Утро началось суматошно. Позавтракав на скорую руку, я занялся подготовкой к предстоящей операции. Проверил оружие, магазины. Прошёлся по базе, похожей на разворошённый муравейник, поговорил с людьми, проконтролировал экипировку, снаряжение и вооружение. Выскочил дежурный и доложил, что обозначились по рации банкиры и барсовцы. Подъезжают вместе. Хорошо. Осталось пожарников дождаться. Я прошёл в столовую, в которой уже убрались, и на чистом столе была расстелена схема Крытого рынка, нарисованная четырёх листах бумаги, склеенных между собой.

— Уже подготовился? — Поздоровался со мной Серёга.

— Да тут целая карта нарисована! — Шутливо восхитился Олег.

— Гена, а ты чего приехал? — Удивился я, увидев Гену, с любопытством, оглядывающимся вокруг.

— С вами хочу. Мужик я или не мужик?

— Мужик, Гена, мужик. Но тебе там делать нечего. Ты хоть раз стрелял?

— Ну, давно как-то. Из ружья по бутылкам. С друзьями на отдыхе.

— Нам, Гена, твоя светлая голова для другого нужна. У нас на твою голову большие планы имеются.

— Уже все в сборе? — В столовую энергичным шагом вошёл Демидов.

— А что это ты так вырядился? — Удивился я, увидев пожарника в брезентовой робе и каске.

— Боевая экипировка. Проверено. Ни один зомбак не прокусит. На этом вот рукаве две штуки висело. — Засмеялся он.

— Давайте познакомьтесь друг с другом и прошу к схеме.

— Вот, смотрите. Территория рынка. Передний двор. Туда ведут калитка со стороны рыбного отдела, основные ворота с калиткой со стороны перекрёстка и ворота со стороны остановки. Задний двор — одни грузовые ворота. Предлагаю: одна группа в сопровождении пожарной машины подъезжает к грузовым воротам заднего двора, брандспойтом отбрасывает заражённых во двор и запирают ворота. Женя, машину назначаешь сам. Сергей, на твоих ворота.

— Есть.

— Есть.

— Вот и ладушки. С задним двором пока всё. Дальше передний двор. По такой же схеме блокируем калитку, где рыба и ворота со стороны остановки. Исполнители те же. Потом заезжаем в ворота со стороны перекрёстка и начинаем чистить передний двор. В здание не суёмся, пока не убедимся, что ни одного зомбака не осталось за спиной. Потом блокируем выходы из здания и чистим внутренний двор, потом задний. Ну и напоследок самое сложное — само здание. Здесь разбиваемся на пятёрки и работаем по следующей схеме. — я выложил перед нами два новых листа бумаги, на которых было изображено схематически внутреннее устройство первого и второго этажа. По этой схеме красными стрелками были нанесены маршруты движения боевых пятёрок. Все склонились над схемами и ненадолго замолчали.

— У меня есть предложение. — Подал голос Женя. — После удара брандспойтом зомбаки на какое-то время теряют ориентацию в пространстве. Хоть голыми руками бери. Мои люди пришли в бойцовках, ну, таких, как у меня. — Пояснил он, видя моё недоумение. — С инвентарём. Так вот впереди идут мои. Каждого страхуют три-четыре автоматчика. После удара брандспойтом мои начинают добивать заражённых, автоматчики на подхвате. Потом опять удар, работа. И экономия боеприпасов хорошая будет.

— Ну, на открытом пространстве эта тактика сработает. Но там много различных павильонов. — Вмешался Олег. — Я со своими тогда по павильонам пойду.

— Идёт. Ну, всё. С Богом!

Мы вышли на улицу и окунулись в самую гущу подготовки. Шел предбоевой инструктаж, проверка оружия, нервные смешки. Чуть в стороне человек пятнадцать пожарников в брезентухах и касках поигрывали в руках топорами и битами.

— А биты откуда? — Спросил я Женю.

— Так там рядом магазин спорттоваров есть. Оттуда и взяли. Вещь хорошая. На практике опробовали.

— Справятся твои ребята? Как думаешь?

— Справятся. Не впервой.

— Никита! — подошёл ко мне Егор. — Там к тебе Сергеич рвётся. Хочет поговорить.

— Какой ещё Сергеич?

— Ну, вчерашний. Который напился вчера.

— Он ещё здесь? Я же сказал, за ворота.

— Мне сейчас некогда с ним разговаривать. Да и смысла не вижу.

— Я тебя прошу, поговори.

— Только ради тебя. И недолго.

Егор отошёл и вернулся с давешним бузотёром. Бледное лицо, взгляд побитой собаки, в дрожащих руках пакеты и банки сухого пайка.

— П-прости меня. — Дрожащим голосом еле слышно произнёс страдалец.

— Проспался, что ли?

— Не выгоняйте меня. Я всё понял.

— Ничего ты не понял. Ты боишься на улице оказаться один и без оружия. А вчера ты сказал то, что думаешь. По твоему мнению только ты здесь, бедный, пашешь. А мы, бездельники, на тебе ездим. Вот пойди, прогуляйся там, где мы каждый день гуляем. Туда, где моя жена гуляет. Ты же считаешь, что я её на тёпленькое местечко пристроил. А то, что она, женщина, с автоматом бегает, жизнью рискует, а ты под охраной, в безопасности, по хозяйству работаешь, это нормально?

Я специально выбирал наиболее обидные и хлёсткие слова, так как заметил, что вокруг нас собирается всё больше народа. Пусть будет хорошим уроком для остальных. Сергеич задрожал всем телом и неожиданно бухнулся на колени.

— Не губи, Никита. Оставь меня. Что хочешь, сделаю, только не выгоняй.

А вот это запрещённый приём. Я такого не ожидал. И что теперь делать?

— Встань. Вину искупишь. Женя, у тебя брезентуха есть свободная?

— Найдём.

— Найди. — И уже Сергеичу. — Если не хочешь за ворота, пойдёшь с пожарниками в первых рядах. Из оружия только бита. Но учти, на базе я тебя всё равно не оставлю. С первым рейсом к воякам. Ну? Что выбрал.

— Пойду с пожарниками.

— Женя, забирай его.

Демидов повёл косячника с собой, и спустя некоторое время он, уже в робе, повторял за, что-то объясняющим ему пожарниками, удары битой. Такой мощи от водяной пушки я не ожидал. Один залп и зомбаков как метлой смело метров на двадцать, если не больше. Ребята Сергея выскочили из полицейской «Нивы» и споро закрыли ворота. Калитку на рыбе и ворота со стороны остановки постигла та же участь. Сразу, по моей отмашке, в основные ворота влетел заряд воды, подметя заражённых у входа, и в освободившийся проём въехали сразу две пожарки и встали, развернувшись веером. Следом забежали, сразу разворачиваясь цепью, пожарные с топорами и битами наперевес. В брезентовых робах и рукавицах, в касках с опущенным забралом они походили на одинаковых оловянных солдатиков. Второй волной развернулись в цепь базовские ребята. Ещё один залп из двух стволов, зомбаки летят, словно кегли, ломая руки и ноги. Следом, словно коршуны на добычу, налетают пожарные, круша битами и топорами кости и черепа. Зомбаки вдруг оттянулись в глубину двора и стали сосредотачиваться в проходах между павильонами. Открытое пространство двора оказалось свободным, однако возникла угроза удара по пожарникам с флангов. Точно живчик где-то окопался.

— Дима! — Позвал я по рации. — Бери своих десять человек и на правый фланг. Видишь, где они укрываются? Игорь! На тебе левый фланг. Ира! Ганс! Ищете живчиков. На бой не отвлекаетесь. Вот хоть один точно есть.

Треск выстрелов справа и слева показал, что хитрость зомбаков не удалась. Зомби стали отступать, пытаясь раствориться в проходах между павильонами, однако навтречу им попёрли заражённые, теснимые пожарными по центру. Ну, дальше уже был детский сад. Переиграл сам себя живчик. Ребята блокировали вход во внутренний двор и заперли обе двери в здание.

— Олег! Твой выход!

— Понял.

На территорию въехали два инкассаторских «Форда», из которых высыпали ребята Олега в чёрной ОМОНовской экипировке и стали сноровисто зачищать павильоны. Аж загляделся, как красиво это у них получилось.

— Никита! — Вскоре вышел Олег на связь. — У меня чисто.

— Понял! Всем внимание! Заходим во двор.

Пожарники оттянулись назад и в первую линию выдвинулись автоматчики. Теперь пожарники прикрывали тылы. Открытые прилавки во внутреннем дворе оказались слабым укрытием, и зомби больше играли роли мишеней в тире.

— Есть живчик! — Отметилась Ира. — На втором этаже на галерее скакал. Сняла.

— Не расслабляйтесь. Должен ещё один быть, как минимум.

Действительно, буквально на секунду замешкавшись, зомбаки опять стали организованно отступать, что им не помогло особо, так как прятаться там было негде. Да выхода во внутренний двор тоже заперли и взяли на прицел оба тоннеля, выводящие на задний двор. В этих тоннелях были павильоны, поэтому я опять пустил вперёд ребят Олега. Вот работают ребята! Куда нам до них! Оба тоннеля зачистили чуть ли не мгновенно.

— Женя! Твой выход. С грузовых ворот пожарки загоняй. Мы с тоннелей зайдём. «Тайфун» и Урал тоже с грузовых. Снайпера, не расслабляемся.

— Поняли.

Выждав пару минут, я дал команду на выдвижение через тоннели. Ребята выскочили на задний двор к самому веселью. Отброшенные мощными струями из брандспойтов, зомби летели прямо под ноги бойцам, где оглушённые попадали прямо под пули и удары бит и топоров. Влад, из люка «Тигра», словно косой, выкашивал из ПКМа целые ряды. Горячие гильзы сыпались чуть ли не мне за шиворот. Открытое пространство зачистили быстро, а вот между контейнерами строительного рынка завязли. Зомби прятались в неожиданных местах, неожиданно наносили слаженные удары и снова отступали. Появились первые потери. Бой переходил в затяжную фазу.

— Ира! Ганс! Что спите?

— Не спим мы!

— Живчика срочно снимать надо, а то он здесь нам дел наворотит.

— Да ищем! Никита! За вещевым рынком их толпа рыл в двадцать!

— Принял!

Ох ты! Прямо засадный полк воеводы Боброка! Это же они сейчас нашим в тыл ударят!

— Олег!

— На связи.

— Срочно своих за вещевые ряды. Там рыл двадцать затарились. Готовят удар в тыл.

— Принял.

Олег не мелочился. Прямо на своих «Фордах» залетел за павильоны с вещами и олт туда раздались автоматные очереди.

— Нашёл! — Раздался голос Ганса. — Вот он, чертила, на контейнере залёг!

— Снимешь?

— Сейчас. — И через секунду. — Готов!

Вот теперь видно, что живчики кончились. Зомбаки замешкались и стали тыкаться из стороны в сторону. Бой закончился быстро. Остаётся только здание. Но с ходу штурмовать его смысла не было. Людям надо прийти в себя, отдохнуть. Всё равно все выходы из него заблокированы, а на территории уже безопасно.

— Все частный отбой. Командирам подразделений ко мне. — Скомандовал я.

Люди попадали на землю там, где стояли. Чувствовалось напряжение и усталость. Значит, правильно я решил не торопиться. Сейчас бы наделали ошибок сгоряча. А здесь ошибка — это чья-то жизнь. Командиры собрались возле меня, тоже взмыленные, как ездовые лошади.

— Доложите о потерях.

— У меня двое покусанных. — доложил Сергей.

— Мои все в норме. — Это Женя. Ну кто бы сомневался при их экипировке.

— Мои тоже. — Это Олег.

— Моим четырём головы разбили. Кому камнем, кому арматурой. Но жить будут. Они сейчас в медпункте.

— У меня все в порядке. — Доложил Олег.

— Хорошо. Жаль ребят твоих, Сергей. Но это война. Ничего не поделаешь. Сейчас организуем охрану периметра. Егор, обеспечь подвоз чая и печенья какого-нибудь с базы. Вахтовку возьми. Пусть люди отдохнут. Придут в себя. Никуда эти зомбаки из здания не денутся. И ещё, обед твои пусть на всех готовят и по первой команде везите его сюда. Здесь будем обедать.

— Так мы что, до обеда не управимся?

— Не управимся. Пока зачистим. Пока приберём здесь. Работы много. Трупы куда-то вывозить надо. Пусть ГАЗон готовят.

— Понял.

— Да, Олег, круто твои работают. Я, прямо засмотрелся.

— А у меня бойцы в основном СОБРовцы бывшие. Сам собирал.

— Ясно. Ну, всё. Давайте к людям.

Мужики разошлись, а я подошёл к одиноко стоящей неподалёку жене.

— Устала? — Спросил я, глядя на осунувшееся лицо с тёмными кругами под глазами.

— Есть немного.

— Я за тебя переживал. В какой-то момент совсем потерял тебя из виду и жутко испугался.

— Я сама испугалась. Особенно когда эти из-за контейнеров попёрли. Вот жутко было.

— Может, в здание не пойдёшь?

— Как это не пойду? Я в команде. Куда команда, туда и я.

— Вот упрямая! Тогда со мной пойдёшь.

— А ты тоже с нами?

— Конечно. Это здесь я был должен больше за боем следить, чем стрелять. А там так не получится. Ладно, пошли, присядем где-нибудь. Отдохнём, что ли. Я и сам устал, как собака.

Вскоре привезли чай. Мы со Светой присели на бухты кабеля, приготовленного, видимо, для продажи и стали прихлёбывать горячий напиток из пластиковых одноразовых стаканчиков. Хорошо. Солнце стало припекать вполне по-весеннему. Даже жарковато становится. Взгляд упал на пожарных. Вот кому не позавидуешь! Парятся, небось, в своих брезентухах. Ну да они люди привычные. Они в этих робах в огонь лезут. Далее мой взгляд переместился на банковских. Вот крутые ребята! Как они лихо павильоны чистили. Ну да. Все, практически СОБРовцы. Их там учат, как помещения захватывать. Стоп! А это мысль!

— Игорь! — Крикнул я. — Подойди, пожалуйста!

— Чего хотел?

— Мысль одна в голову пришла. Понимаешь, второй этаж — это сплошные бутики. Масса стеклянных перегородок и ни одной более-менее капитальной стенки. Сейчас, если толпой пойдём, перестреляем друг друга. Да ещё и пятёрка патрон рикошетный. Потери, чувствую, большие будут. И в основном от своих.

— Ну, я понял. И что дальше?

— Катастрофа случилась в понедельник утром. Ну, здесь на территории понятно. Товар открыто лежит. Люди здесь же и ночуют, чтобы товар стеречь. А внутри что, бутик закрыл и домой. А утром кто пришёл, а кто и поспать подольше решил. День-то не базарный. Там и в такие дни покупателей не много было. А уж с утра в понедельник… Короче, внутри здания зомбаков не может быть много. Твои люди, подготовленные в помещениях работать. Вон как лихо павильоны зачистили. Моё предложение такое: я со своими ребятами при поддержке пожарных заходим на первый этаж, пробиваем вам дорогу к обеим лестницам, запускаем вас туда и держим оборону, стягивая на себя тех, кто на первом шарахается. Ты со своими ребятами поднимаетесь и чистите второй этаж. Как только там зачистите, мы дочищаем первый. Как тебе?

— Согласен. Там много людей не нужно. Только мешаться будут. Поддерживаю.

— Ну, тогда готовность полчаса.

— Принял. — Олег шутливо отдал честь и направился к своим.

Через полчаса я собрал всех командиров. Люди собрались быстро, столпились вокруг меня, с тревогой глядя в глаза. Отдых расслабил и воевать уже никому особо не хотелось. А кому охота? Я бы тоже сейчас в шезлонге на пляжике с книжкой повалялся.

— Слушай моё решение. — Произнёс я, обведя всех взглядом. — На зачистку идут подразделения Игоря, Жени и Олега. После совещания задержитесь. Старший на всё время проведения операции я. Остальные — наведение порядка на территории. Все трупы убрать. Приступить к разборке павильонов на переднем дворе обязательно. Задний двор — на усмотрение Егора. Старший Егор. Задержись тоже. Все свободны. Когда остались только те, кого назвал, я повернулся к Егору.

— Егор, сразу планируй территорию. Где склад ГСМ, где автопарк, где механики. Ну, сам разберёшься. По ходу с павильонами на заднем дворе тоже разберёшься. Передний двор чисти полностью. Чтобы просматривалось всё. И, я понимаю, что ломать не строить, но разбирайте павильоны аккуратно. Там на втором этаже все перегородки стеклянные. При зачистке побиться могут. Вот там стены от этих павильонов и пригодятся.

— Понял.

Егор повернулся и пошёл к толпе, ожидающей, что будет дальше. Остальные уставились на меня. Олег-то в пояснениях не нуждался. А вот остальные были явно в непонятках. Не отвлекаясь на то, чтобы забрать схемы из тигра, я стал чертить план здания ножом прямо на грязном асфальте.

— Вот, смотрите. Заходим отсюда. Первыми идут Игорь, Влад, Сёма и двое твоих, Игорь, новеньких. С вами пять пожарников. Влад, пулемёт оставь, автомат возьми. Следующие ребята Олега. Замыкающие я, Света, Тимур, Костя и Серёга. С нами тоже пять пожарников. Прорываемся к первой лестнице. Половина твоих, Олег, поднимаются наверх. Моя группа с пожарниками остаётся на прикрытии лестницы. Игорь, твоя группа вместе с приданными пожарными прорывается ко второй лестнице, запускаете вторую группу Олега и держитесь там.

— А как первый этаж? — Удивился Игорь.

— Первый этаж всего одно крыло занимает. Пока лестницы держать будем, на нас большая часть зомбаков и так выползет. А когда Олег второй этаж зачистит. Потом общими усилиями и на первом порядок наведём. Всем всё ясно?

— Так точно.

— Ну, тогда готовность пятнадцать минут. Сбор у входа в здание у обувного павильона.

Эх, жаль Графа оставили на базе. Конечно, на территории он бы только мешал. Но в замкнутом пространстве основного здания в лабиринте бутиков его помощь была бы очень кстати. Вошли сразу со стрельбой. Похоже, у них здесь образовался целый клуб одиноких сердец. Или любителей подглядывания. Как бы то ни было, желающих поглядеть, что там за дверями происходит, было много. Они бы, наверное, были бы не прочь и к веселью присоединиться, но двери закрыты были. Оставалось только подглядывать. Ну за подглядывание наказывают. Ещё в детстве учат, что это нехорошее занятие. Коридорчик зачистили быстро, пробились к первой лестнице и, пожелав остальным удачи, заняли оборону. Первая группа банковцев быстро поднялась по лестнице и почти сразу наверху загремели выстрелы. У второй лестницы тоже было весело, да и нам тоже не давали скучать. Из-за поворота нарисовался зомби, за ним ещё один, и ещё. Ну, с этими более-менее было ясно. Товарищ Калашников решал проблемы быстро, а ват группа заражённых, появившихся вдруг из коридора напротив, создавала некоторые сложности. Стрелять было нежелательно, так как на линии огня оказывалась группа Игоря. Вот такие сложности я и предвидел, когда привлёк в усиление пожарных. Ребята в робах встретили зомби дружными ударами бит с молодецким хеканьем. Среди пожарников под прозрачным забралом я разглядел лицо давешнего косячника. А неплохо мужик работает. Бита в его руках так и летает. Долго любоваться его работой некогда было. Опять из-за поворота повалили зомби и пришлось заниматься ими. В общем, обычная работа. Выстрелы наверху стихли. Хорошо работают ребята. За всё время зачистки только раз я слышал звон разбитого стекла. А у нас тут стекло дождём сыпется. Будет теперь работа у Егора: пустые проёмы щитами заколачивать. Сверху спустились Ребята Олега.

— Никита, здесь сами справитесь? — Подошёл ко мне СОБРовец.

— Справимся. А что?

— Там во внутреннем дворе четыре магазина, складские помещения, туалеты и душевые. Мы тогда их просто закрыли. А сейчас неплохо бы их зачистить.

— Хорошо. Занимайся. А мы здесь сами.

Ребята в чёрном, повинуясь безмолвной команде Олега, слаженно перетекли во внутренний двор. Да-а. Нам до них далеко.

— Игорь! — Вызвал я по рации. — Двоих оставляешь у лестницы. Пусть под лестницей затарятся, чтобы под пули не попасть, и держат под контролем выходы из коридоров. Остальные по правому коридору. Работайте осторожнее, чтобы нас не зацепить. В бутиках пусть пожарные помашут своими битами.

— Понял.

— Света, Сёма, тоже под лестницу и тоже контролируйте с этой стороны. А мы по крайнему с этой стороны пойдём.

В принципе, коридоры были чистые. Все, кто там был, давно вышли на наши выстрелы и упокоены. Оставалось чистить только бутики, с чем успешно справлялись пожарные. Вскоре всё было закончено. Мы вышли во внутренний двор, где весело перекусывали ребята Олега, нарезая широкими десантными ножами шматки копчёного сала.

— Откуда такая роскошь? — Я подошёл к с удовольствием уплетавшему бутерброд Олегу.

— Так вон там мясные ряды были. Ну и рядом склады. Мясо в холодильниках, конечно, пропало. Мы один открыли, чуть не проблевались. Надо будет в противогазах там обработку проводить. А вот в холодном складе всё солёное и копчёное сохранилось. А там этого копчения завались.

— Ну тогда угощай давай своими трофеями.

— Держи. — Он протянул и мне сложную конструкцию из хлеба, сыра и сала.

— Спасибо. А хорошо поработали.

— Отлично. Такую территорию зачистили. И база будет что надо.

— Я об этой базе с самого начала мечтал. Да руки были коротки.

— Ну, колхозом и батьку бить легче.

Мы перекусили и вышли на задний двор. Работа кипела вовсю. Люди перетаскивали прилавки, разбирали павильоны. Небольшой юркий погрузчик сгребал трупы в кучу и грузил в ГАЗон.

— Сергеич! — Позвал я бывшего дебошира, стоявшего неподалёку.

— Да, Никита. — Подошёл он ко мне, весь внутренне напрягшись.

Люди, помня о нашем конфликте, подошли поближе и явно ожидали продолжения.

— Ну, что? Как тебе прогулочка? Получше, чем на хозяйстве работать?

— Да нет. Лучше уж лопатой махать, чем так. Я чуть в штаны не наложил.

— А ты нам завидовал.

— Я ещё раз прошу прощения. Был не прав. Не прогоняй меня.

— Показал ты себя хорошо. Сам видел, как ты воевал. К воякам хочешь? Я завтра детей и женщин повезу. Только учти, там тоже никто не даст отдыхать.

— Нет. Я хочу здесь остаться.

— Ладно. Свой позор ты, считай, кровью искупил. Оставайся.

Как раз настало время обеда. Во двор заехала вахтовка, из которой стали выгружать кастрюли с едой, стопки посуды и картонные коробки с хлебом. Мы здесь обедать не захотели и поехали на базу. Поедим в цивилизованных условиях, заодно и помоемся. Есть у меня ещё одно дело. Девчонки сноровисто накрыли на стол, и мы уселись обедать.

— Никита, а что дальше? — Спросил меня Игорь, увлечённо хлебая рассольник.

— В смысле? — Не понял я.

— Ну, зачистили мы Крытый, теперь туда все переезжаем?

— Знаешь, Игорь, не хочу я эту базу оставлять. Слишком много труда в неё вложено. Основная масса людей туда уйдёт. Здесь попросторнее будет. Заживём.

— А дальше?

— А дальше видно будет. Мы сейчас не одни. Вон сколько общин. И в каждой свой руководителей. И каждый имеет право голоса. Теперь у нас, вроде как коллегиальный орган управления. Если мою идею поддержат, изберём президента, или как там его обзовём, введё1 м товарно-денежные отношения и будем жить. Люди, как и раньше, будут сами зарабатывать свою зарплату, сами строить свою жизнь. Кончится эта коммуна. Меня, лично, это отсутствие индивидуальности отвлекает.

— Сам-то в президенты метишь?

— Как раз нет. — Засмеялся я. — Я на вольные хлеба.

— И чем заняться думаешь?

— А тем же, что и сейчас.

— А нас берёшь?

— Насильно никого не тащу. А кто в команде останется, только рад буду. Так что думайте.

— А что думать? Я с тобой.

— Так, мужики, не будем пока торопиться с решениями. Ещё ничего не изменилось. Как встанет такой вопрос, тогда и будете решать. А сейчас на двух машинах проедемся за город.

— А что там?

— Будем искать строительные материалы, бетонные плиты и так далее. Сидеть, когда другие на рынке впахивают, нельзя. Работать там есть кому. А вот строительные материалы понадобятся по любому. Так что доедаем и готовимся к рейду.

— Да мы, как юные пионеры, всегда готовы.

Выезжая, по пути заглянули на рынок. Там работа буквально кипела. Задний, по крайней мере, двор от трупов был уже очищен. Ребята из хозслужбы мастерили какую-то выгородку в глубине двора.

— Егор! А что ты там задумал?

— Склад ГСМ там будет. Вот сейчас огородим и вышку поставим для охраны. А ты куда собрался?

— Стройматериалы поищу. Думаю, от бетонных плит ты бы не отказался.

— Это точно.

— О! Никита! — Подошёл к нам Олег. — Классное дело сегодня провернули. Может, вечерком отметим новоселье?

— Нечего ещё отмечать. На том, что зомби с рынка выбили, дело не закончилось. Нужно в здании оборудовать жилые помещения, наладить быт, оборудовать территорию. Вот когда своих всех сюда перевезёте, и здесь жизнь закипит, вот тогда и отметим. А сейчас есть дельный совет. Вот этот дом стоит совсем рядом. Подгоняйте к ближайшему подъезду пожарку. Брандспойтом пусть удерживают заражённых на расстоянии. Твои, Олег, бойцы пусть подъезд зачистят, и таскайте из квартир мебель. Потом так же следующий подъезд. Только мою квартиру не трогайте. Она как раз в том подъезде. Вот и обеспечите людям нормальные бытовые условия. Только всякие там кресла и журнальные столики не берите. Не до них пока. Кровати, там, диваны. На чём спать можно, короче. Ну и шифоньеры не забудьте. Хватит народу по сумкам вещи держать.

— Как только с перегородками закончим, займёмся.

— И ещё. Там на втором этаже административный блок. Там штаб оборудуйте. Вечерняя планёрка там сегодня. Ладно, поехали мы.

— Удачи.

Первым делом я решил наведаться на ту стройку, где мы генератор нашли. Много там было стройматериала. Поехали через негостеприимную заправку. Хотел я посмотреть ради интереса, что там сейчас. Заправка ничем хорошим не порадовала. На площадке валялись ружья вперемежку с полуобглоданными костями, а один из заражённых задумчиво волочил за ремень по земле «Сайгу», бродя между колонок. Вообще зомбаком было неприлично много для какой-то заштатной автозаправки. Видимо их штаты пополнились бывшими хозяевами. В окнах конторы мелькнул живчик и зомби активизировались. Они вдруг довольно слаженно повернулись в нашу сторону и, под прикрытием колонок уверенно двинулись к нам. Ну, особо нам на этой заправке ничего не надо было, поэтому, не тратя без толку патроны, мы поехали дальше. На стройплощадке нас встречали, как обычно, заражённые, бесцельно бродящие по кучам строительного мусора. Заскучали, наверное, без нас. Трупы гастарбайтеров уже растащили по косточкам, а на стреле автокрана грелись на весеннем солнышке два живчика. Увидев нас, они напряглись и попрыгали вниз, стараясь укрыться в недрах недостроенного здания. Сверху защёлкала СВД Иры, с «Тигра» её подхватил пулемёт Влада. Зомби слаженно кинулись к нам, прикрывая своими телами убегающих. Однако, если с низкого «Тигра» живчиков уже было не достать за телами тупых, то Ире с высоты «Тайфуна» подобная преграда помехой не была. Короче, добежать живчикам не удалось. Второго Ира достала уже в дверном проёме. Выпав из-под влияния, зомбаки попытались искать убежище, но было уже поздно. Защищая себя, живчики невольно оказали нам услугу, собрав всех заражённых на небольшом пространстве. Влад разобрался с ними в один ствол. Нам даже патронов тратить не пришлось. Закрыв ворота, мы спешились и стали изучать объект. Ну, в принципе, неплохо. Прямо за домом стоял КАМАЗ — шаланда, гружённый бетонными плитами перекрытия. Под навесом высились стопки досок, а в стоящем рядом сарайчике нашлись мешки с цементом и пачки фанеры. Ну, про кучи песка и гравия и говорить не надо. Таскать, не перетаскать. Ну, КАМАЗ с плитами мы сразу забираем. А остальное пусть хозяйственники вывозят.

— Игорь! Надо КАМАЗ и автокран завести. Справишься?

— Как два пальца!

— Мужики, кто КАМАЗ поведёт?

— Давайте я. — вызвался Сёмка.

— А я тогда на автокран. — Отозвался Костик.

Машины завелись быстро и мы, прикрыв ворота и замотав ушки проволокой, поехали на базу. Крытый рынок изменился. Задний двор разгородили прилавками, и теперь уже было видно, где стоянка техники, где механические мастерские, а где хозяйственная зона. На складе ГСМ уже стояли автоцистерны. Из здания раздавался стук молотков и весёлый мат. Егор выскочил из дверей и обрадовано уставился на наши трофеи.

— Это ещё не всё. — Отвлёк я Егора от созерцания автокрана. — Там ещё полный склад цемента, доски, фанера, песок, гравий, ну и по мелочи там. Нужно будет экспедицию организовать и вывозить всё оттуда.

— Конечно. Машин бы ещё.

— Я думал над этим. Поблизости я автохозяйств не знаю. Разве что на работу к себе заскочить. Там бортовые машины есть. А вот где самосвалы взять — ума не приложу. Завтра к воякам поеду, на обратном пути заскочим.

Вечером собрались уже в новом штабе. Просторное помещение было до катастрофы кабинетом начальника рынка. Солидный письменный стол с большим кожаным начальническим креслом, ноутбуком, всякими органайзерами и приставным столиком, сбоку длинный стол для совещаний со стульями по кругу и таким же кожаным креслом во главе. Неплохо жил начальник рынка! Неплохо. Когда я вошёл, все уже сидели вокруг стола. Свободным было только кресло во главе. Я откатил кресло в сторону, взял стул от приставного столика и уселся на него.

— Ты чего, Никита? Вполне заслуженное кресло руководителя.

— Ну, мы все здесь руководители. Каждый из нас смог организовать людей и приложил все силы к их выживанию. Даже то, что мы вместе приняли участие в операции по захвату рынка, говорит о том, что вы тоже думаете о будущем людей, которые доверили нам свои жизни. Вот организуем полноценную жизнь на этой базе, тогда и решим, кто будет всем этим руководить.

— Выборы, что ли проведём? — Со смешком спросил Женя.

— А там и решим, всеобщие выборы, или между собой договоримся. Ладно, сейчас к насущным вопросам. Егор, как дела обстоят с обустройством базы?

— Территорию расчистили, задний двор практически обустроен. Оборудовали склад ГСМ, стоянку автотранспорта, выделили место под механические мастерские. Сейчас там Саша возится. Завели генератор.

— Да. Повезло нам, что здесь стационарный генератор был. Не пришлось со старой базы тащить.

— Точно. Внутренние помещения практически готовы. Завтра с утра будем делать вылазки за мебелью, как ты сказал. Готовим экспедицию на стройку за стройматериалами.

— Когда заселять людей планируете?

— Думаю, послезавтра уже.

— Хорошо. Что с продуктами?

— Спасибо рынку, хорошо. Сегодня не успели закончить опись продуктов. Завтра продолжим.

— По строительному рынку как?

— Проинспектировали и переписали. Всё в дело пойдёт.

— Дима, что с мехмастерскими?

— Пока готовим. Со старой базы рано переводить. Когда будет готово?

— Завтра закончим.

— Постарайся. А то на старом месте тесновато.

— Сделаем.

— Саша, что с охраной?

— Сегодня заступают люди Сергея. Мои на старой базе пока.

— Тогда вопрос к Сергею.

— Посты выставлены. Караульная служба налажена. Даже прожектора успели установить.

— Хорошо. Теперь на перспективу. Создаётся просто огромная база. Если ещё Гагарина и Кремлёвскую перегородим, вообще территория будет ого-го. Я думаю, надо отпускать людей на вольные хлеба.

— Это как? — Не понял Сергей.

— А как до катастрофы было? Было государство, и был частный сектор. Государство обеспечивало функционирование армии, полиции и жизненно важных объектов. Все работающие в вышеназванных структурах получали зарплату у государства. Частный сектор трудился на себя и зарабатывал сам свои деньги. Вот я и предлагаю вернуться к этой системе. Люди устали уже от коммуны.

— Неплохо. — Удивился Гена. — И как ты планируешь это сделать в нашем государстве??

— Продукты питания остаются в собственности государства. Возможности самим готовить еду пока ни у кого нет, поэтому организуем работу обеих столовых за чисто символическую плату. То есть работники столовых однозначно сидят на зарплате. Дальше. На базе Димкиной службы охраны организуется армия. Тоже на зарплате. Руслан организует полицию. Их работу тоже оплачивает государство. У Егора хозслужба тоже. Егор, штат сам обмозгуешь. Что-то, может я упустил, ну так, одна голова хорошо, а несколько лучше. Если мой план будет принят, добавите. Остальных отпускаем на вольные хлеба. Кто чем захочет, тем пусть и занимается. Кроме криминала, естественно.

Все загалдели, шумно обсуждая между собой моё предложение.

— Интересная тема. — Опять подал голос Гена. — А что использовать в качестве валюты?

— Помнишь, перед операцией по освобождению от зомбаков рынка я тебе говорил, что твоя голова нам ещё пригодится?

— Помню.

— Вот сейчас она и нужна. Думай, Гена, думай. Можно использовать взаимозачёты. Каждому за работу начисляются баллы. И все услуги имеют цену в баллах. Человек пользуется определённой услугой и с его счёта списывается нужное количество. Может, как-то так?

— Слишком сложно. В банке, где наша база, есть какое-то количество денег. Достаточно большое, скажу я тебе. Наверное, надо их использовать. Завтра с утра мы их вывезем сюда.

— Прекрасно. Деньги привычные для народа. Да и подделать их, по крайней мере в наших условиях нереально. Тогда вот вам ещё одна структура государственная — банк. Гена, всё это на тебе тогда. Продумай ценовую политику, зарплату там, ну и всё такое.

— Инициатива имеет инициатора. — Засмеялся Сергей. Все дружно его поддержали.

— Я так понял, мой план принимается? Ну тогда работаем в этом направлении. Дима, продумай, сколько тебе нужно людей для того, чтобы организовать охрану обеих баз и пехоты на выезды. Завтра уже пехота потребуется для вывоза стройматериалов.

— Понял.

— Вот тебе и армия. Кстати, нужно будет ввести всеобщую воинскую подготовку. Дима, на тебе подготовленные инструктора. Ладно. Пора спать. День тяжёлый был. Отдыхайте. Всем спокойной ночи. Да, и ещё, опросите своих, кто захочет в гарнизон. Я завтра к воякам поеду. Завтра жду желающих с утра.

Когда я зашёл в наш дом, на кухне пили чай Игорь, Света, Серёга, Сёма, Тимур, Влад, Костя и Ира.

— Ого! Что за посиделки, полуночники?

— Тебя ждём.

— С чего это вдруг?

— Мы решили остаться в поисковой группе.

— А кто вас гонит?

— Да ты не понял! Ты же говорил, что община перейдёт на товарно-денежные отношения. Вот мы и решили организовать этакий поисковый кооперативчик.

— А-а. Вот вы о чём. Фирма «Рога и копыта»?

— Да хоть и так. Как говорится, хоть горшком назови, только в печь не сажай. Ты с нами?

— Посмотрим, ребята. Очень бы хотелось, но пока мы всё задуманное не раскрутим, не смогу. Всё-таки это мой план. А потом кину эту госслужбу к чертям и к вам. Возьмёте?

— О чём речь. — Заулыбались вокруг. Всё-таки приятно после тяжёлого дня оказаться в кругу проверенных друзей, которые рады твоему обществу.

— Нальёт мне кто-нибудь чая или нет?

Мы почаёвничали ещё полчаса и разошлись по комнатам. Всё-таки устал я за сегодня. Раздевался уже засыпая. Вот и прошёл ещё один день. День, в котором был сделан огромный шаг к возвращению в нормальную жизнь.