Утро встретило нас проливным затяжным дождём. Небо заволокло тяжёлыми чёрными тучами, и не по-весеннему промозглый ветер швырялся холодными каплями. Генератор с утра не заводили из экономии топлива, поэтому завтракали в полутёмной столовой, что тоже оптимизма не добавило. Я уже допивал свой чай, когда прибежал дежурный и позвал меня к рации. Вызывал меня Валентин из супермаркета.

— Валентин! Здесь Никита.

— Никита! С поста сообщили, что к нам бандюки собрались к нам. Четырнадцать человек. Вооружены ружьями. Есть один АКСУ и один, вроде АК. По случаю дождя пешком прут.

— Валентин, без паники. Займите оборону. Броневичок к нам отправь. Держитесь, мы сейчас приедем.

— Понял. Встречайте машину.

Бросив микрофон рации, я объявил общую тревогу. Пока собирались, продумал диспозицию. Света и Тимур поедут на броневичке и будут нам огневой поддержкой с колёс. Остальные на УАЗиках: на моей таблетке остальная поисковая группа, на двух других машинах — пятнадцать человек, те, кого отобрал ещё Саша и сегодня весь день натаскивал. Выскакиваем на подъезде к супермаркету, спешиваемся и, под прикрытием огня с броневичка, охватываем бандитов с тыла и уничтожаем. Тут и броневичок подкатил. Люди рассаживались по машинам молча. По сосредоточенным лицам и тревожным взглядам я видел, как даётся людям осознание того, что они идут воевать. Мирные люди, ещё вчера ходившие на работу, отмечавшие праздники с друзьями, копившие деньги на какую-то покупку или выплачивающие кредит за машину или квартиру, сегодня вынужденно становились воинами. Как я не хотел ввязываться в это дело, а пришлось. Звуки боя услышали издалека. Заполошная перестрелка. Буханье охотничьих ружей перемежалось сухим щёлканьем карабинов и трескотнёй автоматных очередей. Жарко там у них. Первую группу высадили, не доезжая до перекрёстка. Они должны пройти дворами и ударить в левый фланг противника. Вторую уже после поворота, не доезжая супермаркета. А мы, проскочив буквально за спинами нападавших, высадились на правом фланге. Бандиты, уверенные в своей безнаказанности, перемещаясь среди брошенных машин и поливая супермаркертовцев из всех четырнадцати стволов, медленно, но неотвратимо приближались к входу в магазин. Из-за заколоченных щитами витрин жидким огнём огрызались защитники.

Первыми ударили мы. Огнём из пяти стволов мы заставили отморозков занервничать и заметаться между машин. Ну, ещё бы! Схема боя поменялась, и теперь им пришлось вести бой на две стороны. А уж когда в бой вступила вторая группа при поддержке броневичка, бандосам стало не до боя. Огрызаясь огнём, они перегруппировались и стали прорываться в сторону своей базы. В принципе, правильное решение. Пристройка кирпичная, капитальная. Окна небольшие, да и на них решетки. Выход в подъезд жилого дома имеется. Сквозанут туда и ищи-свищи. Но, видать, не судьба им. Уже пробившись к углу супермаркета, и, наверное, уже обрадовавшись, что прорвались, они внезапно напоролись на кинжальный огонь первой группы, как раз подошедшей дворами. Бандиты рванулись назад и запаниковали. Бой вступил в завершающую фазу. Психологически, отморозки сломались. Уже почти не отстреливаясь, уже действуя по принципу, каждый сам за себя, они скрывались за машинами, залезали под днища, прячась от пуль, бросали оружие, сдаваясь на милость победителя. Практически, это было уже избиение, а не бой. Ещё немного, и всё прекратилось. Из дверей магазина высыпали защитники.

— Всех сдавшихся в кучу и под охрану! — Крикнул я им. — Все по машинам!

На трёх машинах под прикрытием броневичка мы подъехали к бандитской базы. Зарешечённые окна были тёмными, и за ними не угадывалось никаких признаков жизни. Отправив броневичок контролировать выход из подъезда, мы приблизились к дверям пристройки. Дверь была заперта. Саша притащил из машины монтировку и сноровисто вскрыл дверь. Мы с Игорем шагнули внутрь. Перед нами оказалось складское помещение, и проход между какими-то коробками и ящиками вёл к проделанному в стене входа в жилую квартиру. На складе никого не оказалось и мы, не останавливаясь и держа автомату по штурмовому у плеча, поднялись по ступенькам и вошли в сильно закуренную комнату. На диване, у стола, заваленного объедками, пустыми пачками из-под сигарет и пустыми бутылками сидел парень с перевязанным предплечьем правой руки сидел бледный от страха парень. При нашем появлении он поднял руки ещё больше побледнел.

— Кто ещё здесь?

— Б-бабы только.

— Какие бабы?

— Н-ну, так развлекуха наша.

— А ну-ка поподробнее!

Выяснилось, что это оптовый склад продуктов. Отсюда в магазины окрестные всё развозилось. А эти пришли, всё под себя подмяли. Девчонок по району отлавливали. Они сейчас все в соседней квартире сидят. А так, они, обычно, после пьянки девчонок беру и по квартирам растаскивают развлекаться. Они подъезд от ненормальных почистили и каждый себе квартиру отхватил. Вообще, прямо, эстеты. Брошенные крутые машины типа икс пятых приватизировали. А здесь у них типа штаба. Пили здесь и дела свои обсуждали. А что, склад рядом, водки навалом. Чего далеко ходить? Про нас они знали, но соваться пока не решались. Видели, что община сильная. Но все магазины по кругу считали своими. Поэтому и обстреляли наших тогда. Ну и по пьяни для забавы по нашим машинам палили. А вот соседнюю общину в супермаркете решили под себя подмять. Сунулись туда буром и ответку получили. Ну и разозлились. Давай стрелять. Если бы не зомбаки, всех бы там положили. А так постреляли, да и уехали от греха подальше. Там его и ранили. А сегодня из-за проливного дождя все зомби попрятались, вот старшой и решил поквитаться, раз никто не мешает. Ну, его, как раненного на хозяйстве и оставили. А все остальные пошли.

— Ну, всё ясно. — Подытожил я. — Тимур, Сергей, к машине. Поедете на базу, там людей возьмите для погрузки и ЗИЛок. Будем этот клад к себе вывозить. Света, ты с девушками. Я, Игорь и Сёма пойдём подъезд проверим.

Мы вышли в подъезд через внутренние двери, привычно проконтролировав стволами автоматов лестничную клетку. В следующей квартире, сбившись в кучу, сидели шесть перепуганных девушек. В соседней, трёхкомнатной, ещё восемь. Все в синяках, от одежды рваньё какое-то осталось. Взгляд затравленный. В остальных действительно оказались лежбища бандюков, которые им уже не понадобятся. А неплохо отморозки устроились!

— Так, Дима, остаетесь здесь и вывозите добро со склада на базу. И нашим союзником где-то четвёртую часть оставь. С девчонками разберитесь, успокойте их, забирайте к нам. Если захотят, потом к воякам отвезём.

— С девчонками решим, Никита. А со склада четвёртая часть не мало ли? Может напополам?

— Дима, времена альтруистов и меценатов закончились. Почти всю работу сделали мы. И из задницы их тоже мы вытащили. Да и община эта всё одно не жизнеспособна. Настанет время, к нам вольются.

— Понял.

— А мы пока с поисковой группой к супермаркету прокатимся. Хочется мне тоже таким броневичком обзавестись. Да и с пленными что-то решать надо.

— А с этим что делать?

— Грохнуть бы его, да рука не поднимется на безоружного. Руслану его отдай. Пусть вытрясет, что можно. А потом, пусть сам смотрит. Но, скорее всего сухой паёк в зубы и без оружия на улицу. Выживет, его счастье.

— Ну, если так, то ладно.

Подъезжая к магазину, сквозь шум дождя мы услышали автоматные очереди и напряглись. Я вызвал Валентина по рации.

— Валентин! Здесь Никита.

— Валентин на связи.

— Что за выстрелы? Помощь нужна?

— Да нет. Мы бандюков приговорили.

— Сурово. Полностью на ноль помножили?

— Полностью. Всё по правилам. Суд устроили и приговорили. А на складе у них что?

— Подъеду, поговорим.

— Хорошо. Жду.

Чай под сникерсы мы сели пить в подсобке кондитерского отдела. Валентин обрадовался тому, что хоть что-то перепало из склада. Он на это даже не надеялся. Определились по трофейному оружию. В основном были ружья. Попался один АКСУ и карабин «Сайга», который все ошибочно принимали за автомат. Вот «Сайгу» то я себе и забрал. Остальное тоже отдал супермаркетовцам. Радости было через край. Ну и нам хорошо. Мне это ничего не стоило, а мы приобрели благодарных союзников. А это всё же больше, чем просто союзники.

— Слушай, Валентин, а как бы мне с вашими инкассаторами поговорить?

— Да без проблем. — И повернулся к своему помощнику. — Вась, позови Влада с Артёмом.

Вася вышел из подсобки вскоре вернулся с одним из инкассаторов.

— Артём, а где Влад?

— Влад ранен. Его сейчас перевязывают.

— Сильно?

— В бедро. Пуля там осталась.

— Серьёзно. Вот, Никита с тобой побеседовать хочет.

— Я слушаю.

— Артём, ты в какой фирме работал?

— Инкассервис. А что?

— Да вот хочу такой же, как у вас броневичок взять. Как ты думаешь, у вас там могут ещё такие оставаться?

— Вполне. Понедельник. Заявок мало. Это не пятница, когда столько заявок, что даже экипажей не хватает.

— А где ваша фирма находится?

— На выезде из города в сторону аэропорта. Я схемку нарисую.

— Нарисуй.

— Игорь! — Прокричал я в рацию. — Готовь машину. У нас рейд.

— А обед? — Отозвался Игорь.

— Возьмём суйпайком с бандитской базы.

— Понял.

Ну не терпелось мне завладеть вожделённым броневичком! Все мысли только об этом. Наскоро попрощавшись с супермаркетовцами, мы подъехали к складу. Там работа кипела вовсю. Мужики из хозслужбы грузили в кузов ЗИЛка ящики и коробки. Шурик где-то раздобыл брезент и заботливо укрывал продукты от дождя. Мы прихватили консервов и минералки, сунули в карманы по шоколадному батончику и выехали в рейд. С Республики свернули на Ильича. Возле РОВД всё так же топтались зомби. Возле художественного училища толпа уже рассосалась. Скорее всего в парке разбрелись. Вон столбиком стоят между аттракционами. Один вообще в фонтан залез. Благо ещё пустой. Не успели включить. После китайского ресторана пошёл частный сектор. Скорость пришлось снизить. Мало ли какая пакость может быть. Как практика показывает, не только зомби опасаться нужно. Повернули к военторгу, и тут меня осенила мысль. Нет. Не так. МЫСЛЬ! Как я мог забыть? Конвойная часть предстала передо мной во всей красе. По личному составу и территории небольшая, да и основной контингент или на зоне дежурит, или после дежурства отсыпается. Ну штабные там, подразделения обеспечения. Конечно, и этого нам выше крыши. Но, помнится, у них были несколько бронированных «Тигров». А это получше, чем инкассаторский броневик. Если в самою гущу не лезть, а аккуратно, чисто по автопарку отработать, может получиться.

— А ну-ка, Тимур, притрись-ка к забору. Посмотрим, что там.

Тимур аккуратно подъехал к воинской части. Я залез на крышу таблетки и заглянул на территорию, осторожно раздвинув в стороны витки «Егозы». Ага. Вон здание штаба, там казармы, плац. Да. Часть погибла. Вон по плацу зомби гуляют. Почему не строевым шагом? Шутка. А где автопарк? Надо бы с другой стороны посмотреть. Пока объезжали, дождь прекратился. С другой стороны части я, отстреляв парочку особо настырных зомбаков, опять полез на крышу таблетки. А это мы удачно зашли! Прямо за забором начинался автопарк. Справа и слева тянулись длинные боксы, а напротив — открытая стоянка. А на стоянке… На стоянке рядом с боксами стоял ни много, ни мало, бронированный «Тайфун» на базе КАМАЗа! Вот это свезло! Теперь надо его как-то умыкнуть.

— Игорь! — Позвал я. — Помнится, ты говорил, что машину завести можешь.

— Да без проблем!

— Ладно. На территории зомбаков немного, ворота автопарка закрыты. Есть вариант почистить и ещё по боксам пошариться. Может, что и ещё надыбаем.

Графа, к его неудовольствию, пришлось оставить в машине. Мы выбрались на крышу бокса и спустились на стоянку. К нам сразу потянулись зомбаки, явно возмущённые вторжением на их территорию. Веселуха началась. Мы разбились на двойки и двинулись в разные стороны. Мы со Светой прошли вдоль забора и увидели за остовом полуразобранной машины прячущегося зомби. Мы переместилась влево, чтобы иметь за спиной забор и осторожно, приставными шагами стали обходить эту груду металла. Заражённый неожиданно запрыгнул на ржавую кабину и упёр в меня свой взгляд. В который раз уже приходится глядеть в такие белесые буркала, а всё равно мороз по коже и волосы дыбом. Света успела быстрее. Шустрик уже был практически на половине пути ко мне, когда очередь из её автомата заставила его споткнуться и свалиться вниз. Там-то мы его и добили. С разных сторон автопарка тоже раздавались выстрелы. Ребята работают. На нашем направлении ничего опасного больше не встретилось. Дождавшись остальных, мы начали проверять боксы. Пока проверяли, достреляли ещё двоих. Проверяли бокс за боксом, но ничего интересного пока не попадалось. Автозаки нам уж точно не нужны. Да и прочий хлам тоже. Я уже хотел махнуть на всё рукой. Судьбе и за «Тайфун» низкий поклон и большое спасибо. Остался один, даже не бокс, а гараж, стоящий немного поодаль.

— Ну что, посмотрим там? — Спросил Игорь.

— А смысл? Отдельный гараж. Явно не для простой машины. Скорее всего для командирской тачки. И там ли она — вопрос. — Обычно командиры на гражданских моделях ездят. Командирские задницы любят мягкие сиденья и комфортабельные салоны.

— Ну, попробовать то стоит.

— Давай попробуем. Только, Игорь, снаряд в одну воронку два раза не падает. Нам и так несказанно повезло: такой «Тайфун» нам обломился.

Там действительно была командирская машина. Точнее командирский «Тигр». Да-да, именно «Тигр». Ну, удивил меня командир этой части. Правда, без тюнинга не обошлось. Но, в общем, всё функционально. А, оказывается, падает снаряд два раза иногда. Падает.

— Как выезжать то будем? Через часть — не вариант.

— Да я сейчас вон тот бульдозер заведу. — Пробасил Серёга. — Секцию забора опрокину и выскочим.

— Давай, Серёга. Дерзай.

А какие таланты, оказывается, у нас пропадают! Серёга быстро завёл ДТ-75, поднял ковш и опрокинул забор. Обалдевшие от таких находок, мы, небольшой колонной в три автомобиля, двинулись в сторону базы. Игорь с Серёгой на «Тайфуне» — первый, я с женой на «Тигре» и Тимур с Сёмкой на моей таблетке.

— Игорь! — Позвал я по рации. — Давай по параллельной улице пройдём.

— Так крюк же получается.

— Ничего. Зато может кого выжившего найдём. И вообще круг поисков надо расширять.

— Принято.

КАМАЗ фыркнул выхлопной трубой и повернул. Ехали медленно, периодически останавливаясь и прислушиваясь. Очень хотелось найти хоть кого-то. Однако, кроме инфицированных, слоняющихся в сени начинающих зеленеть деревьев, никто так и не встретился.

База была похожа на развороченный муравейник. Народ бегал с коробками и ящиками от ГАЗона к складу, оборудованному в кафе, Егор стоял посреди двора, довольно потирая руки.

— Вот это улов! А вы нашли что-нибудь?

— Пошли, покажу.

Егор долго стоял, как рыба, хватая воздух ртом и выпученными глазами глядя на наши бронированные машины.

— Вот это да! Да сегодня не день, а прямо Новый Год какой-то. День, когда сбываются мечты! Ущипните меня. Я сплю, или в сказку попал?

— Наверное. — Засмеялся я. — Я сам только недавно отошёл от такого везения. Жизнь налаживается.

— Это да. Что планируешь дальше?

— Да вот, остаток дня хочу посвятить поискам выживших. Проедусь по району. Не терпится мне технику новую испытать.

— Ну, езжай. Только на завтра хочу тебя попросить ещё поискать топливозаправщик. Солярки много не бывает. Генератор жрёт, как слон. Да и ваши монстры тоже не вегетарианцы.

— Завтра посмотрим. Будет день — будет пища. И надо бы ещё один небольшой генератор поискать.

— Зачем?

— Электричество кончилось. На заправках насосы не работают. А тут напрямую насос подключил к генератору и качай на здоровье.

— Тогда да. А то у меня-то свободных нет. На холодильники, вон, один пашет, на освещение территории ещё один. Мы прожекторы устанавливаем. А они мощные, много электроэнергии потребляют. Прачку, вон, оборудуем. Стиральных машин натаскали, установили. Теперь каждый может постираться без проблем. Насос на скважине запитали. Водопровод-то накрылся.

— Так я тебя ни о чём не прошу. Сам раздобуду. К стати, что с тем бандюком?

— Да что с ним делать-то? Расстрелять рука не поднялась. Девчонки, которых мы освободили, правда, фейс ему хорошо подпортили. Ну, Руслан допросил его, да и отправили его в одиночное плаванье с сухпайком на сутки. Он плакал, конечно, на колени падал, просил оставить его. Но, сам понимаешь, доверия такие не внушают.

— Это ты прав. А к воякам отвезти, так они его там тоже к стенке поставят по законам военного времени. Только место будет занимать в машине зря. А так, как фишка ляжет. Выживет, значит повезло.

В боксах, приспособленных под гаражи, Игорь буквально облизывал «Тайфун», на который уже положил глаз. А что не положить-то? Бронированная кабина, пуленепробиваемое стекло, целиком бронированный кузов, анатомические пассажирские кресла в кунге — чем не мечта поисковика?

— Никита, мне что, вахтовку не переделывать? — Подошёл ко мне Саша.

— Конечно переделывать.

— Так у вас, вроде вон какой динозавр появился.

— «Тайфуна» будем использовать. А Урал пусть стоит. Запас карман не тянет. Кто его знает, как там оно обернётся. Может и пригодится.

— Ну и хорошо. А то мы уже сталь порезали на заготовки. Думал, может зря я хороший металл испортил.

— Нет. Не зря. Продолжай смело.

— Игорь! Не хочешь прокатиться?

— На этом КАМАЗе? Да с удовольствием! А куда?

— Проедем по району. Может кого ещё найдём.

— Поехали.

— Давай. С тобой Серёга. Остальные со мной в «Тигре». Тимур за руль.

Шерстить начали с пятиэтажек слева от рынка. Мой двор ничего, кроме зомби не дал. Шибанули тех, кто попался под колёса и, не тратя патроны, проехали дальше. Следующее здание тоже ничего нам не принесло. А вот дом индивидуальной постройки, стоящий перпендикулярно, порадовал. Сразу из четырёх окон нам махали и кричали, привлекая внимание.

— Всем внимание! — Произнёс я одновременно в рацию и команде в салоне. — Начинаем с правого крайнего подъезда. Игорь, «Тайфун» ставишь метров за двадцать. Серёга, через верхний люк чистишь возле входа. После этого, Тимур, машину к подъезду. Десантируемся и сразу в подъезд. «Тигр» отъезжает в сторону и контролирует подходы. На его место встаёт КАМАЗ в готовности принять спасённых. Серёга, обеспечиваешь погрузку. После этого отъезжаете и «Тигр» забирает нас. Все поняли? Тогда вперёд.

Мы зашли в подъезд и проконтролировали лестницу. Тишина. Нам на пятый этаж. Там сразу в двух квартирах заперты семьи. Странно, что всё тихо. Они нам с балкона кричали, что кто-то в подъезде есть. Даже к ним в квартиры ломился. Шли осторожно, приставным шагом, автоматы у плеча, поэтому среагировали сразу, когда на повороте лестницы показались заражённые. Встретили со Светой мы их огнём, из двух стволов. Тут же сзади тоже загрохотали автоматы.

— Что там? — Не отрываясь от стрельбы, спросил я.

— Зомбаки снизу прут.

— Откуда они взялись?

— Не знаю. Как чёртики из табакерки.

Вот это подстава! Классическая засада. И, главное, кто её организовал! Зомби! Такого не бывает. Однако вот они, прут и сверху, и снизу, и вот мы, запертые в ловушке. Грохот автоматов в замкнутом пространстве лестничной клетки больно был по ушам, гильзы сыпались под ноги, а пороховые газы ели глаза. Давление сверху ослабло. Там, видать, зомбаки заканчивались. Оставив этот фланг на жену, я переключился на нижних. Сёмке одному тяжеловато было.

— Там внизу, вроде, живчика видел. — Прокричал Сёмка.

— Точно видел?

— Вон там смотри.

И точно, за спинами тупых зомбаков, кажется, ставших ещё более медлительными от грохота, бьющего по ушам, точно мелькал живчик. И, чего просто не может быть, явно руководил боем. Ну, дела! Его надо брать по любому. Я перенёс огонь вглубь, пытаясь достать этого главнокомандующего, но он, выбив головой подъездное окно, выскочил наружу и скрылся. Зомбаки сразу сдулись, и добить их не составило труда. Выживших вытащили, как говорится, согласно утверждённому плану. Пока вытаскивали, меня всё мучал вопрос: откуда взялись нижние зомбаки, если мы поднимались с самого низу и проконтролировали лестницу и вход в подвал? Стоп, вход в подвал мы, как раз просмотрели небрежно. Был ли замок на решётке? Не помню. Привык, что априори все подвалы заперты. На выходе специально осмотрел решётку. Замка не было. Спустился по ступенькам немного вниз и сразу в нос ударил стойкий зомбячий запах. Это, получается, они нас пропустили наверх, дождались, когда мы пройдём выше и ударили одновременно с теми, кто ждал нас на пятом этаже. Ого! В остальные подъезды пошли уже вчетвером и с Графом, но живчик больше не показывался и зомбаки по подвалам не прятались. Ну, а тех, кто на лестнице, отстреляли без проблем. Но наука нам, однако. Теперь в подъезд без Графа никак.

На базу привезли шестнадцать человек. Испуганные, натерпевшиеся за это время, они высаживались из тайфуна во дворе базы и ошалело вертели головами. Да уж. Контраст был ощутимый. После замкнутого пространства квартиры, когда за дверью слышится шарканье ног и бормотанье зомби, увидеть достаточно большую безопасную территорию, на которой обитают, пусть и вооружённые, но нормальные люди. Женщины ударились в слёзы, мужчины бросились их утешать, а дети, быстро успокоившись, бросились к нашим шавкам. Граф тоже снисходительно позволил себя немного погладить, но потом важно отошёл в сторону и улёгся на своё любимое место. Шавки слинять не успели и теперь стоически терпели тисканье и усюсюканье детворы. От детей их спасли родители, которые потянули своих детей устраиваться на новое место.

— Ого, сколько человек привезли! — Подошёл Егор.

— Да. Поработали хорошо. Знаешь, сегодня кое-что странное случилось.

— Что?

— Мы в засаду попали.

— Что, новые бандюки появились?

— В том-то и дело, что нет. Зомбаки на нас засаду устроили.

— Да не может быть! Они же тупые!

— Видать не совсем тупые. Живчик ими руководил.

— Час от часу не легче! Да что же делается-то такое!

— Умнеют они, и это не может не волновать. Нужно будет охрану усиливать и поисковую группу увеличивать. Мы сегодня в засаду втроём попали. Еле отбились. Руслан где?

— С новенькими беседует.

— Это правильно. Ты, Егор, с людьми пообщайся, кто куда планирует. Подбери кандидатов в охрану и поисковики. Выясни, кто к воякам. Надо же знать, когда выезд к воякам планировать. После ужина мне весь расклад дашь. Потом собеседование устроим. Сколько человек сейчас на базе?

— Семьдесят шесть. Из них восемнадцать детей и тридцать две женщины.

— Женщин с детьми вывозим однозначно, без учёта их желания. Пацанов от шестнадцати и старше оставляем, если захотят. Будем считать, что они уже призывного возраста.

— Так шестнадцать — это же совсем дети ещё!

— Во время Великой Отечественной войны призывали с шестнадцати лет, между прочим. Оружие держать уже смогут. На охране справятся.

— Хорошо. Я просмотрю списки. Кстати, я начал расширяться вглубь. Ещё один двор присоединяю.

— Это, какой?

— Да за нашим. Там тоже дом большой.

— Ну, молодец. Народу прибывает. Как девчонки, которых мы освободили?

— Плохо. Затравленные сильно. От каждого шороха вздрагивают, ни с кем не общаются.

— Значит, их первыми на выезд к воякам. Там народу побольше, врачи там разные. Может и психотерапевты, какие найдутся.

Народу действительно прибавилось, и ужин прошёл в две смены. После ужина, по уже сложившейся традиции, собрались за чаем в столовой.

— Так, определимся вначале по людям. Егор, что у тебя?

— Как я уже докладывал, на базе сейчас семьдесят шесть человек. Из них восемнадцать детей и тридцать две женщины. Девятнадцать женщин, двенадцать детей и три мужика хотят к воякам. И того у нас на базе остаются двадцать три мужика, тринадцать женщин и шесть пацанов от шестнадцати до восемнадцати лет. Всего сорок два человека. Да, хирурга нашли!

— Да, ну! Вот это подарок!

— Женщина из сегодняшнего пополнения. Она остаётся. Короче, тридцать четыре человека к эвакуации. Короче, Никита, завтра с утра в воинскую часть.

— Принял. Везти придётся на двух машинах. Саша, как там вахтовка?

— Будку забронировали. А на кабине только двери успели.

— Для начала пойдёт. Заодно и испытаем.

— Только скрипеть она у вас будет!

— С чего бы?

— Да каркас будки на такой вес не рассчитан. Надо бы изнутри укрепить ещё.

— Завтра не развалится?

— Нет. За это отвечаю.

— Ну, тогда скрип потерпим. По патронам что, Дима?

— С патронами пока нормально. Три с половиной ящика на складе. И у всех полные боекомплекты. Патроны же в основном вы тратите.

— Хорошо. По горючему что?

— Топливозаправщик располовинили. Но пока ещё есть. Тут другая проблемка нарисовалась.

— Какая?

— Плиты у нас в столовой-то на газе. Газопровод уже два дня, как отключился. Мы по соседним домам пару баллонов нашли. Пока на них готовим. Но они не вечные. А кушать все хотят.

— Ясно. После вояк порыщем. Может и найдём. Что-то у меня в голове крутится. Пока не могу вспомнить. Надо подумать. С продуктами определились?

— Да. Всё рассортировали, переписали. Запас хороший. Надолго хватит.

— Я принял решение увеличить поисковую группу до восьми человек. Егор, есть предложения?

— Есть. Вот список. Там и по охране тоже.

— Отлично. Охрану тоже усиливаем. Игорь, на тебе собеседование с кандидатами в поиск, Дима — на тебе кандидаты в охрану. Завтра со мной поедет вся поисковая группа. Ещё «Тигр» возьмём. Егор, водителя дашь на вахтовку. Дима, человека два из охраны выдели. На обратном пути Урал отпустим на базу, а сами поедем в поиск. «Тайфун» — Игорь с Серёгой, остальные в «Тигр». Тимур за руль. Есть ещё вопросы? Ну, если нет, всем спокойной ночи.

— Да, через полчаса выключаем генератор. Ладно, через час с учётом собеседований.

— О! Точно! А что тарахтения не слышно? Вчера же грохот стоял, говорить невозможно было.

— Так мы генератор в сарайчик спрятали, а стены звукоизолировали. Так что теперь всё нормально. Никаких неудобств.

— Вот за это спасибо! Ладно, всем спокойной ночи.

Мы уже стали расходиться, когда в столовую влетела как фурия смутнол знакомая разъярённая девушка. Судя по синякам на разбитом лице, я понял, что это одна из освобождённых женщин.

— Я здесь что, уже и голоса не имею!

— Успокойся, имеешь. Что случилось?

— Почему меня заставляют уехать?

— А что тебе здесь делать. Вон, отсюда даже мужики бегут. А вам после пережитого нужно в нормальные условия, где народу побольше и безопасно.

— Я лучше знаю, что мне нужно.

— Ну и что тебе нужно?

— Я хочу здесь остаться. У меня разряд по стрельбе. Я лишней не буду.

— Уверена? Просто ты столько пережила.

— Уверена.

— Ну, тогда вон к Егору. На хозяйстве работа всегда найдётся.

— Вы не слышали? Я кандидат в мастера спорта по стрельбе.

— Хорошо. Вон, с Димой поговори. Он у нас охраной заведует.

— Я слышала, что у вас какие-то поисковики есть.

— Есть, конечно. — Засмеялся я. — Только нам туда мужики нужны. Это дело очень опасное.

— Свою жену, значит, в поисковики взял без проблем. А я, что, рылом не вышла?

Во, припёрла! И что с ней делать? Бабский батальон набирать? Ситуация щекотливая. А куда деться?

— Игорь! Пообщайся с человеком. — Скинул я с себя бремя выяснения. — И, помните, скоро генератор выключается.

Вот и закончился ещё один день. День, за который опять было сделано немало и, самое главное, были спасены ещё люди. А, значит, этот день был прожит не зря.