Вчера утром нас разбудил рокот вертолётов. Выйдя на улицу, я увидел несколько групп МИ-8, уходящих в сторону Львовска. Похоже, позавчерашним негостеприимным хозяевам вчера было жарко. Я весь день промучился любопытством и сегодня прямо с утра связался с Семёновым и напросился в гости.

— Приезжай. — Сказал полковник. — Мне тоже с тобой кое о чём переговорить надо.

Ну, нам собраться, только подпоясаться. Жена тоже напросилась в попутчики, чтобы развеяться, так сказать. Полковник выбрал местом своего выездного штаба мою бывшую работу, так что ехать было недалеко. Проскочили мимо туннельских. Кто-то из работающих на разбитых тут же огородах помахал нам рукой. Видимо узнали. Я бибикнул в ответ и нырнул в зев туннеля под железной дорогой. Всё-таки приятно во так, напрямую, а не так как мы месяц кругаля через скотный рынок давали. Хотя, надо бы колхозников навестить. Как там моя скотинка поживает? Выберу время, возьму Егора с собой, чтобы посмотрел на наше хозяйство и закатимся к Грише в гости. Полковник принял нас в бывшем кабинете генерального директора. Я с любопытством разглядывал знакомое мне помещение, узнавал и не узнавал его. На столике, где раньше стоял экран камеры в приёмной, чтобы генеральный видел, кто жаждет получить аудиенцию, сейчас потрескивала стационарная радиостанция. На письменном столе стоял ноутбук, а рядом пристроилась коробочка носимой рации. На приставном столике для посетителей валялись бронежилет, каска и автомат. На стене висела огромная карта области, вся испещрённая какими-то значками и пометками. Картами же был завален и длинный стол для совещаний. Когда мы вошли, полковник поднялся из-за стола, поприветствовал меня и жеманно раскланялся перед моей супругой. Света даже растерялась от такой учтивости и засмущалась. Семёнов быстро освободил от своего барахла приставной столик и пригласил нас присесть.

— Ну, чего хотел?

— Добрый вы. И гостеприимный. Не успел зайти, сразу чего хотел. — Проворчал я.

— Ладно, не ворчи. — Засмеялся начальник штаба и, вызвав своего секретаря, приказал принести кофе.

— Два вопроса: что там слышно про суперживчика, которого мои завалили, и как вчера повоевали.

— Ну, по первому вопросу скажу так. Химфармовские учёные до сих пор бьются в экстазе. Особенно по поводу его сохранности. У ВВешников ведь тоже такой был, только они его из КПВТ на запчасти разобрали. А на аэродроме мои бойцы суперживчика гусеницами БМП раскатали. Тоже мало что от него осталось. Так что твой экземпляр уникальный.

— Так они работают с ним или молятся на него?

— Работают. Только пока каике-то теоретические выкладки. Короче до практического применения результатов их работы ещё далеко.

— Нууу. — Разочарованно протянул я. — Так неинтересно.

— А ты хотел, как? Голову распилили, посмотрели и сразу всё увидели? Так не бывает. Теперь по второму вопросу. Тут в двух словах не расскажешь. Но гадость ещё ту раскопали.

Полковник, дождавшись заказанного кофе вытащил из шкафа вазочку с печеньем, потом подумал и достал оттуда же коробку конфет. Поставил на приставной столик и, взяв стул, уселся рядом с нами. Словно издеваясь над моим любопытством, не торопясь откусил печеньку, отхлебнул глоток обжигающего напитка, блаженно зажмурился и только потом начал свой рассказ. А рассказ действительно получился интересный.

— Истоки нынешних событий уходят корнями аж в конец девятнадцатого века, когда богатый горнопромышленник Львов получил концессию на добычу угля шахтным способом в нашей области. Он и основал шахтный посёлок, который потом перерос в городок, названный его именем. Городок небольшой, основное занятие населения — это работа в шахтах, но добыча угля приносила немалый доход. И ещё грело душу то, что городок был практически вотчиной Львова, где он мог жить, как на ум взбредёт, и делать, что хочет. Так и был он единоличным хозяином города аж до самой революции. Вот и побежал Львов через Китай в Индию, а оттуда в Великобританию. И капитал смог сохранить, сволочь, да ещё и там неплохо раскрутился. Вот, вроде, всё было у человека, ан нет. Не давала ему покоя мысль, что вот был он хозяином целого города, как в средние века графы и герцоги. А сейчас нет. И тоску эту передал он по наследству. Вот так и появилась в династии Львовых красивая фамильная легенда о том, что владели они когда-то не поместьем, не деревней, а целым городом. Наследник того Львова, тоже, ктати Львов, создал в своём поместье научную лабораторию по изучению генома человека. Нанял учёных, закупил необходимое оборудование, сколотил себе армию, вооружил её и стал дожидаться, когда учёные выведут ему на его довольно большие денежки ни много ни мало, а способ изготовления идеальных солдат. Чтобы реакция бешенная, сила немеряная, смелость огромная, питались, чтобы подножным кормом и, как в песне поётся: «А нюх, как у собаки, а глаз, как у орла». Ну и, чтобы только его признавали. Да вот только незадача: человеческого материала для опытов не хватало. Он уже, было, подумывал перебраться со своей лабораторией куда-нибудь в менее цивилизованную страну, где на похищение людей будут смотреть сквозь пальцы. Вот тут в очередной раз удивляешься мудрой народной пословице: кому война, а кому мать родна. Грянула по всему миру катастрофа. Люди борются за своё выживание. А Львов, под шумок решил соединить воедино две мечты, фамильную, про свой личный город и свою, про идеальных солдат. Поместье у него было в достаточно пустынной местности, особо они там с внешним миром не контактировали. Короче обошлись минимальными потерями. В аэропорту Хитроу умудрились найти и нужные самолёты, и лётчиков, и рабочих с техникой. А что, катастрофа. Бери что хочешь и сколько унесёшь. А с такой армией, как у него, ему и сам чёрт не брат. Ну и люди под защиту шли охотно. А вообще, сам удивляюсь, какой титанический труд проделал этот отморозок. Протащить через пол мира людей, технику, оборудование, всё это разместить и смонтировать. Да такой талант, да в мирных целях! Горы можно свернуть. Короче, развернул он в Львовске целую лабораторию, вылавливали местных жителей и ставили над ними опыты. Хотел вывести идеальных солдат, с их помощью зачистить от зомби город и править в нём железной рукой. Вот так. Накрыли мы это болото. Десант с воздуха высадили под прикрытием ударных вертолётов. С земли пехотой поддержали. Охрана особо не дёргалась. Наёмники всегда носом чуют, когда сопротивляться себе дороже. И Львова этого тёпленьким взяли.

— И что теперь?

— А что теперь? Там работает следственная группа. Определяем степень вины каждого. Учёных привлечём по нашей теме. Оборудование у них передовое. Нашим химфармовским и не снилось такое. Может, дело быстрее пойдёт. Правда работать эти учёные будут в качестве заключённых.

— Почему?

— А ты бы видел, какие они опыты над людьми ставили! Доктор Менгеле отдыхает. Там таких сумасшедших, какого мы выловили, рота наберётся. Брак зомбакам скармливали. Безотходное производство. Помнишь, ты про звук говорил. Ну, типа жужжание, как будто рой пчёл рядом.

— Помню. Мне об этом местные рассказывали.

— Так это сигнал, по которому суперсолдаты должны в бой бросаться. Они и над зомби опыты ставили. Тоже хотели их к этой теме приспособить. Вот пусть теперь наказание отбывают. Расстрелять нельзя. Уж больно величины в научном мире значимые. Такими не разбрасываются. И с рук спускать нельзя то, что они натворили. Вот пусть сидят в камере на баланде и выходят только для того, чтобы в лаборатории поработать.

— А с лабораторией что?

— Оборудование вывозим. Заодно и людей, желающих забираем. В лаборатории гарнизон поставим. Пару рот перекину, хватит, думаю. Антенное поле там отличное. Подразделение связи разместим. И будем уже связываться с другими анклавами по всей стране, да и по миру тоже. Из тех, кто останется, сформируем единую общину, оружие дадим, пусть город чистят. Нам этот город терять нельзя. Нужно будет опять шахты запускать. Уголь нужен. Думаем ТЭЦ запускать. Ну, что, удовлетворил я твоё любопытство?

— Удовлетворили.

— Тогда теперь моя очередь. Опять помощь твоя нужна.

— Опять? Это что-то вроде Львовска? Мне позавчерашних седых волос хватает.

— Да нет. Вот иди сюда.

Он подвёл меня к карте области.

— Вот смотри, эти два направления важнейшие для нас сейчас. На север — животноводство, на юг, овощи и фрукты. Город возрождаем, людей кормить надо. На одних консервах долго не продержишься.

— А я что, заготовитель, что ли?

— Нет. Ты не понял. Нужно прокатиться, посмотреть, с людьми познакомиться и пообщаться. Короче, установить контакт, обозначить направление. Узнать, что им, нужно. Потом заготовкой другие люди займутся. Но почву под это дело сейчас нужно готовить. Нет у меня для этого сейчас людей. Сам видишь, город чистим, в Львовск людей выделяем. Не хватает рук на всё. А у тебя ребята боевые. В конце концов общее дело делаем.

— Хорошо. Посмотрю, что можно сделать. Но за успех не отвечаю. Я, всё-таки не экспедитор. Опыта в таких делах нет.

— Не прибедняйся. Справишься.

— Ну, раз так, отдавайте мои «Мухи» назад. — Обнаглел я.

— Это когда они твоими стали? — Аж поперхнулся кофе полковник.

— Ну посудите сами. Посылаете в неизвестность. Мало ли на кого я там наткнусь. Хоть будет чем отбиться.

— Да на кого ты там наткнёшься? Откуда там бронетехника? Не говори глупостей.

— Про Львовск вы так же говорили. А если бы не «Муха», мы бы с вами тут кофе не пили.

— Ладно, получишь ты гранатомёты. Только поаккуратнее с ними.

— Не дети же.

Короче, уезжали мы от полковника с «Мухами», новостями и новым заданием. В принципе, кочевряжился я для вида. Меня самого очень занимали эти поездки. Как поисковики, мы для базы уже особо и не нужны. Военные наш район качественно почистили, и заготовщики уже сами мотаются по брошенным магазинам, не боясь, что кто-то их покусает или съест. А так, привезём для общины мясца свежего или зелени к столу. Да и ребята уже не могут сидеть на месте. Думаю, обрадуются.

Ребята обрадовались. Если не считать Львовска, так далеко мы ещё не забирались. Игорь и Олег отогнали машины к Сашке на ревизию, а мы занялись подготовкой к рейду. Выход запланировали на завтра с раннего утра. Я дал задание начальнику продовольственной службы укомплектовать для нас сухие пайки из расчёта на два дня. Лишним не будет, а что останется — сдадим. Кто знает, чего в дороге ждать. Егор опять начал ворчать, что мне не сидится на базе. Но это уже привычно, так что его ворчание я пропускал мимо ушей, планируя завтрашний рейд. Ехать решил на север и опять двумя группами. Долго заниматься планированием Егор мне всё-таки не дал и завалил насущными проблемами и заботами, поэтому пришлось мне провозиться в штабе до позднего вера, хотя я и планировал спать сегодня лечь пораньше. Ну ладно, думал я, укладываясь спать. В дороге высплюсь. Зато день прошёл спокойно и без потрясений. А это в нашей нынешней жизни уже радость.