Ночь была беспокойной. Где-то то и дело срабатывала автомобильная сигнализация, за забором кто — то постоянно шатался, скрёбся в створки ворот, заставляя Витькину Джессику нервно лаять. Где-то выла собака, добавляя драматизма к создавшейся ситуации. Утром поднялись все невыспавшимися и хмурыми. В туалеты стояла длиннющая очередь, причём желающих умыться было гораздо больше, чем спешащих к унитазу. Рядом в дверь женского туалета тоже толпилось немало женщин. Надо бы озаботиться местом для умывания попросторнее и отдельно от туалета. Вот ещё одна головная боль для Егора. Кухня уже работала, так что народ уже приступил к завтраку.

— Доброе утро, Никита. — Подошёл ко мне Игорь. Ну что, готов за вахтовкой идти?

— Сейчас позавтракаем и пойдём. Ты братьев не видел?

— Да вон они, завтракают. А что?

— Хочу и их взять с собой.

— А зачем? И вдвоём справимся.

— Я потом хочу на заправку заскочить, осмотреться. А там нас двоих мало будет.

— Тогда да.

Позавтракали на скорую руку. Братья были не против прокатиться с нами. Жена тоже стала проситься, я отказывал, но потом, подумав, согласился. Поездка не слишком опасная, а опыт боевых выходов ей не помешает. Дай Бог, не последний день живём. Всякое может быть. Ехать решили на двух машинах: на моей я со Светой и Игорь, а на второй — братья. Чистить возле ворот пришлось основательно. Зомбаков набежало как мух на мёд. С остановки все за ночь к нам подтянулись. Да и с крытого рынка, по-моему, тоже набежали. Отстреливали с балкона второго этажа. И всё равно, когда открыли ворота, в проём полезли несколько отвратительных существ с белесыми буркалами вместо глаз и перекошенными мордами.

— Эти-то откуда взялись? — Пробормотал я, выпуская очередь прямо в оскаленные рожи.

— Прямо за забором соседним прятались. — Ответил Игорь. — Там как раз мёртвое пространство. С балкона не просматривается и не простреливается.

— С этим надо что-то делать. Опасно слишком.

— Ага.

Зомбаков добили не напрягаясь. По-моему, это уже превращается в рутину. Кто бы сказал мне об этом дня два назад. До вахтовки добрались быстро. Делов-то, на параллельную улицу выскочить. Урал стоял там же.

— Ну, вахтовка на месте. — Проговорил я. — Как заводить будем?

— Заведём. — Ответил Игорь. — У нас Саша автомеханик от Бога. Разберётся. Я бы и сам справился, но раз братьев привлекли, Сашка это быстрее сделает.

— Ну что, мне идти? — Спросила рация голосом Саши.

— Да, давай ты. — Согласился Игорь.

Мы, не глуша двигатели, выскочили из машин и заняли круговую оборону. Саша скрылся в кабине и принялся там возиться. Заражённых было на удивление мало, сильно можно было не напрягаться. И тут, между редкими выстрелами я услышал шорох, доносящийся из будки машины. Напрягшись, я дал знак Свете и Димой прикрывать нас, а Игорю — взять дверь на прицел, а сам потянулся к ручке. Ох и страшно! Аж жуть. Слишком тихо сидел этот кто-то. Зомби положено что-то ворчать и тыкаться в двери с явно слышимым стуком. А тут еле слышимый шорох. Я открыл дверь и отскочил в сторону. И очень вовремя, надо сказать. Мимо меня из будки выскочила уж очень быстрая фигура. Ого, какой живчик! Зомби, бывший когда-то мужиком средней комплекции счастливо миновал очередь, выпущенную Игорем, тут же без разбега запрыгнул на крышу вахтовки и сиганул через забор в ближайший дом. И только тут я понял, что всё это время не дышал. Сердце гулко билось в грудную клетку. Рядом, вытирая пот со лба, тихо матерился Игорь. И тут внезапно заревел двигатель Урала, заставив нас нервно вздрогнуть. Ну никаких нервов не хватит с такой жизнью.

— Во какую тварь чуть на базу не привезли. — Проговорил Дима.

— Да уж. Впредь поаккуратнее и повнимательнее надо. Ну ладно. По машинам! Пора на заправку. Саша! Как там с горючкой?

— Половина!

— Вот и заправим по полной. Да и самим тоже не помешает. Саша, первый езжай. Там может затор быть, так ты своим Уралом его и растащишь. Дальше я. Игорь, прыгай к Диме. Пойдёте замыкающими.

Как в воду глядел: заправка была забита машинами. Саша аккуратно подъехал к крайней машине и стальным бампером Урала, на пониженной, аккуратно сдвинул всю кучу. Зомби потянулись к нам от колонок и из здания заправки. Опять пришлось чистить. Что-то это уже в привычку входит. От окрестных дворов на звуки выстрелов потянулись зараженные. Эх, сейчас бы сюда что-нибудь потише. Уж слишком сильно шумит «товарищ Калашников». «Вал» бы, или «Винторез» не помешали бы. Оставив братьев и Свету заканчивать зачистку площадки, мы с Игорем пошли внутрь. Кстати, новое наблюдение: никаким ацетоном, как у Круза, от зомбаков не несло. Скорее они воняли грязным, немытым телом и нечистотами. Вот в эту вонь мы и окунулись, переступив порог помещения заправки. За кассой заворошилась толстая тётка, пытаясь достать меня вытянутыми руками из-за прилавка. Достреливая её одиночным, я краем глаза уловил какое-то движение в глубине помещения. И тут же прямо над ухом загрохотал автомат Игоря, а по залу, опрокидывая стеллажи, метался живчик. Недолго, правда. В два автомата мы его достали. Они точно умнеют. Хорошую засаду устроил и, был бы я один, отбиться бы не успел.

— Что у вас? — Спросила взволнованным голосом по рации Света.

— Ничего. Помещение чистим. Вы не отвлекайтесь. За подступами смотрите.

Ещё одного живчика мы нашли в подсобных помещениях. Эта сволочь пряталась за коробками с каким-то товаром. Зомби прятался! Не пёр тупа на звуки выстрелов, прятался! Тревожный факт. Братья быстро разобрались с заправочной аппаратурой и заправили Урал и оба наших УАЗика. На обратной дороге я постарался рассмотреть, что делается на территории Крытого рынка. Видно было плохо, но то, что там полно заражённых, я разглядел. Да, задачка непростая будет, но уж больно цель лакомая. Только людей мало пока. На базе нас уже ждали. Отъезжающие сидели во дворе на вещах и, стоило нам только заехать, потянулись к Уралу. Пока грузились, я отвёл Игоря в сторону.

— Игорь, ты же своих тоже повезёшь?

— Да. Им у вояк безопаснее будет. А сам я вернусь.

— Ну хорошо. Тогда старшим поедешь.

— Я на своей хотел.

— На своей и поедешь. Всё равно ещё кого-то придётся к тебе подсадить. Не все в вахтовку влезут. А на Урале Дима поедет.

— А ты?

— А я в другую сторону. Мне ещё тёщу и дочь с семьёй забирать. А оттуда проще через Масложиркомбинат выскочить.

— Ты там поосторожнее. Может, Сашу возьмешь?

— А ты прав. В подъезде лучше с подстраховкой. А тёщу с пятого этажа доставать. Хоть дочь на втором живёт.

Я подозвал Сашу и объяснил, чего я хочу от него.

— Да без проблем. — Пожал плечами Саша. — Только я на своей поеду.

— А что так?

— Кто его знает, сколько выживших там будет. Не одна же твоя тёща на весь дом живой осталась. А две таблетки больше людей заберут.

— Точно! Ну, давай, готовь свою машину.

— А что её готовить? Она всегда готова.

Подошёл Витька. На плече у него красовался презентованный мной автомат.

— Ну мы поехали уже. Ждать не будем. С нами ещё одна семья едет. Так что не так страшно.

— У них есть оружие?

— Егор двустволку выдал.

— Пусть картечью зарядят. Так надёжнее.

— Окей. Ну ладно. Пока.

— До свидания. И, поосторожнее там. Особенно, когда маму будешь вытаскивать. В подъезде на коротких дистанциях работать придётся. Не зевай там.

Витёк уехал, оставив в душе лёгкую грусть. Уехал друг. И увидимся ли ещё, кто знает? Урал, рыкнув двигателем, тоже пополз из ворот. Следом на своей таблетке поехал Игорь, махнув мне на прощанье. Ну что ж, пора и нам. Света уже давно сидела в кабине, сжимая в руках «Ксюху». А как же по-другому. Маму едет выручать. Дай ей волю, она бы уже вчера туда помчалась. Кивнув Саше, я сел за руль и выехал со двора. Следом пристроился на своей машине Саша. Поехали по Гагарина до пересечения с Республики. В районе новинки нас неожиданно обстреляли. Разбираться некогда было, да и не хотелось. Притопили по газам и проскочили на скорости опасный участок. Звоночек тревожный. Недалеко от нашей базы всё-таки.

— Егор, здесь Никита. — проговорил я в рацию.

— Здесь Егор. Слышал выстрелы. Это не вы?

— Нет. Нас обстрелял кто-то. Стреляли, правда, неприцельно. Потерь нет. Но будьте осторожны. Кто-то совсем рядом шалит.

— Принял. Усилим бдительность.

— Пост с балкона убери от греха. Пусть со второго этажа из окна наблюдают.

— Окей. Отбой связи.

— Отбой.

На перекрёстке оказался затор. Пришлось выскочить по встречке. Хотя, какая разница, когда и движения то никакого нет. Проспект Республики был затянут дымом от пожаров, бушевавших в домах вдоль дороги. Скорость пришлось сбросить, чтобы не вписаться в какую-нибудь брошенную машину, которых на проезжей части было полно. Возле входа в супермаркет проводили нас хмурыми взглядами несколько вооружённых мужиков, один из них даже бывший инкассатор в броннике и каске. Рядом стоял инкассаторский броневичок марки «Форд». Моё сердце пронзил острый приступ зависти. Мне бы такой, учитывая то, что нас только что обстреляли. Надо бы поискать такой. Не один же он в городе. А молодцы мужики, сориентировались. Супермаркет тоже неплохая кормовая база. Правда витрины огромные, ну да что-нибудь придумают. Попавшаяся на глаза аптека навела на мысль о том, что надо выпотрошить те, что находятся в нашем районе. На Ильича свернули без проблем: перекрёсток оказался на удивление без заторов, но в районе банка еле протиснулись. В банке держали оборону охранники. Изредка оттуда доносились выстрелы, на звук которых неспешно подтягивались всё новые и новые зомбаки. Улица то узкая, а магазинов и кафешек на ней — пруд-пруди. Вот и заражённых на квадратный метр тоже немало оказалось. Вот придурки! Базу основали в банке. Конечно, укреплён то он хорошо. Не здание, а крепость. Но вот кушать то что они собираются? Деньги? Обилие кафешек вокруг жизнь вряд ли облегчат. Насколько мне известно, в кафе закуп обычно каждый день делается и много продуктов не хранится. Ну, хозяин — барин, как говорится. Тут бы со своей головной болью разобраться. Свернули во двор и подкатили к тёщиной пятиэтажке. По двору прохаживалось достаточно много заражённых. У самого подъезда топталась молочница, спотыкаясь о опрокинутый бидон с молоком. В кабине пирожковоза, который это молоко привёз, тыкался в лобовое стекло бывший водитель, видимо напарник молочницы. Из окна второго этажа крайнего подъезда валил дым. И здесь без пожара не обошлось. У небольшого магазинчика три зомби неторопливо доедали кого-то. Картина маслом, короче. Тёща, увидев нас, замахала какой-то пёстрой тряпкой с лоджии.

— Мама! — вскрикнула жена.

— Подожди с мамой. — Оборвал её я. — Тут сначала зачистить надо. А работы выше крыши. Саша, что делать будем? — Это уже в рацию.

— Да мы тут все патроны оставим!

Да уж. Боезапас не резиновый. В два ствола зачистить двор просто нереально. В подъезде полегче будет, там зомби немного, надеюсь. Но к подъезду ещё подойти надо. Да и выйти вместе с тёщей. А она уже плохо ходит. Вот ведь засада! А если… В этом что-то есть!

— Саша!

— На приёме.

— Саш, займи позицию на въезде во двор, вон там, на пригорке. Там зомбаки не пасутся и сектор огня удачный. Будь готов нас прикрыть, но без надобности огня не открывай и вообще из машины не показывайся. Мотор заглуши и жди. Незачем к твоей позиции заражённых приманивать.

— Никита, ты что задумал?

— Сейчас увидишь. Долго рассказывать. Не зевай, главное, и будь на стрёме. И рацию далеко не выбирай.

— Принял.

Я подъехал к подъезду, развернулся и стал задом сдавать к подъездной двери. Не доезжая, остановился.

— Теперь тебе. — Повернулся я к Свете. — Меняемся местами.

— Ты что? Я с роду не водила машину!

— Ничего. Главное, запоминай, что я покажу. Без тебя мы не справимся. Смотри: это тормоз, это газ, а это сцепление. Делаешь вот так, вот так и вот так. Это рычаг переключения скоростей. Сцепление выжимаешь и вот в это положение. Это вперёд. А в этом положении — задняя скорость. Больше тебе пока ничего знать не надо. Давай потихоньку, сначала вперёд, а потом назад.

Жена тронулась и двигатель после рывка заглох.

— Помягче сцепление отжимай. Сейчас рычаг в нейтральное положение, заводи и опять. Только побыстрее, а то мы сейчас всех зомбаков сюда соберём. Вон как активизировались.

Зомби, действительно, потянулись на звук двигателя. Правду говорят, что при правильной мотивации человек способен на чудеса. Уже вторая попытка оказалась сравнительно удачной.

— Теперь слушай сюда: сейчас подгоняешь прямо к подъездной двери. Я забираюсь на козырёк и через окно проникаю в подъезд. Придётся одному зачищать, тут уж никуда не денешься. Потом по рации я тебе даю сигнал. Ты отъезжаешь немного. Я открываю подъезд, задние двери машины и ты сразу же опять подгоняешь таблетку вплотную к входу. Поняла?

— Но это же опасно!

— Опасно. Сам боюсь. А что делать? Да, я твой укорот возьму. С ним в подъезде удобнее будет.

— Что там у вас за странные движения? — Прохрипела рация голосом Сашки. — У вас всё в порядке?

— В порядке. Ты не отвлекайся там.

— Я весь внимание и бдительность. Кстати, в вашем же подъезде на третьем этаже кто-то руками машет. И в первом тоже кто-то есть.

— Понял. Постараемся всех вытащить.

Жена подогнала машину к подъезду. Я откинул люк, который был прямо над передними сиденьями и полез наружу. Этот люк точно проектировал враг народа. Кое как пролез через это узкое недоразумение. Ободрался весь. На крыше вздохнул свободно. Прикладом автомата выбить подъездное окно минутное дело. Тут же в проём просунулась рука. Я от неожиданности чуть с козырька не упал. Уняв трясучку в руках, я, выстрелив зомби, пытающегося пролезть ко мне, ногой оттолкнул его и тут же стрельнул в другу рожу, тут же появившуюся в проёме. Подождал немного, больше пытаясь перебороть страх, чем из разумной осторожности. Не наблюдая опасности в прямой видимости, я пролез в подъезд и прислушался. Сверху доносились неровные шаркающие шаги. Внизу, в районе подъездной двери тоже кто-то возился. Я спустился на уровень первого этажа, расстрелял двоих заражённых, тыкающихся в подъездную дверь и буквально подпрыгнул от стука изнутри в дверь слева. Даже мысль появилась, в эту дверь стрельнуть. Но стук был, можно сказать, даже осмысленным.

— Кто там?

Дверь открылась и на пороге показалась женщина, можно сказать, бальзаковского возраста, с бледным от страха и напряжения лицом.

— Помогите, пожалуйста! Мы здесь второй день сидим. На улице неизвестно что творится, ни до полиции, ни до МЧС не дозвониться.

— Вас сколько?

— Двое. Я и дочь. Муж вчера ушёл на работу и так и не вернулся. На сотовый ему звонила, он не отвечал. А потом и сотовая связь пропала.

Шаги сверху стали ближе. Судя по всему, там далеко не один заражённый. Пора действовать.

— Вы сейчас закройтесь и соберите вещи. Я вас заберу чуть попозже. Только умоляю, берите самое необходимое. Места и так мало. Я постучу вам.

Дождавшись, когда дверь закроется, я осторожно двинулся наверх. К месту вспомнился опыт зачистки лестницы на работе вчера. В пролёте лестницы показались две пары ног. Я полоснул по ним очередью и, поднявшись выше, добил упавших зомбаков. На четвёртом этаже меня дожидался живчик. Он прыгнул на меня прямо через перила, ударив своей лапой (а по-другому и не скажешь) по стволу автомата. Вот так близко я их ещё не видел. На меня пахнуло смрадом разлагающейся плоти, немытого тела и экскрементов. Был бы мой автомат, тут бы я и остался. Коротким стволом «ксюхи» я смог протиснуться между нашими телами и дать очередь живчику в живот. Заражённый откинулся на спину и судорожно заскрёб руками и ногами по бетону лестницы. Панический страх перерос в гнев, и я со злостью выпустил половину магазина в ненавистную рожу. Ну, вроде всё. На подгибающихся ногах я проконтролировал пятый этаж и сел на ступеньки. От пережитого страха всё тело сотрясала мелкая дрожь и противный липкий пот стекал по спине, заливал глаза и буквально капал с ладоней.

— Никита! С тобой всё в порядке? — Это жена забеспокоилась. Уж больно паническими были последние мои выстрелы.

— Да. Всё хорошо. Подъезд зачистил. Сейчас в себя приду и за мамой.

Я поднялся на пятый этаж и позвонил в дверь. Тёща открыла сразу, видно стояла за дверью. Велев ей быть готовой к выходу, я пробежался по подъезду, стуча в каждую дверь. Открыли в двух. Группа спасаемых набралась аж в восемь человек. Оставив их на площадке первого этажа, рядом с открытой дверью.

— Сейчас я спущусь вниз и подготовлю всё для вашей эвакуации. Запомните, если что-то пойдёт не так, при любой опасности, забегаете в эту квартиру и закрываетесь там. Все поняли?

— Поняли.

— Надеюсь на это.

Я спустился к выходу из подъезда.

— Света!

— Да, Никита.

— Приготовься: я открываю двери. По моей команде отъедешь, где-то на метр.

— Жду.

Я отсоединил от двери доводчик и нажал на кнопку магнитного замка и крикнув рацию: «Вперёд!». Почти одновременно с писком отпираемой двери раздался шум мотора отъезжающей машины. Дверь распахнулась непривычно легко, не удерживаемая доводчиком. Выскочив из подъезда, я полоснул двумя очередями направо и налево, отбрасывая нескольких заражённых, топтавшихся возле машины, ударил по дверной ручке, рывком открыл дверцу машины и заскочил внутрь. Без промедления Света сдала назад, притерев машину вплотную к выходу. Посадка много времени не заняла. Из первого подъезда семью в полном составе эвакуировали по той же схеме. Благо живчиков на лестнице не оказалось, а с тупыми справился быстро. В машине стало очень тесно и мы, заехав за гаражи и найдя место по тише, распределили пассажиров по двум машинам. Ещё одну семью мы высадили возле их «Пажерика» и наша колонна увеличилась на одну машину.

— Теперь куда? — Спросил Саша.

— Теперь на Текстиль. Там дочь с семьёй забрать, а потом к воякам.

— Ну, тогда поехали.

Оговорив маршрут движения, мы выехали со двора. Улица дальше была забита машинами, на перекрёстке, что виднелся отсюда, вообще свалка металлолома. Пришлось ехать дворами, протискиваясь между зомби и припаркованными автомобилями. В одном месте мусоровоз преградил дорогу, и пришлось опять сдавать назад и вновь петлять по дворам. Выскочив к школе, я ошарашено ударил по тормозам. Открывшаяся картина внушала ужас и заставляла шевелиться волосы на голове. На площадке перед школой стояло голов триста зомби. Но не просто зомби, а зомби-детей. Триста заражённых детей в компании со своими учителями переминались с ноги на ногу, тупо сталкиваясь друг с другом.

— А ты на работу собиралась. — Не удержался я от подколки.

— Ужас! Поехали уже.

— Да, поехали.

По дороге всё чаще стали попадаться зомбаки. Но они уже стали частью ландшафта и на них не обращали особого внимания. Хуже с машинами, брошенными там и сям, а, порой, создававшими целые заторы. Автовокзал ярко горел. Огромные языки пламени весело плясали на всём здании, выбрасывая вверх чёрные клубы дыма. Вокруг пожара жутким полукольцом выстроились зомбаки, неподвижно глядя на буйство стихии. Возле заправки дорогу преградил огромный междугородний «Неоплан». Пришлось опять искать объездные пути. Уже рядом с домом дочери, на конечной остановке автобуса, мы увидели целую толпу заражённых. Общественный транспорт приказал долго жить, а они всё ждут свой маршрут.

— Саша, проедься рядом с ними и постарайся увести за собой подальше. Всё меньше их возле дома останется. Только поосторожнее. Не встрянь там, где-нибудь.

— А кто прикрывать тебя будет? Давай лучше пусть «Пажерик» их отвлекает.

— «Пажерик» не пойдёт. Он с зомбаками дела не имел, опыта нет. Да и машина без рации. Пусть будет в зоне визуального контроля.

— Ладно. Тем более, что я этот район хорошо знаю. У меня здесь бабка жила. Уведу качественно.

Ну, от основной толпы, считай, избавились. А как дальше? Девятиэтажка, всё-таки. Квартир немеряно. Кто его знает, сколько там этих зомби на лестнице ошивается. Саша даже перевыполнил свою задачу. Он заскочил во двор Катюшкиного дома, посигналил там и на небольшой скорости выехал по направлению к остановке. Следом потянулась вереница заражённых. Несмотря на всю мрачность обстановки, меня пробило на смех. Ну прямо, как Гамельнский крысолов из сказки братьев Гримм, только дудочки не хватает, зомбакам — крысиных хвостов. На звук клаксона на лоджию выскочила дочь. Я помахал ей из окна и знаком велел ждать. Думать нечего. Надо идти чистить. Тем более, что двор практически опустел. Дочь на втором этаже живёт. Было бы не так уж и сложно, в принципе, её достать. Вот только с восьмого этажа кто-то тоже активно привлекает наше внимание и взывает о помощи. А это весь колодец чистить. Но делать нечего. Дочь скинула мне ключ от магнитного замка и мы, заехав на парапет, притёрли машину к подъезду.

— Я с тобой пойду. — Сказала Света. — Хоть подстрахую.

Я уже хотел категорически отказаться, но потом опять подумал, что времена нынче изменились и ей по любому нужно набираться боевого опыта.

— Ладно. Пойдём вместе. Идёшь сзади меня, уступом вправо. Контролируешь двери в квартиры. Я контролирую лестницу. Помогаешь мне только после команды. И смотри, меня не подстрели. Автомат по штурмовому, у плеча. Помнишь, как я учил?

— Помню. — Жена была очень сосредоточена и, похоже, очень боялась. Не мудрено. У самого поджилки трясутся.

С протяжным писком дверь впустила нас в душное нутро подъезда. Сразу повеяло зомбячьим смрадом, как от выгребной ямы. У дверей нас никто не встречал, что отнюдь нас не расстроило. Аккуратно, заранее выбранным построением, мы поднялись на первый этаж. Тишина. Но вонь то откуда-то появилась. Где-то они здесь находятся. Как в фильме: если не видишь суслика, то это не значит, что его нет. Что-то я расшутился. Наверное, нервное. Вспомнишь чёрта, он и появится. Так и тут. Стоило нам повернуть, как на площадке между вторым и третьим этажом, там, где в таких домах обычно делают подсобки, стоял зомби, бывший ранее молодым парнем лет двадцати. Жалко парня, но нам тоже жить хочется. Одиночный в голову расчистил нам путь. Возле дверей дочери тоже топтался заражённый. Нууу… По одному, это как в тире. Даже скучно. Зря я так подумал. Сверху раздалось мычание и на лестничной клетке, ведущей с третьего этажа, показалось штук десять заражённых.

— Бей по ногам! — Крикнул я жене, выкашивая первый ряд.

Жена стеганула сквозь прутья перил, перебивая ноги очередью, и на лестнице образовалась куча-мала. Уже начиная добивать копошащихся тварей, я краем глаза уловил смазанное движение выше по лестнице. Понимая, что не успеваю перевести огонь, я инстинктивно отскочил в сторону. Рядом, в гулко загудевшую дверь дочкиной квартиры, влетела тяжёлая, массивная туша живчика. Меня спасло только то, что он и сам не ожидал, что промахнётся. От удара головой о железо он на пару мгновений завис, и этого времени хватило Свете, чтобы перечеркнуть ему грудь очередью. Ух ты! Так у меня последние волосы поседеют! Вторая за один день нервная встряска точно не добавит здоровья моей психике. Добив кучу-малу, я стукнул в дверь. В приоткрывшуюся щель высунулась голова зятя.

— Помочь?

— Да чем ты поможешь? Собирайте вещи. Только самое необходимое, а мы пошли ваших соседей с восьмого этажа вытаскивать. Будьте готовы сразу выходить.

Во время всего разговора жена, бледная, с прикушенной до крови губой, контролировала лестницу. В дрожащих руках автомат ходил ходуном.

— Спасибо. — Поблагодарил я её. — Ну что, пошли дальше?

— Пошли.

Через завал перебрались с трудом, брезгливо перешагивая через трупы и подстраховывая друг друга. На пятом этаже из распахнутой настежь квартиры выползла бабка, сфокусировала на нас свои белесые глаза и, замычав, вытянула руки и поплелась к нам. На такую и патрона жалко было тратить. Я пинком отправил её вглубь прихожей и захлопнул дверь. На шестом мы нашли ещё одну уцелевшую семью. Больше зомбаков не было и мы, забрав семью с восьмого, принялись спускаться. Эти, с шестого, ждать долго не заставили. Вытащили из дома две большие спортивные сумки и присоединились к нам. Дочка с семьёй уже стояли за дверью. По первому стуку они выбрались из квартиры и последовали за нами. Внук, несмотря на тревожную обстановку, не хныкал и не капризничал, а только спокойно сидел на руках у зятя, глядя вокруг огромными испуганными глазами. Правду говорят, что дети всё чувствуют. Больше шуму издавали взрослые женщины, судорожно всхлипывая в скомканные носовые платки. На первом этаже я достал рацию.

— Саша, приём.

— На связи.

— Ты далеко?

— Да уже во дворе. Зомбаков отвёл подальше и вернулся.

— Ну тогда прикрывай. Выходим.

— Подожди, подчищу немного.

— Хорошо, чисти. Сообщишь, когда готово будет.

— Окей.

На улице раздались выстрелы. Спустя минут пять в рации раздался довольный Санин голос:

— Всё, выходите. Только побыстрее. А то ещё подтягиваются.

— Мы пошли. Встречай.

— Я на контроле.

Мы вышли из подъезда и расселись по машинам. Семья с шестого этажа села к Саше. Остальные ко мне. Выехали со двора и повернули в сторону МЖК. Дорога была неширокой, но, на удивление, пустой. Даже брошенных машин немного было. Спокойной поездка была аж до небольшого мостика через узкую речушку. А дальше начинался частный сектор. Уже съехав с мостика, сразу пришлось заворачивать направо, потому что улица прямо была забита заражёнными. Узкие улочки с бродящими зомби, объеденные туши домашних животных и трупы людей, недоеденные тварями… И опять петляние из улицы в переулок, из переулка на улицу… Мрачная обстановка и постоянное чувство опасности давили на нервы. Казалось, даже солнце уменьшило свою весеннюю яркость, и небо из голубого стало серым. На одном из поворотов мы увидели аварийный УАЗик, один из тех, на которых мы разъезжались вчера с работы. Интересно, кому это не повезло? Казалось, этому кошмару не будет конца. И даже теплее на сердце стало, когда впереди показался забор моей любимой работы с дырой, пробитой БМПешкой. Только вчера это было, а кажется — так давно! Заправка пустовала. Видимо, вояки всю горючку уже выкачали. Мы поднялись на эстакаду и свернули к военной части. У тоннеля всё ещё бродили зомби между брошенными автомобилями. Затор также оставался на месте. Ну, военным рано или поздно всё равно придётся его растаскивать. Выход в город им по любому понадобится. Мародёрку ещё никто не отменял. А это самый прямой путь. Наверное, танками будут пробивать.

Перед воинской частью стоял хорошо укреплённый блокпост, подъезды к которому преграждали бетонные блоки, выложенные в шахматном порядке. У шлагбаума изнывал от жары боец в бушлате, бронежилете и каске. Сопровождаемые тонким стволом пушки БМП, вкопанной тут же, мы подъехали к бойцу.

— Я надеюсь, вы резких движений делать не будете? — Спросил лейтенант, вышедший из караулки.

— Конечно — конечно, поспешил я его заверить.

— И оружие в машину убери. Мы здесь все нервные. Неровен час, пальнём и фамилию не спросим.

— А с чего нервные-то? Мы, вроде, на заражённых не очень похожи.

— Да зомби-то бог с ним, тут вчера поздно вечером какие-то придурки часть штурмовали. С ружьями, с укоротами полицейскими, на инкассаторских автобусах. Бой был — мама не горюй.

— И как?

— Да вон они все. — Он кивнул в сторону, туда, где метрах в двухстах, экскаватор и бульдозер занимались какими-то земляными работами. — закопают сейчас и вся недолга.

— Сурово. Только мы не по этой части.

— А по какой?

— Гражданских к вам привёз. Вы ещё принимаете?

— Принимаем. Мы там в военном городке, где ДОСы, забор начали строить. Как закончим, туда расселять будем. А пока в казармах…Часа два назад одни тоже приехали. УАЗ-таблетка и вахтовка.

— Так это наши! Они здесь ещё?

— Да. Мимо меня, по крайней мере, не выезжали.

— Ясно. Ну, давай, звони своему начальству. Нам ещё назад ехать.

— А ты не останешься, что ли?

— Нет. У нас база в городе. Там будем пока. А прижмёт — куда ж мы денемся? К вам и приедем. А чего это боец в бушлате? Вроде не по погоде как-то.

— Не захочешь быть укушенным — ещё и не то оденешь. Ну ладно, жди здесь. Сейчас начальству сообщу.

Минут через десять к шлагбауму со стороны ворот части подкатил армейский УАЗ 469, из которого вылез усталый, замотанный майор.

— Вы гражданских привезли?

— Да. Вон, в машинах сидят.

— И как вы из города то вырвались? Там, говорят, полный кошмар.

— А они, товарищ майор, не только вырвались. Они назад собираются.

— Как назад? — Майор посмотрел на нас, как на полных идиотов.

— Да. Поедем. Там мы базу основали. Вот, решили попробовать сами.

— Ну вы даёте.

— Ну что, давайте решать скорее. Люди устали. Слишком много им пережить пришлось.

— Да — да. Конечно. Езжайте за мной.

Следуя за УАЗиком, мы заехали на обширный плац воинской части, проехали к одной из казарм и остановились. Сразу бросилась в глаза наша вахтовка. Припарковав машины в указанном месте, мы все вместе вошли в помещение. Ну, условия не ах, конечно, но, по крайней мере, безопасно. Пространство было разделено на кубрики верёвками с висящими на них простынями. Из-за одной из таких ширм выглянул Игорь и махнул нам рукой. Сашка сразу побежал искать брата.

— Вы размещайтесь по кубрикам. — Сказал майор. — Если чай захотите, вон там, по коридору, бывшая комната отдыха. Там самовар и печенья. А обед скоро. Вам сообщат. В столовую вместе со всеми пойдёте, не заблудитесь.

— Слушай, майор. — Отвёл я его в сторону. — Как бы мне у вас патронами разжиться?

— Ты всерьёз думаешь, что мы будем выдавать боеприпасы гражданскому населению?

— Ну не совсем гражданскому. Мы, можно сказать, ополчение. Вот, пользу приносим. Я этих выживших по всему городу собирал. Половина с Ильича, половина с Текстиля. И, поверь, их эвакуация не была лёгкой прогулкой. Я думаю, что мы ещё не раз будем находить людей в городе. И будет обидно, если из-за экономии патронов я буду бросать их на произвол судьбы.

— Ничего не могу обещать. Я доложу начальнику штаба. Тут уж как он решит. Дай свою волну. — Кивнул он на мою рацию. — Кстати, навороченная рация. Да и оружием серьёзным обзавелись. Где взяли?

— Да тут недалеко колонна ВВешников вся обратилась. Там и насобирали.

— Повезло. Ладно, пойду к начальнику штаба. Если что — вызову по рации.

— Буду ждать.

Майор ушёл, а мы, забрав своих, пошли в комнату отдыха чай пить. Там стояли столы, действительно был электрический самовар, кружки на подносе и тарелки с печеньями. Мы присели за стол, и дочка принесла чай. Странно, скоро расставаться неизвестно на какое время, а говорить, вроде, и не о чём. Молчание затянулось. Внук, немного посидев у меня на коленях, слез и пошёл к матери. Ну да, запашок, конечно, от меня ещё тот. Запах сгоревшего пороха и ружейного масла — ещё тот парфюм. Но, похоже, в ближайшее время другого не предвидится. Тёща начала всхлипывать, вытирая платком заплаканные глаза.

— Ты бы осталась здесь. — Обратилась она к Свете. — Что тебе там делать?

— Нет, мама, я с мужем.

— А как же я здесь одна?

— Бабуля, как же ты одна? А мы? — Вмешалась дочь. — Мы то вас не бросим. Правда, Илья?

— Не бросим, конечно. Вы с моей мамой в одном кубрике поселитесь. А в соседнем мы. — ответил зять, обиженно взглянув на меня. И ему было на что обижаться. Уж как он со мной просился, не хотел у вояк оставаться. Но я отказал. Должен же кто-то присмотреть за родными. Тут на связь вышел майор, сказал, что начальник штаба хочет меня видеть и попросил пройти в штаб. Надеюсь, что это хороший знак. Патроны всё-таки нужны. В штабе меня встретил дежурный и проводил в кабинет.

— Полковник Семёнов, Пётр Алексеевич — протянул мне руку начальник штаба, колоритный мужик лет пятидесяти, ростом, где-то метр шестьдесят пять, и столько же в ширину. Голос, вроде обычный, не бас шаляпинский, а говорит так, что руки по швам вытянуть хочется.

— Майор запаса Фролов. Никита. — ответил я на его рукопожатие.

— Ну, расскажи мне, майор, что там в городе творится?

— Да там кошмар. Полный город заражённых. Появились даже быстрые. Не так уж легко таких завалить.

— А люди?

— А что люди? Стараются объединиться. Я, по крайней мере, две такие общины видел. Одна в супермаркете, на въезде возле тоннеля, другая в банке засела. Сам видел, как охранники там зомбаков отстреливали. Вот только и всякая шушера голову подняла. Нас пару раз обстреливали, а на объездной мы одну банду на ноль помножили.

— Сурово. У нас тоже такие отморозки отметились. А вы где сели?

— А мы на Гагарина, возле Крытого рынка.

— А что к нам не хотите? Ты вон, офицер запаса. Призовём, должность достойную подберём. Нам офицеры нужны.

— Да на вольных хлебах поспокойнее. Свой-то долг Родине я сполна отдал.

— Я так понял, что и в горячих точках тоже.

— Было дело.

— Слышал, ты патроны просил?

— Просил. Нам патроны очень нужны.

— Как ты понимаешь, давать боеприпасы гражданскому населению мы не вправе.

— Так это по мирному времени. А сейчас вроде как особые обстоятельства. Война, можно сказать. А мы, типа, ополчение.

— Ну ладно, обоснуешь мне необходимость, патроны дам. Не убедишь — не обессудь.

— Мы вам гражданских привезли?

— Привезли.

— А знаете, сколько ещё там по квартирам, да домам сидят? Вы в город не суётесь, ВВешники далеко, менты кончились. А мы всё равно там, так и людей вытаскивать будем. Нам Крытый рынок бы зачистить, вот база будет! А там патронов немеряно надо.

— Ну и зачем вам этот рынок?

— Вы-то не резиновые. Да и продукты у вас не бесконечные. А мы часть людей на себя возьмём. Территория-то большая. Сколько людей принять можно. Ну и вам опорный пункт. Вы ведь всё равно когда-нибудь в город сунетесь. А если дружить будем, милости просим.

— Ну, ты и шантажист! Убедил. Сколько патронов нужно?

— Ну, ящика два, хотя бы.

— Ладно. Будут тебе патроны. По коридору направо, четвёртая дверь. Там начальник службы РАВ. Ты к нему иди, а я ему сейчас позвоню.

— Спасибо. Ну, я пошёл.

— Пока. Будешь у нас — заходи. И, кстати, я твои координаты ВВешникам дам. Попрошу помочь, если обращаться будешь.

— Вот за это спасибо, Пётр Алексеевич.

— Ладно тебе, иди.

Начальник штаба расщедрился. Патронов дали аж три ящика, и братья сноровисто закидали их в вахтовку. Прощание было недолгим, и мы, колонной в четыре машины, поехали назад. Урал пустили вперёд, а сами пристроились в кильватер. На объездной, вроде как, заражённых прибавилось. Возле автобуса, где мы гопоту постреляли, отъедались на трупах зомбаки.

— Прямо пикник на обочине. — Пробормотала Света, настороженно баюкая в руках свой укорот.

— Неприятное зрелище. — Отозвался я. — Но всё же лучше, чем если бы мы тут лежали.

— Это точно. Ой! Смотри какая собака!

Вдоль дороги оббегая зомби, сновала огромная кавказская овчарка. Увидев нас, она, буквально, бросилась нам под колёса. Я затормозил, не зная, чего ожидать от такой зверюги. Собака передними лапами уперлась о капот и заглянула в салон. Такого выражения глаз я не то что у собак, у людей не видел. В глазах собаки плескались, боль, отчаяние и надежда. Мы были сражены. Жена перелезла в салон и открыла боковую дверь. Уговаривать никого не пришлось. В салоне моментально стало тесно. Овчарка повозилась, устраиваясь и довольно разлеглась на полу, преданно пожирая глазами Свету.

— А это кобель. — Потрепала жена собаку по лохматой голове. — Как звать то тебя? Графом будешь? — Собака согласно лизнула руку жены.

— Что, Никита, животиной разжился? — раздался из рации голос Игоря.

— Да уж. Устоять не смогли.

— А вообще-то собака нам пригодится. — Влез в разговор Дима.

— Это чем же?

— Они зомби на расстоянии чуют. Надо бы ещё пару найти. Лучшая охрана.

— Это точно.

За разговорами не заметили, как заехали в город. Школа уже догорела, только в глубине частной застройки продолжало что-то дымиться. Откуда-то донеслись звуки выстрелов. Похоже, кто-то воюет, не жалея патронов. Раздалась длинная, на расплав ствола, очередь. Ого! Весело там у них.

— Никит, как к базе подъезжать будем? Опять через Кремлёвскую?

— Да вот я подумал, раз у нас Урал вместо тарана, может толпу возле ПТУ проредим?

— А это идея! Слышь, Дим?

— Понял. Машина мощная, три моста. Пробьем, как в кегельбане.

Урал действительно прошёл через толпу, как нож сквозь масло. Только зомбаки по сторонам летели. Мы благополучно проехали следом. Подъезжая к базе обозначились по рации. А Егор молодец! Прирождённый комендант. За время нашего отсутствия он приспособил под гараж построенные, но ещё не оштукатуренные боксы по соседству, с помощью брошенного неподалёку ГАИшного эвакуатора натаскал с перекрёстка машин и устроил из них что-то вроде баррикады перед воротами. Решётчатые ворота и забор были закрыты щитами с прорезанными в них бойницами. Внутри базы тоже кипела работа. Мужики сбивали из досок щиты и забивали ими окна первого этажа. На крыльцо выбегали женщины, выливая грязную воду из вёдер. Видимо, в здании шла грандиозная уборка. У дома был оборудован умывальник на десять кранов. Чувствуется рука Шурика. Из дома выведена водопроводная труба, в которую врезаны десять кранов. А под ними закреплён водосточный желоб. Воистину всё гениальное просто! Граф выскочил из машины. Все во дворе испуганно напряглись. Не обращая внимание на такой настороженный приём, пёс обнюхал всех и улёгся на солнышке, довольно вывалив красный язык.

— Это что за чудо? — Удивлённо поднял брови Егор.

— Да вот, с нами попросился. Графом кличут.

— Ну, сразу и зачислим его в подразделение охраны.

— А что сразу в охрану? Он и в поисковой группе неплохо пригодится.

— Разберёмся.

— А ты молодец, Егор. Вон, какую бурную деятельность развил.

— Это мне Шурик помогает. Вот светлая голова!

— Слушай, вроде как народу прибавилось. Мы, как и не увозили никого.

— Да подходят люди, кто прорваться сумел. Скоро расширяться придётся.

— Это как расширяться? Пристройку, что ли делать?

— Да нет. По соседству участок неплохой. Забор хороший и дом большой в глубине. Нужно будет объединить.

— Точно! Молодец. Стратегически мыслишь.

— А то! Ладно, скоро обед, а потом тоже подключитесь.

— Да нет. Я после обеда хочу по Гагарина прошвырнуться. К аптекам присмотреться. Ты, кстати, пробил бы, какие профессии у нас тут есть. Может, доктора найдутся.

— Уже. У нас аж два врача: стоматолог и терапевт.

— Ну, значит, надо медпункт оборудовать. Да и хирург бы не помешал. Образ жизни у нас сейчас активный. Всякое может быть.

— Тьфу-тьфу. — Постучал Егор по голове. — Не дай Бог. Ладно, идите, мойтесь, обед скоро.

— Да, какой-нибудь душ надо бы оборудовать.

— Да есть у нас уже такое дело. В подвальном помещении, оказывается, оборудована неплохая душевая. Шурик сейчас там колдует. Думает, как его расширить, хоть на несколько человек.

— Ну, тогда вообще хорошо. Ладно, я пошёл.

— Давай.

Пока умывались, как раз и обед подоспел. Взяв свою порцию, я подсел к Игорю.

— Как, не устал?

— Нет, а что?

— Да хотел по Гагарина пройтись, к аптекам присмотреться.

— Мысль хорошая. Кого возьмём?

— Конечно, меня. — Вмешалась в разговор Света.

— Тебе что, не живётся спокойно? — Повернулся я к жене. — Вон, другие женщины вполне себе довольны за крепким забором и под охраной.

— А мне не нравится так. Я в поисковую группу хочу.

— Опасно.

— А другим не опасно?

— Другие — мужики.

— Я так же стрелять умею, как и они. Да и их ещё натаскивать придётся, а я уже повоевать успела. Короче, ничего не знаю, а с вами я после обеда поеду.

Ну что тут поделать? Упёрлась, как… И не сдвинешь с места. Я только рукой махнул. Не затевать же скандал на потеху публике.

— Так кого ещё берёшь? — повернулся я опять к Игорю.

— Ну, Диму с Сашей ты ведь мне не дашь?

— Не дам. На них охрана.

— Тогда возьму Сергея, вон, видишь, сидит слева, Сёмку вон того, ну и Тимура. Пока, я думаю, хватит. Я присмотрелся к ребятам. Сергей — здоровый парень, наверное, качок. Вон как бицепсы под одеждой играют. Сёмка — по ходу, бывший мент. Среднего роста крепыш с коротко, под ёжик, стриженными волосами и цепким, чисто ментовским взглядом. Ну и Тимур — худощавый жилистый чернявый парнишка. Вёрткий, весь как на шарнирах. На татарина похож. Что ж, подбор неплохой. В поиске может пригодиться и грубая физическая сила Сергея, и цепкость и внимательность Сёмы, и шустрость Тимура. А если Сёма действительно мент, так ещё и своя контрразведка, что тоже нелишне. — Народу больше будет, и группу расширим. — Продолжил Игорь. — С учётом твоей жены пять человек. Вполне себе группа.

— Эй-эй! Ты Светку мою не считай. Она сегодня с нами сходит и всё, хватит.

— Не дождёшься. — Фыркнула Света. Вот как с ней? Никаких слов не хватает!

Пообедав, стали готовиться к выезду. Чистка оружия, доснаряжение магазинов… Ехать решили на моей таблетке, которую сейчас осматривают двое механиков. И здесь Егор подсуетился: организовал ремонтную службу.

— Кстати, Никита, присматривайте по ходу бензовозы какие-нибудь. — Подошёл ко мне Егор. — Нам запас топлива надо делать.

— Это мысль. А я голову ломаю, как нам хранилище ГСМ сделать. Молодец. Только где его искать? Ладно. Может где и встречу.

В поездку с нами напросился и Граф. Он вообще признал в Свете хозяйку и только на неё глядел преданными глазами. Остальных он просто терпел, благосклонно принимал ласки и угощения. К аптеке возле Крытого рынка решили не соваться пока. Слишком много там было заражённых. Поехали по Гагарина в другую сторону. К первой аптеке подъехали почти вплотную. Граф оскалил зубы и глухо зарычал. Шерсть на холке поднялась дыбом. Ого! Похоже, нас там ожидают. Осторожно вышли из машины и, толкнув дверь, шагнули внутрь. Отработанно шагнули сразу в сторону и проконтролировали зал. Из дальнего угла к нам обрадовано потянулся зомби. Обращённая аптекарша активно забилась в стойку, пытаясь добраться до нас. Обоих отработали уже привычно. Граф тут же, определив для себя задачу, рванул во внутренние помещения аптеки. Обшарив там, он вышел с довольной мордой и ткнулся носом в коленку Светы. Мол, чисто всё, я проверил, можете спокойно работать. А что, ведь это идея! Реакция у собаки не чета человеческой, нюх острый, да и схватить её сложнее с высоты зомбячьего роста. Ну, молодец Граф! Уже себе обязанности в группе придумал. Проверив ещё раз, на всякий случай, помещение, достали список первоочередных медикаментов, составленный нашими врачами.

— Игорь, давай, командуй. Я здесь за простого бойца. Это твоя епархия.

— Есть! Света — со списком на склад, Никита — контроль входа, Сёма и Тимур с Серёгой — на погрузку.

Медикаменты отобрали и загрузили где-то за полчаса. Забили всю машину. Пришлось возвращаться назад и выгружать всё на базе. Уже отъезжая от базы, я хлопнул сидевшего за рулём Тимура:

— А ну-ка притормози.

— Что там? — Тут же напрягся Игорь.

— А вон, посмотри сюда.

Между стандартными пятиэтажными хрущёвками упёрся в дерево грузовой тентованный ЗИЛок.

— И что?

— Да я, Игорёк, вот что подумал. Нашими УАЗиками много не навозишь. А если вот с этим ЗИЛком, да народу побольше, тут можно за раз по одной аптеке вывозить. А у нас только на нашем участке аптеки три, если не считать ту, что на Крытом рынке. Там у нас ещё руки коротки.

— Четыре.

— Нет три. Я «Фарму» не считаю. Там, скорее всего, мужики с супермаркета уже сидят. Да нам и этих хватит. Так что берём ЗИЛка. Тимур, давай самый малый до него.

— Сделаем.

При нашем приближении в кабине активизировался зомби, зашевелился и потянулся к нам, тыкаясь в боковое стекло. Оглядевшись по сторонам, убедившись, что явной опасности нет, мы подошли к кабине. Я быстро открыл дверь и отскочил в сторону. Заражённый кулем вывалился из машины, и ребята быстро с ним разделались. Игорь залез за руль и осмотрелся.

— Машина в порядке. Он на малой скорости ехал, когда обратился. Машина ткнулась в дерево и заглохла. Повреждений нет. Сейчас заведу и поедем.

Под удивлённые взгляды Егора мы своей маленькой колонной подъехали к базе.

— Ого! Где надыбал?

— Да тут недалеко. Я думаю так: группу Игоря делим на две части. Первую, во главе с Игорем, усиливаем ребятами из охраны, придаём к ним твоих мужиков в качестве грузчиков и отправляем чистить аптеки. А я беру вторую группу, Урал, и еду искать бензовоз. Автопарк увеличивается, вопрос с горючим решать как-то надо.

— Это было бы неплохо. Ещё бы с электричеством решить что-то. Свет пока есть, но отключиться может в любую минуту.

— Вот что мне покоя не давало! Ты гений! Я у аптеки генератор выдел в решётчатом кожухе, чтобы не украли, да значения не придал. Они же у каждой аптеки должны быть. Есть такие лекарства, которые в холодильнике должны быть, чтобы не испортились. Вот генераторы и стоят на случай отключения электричества. Надо дать команду, чтобы все встреченные генераторы забирать.

— Ну, значит, потребности в топливе увеличиваются. Тут тебе и карты в руки. Но всё же нужны генрики и помощнее. Эти тарахтелки так, несерьёзно.

— Посмотрим.

Я подошёл к Игорю обрисовал ему своё предложение. Решили так: с Игорем едут Серёга с Тимуром, а со мной Света и Сёма, ну и Саша, как техническая поддержка. Команду Игоря усилили ещё тремя Сашкиными ребятами. Ну и Егор выделил грузчиков человек пять.

— Игорь! — Окликнул я его прямо перед выездом. — Вы, там, в районе «Новинки» осторожнее. Там нас сегодня утром обстреляли.

— Кто?

— Не знаю. Выяснять не стали, по газам и проскочили. Но стреляли из ружей.

— Спасибо, что предупредил. Будем смотреть по сторонам. Ну, бывай. Поехали мы. И ты там тоже на рожон не лезь.

Мы пожали друг другу руки, Игорь прыгнул в машину, и колонна из двух таблеток и одного ЗИЛка тронулась в путь. Ну, значит, пора и нам. Саша со Светой сели в будку, а мы с Сёмой в кабину вахтовки. Ехать решили налево, к выезду из города и объезжать город по окраине. Кроме как на заправках, искать бензовоз больше и в голову не приходит. А на окраинах их побольше. Авось, где и остался на момент, когда всё это безобразие случилось. Сидеть в кабине мощной машины, сыто порыкивающей дизелем, было приятно. Видно далеко с высока, да и чувство безопасности грело душу. Редких зомби, попадавшихся навстречу, стальной бампер отбрасывал далеко в сторону. Лепота. Вот только автомат мешает. Надо бы какое-нибудь крепление продумать, да и рацию стационарную установить не помешало бы. Умельцев себе Егор неплохих подобрал. Сделают.

Первая заправка ничем не порадовала. Одинокие зомбаки топтались там и сям, брошенные машины одиноко стояли возле колонок, а боковая дверь в подсобку хлопала на ветру. Грустное зрелище. Не останавливаясь, проехали мимо. Погода стала портиться, небо понемногу стало затягиваться дождевыми тучами. Так может скоро и дождь пойти. Интересно, а как заражённые на дождь отреагируют? Посмотрим. Следующая заправка вообще встретила нас дымящимися руинами, среди которых ещё дымились сгоревшие остовы автомобилей. Ловить здесь нечего. Миновав пожарище, мы свернули мимо строящегося здания, то ли будущего ресторана, то ли ещё какого увеселительного заведения, и я вдруг увидел на строительной площадке ЕГО. Между куч песка и гравия и штабелей досок скромно притулился мощный генератор жёлтого цвета, киловатт эдак на двести. Вот это подарок!

— А ну-ка притормози, Тимур.

— Что случилось?

— Видишь, генератор стоит?

— Ну, вижу.

— Нам он нужен.

— Что, ты его прямо сейчас забрать хочешь?

— Конечно. Ещё не хватало, чтобы кто-то другой его забрал. Скоро свет отрубится, а мне в каменном веке с лучиной как-то жить не хочется.

— С такой дурой на прицепе, мы маневренность потеряем. Где-то встрянем — мало не покажется.

— Рискнуть придётся. Давай туда задом сдавай, за фаркоп зацепим.

На звук мотора из недостроенной коробки потянулись обращённые гастарбайтеры.

— Что там у вас? — По рации поинтересовалась жена.

— Генератор нашли. Большой. Сейчас зачистим и цеплять будем.

— Помощь нужна? А то Граф тут аж беснуется.

— Саша, ты из окна на крышу сможешь выбраться?

— Да легко.

— Тогда лезь. Тут гастарбайтеров обращённых штук десять. В два ствола сверху отстреляем.

— Уже лезу.

В зеркало заднего вида было видно, как откинулось окно будки, и из него показалась всклокоченная Сашкина голова. Я тоже открыл свою дверь и полез на капот, а оттуда на крышу кабины. Тимура оставил за рулём, а то мало ли что. Помнится, как-то на охоте кабан нас загнал на крышу кунга сто тридцать первого, а за рулём никого. Был бы кто, потихоньку бы и уехали от греха подальше. Так три часа и просидели, пока кабану не надоело. А этим уж точно не надоест. С высоты кабины вся стройплощадка была, как на ладони. В кунге так злобно рычал Граф, что слышно было даже здесь. Зомби лезли тупо напролом, и отстреливать их большого труда не доставляло. Однако, и про живчиков не стоило забывать. Как показала практика, уж эти твари то, достаточно хитрые и опасные. Ну вспомни чёрта, как говорится. Между стропилами мелькнула быстрая тень.

— Саша, зомбаков на себя бери. У меня живчик нарисовался.

— Понял. Я сейчас, этих добью и помогу.

Эта тварь ну точно учёная. На выстрел не лезла. Пряталась в глубине крыши. Я уже думал, обойдётся, когда живчик перепрыгнул за дымоходную трубу, оттуда на стропила и приземлился на капот Урала. Я от неожиданности чуть с крыши не упал. Первая заполошная очередь прошла над головой, никакого вреда живчику не доставив, напугав его. Тварь прыгнула на козырёк над входом в строение и, как паук, поползла по стене на крышу. Вот тут-то я его и достал.

— Классно. — Услышал я за спиной голос Сашки. — Я со своими тоже уже разобрался. Давай цеплять скорее. А то уже вон, другие подтягиваются.

И, правда, из-за ближайшего поворота уже показались первые фигуры. Цеплять генератор пришлось в режиме полного цейтнота. Но успели. Выехали из ворот уже через начинающую густеть толпу зомби. Упали первые капли дождя, взбив пыль на дороге и оставляя грязные дорожки на ветровом стекле. А потом полило.

— Смотри, а им не нравится! — Обрадовался Тимур.

И точно, зомбаки забеспокоились, нервно засуетились и стали искать укрытие от дождя. Такая реакция не может не радовать. Хоть во время дождя поспокойнее будет. Оставив за собой ещё штук шесть заправок и, уже разуверившись в успехе нашего безнадёжного предприятия, посреди дороги мы увидели долгожданный топливозаправщик. Мне показалось даже, что вокруг него аж сияние разливается. Стоит такой красивый, оранжевый, на базе КАМАЗа, да ещё и цистерна на прицепе. А под ним, в комбинезоне с логотипом «Лукойл», прятался от дождя зомби. Избавившись от нежелательного соседа, мы бросились к желанной цели. Благо дождь распугал всех заражённых. Топливозаправщик был под горлышко залит соляркой. А в прицепной цистерне — бензин. Ну, прямо день подарков! На базу поехали победителями. Однако, заехав на территорию и, весело переговариваясь, выйдя из машин, мы наткнулись на угрюмые взгляды.

— Что произошло? — Спросил я у Димы, встречающего нас у ворот.

— У нас потери.

— Кто?

— Ребята из охраны, из тех, кто с нами поехал.

— Зомбаки?

— Нет. Нарвались на бандосов. Ну, там, где ты предупреждал. По дождю зомбаки разбежались, ну мы бдительность то и потеряли. Там рядом как раз небольшой магазинчик. Ты знаешь. Пока наши аптеку выносили, я решил, что и продукты лишними не будут. И послал туда ребят из охраны. А они там под обстрел и попали. Двоих наповал, а третий лёгким ранением отделался. Он ползком — ползком и к нам. Я его за шкварник и за угол.

— Ну хоть что-то ты видел?

— Пока раненного тащил, краем глаза засёк человек десять мужиков. Все вооружены. В основном ружья, и, вроде, пару автоматов видел. Но мы туда сами не стали соваться. Быстро по машинам и на базу.

— Ну, хоть молодцы, что дальше не полезли. Дима! Усиль охрану базы. Никому на открытых местах не появляться. Без надобности на улицу не выходить. Понял?

— Понял.

— Егор, сегодня отбой для всех выездов. Усилить бдительность. И думать будем.

— Сделаю. Но, Никита, неужели мы ничего делать не будем. Ведь такое спускать нельзя. Да и то, что возле базы бандиты ошиваются, не есть гут.

— Будем, Егор, будем. Только это тебе не зомби расстреливать. Мы имеем дело с людьми. С хитрыми, беспринципными и вооружёнными людьми. Это война. А такие дела с кондачка не делаются. Будем думать. Здесь подготовка нужна. Сейчас укрепляем базу. Они и сюда наведаться могут. После ужина собираемся в столовой всем активом. Думать будем. И, надо бы с раненным пообщаться. Может, что новое вспомнит. Как он, кстати?

— Да ничего. Ранение сквозное. Перевязали, стакан вискаря налили, спит сейчас, как сурок.

— Ну, это нормальная реакция после пережитого. Видел, какие подарочки мы из рейда притащили?

— Даа. Подарочки выше крыши. Я о таком и мечтать не мог. Сейчас мой генрик устанавливают и к сети подключают. Так что, если свет отрубят, будет чем освещаться.

— Ну, это не панацея. Всё равно нужно будет по магазинам свечи поискать. Если керосиновые лампы попадутся, вообще будет хорошо.

— Чем хорошо? Где керосин-то взять?

— Егор! Есть прекрасный фронтовой рецепт: щепоть соли в бензин и всё. Будет светить и взрыва паров можно не опасаться. Ладно, пора к ужину готовиться.

Когда спустились к ужину, я обратил внимание на слишком наэлектризованную обстановку в столовой. Люди кучковались, о чём-то возбуждённо переговаривались, но с моим появлением замолкли, косо поглядывая на меня. Среди них выделялся лысоватый плотненький мужичок в очёчках, который, возбуждённо поблёскивая линзами, перемещался от одной кучки к другой. Тревожный звоночек. И чего ждать дальше? Второй день только, и столько разных проблем. Может, зря всё это? Вот так подставлять людей за мои идеи. Вывезти всех в воинскую часть и всё. А как же те люди, которые до сих пор сидят в запертых квартирах и ждут помощи? Да и под военных идти всё-таки не хочется. Ну, война, как говорится, план покажет. Ужин прошёл в тревожной тишине. Только слышны были разговоры вполголоса за столом, да стук ложек.

— Мне кажется, нам давно нужно поговорить. — Поднялся из-за стола давешний мужичок. — Почему нас заставляют работать? Мы добропорядочные граждане и имеем право на защиту и нормальные условия. Почему я, государственный служащий, начальник отдела, должен таскать какие-то доски?

— Да, точно! И кормёжка могла бы быть и получше. Мы знаем, что продукты есть, а нас кашей какой-то кормят. — Раздался нестройный хор голосов.

Ого! Вот и бунт на корабле! Конечно, можно было бы провести разъяснительную работу, поуговаривать. Но обстановка как-то не располагает к переговорам. Да и злость, вдруг, горячей волной ударила в голову.

— Я вас услышал. Поднимите руки, кто ещё так думает.

Подняли руки человек пятнадцать. По радостному блеску в их глазах было видно, что они уже готовы праздновать победу. Грустно. Успокаивало то, что остальным жтот демарш явно не понравился.

— Так вот, слушайте меня внимательно. Обстановка вокруг нас сложилась непростая. Мы прикладываем все усилия для того, чтобы выжить самим и помочь выжить другим. И в этой обстановке каждый из нас должен внести свою лепту в общее дело. Да и продукты не бесконечны. А дальнейшая их добыча сопряжена с большим риском. Так что тут не до разносолов.

— Не надо нас агитировать! Ты нам мозги не запудришь! — Выкрикнул кто-то из-за стола.

— А я и не агитирую. Мне здесь такие разговоры не нужны. Я думаю, и абсолютному большинству присутствующих здесь, тоже. Можно было бы вас отвезти в воинскую часть, но, боюсь, в ближайшее время этого мы сделать не можем. Каждый день к воякам не наездишься, да и там вам разносолов никто не предложит, и работать там тоже заставят по любому. Бездельники и там не нужны. Поэтому даю вам ночь на раздумье. Кто не передумает, даём паёк на сутки и за ворота. Кто останется, будет выполнять все требования администрации, по крайней мере, до следующего рейса в воинскую часть.

— А оружие?

— А оружие вам не обломится. Мы его сами добыли. Вот и вы добывайте.

— Как же без оружия то?

— Не мои проблемы. И запомните, этот разговор был в первый и последний раз. Больше никаких разговоров. Услышу что-нибудь подобное — сразу за ворота. Всё. Разговор закончен.

Люди быстро поели и освободили столовую. Ой, что-то мне всё это не нравится. В быстро опустевшем помещении остался только актив.

— Ну что, мужики, слышали, что творится?

— Слышали. Жёстко ты с ними.

— А что ещё делать было? Так и будем делать. Недоволен — паёк в зубы и за ворота. Нам ещё здесь пятой колонны не хватает. По ходу нам здесь нужен особист.

— Кто?

— Особист. Ну, или кто-то в этом роде. Обозвать можно по-разному, шериф, участковый, опер… Не суть важно. Нужен человек, умеющий копать, знающий психологию человека, умеющий выявлять тревожные звоночки. Желательно бывший полицейский. Игорь, Сёма ведь бывший мент?

— Да. Только он в ППС служил.

— Ну, на безрыбье, как говорится…

— Подожди, Никита. — Влез Егор. — Я же список веду, кто кем работал до всего этого. Есть у нас один бывший опер. Руслан Галиуллин. Вроде толковый. У Сашки в охране числится.

— Надо бы с ним пообщаться. Саш, ты его после нашего совещания пришли ко мне.

— Никита! У меня так и людей не останется! — Взвился Саня. — Двое погибли, один ранен. И этого тоже забирают.

— Пока никто никого не забирает. Я просто поговорить хочу. А если действительно толковый, так лучше его по назначению использовать, чем потом вот такие эскапады, как за ужином, выслушивать.

— Хорошо, пришлю. — Буркнул Саша.

— Теперь следующий вопрос: бандосы. Где наш раненный?

— Здесь. Сейчас войдёт.

— Игорь, вместе с раненным набросайте схемку боя на листочке. Особенно уделите внимание уделите противнику. Кто где находился, по возможности, у кого какое оружие.

— Саша с Димой, обсудите с Егором, сколько штыков мы можем выставить в случае заварухи. Пройдитесь по списку нашей общины. Особое внимание имеющим хоть какой-то армейский опыт и спортсменам.

Я налил себе чаю и потянулся за печеньками. Прикинул на листочке по памяти схему района, где состоялась перестрелка. Что там у нас есть? Так, по Гагарина магазинчики, аптека… Всё хлипкое. Под базу не приспособишь. Значит, искать бандитов надо в глубине дворов. К магазинам они, скорее всего, на мародёрку ходили. Во дворах у нас вот здесь игротека отдельной постройкой. Могли они там засесть? Если бы пацаны малолетние были, могли бы. Но Игорь говорил, что мужики взрослые были. Значит, нет. Гаражи капитальные. Тоже не вариант. Хрущёвки пятиэтажные, уже теплее. Могли столько вооружённых человек зачистить подъезд, например? Могли. Условия для проживания есть. А для мародёрки вон, сколько магазинчиков вокруг. Ещё я там видел пристройку одноэтажную к дому. Склад какой-то, что ли. Сколько раз мимо проходил, а так и не удосужился узнать, что там. Стоит там пошарится. Подошёл Игорь и протянул мне листок бумаги, на котором коряво, квадратиками, кружочками и стрелочками была изображена схема боя. Ну, боем то это назвать можно с большой натяжкой. Почти все кружки сбились в кучу, только три были рассредоточены на местности. Над одним было написано АКСУ, над другим АК, а над остальными — ружьё. Всего их нарисовано было десять штук. Бестолковый какой-то бой получился. Обычно, при встрече с противником учат рассредоточиваться на местности. А тут сбились в кучу и давай палить из всех стволов. Такое впечатление, что какие-то дебилы набрали оружия, почувствовали себя крутыми, а о тактике никаких знаний. Если это так, уже легче. Но расслабляться не стоит. Что же делать то? Люди без боевого опыта. Как их под пули гнать. Да и зомби шарятся. Пешком не подойдёшь по-тихому. А машины издалека слышно. Встретят из всех стволов, и только дуршлаги от машин останутся. Эх! Был бы у меня броневичок инкассаторский! Мечтать не вредно. Стрёмно как-то.

— Никита, человек пятнадцать можем выставить, если базу не оголять. — Обратился ко мне Саша. — Здесь — то тоже охранять надо.

— Мужики, я вот что подумал. — Отозвался я. — С этими бандюками мы пока притормозим. Поисковики с утра — обычная мародёрка. Только подальше от того района. А с остальными, Саша, займитесь-ка боевой подготовкой.

— А как же с бандюками? Так и будем терпеть их под боком?

— Рано нам ещё идти воевать. Всё понимаю, но необученных людей под пули подставлять не хочу. Усилим охрану, пару дней людей поднатаскаем, потом можно и попробовать.

— Как же так, Никита! — Вскинулся Егор. — От них же любой пакости ожидать надо!

— Вот и усильте охрану. Без особой надобности за пределы базы ни ногой. Был бы ещё броневичок какой, можно было бы попробовать. А наши машины ещё на дальних подступах в дуршлаг превратят. С фаршем из нас внутри.

— Ого, замахнулся. — Заржал Дима. — Это с которого Ленин выступал?

— Да нет. Инкассаторский бронированный микроавтобус в самый раз пойдёт. Вот на нём в самый раз было бы.

— Где же его взять?

— Вот и я не знаю. Только людьми зря рисковать не хочу. Они нам жизни свои доверили. Лучше пока своими делами займёмся. Слушайте план работы на завтра. Егор, территорию необходимо расширять. Тесновато у нас тут стало. Были у тебя на этот счёт, помнится, задумки.

— Были. За счёт соседнего участка.

— Вот и лады. Только забор там тоже укрепить надо. Через дом магазин строительный. Там можно пошуршать.

— А из чего, ты думаешь, умывальник сделали? Всё оттуда.

— Оттуда всё нужно забрать. Но это потом, с нашими поисковиками вместе. Дима, на тебе охрана и боевая подготовка. Людей натаскивайте и в обращении с оружием и в тактике боя. По крайней мере научите их рассыпаться при первом выстреле грамотно укрываться. Жаль, боезапас не резиновый. Стрельбы бы устроить. Игорь, до обеда со своей командой проедься по частному сектору. Там могут быть выжившие. Посмотри. Осторожно, не подставляясь, нужно людей вытаскивать. А у меня идейка возникла.

— Что за идейка?

— Хочу прощупать тех, кто сел в супермаркете.

— Ну сидят мужики там. И что?

— Да то, что если не они беспределят, то уж точно знают, где эти беспредельщики находятся. Наверняка даже успели с ними столкнуться. Нас-то именно в этом района два раза обстреляли. Пообщаюсь, посмотрю. Поеду через Ильича, заодно посмотрю, что в РОВД, в Суворовском училище творится. Территории-то закрытые. Может кто и занял там оборону. Надо с другими общинами связь устанавливать.

— А если это супермаркетовские беспредельничают?

— Вот и посмотрим. Кстати, когда я их видел в первый день, вроде адекватные мужики. Нас же до того нас кто-то обстрелял, а они только настороженно взглядом проводили. Выстрелить и не пытались даже. Так что надеюсь, что пообщаться удастся. А после обеда, Игорь, на тебе продукты. Ниже крытого рынка там пара магазинов и кондитерская. Там, помнится, прямо на месте пекли. Должна быть мука, там, яйца, сахар. Всё это не лишним будет. Пойдёшь в том же составе, как и сегодня. Только смотри поосторожнее.

— Да виноват я, расслабился! У меня у самого из-за этих двух погибших душа болит!

— Успокойся. Не винит тебя никто. Просто повнимательнее там. А мы тем же составом наведаемся-ка на работу ко мне.

— А что ты там забыл?

— Вспомнил я, что в нашем автохозяйстве я пару автоцистерн видел. Надо бы забрать.

— А зачем они?

— Топливо хранить. Пора бы уже заправки чистить, пока кто-то другой нас не опередил. Топливо всегда нужно. Вон, машины кушать хотят, да один дизель больше восьми литров в час употребляет. Нам горючки много надо будет, и бензина и соляры. Ладно, пора спать. Саша, Дима посты проверьте. Света, Графа сориентируй тоже на охрану. Кстати, его хоть покормили?

— Про него забудешь! Конечно покормили.

— Ну, тогда всем спокойной ночи. А мне Руслана найдите. Пообщаюсь.

— Да что его искать? — Ответил Игорь. — Я, когда за раненным ходил, его тормознул. Вон он ждёт.

— О, Руслан, подходи! Разговор у меня к тебе.

— Слушаю тебя.

— Ты, говорят, опером работал.

— Да. В РОВД уже лет семь землю топчу.

— Опыт большой. Хочу я тебе дело по твоему профилю поручить.

— Это опером что ли? И как ты себе это представляешь?

— Да нет, не совсем. Вот ты в армии служил?

— Служил.

— Помнишь, там особисты есть?

— Ну. Помню. Так вот я тебе именно такую работу предлагаю. Ходить, смотреть, с людьми разговаривать, ненадёжных и подозрительных выявлять. Вот сегодня видел, что за ужином было? Вот такие настроения вовремя выявлять. К нам люди прибывать будут, тоже среди них разные могут быть. А уж про осведомителей из какой нибудь банды я вообще молчу.

— Ну ты сказал!

— А что? База у нас хорошая. Богатая. Горючки сколько. Техники. Продуктов. Медикаментов только вон с трёх аптек натаскали. Чем не лакомое местечко?

— Вообще-то ты прав. А что, дело интересное. Почему бы не заняться?

— Вот и славно. Вот и приступай. А я спать. Спокойной ночи.

С чувством выполненного долга мы с женой поднялись в свои апартаменты. Вот и закончился второй день, принёсший нам первые жертвы.