С утра, наскоро перекусив, выехали на «Тигре» с территории базы. В машине кроме меня ехали только Света, Игорь, напросившиеся с нами Сашка с Димой и Влад в качестве пулемётчика. Остальные поехали на «Тайфуне» в город на мародёрку. Собак отправили с ними. Что Граф, что Герда, давно уже прониклись требованиями службы и без проблем могли выезжать без своих хозяев и работать с другими членами команды. Вообще, мне порой казалось, что соображают они не меньше нашего. Разве, что, говорить не умеют. Двигались уже по привычному маршруту. По пути заехали к колхозникам. Гриша встречал нас, как дорогих гостей, накрыв стол и выставив бутылку мутноватого самогона. Пришлось немного охладить его пыл.

— Ты, Гриша, особо не старайся. И бутылочку спрячь пока.

— Так что, и не выпьете за встречу?

— Не до того. Потом, специально к тебе в гости заеду. А сейчас мы по пути заскочили. Как дела у вас?

— Да всё тихо и богобоязненно. Зомбаков меньше стало. Да и научились мы, благодаря вам, с ними справляться худо-бедно. Работаем. Хочешь на животину свою посмотреть? Вся справная. Смотрим за ней, пылинки сдуваем.

— Дед Мазай как?

— Отлично дед. Шустрый какой! Не все молодые за ним поспевают. Золото, а не человек. Столько мы от него нового узнали по уходу за скотиной!

— Ну, привет ему передавай. И приготовь двух овец. На обратном пути заберу.

— Овцам, конечно, ты хозяин, но, по моему мнению, рано скот резать. Пусть приплод дадут.

— Да я понимаю всё. Только это случай отдельный.

— Хорошо. Приготовлю.

— Тогда ладно. Поехали мы.

К воякам проехали без проблем. На посту, увидев наш «Тигр», заранее открыли шлагбаум, и старый знакомый лейтенант помахал рукой из дверей караулки. Меня высадили у крыльца штаба, а сами поехали к родным. Полковник Семёнов принял меня быстро и радостно протянул руку для приветствия.

— Здорово, здорово. Совсем забыл нас.

— Да не забыл я, Пётр Алексеевич. Просто много чего было за это время.

— Ну, рассказывай.

Я рассказал ему о базе на «Динамо», и о тех приключениях, что там с нами случились. Потом шёл рассказ о цирке и базаре на стадионе. Полковник удивлённо хмыкал и делал какие-то свои пометки у себя в блокноте. В завершение своего рассказа я выложил перед начальником штаба стопку военных билетов.

— Ваши?

— Мои. — Ответил полковник, удивлённо листая документы. — Откуда это у вас?

— Это дезертиры.

— Сейчас. — Он порылся у себя на столе, достал какую-то бумагу и стал сверять фамилии из военных билетов со списком. — Да. Эта группа дезертировала дней десять назад из расположения. Ушли с оружием.

— Эти отморозки беспредельничали в нашем районе. Базу на туннеле раз шесть пытались штурмом взять. Да вот протоколы допросов. Сами почитайте.

Пока полковник читал, я пил растворимый кофе и отдыхал на диване.

— Дела. — Протянул Пётр Алексеевич, откладывая протоколы в сторону. — Натворили мерзавцы.

— Да. Шороху они устроили будь здоров. И неуловимые какие были!

— Как же вы их поймали?

— Ну, попотеть пришлось. Я ребят определил на базу к туннельским, ну они и после очередного нападения им на хвост и сели. Так и вычислили.

— Я так думаю, об их здоровье интересоваться не стоит.

— Правильно думаете. Таким мразям одна дорога. Правда не просто расстреляли. Судили их.

— Даже так?

— Ага. Могу протокол суда дать почитать. Всё чин по чину.

— Интересно было бы почитать. Но молодцы. Хоть видимость законности соблюли.

— Так для этого и делали. Народ должен видеть, что анархия и беззакония закончились. Жизнь потихоньку входит в колею.

— Вот именно. Ну, что, Никита, за этих я на тебя не в обиде. Туда им и дорога. Нам бы в руки попали, без суда бы к ближайшей стенке поставил бы и шлёпнул. А ты, вишь, целое воспитательное мероприятие провёл. Случайно не замполитом в армии служил?

— Нет. Всё время на командных должностях.

— Понятно. Молодцы. Большую работу в городе делаете. Всё нам легче будет, куак в город войдём. И есть на кого опереться.

— Да, кстати, а когда уже войдёте-то?

— Да мы хоть завтра. ВВешники тормозят. Что-то у них там не срастается.

— А без них что, слабо?

— Не слабо. Тут, понимаешь, политика. Они тоже надеются, что сейчас пересидят, а мы своими силами город зачистят. Если без них войдём, они вообще дальше своего района не высунутся. Ну а у нас не так много сил, чтобы весь город зачищать. Да и с двух сторон ударить сподручнее. Неизвестно что там в городе ещё творится, кто ещё чем там занимается, кроме зомби. Чувствую, пострелять придётся.

— Политика, это понятно, конечно. Но люди в городе ждут армию. Скольких мы так и нге нашли. Вот так сидят по норам, трясутся и ждут.

— Да понимаю я всё. Но ничего не могу поделать.

— Патронов дадите?

— Дам. Четыре ящика пятёрки заберёте, два ящика семёрки для пулемёта и цинк для СВД. Зайдёшь в службу РАВ, получишь. Сам знаешь. И будь на связи. В город пойдём, сообщу. С этой стороны туннеля прикроешь.

— Договорились.

— И ещё. В обязательном порядке всех энергетиков, специалистов газового, водного и теплового хозяйства доставить сюда. В город войдём, некогда будет их искать. Восстанавливать надо будет коммуникации.

— Хорошо. Я проверю, кто у меня есть.

— Проверь. И знай, это не обсуждается.

— Да понял я.

С родными посидели немного. Света умудрилась припрятать кое-что из деликатесов и сладостей с последней мародёрки и наши были очень рады подарку. Посидели немного за наскоро накрытым столом, пообщались и поехали назад.

— Игорь, а давай мы на полигон ВВешный заедем.

— Что ты там забыл? Автоматы все оттуда забрали. КАМАЗы понадобились?

— Нет. Мы на полигон ни разу не заезжали. КАМАЗы на повороте стояли. Пошаримся. Может, что полезное найдём.

— А давай. Точно. А у меня в голове, что были там. Точно же только до поворота доезжали.

На памятном повороте мы свернули, проехали мимо брошенных машин, уныло и укоризненно уставившихся на нас своими фарами и выскочили к КПП полигона. Ворота были распахнуты, а на самом полигоне царило запустение. Только зомби в военной форме обрадовано заспешили нам навстречу. Непуганые. Влад, высунувшись из люка, быстро при помощи пулемёта объяснил, кто в доме хозяин. Две казармы, столовая, ряды палаток, сиротливо хлопающие на ветру откинутыми пологами, всё это навевало уныние, и я уже начинал жалеть о своём решении заехать сюда. Только время зря потеряли. Но, раз заехали, надо дальше смотреть. Поехали по аллее вдоль стрельбища и притормозили возле пункта выдачи боеприпасов. А вот и первая находка. На пункте мы нашли два ящика патронов 5,45 для АК-74. Неплохой улов. Загрузились и поехали дальше. Свернув по аллее к зданию штаба возле пустого бассейна, мы обалдели от представшей перед глазами картины. На площадке у крыльца стояли аж два «Тигра» в окружении зомби званием от лейтенанта до капитана. Классный приз! Олег давно на машины Игоря засматривается завистливыми глазами.

— И как община будет рассчитываться с нами за эти конфетки? — Алчно поинтересовался Игорь.

— Рассчитаемся. Не боись. — Засмеялся я.

Места за рулём вновь приобретённых машин заняли Саша и Дима. Напоследок пошалили в столовой и стали обладателями круп, макаронных изделий и консервов. Роту таким количеством можно неделю кормить. Так что набили все машины под завязку. Кстати, оба «Тигра» были заправлены, что не могла не радовать. Ну и на закуску, на некотором подобии автопарка обнаружилась прицеп-цистерна с соляркой. Забрали и её, прицепив к Сашкиной машине. А что, неплохо так завернули. Выезжали с полигона с чувством победителей. Даже проявили великодушие и не стали давить зомби у ворот, просто объехав их. Заехали к Грише, обалдело глядевшему на нашу увеличившуюся колонну.

— Да вас одних ни на минуту нельзя оставлять! — Воскликнул он. — Обязательно какую-нибудь пакость подберёте.

— Точно. — Со смехом ему ответил я. — Баранов приготовил?

— Приготовил. На скотный двор езжайте. Там они.

Он сам прыгнул в УАЗик и поехал впереди. На скотном дворе мы встретили деда Мазая и тепло с ним обнялись. Старик был слегка навеселе, и от него за версту несло сивухой. Он сноровисто связал ноги двум баранам и закинул их к нам в машину. Попрощались накоротке и поехали на базу. Ради таких огромных удивлённых глаз можно добывать хоть по «Тигру» каждый день. Егор, Олег и Сергей стояли с выпученными глазами. Олег что-то пытался сказать, но из его горла доносился только сип.

— Саша, с Димой отгоните эти машине к себе и хорошо их обслужите. Скомандовал я, вылезая из машины. — Егор, прими продукты под опись. Гена, пошли думать, как рассчитываться будем. И, мужики, хватит стоять столбами. Пошли в штаб.

Мы поднялись в кабинет и только там все более-менее пришли в себя. Олег налил стакан минералки и залпом выпил.

— Откуда такое богатство? — Наконец спросил Олег.

— На полигон ВВешный заехали, а там такое. Ну, мы и не стали морды воротить. Взяли, что валялось.

— Почаще бы так валялось.

На улице раздался звук мотора заезжающей машины и скрип тормозов. Я выглянул в окно и увидел, как из бывшего моего УАЗа-санитарки лихо выскочила Галя, наш начальник медицинской службы. Я заметил, что она плотно наложила лапу на мою таблетку. Ну да ладно. Всё-таки по назначению используется. Пока я рассказывал о том, как смотался к воякам, вернулся Егор со списком привезённых нами товаров. С довольным видом он протянул листок Гене, который тут же сел за расчёты. В кабинет фурией ворвалась Галя.

— Сидите, отдыхаете, языки всё точите? — С порога завелась она. — А до медицины и дела нету. Это счастье ещё, что никто не заболел сильно.

— Подожди, Галина. — Опешил от такого напора я. — С чего такой шум?

— Сколько поисковые группы в город мотались. Всякую ерунду везут. А хоть бы один бинтик кто ни будь догадался привезти? Думаете, что лекарства бесконечные? Вот сейчас, слыхала, опять продукты привезли. А в аптеку когда поисковиков пошлёте?

— Ладно, Галя. Я тебя понял. Сейчас специально в поиск никто не ездил. Это по пути случайно получилось. Обещаю, что ближайший рейд пойдут исключительно по аптекам.

— Вот то-то же. Пока не наорёшь, ничего не делается.

— Никита, я вот тут схему расчёта с командой Игоря накидал. Посмотри. — Подошёл ко мне Гена.

— А что смотреть? Думаешь, я в этом больше тебя понимаю? Это ты у нас финансовый бог. Я Игоря вызову, с ним и обсудишь. И учти, он парень ушлый. Спуску ему тоже не давай.

— Договорились.

На обед в столовую решил не идти. Настроение хорошее. Столько всего за одну поездку раздобыли! Душа требовала праздника, поэтому, позвав по рации жену, пошли на шашлык. Позвал-то я только жену свою, но не учёл, что канал общий. Поэтому, когда мы с женой уже сидели за столиком и ждали, когда нам принесут свежеприготовленное блюдо из привезённого нами барана, к нам подтянулась вся группа, а также Егор, Олег, Руслан и Гена. Посидели вдвоём с женой, называется. За столом потянулась неспешная беседа. Вначале как бы и ни о чём. Потом разговор постепенно перешёл к адвокату. Оказывается, всё это время он развернул на базе достаточно широкую пропаганду и агитацию. То здесь, то там его прихлебатели заводили разговоры с людьми, умело используя достаточно тяжёлый и стеснённый нынешний быт.

— Никита, а ведь он интересные идеи толкает. — Прожевав кусок мяса, сказал Игорь. — Народ к нему прислушивается потихоньку.

— И что же он такого вещает?

— Обвиняет тебя в тяжёлой жизни базы.

— Ну, это не новость. Пока мы только выживаем и нет такой волшебной палочки, чтобы одним взмахом вернуть всё, что мы потеряли во время катастрофы.

— Но он говорит, что может облегчить жизнь людей.

— Это каким же образом?

— Обещает бесплатную кормёжку и одежду, работу по специальности. Говорит, что зомби уже практически нет в нашем районе, банды все уничтожены, поэтому армию содержать не имеет смысла, полицию тоже обещает распустить. Всем выдать оружие и всё.

— Бред какой-то.

— Бред, не бред. А люди ведутся.

— Ещё какой бред! — Взвился Гена. — С экономической точки зрения полная бессмыслица.

— Ну почему бессмыслица? Что-то в этом есть. — Протянул Влад.

Так, лениво споря мы и закончили обедать. День прошёл в административных хлопотах. Домой пришёл поздно вечером. Ребята уже разошлись по комнатам, а в кухне сидела только жена.

— Никита, я всё думаю об этом адвокате. — Сказала жена, наливая мне чай. — Может, стоит прислушаться?

— Да что там прислушиваться? Кто этого адвокатишку всерьёз воспринимает? Крикун обыкновенный.

— Зря ты его всёрьёз не воспринимаешь. Народ к нему начинает прислушиваться. Может, сыграть на опережение?

— Убить его, что ли? — Засмеялся я.

— Я серьёзно. — Обиделась Света. — А ты всё шутки шутишь.

— Зачем мне все эти закулисные игры? Я не держусь за своё место. Простым бойцом в вашей группе я чувствовал бы себя гораздо лучше.

— А база? Ты столько сил отдал на её развитие. И что, отдать всё жто в руки этого кликуши?

— Ну, я надеюсь, что народ помнит добро. Ну и не дураки же вокруг нас. Видят, наверное, чего этот ухарь стоит со всеми его обещаниями.

— А, может, тебе самому что-нибудь из его заявлений выполнить? Глядишь, и перестанет дёргаться.

— Да пойми ты, бесплатная еда была тогда, когда база была небольшой и мы жили, так сказать, в условиях военного коммунизма. Это когда каждый был обязан работать. Ну и еда каждому, само собой. А теперь мы перешли к товарно-денежным отношениям. Мы возвращаемся к нормальной жизни. Никто никого не заставляет работать. Но, чтобы иметь возможность регулярно питаться три раза в день и иметь одежду и обувь, надо работать и зарабатывать себе средства к существованию. И без разницы, как ты работаешь, в штате базы или на себя. А если ввести бесплатное питание и одежду, часть народа работать просто не захочет. Зачем, если всё это можно получить даром. Да, они не смогут поесть шашлык, и не будут иметь лишних ботинок. Но их и это устроит. Мы расплодим тунеядцев. А ещё, безделье является благодатной почвой для всяких правонарушений. Как говорят в армии: солдат без работы — потенциальный преступник. Это к слову о роспуске полиции. Спиртного, в принципе, раздобыть, большой проблемы нет. Вот тебе и пьянство. А там и до мордобоя и поножовщины недалеко. Люди-то живут тесно. Всякие конфликты бывают. Зомбаков ещё полно, просто они умнее стали и знают, что здесь стреляют. А если охрану снять, придёт время, когда до заражённых дойдёт, что здесь уже нет охраны. Обязательно найдётся живчик, который соберёт себе бригаду зомби и такое устроит, что мало не покажется. Вот тебе и ответ, почему сентенции этого адвоката полный бред. Ладно, пошли спать.

Мы поднялись в свою комнату и стали готовиться ко сну. Вот и ещё один день подошёл к концу. Много уже сделано. А сколько ещё предстоит? И зачем я в этот хомут влез? Аж самому страшно. А куда деваться?