовольствия несколько, правда, другие, чем в двадцать пять лет. Хорошая погода, природа, солнце приводят в экстаз. Хороший обед тоже.

— А девочки, Лук? Слушай, скажи мне честно, у тебя еще стоит на девочек? Ты еще можешь? — Тэйлор протянул Лукьянову стакан с пивом, а сам стал пить из бутылки, опять устроившись на столе.

Ипполит даже попробовал улыбнуться. Улыбаться, однако, было больно.

— Стоит, лейтенант. Я, конечно, не смогу соперничать с молодым человеком вашего возраста, но несколько раз в неделю я встречаюсь с girl-friend, китаянкой.

— Правда? — искренне удивился лейтенант. — Говорят, после сорока пяти лет сексуальная активность мужчины начинает неуклонно падать. Сколько оргазмов в неделю ты можешь достичь, Лук?

— Не знаю, не считал… Не приходило в голову подсчитать.

— Я могу иметь двадцать восемь оргазмов в неделю, — гордо заявил лейтенант.

— Море оргазмов, — осторожно согласился Лукьянов. Несколько вольное поведение для офицера охраны Департмента Демографии — бухгалтерски подсчитывать свои оргазмы.

— А сколько лет твоей girl-friend? — поинтересовался Тэйлор.

— Тридцать два, лейтенант.

— И что же, Лук, она тобой довольна? Ведь получается, что между вами разница в тридцать лет? Ни хуя себе!

— Ну, она не нимфоманка, конечно. — Лукьянов задумался. — Иногда, лейтенант, она даже жалуется, что я не даю ей спать, пристаю, требуя секса… Так как она работает секретаршей в офисе, то встает в восемь часов утра. Если мы имеем секс ночью, она не высыпается. — Лукьянов замялся. — Мне, правда, утром не нужно вставать, я «S. E.»

— Holly shit! — Глаза Дика Тэйлора сделались большими. — Ты, Лук, супермен. На хуя только ты от счастливой сексуальной жизни пришел сюда убивать Сола Дженкинса? Ебался бы себе тихо.

— А возраст? — укоризненно заметил Ипполит. — А закон 316, пункт «B»?

— Сменил бы айдентити. Я слышал, что такие вещи возможны. Потом, другие старики шестидесяти пяти не идут же убивать Сола Дженкинса, который и сам старик, скоро помрет. Почему ты?

— Психанул, — уклончиво объяснил Лукьянов. — Кровь ударила в голову.

— Я не извиняюсь, что дал тебе по голове. Почему ты сразу не раскололся?

Лукьянов пощупал голову. Пожал плечами. Впервые за все время пребывания в комнате дежурного офицера втянул в себя воздух, анализируя. Пахло потом, нечистым бельем, казармой.

— Воняет? — заботливо спросил Тэйлор. — Уже пятый час. Скоро свалим. Я тебя запру, а сам пойду проверю своих ребят. Сиди здесь тихо, старый Лук. Если хочешь — в рефриджерейторе пиво.

Лейтенант натянул на голову берет, потом оглядел голое помещение. Подошел к массивной двери сейфа во всю стену, попробовал ручку. Закрыто.

— Пока, Лук.

Лейтенант запер за собою дверь, два раза повернув ключ в замке. Ипполит закрыл глаза.

 

4 июля 2015 года

 

В 6.10 утра бронированная дверь служебного паркинга под зданием Департмента Демографии с трудом поднялась перед автомобилем Тэйлора, и автомобиль выскочил на боковую дорогу, ведущую на Пятую авеню, в начинающийся день.

— Береги голову, Лук! — скомандовал лейтенант, и «ленд-ровер» резко тряхнуло, ибо перед самым выездом все еще была яма, оставленная пару недель назад ракетой, которую выпустили, по расчетам специалистов, из Централ-парка, из района искусственного озера. — Бардак в мире, один раз рабочие уже заделывали эту яму, но асфальт провалился опять, — пожаловался Тэйлор собеседнику. — Никто не хочет работать, Лук, у народа апатия, всем все остопиздело. Ты не находишь?

— Нахожу, — согласился Лукьянов, которому Джонсон перебинтовал голову. Он сидел рядом с лейтенантом и пытался приспособиться к голубовато-серому свету дня, уже залитому в расселины Супергорода. Глаза болели. — После знаменитой войны, лейтенант, люди потеряли смысл существования. Им на опыте доказали, что будущее не состоится. До две тысячи седьмого года простые люди работали, чтобы достичь определенного благосостояния и, скажем, дать своим детям высшее образование, которого они сами были лишены. Сейчас, не говоря уже о том, что каждая пара, захотевшая иметь ребенка, должна получить разрешение в отделе Демографии… — Лукьянов покосился на лейтенанта — тот глядел на дорогу. — Так еще неизвестно, как долго удастся прожить этому ребенку. Какое уж образование. Жизнь потеряла цель.

— Я вынужден буду арестовать тебя, Лук, «за антиамериканскую пропаганду и агитацию». — Тэйлор засмеялся и, видя, что Лукьянов устало закрыл глаза, ободрил его: — Валяй дальше, Лук, я пошутил. Не каждый день приходится слушать антиамериканскую пропаганду.

— Знаете, лейтенант, Луком меня звали в хайскул. С тех пор вы первый.

— Конечно, Лук, кто же запомнит всю твою варварскую фамилию. Лук — экономнее, короче, сразу запоминается. Кстати, Лук, где именно тебя выбросить?

— Вы что, лейтенант, действительно хотите меня отпустить?

— А на хуй ты мне нужен, старый дурак? Я тебе уже объяснял ситуацию.

— Я думал, вы…

— Думал, думал? — Тэйлор от возмущения даже бросил руль, потом опять опустил на него руки. — Я думаю, что ты законченный крейзи, Лук, и как таковой абсолютно неопасен. Ты знаешь, что «бульдоги» Дженкинса вооружены лазерным личным оружием. Выглядит, как пистолет, весит чуть больше нормального «Смит энд Вессона». А ты, мудак, поперся убирать папу Дженкинса с моделью пистолета начала прошлого века. Жаль, что мои парни помешали «бульдогам» разрезать тебя на куски.

— Может быть, именно на это я и надеялся.

— На что, сумасшедший?

— На то, что они разрежут меня на куски.

— Вот. — Тэйлор торжествующе помолчал. — О чем же с тобой говорить…

Тэйлор вдруг резко затормозил. Безучастная ко всему на свете, через Пятую авеню из Централ-парка переходила не спеша жидкая колонна раковых больных «c», множество белых ног. Лейтенант обессиленно посмотрел на Лукьянова, ища, может быть, сочувствия.

— Лейтенант?

— Что?

— Убить человека прекрасно можно и из старого «Боршарда» образца тысяча восемьсот девяносто третьего года. Кстати говоря, великолепный пистолет. Послужил в свое время прототипом для знаменитого маузера.

— О, глупый Лук. Старого Дженкинса можно убить и камнем. Но начнем с вопроса, зачем его убивать. Старый Дженкинс мудр, он возглавляет сильное движение, имеющее множество сторонников. И он прав, людей на земном шаре слишком много. Наша планета не может прокормить всех…

— Но… — начал Лукьянов.

— Что «но»? Ты, Лук, — old-fashion гуманист. Ты не понимаешь, что твердость старого Дженкинса вынужденная. И это вы все виноваты, ваше поколение гуманистов, что нам во главе с Дженкинсом приходится убирать ваше дерьмо, ибо вы не следили за собой, за своим размножением, за количеством и запустили планету.

— Если бы вы, лейтенант, были в моем возрасте, вы говорили бы по-иному.

«Лендровер» проскочил въезд в Централ-парк у 66й улицы — огромная арка была полностью скрыта под плакатом. Его Величество Американский Народ, досимволизированный до сотни голов, скалил зубы и выпячивал брюха на Лукьянова.

— Закон 316, пункт «B», — временная мера. Когда население войдет в норму, закон отменят.

— А когда оно войдет в норму?

— А хуй его знает… «В Африке засуха. Двадцать африканских стран обратились в Организацию Объединенных Наций с просьбой о помощи, сто пятьдесят миллионов человек голодает…» — пародировал Тэйлор чей-то голос. И тотчас пояснил: — Я видел старые документальные ленты в Департменте: рахитики-черные, скелетики… вызывали жалость, и мы отправляли ленивым, ебущимся двадцать четыре часа в сутки черным дикарям зерно, фрукты, давали наши money на закупку продовольствия. Зачем давали? Надо было предоставить их собственному попечению, как было всегда. Не могут прокормить детей — пусть не рожают.

— Двадцать восемь оргазмов в неделю, — бесстрастно обронил Лукьянов.

— Хэй, Лук, — возмутился Тэйлор. — У меня нет детей. Я цивилизованный человек. А ты обнаглел, тебе не кажется?..

— Извините, лейтенант, я обязан вам жизнью.

— Старая блядь! Был бы у тебя с собой «Борхард», ты с удовольствием продырявил бы мне кишки. Уверен!

— Я не уверен. — Ипполит закрыл глаза. Он думал, куда ему деваться. Они пересекли 57ю…

— Ответ, достойный философа, Лук! Не уверен! Ну ты и типчик, Лук!

— Лейтенант!

— Что, старый урод?

— Вы не могли бы сделать мне одолжение?

— Еще одно? Я уже подарил тебе, Лук, если не жизнь, то свободу…

— Лейтенант, ваш Отдел уничтожения ищет меня повсюду…

— Ты слишком высокого мнения о себе, Лук. Они не ищут, они… устраивают облавы. Дженкинс недоволен отделом, «шакалы» вечно получают выговоры. И сам Президент недавно высказался в том смысле, что облавы разрушают мораль американских граждан… Кстати говоря, Лук, я хочу тебе сообщить сногсшибательную новость: сенатор из штата Колорадо, Гарри Спрингсфилд, внес на обсуждение сената вопрос о целесообразности закона 316, пункт «B». Будут слушать на той неделе. А? Ты рад? Нет? Очень может быть, что закон отменят, сформировалось сильное лобби. Как минимум, Спрингсфилд предлагает ограничить действие закона, распространить его только на несколько категорий стариков, как-то: физически и психически больных…

— С физически и психически больных все и началось, Тэйлор. Вас еще не было на свете, когда в семидесятых общественность усиленно обсуждала, что делать с «живыми растениями» — с пациентами, по многу месяцев и даже лет находящимися в коме. «Право на смерть» — называлось тогда убийство. Все выглядело довольно мило… Дженкинс и его люди в сенате не дадут отменить закон.

— Лук, положим, ты довольно энергичный, хотя и безумный старик, но признай, что большинство людей твоего возраста уже ни на что не способно — они обуза для родственников и для самих себя. Ваш фальшивый гуманизм образца середины прошлого века, конечно, не в силах вынести правду, но это правда…

— Не всегда… Лейтенант, дайте мне совет… Вы единственный мой знакомый в верхах…

Тэйлор поглядел на собеседника и захохотал.

— В верхах… Лук? Черная дама, моющая Дженкинсу туалет, тоже видит его несколько раз в неделю, как и я. Если это называется «в верхах»…

— Лейтенант, у меня отобрали айдентити… Посоветуйте, что делать, раз уж вы вынули меня из комы…

— Я этого не делал, старый Лук, ошибка…

— В переносном смысле, Тэйлор… О'кей, вы вынули меня из петли, спасли от самоубийства.

— Честно говоря, Лук, я не знаю, чем я могу быть полезен. Я не заведую выдачей документов.

— О'кей, лейтенант. Выбросьте меня у Публичной библиотеки…

— Решил почитать, Лук?

— Не могу же я весь остаток жизни ехать в вашем автомобиле.

— Это зависит от того, как долго ты собираешься жить, Лук…

— С такими, как вы, лейтенант, не умрешь. Зачем вы мне помешали убить Дженкинса, иными словами — покончить с собой? Теперь я должен решать чудовищно трудные проблемы…

— Лук, ты соображаешь, что ты делаешь? Ты ругаешь человека, который спас тебе жизнь.

— Спас свою карьеру.

— Не обязательно, Лук, не обязательно. В штабе бригады меня не раз уже прощали. Простили бы, возможно, и еще раз. Шутки в сторону, я, между прочим, хороший офицер, Лук. Меня подводит темперамент. Только темперамент.

— Остановите здесь, лейтенант. Спасибо за все. — Лукьянов пожал руку лейтенанту и вылез из «лендровера».

— Больше не делай глупостей, Лук, — погрозил ему пальцем Тэйлор.

Лукьянов захлопнул дверь. Тэйлор увидел, как он пошел по 42й улице.

Он подумал, что Ипполит Лук выглядит престранным образом на пустынном в этот час тротуаре (только самые первые «сопы» и «youth workers» торопливо пробегали на смену), — перебинтованная голова на черном постаменте слишком большого костюма. Из газетного стенда свешивалось широкое полотнище «International news». «Успехи Департмента Демографии в Китае. Последняя статистика». «Взрыв в Болгарии», — прочел Тэйлор. Он вышел из машины и затопал к киоску. Купив газету и усаживаясь за руль, он услышал вдруг встревоженное: «Лейтенант! Лейтенант!» Из глубины 42й улицы, окруженный тремя городскими жандармами — один из жандармов уже шарил по черному костюму, — взывал к нему Ипполит Лук. Лейтенант ухмыльнулся и, поправив берет, вылез из машины…

В шесть утра Дженкинс, верный многолетней привычке, был уже на ногах. Как и многим людям его возраста, ему было достаточно нескольких часов глубокого сна, чтобы полностью восстановить силы. Между ночной рубашкой и костюмом Дженкинс не признавал никакой одежды, поэтому доставивший ему завтрак «бульдог» застал Шефа Департмента Демографии сидящим в своем обычном кресле за столом, но в рубашке. Стариковскую шею прикрывал темный шелковый шарф. Дженкинс изучал видеодосье.

— С добрым утром, Харрисон. Спасибо.

«Бульдог» закатил столик с завтраком и газетами к Дженкинсу под правую руку и удалился. Дженкинс без досье мог сказать, кто была прабабушка Фрэнка Харрисона, и более того, прапрабабушка. «Бульдогов» проверяли год, а тех, кто работал в офисе Дженкинса, еще дополнительно проверял сам Дженкинс.

С наслаждением поглотив овсянку и овощной салат, Дженкинс, игнорируя газеты, обратился опять к видеодосье О'Руркэ. И опять пошли на него, беседуя, Дункан О'Руркэ и его сын Виктор. За ними последовали кадры, очевидно, снятые с вертолета. Квадрат «O'Rurke Demolishing Limited», маленькие траки, вертолеты, похожие сверху на увеличенные кофемолки, ангары, основное здание, флигель.

«Криминальным семьям типа семьи О'Руркэ все труднее оперировать, — зачитал голос Кэмпбэлла. — Поскольку игорные дома уже давно монополия государства, а проституция прекрасно организована и управляется мощными профсоюзами, контролируемыми нами — Департментом Демографии, в которые гангстерам невозможно проникнуть, криминальные семьи сменили тактику. Они все более обращаются непосредственно к гангстеризму, то есть к вооруженным ограблениям, похищениям с целью получить выкуп, с чего, собственно, они и начинали свою деятельность на территории Соединенных Штатов в двадцатых и тридцатых годах прошлого века, — философски заметил Кэмпбэлл. И добавил: — Только временное ослабление государственного контроля над гангстеризмом позволяло им до начала девяностых годов прошлого века активно участвовать в экономической жизни страны…»

Дженкинс поморщился. Иногда Лагерный Колокол любит ввести в досье свое историческое отступление. Нужно будет мягко объяснить ему, что назначение видеодосье — сконцентрированная до минимума информация, а не отсебятина чиновников.

Последовали короткие кадры, запечатлевшие персонажей, посетивших в последние несколько недель «O'Rurke Demolishing Limited». В течение двадцати минут перед Дженкинсом продефилировала целая галерея старых и молодых гангстеров или подозреваемых в членстве в гангстерских организациях. Их имена, аккуратно сообщаемые то Кэмпбэллом, то неизвестным Дженкинсу женским голосом, очевидно, сотрудницей архивов F.B.I., опознававшей по просьбе Кэмпбэлла бандитов, ничего Дженкинсу не говорили, их краткие биографии, зачитанные Кэмпбэллом и дамой, ничего интересного для Дженкинса в себе не содержали… Что, собственно, хотел обнаружить Дженкинс, кого — он и сам не очень себе представлял. Главный человек был на месте — Дункан О'Руркэ… Дженкинсу, может быть, нужна была связь между Дунканом и Президентом? И если он обнаружит эту связь, то что? Дженкинс налил себе минеральной воды и задумался, продолжая вглядываться в консоль, на которую мощные видеолучи из другой стены посылали двигающихся и шевелящих губами бандитов. «Тогда я смогу свалить Президента, которого я очень не люблю и который мне мешает», — спокойно признался себе Дженкинс.

Кэмпбэлл вошел в кабинет босса в восемь утра. Следуя обычной процедуре, Дженкинс выслушал свое собственное расписание на день, зачитанное ему Кэмпбэллом, и затем попросил своего секретаря присесть.

— Кто этот человек, Спэнсер? У вас нет никаких комментариев относительно его.

Дженкинс порылся в видеодосье, разрывая на экране туловища гангстеров и пейзажи Бруклина, и остановился на короткой сцене, очевидно заснятой с большого расстояния: черный полуголый человек в bulletproof жилете обыскивал высокого пожилого мужчину в сером спортивном костюме.

— Черный — Кристофэр Смиф — лейтенант О'Руркэ. Увы, босс, нам не удалось выяснить, кто обыскиваемый. В F.B.I. нет на него данных.

Следующая сцена — Виктор О'Руркэ и неизвестный стоят в глубине двора. Шевелят губами.

Дженкинс увеличил лицо неизвестного.

— В отличие от подавляющего большинства гангстеров, у этого типа интеллигентное лицо. Постарайтесь как можно быстрее определить его. Затребуйте компьютер «Си»… не мне вас учить, Кэмпбэлл… Очень может быть, что это человек, которого я ищу.

— Есть, босс. — Кэмпбэлл встал.

— И еще, Спэнсер. Старайтесь меньше философствовать, когда составляете досье, хорошо? Сделайте одолжение…

— Слушаюсь, босс.

Дженкинс вернул на видеоэкран неизвестного. Он казался странно знакомым. Через пару минут секретарь Департмента Демографии осознал, что этот тип — его двойник.

В 16 часов Спэнсер Кэмпбэлл доложил Дженкинсу, что компьютер «Си» позитивно идентифицировал неизвестного из досье О'Руркэ как Ипполита Лукьянова, 65, «S. E.», автора полицейских романов (среди прочих «Ловушка», «People's Justice Society № 1» и «People's Justice Society № 2»). Холост. Адрес: 210 Вест, 108я улица. Айдентити Ипполита Лукьянова поступило в Айдентити коллекшэн офис 2 июля. Согласно закону 316, пункт «B», Лукьянов подлежит уничтожению. Однако по неизвестным причинам не уничтожен, и местоположение его в настоящее время неизвестно.

— Как и местоположение еще десятков тысяч, — добавил Дженкинс недовольно. — Что такое «по неизвестным причинам», Кэмпбэлл?

— По правилам Отдела уничтожения, сэр, он должен был быть «изъят» сразу же после того, как ему исполнилось шестьдесят пять, после второго мая, но по каким-то причинам этого не случилось. Мое мнение, что так как этот Лукьянов — «S. E.» плюс то обстоятельство, что уже много лет он не находится в обращении, то Отделу уничтожения его существование не бросалось в глаза. То есть, сэр, так как «S. E.» Лукьянов минимально сталкивается с обществом, то он выпал из наших досье. Мы чистим информацию каждые десять лет… Отдел же уничтожения обычно работает на основании данных, поступающих с мест работы, от профессиональных организаций и т. д.

— Мне нужен этот человек, Кэмпбэлл. Соберите о нем всю информацию, какая существует. Найдите его книги. Немедленно переправьте его досье в Отдел уничтожения. Найти его и задержать. Плюс свяжитесь с людьми из Агентства Национальной Безопасности и всеми агентствами, с которыми мы кооперируемся в экстраординарных случаях.

— Есть, сэр! «Москито» готов к полету, сэр.

— О'кей. — Дженкинс взял со стола подготовленные ему Кэмпбэллом бумаги, заключенные в черной кожи портфолио с бронзовой молнией, вдруг ярко вспыхнувшей под лучом полуденного солнца, проникшего в большое окно, и встал.

Голубой легкий костюм, красный галстук, белая рубашка — Дженкинс всегда сам выбирал одежду — омолодили Секретаря Департмента Демографии.

— Увижу вас позднее, Кэмпбэлл. — Дженкинс шагнул в любезно вызванный ему Кэмпбэллом элевейтор и поощрительно улыбнулся своему секретарю.

У выхода из элевейтора к нему привычно присоединились «бульдоги». Шагнув в залитый ослепительным солнцем двор, Дженкинс пожалел, что не захватил темные очки. Дежурный офицер охраны, лейтенант Де Сантис, увидев босса, приложил два пальца к красному берету, и его люди тренированно взяли Дженкинса в растянутый движущийся овал, спинами к нему, и ощетинились автоматами «НМ-55» во внешний мир.

— Хэлло, лейтенант.

Дженкинс, держа портфолио в левой руке, быстро пересек двор, поднялся — два «бульдога» впереди, один сзади — в ожидающий его серебристо-красный «Москито» и, войдя в личный салон, закрыл за собой дверь. В 20 минут полета, требующиеся, чтобы достичь Правительственного аэропорта, Дженкинс хотел просмотреть бумаги, приготовленные ему Кэмпбэллом. С бумагами он, однако, покончил быстро. Токийская интернациональная ежегодная конференция по проблемам демографии — исключительно парадное, в сущности, бесполезное мероприятие, посему, перелистав схемы и графики Кэмпбэлла и проглядев свою собственную речь — вся речь уместилась на одной странице, — Дженкинс углубился в свои мысли.

Дженкинса вынужденно волновало его собственное здоровье. Боли в спине, вдруг опять начавшиеся, несмотря на строжайшую диету, боли в желудке, головокружения, чаще всего поздно ночью, перед отходом ко сну, боли всех видов посещали теперь его тело всякий день. Дженкинс без докторов отлично знал свой диагноз. «Пришла твоя старость — старик», — ухмыльнулся он горько, поглядев рассеянно в окно вертолета на все уменьшающийся внизу квадрат его «дома» — бывшего здания Метрополитен-музеум. Одну свою мечту он, без сомнения, осуществил. Еще в первый год пребывания в Нью-Йорке, молодым провинциалом, свежеприбывшим из Детройта, увидав впервые Метрополитен-музеум, раскинувшийся привольно над Пятой авеню, он подумал: «Вот бы где жить» и произнес эту фразу вслух. Приятель Майкл Осман, так же, как и Дженкинс записавшийся в Law school Нью-Йоркского университета, прокомментировал:

— Да, аппетит у тебя, Сол, неплохой! — круглолицый Осман зевнул.

— А что, Майкл, человек сильной воли может добиться всего в этом мире, в том числе и сделать Метрополитен-музеум своим домом, — сказал Сол, раздраженный неверием ленивого Майкла.

— Я хочу посмотреть… — Майкл зевнул опять.

Майкл погиб вместе с большей частью населения столицы Вашингтон 21 ноября 2007 года. Майклу не пришлось увидеть своего приятеля Сола Дженкинса, переселившимся в желанное здание. «Судьба удаляет свидетелей», — вздохнул Дженкинс. Безымянные миллионы, видящие строгого Секретаря Департмента Демографии на фотографиях в газетах и по TV, не знали его студентом-юристом Дженкинсом, таким же, как и еще, может быть, десятки тысяч молодых людей, обратившихся к перспективной профессии. Студентом в вельветовых брюках и полосатой спортивной рубашке миллионы его не знали. Они не могут сравнить мизерное начало Дженкинса и его сегодняшнее могущество. Майкл мог увидеть расстояние от пункта «A» до Метрополитен-музеум и открыть рот. Но Майкла нет… Постепенно все, кто мог открыть рот, умерли. Давно ушли в мир иной родители Дженкинса, соученики по колледжу. Кое-кто из них, несомненно, отправился на тот свет благодаря проведенному Дженкинсом через сенат закону 316, пункт «B». Увы, старение — процесс неизбежный и позорный для человеческого существа. До гипертрофированного развития медицины, какового развития Дженкинс не одобрял, человеческие существа не доживали до преклонного возраста. Медицина же нарушила нормальный процесс… и вот человек…

Дженкинс потерял нить мысли. Под вертолетом внизу был сине-стального цвета океан, они перелетали в штат Нью-Джерси. «Скоро и я должен буду уйти, — сказал себе Дженкинс. — Я износился. Семьдесят три года — это много. Даже для мужчины из клана Дженкинсов. Но перед тем как уйти, я хочу убедиться, что эта страна и после моей смерти будет управляема твердыми руками и ясной головой». Том Бакли Джуниор не обладает ни тем, ни другим. И все же, по всей вероятности, он опять станет Президентом Соединенных Штатов. Две трети дряхлой Республиканской партии уже поддержали его, и, вне всякого сомнения, республиканская конвенция в августе назовет его своим кандидатом. Последнее, чего желал бы Дженкинс Соединенным Штатам, — это второго президентства Тома Бакли. Бакли должен уйти. И Дженкинс поможет ему в этом.

В ресторане «Здоровье» на 29й улице, между Бродвеем и Пятой авеню, сидя напротив неопрятного толстяка с красным хмурым лицом, Лукьянов с жадностью поглотил десятиунцевый стейк и салат. Только вылизав содержимое пластиковой салатной чашки кусками хлеба, Лукьянов поднял голову от стола и позволил себе посмотреть вокруг. Вокруг всеми возможными цветами резал лукьяновские глаза пластиковый рай. Сеть ресторанов «Здоровье» опутала Америку в последние десяток лет. Заключив выгодные контракты с главным работодателем страны — Государством, рестораны кормили каждый день все четыре смены «youth workers», санитарных помощников и великое множество другой организованной рабочей силы. Посетители платили «Здоровью» специальными зелеными карточками «Food stamps», которыми их работодатель — Государство выплачивало «youth workers» ежемесячную заработную плату. «Здоровье» обходилось «youth workers» недорого, качество пищи было вполне сносное, и потому зеленые фасады ресторанов «Здоровье» встречались теперь в Нью-Йорке через каждые сто метров.

В десять утра 4 июля не многие пластиковые стулья «Здоровья» были заняты. На дальней стене горела гигантская TV-консоль — показывали парад в честь Дня независимости.

— Идешь на парад? — глухо спросил толстяк Лукьянова и кивнул в сторону TV-стены. Толстяк многозначительно уставился на Лукьянова. — Завидую вам, «S. E.». Всегда свободны. — Лукьянов постарался дружелюбно улыбнуться толстяку, но счел за лучшее не ответить. — По голове-то кто тебе дал? Хорошо приложились… — забормотал толстяк, и Лукьянов понял, что это только прелюдия.

— Оставь меня в покое, толстый человек, если не хочешь иметь больших неудобств. — Лукьянов отвернул с груди черный пиджак и обнажил приколотый к рубашке красный значок. На красном фоне золотыми буквами значилось: «Департмент Демографии. Агент». Круглый значок дал ему Тэйлор.

— Это не big deal, старый Лук, — сказал лейтенант, найдя наконец значок в ящике «лендровера», — но лучше, чем ничего. Старайся особенно не выставлять его и никогда не показывай самим дэмам, но на городских жандармов и мелкие полиции «Агент Департмента Демографии» действует безотказно. Я иногда даю такие значки своим девочкам…»

— Извини, я принял тебя за одного из недобитых… Извини… Извини… — Толстый встал и, подхватив свой чек, быстро ушел к кассе, колыхая необъятным задом в просторных несвежих джинсах.

Лукьянов даже не очень обрадовался тому, что значок сработал. Он хотел спать. Спать было негде. TV вдруг заскрежетал, и звук заполнил ресторан. «Идут наши самоотверженные «youth workers» 18й Трудовой Бригады, — объявил диктор, и трубы и литавры заколотили по барабанным перепонкам Лукьянова. — Вся Парк-авеню залита синим — синие джинсы, синие рубашки — в цвет неба нашей Великой Америки одета сегодня ее трудовая молодежь… Впереди с отточенным долгими тренировками искусством, манипулируя батонами, также в синих юбках и блузках, гарцуют юные мажоретки. Красивая и здоровая Юность Америки гордо шагает сейчас по Парк-авеню». Бравурный марш «youth workers» — случайно Лукьянову пришлось познакомиться с его автором Джефри Ноландом — ударил по забинтованной голове Лукьянова, и в голове что-то запульсировало. Лукьянов встал, сгреб со стола свой чек и поплелся к кассе. Вынул из бумажника доллары, молодая некрасивая кассирша неодобрительно взяла деньги:

— Food-stamps значительно удобнее, мистер. Рекомендую вам пользоваться food-stamps. — И без выдоха продолжила: — Вы также можете покупать у нас «Брекфаст-Сереалс». Три тысячи сто двадцать пять купонов, вырезанных из коробок «Альфа битс Брекфаст-Сереалс», дадут вам право бесплатно получить по почте Avatar 900xL компьютер.

Сверхпроизводство компьютеров создало идиотскую ситуацию, при которой их некуда было девать. Компании выдумывали хитрые трюки.

— Спасибо, в следующий раз, — проскрипел Лукьянов и, осторожно коснувшись руками головы, вышел на улицу.

Поставив одну ногу на тротуар, враждебный толстяк сидел на удивительно хрупком в сравнении с его телом голубом мопеде и, дергая педаль другой ногой, пытался завести мопед. Набитый плодами «Здоровья» живот толстяка дергался при каждой попытке. «Так тебе и надо, stupid», — злорадно подумал Лукьянов и повернул в сторону Бродвея.

Навстречу ему, видимый издалека в своих красных одеждах, шел не спеша дэмовский патруль. До Лукьянова донесся их смех. Пять человек, как обычно (говорят, все инструкции, следуя примеру Ленина, писал дэмам сам Дженкинс). И, по инструкции Дженкинса, патруль должен был состоять из пятерых. Лукьянов повернулся и пошел в противоположном направлении. Не дожидаясь зеленого света, которого, кстати, могло и не быть именно на этом светофоре — светофорная система Нью-Йорка не ремонтировалась множество лет, и городские власти, удалив из города частные автомобили, успокоились, — Лукьянов быстро перешел Пятую авеню. На другой стороне он осторожно оглянулся и на ходу увидел, что дэмы беседуют с толстяком, наконец заведшим свою голубую стрекозу. Толстяк показывал дэмам на него, Лукьянова. Влип, со страхом подумал Лукьянов, влип, и так неожиданно быстро. Жирный, может быть, думает, что делает и им, и мне удовольствие: там еще один ваш, ребята. Вон он, уже на той стороне. А может быть, он не поверил значку Лукьянова? Лукьянов прибавил шаг и быстро пошел по 29й в сторону Мэдисон.

«Кто бы мог подумать… Вчера хотел умереть. Сегодня уже хочу жить… Может быть, завтра я опять захочу умереть. Пожил свое, сколько можно. Мог умереть еще в шестнадцать, когда воспаление легких вдруг развилось в туберкулез…»

К большому сожалению Лукьянова, людей на улице было мало. Дойдя до Мэдисон, он повернул и, успев увидеть идущих за ним по 29й дэмов, пошел по Мэдисон вверх, рассчитывая, что успеет дойти до многолюдной 34й улицы до того, как дэмы им заинтересуются и крикнут ему, чтобы он остановился. Если бы не его забинтованная, с проступившей сквозь бинты кровью, голова, Лукьянов, может быть, рискнул бы остановиться. Голова и нелепый в жаркое летнее утро черный костюм делали его подозрительным.

На углу 31й и Мэдисон в голове Лукьянова опять, как в ресторане, запульсировала кровь, и яркие рыжие пятна расцвели впереди в подымающемся вверх пространстве Мэдисон. Твердо зная, что пятен на уровне человеческого роста в воздухе Мэдисон на самом деле не существует, Лукьянов испугался, что потеряет сознание, и оглянулся в надежде, что, может быть, уже нет необходимости бежать, идти так быстро, может быть, дэмы не преследуют его. Увы, сейчас уже не было сомнений, что дэмы идут за ним. Несмотря на энергичный пробег зверя, расстояние между Лукьяновым и дэмами не уменьшилось.

Он побежал. Побежал, виляя, вспугивая все более многочисленных прохожих, ожидая выстрелов и надеясь, что стрелять, рискуя попасть в прохожих, они не решатся.

Они решились. «Баф!» — пролаял выстрел. Уже знакомый пистолет-автомат «G.P.-20», городская модель, выплюнул одиночную свинцовую косточку диаметром в 9 мм. «Может быть, в воздух?» Прохожие прижимались к стенам, распластывались на дверях учреждений, скрывались в магазинах и драг-сторах. Лукьянов мечтал о большой, широкой толпе, в которую он влетит, как пчела в улей, неотличимый от других пчел. 33я улица… Еще один выстрел — «Баф!» 34я… «Баф!» В отчаянном броске переметнулся Лукьянов на противоположную сторону широкой 34й улицы и, напрягая силы, вспоминая, что ему говорил о недостатках его бега преподаватель физической культуры в колледже, сильнее заработал локтями. И стал энергичнее отбрасывать ступни назад. Оглянулся. Двое дэмов перебегали на противоположную сторону Мэдисон, трое бежали за ним. Лукьянов понял, что те двое будут стараться снять его с противоположной стороны Мэдисон одиночными выстрелами и что они, стреляя поперек Мэдисон, будут иметь куда большую свободу стрельбы, чем паля вдоль Мэдисон.

Сырой горячий воздух свистел сквозь легкие Лукьянова, испуганные лица прохожих вдруг сжимались и, как бы не имея сил видеть человека с забинтованной головой, исчезали из его поля зрения влево и вперед… На углу 35й улицы медленно и тупо, противореча своей неуклюжей уверенностью происходящему, стена трака выдвинулась перед Лукьяновым, и он не раздумывая побежал вдоль стены, обогнул ее и, уцепившись за железные поручни задней двери, устроился на лестнице, свисающей под дверью. «Если не пристрелят сейчас, при пересечении авеню, то, может быть, уже не пристрелят», — подумал Лукьянов и задышал шумно и свободно, в то время как гигантское железное тело, несущее его через Мэдисон, послушное воле живого существа, управляющего им, вдруг содрогнулось и мощным рывком дернулось вперед. Никак не связанное с Лукьяновым действие шофера вырвало трак из сферы действия «G.P.-20», зажатого в руках девушки в красной рубашке, и серия свинцовых колпачков пробарабанила не по телу Лукьянова, а по углу трака. «Баф! Баф-баф-баф-баф! Баф!» — Звук отнесло куда-то в сторону, словно стреляли на соседней улице. Трак, куда менее хрупкий, чем Лукьянов, смял колпачки, и только неглубокие вмятины остались на его железной рубахе. Лукьянов взглянул на заднее ребро трака и похолодел в девяностоградусной жаре. Ближайшая вмятина находилась на расстоянии десятка инчей от его головы.

Лукьянов дышал и радостно висел, вцепившись в зад железного ящика. За железным ящиком уже следовал еще железный ящик, не знающий, как себя вести. Второй ящик то вдруг сигналил, истошно и долго, останавливался, то опять устремлялся вперед. Шофер, управляющий им, часто мотал головой и менял выражение лица, один раз он даже высунулся из окна и объявил Лукьянову, что он идиот, но Ипполиту было не до шофера. Лукьянов пытался понять, где дэмы. Их не было видно.

Беглец благословлял нью-йоркские власти, запретившие движение частных автомобилей в Нью-Йорке и потому предохранившие улицу от возможной пробки. Железный ящик несся с хорошей скоростью и, выехав на 3ю авеню, повернул в аптаун. Решив не искушать судьбу, в районе 55й улицы, когда трак остановился на красный свет, человек с забинтованной головой спрыгнул на асфальт и быстро ушел по 55й в сторону Иста.

На Парк-авеню происходил Парад. Колонны различных отрядов и бригад «youth workers» маршировали по закрытой для движения Парк-авеню в аптаун. Вдоль тротуаров кипела толпа: в основном безработные, для которых участие в демонстрациях и парадах было обязательным, специальные контролеры на месте отмечали их присутствие. Отсутствие на двух парадах в год лишало безработных пособия. Тележки с едой, тележки с незамысловатыми праздничными аксессуарами бойко торговали. Лукьянов, протиснувшись к столу, стоящему у стены, быстро выбрал красную шляпу с большими полями и надписью «Red is good» и, нахлобучив ее на свою забинтованную голову, заплатил.

— Упал, — объяснил он усатому человеку, торговавшему шляпами и сумками.

— Бывает, — согласился человек.

У сидящего по-турецки возле баллона с газом, к которому была привязана целая, может быть, сотня воздушных шаров однорукого человека, Лукьянов купил шар и, обмотав его вокруг значка «S. E.», надежно привязал шар к значку. Довольный своим видом, он пустился в плавание в толпе, раздумывая, что предпринять.

Впереди каждого отряда «youth workers» несли знамя отряда. Знамена были самых различных сочетаний цветов, самым распространенным цветом, заметил Лукьянов, однако, был зеленый. По зеленому фону вилась надпись-призыв: «Америка требует от молодежи добросовестного труда». «Есть! — отвечаем мы. — 7й отряд Двенадцатой Бригады, Бронкс», «Отряд имени Декларации Прав Человека, Квинс», «Мы — молодежь — Будущее Америки, 22й отряд, Манхэттен», «Все силы — Родине-Америке! 15й отряд, 9й бригады Боро Нью-Джерзи».

«Youth workers» в удивительном порядке, предводительствуемые своими инструкторами, ноги в джинсах, поднимались и опускались одновременно, шли под музыку своих оркестров. Оркестры следовали сразу же после знамени отряда и были самыми разнообразными — от сверкающих медью и бронзой духовых до рок-энд-ролловых квартетов и секстетов, снабженных электрогитарами и электропиано, влекомыми в открытом кузове электрического автомобиля. Резкие разрозненные звуки, как детали разных машин, не собирались в целый механизм, а висели отдельно в воздухе. 15й отряд 9й бригады из Боро Нью-Джерзи шел оригинальнейшим образом — под аккомпанемент старинного оркестра из труб и барабанов. В самый большой барабан, уперев его в живот, стучала молодая великанша. Униформа оркестра — зеленая юбка, зеленые гольфы, зеленая же рубашка с коротким рукавом и пилотка — сидела на гигантше барабанщице рискованно плотно, раздираемая ее крепкими формами.

По сути дела, Лукьянову следовало бы выспаться, а не разглядывать Парад. Увы, выспаться было негде. Всякий отель потребует у него айдентити-кард. Отправиться на Деланси-стрит, 209 он не мог, по его подсчетам, Мария будет занята до шести-семи часов. Кларисс, добрый синий чулок, также трудится в Публичной библиотеке до шести вечера. Лукьянов с тоской вспомнил о своем уютном старом гнезде, о книгах, которые собрались у него, о любимом старом кресле, о пледе, о бутылке виски, всегда стоящей у него за зеркалом, и им овладело отчаянье. Такое же отчаянье вчера толкнуло его на самоубийственное путешествие к Департменту Демографии. Разумеется, он не надеялся убить Дженкинса, Лукьянов хотел, чтобы убили его, Лукьянова, хотел избавить себя от крысиной участи, от стыдной смерти старого кота, которого хозяева решили «усыпить» и принесли к ветеринару…

Поправив красную шляпу на забинтованной голове, нахлобучив ее еще глубже, Ипполит поплелся, обходя глазеющих на парад безработных, в том же направлении, что и колонны «youth workers». Патриотический Парад — возможно, одно из самых безопасных мест сейчас в Нью-Йорке, подумал Лукьянов сонно. Здесь у меня куда меньше шансов быть остановленным городскими жандармами или дэмами. День независимости — официальное государственное празднество. Правда, демонстрируют только те жители города, которые не работают в эти часы, а глазеют на них безработные, обязанные глазеть, — это их социальная функция, их работа. Безработные заняты, может быть, больше, чем работающие: один из парадоксов нашего общества. Лукьянов вспомнил короткие несколько лет, когда он сам был безработным, пока Всеамериканский Союз Литераторов не начал выплачивать ему пособие. Сколько у него было обязанностей! Два часа в день он обязан был посещать клуб безработных и слушать лекции по экономике и демографии. По окончании лекций безработных разделяли на группы и отсылали участвовать в различных городских и загородных мероприятиях. Посадка деревьев на берегу Ист-ривер, кропотливая работа по чистке улиц, участие в различных митингах в качестве толпы, о, Лукьянов часто являлся домой через десять и двенадцать часов после выхода из дома. Теперь у него нет дома.

Опередивший его подросток больно толкнул Лукьянова плечом джинсовой куртки.

— Хэй, kid, осторожнее! — помимо своей воли выкрикнул Лукьянов в спину подростку.

— Я извиняюсь. — Подросток повернулся, и Лукьянов увидел, что «ребенку» лет сорок, он был с усами.

«Подросток», однако, улыбался.

— Так нелегко сейчас увидеть детей на нью-йоркских улицах, мистер. Вы что, забыли, что уже семь лет как в силе временное запрещение иметь детей.

— Извините, если я вас обидел.

Они остановились. Лукьянов даже приподнял чуть-чуть красную свою карнавальную шляпу и поклонился карлику: он не хотел неприятностей, у него и так было достаточно неприятностей.

— Вы меня не обидели. Забудьте, узнаю интеллигентного человека старой школы! — Карлику, как видно, хотелось поговорить. — Куда хромаем, мистер Израненная Голова?

— Любуюсь народным празднеством, — полусерьезно, полуиронически ответил Лукьянов.

— О, по счастливому стечению обстоятельств я занят тем же самым. — Карлик указал на такой же, как у Лукьянова, значок «S. E.», приколотый на карман джинсовой куртки. — Изучаю живую натуру. Чтобы затем использовать фигуры юных американцев-суперменов в сугубо личных целях. Я — скульптор. Гарри Джабс.

— Ипполит Лук, — представился Лукьянов, рассудив, что скульптор Гарри Джабс не принесет ему вреда.

Инстинкт Лукьянова не воспретил ему представиться и только почему-то заставил, подражая грубияну лейтенанту Тэйлору, сократить собственную фамилию. Шум внезапно воспользовавшейся всеми своими усилителями очередной банды покрыл его слова.

— Ипполит кто? — прокричал, поворачиваясь к нему левым ухом, карлик.

— Лук!

— Прекрасное и редкое имя, мистер Лук…

— У вас не хуже, мистер Гарри Работы, вы что, чех?

— Нет, чистокровный американец из Новой Англии, дорогой Лук…

— Citizens, не останавливайтесь, циркулируйте или займите место у полицейских барьеров! — Черная блуза и фуражка городского жандарма нависла над Гарри Джабсом и Ипполитом.

Голову последнего на мгновение как бы окунули в кипящую воду. Убедившись, что жандарм только желает, чтобы они сошли с пути других граждан, желающих циркулировать в узком проходе между толпой, профессионально шумно и энергично приветствующей все новые и новые отряды «youth workers», и стендами разнообразных мелких торговцев, присланных на Парад своими юнионами, голова Лукьянова вынырнула из кипятка.

— Разумеется, офицер, будем циркулировать! — Гарри взял Лукьянова за локоть, и они сделали несколько десятков шагов в аптаун.

Из пересекающей Парк-авеню 60й улицы на полном ходу выскочил черный «Крайслер» модели 13го года, высоко сидящий на своих дважды протектед-колесах, и, сбив один полицейский барьер, закрывающий улицу, врезался вначале в толпу безработных, обозревающих парад. Срубив толпу под корень своим необыкновенно большим и тяжелым телом, пуленепробиваемый и бронированный «Крайслер-13», рассчитанный на восемь пассажиров, даже не запнувшись, только завилял на поверженных телах, как на льду, сбил барьер, отделяющий парадирующих «youth workers» от толпы, и врезался в колонну синеджинсовых строителей будущего. Срезав на пути оркестр 22го отряда Манхэттена, «Крайслер-13» пересек Парк-авеню и, только преодолев третий по счету полицейский барьер, замедлил скорость и, топча живую массу, все еще опасный, проехал сквозь нее, разбегающуюся, давя друг друга, и остановился, тупо ударившись о стену здания.

Только тогда стали слышны крики боли и стоны, аккомпанируемые звучащими еще на расстоянии оркестрами. В паре шагов от Лукьянова и Джабса, обильно политая кровью, образовалась просека в гуще человечьего леса, и из нее тут и там торчали смятые человеческие конечности. Джабс сжал локоть Ипполита и тянулся вверх на носках своих кроссовок, стараясь разглядеть. Долго тянуться Джабсу не пришлось, потому что ужаснувшиеся тем, что они увидели, впереди стоящие спешили просочиться назад, за спины Лукьянова и Джабса. Лукьянов видел, как из месива тряпок, в основном голубых, обильно политых кровью, приподнялось было туловище городского жандарма, приказавшего им «циркулировать», и упало опять. Прямо под ногами Лукьянова и Джабса лежал ничком выбравшийся, очевидно, подышать раковый больной, у него была распорота шея, может быть, очень глубоко — уже свернувшаяся мгновенно кровь мешала понять, как глубоко. Навалившись на ноги ракового «си», сидел, сжимая левой рукой правую, второй гражданский жандарм. Правая рука его была обнажена до плеча, и видна была предплечевая кость, раздробленная надвое и держащаяся только на скользких и синих нитях, локоть, не тронутый и странно бледно-розовый, покоился на ладони левой руки городского жандарма… Трудно было подсчитать, сколько людей было срублено автомобилем. Поверженное копошащееся мясо выло, визжало и пыталось ползти, мешая друг другу.

— Посмотрите… Доска прошла через него, — бил его по ребрам карлик.

На самой авеню Лукьянов увидел слабо шевелящегося «youth worker». Кусок полицейского барьера вошел ему в живот, рассек позвоночник, вышел со спины и уперся в землю. «Youth worker» в последнем жесте агонии уцепился белыми руками за раздробленный конец доски и умер.

— Человек-доска, — прошептал карлик Джабс. — Я должен это запомнить. Я должен использовать этот мотив. Человек-доска…

— Идемте отсюда, — Лукьянов положил руку на плечо маленького человека, — Гарри! Немедленно идемте отсюда, пока полиция не начала хватать свидетелей.

Джабс удрученно кивнул и вслед за Лукьяновым потащился по 60й улице, не забывая, впрочем, шептать: «Человек-доска» и оглядываться назад, очевидно пораженный необыкновенным пластическим образом.

— Что же случилось, мистер Лук?

— Не понимаю, что-то с шофером, может быть, heart-attack, или… я не знаю.

— Вы думаете, шофер был уже мертв, когда автомобиль вылетел на авеню?

— Судя по всему, да… Вы разглядели пассажиров, Гарри?

— Нет, а вы?

— Мне показалось, я заметил несколько силуэтов внутри, но стекла настолько темные…

— Смотрите, Лук, вертолеты…

Оглянувшись, в прорезе 60й улицы они увидели три жирных пятна, которые, снижаясь, обнаружили детали — два массивных черных туловища вертолетов городской жандармерии и один голубой, кресты на белых боках, — ambulance.

— Опять ничего не будет в газетах, — заметил маленький Джабс.

Лукьянов молча кивнул.

— Слушайте, вы свободны? Что вы собираетесь делать?

— Ничего, — сообщил Лукьянов.

— Хотите зайти ко мне, посмотреть мои работы — у меня студия на Семьдесят четвертой?

— Хочу. — Лукьянов не только хотел, он пылко желал даже не лечь, а присесть.

За их спинами, на оставленной ими Парк-авеню, вдруг раздался взрыв. Не оглянувшись, они зашагали вперед.

Похожий на птицу, сделанную из сложенной много раз газеты, TAV — трансатмосферный самолет-ракета — лежал на брюхе в правительственном аэропорту Нью-Арка. Старой конструкции видеобим «Адвент», какие не выпускают уже лет тридцать, изогнул и вдруг сломал туловище трансатмосферного красавца пополам.

— Эй, Гарри, сделай что-нибудь с твоим ящиком? — пожаловался Лукьянов, отвернувшись от экрана и пытаясь найти в полумраке запущенного loft своего нового друга.

— Стукните по проектору кулаком, — предложил маленький человек, высунувшись из кухни, завешанной испачканной в красках тряпкой. Он готовил себе и Лукьянову обед. Ипполит послушно ударил кулаком по ящику. Самолет воссоединился. Невидимая женщина, очевидно, сладко улыбаясь, произнесла: «Секретарь Департмента Демографии мистер Дженкинс готов ступить на борт TAV. Мистер Дженкинс отбывает в Японию, где вместе с еще пятьюдесятью двумя коллегами-министрами из разных стран примет участие в интернациональной конференции, посвященной проблемам демографии». Самолет-ракета исчез, а на его месте появился Дженкинс, окруженный толстомордыми типами с розовыми лицами, бодро идущий к самолету по асфальтовому полю, сжимающий в руке черное портфолио. Одна пола пиджака Дженкинса, очевидно, раздуваемая ветром, слегка била по сухому бедру Секретаря Департмента Демографии. На секретаре был красный галстук и синий костюм.

— Через двадцать минут будет в Японии. Эта штука идет вертикально в небо, как ракета, выходит из атмосферы и летит вне атмосферы со скоростью двадцать тысяч миль в час. В двадцать девять раз быстрее звука. Затем в нужном месте опять прокалывает атмосферу и садится, как нормальный самолет.

Джабс стоял за спиной Лукьянова, сидящего на сломанном складном стуле, и, стоя, был чуть выше сидящего Лукьянова.

— Пять миль в секунду.

— Лучше бы отремонтировали сабвей, а, Гарри? Кто летает на TAV? Президент, Дженкинс, еще несколько больших людей в государстве. — Лукьянов повернулся к Джабсу, ожидая увидеть на его лице одобрение. Но увидел удивление.

— Хэй, Лук… — Джабс разглядывал лицо Лукьянова, как будто только что увидел его, однако они познакомились три часа назад. — Хэй… — Джабс перевел взгляд на экран своего допотопного «Адвента», где Дженкинс спокойно объяснял в протянутый ему микрофон, с какой целью он отправляется в Токио. Лицо Дженкинса крупным планом открывало и закрывало тонкие губы.

— Лук, тебе когда-нибудь говорили, что ты ужасно похож на него… на Дженкинса? — Джабс, склонив голову и смешно выпучив свои коричневые глаза, рассмотрел Лукьянова опять. Как брат-близнец, Лук…

— Да? — Лукьянов поглядел на уже уменьшившееся лицо Дженкинса. — Может быть. — Он пожал плечами. — Строение лица, очевидно. Может быть, мы одного роста. И фигуры. И только, Гарри. Так все толстые мужчины похожи друг на друга…

— Послушай, ты забываешь, с кем разговариваешь, Лук… Гарри Джабс — скульптор. И заметь, Лук, — скульптор-реалист. Я знаю, что я говорю. Я годами рисовал гипсы в артшколе… Я… Я гляжу, Лук, на человеческое лицо как профессионал. Мне сразу все ясно — общее строение черепа, надбровные дуги, глазные впадины… У вас все это с Дженкинсом одинаковое, если вас одеть в одну и ту же одежду и сбрить тебе волосы, которых у Дженкинса нет, вас родная мама не отличит…

Маленький человек был очень взволнован своим открытием и, сунув руки в карманы детских джинсов, совершил пробежку по лофту. Обогнул свою незаконченную скульптуру «Лесоруб» — могучий, до пояса обнаженный гипсовый юноша в джинсах из голубого гипса сжимал в гипсовых руках музейный топор — и вернулся к Лукьянову.

— Что он у вас намеревается делать, Джабс? — спросил Лукьянов, кивнув на гипсового, пытаясь отвлечь скульптора от темы Дженкинса.

— Срубить секвойю… Послушайте, Лук, а вы не его родственник?

— Нет, в нашем семействе нет гипсовых лесорубов, — попытался пошутить Ипполит, сам, однако, чувствуя беспокойство от внезапно обрушившегося на него открытия.

Ипполиту показалось, что открытие грозит ему большими несчастьями. «Какими несчастьями, — мысленно пристыдил он самого себя тотчас же, — глупый ты человек… С тобой уже случилось самое большое несчастье или даже два. Первое: тебе шестьдесят пять лет, жизнь позади. Второе — ты вне закона, потому что тебе шестьдесят пять лет. Твоя жизнь, как бы коротка она ни была, может быть отнята у тебя в любой момент. Только врожденная беззаботность позволяет тебе вести себя относительно спокойно и даже шляться по улицам. Другой бы на твоем месте забился бы в basement заброшенного дома и умер от страха и голода…»

— Лук, ой Лук! — Не закончив фразы, маленький человечек вдруг унесся на кухню, откуда пахнуло горелым и из-под занавеси повалил дым.

На экране возник Мистер Президент Том Бакли Джуниор, с необыкновенно величественным лицом, выражение которого, может быть, стоило Президенту месячных тренировок в актерском мастерстве с хорошим специалистом. Лицо было разрисовано лучшим мэйкапщиком страны. Стоя у американского флага, тщательно причесанный рыжий Президент подвинул вперед левую ногу в добротном ботинке; темная брючина, не сломавшись, целиком передвинулась вперед, и Президент монументально оперся на ногу. Массивный пиджак Президента казался не сшитым из ткани, но отлитым из металла. Кадык Президента чуть шевельнул узел великолепно завязанного галстука, и Президент открыл рот: «Политические деятели вчерашнего дня пытаются продать вам будущее, спрашивая вашу цену, вместо того чтобы обратиться к вашему идеализму… Моя кандидатура для тех, кто не перестал мечтать, для тех, кто встанут еще раз все вместе, чтобы построить будущее Америки…»

На Лукьянова излилась монументальная трагическая музыка, может быть, Бетховен, в музыке Лукьянов разбирался плохо. «Том Бакли Джуниор — лидер, который вам нужен», — сказал голос невидимого диктора за кадром, и сияющие буквы «Том Бакли Джуниор» залучились с экрана.

— Во дает… — Джабс, вернувшийся с кухни, насмешливо покачал головой. — Как вы, думаете, Лук, станет он опять Президентом?

— К сожалению, думаю, станет. Одно мне непонятно. Почему они так упорно держатся за свои старые пустые церемонии. Разве хоть один раз за всю историю страны избиратели не выбрали одного из двух кандидатов: республиканского или демократического?

— Официально у нас народовластие… — начал Джабс и остановился, как и Лукьянов, подумав, а не рискованно ли вести подобные беседы с человеком, встреченным на улице, которого знаешь только три часа?.. — А что, Лук, показывали «Крайслер-13» и трупы на Парк-авеню?

— Что с вами, Гарри? Трагические происшествия, преступления, стихийные бедствия отрицательно влияют на мораль граждан, и посему им не место на всех тридцати шести каналах нашего народного американского телевидения. Об этом заботится Департмент Развития Информации…

— Что же случилось с «Крайслером-13», Лук? Покушение? Но кто был в «крайслере»? А может быть, heart-attack? Или покушение, Лук?

— Вы же знаете, что в Соединенных Штатах политических преступлений не существует. Какие покушения? Давайте я помогу вам очистить стол…

Очистить весь рабочий стол Джабса было немыслимо — он был завален эскизами, пакетами с гипсом, усохшими кусками чего-то похожего на штукатурку, грязными инструментами, а поверх всего посыпан густой темной пылью. Посему они очистили угол стола, с тем чтобы за одну грань уселся гость, за другую хозяин. Джабс принес с кухни подозрительного качества мокрую тряпку и вытер очищенный угол. Затем с кухни прибыли две странного вида, может быть, изваянные самим Джабсом тарелки с покоящимися на них гамбургерами.

— Подгорелый я взял себе, — объявил карлик Лукьянову.

— А тарелки сами ваяли, Гарри?

— Ну нет, купил на сейлс, — смутился Джабс.

Лукьянов уснул, едва дожевав свой гамбургер. Маленький человек недоуменно посмотрел на спящего, уронившего голову на стол Лукьянова, потом, пожав плечами, ушел в загаженную ванную и стал разводить гипс.

 

Ночь с 4 на 5 июля 2015 года

 

Мария оказалась дома. Грустное лицо Марии, как луна из-за туч, показалось из-за плотной занавески в окне. Лицо оживилось, увидав Лукьянова, и занавеска опять закрыла окно. Старая дверь дома 209 на Деланси-стрит открылась изнутри, и польская женщина в полиэстеровом халате, обтягивающем внушительные бедра, появилась в дверях.

— Вечер добрый, — сказала она по-польски и, ограничившись этой манифестацией своей принадлежности к исчезающему народу, перешла на довольно сносный английский. — Входите. Я думала, вы уже никогда не появитесь.

— Не хотел злоупотреблять вашим гостеприимством, — выдавил из себя вежливость Лукьянов и последовал за полиэстеровым серым халатом, обтягивающим теперь уже внушительный зад польской дамы, неприлично раздваивающийся на половинки. Подозрительно свежего золота волосы дамы были наскоро скручены в нетугую косу.

Квартира, состоявшая из спальни, ливинг-рум и кухни, была так же стара, как входная дверь дома и сам дом. Стены и потолки не первой свежести свидетельствовали о том, что женщина, тут живущая, воспринимает квартиру как временное убежище.

— Я живу одна, — объявила Мария, введя гостя в ливинг-рум и показывая ему на стоящие у стены, как в кинотеатре, три кресла. — Садитесь. Я как раз собиралась ужинать.

Лукьянов уселся на среднее из трех кресел. Хозяйка же поместилась напротив него на тахте, покрытой потертым пледом. «Очевидно, я буду спать на этом обрубке», — грустно подумал Лукьянов, вспоминая свое продавленное, но такое уютное ложе, покрытое старой лисьей шкурой, книги над головой на полках и большую кровать своей подруги Ли Шуанг. Всегда спокойная, податливая Ли Шуанг… Лукьянов посмотрел на Марию, как бы всплывшую перед ним из ничего, и увидел отчетливо, что губы польской женщины двигаются и она произносит слова. Лукьянов сделал усилие и прислушался…

— Хотите посмотреть Ти-Ви, пока я приготовлю ужин? — закончила, по-видимому, длинную речь Мария и вопросительно поглядела на Лукьянова.

Посредине комнаты стоял новенький прожекторный TV, a стена над тахтой позади Марии была пустой, чистой и свежевыбеленной. «Утеха одинокой дамы», — подумал Лукьянов. Тридцать шесть каналов, с шести до девяти показывающие старые ковбойские фильмы и другой, безопасный, с точки зрения Департмента Развития Информации, bullshit. Впрочем, если она работает у Пуришкевича — продает колбасу и селедку, то может наслаждаться Ти-Ви только по утрам и после работы. Но зато на уик-энды, очевидно, не вылазит из кресла..

— Нет, благодарю вас. Если хотите, я помогу вам готовить ужин, — предложил Лукьянов и встал.

Мария, может быть, и не хотела пускать его на кухню, но Лукьянов настоял на том, что если уж она отказывается от его помощи, то он хотя бы будет находиться на кухне в то время, как Мария готовит ужин.

Кухня оказалась куда более обжитым светлым и даже приятным помещением. Зарешеченное окно выходило во внутренний двор и было приоткрыто. Раковина соседствовала с массивной газовой плитой. В углу стоял очень большой холодильник, и вверх поднимались полки с множеством посуды и всяческими кухонными приборами, назначения которых Лукьянов никогда не знал. У одной из стен стоял небольшой стол, накрытый белой скатертью, украшенной, вне сомнения, польскими по скатерти цветами. На скатерти помешались два пластиковых подтарельника с цветными фотографиями разнообразной снеди. У стола помещались два стула. На один из них Лукьянов сел. Мария куда-то удалилась на некоторое время и вернулась с бутылкой водки.

— Хотите попробовать «Казимировки»? — улыбнулась она.

— Пуришкевич купил водочное дело?

— Да, недавно. — Мария поставила перед Ипполитом рюмку, по телу которой тоже вились, может быть, польские цветы.

— А вы, мадам?..

— Я вообще-то не пью… Ну да ладно…

Мария вернулась к шкафу и вынула еще одну рюмку. Из рефриджерейтора она вынула большую банку с солеными помидорами. Потом банку с огурцами. Выложив по полдюжине огурцов и помидоров в глубокую тарелку, водрузила соленья на стол.

— За здоровье Казимира, — сказал Лукьянов.

— Казимир Карлович — хороший человек, — убежденно сообщила Мария.

Они выпили. Лукьянов, уважая традиции поляков, выпил до дна. Мария половинку.

— Я даже не знаю, как вас зовут. Я забыла.

— Ипполит.

— Вы, Ипполит, пейте и закусывайте, а я начну готовить.

Из рефриджерейтора Мария достала часть неизвестного Лукьянову зверя и, надев поверх халата фартук, стала обмазывать зверя липкой субстанцией.

— Вы любите поросятину? — спросила она.

Лукьянов любил поросятину, поэтому, остановив свой взгляд на могучих бедрах польской женщины, подтвердил:

— Очень.

Все хорошо, думал Лукьянов. Сидеть с простой женщиной и ужинать тоже хорошо. И хорошо быть живым. Ради ужина Мария сменила халат на простое черное платье и, удалившись в ванную комнату, чуть припудрила лицо. «Лицо Марии худее, чем ее тело», — констатировал Лукьянов. Между тем они неторопливо беседовали.

— Казимир Карлович веселый, — продолжала Мария. — И с ним хорошо работать.

— О да, — поддержал Лукьянов, жуя поросятину. Поросятина была вкусная, однако варварскую еду эту невозможно было пожирать без помощи пальцев, посему, увидев, что Мария, обкромсав кость вначале ножом и вилкой, взяла ее в руки, Лукьянов последовал ее примеру. — Я жил здесь, на Лоуэр Ист-Сайд, на одной улице с Казимиром до войны, в начале девяностых.

— В девяностых я еще жила в Бруклине с родителями. Мы сбежали из Польши в Австрию в восемьдесят первом году. И через четыре месяца уже были в Америке. Потом вышла замуж. В девяносто третьем. И тоже жила в Бруклине. Здесь тогда было дорого жить. — Размытые временем серые глаза Марии грустно посмотрели на Лукьянова.

— А что случилось с мужем? — спросил он.

— Погиб. Он был в винном оптовом бизнесе, поехал закупать партию калифорнийского шабли.

— Где?

— В Лос-Анджелесе двадцать второго ноября две тысячи седьмого года. Русская ядерная подводная лодка подошла на десять миль к городу. Вы, наверное, помните. Три ракеты с ядерными головками.

— Говорят, в трех не было необходимости. Достаточно было одной…

— Единственное утешение, что подлодку уничтожили. Обыкновенной торпедой.

Они помолчали.

— Получилось, что Стив пропал без вести, — спокойно сказала Мария, — потому что в эту часть города до сих пор не ступала нога человека. Ждут, когда совсем рассеется радиация. Там был эпицентр. Так они говорят. Как вы думаете, Ипполит, когда-нибудь будет еще такая война?

— Не знаю, Мария. Надеюсь, что нет. Надеюсь, что люди будут продолжать убивать друг друга более кустарными способами. Надеюсь, что напугались хотя бы на сто лет.

— Я его давно забыла, — Мария посмотрела на Лукьянова. — Восемнадцать лет прошло. Как будто он был в чужой жизни, не в моей… А вы, Ипполит, вы были женаты?..

— Никогда… Всю мою жизнь я встречался с девушками и женщинами, и мне в голову не приходило поселиться вместе с одной из них…

— Ох вы какой, — вздохнула Мария, может быть, несколько раздосадованная тем, что ее гость оказался таким легкомысленным. — Казимир Карлович сказал, что вы известный писатель.

— Преувеличивает, по старой дружбе. Никогда известным не был. Одна книга принесла мне много денег. Прототипом героя «Ловушки» послужил Казимир. Но авторов полицейских романов критики не принимают всерьез. — Мария кивнула серьезно, и Лукьянов продолжил: — После войны и вовсе стало сложно быть писателем. Цензуры, как вы знаете, нет, но столько поправок к «Издательскому акту», что жанр полицейского романа умер своей смертью. Если главный герой должен быть бездетным, непьющим, моральным, лояльным и законопослушным, то становится непонятным, почему такой хороший человек занимается такой грязной работой. Все полицейские в известном смысле уроды, Мария, как и преступники… Они друг друга стоят. Одновременно это не исключает вдруг очень человеческих проявлений в них…

— А кто пробил вам голову? — Мария смело посмотрела в лицо Лукьянову. Первый раз.

— Злые люди, — сказал Лукьянов насмешливо. И увидел уже ставшие историческими события: себя сутки назад, переодевшегося в костюм дочери Кларисс, револьвер системы «Боршард», который Кларисс, пожертвовавшая реликвией («Вы должны себя защитить, Ипполит»), извлекла из глубин шкафа, истеричный поход Лукьянова к зданию Департмента Демографии, отчаяние, короткий неумелый солдафонский допрос. Непонятно как сохранивший свой темперамент живым маленький лейтенант, неожиданная свобода…

— Злых людей стало так много, — вздохнула Мария.

— Выпьем за добрых, — предложил Лукьянов. И они выпили «казимировки». На самом деле автор trash books — полицейских романов не верил в разделение людей на злых и добрых. Он считал, что качества человека зависят от обстоятельств. «Если тебя ведут на казнь — ты добрый. Если ты ведешь на казнь — ты злой».

— А теперь, Мария, выпьем за вас… — предложил Лукьянов.

— Ой, да ну, чего же за меня? — застеснялась Мария.

Лукьянов заметил, что морщины на ее лице разгладились, но зато от выпитой водки раскраснелся кончик вздернутого носа. «Поддает, наверное, от одиночества. Женщина в ее возрасте… Сколько ей может быть лет? Сорок пять? Очевидно. Живот. Зад. Большие груди…» Выпили и опять принялись за поросятину.

В одиннадцать часов, когда Мария, наклонившись над тахтой в ливинг-рум, постилала Лукьянову белье, он взял ее за талию и повернул к себе. Мягкие беспомощные губы женщины растерянно встретили его губы, потом оправились и, обнаружив свою волю, уже смело встретили губы Ипполита. Раздевая женщину несколько минут спустя у нее в спальне, купая руки в мягком тесте ее грудей, спуская их на мягкую булку живота, осторожно подталкивая ее, уже раздетую, похожую на надувную белую игрушку, к кровати, Ипполит чувствовал радостное здоровое удовольствие человека, поступающего согласно законам природы. Такого чувства здоровья и радости он не испытывал очень давно, если вообще испытывал. «Это и есть, наверное, то чувство, которое простые люди физического труда испытывают всякий раз, когда влезают на свою самку», — подумал Лукьянов, лаская и отодвигая пышную белую ляжку женщины.

— Ипполит, Ипполит…

Он открыл глаза. Белое существо, темнея впадинами глаз, нависло над ним, большие груди свисали коровьим выменем. — Стучат в окно…

Он не сразу понял, кто стучит, какое окно и чьи груди висят над ним. Ему было хорошо и жарко, другое тело мягко покрывало его ноги, и ему хотелось обратно в жару и в хорошо.

— Стучат, я боюсь. Пойди посмотри, кто это, а, Ипполит?

Он вспомнил, что он Ипполит и мужчина. Мужчина, у которого твердое тело, должен, прикрывая собой мягкое существо, встать и пойти грудью на предполагаемую опасность. Только убив мужчину, враги могут добраться до мягкого тела его самки. Ипполит встал, и его женщина повела его к окну. И спряталась, почему-то присела на корточки, как большая белая лягушка, у кресла. Ипполит отвернул занавеску и выглянул на улицу. Было темно. Энергичный стук повторился.

— Кто? Кто там? — спросил Лукьянов, вглядываясь в мрак.

— Подними раму, — сказала белая лягушка, с пола пересевшая в кресло. — На улице ничего не слышно.

Лукьянов поднял раму вверх и выбросил «кто там?» в темноту.

— Мне нужен Ипполит Лукьянов, — сказал юношеский высокий голос.

— Это я, — сознался Ипполит, тотчас же засомневавшись, нужно ли было сознаваться.

— Меня послал Виктор О'Руркэ, — сказал голос. — Ты готов?

— Почти. Выхожу, — заверил Лукьянов, полностью возвратившийся к действительности.

Он задвинул раму и пошел по квартире, нашаривая свои веши. Лягушка превратилась в заспанную Марию, накинувшую полиэстеровый халат.

— Что случилось?

— За мной заехали, мне нужно уходить.

— Так быстро? Сейчас четыре утра…

— Четыре утра? — Лукьянов был удивлен, что человек О'Руркэ опоздал. А может быть, он полчаса стучал в окно, и ни он, ни Мария не слышали?

— Давно стучали? — спросил он Марию.

— Нет, я сплю чутко. А почему так неожиданно, Ипполит?

— Прости, я забыл тебя предупредить. Водка. Крепкая «Казимировка».

— Все остальное тоже из-за водки? — спросила Мария грустно.

— Нет, — мягко возразил Лукьянов, уже одеваясь.

И правда, в постель к Марии он попал из симпатии к ней, и «Казимировка» была тут ни при чем.

— Я появлюсь, — сказал он и подумал, что это обычная ложь, которую говорят более подвижные мужчины менее подвижным женщинам.

— Приходи всегда, когда тебе будет нужно, — грустно сказала Мария.

— Спасибо, — поцеловал ее Лукьянов и вышел из квартиры.

— Долго, — неодобрительно сказал поджидавший его на улице юноша в мотоциклетном шлеме, забрало шлема было поднято вверх, и Лукьянов немедленно понял, что юноша был девушкой.

— Извиняюсь. Я уже думал, вы не появитесь. Виктор сказал в три тридцать.

— План изменен, — изрекла строгая девушка и сунула в руки Лукьянова шлем. — Надень.

Они спустились со ступеней высокого крыльца дома № 209.

— Садись в коляску.

Мотоцикл «Харлей-Дэвидсон», сверкая мощной системой хромированных мышц и сухожилий, ждал их внизу.

Лукьянов послушно забрался в коляску.

— Застегнись, — приказала строгая девушка, и Ипполит, послушно опрокинув себе на грудь кожаный полог, пристегнул его к корпусу коляски, натянув кожаные петли на торчащие из корпуса металлические пуговицы.

— Я думал, «Харлей» давно не существует, — осторожно отметил Лукьянов.

Девушка уселась в водительское седло и съехала на один бок, устраивая ступню на педали зажигания.

— Разумеется, не существует, — хмыкнула девушка. — Это подделка. — И завела мотор.

Темный и потому невыносимо мрачный город испугал еще теплого и полусонного Лукьянова. Он крепко схватился за поручень, возвышающийся на уровне его груди, как будто ему угрожала опасность выпасть из коляски, и испуганно глядел на пустынные пейзажи, по которым они проезжали. Страх его проистекал еще и оттого, что мотоциклетная коляска едва возвышалась над растрескавшимися неухоженными улицами — и было такое впечатление, что он, только что проснувшийся, едет по улицам ночного ада в надбитой с одной стороны яичной скорлупе. Седок — юная амазонка находилась в лучшем положении, поскольку она возносилась конной статуей над теми же улицами, и те же угрюмые ночные облики спящих порталов состарившихся зданий, ящики и мешки с мусором, выброшенная на улицы мебель казались ей куда более ничтожными, чем ее летящему на корточках в яйце пассажиру. Наконец, выбравшись из пыльных и скучных переулков, они пересекли Хаустон-стрит, застроенную новыми казармами и домами для рабочих, и еще через несколько поворотов выбрались на Первую авеню. На пересечении 6й улицы и Первой авеню на ее East стороне хрипели голоса и у самого тротуара шевелилась группа людей. Юная амазонка, обернувшись к Лукьянову, крикнула весело: «Убивают!» — и скособочила руль таким образом, чтобы проехать поближе к группе. Лукьянов смог разглядеть в лунном свете группу «youth workers», человек пять или шесть, бьющих мужчину и женщину. В момент, когда тандем амазонка — Лукьянов проехал мимо дерущихся, один из синеджинсовых обрушил железный прут на голову и плечи человека в яркой рубашке. Захрипев, человек рухнул на землю. «А-ааааа!» — заорал, в свою очередь, и «youth worker» с прутом, потому что женщина впилась зубами ему в руку. Увлекая Лукьянова в аптаун, мотоцикл оставил позади короткую ночную сцену, и сквозь ровное пофыркивание харлеевского мотора Лукьянов услышал, как девушка смеется.

На Первой авеню темноту украшали светофоры — признак цивилизации, и в районе 15й улицы Лукьянов заметил открытый бар, в котором горели свечи. С дюжину людей толпилось вокруг бара, среди них несколько городских жандармов. Черно-белый автомобиль городских жандармов был запаркован на обочине. Амазонка молчала, посему Лукьянов предался созерцанию и невыносимой грусти.

«Надо бы умереть», — сказал он себе откровенно. Жизни всегда будет мало, но когда-то ведь необходимо и остановиться. Умереть, и пусть они останутся со своим прекрасно отрегулированным обществом, с ночными крысиными драками на улицах, с барами, в которых, как в девятнадцатом веке, горят свечи. Нужно умереть и лежать тихо в земле, и чтоб ничто не волновало. В земле», — повторил Лукьянов горько. Пожалуй, они не кладут мертвых в землю. А куда кладут? Впервые за последние два десятилетия Ипполит задумался над тем, куда же теперь девают умерших нью-йоркцев. Сжигают? Очевидно, сжигают. В 21 м веке говорить о смерти считается неприличным.

— Эй, ты жив там? — спросила его амазонка.

— Жив.

— Хорошо, — удовлетворилась амазонка.

Лукьянов понял, что они сейчас выберутся из Манхэттена по Квинсборо-бридж. Через несколько минут под колесами мотоцикла уже шелестел металлический шероховатый настил моста Квинсборо, а в просветах между ржавыми гигантскими балками моста были видны ровные треугольники неспокойной тяжелой воды Ист-ривер — мертвой реки уже во времена детства и юности Лукьянова. Интересно, если опустить в Ист-ривер рыбину, очевидно, вытащив ее обратно, обнаружишь только скелет? Ядовитые реки, страшные улицы…

Мысли Лукьянова резко оборвались, потому что при выезде с Квинсборо-бридж мотоцикл вдруг накрыло пятно света. Амазонка затормозила и остановилась.

— Сойдите с мотоцикла! — приказал невидимый голос в громкоговоритель.

— Влипли, — негромко сказала амазонка. — Ты молчи, говорить буду я.

Лукьянов кивнул. Вот так приходит конец, именно тогда, когда ты расслабился, чувствуешь себя в безопасности. Ему уже не хотелось умереть, ему хотелось жить. Любой жизнью, но жить. Из темноты в пятно света навстречу им вошли трое в камуфляжной форме.

— License, — потребовал один из них, молодой парень в пилотке на короткоостриженной блондинистой голове.

Амазонка полезла во внутренний карман кожаной куртки.

— Медленно, бэби, — приказал ей парень.

Двое других, тупорылые автоматы свисали с плеч, безучастно смотрели на происходящее. Девушка вынула из кармана пластиковую айдентити-кард и протянула ее блондину в пилотке. «Что делают у Квинсборо-бридж парашютисты?» — подумал Лукьянов.

— Курьер Департмента Транспорта, — прочел парень, глядя в айдентити-кард. — Что в мотоцикле?

— Деливери. Пакеты, — девушка говорила спокойно.

Не отдавая ей кард, парень в пилотке указал на Лукьянова:

— Это кто?

— Бой-френд, — быстро, упреждая Лукьянова, сказала девушка.

Лукьянов, расстегнув пиджак, обнажил значок, данный ему Тэйлором.

— Специальный Агент Департмента Демографии.

По брезгливому выражению лица парня в пилотке было ясно, что он видит такой значок первый раз в жизни. Парни с автоматами оба жевали жвачку, Лукьянов заметил, что все парашютисты очень молоды и усиленно стараются выглядеть «настоящими парашютистами», как будто не веря в то, что они и есть настоящие. Лукьянов сталкивался с этим феноменом всю свою писательскую жизнь. Полицейские усердно стараются быть «настоящими полицейскими», преступники играют «настоящих преступников», сам Лукьянов играл в свое время роль «автора trash-books» — полицейских историй. Ребята хотят казаться невозмутимыми.

— Митчелл, осмотри их транспорт! — приказал блондин.

Один из парней отошел и наклонился над мотоциклом. Блондин отдал амазонке айдентити-кард и не спросил айдентити-кард у Лукьянова. Адреналин в крови Ипполита вскипел и шибанул ему в голову, как хорошее шампанское, вдруг обнаружились сырые, кислые запахи ночи, из-под шлема девушки вырвался черный локон и упал ей на лоб. «Почему она не снимет шлем? — подумал Лукьянов. — Кажется, она хорошенькая, female, молодые самцы тотчас бы вспомнили, что они самцы, а не парашютисты…» Возможно, поймав его мысли, девушка сняла шлем, и множество черных локонов тяжело стекло на ее кожаную куртку.

— Такая красивая девушка могла бы найти себе работу поспокойнее, — заметил блондин.

Она пожала плечами.

— Я люблю скорость, офицер.

— Ничего нет, лейтенант, — объявил Митчелл, — кроме этого…

В руке у него был небольшой кожаный мешок, обмотанный у горла металлической цепью, которая заканчивалась красными сургучными печатями. Лейтенант взял из руки Митчелла мешок и внимательно осмотрел печати.

— Пакеты, — заметила девушка, — спецпочта Департмента. Не секретная.

— Кого ищем, лейтенант? — осмелился спросить Лукьянов.

— Кого надо, — ответил лейтенант, протягивая мешок девушке.

«Неужели пронесло?» — подумал Лукьянов, не веря в то, что пронесло.

— Куда направляетесь? — спросил лейтенант.

— Аэропорт. Мы можем ехать?

— Можете, — без выражения объявил лейтенант.

Он поднял руку в воздух, и свет погас. Некоторое время невозможно было рассмотреть ничего вокруг, затем из мрака выступил бронетранспортер с торчащими на фоне чуть посветлевшего неба над Ист-ривер многочисленными стебельками пулеметов. Трое, смутные спины, шли не спеша к передвижному железному дому. У железного дома двигалось еще несколько фигур.

— Shit! — сказала девушка, когда они тихо отъехали от моста. — Я думала, мы пропали. Виктор предупредил меня, что у тебя нет никаких документов… А в мешке у меня… — Девушка не закончила и, вздохнув, засмеялась… — Ну повезло, прорвались…

— Слушайте, как вас зовут? Я даже не знаю, как ваше имя?

— Синтия… Синтия О'Руркэ…

Девушка нажала на педаль газа, очевидно давая этим понять, что разговор окончен, и поддельный «Харлей», подпрыгнув, понесся в хаос развернувшегося перед ними Большого Нью-Йорка.

Почти светало, когда Синтия О'Руркэ остановила мотоцикл.

— Выходи, — сказала она и спустилась с седла.

Лукьянов вылез из яйца и осторожно встал на затекшиеноги. Они находились на улице, обильно застроенной старыми, красного кирпича домами. Единственной особенностью улицы было то, что, начиная с того места, где они стояли, улица резко поднимались на холм. На углу с пересекающей улицей стоял недвижимый и тихий гарбич-трак. В кабине видны были несколько голов. Синтия О'Руркэ вынула из кофра на заднем сиденье мешок.

— Пошли. — Двинулась к дому, против которого они остановились, очевидно цели путешествия.

«Многословностью сестра Виктора не отличается», — подумал Лукьянов и задрал голову, поглядел на скучное здание, в которое они направлялись. Он насчитал одиннадцать этажей и устремился за уже стоящей у входной двери девушкой.

Из пыльного обширного холла с зелеными скамейками у каждой стены, мимо элевейтора Синтия О'Руркэ прошла в небольшой коридор, заканчивающийся желтой дверью с надписью: «Стой здесь, не иди дальше», и смело толкнула дверь. Сразу за дверью обнаружились ведущие вниз цементные ступени, и Синтия, а за нею и Лукьянов стали спускаться вниз. Лестница закончилась обширным помещением, заполненным всевозможной старой мебелью, может быть сданной на хранение жильцами дома. Обширный «проспект» и маленькие «улочки» рассекали море мебели на блоки. Уверенно шагая между блоками, Синтия О'Руркэ прошла к стене помещения и, остановившись перед массивной, на сей раз железной дверью, постучала. Дверь открыли изнутри, она повернулась, в два приема вышла из стены, и Лукьянов увидел, что в профиль дверь была толщиной со стену. В дверном проеме стоял человек, одетый в китайский, без воротника, черный ватник.

— Хай, Сэм, — сказала Синтия.

— Хай, — ответил человек осторожно и отодвинулся, давая возможность Синтии и Лукьянову войти.

Внутри пахло горелым машинным маслом и металлом. Помещение, по стенам обвитое толстыми и тонкими трубами, было уставлено машинами для обработки металла. Лукьянов узнал сверлильный и токарный станки. Пол помещения был покрыт деревянными щитами, сбитыми из планок. Не обращая больше ни малейшего внимания на Сэма, Синтия уверенно направилась к массивному железному шкафу и, раскрыв его, неуловимым движением проникнув под одну из полок, нажала на заднюю стену шкафа. Шкаф загудел невидимым мотором, отъехал в сторону, и в стене образовался вход и опять ступени. Синтия оглянулась на Лукьянова, шагнула внутрь, Лукьянов за нею. Шкаф за их спинами прогудел, становясь на прежнее место.

— Можно перерыть весь город и не найти этот тайник. — Таким образом прокомментировав путешествие через подземелье, Синтия даже не остановилась, и они продолжили сошествие по лестнице в еще более секретные глубины, принадлежащие, очевидно, семье О'Руркэ.

«Нет таких тайников, которые невозможно было бы обнаружить, бэби, — подумал Лукьянов, — Все, что спрятано человеком, может быть обнаружено человеком…»

Виктор О'Руркэ и уже знакомый Лукьянову черный парень, одетые в темно-зеленые комбинезоны мусорщиков, сидели в небольшом зале, которым заканчивалась лестница. На голом столе стояла бутылка «Джэк Дэниэлс» и несколько стаканов.

— Мистер Лукьянофф и мисс Синтия. — Виктор встал.

— Нас остановил армейский патруль. Парашютисты! — объявила Синтия, как бы упреждая брата.

— О, это интересно!

Виктор, заметил Лукьянов, даже со своей сестрой говорил тоном, скрывающим веселую угрозу. Тоном непредсказуемого человека, могущего с улыбкой перерезать собеседнику горло.

— Кристофэр, Синтия — займитесь документами… А я поговорю с мистером Лукьянофф… Пойдемте, мистер Лукьянофф!..

Виктор толкнул дверь, и Лукьянов прошел вслед за ним в помещение, похожее на locker-room, уставленное одинаковыми железными шкафами. Пройдя сквозь строй шкафов, Виктор привел Лукьянова в тупик, заканчивающийся дверью. Достал из кармана сигареты, закурил и обратился к Лукьянову.

— Отец поручил мне позаботиться о тебе. Что я и делаю. Слушай меня внимательно. Ты можешь и должен нам помочь. За этой дверью находится человек, которого мы только что привезли… Очень важный человек. Важный ученый, доктор Розен. — Виктор улыбнулся. — Естественно, он не сам сюда пришел. Мы его схватили и привезли силой. Была стрельба, потому парашютисты патрулируют у всех мостов. Одного нашего убили… Впрочем, — Виктор остановился, — это все тебя не должно касаться. Мы хотим этого доктора наук продать обратно государству за очень большие деньги. Но до этого мы хотим выжать из него всю возможную информацию. Это уже моя идея, отец обычно ограничивается изыманием выкупа…

Виктор прошелся перед Лукьяновым, насколько позволяла ширина locker-room.

— Что требуется от тебя? Мы тебя посадим к нему, за эту дверь, там апартамент. И ты будешь с ним разговаривать. Все, что вы скажете, автоматически будет записываться. Естественно, мы вас запрем. Твоя задача — разговорить его на важную информацию. Нас интересуют, в частности, фамилии других ученых. И адреса. Он — глава сверхсекретных научных программ в Лос-Аламос. Он многое знает. Ты слыхал о Лос-Аламос?

— Более или менее, — признался Лукьянов.

— Узнаешь, — убежденно сказал Виктор. — И не только это. Люди, которые сидят в одной камере, обычно рассказывают друг другу все. Рано или поздно. Ты заинтересован в том, чтобы было рано, а не поздно. Старайся. Потом мы тебя выпустим и дадим тебе новенькую, свежую айдентити-кард, с которой ты еще десять лет сможешь гулять по Манхэттену и посещать жирного Казимира, чтобы говорить с ним о старых добрых временах. — Виктор О'Руркэ улыбался, глядя на Лукьянова угрожающе-насмешливыми глазами бешеного Калигулы.

— Значит, сажаете в камеру подсадной уткой…

— А какое еще может быть тебе употребление? — спросил Виктор. — Мой парень, которого сегодня застрелили, был убит только потому, что бежал медленнее, чем мы все. Мы успели спрятаться за стеной, а он нет. А ему было всего двадцать три, старик Лукьянофф. Вот так. Иди. — Виктор вынул из кармана револьвер и шутливо направил его на Лукьянова. — Шагай… — И стал нашаривать заржавелую железную дверь в стене. Открыл ее. Обнажилась система кнопок на новенькой алюминиевой панели.

— А если мне понадобится… — вдруг неожиданно для себя начал Лукьянов.

— Там все есть, старик, все… Не волнуйся. Туалет, еда и интеллигентный собеседник — доктор.

Виктор набрал код, дверь отползла, и Лукьянов внезапно получил сильнейший удар в живот. Последнее, что он услышал из-за вновь вползающей в стену двери, был смех Виктора О'Руркэ. Смех Калигулы.

 

5 июля 2015 года

 

— Знание само по себе — только позитивно. Употребление же знания может быть позитивным или негативным. Мое дело, как и всякого ученого, добыть знание. Не я виноват, что «они» употребили ядерные знания во вред человечеству в две тысячи седьмом. Там у нас, в Лос-Аламос, мы пытаемся сделать войну менее привлекательным инструментом в политике. — Бородатый, очки с толстыми стеклами, доктор Розен невозмутимо глядел на Лукьянова.

— Вы, доктор, безумны, так же, как и ваши коллеги. Я бы не продал вашу опасную черепную коробку и ее содержимое опять государству, а казнил бы вас самой медленной и болезненной казнью, которая только существует.

— Вы бы этого не сделали, дорогой Ипполит. Ибо вы интеллигент и гуманист старой школы. Вы писатель. Даже самый смелый из вас — Сад, когда к нему — могущественному Секретарю Секции Пик — явился Президент де Монтрэй, враг, человек, по вине которого он просидел тринадцать лет в тюрьме, Сад не послал его на гильотину, а пожал ему руку. Идиот! И вы, Ипполит, никогда не соберете достаточно сил для простейшего действия. Вы боитесь действия… И автором дешевых романов, начиненных действиями, вы сделались, чтобы скомпенсировать себя за полное отсутствие воли…

— Вы представились как доктор физики, Розен. Выясняется, что вы доктор-психоаналитик.

— Выше. Я — священнослужитель, Лукьянов. Я — associate ректор церкви Святой Троицы на Холмах в Лос-Аламос, разумеется, после рабочего дня в лаборатории. Я поддерживаю мою жизнь, будучи ученым, и оправдываю ее, будучи священнослужителем…

— Отец Розен.

— Вильям… Отец Вильям, мистер Лукьянов.

— Итак, отец Вильям, вы добываете чистое знание, и только «они» употребляют его во зло. Неужели история человечества не научила вас, что «они» всегда употребляли ваше «чистое» знание во зло? А ваша религиозная совесть, отец, почему она не подскажет вам, что грязь и кровь на ваших руках? Всякий раз, когда вы берете свой pay-check, осмотрите его внимательно.

— Наивный автор дешевых романов, научные исследования вот уже без малого сотню лет так дорого стоят, что немыслимы без финансовой поддержки государства. Если же вы кооперируетесь с системой, а не с частными организациями (которых, как вы знаете, становится все меньше и каковые все равно кооперируются с государством), вы получаете все необходимое для ваших исследований…

Отец Вильям, доктор Розен, сидел в цементном углу на матрасе, подложив под спину одеяло. Задравшиеся кверху штанины обнажали толстые и крепкие белые икры доктора, покрытые грязновато-рыжим пушком. Доктор был босиком, белая рубашка расстегнута до пояса и обнажала такую же редкую грязно-рыжую растительность на груди доктора. В подземелье было жарко. Лукьянов полулежал на другом матрасе, не очень свежая, в пятнах, поверхность которого заставляла думать, что семья О'Руркэ использует это убежище не только в качестве временной тюрьмы.

Вот уже несколько часов они беседовали, все более и более не соглашаясь во мнениях. При других обстоятельствах они бы разошлись, поняв безнадежность дискуссии, но здесь у них не было выбора. Временами, задохнувшись возмущением, доктор Розен замолкал, но, в конце концов, опять обращался к Лукьянову. В бетонной норе больше нечего было делать.

— А почему бы вам, доктор, не уйти из этого бизнеса, стать full-time отцом Вильямом?

— Вам этого не понять, представитель умершего жанра дешевой литературы. Я люблю то, что я делаю, там, в Лос-Аламос. Плюс каждый ученый хочет оставить свой след, построить свой мост. Я горжусь своими работами.

— Но вы и еще девять тысяч безумцев в Лос-Аламос не строите мосты. Ваша деятельность страшнее. Это благодаря вам в истории человечества был две тысячи седьмой год. Благодаря вашей ненасытной профессиональной пытливости.

— Только две тысячи из этих девяти — активны, мой Сименон… Но то, что мы — эти две тысячи лучших из лучших мозгов Америки — делаем, должно быть сделано. Я сознаю, две тысячи седьмой год — это было ужасно. Но представьте худший вариант. Мы были в серьезном соревновании с Советами тогда — с их учеными, и благодаря нам их ученые не выиграли. Если бы не Лос-Аламос, мы с вами говорили бы по-русски сейчас…

— Я понял вас, доктор. Мир для вас — полигон для ваших исследований. Ради доказательства правильности ваших формул еще дюжине безумцев на другой стороне земного шара вы взорвете планету. Но скажите, над чем же вы сейчас работаете, доктор? Представьте себе, что я корреспондент давно исчезнувшей газеты «Нью-Йорк тайме».

— Могу вам только сказать, что все, что я делаю, — classified. Секретно. Довольно порицать меня, Сименон, лучше скажите, как долго нас будут содержать в этом подземелье, если вы это знаете или догадываетесь.

— Вас, доктор, очевидно, до тех пор, пока любимая вами «система» или кто там еще, может быть, мэр города Лос-Аламос не переправит сумму, в которую оценивается ваша светлая голова. Меня — пока…

— Пока вы не выудите у меня информацию. Видите, там, за вентиляционной решеткой, — наверняка мощные микрофоны, и все, что мы говорим, преспокойно записывается.

— Доктор, если эти молодые люди захотят что-либо узнать у вас, они не пришлют к вам для собеседования бывшего автора полицейских романов, но привяжут вас к сверлильному станку, который я видел, направляясь сюда, и для начала просверлят вам, скажем, руку. Кисть руки. Если вы выдержите сверление кисти, просверлят — что? Плечо… У меня свои дела с молодыми людьми, к вам же меня посадили, я предполагаю, главным образом для того, чтобы драгоценному товару — золотому тельцу — не было скучно.

— У бандитов прекрасная информация. — Розен снял очки и протер их краем рубахи. Без очков вид у него, как у многих близоруких, был растерянный. — Уверяю вас, Сименон, того, что я прибыл в Нью-Йорк этой ночью, не знали даже мои собственные «бульдоги». Я их обманул. Они доставили меня в горы на лыжную базу и оставили на попечение лыжных охранников. Я был в полном лыжном обмундировании — куртка, ботинки и т. д. Я спустился по склону и через несколько часов был в Албукерке, потом аэропорт… Как бандиты узнали, что я у Кэт?

— Ваша бывшая жена, разумеется, чрезвычайно занятая и собранная практичная дама?..

— Кэт? Она главный редактор научного журнала. Вы должны знать, Сименон. «Технологическая революция».

— Ваша бывшая, разумеется, пользуется «хоумтех», Розен? Удобно…

— Вы хотите сказать, Сименон, что вся информация, которую Кэт…

— Слушайте, доктор. Даже если находящиеся за стеной молодые люди получили доступ только к компьютеру категории «Ди», они преспокойно могли найти Кэт Розен и получить достаточное представление о семейной драме, случившейся шесть лет назад, и… Скажите, Розен, вы любите театр?

Доктор, запустив обе пятерни в волосы, взрыхлил их несколькими энергичными движениями.

— Да, я люблю театр, Сименон, Классический балет. Сейчас вы удивите меня каким-нибудь необычайным, а ля Шерлок Холмс, умозаключением.

— Вовсе нет. Как часто вы делаете вид, что обманули ваших «бульдогов», и появляетесь инкогнито в Нью-Йорке, доктор?

— Три-четыре раза в год. Что значит — делаю вид, что обманул? Что вы имеете в виду, Сименон?

— Просто я уверен в том, что секьюрити вашего Лос-Аламос прекрасно знает, что под предлогом уик-энда на лыжной базе доктор Розен проводит уик-энд со своей бывшей женой.

— Предположим, они знают. А какая связь между «бульдогами» Лос-Аламоса, бандитами Нью-Йорка, балетом и «хоумтех», милейший отставной Сименон?

— Ваша жена наверняка заказала два билета в балет. Летом в Нью-Йорке гастролируют прекрасные балетные труппы. Зарезервировала билеты по телефону, информация одновременно поступила в ее банк, откуда должен быть отправлен чек на счет театра, и эта же финансовая информация автоматически поступила во все центральные компьютеры, куда каждый идиот, имеющий «хоумтех», добровольно и неустанно поставляет сам на себя информацию. Милые молодые люди, интересующиеся доктором Розеном, изучая информацию, имеющуюся на него и его бывшую жену в компьютере «Ди», могли законно заинтересоваться, почему в уик-энды, в которые доктор Розен совершает длительные лыжные прогулки в горах, его бывшая жена в Нью-Йорке аккуратно заказывает два билета в балет…

— Браво, Сименон… — Розен поморщился. — Нонсенс. Далеко не в каждый мой приезд мы отправляемся в балет.

— Хорошо, — согласился Лукьянов и встал с матраса. — Возможно, все было не так. Возможно, у злых молодых людей есть большой друг, имеющий доступ к центральному компьютеру категории «Си»… В таком компьютере может содержаться прямая информация о путешествиях доктора Розена в Нью-Йорк, может быть, даже с видеокадрами доктора Розена в токсидо, пьющего в буфете шампанское, обнимая за талию свою бывшую жену…

— По всей вероятности, вы правы, Сименон… В сущности, это не имеет значения. — Доктор задвигался, снял толстые очки, ладонью протер лицо и опять оглядел бетонную нору. — Насколько я могу догадаться, железное ведро с крышкой, стоящее под столом, предназначено служить вам, Сименон, и мне туалетом. С вашего разрешения, я буду мочеиспускаться. Я думаю, вам лучше отвернуться, дабы мы не смущали друг друга.

Розен кряхтя встал и, не надевая туфель, босиком отошел к противоположной ближней к двери стене помещения. Нагнувшись, стал выгребать из-под стола ведро. Лукьянов отвернулся. Некоторое время было слышно только учащенное дыхание Розена, потом струя ударила по днищу ведра. «Сколько же, интересно, прошло времени?» — задумался Лукьянов. Единственная длинная, во всю стену, лампа дневного света зудела высоко под потолком, источая серо-синий подземельный свет и гипнотизируя. Лукьянов лег, отвернулся лицом к стене, натянул на себя ядовито-синее одеяло с обтрепанными краями и затих. «Пожалуй, засну, — подумал он. — Вынули из постели в четыре утра. Засну». Сон показался ему желанным убежищем от всех нелепых и раздражающих событий, случившихся с ним в последние дни.

— Сименон, вы спите? — пробурчал ненастойчиво отправивший свои естественные надобности и вернувшийся от ведра Розен.

— Угу, брат Вильям, — согласился Лукьянов и уснул. Во сне, действительно, было очень удобно и спокойно.

Проснулся он от звуков. Прислушавшись, разобрал слова. Несгибаемый отец Вильям, принципиальный доктор, говорил во сне… Лукьянов осторожно подполз ближе к его матрасу. Доктор горячо и быстро произносил речь… обвинение против самого себя.

— Он спит, Кристофэр! Вот старое говно.

Виктор стоял над спящим, скрестив руки на груди, Лукьяновым.

— Эй ты! — Виктор ткнул спящего концом ботинка и вдруг повторил тычок в убыстренном темпе. Острая боль меж ребер вернула Лукьянова в мир.

— Почему ты бьешь меня, Виктор Калигула? — спросил он, открыв глаза.

— Кто? — Виктор подозрительно прищурился.

— Безумный римский император, прославившийся своей жестокостью. — Лукьянов сел на матрасе. Кристофэр и Виктор стояли над ним. Розена в бункере не было.

— Куда вы его утащили? — Приподнявшись на матрасе, Ипполит кивнул на пустой матрас доктора.

— Отец захотел поговорить с ним. После, по твоему совету, отправим его на сверление. — Виктор захохотал.

— В этом нет необходимости. — Лукьянов встал с матраса. — Доктор разговаривает во сне. Прослушайте вашу запись, из нее ясно, чем он занимается в Лос-Аламос.

— О shit! Я выключил recording, как только чудаки улеглись спать. Я подождал минут пять. А что, я неправ разве? А, Вик? Зачем записывать во сне… — Кристофэр виновато поглядел на Виктора.

— Я всегда говорил, что ты идиот, Кристофэр, не обижайся… — Виктор выглядел разгневанным.

— Ничего страшного. Успокойтесь. Я запомнил его речь. Все, что вменял себе в вину почтенный ученый, это работа для Департмента Демографии над выведением новой человеческой породы — человек неразмножающийся. Такой пустяк…

— Уточни, — бросил Виктор.

— В своих лабораториях в Лос-Аламос доктор Розен работает над созданием путем выращивания из клеток (то есть «clooning» — генетической манипуляции) «l'homme stéril», как они его с шиком по-французски назвали. Закодировали как проект «LS». Деньги на проект дает Департмент Демографии, проект заказан самим Дженкинсом. Во сне Розен многократно называл Дженкинса дьяволом. Себя Розен представлял сообщником дьявола. Еще он много плел о своем долге ученого. То есть он не безнадежен. Остатки человеческой совести в нем сохранились.

— Что значит «stéril»? — Черный наморщил лоб.

— Это когда у тебя не может быть бэбис. Никогда и ни при каких обстоятельствах. Сколько ты ни натягивай свою девку и всех других девок, — пояснил Виктор. И, в свою очередь, спросил у Лукьянова: — Это что же, конец рода человеческого? Доживут последние поколения, и все…

— Очевидно, привилегии размножаться обыкновенным способом совокупления будут даны правящей элите. А подавляющее большинство человечества будет заказываться правящей элитой в нужном количестве в специальных медицинских заведениях. Их будут возделывать из клеток. Они не будут оставлять потомства. Проблема перенаселенности будет раз и навсегда разрешена.

— Вот они — криминалы. Их надо на электрический стул послать. А мы не преступники. Мы — свободные люди, пытающиеся выжить в их все более организованном аду. Надо сообщить моему старику… Эй, Лук, а адресов он не наговорил во сне?

— Адресов не было. Его бормотание продолжалось несколько минут. По форме представляло собой как бы речь на суде. Или когда виновный приходит с повинной в полицию, тогда он говорит подобное.

— Жаль.

Лукьянов заметил, что преступный Виктор изменил свое отношение к нему. А когда тот пропустил его перед собой в двери, пробормотав: «Шагай, Лук!» — в жесте этом было даже некое уважение.

Только перешагнув за порог комнаты, послужившей ему камерой, Лукьянов убедился, как в камере воняло. Мочой доктора Розена. Потому что сам Лукьянов так и не воспользовался ведром.

— Черный шар взлетел, — доложил Спенсэр Кэмпбэлл Дженкинсу в Японию.

Сказано это было таким будничным тоном, что Дженкинс в Японии сказал себе, что отныне будет опасаться своего помощника. Речь шла о совершившемся убийстве Президента Соединенных Штатов. Пока Кэмпбэлл распространялся в целях секьюрити о каких-то слоях атмосферы, куда якобы достигнет несуществующий в природе шар, якобы запущенный Департментом Демографии, Дженкинс попытался порадоваться успеху предприятия. И обнаружил, что не может. Дичайшее убранство резиденции (японцы никогда не отличались вкусом, отметил Дженкинс): бледно-розовые стены, салатного цвета занавеси на окнах, черный макет на полу — все это мешало Дженкинсу радоваться. «Доберусь до «усадьбы», очевидно, тогда смогу радоваться, в родных домашних стенах. Здесь, в этой клоунской обстановке среди плохо сочетаемых цветов… «Так ли уж плохо сочетаемых? — остановился Дженкинс. — Розовый и черный были любимыми цветами первой американской рок-звезды, дичайшего типа Элвиса Пресли. Юношей, вспомнил Дженкинс, он любил Пресли. Одну из его вещей… «Лав ми тендер…» «Неужели я это любил? Я? Был способен?»

Кэмпбэлл закончил сказку о шаре.

— Благодарю вас, Кэмпбэлл, — сухо поставил Дженкинс точку в разговоре. — Гуд бай. Завтра утром буду в «усадьбе». В семь тридцать. Тем временем действуйте согласно разработанным планам.

Оба повесили трубки.

«Интересно, почему Кэмпбэлл не воспользовался видеотелефоном? Не хотел демонстрировать свое лицо? Есть, что скрывать?» Дженкинс встал. И, встав, заступился за своего помощника: «Не будь старым параноиком. Спенсэр отлично справился с задачей. Никакие сведения никуда не просочились. О том, что Том Бакли Джуниор, Президент Соединенных Штатов мертв, не знает ни одна живая душа на всем земном шаре. За исключением Кэмпбэлла и Дженкинса и нескольких агентов Департмента Демографии, непосредственно занятых в операции. Конечно, агентов ожидает незавидная участь… Даже если бы я и не хотел этого…» Дженкинс опустил взгляд. Из-под трикотажной рубахи опускались на черный макет сухие ноги Секретаря Департмента Демографии. На щиколотках и пальцах были темно-красные пятна не то экземы, не то псориаза, он никогда так и не проконсультировался у докторов, что это. Старые, сухие, морщинистые ноги. Полумертвые ноги. Дженкинс нагнулся и почесал пятно на ноге. И прошелся по японскому макету.

Надо было осмыслить случившееся. Президент мертв. Завтра следует объявить, что он мертв. Убит. Убит террористами. И потому на территории Соединенных Штатов объявляется чрезвычайное положение… Далее… будут совершены аресты. Секта «Детей Солнца», банда О'Руркэ, занимавшаяся политическим терроризмом, еще кого-то добавить… Кого? Банду О'Руркэ или «Детей Солнца» обвинить в убийстве? Показательные процессы… Может быть, придумать связь между этими двумя группами? Тогда будет «wast conspiracy» — широкий заговор на жизнь президента и институции Соединенных Штатов. А далее? Подготовка к выборам. Следует организовать ряд нападений на избирательные участки и на officials, подготавливающих выборы. Затем объявить о невозможности проведения выборов…

Гудок интерфона отвлек Дженкинса от размышлений и лицезрения жалкого состояния своих ног.

— Да?

— Мистер Туношика Туронаэ ждет вас в министерстве через тридцать минут. Вы просили напомнить вам, сэр.

— Благодарю.

…И сделать так, чтобы народ Соединенных Штатов пожелал бы обойтись без выборов впервые в своей истории. И указал бы как на самого единственно достойного быть президентом в столь опасное для страны время, указал бы… Гудок интерфона. Опять.

— Я очень извиняюсь, сэр, но министр безопасности Японии просит срочно принять его. Он будет здесь через пятнадцать минут. По данным их безопасности, в Нью-Йорке убит Президент Соединенных Штатов.

— Проси тотчас, как только приедет. — Дженкинс вздохнул. Кэмпбэлл оказался не столь эффективен. О том, что в черном «крайслере», потерявшем управление на Парк-авеню, врезавшемся в стену и взорвавшемся, находился Президент Том Бакли Джуниор, узнали японцы.

 

6 июля 2015 года

 

«Москито» аккуратно приземлил Дженкинса в «усадьбу». Вопреки всем правилам безопасности и привычкам самого Дженкинса, а также вопреки его крайней нелюбви к пишущей братии, в холле Метрополитен, в святая святых, его должны были ждать иностранные журналисты. Еще из Токио он приказал по видеотелефону Кэмпбэллу собрать как можно большее количество «этих ублюдков», как он выразился, «для пожирания падали». Нужно было торопиться. Следовало объявить о гибели Президента от рук террористов раньше, чем эти сведения дойдут до них по другим каналам. О гибели Президента знает уже, как минимум, японская разведка, и удерживать утечку информации долгое время будет невозможно.

Потому, лишь кивнув лейтенанту Тэйлору и быстро сунув руку Кэмпбэллу, выкрикнув не обращенное ни к кому лично, но ко всем: «Hello everybody!» — Дженкинс заторопился в холл департмента. Толпа недоумевающих, заинтригованных журналистов ждала его уже полтора часа. Но никто не жаловался. Иностранные граждане не были исключены из числа имеющих право испытывать священный ужас при произнесении фамилии «Дженкинс». И то обстоятельство, что за все время своего нахождения на посту секретаря Департмента Демографии это был первый случай, когда Дженкинс вызвал к себе журналистов, заставляло их ожидать ОСОБЫХ СОБЫТИЙ.

Дженкинс появился крайне серьезный, как обычно, и трагический, как никогда, успевший в самолете сменить костюм и галстук на черные. Прижимая, как растерявшийся школьник, обеими руками к груди портфолио, он вышел из боковой двери холла, дошел незамеченным в сопровождении «бульдогов» до толпы — все они смотрели на дверь главного входа, — встал перед ними и просто сказал:

— Здравствуйте, господа! Трагический случай заставил меня изменить моим привычкам и вызвать вас сюда. — Телевизионные камеры числом с сотню тем временем нацелились на него. — Я исполняю сегодня трагический долг, мне достался страшный жребий объявить вам о гибели Президента Соединенных Штатов Америки Ирвинга Томаса Бакли Джуниора, верного сына своей страны.

Гул вздохов, ахов и возгласов неожиданности прошел над толпой подобно первому порыву урагана. Дженкинс продолжал просто и сдержанно. Почти без эмоций.

— Президент пал жертвой заговора врагов Америки вчера утром, когда его «крайслер» потерял управление на Парк-авеню близ Шестидесятой улицы, врезался в толпу, затем в стену дома и взорвался. Идет расследование. Мы уже знаем, что взрыв был организован, части взрывного устройства, найденные в останках автомобиля, исследуются.

Дженкинс остановился и облизал пересохшие губы. Он испытывал неподдельную скорбь и неподдельное возмущение совершившимся на Парк-авеню преступлением. Он подумал, что люди, совершившие его, достойны сурового наказания. Президент Соединенных Штатов — священная институция. Поднять на него руку — это как поднять руку на фараона в высокой тиаре. В том, что власть священна, Дженкинс не сомневался. То обстоятельство, что он, Дженкинс, организовал уничтожение фараона, однако, никак логически не нарушало стройности и серьезной значительности траурных эмоций Дженкинса. Дело в том, что самого себя, свою волю Дженкинс выносил из разряда человеческих. Высшая сверхчеловеческая сила не может быть преступной.

— Могу я задать вопрос? — Крупная, скорее даже толстая, девушка с ящичком видеотелефона на бедре тянула руку в направлении Дженкинса.

— Задавайте… — Дженкинс устало переступил с ноги на ногу и чуть-чуть поджал правую ногу: под штаниной, на икре у него заболел черный бугристый варикозный узел. «Что ей надо?» — подумал он с досадой. Шли бы по своим офисам. Бежали бы даже. Сообщать миру о преступлении в Америке. Это будет мировой новостью номер один. Это уже новость номер один. В конце концов, в Соединенных Штатах не убивали президентов с шестьдесят третьего года, с убийства Кеннеди.

— Не собираетесь ли вы, одна из ведущих силовых фигур… — девушка замялась, подыскивая слова… — точнее, самый сильный человек в стране, ведь вас боятся и уважают, не собираетесь ли вы занять место убитого Президента?

— Кого вы представляете? — Дженкинс был зол на эту толстую девочку с могучим задом. Девка положила палец точно на рану.

— «Германское информационное агентство I.G.A.». — Брунгильда направила на Секретаря Департмента Демографии раструб лазерной телекамеры.

Этот момент увидят их германские домохозяйки, рабочие и… Дженкинс не успел додумать, кто еще увидит его. Подошел быстрыми шагами один из «бульдогов» и передал Дженкинсу пакет. Секретарь Кэмпбэлл взял пакет из рук Дженкинса и открыл его, разогнув жестяные усики застежки. Оба молча склонились над вынутым Кэмпбэллом документом. Дженкинс, ознакомившись с текстом, выпрямился.

— Некая организация, именующая себя «Лигой Борьбы за Чистую Америку», взяла на себя ответственность за убийство Президента. В коммюнике Лиги, подписанном неким председателем Лукьяноф, сказано, что… — Дженкинс поднес документ ближе к лицу, — сказано следующее: «Президент Бакли казнен Лигой по желанию американского народа избавить страну от человеконенавистнического режима, установленного Дженкинсом и Турнером. Бакли являлся на деле лишь подставным лицом, реальная власть в Соединенных Штатах принадлежит зловещей двойке: Дженкинсу и Турнеру. Однако мы казнили Тома Бакли как фигуру символическую, олицетворяющую загнившую, пожирающую своих сынов американскую государственность. Придет время и придет черед Турнера. Кащей Дженкинс, конечно, главный. Он поплатится последним — он умрет медленной смертью».

Журналисты бормотали в видеотелефоны, двигались, создавали профессиональные шумы. Брунгильда пробилась к Секретарю Дженкинсу.

— Могли бы вы все же ответить на мой вопрос?

— Ответить на ваш вопрос может только американский народ. Если он сочтет, что его сын Дженкинс может послужить ему с еще большей эффективностью на посту Президента Соединенных Штатов, я буду ему служить. Я буду обязан ему служить.

— Как вы думаете, «Лига Борьбы за Чистую Америку» действительно существует, или же могущественные силы, убравшие Президента, сделали отвлекающий маневр, пытаясь уверить общественное мнение, что убийство организовано кучкой дилетантов?

Дженкинсу начала нравиться германская журналистка. Если бы он не знал, что она ничего не может знать, он подумал бы, что Брунгильда знает, что это он организовал переход президента Бакли в мир иной.

— Человек, именующий себя «председатель Лукьяноф» — реальное лицо. В Департменте Демографии на него существует досье. Существует ли «Лига», сказать пока не могу, я должен затребовать агентурные данные по этому поводу… Слушайте, я предлагаю вам сделать со мной после окончания пресс-конференции отдельно большое интервью. Я знаю, что в Германии меня не любят. А я хотел бы развеять это недоразумение. Кэмпбэлл, организуйте девушке пропуск…

Брунгильда вся зарделась. Она представила, какой скандал и шум произведет интервью с самим монстром Дженкинсом в ее родной стране. В том, что ей обеспечено звание королевы германского журнализма, нет сомнений. Дженкинс никогда никому не давал интервью. В лучшем случае он мог ответить на один вопрос. Или же его люди сортировали записки с вопросами, посланные журналистами, по темам, и затем Дженкинс, если хотел, выступал публично или в печати по этим темам. А тут интервью! Она отнесла это за счет шока от убийства Президента. Монстр задумался о своей собственной смерти и хочет выговориться… Интервью с самым зловещим человеком Соединенных Штатов. Ей повезло.

На ходу наговаривая в диктофоны тексты, журналисты бросились в свои офисы — связываться со своими странами, информировать мир об убийстве американского Президента «Лигой Борьбы за Чистую Америку». «Президент Бакли, Лукьяноф, Дженкинс… Дженкинс… Лукьяноф… Лига…» — шелестели диктофоны.

Проследовав в свой кабинет, Дженкинс отослал «бульдогов» и принял душ.

— Вы — массовый убийца, доктор. Улыбчивый очкастый кретин, поставивший себя выше Господа. — Дункан О'Руркэ с неподдельным отвращением оглядел внезапно вспотевшего Розена. Капли пота текли у доктора вдоль ушей и капали с бровей.

— Доктор Розен — служитель Господа. В свободное от насилия над природой человеческой время доктор служит духовным пастором в церкви Святой Троицы в Лос-Аламос, куда ходят за духовным утешением такие же ученые головастики, как он сам. Там он служит под именем отца Вильяма…

— Не профанируйте, как вас там… Лук что-то… — Розен отер пот с бровей и щек ладонью. — Моя вера в Христа неподдельна…

— Как же вы можете, веруя в сына Божия, перенесшего муки на кресте за человеков и для человеков, работать над созданием «человека бесплодного»?

— Не вижу противоречия. — Розен поднял очки с носа, куда они сползли, и исподлобья взглянул на Лукьянова. — Вы что, хотите для человека судьбы полчищ саранчи, которая, выжрав все зеленые поля, подыхает без пищи в пустыне, в каковую она же и превратила эти зеленые поля, и отвратительно воняет, подыхая? Этого вы хотите? Этого хотите для человека? Мое христианство — творческое и разумное, ваше и этих людей вокруг, — Розен презрительно показал рукой на троих О'Руркэ и Кристофэра, — архаическое, догматическое и лишенное смысла.

— Сейчас ты у меня лишишься смысла. — Виктор вскочил со стула и угрожающе занес руку над доктором.

— Stop it, Вик! — без энтузиазма остановил сына Дункан.

Виктор послушался и убрал руку в карман джинсов.

— Ублюдок!

— Вик! — Старший О'Руркэ отделился от железного шкафа, где он стоял, облокотясь спиной о дверки. Когда-то шкаф служил для хранения одежды рабочих, обслуживающих одиннадцатиэтажный дом: техников, слесарей и уборщиков, сейчас же доржавевал свой железный век, молчаливо наблюдая за секретными встречами семьи О'Руркэ. — Вик! Не трать на него энергию. Эта формула в штанах неколебима в своей уверенности, в правоте своего желания лишить человечество детей.

— Пап, позволь мне отрезать ему яйца! — тихо попросил вдруг Вик.

— Дункан, в самом деле, раз уж он так хочет, начнем с него, — Кристофэр сиял, как черное солнце в экваториальной Африке, только что поднявшееся над нефтяным месторождением.

— Я подумаю. — Дункан нахохлился. Было похоже, что он и впрямь думает. Очевидно, так и было.

Лукьянов вдруг понял, что среди всех, оказавшихся в бейсменте вместе случайно, Розен, бесспорно, злодей. Законченный и отвратительный. Что никакие вымогательства, грешки, даже убийства бандитов семьи О'Руркэ, никакие прегрешения Синтии, если они у нее были, а тем паче его собственные, не могут сравниться с этой механической логикой убийцы во имя прогресса.

— Пожалуй, стоит отрезать ему их, — сказал он неожиданно для самого себя.

— Во, правильно, Лук, ты становишься одним из наших, — просиял Виктор. — Пап, я отказываюсь от своей доли, дай мне его наказать…

Без особого испуга, но очень серьезно Розен посмотрел на них снизу вверх. Он сидел, а они стояли. Судя по его взгляду, он не очень сомневался в решимости этих людей совершить то, что они декларировали. Было видно также, что просить и молить их он не будет. Возможно, в глубине души он находил наказание за свою деятельность справедливым и даже неизбежным. Ведь не зря во сне он называл себя слугою дьявола.

Сверху, неясные, раздались резкие и отрывистые звуки. Вниз по ступенькам, было слышно, бежали многие тяжелые ноги.

— Сваливаем отсюда! — отдал скорее бесполезный уже приказ Дункан О'Руркэ, пятясь и отыскивая тот шкаф, который служил доступом в тюремную клетку.

Виктор с револьвером в руках метнулся за шкафы, вслед за сестрой и Кристофэром. В бейсмент уже вбегали по двое, в тактическом приеме растекаясь по обе стороны от входа, солдаты. Дункан О'Руркэ, Розен и Лукьянов, получив каждый удар прикладом автомата, были тотчас взяты в наручники. В глубине бейсмента, там, где покоилась штабелями старая мебель, слышны стали погоня, выстрелы, вновь звуки погони. Спустя некоторое время были приведены и присоединены к трем «обнарученным» пленникам трое оставшихся. Виктор и Кристофэр были ранены. Лицо Синтии пересекала рваная длинная рана, сочащаяся кровью.

Ругаясь, солдаты вывели пленников наверх. На протяжении недолгого пути Лукьянову досталось, он тяжело подсчитал, шесть ударов прикладом и один болезненный тычок дулом автомата.

На поверхности солдат оказалось еще больше. Очевидно, штурмовать подземную тюрьму банды О'Руркэ прислали батальон. Лукьянов подумал, что хватило бы и десятка солдат. Обнаружилось, что двое людей О'Руркэ убиты. По всей вероятности, безо всякой необходимости. Просто согласно плану проведения операции разрабатывавший план офицер написал, что должны быть убитые. Пленных посадили в блиндированный автобус, они зашли туда по очереди. Каждого тщательно обыскал у двери сержант. Когда их посадили в автобус на самые задние сиденья, а на передних устроились лицом к ним солдаты, направив на пленных дула автоматов, в автобус вошел молодой черноволосый лейтенант. Он подошел ближе к пленным. Лукьянов узнал Тэйлора.

Лейтенант также узнал его и ухмыльнулся.

— О, старый Лук! Опять ты… Как два влюбленных, мы никак не можем расстаться. Но на этот раз ты влип прочно, надолго и окончательно. Как ты полагаешь?

— Я полагаю, что вы правы, лейтенант…

— Связался с дурной компанией… сам виноват…

Лейтенант, кажется, оправдывается, подумал Лукьянов. С чего бы это?

— Я не из этой дурной компании. Я доктор Розен. Они меня похитили с целью выкупа. — Доктор встал и сделал шаг к лейтенанту.

— Сидеть, — сказал Тейлор. — Мы выясним, из какой ты компании и доктор ли ты или больной. А сейчас сидеть. Мне было приказано взять живьем, я взял. А кого взял — разберемся.

Доктор сел.

Лукьянов закрыл глаза. В автобусе воняло казармой, грязью, пылью, сапогами и оружием. «Наверное, так же пахнет ад, если таковой существует», — подумал Лукьянов, и ему захотелось в его захламленную привычными вещами и книгами квартиру, снять ботинки, пить кофе. Снять ботинки, вернулся он к первому желанию и понял, что устал от всей этой детективной истории. Устал до такой степени, что, если ОНИ проводят свое УНИЧТОЖЕНИЕ более или менее быстро и при этом не очень делают больно, он бы скорее хотел, чтобы его уничтожили, чем ехать в грязном автобусе с солдатами и бандитами, взятыми солдатами в плен, и с обливающимся потом головастиком, изобретателем бессемянного человека. А может быть, это и великое изобретение, неожиданно пришло ему в голову. Изобретение, избавляющее от автобусов с солдатами, от шестидесяти пяти лет, от боли в правой икре, где набух толстый варикозный узел… Лукьянов открыл глаза.

Ему тотчас же стало стыдно своих жалких мыслей. Скалил зубы, скрипя ими, в улыбке озлобленный раненый Виктор. Солдаты лишь позволили сестре перетянуть ему торс его же разорванной рубахой. Непонятно было даже, сидит ли пуля у него в подмышке правой руки или, сковырнув мясо, лишь проскребла по ребру. Залитый кровью Кристофэр сплевывал густокровавую слюну и ругался на страшном негритянском слэнге, посылая солдат выебать их собственных сестер и матерей, угрожая, что сделает это сам. Синтия держала платок у разрезанного лица, и платок уже был мокр кровью, как губка. Молчал невредимый, но униженный легкостью, с какой он и его люди были схвачены, Дункан О'Руркэ. Как главнокомандующий, оказавшийся в лапах врага, не причинив врагу никакого, даже малейшего вреда…

Было ясно, что в живых ОНИ их оставят ровно настолько долго, насколько это понадобится ИМ. Сквозь мутные и пыльные, заляпанные и запотевшие стекла военного автобуса едва пробивались куски Нью-Йорка. Фрагменты стен облупленных зданий, соседние военные автомобили, очевидно, под их эскортом автобус пересекал город, фрагменты чахлой нью-йоркской зелени. Лукьянов не узнавал улиц. Однако, когда они остановились и сопровождающие их солдаты занялись открыванием не открывавшейся почему-то двери автобуса, он узнал место, куда их привезли, и назвал его остальным громко и внятно:

— Метрополитен-музеум, братья. Нас привезли в Департмент Демографии.

— Ты таки добился своего, Лук. Они ликвидируют тебя, и очень скоро. Тебя и твоих друзей — бандитов.

— Меня по закону триста шестнадцать, «B», а что натворили они? Похищение личности с целью выкупа — серьезное преступление, пока еще не карается смертной казнью… — пробурчал Лукьянов. Им полностью овладело безразличие.

Они находились в той же дежурной комнате, в какой впервые столкнулись, когда лейтенант Тэйлор со знанием дела до полусмерти избил незнакомца в черном костюме, обнаруженного у вертолетов охраны с музейным пистолетом в кармане. Лейтенант подумал об этом и, посмотрев на человека, называемого им «старый Лук», передал эту мысль ему.

— Ты добился своего, старый Лук. Сегодня ты встретишься с Дженкинсом. Но без твоего дурного пистолетика, увы для тебя. Насколько я понимаю, тебя и твоих друзей подозревают в убийстве Президента Тома Бакли. Тебе это должно нравиться, старый Лук. Шел убивать Дженкинса, а обвинен в убийстве Президента. Это даже круче, а, старый Лук?

— Президент убит? В нашей стране? — Лукьянов вопреки здравому смыслу улыбался, настолько абсурдной показалась ему мысль о политическом убийстве в строго контролируемой стране с подавленной волей к сопротивлению.

— Я не верю, что ты не знаешь об этом, Лук, кончай притворяться.

— Лейтенант, я чист, как младенец, и, ей-богу, не знал об убийстве Президента. Когда и где?

— Вчера на Парк-авеню его «крайслер» потерял управление, врезался в стену и взорвался.

— Я присутствовал там вчера, но я не знал, что это автомобиль Президента и был лишь случайным свидетелем.

— Ты никогда не убедишь в этом Дженкинса, Лук. И даже если убедишь, Дженкинс обязан найти виновных, вся Америка негодуя смотрит на него сейчас и ждет. И если он найдет не тех, виновных не в этом именно преступлении, никто не узнает. Америка ждет, чтобы свершилось правосудие. И оно свершится. А ты, ты несчастливо попал в эту историю извне. Кстати, как тебя занесло к бандитам?

— Я ушел под землю, underground. Где же мне еще было скрываться… — пробормотал Лукьянов. И добавил: — От ваших шакалов.

Лейтенант, по-видимому потеряв к нему интерес, набрал номер на клавишах телефона:

— Розика? Слушай, если все будет нормально, я освобожусь в шесть. За тобой заехать?

Лейтенант не заботится почему-то о том, что Дженкинс может узнать, что пару дней назад странный Лук Янов, этот Янов Лук уже побывал в здании Метрополитен в комнате дежурного офицера… Сказать ему об этом? Или предоставить событиям течь в том направлении, куда они текут… Внезапно Лукьянов вспомнил искаженное гримасой удивления лицо карлика-скульптора и его возглас: «Хэй, Лук, Лук, тебе когда-нибудь говорили, что ты похож на него… на самого Дженкинса?.. Гарри Джабс — скульптор, я знаю, что я говорю… я годами рисовал гипсы в арт-школе, я гляжу, Лук, на человеческое лицо как профессионал. Мне сразу все ясно — общее строение черепа, надбровные дуги, глазные впадины. У вас все это с Дженкинсом однотипное, если вас одеть в одну и ту же одежду, сбрить тебе волосы… вас родная мама не отличит…»

— Лейтенант, вы обратили внимание на. то, что если обрить мне волосы, то меня и вашего босса Дженкинса родная мама не отличит? — твердо сказал Лукьянов, когда лейтенант положил телефонную трубку. В конце концов, это был его единственный шанс на спасение. Слабый и тусклый.

Лейтенант встал со стула и подошел к Лукьянову. Наклонив голову, рассмотрел его лицо. Отошел, наклонив голову в другую сторону, потряс головой и, вернувшись, уселся.

— И что ты хочешь этим сказать, Лук? Что Дженкинс твой потерянный брат-близнец? И что первый раз ты приходил, чтобы убить брата?

— За меня говорит мое лицо. — Лукьянов вдруг стал спокоен. — Нет ли у вас, лейтенант, этого вашего отличного мерзкого пива, которым вы меня угощали?..

— В ваш первый визит ко мне? Да, уважаемый, досточтимый сэр, это пиво всегда у меня есть. — Лейтенант ловко выдвинул ящик стола, ловко выудил пиво, ловко одной рукой открыл и пододвинул бутылку. Все это время глаза его были задумчивы и нерадостны. Производя все эти операции, лейтенант тяжело думал.

— Ну, и что можно извлечь из факта? — спросил он наконец.

Лукьянов, в это время проглатывая первый глоток, ликовал. Выводя его из статуса арестованного, этот глоток переводил его в «нормальный» мир.

— То-то я все время чувствую себя в твоем присутствии как-то нелегко, Лук. Но меня сбивали волосы, твоя обильная полуседая растительность, художественный писательский беспорядок на твоей голове…

Лукьянов молчал и быстро высасывал с наслаждением пиво из бутылки. Что-то завязывалось, незримые частицы мыслей, догадок, черт лица его, Лукьянова, тоскливый взгляд лейтенанта, вынужденного думать, в то же самое время сознающего, что лучше было бы не думать, сдать этого беспокоящего человека на руки «бульдогам» и Дженкинсу, в шесть поехать за Розикой… Но старая реальность уже была разбита на куски и лежала, как мельчайшие осколки витрины, на асфальте, а новая реальность неумолимо собиралась из кусков, стягивалась, густела, дабы приобрести материальную форму.

— Вот что, — сказал Тэйлор, — я вызову парикмахера, и он лишит тебя, Лук, всех твоих излишеств.

— Угу, — согласился Лукьянов. — Может быть, вы пожертвуете для меня еще бутылкой, лейтенант? Я извиняюсь, но ваше пиво меня подкрепляет.

— Пожертвую. — Тэйлор проделал все тот же набор привычных движений и отдал бутылку. Нажал кнопку. Вошел и откозырял коренастый сержант. — Чарли, привези мне сюда парикмахера. Нашего. Ты знаешь, он тут в двух блоках. Хромого.

— Будсдел, сэр! — отчеканил сержант и скрылся.

Не зная, что сказать, Тэйлор открыл и себе бутылку пива. И стал пить. Молча. Его вопрос: «Ну, и что можно извлечь из факта?» — так и остался без ответа. Лук оставил его без ответа, но Тэйлор чувствовал, что он сам уже начал извлекать из факта.

Они провели в молчании несколько минут. Но молчание не было тягостным, оно было плодотворным.

— Отличное пиво! — Лукьянов высосал последний глоток из бутылки. — Когда мистер Дженкинс найдет время для арестованных бандитов, лейтенант? Если, конечно, вы сами знаете об этом.

— В этот момент Дженкинс выражает соболезнование матери Президента, — ответил Тэйлор.

В дверь постучали.

— Входи!

Вошел сержант.

— Сделано, сэр. Парикмахер прибыл. Сюда его?

— Извините, лейтенант, пару слов наедине. — Лукьянов почему-то вытянул руку, как будто студент на лекции просил слова.

— Чарли… — бросил лейтенант. Чарли вышел.

— Лейтенант, вы могли бы сделать эту работу сами? Не следует, чтобы меня видели лишние люди.

— Понял, Лук. Я сам обезображу твой череп. — Тэйлор вышел и вернулся с машинкой для стрижки и с бритвой — Давай, Лук, на стул, пока еще не электрический…

Через некоторое время серо-седые волосы литератора покрыли линолеум дежурки. Тэйлор взглянул на результат своих трудов. Закрыл глаза и открыл их. Сол Дженкинс, второе, а ныне, после смерти Президента, первое по могуществу лицо государства щурилось на лейтенанта.

— Кончайте работу, — надменно сказало лицо Дженкинса. — Вы должны еще побрить мне череп.

— А ноги я не должен тебе вымыть и высушить своими волосами, а, Лук? — рассердился лейтенант. Однако взялся за бритву…

Когда спустя час они закончили работу и Чарли повез парикмахера, в комнате опять воцарилась тишина.

— Ну и что мы со всем этим будем делать? — нарушил молчание лейтенант Тэйлор.

— Я предлагаю вам, лейтенант, пост военного министра в случае, если у нас с вами все получится… — сказал Лукьянов-Дженкинс. — Если этот кусок вас не удовлетворяет, скажите, чего вы хотите…

— У вас глаза иного цвета. Ваши — шоколадные, его — серые, — попробовал защититься от надвигающейся судьбы лейтенант.

— Эта мелочь исправляется в полчаса, достаточные для того, чтобы послать сержанта купить плоские контактные линзы с серыми хрусталиками. Вы боитесь, лейтенант?

— Я и не собираюсь скрывать этого, Лук.

Шел дикий дождь. Вонючий, миазматический, отдающий серой и паром подымающийся тотчас от старого асфальта, ливень. Нью-Йорк так и вонял, как старая квартира, которую подвергли дезинфекции. Гарри Джабс в ярко-желтых резиновых сапогах, в желтом комбинезоне с закрытым герметически ведром в одной руке, со складной алюминиевой лестницей на плече, плюс сумка с инструментами тяжело хлопает по заду и пояснице, портативным мулом упрямо продвигался навстречу стихиям. Далеко он не продвинулся. Всего лишь в сотне метров от дома за ним на большой скорости затормозил джип, из него выскочили два солдата и, не слушая его протестов, затолкали в машину. Сумку Гарри не выпустил из рук, но лестница и ведро остались на тротуаре, под дождем.

Запоры дверей автоматически защелкнулись изнутри. Джабс вздохнул и оглядел внутренности автомобиля. На переднем сиденье рядом с шофером вполоборота назад, к пассажирам сидел молодой лейтенант и, улыбаясь, разглядывал его, Гарри. Еще трое поместились на заднем сиденье: два солдата и тип в гражданском черном костюме и черной шапочке, надвинутой по самые брови. Тип улыбался.

— Вы что, парни, решили меня похитить и сдать в цирк? — оскалился маленький скульптор. — Уверяю вас, вы взяли не того. Я никому в этом fucking мире не нужен. Никто не даст за меня и «фудстемпа».

— Физиономист Гарри Джабс, скульптор-реалист, а вот, оказывается, ненаблюдателен, — тип в черном костюме подал голос. — Не узнал приятеля, Гарри, помнишь Парк-авеню, косящий под корень толпу «крайслер»…

— Лук? — Гарри всмотрелся в типа в шапочке. И отпрянул к двери джипа. — О, мистер Дженкинс, I am sorry, извиняюсь, мистер Дженкинс. — Но, увидев, что тип улыбается, попробовал осторожно: — Или это вы, Лук? Это все-таки вы, да?

— Считай, что и то, и другое верно… Слушай, нам нужна твоя помощь… А чтоб ты не сомневался, что я твой приятель Лук, вот тебе деталь: ты увидел на Парк-авеню человека-доску и…

— Абсолютно и позитивно, ты — Лук, — радостно сказал Джабс. — Человеку всегда приятно знать, что его умыкнули друзья, а не враги. Абсолютно и позитивно, — повторил он.

— Зря радуешься, маленький человек, — сказал лейтенант. — Мы намереваемся втянуть тебя в такую историю, что у тебя волосы дыбом встанут. Поехали, — приказал он шоферу.

— А мои инструменты… — дернулся Джабс.

— Через сутки ты сможешь иметь все инструменты Соединенных Штатов, какие понравятся. Или будешь мертв, — сказал лейтенант. — Что более вероятно…

По правде говоря, они не совсем представляли себе, как будет помогать им маленький скульптор. Они просто собирали людей, уже знающих о сходстве Лукьянова и Дженкинса. Дабы не расширять круг посвященных.

— Вот вам новый товарищ! — лейтенант подтолкнул карликового Гарри, и тот прошел и уселся в глубине камеры, рядом со старшим О'Руркэ.

— Мистер Дженкинс не будет счастлив знать, что вы держите меня как пленника вместе с врагами Соединенных Штатов Америки, лейтенант! Немедленно выпустите меня отсюда или хотя бы предоставьте отдельную комнату. — Доктор Розен был зол, и очень. Тупоголовый армеец никак не мог взять в толк, что он, доктор, лично знает Секретаря Департмента Демографии и что держать его под стражей, освободив из рук похитителей, есть преступное насилие над ним, которое Дженкинс не одобрит. — Мистер Дженкинс уволит вас, лейтенант, уволит немедленно, вы позорите армию!

Доктор кричал. Все остальные действующие лица драмы в камере при дежурке были скорее довольны, если можно было чувствовать что-либо помимо панического страха за свою жизнь, находясь в камере Департмента Демографии. Виктор и Кристофэр получили уколы и были перевязаны, резаную рану на лице Синтии закрыли, перевязав. Было ясно, что живыми они вряд ли выйдут отсюда, но их хотя бы не били и оказали первую помощь. Грубый солдафон, лейтенант оказался лучше полицейского, решили арестованные. То есть им в некоторой степени повезло, что операцию осуществляла армия.

Лейтенант насмешливо слушал доктора. Потом вдруг резко ударил его наотмашь ладонью в ухо.

— Заткнись, ты!

Повернулся и вышел. Задумчивый. У них с Лукьяновым до сих пор еще не было плана. Только в общих чертах была идея — подменить Дженкинса Луком.

До сих пор судьба лейтенанта Тэйлора всегда зависела от других, от решения начальства, от благоволения начальства, от впечатления, произведенного им на начальство. Сейчас ему предоставлялась возможность самому сделать судьбу. Старый Дженкинс относился к нему неплохо, но Дженкинс общается с сотнями таких, как лейтенант Тэйлор, и ему вряд ли видимо крайнее честолюбие лейтенанта. Лук, этому ничего другого не остается, его никто не помилует, и потому он не изменит, пойдет до конца. Лук зависит от лейтенанта, не сможет обойтись без него, и их всегда будет связывать общее государственное преступление. Оставалось определить детали плана. Двойник был, он находился на месте, следовало дождаться Дженкинса и совершить подмену, убив или изолировав Дженкинса. Разумнее убить… Пост военного министра? Лейтенант прошел к окну в конце коридора. Окно выходило на Централ-парк. Дождь перебирал кроны деревьев, серая даль с зелеными пятнами мутнела. Надвигался еще один вечер… «От всей этой обыденной гадости может помочь только пост военного министра», — подумал лейтенант и улыбнулся. Из его ребят десяток застрелит самого Дженкинса, если лейтенант даст команду. Все остальные, подавляющее большинство, застрелят лейтенанта, если Дженкинс даст команду. И было серьезное препятствие — «бульдоги» Дженкинса.

Поцеловав руку матери Президента, Турнер и Дженкинс вышли. Под зонтами. Зонты держали агенты.

— Сол, я хотел бы сказать тебе несколько слов с глазу на глаз. Проще, если мы уединимся в твоей или моей машине.

— В твоей, — согласился Дженкинс.

Мимо газонов со странной слабо-зеленой травкой по мокрым дорожкам они прошли к автомобилям. Сели в шестидверный вагон Турнера.

— Чем могу служить, Том?

— Можешь… — Турнер звучал задумчиво. — На основании того, что мне известно, твои люди арестовали обоих О'Руркэ и несколько человек из их окружения. На основании моего многолетнего опыта общения с тобой, Сол, я предполагаю, что ты собираешься обвинить О'Руркэ и K° в убийстве Президента Соединенных Штатов.

— Твои предположения верны. Собираюсь. Нужно успокоить нацию, дестабилизированную убийством главы государства. Я собираюсь выйти на экран, и все наши телеканалы донесут в каждую американскую семью мое сообщение о том, что подозреваемые в убийстве арестованы, что ведется следствие, что убийцы не останутся безнаказанными. Если хочешь, можешь и ты появиться со мною на экране, и действие на умы наших сограждан будет двойное: главы двух сильнейших служб государства, правая и левая руки правосудия заверяют нацию…

— Все понятно, Сол, не трать на меня красноречие. Ты всерьез считаешь, что эти О'Руркэ убили Президента?

— Я думаю, что не они, — ответил Дженкинс. — Но гражданам нашей страны хочется как можно быстрее успокоиться. Быстро успокоиться, Том, важно простому гражданину, он крайне взволнован…

— Президента убили те, кому это выгодно. Какая польза семье О'Руркэ от убийства Президента Бакли, спроси себя, Сол?

— Согласен, никакой, — невозмутимо процедил Дженкинс. — И что из этого? Нам всего лишь нужны виновные. Не заставляй меня, Том, читать тебе лекцию о сверхважности стабильности государства и сверхважности психического здоровья каждого гражданина. Ради этого можно отправить на электрический стул десяток негодяев, все равно виновных в убийствах и умыкании людей…

Ясно, что старый Дженкинс не простой сукин сын, ясно, что он истово верит в свою мощную идеологию, во все эти «стабильность государства», «психическое здоровье гражданина»… Однако Том Турнер имел сведения, что люди Дженкинса убрали Президента. Правда, Турнер не имел сведений, знал ли о действиях своих людей Дженкинс. Зато Турнер знал наверняка, что без приказа Дженкинса его, Дженкинса, люди НЕ ПОСМЕЛИ БЫ. Теперь перед Турнером стояла самая серьезная дилемма его жизни: выступить против могущественного Секретаря Департмента Демографии или смолчать. Во всей стране только Агентство Национальной Безопасности могло, если бы захотело, соперничать с Департментом Демографии.

— А что, если это другие? — смалодушничал Турнер.

— А ничего, — понял его Дженкинс. — Так ты появишься со мной на Ти-Ви?

— Уговорил, — вздохнул Турнер. Вздохнул по своей собственной трусости. — Когда?

— Завтра. Я заеду за тобой в Агентство, если хочешь. Сегодня нельзя, мы не иллюзионисты, люди не поверят.

Дженкинс вышел из автомобиля Турнера. Стоявший рядом с машиной «бульдог» взял его под обширный черный зонт.

Даже если Турнер и имеет какие-то сведения, он побоится их обнародовать, понял Дженкинс. Разговор в машине был попыткой восстания Турнера против него, Дженкинса. Попытка не удалась, у Тома не хватило храбрости. Второй попытки не будет. Дженкинс, сложившись, как сухие ножницы, сел в машину.

Том Турнер видел, как Дженкинс, подобно ножницам, сел в машину. Только выждав некоторое время после отбытия автомобиля Секретаря Департмента Демографии, он пробормотал шоферу: «Давай».

Президент Российского Союза Владимир Кузнецов получил сведения об убийстве Президента Соединенных Штатов Америки, находясь в джакузи. Бурлящая горячая вода вот уже с десяток лет как полюбилась русскому Президенту. Испробовав впервые удовольствие джакузи во время своего визита в Калифорнию, он сделал джакузи местом омоложения и отдыха. Сведения поступили из двух источников. Министерство иностранных дел Японии переслало своему послу шифрованную телеграмму. Источник номер два — российский посол в Соединенных Штатах. Перед голым Президентом новость предстала в виде листа бумаги на серебряном подносе, его, осторожно опустившись на корточки, поставил у края бурлящего бассейна слуга. Перескочив через подробное описание убийства, Кузнецов обратился к концу текста.

«Согласно агентурным данным, в Соединенных Штатах в настоящее время нет оппозиционной террористической организации, способной совершить подобное убийство. Андеграундные криминальные группы также исключаются, ибо маломощны и малочисленны. Более того, всегда избегают политики. Можно с уверенностью сказать, что убийство Президента задумано и осуществлено одной из могущественных спецслужб Соединенных Штатов, или армией, или полицией. Вероятнее всего, Президента могли свалить заговором внутри Агентства Национальной Безопасности (глава Том Турнер) или могущественный шеф Департмента Демографии Дженкинс. Следует ожидать жестокой борьбы за освободившееся место Президента».

— Полотенце! — Кузнецов взялся за перила и, огромный, розовый, с раздувшимся беременным животом и бледным отростком члена, полез, образовывая ручьи и роняя капли, из джакузи.

Слуга набросил на него полотенце. Шеф личной охраны Президента, он же его ближайший друг, собутыльник и советник, поднялся с мягкого дивана.

— Ну и что ты думаешь, Василий Петрович?

— От американцев ничего еще не поступало. Но, думаю, следует ожидать в ближайшие часы телевизионного сообщения. К вечеру, очевидно, явится посол с приглашением на похороны.

— Это все понятно, — поморщился Президент. — Кого нам поддерживать сейчас? Мертвого они похоронят, ясно, справятся, найдут первых попавшихся виновных, но дальше кого поддерживать?

— Дженкинса, Владимир Георгиевич. Он — неоспоримая кандидатура. Разве что сенаторы не захотят видеть у власти опасного Кащея семидесяти трех лет. Но даже и сенат с ним не справится. По нашим сведениям, у Департмента Демографии около двух миллионов сотрудников…

— Власть перешла, насколько я понимаю, к вице-президенту Уильяму Паркеру?

— Этот — пустое место. — Шеф охраны приблизился к президенту: — Дай помогу, Георгич, спина у тебя вся осталась мокрая. — И краем полотенца протер обширную спину Президента.

— Пустое или нет, но по конституции власть переходит в таких случаях к вице-президенту. А у нас к кому, я уже забыл? Кажется, к Председателю Всероссийского Собрания?

— У нас проблема запутана, все оформили, как вы велели… — Шеф охраны подал Президенту белую рубашку, и тот влез в рукава, сопя.

— Как ты считаешь, Петрович, я опять набрал веса?

— Я бы не сказал.

— Дипломат хуев, — выругался Президент. — Старость не радость, Василий. В тридцать лет я жрал все что придется, и все перегорало мгновенно в топке. Ты помнишь, какие мы были, старый черт?! — Президент, в трусах и рубашке, неожиданно схватил своего охранника за шею и потряс его. Потом несколько раз ударил друга в живот кулаками. — Какими были кобелями, а? Я ни одной секретарши не пропускал…

— Всякому возрасту — свое, — осторожно заметил суперохранник. — Нынче вам свойственна государственная мудрость.

— Кому можно позавидовать в этом смысле, так это старому аскету Дженкинсу. Сух, как щепка, физиономия — как набалдашник у тросточки — гладкая. И, судя по тому, как он жрал на последнем приеме в Собрании здесь, в Советске, нашу красную икру и осетрину, никакой ведь диеты не соблюдает. После осетрины с таким же удовольствием наворачивал жирную свинину. Вот пьет он, по-моему, слабо.

— Тут один их бизнесмен говорил мне в поддатом виде, что Дженкинс на самом деле дракон, то есть принадлежит к древнейшей цивилизации рептоидов, драконообразных, которые до сих пор контролируют Землю…

— Ха-га-га-га, — захохотал Президент. — То-то ты, Петрович, своего профессора Мальцева продвигаешь. Как твой Комитет по Сотрудничеству с Внеземными цивилизациями поживает? Всё столы вертите?

Охранник стал серьезным.

— Владимир Георгиевич, вы зря не хотите, пусть разок, но на заседание прийти. Перед вами, гарантирую, такое откроется…

— Мракобесие все это, Петрович. Но так как я тебя люблю, я тебе твою слабость к внеземным цивилизациям, твое мракобесие прощаю. Только с мертвыми не общайся… — Президент снова захохотал. — Лучше с девками…

— Не могу с девками. Варька узнает, без глаз останусь. Она и так за мной шпионит, подозревает.

Президент надел брюки. Покачал головой.

— Надо же, бабе уже сорок, а такая активная в ревности. Уже давно бы должна остепениться. Что ты с ней такое делаешь в постели, что она не хочет, чтобы ты с другими делал, а, Петрович?

Шеф охранников смутился:

— А черт его знает, Георгич, вроде ничего особенного. Дура баба, да и все тут. Чувство частной собственности слишком развито, наверное. «Мое», да и все тут…

— Ну да, скромничай… Мы с тобой немало погуляли — что я, не слышал, как от тебя бабы визжали аж, когда ты их натягивал?..

— Георгич, побойся Бога, обслуга услышит, — голос суперохранника звучал виновато.

— Во, какой важный стал, — удивился Президент. — Я тебя не для того генералом армии сделал, чтобы ты, Петрович, от уважения к самому себе млел. Расслабься. А то разжалую. — Президент рассмеялся, довольный, как ему показалось, остротой. Завязал галстук. — Как ты думаешь, не выразить ли нам сейчас соболезнование телеграммами в адрес сената, Дженкинса и в Агентство Национальной Безопасности?

— Но они ж еще не объявили о случившемся. Официально Том Бакли еще жив, хотя мертв уже тридцать с лишним часов.

Подошел слуга с тем же серебряным подносом. Президент взял с подноса бумагу. Прочитал. Босиком, в брюках, рубашке и галстуке. Задумчиво пошевелил пальцами ног.

— Уже мертв. Официальное совместное сообщение Правительства и сената Соединенных Штатов.

— Во! — удовлетворенно воскликнул генерал армии. — Теперь можно выражать что угодно. От соболезнования до негодования.

— Бакли был нормальный. — Президент надел пиджак, поданный слугой. — Нормальный мужик был и все понимал. Я хоть по-английски и не шпрехаю, но я его легко понимал. Все у него как надо было. Официантку взглядом разденет — уже ясно, не пидар какой-то там, к рюмке рука у него не запаздывала никогда. И вообще, не злой был. Смеяться тоже любил. Мизинец покажи — расхохочется…

— Так, может, дурак был? — предположил генерал армии.

— Может, и дурак, — согласился Президент. — Но мы ведь держава-соперник. Нам американский Президент-дурак в удовольствие. С Дженкинсом, если он станет, тяжелее будет иметь дело.

— Ты же, Георгич, говорил, что он жрет с удовольствием и аппетитом. То есть он выдержал твой экзамен.

— Не, не выдержал, — сказал Президент задумчиво. — Туфли! — крикнул он в направлении служб. — Где туфли? Дженкинс жрет, и все у него перегорает, как у злого кобеля. Ты заметил, Петрович, что злые собаки никогда не бывают толстыми? Сами составим соболезнование или секретарю поручим, а, Петрович?

— Шестопалову поручим и просмотрим… Вот ты зря не веришь во внеземные цивилизации, дорогой товарищ Президент. Дракон он, поджарый хищный Дракон — враг человечества.

— Так что ты хочешь предложить, будем играть против Дженкинса? Ты это хочешь сказать? — Президент Кузнецов поднял глаза на своего генерала. До этого он заинтересованно следил, как слуга на коленях надевает ему туфли.

— Будем играть против Дженкинса. У нас много карт в Соединенных Штатах.

Генерал армии пошел к настенному видеотелефону. Набрал номер. На экране появилось лицо совсем юного человека, блондина, по виду студента.

— Товарищ Шестопалов, мы получили сообщение о трагической гибели друга русского народа Президента Соединенных Штатов Тома Бакли. Подготовьте официальное соболезнование сенату и Правительству и отдельно шефу Агентства Национальной Безопасности Тому Турнеру. Подпишите: Президент Российского Союза В. Г. Кузнецов, народ и Правительство.

— Есть, товарищ генерал армии, — бесстрастно отчеканил Шестопалов. — Позволю себе напомнить, что следовало бы также…

— Нет, Дженкинсу ничего посылать не будем. Будем играть против него.

— Есть, товарищ генерал армии, — все так же бесстрастно отчеканил Шестопалов.

Владислав Игоревич Шестопалов не одобрил новой ориентации. Более того, Владислав Игоревич был подробно информирован о деятельности Департмента Демографии США и восхищался его деятельностью и лично Дженкинсом. Владислав Игоревич, очень молодой, но очень энергичный и эрудированный чиновник, взбежал по иерархической лестнице на секретарское место у самого Президента всего в несколько лет. И попал он так высоко именно по причине своей редкой эрудированности, в первую очередь в делах международных. Знающий шесть живых языков, обладающий великолепной памятью, суперпедантичный, исполнительный и работоспособный чиновник новой генерации, Вячеслав Игоревич с физиономией юного студента стоил целого научно-иссследовательского института. С научно-исследовательским институтом сравнил его не кто иной, как сам Президент Российского Союза.

Владислав Игоревич сел за компьютер и задумался. Ему предстояло составить важную бумагу, которая определит отношения России и Америки на многие годы вперед. Точнее, то обстоятельство, что знак соболезнования по поводу кончины Президента не будет послан самому могущественному лицу в Соединенных Штатах, определит отношения России и Америки. Допущена ошибка — в этом секретарь Президента не сомневался. Не сомневался он и в том, что убийство Тома Бакли организовано Дженкинсом, и в том, что Дженкинс станет новым Президентом Америки. Владислав Игоревич полностью оправдывал убийство, так как считал Дженкинса современным Макьявелли, теоретиком и практиком власти в XXI веке. Шестопалов считал Департмент Демографии самым эффективным политическим институтом на планете. Отечественный Институт Демографии не шел ни в какое сравнение с детищем Дженкинса, был малоэффективен и не являлся политической организацией. Шестопалов знал наизусть все статьи Дженкинса. И вот эти старые дебилы (простите, Владимир Георгиевич и Василий Петрович, но это так!) решили противостоять его кумиру. Вздохнув, Владислав Игоревич коснулся клавиш компьютера.

Когда Шестопалов закончил составление текста, он знал уже, что будет делать. Он ввяжется в судьбу отношений России и Америки, только что заданную невежественными людьми. Он будет действовать осторожно, но решительно. Он самовольно пошлет шефу Департмента Демографии соболезнование от лица русского народа и Президента. Более того, он активизирует сеть русских агентов в Соединенных Штатах, хотя бы для того только, чтобы продемонстрировать добрые намерения Российского Союза по отношению к Дженкинсу. В любом случае агентам, обыкновенно, не объясняется конечная цель их акций. Каждый из них знает лишь конкретное задание и выполняет его. Будут выполнять, но не будут знать ни того, кто отдал первичный приказ, ни конечной цели. Отлично! Владислав Игоревич встал. И выключил компьютер.

 

Ночь с 6 на 7 июля 2015 года

 

Дженкинс явился «домой» в самые последние часы дежурства Тэйлора, то есть в третьем часу ночи. Лейтенант, уже будучи уверен в том, что тот не явится в его дежурство, перепланировал свои предполагаемые действия. Он собирался сдать сменщику, лейтенанту Де Сантису, всех арестованных, за исключением Лукьянова. Так как Гарри Джабс был доставлен в здание Департмента не как арестованный, то общее число задержанных оставалось то же: шестеро. Лукьянова он намеревался на время вывезти из здания в своем автомобиле. Как он уже однажды это осуществил. Бедного Джабса ожидала в данном случае неприятная перспектива разделить на время дежурства Де Сантиса участь арестованных. Лукьянова Тэйлор вывел из камеры и посадил в свой джип в бейсменте перед самым прибытием Дженкинса. Дело в том, что Де Сантис часто являлся на службу раньше времени. Его собственная поспешность, понял Тэйлор, встречая босса на ступенях, ведущих в «Метрополитен», и механически отдавая приказания своим солдатам, привычно растекшимся среди «бульдогов» Дженкинса, его собственная поспешность сыграла с ним злую шутку. Подмена не состоится сейчас. И его поспешность поставила под угрозу саму возможность осуществления операции.

— Как ваша ночь, лейтенант? — Дженкинс пожал ему руку. Соприкоснувшись, пусть на мгновение, с плотью босса, лейтенант испытал что-то вроде угрызений совести. Человек, которого он собирался убрать, вполне дружелюбно сжал его ладонь.

— Отлично, босс!

— Операция прошла нормально? Потерь нет? — только сейчас Тэйлор понял смысл пожимания руки. Обыкновенная служебная вежливость, и только. Тэйлор выполнил операцию по заданию самого босса, и вот босс пожал ему руку. Имея в виду: «спасибо, лейтенант».

— Потерь нет. Захвачены шестеро бандитов. Двое бандитов застрелены в ходе операции. Рядовые члены банды. Глава банды Дункан О'Руркэ и его сын и дочь — среди арестованных. Заключенным оказана первая помощь, и они содержатся в сносных условиях. И вот еще что: один из арестованных утверждает, что он доктор Розен и лично вас знает. Следуя уставу внутренней службы, я не взял на себя ответственности и не удовлетворил просьбу якобы доктора об освобождении и отдельном содержании под стражей до вашего прибытия.

— Розен действительно работает для Департмента, но вы поступили в соответствии с уставом, лейтенант. Где содержатся арестованные?

— В предвариловке, сэр! Вы спуститесь? — Тэйлор надеялся и боялся, что старый Дьявол подымется к себе по какой-либо нужде и лишь потом спустится в камеры.

— Проводите меня!

Построившись в колонну, где нахождение каждого было строго регламентировано, сводный отряд «бульдогов» и солдат во главе с лейтенантом, Дженкинсом и, очевидно, никогда не спящим Кэмпбэллом, направился в камеры.

Дженкинс шел ровной уверенной государственной поступью, и, шагая рядом, лейтенант чувствовал себя маленьким уродом, замыслившим вдруг перевернуть гигантское государство. Ребенком, выходящим с пластмассовым водяным пистолетом против танка. Вся абсурдность затеи, которую он намеревался осуществить в компании свалившегося на вертолетную площадку сумасшедшего со старым пистолетом, сделалась ясна лейтенанту во время ритуального государственного прохода под ритм, заданный Дженкинсом, по паркетам «Метрополитен» к дежурке. «Я трезвею», — сказал себе лейтенант и, миновав дежурные помещения, отказался от своего плана. Группа, громко стуча обувью, стала спускаться к камерам.

Тэйлор отпер первые двери, затем вторые. За вторыми находился часовой. У часового не было ключей ни от камер, ни от входных дверей. Часовой вытянулся и приветствовал высокое начальство.

— Вынуть их всех, или вы посетите их в камерах?

— Всех сюда. — Дженкинс сел на стул, пододвинутый ему Кэмпбэллом.

Они находились в обширном коридоре, куда выходило несколько дверей. Тюрьма Департмента Демографии была небольшой, обыкновенно здесь держали лишь недолгое время, необходимое для первичного дознания. В коридоре у стены стояли стол и два стула. Для охранников.

Из одной камеры вышла семья О'Руркэ: отец, сын и Синтия, из другой — Кристофэр, Розен и карлик…

Дженкинс с интересом поглядел на маленького человека, но вопроса не задал. Увидев Розена, встал. Прошел к нему несколько шагов и протянул руку.

— Приношу все мои извинения, доктор, за задержку в вашем освобождении. Однако лейтенант действовал по уставу, ведь только я знаю вас в лицо. Кто угодно мог выдать себя за вас. — И обернулся к Тэйлору: — Лейтенант, доктора мы вызовем, если будут необходимы его показания. А сейчас я хотел бы, чтобы он отдохнул в более приемлемых условиях. Перед тем как совершить перелет в Лос-Аламос.

— Йес, сэр! — отчеканил Тэйлор и поручил Розена сержанту Чарли Рогану. Розен обернулся к Дженкинсу. Последний, улыбаясь, ждал.

— Я благодарю вас, сэр, за операцию по моему освобождению. Я понимаю, что совершил грубейшее нарушение правил безопасности, и все, что со мной произошло, будет мне серьезным уроком. Обещаю, сэр, что этого не повторится. Что касается моих исследований, то к концу лета все будет закончено.

— Желаю удачи. — Дженкинс пожал еще раз руку ученого.

— А вам, лейтенант, я желаю больших неприятностей, — прошипел доктор, проходя мимо Тэйлора.

Тэйлор смолчал.

— Так вот вы какой, знаменитый Дункан О'Руркэ… — Дженкинс остановился против гангстера и заложил руки за спину. — Как себя чувствуете? Не ранены?

— Нет. Сын ранен, но ваши армейцы оказали ему сносную помощь.

— А вы, конечно, ожидали средневековых пыток, да? Мы гуманны.

— Очень гуманны, — вмешался Виктор, — уложили двоих ребят.

— Только потому, что они оказали вооруженное сопротивление, — ответил за Дженкинса Тэйлор.

— Вооруженное сопротивление… — задумчиво повторил Дженкинс. — И не только. Вы обвиняетесь в подготовке, организации и осуществлении убийства Президента Соединенных Штатов Америки Тома Бакли…

— Ага, а еще в чем? — неожиданно засмеялся Кристофэр. — Почему не в попытке организации космического мятежа или захвата вооруженным путем наших колоний на Марсе, а? Ты хочешь пришить нам преступление, которого мы не совершали… Нам совсем никак не мешал Том Бакли Джуниор… У нас другой бизнес, не пересекающийся с его бизнесом…

Дженкинс поглядел на черного человека крайне ласковым взглядом.

— Мы сделаем так, что именно ты и признаешься первым.

— Старый маньяк! — С отвращением черный плюнул вдруг в Дженкинса, и плевок, не долетев, приземлился в футе от черной туфли Дженкинса. Последний внимательно почему-то вгляделся в плевок.

— Вам придется попотеть, чтобы доказать, что ваш бизнес, как вы говорите, не пересекался с бизнесом Президента.

— Неужели нас ожидает суд? — насмешливо спросил Дункан. — Я был уверен, что дальше этого подземелья мы не проследуем.

— Как и всякого гражданина Соединенных Штатов, вас ожидает, всех без исключения, справедливый суд по форме, выработанной американским правосудием. У вас у каждого будет адвокат, и жюри присяжных заседателей, состоящее из американских граждан, решит вашу судьбу. Такова наша традиция.

— Ясно. — Дункан О'Руркэ устало улыбнулся. — Вы решили устроить назидательную трагикомедию для жителей Соединенных Штатов.

— Мы решили, что убийство Президента достаточно трагический и серьезный случай для того, чтобы вспомнить о наших традициях справедливости и права каждого гражданина на скорое и справедливое рассмотрение его дела. Судебные заседания будут транслироваться по телевидению.

— Уверен, что вы уже нашли и актеров на роли судей, адвокатов и заседателей. Думаю, вы нашли их еще до убийства Президента, ебаные политики!

Виктор сделал шаг по направлению к Дженкинсу, но один из «бульдогов» оттолкнул его.

— Вы, молодой грубиян, как я догадываюсь, — Виктор О'Руркэ. А кто вы, молодая леди? — Дженкинс приблизился к Синтии.

— Я тебе не леди, старый Дьявол. — Синтия готова была, судя по ее виду, вцепиться в Дженкинса или ударить его, поэтому «бульдоги» схватили ее за руки. — Мы не убивали твоего вонючего друга Бакли. Ты сам его убил! — крикнула Синтия.

Невозмутимый Дженкинс прошел к следующему в группе, к Кристофэру.

— Ну с тобой, отважный потомок воинов из Дагомеи или откуда там, из Конго, с тобой все ясно, вопросов к тебе нет…

— С тобой тоже все ясно, — ответил Кристофэр.

— Представьтесь, мистер? — Дженкинс остановился перед последним задержанным.

Гарри Джабс невозмутимо задрал к Дженкинсу лицо, поросшее сизой щетиной. Ответил:

— Ипполит Лукьянов, литератор. Категория «S. E.».

— Хм, — только и сказал Дженкинс и замолчал. — Вы выдаете себя за другого, маленький человек. Согласно досье мистера Лукьяноф, с которым я имел удовольствие ознакомиться, это человек шестидесяти пяти лет. Вам шестьдесят пять лет? Смею вас заверить, что много меньше. Вам от тридцати пяти до сорока. И если вам шестьдесят пять, то почему вы разгуливаете свободно с сизыми от щетины щеками по территории Америки. Закон 316, пункт «B», гласит… — Дженкинс замялся. Как будто бы стеснялся своего знаменитого закона. — К тому же, согласно видеодосье, господин Лукьяноф высокого роста, тогда как вы не дотягиваете до господина Лукьяноф добрую пару футов, уважаемый.

— Я Лукьянов, категория «S. E.», self-employed. Ваша система ошиблась. Таких случаев немало. Электронные сети всегда ошибаются. Их употребление спорно.

«Все мы влипли, и очень», — подумал с тревогой Тэйлор, предвидя, что за разъяснениями Дженкинс обратится к нему.

— Вы производили арест, лейтенант Тэйлор? — Дженкинс, судя по лицу, ни в чем еще лейтенанта не подозревал. Просто-напросто обратился к нему как к источнику информации.

— Йес, сэр! Задержанный Лукьянов был арестован позднее, как член банды О'Руркэ, точнее, его подозревают в принадлежности к банде. В соответствии со сведениями, полученными здесь, в Департменте.

Дженкинс задумчиво уставился на маленького арестованного.

— Предъявите мне вашу айдентити-кард, мистер!

— Была изъята второго июля гардиен-компьютером Центра здоровья.

— Причина изъятия?

— Закон 316, пункт «B», ваш закон, сэр.

— Где вы его арестовали, Тэйлор?

— При выходе из дома, где он был замечен нашими агентами последний раз. Точнее, в сотне ярдов от этого дома, на East Семьдесят четвертой улице.

— В досье действительно имеется видеоматериал о связях Ипполита Лукьянофф с бандой О'Руркэ… — начал Кэмпбэлл.

— Мы не банда, — вмешался Виктор. — Это вы — банда!

— Заткнись! — попросил лейтенант.

— Имеется видеоматериал о встречах этих людей, — Кэмпбэлл указал рукою на клан О'Руркэ, — с Лукьянофф, но человек не тот, вы взяли не того, Тэйлор, — закончил Кэмпбэлл.

— Я взял того, на кого меня навели компьютерные данные. Возможно, что он однофамилец? С видеодосье я не был ознакомлен.

На лице Дженкинса появилось выражение скуки.

— Вы, Кэмпбэлл, и вы, Тэйлор, разберитесь в происшедшем. Если арестован однофамилец, то арестуйте и того Лукьяноф, который нам нужен. Допросите всех О'Руркэ, одного за другим. Выясните, почему у этого малыша та же профессия и явно, вопреки здравому смыслу, преувеличен возраст. Если он лжет, выдавая себя за шестидесятипятилетнего, то есть записываясь в мертвецы добровольно, следовательно, он психически нездоров и ему место не у нас, но в домах для такого рода больных, и этим занимаемся не мы, а Департмент Здравоохранения. Если он лжет с преступной целью, следует его наказать согласно законам Соединенных Штатов.

Дженкинс повернулся, чтобы уйти. Вспомнил об арестованных.

— А вы обдумайте свое поведение. Рекомендую вам с самого начала чистосердечно признаться. Таким образом ваша участь будет менее трагической. Вы избежите… — Дженкинс замялся. — Ненужных вам и нам эксцессов.

И Дженкинс направился к выходу, сопровождаемый «бульдогами». Солдаты Тэйлора занялись арестованными. Развели их по камерам. Когда уходил Джабс, Тэйлор поймал на себе его испуганный взгляд. Тэйлор отвел глаза. Что он мог сказать маленькому человеку? Слушая рассуждения Кэмпбэлла, они вместе подымались по лестнице, Тэйлор думал, что первую стычку он не выиграл, но и не проиграл. И еще он чувствовал, что влез в механизмы своей судьбы необдуманно резво и глупо, и неприятные последствия этого только начались.

 

7 июля 2015 года

 

Дженкинс одиноко поглощал салат, принесенный ему из кантины, где кормились «бульдоги» и армейцы, и запивал салат минеральной водой. Настроение у него было задумчивое. Не бордель с арестованными был тому причиной. Он только что получил соболезнование от Президента Российского Союза Владимира Кузнецова, составленное в таком дружелюбном тоне, что подтекст его мог читаться только как однозначное поощрение и поддержка кандидатуры Дженкинса в Президенты. До истинных чувств большого розового человека, Владимира Джорджевича Кузнецова, Дженкинсу, собственно, не было дела, но агентура донесла, что такое же соболезнование по случаю трагической преждевременной смерти друга русского народа Президента Тома Бакли получил и Том Турнер. Получалось, русские играют на два стола, но на каком столе они ведут серьезную игру, а на каком блефуют, Дженкинс не знал, но хотел бы знать. И это не был праздный риторический вопрос моральной поддержки державы с ядерным оружием того или другого политического лагеря в стране-сопернике. Дело было сложнее. Соединенные Штаты и Российский Союз давно уже взаимопроникли в экономику друг друга, и по сути дела, российский Президент являлся могучим финансовым партнером на внутреннем американском рынке. К тому же в последние десять лет экономика «красных» (их продолжали называть «красными», несмотря на суперрадикальные изменения строя) развивалась, в то время как Соединенные Штаты неуклонно сползали по экономическим показателям в разряд второстепенных государств. Для себя безжалостный, Дженкинс объяснял этот феномен истощением энергии американцев. Важно было знать, на чьей стороне русские. Потому что они могли просто экономически задушить изнутри неугодный им режим неугодного им человека. Сформулировав свою мысль, Дженкинс посуровел. Если бы рядовой американец знал, в какой степени его страна уже несамостоятельна, возможно, знание это вызвало бы огромный патриотический подъем в стране. Неужели русские решили стравить его и Турнера? С какой целью? А что если с простой и примитивной, с той, которой они не смогли достичь в 2007 году с помощью ядерного оружия? То есть они хотят разгромить Соединенные Штаты… Маловероятно, пришел к выводу Дженкинс. Крайне маловероятно. Эти пухлые, жирные русские очень уравновешенны и нормальны. Для такой злой задачи им необходим по меньшей мере отечественный, русский Дженкинс. Он усмехнулся. Налил себе еще минеральной воды. Привычно размешал ее ножом.

Вспомнил вдруг, что ему было противно заниматься арестованными. Грязной работой занимался. Можно было обойтись без этого? Нет, нельзя было обойтись. Он должен был оценить людей, которые в ближайшие недели появятся на всех телеэкранах мира. Они будут выглядеть убедительно. Сын Дункана О'Руркэ — великолепный экземпляр молодого террориста. Он бандит, но это то же самое. Вполне убедителен отец О'Руркэ. Очень убедительна красивая дочь. Что бы они ни говорили, их внешность — внешность решительных людей — будет свидетельствовать против них. Все поверят в их виновность. Их внешность обрекла их на виновность. Черный тоже яростен. Достойные люди — резюмировал Дженкинс. Но в интересах государства ему приходилось приносить в жертву и более достойных людей.

«А я?» — спросил себя Дженкинс. «Непогрешим, аскетичен, лично не заинтересован», — вспомнил он досье на самого себя, однажды обнаруженное им в недрах одной из программ Кэмпбэлла. То, что его личный секретарь собрал на него досье, не тревожило Дженкинса. Обнаруженное досье даже польстило ему. Тщательно проверяя себя, Дженкинс убеждался снова и снова, что только интересы государства и американской нации руководят всеми его действиями. Даже во сне он был верен государству. Проснувшись однажды, он понял, что цитировал во сне Декларацию Независимости! Что касается нации, Дженкинс предпочел бы, чтобы она была более однородной, но нацию не выбирают. «Я непогрешим, аскетичен и лично не заинтересован, — подтвердил сам Дженкинс еще раз диагноз Кэмпбэлла. — И потому имею право принести в жертву этих энергичных людей», — сказал себе Дженкинс. Жаль, что они не работают для Департмента Демографии, заключил он. Путаница с арестованным Лукьяноф, вспомнил Дженкинс. Кэмпбэлл с помощью Тэйлора разберется. Может быть, именно Тэйлор и напутал. Что выглядит малоправдоподобно, так как он сообразительный офицер. Плохо дисциплинированный, точнее, экстравагантно дисциплинированный. Есть сведения, что он несколько раз привозил к себе в дежурную комнату женщин. Однако до сих пор ни одного огреха собственно на службе. Этот Лукьяноф… о нем можно было бы забыть, он всего лишь пытается продлить свою жизнь, в бегах от закона 316, «B» числится полмиллиона человек, Лукьяноф лишь один из них. О Лукьяноф можно было бы забыть, если бы… если бы не его сходство со мной. С Секретарем Департмента Демографии. В сущности, он мой двойник, этот Лукьяноф. Хорошо бы все-таки иметь его в камере Департмента. Предпочтительнее, нежели иметь его на свободе. Двойника могу использовать я. Или, если он попадет в руки к политическим авантюристам, его могут использовать против меня. Чтобы свалить меня… Дженкинс нажал на кнопку вызова. Активатор Кэмпбэлла где-то в глубине здания сработал, и Кэмпбэлл откликнулся:

— Йес, сэр!

— Лейтенант Тэйлор до сих пор еще около вас, Кэмпбэлл?

— Да, сэр, он здесь. Сдает дежурство Де Сантису.

— Будьте добры, Спенсер, пошлите лейтенанта ко мне. Я знаю, что его смена кончилась, но я его долго не задержу.

— Йес, сэр.

«Никто, — подумал Дженкинс, — не ориентировал Кэмпбэлла на это армейское «йес, сэр!», но, кажется, самому Кэмпбэллу нравится так отвечать».

Лейтенант стоял перед Секретарем Департмента навытяжку. Щелкнул каблуками.

— По вашприказанию явился…

— Смотрите на консоль, лейтенант. Вы видите типа в черном костюме. Сейчас я приближу его лицо. — Дженкинс потыкал в кнопки управления, и физиономия Лукьянова растянулась на всю консоль. — Вот тот человек, за которого выдает себя ваш пленный карлик. Прошу обратить внимание на сходство этого Лукьяноф с Секретарем Департмента, с вашим боссом, со мной, Тэйлор.

— Да… — лейтенант замялся, — да… По моему мнению, он не так уж и похож на вас при увеличении, скорее похож по силуэту тела. Худ, высок, строение черепа.

— Вас сбивает с толку его артистическая седая грива. Если убрать гриву, будет разительно похож. Такой человек, Тэйлор, — Дженкинс отвернулся от экрана и поглядел лейтенанту в глаза, — представляет опасность для секьюрити Соединенных Штатов Америки. Очень жаль, что вы не арестовали его, когда брали О'Руркэ. Он должен был находиться с ними.

— Мои люди методично обыскали все помещения. Больше никого не было. Лейтенант Шульц, занимавшийся взятием объекта «O'Rurke Demolishing Limited», также не обнаружил никого под фамилией Лукьяноф.

— Теперь, когда вы знаете, как он выглядит, пожалуйста, осмотрите арестованных Шульцем. Где они содержатся?

— В казармах батальона, на Сорок пятой West. Я отправлюсь туда сейчас же.

— Пожалуйста, сделайте это для меня, — мягко сказал Дженкинс. — Я знаю, что ваше дежурство закончено, но это моя личная просьба к вам.

— Без проблем, шеф! Разрешите выполнять?

— Да, идите. И выспитесь после этого хорошо. Ходят слухи, что девушки не дают вам спать, лейтенант…

— Преувеличение, сэр… — Тэйлор вышел. Злой и спокойный.

В подземном паркинге не было ни души, потому Тэйлор поднял брезент, прикрывавший заднее сиденье.

— Жив, старый Лук?

— Жив, но очень голоден.

— Голоден, но жив, — мрачно сострил Тэйлор. — Старик повелел искать тебя среди бандитов, арестованных Шульцем. Поехали, будем тебя искать…

— Все сорвалось? Я ждал, что вы вызовете меня, лейтенант.

— Слава Богу, что не дождался. Все отменяется. Я выхожу из дела.

— Вы что, лейтенант, решили меня сдать?

— Сдать я тебя не могу, потому что ты расколешься и назовешь меня. Ты, судя по твоим глазам, хочешь сказать, что не расколешься, ты хочешь обидеться. Но заткнись заранее, старый чудак, потому что они сделают так, что ты заговоришь обильно, со слюноотделением, и оговоришь даже своих детей, если они у тебя есть. Они будут тебя просто бить двадцать четыре часа в сутки, и все тут… — Тэйлор стал натягивать брезент на заднее сиденье и на Лукьянова.

— Что вы хотите делать?

— Вернуться наверх и взять в кантине бутербродов для тебя. Тебе каких — с ветчиной или с сыром?

— И тех и других…

Тэйлор вел свой джип зло и быстро. Блоки домов пролетали, не задерживаясь на сетчатке глаза, сплошной полосой. По другой стороне хайвэя пролетала река Хадсон. Дождя не было, но небо, затянутое серыми тучами, сообщало начинающемуся дню тоскливость. Когда из перпендикулярных улиц вдруг высовывались автомобили, Тэйлор сбавлял скорость и страшно ругался. Не обращаясь ни к кому. Когда утренних перпендикулярных его движению автомобилей не было, Тэйлор покрывал руганью пассажира.

— Fuck you, Лук, и всех твоих родственников, если они у тебя есть. Будь проклята ночь, когда ты, старый рахит, появился на взлетной площадке в мое дежурство. Де Сантис сдал бы тебя не раздумывая, и сейчас ты спокойно лежал бы на муниципальном кладбище для преступников под надежным слоем земли…

Лукьянов молчал, давая лейтенанту выплеснуть злобу, надеясь, что она в конце концов иссякнет. Самому ему тоже хотелось вопить и ругаться, но ругать Тэйлора он бы не стал. Скорее Соединенные Штаты и весь Космос, все более похожий на Хаос.

— Ебаный дурной литератор, fuck, что мне теперь делать, что? И еще мы, одурев, ввели в игру этого карлика, твоего дружка-урода. Если бы его не было, можно было бы придумать басню о твоем побеге, или бы я просто пристрелил тебя, зажмурившись и не глядя тебе в глаза. А что делать сейчас, что? Представляешь, если Кэмпбэлл допрашивал этого урода, твоего дружка, и он начал сбиваться в показаниях?..

— Лейтенант, вы не выспались и потому устали и раздражительны. Не все, наверное, так мрачно…

— Мрачно? Он смеет называть ситуацию мрачной?! Да она безвыходна!

— Зачем вы подвергаете себя еще большей опасности и везете меня в батальон? А если кто-нибудь захочет проверить ваш джип, пока вас нет, и наткнется на меня?

— Это исключено, — буркнул Тэйлор. — Казарма батальона — мой родной дом. Никто не посмеет рыться в моем автомобиле, а если посмеет, ничего не поймет: кто ты и почему в моем джипе, поэтому заткнись и сиди тихо. В любом случае мне негде тебя оставить.

Джип лихо, на полной скорости свернул с хайвэя, и Хадсон-ривер исчезла. Ее сменили полинялые бараки. Джип резко затормозил перед бледно-салатовыми воротами. Ясно было, что за такими воротами может скрываться только нечто армейское.

— Закройся брезентом! — приказал лейтенант и, нажав на сигнал, издал оглушительный и отвратительный звук. Как будто жуткая гигантская лягушка проквакала.

Ворота открылись, и лейтенант рывком внес джип на территорию родного батальона. Ленивый часовой в будке лишь на мгновение приподнял задницу из белого пластикового кресла. На голове часового была белая, как унитаз, каска. Он поприветствовал лейтенанта рукой в белой перчатке.

— Все, Лук, мы дома! Лежать, и ни звука. Если кто тебя обнаружит, скажи, что ты мой друг и отсыпаешься, дожидаясь меня. Я вернусь в течение получаса. — Лейтенант соскочил на землю и ушел, зло топая ботинками.

Лукьянов лежал и думал, что лейтенант — единственная нить, связывающая его с жизнью. Если оборвется и она, то останется ноль жизни. Здравый смысл в лейтенанте явно пересиливал его же непокорный авантюризм. Сделать так, чтобы победил авантюризм, Лукьянову оказалось не под силу.

Ему стали слышны звуки воды, потом запах политой земли и политых растений, зафыркала машина для подрезания газона. Очевидно, солдаты убирались на территории батальона. Под эти мирные звуки Лукьянов и погрузился в сон.

Утро Дженкинса началось с интервью с немецкой Брунгильдой. На самом деле девушку звали Юлия. Дженкинс принял ее в рабочем кабинете в восемь утра. Вместе с «Брунгильдой» явились оператор и звукооператор. Все трое были тихими и испуганными.

— Господин Секретарь Департмента Демографии, у нас в Германии нет ведомства, подобного вашему, контролем же за рождаемостью занимается Министерство Здравоохранения. Наши демографические законы не столь суровы, как ваши. Наше общественное мнение считает ваш закон 316, пункт «B», слишком суровым и надеется, что на практике вы редко применяете его. Что вы хотели бы сказать по этому поводу?

Вопреки якобы испуганному внешнему виду, толстая девочка оказалась крепкой девочкой. Никто никогда не ставил подобного вопроса и в такой резкой форме перед Дженкинсом. Он ожидал, что она посвятит интервью убийству Президента. Однако Дженкинс всегда был готов к защите своего закона.

— Буду резок и трезв. На планете слишком много человеческих жизней. Планета изнемогает от тяжести этих жизней. В свое время еще добрый старый Мальтус предсказывал последствия перенаселения. С помощью закона 316, пункт «B», Соединенные Штаты пытаются бороться с перенаселением своей территории. Вторая проблема, исправить которую пытается закон 316, пункт «B», — обилие непродуктивного населения в стране — стариков. Я знаю, что вы собираетесь сказать. Ваш вопрос будет звучать приблизительно так: но вы сами, мистер Секретарь, старый человек, вам семьдесят три года, почему же закон применяется по отношению к одним и прощает других? Отвечаю вам на ваш незаданный вопрос. Наш закон не слеп, он разумен. И к тем членам общества, которые продолжают приносить ощутимую и доказанную пользу обществу, способны активно работать на него, закон 316, пункт «B» не применяется. Одна треть нашего сената — люди свыше шестидесяти пяти лет, но они нужны Америке. Американское общество давно изжило опасное заблуждение, что якобы человеческие существа равны. Еще работы американского профессора Маслова в тридцатые годы двадцатого века доказали обратное.

Дженкинс улыбнулся телезрителям Германии, и, так как, по его замыслу, телевидение Германии интервьюировало Секретаря Департмента Демографии во время его завтрака — на столе стояли поднос с кофе, оранж-джюсом и яичницей-глазуньей из двух яиц, — он радушно предложил телевизионной команде приобщиться к завтраку.

— Хотите кофе, может быть?

Юлия поблагодарила от имени всех. И продолжала:

— По нашим сведениям, около четырехсот тысяч стариков скрылись за границы или живут нелегально на территории Америки, скрываясь от правосудия своей страны. Вы считаете это нормальным явлением? Могли бы вы назвать цифру… количество стариков, по отношению к которым закон был применен?

— По состоянию на конец прошлого года закон 316, пункт «B» был применен к одиннадцати миллионам тремстам пятидесяти тысячам человек.

Назвав цифру, Дженкинс пожалел, что назвал ее. Цифра звучала неприлично. Это количество могло пошатнуть моральные устои общества. Ему следовало быть осторожнее. Но, внутренне раздосадованный, Дженкинс таким не выглядел.

— Нашим гражданам будет нелегко переварить ваш закон.

— Америка всегда была храброй страной. Она первая стала демократией, заметьте, и наши социальные институты всегда отличались пусть жестокой, но откровенностью. В противостоянии молодой жизни и старого, бесполезного, отжившего груза мы смело встали на сторону молодости. Пожил — и достаточно. Шестьдесят пять лет — достаточный срок, чтобы насладиться всеми удовольствиями существования. Один из первых вариантов закона, кстати, рекомендовал самоубийство после шестидесяти пяти лет, но, как показывает практика, мало у кого находятся силы, чтобы достойно уйти, отжив свое. Потому приходится форсировать руку колеблющихся.

— Убийство Президента Бакли, разумеется, шок для всей Америки и, разумеется, для вас, мистер Секретарь. У вас есть сведения о том, кто может быть ответственен за это государственное преступление?

— Вчера моя служба безопасности, я имею в виду мой Департмент, арестовала преступную группу, известную как «банда О'Руркэ». Арестованы пятеро. Пока что они содержатся под стражей как подозреваемые, но у нас есть все основания верить, что убийство Президента совершено этими людьми. Граждане Соединенных Штатов могут спать спокойно. Мы не дремлем. — Дженкинс налил себе еще кофе. На самом деле кофе был без кофеина — темная горькая вода.

— Какими, по вашему мнению, могут быть мотивы убийства? Личная месть? Политическое преступление с целью освободить место силам, рвущимся к власти? Терроризм — с целью дестабилизировать Соединенные Штаты?

— Пока я не могу дать вам ответ на этот вопрос. Однако глубокой ночью я лично встретился с арестованными подозреваемыми. У меня сложилось впечатление, что это хорошо мотивированные люди, действовавшие согласно своим убеждениям, а вовсе не какие-то наемные убийцы. Это враги, но враги, которых можно уважать. Среди арестованных молодая красивая девушка. Сознаюсь, они произвели на меня глубокое впечатление. Один из подозреваемых, кстати, избежал ареста, и в настоящее время силы безопасности разыскивают его.

— Не собираетесь ли вы, мистер Секретарь, участвовать в предстоящих президентских выборах? Вы — самое могущественное лицо в государстве и самое влиятельное лицо, хотя и крайне оспариваемое политической элитой Соединенных Штатов. В значительной мере вашими идеями питалось президентство Тома Бакли. Вы служили покойному Президенту как бы духовным отцом. Не собираетесь ли сами наконец взять в руки штурвал государства?

— Возможно, еще не время говорить о наследнике, когда верный сын американского народа даже еще не похоронен. — Дженкинс позволил себе, поморщившись, выразить неудовольствие. Наглой иностранкой. Одновременно в голову ему пришла идея. Очень, по сути, неплохая идея. Ему в любом случае следует показаться отечественным телезрителям. Так не лучше ли, чтобы его интервьюировала наглая иностранка? Это обстоятельство смягчит многие шоковые высказывания. — Вот что я подумал, Юлия, мне кажется, наша общая работа получилась резкой, но удачной. Вы — верно взяли тон, я, мне кажется, — верно отстаивал свою позицию. Я хотел бы, если вы не возражаете, пустить ваше интервью по нашим американским каналам. Идет?

«Брунгильда» задохнулась от неожиданности.

— Для меня великая честь…

— Видите ли, наши журналисты меня боятся, а вы смелая…

Шестопалов взглянул в окно. Улица была пустынна.

Столица Российского Союза — город Советск — просыпался поздно. После десяти часов утра только появились первые прохожие. Дело заключалось не в особенной праздности жителей, а в банальном факте — жителям Советска некуда было торопиться. Столица была отягощена миллионами безработных. Работу, разумеется, имели многочисленные чиновники города, но как раз они-то и появлялись в своих кабинетах к одиннадцати. Так было заведено всегда, и до войны 2007 года, и до революции 1917го. Лишь рабочие заводов и фабрик начинали смену в восемь или в восемь тридцать утра, но фабрик в Советске осталось всего несколько, да и те еле работали. Страна давным-давно отказалась от производства чего бы то ни было и жила за счет экспорта сырья в европейские страны и за счет долларовых инвестиций в экономику Соединенных Штатов и Японии. «Мы успешно паразитируем на трудолюбии других», — сказал как-то на приеме, точнее, на вечеринке с иностранными послами, Президент Кузнецов. И очень смеялся этому. Безработные получали небольшое, но пособие. Кормились с огородов, плодами короткого сибирского лета. До ядерной войны 2007 года город назывался Омск и считался богатым сибирским городом. Однажды Омск уже побывал в столицах. Его сделал своей столицей во время гражданской войны глава белых адмирал Колчак. В 2007 именно в Омск катапультировалось тогдашнее правительство во главе с Президентом. Президентом и тогда был бессмертный Кузнецов. За правительством в Омск, переименованный в Советск, немедленно потянулись чиновники. Как в свое время в Москве, их постепенно скопилось в Советске несколько миллионов. Вместе с семьями — детьми, родителями и родственниками — они составляли теперь подавляющее большинство населения города.

Шестопалов, будучи сам высокопоставленным чиновником, тем не менее чиновников не любил. Сам Шестопалов сделал быструю и блистательную карьеру не на умении прислуживать и выслуживаться, но на специальных знаниях, которыми обладал. В отличие от ленивых чиновников, Шестопалов был в своем кабинете в администрации Президента уже в семь утра. К восьми появился его аппарат: секретари Шестопалова и его советники. Он сам отбирал своих людей и считал, что его штаб — лучшие из возможных таланты, которых можно было получить в России.

Шестопалов с семи утра расхаживал по кабинету и думал. Думал он, к своему унижению, о вещах банальных и лишь косвенно имеющих отношение к политике, к геополитике и международным отношениям. Шестопалов искал возможности разбить житейский, скрепленный годами и вместе выпитой водкой, союз Президента с генералом армии — его охранником. Шестопалову было противно ощущать себя опустившимся до такого бытового уровня. Он даже в конце концов нашел себе оправдание, представив, что римских цезарей освобождали от влияний дурных людей их мудрые помощники — государственные мужи. При Нероне был Сенека… Генерал армии Василенко, начинавший как майор внутренних войск, с годами приобрел колоссальное, «немереное» влияние на Президента. Все или почти все важные решения принимались теперь где-то между джакузи — в джакузи Президент спускался порой по четыре раза за день — и… о, ужас и позор! — кухонным столом рабочей квартиры Президента, где первое лицо государства предпочитало завтракать и ужинать чаще всего в компании Василенко. Подослать ему девушку? Президент был не против девушек, и какое-то количество их прошли через президентскую спальню. Но, увы, ни одна не задержалась. Вдовец Кузнецов потерял семью во время суточной ядерной войны. И всегда приводил это обстоятельство как доказательство невиновности Русского Союза в развязывании этой войны: «Если бы мы готовили нападение, разве оказалась бы моя семья в полном составе — жена, дети, внуки — на незащищенной даче в подмосковном дачном поселке? Я бы, разумеется, своих эвакуировал». Василенко сидел у вдовца Владимира Георгиевича Кузнецова допоздна, и только слуги и охрана могли поведать о количестве выпитого и содержании сказанного. А они молчали. Правительство редко ставилось в известность о решениях, принятых на кухне, обыкновенно министры узнавали о решениях из газет. Шестопалов знал все, ибо ему поручалась практическая реализация принятых решений, но он не участвовал или почти не участвовал в принятии этих решений. Порой ему удавалось переубедить Президента и изменить решение. Такое положение вещей превращало Российский Союз в страну, управляемую с кухни Президентом и его фаворитом. То есть в кухонную деспотию.

Шестопалов уважал Президента. Он знал, что за бесформенным розовым тюленьим телом и простоватой «физией» скрывается безжалостный и быстрый, если необходимо, политик. Коварный, умеющий притворяться и располагать к себе врагов, чтобы в нужное время нанести неожиданный удар. Кузнецов прошел школу номенклатуры Коммунистической партии СССР, а выпускники этой школы прежде всего были натасканы на ложь, подсиживание себе подобных, на коварные удары в спину, на предательство и ханжество. Броненосец Кузнецов, непотопляемый и громоздкий, нелюбимый многими, внушающий страх всем, держался непотопляемый в водах русской политики уже двенадцать лет. И подавил всех. К числу его достоинств относилось и умение использовать самых неожиданных людей. Кузнецов оценил и взял к себе Шестопалова.

Шестопалов вызвал Жарких. Женя Жарких, выпускник музыкального училища имени Гнесиных, молодой франт с длинными волосами, забранными в пучок, никак не походил на государственного мужа. Скорее на богемного музыканта — реликтовый остаток почти вымершей культуры. Однако поэт и музыкант Женя Жарких был способен придумывать неожиданные решения. Ценность его заключалась в нестандартности мышления. Там, где нормальный чиновник предложил бы нормальное кабинетное решение, Жарких предлагал цирковой номер. Но цирковой номер работал обыкновенно лучше и умнее нормального хода.

Зевая и завязывая на ходу широкий галстук, появился Жарких.

— Вы что, опять спали в офисе, товарищ вундеркинд? — осведомился Шестопалов. — Чтобы этого не было больше, Женя. Мне стучат на вас ежедневно. Вас защищает от санкций только ваш талант.

— Буду, буду спать дома, обещаю. Не хотелось ехать среди ночи. Долго работал с Шевчуком. Чем могу и что могу?

— Взгляни-ка сюда… — Шестопалов быстро написал на листе бумаги: «Пришло время разрезать сиамцев — Пр. и Вас-ко? Как?»

Жарких прошелся по кабинету. Подошел к окну, постоял, глядя на просыпающийся город. «Разрушить дружбу двух мужчин?..» Вернулся к столу и написал на том же листе бумаги: «Лучшее средство — девушка».

— Пробовал. Не работает, — Шестопалов укоризненно покачал головой.

Жарких задумался. Потер виски, потрогал галстук. Быстро написал: «Нужно найти копию его дочери. И представить ему. Там увидим. Может, выгорит».

— Насколько могу судить, он не инцестуален. Очень квадратный. Лох.

— Никогда не знаешь… Стоит попробовать. — Жарких улыбнулся. — Потом, отчего так сразу грубо. Есть и другие чувства… отцовские, например…

Шестопалов жестом указал на стул:

— Садись.

— Благодарю, если у тебя ко мне ничего больше нет, я бы откланялся. Мы так и не закончили вчера с Шевчуком.

— Подожди. Могу я поручить тебе поиски кандидатуры? Чтобы не расширять круг посвященных в это дело?

— Когда нужно?

— Даю три дня… Нет, два. В сущности, сутки. До отъезда Президента на похороны в Нью-Йорк.

— Мало. Могу мобилизовать ребят из четвертого отдела?

— Бери.

Когда Жарких закрыл за собой дверь, Шестопалов сжег бумагу с их «перепиской». Шестопалов был осторожен.

Лиза Вернер, двадцати четырех лет, высокая, тоненькая, компьютерный дизайнер, девушка скорее легкого, чем тяжелого поведения, была катастрофически далека по социальному типу, но внешне похожа на безвременно погибших мать и дочь Кузнецовых. Лизу Вернер даже не искал, но указал на нее напарник Жарких — Шевчук, он выспался с девушкой когда-то и помнил ее неординарную внешность. Между собой Жарких и Шевчук тотчас выяснили по спецкомпьютеру, где живет и работает девушка, и в два часа дня уже сидели с ней за стойкой бара на Омском Арбате, в центре выросшего в 2008 году делового квартала города. Лиза не высказала никакого удивления — мужчины приглашали ее часто. Жарких сообщил ей только, что с ней по важному делу желает познакомиться сам секретарь Президента. «Секретарь Президента» не произвел на девушку особого впечатления, она вынула губы из шампанского и улыбнулась. Серо-голубые глаза ее между тем оставались безучастными. Она обвела ими мужчин и согласилась встретиться с личным секретарем Президента. Она как бы находилась в своем, экзотически-экзальтированном мире. Шевчук даже засомневался, с нею ли он выспался около года назад, встретив девушку в американском диско?

— Вы меня помните, Лиза?

— Отлично помню, — сказала она. — Я с вами спала пару раз.

Жарких был восхищен. Спокойная откровенность девицы ему нравилась.

— Скоро появится ваш важный секретарь? — осведомилась она. — В пять начинается программа в «Бродячей собаке». Мы могли бы все отправиться туда. У них прикольная музыка.

— Без сомнения, туда мы и отправимся, — поддакнул Жарких, представив, как вся компания в сопровождении пяти охранников Шестопалова — этот минимум навязал ему Президент как носителю всяческих военных и личных секретов — появляется в диско «Бродячая собака» и как оттуда предварительно вышвыривают всех посетителей, чтобы проверить помещение металлоискателями, и какой подымется гвалт, шум и общественное волнение.

За прошедшие до появления Шестопалова тридцать минут выяснилось, что Лиза была долгое время подругой рок-звезды, сидевшей на героине, пару лет — подружкой бандита. Короче говоря, она являлась полной противоположностью Наташе Кузнецовой, на которую была похожа внешне. На основании выпитых Лизой одиннадцати бокалов шампанского можно было убедиться в некоторой слабости девушки к спиртным напиткам. Еще выяснилось, что предками девушки со стороны отца были германцы, правда, неясно было, каким путем они попали в Россию. Лиза не знала, как попали. Жарких выразил предположение, что предков Лизы пригласила на российскую службу императрица Екатерина Вторая, но эта культурно-историческая лесть не вызвала у фройляйн Вернер никаких эмоций. Она лишь попросила еще шампанского. И один раз посетила туалет. У нее были миниатюрные, точеные длинные ноги, узкое тело и выразительная грудь на узком теле.

«Никаких имен в разговоре не упоминает, никаких авторитетов не цитирует, не ссылается, не адресуется…» — отметил Жарких. Впрочем, всякий раз она оживлялась при смене музыки в баре. Современная музыка была ей, по-видимому, хорошо знакома. Глядя, как она со знанием дела раскачивается в такт воплям Рона Хайтса, Жарких спросил:

— Вы смогли разобрать пассаж в самом конце?

— Что? — спросила Лиза, будто бы пробудившись.

— Понимаете ли вы фразу в самом конце?

— Я не знаю английского…

Шестопалов опоздал на сорок минут и был раздосадован. Но Лизу это, кажется, не взволновало. Шестопалов, обещавший появиться дискретно, однако явился со своими пятью охранниками более чем заметно, к тому же страна знала его в лицо, — население видело его по ящику еженедельно, — и создал суматоху. Лизе это скорее было приятно, если судить по лицу.

— Вас, конечно, удивляет столь странный способ знакомства, — начал Шестопалов, усевшись к столику, суматоха улеглась, лишь в двери, ведущей на кухню, время от времени появлялись повара и официанты поглазеть на секретаря Президента. Последний из охранников Шестопалова нашел себе пятый стул и придвинул его к соседнему столу. — Вас, конечно, удивляет… — продолжал Шестопалов.

— С чего вы взяли? — Своим апатичным спокойствием Лиза Вернер обезоружила секретаря Президента. — Ваши ребята сказали, что вы хотите со мной поговорить.

— Я вижу, вы предпочитаете ближе к делу. Вы знаете, что я личный секретарь Президента. Как таковой, помимо моих обязанностей должностного лица, я еще обязан посещать приемы, ужины, коктейли правительства, парламента и дипломатические рауты. Я еще, как вы можете убедиться, довольно молодой человек и жениться пока не собираюсь. Однако было бы куда удобнее, если бы я посещал все эти мероприятия в компании красивой и элегантной девушки. Такой, как вы, Лиза. Я хочу вам предложить, ну, своего рода работу, хотя, конечно, в штате моего секретариата таковой должности нет. Назовем это так: «работа сопровождающего лица».

— Я хотела бы попробовать, — ответила Лиза Вернер. — Я не могу вам сказать, согласна ли я или нет, так как не знаю, в чем будет заключаться эта работа, но я хочу попробовать. Мне надоел журнал.

— Тогда, если не возражаете, мы сегодня же и начнем. Вы могли бы быть дома около восемнадцати часов, или вы хотите, чтобы я захватил вас откуда-то из другого места?

— Я хотела бы из «Собаки»… Сколько вы будете мне платить, в баксах?

— В чем?

— Ну, в долларах…

— Тысячу, хватит?

— Должна ли я буду с вами спать?

— Лиза, у меня есть с кем спать. Речь идет о РАБОТЕ. Поверьте, я не стал бы искать обходных маневров, если бы хотел вас…

— Идет… — остановила его Лиза. — Ну что, танцевать в «Бродячую собаку»?

Жарких вопросительно взглянул в лицо боссу.

— Валяйте, но без меня. В шесть я вас оттуда заберу, Лиза, — решил Шестопалов. Надо было ублажить девушку.

«Прикольные ребята», — решила Лиза Вернер.

На приеме во Дворце Нации Российского Союза, в огромном свежепостроенном здании, Шестопалов появился в 19.00. В смокинге он выглядел еще моложе, на двадцать с небольшим, хотя его фактический возраст стоял на отметке тридцать четыре. Завсегдатаи, то есть министры, послы, деловые люди, отметили висящую на руке секретаря Президента красивую узкую подружку. Те из них, кто постарше, безусловно, отметили сходство Лизы Вернер с погибшей дочерью Президента. Некоторые с неудовольствием. Игорь Смирнов, глава администрации, отвел Шестопалова в сторону.

— Ты соображаешь, что ты делаешь? — прошипел он. — Старику будет больно глядеть на ЭТО. Она напомнит ему о НЕЙ…

— Думаю, случится обратное, — парировал Шестопалов. Между ним и главой администрации шла постоянная борьба за влияние над «Стариком», как они называли Президента. — Думаю, у него возникнут теплые воспоминания и чувства.

— Ну, Бог с тобой. Но ты можешь сломать себе голову из-за этой… — Смирнов кивнул на Лизу Вернер, стоящую с бокалом шампанского в черном платье с блестящими звездочками. — Старик будет шокирован.

— Не представляй Владимира Георгиевича как Калигулу какого-нибудь, Игорь. Мне кажется, он будет благодарен мне…

Смирнов подумал, что Шестопалов решил подсунуть девушку Президенту не то в качестве обретенной дочери, не то в качестве… Смирнов задумался… в качестве подарка в постель? Однако он пустился в рискованную авантюру. Не Калигула, конечно, но Старик мог безжалостно разрушить кого угодно, следуя своей прихоти. Если, конечно, «достать» Старика. А вот когда его и чем можно «достать» — такими знаниями не обладал и Смирнов.

Президент в сопровождении генерала армии Василенко появился в зале в 19.30. Ему предшествовало появление одетого во фрак служителя, зычно объявившего: «Президент Российского Союза!» Церемонию эту позаимствовали, как и множество других церемоний, у американцев. Помпезность — таким словом можно было охарактеризовать стиль правления Кузнецова. «Слащавая помпезность», — подумал Шестопалов. Сам он раз и навсегда выбрал для себя стиль Дженкинса — сухой, аскетичный, стопроцентно деловой и неброский.

— Нравится вам здесь? — спросил он девушку.

— Прикольно, — сказала она невозмутимо.

Шестопалов подумал, что с ней очень хорошо молчать. Лиза отлично умеет это делать. И что, несмотря на урезанный до минимума словарь и полное безразличие к миру духовных абстрактных ценностей, в девушке есть глубокий животный секрет, как в каком-нибудь узком, прожорливом, молчаливом и красивом соболе, или выдре, или горностае.

— Оставьте бокал, я хочу представить вас Президенту.

Шестопалов уже сомневался. Возможно, Смирнов прав, и вдовцу будет больно увидеть девушку, похожую на покойную дочь перед собой? Однако он намерен был осуществить свой план. И потому стал продвигаться по направлению к высящейся над всеми седой голове Кузнецова. Дискретно, но надежно Президента прикрывали от общей массы приглашенных люди Василенко. Им самим и Президентом лично отобранные. Они знали всех приближенных в лицо и потому не сдвинулись с места. Лиза Вернер подверглась ощупыванию взглядами, но так как на ней было обтягивающее короткое платье и в руках совсем крошечная сумочка, то подозрений она не вызвала. Василенко, Президент и известный в дипломатических кругах как злостный пьяница посол Японии пили водку и чему-то громко смеялись. Очевидно, комическому произношению посла, которое он, дабы понравиться Президенту, еще и утрировал. Шестопалов поморщился. Подобно Дженкинсу, он не пил совсем.

— Наконец с девушкой! — приветствовал Шестопалова Василенко. И осекся.

— Иди сюда, иди, Слава! — Президент отличался небольшой близорукостью, потому ему была нужна более короткая дистанция, дабы понять, как похожа девушка Шестопалова на его покойную дочь.

Шестопалов взял Лизу за плечи и выдвинул ее вперед.

— Лиза Вернер, молодой талантливый дизайнер. Рекомендую, Владимир Георгиевич, если вам надоело внутреннее убранство вашего офиса, Лиза придумает для вас интересный интерьер. Лиза, это Президент нашей страны Владимир Георгиевич Кузнецов.

— Можно подумать, что я скрываюсь от людей и девушка меня не знает. — Президент, улыбаясь, протянул руку. — Добрый вечер, Лиза! — И в этот именно момент рассмотрел девушку.

— Добрый вечер, Владимир Георгиевич… — Лиза Вернер все-таки вышла из равновесия. Шестопалову это было видно. Ресницы ее часто-часто заморгали, будто она собиралась заплакать. Возможно, она растрогалась, представив себя, Лизу Вернер, со стороны, здоровающуюся за руку с Президентом России. Жаль, что ее не видят родители и подруги, очевидно, подумала Лиза Вернер.

Владимир Георгиевич Кузнецов, Президент Российского Союза, не знал, что ему делать. Дать юному бюрократу Шестопалову кулаком по физиономии или смотреть и смотреть на девушку, похожую на Наташку и Лидию. Так как он не знал, что делать, то предложил генералу армии и японскому послу:

— Выпьем, ребята?

— А можно мне с вами? — кротко спросила Лиза Вернер.

Шестопалов поморщился. Президент и генерал Василенко переглянулись.

Угрюмой вереницей шли на работу «youth workers». Колонны их поглощались пастями сабвея. Угрюмые под оцинкованными тучами стояли на перекрестках траки «Family planning». В запыленных витринах, порыжелые от времени и стихий, выставлены были образцы презервативов и противозачаточных таблеток в баночках и облатках. Юноши и девушки в зеленых комбинезонах парами блокировали авеню и вручали идущим на работу тонкие зеленые брошюрки. «Будьте сознательны!» — начинался текст. Тем, кто не сознателен или не имеет сил быть сознательным, предлагалась кастрация или стерилизация.

— Они должны бы объявить отстрел детей, как при иудейском царе Ироде, — мрачно пошутил Лукьянов.

В форме, такой же, как и у лейтенанта Тэйлора, он сидел рядом с лейтенантом. Джип следовал в нижний Манхэттен.

— Уже почти объявили… Смотри, Лук, вот новая продукция нашей фирмы «Департмент Демографии» — видишь щит? Огромный, уродливого вида бэби на щите зачеркнут крест-накрест. И надпись: «Дети — это зараза!» Увидел?

— На этом было написано: «А ты зачеркнул своего?»

— Очевидно, выпустили несколько вариантов. — Лейтенант сбавил скорость. Впереди был виден шлагбаум, проверочный пост и множество военных с тяжелым громоздким оружием. Лукьянов сполз по сиденью вниз.

— Не дергайся, Лук. У нас самая высокая идентификация: серия «ДД» у машины и в моих документах.

— Но у меня-то нет документов.

— Ты, может, и написал тучу романов, но не знаешь простых вещей. Документы спрашивают у старшего. Солдат считают на штуки. «Эти со мной», — и поехал.

Лукьянов не разделял оптимизма лейтенанта, появившегося у него после визита в родную казарму. Потому он на всякий случай натянул берет поглубже на глаза. Впереди их было еще несколько машин. Военные внимательно читали документы и осматривали машины. Лейтенант открыл дверцу и по-хозяйски спрыгнул на землю. Пошел к военным. Солдаты отреагировали своеобразно.

— Stop! Назад в машину! — закричал их старший и направил на лейтенанта странного вида пулемет на ремне.

— Департмент Демографии! — закричал лейтенант.

— Да хоть Департмент Господа Бога! Жди своей очереди…

Лейтенант, увидел Лукьянов, был страшно разгневан. Однако предпочел вернуться в джип.

— У этих уродов, очевидно, чрезвычайные полномочия. Или сверхнаглость. Они не могли не видеть серии «ДД» в номере машины, даже если приняли меня за обыкновенного армейца. Но это им дорого обойдется. — Лейтенант поерзал на сиденье и затих.

Почему он решил снять берет, Лукьянов потом не мог объяснить связно. Но он его снял. Не то берет давил ему голову, не то стало жарко или еще по какой причине. Единственное, чего он не намеревался делать, это выглядеть Дженкинсом, раскатывающим с лейтенантом за рулем и лично проверяющим посты. Но именно таким его увидело в июльском хмуром городе все это жаркое, увешанное металлом, распаренное и злое пушечное мясо.

Когда наконец перед ними не было уже ни одной машины, старший с пулеметом открыл дверцу со стороны Лукьянова и буркнул: «Вылезай!» Лейтенантом занялись с другой стороны машины. Лукьянов обреченно спрыгнул с подножки джипа.

— Сэр?! Вы! — Лицо под камуфляжным беретом озарила улыбка растерянности, вины и удовольствия. — Сэр Дженкинс! Прошу прощения, заставили ждать… не могли предположить… — Офицер заикался, а рука его потянулась во внутренний карман куртки. — Сэр, жена не поверит… Можно, сэр, глупо, конечно, автограф… — Офицер вынул записную книжку, и Лукьянов, внутренне ликуя, но все еще дрожа от только что пережитого напряжения, нацарапал как мог на чистой странице: «С. Дженкинс. Good luck!» Он хотел прибавить «дети — это зараза», однако подумал, что у этого служаки, должно быть, есть дети. Один, возможно, есть. И служака любит своего… свою заразу.

— Отставить! — крикнул офицер солдатам, разглядывающим внутренности джипа, приподняв брезент с заднего сиденья. — Не видите, кто едет! Проверяете посты? — спросил он «Дженкинса» тоном посвященного.

— Вы молодцом, офицер, — потрепал его по плечу Лукьянов. — Ваша принципиальная бдительность будет отмечена. — И сел в автомобиль. Тэйлор молчаливо влез на водительское место. Лукьянов опустил стекло: — Что у вас за странный пулемет, офицер?

— Новая модель: полицейский shot-gun. Сделан на основе оружия сицилийской мафии — «лупары», проще говоря, обреза. Стена стальных шариков идет диаметром в метр. Употребляется для разгона больших человеческих масс.

— Будьте, офицер. — Лукьянов сделал знак ладонью. Такой, он видел, улетая в Японию, сделал в Америке с трапа трансатмосферного самолета-ракеты в правительственном аэропорту Нью-Арка Дженкинс.

Они резко отъехали. Углубленное молчание на некоторое время загипнотизировало обоих.

Доехав до района Си-порт, лейтенант нарушил молчание:

— О'кей, Лук. Я подписываюсь под твоей авантюрой.

— Какой уж раз, лейтенант, вы меняете мнение… — заметил Лукьянов.

— Второй… да хоть бы и в сотый, потому что нормально примериваться к авантюре, в которой есть все шансы потерять голову…

— Вы имеете в виду остаться без головы?

— Я имею в виду остаться без головы… Надеюсь, Кэпмбэлл еще не расколол твоего дружка-карлика и дело может выгореть. Этот остолоп с пулеметом искренне принял тебя за Дженкинса.

— Следовательно, примут и другие. А если Кэмпбэлл расколол моего дружка-карлика?

— Тогда возникают две альтернативы. Одна — он уже доложил Дженкинсу о результатах допроса. Вторая — не доложил еще.

— Вы возвращаетесь в аптаун, лейтенант?

— Единственная возможность предупредить неблагоприятные происшествия — это вмешаться в них. Если что-либо произошло, лейтенант Де Сантис — мой близкий друг и сообщит мне о происшедшем.

— Подставив и себя?

— Подставив и себя…

У здания Метрополитен стояли огромные бульдозерообразные машины с надписями «American State Television». Черные кабели толщиной в руку человека вились по ступеням и вползали клубком в двери, не позволяя их закрыть. Растерянная охрана с остолбенением смотрела на это чудовищное нарушение секьюрити, разрешенное самим Дженкинсом. Работники «State Television» ходили от чудовищных машин, скрывались в дверях. И возвращались.

Тэйлор выдавил: «Ну и бардак!» — и въехал в приоткрывшиеся двери подземного паркинга.

— Что там, лейтенант? — спросил из-под брезента Лукьянов.

— Тотальный бардак. Приехало телевидение. Десятки чужих людей в здании. Впрочем, для нас с тобой это хорошо.

Оставив джип и Лукьянова под брезентом в паркинге, лейтенант поднялся в вестибюль. И тотчас спустился к камерам. Оказалось, снимали не Дженкинса. Но по его приказанию снимали арестованных по подозрению в убийстве Президента.

— Ты чего забыл здесь? Хочешь оттянуть и мою смену? — Лейтенант Де Сантис, скрестив руки на груди, наблюдал за работой государственного телевидения. Девушка в галлюцинаторно-розовом, опасном для глаз костюме интервьюировала Виктора О'Руркэ.

— Забыл, да. Забыл оформить себе пропуск на завтрашние похороны Президента. Когда я заступлю, секретариат уже будет закрыт.

— А разве нам нужны пропуска?

— Отныне да. Дженкинс распорядился, — никаких исключений даже для своих. Сегодня меня остановили по дороге из батальона. Раньше они этого не смели. Старик наносит ущерб репутации Департмента, ставя нас на одну ступень с госслужащими.

— Ему виднее… Слушай… Молодой О'Руркэ выглядит именно как человек, способный подготовить убийство Президента. Яркие губы, здоровые черно-стальные волосы, блестящие глаза, гордая бандитская манера держаться. Что бы он ни сказал, чем больше он станет отрицать свою вину, тем больше ему не поверят. Идеальный виновный. — Де Сантис усмехнулся.

— Ты прав. Мы с тобой тоже выглядели бы как правдоподобные убийцы. Мужчины до тридцати все выглядят правдоподобными убийцами.

— Не все. Этот — солдат, как мы…

Тэйлор с удивлением взглянул на друга.

— Солдат, как и мы… — повторил он. — А карликового солдата интервьюировали?

— Нет. И, мне кажется, вряд ли будут. Этот может вызвать жалость у телезрителей, а задача — вызвать ненависть.

— Кэмпбэлл допрашивал всех?

— Успел допросить отца и сына. Остальных поручено допросить мне, чему я, признаюсь, не рад. Кэмпбэлл был вызван Дженкинсом, и оба отправились вон из «усадьбы». А ты что, задумал привезти девушку?

— Уже привез, — хитро прищурил глаз Тэйлор.

— Ну ты и womanizer! — Сам Де Сантис уже восемь лет был женат. И не имел детей. Так как работал у Дженкинса. — Где же она?

— В машине…

— Оставил девушку в паркинге… не по-джентльменски…

— А что, я должен был заявиться сюда, держа ее за задницу?

— Фуй, ты, конечно… ты всегда в своем стиле. Но, очевидно, твоя грубость им нравится.

— Именно. Грубость…

— Так вы утверждаете, что в день убийства даже не находились в Манхэттене? — безучастно вопросила у Дункана О'Руркэ розово-электрическая интервьюерка. — Где же вы были?

— В Бруклине. У себя на Ошэн-парквэй, две тысячи триста пятьдесят один.

— Вы были дома?

— Я был у себя в офисе. Там мой бизнес.

— Каким бизнесом вы занимаетесь?

— Я хозяин мусороуборочной компании «O'Rurke Demolishing Limited».

— У вас репутация гангстера…

— Разве в Америке есть гангстеры, мисс? Они жили в Америке в двадцатые годы прошлого века. Уже полсотни лет, как гангстеров извели, как тараканов.

— На кой старик Дженкинс затеял весь этот цирк? — Тэйлор поморщился.

— Почистят, подрежут и пустят в эфир, дабы граждане насладились шоу. Граждане будут смаковать каждое слово. То, что звучит обыденно-глупо здесь, в коридоре тюрьмы, будет интриговать «youth workers» и раковых больных, членов молодежных организаций и безработных. Все будут довольны. Представляешь, как будет смаковать толпа крылатую фразу Дункана О'Руркэ: «Разве в Америке есть гангстеры, мисс? Гангстеры жили в Америке в двадцатые годы прошлого века. Уже полсотни лет, как гангстеров извели, как тараканов». А? Каково? Он станет народным героем, вместе с сыном и доченькой. Ведь ты-то знаешь, Тэйлор, что этот режим многим не по вкусу.

— Держите язык за зубами, лейтенант… — Тэйлор хлопнул друга по плечу. — Дольше проживете. И будете представлены в капитаны.

— Как бы там ни было, мы с тобой, Тэйлор, присутствуем при возникновении легенды. Старый Дженкинс умело и со знанием дела на наших глазах творит легенду, возвеличивает, если хочешь, людей. Кто был до вчерашнего дня Дункан О'Руркэ? Сизоносый грубиян, драчун и отец хулиганов. Дженкинс делает из него героя Америки!

— И отправит его на электрический стул. Ты бы спросил у старика О'Руркэ, хочет он быть героем или нет.

— Наверняка не хочет, — улыбнулся Де Сантис. — Но придется.

— Ты веришь, что эти люди убили Президента?

— Нет. Мелковаты. Но на экране все будет «tip-top», как надо.

— Хочешь, помогу тебе с допросом? Я возьму себе карлика, ты черного, и вместе допросим красивую Синтию.

— Ты не отказался бы допросить ее один, я уверен… Бери карлика, но знай: приказ старика — добиться признания. А это значит — добиться признания. Хоть сердце ему через ноздрю достань.

— Ну да, при телевизионной барышне буду доставать через ноздрю. Мы не полицейские. Сделаем, что можем. Я пошел к карлику в камеру, а куда девать черного?

— Я займусь им в шестой. Возьми ребят.

В сопровождении двоих солдат лейтенант вошел в камеру, где Джабс нравоучительным тоном объяснял что-то черному Кристофэру.

— Судя по вашим бодрым голосам, ребята, вас еще не били, — сказал Тэйлор. — Ты, черненький, давай с солдатами. Они тебя доставят лейтенанту Де Сантису. А тебе, малый, повезло меньше. Тебя допрашивать буду я.

Тэйлор сел на одну из двух скамей. Скульптор примостился на противоположной. Солдаты увели Кристофэра.

— Слушай, небольшой ростом. Ты, очевидно, начал тут дергаться. Дергаться нет причины, — начал вполголоса Тэйлор. — Человек, которого ты знаешь, находится поблизости. И номер два тоже. Мы ждем удобного момента, чтобы произвести операцию с наименьшими потерями.

— Я не только начал дергаться. Я решил, что вы меня предали. — Маленький человек выглядел разъяренным. — Я плохо переношу боль, даже совсем не переношу…

— Если ты такой нежный, чего ты влез в дело, которое грозит оставить тебя без кожи? — рассвирепел, в свою очередь, Тэйлор. — Ты что, сутки в камере не можешь посидеть спокойно, урод!

— Я влез в дело? — Скульптор, взмахнув короткими ножками, соскочил с тюремной скамьи и пробежался к двери и обратно. — Не вы ли вместе со старым сумасшедшим поймали меня и затолкали в вонючий солдатский автобус. Я этого человека едва знаю! Я имел несчастье пригласить его к себе в ателье, познакомившись с ним на Парк-авеню, когда взорвался «крайслер» Президента. Этот Лук…

Джабс не договорил, так как Тэйлор коротким тычком ударил его в рот.

— Заткнись, небольшой ростом. Ты не знаешь разве, что и стены имеют уши…

Карлик растерянно провел ладонью по губам. Ладонь оказалась в жидкой крови, смешанной со слюной.

— Этот тип — сумасшедший. И вы, лейтенант, — безумны. Я, к несчастью для меня самого, — не безумен.

— Ты на себя в зеркало глядел давно? Ты выглядишь как персонаж фильма ужасов. Ты что, не замечал, что, когда ты проходишь в сабвее и там оказывается мама с ребенком, она испуганно прижимает дитя к груди и выходит на первой же остановке? Не замечал? У тебя распухшие эфиопские губы, вздернутый нос, и развратные девки наверняка желают, глядя на тебя, чтобы ты их опустил изощренным способом. Нормальный человек, fuck you! Слушай, закрой все свои фонтаны, сиди тихо и жди. Иначе я лично, лейтенант Тэйлор, забью тебя до смерти… — Тэйлор задумался, как бы взвешивая, стоит ли ему лично забивать маленького человека. — Или прикажу сделать это солдатам. И они повинуются, несмотря на то, что им будет крайне противно касаться такой жабы, как ты… Что, не веришь ушам своим? Верь.

Карлик молчал, подавленный.

— Нам нужны максимум сутки. Ты обязан продержаться. И вот еще что. Если в мое отсутствие тебя явится допросить секретарь Дженкинса или сам, не дай Бог, Дженкинс, — ты ничего не знаешь. Ты — Лукьянов, и все тут. И пусть сами разбираются. Очень и очень вероятно, что тебя будут бить. Кэмпбэлл этого делать не умеет, потому это будет делать кто-то из «бульдогов», они специалисты, или кто-то из моих солдат. Этим я прикажу бить тебя полегче, сославшись на то, что ты и так обижен Господом. Они будут бить тебя, чтобы ты сознался, обещая простить и освободить. Но знай, остолоп, что, нарушив все обещания, они отправят тебя на электрический стул все равно. Даже если ты заложишь им своих родителей, свою самку, свою дочь, сына, старушку маму. ОНИ ОТПРАВЯТ ТЕБЯ НА ЭЛЕКТРИЧЕСКИЙ СТУЛ. Твое единственное спасение — это мы, я и старый сумасшедший, как ты его называешь. Ты хочешь быть куском электрически поджаренного мяса? Нет? Потому слушай, ублюдок, что я тебе сказал. — Лейтенант Тэйлор нанес карлику всесокрушающий удар в челюсть, от которого маленький человек как подкошенный свалился на пол, и вышел.

В коридоре розово-электрическая интервьюировала дочь О'Руркэ, проявляя к ней нежное внимание, какового она не оказывала мужчинам. Держа Синтию за талию, она переставила ее ближе к камере.

«Эта розовая явно любит себе подобных», — подумал Тэйлор. Но поделиться было не с кем. Де Сантис не возвратился из камеры — допрашивал черного. Тэйлор достал из нагрудного кармана бланки протокола допроса и стал заполнять их. В графе «family name» он написал: «Лукьянов», в графе «first name» поставил прочерк. Возраст — «шестьдесят пять лет». Рост… Тэйлор задумался, но тотчас бодро написал: «Приблиз. 4 фута 00 инчей». На самом деле он думал о том, что в последующие сутки все решится. И ломал голову над тем, как нейтрализовать «бульдогов» — личную охрану Дженкинса. Или как обмануть их. Но это будет уже зависеть от актерских способностей Лукьянова. И вдруг Тэйлор рассмеялся, обратив на себя внимание телекоманды, Синтии О'Руркэ и своих солдат.

 

8 июля 2015 года

 

Президент Кузнецов проснулся раньше обычного. Обычным было открывание глаз около семи утра. Часы на ночном столике показывали пять утра. Президент закрыл глаза. Закрыв их, увидел жену Лидию, когда молоденькой комсомолкой-журналисткой она пришла брать у него интервью. Кузнецов был самым молодым секретарем обкома партии г. Кирова. Третьим тогда еще секретарем, но в двадцать девять лет! В интервью тех лет особенно выговориться было невозможно, существовал пуританский кодекс. Можно было иметь хобби: музыка, спорт, туризм, можно было до потери сознания говорить о партийной работе, об идеологии коммунизма. Нельзя было говорить и писать о постели, о «половых», как тогда говорили, отношениях и обо всем, с ними связанном. А именно с половыми отношениями была связана эта высокая, стройная, сисястая (именно так и подумал юный секретарь: «сисястая») темноволосая девушка-журналистка. И то, что она всем телом связана с половыми отношениями, девушка Лидия понимала. И не возражала. Они проговорили три часа, несмотря на то, что секретаря Кузнецова ждали посетители и неотложные хозяйственно-партийные дела. Говорили они, следуя пуританскому кодексу, не нарушая его. Но все три часа Владимиру хотелось взять сисястую за обе груди. Почему за обе? За обе груди и сзади. Президент Кузнецов ухмыльнулся с закрытыми глазами.

Он осуществил свое желание на следующий день. Прорвавшись сквозь пуританский кодекс, их общее желание материализовалось в форме его предложения сходить на выставку в Кировскую городскую картинную галерею. Что они и сделали. После сплошь зеленых и болотных картин местных художников, изображающих леса и болота Кировской области, Владимиру привелось увидеть белые и крупные эти груди на детской узенькой грудной клетке. Не будь он секретарем обкома, они могли бы пойти в ресторан, но пришлось довольствоваться бутылкой шампанского и бутылкой водки в квартире подруги, встретившей их и ушедшей по этому случаю по не совсем вразумительному делу. Кажется, кормить маму или брить папу в больницу. Бутылка водки и бутылка шампанского так и остались недопитыми, ибо молодые люди занялись друг другом с такой страстью, что просто забыли о них.

Президент открыл глаза. Вчерашняя девчушка напомнила ему не дочь Наташу — в той, очевидно заимствовавшей его собственные гены, было больше полнокровного розового спокойствия, при внешней схожести с Лидией, — но напомнила юную Лидию, начиная с пикантной сисястости большой груди на тонкой детской грудной клетке и кончая стройными ножками. Шестопалов выбрал себе девушку по его вкусу. И впервые за восемь лет, прошедшие со времени гибели жены, Президент увидел перед собой женщину, соответствующую его вкусу…

К восьми должен был появиться Василенко. Сегодня, вспомнил Президент с неудовольствием, день отлета в Соединенные Штаты на похороны Бакли.

— Вчера мы явно переборщили, — морщась прохрипел Президент, вылезая из джакузи. — Пить в нашем возрасте надо меньше, товарищ генерал армии.

Оставляя лужи и мокрые следы, розовым тюленем Президент в полотенце на плечах прошествовал к трусам, предлагаемым ему слугой.

Василенко курил уже вторую сигарету. Физиономия его, слишком сытая и туго натянутая, как барабан, не носила видимых следов вчерашнего чрезмерного возлияния, но цвет ее ушел в желто-зеленоватый на висках, а у ушей и вовсе в зеленый. Василенко не сказал ничего. Отпил сельтерской. Он попросил сельтерской едва не с порога.

По-стариковски покряхтывая, Президент одевался. Натянув брюки, он брезгливо втянул в легкие воздух.

— Фу, развонялся как… Ты бы чего-нибудь съел или кофе выпил, генерал. Горло не дерет табачиной, а?

— Раньше, Владимир Георгиевич, ты не имел такого чуткого носа. Это он у тебя со вчера такой? Что теперь, прикажете душиться, господин Президент? Я ж у тебя, Георгиевич, каждое утро тут сижу. И только сегодня ты заметил, что моя «Ява» воняет…

— Да уж, курил бы что-нибудь более выносимое… — проворчал Президент. — Только ты не обижайся, Петрович… я ж любя…

— Я так и понял. — Мрачный, Василенко затушил «Яву». — Скажи уж честно, Георгич, что на чистые запахи тебя потянуло. Жену вчера вспомнил, да? Похожа девчонка на Лидию, точно. Только Лидия добрая была. А эта злая… — Василенко хотел добавить русскую пословицу о том, что «седина в бороду — бес в ребро», но воздержался. Друг, конечно, но Президент. Неизвестно еще, как воспримет.

— Похожа, — вздохнул, зажимая галстуком шею, Кузнецов. — Фигурой. Такая же… — Президент подумал, как назвать Лизу, чтобы не обидеть мертвую жену, — такая же грудастенькая, нос, правда, другой. И где ее Шестопалов откопал?.. А то, что злая, я не согласен. Это она по молодости такая, скорее угрюмая. Плюс два таких важных старых козла, как ты да я. Генерал армии! Ты когда-нибудь вдумывался, как это для людей звучит? А второй дядька — сам Пре-зи-де-е-е-ент! Есть от чего описаться со страху девушке. Она себя как раз очень смело и нормально вела.

— Вот, она тебе уже и понравилась.

— А что, я не мужик, что ли, если Президент?..

— Никто и не говорит… — поморщился Василенко.

В 9.30 утра Шестопалов вызвонил спящую мертвецким сном Лизу Вернер, сообщил ей о том, что она произведена в ранг его личной секретарши и должна быть готова через час к вылету в Соединенные Штаты на президентском самолете.

Лиза Вернер, отвернувшись от спящего в ее постели мускулистого Костика, зевнула, пожаловалась, что еще очень рано и она не успеет, что она не готова и у нее нет платья.

— Мне нечего надеть. И у меня нет иностранного паспорта, — закончила она и прикрыла рот проснувшемуся Костику: — Молчи!

— Лиза, вы знаете пословицу: коготок увяз — всей птичке пропасть… Знаете? Президент хочет, чтобы вы были в самолете, отправляющемся в Соединенные Штаты через два часа. Мне приказано доставить вас. И я вас доставлю, даже если для этого придется задействовать полицию и армию, — закончил он шутливо. И добавил: — Президенту весело видеть вас. А ему редко бывает весело. А мы хотим, чтобы ему было весело.

— Хорошо, — сказала вяло Лиза Вернер, — я буду готова. — В то же время она отпихивала Костика, обхватившего ее сзади и сжимающего ее груди. — Костя, прекрати, ты что!

— Что за козел звонил? — спросил Костик, раздвигая горячие под одеялом ноги Лизы.

— Секретарь Президента… Ты с ума сошел… прекрати, мне надо одеваться…

Лизе удалось выставить Костика всего за несколько минут до появления в дверях Шестопалова. С одним охранником. Остальные остались внизу у лифта. Девушка взяла в путешествие черный кожаный рюкзачок.

— Я готова.

Шестопалов, ожидавший увидеть сундук с платьями, принужден был поверить в честность Лизы Вернер. Сказала «нет платья», значит — платья нет.

— Так и отправитесь — в джинсах? — на всякий случай спросил Шестопалов.

— А что, нельзя? В них же удобно.

Артем, охранник, заулыбался за спиной Лизы Вернер. Шестопалов пожал плечами. В сущности, все это не имело уже никакого значения. Главное, Старик всем ртом, зубами и губами клюнул на крючок Шестопалова, где приманкой было насажено тело Лизы. Он позвонил своему секретарю САМ в восемь сорок пять утра и почти шепотом, стесняясь, попросил пригласить «с нами вашу секретаршу. А то у нас одни мужики да мужики. Пусть америкосы поглядят, какие у нас есть девушки…», он замялся: «На нее весело глядеть». Шестопалов не стал возражать и тотчас произвел Лизу в секретарши.

В Ленинском аэропорту, взбираясь за Лизой Вернер по трапу, Шестопалов внезапно вдохнул безошибочно знакомый резкий запах: так пахнут женщины тотчас после сексуального акта с мужчиной. Если не примут душ. Очевидно, Шестопалов даже не оставил Лизе времени на омовение. Президенту, кажется, придется делить Лизу Вернер с кем-то. Вот с одним ли кем-то или несколькими, этого Шестопалов еще не знал. «Надо бы установить за ней наружное наблюдение и распорядиться о прослушивании ее телефона. Она теперь — национальное достояние. Как все, до чего дотрагивается Президент».

Улыбаясь, Президент приподнялся навстречу Лизе с кресла.

— Доброе утро, юная красавица!

Генерал Василенко, тоже вскочивший с кресла, приветствовал Лизу Вернер снисходительной улыбкой. Так же он глядел на первое джакузи, установленное в апартаментах Президента. Как на прихоть, глядел на джакузи Василенко. Но прихоть очень прижилась. Если и эта прихоть приживется? Генералу Василенко придется подвинуться. Он мог вытирать спину Президенту, истекающему горячей водой при выходе из джакузи, но он не сможет оказывать ему эту же услугу при выходе Президента из Лизы. Шестопалов улыбнулся своим собственным мыслям.

— Что вы пьете, Владимир? — осведомилась Лиза Вернер с неподдельной простотой, удивившей всех. Она впервые назвала Президента «Владимир», и всем пришлось смириться с этим.

— Пиво мы пьем, — ответил Василенко. — Немецкое… Хотите?

— Да… Нельзя ли и мне? — с еще большей простотой попросила Лиза.

Такая выживет Василенко тем быстрее. Так как заменит его в качестве собутыльника Президента. Обнаружить это качество в найденной Жарких девушке Шестопалов не планировал. Это качество досталось им сверх нормы. Шестопалов мог потирать руки. Затея его пока удалась на сто пятьдесят процентов. «Почему на сто пятьдесят?» — спросил Шестопалов себя. Потому что Президент был старый пьяница-ветеран. Убедившись, что на него никто не смотрит, Шестопалов все-таки потер руки.

— Владимир, передайте мне, пожалуйста, салфетку, — попросила Лиза.

Рука ее далеко вылезла из рукава свитера. По кисти руки и через запястье шли, сплетаясь, выпуклые и набухшие вены. Руки Лизы Вернер были старше ее. И, возможно, были руками девушки-наркомана. Это предположение не обрадовало Шестопалова. На его место за креслом Лизы Вернер на Шестопалова вдруг опять пахнуло запахом секса. Запахом самца, побывавшего в Лизе. Чуют ли этот запах два старика — собутыльники Лизы по похмелью? И если чуют, такой запах должен очень растревожить их.

Рев двигателей отвлек Шестопалова и заглушил обрывки беседы, доносившейся до него с президентского ряда. Президент и Василенко предпочитали летать на допотопной модели — медленном спецсамолете «Туполева», игнорируя трансатмосферное детище конструктора Щукина. Сверхсложное управление трансатмосферными самолетами пугало стариков. Пилоты, обслуживающие «Туполева-1», как назывался президентский авилайнер, были все чуть ли не в возрасте президента. Кузнецов и Василенко здоровались с ними за руку, дарили подарки на 23 февраля и их женам на 8 Марта. Шестопалов поморщился. Безусловному технократу и стороннику тотального прогресса, ему эта приверженность двух руководителей прошлому веку была смехотворной. Архаичные вкусы Президента и его окружения еще раз доказывали Шестопалову правильность его много раз повторявшегося среди единомышленников и домашних афоризма: «Русская политика старше русских и России». Шестопалов был твердо уверен, что в этом причина пренебрежения к его стране. Несмотря на усилившийся за последнее время финансовый вес России в мире, на то, что она сумела влезть в американскую экономику, лидером мира по-прежнему считались Соединенные Штаты. И возрастала неуклонно репутация Японии. Шестопалов, и уж этого он никогда и никому не говорил, считал, что поколение Кузнецова следует отстранить от власти как можно быстрее. Эти люди своей несовременностью, медлительностью, своим славянским женским характером вредят стране.

«Туполев» наконец поехал. В течение минуты он набрал скорость и, подрагивая всем корпусом, побежал, завывая, по взлетной полосе. «Только конфетки во рту не хватает — какой позор», — подумал Шестопалов, вжимаясь в кресло. — Позор для Президента России — летать на этой старой телеге».

Когда самолет поднялся на заданную высоту и выровнялся, в президентском ряду Лиза Вернер потребовала шампанского.

В аэропорту Нью-Арка, в конце взлетной дорожки, у самого почетного караула, Президента Российского Союза ожидал сюрприз. Встречал его не вице-президент Паркер, но… спокойный и суровый, стоял — пола черного пиджака отгибалась летним ветром — сам Сол Дженкинс. Попирая тем самым все правила дипломатического международного протокола. Президент, отрыгивая мелкими порциями газы шампанского, сурово порицал себя за проглоченное во внеурочное время шампанское, доктора рекомендовали ему, если уж хочется пить, лучше уж водку. Лицо Кузнецова было слишком красным, когда он пожимал руку фактического хозяина Америки, злясь на него за то, что тот нарушил протокол и в известном смысле унизил его, Президента Российского Союза. В конце концов, Секретарь Департмента всего лишь старший министр, и только. Однако не устраивать же скандал, прилетев на похороны друга. Кузнецов потому пробормотал:

— Happy to see you, сэр Дженкинс. От имени моей страны и от себя лично я выражаю глубокое соболезнование народу Соединенных Штатов и семье покойного. Том был величайшим Президентом американской истории. Он принял страну до трагического для человечества две тысячи седьмого года и успешно провел через последующие два президентских срока. Я скорблю…

Президент после столь длинной речи наконец позволил себе выделить скопившуюся порцию шампанских газов, и Дженкинс, стоявший с ним рядом, в то время как оркестр заиграл гимн Соединенных Штатов, услышал звук… отрыжки. Нагрузившаяся шампанским Лиза Вернер, не понимая протокола, несмотря на все старания Шестопалова, оказалась слишком близко стоящей к Президенту. И хотя она стояла хорошо, прямо и ее бледненькое личико, с не нуждающимися в мэйкапе яркими ресницами и бровями, для не знающих ее не выглядело личиком пьяной девушки, ситуация была близка к скандальной. Было понятно, по крайней мере, что девушка, отделившаяся так далеко от толпы сопровождающих, имеет какое-то более близкое отношение к Президенту, чем остальные. Шестопалов, организатор всего этого, был все же встревожен такой неожиданной резко скандальной ситуацией. Тем более что, вопреки обычно сдержанному присутствию прессы в аэропорту Нью-Арка, русский самолет встречала необычно густая толпа журналистов, блестя сотнями телеобъективов. Вслед за прибытием Президента Кузнецова ожидали самолет с королем английским.

Когда после исполнения гимна почетный караул взял карабины на плечо, Лиза Вернер лихо приложила руку к виску, имитируя военное приветствие. Личико ее при этом было серьезным, так что возможность хулиганской выходки с ее стороны исключалась. Очевидно, она серьезно считала, что именно так следует себя вести, и повторила жест начальника караула. А когда Дженкинс и Президент Кузнецов дружно и слаженно затопали по красной дорожке мимо почетного караула, за ними, между Президентом и сопровождающими его лицами, церемониальным маршем зашагала пьяная Лиза Вернер. В черных перчатках, в черном платье и черной шляпке. В траур она переоделась перед самой посадкой. Шестопалов шипел ей и пытался под прикрытием музыки вернуть ее и приобщить к сопровождающим лицам. Но она не слышала, очевидно, упоенная своей ролью. Пришлось ждать окончания ковровой дорожки. Президент невозмутимо прошествовал с Дженкинсом мимо толпы журналистов, встретивших Лизу Вернер аплодисментами. Она с достоинством перешла на деловой девичий шаг, покачивая бедрами, прошла и одарила журналистов, в благодарность за аплодисменты, несколькими воздушными поцелуями.

— Кто эта эксцентричная юная особа? — спросил Дженкинс с улыбкой, когда они были уже вне досягаемости микрофонов и телеобъективов.

— Моя секретарша, — кратко ответил Президент и в свою очередь обратился к Дженкинсу с вопросом, уколол его: — Вы что, дорогой Сол, вернули свободу вашим средствам массовой информации?

— Мы ее никогда и не отнимали, — убежденно сказал Дженкинс. — В основном, это иностранные журналисты. Слетелись, как мухи на падаль.

Кузнецов подумал, что сравнение с падалью растревожило бы Тома Бакли, но воздержался от комментариев. Зачем вмешиваться во внутренние дела хозяев. В конце концов, и при Бакли Дженкинс был фактическим хозяином Соединенных Штатов.

Шестопалов из-за плеча Президента с обожанием лицезрел своего кумира. Он слышал, как Президент представил Лизу в качестве своей секретарши. Его протеже сделала за сутки отличную карьеру. Из сопровождающего лица стала секретаршей личного секретаря Президента, а вот сейчас и секретаршей самого Президента. У другой девушки на это ушла бы целая жизнь! Правда и то, что это он, Шестопалов, послужил для Лизы судьбой. Вытащил ее из исторического небытия, в котором она пребывала, из баров и дискотек в Историю. И вот, оказавшись благодаря Шестопалову «in the right place at the right time», Лиза Вернер хватает звезды с неба обеими руками в чуть более, чем нужно, вспухших венах.

Лейтенант Тэйлор и Де Сантис оценили Лизу Вернер по достоинству.

— Отличная девка, а Джек? Такие tits при такой фигурке… — Тэйлор одобрительно зацокал языком. — Интересно, у русских что, все такие?

— Я слышал, что русские девки красивые. Я, правда, никогда не заглядывал в их журналы, но, если судить по их каналу телевидения, красотки… У меня семья, а ты, Тэйлор, мог бы потереться об эту русскую… Потом рассказал бы…

— Ну-ну, мечтай. — Тэйлор вспомнил о своем «бизнесе», как он мысленно стал его называть (до вчерашней истории на Ист-хайвэе он называл ЭТО «авантюрой»), и помрачнел.

На церемонию похорон своего Президента Америка не пожалела денег. Лучше бы она истратила эти деньги на живых, поморщился Лукьянов. Он наблюдал печальные торжества, глядя на телеконсоль в холостяцкой клетке лейтенанта. Тэйлор привез его сюда и приказал сидеть тихо. Однако, посидев тихо, вернее, проспав несколько часов, Ипполит все же включил телеконсоль в надежде увидеть Дженкинса. И увидел. Секретарь Департмента Демографии распоряжался на похоронах, и у всякого, кто видел церемонию, не могло остаться сомнений по поводу того, кто новый хозяин Америки.

Первым выступил Дженкинс. Сказал о потере, понесенной несчастной Америкой. Впереди, рядом с матерью Президента, также шел Дженкинс, возглавляя шествие. В черном фраке могильного покроя, хорошо охраняемый «бульдогами», переодевшимися ради похорон в дурно топорщащиеся на них сизо-черные костюмы. Рыдала военная музыка, сводный оркестр всех родов войск армии Соединенных Штатов — две сотни скрипок, валторн, литавр, барабанов, тарелок, виолончелей, контрабасов — завыл по Президенту. Музыканты частично пришли, частично уже стояли — те, кто с тяжелыми инструментами — под вековыми деревьями Федерального Кладбища в Нью-Джерзи. В свое время здесь был муниципальный Парк, но, когда после 2007 года стране понадобилось главное кладбище (Арлингтонское осталось на зараженной радиацией территории), парк приспособили под цели захоронения. Вековая дубовая роща придавала кладбищу величавый вид. Засыпанные красноватым гравием дорожки, сочетаясь с зелено-медной ядовитой дубовой листвой, придавали происходящему фактуру старой гравюры. Помимо своей воли Лукьянов отметил древнеримскость в церемонии. Храпели от страсти белые сильные лошади, таща пушку времен Первой мировой войны, на лафете которой был установлен гроб Президента. «Президента-дантиста», — попробовал вышутить церемонию Ипполит, но ему не удалось внушить критический оттенок своим мыслям. Он признал, что зрелище выглядит достойно. В черной шляпке с вуалью старуха мать Президента шла, опираясь на руку вице-президента Паркера с одной стороны и на руку Дженкинса с другой. Желтый, вязкий и жирный луч солнца упал на потрескавшуюся, цвета старого дерева щеку матери Президента. Налетел ветер, и пошло морщинами одеяние вдовы, которое можно было бы назвать и платьем, и плащом. Сильные ноги лошадей крупным планом рыли красноватый гравий дорожки, погружаясь всеми копытами. Лафет забуксовал, лошади неловко рванули пушку к могилам, и пушечное колесо накатило на мраморную плиту. «Сенатор Вудбридж, бывший губернатор штата Северная Каролина. От благодарного отечества» — прочлись золотые буквы. Десяток морских пехотинцев Соединенных Штатов сильными руками приподняли колеса пушки и поставили ее в центр дорожки. В объектив камеры внезапно влезла сверхкрупным планом щека, шея, натертая воротником мундира, срезанные бритвой волосы у виска и пара юношеских прыщей чуть ниже, на извороте щеки в подбородок.

— Юная, шершавая, мозолистая рука молодой Америки мощно приподняла траурную колесницу Президента… — зашелся в экстазе комментатор.

Лукьянов признал, что комментарий был уместен, так же как и, может быть, случайный «наезд» телекамеры на юношескую шею и щеку с прыщами. Все эти приемы сообщили подлинность происходящему.

— Хрипят лошади, бьют литавры, солнце трогает чеканную медь столетних дубов. Америка прощается со своим верным сыном, трагически унесенным из жизни, оставившим нас в расцвете сил. Кто же они, эти преступники, лишившие Соединенные Штаты верного сына? Кто эти злобные существа?

На экране возник черный Кристофэр, быстро и зло двигающий большими губищами. Звука не было, но по изображению можно было вообразить — да, очень неприятный и поганый человек. То же впечатление оставлял Виктор, что-то кричащий в телеобъектив и делающий резкие и яростные жесты. Странно, но молчаливое лицо Дункана О'Руркэ тоже не вызывало симпатии.

— Вот они, их лица! — торжествующе взревел комментатор. — Злоба, злоба и еще раз злоба сочится из всех пор этих полулюдей-полузверей. Мы еще ничего не знаем о них, только то, что у закона Соединенных Штатов есть все основания подозревать их в убийстве Президента Бакли.

На экране появилось лицо Синтии. И оно было искажено гримасой. Очевидно, ко всем применили один и тот же прием: начинали разговор в спокойном тоне, затем ведущий говорил что-нибудь оскорбительное, и интервьюированный предсказуемо взрывался. Именно таким, кричащим и возражающим, его и следовало показать сейчас Америке. Последним и самым неприятным продемонстрировали лицо Джабса. Карлик плакал! Что они там такое с ним сделали, вряд ли истязали и били, следов побоев на нем не было, но скульптор плакал, размазывая слезы по лицу, и лицо выглядело рожей дегенерата.

— Лица ублюдков, людей порочных и неприятных. Вам они не нравятся, да? Не нравятся, несмотря на то, что мы еще не можем с уверенностью сказать, что это они убили великого сына Америки, Президента Тома Бакли. Смотрите интервью с подозреваемыми в убийстве Президента сегодня в восемнадцать часов. С восемнадцати часов сегодняшнего дня и до часа и дня исполнения приговора мы будем держать вас в курсе происходящего. Вот перед вами еще несколько лиц. Если первые принадлежали к так называемой «банде О'Руркэ», то эти — принадлежат шизоидной и параноидальной секте «Детей Солнца». Ублюдки, видите ли, считали себя детьми Солнца. Но эти лица — лица детей тьмы! — закричал комментатор, и по экрану споро пронеслись фотографические изображения нескольких негров в странных одеждах и нескольких белых полуголых девушек. — Как сообщило нам Агентство Национальной Безопасности, между двумя бандами существовала хорошо скоординированная связь. Об этом, как и о многом другом, смотрите наши вечерние репортажи. С восемнадцати часов вы будете вплотную следить за ходом расследования. А сейчас вернемся на Федеральное кладбище.

Женский голос сменил мужской:

— Слово для прощания с Президентом Соединенных Штатов Америки предоставляется другу покойного, английскому королю Чарлзу Двенадцатому.

Трибуну, заваленную цветами до самого пюпитра, занял английский король — высокий лысый человек в мундире полковника кавалерии, с лошадиным лицом, общим для всей династии. Черный галстук туго стягивал шею под крупным адамовым яблоком.

— Плачь, Америка, плачь, великая страна! Умер твой великий сын, погиб по злой воле политических проходимцев, исчадий Дьявола, приготовивших для тебя сиротскую долю. Плачь, осиротевший народ Великой империи!

Ипполит Лукьянов нашел, что король слишком патетичен, что чуть меньше пафоса не испортило бы речь. Однако в общем, решил Лукьянов, король неплохой тип и доказал не раз свою истинную братскую дружбу американскому народу. Объектив поймал стоявшего рядом с трибуной Дженкинса. Лицо у Дженкинса было озабоченным и усталым. Наблюдающий Дженкинса Лукьянов вдруг поймал себя на том, что наблюдает его с симпатией. «Неужели с симпатией? И почему? — задумался Лукьянов. — Очевидно, — подумал он осторожно, — я сжился с ролью еще до того, как получил ее, солидаризировался с персонажем, которого намереваюсь сыграть, вжился в образ по системе Станиславского, или какая там фамилия была у русского режиссера, изобретшего вживание в образ… Позаимствовал чужое мировоззрение. Мировоззрение человека асоциального, несоциального было у меня до сих пор. Однако если я намерен играть его роль, то уже не смогу быть в своих публичных проявлениях асоциальным. Подобная неосторожность может оказаться для меня роковой. Дженкинс…»

Появление на экране лейтенанта Тэйлора, неуклюжего в парадном мундире и брюках галифе, остановило рассуждения Лукьянова. Тэйлор что-то говорил Дженкинсу, приблизив губы к его уху. Камера поднялась выше, и английский король, глядя в объектив, закончил речь:

— …Америка, однако, построена из того же базальта, из той же мощной стали и могучей меди, что и Римская Империя. Америку не пошатнет гибель Цезаря, даже столь достойного и великого, как человек, которого мы сегодня провожаем в последний путь. Бог, благослови Америку! — закричал король.

И за ним закричали морские пехотинцы и присутствующие на кладбище высокие особы и их свиты.

— Бог сохранит Америку! — воскликнула комментаторша с траурной дрожью в голосе. — А сейчас слово для траурного прощания предоставляется лучшему другу покойного, другу американского народа, Президенту Российского Союза Владимиру Кузнецову.

Розоволицый, даже краснолицый, русский Президент высоко — от живота вверх — возвышался на трибуне. Несколько мгновений он стоял молча. Открыл рот:

— Я вспоминаю трагические для наших народов дни две тысячи седьмого года, когда я впервые лично встретился на острове Кипр с Томом Бакли. Оба мы были напуганы инцидентом, приведшим к гибели более чем пятидесяти миллионов человек. Оба решили, что мир должен быть основан на новых принципах дружбы и любви. Нелегко тогда было Тому переступить через тяжелую действительность, через подозрения, слухи и обиды. Однако мужественный и суровый Том нашел в себе силы для той исторической встречи, где мы обнялись, чтобы навеки остаться братьями. Я помню мощную дружественность и тепло этого объятия, Том. Сегодня, провожая тебя в ту страну, откуда нет возврата, Том, я скорблю о твоей ранней трагической кончине. Враги забрали у американского народа лучшего сына… а у меня друга.

Незатейливая речь российского Президента, отметил Лукьянов, речь честная и теплая. И сам Кузнецов, огромный, красный, седой и архаичный, производил хорошее впечатление. В Российском Союзе Лукьянов еще три года бы таскал свое старое тело по полям и улицам городов. Лучше бы по полям… Раздался истошный звонок в дверь. Лукьянов выключил видеоконсоль и включил телекамеру за дверью. Телекамера продемонстрировала ему… патруль дэмов в красных комбинезонах. Пятерых.

По поручению Кузнецова посольство тщательно подготовило его встречу с секретарем Агентства Национальной Безопасности. В обычное время предосторожности не требовались, и подобная встреча считалась бы деловой и рабочей. В создавшихся же условиях такая встреча могла быть расценена как нажим, как поддержка Турнера против Дженкинса. Собственно, так оно и было, но… Кузнецов намеревался подкупить республиканскую часть сената, поместив в Детройте на автомобильных заводах огромный заказ на автомобили для всей российской полиции. Речь шла об астрономических прибылях. В том случае, разумеется, если только республиканцы сделают Турнера своим кандидатом в Президенты. Однако русские не хотели, чтобы их маневры заметили. Поэтому встрече предстояло совершиться в обстановке строгой секретности. Турнер должен был явиться в посольство якобы для обсуждения с послом давно запланированных деталей обмена информацией между Федеральной службой безопасности Российского Союза и Соединенными Штатами. А Кузнецов должен был, укоротив свой визит в русский колледж города Нью-Арка (там преподавали русский язык), появиться внезапно в посольстве через тридцать — сорок минут после прибытия Турнера в посольство.

— …Аки тать, должен будешь ты в посольство проникать, Георгич, — пропел генерал Василенко, почему-то довольный всеми этими интригами.

— А твоя душа охранника радуется.

Президента Кузнецова и во время визитов в зарубежные страны не оставляла страсть к джакузи. Зная его привычки, ему выделяли всякий раз в качестве временной резиденции «Спэйс Хауз» — дом на Саттон-сквер, принадлежавший некогда знаменитому баскетболисту и купленный лет десять тому назад американским правительством. Дом использовался для размещения почетных гостей правительства. В доме был джакузи, устланный серебром. Кузнецов верил в целительные свойства паровой воды с молекулами серебра. Возвратившись с похорон, президент тотчас влез в целебную воду. И уже сидел в ней два часа, решая дела, принимая Шестопалова, выходящего и входящего без церемоний Василенко. Этого он считал настолько своим, что, выходя в туалет, порой не закрывал за собой двери. Посол Российского Союза в Америке Нечипоренко, откланявшись, убежал исполнять приказания.

— Ваша секретарша просится в джакузи, — сообщил Шестопалов и заулыбался. Наклонившись, положил бумагу для подписания. Прикрыв осторожно чистым листом.

— Бог мой, ну куда я ее… — Президент явно смутился. Пусть лезет в бассейн. За все годы никто и никогда не пытался навязать Президенту соседство своего тела в джакузи. И ему самому такая мысль казалась дикой.

— А ты, Георгич, трусы натяни, — захохотал Василенко.

— Генерал, не грубите, — прикрикнул на него Кузнецов. — А то разжалую в майоры. Будешь опять по служебной лестнице карабкаться.

— Стар уж я для майора, — вздохнул Василенко.

— Вот поэтому и не груби. — Как розовая морская корова, Президент беспокойно заплескался в воде. Вскарабкался по лестнице вверх. Взял полотенце. Стал вытираться. — Пусть, если хочет, лезет после меня… Мы уйдем. Только купальник пусть наденет. А то американцы потом будут рассказывать, как голая секретарша русского Президента купалась в джакузи.

Шестопалов сказал себе, что добился многого. Президент, которого, как утверждали злые языки, не выгонит из джакузи даже новая ядерная катастрофа, тотчас выскочил из воды, стоило Лизе Вернер выразить желание влезть в эту самую воду.

— А почему у америкосов нет поминок? — Василенко безучастно наблюдал в тысячный раз, как одевается его Президент.

— Кто тебе сказал, что нет? Может, и есть, но нас с тобой не пригласили. Вдова, наверное, напилась и без поминок. Мать небось поддает сейчас. — Кузнецов произнес все это озабоченным голосом. — Не принято у них на люди выносить, но неужто не поминают…

Кузнецов стоял в рубашке и брюках, но все еще босиком. Кряхтя, уселся на стул.

— Владимир, я не имела в виду выжить тебя из джакузи! Шестопалов меня неправильно понял… — Лиза Вернер с полотенцем на плече, в джинсах и красной майке без рукавов влетела таким образом, что сначала влетели ее слова, а потом она сама — круглая грудь рельефно и неприлично вперед сосками.

Президент, втянувший живот тотчас при появлении молодой женщины, попытался спрятать под стул голые ступни.

— Мы сейчас уйдем, вы можете воспользоваться джакузи так долго, как захотите.

— А вы куда? Можно я с вами? Я сейчас… только окунусь. — Лиза Вернер стащила джинсы, оголились ее длинные тонкие ноги, миниатюрный красивый задик в красных купальных трусах. Джинсы остались на ковре, а Лиза, стянув с себя на ходу майку, гологрудая, прыгнула, шагнув, в пар. Президент и его генерал переглянулись. Взгляд Президента был грустен. Лиза Вернер захохотала где-то в пару. Потом чихнула, как котенок. И еще раз.

Президент покачал головой, и во взгляде его засветилась нежность.

— Ей, Василенко, скрывать нечего. Это не мы с тобой. Ты давно взвешивался?

— Лет… ну десять будет тому назад…

— И сколько затягивал?

— Не помню…

— Ну, за сто есть?

— Да, за сто двадцать было…

— Ну вот, а в ней небось шестьдесят…

— Пятьдесят, Владимир Георгиевич, — откликнулась из пара Лиза.

— Скелет.

— Да ну, — сказала Лиза Вернер из пара… — Я стала жирная, как свинья. Вот когда мне было семнадцать, я была скелетиком.

Лукьянов только и успел посчитать пятерых дэмов. В следующее мгновение дэмы удивительно легко вышибли дверь в квартиру лейтенанта. Дверь обрушилась на Лукьянова, и тот упал. Нападающие упали на дверь. Последовала быстрая и жестокая схватка. На окровавленного Лукьянова надели наручники и вынесли с третьего этажа вниз, во двор. Там его разглядели, удовлетворенно и пристально. Старший, прежде всего по возрасту, но, очевидно, и по званию, открыл полиэстеровую синюю папку, нажал несколько кнопок, и на выпуклой поверхности папки появилась фотография Лукьянова, сделанная, очевидно, несколько дней назад. Еще с длинными волосами.

— Лукьянов Ипполит, шестьдесят пять лет, категория «сэвов». Будете отрицать?

— Не буду.

— Тогда давайте своим ходом в автобус, — удовлетворенно заключил старший дэм. — Я — Маркус Джеймс. Старший специалист. Вас арестовал специальный Отдел уничтожения.

— Кто меня предал?

— Соседи из дома напротив.

В автобусе, когда один из наручников разомкнули и вновь замкнули на решетке окна, Лукьянов спокойно решил, что на сей раз наступил ему полный и окончательный капут.

Его привезли в незнакомое место. Автобус въехал в подземный паркинг. Ввели в оцинкованный лифт. Когда он спросил, куда его доставили, ему тотчас же толково и почти дружелюбно объяснили:

— Тебя привезли в «приемник». Отсюда люди твоего возраста уже не выходят. Только через крематорий. В виде золы. Но ты не дергайся. Все делается технологически чисто, быстро и не больно. Сейчас тебя оформят: сфотографируют, возьмут отпечатки пальцев, тебе будет чем заняться. Потом покормят.

— А это зачем?

— Чтобы ты дожил до конца своей истории… И умер сытым, комфортно…

— Сколько проходит времени от оформления до исполнения закона?

— Обыкновенно сутки… Отдельным счастливчикам удается здесь переночевать. У нас отличные матрасы.

— Чувство юмора у вас тут особое, это точно.

Юный дэм, почти мальчик, коротко остриженный и лопоухий, не понял его. Посмотрел на Лукьянова, размышляя. Открыл засов на дверях лифта. И все они оказались в необъятном помещении. Так же, как и лифт, помещение было сплошь оцинковано. Цинковые столы, длинные, в пять ярусов вверх, нары. Но ни одного стула. Положив локти на цинковые столы, сотни чиновников-дэмов в красных комбинезонах оформляли сотни седых, лысых, разнообразно старых людей, также положивших свои локти на цинковые столы. Неспешный бытовой гул сотен разговоров сразу стоял в зале.

Старший специалист Маркус получил для Лукьянова номер и собственноручно прикрепил ему на куртку бирку. Лукьянов стал отныне номером 611.

— Погуляй пока, — добродушно сказал Маркус. — Власть тебя выкрикнет. Ну, бывай.

Маркус и его пятерка удалились. Несколько лифтов безостановочно подвозили все новые порции стариков. Не видно было, однако, чтобы кто-нибудь уходил из зала. Присмотревшись, Лукьянов все же нашел артерию, по которой человеческий материал стекал из зала. Этой артерией оказался движущийся коридор с полом из темной резины. Время от времени чиновники отводили, покончив с очередным номером, своих клиентов к коридору и ждали, пока старик ступит на движущуюся дорожку. Затем возвращались и, включив микрофон, называли очередной номер.

611й вызвали где-то через час. Лукьянов прошел к чиновнику и поздоровался. Чиновник, потертый жизнью тип лет сорока, худой, высокий, череп с залысинами, вежливо, но флегматично ответил «Hi!» на «Hello!» 611го номера.

— Фамилия?

— Лукьянов.

— Имя?

— Ипполит.

— Час, число, месяц и год рождения?..

— Девятнадцать часов, второго числа мая месяца тысяча девятьсот пятидесятого года.

— Последний известный адрес?

Лукьянов назвал адрес, с тоской прочувствовав слова «последний адрес» и осознав весь ужас своего положения. В монотонном ритме и бормотании зала его неумолимо двигали к смерти. И оттого, что Закон 316, «B», неумолимый, ждал его в конце процедур, от этой неумолимости все были вежливы и равнодушны.

Номер 603й вдруг вскочил на стол и закричал:

— Драконы! Они жрут наше мясо!

Чиновник, оформлявший номер 603й, — плотный здоровяк, отпрянул от стола и спокойно приказал:

— Слезь, болван! Закон избавляет тебя от жалкой старости. Ты должен быть благодарен…

— Слезь, идиот! — закричал оформляемый от стола, близкого к Лукьянову. — Есть же такие ублюдки! Такие повсюду сеют безобразие и беспорядок.

— Слезь! А ну слезай! Шизофреник! — закричали старики со всех концов зала. Несколько вскарабкались на стол и, схватив нарушителя спокойствия, стащили его на пол. Дэмы равнодушно приняли виновного из рук его услужливых товарищей по несчастью и снова поставили перед чиновником. Только теперь уже за ним стали два дэма, на случай, если он опять вздумает бунтовать.

— Вы ознакомлены с текстом закона 316, пункт «B», не так ли?

— Ознакомлен…

— Вы хотели бы сделать заявление?

— Какой смысл?

— Никакого, — согласился чиновник. — Но это ваше право — сделать заявление, а я впишу его в ваше дело…

— Хорошо, — неожиданно согласился Лукьянов, — пишите. Заявление. Я, Лукьянов Ипполит, довожу до сведения американского народа, что я ненавижу американский народ и его человеконенавистнические законы. Американский народ хуже крыс. Его надо жечь напалмом.

Чиновник спокойно записал сказанное.

— Вас, я вижу, не удивило мое антиамериканское заявление…

— Ох, сэр, мы тут и не такое записываем…

Лукьянов подумал, что впервые человеческая интонация прозвучала в голосе чиновника, оформляющего смерть. Этим «ох, сэр!» обозначилась человеческая душа.

— С вами все, — сказал чиновник. — Идемте, я вас провожу… — Чиновник впереди, Лукьянов за ним, оба пересекли зал. И оказались у движущейся дорожки из резины. — This way! — сказал чиновник.

— Счастливо оставаться. Удачи! — мрачно попрощался Лукьянов и, ступив на дорожку, поехал.

— Угу, — пробормотал чиновник.

Впереди виднелись еще несколько фигур. И позади появилась фигура.

Дорожка привезла его в другой зал. В этом зале не было ни одного дэма. И это была обыкновенная столовая. Точнее, огромная и механизированная столовая самообслуживания. Лукьянов ожидал увидеть немногих обедающих, но обманулся в своих ожиданиях. Большинство предпочли поесть. Ясно было, что где-то при выходе из столовой их всех будет поджидать смерть. Но старики ели много и жадно. Возвращались в конец движущейся очереди и опять накладывали себе гамбургеры, мясо, спагетти с соусом, жареную рыбу. Звучали даже и веселые голоса. Хромой старик, поедая гамбургер, по пальцам стекал майонез, сказал усевшемуся напротив него Лукьянову:

— Ешь, чудак! Неужели ты веришь в эти басни об уничтожении? Да кому мы нужны — заниматься нами, умерщвлять, убирать тела. Нас просто отправят в сельскую местность. Будем возиться в земле, пока сами не помрем. Ешь!

Лукьянов не притронулся к еде. Старик, ухмыляясь, покрутил пальцем у виска, давая понять, что вот, мол, идиот, отказывается от еды. Чтобы старики не оставались жить возле жирной еды, репродуктор время от времени называл десяток номеров, и названные послушно вставали, на ходу дожевывая. Хромой старик, когда назвали его номер — 519, схватил с тарелки два гамбургера и, прижимая их к груди, зашагал к двери, контуры которой вспыхивали лампочками.

Просидев более получаса за столом и так и не прикоснувшись к еде, Лукьянов наконец услышал свой номер. Пройдя к двери, номер 611 обнаружил, что это не дверь, а дыра в стене, открывающая коридор, в нем плыла в неизвестность резиновая дорожка. Лукьянов встал на нее и поехал.

Ехать пришлось долго. В пути почти все попутчики Лукьянова присели, прилегли и некоторые даже упали внезапно. Стоящими остались лишь несколько фигур. Вначале Лукьянов было подумал, что объевшимся старикам просто-напросто тяжело стоять на ногах, но, приблизившись к ближайшему свалившемуся старику и заглянув ему в лицо, понял, что тот мертв. Белая пена засыхала на его губах. Глаза остекленели. Стариков просто банально отравили, как крыс, ядом. Оставалось узнать, какая смерть приготовлена для тех немногих, кто не прикасался к еде.

— Дорога смерти заканчивается через полсотни метров. Не обедавших просим сойти с дорожки на поперечную, вы увидите ее слева. Эта дорожка красного цвета, — объявил равнодушный голос. — Повторяю, не обедавших просим сойти на поперечную дорожку красного цвета. В противном случае вы упадете в бездну, которой заканчивается дорога смерти.

Лукьянов послушно спрыгнул на красную поперечную дорожку, она находилась ниже черной. Номеру 611 не хотелось свалиться в бездну вместе с отравленными, как крысы, стариками. Ясно, что не жравшим ядовитой пищи номерам заготовлена своя смерть, но оттого, что он избежал обшей кончины — судьбы отравленной крысы, валяющейся вспухшим брюхом кверху, посиневшие зубы сведены в смертельном оскале, ему стало спокойнее. Он не верил в благополучный исход своего путешествия по резиновым коридорам дома смерти, но одну смерть он уже миновал.

Оглянувшись, он увидел проплывающие в створе красного коридора по черной дорожке туши стариков. Гнилое мясо куда-то сваливалось, может быть, в кузов грузовика. Может быть, в чан с серной кислотой, может быть, прямиком в бездонную могилу.

О том, что Отдел уничтожения Департмента Демографии арестовал Лукьянова, лейтенант Тэйлор узнал на похоронах Президента. И вынужден был тотчас доложить об этом Дженкинсу. Поскольку Лукьянов проходил по делу О'Руркэ, а банда О'Руркэ, так предполагалось, совершила политическое преступление, расследованием которого занимался сам Дженкинс. Тэйлор лишь утаил от своего босса то обстоятельство, что Лукьянов был арестован по его, Тэйлора, адресу. Дженкинс выслушал лейтенанта и приказал немедленно звонить в «приемник».

В течение получаса Тэйлор из спецавтомобиля Департмента пытался контактировать с «приемником». Однако связь по видеотелефону всякий раз срывалась: в красном мареве на экране порою появлялась физиономия шефа «приемника», полковника Вилкинсона, но, помелькав, изображение исчезало. Потому Тэйлор в конце концов отправился в «приемник», взяв с собой троих солдат. За себя он пока не опасался. Лукьянов был выслежен и задержан в ходе рутинной операции, не относящейся к банде О'Руркэ. Его банально заложили соседи из дома напротив, решившие, что в отсутствие жильца в дом забрался вор. Они увидели мерцание телеконсоли. Если бы Лукьянов не воспользовался телеконсолью, этого бы не случилось.

Бронированный автомобиль помчался в боро Бруклина, где помещался «приемник». Тэйлор, впрочем, был уверен, что старый Лук уже не топчет эту землю. «Приемник» работал споро и без эмоций, ежедневно поставляя своим клиентам сотни отравленных блюд. Тех, кто выживал, правда, использовали еще некоторое время на грязной работе, на отгрузке тел. Но выживали немногие, и использовали их недолго. В «приемнике» было всего двенадцать коек для «персонала», как их называли. Когда появлялся тринадцатый, долгожителя-ветерана, прибывшего первым, «увольняли», то есть кормили пищей все той же «столовой самообслуживания». И его товарищи отгружали тело тем же путем. В «приемнике» потому никогда не насчитывалось больше двенадцати «персоналов».

— Вы должны признать, что холодная справедливость закона торжествует и здесь. — Старик, называвший себя Фукс Нокс, вместе с Лукьяновым стоял на груде тел в тяжелом траке, напоминавшем мусороуборочный. В перчатках, они занимались тем, что натягивали на верхний край трака брезент. — Разве вы не живы еще именно потому, что вы достойно отказались от пищи в последний момент жизни, а не набросились на нее, подобно крысе или таракану, как это сделали все эти вонючки? — Фукс Нокс топнул ногой по телу, на котором стоял, и едва не упал.

Фукс Нокс уже находился в «приемнике» двое суток. Две ночи переночевал он здесь.

— За подобную дьявольскую интеллигентность закон мог бы и оставить меня в живых.

— Почему же там, на свободе, вы отказались быть полезным членом общества? Стали бы сенатором, и у вас не было бы проблем.

— Вы ведь отлично знаете, что сенаторами у нас не становятся, но делаются. Их делают из тех, кто принадлежит к правящей клике, и законы на них в любом случае не распространяются. Они могут дожить и до ста лет, если хотят. По сути дела, у нас давно созданы касты.

Натянув брезент, оба спустились по алюминиевой лестнице на боку трака. Отцепили лестницу. Посигналили дэму, сидевшему в кабине, что можно ехать. Пошли к следующему траку. Тут работали парами. Работа была грязная и опасная. Трупы воняли. Не потому, что разлагались, разложиться они не успевали, а потому, что человеческие существа были грязными — старики, скрывавшиеся некоторое время от закона, превращались в грязных бродяг.

Идя за Фуксом, Лукьянов подумал о том, что даже не сходит с ума. И мало возмущается. И согласен с Законом 316, пункт «B». Единственная несправедливость его в том, что Ипполит Лукьянов — исключение. Еще он думал о том, что предстоит обед. И что ему хочется есть. Но как он будет есть, вспоминая происходившее в столовой и плывущие по резиновой дорожке туши?

Согласно полковнику Вилкинсону, это был первый случай за годы его службы в «приемнике», когда «объект закононаказания» выходил из «приемника». «Первый случай» — Лукьянов — находился настолько по ту сторону добра и зла, что, когда его вывели к лейтенанту Тэйлору, он молчал и на лице его не появилось никакого выражения.

— Сдаю вас лейтенанту. Оказывается, вы политический преступник, — сказал Вилкинсон, чтобы что-то сказать. Незапланированная церемония прошла скомканно: в служебной части «приемника», в кабинете Вилкинсона, уставленном пластиковой мебелью, Лукьянов тупо глядел на мебель, вспоминая. Потом нашел: такая же была в смертельной столовой, где старики вкушали отравленную пищу.

Молча, Тэйлор, солдаты и Лукьянов между ними вышли и сели в автомобиль. И при общем молчании покатили.

Президент Российского Союза прибыл в посольство точно в назначенное время. Кое-как отвязавшись от разочарованных директрис и инструкторов колледжа, отказавшись от участия в банкете в свою честь, сославшись на различие во времени между Советском и Нью-Йорком, на jet lag, Президент укатил.

— Не ожидал увидеть вас здесь, Секретарь, — сказал Президент не для Турнера, но для людей Турнера, среди которых мог оказаться информатор, — но рад встрече. Как поживаете, сэр?

Шестопалов послушно перевел. Лиза Вернер с любопытством выглядывала из-за Президента. Лиза была тихой от обилия впечатлений.

— Поживаю как шеф Агентства Национальной Безопасности страны, в которой только что убили Президента, — со вздохом констатировал Том Турнер и добавил: — Господин Президент.

— Сочувствую. — Кузнецов сделал постную мину и навис над Турнером, вплотную приблизившись к нему. — Можем воспользоваться встречей и потолковать за чашкой кофе, раз уж я вас встретил, с глазу на глаз, а?

— Не против, господин Президент, всегда с удовольствием, — ограничился Турнер любезностью.

«С глазу на глаз» означало все же присутствие переводчика русского Президента. Сегодня эту роль исполнял молодой мистер Шестопалов, личный секретарь Кузнецова. Турнер знал из досье Шестопалова о пристрастиях его к Дженкинсу.

Кузнецов жестом хозяина повернулся и открыл перед Турнером дверь, ведущую в малый салон посольства.

— Just a moment, господин Президент. — Турнер остановился и обратился к сопровождавшему его Максу Стирберу: — Translate it, please, Макс… Я хотел бы воспользоваться своим переводчиком. Мистер Шестопалов прекрасно знает английский, но я привык к Максу, он оставляет мне время на размышление. Если вы не возражаете, мистер Президент? Если мистер Шестопалов меня извинит?

«Старая гадюка, алкоголик опухший», — подумал мистер Шестопалов, но сладко улыбнулся.

Турнер, Президент и переводчик вошли в малый салон посольства и уселись в кресла. Лиза Вернер было рванулась за ними, но Шестопалов твердо удержал ее за локоть. «Нельзя…»

— Страшное несчастье постигло американский народ, — Кузнецов большой розовой ручищей захватил чашку с кофе, — но вы мужественный народ и, разумеется, переживете эту лихую годину. Насколько я понимаю, от старого срока у бедного Бакли оставались всего четыре месяца. Следовательно, таков и срок полномочий вице-президента Паркера. А потом будут выборы…

— Да, и Паркер не выиграет, он слишком непопулярен. Думаю, даже его собственная партия выставит другого кандидата.

— Если бы вы согласились, Том, выставить свою кандидатуру, американцы предпочли бы вас. Вы самый могущественный человек в стране.

— Вы забыли о Дженкинсе, — Турнер вздохнул. — Он оттягал у меня даже расследование убийства Президента. Несмотря на то что это несомненная работа для Агентства Национальной Безопасности.

— Кажется, он уже нашел виновных. Ваше телевидение показало короткие интервью с ними в вечерней программе.

— Взял первых попавшихся… — устало, как бы смиряясь со злом, сказал Турнер.

— Как Президент дружественного государства я лично заинтересован, чтобы справедливый выбор восторжествовал.

— Я не намерен выставляться. — Голос Турнера звучал мрачно.

— Насколько мне известно, республиканская конвенция состоится двадцать шестого августа. Скажите своим коллегам… кстати, сообщите им, что Российский Союз сделал свой выбор: заказ на автомобили для нашей милиции получит Детройтская корпорация автомобилестроителей, в случае… в случае, если республиканская конвенция назовет своим кандидатом вас, Турнер. Вы видите, мы симпатизируем вам открыто… Том.

— Дженкинс — серьезный противник.

— А вы уверены, что он захочет выставляться?

— Захочет? Да это старое полено горит желанием, пылает. Ему нужна неограниченная власть. Сейчас его слегка стесняем мы, сенат, но когда он получит президентское кресло…

— У вас, однако, есть силы, которые его не любят.

— Четыре пятых страны ненавидит его.

— Так как же он собирается выиграть выборы?

— Боюсь, что Дженкинс не захочет выборов. По нашим сведениям, есть опасность того, что вскоре он объявит чрезвычайное положение. И тогда обойдется без выборов.

— Хм. — Кузнецов встал, потом сел. — Вы уверены, что он решится на это? В стране с мощными демократическими традициями?

— О, мистер Президент… У нас есть и другие традиции…

— Пусть так. — Кузнецов задумался. Переводчик ждал. Ждал и Турнер, глядя то на Кузнецова, то на переводчика. — Пусть так, но все же есть смысл объявить вашу кандидатуру. Это даст демократическим силам в стране надежду на лучшую судьбу для Америки, чем оказаться под башмаком аскета.

Турнер подумал, что этот розовый увалень совсем не увалень. Ловкая формулировка «под башмаком аскета» свидетельствовала о глубоком понимании Дженкинса русским Президентом. Главное в Дженкинсе именно и был аскетизм. Аскетизм руководил всеми начинаниями Дженкинса. И привел его к отрицанию жизни.

— Вы меня уговорили, Президент, — внезапно заявил Том Турнер. — Я объявлю о своем желании послужить Америке на высшем государственном посту.

Секретарь Департмента Демографии стоял у окна. Прошел еще один дождь, и за окном был виден окропленный дождем Централ-парк. Поздние сумерки облиловили его, размыли очертания деревьев и кустов. Несмотря на все ухищрения «бульдогов», армейскую охрану, подумал Дженкинс, он никогда не дал уговорить себя закрыть окна пуленепробиваемыми стеклами. Любой профессиональный стрелок мог поразить самого ненавидимого в стране человека, если бы стрелял из Парка. Но, очевидно, врагам Дженкинса и в голову не приходило, что можно избавиться от него сравнительно простым способом. «А может быть, у меня не осталось достойных врагов?» — предположил Дженкинс.

Постучав и не дожидаясь ответа, вошел Кэмпбэлл.

— Сэр, лейтенант Тэйлор доставил арестованного. Ждет указаний.

— Пусть подымают его сюда. Я давно хочу взглянуть на него.

— Он похож на вас, сэр, — тихо сообщил Кэмпбэлл.

— Вот и поглядим.

Кэмпбэлл вышел.

Дженкинс распустил узел галстука и только теперь почувствовал усталость. День похорон Президента был позади. Никаких особенных срывов не произошло. Вдова и вдовствующая мать покойного вели себя пристойно. Дженкинс ожидал, что мать Президента может устроить истерику и заорать что-нибудь вроде «Убийца!», вцепившись в Дженкинса. Но старуха оказалась умнее. Она только бросала время от времени в сторону Дженкинса ненавидящие взгляды.

— Можно, сэр? — Кэмпбэлл стоял на пороге кабинета.

— Входите!

За Кэмпбэллом вошел лейтенант Тэйлор, отсалютовавший боссу и щелкнувший каблуками сапог. Затем — безвольно-безразличный ко всему Лукьянов в черной трикотажной шапочке и два сержанта. Следом появились два «бульдога» и встали по одному на створку двери, сзади всех.

Секретарь Департмента Демографии приблизился к группе и с любопытством поглядел на двойника.

— Снимите шапку, — мягко сказал он.

Лукьянов снял.

— Да, несомненное сходство есть. Не правда ли, Спенсер?

Кэмпбэлл внимательно рассмотрел и Лукьянова, и своего босса.

— Yes, сэр, сходство присутствует.

— Если его одеть в мой костюм, отличить будет трудно. Скажите что-нибудь? — обратился он к Лукьянову.

— Скажите что-нибудь? — проимитировал его Лукьянов. Безразлично.

— Его нельзя выпускать на телевидение, — сказал Дженкинс. — Правосудие Америки будет поставлено перед необходимостью осудить человека с моим лицом. Ну и что мне с вами делать, подозреваемый?

— Делайте, что хотите…

— А, наступила апатия… устали спасаться и хотеть жить! «Приемник» вас доканал, да? Однако можете гордиться, вы умрете иначе, чем все это старое мясо в «приемнике». Вы так энергично не хотели и сопротивлялись, что паутина порвалась и выпустила вас. Правда, паук спустился к вам без паутины, но вы умрете индивидуально.

— Вот и наградили бы меня за то, что я сумел прорвать паутину, жизнью?

— Я вас и наградил. Разве не я вытащил вас из «приемника»? Я, я послал за вами лейтенанта. Сейчас вы стоите передо мной как подозреваемый в убийстве Президента.

— Я его не убивал.

— Но вам будет трудно доказать это. Видеосъемка толпы, рутинно производившаяся на Парк-авеню полицейскими службы поддержания порядка на улицах, запечатлела вас и подозреваемого Гарри Джабса на Парк-авеню. Кэмпбэлл, включите видео!

Кэмпбэлл прошел к столу и нажал несколько кнопок. По консоли на стене пошли «youth workers», загремели оркестры, и выплыла физиономия Джабса, затем обрамленная неухоженными волосами физиономия Лукьянова.

— Остановите и увеличьте, Кэмпбэлл.

Кэмпбэлл выполнил приказание.

— Узнаете себя, мистер Лук Янов?

— Это я. Но там находились многие тысячи людей. Что же, они все убили Президента?

— Вопросы здесь задаю я. Что вы делали на Парк-авеню в день убийства Президента?

— Спасался от ваших дэмов. Спрятался в толпе. Я не убивал. Тома Бакли взорвали. Чем я мог его взорвать? Голыми руками?

— Никто не утверждает, что вы лично убили Президента. Но вы подозреваетесь в подготовке и, может быть, осуществлении этого преступления…

— Все что скажете, сэр… — устало сказал Лукьянов. — Не спорю…

— Апатия… я вам подсказываю, что у вас апатия. Вы не так tough, как хотите казаться. Вы устали, вас нет, вы умерли там, в «приемнике». Физически вы еще живы, но психологически мертвы.

Защелкал факс в углу кабинета, выпуская белую ленту. Кэмпбэлл прошел к аппарату, оборвал ленту и вгляделся в текст.

— Сэр, вам будет любопытно взглянуть на это…

— Погодите Кэмпбэлл. Вы труп, Лук Янов, — продолжал Дженкинс. — Странно видеть труп с моим лицом. Живой труп, еще стоящий и издающий звуки.

— Давайте кончать со мной, Дженкинс! За последние дни я устал, словно прожил тысячелетие. Кончайте. Выводите, расстреливайте. Или хотя бы дайте мне поспать. Но предпочтительнее расстрелять меня сразу. Сейчас.

— У нас не расстреливают. Вы будете после приговора, в котором я не сомневаюсь, казнены на электрическом стуле. И вот что я хочу вам еще сказать… — Дженкинс задумался. — Вы, вы все, выйдите из кабинета. Кэмпбэлл, вы останьтесь!

Солдаты и «бульдоги» вышли. Лейтенант Тэйлор — последним.

— Вы, Лук Янов, крайне невезучий тип. На вас наехало колесо государства. Я вам очень сочувствую. Отношусь к вам с симпатией, почти как к брату. Поскольку у вас мое лицо. А у меня ваше. Так вот, вы лежите под государством, и ваша грудная клетка трещит и подается. Скоро государство сломает, сплющит, размозжит вас в лепешку. На вашем месте мог бы быть я, но у меня иная судьба, «карма». Может быть, изначально у вас была моя карма, но перепутались нити судеб, все возможно. Вы, я не сомневаюсь, называете меня сейчас Старым Драконом, зловещим аскетом, злобным старцем. Называете, нет сомнения. Вы хотели бы убить меня голыми руками, если бы могли. Я автор закона 316, пункт «B». А этот закон выгнал вас из вашей тараканьей щели, где вы пролеживали ваш писательский диван. Но если вы взглянете честнее на последние дни вашей жизни, то будете вынуждены признать, что они ярче, сильнее, интенсивнее, чем шестьдесят пять лет, прожитые вами в полусне. Старый Дженкинс не виноват в том, что вы проспали себя. А вы себя проспали… — Дженкинс остановился. Кэмпбэлл стоял с листком факса в руке и открыл было рот. Но Дженкинс продолжал: — Вас, конечно, приговорят… Я знаю, что вы не совершали ни этого, ни какого-либо другого преступления, но вас приговорят. Потому что этого требуют интересы государства. Если бы интересы государства требовали моей смерти, поверьте, я подчинился бы. — Дженкинс подумал. И возобновил свою речь: — Для меня государство — священно. Государство оформляет ничтожные воли и жизни отдельных существ в мощное образование, позволяющее продолжить человека во времени и пространстве. На самом деле Сверхчеловек — это государство. Вы будете раздавлены для блага государства, вы должны гордиться этим. Еще час назад вы были просто объектом закона, направленного на очищение страны от человеческих отходов…

— А вы будете жить, — прервал Дженкинса Лукьянов. — Семидесятитрехлетний, всеми ненавидимый…

— Да. Государству нужно, чтобы я жил. Как можно дольше. В ближайшие дни я стану Президентом Соединенных Штатов, по воле Сената и Конгресса. Впервые мы обойдемся без вмешательства толпы. Став Президентом, я очищу страну от мусора, от лишних людей. Участь стариков разделят, в первую очередь, раковые больные, категория «c»…

— Извините, сэр, я думаю, это очень важно. — Кэмпбэлл вложил факс в руку боссу. Тот пробежал глазами текст.

— Кэмпбэлл, зовите этого типа сюда!

Кэмпбэлл удалился и возвратился с Тэйлором.

— Вы звали, сэр?

— Согласно донесению Отдела уничтожения — оно у меня в руках, — подозреваемый Лук Янов был арестован в вашей квартире. Чем вы это объясните, лейтенант?

— Тем, что я арестовал его раньше, сэр, но не имел времени препроводить под арест и заключил временно у себя. — Тэйлор был спокоен.

— Вы лжете, лейтенант. Согласно выводам донесения, дверь могла быть открыта изнутри, а наручников на подозреваемом не было. Он мог передвигаться по квартире, а следовательно, мог и покинуть ее. Как вы это объясняете, лейтенант? Если можете объяснить! — Дженкинс потряс бумагой.

— Могу, сэр. Объясняю…

Выхватив револьвер, Тэйлор выстрелил несколько раз в Дженкинса и в убегающего в направлении двери секретаря, а затем в окно. Стекла с шумом обрушились на пол. В следующую минуту в кабинет вбежали двое «бульдогов» и оба солдата Тэйлора.

— Измена! — закричал Тэйлор. — Секретарь Дженкинс подло убит из окна! Измена!

«Бульдоги» Дженкинса ринулись к окну. Солдаты Тэйлора встали рядом с ним.

— Измена! — крикнул Тэйлор. — Люди Дженкинса предали его. Стреляйте в изменников!

Солдаты уложили «бульдогов». Раненые «бульдоги» стреляли с пола, одна из пуль поразила бицепс Лукьянова.

— Чарли, стань снаружи у двери и стреляй в каждого, кто захочет войти. Ты тоже, Фил. Кричите, что изменники стреляли в Секретаря и он легко ранен. Я свяжусь по рации с дежурными. Лук, снимай с него одежду и натягивай на себя. — Лейтенант сорвал с пояса рацию: — Кобра, это Бизон, это Бизон. Прием.

— Бизон, я Кобра. Валяйте, слушаем. Прием.

— Только что изменники из числа личной охраны совершили покушение на Дженкинса. Босс легко ранен. Приказываю разоружить «бульдогов».

— Это я, Кобра. Бизон, где ты находишься? Прием.

— В кабинете Дженкинса. Выставил посты. Свяжитесь со штабом батальона. Общая тревога. Все сюда. Прием.

— Это я, Кобра. Бизон, будьсделано. Конец. Если у тебя все.

— Он еще жив, лейтенант! — Лукьянов, руки в крови, сумел снять лишь туфли Дженкинса. И снял до колен его брюки.

— Тем хуже для него. Не церемонься с ним. Тащи! — Вдвоем они стащили с Дженкинса брюки. Лукьянов сбросил свои и натянул брюки Секретаря. Сидя на полу, надел туфли. Встал. Рука обильно кровоточила. — Лейтенант, я ранен.

— Никаких перевязок! — Тэйлор взглянул на рану. — «Дженкинс ранен изменниками». Это должно выглядеть внушительно. Продолжай переодеваться! От твоей скорости зависит, насколько нам поверят!

Батальон охраны специального назначения прибыл в «усадьбу» через четверть часа. Ворвавшиеся в здание солдаты прорвались к кабинету Дженкинса в хаосе перестрелки. Блокированные в офисе Дженкинса взбунтовавшейся личной охраной, Тэйлор и его люди уже не надеялись на освобождение. Армейцы разметали «бульдогов», несмотря на их лазерное оружие. Тренированные для целей охраны, «бульдоги» никогда не умели воевать.

— Америка быстро идет на дно, — констатировал Президент Кузнецов, заслушав сообщение о попытке убийства Секретаря Департмента Демографии. — Америке скоро будет капут. И это сожалительно, да, Лизок?

Ставшая минувшей ночью девушкой Президента, Лиза Вернер поддержала Кузнецова:

— Да, папа, с америкосами плохо. Угрохали своего Президента, а теперь хотели угрохать кандидата. У них что, папа, покушения на президентов — национальный спорт? — Лиза Вернер в черных чулках и в майке валялась на постели.

— Только не называй меня «папой», Лизок, — попросил Президент Кузнецов.

— Хорошо, папа, — Лиза включила кнопку телеконсоли. На экране появился Дженкинс: щеки впали больше обычного, пиджак лишь наброшен на плечи, рука на темной перевязи.

— Он смотрится человечнее, чем обычно. Страдания облагораживают, — хмыкнул Кузнецов. — Я бы на его месте рискнул и вышел на выборы. После такого цирка он должен резко подняться в глазах избирателей… Не удивлюсь, Лизок, что он сам устроил всю эту историю…

— А этого военного мы видели в аэропорту. — Лиза Вернер радостно, как старого знакомого, приветствовала Тэйлора на экране. — Что он говорит, папа, переведи, ты понимаешь?..

— За «папу» получишь по маленькой заднице! — ласково начал Кузнецов. — Ну-ка, иди сюда! — прямо из кресла он дотянулся до кровати, где валялась на боку, уставившись в видеоконсоль, Лиза. Потрепал девушку по боку и похлопал по ягодицам.

— Ну не сейчас, папа, — мяукнула Лиза и откатилась от руки Президента.

Президент помрачнел, подумав, что, вероятнее всего, Лизе Вернер неинтересно с ним в постели. Она должным образом пыхтела, стонала и кричала прошлую ночь под президентским телом, но Кузнецову показалось, что она делает это неискренне, что привыкла к большим порциям куда более грубого секса. Он не считал себя неотразимым самцом, ему было уже шестьдесят пять лет. А некоторые движения Лизы Вернер и некоторые возгласы ее, хрипота ее голоса позволяли утверждать, что девушка знает толк в постельных удовольствиях.

— Значит, ты меня не любишь! — обиженно заявил Президент.

— Кто, кто сказал это тебе, папа? С чего ты взял? — Лиза Вернер рассеянно продолжала следить за понравившимся ей лейтенантом, но перекатилась в обратную сторону, к руке Президента. Президент вернул свою руку на бедро девушки. Набухшая венами, сине-розовая, с посекшейся на мелкие фацетики кожей, рука постояла некоторое время на бедре, потом съехала на живот. А вслед за рукой и сам Президент Русского Союза Владимир Кузнецов вдавил постель своим весом. Впился поцелуем в шею девушки и, вдавливая, гладил ей живот.

— Папа, ты хочешь ебаться, да?! — торжествующе воскликнула Лиза. И перевернулась на спину. — Ну давай, еби меня!

— Лиза!.. — Президент смутился и стал стаскивать с приподнявшейся попы девушки черный шелк.

Краем глаза Лиза Вернер продолжала глядеть на темноволосого лейтенанта. Лейтенанта интервьюировали с удовольствием. Америка хотела знать своих героев. Президент пытался влезть в Лизу, девушка попыталась представить, что на ней лежит темноволосый лейтенант… Она прижалась к туше Президента и задышала часто-часто.

Первые же часы в шкуре Дженкинса оказались работой, да еще и крайне тяжелой, на износ. Лукьянов, которому только и дали времени ровно столько, сколько требовалось для промывки раны и перевязки, вынужден был дать импровизированную пресс-конференцию, расхаживая посреди трупов в «своем» кабинете. Пресс-конференцию объявил лейтенант. Вернее, он отдал распоряжение аппарату Секретаря Департмента. Прежде аппарат подчинялся секретарю Секретаря — Кэмпбэллу, но Тэйлор самовольно узурпировал власть на правах победителя. Лукьянова он не предупредил, и тот лишь обнаружил себя лицом к лицу с корреспондентами.

— Кто, вы думаете, организовал покушение, мистер Дженкинс?

— Те, кому это выгодно, разумеется. Те силы в Соединенных Штатах, которым выгодно было, чтобы старик Дженкинс остался подыхать на полу своего офиса.

— Уточните, если возможно, Германия хочет знать правду. Мы долгие годы были связаны с вашей страной узами дружбы. Сейчас, когда Америка раздираема насилием, многие немцы спрашивают себя и свое правительство: не заблудилась ли Америка? Стоит ли следовать за Америкой дальше?

Юлия Бергер, немецкая тележурналистка, нашла, что Дженкинс изменился за немногие дни, прошедшие со времени убийства Президента. Даже цвет его кожи. Дженкинс потемнел, а виски… точнее, лобная часть черепа сузилась в висках. Тембр голоса изменился. Как видно, Дженкинс травмирован случившимся больше, чем желает это показать.

— Вас как зовут, милая девушка, и кого вы представляете у нас?

— Юлия Бергер, германское информационное агентство I.G.A.

«Он даже не запомнил меня, а ведь интервью с ним длилось более часа», — подумала Юлия с досадой. Ей тогда показалось, что Дженкинс выделил ее из всех журналистов, что отнесся к ней если не с симпатией, то с интересом.

— Скажите вашим согражданам, что мы приведем Америку в порядок. Мир должен быть управляем. Тот, кто управляет Америкой, управляет миром. Потому я начну с Америки.

— Спасибо.

Юлия Бергер подумала, что Дженкинс несет бесконтрольную чепуху. Очевидно, еще не прошел шок от случившегося. Его заявление можно расценить как желание навязать всему миру только американский порядок. И даже как скрытую угрозу. Если бы его слышал русский Президент, то воспринял бы высказывание Дженкинса как агрессивно-милитаристское.

— Итальянская газета «Стампа». Все ли сотрудники вашей личной охраны участвовали в заговоре?

— Пока мы не можем утверждать, что все. Мы разбираемся.

— Государственное телевидение Российского Союза. Не связано ли покушение на жизнь мистера Дженкинса с убийством Президента? Не могла ли та же банда О'Руркэ совершить покушение и на вас? Ведь у них оставались сообщники на свободе. И сразу же второй вопрос. Насколько нам известно, арестованные члены банды О'Руркэ содержатся здесь в здании. Не были ли предприняты попытки освободить их?

— Если Секретарь позволит, я мог бы ответить на этот вопрос. — Тэйлор сделал шаг к камере.

— Да, лейтенант, сделайте одолжение. — Лукьянов был рад, что его хотя бы ненадолго оставят в покое.

— Да, была предпринята попытка, по меньшей мере одна, освободить заключенных, но мои ребята отбили атаку. Охрана нашей внутренней тюрьмы утверждает, что заключенные явно надеялись на освобождение. И когда в помещении стали слышны выстрелы, они радостно оживились и, как видно, предвкушали победу.

Журналисты загудели, как большие мухи, каждый над своим видеотелефоном. Новость пошла в мир.

Лукьянов не понял, зачем Тэйлору понадобилась эта ложь. Следует отдать приказ об освобождении всех О'Руркэ тотчас после пресс-конференции.

— Телевидение Французской Телевизионной государственной Корпорации. Скажите, сэр Дженкинс, вы будете выставлять свою кандидатуру на пост Президента, и если да, то когда объявите об этом?

— Позвольте, сэр. — Маленький Тэйлор явно намеревался стать его опекуном. Дженкинс кивнул. — Я только хотел бы заметить, что в создавшихся условиях террора и беззакония вряд ли будет возможно организовать свободные и демократические выборы. Для проведения выборов следует прежде всего вырвать с корнем гнезда врагов Америки. Прежде всего полностью прекратить деятельность криминальных кланов, таких, как клан О'Руркэ, и деятельность тоталитарных сект. Мистер Дженкинс считает, что…

— Спасибо, лейтенант, за отличное освещение моей позиции. — Лукьянов был зол на лейтенанта за то, что тот по привычке несет с экрана дженкинсовскую пропаганду. Даже после того, как Дженкинс истек кровью в ковер и лежит сейчас, завернутый в этот ковер, в собственной спальне, мертвый, надежно и навсегда.

Журналисты удалились, волоча свои штативы, камеры, видеотелефоны и оставив после себя запах горелой оболочки проводов и сгоревших фильтров. Солдаты вынесли из кабинета трупы.

— Ну что, старый Лук?! Я, кажется, могу испросить у тебя обещанное? Некто по имени Лук Янов некоторое время тому назад пообещал мне, что если я поучаствую вместе с ним в серии противоправных действий, то получу за это место военного министра. Так? Я точен в моем пересказе твоего предложения. — Лейтенант захохотал и внезапно отбил яростную чечетку на паркете кабинета. Лукьянов заулыбался.

— Мы победили, старый Лук! До тебя до сих пор не дошло это! Шесть часов тому назад ты находился в «приемнике», где тебя ждала смерть старого измученного животного. Сегодня — ты первое лицо Америки! Радуйся хотя бы. Не стой как истукан. Радуйся! — Лейтенант вдруг шлепнул Лукьянова по раненому плечу.

— Уууу! — взвыл Лукьянов. — Лейтенант!

— Извини, старый Лук, забыл!.. Давай пить, Лук. Отныне нам можно будет пить только вместе. Отныне мы связаны с тобою одной цепью.

Убедившись, что в рефрижерейторе Дженкинса была только минеральная вода, лейтенант бросился открывать ящики стола. Нажав кнопку, вошел вслед за отодвинувшейся стеной в спальню Дженкинса. Ковер, связанный, безмолвно содержал в себе того, кого при жизни боялась вся страна.

— Надо избавиться от него, лейтенант.

— Знаю, но сейчас невозможно. Первую ночь на новом высоком посту тебе придется провести с ним.

— Давайте вывезем его вдвоем.

— Этой ночью не получится, Лук. Это мое дежурство, и я должен проверить своих солдат на прочность, убедиться, что они правильно поняли случившееся. Короче, я не могу отлучиться из «усадьбы» сегодня ночью. Утром можно будет попытаться вывезти его. А сейчас хорошо бы найти алкоголь. У него должно быть спиртное. Он держал для пары-тройки старых друзей, как утверждают, бар.

— Вряд ли бар помещается в спальне, лейтенант. Скорее следует искать в офисе. Где-то у стола, над столом. На угловых плоскостях.

Они вернулись в кабинет. После ощупывания и постукивания по стенам они обнаружили не каменную, но иного материала стену за рабочим столом Дженкинса.

— Вот она, возможно, она.

Кнопка обнаружилась не на стене, но на теле стола, расположенная так, что Дженкинс мог дотянуться до нее не нагибаясь. Отъехав, стена обнажила сверкающий алтарь бара.

— Мало верится, что старик не пил, — возгласил Тэйлор. — Такой подбор напитков может быть только у пьющего человека. Чего хочешь, Лук?

— Скотч стрэйт.

— Того же мнения и я. — Тэйлор нашел стаканы и наполнил их.

Из вертолета, повисшего над ущельем Парк-авеню, Президент Кузнецов обозревал город. Автомобили всех цветов выливались из-под тела небоскреба авиакомпании «Панам» и стремились в обоих направлениях — в up- и down-town. Пилот отлично знал свое дело, однако Лиза Вернер всякий раз вскрикивала, когда вертолет вдруг подымался вверх, в небо, чуть ли не царапая стены, или, напротив, падал камнем вниз. Президент, обыкновенно розовый, был зеленого цвета. Он не выносил такого рода удовольствий, но Лиза выразила желание «полетать над городом». А когда Президент отказал ей, надулась и швырнула зло:

— Ну хорошо же, ты у меня попросишь ебаться, Владимир, я тоже скажу тебе, что у меня нет времени. Катастрофически нет, скажу, времени!

Президент вздохнул, перенес встречу с Турнером на более позднее время, и Шестопалов, вместе с посольскими, организовал полет. Василенко, узнав об очередной «дурной затее фаворитки», как он ее теперь называл, покачал головой и спел вполголоса:

— «Нас на бабу променял… Только ночь с ней провожжался…»

Дальше петь он не стал.

— Ты уж допел бы, — озлился Президент. — Сам стал бабой Кузнецов, это ты хочешь сказать, да?

— Нет, не это. Что хотел, то сказал.

— Ты хотел бы, Петрович, чтобы я всегда оставался холостяком, да? — примирительно пробурчал Кузнецов. — Но, понимаешь, жизнь берет свое. Девчонка напоминает мне молодую Лидию, когда мы только что познакомились. Ну, не устоял.

— Понятно, — сказал генерал армии. — Не понятно, почему ты уступаешь всем ее прихотям, Владимир Георгиевич. Куда вот сейчас ты сломя голову полетишь на дурной машине? А что если вдруг мотор откажет или пилот получит сердечный приступ? Что со страной будет? Ты ж Президент, а не, как они тут называют, «boy-friend», что значит мальчик-друг девочки Лизы…

— Кончай ворчать, старый. Лучше давай с нами…

— Нет уж, мне куда носиться над городами…

Президент проигнорировал ворчание Василенко. Ревнует, конечно, генерал. Теперь, в вертолете, он клял себя за то, что не послушался совета Петровича и полетел.

— Во, какой классный вид, Владимир. Чего это у них тут, лесопарк?

— Централ-парк, — ответил за зеленого Президента Шестопалов, — самая большая концентрация зелени в центре города. Там, видите, есть и пруд, и резервуар пресной воды.

— Классно устроились, — перекрикнула шум мотора Лиза Вернер. — Умеют жить. Владимир, ты не хочешь столицу ближе к югу перенести? А то у нас в Советске почти вечная мерзлота…

— Чего? Что?

— Вечная мерзлота, говорю, у нас… — Поняв, что Президент не слышит и близок к тошноте, Лиза занялась разглядыванием города с высоты птичьего полета. Шестопалов попросил ее расхвалить Кузнецову Дженкинса. Она только не знала, как к этому приступить.

 

Ночь с 8 на 9 июля 2015 года

 

Они напились. Лукьянов от усталости и полного бесчувствия, овладевшего им. Лейтенант Тэйлор — от радости. От ощущения могущества. Напившись, они стали выяснять отношения. Выяснились расхождения по ряду проблем. Выяснилось, что лейтенант Тэйлор собирается продолжать начатый Дженкинсом процесс банды О'Руркэ и, присоединив к ним «бульдогов» Дженкинса, дать американцам то, чего они жаждут: широкий заговор против Президента и институций Соединенных Штатов.

— Враги всегда сплачивают нацию, старый Лук.

— Лейтенант, вы забываете, что эти люди дали мне убежище, из-за меня влипли в тяжелую историю, ранены. И теперь вы предлагаете мне осудить старых друзей, заведомо зная, что они не виновны в том, в чем их обвиняют. Служба у Дженкинса не прошла для вас даром, лейтенант.

— У Дженкинса было чему поучиться, Лук. Я не питаю никаких злобных чувств к этим О'Руркэ, и даже черный — вполне бравый малый, но что мы скажем американцам? Что мы ошиблись? Но Дженкинс не ошибается. Не может себе этого позволить. Мы не можем оставить убийство Президента Соединенных Штатов без наказания.

— Но почему они?

— Потому что им не повезло, вот почему, старый Лук. Они оказались в нехорошем месте в неподходящее время. Что ты предлагаешь — отпустить этих и схватить других, не совершавших убийства Президента людей и обвинить их? Мы не можем этого сделать, потому что Дженкинс успел убедить общественное мнение, убедить наших сограждан, что да, виновны они, именно ОНИ. Что это за правосудие, которое один день тычет пальцем в одних виновных, а в другой — в других… Государство не может терять лица… Государственная необходимость…

— Вы заговорили, совсем как Дженкинс…

— И ты заговоришь, как Дженкинс, Лук, ибо это язык государства. Единственно возможный.

— Погодите, давайте разберемся, лейтенант…

— Давай. Начали разбираться. Этих ребят, твоих друзей, как ты говоришь, следует отдать Верховному суду.

— Ну, не друзей, однако они укрыли меня пару раз от ваших людей из Департмента…

— Теперь я твой друг, Лук, навеки, аминь!

— Хорошо, и что, Верховный суд, эти девять, они что, разберутся, что О'Руркэ невиновны?

— За пару дней поймут, что, факт, невиновны. Но ты дашь им указание, чтобы они лишь вынесли приговор, не углубляясь в обстоятельства дела. И эти восемь членов и одна щель, поскольку баба, подчинятся, потому что речь идет о государственном преступлении. Более того, о факте убийства Президента страны. Виновные должны быть выставлены народу на обозрение, осуждены и казнены в десяток дней. Дженкинс уже выставил их народу на обозрение. Мы должны осудить их и наказать.

— Получается, что мы наследники Дженкинса?

— А как же иначе, Лук? Ты даже не наследник Дженкинса, ты Дженкинс, и потому обречен проводить его политику до конца дней твоих. Неужели ты не задумался об этом раньше?

— Не задумался, всего лишь хотел выжить.

— Ну вот, выжил. Теперь за дело.

— Признаюсь, лейтенант, в скитаниях и бегствах последних дней я часто видел во сне мою уютную старую конуру, мои книги, облезлую лисью шкуру на постели. И пылко желал вернуться туда…

— Про это, Лук, забудь. Даже если, к остолбенению всех, Дженкинс заявит, что решил удалиться от дел, ему не дадут сделать этого. На следующий день после официальной отставки под Вас начнут копать, взбунтуются сенаторы и отменят большинством голосов Ваш закон 316, пункт «B». Еще через неделю Вас привлекут к ответственности за злоупотребления, совершенные Вами в качестве Секретаря Департмента Демографии. Всегда найдется тип, который захочет спасти свою шкуру, продав Вашу. Тот же директор «приемника» Вилкинсон расскажет об ужасах «приемника», о массовых отравлениях стариков, о траках, наполненных телами. Умелые манипуляторы возбудят общественное мнение, и ты, старый Лук, окажешься в положении, возможно, худшем, чем до сегодняшнего дня. Так что забудь про прелести конуры. Ты обречен быть Дженкинсом. К тому же и я не дам тебе уйти. Я молод, у меня большие амбиции, и осуществить свои амбиции я могу только с твоей помощью. То есть ты попал, Лук, — понятно тебе? — опять попал в историю… — Тэйлор расхохотался.

— Не вижу ничего смешного, лейтенант…

— Со сверхсерьезной позиции, дело Дженкинса — правое дело. То, что Земля перенаселена, — это общеизвестный факт. То, что следует снизить население до самого минимума, — не оставляет сомнений. То, что все попытки сократить население планеты мирными средствами не увенчались успехом, — ты это знаешь, Лук. Что принудительные методы действенны и что Дженкинсу удалось на треть сократить количество человеческих существ на территории Америки, также не оставляет сомнения. То, что действия Дженкинса крайне непопулярны, — верно, поскольку в каждой семье и даже при отсутствии семьи у многих есть старики. И не все, но многие любят своих стариков. Однако у человечества нет выхода. Или насильственный контроль над народонаселением планеты, или очень скорая гибель от голода, на насыщенной фекалиями человека пустынной пыли, — вот что остается нам от почвы. Дженкинс сформулировал свою демографическую политику жестче и безжалостнее других. В ней любовь к человечеству преобладает над любовью к человеку. Именно поэтому официальное кредо нашего Департмента — фраза: «Пожил — дай пожить другим!» Фразу придумал Дженкинс. Если ты хочешь, Лук, Дженкинс — это пророк Магомет нового времени. Тебе, по воле божественного провидения, привелось стать воплощением пророка.

Лукьянов признался себе, что лейтенант звучит убедительно.

— Однако Добро Дженкинса, защищающее человечество, «защищает» его от Человека. Ужасы «приемника» есть Добро для человечества и Ад для Человека, — возразил он.

— Это уже философия, Лук… А практику ты знаешь. В Азии и Африке варварски размножившиеся орды съели, как саранча, даже пейзаж. Поля, насильственно заставленные без отдыха рожать зерно — рис или маис для миллиардов двуногих, превратились в пыль. Красные песчаные бури доносят до середины океана песок с этих несчастных территорий. Только Соединенные Штаты, Российский Союз и частично Европа смогли спасти значительную часть своих посевных территорий. Потому треть наших сограждан занята охраной границ: все хотят к нам, у нас есть хлеб. Не так много, как в двадцатом веке расточительства, но у нас не умирают с голоду, слава Дженкинсу, уменьшившему число едоков.

— Благодарю за урок демографии. — Лукьянов поднял бокал с виски — Станем вдвоем отличным воплощением Дженкинса, лейтенант Вы — идеолог, я — исполнитель. Вот уж не ожидал, что вы такой поклонник покойного. Почему же именно вы отправили его на тот свет?

— Стечение неблагоприятно сложившихся для старика обстоятельств. Плюс, ты знаешь, Лук, я человеке всегда живет желание убить или съесть обожаемый объект.

Они выпили.

— Вы знаете, лейтенант, я ведь собирался отменить закон 316, пункт «B»…

— Забудь об этом, Лук. Напротив, закон следует ужесточить…

Так они беседовали. Пьяному лейтенанту удалось убедить пьяного Секретаря Департмента.

 

9 июля 2015 года

 

Заключенных разбудили рано утром. Глядя на них, одновременно заспанных и встревоженных, лейтенант Тэйлор сочувствовал им. Потому, как мог, постарался смягчить утренний переполох.

— Сейчас вас повезут в камеры предварительного заключения Дворца Правосудия. Ваше дело переходит из ведения Департмента Демографии в ведение Верховного Суда Соединенных Штатов… По моему мнению, расследование должно установить вашу невиновность.

Лукьянов стоял рядом с Тэйлором, усиленно копируя выражение лица Дженкинса. Он мог не присутствовать, но присутствовал. Зачем? Он не смог бы объяснить, если бы его спросили. Первыми вывели арестованных «бульдогов» Дженкинса в наручниках.

Гарри Джабс шел последним. Если все О'Руркэ и черный были успокоены упоминанием о Верховном Суде, то карликовый человек был мрачен. Возможно, находясь ближе к земле, он получал от нее дополнительные импульсы, и они были нерадостными… Проходя мимо Лукьянова, карлик поднял на него глаза.

— Человек, пронзенный доской… человек-доска… — пробормотал он. — «Доско-человек» — это наш пароль, да, Лук Янов? — внезапно спросил он, обернувшись.

«Дженкинс» промолчал. Зубья машины судьбы тогда, на Парк-авеню, захватили маленького скульптора случайно за ткань одежд и поволокли в иную судьбу, к которой он не имел доселе ни малейшего отношения. Зубья машины судьбы. «Если бы он не сбил меня тогда с ног…»

— Тэйлор, может, выбросим из дела хотя бы карлика?

— К сожалению, Лук, старый Дженкинс оставил их всех нам, и вам, и американскому народу, как виновных в убийстве Президента. Что мы скажем людям, если одного будет не хватать? В этом наборе персонажей все они идеально выглядят: красноносый отец, пылкий убийца — сын, красивая темноволосая убийца — дочь, подручный убийц — черный, зловещий карлик…

— Да вы поэт, лейтенант, — устало сгорбившись, Дженкинс пошел в свой офис. Его ожидал секретарь Президента Российской Федерации Шестопалов.

— Прежде всего, сэр, я хотел бы выразить вам свое восхищение. Вы, не побоюсь сказать это, — великий человек. Я читал все ваши статьи и полностью разделяю вашу философию. Планета должна быть контролируема.

— Благодарю вас. — Лукьянов подумал: вот еще один поклонник Дженкинса!

— К сожалению, у нас в России вследствие природных качеств нашей нации демографические реформы проходят медленно и осуществляются крайне поверхностно. Вы знаете, наверное, что критический возраст у нас установлен выше, чем у вас, — шестьдесят восемь лет, и наш отдел уничтожения погряз в постыдной азиатской коррупции. Жизнь у нас покупается для большинства богатых стариков, им запросто устраиваются за взятки отсрочки и вечные привилегии. Таким образом, отдел уничтожения занимается только бедняками, не имеющими возможностей купить себе отсрочку. Результат: мы едва уменьшили наше народонаселение на девять процентов. И выше десяти процентов никогда не поднимались. Жалкие цифры, конечно, признаю.

— Усильте пропаганду. Проведите кампанию: «Пожил — дай пожить другому!» Накажите нескольких чиновников отдела уничтожения. Публично казните их, в конце концов. Перетрясите весь отдел. Возьмите новых, энергичных и молодых! — Лукьянов хотел было сказать, что из русских не сделаешь ничего качественно иного — только русских, но воздержался. Его знание русских базировалось на происхождении Лукьянова, а Дженкинс подобными знаниями не обладал.

— Однако, сэр, я попросил у вас аудиенции не только для того, чтобы выразить вам свое восхищение. Вы — Макьявелли современного мира. Я искренне надеюсь, что вы станете «Принцем». Сейчас, когда Америка потеряла «Принца», я надеюсь, что вы станете у кормила власти. Российский Союз хотел бы помочь вам в этом. Однако наше руководство расходится в мнениях на то, чьи претензии на власть в Соединенных Штатах следует поддержать…

Солдат неумело внес поднос с кофейником и чашками.

— Кофе, мистер Шестопалов?

— Вы безукоризненно произносите мою трудную фамилию, сэр, — Шестопалов даже покраснел от смущения. — Да, пожалуйста, кофе…

«Вполне симпатичный и умный молодой бюрократ, — подумал Лукьянов. — Искренне обожает меня, то есть Дженкинса».

— Продолжайте, пожалуйста, я весь внимание.

— Президент Кузнецов, по наущению имеющего на него влияние генерала армии Василенко, принял решение поддержать кандидатуру вашего соперника — главы Агентства Национальной Безопасности Турнера… Однако есть и другие влиятельные силы в нашей стране, и они хотели бы видеть Президентом вас. Без ложной скромности, ваш покорный слуга, сидящий сейчас перед вами, имеет большое влияние на Президента Российского Союза и представляет как раз тот сильный лагерь, который хочет в Президенты Америки вас. Мне, разумеется, не нужно вам объяснять, что иностранная держава — Российский Союз сильно и прочно врос в американскую экономику, мы финансируем нашими деньгами многие ваши программы и потому имеем реальную возможность давить и лоббировать.

Все это Лукьянов слышал впервые, но, будучи Дженкинсом, кивнул почти равнодушно.

— Я вас слушаю, продолжайте…

— Я явился предложить вам помощь, в случае если вы будете баллотироваться. Однако, как великий человек вровень с Макьявелли, вы, разумеется, понимаете, что толпа относится к вам враждебно. Я полагаю, что вы захотите избрать другой путь. Более короткий и менее рискованный.

— Мы работаем над этим, да, — неожиданно для себя подтвердил Лукьянов.

— Я очень рад, сэр. Сделайте это для блага Америки и всего мира.

— Скажите, мистер Шестопалов, Том Турнер принял предложение вашего Президента?

— Да, сэр. Однако я успешно работаю над тем, чтобы Президент Кузнецов изменил свое решение.

Лиза Вернер лежала не в постели, а на постели, «валялась», как она сама называла это занятие, и нажимала попеременно кнопки телеконсоли, наскучив той или иной программой. Президент, пришедший в себя от прогулки на вертолете, собирался на встречу с Турнером. Позднее вечером русская делегация должна была вылететь в Советск. Генерал Василенко, сославшись на неотложные дела, вылетел еще вчера. Лиза Вернер нашла вдруг физиономию Дженкинса и оставила ее на экране.

— Приятный тип — да, папа? — этот худощавый. Это его ты собираешься сделать Президентом?

— Нет, Лизок, это Кащей, мы стоим за Турнера.

— А мне нравится этот… Папа, подари мне американского Президента, а?

Лиза вывернулась на спину и, закинув руки, потянулась узкой кошкой. Тонкая, она скорее напоминала даже не кошку, а удлиненного зверька, не существующего в природе. Зверек верит в то, что «папа» всесилен и может подарить ему Президента. Кузнецов растрогался. Присел на край постели и поцеловал Лизу.

— Государственные соображения, Лизок, заставили нас остановиться на Турнере.

— Хочу худощавого Кащея… — проныла Лиза Вернер тем же тоном, каким капризные дети требуют неосуществимых вещей от любящих родителей. — Подари президентика, папа, у меня никогда не было американского Президента.

— Ладно-ладно, Лизок, я подарю тебе Турнера. Они все похожи…

— Хочу Дженкинса… — Лиза Вернер закусила губу, ее голубые глаза сделались желтыми вокруг зрачков, а это, уже успел узнать Кузнецов, предвещает злобное молчание и бойкот. Тотальный. К постели и за обеденным столом, на приемах и опять в постели.

— Лизок, ты не должна вмешиваться в политику… — Кузнецов встал.

— Тогда ты не должен вмешиваться в меня, — парировала Лиза.

— Мы решили, что мы стоим за Турнера, — Кузнецов был в отчаянии.

— Кто это «мы»? Мы — Николай Второй? Ты сам себя называешь «мы», Владимир?

— Я и генерал Василенко.

— Надо было еще с шофером посоветоваться! — фыркнула Лиза Вернер.

— Лизок!

— Хочу американского Президента… — буркнула Лиза Вернер.

Советск, пыльный город из бетона, выглядел еще более удручающе, чем Нью-Йорк, отметил Шестопалов. В Нью-Йорке по меньшей мере оставались от старых времен небоскребы, мосты; сабвэй, пусть облупившийся, старый и проржавевший, поражал своим грубым могуществом. В Советске старых зданий было немного, и все они выглядели ничтожно, а государственные здания, пусть и построенные семь лет назад, были обширными, но убогими. Шестопалов вздохнул. Кортеж Президента ехал из аэропорта в Президентский дворец в центре города. Скорость пришлось снизить. Шестопалов ехал во второй машине и наблюдал реакцию пешеходов на президентский автомобиль. Облаченные в потрепанные одежды люди в большинстве своем провожали автомобиль равнодушными глазами. Массы, подумал Шестопалов, потеряли за последнее десятилетие… Шестопалов затруднялся некоторое время назвать, что же именно потеряли массы… Энергию? Желание жить? И то, и другое, пришлось признать Шестопалову. И энергию. И желание жить.

Лето разжижило мозги, сухие ветры из Азии нанесли пыли, даже сквозь плотные стекла автомобиля запах едкой и сухой пыли стоял в салоне. Шестопалову пришлось признать, что мир, который он пытался построить, влияя на Президента Кузнецова, — мир свежих улиц, широких веселых проспектов, энергичных юных людей, мир без стариков, без душевнобольных и убогих, — не хотел строиться. Пока осуществился мир подавленных людей: даже спины жителей Советска свидетельствовали об их подавленной сгорбленности. Пожалуй, самыми энергичными юными людьми, подумал Шестопалов, можно считать Лизу Вернер и Женю Жарких. Ленивая Лиза Вернер даже «валялась» энергично, а Женя Жарких, не умеющий просидеть в одном кресле более минуты, был монстром движения. Лиза Вернер, тут Шестопалов улыбнулся, оказалась монструозно эффективна. Одной сценой в постели она переориентировала политику Российского Союза в Соединенных Штатах. Президент, и тут уже Шестопалов отказывался понимать почему, выяснилось, был тотально беззащитен перед этим тонконогим и тонкоруким существом ростом в 176 сантиметров и весом в 50 килограммов. Существо сказало ему, что хочет худощавого Кащея, и Президент уступил. Интрига закончена. Шестопалов выиграл. Кто проиграл? Шестопалов задумался. Генерал армии Василенко долго не продержится. Рано или поздно, но по просьбе Лизы Вернер или без просьбы генерал будет уволен. Просто потому, что его место советчика, доверенного человека, собутыльника отныне захвачено Лизой Вернер. И тем прочнее захвачено, что у девчонки есть щель, куда стремится Президент. А у генерала армии, — Шестопалов фыркнул, и шофер удивленно взглянул на него, обернулся и охранник с переднего сиденья, — а у генерала армии нет нужной щели. Генерал проиграл. Кто еще проиграл? Старики, потому что идеи Дженкинса в России постарается реализовать Шестопалов. Теперь, когда у него есть агент и союзник в постели Президента, это будет нетрудно осуществить. Так можно будет добиться снижения возрастного ценза до шестидесяти пяти лет… Лиза Вернер, заметил Шестопалов, упивается своим новым могуществом. А чтобы упиваться могуществом в безопасности, ей нужен человек, которому можно доверять. И таким человеком может быть только Шестопалов. Ибо это он вытащил девушку из Хаоса и подсунул ее Президенту… Она с таким упоением, в лицах, описывала сцену охмурения президента: «Папа, подари мне американского Президента, а? Хочу худощавого Кащея…» И убедительно выглядел в ее истории Кузнецов, огромный, в две с половиной Лизы Вернер весом, розовый, потный, растерянный. Интересно, в какой позе он ее имеет? Шестопалов откинулся на спинку сиденья. Подведя итоги, он успокоился. Ему опять удалось организовать Хаос в Космос. И это было самым большим удовольствием для Владислава Шестопалова. Других недостатков у него не было.

 

10 июля 2015 года

 

Приказом Министра обороны, по личной просьбе Дженкинса, за заслуги в деле ликвидации мятежа телохранителей Дженкинса лейтенант Тэйлор был произведен в lieutenant-colonel, то есть в подполковники. Разумеется, лейтенанту этого будет мало, но сразу перескочить в генералы мешал военный устав. Лукьянов совершил это действие рано утром. Так рано, что Министр обороны еще спал, когда «суровый Дженкинс» поднял его телефонным звонком. Лукьянов не заснул после пьянки с Тэйлором. Спать было негде. Идти в спальню к Дженкинсу, где в ковре так и оставался труп Великого Кормчего Демографии, Лукьянов не рискнул. Поэтому он остался в офисе, лег на стол и пролежал там до первых лучей восхода. В семь утра позвонил Министру обороны. Личные номера видеотелефонов членов правительства были обнаружены им в офисе.

Когда-то Лукьянов писал романы. Теперь Лукьянов жил в романе. Одна лишь условность, то обстоятельство, что мир признал его Дженкинсом, позволила ему забраться в чужую судьбу и жить ее.

Солдат принес ему утренний завтрак. Ни солдат, ни Лукьянов не знали утреннего ритуала Дженкинса, потому оба не удивились друг другу. В кантине внизу знали ритуал Дженкинса и потому послали наверх его вечную овсянку и овощной салат. И не прислали кофе. В кантине звали босса «минеральный». Потому прислали минеральную воду. Кофе посылалось наверх, если ожидались гости.

— Вас как зовут? — спросил Дженкинс солдата.

— Джордж Феникс, сэр!

— Джордж, спуститесь, пожалуйста, в кантину. Они забыли прислать мне кофе!

— Йес, сэр! — Джордж удалился.

Дженкинс задумался. Судя по всему, ему предстоит совершить первый в истории Соединенных Штатов государственный переворот. Хочет он этого или не хочет — придется. Если он не сделает этого, выборы выиграет его соперник Том Турнер или кто угодно другой, но новый Президент обязательно первым делом приступит к борьбе с Дженкинсом. И скорее всего, свалит его. Еще, Лук, тебе придется защитить закон 316, пункт «B», несмотря на то, что ты лично был раздавлен этим законом и собирался его отменить. Тебе придется дружить с русскими, несмотря на то что тебе хотелось бы дружить с Синтией О'Руркэ. Тебе придется равнодушно поощрить приговор и смертную казнь людей, которые сделали тебе только хорошее. Отныне ты можешь избрать своим девизом фразу: «Осознанная Необходимость».

Солдат принес кофе.

— Сэр, в кантине крайне извиняются. Их не предупредили, что у вас посетитель.

Лук Янов грустно подумал, что в числе Осознанных Необходимостей будет и отказ от утреннего кофе и питье по утрам ненавистной минеральной воды. Придется готовить кофе втайне и пить его одному, в спальне…

 

18 сентября 2015 года

 

К полуночи новый вождь Соединенных Штатов Америки, Президент Дженкинс, устал. Полночь первого дня президентства застала его стоящим у окна со стаканом скотча в руке и вглядывающимся в Пятую авеню внизу. Президент оставил за собой Метрополитен, не пожелав переехать в нью-йоркский Белый дом, отстроенный в 2008 году по образцу вашингтонского.

— Старые привычки старого человека неискоренимы, — заявил он явившемуся его уговаривать старому другу Турнеру.

И остался, проигнорировав пожелания Конгресса и Сената, чтобы американская традиция помещать президентов в Белый дом не прерывалась.

— Смотри, Сол, граждане восстанут! — сказал, прощаясь, Турнер.

— Я им восстану! — проворчал Дженкинс.

И Турнер знал, что новый Президент не шутит.

Турнер давно заподозрил его, в этом Лукьянов не сомневался. С расстояния в ярд Лукьянов все еще был похож на Дженкинса, но куда менее похож, чем с экрана телеконсоли. Турнер смотрел на него странным, растерянным взглядом. «Надо будет убрать Турнера», — подумал Лукьянов. И вгляделся в авеню. Без завывания сирен, лишь с мертвенно-голубым светом вращающихся жирофар к подъезду Метрополитен подлетело стадо из трех автомобилей. Из бронированно-черного «Крайслера» вышел начальник личной охраны Президента генерал Тэйлор и быстро направился в здание. «Надо будет со временем убрать Тэйлора», — подумал Президент. — Поручить Тэйлору убрать Турнера, а впоследствии убрать Тэйлора… Но кому это поручить?» Президент тоскливо улыбнулся и задумался. В междуцарствие сенат успел по-быстрому провести дополнение к закону 316, пункт «B», продлив срок жизни гражданина Соединенных Штатов до шестидесяти восьми лет. Только в шестьдесят восемь лет, согласно сенату, гражданин Соединенных Штатов может быть ликвидирован. «Необходимо оспорить закон… У нас слишком много стариков. Несмотря на внешне суровую аскетичность, оказалось, что Сол Дженкинс плохо справлялся со своими обязанностями Секретаря Департмента. Предоставлялись многочисленные льготы, отсрочки приговоров… Что касается сената, то государственным мужам наплевать на американских граждан. Они думают о себе, о своей старости и своих жадных семьях. Стая вонючих старых псов…»

Президент допил виски и отошел от окна. Нажал кнопку в стене и прошел в образовавшийся дверной проем в свою спальню. Разделся догола и нашел в раздвижном шкафу серую трикотажную рубаху Дженкинса. Поднес рубаху к носу. Ничем не пахло. Старый стерильный аскет Сол Дженкинс не оставил после себя запахов. Лукьянов натянул рубаху и улегся в постель. Устроившись на спине, заложив руки за голову, Президент повздыхал и уснул.

Ссылки

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem