Литературная Газета 6276 ( № 21 2010)

Литературная Газета Литературка Газета

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

 

Ну что, брат Пушкин?

Первая полоса

Ну что, брат Пушкин?

НЕГАСИМЫЙ СВЕТ                                                                                                   

То ли мстится мне,

а может, снится,

Что обратно вертится Земля…

…В чёрном фраке

он похож на птицу,

В бархатном жилете – на шмеля.

Вон он –

мчится во поле намётом

В венчике серебряных колец.

(Стал пчелой,

летящею за мёдом,

Тело разрывающий свинец.)

Вот, пируя, он сидит за снедью,

У судьбы не просит ничего.

Тушью, деревом и алой медью

Невозможно выразить его.

Вот с женой в театре.

Ложи блещут

Спесью позументов и натур.

И стихи его, как рыбы, плещут

В сетях гениальных партитур.

Разве всё –

высокий крест у храма

И лампады негасимый свет,

Если наше будущее – драма,

Он – её завязка и сюжет.

Быть ему всегда

с народом вместе,

Как простой рубахе с кушаком.

Вечные слова «невольник чести» –

Так не скажешь больше ни о ком.

Вслед ему другим идти за славой,

Петь и не стыдиться

поздних слёз.

Видишь, посреди рябин кровавых

Встали свечи белые берёз.

Впереди –

обычный путь над бездной.

Впереди, гляди,

сквозь мрак и снег –

Он, весёлый,

с тросточкой железной,

Маленький курчавый человек.

………………………………

Браво, Пушкин!

Браво, Пушкин!

Браво!

Мы с тобой не пропадём вовек.

Владимир КОСТРОВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии: 01.06.2010 21:57:17 - Сергей Станиславович Костин пишет:

...Еси - "мсти"си...

Может снится, может мнится, Мчится "венчику" конец...

 

Не по-русски

Первая полоса

Не по-русски

НЕДОУМЕВАЮ, ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ!

Задал Шевчук премьер-министру свои вопросы, и Путин ему ответил, и мир не перевернулся. А таких вопросов возникает множество, они напрашиваются в прямом смысле, они болят и ноют, но их почему-то не принято задавать. А тем, кто может ответить и даже принять меры, и в голову не приходит, что вопросы эти, оставаясь неотвеченными, превращаются в гнойные проблемы, разрешать которые с каждым днём труднее и болезненнее. И воцаряется в стране атмосфера неверия, равнодушия, презрения к самой себе. Вот, например, в разгар разговоров о модернизации, которая на самом деле необходима России, олигарх Прохоров вкладывает $ 200 млн. в модернизацию американского баскетбола! Об этом торжественно сообщает телевизор, но никто не комментирует этот вопиющий, безобразный с точки зрения отечественной экономики факт. Напротив, олигарх продолжает заседать на высоких советах, обсуждает что-то с первыми лицами… Какая тут модернизация? В связи с катастрофой на шахте «Распадской» обвиняют кого угодно, но только не владельцев. Которым и в голову не приходит повиниться перед народом, они, как и сотни наших бизнесменов, живут в лондонах и забыли о шахтёрах, оттягиваясь на яхтах, стадионах… Они в прямом и переносном смысле куда дальше от народа, чем когда-то ЦК КПСС…

Налич на Евровидении хорошо пел, но занял 11-е место, которым доволен. А я недовольна! Недовольна тем, что он пел по-английски. Израильский представитель – на ещё совсем недавно «мёртвом», а теперь ожившем, ставшем родным для многих наших бывших соотечественников иврите, испанец – на испанском, норвежка – на норвежском, а наш Петя – не на русском, а на плохом английском. Почему, чёрт возьми, не на родном, великом и могучем? Он хотел, чтобы незамысловатый, чтобы не сказать примитивный, текст дошёл до англоязычной аудитории? Зачем он ей?

Правительство вкладывает большие деньги в пропаганду за рубежом российской культуры и русского языка, и вот отличная возможность быть услышанным теми, кто учит или уже знает русский язык. Но нет – ни слова по-русски. Такое ощущение, что в России ныне побеждает следующая «национальная идея»: жить и работать надо так, чтобы в конце концов натурализоваться где-нибудь подальше от Родины. Ну почему?

Поля КУЛИКОВА

Не сомневаемся, что подобных недоуменных вопросов у наших читателей возникает немало – по действиям чиновников, событиям культуры, телепередачам... Присылайте, самые интересные мы опубликуем. Будем недоумевать вместе.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,9 Проголосовало: 9 чел. 12345

Комментарии: 04.06.2010 05:54:34 - Евгений Александрович Дубский пишет:

Русские говорят по-русски!

Этот самый упомянутый Налич, видимо, не русский, если поет на другом языке. И хрен с ним, с Наличем. Личное дело каждого - выбирать себе язык. Мне очень понятно настроение Поли. Но к сожалению, в такой ситуации никого не заставишь никакими законами и упреками говорить по-русски, никакие путины ничего в этом отношении сделать не смогут. Единственный выход - это прививать любовь к русскому языку своим детям, воспитывать их на поэзии Есенина, сказках Пушкина. Необходимо собственным примером показывать величие и красоту нашего языка. Но методы демонстрации исключительности и превосходства русского языка должны быть не принудительными, когда просто утверждается богатство и могучесть, а привлекательными, когда показывают небывалое изящество и красоту, а также практичность русского языка. И при этом делать это нужно так, чтобы найденные достоинства других языков были безнадежно скромнее. Кто-то сказал, что нужно народ поднимать до языка, а не язык опускать до народа. В общем, граждане, борьба за русский язык может заключаться только воспитанием своих собственных детей и демонстрацией личных достижений.

03.06.2010 16:34:33 - Марина Алексеевна Тихонова пишет:

Россия, ты "аллюзия", или "иллюзия"? Где жизнь твоя?

Путин «...Я считаю, что несправедливо - всех под одну гребенку...» Кому нужна гребенка? (Когда есть голова...) У Путина - «гребенка». Есть и «голова». А Шевчуку гребенка и голова – нужна!

03.06.2010 13:16:18 - Олег Николаевич Рыбаков пишет:

Русские люди

В позапрошлом веке Евдокия Николаевна Игнатова, двоюродная сестра Михаила Пришвина, окончив университет в Сорбонне, приехала в деревню Малая Сапрычка Липецкой области. На деньги от своего приданого она посадила здесь фруктовый сад, построила школу и преподавала в ней 40 лет… В прошлом году московский слесарь Евгений Сидоров выиграл в лотерею 35 миллионов рублей и вложил часть денег в родную деревню Малая Сапрычка - восстановил здесь водопровод, засыпал щебнем три километра грунтовой дороги, расчистил пруды для разведения карпа… А вот ещё такой факт: в течение прошлого 2009 года, когда по причине нехватки денег в местном бюджете московский слесарь Сидоров засыпал щебёнкой дорогу в родной липецкой деревне, высокопоставленный правительственный чиновник Игорь Шувалов с супругой получали доход порядка 2 миллионов долларов (!) в месяц, а в официальных сведениях на сайте Правительства ещё перечислены принадлежащие этой супружеской паре автомобили, земельные участки, квартиры в Москве, дачи, жилой дом в Австрии (1479 кв.м), квартира в Лондоне и прочие буржуазные мелочи… Тут приходит в голову, что всё это неспроста, что между Евгением Сидоровым и его предшественницей Евдокией Игнатовой прослеживается некая общая линия жертвенности и благотворительности, есть нечто родственное в их отношении к окружающему миру. А вот министры и высшие чиновники, паразитирующие на разграбленной общенародной собственности, будто и отношения никакого не имеют ни к умирающей русской деревне, ни к разрушенным водопроводам, ни к разбитым дорогам, ни к сельским школам. Мне кажется, что в современной России интересы правящей верхушки и подавляющего большинства граждан как-то уж очень сильно разъехались в разные стороны. Так сильно, что за два десятилетия ельцинской политики "грабь награбленное" между ними образовалась чудовищная пропасть, которую можно будет преодолеть ценой огромных потерь и страданий.

03.06.2010 10:40:15 - Владимир Юрьевич Бобыкин пишет:

Не по-русски тянет нерусь...

Поля Куликова? - Может быть, Полина? Почему девочкой себя подаёт Куликова? К теме. Нет у нынешней власти нац. идеи, сам Медведев говорил, что не нужна она им. Свою цель режим заявляет в поддержании стабильности в обществе. Под этой стабильностью я понимаю стремление хунты удерживать власть под маской "выборов" и "суверенной демократии" любой ценой. Не допустить реального выбора народа, его стремления к переходу России на путь демократии из построенного тоталитарного тупика. Народ безмолствует, внутри страны стабильность, шаткая, но существует. Главное теперь они видят в легитимизации себя на мировой авансцене. Европа и Америка несмолкаемо трубят о нарушении прав человека в России. Хунта пытается приучить Европу и Америку к мысли, что мы свои, стараемся стать необходимой частью их жизни. Мы за вас, мы содержим вашу футбольную команду "Челси", вкладываемся в баскетбол, нужен лес КНР - пускаем на лесозаготовки в Томскую область и др. места. Возникли претензии к границам? - уступили в р-не Хабаровска и о. Даманский, место нашей боевой славы. Оставим без заказов свою оборонку - купим у Франции вертолётоносец "Мистраль", у Германии броню для танков закажем. Послушные телевидение и СМИ развратили общество насилием и развратом, обрушили мораль и нравственность людей, привили им пофигизм вместо любви к Родине, бескультурье. Посмотрите на рекламные стенды, буклеты - с них на вас смотрят с оскалом зубов неприлично ржущие лица. Экраны опустили людей до неприличия (до бомжей), научив пить и есть на ходу. Русский язык рушится усилиями интернета. Скоро люди забудут правильно писать слова, поскольку везде насаждается стёб - насмешка над русским языком. Так разве это не результат проводимой политики власти, правительства? Так разве она не сдаёт Россию по частям, оптом и в розницу? Усилия правительства министров-капиталистов служат алчному обагощению правящей олигархии и направлены на разрушение России, её культуры, экономики и целостности, превращению страны в колонию, сырьевой придаток мировых держав.

02.06.2010 18:37:04 - петр петрович петров пишет:

Русские

Не по Русски, так нет Русских то, где они? Москва давно не Русская, про С-ПБг вообще молчу(специально чтобы ублажить таджиков на 5 канале показывают индийское фильмы). Даже в столицах заселялись бы свои кавказцы, так нет, другие и чужие. Татьяна Александровна права, слишком поздно. Мы сами виноваты в самоубийстве. Но есть выход для Русских, а значит и для всей России. Русский национал-социализм вот что спасет нацию. Несмотря на объединенную Европу страны политически живут придерживаясь национал социализма. Ну, а такие страны как "Прибалтика", Польша, Венгрия, Хорватия и примкнувший к ним Израиль вообще не приемлют другие "демократии," кроме как национал-социализм.

02.06.2010 13:16:20 - Татьяна Алексеевна Мещенкова пишет:

Не по русски

...На свой вопрос ,почему в России все не по русски , вы в .конце статьи сами себе и ответили - "побеждает ...( чужая ) национальная идея (- чья ,мы все знаем - ) : жить и работать надо так ,чтобы натурализоваться где-нибудь подальше от Родины ". ..Натурализоваться вам дадут на СВОЕЙ Родине ( а не вне ) ,но только в качестве РАБОВ -можете в этом даже не сомневаться - это уже происходит . Пока интеллигенция строчит статьи и статейки в газетах недоступных народу ( по ценам , из -за отдаленности поселения ,а иногда просто из- за языковой вычурности авторов ),охает ,ахает и задает ,вроде бы волнующий всех вопрос, - " Что с нами ? ",те у кого "следующая национальная идея " давно ВОШЛИ В НАРОД через свои доступные , дешевые газетенки, "подготовили " людей к восприятию "своих ценностей" и ,как оказалось , очень шустро подсуетились . Если ВЫ ,пишущие здесь ( не один год ,а то и десятилетия ) ,такие беспомощные и ничего не могущие изменить и как-то повлиять на создавшуюся тяжелейшую для народа ситуацию , то не слишком ли запоздалотяжеловесны ваши "теперяшние " потуги ?! Вы ... всегда в конце локоматива , а не во главе его ! ...

 

Мера флага

Первая полоса

Мера флага

ПОЛИТГРАМОТА

Во время недавнего визита Дмитрия Медведева в Осло было заявлено о том, что Россия и Норвегия в ближайшее время урегулируют все нерешённые вопросы по шельфу Баренцевого моря. Проще говоря, полюбовно поделят около 180 тысяч квадратных километров спорной морской территории. Эта часть шельфа весьма перспективна в плане добычи углеводородов. Она также богата рыбными ресурсами. Правовая неопределённость явно не идёт на пользу ни одной из наших стран, заинтересованных в хозяйственном освоении шельфа. Однако чрезмерный оптимизм российских чиновников, заявляющих о преодолении всех противоречий, которые не удавалось решить более четырёх десятилетий, внушает опасение: нет ли здесь подвоха? Не пойдёт ли Россия на очередные уступки ради «добрососедских отношений»? Опасения тем более не беспочвенные, что до сих пор никаких вариантов предполагаемого раздела шельфа до общественности доведено не было.

Вопрос спорной морской территории уходит корнями в историю статуса архипелага Шпицберген. Россия имела все основания для того, чтобы считать эти острова своими. Русские поморы веками ходили «на Грумант» ловить рыбу и промышлять тюленей. Доказано, что уже в середине XVII века там существовали постоянные поморские поселения. И не случись революции 1917 года, не было бы и соглашений года 1920-го, по которым Шпицберген юридически закреплялся за Норвегией, а Россия получала право присутствовать на части его территории, да и то только до тех пор, пока ведёт здесь хозяйственную деятельность.

И это в конце концов можно было бы принять, если бы норвежцы тихой сапой не начали наводить свои порядки в прибрежных водах. Так, ещё в 70-е годы они объявили двухсотмильную зону вокруг Шпицбергена некой рыбоохранной территорией, где рыбу можно ловить только по писанным в Норвегии законам.

Помните нашумевшую в октябре 2005 года историю с рыболовным судном «Электрон», капитан которого ушмыгнул из-под корабельных носов норвежской береговой охраны?! Вся вина российских рыбаков состояла в том, что величина ячеек сети была меньше, чем того хотели бы норвежские инспектора.

Тогда корабли береговой охраны нашего северного соседа преследовали мирное рыболовецкое судно до границы территориальных вод и окончательно отстали чуть ли не у берегов Кольского залива. С того времени подобных партизанских выходок российские моряки больше себе не позволяли. Норвежцы окончательно почувствовали себя хозяевами в обильных рыбой шпицбергенских водах. Наши рыболовецкие суда зачастую по надуманным обвинениям арестовывают и отводят на время судебных разбирательств в Тромсё. И хотя нередко суды признают иски норвежцев к российской стороне неоправданными, потерянное для промысла время уже не вернёшь.

В Мурманске мне не раз приходилось слышать, как рыбаки в «кухонных беседах» возмущаются безвольной позицией своей страны, которая вроде как смирилась с таким положением вещей. Вот и буквально на днях пришло сообщение о задержании рыболовецкого судна «Изумруд» И это в свете подготовки «мировых» соглашений между нашими странами.

– Да, напряжённость во взаимоотношениях с Норвегией по вопросу зоны вокруг Шпицбергена существует, – комментирует «ЛГ» ситуацию депутат Государственной Думы Михаил Ненашев. – Я был в составе российской делегации во время визита нашего президента в Осло и говорил министру иностранных дел Норвегии о том, что нас не устраивает нынешнее положение дел. Думаю, что подписание соглашения между Россией и Норвегией как раз и должно внести предельную ясность в наши взаимоотношения, в том числе и по вопросу статуса морской зоны вокруг Шпицбергена.

В любом случае могу ответственно заявить, что ни о какой сдаче российских позиций в районе Шпицбергена речь не идёт. Напротив, мы собираемся только наращивать рыбопромысловую активность в этом регионе. А что касается спорной морской территории – при её разделе мы будем придерживаться принципа равнозначности. То есть примерно половина зоны – нам, половина ― соседям.

– А будет ли Россия продолжать добывать уголь на Шпицбергене? Ведь если мы откажемся от этого, нам придётся уйти с архипелага.

– В этом вопросе всё зависит только от нас. Никаких препятствий со стороны Норвегии или ещё каких-либо государств не существует. Мы сами должны определиться, насколько необходимо здесь наше присутствие. Пока из-за устаревшего оборудования очень высока себестоимость угля, добытого в сложных арктических условиях.

Однако вызывает удивление тот факт, что в обсуждении соглашений по разделу шельфа Баренцева моря российские рыбаки практически не участвуют. Видимо, сверхприбыли от добычи углеводородов, которые мерещатся нашим чиновникам в туманном будущем, делают для них проблемы рыболовства второстепенными. А зря – ведь вопрос так называемых морских биоресурсов очень тонкий.

Нефть рано или поздно закончится, а способа обходиться без рыбы человечество пока не придумало. Примеры неразумных разделов морских просторов в новейшей истории России уже имеются. В 1990 году была проведена так называемая линия Шеварднадзе–Беккера, поделившая Берингово море между США и СССР. По подсчётам старшего научного сотрудника Совета по изучению производительных сил РАН Андрея Горохова, из-за просчётов, допущенных при том разделе, Россия ежегодно недовылавливает около 150 тысяч тонн рыбы. Что за прошедшие два десятка лет обошлось стране в сумму, равную 1,6 миллиарда долларов.

Поэтому сегодня так важно просчитать все, даже незначительные, на взгляд далёких от морского дела чиновников, тонкости будущего раздела спорной акватории Баренцева моря.

– Ещё до визита Дмитрия Медведева в Осло мы обратились к правительству России с предложением, чтобы в двухсотмильной зоне вокруг Шпицбергена действовала так называемая мера флага, – рассказывает генеральный директор Союза рыбопромышленников севера Василий Никитин. – То есть при проверке как наших, так и норвежских судов применялись законы той страны, представители которой эту проверку ведут. На наш взгляд, целесообразно заключить дополнительное соглашение по этому вопросу при подписании договорённости между Россией и Норвегией. Нас заверили, что интересы рыбаков будут учтены.

Хотелось бы надеяться, что время неоправданных уступок России «партнёрам» прошло. И мы не на словах, а на деле начнём действенно отстаивать интересы своей страны и её граждан.

Алексей ПОЛУБОТА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 6 чел. 12345

Комментарии: 01.06.2010 22:25:26 - Владимир Александрович Кардановский пишет:

Мера флага

Я,к сожалению,не могу присоединить свой голос к чрезмерно оптимистической ноте,прозвучавшей в конце этой статьи. Вспомните,хотя бы недавние пражские соглашения о сокращениях СНВ! При внимательном изучении этих соглашений явственно проступают большие односторонние уступки.Причем,уступки ,что называется,"не за понюх табаку"! Ведь американское ПРО то на границах России продолжает строится! Времена Ельцинщины-Козыревщины во внешней политике казалось бы прошли,но не иллюзия ли это?! Может быть просто изменилась форма (она просто стала более хитро маскирующей!),но содержание то в своей сути осталось прежним....??

 

До встречи на Поклонной горе!

Первая полоса

До встречи на Поклонной горе!

ТРЕТИЙ ВЕК С ЧИТАТЕЛЯМИ

Самая выгодная подписка на «Литературную газету»!

12 июня в Парке Победы на Поклонной горе пройдёт VIII Московский фестиваль прессы.

Впервые все желающие смогут оформить подписку на «Литературную газету» на 226 рублей дешевле каталожной цены: стоимость подписки на 6 месяцев составит всего 350 рублей!

Всех посетителей стенда «Литературной газеты» ждут конкурсы и сувениры, ни один подписавшийся не останется без подарка!

До встречи с любимой газетой на фестивале прессы!

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

 

Московский вестник

Первая полоса

Московский вестник

Святейший Патриарх Константинопольский и Вселенский Варфоломей, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл и мэр Москвы Юрий Лужков возглавили праздничное шествие от храма Христа Спасителя до Васильевского спуска, посвящённое Дням славянской письменности и культуры в Москве.

 

В преддверии своего 80-летия Илья Глазунов открыл в ЦВЗ «Манеж» юбилейную выставку. На ней народный художник СССР представил более 50 новых полотен. Среди них картина «Поэт Александр Блок и незнакомка».

«Литературный экспресс» с делегацией французских писателей отправился во Владивосток с Ярославского вокзала. Первая остановка в Нижнем Новгороде. Далее: Казань, Екатеринбург, Красноярск, Иркутск, Улан-Удэ…

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

 

Вспомним самбо

События и мнения

Вспомним самбо

ОЧЕВИДЕЦ

Дмитрий КАРАЛИС

Если пройтись по интернет-форумам, то может сложиться ощущение, что доверие к власти падает, как давление перед бурей. Кажется, предложи спорщикам составить список «вражеской сотни» из тех, кого следует отправить в тюрьму или в отставку, – одной сотней дело не ограничится.

Трудно найти социальную группу, к которой не было бы претензий. Но самые богатые россияне, по версии журнала «Форбс», думаю, возглавят «список претендентов». Затем с общего бора по сосенке наберутся остальные. Обиды прослеживаются на милицию и суды, на губернаторов, их детей, мэров с родственниками, на владельцев торговых и фармакологических компаний, на телевизионных ведущих и комментаторов… Достаётся буквально всем. Бомжи – враги цивилизации, рабочие – бараны и жалкие трусы, интеллигенция… «её просто нет»; а милиционеры, гаишники и писатели – продажные твари. Народ пылает эмоциями и в выражениях не стесняется.

Общий вывод, который напрашивается после путешествия по форумам: в России есть всё, кроме справедливости. Есть уголь, нефть, газ, леса, золото, алмазы, чистая вода и чернозёмы, уран, чёрные и цветные металлы… Есть 140 миллионов населения – наследников тысячелетней истории России, – которые при наших несметных богатствах могли бы жить полноценной жизнью, с гордостью за себя и свою страну. Но нет самого главного – уверенности, что власть ведёт страну правильным и понятным курсом к праведной цели.

В идеологическом смысле общество брошено на пространстве между библейским «Легче верблюду пролезть в игольное ушко, чем богатому попасть в Царствие Небесное» и родившейся в практической жизни присказкой «Бабло побеждает всё!».

Как объяснить ребёнку, что такое хорошо и что такое плохо в современной жизни? В чём наш российский идеал? Если дело в материальных благах, то сколько нужно иметь для полного счастья денег, квартир, коттеджей, автомобилей? Назовите, пожалуйста. Высшее руководство страны всё чаще говорит на мудрёном языке цифр, словно ведёт семинар по банковско-маркетинговой деятельности. А реальное снижение цен на хлеб, масло, мясо, бензин, рост заработной платы и благосостояния народа – это когда-нибудь будет?

Специалистов по деньгам становится больше, чем самих денег. Без них сегодня не обходится ни одна телевизионная передача. Деньги делают деньги! Булки растут на деревьях, а детей можно взять в детском доме, за что государство будет платить тебе по типу стипендии.

Грустно. Теперь о ещё более грустном.

Полицейские дубинки, о которых моё поколение знало только из журнала «Крокодил» и зарубежной кинохроники, появились в России в самом начале реформ и стали называться демократизаторами. Всем известно, что резиновая дубинка по своим параметрам – не оружие самообороны. Пафосно говоря, дубинка есть инструмент устрашения и унижения гражданина Российской Федерации милицейским работником (примеров, в том числе вопиющих, более чем достаточно). Почти забытая отечественная самооборона без оружия – самбо – учила работников правопорядка, как выбить нож, пистолет, скрутить хулигана, задержать преступника, – приёмы имелись на все штатные и нештатные ситуации. Зачем нынешнему милиционеру с семечками в кулаке (он, по выражению одного крупного милицейского чина, не только догнать, но даже убежать от преступника не может) осваивать самбо и преодолевать стометровки, когда у него есть дубинка и пистолет: удар по спине да выстрел вдогонку – вот и навёл порядок.

Каски с тёмным забралом, щиты, маски, слезоточивые газы, резиновые пули, электрошокеры, дубинки – разве такой должна быть экипировка блюстителей порядка в свободной демократической России, которую власти в известном лозунге зовут вперёд? Куда везут «космонавтов» ОМОНа фургоны с зарешеченными окнами, сравнимые в своей нелепости форм с придуманными писателями-фантастами панцирными чудовищами?

Пример. Народ собирается на стихийный митинг и требует разобраться в причинах очередной аварии, унёсшей десятки жизней, – разбираться посылают ОМОН! Кто даёт такие надменные и нелепые указания, чьи умные головы подсказывают мотивировки? Почему в скорбный час не спешат к людям мэр с помощниками и директор предприятия, где случилась беда? Где милиционеры в парадной форме с траурными повязками, где психологи и «скорая помощь»? Почему за упущения Чубайса или Абрамовича должны стоять горой простые российские парни?

И все понимают, что нет никаких перспектив. Предполагать, что с бандой поступят, как с пиратами, напавшими на танкер «Московский университет», – арестуют, спустят в шахту, бросят вслед мешок с сухарями и пожелают высоких трудовых достижений, – так же нелепо, как ждать реформирования МВД собственными силами. Всем понятно, что никакого суда, а тем более спуска в шахту не произойдёт. Произойдёт по сложившейся традиции спуск ситуации на тормозах… Но власть делает вид, что разберётся, доведёт дело до конца, строго накажет виновных… Никто не забыл, чем закончились трагедия на Саяно-Шушенской ГЭС, пожар в пермской дискотеке, столкновение «мерседеса» нефтяного магната с автомобилем известного врача… Помним, как сложившийся высотный регламент застройки в культурной столице был увеличен росчерком пера – с 40 метров до 400. Как пишут на сайтах, временщики не боятся ответственности перед будущим, оно для них не существует. Главное – деньги, здесь и сейчас. А там – хоть башня на город падай, хоть город на башню нападай. (Думаю, академик Лихачёв, доживи он до наших дней, посоветовал бы строить «газоскрёб» не в Петербурге, а где-нибудь в Твери, посередине между столицами, – там и грунты прочнее, и деньги местному бюджету нужнее…)

Народ догадывается, что руководство огромной страной – это не парное фигурное катание, от которого ждут лишь красивых пируэтов и высоких оценок международного жюри; руководство страной – это тяжёлый командный вид спорта, и народ готов играть за свою страну, но только честно, по правилам, по справедливости. Если нас загрызает коррупция, давайте бороться с ней всем миром, системно (первым делом вернув в УК статью о конфискации имущества и введя для чиновников отчёты о расходах), а не роскошными плакатами за деньги налогоплательщиков: «Взял или дал взятку – садись в тюрьму!» Борьба за будущее своей страны – это самооборона народа от тупого и жадного чиновника, не ведающего стыда олигарха, от «оборотня в погонах» и в судейской мантии… Это непростая каждодневная работа. И надеюсь, нам, ныне живущим, хватит ума обойтись в этой борьбе самбо – самообороной без оружия.

Точка зрения авторов колонки может не совпадать с позицией редакции

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,7 Проголосовало: 11 чел. 12345

Комментарии: 03.06.2010 21:32:11 - Эдуард Алёхин пишет:

Обещан Вам (и мне, в том числе) Апокалипсис? Обещан. Так что сидите спокойно и ждите своей очереди. Одно плохо: ждать надоело. У Иоанна Богослова как-то всё ловчее получалось. Скорей бы уж. Правда, есть выход: поменять гуманное отечественное самбо на какое-нибудь восточное единоборство с удушающими приёмами. Для начала. А то ведь, чего доброго, сгниём на корню ещё до звуков ангельской трубы.

03.06.2010 11:45:24 - Александр Трофимович Климчук пишет:

Рассеянцы

Кажется наша (пока ещё) страна сгнивает на корню. Этот дуэт годен лишь представительствовать и нести чушь, как и все из гнезда чубайса-гайдара-ельцина. Двадцать лет крахоборства в богатейшей стране. Мы слышим разговоры только о свободе, но свобода без вожжей - это табун диких лошадей. Нет умных патриотичных людей во власти. У власти базарная и похабная сволочь, думающая нажраться как. Для них народ - пипл хавающий, ни более того и народ в долгу не остаётся наделяя власть грязными эпитетами. 20лет после 17года мы построили заводы и шахты,больницы, университеты которых не было в романовской России. Что нового создала ублюдочная власть в настоящее время? Дерьмо у нас купается в золоте, а на дороги нет денег. От культуры осталось только слово, да и понятие о ней сейчас другое, - культурно расслабиться, вот что осталось от нашей культуры. Сгорела расслабляющаяся не бедная публика в "Белой лошади", - траур на всю Россию, погибли рабочие на шахте - местный за упокой. Раньше мы были советские, но про себя ни кто не говорил, что он советский человек, только лишь партийцы с трибун да подпевалы, сегодня нас переименовали в "россияне", тоже самое - обезличили. Есть российский народ и именно такое обращение должно исходить от власти, а кто не видит разницы, значит он олух царя небесного вместе с этой властью.

03.06.2010 06:06:26 - Сергей Иванович Иванов пишет:

Это уже не работает.

Уважаемый автор - описательная часть хороша. Но вот вывод и, особенно, "теневое" внушение народу неких положительных установок , вроде "борьбы за будущее "своей" страны" - думается, уже не работает. Настала стадия смертной апатии - ну и пусть жрут, мне-то что за дело? В этом мире вообще ни в чем нет смысла.. Сказано ведь умными людьми, что мир этот создан вовсе не богом, а дьяволом. Бог бы не создал комаров, змей, медведей и не внушил бы людям ненасытность.

 

А судьи – кто?!

События и мнения

А судьи – кто?!

ОПРОС

Вот уже 11 лет продолжается поединок бывшего советского партизана Василия Кононова с судебной машиной Латвии. На днях Большая палата Европейского суда по правам человека признала законным приговор латвийского суда, по сути, приравнявший Кононова к военным преступникам.

Александр ДЮКОВ, генеральный директор фонда «Историческая память»:

– Решение Большой палаты Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) в принципе является противоправным. Хорошо известно, что закон обратной силы не имеет. Вне зависимости от того, что в действительности сделал Кононов, судить его на основе уголовного закона, которому придали обратную силу, нельзя. И то, что большая палата ЕСПЧ отказалась от вполне понятных правовых принципов во имя политического решения, свидетельствует о том, что на кону стоят вещи, принципиально важные для некоторых европейских стран.

Страны Восточной Европы, в том числе Латвия, довольно давно пытаются реализовать так называемый проект «Нюрнберг-2», в рамках которого будет устроен псевдосудебный процесс над Советским Союзом, а фактически над государством – продолжателем Советского Союза – Россией.

Дело Кононова – это прецедент, важный именно в свете этих планов. Впервые ветерана антигитлеровской коалиции пытаются осудить по статуту международного военного трибунала в Нюрнберге – статуту, который подразумевал осуждение только нацистских преступников. И это очень важный аспект.

Хочу также обратить внимание, что решение Большой палаты ЕСПЧ по делу Кононова напрямую касается не только советских партизан, но и всех бойцов антигитлеровского Сопротивления: и французов, и чехословаков, и поляков. Всех их теперь, поскольку решение ЕСПЧ является прецедентным, можно судить.

Фактически будет создана ситуация, когда обществу, прежде всего европейскому, будет внушаться, что и нацисты совершали преступления, и представители антигитлеровской коалиции совершали преступления, – виноваты все.

Таким образом, будет освящена позиция нынешних прибалтийских властей, направленная на героизацию нацистских пособников. Окажется размытым весь смысл Второй мировой войны. А между прочим, именно итоги Второй мировой войны, Нюрнбергского процесса и других решений стран-союзников заложили основу нынешнего миропорядка.

Кроме всего прочего, для самой Европы это будет достаточно тяжёлое испытание, поскольку антинацистская идеология является одной из основ западноевропейского сознания. И сейчас решение ЕСПЧ – это фактически мина, подведённая именно под эту основу европейского самосознания, опасная не только для России, но и для Европы.

Валерий ХОМЯКОВ, политолог:

– Решение высшего органа Европейского суда, конечно, объясняется не юридическими причинами, а политическими. Напомню: два года назад вердикт европейских судей был прямо противоположным. И конечно, за эти два года Кононов не совершил никаких отягчающих деяний и не были открыты какие-то принципиально новые подробности всего этого дела. Но, видимо, что-то поменялось в политической атмосфере Старого Света. По каким-то причинам та часть политической европейской элиты, которая не может простить нам Абхазию, Северную Осетию и многое другое, получила больше влияния. Главная цель таких политиков, которых я бы неполиткорректно назвал «антироссийскими отморозками», – унизить Россию при каждой мало-мальской возможности. В данном случае – в лице ветерана Василия Кононова.

Кстати, решение суда выглядит особенно странным и циничным на фоне миролюбивых, цивилизованных шагов России последнего времени. Я прежде всего имею в виду наши отношения с Польшей. Ведь это была именно российская инициатива – провести мероприятия, посвящённые трагическим событиям в Катыни. Россияне искренне сочувствовали польскому народу после авиакатастрофы под Смоленском, наше МЧС выслало самолёт для борьбы с наводнением в Польше.

Недоброжелатели России в Европе были, есть и будут. К этому надо относиться как к неизбежному факту. Но при этом, я думаю, нашим многочисленным неправительственным организациям стоит активнее работать с политической элитой Запада, изучать общественные настроения. Ведь политическая конфигурация Старого Света очень подвижна.

Я не считаю, что дело Василия Кононова создало прецедент и теперь стоит ждать новых показательных процессов над ветеранами Великой Отечественной войны. Хотя бы потому, что в той же Прибалтике наверняка нет больше людей, которым можно предъявить обвинения в «негуманном» уничтожении пособников нацистов.

Наша задача сейчас – всячески воздействовать на политические структуры Запада, чтобы решение Страсбургского суда по делу Василия Кононова было пересмотрено.

СУММА ПРОПИСЬЮ

До чего дошёл прогресс! Разве можно было представить, что, скажем, партизана Отечественной войны 1812 года спустя 65 лет после взятия русскими войсками Парижа осудили бы за то, что он «не по правилам» обошёлся с захваченными в плен французскими мародёрами?! Нет, до такой принципиальной щепетильности в борьбе за права человека тогда ещё не дошли. И что с того, что именно благодаря таким людям, как Василий Кононов, страсбургские судьи могут сегодня выносить свои «непогрешимые» вердикты, не дожидаясь одобрения фашистского фюрера? Перед законом все равны! Вопрос только в том, стоит ли нам признавать над собой такие законы, служители которых в очередной раз доказали своё полное моральное банкротство?!

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,3 Проголосовало: 7 чел. 12345

Комментарии: 03.06.2010 07:56:33 - Владимир Алексеевич Молчанов пишет:

А судьи кто?

Давайте вспомним, кто вместе с гитлером шёл на нас. Итальянцы, румыны, венгры, "голубая дивизия" испанцев, французы, немалая толика, да, впрочем, всё отребье Европы, т.ч. "предтеча" нынешних отечественных демократов Власов, с недобитой Сталиным пятой колонной. Вот они и судят наших отцов-победителей. Не выйдет, гаспада!!!

 

Долговая яма

Дискуссия

Долговая яма

МОРАЛЬНЫЙ ИЗНОС

Наблюдения о состоянии журналистики в современной России

Михаил НЕНАШЕВ, доктор исторических наук, заведующий кафедрой МГУПечати

В проекте модернизации, представленном президентом Медведевым, речь идёт о создании в стране нового индустриального общества, новой современной экономики.

Будет большим преувеличением утверждать, что предложения президента вызвали всеобщий интерес и желание принять участие в проекте модернизации. Возникает вопрос: не останется ли президентский проект в ряду многочисленных проектов и инициатив, предложенных властью сверху и рассчитанных лишь на участие чиновничьей бюрократии и бизнес-элиты?

Опасения эти имеют серьёзные основания. Как свидетельствуют социологические исследования, число людей, имеющих представления о модернизации и являющихся её сторонниками, составляет абсолютное меньшинство.

Каков же основной инструмент, который позволит сделать эти идеи достоянием каждого россиянина? Таким инструментом являются СМИ. Другого механизма, располагающего такими же огромными потенциальными возможностями общественного влияния, просто нет. Пресса при современных, по сути, не ограниченных технических возможностях является могучей индустрией политики.

Но слишком велика инерция бездумья и пассивной удовлетворённости, которые принесли СМИ в общественное сознание в последние годы. Как поведут себя СМИ? Способны ли они изменить свои ориентиры?

Между тем президентские послания не содержат каких-либо обращений к СМИ и отечественной журналистике. Этот весьма странный факт можно оценить по-разному. За ним кроется или труднообъяснимое удовлетворение тем, что происходит в российском медийном сообществе, или, наоборот, неверие в то, что отечественные СМИ в их нынешнем виде ещё способны к каким-либо созидательным самостоятельным делам.

Что же происходит сегодня в СМИ и отечественной журналистике? Начать следует с признания того, что они на этапе перехода от советского к постсоветскому периоду не выдержали испытания свободой. Случилось так, что долгие годы отстаивания свободы, пребывания в состоянии инакомыслия в немалой степени исчерпали оппозиционный потенциал российской журналистики. И когда наступили 90-е годы, выяснилось, что большая часть созданных в период перестройки идей оказались невостребованными и не были использованы.

Представления идеалистов от журналистики о том, как будет складываться их жизнь, после того как будет покончено с административно-тоталитарным режимом и гегемонией КПСС, категорически разошлись с тем, что произошло в действительности.

В реальной жизни российская интеллигенция оказалась не у дел, и СМИ стали выступать лишь в роли подручных радикальных либералов Егора Гайдара и его команды. Они ничего не смогли противопоставить тому, что необольшевики делали со страной, загоняя её силовыми методами в рынок. Теперь-то это очевидно: нужно было не только обрести свободу, но и быть готовыми воспользоваться этой свободой. Нужно было не забывать о связях со своим народом, проявлять сострадание к нему.

Ныне на основе собственного опыта можно утверждать: свобода слова – ценность несомненная, но не абсолютная. Это не универсальное средство во всех случаях. Свобода, независимость благотворны, когда пребывают в системе других ценностей. А когда эта свобода, как ныне, в повседневной деятельности СМИ подменяет и заслоняет все другие ценности, не ограничена ни правом, ни моралью, она истребляет вокруг себя всё. И себя в том числе.

Негативное, а чаще просто деструктивное влияние СМИ на содержание российской жизни происходит не стихийно, а осознанно. За ним – определённые ориентиры и цели.

Есть две позиции в ориентирах отечественной журналистики – социальная и либеральная.

Социальная означает информирование, просвещение, защиту граждан. Она нынче не в чести. Ибо не приносит дохода.

Либеральная предполагает и рассматривает СМИ только как бизнес, а продукт их деятельности – как товар. И если СМИ прежде всего бизнес, то деятельность редакций, газет, радио и телевидения регулируется рынком, который полностью подчиняет их себе, пользуясь своим главным инструментом – рейтингом. Он бог и повелитель, ему поклоняются владельцы и управленцы СМИ, ибо от его показателя предпочтений аудитории зависят объёмы рекламы, цены на неё, финансовое состояние и бюджеты редакций.

Государство в России, декларируя на словах служение СМИ общественным, социальным интересам, на практике придерживается либерального курса по отношению к прессе. Общество же – граждане России – в этих условиях оказывается беззащитным перед медиабизнесом и ничего его идеологической экспансии противопоставить не может.

Особенно очевидна деструктивная роль отечественных СМИ, и в особенности телевидения, в создании в стране негативной моральной атмосферы.

Как определить, здорова ли она, благоприятна ли для нормальной жизни людей? И какое к этому имеют отношение СМИ? Важнейший показатель здесь – вера людей в то, что возможны справедливость, порядочность, честность в жизни и деятельности граждан, власти, страны. Наличие же этой веры или всё большая утрата её в немалой мере зависит от СМИ.

Отечественные СМИ в последние годы немало поработали над тем, чтобы в российском обществе утвердилась атмосфера неверия. И прежде всего – неверия в то, что в стране ещё можно что-то изменить, сделать страну благоприятной для жизни. Пресса настойчиво внушала привыкание к существующей мерзости жизни, её несправедливости, недружелюбию к простым, обычным людям. Она буквально долбила то, что есть сегодня, будет всегда. Что же теперь удивляться равнодушию и инертности людей!

Больше всего людей угнетает чувство неравенства. СМИ делают всё, чтобы показать, что есть и всегда будут две России. Россия богатства, роскоши, вседозволенности для избранных – VIP-Россия, где идут нескончаемые презентации, юбилеи, приёмы, балы… А рядом – большая Россия бедности, нищеты. В этой России идёт борьба за выживание, в ней с трудом сводят концы с концами. Там невиданный, как в годы войны, рост социальных сирот, беспризорников, наркоманов.

СМИ в своих информациях и комментариях старательно убеждают российского человека: в стране всё продаётся и покупается – паспорта, аттестаты, дипломы, вплоть до пропусков в Кремль и государственных секретов. В этой нравственной атмосфере и формируются настроение людей, их отношение друг к другу, к семье, к власти, к стране.

Наши СМИ создают такую атмосферу в обществе уже на протяжении многих лет, и делается это сознательно, чтобы не было в России согласия, понимания, терпимости.

Уже сформировался новый своеобразный стиль российской журналистики, жонглирующий множеством красивых слов и понятий – народовластие, инакомыслие, гражданское общество, но не имеющий какого-либо реального практического наполнения. Это вызывает у людей только раздражение. В печати, на радио и телевидении последних лет – нарастающее пустопорожнее словопроизводство. Попробуйте понять, о чём часами балагурят с гостями радиостудий шутники-ведущие. А у нас теперь все ведущие – балагуры. Эти люди просто говорят, что взбредёт в голову, не затрудняя себя ни стилистикой, ни лексикой… Шоу и трёп. Трёп и шоу.

Журналистика становится не профессиональным делом, а игрой, забавой, развлечением, имитирующим свободу и независимость СМИ, в которой всё больше утрачиваются какие-либо связи между вымыслом и реальностью. Ценность высказанного мнения, слова теперь ничтожны, они ни на что не влияют.

Новый стиль российских СМИ особенно заметен там, где журналистика непосредственно взаимодействует с политикой. Большая часть журналистского корпуса, занятого в сфере политической журналистики, ныне активно помогает укреплению государственной монополии во всех сферах жизни. На страницах газет, каналах телевидения усиленно фокусируется внимание всего российского общества на преимущественно позитивных действиях президента и премьера.

При этом СМИ стараются до микрона сохранить возможный информационный баланс в тандеме лидеров, формируя тем самым мнение, что вся политическая жизнь в России строится только вокруг этих лиц. А другие ветви власти, политические партии и движения, профсоюзы мало что стоят, а стало быть, и не очень нужны. И никого не смущает, что политическая стабильность, согласие в обществе не могут держаться только на авторитете двух ведущих лидеров. Особенно в стране, где остры социальные контрасты, коррумпирована чиновничья бюрократия, нестабильна экономическая ситуация.

За редким исключением российская политическая журналистика сегодня не занимает какой-либо самостоятельной общественной позиции. Сложился строго определённый формат и порядок обсуждения тех или иных насущных общественных проблем. Они, как правило, инициируются президентом и рассматриваются в виде государственного совета или совещания при участии узкого круга чиновничьей бюрократии и бизнес-элиты. Роль же СМИ при этом обычно ограничивается лишь информационным сообщением, одобрением инициатив.

Роль СМИ в современной российской общественной жизни выглядит не только странно, но и двусмысленно. В самом деле, о чём может повести речь федеральное телевидение, занятое преимущественно развлечением, когда президент всерьёз заявляет, что основу нашей политики должна составлять идеология, в центре которой – человек как личность и как гражданин? Что могут сказать СМИ, когда президент заводит речь о нравственных духовных ценностях? Какой отклик может вызвать на телевидении его заявление о том, что мы должны консолидироваться вокруг наших национальных приоритетов – свободы и справедливости, человеческого достоинства и благополучия, защиты семьи, отечества, единства многонационального государства? Ведь это самое телевидение уже не одно десятилетие занято главным образом тем, что разрушает упомянутые ценности и немало в этом преуспело.

Поскольку формат рассмотрения многих насущных проблем ограничивается лишь узким кругом элиты, приближенной к власти, в реальной жизни никакого отклика они не находят.

Большинство наших граждан просто не могут объективно оценить и понять происходящие события. В общественно-политической жизни, в деятельности партий и общественных движений ныне участвует не более 6 процентов взрослого населения. По данным социологов, более 40 процентов граждан признаются: они не понимают, что происходит в стране. По сути, это и диагноз современного состояния отечественных СМИ и журналистики.

Нетрудно понять, что и негативное отношение к власти в немалой степени является отражением чрезвычайно низкого доверия к СМИ.

В профессиональных дискуссиях виновниками нынешнего кризиса СМИ обычно называют тех, кто владеет и управляет прессой, – власть и олигархов. Между тем виновниками кризиса в неменьшей мере являются сами журналисты с их плохой наследственностью бездумного послушания.

Сколько бы журналисты ни говорили об условиях независимости СМИ, они её имеют ровно столько, сколько способны или желают взять на себя. Многолетняя практика убеждает: журналисты в своём творчестве настолько свободны, независимы, насколько способны в своих делах и поступках проявить эту независимость.

Нынешняя власть получила в своё распоряжение послушный, привыкший к подчинению, отученный от того, чтобы проявлять свою волю, журналистский корпус. Будут ли перемены? Ответить на этот вопрос непросто. Слишком велика сила инерции и привычки послушания. Слишком прочны традиции обязательного присутствия государства во всём, что касается деятельности СМИ.

Нынешние условия для проявления независимости в журналистике действительно неблагоприятны, у российских журналистов действительно плохая наследственность, но существует и действует во все времена принцип: хочешь быть свободным, независимым – будь им!

И ещё. Трудно вспомнить, чтобы прозвучало признание вины отечественной прессы за тот вред, что она принесла сознанию и нравственности россиян. Пресса преуспела в разрушении моральных устоев общества. Теперь она должна попытаться послужить духовному возрождению России. СМИ в большом долгу перед россиянами, а долги надо возвращать.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,9 Проголосовало: 8 чел. 12345

Комментарии: 02.06.2010 21:22:52 - Артем Константинович Кресин пишет:

Переход на пути модернизации

За 70 лет советской власти из людей с помощью силовых методов выбиалась всякая инициатива. Били всех. кто выбивался из стандарта. А за стандарт принят был человек, отрабатывавший честно свои часы на проиводстве, и не думающий о дополнительных доходах. И СМИ были в первых рядах по ругани садоводов, рыночных торговцев, занятых частным трудом. Этой обработке подверглось не одно поколение. Поэтому в начале 90-х я был удивлен, что появились (не все вымерли) люди, которые рванули в бизнес, хотя не в созидательный а больше в спекулятивный - но и это для начала хорошо. Сейчас не найти людей, которые взяли бы на себя гераклову нагрузку, внедрить в промышленность современные достижения науки. А примером роли СМИ, в подтверждение автора статьи, приведу в пример отношение к автопрому. Журналисты, не державшие в руках напильника, не поработавшие с российскими рабочими в цеху ни одной минуты в жизни, использовали весь свой болтологический талант, изгалялись над автопромом, доказывая, что ни рабочие. ни инженеры России не способны строить автомобили, и никогда этому не научатся. Но если бы они прошлись по конвеерам Форда, Ситроена, Вольво, они бы обнаружили много выходцев из России.

02.06.2010 21:08:17 - Татьяна Алексеевна Мещенкова пишет:

Долговая яма

...На свой вопрос ,почему в России все не по русски , вы в .конце статьи сами себе и ответили - "побеждает ...( чужая ) национальная идея (- чья ,мы все знаем - ) : жить и работать надо так ,чтобы натурализоваться где-нибудь подальше от Родины ". ..Натурализоваться вам дадут на СВОЕЙ Родине ( а не вне ) ,но только в качестве РАБОВ -можете в этом даже не сомневаться - это уже происходит . Пока интеллигенция строчит статьи и статейки в газетах недоступных народу ( по ценам , из -за отдаленности поселения ,а иногда просто из- за языковой вычурности авторов ),охает ,ахает и задает ,вроде бы волнующий всех вопрос, - " Что с нами ? ",те у кого "следующая национальная идея " давно ВОШЛИ В НАРОД через свои доступные , дешевые газетенки, "подготовили " людей к восприятию "своих ценностей" и ,как оказалось , очень шустро подсуетились . Если ВЫ ,пишущие здесь ( не один год ,а то и десятилетия ) ,такие беспомощные и ничего не могущие изменить и как-то повлиять на создавшуюся тяжелейшую для народа ситуацию , то не слишком ли запоздалотяжеловесны ваши "теперяшние " потуги ?! Вы ... всегда в конце локоматива , а не во главе его ! ...

02.06.2010 17:58:41 - Николай Григорьевич Степанов пишет:

Дискуссии в СМИ.

Добавлю. В 2005 году было 100 лет революции 1905 года. Никакой дискуссии, как будто не было этого события. 25 лет перестройке: идёт вялая дискуссия. Хотя это дело не только СМИ. НС.

 

«Симулякры» на марше

Дискуссия

«Симулякры» на марше

АКТУАЛЬНО

Симуляция деятельности становится нормой социальной жизни

Глядя на нынешние реальности, невольно задумываешься о том, что эволюция человека начинает новый виток. Результатом его станет превращение человека созидающего в человека, делающего вид, что он созидает.

За многие века результативный труд (который, по сути, есть осмысленное преображение мира с видимым результатом) сформировал «человека разумного». Кто-то разжёг огонь, смастерил колесо, придумал, как натянуть верёвку на палку и сделать лук, построил дорогу…

Казалось бы, это просто и естественно – поступать так, как столетиями поступали наши предки. Делать осмысленное дело, получать результат и оставлять его потомкам. Ныне в стране наступает период развития тотальной псевдоактивности, как бы псевдодеятельности, переводя на модный сегодня язык. Формируется удивительная когорта людей, которые ничего реального не делают, но усиленно формируют видимость дела, некое подобие «симулякра». Очень противное слово, обозначающее столь же противное явление, способное лишь, по словам Бодрийяра, «избавлять нас от реальности социального, от значительности экономики и целей производства».

Искусство симулирования сознательной деятельности доводится в наше время до совершенства на всех уровнях. Симуляция почти безупречна. Государство интуитивно находит наиболее выигрышные формы бессодержательной активности. При этом никто ничего не теряет. Симулякр не связан с конечным результатом ничем, кроме его имитации.

Принято считать, что государство стоит на трёх основополагающих системах, жизнеспособность и эффективность которых отражают и благополучие общества, – на образовании, здравоохранении и правоохране.

В наиболее развитых странах именно эти три «кита государственности» наиболее развиты и благополучны. Учитель, врач и полицейский – всегда люди вполне обеспеченные. Степень уважения общества к ним как в масштабе государственном, так и на бытовом уровне очень велика. При этом совершенно безразлично, каким образом работает такая система – за деньги, страховые взносы, бесплатно. Главное, что она действительно приносит ощутимые результаты – лечит, учит или защищает.

А у нас? Симулирование заботы об образовании и медицине привело к уникальному результату – слова «учитель» и «врач» стали синонимами понятия «нищий». Бесконечные лихорадочные реформы высшего образования привели к почти полному исчезновению старой его системы и непонятной перспективе в будущем. По сути дела, симулирование реформ столь нелепо, что только те вузы, которые всячески их игнорируют, отписываясь перед ведомствами фальсифицированными отчётами, ещё что-то от прежнего сохранили.

В медицине возникла новая сфера деятельности, которую занимают молодые, уверенные в себе менеджеры от медицины. Они никого не лечат, но всё знают о регламенте лечения. Это представители страховых компаний. Знакомые доктора честно признаются, что большую часть времени занимаются не больными, а убеждают этих холёных девчушек в том, что только аспирином, который в наличии, невозможно вылечить воспаление лёгких. Нарушая регламент, до смерти уставшие доктора за минимальную зарплату пытаются восполнить нехватку лекарств, оборудования и материалов интуицией, мастерством и самоотдачей.

Замордованные нищетой учителя смиряются с симуляцией образования. Симулируя построение гражданского общества, мы создаём в школе, в самой продуктивной зоне формирования гражданина, базу для антигражданственности.

Милиционеры, у которых давно выработалось неписаное правило – ехать только на трупы, – симулируют сверхактивность своей деятельности. Милицию сокращают. Сначала увольняют генералов, которых народу не жалко. Потом отставляют ещё процентов двадцать остальных. Если бы эти действия были реальным стремлением к реформированию!

Проявление симулированной заботы о человеке не требует от государства особого напряжения сил и какой-либо самоотдачи – её достаточно провозгласить, создав соответствующий закон, например, о повышении пенсии. При этом мало кого заботит, что львиная доля «повышения» немедленно съедается инфляцией и двукратным ростом тарифов на ЖКХ. Людям остаётся сумма, на которую не то что не прожить, но и умереть достойно нельзя.

А поскольку даже за самую изощрённую симуляцию в реальности должен кто-то платить, затеянное государством действо становится финансовой пирамидой. Пенсионные отчисления для работодателей увеличивают вдвое, заставляя оплачивать обещанное повышение пенсий тех, кто сегодня трудится. Платить, конечно, станут далеко не все, поскольку это – почти непосильное бремя.

А возьмите сохранение исторического наследия, которое ценно для ныне живущих и для потомков… Беда наследия заключается в том, что оно чаще всего занимает некое географически определённое место в центре любого города или около центра. И ныне живущие симулируют заботу о сохранении его для потомков. Они изобретательны, креативны, удивительно легка игра их фантазии. Существует множество отработанных схем. Например, как бы реставрация, которая практически всегда становится разрушением.

Вот город Ульяновск – чего только здесь не «симулируют»! Говорят о необходимости возрождения имени Симбирск, который, дескать, «барин городов волжских», и при этом лихорадочно застраивают центр тупыми торгово-офисными монстрами, сносят беседку Гончарова, дом Курчатова… В лучшем случае оставляют старинный фасад, а за ним вспухает очередное чудо современной «архитектуры», горделиво возвышаясь над творениями архитекторов прошлого.

И нет симуляциям числа. Нет!

Что имел в виду Бодрийяр, говоря о «замене реального знаками реального – то есть об устрашающей манипуляции над всеми реальными процессами их операциональным двойником»? Может быть, он имел в виду пособие на ребёнка, которое не превышает нескольких сотен рублей в месяц? Ведь подобная видимость заботы не способна быть ничем, кроме абстрактного знака, символа, не имеющего, что называется, «физического смысла», – поскольку ничем осязаемым отоварена быть не может в силу своей ничтожности.

Псевдочиновник создаёт видимость административной работы столь виртуозно, что она порой становится очень похожей на реальность.

Особая тема симуляций – забота о малом бизнесе, который теоретически должен создать фундамент формирования среднего класса – ещё одного основополагающего элемента экономики государства. В региональном масштабе имитация тут настолько очевидна для всех, что одного часа в очереди в налоговую инспекцию или любой разрешающий государственный орган хватит любому самому большому почитателю символов, чтобы понять правду нашей жизни. Забота о малом бизнесе – это набор слов. При этом забота о крупном бизнесе реальна и ощутима, поскольку измеряется миллиардами бюджетных средств….

Очевидно, мы вступаем в эпоху новой постмодернистской реальности, в которой концепция социального симулякра воплощается с виртуозным мастерством. А вот реально построить дорогу, соблюсти требования закона или, на худой конец, просто выполнить указание президента становится непосильной задачей для слишком большого числа отягощённых властью людей.

Рациональная деятельность становится несовременной. Место человека, преображающего мир, всё настойчивее занимает симулянт, создающий иллюзии и химеры. Неужели это неизбежно, а эволюция и впрямь пошла на новый виток формирования псевдоразумного человека? Которого впору назвать хомо псевдосапиенс – человек как бы разумный…

Олег САМАРЦЕВ, заведующий кафедрой журналистики Ульяновского государственного университета

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,9 Проголосовало: 8 чел. 12345

Комментарии: 03.06.2010 13:38:57 - Александр Трофимович Климчук пишет:

Население сейчас больше напоминает тараканов, активно только при добычи пищи, а насытившись ищут щели половые. Туда им и дорога.

 

«Добрый» Мироныч

Дискуссия

«Добрый» Мироныч

КНИЖНЫЙ РЯД

С.М. Киров : от мифа к правде. – Вятка (Киров): О-Краткое, 2009. – 256 с.

Основой книги стала монография историка Николая Ефимова. Сразу скажу: на мой взгляд, главной цели, заявленной в названии и аннотации, эта работа не достигает. Почему? Для начала потому, что сегодня человека, интересующегося советским периодом российской истории, вряд ли стоит убеждать в том, что «кристально чистого и непоколебимо стойкого партийца» Кирова не существовало. А именно доказательствами такого рода автор и занимается. Причём в несколько странной манере. Обвинениям Киров подвергается не столько за свои собственные деяния, сколько за то, что с момента назначения Сталина генеральным секретарём ВКП(б) публично всегда и практически во всём поддерживал его линию. Сергею Мироновичу отводится роль этакого «доброго следователя» рядом со «злым» Сталиным. Утверждается также, что внешняя доброжелательность в общении с людьми и умение произносить «пламенные речи» стали основой его популярности. Что ж, отчасти с этим можно согласиться. Наверное, можно вслед за автором удивиться слишком уж быстрой эволюции взглядов Кирова, который горячо приветствовал Февральскую революцию, а чуть больше чем через год «полностью встал на ленинские позиции». Дав волю фантазии, можно также заподозрить, что неспроста Кирова в 1908 году, в бытность его журналистом владикавказской либеральной газеты «Терек», не предали суду по обвинению в организации подпольной типографии в Томске. При всём том наивно было бы предполагать, что на высотах власти в 30-е годы мог оказаться человек, абсолютно безгрешный перед страной и своей совестью. Мне как читателю хотелось бы увидеть многослойный образ политика, который находился у самой верхушки властной пирамиды в переломное для страны время. Вместо этого в монографии неоднократно цитируются речи Кирова, призванные выставить его поверхностным человеком и краснобаем. Но попробуем непредвзято посмотреть на такое, к примеру, приведённое высказывание большевистского руководителя. «…Теперь мы ближе чем когда-либо подошли к уничтожению разницы между городом и деревней; что у нас деревня будет расти и преобразовываться в агрогорода – в этом нет никакого сомнения (…) Мы не должны повторять то, что проделали капиталисты, устраивая города с 7-миллионным или даже 8-миллионным населением. Нам такие города не нужны…»

Да, сегодня мы знаем: коллективизация надорвала русскую деревню и вместо «разницы» между ней и городом к концу сталинского правления возникла пропасть. Да, идея агрогородов в тех исторических условиях не получила воплощения. Но сама по себе она довольно интересна и говорит о наличии у политической элиты 30-х годов своего оригинального, не подогнанного под «евростандарты» мышления. Кто знает, не могла бы подобная идея пригодиться нам сегодня? Современность показывает, что скопление и без того убывающего населения России в нескольких десятках мегаполисов при наличии огромных незаселённых или стремительно пустеющих пространств – серьёзная угроза для целостности и экономической состоятельности страны.

Наиболее убедительным представляется раздел книги, в котором историк М.В. Лавров доказывает справедливость возвращения областному городу Кирову его исторического названия.

Алексей ПОЛУБОТА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 2,5 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии: 03.06.2010 21:59:14 - Эдуард Алёхин пишет:

Киров за 8 месяцев поменял свои политические взгляды? А что вы скажете об известнейшем режиссёре, который сжигал свой партийный билет в прямом телеэфире? Или о верном ленинце Б.Н. со свечкой в церкви? Наконец, о Савле/Павле? За последний пример простите, но ведь только "дураки и покойники" не меняют своих взглядов. Бисмарк, кажется....

 

Фальшивка, покрытая тайной

Дискуссия

Фальшивка, покрытая тайной

КНИЖНЫЙ РЯД

Пётр Мультатули. Николай II: Отречение, которого не было. – М:. АСТ, Астрель, 2010. – 639 с.: 16 л. ил.

«История знает множество мифов, – пишет автор в предисловии. – Эти мифы бывают иногда настолько живучи, что их воспринимают как истину».

К числу подобных мифов, по мнению П. Мультатули, относится утверждение, что 2 марта 1917 года император Николай II «добровольно или под нажимом обстоятельств» отрёкся от престола.

«Это утверждение воспринимается как аксиома… Тем временем обстоятельства, при которых император Николай Александрович подписал так называемое отречение… покрыты завесой тайны. До последнего времени никто даже не пытался дать объективную оценку тому странному документу, который до сих пор служит единственным «доказательством» отречения Николая II».

Выступая на презентации книги Петра Мультатули, замдиректора Института российской истории РАН Владимир Лавров подчеркнул, что как таковой юридически правильно оформленный подлинник манифеста об отречении государя Николая II от престола отсутствует.

Пётр Мультатули приводит множество «нестыковок» в показаниях как участников, так и свидетелей роковых для России февральско-мартовских событий 1917 г. Анализ исторических источников позволяет сделать вывод, что известный «манифест» от 2 марта – лишь грубо сделанная фальшивка.

Конечно, можно спросить: если государь не отрекался от престола, то почему Николай II в марте–июле 1917 г. (пользуясь относительной свободой в период царскосельского содержания под домашним арестом) не выступил с соответствующим заявлением о подделке своей подписи под соответствующим манифестом, не отразил это, в частности, в своей переписке и личном дневнике?

По словам автора, это произошло потому, что все близкие государю лица были убиты, а с «первыми встречными» он, судя по всему, не считал возможным обсуждать обстоятельства своего свержения с престола: «…император всероссийский не мог говорить о делах государственной важности с любыми окружавшими его людьми».

О дневниках же, в которых «Государь подтверждал и своё отречение, и отречение своего брата», Мультатули пишет: «Опираясь на исследовательский опыт, смею утверждать, что в дневниках Государя, хранящихся в ГА РФ, имеется много потёртостей и исправлений…» Окончательно установить истину, засвидетельствовав подделку не только документа об отречении, но и дневников, могла бы официальная графологическая экспертиза, на необходимости которой настаивает автор книги.

Михаил БАБКИН, доктор исторических наук

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 1,0 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии: 04.06.2010 12:17:35 - Олег Сергеевич Тапин пишет:

бездарный царь-батюшка и послушные историки

История ничем не занимается, а историографию делают историки и, к сожалению, зачастую не "истину ищут" в исторических процессах, как будто она там за кустом спряталась, а высокооплачиваемо дудят в ту ангажированную дуду, в которую им скажут. Я согласен в целом с комментарием А.Т. Климчука.

03.06.2010 21:52:00 - Эдуард Алёхин пишет:

РЕПЛИКА ПО ПОВОДУ...

Всё дело в том, что история занимается не интересными фактами, а поисками истины. Как и любая другая наука. Если это, конечно, наука, а не "завербованная и призванная" публицистика. Сам я к царю не испытываю особых симпатий, но истина дороже моих, ваших, или ещё чьих-либо предубеждений. Или я ошибаюсь?

03.06.2010 13:53:04 - Александр Трофимович Климчук пишет:

Ю.М.Поляков, зачем Вы печатайте статью про царя-недоноска, кому он интересен? Если и отобрали у него трон, так поделом. Он и его семья разграбили страну и втянув Россию в войну хотели списать на оную свои грешки. Поделом

 

Честное. Купеческое...

Дискуссия

Честное. Купеческое...

ГУМАНИТАРНАЯ ЭКОНОМИКА

В годы дикого «вороватого» капитализма в России многие предприниматели и публицисты умышленно отреклись не только от заветов протестантского этоса, но и от отечественной истории, вписавшей свои страницы в летопись цивилизованной экономики.

Обезумев от возможностей «счастливого хапка» и рейдерского насилия, бизнесмены были уверены, что присваивать и перераспределять можно бесконечно. Однако неожиданно оказалось, что «случиться в нужном месте» – это всего лишь «шанс», а удержать собственный капитал без соблюдения неких правил практически невозможно. Здесь нужны совсем другие навыки. В кризисное время по стране прокатилась волна самоубийств некогда успешных предпринимателей.

Сегодня есть смысл восстановить в нашей исторической памяти своеобразный феномен – «честное купеческое слово». Для многих россиян само это словосочетание кажется неожиданным, в определённой мере эксцентричным. Вот два богатых человека в пьесе Островского «Бесприданница» разыгрывают в орлянку, кому брать на содержание бесприданницу, и один из них в качестве залога предлагает слова: «Честное купеческое слово». Современный человек, заверяющий у нотариуса каждый шаг своей трудовой биографии, может даже обомлеть: «И это всё?.. Без свидетелей, без печати?»

Да что там литература. Вот заявление видного государственного деятеля давней России Сергея Витте. Он писал, что в обороте государства 50 миллионов купеческих денег. И отданы они под честное слово…

Торговую сделку в купеческой России часто скрепляли не подписью и печатью, а крестным знамением. Даже когда рынок стал более развитым, многие сделки заключались вне биржи. Соглашения фиксировались прямо в амбарах или даже в трактирах. Нередкими были случаи, когда купец мог пользоваться только кредитным капиталом. Кредитор сам решал, доверить капитал этому предпринимателю или нет. Неслучайно в то время слова «вера» и «кредит» часто имели один и тот же смысл. Огромную ценность представлял именно беспроцентный кредит.

Бизнес определялся деловыми качествами купца или фирмы. Интересно, что эксперты показывают: честное купеческое слово было во многом национальным достоянием. Например, во Франции купец стремился продать товар как можно дороже. Иногда шёл даже на сокращение товарооборота. Тот, кто продавал товар дороже, считался хорошим купцом. В России существовали другие оценки. Хорошей фирмой называлась та, которая могла продать товары дешевле, чем её соперники.

Подоплёкой честного купеческого слова служили не только экономические соображения. Это был своеобразный кодекс чести. Достоинство ставилось выше выгоды. Многие купцы того времени были вообще неграмотными. Обмануть такого человека, который не мог подписать купчие крепости и другие финансовые документы, ничего не стоило. Оформить купчую юридически было крайне сложно. Но честное купеческое слово было столь же значимым, как в буржуазной среде – дворянская честь или благородное происхождение.

Мы говорим сегодня: надо создавать «умную экономику». Но экономика не бывает умной или неумной. Она может быть эффективной или неэффективной. Полагаю, что слово «умный» залетело из другого смыслового ряда. Под словосочетание «умная экономика» можно подверстать всё что угодно. Расчётливое устранение конкурента. Торжество принципа «купи-продай». Хорошо продуманный обман. Умышленное выстраивание финансовой пирамиды.

А теперь вспомним, что говорилось во времена честного купеческого слова: «уговор дороже денег», «слово-вексель», «торгуй правдою, больше барыша будет», «не оскудеет рука дающего». Тот, кто вступал в купеческую гильдию, был обязан объявить свой капитал. Это, кстати, упрощало работу налоговой государственной службы.

Сравним это с современной теневой экономикой. Кстати, тот, кто обманул гильдию, исключался из неё с позором. Это нередко было равносильно банкротству. Да и существование гильдии оправдывалось тем, что следовало ставить преграды тому, кто единожды солгал. Каков смысл в известном выражении «стереть в порошок»? Фамилию злоумышленника писали мелом на доске, а затем стирали. Все спорные вопросы обсуждались «Совестливым судом». «Умникам», которые пытались срубить деньги обманом, полагался общий позор. Часто это кончалось самоубийствами.

Экономика, преступившая этику, бесплодна. «Честное купеческое слово» – это не просто удачный купеческий слоган. Это определённый строй нравственной мысли. Если некто обнищал, потому что ленился, никто не станет сочувствовать этому человеку. И наоборот, тот, кто разбогател благодаря честному и самоотверженному труду, заслуживал уважения и признания. Так в России появились Мамонтовы, Морозовы, Третьяковы, Путилов, Алексеев, Чижов.

Уважение к частной собственности, на котором покоилось честное купеческое слово, разумеется, не было изобретением данного сословия. Вспомним, к примеру, «рыцарей наживы», которые метнулись из Европы на американский континент в надежде отыскать золото или нефть. Вот, к примеру, некий счастливчик нашёл золотоносный участок. Теперь надо подать бумагу, поставить столбик со своей фамилией и умчаться в Европу. Надо найти технику, рабочих. Что стоит, пока его нет, соорудить столбик с другой фамилией? Но здравый рассудок подсказывает: «Если не уважать чужое добро, то его не будет ни у кого». Надо предварительно договориться об условиях игры: частная собственность священна.

Сегодня в нашей стране можно «прихватить» с помощью рейдерской атаки завод, торговый центр, вуз. С помощью силы и адвокатских услуг устранить тех, кто что-то строил, воздвигал, сооружал. На уровне официальной идеологии можно толковать сколько угодно о «борьбе с захватами», о «попрании закона». Однако разве рейдеры окружены позором? Разве уже случались «посадки»?

Честное купеческое слово – не просто свод нравственных правил. Психология вступает в свои права здесь уже на уровне ценностных ориентаций. Зададимся вопросом: человек по определению труженик или лентяй? Можно, разумеется, ответить туманно: и то и другое. Но ведь передаваемое из поколения в поколение общественное богатство, его размах и объём не позволяют возвести лень в человеческую добродетель.

Нет оснований характеризовать агента хозяйственной жизни того времени только как честного, благородного, некорыстного. Русские писатели подметили немало отвратительных черт торговцев той поры. Известный фабрикант, заводчик и меценат Савва Морозов говорил: «Богатый русский глупее, чем вообще богатый человек».

Но действительно ли русские промышленники, купцы были позорнее, чем европейские? Некоторые эксперты утверждают, что дело обстояло именно так, потому что у российских предпринимателей не было длительного делового и социального опыта: «Европейская деловая мораль веками прорастала из цеховых отношений и протестантской этики самоограничения. Русский дореволюционный капитал не успел освоить эти уроки».

Выходит, отечественные купцы, промышленники догоняли своих иностранных коллег, но так и не догнали по меркам деловой, корпоративной нравственности. Случились Февральская буржуазная революция, а потом большевики. Теперь вот мы пожинаем плоды той самой необученности, отсюда неорганизованность и жадность наших новых русских.

Нет необходимости изображать российскую историю щедрой репинской кистью. Первоначальное накопление капитала и в России не вызывает только радостное воодушевление. Но в этой стране были свои традиции, которые ни в чём не уступают моральным ограничениям протестантского этоса. Ни в одной европейской стране не было такого феномена, как честное купеческое слово. Сегодня не стоит с горечью повторять невыученные западные уроки во всём.

Рядовой купец с его честным словом был прежде всего православным человеком. Эта разновидность христианства на полтысячелетия опережает Реформацию. Влияние православия на все стороны российского образа жизни не подлежит сомнению. Вот почему российский купец верил в божескую благодать и воздаяние. Социальная практика тех лет (как и сегодня) даёт впечатляющие иллюстрации божьего возмездия.

В наш прагматический век любой предприниматель станет объяснять свою катастрофу, провал кознями конкурентов, неудачной конъюнктурой, случайными ошибками. Он не разглядит в своём банкротстве божьего перста. Не соотнесёт с Нагорной проповедью. Не свяжет с универсальностью кантовского категорического императива: «Как ты к людям, так и они к тебе…»

«Купеческое слово» в полной мере служило гарантом общей справедливости, общей приверженности всевышнему наказу. Честность не товар, который можно выгодно сбыть. Она может служить знаком цивилизованности, культурности рядового предпринимателя, его готовности принять общие правила игры в хозяйстве. Напротив, несоблюдение этой добродетели не сводилось только к изгнанию купца из экономического сообщества. Он оказывался жертвой социального остракизма, олицетворением безбожности, неблагородства, ненадёжности в условиях каждодневной договорённости.

Фактически для рождения капитализма недоставало только одного компонента – особой психологической настроенности людей к специфическим этическим правилам. Они-то как раз и родились вместе с протестантизмом. Нравственные предпочтения людей той поры, их жизненные правила и получили название «протестантский этос». У людей появились святыни, которые определяли их повседневное поведение. Вебер так и ставил вопрос: какое сцепление обстоятельств привело к тому, что именно на Западе, и только здесь, возникли такие явления культуры, которые развивались в направлении, получившем универсальное значение?

Мир хозяйства традиционно считался лишённым поэзии, мёртвым, косным, ограничивающим высокие движения души. Гений противостоял ремесленнику, поэт – торговцу. Капитализм потому и достиг всемирного успеха, что привнёс поэзию в область самого хозяйства. Тот образ мысли, который впоследствии нашёл выражение во многих политических и хозяйственных программах и встретил сочувствие народа, в древности и в Средние века презирался как недостойное проявление грязной скаредности. Как отмечал Вебер, подобное отношение и в начале XX века было свойственно всем тем социальным группам, которые были наименее связаны со специфическим капиталистическим хозяйством того времени или наименее приспособились к нему.

Протестантский этос зафиксировал огромные изменения в психике человека. В религиозных доктринах родилась новая концепция свободы. Люди не хотели больше повиноваться общине. Впервые в европейской истории стремление быть свободным стало восприниматься как благо для человека. Свобода оценивалась как святыня. Само собой понятно, что без идеи самостоятельного автономного индивида капитализм вряд ли возник бы.

В протестантском этосе труд соотнесён с аскетизмом. Капитализма никогда бы не было и в том случае, если бы первые богачи проматывали свой капитал вечерком, после занятий бизнесом. Напротив, смысл труда усматривался в том, чтобы произвести некое накопление, преодолев искушение всяческих удовольствий. Если католицизм считал заботу о нищих святым и добрым поступком, то протестантизм отверг это как предрассудок. Милосердие понималось только как готовность помочь обездоленному освоить профессию, чтобы продуктивно работать. Одной из самых высших добродетелей протестантизм считал бережливость.

Почему в нашей стране, несмотря на духовные традиции, современный капитализм оказался не окультуренным, а напротив, диким, грабительским, беспощадным? Каким образом нерушимое купеческое слово заместилось нагловатым, жадным прищуром вороватых дельцов?

Нас уже не удивляет, когда об одном из видных капиталистических хищников говорят как об успешном менеджере. На полном серьёзе называют успешным руководителем управленца, под руководством которого испарились миллиарды долларов. Толкуют без осуждения и презрения – с чувством зависти и восторга.

Но эти «тенденции» не имеют никакого отношения ни к протестантскому этосу, ни к православию. Более того, в условиях нынешнего кризиса наиболее прозорливые эксперты пишут о насущной потребности цивилизовать капитализм, вернуть ему утраченное ценностное измерение. И в этом контексте честное купеческое слово оказывается вовсе не забавной и эксцентричной приметой купеческого быта, достойной остаться лишь в истории музейной реликвией. Бессознательно, чисто интуитивно оно становится всё более и более актуально.

Павел ГУРЕВИЧ, доктор философских наук

P.S. С автором статьи можно спорить. Однако нельзя спорить с тем, что нынешний российский капитализм держится на основах, которые не сулят ни ему, ни всему обществу ничего хорошего. Нынешний капитализм и аморален, и непроизводителен. Его лидеры не скрывают: им по душе только такой бизнес, когда они ничем не рискуют, не связаны никакими обязательствами, никакими законами и приличиями. Им стоило бы понимать, что никакой дом на таких основах не устоит. Что же нам делать с нынешним капитализмом? Можно ли его переменить? И как?

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,4 Проголосовало: 5 чел. 12345

Комментарии: 03.06.2010 15:23:42 - Сергей Иванович Иванов пишет:

Ничего тут изменить нельзя, да и нужно ли?

Протестанский аскетизм, коммунистическое общество, купечество на "честном слове" - красиво, но к сожалению все это утопии. И к еще большему сожалению, изменить ничего не получится. Все эти "красивости" просто реактивные психические образования, "перевертыши" обычной нашей психической жизни, весьма в общем неприятной. А изменить не получится потому, что всякая маргинальность, уголовщина и аморальность это не следствие наличного бытия, не бытие определяет сознание - сидит вся эта нечисть глубоко в наших генах. Да - все мы генетические преступники, к счастью большинство только в потенции. И надо бы вообще изменить отношение к этим девиациям - есть мнение, что хомо сапиенс вообще-то появился - выделился из общего обезьяньего фона благодаря сложившимся особым условиям своей жизни. Условиям, при которых доступ к оставлению потомства получили разные изгои- маргиналы. Вместо клонирования достойных, правильных, но тупых ( как это часто есть и сейчас) вожаков первобытных стай, в популяции появилось много потомков разных слабых, но весьма сообразительных особей. Причем сообразительность эта была ничем не ограничена, как и у ныненшних мошенников, которые своими логическими построениями посрамят профессоров.. Вот такие получаются "парадоксы" - хомо сапиенс - генетический мошенник. Хотя это парадокс только с "кочки зрения" все тех же - достойных, благородных, но тупых.. Ну а знаменитый марксов труд был уже потом, для труда ведь надо мозги иметь уже не обезьяньи!

03.06.2010 15:05:05 - Сергей Иванович Иванов пишет:

Ничего тут изменить нельзя, да и нужно ли?

Протестанский аскетизм, коммунистическое общество, купечество на "честном слове" - красиво, но к сожалению все это утопии. И к еще большему сожалению, изменить ничего не получится. Все эти "красивости" просто реактивные психические образования, "перевертыши" обычной нашей психической

 

Авторитетный нажим

Дискуссия

Авторитетный нажим

НАУЧНАЯ СРЕДА

Эпоха Интернета: научно-административный ресурс

Все мы вроде бы знаем, что такое административный ресурс. Выражаясь примитивно, это использование своего служебного или общественного положения (когда очень высокого, когда не очень) к собственной выгоде. От административного ресурса никуда не денешься, так уж мир устроен.

В науке этот ресурс также играет весьма заметную роль, но тут у него имеется некая особенность. Чисто административная компонента в научной деятельности может играть и играет весьма заметную роль, но часто далеко не решающую. С моей точки зрения, куда большее влияние имеет составляющая, в основе которой лежат разного рода научные степени и учёные звания. И чем они весомее, тем больше научно-административный ресурс у их обладателей. Порою он вполне заслужен, порою нет. Порою он служит доброму делу, порою – делу неправедному.

Свою мысль мне бы хотелось проиллюстрировать рядом примеров, почерпнутых и из собственной, почти полувековой научной практики.

Много лет назад член-корреспондент АН СССР Б.В. Дерягин объявил на весь свет, что совершил выдающееся научное открытие: нашёл воду с необыкновенными свойствами. Должен сразу оговориться: академик Дерягин был, несомненно, очень крупным учёным, но… Являясь членом-корреспондентом Большой академии, он мог сколько угодно печатать свои научные статьи в «Докладах Академии наук СССР». Перед ним были широко распахнуты двери научно-популярных журналов, таких, например, как «Наука и жизнь», «Знание–сила» и т.д. Публикации шли за публикациями, а закончилось всё грандиозным конфузом. Маститый учёный желаемое выдал за действительное. В результате пришлось извиняться перед своими учёными коллегами. Совершенно очевидно: не будь у него столь высокого научного положения, он вряд ли бы так просто прорвался со своим «открытием» на страницы научной периодики.

В 1970 году я подал в Комитет по делам изобретений и открытий заявку на открытие под названием «Поверхностные макросилы отталкивания». Поверхностные макросилы притяжения знают все. Именно они обусловливают прилипание, например, к поверхности твёрдого тела разного рода частиц. В моём случае всё наоборот – имеет место отталкивание от поверхности.

Через некоторое время после подачи мной заявки на открытие меня вызвали в Комитет по делам изобретений и открытий для своего рода консультации. Эксперт комитета Э.В. Бородзич порекомендовал мне не форсировать события, а попытаться собственными силами обзавестись положительными отзывами нескольких научных авторитетов. Он также поведал, что одна-единственная отрицательная рецензия, как правило, начисто перечёркивает все остальные, положительные. Да что там одна отрицательная рецензия – все отзывы могут быть благоприятными, а в конечном итоге может последовать негативное решение по данной заявке на таком вот основании – «Результат недостаточно весом».

В весомости полученного мной результата сомнений у меня не имелось, поскольку вышеупомянутый эффект Ребиндера, согласно моей теории, являлся прямым следствием этих самых поверхностных сил отталкивания. Вот только как добраться до этих самых научных тяжеловесов и получить от них положительное заключение на моё предполагаемое открытие?.. Ну не идти же мне к самому Ребиндеру и не доказывать ему, что его эффект всего лишь следствие неких сил, открытых мной.

Все мои попытки получить благоприятные отзывы на предполагаемое открытие от сильных мира сего в науке закончились ничем. Между тем поверхностные силы отталкивания неожиданно дали о себе знать в теории сверхтекучести жидкого гелия II.

Как известно, одним из первооткрывателей этого явления был академик Пётр Капица, а другой не менее известный академик Лев Ландау дал объяснение этому феномену.

Победа?! Как бы не так! Поначалу все мои попытки пробить в научной литературе статью с вновь полученным результатом наткнулись на отчаянное сопротивление рецензентов изданий. Некоторые из этих рецензий были просто анекдотичными. Так, например, в отзыве «Инженерно-физического журнала» говорилось, что все мои расчёты были тщательно проверены, ошибки обнаружено не было, но она там, несомненно, имеется, а потому статью публиковать не следует. Каково?!

Но статью всё же опубликовали, и не где-нибудь, а в докладах АН СССР. И появилась она на свет благодаря… научно-административному ресурсу. Работу мою представил в «Доклады» покойный академик И.В. Тананаев по рекомендации его сотрудника Э.Н. Муравьёва.

Ну а как же с дипломом на открытие? Как и ожидалось, никак. Я попросил наконец эксперта дать делу законный ход. В ответ были получены две негативные рецензии, совершенно несостоятельные с научной точки зрения. Словом, ситуация оказалась смешной: выходит, верное следствие вытекает из неверной причины.

Что ж, в науке и не такое ещё бывает, вспомним, к примеру, историю с математиком Григорием Перельманом. Сегодня она у многих на слуху, а потому не станем её пересказывать, обратим лишь внимание на некий факт, имеющий, с моей точки зрения, прямое отношение к затронутой теме. Так вот решение знаменитой проблемы Пуанкаре, осуществлённое петербургским учёным, было опубликовано не в научном издании, как следовало бы, а в… Интернете, где каждый обыватель может поместить всё, что душе его угодно. Почему? Видимо, не нашлось в России порядочного «тяжеловеса» от математики, который бескорыстно (то есть не претендуя на соавторство) помог бы кандидату физико-математических наук Перельману пробиться на страницы солидного научного издания.

Предположений тут может быть очень много, главное другое – Интернет реально ставит определённый предел отрицательному использованию обсуждаемого ресурса и беспределу «авторитетов» от науки. Конечно, публикации в Интернете для ВАКа ничего не значат, вот только нужен ли действительно талантливому учёному ВАК?

Итак, научно-административный ресурс по своей природе не хорош и не плох, всё зависит от его употребления. Одно дело, когда он используется, например, для поддержки молодых учёных, вступающих на научное поприще. И совсем другое – когда этот ресурс используется каким-нибудь научным тяжеловесом для беспардонной эксплуатации своих сотрудников или для борьбы со своими научными противниками. И чем более бюрократизировано общество в стране, чем оно менее демократично, тем сильнее сдвиг этого самого ресурса в отрицательную сторону.

Рискну предположить, что столь сильный отток за рубеж столь большого количества российских учёных связан не в последнюю очередь именно с ярко выраженной отрицательностью научно-административного ресурса. А вывод тут прост: без подлинной демократизации в научном сообществе, без сдвига научно-административного ресурса в положительную сторону рассчитывать на эффективные преобразования в нашей науке бессмысленно.

Учёный, настоящий учёный, – прежде всего патриот страны под названием Наука. Ему хорошо в первую очередь там, где он может реализовать свой научный потенциал, а уж разного рода «берёзки и закаты» – дело второе. Нобелевскому лауреату Петру Капице хорошо работалось у Резерфорда в Англии, нобелевскому лауреату Илье Мечникову – у Пастера во Франции, а нобелевскому лауреату Алексею Абрикосову сейчас хорошо работается в США. Граница теперь прозрачна. Интернет становится всё могущественнее и доступнее. Бюрократическими препонами сейчас никого не удержишь.

Эмиль ВЕЙЦМАН

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 5 чел. 12345

Комментарии: 03.06.2010 08:43:14 - Леонид Семенлвич Агеев пишет:

Без порядочности нет науки

Эмиль Вейцман абсолютно прав, когда пишет, как тяжело пробиться к опубликованию в научном журнале, когда нет поддержки среди какого-либо маститого ученого, и сколько научных открытий по этой причине получают запоздалое признание. Особенно это наглядно проявляется тогда, когда автор открытия не работал в той сфере, в которой сделал научное открытие, а таких сплошь. По этому поводу у меня, как и у автора статьи, есть свой личный опыт, с которым и хочу поделиться с читателями газеты. Прошло уже 10 лет, как я посылал в РФФИ (российский фонд фундаментальных исследований) свою работу по вопросу происхождения человечества на получение гранта на ее опубликование. Но получил отказ без всякого объяснения причин этого решения. Это вот такая прерогатива академических рецензентов не удосуживать себя излишними аргументами, особенно тогда, когда найти их весьма затруднительно. Работа в своей основе входила в противоречие с теорией Дарвина. То, что теория Дарвина не верна, говорит то, что на ее основе не построена ни одна модель зарождения животного организма, существующего на земле в настоящее время. В чем суть моего расхождения с Дарвином? Как известно, его теория строится на том, что один вид животного организма в ходе эволюции преображается в другой, другой в третий и так далее. В общем, основной структурной единицей животного царства принимается вид, а работа так и называется "Происхождение видов путем естественного отбора..." Вначале на этой концепции и я начал строить модель зарождения человека, но ничего из этого не получилось. Ее построение оказалось возможным только тогда, когда было принято допущение, что в ходе эволюционного развития такого сложного организма, как животный, присутствует два вида скачка: большой и малый. Малый скачек имеет широтное направление и отвечает за внутриродовое разнообразие особей, проживающих на территориях с иными характеристиками природной среды. Он формирует виды. Второй вид скачка имеет вертикальный характер. Такой скачок способствует зарождению животных с качествами носящими характер изменения свойств не только морфофизического плана, но физиологии в целом, определяющим его образ жизни. Он способствует зарождению животных иного рода. Именно род в структуре животного царства носит основополагающий характер, являясь его основной таксономической единицей. На основе данной концепции была разработана сводная таксономическая таблица происхождения человека, начиная от единого видового организма рода малых обезьян - гиббонов, проживающих 16 млн. лет назад на территории современных Гималаев. От них в результате большого скачка зародился род дриопитеков, что значит древесных обезъян, единственным представителем которых, дожившего до нашего времени, является сиаманг. На основе его зародился следующий род - рамапитеков (индийская обезьяна), представителем которого является бонобо. От рамапитека зародился род южных обезьян (австралопитеков). До наших дней дожили два вида этого рода: горилла и шимпанзе. От этого рода зародился животный организм промежуточного типа, несущий свойства, как обезьяны, так и человека. Этот род был так и назван - питекантроп, что значит обезьяночеловек, представителем которого является в настоящее время орангутан. Так его назвали местные жители, означающее "лесной человек". А вот от этого рода зародился уже род непосредственно семейства человечьих - гомопримигениус, что значит примитивный человек. Это, так называемый, "снежный человек", или неадарталец. Согласно разработанной "Сводной таксономической таблице..." теоретически их должно быть 16 видов. Но сколько их сохранилось к настоящему времени сказать затруднительно. Одно можно сказать определенно, сохранилось несколько видов, которые местные жители называют по разному: йети, бигфут, сасквач, агач киши... И наконец, на основе примитивного человека зародился род человека первобытного, или, как его еще называют, дикого человека. По теории антропогенеза их должно быть 70 видов, или этносов. Но сохранился ли в чистом виде хотя бы один из них сказать невозможно. Дело в том, что около 6 тысяч лет назад на Ближнем Востоке зародился человек разумный, который в результате полового отбора, разрушил таксономанию дикого человека, но которая отчетливо просматривается в проживающих ныне на земле народах. Думается, что на основе научных изысканий, все же возможно выявить характерные черты м свойства по каждому этносу. Работа эта весьма трудоемкая и кропотливая, но для познания человека в полном объме весьма необходимая. Вот так, дорогой читатель, мне приходится пробиваться через научные барьры к признанию своего открытия. Но сколько времени пройдет при этом, Бог весть. Остается надеяться и ждать.

 

Чтобы избежать издательских оплошностей

Литература

Чтобы избежать издательских оплошностей

МНЕНИЕ ЧИТАТЕЛЯ

«ЛГ» публикует письмо читателя об изданиях произведений А.С. Пушкина для массовой аудитории и ответ специалиста

Известно, что специалисты-пушкинисты проводят большую кропотливую работу над рукописями А.С. Пушкина и прижизненными изданиями его произведений, выявляя в них много нового и интересного. Эти «новости» печатаются, как правило, в специализированных изданиях, но, к сожалению, до массового читателя практически не доходят. В самом лучшем случае пушкинские произведения для такого читателя печатаются по каноническим текстам Полного собрания сочинений А.С. Пушкина, очень давно изданного Академией наук СССР, но в основном – по свободной воле издателей.

Представляется, что настало время с учётом тех открытий, которые были сделаны пушкинистами в последние годы, заново канонизировать все пушкинские тексты, издаваемые для массового читателя (пусть даже на какой-то период). Во-первых, это позволит познакомить читателей с последними открытиями исследователей и, во-вторых, оградит их от неточностей или оплошностей, допускаемых издательствами.

В качестве аргументов, подтверждающих необходимость такого действия, приведён сравнительный анализ только нескольких текстов романа «Евгений Онегин», изданных при жизни поэта и в 2005–2009 годах.

А.С. Пушкин                            А.С. Пушкин

«Евгений Онегин» –                        «Евгений Онегин» –

первое полное издание,                  издательства «Эксмо»,

1833 г., и последнее                       «Астрель»,

прижизненное издание,                   «Белый город»,

1837 г. (без «ять», «фиты» и                                  «Дрофа-Плюс»,

«и» десятеричного).                                               2005–2009 гг.

 

Глава первая

XVI

Уж темно: в санки он садится.  Уж тёмно: в санки он садится.

«Поди! Поди!» раздался крик… «Пади, пади!» – раздался крик…

Толковый словарь русского языка (С.И. Ожегов, 1953) толкует употребляемое в просторечии слово поди как повелительное наклонение от глагола пойти (сюда или отсюда). Представляется, что нет повода трактовать крики форейторов в «Онегине» иначе как требование к пешеходам: «поди с дороги». Тогда почему и откуда пади, которое ассоциируется со словом падать?

XVII

Где каждый, критикой дыша, Где каждый, вольностью дыша,

Готов охлопать Entrechat… Готов охлопать Entrechat…

Представляется, что охлопывание Entrechat как раз и означает озвучивание публикой критики танца…

XVIII

Волшебный край!                                  Волшебный край!

                  Там в стары годы,                                    там в стары годы,

Сатиры смелой властелин,                                Сатиры смелый властелин,

Блистал Фонвизин…                                            Блистал Фонвизин…

Возможно, что Пушкин хотел сказать о Фонвизине, что он сатиры смелый властелин, и эта мысль у поэта выражена в соответствии с правилами грамматики того времени. Но не исключено, что Пушкин хотел сказать именно то, что читатель и видит в подлинном пушкинском тексте: Фонвизин – сатиры смелой властелин…

XXVI

…мой бедный слог                       …мой бедный слог

Пестреть гораздо меньше б мог                Пестреть гораздо б меньше мог

Иноплемёнными словами…                Иноплемёнными словами…

Согласитесь, что звучание – совсем разное: у Пушкина ударение на слове меньше, у других – на слове гораздо…

XXIX

Держите прямо свой лорнет!                               Держите прямо свой лорнет!

Не то… не то избави, Боже!                                Не то… не то, избави б(Б)оже!

И снова – согласитесь: разное звучание.

XLV

Томила жизнь обоих нас;                                      Томила жизнь обоих нас;

В обоих сердца жар погас…                                 В обоих сердца жар угас…

Смысл разный: у Пушкина жар совсем погас, у других – только несколько угас…

LIII

К покойному со всех сторон                                К покойнику со всех сторон

Съезжались недруги и други…                             Съезжались недруги и други…

К покойному – версия последнего прижизненного издания «Онегина» (1837 г.), в правке которого принимал участие сам поэт. Чем объяснить, что все издатели остановились на версии издания 1833 года?

LV

Читаю мало, много сплю,                              Читаю мало, долго сплю,

Летучей славы не ловлю.                                Летучей славы не ловлю.

Смысл разный: долго – не всегда означает много, и наоборот…

Глава вторая

I

Мелькали сёла здесь и там,                          Мелькали сё(е)ла(ы); здесь и там

Стада бродили по лугам…                            Стада бродили по лугам…

У Пушкина здесь и там – мелькали сёла, у других – здесь и там бродили стада, а мелькали селы или сёлы…

V

Обыкновенно подавали                          Обыкновенно подавали

Ему Донского жеребца,                          Ему донского жеребца,

Лишь только                                          Лишь только

               вдоль большой дороги                                 вдоль большой дороги

Заслышат их домашни дроги…              Заслышит их домашни дроги…

У Пушкина слышат домашни дроги те, кто подаёт Онегину жеребца, у многих (не у всех) – дроги слышит сам Онегин…

XXXII

Открыла тайну, как супругом                       Открыла тайну, как супругом

Единовластно управлять…                           Самодержавно управлять…

У Пушкина (с лёгкой иронией и симпатией) – Ларина поняла, как сосредоточить всю власть в доме в своих руках и единовластно управлять мягкосердечным супругом. Самодержавно управлять предполагает всё же настоящую иронию по отношению к чете Лариных: она как бы абсолютный монарх, а он – совершенно бесправный «народ»?

XL

Прими ж моё благодаренье, Прими ж мои благодаренья,

Поклонник мирных Аонид… Поклонник мирных а(А)онид…

У Пушкина – единственное благодаренье, у других – благодарений много… И относительно заглавной буквы: аонида – это не имя. В греческой мифологии аониды – музы, покровительницы искусств и поэзии, любимым местом пребывания которых была гора Геликон, находящаяся в области Аония (в Беотии).

Глава четвёртая

XXV

Он только смеет иногда,                   Он только смеет иногда,

Улыбкой Ольги одобренный,               Улыбкой Ольги ободрённый,

Развитым локоном играть…                Развитым локоном играть…

У Пушкина Ольга одобряет действия Ленского, а у других – она ободряет его…

XXVII

Он оставляет нежный стих,                                     Он оставляет нежный стих,

Безмолвный памятник мечтанья,                             Безмолвный памятник мечтанья,

Мгновенной думы лёгкий след,                               Мгновенной думы долгий след,

Всё тот же после многих лет.                                  Все(ё) тот же после многих лет.

Разный смысл у пушкинского слова  лёгкий и слова долгий…

XLIX

При сих словах он осушил                                При сих словах он осушил

Стакан, соседке приношенье…                         Стакан, соседки приношенье…

У Пушкина – Ленский осушил стакан, выпив за здоровье соседки, у некоторых (не у всех) – он осушил стакан с выпивкой, которую принесла соседка…

Глава пятая

XL

Хотелось в роде мне Альбана                            Хотелось вроде мне (бы) Альбана

Бал Петербургский описать…                            Бал петербургский описать…

Пушкину, видимо, хотелось описать петербургский бал так же выразительно, в таком же роде, как это сделал в своих картинах итальянский художник Альбани…

Глава седьмая

XVIII

Здесь почивал он, кофе кушал,                               Здесь почивал он, кофий(ей) кушал,

Прикащика доклады слушал…                                Приказчика доклады слушал…

Чем не устроил всех пушкинский кофе?

Последняя строка «Отрывков из путешествия Онегина»:

И так я жил тогда в Одессе…                                 Итак, я жил тогда в Одессе…

Весь предшествующий текст Путешествия, относящийся к Одессе, говорит о том, что Пушкин последней строкой хотел сказать (и сказал!) читателям: «Теперь вы знаете: вот так я жил тогда в Одессе…» На чём основана другая трактовка?

Это не всё, конечно. Иногда с кувшином охтинка спешит (гл. 1, XXXV), по-разному видят и семинариста – кто в жёлтой шали, кто в жёлтой шале (гл. 3, XXVVIII). Пушкинские критик строгой и венок убогой (гл. 4, XXXII) понятны, как и современные критик строгий и венок убогий, но чем объяснить, когда  критик строгий, а венок убогой? И так далее, не говоря о разном использовании буквы ё и различном написании выражений типа избави б(Б)оже, слава б(Б)огу, ей-б(Б)огу {ей б(Б)огу} и даже слова Б(б)ог (кто-то всё пишет с прописной буквы, другие – всё со строчной, а некоторые заглавную букву используют только в слове Бог)…

В пушкинское время было не так много людей, имеющих возможность читать произведения поэта. Эти люди, как правило, многократно перечитывали стихи Пушкина, наслаждались ими, часто заучивали наизусть. Для них, привыкших читать не быстро, «с чувством», отсутствие буквы ё не имело большого значения. Теперь творчество Пушкина доступно всем, но желающих читать его произведения становится, к сожалению, всё меньше. Учитывая это, а также то, что современная молодёжь старается читать быстро, желательно в полной мере «задействовать» букву ё или по крайней мере ставить её в тех местах, где отсутствие ё меняет смысл слова: все (всё), села (сёла) и т.д. Это позволит читателям (особенно школьникам) сразу правильно воспринимать текст.

Очень  хотелось  бы,  чтобы  литературоведы  и  любители  поэзии А.С. Пушкина высказали своё мнение. А возможно, работа по канонизации текстов Пушкина уже ведётся? Это было бы прекрасно.

К. ЛАПИН

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии:

 

Нужно ли «канонизировать» классика?

Литература

Нужно ли «канонизировать» классика?

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

Позвольте начать издалека, с поучительной истории. Пусть она не касается Пушкина, но к вопросу о «канонизации» хрестоматийных текстов имеет прямое отношение.

Несколько лет назад мне случилось преподавать литературу в одной из петербургских гимназий. При разборе «Собачьего сердца» произошёл неожиданный казус. Я читал текст, попутно его комментируя, каждый ученик следил за чтением по своей книге. Ребята задавали вопросы, делились наблюдениями, высказывали несогласия – как со мной, так и с Булгаковым, в общем, всё шло как обычно. Но вдруг в какой-то момент половина класса, прервав меня, закричала с восторгом: «А у меня в книге не так!.. и у меня не так!.. у нас по-другому!», другая же половина опешила и недоумённо молчала. Заглянув в книгу ближайшего из возмутителей спокойствия, я обнаружил, что в ней действительно есть расхождения с той, которая была у меня. И такой текст «Собачьего сердца» оказался ровно у половины класса, в книгах другой половины текст повести совпадал с моим.

Сначала я смутился, но потом понял, что у меня появился замечательный повод рассказать о том, что обычно опускается в школьных учебниках и методических пособиях. О тщетных попытках Булгакова издать повесть, о том, что сохранилось несколько её авторизованных машинописных перепечаток и это ставит перед учёными непростую проблему выбора, по какой из них нужно сейчас издавать текст, и, конечно, о том, что филологи решали и решают эту проблему по-разному. Поэтому до сих пор в разных изданиях можно встретить разные варианты повести, в деталях различающиеся между собой. И даже до сих пор, когда о проблеме текста «Собачьего сердца» пишутся статьи и защищаются диссертации, нельзя с достаточной уверенностью сказать, какой из опубликованных вариантов повести максимально приближается к тому, каким бы её хотел видеть в печати сам автор. Здесь, как обыкновенно в текстологии, стоит вопрос не об установлении «идеального» текста для последующей «канонизации», но о выборе варианта, который данному поколению учёных по тем или иным причинам представляется наиболее обоснованным. Прежде всего ещё и потому, что возможны новые находки, которые заставят пересмотреть ранее принятые решения, или новые, более убедительные трактовки спорных случаев и «тёмных» мест. Само слово «канонический» может быть применено лишь к сакральному тексту, который не воспринимается как эстетический объект, будучи использован лишь в ритуальных целях. Напомню, что когда в середине XIX века были сделаны сенсационные находки древнейших рукописей Нового Завета, позволившие прояснить многие неточности, основанные на поздних испорченных рукописях, то менее всего этому обрадовались церковные иерархи.

Пример с «Собачьим сердцем» я привёл потому, что этот случай очень показателен. Перед учёными стоит проблема, которая никогда не может быть решена раз и навсегда. А принудительная «канонизация» того или иного варианта способна лишь свести на нет научный поиск, фактически обесценив накопленные наблюдения и гипотезы, лишив учёных возможности увидеть результаты своей работы и вынести их на широкое научное обсуждение.

В середине ХХ века именно это и произошло с Пушкиным. Выходившее с 1937 по 1949 год так называемое юбилейное большое академическое Полное собрание сочинений Пушкина в 16 томах властями фактически было объявлено «каноническим», а опубликованные в нём тексты – не подлежащими пересмотру. Бесспорно, это издание стало настоящим научным прорывом, что было подготовлено десятилетиями кропотливой работы над рукописями и неторопливого изучения прижизненных изданий, многочисленных списков не опубликованных при жизни Пушкина стихов, мемуарных свидетельств. Однако и сами учёные отказывались считать свою работу неким эталоном – а лишь определённым научным этапом. Прежде всего потому, что отлично понимали: следующее поколение предложит свои решения, выскажет свои гипотезы, обнаружит неизвестные ранее источники или даст новую оценку известным, по-иному прочтёт сложнейшие пушкинские черновики.

К тому же, как бы блестяще ни было подготовлено это Полное собрание сочинений, у него имелись свои недостатки. Самый серьёзный – отсутствие какого-либо комментария. Указание выпускать его без комментария было дано высшими партийными органами (согласно легенде, самим Сталиным), считавшими, что советский народ должен читать Пушкина, а не пушкинистов. Прежде всего это лишило учёных возможности обосновать свой выбор текста, мотивировать исправления, указать на гипотетичность тех или иных прочтений стихов, оставшихся в черновиках. Сейчас нам порой приходится только догадываться, на каком основании было принято то или иное текстологическое решение – следствие это случайной ошибки или за ним стоят неизвестные нам серьёзные основания.

Вслед за юбилейным шестнадцатитомником вышло ещё несколько «малых» собраний сочинений, где были сделаны попытки исправить некоторые ошибки и ввести новые данные. Собственно, тексты именно этих собраний, а не «большого» и брались для большинства последующих перепечаток. За полвека вышло считаное количество научных изданий, где заново проводилась текстологическая подготовка с обращением к рукописям и прижизненным публикациям (стоит назвать трёхтомник «Стихотворений» в серии «Библиотека поэта» под редакцией Б.В. Томашевского, «Медный всадник» под редакцией Н.В. Измайлова, «Капитанскую дочку» под редакцией Ю.Г. Оксмана). Лишь с начала 1990-х годов, когда было принято решение о выпуске нового Полного академического собрания сочинений Пушкина, эта работа стала вестись систематически. И буквально на каждом шагу у текстологов возникают новые и новые вопросы, которых ранее не замечали или предпочитали обходить стороной.

У обычного читателя, далёкого от текстологических проблем и историко-литературных исследований, как правило, существует убеждение, что есть «правильный» пушкинский текст, который Пушкин написал и сам напечатал, и что этот текст можно найти только в изданных при жизни поэта книгах. Поэтому достаточно их грамотно перепечатать – и мы обретём «подлинного» Пушкина, не искажённого разного рода посредниками в лице текстологов. Взгляд этот ошибочен.

Проходя обычным издательским путём – от рукописи к журнальной публикации и от журнальной публикации к книге, – любой текст не только может дорабатываться и совершенствоваться автором, но в него неизбежно вкрадываются ошибки и искажения. Происходит это по разным причинам. Невнимательность переписчика и наборщика, самоуверенность корректора, вмешательство цензуры, редакторский произвол – почти в каждой книге отражается влияние хотя бы одного из этих факторов. Даже самым внимательным писателям, педантично вычитывавшим едва ли не каждую букву своих сочинений, никогда не удавалось выпускать их без опечаток, порой самых смешных и нелепых. Вот характерный пример. В 1880 году вышел в свет первый том десятитомных «Сочинений» И.С. Тургенева, где он в предисловии утверждал, что «текст предстоящего издания тщательно выправлен; издатели сделали со своей стороны всё возможное». Однако в том же томе есть список опечаток ко всему изданию, занимающий четыре страницы в два столбца и содержащий около четырёх сотен номеров. И это в издании, которое готовил сам автор и которое считал «тщательно выправленным»! Что же говорить о книгах, выпущенных не под столь строгим авторским присмотром!..

Здесь надо иметь в виду одну очень важную вещь. Подобно тому как далеко не любое расхождение между двумя изданиями является авторским вариантом, так и далеко не каждая видимая странность в тексте, кажущаяся нам ошибкой или опечаткой, является таковой на самом деле. Это может быть и редкое слово, расходящееся с общеупотребительным всего на одну букву, и особенности авторского произношения, и даже маркировка собственной позиции в литературной полемике. Но самые коварные опечатки – те, которые на поверхностный взгляд дают вполне осмысленное чтение. В способности их обнаружить и исправить и проявляется высшее мастерство текстолога. Однако есть такие случаи, где неясно, является ли расхождение между источниками следствием опечатки или признаком тщательной авторской работы. Обсуждение в научной среде случаев такого рода может выливаться в бурные полемики, длящиеся годами и не убеждающие ни одну из полемизирующих сторон.

Почти все прижизненные издания Пушкина выходили без его участия. Поэт обычно передоверял типографские хлопоты друзьям, сознавая свою неспособность следить за исправностью будущих книг. Так, задумывая издание своих стихотворений, 15 марта 1825 года Пушкин писал из Михайловского брату Льву и поэту Петру Плетнёву, которые занимались его непосредственной подготовкой: «Ошибки правописания, знаки препинания, описки, бессмыслицы – прошу самим исправить – у меня на то глаз недостанет. В порядке пиес держитесь также вашего благоусмотрения. Только не подражайте изданию Батюшкова – исключайте, марайте с плеча. Позволяю, прошу даже». В пушкинское время дружеская редактура стихов не считалась чем-то из ряда вон выходящим, да и требования к точности передачи текста были совсем не такие строгие, как в наши дни. Свою роль играли и придирки цензуры, нелепость которых и тогда поражала воображение. Поэтому сейчас перепечатать прижизненные публикации Пушкина «как есть» – значит сохранять пласты всех тех наслоений, искажений, неточностей, которые накапливались от издания к изданию и которые свидетельствуют не о том, «как писал Пушкин», а о том, сколь небрежны были его издатели и строги цензоры.

Как я писал выше, научная текстология не ставит своей задачей синтез некоего «идеального» текста, претендующего на то, чтобы стать «каноническим» для нескольких следующих поколений читателей. На мой взгляд, правильнее дать два равноценных варианта текста, чем «канонизировать» чтение, которое впоследствии может оказаться ошибочным. Но важно также подробно обосновать, почему принято то или иное решение, откуда возник тот или иной вариант – чтобы он сам мог поверить его своим опытом, своим видением пушкинского текста. И согласиться с выводами учёных или их оспорить.

В письме читателя «Литературной газеты» приводится несколько примеров расхождения издания «Евгения Онегина» 1837 года с книгами, выпущенными за последние годы. Но только три из них являются собственно опечатками или, скорее, следствием ретивости современных корректоров. В остальных приведённых случаях текст новых изданий совпадает с текстом того самого большого Полного собрания сочинений Пушкина, который сам автор письма считает «каноническим». Все его расхождения с изданиями 1837 и 1833 годов имеют своё обоснование; некоторые уже обросли солидной библиографией, о них рассказывается и в популярных комментариях к роману. Останавливаться здесь на каждом из них нет смысла; интересующихся проблемой могу отослать к шестому тому упомянутого «юбилейного» собрания, где опубликованы все черновые и беловые рукописи романа и где можно найти ответ на вопрос, откуда был взят тот или иной вариант. Если же резюмировать совсем коротко, то текстологи 1920–1930-х годов гораздо больше доверяли рукописям, чем печатному тексту, и в сомнительных случаях предпочтение отдавали им. Это была осознанная научная установка, основанная на опыте критического изучения прижизненных изданий русской классики.

Кстати, сейчас появилось как никогда много возможностей для пушкинистов-энтузиастов, поскольку стали доступны те источники, за которыми раньше надо было идти в научные библиотеки или архивы. В «Фундаментальной электронной библиотеке» Пушкину посвящён целый раздел, где размещены как собрания сочинений (в том числе и неоднократно упомянутое выше Большое академическое издание), так и многое из пушкиноведческой литературы прежних лет; на сайте Пушкинского Дома в формате PDF представлены все произведения поэта, увидевшие свет при его жизни: как отдельные издания, так и публикации в журналах и газетах; раздел «Антология пушкинистики» существует на сайте «Рутения»… Это лишь самые важные, самые востребованные электронные ресурсы, где сосредоточена именно пушкиноведческая литература, а есть же ещё и Googlebooks, и Knigafund.

Кроме того, учёные по мере издательских возможностей выпускают новые пушкиноведческие труды. Вышло два тома упомянутого нового академического собрания сочинений (Пушкинский Дом), два тома репринтного комментированного переиздания прижизненных книг Пушкина («Новое издательство»), два тома интересного по замыслу, но спорного по исполнению собрания произведений Пушкина, расположенных в хронологическом порядке (ИМЛИ), четыре тома сборника «Пушкин в прижизненной критике» (полный свод критических высказываний о Пушкине его современников), факсимильные переиздания рукописей, серийные сборники, тома «Пушкинской энциклопедии» и «Онегинской энциклопедии»… И хоть о Пушкине написана целая библиотека, очень многое в нём остаётся недопонятым, многие казавшиеся решёнными вопросы надо ставить заново и заново перечитывать многократно прочитанные рукописи. Но ведь это обычное движение научного познания: чем больше вопросов решается, тем больше возникает новых.

Алексей БАЛАКИН, кандидат филологических наук, учёный секретарь Пушкинской комиссии РАН

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

 

Пять шестых

Литература

Пять шестых

ПРЕМИАЛЬНОЕ ПОЛЕ

Ждём очередной «Национальный бестселлер»

Лев ПИРОГОВ

Шестого июня в Санкт-Петербурге будет объявлен очередной лауреат премии «Национальный бестселлер». То есть – как раз вовремя.

Потому что лето, потому что на дачу.

Не знаю, как у кого, а у меня книги делятся на «представительские» – те, что выставлены в городской квартире в шкафу (вдруг гости придут) и «для души». Эти я на даче читаю.

Потому что по-хорошему – где же ещё читать? С лопатой наломаешься – становишься на человека похож. Душа распрямляется, лишнее отсыхает, остаётся только то, из чего ты есть. У вас, поди, тоже так.

Пополнит ли очередной «Нацбест» наши с вами дачные полки?

Давайте посмотрим.

На премию претендуют шесть книг. Об одной из них – «Ёлтышевы» Романа Сенчина мне уже приходилось писать в хвалебном тоне («ЛГ», № 45, 2009), а стало быть, она не пополнит. Рука у меня тяжёлая.

Остаются пять из шести.

Олег Лукошин. Капитализм («Урал», № 4, 2009)

Краткое содержание: парень с «Капиталом» Маркса в котомке скитается в поисках заработка по стране, сталкивается с людским горем и людской жестокостью, размышляет о жизни и мечтает о революции. Потом отчаивается, идёт на самоубийственный бунт, и революция неожиданно происходит – как положено, «в мировом масштабе»: оказывается, он был не один такой.

Стилистически безупречный текст. Автор, что называется, «нашёл свою интонацию». Правда, интонация – как характер: её хорошо иметь, но нехорошо показывать. Хорошую книгу закрыл и думаешь: «Да-а… вот оно как в жизни бывает». А обычную закрыл и думаешь: «Хорошо написана».

В данном случае хорошо написана мрачная, в сенчинском духе, история современной российской жизни – с детскими смертями, безмерным человеческим унижением и беспросветным обывательским смирением, – но в пародийной обёртке.

Пародируется не жизнь, а «литература» – её мнимая неспособность выразить трагизм жизни «невзаправдашними», то есть игровыми по своей природе художественными средствами. Это то, что называется «постмодернистской чувствительностью», законную неуверенность в своих силах художник переадресует искусству как таковому: не я виноват – оно виновато.

Обычным инструментом «постмодернистской чувствительности» является «обнажение приёма»: например, нарочитое выпячивание искусственности, «литературности» письма. Олег Лукошин взял за основу особый синтаксис, изобретённый Зощенко и Платоновым: дескать, когда простой человек пытается выразить значимую мысль, он неизбежно сползает в страшноватый канцелярит. А ведь создание литературного произведения – это как раз и есть необходимость такого значимого высказывания. Всякий литературный язык искусственен – вот эту-то искусственность, эту ситуацию «сопротивления языка» Лукошин и пародирует.

Вернее говоря, стилизует. Пародия существует «для посмеяться», стилизация решает другие задачи. Простак в ситуации «культурного говорения» смешон лишь в чужих для него жанрах «официальной культуры» (роман, повесть, элегия какая-нибудь), в народных жанрах (сказка, анекдот, городской романс, болельщицкая кричалка) он абсолютно органичен.

«Капитализм» – это сказка.

То, что она выросла из пародии, идёт ей на пользу: заведомая стилизация «под сказку» как раз и получилась бы уязвимой для пародии, а «Капитализм» со своей пародийностью с самого начала боролся – и поборол.

Сказке можно простить и формальный финал, не разрешающий конфликта с точки зрения «официальной» литературы. Ну свадебка, ну революция, ну мёд-пиво. Добрым молодцам урок, по-любому.

Брать ли эту книгу на полку – зависит от того, являетесь ли вы добрым молодцем, но если «Капитализм» победит, это будет большая удача премии.

Андрей Аствацатуров. Люди в голом

Краткое содержание: из-за государственного антисемитизма внук академика с трудом поступил в 1986 году на филологический факультет – и другие правдивые истории.

Начинается в многообещающем (хоть мозолящем глаза) жанре «Похороните меня за плинтусом», но потом проваливается в жанр околоинтеллигентских анекдотцев: хохмы, байки, самодовольство, мелкая, по щиколотку, жизнь. Глубже персонаж в неё не проваливается.

Это невозбранно для персонажа, но от автора с его подразумеваемыми способностями к обобщению и оценке ждёшь большего.

Тяга к высоким смыслам выдаёт плебея, интеллигентному человеку сойдёт и так, он высок по праву рождения. И всё же, когда читаешь Трифонова или Довлатова (тоже любивших наклонить брата-интеллигента пониже), чувствуешь дистанцию между персонажем и автором. Как бы внутренне плох или хорош ни оказывался персонаж в той или иной ситуации, смысловое пространство текста с ним не слипается; текст всегда оказывается просторнее представленных в нём обстоятельств. А тут… ну как если бы Акакий Акакиевич Башмачкин сам записал свою историю. Подозреваю, что пожалеть его в этом случае было бы весьма затруднительно.

В интернетовском жаргоне есть словечко «лытдыбр», означающее бытовую дневниковую запись, обладающую потенциальной ценностью для читателя (в соответствии с учением Лакана каждое письмо находит своего адресата). Вот «Люди в голом» такой лытдыбр и есть. Охотники – в соответствии с учением – найдутся.

К тому же, говорят, Андрей Аствацатуров является хорошим преподавателем того самого университета, в который некогда с таким трудом пробился его герой, а хорошему человеку и порадеть не жалко.

Шансы на победу один к шести; полка, боюсь, не выдержит.

Павел Крусанов. Мёртвый язык

Краткое содержание: четверо молодых людей (мальчик–девочка, мальчик–девочка) изъясняются на смеси многостраничных достоевских «монологов у вазы» с левой западной «ситуционистской» критикой. Это не мешает, а скорее, помогает им найти «душ Ставрогина» – что-то вроде бани Свидригайлова: место, из которого сквозит вечностью.

В этот момент читать становится интересно, но ненадолго.

Весьма умный, точный в публицистических определениях, философский в хорошем смысле слова роман, к сожалению, не снаряжён необходимыми костылями в виде характеров, конфликта и других девятнадцативековых предрассудков, удерживающих на плаву читательское внимание. Что называется, «атмосферное кино». Только вот атмосфера уж больно… сокуровская. Не зажируешь. Где-то с середины хочется спросить: «Ничего, что я здесь сижу?»

Роман якобы написан «мёртвым языком» (герои не говорят «зацени, йоу», как положено атмосферным молодым людям, а говорят «взрослость – всего лишь повышенная степень социализации, как в мире попранной традиции, так и в прекрасной империи духа, где правят служение и долг, а не желание расслабиться и наслаждаться процессом скольжения к смерти»), но отменяет ли это задачу коммуникации? Не уверен. У того же Достоевского всё же как – всё же по-человечьи: приехали, женились, убили… А тут – сплошное «кья-кья» и «цить-цить-цить».

Спасибо, хоть закончилось хорошо – мальчики и девочки превратились в белочек, вечность оказалась не так страшна, как все думали.

Шансы на победу тем не менее высоки: всё-таки этим романом Павел Васильевич Крусанов показал Пелевину, кто Пелевин, а кто тварь дрожащая, а Пелевин, например, лауреатом был… На полку – не знаю, не уверен, надо ещё пожить.

Василий Авченко. Правый руль

Краткое содержание: Дальний Восток и Восточная Сибирь в поисках национальной идеи.

Ну не так сразу на самом деле.

Просто там машины всё больше японские, праворульные, не как у людей. Что для думающего человека не может не составлять проблему. Представьте, что до определённой долготы население разбивает яйцо с тупого конца, а после – с острого. Чем это чревато, понимаете сами.

Или, скажем, половина левши, а половина правши.

Из-за меньшего расколы случались.

Запретить «ахтунги» нельзя: это всё равно что обязать половину страны ходить пешком, а не запретить – «транспортная теорема» получится. (Не помню точно, что это такое, но вроде бы от неё много вертикалей власти порушилось.) Всюду клин.

Очень хорошо (с точки зрения слога и занимательности) написанная книга очерков и эссе об автомобилях и автовладельцах. Некоторые её недостатки трудно поставить в упрёк автору. Ну вот например: нет картинок. Описывается та или иная модель, её волнующие обводы, а посмотреть? Складывается впечатление, что издатели презентуют книгу как факт чистой эстетики. А она могла бы проходить по разделу «это интересно», то есть иметь более завидную судьбу. Как книги про футбол, например. Брать своё – там, где лежит своё. И в гробу видать премии.

Интересно, что в финал «Национального бестселлера» регулярно попадают такие книги: в прошлом году была про петербургские памятники, теперь вот – про японские машины. Что бы это значило, интересно знать.

Я не очень сильно люблю машины, поэтому шансы «Правого руля» на победу кажутся мне стремящимися к нулю. Но если предположить, что кроме меня в мире есть и другие люди, то кому-нибудь на полку наверняка сгодится.

Эдуард Кочергин. Крещённые крестами

Краткое содержание: послевоенным летом 1945 года семилетний ребёнок бежит из детприёмника НКВД под Омском и в течение шести лет, ещё половину жизни, добирается домой в Ленинград. Ловят, снова бежит. Паханы, начальники, поезда, вокзалы, воры-компрачикосы, инвалиды-«обрубки».

– Дорогие народные спасители, товарищи военные солдаты и дядечки офицеры, разрешите вам спеть о великом Сталине и показать его профиль!

– Образ великого Сталина могут создавать только заслуженные товарищи-художники…

Очень сильная по-человечески книга. Думаю, она и станет победительницей. Во всяком случае, мне трудно представить себя на месте члена жюри голосующим за что-то другое. Тут не книга вообще – тут жизнь. Читая, забываешь о том, что читаешь книгу. Будь она ещё каким-нибудь там «соединением жизненного опыта с авторским вымыслом», можно было бы предъявить претензии по части вымысла. Зачем, дескать, не то, а это изобразил. Но тут уж что запомнилось, то и изобразилось.

А литература – ну что литература. «Подлиповцы» Решетникова, «Странники» Шишкова, «Ташкент – город хлебный» Неверова – дальше, дальше. Теперь вот ещё «Крещённые крестами», спасибо бывшему послевоенному беспризорнику Эдуарду Кочергину.

Про полку, думаю, всё понятно. Одно только – стоит дорого. Кабы её теперь ещё исхитриться в мягкой обложке издать, чтобы на всех хватило.

* * *

Ну и ещё раз что касается «Ёлтышевых» Романа Сенчина. Я бы, конечно, очень хотел жить в стране, где этот роман если бы не стал, то хотя бы оказался назван «национальным бестселлером». Но я отдаю себе отчёт в том, что я в ней не живу.

Вот и остаются «кресты», то есть гробы отеческие.

Единственный выход.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

 

Мозаика книжника

Литература

Мозаика книжника

РВАНОЕ ВРЕМЯ

ЦИФРА VS БУМАГА

Весной мои знакомые предоставили мне возможность пополнить мою библиотеку. Они дали мне переписать на компьютер четыре DVD, на которых, если верить предуведомлению к ним, хранились тексты 82 с половиной тысяч книг. То есть в разы больше, чем я собрал за полвека осознанного и осмысленного подбора библиотеки, которая занимает в моей небольшой квартире места больше, чем мне самому остаётся для нормального проживания.

Цифра впечатляла. Но автор предуведомления несколько передёрнул. На дисках было записано около двадцати тысяч электронных папок – конечно, тоже поражающая воображение цифра. Вы только представьте, двадцать тысяч томов – и всё в кармане пиджака! Но не будем изумляться заранее, а продолжим нашу статистику. В каждой папке авторы – в алфавитном порядке, представленные текстовыми файлами от одного до нескольких десятков… Часто эти файлы содержат только один рассказ или, допустим, отдельное эссе. То есть ещё не книгу, а только её часть. В итоге набирается именно 82 с половиной тысячи не книг, а названий, что тоже поражает воображение…

Разброс огромен. Есть практически всё. Хотите Льва Толстого? Пожалуйста. Двадцать два файла, в которых полностью содержится двадцатидвухтомное собрание сочинений плюс ещё десяток разрозненных книг и статей. Долой Толстого с парохода современности? Нет проблем: вот братья Стругацкие. Причём в папке брата Аркадия почти все художественные произведения братьев, а в папке брата Бориса только сочинения Витицкого, комментарии, писанные Борисом Натановичем, да его интервью. Не хотите советско-российскую фантастику, тогда возьмём классику. Дос-Пассос. Есть? Есть. Только два романа, на зато каких! Хемингуэй? А как же! Даже Адольф, извините, Гитлер со своей борьбой против человечества. Противопоставим ему блистательного Илью Эренбурга. Или Томаса Манна, сочинения которого целиком выложены в его авторской папке. Вы ищете Платонова? Нет проблем! А вот Паустовский. Весь! Катаев Валентин – тоже весь, собрание сочинений в десяти томах плюс не вошедший туда «мовизм». Рядом ещё и Иван Катаев, ныне забытый писатель, репрессированный в 30-х годах прошлого века. Не нравится Иван Катаев, можно что-то изысканнее. Например, весь Марсель Пруст. Или гениальные Габриель Гарсиа Маркес и Хорхе Луис Борхес. Не всё же бродить по Европе! Конечно, есть и практически все сегодняшние популярные российские писатели.

В общем, примерно двадцать тысяч авторов всех времён и народов. Такое впечатление, что составитель этого собрания просто в алфавитном порядке набирал на диски содержание из многочисленных интернет-библиотек. Весьма прилежный труд, который может многим пригодиться. Да и мне в том числе.

Но это только малая толика того, что может быть перенесено на электронные носители. Например, оцифровано всё содержимое Третьяковской галереи. Десятки тысяч страниц журнала «Вопросы литературы» за все годы существования тоже перенесены в компьютерный формат и предлагаются желающим углубиться в недра древнего советского литературоведения. Ждут своей оцифровки три миллиона (!) томов Библиотеки Конгресса США. И ещё многое-многое другое. А компания Google вообще собирается выложить в «цифре» всё, написанное за историю чтения!

Но рано радоваться провайдерам и хозяевам цифровых библиотек. Вряд ли цифра заменит бумагу. По разным причинам. Апологеты и неофиты электронного чтения не должны забывать о недолговечности цифровых носителей. Даже самая устойчивая пластмасса, из которой штампуются си-ди, живёт десять–пятнадцать лет, потом в этом материале начинаются естественные деформации, что, конечно, приводит к утрате информации. Гораздо долговечнее флэшки, способные выдержать до миллиона операций, или жёсткие диски. Но жёсткий диск может, к примеру, пробить током, и – прощайте, миллионы электронных страниц… В этом смысле ещё не придумано ничего долговечнее бумажной книги. У неё тоже есть враги. Она боится огня и воды. В древних хранилищах могут завестись мыши и повредить толстые кожаные переплёты. Насекомые-паразиты способны проесть ходы в бумажном блоке. И так далее.

Но всё равно – вы протягиваете руку к полке и снимаете с неё томик, изданный – ну, сто лет назад. Пусть пожелтела бумага, обтрепались уголки. Вы распахиваете эту книгу, и она дарит вам ощущение сохранённого времени. Её мог держать в руках Пастернак, ею мог зачитываться Мандельштам или Есенин. Теперь она в ваших руках.

Короче говоря, всё это время, которое я занимался электронной версией мировой литературы, подтачивало меня какое-то сомнение. Подтачивало, пока я не сформулировал – сам для себя – очень важную мысль. Это подвалившее мне интеллектуальное богатство ни в коем случае не является книгой. Это неизданные (в данном случае) тексты книг – художественных, мемуарных, искусствоведческих и т.д. Только тексты. Они ещё не стали книгами, они способны помочь в работе, они позволят вам почерпнуть ещё неизвестную информацию, могут быть прочитанными в поезде или в метро на ладошке электронной «читалки», но всё равно – это только тексты.

Книга – это нечто совсем другое. То есть это тот же текст плюс всё, что делает его той традиционной книгой, которая существует сотни и сотни лет и, предполагаю, будет существовать ещё сотни и сотни лет, пока люди будут писать и читать книги.

Электронные тексты – это оголённое содержание. Оно вопиёт, требуя заключить себя в переплёт, обрамить золотым обрезом, запрессовать корешком, выставить титулы и авантитулы, форзацы и много всего другого, что предполагает искусство книги. Тогда книга начинает дышать. Тогда текст оживает не только как содержание, но ещё и дыхание, которое стоит за этим текстом. И тогда вы протягиваете руку и снимаете с полки самый совершенный и универсальный продукт человеческой цивилизации – Книгу.

Но хотя книга и является совершенным изобретением, человечество сделало всё, чтобы подпортить своё наивысшее достижение: не счесть плохих, слабых, бездарных и глупых книг, которые миллионными тиражами сходят с издательского конвейера. Слава богу, не они определяют облик идеальной библиотеки.

А я тем временем начал набирать пятый диск. Свой собственный. Но неизмеримо книжное богатство. И мне захотелось от электронных текстов снова перейти к традиционным книгам, которые я прочитал и полюбил в разные годы моей жизни.

Идеальную библиотеку можно было бы сравнить с витражом, на котором Вселенная выложена в виде благородной многоцветной мозаики, скреплённой фантастическими свинцовыми переплётами. А каждая отдельная книга – это кусочек смальты, мельчайшая часть этого великого и до конца так никем и не созданного витража. Каждое книжное собрание – это фрагмент мозаики, которая никогда и никому не предстанет воплощённой полностью. Сколько книг – столько и миров. Библиотека чем-то схожа с фасеточным глазом стрекозы или муравья – она двоится, троится, она множится, но всегда за её пределами остаётся невероятный и непознанный мир. Это касается именно книг, а не спрессованных в кусочке пластмассы оцифрованных текстов. Каждый библиофил (есть ещё хорошее слово «книжник») сам выкладывает свою мозаику на призрачной канве существования.

Сергей МНАЦАКАНЯН

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии:

 

«ЛГ» - рейтинг

Литература

«ЛГ» - рейтинг

 Тархова Н.А. Жизнь Александра Сергеевича Пушкина : Книга для чтения. – М.: Минувшее, 2009. – 782 с.: ил.

Казалось бы, о жизни Александра Сергеевича Пушкина известно всё или почти всё. Трудно подсчитать, сколько научных работ и художественных произведений посвящено этой теме. Однако автор настоящей книги Н.А. Тархова проделала поистине грандиозную работу, скрупулёзно и доходчиво показав жизнь поэта в хронологическом порядке – от рождения и до самой его смерти. На основе произведений, писем, дневников, учебных, финансовых и служебных документов Пушкина, переписки и воспоминаний его современников, откликов критики, репертуаров театров, картин и портретов, царских указов и донесений полицейских агентов и составлена книга. «Она составлена как бы из осколков того, чем была наполнена повседневная жизнь Пушкина, ведь описанной оказалась лишь малая часть её…» – говорится в предисловии.

Издание обширно проиллюстрировано и снабжено внушительным списком использованной литературы.

 В.П. Сомов. Словарь иносказаний Пушкина . – М.: АСТ – ПРЕСС КНИГА, 2009. – 400 с. – (Словари для интеллектуальных гурманов).

Данный словарь – первая в своём роде попытка систематизировать и интерпретировать эмблематику поэзии А.С. Пушкина. Здесь представлена только часть поэтических формул Пушкина, содержащихся в его обширном и разнородном стихотворном наследии. Но расшифровка даже этой части открывает внушительную панораму исторических, мифологических и литературных сюжетов, которые и послужили основой для пушкинской иносказательной манеры письма.

В книге рассказывается о лицах или событиях, иносказательно упомянутых в произведениях поэта, а также о знаковых фигурах европейской культуры, чьи имена встречаются в поэтических выражениях.

«Уже сменилось несколько поколений учёных-пушкинистов. Но и для них поэзия Пушкина таит в себе множество тайн и не решённых пока головоломок», – пишет автор в предисловии.

Издание, вне всяких сомнений, будет интересно не только специалиста м, но и простым поклонникам поэзии.

 И.Т. Будылин. Пушкинский заповедник. Музей и жизнь. – М.: Профиздат, 2009. – 320 с.: ил.; 12 л. фото.

Автор книги, видный учёный-музейщик, более тридцати лет проработал в Пушкинском заповеднике, был заведующим музеем-усадьбой «Тригорское». В новой книге он рассказывает о пребывании Пушкина на Псковской земле, о таких памятных местах, как Михайловское, Тригорское, Петровское, Святогорский монастырь… Излагается также история создания Пушкинского заповедника – история во многом драматическая: пожар Дома-музея в 1918 году, разрушения во время Великой Отечественной войны, вывоз в Германию музейных экспонатов, попытка оккупантов взорвать Святогорский монастырь и могилу поэта… В книге даны также выразительные портреты людей, работавших в заповеднике. Из них, пожалуй, самая яркая фигура – Семён Степанович Гейченко, возглавлявший музейный комплекс более полувека. Он «был и администратором, и актёром, и писателем, и художником, и хранителем, экспозиционером и экскурсоводом. В сумме это и есть составляющие профессии музееведа». В одной из глав автор размышляет о произведениях К. Паустовского, Ю. Куранова, С. Гейченко, С. Довлатова, посвящённых заповеднику. Иллюстрируют книгу фотографии, подобранные со знанием дела и любовью.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

 

Литинформбюро

Литература

Литинформбюро

ЛИТВСТРЕЧИ

На торжественном вечере в честь Дня Победы, прошедшем в Камерном театре Музея писателей Урала, были поимённо названы более 40 писателей, участников Великой Отечественной войны. На вечере звучали воспоминания, песни сороковых-роковых, кадры кинохроники… Вечер вёл Александр Кердан.

Белгородская государственная юношеская библиотека посвятила традиционную весеннюю Неделю книги для молодёжи 65-летию Великой Победы.

Около 130 писателей России, Украины и Белоруссии приехали на Фестиваль литературы и искусства Центрального федерального округа «Нам дороги эти позабыть нельзя». Он пройдёт с 3 по 5 июня в Курске.

В Борском районе Самарской области прошёл традиционный литературный праздник «Жигулёвская весна» с участием 18 авторов, членов Самарского областного отделения СП России. Они привезли несколько экземпляров только что вышедшей в издательстве «Русское эхо» книги «Священная война».

20 писателей представляли Россию на XXI Литературном фестивале, который проходил во французском городе Сен-Мало.

В Центральной библиотеке Загреба был  представлен роман Вячеслава Куприянова «Башмак Эмпедокла» в переводе на хорватский язык Жарко Миленича. Этой книгой издательство «Эдиция Божичевич» в Хорватии начинает выпуск современной русской прозы.

В Чернигове состоялась презентация изданной здесь книги известного русского писателя Юрия Сбитнева «Тайны родного Слова», над которой автор работал более 30 лет, изучая местные говоры, исследуя древние летописи и разгадывая «тёмные» места бессмертного «Слова о полку Игореве».

В гуманитарных вузах Екатеринбурга прошла презентация книги доктора филологических наук Т. Снигирёвой «Поводырь глагола. Юрий Казарин в диалогах и книгах», посвящённой исследованию Ю. Казариным поэтики и семиотики поведения.

ЛИТНАГРАДЫ

Добрую традицию поддерживать и поощрять деятелей культуры премиями, учреждёнными в Свердловской области 14 лет назад, поддержал новый губернатор А.С. Мишарин. Среди 9 персоналий и коллективов, отмеченных малахитовым знаком и денежным вознаграждением, – писатель-екатеринбуржец Игорь Сахновский (книга «Нелегальный рассказ о любви») и прозаик из Нижнего Тагила Борис Телков (за сборник рассказов «Имя от пришельца»).

На конкурсе «Вятская книга – 2009» в номинации «Лучшее литературно-художественное издание» победителем стала книга Елены Наумовой «Цветок папоротника» (стихи, рассказы, сказки) из серии «Антология вятской литературы».

ЛИТПАМЯТЬ

Николаевская областная библиотека им. А.М. Гмырева (Украина) открыла новый культурно-просветительский проект «Топоровские чтения», посвящённый жизни и творчеству А.М. Топорова (1891–1984) – педагога, литератора, автора книги «Крестьяне о писателях», выход которой был замечен А.М. Горьким.

Губернатор Алтайского края Александр Карлин предложил перевести Полное собрание сочинений Василия Шукшина, изданное к 80-летию писателя, на ведущие европейские языки. Ранее лишь некоторые рассказы Шукшина были опубликованы в США, Италии, Германии и Южной Корее.

В Ростовской области прошёл XXV Всероссийский литературно-фольклорный фестиваль «Шолоховская весна», посвящённый 105-й годовщине со дня рождения писателя: по традиции, в станицу Вёшенская, где родился автор «Тихого Дона», съехались фольклорные коллективы, писатели, критики и поклонники его таланта.

В Нижнем Новгороде создана комиссия по литературному наследию поэта, публициста, краеведа Юрия Адрианова. Председателем избран главный редактор журнала «Вертикаль. XXI век» Валерий Сдобняков, секретарём – вдова Наталья Адрианова.

В Белгородском литературном музее создан фонд уроженца Волоконовского района Владимира Апошанского – поэта, журналиста, военного корреспондента, погибшего в 1943 году в Крыму: в мае отмечалось 100-летие со дня его рождения.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии: 03.06.2010 01:26:05 - Вадим Иванович Фадин пишет:

Память

1-го июня скончался замечательный русский поэт Андрей Вознесенский. Неужели в ЛИТЕРАТУРНОЙ газете, вышедшей на следующий день, не нашлось места хотя бы для краткого некролога? Да, времени было мало, номер ушёл в набор - но это же газета! Некролог и портрет должны были появиться в номере от 2-го июня, а уж тем более - в электронной версии. Да хоть два слова!.. И только более пространные материалы могли бы подождать до следующего номера. Стыдно, господа! Вадим Фадин, член Союза писателей Москвы.

 

Место встречи

Литература

Место встречи

Центральный Дом литераторов

Большой зал

7 июня – литературно-музыкальный вечер, посвящённый дню рождения Александра Сергеевича Пушкина, начало в 18.30.

Малый зал

3 июня – представление новой книги Любови Турбиной «Огни на воде», начало в 18.30;

8 июня – из цикла «Философские диалоги»: «Проблемы смысла жизни человека». Ведущий – писатель, доктор философских наук Виктор Дружинин, начало в 18.30;

9 июня – презентация романа Вардвана Варжапетяна «Пазл-мазл», начало в 18.30.

Литературный клуб Международного союза немецкой культуры «Мир внутри слова»

ул. Малая Пироговская, 5, Российско-Немецкий дом, зал «Берлин»

9 июня – творческий вечер поэта-переводчика Владимира Летучего «Пять веков немецкой поэзии: от Лютерадо до Рильке», ведущая – доктор филологических наук, писатель Елена Зейферт, начало в 19 часов.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

 

Я не сторож брату своему

Литература

Я не сторож брату своему

ПОЭТОГРАД                                                                                                                                                                               

Сергей СОКОЛКИН

* * *

   Николаю Ивановичу Тряпкину

Дано нам жить под строгим небом –

у верной Родины в горсти,

чтоб, умирая,

русским хлебом

по всем окопам прорасти.

Как сеятель в часы восхода,

Любовь,

что Господом дана,

бросает

только в чрево рода

свободы вечной семена.

* * *

Там,

где гудит страна, предвосхищая сечу,

и незачатый плод кричит из бездны дней,

там всем нам танцевать

за голову Предтечи

и, получив её, не знать, что делать с ней.

О, бедный мой народ, разверившийся

в Слове,

на горе и крови свой замесивший хлеб,

беззубым ртом опять свистаешь

клич соловий

и точишь лезвие впотьмах своих судеб.

Искупят сыновья отцовскую проруху.

И день придёт, когда сердца отпустит

ржа.

Но не дано нам знать,

подняв на ближних руку,

как светел Божий Лик

на полотне ножа…

* * *

Где мосты сожжены и деревни погублены

и где воздух тлетворный бесплоден и слеп,

где могучие руссы под корень подрублены,

там цветёт наш корявый,

безрадостный хлеб.

И где катит тягуче –

с последними силами

смерть-старуха свой крест –

на скрипучей оси,

окопалась земля родовыми могилами

среди глада и мора великой Руси.

* * *                                                                                                                              

Глаз мёртвой девушки чуть-чуть

подслеповат.

В него война глядится, словно в воду.

И видит сквозь него слепой солдат

кровавый путь в Господнюю свободу.

Се попущенье пасмурных времён, –

где в гневе поднял камень брат на брата, –

в бесславной бойне не оценит он

и не опустит дула автомата.

И тени искорёженных друзей,

взывая к мщенью, восстают из праха.

И ангел – в окровавленной слезе, –

взмахнув крылом, сползает на рубаху

и чёрный штык.

А враг придёт назад,

как подлый тать…

И повернувшись к Богу,

обняв холодный труп, сидит солдат

и мёртвым глазом смотрит на дорогу.

* * *

    З.П.

Я не сторож брату своему.

И не брат я сторожу тому,

кто стрелял на соловьиный шорох,

кругом первым сделав Колыму.

Я не сторож брату твоему,

что поверил в гордую войну.

И стрелял на север, юг и запад,

доверяя Богу одному.

Просто брат я брату своему,

просто честь не подчинить уму,

просто он тогда меня не выдал…

И теперь мне трудно одному.

Я не сторож брату своему.

Приглашаю всех на Колыму…

Я в Москве люблю ходить на небо,

А ещё – в Бутырскую тюрьму…

МАСЛЕНИЦА

                   В.М.

Кто на Руси не любит шумной казни,

весёлой разудалой русской казни –

с блинами, и икрой кроваво-красной,

и водкой серебристо-ледяной?!

Гуляй, честной народ,

сегодня праздник,

гуляй, братва, и пей

за сырный праздник.

Царь-батюшка не любит

трезво-праздных,

царь-батюшка сегодня сам такой…

Попеть бы, погулять бы,

побухать бы

и с каждой спелой бабой

справить свадьбу.

Под утро свадьбу, ночью

снова свадьбу.

Чё рот раззявил, наливай полней!

Кто кровь не любит погонять

по венам,

севрюжинку и с хреном и без хрена,

язык русалки к яйцам или к хрену!

Ух, расплодилось по весне дряней…

Как весело, легко снежинки

кружат,

румяных мягких баб головки

кружат.

Из сочных девок груди прут наружу

и набухают солнцем и весной.

И парни, затянув себя потуже,

друг дружку лупят искренне

по рожам,

по красным мокрым и счастливым

рожам.

Ведь праздник, праздник к нам

пришёл домой!

Дудят рожки и громыхают трубы,

и чарочки братаются друг с другом.

Лихой купец целует девок в губы

и самым сочным дарит соболя.

И казнокрад монаху дует в уши

и нищим пятаки бросает в лужи.

Ведь завтра он уже царю не нужен,

башка его не стоит и рубля...

И вот везут по кочкам и ухабам

большую разухабистую бабу,

соломенную фифу, дуру-бабу.

Не баба – смерть уселась на санях.

Её когтит медведь, она и рада.

Цепной шатун-медведь.

И нет с ним сладу.

Он мясо жрёт, пьёт водку с шоколадом.

И  пиво пенно плещется в бадьях.

Вокруг идёт-гудёт война-работа,

храп лошадей и псовая охота.

И мне охота, и тебе охота, –

так получай метлою в левый глаз.

Ну, потерпи, соколик, белый голубь…

Ты победил, – тебя за шкварник –

в прорубь,

глотни с ведра. И голым задом – в прорубь.

И ещё раз. И двести сорок раз…

А праздник разгулялся, шумный праздник,

полнеба подпалил уже проказник.

Он, как жених, красив палач-проказник, –

лишь спичкой чиркнул. И – за воротник.

Он язычком ласкает бабу красным, –

огонь, огонь, ах, как она прекрасна

в страданьях… Кто не любит шумной

казни…

Кто не любил, давно уже привык…

И пьяный попик на корявых ножках

пьёт из горла. И с ним какой-то –

в рожках,

пушистенький – в совсем нестрашных

рожках.

Даёт-суёт хрустящие рубли.

Едят блины и взрослые и дети,

едят блины и «до» и «после» смерти.

У русских – первый блин идёт за третьим.

И за четвёртым – тоже первый блин.

* * *

Грустью я обижен и растрачен –

на тебя, на жизнь, на белый свет.

Я растрачен и переиначен,

бьёт в глаза холодный белый свет.

Это там, где небо было вольно

под крестом могучего орла,

там, где песня-сказка, вспыхнув болью,

по оврагам-кочкам понесла.

Там, где был я верен и уверен

в крепости заветного кольца.

Сердца жар был волчьей страстью мерян

в злых зрачках любимого лица.

И теперь под волчий вой, играя,

как река, – в предчувствии беды –

кровь моя бурлящая дурная

сносит этой крепости следы.

Размыкая ветреные руки

безучастной спутницы-судьбы,

жаркого дыхания разлуки

на твоих губах растут клубы.

Словно с ветки лист – в страну иную –

с губ слетает поцелуя след.

Словно песню спев свою земную –

в небо вышел неземной поэт…

* * *

Зачищены три олигарха…

Но это сверху – Богом данное.

Большой Иван кутит без страха

с опричниною окаянною.

Отрезанными головами

по-над страной собаки лаются.

И птицы с чёрными крылами

с восьми концов сюда слетаются.

Но не берут меня в Малюты.

Теперь Малюта – имя бранное,

как деревянная валюта,                       

но, впрочем, тоже Богом данная.

Теперь словарь собачий в моде…

Скинхед – какое имя странное.

И я скинхеду дал по морде –

за то, что слово – иностранное.

* * *

    В.К.А.

Страну украли. И потерян след.

До послезавтра доживём едва ли.

Гуляет доллар, как хмельной сосед.

При Сталине бы расстреляли.

Куда летим мы, позабыв азы

(всё нам «хип-хоп» и всё нам

«трали-вали»),

забыв, что мы народ, забыв язык?!

При Сталине бы расстреляли.

Кричу я: – Люди, мы ж не хуже всех!..

Но тишина. И я опять в печали.

В печали я! Уныние  есть грех.

При Сталине бы расстреляли…

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

 

Это такой обряд...

Литература

Это такой обряд...

ЛИТРЕЗЕРВ                                                                                                                                                                                      

Олеся БАЛТУСОВА,  27 лет, КАЗАНЬ

ОБРЯД

Чувство вины – это как много водки:

втянешься – и никогда не дойдёшь до кондиции.

Только оно пережигает глотку

намного больнее, поэтому голос садится.

Это как чувство Родины, невыносимо.

Чувство вины в атмосфере страны повышено.

Тяжкие ночи, суровые русские зимы.

Неугомонные бесы над нашими крышами.

Думать ночами, пить кофе или настойку.

втянешься – и никогда... но приходят тени.

Снимают ботинки, садятся на подоконник.

И пахнут травой осенней, водой весенней.

Чувство вины втягивается через фильтр

отечественной сигареты, выходит с дымом.

Это когда бесчеловечен выбор.

Короче, когда встречаешься с нелюбимым.

С двумя нелюбимыми. Часто и невпопад.

Весна отдаёт экстрактом осенней сырости.

Чувство вины – это такой обряд.

Ходи по газонам – и ничего не вырастет.

* * *

Любви, что палке о двух концах,

Без разницы, в которой сгореть печи.

Куришь, не куришь – молчи, пацан.

Выкуривай калории и молчи.

Как будто ищет под крышкой приз,

Играет небоскрёбами ветер зла.

А ты рисовал меня сверху вниз,

Но не сделал из этого ремесла.

О том, что всё у меня впереди,

Вытатуировал мне на груди.

Не все умирают глазами вверх.

У ангелов не сыщется столько рук.

И щуплое небо, как рыбий мех,

Над небоскрёбами встало в круг.

Если хочешь счастья наверняка,

Не живи в квартире холостяка.

В любой постели, как ни криви,

Покоится презумпция нелюбви.

* * *                                                                                                                      

Чародей, чародей, всё бы тебе глядеть,

Как петляет кудряво лесная река Илеть.

Кто ты, татарин или лесной черемис,

Всё расскажи мне о том, где верх у тебя, где низ.

Берега, берега у реки изогнуты, как уста.

Чем мне измерить всю ширину моста.

Четыре коленки, одна рука на листе песка,

Простые рисунки, от которых берёт тоска.

Чародей, лиходей, веди меня в бурелом,

Кругами води меня, злом бери и добром –

Не возьмёшь, в моём сердце пламя горит упруго,

Как солнце садится над рыжей рекой Ветлугой.

Как в деревянном городе двери все нараспашку,

Дай мне согреться лучше – твою рубашку.

Вот тебе, водохранилище, вся моя жизнь,

Хватило бы полю сил для пшеницы, ржи,

Всю, в колосках, мою душу возьми себе,

Оставь мне дорогу, Волгу, велосипед.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

 

Отвергнутый историограф России

Литература

Отвергнутый историограф России

ШТУДИИ

Николай ПЕТРАКОВ, академик РАН

В многогранной деятельности Александра Сергеевича Пуш­кина была область, которой сам поэт придавал огромное значение. Он был глубоким знатоком русской истории, занимался её изучением и желал создать панораму реальных исторических событий, потрясших Россию в конце ХVII – начале XVIII века.

21 июля 1831 г. Пушкин писал Бен­кендорфу: «Более соответствовало бы моим занятиям и склонностям заняться историческими изысканиями в наших государственных архивах и библиотеках. Не смею и не желаю взять на себя звание историографа после незабвенного Карамзина, но могу со временем исполнить давнишнее моё желание написать Историю Петра Великого и его наследников до государя Петра III».

Период для российской истории крайне знаменательный. Один его этап – создание великой империи в европейских масштабах, овладение западными технологиями при ужесточении крепостничества, ликвидации патриаршества; другой – провал страны в безвременье, приход к власти случайных, малообразованных людей.

В своих «Заметках по русской истории XVIII века» Пушкин необычайно точно охарактеризовал эту ситуацию в России: «Ничтожные наследники северного исполина, изумлённые блеском его величия, с суеверной точностию подражали ему во всём, что только не требовало нового вдохновения. Таким образом, действия правительства были выше собственной его образованности и добро производилось ненарочно, между тем как азиатское невежество обитало при дворе. Доказательства тому царствование безграмотной Екатерины I, кровавого злодея Бирона и сладострастной Елисаветы». Вот о каких этапах российской жизни Пушкин хотел написать в своей Истории государства Российского. А дальше шла бы история о двух нелегитимных императорах – Екатерине Великой и Алек-

сандре I. О последнем он пишет: «Покойный государь окружён был убийцами его отца. Вот причина, почему при жизни его никогда не было бы суда над молодыми заговорщиками, погибшими 14 декабря. Он услышал бы слишком жёст­кие истины. NB».

О Екатерине II ещё в 1822 году Пушкин писал: «Возведённая на престол заговором нескольких мятежников, она обогатила их на счёт народа и унизила беспокойное наше дворянство… Самое сластолюбие сей хитрой женщины утверждало её владычество». Таких оценок вы не найдёте в современной Пушкину историографии России.

Пушкина крайне интересовала методология исторической науки. Он был против фетишизации законов развития общества, распространения особенностей становления западного образа жизни католической Европы на другие цивилизации. Специфика формирования отдельных территорий, отдельных народов должна занимать решающее место в исторических прогнозах. История не терпит сослагательного наклонения. Ох, как ещё терпит. История и есть сослагательное наклонение. А во что оно реализовалось – не есть закономерность. Послушайте великие слова Пушкина: «Россия никогда ничего не имела общего с остальною Европою; что история её требует другой мысли, другой формулы, как мысли и формулы, выведенные… из истории христианского Запада. Не говорите: иначе нельзя было быть.

Коли была бы это правда, то историк был бы астроном и события жизни человечества были бы предсказаны в календарях, как и затмения солнечные. Но провидение не алгебра. Ум человеческий, по простонародному выражению, не пророк, а угадчик, он видит общий ход вещей и может выводить из оного глубокие предположения, часто оправданные временем, но невозможно ему предвидеть случая – мощного, мгновенного орудия провидения. Один из остроумнейших людей XVIII столетия предсказал Камеру французских депутатов и могущественное развитие России, но никто не предсказал ни Наполеона, ни Полиньяка» (ПСС, М., 1958, т. VII, с. 144).

Уже этих заметок хватает, чтобы убедиться, что Пушкин обладал мощным потенциалом в области историографии и мог достойно занять место Карамзина как историографа России. Но не тут-то было! Пушкин хотел писать историю подлинную, а не угождать желаниям царского двора. Ещё в восемнадцать лет он пишет:

Но я, поверь – историк

не придворный,

Не нужен мне пророка важный чин!

И эту свою непридворность Александр Сергеевич пронесёт через всю жизнь.

Карамзина Пушкин искренне уважал и защищал в печати от нападок Полевого и других критиков. «Карамзин есть первый наш историк и последний летописец», – пишет Пушкин. Но тут же в «Литературной газете» от 15 февраля 1830 года остроумно замечает: «У нас есть три Истории России: одна для гостиной, другая для гостиницы, третья для гостиного двора». И хотя под третьей он подразумевает историю Полевого, то под первой – карамзинскую Историю государства Российского. Для «гостиной» – значит для придворных чтений.

Однако в тот период никто не мог сопоставить карамзинскую трактовку истории России с амбициозными взглядами Пушкина на новую методологию изучения исторического процесса. Реально ситуация развивалась достаточно тривиально.

Император поначалу весьма благосклонно отнёсся к стремлению Пушкина заняться историей. 22 июля 1831 года Пушкин писал Плетнёву: «Кстати скажу тебе новость (но да останется это, по многим причинам, между нами): царь взял меня в службу – но не в канцелярскую, или придворную, или военную – нет, он дал мне жалование, открыл мне архивы, с тем, чтоб я рылся там и ничего не делал. Это очень мило с его стороны, не правда ли? Он сказал: раз он женат и небогат, надо дать ему средства к жизни. Ей-богу, он очень со мной мил».

Пушкин действительно был допущен к архивам, написал и издал «Историю пугачёвского бунта», собрал обширный материал по жизни и деятельности Петра Великого. Но одновременно поэта с супругой обязывали посещать Аничков дворец и иные официальные великосветские балы. Это по многим причинам раздражает Пушкина. Он пытается манкировать многими приглашениями, что вызывало недовольство императора и сильно огорчало Наталью Николаевну. Результатом этого конфликта стало присвоение Пушкину камер-юнкерства, обязывающего его в обязательном порядке посещать все официальные мероприятия.

Мать Пушкина Надежда Оси­повна пишет своей дочери Ольге: «Александр, к большому удовольствию жены (курсив мой. – Н.П.), сделан камер-юнкером… Говорят, что на балу в Аничковом дворце она была положительно очаровательна. Возвращается с вечеров в четыре или пять часов утра, обедает в восемь часов вечера; встав из-за стола, переодевается и опять уезжает».

У Александра Сергеевича была совершенно другая реакция на своё назначение. В дневнике он записывает: «Третьего дня я пожалован в камер-юнкеры (что довольно неприлично моим летам). Но двору хотелось, чтобы Наталья Николаевна танцевала в Аничкове… Так я же сделаюсь русским Данжо». Маркиз де Данжо, будучи адъютантом Людовика XIV, вёл дневник интимных подробностей частной жизни короля.

Потенциальный историограф России одним мановением руки самодержца низводился до уровня историографа альковной жизни императорского двора! Пушкин понял, какую пощёчину он получил.

Пытаясь хоть как-то развязать ситуацию и ответить за своё унижение, Александр Сергеевич уже 25 июня 1834 года подаёт официальное прошение об отставке на имя графа Бенкендорфа: «...Семейные дела требуют моего присутствия то в Москве, то в провинции, я вижу себя вынужденным оставить службу, и... прошу ваше сиятельство исходатайствовать мне соответствующее разрешение. В качестве последней милости я просил бы, чтобы дозволение посещать архивы, которое соизволил мне даровать его величество, не было взято обратно».

Казалось бы, всё логично. Раз я не историограф Петра Великого, а всего лишь «мальчишка» камер-юнкер, то отпустите меня в добровольную ссылку, где я хочу работать над архивами, а не посещать ежедневные балы в Аничковом.

Однако реакция власти на прошение об отставке была столь жёсткой, что Пушкин понял: ни о какой работе не может быть и речи. Об этом он писал жене в середине июля: «На днях хандра меня взяла; подал я в отставку. Но получил от Жуковского такой нагоняй, а от Бенкендорфа такой сухой абшид, что я вструхнул, и Христом и Богом прошу, чтоб мне отставку не давали. А ты и рада, не так?» А дальше уже мысль о близкой смерти и о молве, которая ляжет на плечи детей: «Утешения мало им будет в том, что их папеньку схоронили как шута и что их маменька ужас как мила была на аничковских балах».

Вот, собственно, почти вся история о несостоявшемся великом историографе России Александре Сергеевиче Пушкине. Хотя упоминание историографа есть в анонимном дипломе, который послужил поводом к дуэли и гибели поэта: «Полные кавалеры, командоры и кавалеры светлейшего ордена всех рогоносцев… единодушно избрали г-на Александра Пушкина коадъютором великого магистра ордена всех рогоносцев и историографом Ордена».

Вот куда спустили историка не придворного! Вот где открываются глубокие корни подлинной причины устранения поэта из жизни.

Хотя есть и другие мнения. Заме­чательный специалист по Пушкину Э.С. Лебедева пишет: «Адские козни», о которых твердил после разразившейся катастрофы князь Вяземский, – это не «происки самодержавия», как хотелось думать советским историкам». («Духовный труженик». – С.-П., Наука, 1999, с. 400). При чём здесь «советские историки»? П.Е. Щёголев отсидел три года в Петропавловской крепости отнюдь не за большевистские воззрения; Тынянов, Вересаев, отец и сын Модзалевские имели свои суждения об отношениях Пушкина и властей. Они были самостоятельными в своих исследованиях. Или они должны были все любить царизм и конкретно Николая Павловича?

Чтобы не вдаваться в эту странную полемику, приведу лишь один факт.

В.А. Жуковский робко предлагал императору оказать посмертные почести Пушкину на уровне тех, что были оказаны Карамзину. Д.В. Дашкову царь сказал: «Какой чудак Жуковский! Пристаёт ко мне, чтобы я семье Пушкина назначил такую же пенсию, как семье Карамзина. Он не хочет сообразить, что Карамзин человек почти святой, а какова была жизнь Пушкина?»

Вполне «по-советски» отшил царь Пушкина и от историографии, и от достижений в области развития русской литературы. Значение Пушкина как историографа не исчерпывается объёмом его исторических работ, к завершению которых у него возникало множество препятствий. Охлаждение общества к изучению истории вызывало в нём отчаяние: «Дикость, подлость и невежество не уважает прошедшего, пресмыкаясь перед одним настоящим… Прошедшее для нас не существует. Жалкий народ».

Когда граждан страны связывает лишь территория проживания или форма паспорта, когда они не ощущают исторического, духовного единения, то сама власть становится атрибутивной и неэффективной.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии: 03.06.2010 20:01:24 - Николай Алексеевич Барболин пишет:

Вот это да! Академик не только блестящий экономист, но и великолепный знаток Пушкина и его эпохи! Весьма интересная публикация...

 

Вопрос смысла

Библиоман. Книжная дюжина

Вопрос смысла

ШЕСТЬ ВОПРОСОВ ИЗДАТЕЛЮ

Издательство «Канон+» специализируется на издании книг по философии, социологии, психологии, истории, а также издаёт учебную литературу, памятники христианской мысли. Сегодня у нас в гостях его директор Юрий БОЖКО.

– С какого времени существует издательство?

– Под маркой «Канон+» издательство существует с 1993 года, хотя истоки следует искать в конце 1980-х. Тогда мы, три выпускника философского факультета МГУ, создали вместе с югославами совместное предприятие – издательство «Интербук» (впоследствии «Ренессанс»). Но уже в то время стало понятно, что невозможно объять необъятное и выпускать, как это было в начале издательской деятельности, весь спектр литературы от детских изданий, детективов, художественной литературы до научных книг. Тогда и родилась идея создания специализированного издательства, которое в самом названии отражало бы устоявшиеся нормы и ценности общечеловеческой культуры. В то время, когда все бросились неистово ломать старый уклад, захотелось в противовес создать некий островок, пусть даже маленький, который противостоял бы нахлынувшей стихии бездуховности и стяжательства. И кому, как не гуманитариям, заниматься этими вопросами? Вообще, на мой взгляд, будущее за подобными специализированными издательствами, сотрудники которых являются специалистами в конкретных областях знания и основной целью своей деятельности считают просветительство. Издание научных книг – это не бизнес, а состояние души.

– Кто ваши авторы?

– Поскольку в научной среде я не чужак, то выбор авторов определяется качественными характеристиками предлагаемого к печати материала. Бóльшая часть авторов мне лично знакома – среди них много не просто однокашников по университету, а моих однокурсников, среди них есть и член-корреспондент РАН, множество докторов и кандидатов философских и социологических наук. Но скидок на личное знакомство не делается, даже наоборот, это даёт возможность говорить иногда более нелицеприятно, чем с незнакомыми людьми. Издатель – это всегда посредник. Только в одном случае он посредничает между автором и покупателями, а в другом, более печальном, – между авторами и свалкой макулатуры. И чтобы второе случалось как можно реже либо в идеале вообще отсутствовало, мудрый издатель должен постоянно формировать свой «золотой фонд» авторов, чьи имена вне зависимости от сиюминутной политической или экономической конъюнктуры будут интересны и востребованы читателями. К примеру, старейший академик РАН – недавно ему исполнилось 96 лет – Теодор Ильич Ойзерман, с которым мы выпускаем уже пятую книгу с 2005 года. То есть каждый год по книге. Это образец научного долголетия, творческой продуктивности, эрудиции и нравственности. Или Нелли Васильевна Мотрошилова, чья новая книга «Цивилизация и варварство в эпоху глобального кризиса» вызвала широкий читательский резонанс, в том числе и на страницах «ЛГ».

Мы тесно сотрудничаем с Институтом философии и Социологическим институтом РАН, с философским и социологическим факультетами МГУ. Но круг авторов не ограничивается только Москвой. Например, наладились тесные контакты с Томским университетом: вместе с группой специалистов по аналитической философии во главе с Валерием Суровцевым издаём серию «Библиотека аналитической философии».

– А западная философия и зарубежные авторы?

– Работаем и с зарубежными авторами, с каждым годом всё больше, особенно с философами истории. Например, Аллан Мегилл из США, специалист в области исторической эпистемологии – науки, изучающей принципы «установления правды» о прошлом. Или Эва Доманска, собравшая в своей книге «Философия истории после постмодернизма» интервью с наиболее известными и оригинальными историками и философами истории второй половины ХХ века – Х. Уайтом, Ф. Анкерсмитом, Дж. Топольски, И. Рюсеном и другими. Эти и другие контакты и издания осуществляются благодаря активной работе с издательством зав. кафедрой философии Дипломатической академии МИД Марины Алексеевны Кукарцевой. Скоро в её переводе выйдут ещё несколько работ: новая книга А. Мегилла «Карл Маркс: бремя разума», Р. Шустермана «Прагматическая эстетика». Поскольку сама М. Кукарцева является специалистом в области философии истории, под её редакцией вскоре выходит коллективный сборник «Способ постижения прошлого», в котором философы и историки обсуждают современные проблемы исторического познания.

– Очень актуально…

– Для наших историков вопросы достоверности исторического знания были малозначимы и неинтересны. У нас только сейчас начинается обсуждение темы возможности достижения достоверности исторического знания и того, является ли история вообще наукой. Большинство современных западных философов истории считают, что история – это не наука, а в лучшем случае ремесло, поскольку у неё нет собственного научного метода. Дело в том, что вся история – рациональная реконструкция прошлого, то есть интерпретация, а теории интерпретации нет. Поэтому каждый интерпретирует как хочет и считает нужным, в основном исходя из своих политических взглядов, то есть история – это всего лишь один из видов пропаганды.

Издавая социологическую литературу, я столкнулся с неожиданным для себя фактом: социологи практически не интересуются историей социологии и очень мало читают труды своих коллег. Каждый заново стремится изобрести велосипед. А без теоретической подготовки стать высококлассным специалистом невозможно. Но это беда всего нашего общества. Все пытаются решить узкие частные вопросы без решения вопросов общих. Потому любые наши попытки «модернизировать» общество или экономику неизбежно упрутся в тупик, до тех пор пока мы решим вопрос «смысла» или «идеи». Национальная идея, увы, может быть только направленной на достижение общественного блага, служение общим интересам.

– Какие ещё из ваших изданий вы бы хотели отметить?

– Таких книг много. Ограничусь некоторыми. Например, «Энциклопедия эпистемологии и философии науки». Работа под ней длилась шесть лет. Аналогов в мире подобному изданию нет, к её созданию были привлечены именно российские специалисты, и ряд статей написан в дискуссионном ключе, причём разными авторами, так чтобы представить разные точки зрения, порой диаметрально противоположные, что в принципе для энциклопедии является исключением из правил.

Поскольку я занимался социологией кино, то сейчас мы ведём ещё и издательскую программу НИИкиноискусства. К Дню Победы вышла книга «Цена кадра. Каждый второй ранен, каждый четвёртый убит». В ней собраны документы, хроники и свидетельства о военных кинооператорах. Очень интересны книги по изучению зрительской киноаудитории под редакцией Михаила Жабского, на днях вышла новая – «Кинематограф – зеркало или молот?». У нас много серий, посвящённых классике философии, психологии, социологии.

– Кто читает такие книги?

– Наша аудитория целевая – студенты, аспиранты, научные работники и преподаватели высшей школы. И не только. Есть и просто думающие люди, отрадно, что в их числе много молодёжи. Философия (моё глубокое убеждение) всегда была и будет востребована. К счастью, не все «оскудоумились» и многим ещё необходима пища не только для живота, но и для мозгов. И это вселяет надежду, что Россия останется не просто «жующей» страной, но и думающей. Ну а дать пищу для ума – задача авторов и их издателей.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

 

Настоящая усадьба

Библиоман. Книжная дюжина

Настоящая усадьба

Усадьба Полотняный Завод в XVIII–XIX вв. – Калуга: Золотая аллея, 2009. – 160 с.: ил. – (Отечество).

Впервые в одной книге собраны материалы по истории усадьбы Полотняный Завод, родословной её владельцев – рода Гончаровых, их родственных связей с А.С. Пушкиным, о которых, кажется, знают все… Но именно эти страницы до недавних пор были доступны лишь специалистам. Опубликованные в сборнике работы были написаны исследователями и мемуаристами XIX – начала ХХ века. Так, А.П. Бутенёв после подробного рассказа о своей родне и местах её обитания («…село Агафьино, в 2-х вёрстах от Гриденок… Там у меня была тётушка, моя крёстная мать») столь же обстоятельно информирует читателя: «Гончаровы были очень богаты. Кроме великолепных палат в Полотняном Заводе, они владели ещё многими другими прекрасными поместьями, в которых живали летом. Два главных поместья, куда ездили они на время охоты, находились в расстоянии нескольких часов езды: село Доманово, близ речки и село Денисово в лесу… Зиму же они проводили в Москве, в своём прекрасном городском доме». Другие авторы рассказывают о помещике, купившем в лавке букиниста два автографа Пушкина; о шумных и пышных развлечениях, на которые великий мастер был Афанасий Гончаров, дед прекрасной Натали; о полотняной и бумажной фабриках в знаменитом поместье и многом другом.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

 

Только радость

Библиоман. Книжная дюжина

Только радость

Вадим Чернышёв. Закон избушки . – М.: Художественная литература, 2010. – 592 с.

Вадим Борисович Чернышёв – один из писателей, продолжающих традиции русской реалистической прозы. В охотничьих рассказах и повестях, включённых в эту книгу, сочетаются удивительно тонкое чувство природы, выразительный колорит – и умение, пользуясь скупыми деталями охотничьего быта, рассказать о современной жизни, её сложных и болезненных проблемах. А иногда и прямо сказать: «Но разве может быть благополучна страна, не говоря уж о процветании её, если люди, живущие в ней, равнодушны к её земле, её природе, к её судьбе? Так чего же хотят те, кто пытается опошлить чувство любви к своей земле, к чему призывают, куда тянут остальных?»

И почему они, эти самые «те», такие? Несчастные жалкие создания, отвечает писатель, люди, не знающие любви, будь то глубокое сердечное влечение мужчины и женщины или тихий восторг перед тишиной туманного осеннего утра. «Влажный предутренний туман висит в деревьях, стекает с ветвей редкими шепчущимися каплями… Буйно расцветающие по весне, пьянящие запахом ландышей и соловьиными трелями, сейчас Солоти молчаливы и печальны. Крутятся, лопочут даже в безветрии листья осин, рдеют в опавшей листве ядовито-оранжевые бусы ландышей…»

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

 

Дух здоровый

Библиоман. Книжная дюжина

Дух здоровый

Дмитрий Щедровицкий. Нефеш-терапия: библейская система исцеления. – М.: Оклик, 2010. – 128 с.

С давних времён мудрейшие из мудрых говорили, что лечить надо не только тело больного, но и его душу. Нефеш-терапия – направление древневосточной медицины, основанное на библейском учении о взаимосвязи духовного и физического начал в человеке. Книга известного теолога Дмитрия Щедровицкого – первый опыт изложения основ нефеш-терапии современным языком. «Русское слово «целить» в первую очередь означает – «делать цельным», т.е. восстанавливать утраченную душой и/или телом цельность, гармонию… Последователи разных религий одинаково молятся об «исцелении души и исцелении тела» – именно в таком порядке: души – сначала, тела – потом. Ведь здоровье тела есть следствие здоровья души. И даже известное латинское изречение: «В здоровом теле – здоровый дух» в оригинале звучит иначе: «Дух здоровый – в теле здоровом», и дух поставлен на первое место». Радость способна вылечить тяжкий недуг, а томительное ожидание – вызвать болезнь. Специально для тех, кто озабочен вопросом, можно ли читать псалмы по-русски или надо непременно по-церковнославянски: «Для того, чтобы войти во взаимодействие с вышней целительной силой… надо вдумываться в слова Писания… читать псалмы следует с верой и смирением, ведь главное здесь – состояние сердца, а не язык, на котором они произносятся».

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

 

Что читал император

Библиоман. Книжная дюжина

Что читал император

Книга для чтения семьи Романовых : Сборник / Сост. Т. Бушева. – М.: Гелеос, 2010. – 400 с.

Сборник произведений, о которых известно, что они были особенно любимы семейством последнего русского императора. Среди авторов – Леонид Андреев, Михаил Лермонтов, Антон Чехов, Лев Толстой, Фёдор Тютчев. В семье Николая II было принято ежедневно, а точнее, ежевечерне устраивать совместные чтения – «они создавали духовную близость между супругами, а для детей были уроками нравственности и патриотизма», как пишет в предисловии составитель сборника Татьяна Бушева. Предпочтение отдавалось русской классике. Любимым писателем Николая II был Гоголь. Хотя и за новинками внимательно следили, каждый месяц царская библиотека пополнялась двумя десятками только что вышедших книг. Здесь находилось место и детективам – предпочтение отдавалось Конан Дойлу (сейчас он сам давно уже настоящий классик), романам Дюма-отца, юмористическим рассказам. Традиция семейных чтений не прерывалась «ни в заключении в Царском Селе, ни на пути в Екатеринбург, ни в Ипатьевском доме». Последней книгой, которую читали император и его близкие, стал восьмой том собрания сочинений Салтыкова-Щедрина из домашней библиотеки Ипатьева.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 1,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

 

Взгляд из пыли

Библиоман. Книжная дюжина

Взгляд из пыли

Сэм Сэвидж. Фирмин : Из жизни городских низов: Роман / Пер. с англ. Е. Суриц. – М.: Иностранка, 2010. – 224 с.

Это роман для истинных книголюбов. Сказка, пародия, аллегория, притча и что хотите ещё. Изящная, смешная, печальная, романтичная книга о крысёнке, который имел то ли счастье, то ли наоборот появиться на свет в книжном магазине. И гнездо для выводка его мамаша соорудила из обрывков «самого во всём белом свете нечитаемого шедевра» – «Поминок по Финнегану» Джойса. Сначала юный и хвостатый товарищ Фирмин проглатывал книги в прямом смысле слова, то есть тщательно разжевав. А потом начал читать. И попутно наблюдать за библиофилами в магазинчике: «Они не для того сюда являлись, чтоб цапнуть книгу, выложить деньжата и слинять. Они здесь торчали часами. У них этот процесс назывался просмотром, но скорей походил на археологические раскопки… ведь выкопать литературный самородок из кучи шлака куда приятней, чем запросто зайти в магазин и его купить». Но пока этот маленький романтик знакомится с шедеврами мировой литературы, старательно вживаясь в жизни их героев, судьба магазинчика интеллектуальной литературы уже решена. Его безжалостно сносят вместе с соседними домишками, а владелец едва успевает даром раздать книги всем желающим. Чтобы не пропали.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

 

Когда он рассыплется?

Библиоман. Книжная дюжина

Когда он рассыплется?

Атик Рахими. Сингэ сабур (Камень терпения): Роман / Пер. с франц. Д. Савосина. – М.: Текст, 2010. – 157 с.

Афганец Атик Рахими живёт во Франции, он выпустил несколько романов на родном языке, а «Камень терпения» – первый опыт написания книги по-французски. Книга получилась очень страшная – о современном Афганистане вряд ли кто-то сможет написать светло и безмятежно… Женщина сидит рядом со смертельно раненным мужем и отчаянно взывает то к Всевышнему, то к умирающему. Вдалеке за стенами комнаты грохочут разрывы бомб, выстрелы, а ночью к звукам войны добавляется вой собак, пожирающих трупы. Как можно выжить в таком кошмаре? Легенда гласит, что есть такой камень, «…что если положишь его перед собой, то можешь излить ему все свои горести и печали, и страдания, и скорби, и невзгоды… А камень тебя слушает, впитывает все слова твои, все тайны твои, до тех пор пока однажды не треснет и не рассыпется. Вот как называют этот камень: сингэ сабур, камень терпения!».

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

 

Рок или травля?

Библиоман. Книжная дюжина

Рок или травля?

Л.М. Аринштейн. С секундантами и без… Убийства, которые потрясли Россию: Грибоедов, Пушкин, Лермонтов. – М.: Грифон, 2010. – 192 с.

Учёный-филолог, автор множества книг и статей (в том числе и «Непричёсанной биографии Пушкина»), составитель и редактор полного собрания сочинений Пушкина на английском языке, анализирует роковую дуэль поэта и предшествующие ей события. В петербургском свете ходили всевозможные сплетни и слухи: «Знаете ли Вы, что старшая из своячениц <Пушкина>, дылда, похожая на ручку от метлы, выходит замуж за барона Геккерна – бывшего Дантеса, вертопраха из последнего потока французских эмигрантов?»

А в 20-х числах января 1837 года император Николай дважды встречался с Пушкиными на балах и обменивался фразами как с Натальей Николаевной, так и с самим Пушкиным, о чём впоследствии рассказывал своему доверенному лицу – барону Корфу. Через три дня после последней встречи царя и поэта состоялась дуэль на Чёрной речке. В книге также приведены воспоминания К. Данзаса и текст приговора Комиссии военного суда по делу о дуэли: «...приговорила подсудимого поручика Геккерена за таковое преступное действие по силе 139 Артикула воинского Сухопутного устава и других под выпиской подведённых законов ПОВЕСИТЬ, каковому наказанию подлежал бы и подсудимый камергер Пушкин, но как он уже умер, то суждение его за смертию прекратить…»

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

 

Опора и надежда

Библиоман. Книжная дюжина

Опора и надежда

Честь имею, Россия! / Сост. А. Бобров. – М.: Издательство Фавор, 2010. – 286 с.

Сборник стихов разных времён, посвящённых воинской доблести и славе русского оружия. От Валерия Брюсова до Константина Симонова, от Марины Цветаевой до Николая Тихонова. История страны – как история горьких поражений и невероятных побед, преодоления тяжких испытаний, возрождения из пепла. Опорой для духа, что так важно в наше суматошное время, могут служить примеры неподдельного мужества прадедов.

Об этом когда-то писал Дмитрий Кедрин:

Нас дарит кладами былое время:

Копни лопатой – и найдёшь везде

Тут, в Данциге, откованное стремя,

А там – стрелу, калённую в Орде…

К нам, древней славы неусыпным стражам,

Взывает наше прошлое, веля,

Чтоб на заржавленном железе вражьем

И впредь стояла русская земля!

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

 

Храмы и люди

Библиоман. Книжная дюжина

Храмы и люди

Владислав Горохов. Обители древней Москвы. – Вече, 2010. – 304 с.

«Чудотворную Страстную икону Богородицы по повелению царя Михаила Фёдоровича перенесли в столицу… 13 августа 1641 г. у парадных Тверских трёхшатровых въездных ворот Белого города её встречали с «подобающей честью». И здесь, в Москве, икона явила чудо. На глазах царя, его сына, патриарха Иосифа, духовенства и свиты икона «недвижимо остановилась» и ничто не могло её сдвинуть с этого места…». Именно на этом месте начали строить собор, названный в честь иконы Страстным, а вскоре и всей площади присвоили имя Страстная. Так она называлась до 1931 года, когда была переименована в Пушкинскую… Собор же, давший ей прежнее название, был разрушен в роковом 1937 году.

В Спасо-Андрониковом монастыре, основанном в 1356 году по завету святителя Алексия, митрополита Московского, трудились Даниил Чёрный и Андрей Рублёв – величайшие русские иконописцы. Сохранились записи, в которых говорится, что они были похоронены здесь же, под старой колокольней. В конце XVIII века она пришла в негодность, и в 1795 году заложили новую. Благотворитель – купец С.П. Васильев – мечтал построить самую высокую колокольню в Москве, но рекорд остался на бумаге, в чертежах. Приехавший в то время в Первопрестольную император Павел I лично приказал «по древней традиции» не возводить в Москве колоколен выше колокольни Ивана Великого…

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

 

На развилках истории

Библиоман. Книжная дюжина

На развилках истории

Роман Злотников. Царь Фёдор. Ещё один шанс . – Издательство «АЛЬФА-КНИГА», 2010. – 380 с.: ил.

Как бы изменилась история нашей страны, если бы её «вздёрнул на дыбы» не Пётр I, а сын Бориса Годунова, отрок Фёдор? Лжедмитрий не дошёл бы до Москвы, не было бы десятилетия Великой смуты и вымирания целых областей от голода и мора. Сколько всяческих «развилок», всевозможных «если бы» можно отыскать в отечественной истории? Главный герой романа, наш современник, оказывается в далёком прошлом, в теле подростка, сына того самого Годунова. Как, используя лишь знания по управлению хозяйством, перестроить управление целой страной? В романе, несмотря на всю фантастичность такого перемещения сознания, достаточно точно воссозданы реалии и обстановка того периода, а также психология самых разных слоёв населения: «одно слово только – служивое сословие, а так хуже тягла живут… Поскольку нонича от поместья никто в Разрядном приказе не состоял, содержание, хлебное и серебряное, которое раньше хоть как-то позволяло сводить концы с концами, выдавать перестали…»

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

 

«В горах великих и высоких»

Библиоман. Книжная дюжина

«В горах великих и высоких»

Велесова книга / Перевод и прочтение Александра Асова. – Амрита-Русь, 2010. – 382 с.

«Прежде был род славянский в горах великих и высоких. Там мы землю пахали… И однажды люди были пробуждены, потому что кони громко ржали под облаками. И услышали мы это, и страх обуял нас, и мы боялись, что не сможем уберечься. А после был великий мор и голод. И ушли мы из Края Иньского и пошли куда глаза глядят. И прошли мы мимо Земли Фарсийской и пошли далее…» «Велесова книга» – это название не оставит равнодушным любого человека, интересующегося древней историей.

В этом издании даётся как сам текст книги, так и его объяснительный перевод, прочтение руники буквицей, а в вводном слове переводчика рассказывается о древних славянских традициях, древнем вечевом народоправстве. Интересный, но, к сожалению, малоизвестный нашим современникам факт: в коллекцию русских рунических манускриптов (в XIX веке хранившихся в Эрмитаже) входили не только дощечки «Велесовой книги», пергаменты «Ярилиной книги» и «Белой Крыницы», но также более трёхсот уникальных рунических и тайнописных манускриптов, содержащих ценнейшие сведения о славном прошлом не только нашей Родины, но и Европы.

Неслучайно среди обществ, в которых в императорской России шли исследования рунических письмен, были и державинская «Беседа любителей русского слова» (а отсюда прослеживается нить традиции к солнцу земли Русской – А.С. Пушкину), и «Библейское общество». В чеканных строках «Велесовой книги» по-прежнему звучат голоса наших предков…

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии: 02.06.2010 20:45:05 - Родамiр пишет:

Народ начинается с культуры. Поэтому меня очень радуют такие публикации.

 

Две сестры

Библиоман. Книжная дюжина

Две сестры

Вацлав Михальский. Прощёное воскресенье . – М.: Согласие, 2010. – 288 с.

Хорошая проза – неторопливая, как в старину, и глубоко психологичная в лучших современных традициях. Подтексты и потаённые смыслы, пронзительная душевность и лиричность… достоинства романа можно перечислять долго, непременно прибавив к ним тщательно прослеживаемую автором связь времён и поколений в их лучших проявлениях и качествах. Только что закончилась Великая Отечественная война. Две героини романа, дочери русского адмирала, живут далеко друг от друга, одна в СССР, другая во Франции. Автор не противопоставляет их друг другу, рассказывая о жизни той и другой: одна, фронтовая медсестра, «прошла путь со штурмовым батальоном морской пехоты», другая спасала соотечественников-военнопленных. Но не только об исторических событиях, на которые был слишком щедр минувший век, повествует книга, но прежде всего о людях. О человечности и любви. «Волею Творца и игрой судьбы линии жизни сестёр Марии и Александры в октябре 1948 года вдруг феерически сблизились… В один и тот же день и старшая, и младшая вдруг встретили своих любимых, казалось, навсегда канувших в Лету… Не зря ведь написал Пушкин: «бывают в жизни странные сближенья».

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

 

Наследство по женской линии

Искусство

Наследство по женской линии

ВЕСТИ СО СРЕТЕНКИ

Накануне 211-го дня рождения великого поэта мы начинаем совместный проект Государственного музея А.С. Пушкина и «Литературной газеты». В постоянной экспозиции ГМП и особенно в его запасниках хранятся бесценные предметы, судьба которых тесно переплетена с судьбой поэта. У каждого из них своя история, загадочная, романтическая, иногда подлинно трагическая. Портреты и рукописи, бальные туфельки и самовары, если бы могли говорить, поведали бы нам немало удивительного. Вот этими историями мы и хотим поделиться с нашими читателями.

Четыре женщины как зеницу ока хранили портрет очаровательного мальчугана в белой рубашке, отделанной кружевом. Он не был им родственником, но для них это была самая ценная из семейных реликвий. На протяжении почти полутора столетий миниатюра переходила от матери к дочери, пока последняя владелица не подарила её выдающемуся актёру. Тот передал портрет в музей. Сегодня он известен каждому, для кого имя Пушкина не сводится к теме из учебника литературы, которую можно просто «пройти» и «сдать» хотя бы на троечку.

Юная Леночка только-только вышла из Смольного института. Каким пленительным мечтам предаётся молодость! Но Первая мировая всё пустила под откос. Вчерашняя смолянка пошла на курсы медсестёр, а затем отправилась на фронт. Точно так же она уйдёт на фронт и в 41-м. Уже вместе с мужем и единственным сыном. Оба погибнут. Сына, защищавшего от фашистов родной Ленинград, Елена Александровна Чижова сама вынесла с поля боя, но спасти не смогла. Похоронила вместе с другими в общей могиле. Передавать семейную реликвию было уже некому. Хорошо, хоть сама реликвия уцелела: в квартиру попал снаряд, но, видно, Провидение берегло портрет – от осколка пострадала только рамка.

После войны Елена Александровна обратилась в Пушкинский Дом. Однако портрет отвергли: у Александра Сергеевича были голубые глаза, а у мальчика на портрете – карие. На нём нет ни подписи автора, ни имени модели. А семейные предания для учёных не аргумент. Однако Чижова была абсолютно убеждена: мальчик на портрете – трёхлетний Саша Пушкин.

Ещё в 37-м её маму, Екатерину Николаевну Гамалею, в Ленинграде отыскал сотрудник Московского государственного литературного музея и предложил продать портрет. Та согласилась. Миниатюру передали на оценку закупочной комиссии, но один из её членов, известный пушкинист М.Д. Беляев, счёл, что «ничего общего с Пушкиным предлагаемая миниатюра не имеет». Директор музея Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич всё же надеялся, что владелица сможет представить какие-нибудь существенные доказательства, и недели через две созвал комиссию ещё раз, но документальными свидетельствами Екатерина Николаевна не располагала. Она ссылалась лишь на то, что у её матери, Надежды Ивановны Чаплиной, этот портрет хотел приобрести сам Модзалевский, что он готов был любые деньги за него отдать, но и имя выдающегося пушкиниста на экспертов особого впечатления не произвело. Решили «от приобретения воздержаться».

Если бы Модзалевскому удалось уговорить Надежду Ивановну, судьба пушкинского портрета сложилась бы не столь драматично. Но Чаплина отдала ему только семейный архив: Борис Львович писал очерк о её отце, Иване Ермолаевиче Великопольском, который был знаком с Пушкиным и даже игрывал с ним в карты. А миниатюру и четыре письма Пушкина к её батюшке передала дочери Екатерине. Письма, увы, погибли в имении во время революции. Вместе с ещё одним раритетом – диваном карельской берёзы, на котором (опять-таки по преданию) заночевал однажды Александр Сергеевич, когда с семейством Вульф направлялся в Малинники, находившиеся в десяти вёрстах от Чукавина, имения Великопольских.

В этом-то Чукавине, в спальне хозяйки дома, Софьи Матвеевны, среди портретов родных и близких висела и эта миниатюра. В детстве, приезжая на лето в гости к прабабушке, Леночка Чижова не раз видела портрет и слышала историю о том, как Софья Матвеевна получила его в подарок вместе с тоненькой книжечкой первой главы «Евгения Онегина» от матери поэта, Надежды Осиповны. Дело в том, что прабабушка приходилась дочерью Матвею Яковлевичу Мудрову. В начале XIX века у него лечилась «вся Москва». Он был выдающимся клиницистом.

Матвей Яковлевич не только время от времени консультировал семейство Пушкиных, но нередко бывал на литературных вечерах, которые устраивал Сергей Львович. Дружен он был и с Жуковским, и с Карамзиными, и с Голицыными. Зиму 1832/33 года семейство старших Пушкиных проводило в Москве, Надежда Осиповна с Софьей Матвеевной виделись довольно часто, вот она и сделала дочери старинного друга их дома воистину драгоценный подарок. Кто писал портрет, Надежда Осиповна не сказала, так что потомки Софьи Мудровой считали, что это работа безвестного крепостного художника.

Вот такую удивительную историю получила Елена Александровна от предков вместе с реликвией в наследство. Когда в 1950 году Московский театр им. Ермоловой гастролировал в Ленинграде, Чижова подарила портрет Всеволоду Якуту, сочтя, что более достойного хранителя реликвии ей не найти. Всеволод Семёнович много лет выходил на сцену в роли Александра Сергеевича в легендарном спектакле «Пушкин» по пьесе А. Глобы, считал эту работу лучшей в своей творческой биографии. А спустя некоторое время Елена Александровна ушла в монастырь. Когда Якут навестил её там, сказала: ушла бы раньше, да вот держало что-то, а отдала вам портрет и поняла – можно…

Десять лет хранил у себя бесценный портрет Всеволод Семёнович и наконец решил, что ему место в музее, а не в частных руках. К тому же предание преданием, но что это портрет Пушкина, требовалось всё-таки доказать. Ведь, кроме памятной записки с изложением событий полуторавековой давности, составленной матерью Чижовой, у него ничего не было.

Атрибуцией миниатюры занялась Н.В. Баранская, заместитель директора ГМП по научной работе. Опытный педиатр Г.И. Смирнов подтвердил, что мальчику на портрете не более трёх с половиною лет, а антрополог и скульптор М.М. Герасимов – правомерность сопоставления портрета ребёнка с достоверными изображениями зрелого человека: некоторые характерные черты лица с возрастом не меняются. По фотографиям всех прижизненных натурных портретов поэта он выделил такие черты, а потом проследил их и у мальчика с миниатюры. Но для полной уверенности подключили специалистов ВНИИ криминалистики, которые согласились с выводами Герасимова. Датировку миниатюры производили с помощью рентгеноскопического анализа в Центральных реставрационных мастерских им. Грабаря. А авторство графа Ксавье де Местра установили, сравнив эту миниатюру с двумя другими миниатюрными портретами – А.В. Суворова и Н.О. Пушкиной, атрибуция которых никаких сомнений не вызывала. Ах, если б многоуважаемый г-н граф мог провидеть судьбу малыша, он наверняка оставил бы свой росчерк на миниатюре. Но в 1802 или 1803 году это был всего лишь милый пустячок, особой ценности ни для кого, кроме родных мальчугана, не представлявший.

Портрет находился в экспозиции музея с момента открытия. И всё равно некоторые сомнения оставались. В 1988 году сотрудники ГМП обратились во Всесоюзный научно-криминалистический центр МВД с просьбой о повторной экспертизе: вдруг всё-таки это портрет кого-то из семейства Мудровых. Криминалисты сравнили миниатюру с изображениями деда поэта И.А. Ганнибала, его матери, брата и даже дочери Наташи, а также с портретом самого М.Я. Мудрова. Вывод был однозначен: Пушкин! Не подвело чутьё Модзалевского…

Виктория ПЕШКОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

 

Три цвета белого

Искусство

Три цвета белого

ЗДЕСЬ ТАНЦУЮТ

Балетный сезон и алхимия чувств

Мне, как это случается из года в год, больно расставаться с выпускницами Московской академии. Не все из них, к сожалению, блеснут, выпущенные в хищный мир балетных страстей, хотя девушек к этой жизни специально готовят. Не ко всем будет доброжелательна критика. Не всех полюбит «публика». Зато по отношению к каждой «знаток из зала» будет проявлять так называемую объективность.

Так вот: от меня никакой объективности не ждите! Не для того я хожу в балет, чтобы рассуждать о механике и анатомии.

ШКОЛА

В училище происходит оформление будущих танцовщиц, стать балеринами из которых смогут единицы. Но для всех общим будет одно: ограничивающее, стесняющее воспитание, выработка определённого типа с характерным набором свойств. Физических и моральных. Что, согласно Ницше, а позже и Шпенглеру, есть признак аристократизма.

Иное – театр. Естественная среда с естественным законом увеличивающейся энтропии. Поэтому и истаивает форма, заданная академией. Но! Я всё равно с особым вниманием буду относиться к тем, кого показала мне Марина Константиновна Леонова. Которая просто любит детей, а это – поверьте – сымитировать нельзя. Такая любовь – хорошее дополнение к обязанностям ректора.

В этом году среди лидеров двое: Дарья Бочкова и Анастасия Соболева.

Актёрское мастерство во время экзамена ускользнуло от Насти чуть больше, чем поддалось Даше. Анастасия Соболева в поисках своей Джульетты пошла по пути индивидуализации героини, тогда как следовало выявить наличное и общее для всех, включая зрителей. То высочайшее, чему благоволит сродство воспитания веронской аристократки и классической танцовщицы. Что раскрывается в церемониальности куртуазных манер, вершина кодификации которых пришлась на «осень Средневековья», как назвал этот прекрасный период Йохан Хёйзинга.

И что же Настя? Экзамен по народно-сценическому танцу показал, что правда моя: индивидуальность девушки раскрывается именно в типическом. В этом смысле Настя подобна плющу, дионисийскому символу, связанному со сладострастием более, чем с безумием. Анастасия – материя, которой необходимо для совершенства отлиться в ясную форму.

Другое у Дарьи Бочковой. Её отношение к роли – господство. Ледяное высокомерие. Игра не со зрителем, но с персонажем. Даша не стремится выразить себя в типовых образцах, но типическое само выделяется из её индивидуальности. Отпадает и осуществляется независимо. Рождение образа происходит у Дарьи именно в этом отпадении, в миг разъятия хаоса, в символической смерти материи и рождении формы – космоса. Контроль над сценической ситуацией у Даши поражает: она выступает в роли Гамзатти, и не образ ведёт девушку по лабиринтам неясных интуиций, но сама Дарья Бочкова крепко держит персонаж и лучше знает, куда тому повернуть на следующем перекрёстке.

ПОДМОСТКИ

В день, когда в Кремлёвском дворце давала бенефис Светлана Захарова, зал Большого театра оказался без «поклонников на договоре». Мне хотелось увидеть самую скандальную выпускницу прошлого года в проходной, но корифейской партии. Анжелина Воронцова должна была дебютировать в качестве Первой Сильфиды в балете Бурнонвиля и Йохана Кобборга. Это было то, что надо. Лучше всего достоинства танцовщицы проявляются в таких непрестижных ролях.

В тот вечер Лина на сцене не появилась. Без объяснений. Надеюсь, что причина была уважительной, но не связанной с травмой, ибо уже 17 июня Анжелине танцевать принцессу Аврору в «Спящей».

Вокруг девушки утих скандал. Но её боготворят и её ненавидят по-прежнему. Однако я буду неизменно думать и говорить о ней хорошо. Для того чтобы пасть в моих глазах, нужно стать плохой танцовщицей, но до этого, надеюсь, в случае с Анжелиной не дойдёт.

Другой театр. Станиславского и Немировича-Данченко. Здесь у меня даже больше пылкого сердца, чем в случае с Воронцовой. И страстей разрывающих больше.

В этом сезоне выдвинулась Маша Крамаренко. Она дебютировала в роли Мирты при приглашённых звёздах. Сначала рядом с Ниной Капцовой, а затем – и вовсе вместе с Жизелью Евгении Образцовой.

Сегодня Мария имеет все основания претендовать на лидерство в том поколении, представителей которого пока называют «ещё маленькими», но которые уже способны потеснить сложившийся ряд солисток.

Артистическую манеру Марии Крамаренко отличают внутренняя цельность и убедительность. Её Мирта особенно хороша там, где большинство испытало бы затруднения: в статичных сценах. Маша извлекает образ царицы виллис из недр собственного я, что ей, женщине par excellence, даётся естественно. Она не только величественна, она наделяет Мирту пластикой пантеры, что поначалу может поставить в тупик.

Кто есть Мирта? Образ этот ничуть не прописан драматургически в «Жизели», он насквозь мифологичен. Мирта – предводительница менад, разрывающих мужчин, не зря в её руках миртовая ветвь – дионисийский символ. Но Мирта – повелительница убийц, её жесты – приказы Артемиды собакам Актеона. Мирта не убивает сама. Поэтому там, где Маша Крамаренко танцует и стоит, исполненная загадочного и зловещего тихого веселья, проявляющегося блуждающей улыбкой на тонких устах, она неподражаемо прекрасна, и к этому образу добавить нечего. Иное – работа рук. Медленная, от которой ждёшь военной чёткости приказа. Далеко не сразу чувствуешь в замедленности жеста благоухание пантеры средневековых бестиариев. Следует ли говорить, что в более древней традиции это животное принадлежало Дионису?

О Мирте вообще и Мирте Крамаренко в частности можно говорить много, но сейчас Маша ещё только подступает к тайне этого образа.

Другое случается, когда Маша танцует. Мне близко её серьёзное отношение к процессу. Я не являюсь поклонником той эстетики, которая провозглашает принцип «проживания в танце». Танец священен в себе. Он противоположен в Традиции будням и связанной с ними работе.

Так вот Мария именно танцует, и танцует сосредоточенно, когда выход не требует «роли». Она аристократична в прусском, юнкерском смысле, и если кто-то скажет, что ей может пойти на пользу лёгкая небрежность дендизма, то я вряд ли соглашусь с этим.

НЕБЕСНАЯ ТВЕРДЬ

…И на ней звёзды, каковых в этом сезоне предоставили нам традиционные премии. Одна, которую я люблю, – «Душа танца». Другая, к которой я испытываю спокойные чувства, – Benois de la Danse.

Буржуазности второй противопоставлена яркая субъективность журнала «Балет» и лично Валерии Иосифовны Уральской, чей выбор почти всегда парадоксален, но по зрелом размышлении очевиден.

«Восходящая звезда». В концерте лауреатов Мария Семеняченко не показала себя во всей красе, но тот, кто помнит её блестящее выступление на Московском конкурсе, не станет возражать против награды. Честь превыше всего, а конкурсное выступление Марии было блистательным, как бы ни утверждали обратное злые языки!

Зато обойдённая «Бенуа» Евгения Образцова заслуженно получила свою (и мою, если что) «Душу». Пусть Элен Буше тешит себя премией международного жюри – она всего лишь обладательница приза, тогда как Женя – национальное достояние. В этой девушке проявлена раса, в ней воплотилось то, что мы, русские, хотели бы видеть в себе. Строгость, простота, дисциплинированность – воинские добродетели. Женя подобна солнцу Гипербореи, ласковому до той поры, пока оно не превращается в Ярило славян. Яростное и испепеляющее. Спрятанное до поры в темпераменте балерины.

У Евгении лицо моделей Боровиковского, благородство и чувство дистанции присущи ей инстинктивно. Она – вечная младшая сестра, но она – инфанта, поэтому за честь защитить её будет бороться каждый из вассалов.

Мы не раз увидим её на сцене Театра Станиславского и Немировича-Данченко.

Тогда и поговорим.

Альбедо, алхимическая «работа в белом», желание раствориться в танцовщицах, не исчезнет во мне, пока не иссякнет моя способность отражать их свет. А этой способности я лишаться не тороплюсь, ведь она называется тоже… альбедо.

Евгений МАЛИКОВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

 

Семейная радуга

Искусство

Семейная радуга

МОСКОВСКИЙ ВЕСТНИК

В столице прошёл VII кинофестиваль короткометражных фильмов «Семья России». Вот уже семь лет он собирает работы, посвящённые узам брака, семейным ценностям и воспитанию детей.

Более чем скромная информация о фестивале в нашей прессе, разумеется, не должна кого-либо по нынешним временам удивлять. Удивляет другое: как в «кризисных» условиях пышным цветом процветающей шоу-культуры люди вообще умудряются создавать что-то пусть зачастую и наивное, но сердечное!

Замечательно и то, что за фестивальным мельтешением не ушёл в тень, не потерялся главный посыл организаторов смотра: отразить – хотя бы и в малом формате – нынешнее состояние российской семьи, с её бедами и радостями. «Мысль семейная» не пропала не в последнюю очередь и благодаря тому, что во многих кинолентах властно присутствовало духовное начало, осенённое и окормлённое Русской православной церковью. Это вовсе не означало, что на экране и в зале непременно присутствовал батюшка с кадилом. Всё-таки кинофестиваль – мероприятие светское. Хотя, с другой стороны, я не первый раз присутствую на этом фестивале и на сей раз заметил очевидные перемены в его «кадровом составе»: представителей духовенства как в составе жюри, так и в числе соискателей призовых мест стало поболее. Плохо это или хорошо – не мне судить. Но вот о чём я могу судить со всей очевидностью, так это о том, что по своему качеству «православные» фильмы в целом ощутимо уступают «светским».

Причин тому несколько. Главная – отсутствие профессионализма. Большинство фильмов религиозного содержания грешат слабым сценарием, откровенной примитивностью режиссуры. Да простят меня отцы церкви, но дело здесь не столько в них, сколько в тех, кому они «заказывают музыку». Есть, конечно же, среди кинематографистов мастера, работающие в православной тематике честно, по велению души. Но таких, как, к примеру, Вячеслав Орехов, по пальцам можно пересчитать. Он провёл в рамках фестиваля мастер-класс, участники которого (по большей части – авторы конкурсных работ) с интересом внимали его глубокому, простому, без какого бы то ни было «ложно-патриотического» надрыва разговору о технологии документального кино.

Актёр и режиссёр Валентин Букин – ещё один из тех немногих специалистов, к чьим речам окружающие прислушивались с особым вниманием. Так, анализируя один православный фильм (не стану его называть из уважения к заказчикам), чётко отметил главный недостаток, свойственный многим работам подобного плана, – «духоподъёмные» закадровые сентенции ведущего слишком контрастируют с вялой безжизненной режиссурой. И тут же пример обратного рода: фильм Валентины Алисовой «Мы – донские казаки», где через отношения отца и сына, которому преподаются навыки джигитовки (и школа жизни), перед нами во всей полноте, но при этом абсолютно не пафосно раскрывается мысль о неразрывной связи поколений.

Вот кто должен быть в первую очередь заседать в жюри, а не случайная публика, малосведущая в законах документального жанра, да и в кинематографе вообще. Впрочем, справедливости ради надо отметить, что Гран-при фестиваля получил действительно отличный фильм режиссёра Елены Иванченко «Покажи мне радугу», повествующий о семье Виктора и Натальи Семенковых и их 12 приёмных детях.

Семейные дела, особенно в части взаимоотношений с детьми, – материя тонкая. Мы то и дело всуе повторяем слова «нравственность», «духовность» и забываем известную мысль Станиславского о том, что частота произнесённых слов приводит к нивелировке самого понятия. Да, когда авторы фильмов демонстрируют нам семейный уклад провинциального города или деревни, уходящий корнями в родовые традиции, это не может не привлекать и не «радовать глаз». Но всё-таки в таких фильмах есть недомолвие, точнее сказать, неполнота целостного восприятия проблемы. Изобразить умилительную картину современного «святого семейства» не в пример легче, чем раскрыть нелёгкую судьбу брошенной жены и ребёнка, оставшегося без отца и средств к существованию в городе, пронизанном равнодушием и цинизмом.

Сама природа кинодокументалистики позволяет ответить на многие сложные вопросы семейного бытия. И то, что ленты и люди, их поднимающие, имеют возможность объединиться, само по себе замечательно. Другое дело, что хотелось бы пожелать организаторам фестиваля большей ответственности в отборе фильмов на первоначальных этапах конкурса. Лучше меньше, да лучше – это «Семье России» стоило бы избрать себе на будущее в качестве своеобразного девиза.

Сергей ЛУКОНИН

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

 

Нескучное философствование

Искусство

Нескучное философствование

КНИЖНЫЙ РЯД

Михаил Александрович Лифшиц. – М.: РОССПЭН, 2010. – 463 с.; 6 л. фото. – (Философия России второй половины ХХ в.).

Когда на радио «Куль­­тура» нас убеждают, что классика не скучна, – это воспринимается как курьёз. Думаю, что слушатели канала не нуждаются в доказательствах этого тезиса.

Но вот когда речь заходит о сборнике философских статей, то тут вопрос «скучно?» или «не скучно?» вполне оправдан. Мы знаем и великих философов, которые не могли похвастаться живостью стиля. Между тем сборник статей, посвящённый Михаилу Лифшицу, действительно увлекательный. Может быть, дело здесь в том, что сам Лифшиц не был «кабинетным» академического склада философом? Печатал в периодике полемические статьи, которые и до сих пор обсуждаются и будоражат умы. Прошёл в войну столь фантастический путь, что рассказ о нём, помещённый в приложении к сборнику, читается как захватывающий роман. (А. Ботвин. «Анабазис»: война в документах, воспоминаниях и суждениях философа».)

Личность Михаила Лифшица – философа, эстетика, полемиста – до сих пор вызывает разноречивые оценки. От негодования и почти испуга («ортодоксальный марксист»!) до восхищённого удивления («неужели и такими бывают марксисты?»). В сборник вошли не только статьи, представляющие «сугубо научные» интересы философа (в основном это вдумчивые тексты В. Арсланова – составителя сборника, а кроме того, автора ещё и живого введения, позиционирующего «обыкновенный марксизм» Лифшица), но и статьи острополемические, задевающие «живой нерв» современной культурной ситуации и размышлений над ней современных культурологов.

Тут хочется назвать блистательную, очень остроумную и развивающую идеи философа о мифологическом сознании статью Л. Науменко «Мифология живая и мёртвая», материал С. и Н. Мареевых «Михаил Лифшиц о модернизме», подкреплённую примерами из новейшего искусства, а также необычайно актуальную в свете современных споров о российской истории, Октябрьской революции, роли России во Второй мировой войне статью автора из Новочеркасска П. Павлова «Обоснование «третьего пути» российской истории и культуры». Взгляд Лифшица на эти вопросы «панорамен», охватывает не сиюминутные реалии, а, как показывает автор статьи, некие типологические, постоянно воспроизводящиеся моменты национального сознания.

В документальное приложение вошли материалы биографического характера. Об одном я уже сказала. Назову и второй. Это небольшой по размеру, но очень ёмкий рассказ о том, как Лифшиц в страшном 1937 году выступил «свидетелем защиты» на процессе скромнейшего искусствоведа из Третьяковки, которую обвиняли, как водится, в совершенно абсурдном деянии – подготовке теракта против Сталина. Но ведь и за абсурд платили жизнью. Самое поразительное, что искусствовед В. Антонова на этом процессе была оправдана – во многом благодаря защите Лифшица (Н. Барская. «Свидетель защиты»).

В сущности, я не анализирую ни статей, ни материалов приложения. Они разнородны и разносоставны. Но повторю то, с чего начала: это чтение не только не скучное, но редкостно захватывающее, дающее какие-то новые перспективы и ракурсы в обсуждении животрепещущих проблем современной философии, культуры, да и просто нашей жизни…

Вера ЧАЙКОВСКАЯ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

 

Первые минуты мира

Они сражались за Родину

Первые минуты мира

ДЕТИ ВОЙНЫ

Этот текст журналист Юрий Александрович ЧЕБАНЮК (1930–1994) писал не для публикации. Скорее, для сына и для своего внука Данилы. Чтобы помнили! Чтобы знали цену той Победы, что случилась 65 лет назад. Чтобы не забывали о деде, раненном под Харьковом, где совсем недавно Россия и Украина вновь сделали шаг друг другу навстречу. О двоюродном деде – его дядьке, прошедшем всю войну из окружения под Киевом до Австрии. А возможно, ещё и для того он писал это, чтобы не забывали, что писать нужно всегда хорошо… Как в последний раз.

День Победы… Победа… Недавно, мучаясь бессонницей, попытался я вспомнить, что знаю о ней. Как встретил я Победу, пацан-шестиклассник из большого южного города?

Первое воспоминание – это нетерпение. После взятия Берлина мы не могли больше ждать. Завтра! Ну завтра! А её всё не было.

Восьмого мы, ученики, как будто взбесились. С уроков уходили целыми классами. Казалось, что здесь, в стенах школы с проступавшими сквозь побелку рисунками немецких солдат, мы не услышим шелеста крыльев безглавой богини Ники. Прошёл слух, что аудитории старших давно пустуют. К выходу двинулись мы – средние.

Сторожиха Франя стояла перед дверью, закрытою на стул, толкала нас крепкой рукой в заячьи грудки и, не повышая голоса, твердила:

– Назад, оглашённые, назад. До дыректора видведу.

Директор прибыл на место битвы самолично. Наш милейший и невозмутимейший Ефим Самойлович орал благим матом:

– Все по классам! Никакой Победы! Экзамены на носу! (Через год он отменял уроки в дни большого футбола.)

Но загнать нас в классы было уже невозможно. Помню чердак и длинную очередь к пожарной лестнице. Помню отчаянный крик: «Атас!» Те, кто уже выбрался через слуховое окно, начали, давя друг друга, вползать обратно – пожарку перекрыли внизу.

Потом, протиснувшись через форточку в уборной, я головой вниз выпадал из окна. Сзади меня держали за ноги.

Совершив сей трюк, все стремглав убегали, а я долго ещё клянчил свой ранец, который впопыхах забыл на полу. Кто-то сжалился и брезгливо выбросил мою телячьей кожи гордость – её снял с убитого фрица дядька.

Город шатался на улицах. Мы шатались вместе с ним. Стояли у репродукторов: «Прага, Прибалтика…» Не то! Не то… Ели мороженое – 30 рублей порция. Покупали папиросы «Катюша» – пара пять. Наводили блеск на сапогах у многочисленных представителей конкурирующих фирм. «Почистим?» – самое дешёвое развлечение.

Она всё не спешила.

Уже в темноте расходились по домам: «До завтра».

А в полночь:

– Сын, вставай, – мама коснулась рукой моего лба. – Победа…

Мамино «куда?» догоняло меня уже в парадном. И не догнало, утонуло в грохоте выстрелов.

Выстрелы, выстрелы… Из пистолетов, из ружей, из ракетниц – светло совсем. Где-то на Совхозной стучал пулемёт. Уставшие люди хотели выпустить в небо все пули до одной, отстреляться навсегда.

На улице я увидел рядом Игоря, Юрку, Семёна, Женьку Культяпу. Мы переглянулись. И, не сговариваясь, бросились по своим тайникам.

Не все взрослые тогда догадывались, что мальчишки вооружены до зубов. А у каждого в сарае за дровами, на чердаке, в кладовой в старом портфеле хранились вальтер, парабеллум, на худой случай, дамский «бэби-браунинг». Если не было пистолета, то был обрез. Но это уже у явных неудачников. Из них потом вышли бухгалтеры и журналисты.

…Отделение пацанов выстроилось на крыше невысокого сарая – дюжина мальчишеских силуэтов на фоне светлого неба. «За Победу!» Наш крохотный залп влился в победный гром «За…»

С треском над нами вылетело окно, блеснул огонёк, и первая пуля пропела в моё ухо: «Вззы-ы».

За тем окном жил партизан. Сумасшедший. Человек редкой храбрости, он выдержал все пытки, не сказал ни единого слова. И повредился в уме, когда пришло освобождение.

Жена добилась разрешения забрать его домой. Мы только изредка слышали дикий вой из зарешеченных окон.

Когда загрохотала Победа, о нём на миг забыли. Забыли и об именном пистолете на стене. А в опалённом мозгу, вероятно, вспыхивало: «Убежали!.. Стрельба!.. Идут!..»

Нечеловеческим усилием он разорвал рубашку, вырвал напрочь решётку, выбил стекло. И вот теперь палил по нам. Палил с десятиметрового расстояния.

Первым же выстрелом нас сдуло с крыши. В светлой тьме мы вжимались, ввинчивались в землю. Мы всё-таки стали теми солдатами, какими мечтали быть всю войну.

Шли первые минуты мира… Вокруг плюхались в пыль пули, а мы считали: «четыре, пять, шесть… Неужели у него маузер?»

Всё. Нам показалось, что наступила мёртвая тишина. И в этой тишине послышались бессильные рыдания большого человека.

Им в ответ вдруг где-то рядом заскулил по-щенячьи Женька Культяпа – наш неудачливый метатель трофейных гранат.

– Замолчи, дурак! – сказали ему. – Война окончилась, а ты – воешь!

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

 

«Звёздочки» Гориккера

Они сражались за Родину

«Звёздочки» Гориккера

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ КИНО

В связи с 65-летием Победы кино «о войне» получило на отечественном телевидении карт-бланш. И оказалось, что, несмотря на прошедшие десятилетия, многие страницы эпоса того героического времени практически не заполнены. И если покопаться в домашних архивах, можно найти интереснейшие документы, имеющие немалую ценность для истории. С такой находки началось рождение документального фильма «Ёж против свастики», который в начале мая показали на телеканале «Россия 1».

На этот раз героем фильма стал человек, чьё изобретение стало одним из символов обороны страны. Снять фильм о нём решился генеральный директор телекомпании Яков Каллер. Решился, потому что до сих пор знаменитый «ёж» остаётся безымянным…

В районе Ленинградского шоссе в 1941-м шли бои за Москву, которые повернули ход войны. Ныне здесь, на рубеже, до которого дошли немцы в 1941 году, сооружён необычный памятник, единственный в Европе, посвящённый оборонительному препятствию. Это три противотанковых «ежа». На постаменте можно прочесть фамилии архитекторов – создателей памятника. А вот фамилии конструктора грозного ежа вы не увидите. Но будет справедливо, если она появится здесь. И люди узнают имя героя-конструктора: Михаил Львович Гориккер, генерал-майор технических войск, предложивший в 1941 году конструкцию, которая смогла бы преградить путь фашистским танкам. Он назвал своё изобретение «шестиконечной звёздочкой».

Документы, подтверждающие авторство изобретателя, случайно обнаружил уже в 2000 году его сын, Владимир Гориккер, известный кинорежиссёр, заслуженный деятель искусств России. На антресолях сталинской квартиры нашлась пожелтевшая папка с тесёмками и надписью «Г.М.Л. «Ёж». Она, та самая папка. Так появилась возможность восстановить справедливость, выполнить долг перед памятью отца. Его история жизни – это яркий след на полотне истории страны. Революция – необыкновенное время, когда полуграмотный кузнец из Борисполя Киевской области мог сделать такую яркую, головокружительную карьеру в Красной Армии, получить должность колоссальной высоты – инспектор Политуправления Красной Армии по военно-учебным заведениям, имея пять классов образования. Это – два ромба в петлицах, по-нынешнему замполит дивизии. Человек, несомненно, талантливый, он за два года окончил школу рабочей молодёжи, потом Военную академию механизации и моторизации, в дальнейшем она стала бронетанковой. Так в его жизнь вошли танки. Генерал-майор Гориккер с первого дня войны возглавил оборону Киева.

И маленький сын его Володя по сию пору отчётливо помнит, как отец приходил со службы за полночь и что-то вычислял, мастерил до утра. Тайком пробирался в кабинет к нему и видел танки ТБ-3 из гипса в окружении странных растопыренных фигурок из спичек, скреплённых хлебным мякишем.

И вот Гориккер-младший через десятилетия нашёл документы той поры. Акт государственной комиссии, составленный на киевском танкодроме, дата – 12-й день войны. Подписи: секретарь ЦК компартии Украины, зампред республиканского Совмина, директора военных заводов… «Звёздочку Гориккера принять на вооружение Красной Армии…» В войсках изобретение назовут «ежом» и с именем автора никогда не свяжут. Вокруг Москвы на танкоопасных направлениях было выставлено 37 000 опасных для немецкого верхмахта «звёздочек». В своих мемуарах Гудериан описывал, как потешались танкисты вермахта над хаотично разбросанными крошечными конструкциями из железа, не подозревая, какая угроза таится в них.

А сконструированная Михаилом Львовичем «шестиконечная противотанковая звёздочка Гориккера» – официальное название «ежа» – так и осталась под грифом «совершенно секретно».

…На сегодняшний день чудом найденные документы, свидетельства изобретения обрели в Центральном музее Вооружённых сил РФ статус исторических материалов фондового хранения. Часть из них можно увидеть в фильме. В картине использована и документальная хроника времён Великой Отечественной войны, фотографии из личного архива семьи, даются комментарии известных военных историков.

Ирина ПАВЛЮТКИНА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

 

Танковый конфуз в Праге

Они сражались за Родину

Танковый конфуз в Праге

ЗИГЗАГИ СУДЬБЫ

С интересом прочитала в «Литературной газете» статью Николая Лебедева «Ласточка в танковых войсках» (№ 13, 7–

13 апреля 2010 года).

В репортаже из музея «История танка Т-34», который основала поэтесса и прозаик Лариса Николаевна Васильева, дочь одного из конструкторов этой боевой машины Николая Кучеренко, содержится много интересных технических сведений, включая заключение: «Сегодня легендарные танки стоят на пьедесталах в городах и селениях многих стран мира, украшают коллекции самых престижных военно-исторических и технических музеев».

Позволю себе дополнить это заключение позорными фактами. В столице бывшей Чехословакии Праге после переворота в 1989 году танк Т-34* был осквернён вандалами и в конце концов перевезён в музей под Прагой, и общественность до сих пор не знает, был ли он уже приведён в первоначальный вид. В Праге существует гражданская инициатива, добивающаяся, чтобы танк был возвращён на достойное место под холмом Петршин. Однако в перспективе времени и пространства танк остаётся в памяти порядочных людей.

Яна ВАЦКОВА, ПРАГА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

 

Все круги ада

Они сражались за Родину

Все круги ада

КНИЖНЫЙ РЯД

Апель Ю.А. Доходяга. Воспоминания бывшего пехотинца и военнопленного (сентябрь 1943 – февраль 1945). – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2009. – 256 с. – (Человек на обочине войны).

Сейчас уже все знают, что в немецком плену побывало 4 млн. 559 тысяч бойцов и офицеров Красной армии, то есть столько, сколько в среднем постоянно на всём огромном фронте одновременно. Так, к середине июля 1941 года из 170 советских дивизий 28 оказались в окружении и не вышли из него, 70 понесли серьёзные потери и нуждались в пополнении. По данным управления по делам военнопленных верховного главнокомандования вермахта, к 1 мая 1944 года общее число истреблённых советских военнопленных достигло 3 291 157 человек. Но не следует всех бывших военнопленных причёсывать под одну гребёнку. В плен попадали не только при отступлении, при наступлении – реже, разница лишь в количестве. Если в 1941 году в руках противника в окружении были полки, дивизии, корпуса и армии, то небольшие группы солдат попадали в плен до самого последнего дня войны.

Автор книги в конце сентября 1943  года в составе 12-го стрелкового полка 53-й стрелковой дивизии 7-й гвардейской армии генерала Шумилова участвовал в форсировании Днепра. В боях за удержание Бородаевского плацдарма (правый берег Днепра, выше Днепродзержинска) был ранен, попал в окружение и взят в плен. «Маршал Конев очень подробно описывает в своих мемуарах битву за Днепр, бои на плацдарме у Бородаевских хуторов, но нигде не упоминает номеров трёх дивизий – 53-й стрелковой, 72-й и 81-й гвардейских стрелковых. Как будто их там не было! Как будто не они форсировали Днепр и не они 4 или 5 дней без продовольствия, с одним боекомплектом не давали немцам подойти к переправе».

Юрий Апель содержался узником в Криворожском, Вознесенском и Винницком лагерях, под № 8179 в лагере для военнопленных «Дулаг-319» (город Хелм, Польша), затем в «Шталаге-1А» (под Кёнигсбергом). В своих записках он сохранил драгоценные детали войны и плена. Ну откуда ещё узнать о старинном солдатском способе спать не замерзая – «кружком». Бесценны и наблюдения о потребности формирования «колхозов» – своего рода оптимальных групп взаимовыручки в плену:

«Очень скоро я понял, что в одиночку в лагерно-этапном плену долго не продержаться, не прожить. Нужно объединяться в небольшие группки помогающих друг другу людей. Самый удобный колхоз – три человека. Два маловато, потому что одному тащить обессилевшего товарища очень трудно, а подчас и невозможно». Не жалует Апель коллаборантов, особенно перебежчиков: «В лагере я узнал много нового. Так, в отдельном бараке жили перебежчики – это наши же военнопленные, но запасшиеся немецкой листовкой-пропуском в плен, то есть сдавшиеся сознательно и добровольно. Из этой сволочи немцы формировали различные воинские подразделения и части, служившие им верой и правдой». В книге подробно описана структура жизни военнопленных в немецких лагерях. Это были не лагеря уничтожения или знакомые по кинофильмам концлагеря, но так называемые шталаги, откуда пленных часто «раздавали» крестьянам для работы в хозяйствах. Армейская структура ценностей менялась радикально – так, наиболее важной вещью в обиходе оказывалась не ложка, но котелок. А многие заключённые нерусских национальностей брали себе русские имена. Автор считает, что они поступали так, чтобы подчеркнуть своё единство с основной, русской массой.

Не хлебнувший самого страшного, что только было в истории плена – морозной зимы 1941 года, ни разу не столкнувшийся с эсэсовской охотой на евреев, Апель не нашёл названия лучшего для книги, чем «Доходяга». Потому что самым страшным для него на войне были плен и голод, когда «человек сначала переставал быть человеком, а потом уж подыхал, как нечеловек».

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

 

На службе народу

Они сражались за Родину

На службе народу

КНИЖНЫЙ РЯД

Подрепный Е.И., Титков Е.П. Оружие Великой Победы . – М.: Яуза, Эксмо. 2009. – 480 с. – (Оружие Победы).

Нынешний год – год 65-летия Великой Победы, которую завоевала наша страна в мае далёкого 1945 года. Разумеется, сражались в этой войне люди – прославленные маршалы и генералы, молодые капитаны и юные лейтенанты, а главное – солдаты всех возрастов, защищавшие Родину. Но и оружие, которое помогало им бороться за Победу, было очень важным. Танки, пушки, самолёты, автоматы, снаряды делали оставшиеся в тылу отцы, матери и сёстры тех, кто воевал на фронте. Всего за годы Великой Отечественной войны советская промышленность выпустила 6,17 млн. пистолетов-пулемётов, винтовок и карабинов было выпущено 12,14 млн., а пулемётов всех типов – 1,52 млн. В полевых сражениях потери от стрелково-пулемётного огня достигали 50% и более. Поэтому наличие у советских солдат большого количества пистолетов-пулемётов (ППШ – Шпагина и ППС – Судакова) сыграло большую роль в нашей Победе. Танковая промышленность изготовила и передала на вооружение Красной армии 97,7 тыс. танков и самоходно-артиллерийских установок, авиационные заводы произвели около 137 тыс. самолётов.

Авторы отмечают: все рода войск, все виды вооружения получили должное развитие, и боевая техника нашей армии превосходила немецкую не только количеством, но зачастую и качеством. На протяжении Великой Отечественной войны немецким конструкторам не удалось создать ничего равноценнее среднему танку Т-34, штурмовику Ил-2, дивизионным пушкам и гаубицам, корпусной гаубице-пушке, авиационному скорострельному пулемёту ШКАС, реактивному миномёту БМ-13 и другим прославленным образцам советского оружия. Для советских людей военного поколения эти сочетания букв и цифр были чем-то бо’льшим, чем простое обозначение марок танков, самолётов, пушек и «катюш». Ведь за 1418 дней Великой Отечественной войны жизнь советских солдат и матросов неисчислимое множество раз зависела от моторов, брони и оружия этих боевых машин, от мужества и мастерства их экипажей и расчётов. Книга даёт объективную картину того, в каких условиях создавались некоторые основные виды отечественного оружия и боевой техники времён Великой Отечественной.

Софья АНДРЕЕВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

 

Здравствуй, дорогая Любочка...

Они сражались за Родину

Здравствуй, дорогая Любочка...

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ

Я   родилась в Москве в 1938 году. В начале войны мой отец, Суровцев Алексей Яковлевич, вступил в народное ополчение Московского стеклоформового завода. Был истребителем танков. Погиб где-то под Можайском. По разговорам взрослых, «похоронки» не было, но пришло письмо, которое начиналось: «Здравствуй, дорогая Любочка», а закончил  друг отца, описавший его последний бой и гибель. Я потом в детском доме много раз пересказывала содержание письма, но понемножку прибавляла число немецких танков, подбитых отцом, и в итоге забыла, сколько их было на самом деле, но помню слово «танки» во множественном числе. И кто-то сказал: «Значит, твой отец герой?» – «Нет…» Я не слышала ни про какие отцовские награды и решила, что, значит, это всё неправда, и уже никому ничего не рассказывала, рассказала в 1965 году женщине старше меня. Она почти закричала: «Как вы посмели усомниться! Было столько предательства, столько головотяпства, что мы не могли бы победить, если бы не массовый героизм миллионов людей, оставшихся безвестными».

В 1973 году я хотела получить документальное подтверждение факта гибели отца, но во Всесоюзном военном архиве Алексей Яковлевич Суровцев не числится, потому что ополчение формировалось не в военкомате, а на заводе. Стеклоформовой завод тогда уже был в составе завода «Стеклоагрегат». Я разговаривала с людьми, помнившими моего отца, спросила, каким он был. Исаак Аронович Гинзбург сказал, что Алексей всегда брал на себя самое трудное; вспомнил, как перед войной они ходили на лыжах с шефским концертом куда-то в Подмосковье.  Он прокладывал по целине лыжню и нёс самый тяжёлый рюкзак.

Из заводского ополчения с войны вернулся только один человек. Вскоре он умер от последствий ранений.

Не помню, в каком году по телевидению была передача об истребителях танков. Автор передачи сказал, что ему удалось встретиться только с одним, так как они все погибли в начале войны.

Грустно, что я не знаю никого из родственников отца. В начале пятидесятых мамина тётя по моей просьбе привезла меня на Фрунзенскую набережную, где мы жили до войны, но на месте нашего дома была стройплощадка Министерства обороны. Она сказала, что у Алексея были старший брат и сёстры, но теперь их не найти.

Получая повторное свидетельство о рождении, я узнала, что мой отец родился в Москве в 1915 году. Жили мы по адресу: Фрунзенская набережная, 48, квартира 1. На всякий случай посылаю ксерокопию единственной у меня папиной фотографии. Дата на обороте – 11/XI-41 г., папа приезжал с фронта на одну ночь, рассказывал много страшного. Фотокарточка для мамы, но мы уже были в эвакуации, а через полгода мама умерла.

Мне приятно предположить, что если кто-то отзовётся, то это будет человек, который читает «Литературную газету».

С уважением , Фатима Алексеевна СУРОВЦЕВА

Телефон редакции 8-499-788-04-65

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

 

Двойною жизнью мы сейчас живём

ТелевЕдение

Двойною жизнью мы сейчас живём

ЭКРАН ПИСАТЕЛЯ

Герберт КЕМОКЛИДЗЕ, ЯРОСЛАВЛЬ

Столетие Ольги Берггольц не смог не отметить канал «Культура». И он это сделал с благородством и достоинством, чего частенько не хватает другим каналам. Хотя фильм Михаила Трофимова о поэтессе получил название «Как невозможно жили мы», упор был сделан не на известные трагические испытания, через которые прошла поэтесса (хотя о них тоже, разумеется, было сказано), а на то самое главное, что сделало её великой, – служение народу в дни ленинградской блокады. Заголовок был взят из стихотворения, написанного Берггольц ещё до войны, по выходе из тюрьмы, где она подверглась издевательствам и унижениям – неродившийся ребёнок был вытоптан из её чрева энкавэдэшными сапогами:

Нет, не из книжек наших скудных,

подобья нищенской сумы,

узнаете о том, как трудно,

как невозможно жили мы.

Она тогда не знала, что самое трудное и невозможное ещё впереди.

В телефильме не было особых режиссёрских находок: всё как в других фильмах о поэтах: документальная хроника, наплывы, вдруг выталкивающие из себя резкое изображение, рассказ о героине хорошо знавшего её человека (в данном случае им был Даниил Гранин). Неуютно думать, что это уже навеки выстоявшаяся форма такого рода телефильмов, но в данном случае главным была не форма, а содержание, отразившее содержание самой жизни Ольги Берггольц, выявившее изначально заданный её смысл.

Этим содержанием стал в фильме Ленинград, воплотивший для Ольги Берггольц судьбу России, – прошлое, настоящее и будущее. Прошлое было соединено с человеком, чьё имя было вручено городу советской властью. Кажущееся теперь наивным представление об этом человеке как об идеале, отход от которого и был причиной всех пережитых довоенных мук, Ольга Берггольц сохранила навсегда, вспоминая в «Дневных звёздах» трагедийный гул заводских гудков в день смерти Ленина и воспринимая его как предчувствие беды, обрушившейся в отсутствие идеологического сверхчеловека на Россию. Настоящим было преодоление тягот, выпавших на долю ленинградцев, попавших в нечеловеческие условия. И всё это нужно было преодолеть ради счастливого будущего, которое, по убеждению Ольги Бергггольц, должно было непременно наступить как награда за перенесённые муки, как возврат порушенного довоенными репрессиями жизненного смысла:

Двойною жизнью мы сейчас живём:

в кольце, во мраке, в голоде, в печали

мы дышим завтрашним, свободным,

щедрым днём,

мы этот день уже завоевали.

И хотя свободный и щедрый день после Победы не наступил, новые лишения были всё же несоизмеримы с пережитыми.

Ольга Берггольц до конца жизни не хотела довольствоваться ролью «блокадной музы Ленинграда», порываясь достичь в своих стихах художественности Ахматовой и Цветаевой, но ленинградская роль оказалась её высшей точкой, вполне соизмеримой с лучшими достижениями мировой поэзии.

Так уж получилось, что почти одновременно со столетием Ольги Берггольц отметил бы своё семидесятилетие другой коренной ленинградец – нобелевский лауреат Иосиф Бродский. Этим случаем не преминул воспользоваться канал НТВ, открыв фильмом о Бродском новую серию передач «Точка невозврата», посвящённую тем представителям советской интеллигенции, кто вынужденно или по доброму желанию покинул свою родину, не выдержав заморозков, последовавших за хрущёвской «оттепелью». Такая чёткая обозначенность темы привела к тому, что в фильме о Бродском почти отсутствовала поэтическая составляющая – не прозвучало ни одно из его великих стихотворений. Поэтому на тех зрителей, которые смотрели фильм о Бродском после фильма о Берггольц, тяготы, выпавшие на долю Бродского, в сравнении с тем, что довелось пережить Ольге Берггольц, не произвели особого впечатления. Это же можно сказать и о зрителях, осиливших четырёхчасовую ночную передачу Александра Гордона «Закрытый показ» с фильмом Андрея Хржановского «Полторы комнаты, или Сентиментальное путешествие на родину» по автобиографической повести Бродского. В этом фильме стихи звучали, но антинародность административного советского режима упорно иллюстрировалась недоступностью чёрной икры и других деликатесов, которых завались в рыночной Америке.

Конечно же, тридцать лет разницы – это целое поколение, а по исчислению Льва Аннинского – даже два с половиной поколения. В студенческие годы, когда я присутствовал в одной из аудиторий ЛГУ на встрече с Ольгой Бергольц и у неё спросили об отношении к молодой поэзии, она о Бродском не вспомнила – молодым для неё был Евтушенко, которого она упрекнула за недопустимое, с её точки зрения, для русской лирики отсутствие целомудренности в стихотворении, начинавшемся словами «Ты говорила шёпотом…». Но больше она вела речь о ленинградской блокаде и выразила надежду, что её похоронят на Пискарёвском кладбище.

Ну а раз уж речь зашла о кладбище, не могу не рассказать о случае, который произошёл со мной в компании Бродского. Бродский теперь так знаменит, что кое-кто выдумывает всякие небылицы, чтобы погреться в лучах его славы. Но об этой истории, наверное, знает кто-нибудь ещё. В начале 60-х годов у нас, в студенческом василеостровском общежитии, в Гавани, на улице Симанской, время от времени проходили встречи с молодыми поэтами. Приходили Виктор Соснора, Яков Гордин, Олег Тарутин…. И Иосиф Бродский. Особенно впечатляли его «Пилигримы» – он читал их, шагая от стенки к стенке общежитской комнаты для занятий, монотонно, что вошло тогда в моду. Встреча затянулась, так что гостям пришлось заночевать в общежитии. Мои соседи по комнате разъехались на каникулы по домам, я временно жил один, и меня попросили приютить на ночь Бродского и пришедшего с ним молодого переводчика Джона из Уэллса. Джон всё рвался на примыкавшее к общежитию Смоленское кладбище, ему хотелось посетить аллею Блока, откуда сам Блок ещё в войну перенесён на Литераторские мостки Волкова кладбища. Мы еле отговорили темпераментного валлийца, и наконец все трое угомонились. Глубокой ночью меня разбудил Бродский: «Джона нет! Он, наверно, двинул на кладбище! Его там убьют! Бежим его искать».

Джона на аллее Блока не было, и мы, ещё недостаточно проснувшись, заявились в милицейский участок возле кладбища: справиться, не у них ли иностранец. Слово «иностранец» так встрепенуло милиционеров, что они оставили нас в участке, пока пропажа не найдётся. К счастью, Джон нашёлся быстро: оказалось, он отправился вовсе не на кладбище, а дунул в свою гостиницу. Когда мы возвращались в общежитие через кладбище мимо аллеи Блока, Бродский сказал: «Интересно, для кого они освободили место?» Может быть, тогда он задумал своё знаменитое «На Васильевский остров я приду умирать». Но он смог обойтись без Ленинграда и завещал себя похоронить в Венеции. А Ольга Берггольц без Ленинграда не могла и после смерти. Правда, упокоили её вопреки желанию не на Пискарёвке, а на Волковом, где и Блок. Там же мог быть и Иосиф Бродский. Но каждому своё.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии:

 

Физики и клирики против «принципа сикария»

ТелевЕдение

Физики и клирики против «принципа сикария»

ТЕЛЕГРЕХ

В прошлом году бессменный ведущий передачи «Очевидное – невероятное» Сергей Капица сказал в одном из интервью: «Россию превращают в страну дураков». Для многих из нас это уже давно не откровение, это уже, простите, банальность – пусть и горькая. Но когда об этом говорим друг другу мы, рядовые «простолюдины», наше мнение легко придавить весомым: «Наше телевидение – одно из лучших в мире». А когда жёсткая критика в адрес ТВ звучит из уст известного учёного, вершители наших судеб могли бы и прислушаться, хотя бы на время умерив парадную риторику. Кому нужны модернизационные проекты? Дуракам? Это вряд ли. Разве что тем избранным умникам, которые будут дурачить в «стране дураков» всех остальных?

Из самых свежих примеров атак на общественную нравственность и молодёжное сознание – недавняя программа пародий на Первом канале. Одним воскресным телевечером группа лиц «допародировалась» до того, что изобразила ученика в школьном классе, заявившего учительнице: «Хочу вас на столе…»

Это не была ночная передача, просмотр которой родители могут запретить своим детям. Ещё и десяти вечера не было. Её создатели на попытку пристыдить или призвать к приличиям стопроцентно отошлют вас к сериалу «Школа» или какому-нибудь иному первоисточнику, из которого они и вытрясли этих тифозных блох, паразитирующих в юных душах и отравляющих то добро, которое должно поддерживаться в отношениях между учителем и учеником. Но соглашаться с подобными доводами недопустимо, ведь это дискурс антихриста, его антимораль, уничтожающая человеческое в человеке…

Буквально через день по НТВ в ещё более раннее время пустили говорильню с участием изрядно подзабытого enfant terrible Богдана Титомира. Этот странно выбритый тип открыто сквернословил и цинично жестикулировал, изображая в знаковой системе уголовников процесс любовного соития. Для подобных людей любовь и есть что-то циничное – их не перевоспитаешь, но зачем это нужно тащить на телеэкраны? Чтобы ещё разок макнуть телесмотрящее население мордой в грязь – да там его и оставить?

Эти два центральных канала сплёвывают в юные души с произвольной периодичностью, лукаво убеждая нас, что оно только добавит молодым иммунитета. А есть ещё и целая куча каналов, уже успевших стать «центральными», где такого добра вам навалят до самой застрехи.

В девять утра (!) некий корявенький комедиклабовский крендель на канале ТНТ отпускает шутки, из которых самой невинной была та, где предлагалось: если вам скучно во время любовной близости, установите на спине у партнёрши телевизор… Это было в утреннее время – когда высокие столичные чины, уже пробудившись ото сна, готовились к дневному бдению, пытливо вглядываясь в будущее России. А некоторые, вполне вероятно, уже окропляли указаниями подчинённых. Но о каком будущем они радеют, позвольте спросить? Его ведь однозначно не будет – с такой-то культурной политикой… И ведь подобная мерзость невозможна ни в каких свободолюбивых европах и ни в каких сверхсвободных америках – как минимум в нормально-социальном формате…

Нам известно из деклараций, что все наши демиурги – истинные ревнители благочестия, но вот вопрос – в каких действиях эта позиция проявляется? Уж не в том ли, чтобы поощрять самые изощрённые виды душегубства в одних сериалах или благостную ксенофилию в других – на фоне окончательного попрания коренной культуры и нравственности? Неужели те, кто захватил центральные вещательные трибуны в результате coup d΄etat начала 90-х, всё ещё предпочитают усматривать в народной душе мишень, а не замысел Божий?.. (В формате этой заметки умолчим о политическом тенденциозе – о навязываемых идеологиях или о перверсиях по адресу нашей истории – это отдельная тема.)

Тот, кто эту продукцию создаёт или пропагандирует, аргументирует просто: не хочешь – не смотри. Когда я, кстати, рассказал редактору одного сибирского издания о том, что видел утром по каналу ТНТ, тот не без гордости сказал, что вообще не смотрит телевидения… Но ведь закрыть глаза на чужой грех – разве уже больше не значит разделить его? В этом контексте о сериале «Школа» (его показ завершился – после окончания съёмок Гай-Германика знаменательно попала в Институт Склифосовского с диагнозом «интоксикация») можно было бы не упоминать. Но и без упоминания обойтись трудно. Он опасен и тем, что мимикрирует под документальность, и тем, что чернит и перечёркивает идеальное в детском сознании. Самое страшное здесь не тема, а рема. Здесь более опасен стиль, чем даже мнимое повествовательное правдоподобие. Сериальная интоксикация рождает в детском сознании ощущение тяжкой безнадёги, беспросветной зэчьей тягомотины. И недетски сниженной эмоциональности – на фоне пустопорожнего дёрганого «экшена», смыкающего это сознание с ломаными ритмами постнаркотической пустоты. И вызывает быстрое привыкание. Он опустошит скорее, чем наполнит содержанием. Ещё один удар по нашему будущему. Ещё один шажок к Апокалипсису.

Не менее резко, чем Капица, отзывался о нынешнем отечественном ТВ и нобелевский лауреат академик Виталий Гинзбург: «Современное российское телевидение – преступная организация». И ушедший Гинзбург, и ныне здравствующий Капица хорошо знали, что даже их авторитета и влияния на умы недостаточно, чтобы вернуть в лоно нравственности ведущие телеканалы страны, что ни для кого их слова не станут потрясением, что телелевиафан, обожравшийся публичных свобод, воспримет эту критику как лёгкий укол, как не лишённую приятности щекотку. И всё же молчать не могли.

За осквернение нравственности и совращение народа бичует нынешнее российское ТВ и Русская православная церковь в лице патриарха Кирилла. Пусть и менее гневно, но последовательно. Вот бы этим двум общественным силам – науке и Церкви – взять и сплотиться, забыв все прежние обиды, в деле борьбы за охранение нравственности. Ведь и позитивисты середины – конца XIX века уходили от первоначальной однобокости в своих трактовках мира, искали примирения с Церковью. Лозунг Фрэнсиса Бэкона знание – сила актуален и поныне, но для иных безутешен. Вера ведь чудеса творит…

А между тем растление юных и нетвёрдых душ – установка всегда системная. Сатана – гений разрушения – способен испытывать вдохновение особого рода, ставя перед собой и присными комплексные задачи. Кому, как не ему, знать, что нельзя взять и в одночасье растлить человека. От слишком большого заряда негатива растлеваемый просто содрогнётся и отскочит в испуге. Поэтому и вкачивается «эликсир антикультуры» в массовое сознание небольшими дозами – и будто бы разрозненно, случайно и запросто, без алгоритма. По методу сикариев, древних мстителей, пратеррористов, которые выскакивали из уличной толпы в Иерусалиме, наносили удар кинжалом римскому гражданину и тут же прятались в толпе.

В одном из своих публицистических выступлений начала 90-х Валентин Распутин спрашивал себя и читателя: что сильнее и убедительнее способно противостоять злу – атеистическое государство, устроенное на принципах социальности и нравственности, или такое, в котором провозглашена свобода совести, добро проповедуется с высоких амвонов – но при этом нет гуманитарного ресурса, способного эффективно противостоять декультурации? Не отказываясь от убеждения, что основы нравственности лежат в исторических пластах народной памяти, глубоко сопряжённых с традиционным вероисповеданием, Распутин готов был склониться в пользу первого. Уж слишком велико было горе, причинённое России тогдашним «всенародно избранным», с ритуальной регулярностью появлявшимся в Церкви – и даже рядом с её предстоятелем…

У верящих в Бога и у тех, кто отрицает эту веру, есть общий враг. И вот что важно: сатана не есть антагонист одного бога, он враг всему сущему. Можно допускать как миф, что мораль скрижалей дарована человеку свыше, но разум подсказывает, что она суть опыт человеческого общежития, им самим же и осмысленный. Просто первый вариант поэтичнее, а второй – научнее. И противопоставление физиков и лириков – во многом из того же самого, из чего происходит и противопоставление атеизма и веры. Им бы объединиться – физикам и «клирикам», вот бы синергетика была… Увы… И всероссийские соборы собираем, и в преданности исторической России клянёмся, и в коридорах власти некие телодвижения совершаем – но воюем с врагом рода людского всё ещё трусливо, бездарно и каждый в одиночку.

Геннадий СТАРОСТЕНКО

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,9 Проголосовало: 7 чел. 12345

Комментарии: 03.06.2010 20:45:58 - Эдуард Алёхин пишет:

А ВОЗ И НЫНЕ ТАМ...

...но у последнего подлюки, каков он ни есть, хоть весь извалялся он в саже и в поклонничестве, есть и у того, братцы, крупица русского чувства. И проснется оно когда-нибудь, и ударится он, горемычный, об полы руками, схватит себя за голову, проклявши громко подлую жизнь свою, готовый муками искупить позорное дело... ТАРАС БУЛЬБА

03.06.2010 15:32:26 - Александр Трофимович Климчук пишет:

А что, забыли, "мочить в сортире". Это призыв, лозунг даже, флаг президента нашего. Вот и мочат нас всех и в телесортире, и на улицах, везде. Хотя и сказаны они были конкретно, но перекинуть мостик ни чего не стоит. Ведь наши два начальника прекрасно знают, чем занимается ТВ, значит это входит в политическую концепцию их государства, где сейчас востребованны полуживотные полулюди. Кстати об этом была передача Третьякова на "Культуре", "Что делать?". Да, здесь Америку мы обогнали. Доллар - индульгенция для всех, плати и греши. Капица давно говорит об этом, а патриарха Кирилла не очень то и слыхать с его братией, хотя могли бы возроптать, вон их сколько нахлебников, но нет команды. Выходит так задумано.

03.06.2010 11:49:11 - Леонид Семенлвич Агеев пишет:

Смехачество, как антипод юмору и сатире

К сказанному добавлю, что на наших телеканалах потихонько начинает исчезать юмор и сатира передачами смехачества, которые не несут ничего позитивного и добропорядочного. Это, в самом прямом смысле слова,антикультура, растлевающая общественную мораль. Эти передачи направлены на самые низкие стороны человеческой натуры, в них отсутствует мысль, а потому нравятся в основном людям с дебильным мышлением. Говоря попросту, такие передачи потакают кретинам и способствуют их увеличению среди граждан страны. Поэтому не удивительно, что такое явление, как смехачество, зиждется на материальной составляющей, и в духовном плане способствует перерождению человека нравственного в человека-паразита, человека-потребителя. К сожалению, в настоящее время смехачество все более распространяется 1 каналом, и, как обычно, вслед за ним и канал "Россия-1" начинает осваивать этот низкопробный жанр. Деградация нашего телевиденья налицо, и не замечать этого могут только равнодушные ко всему люди. Жаль, что среди них затесались и наши верховные руководители, которые подменяют дело болтовней.

 

Немецкие волны

ТелевЕдение

Немецкие волны

ZabugorTV

1. ZDF, второй государственный телеканал Германии, кажется весьма консервативным, во всяком случае, в сравнении с российскими каналами. Здесь показывают телефильмы без кровавого месива и разнузданного террора… Однако так же, как и на российских каналах, много документальных фильмов о войне, в которых авторы отражают свой весьма заинтересованный взгляд на историю.

Года три назад в Германии на экраны кинотеатров вышел фильм «Безымянная женщина в Берлине» (Eine Frau in Berlin – Anonyma), где, кстати, снимались и русские актёры, в частности, в одной из главных ролей – Евгений Сидихин. В фильме на основе дневника некой анонимной берлинки рассказывалось, как в 1945 году происходило массовое изнасилование немецких женщин советскими солдатами. В мае этого года на ZDF прошёл и документальный фильм, развивающий ту же самую тему и использующий кадры вышеназванного фильма, со схожим названием – Anonyma – eine Frau von Berlin. Кадры лежащего в руинах Берлина, стены уцелевших домов, украшенные портретами Сталина и советских военачальников, перемежались рассказами живых свидетелей событий, которым в 1945 году было по шесть–восемь лет. Они вспоминали, как в их дома ломились русские солдаты, крича: «Есть здесь фрау?» А когда не насиловали немецких фрау, то орали: «Водка, водка, водка!» «Они отлавливали нас, как кроликов», – вытирая слёзы, вспоминала одна из пострадавших. Вот такой образ русского солдата был преподан немецкими кинематографистами. Однако нужно напомнить, что, во-первых, все победившие армии, входящие в завоёванные города, ведут себя одинаково, во-вторых, ещё 12 апреля 1945 года, когда началась битва за Берлин, Сталин отдал приказ не трогать гражданское население, а что такое нарушать приказ главнокомандующего в военное время – объяснять нет необходимости. Сегодня миф о «русских волках» необходим прежде всего тем, кто начал борьбу за пересмотр истории Второй мировой войны и роли в ней Советского Союза. Конечно, война одинаково страшна для обеих воюющих сторон. Но когда немцы задают вопрос: почему русские солдаты проявляли к ним жестокость, я могу им ответить обстоятельно и доказательно. Но смогут ли они ответить мне: зачем немецкие солдаты напали на Россию, зачем убивали мирных граждан и насиловали русских, и не только русских, женщин, зачем по всей Европе выстроили концентрационные лагеря, в которых уничтожили миллионы людей множества национальностей? Думаю, на этот вопрос ответа у них нет и не будет никогда. Но очень жаль, что и в Германии, которая до сих пор в пересмотре итогов Великой войны замечена не была, явочным порядком навязываются «прибалтийско-ющенковские наработки».

2. Однако, как бы ни разъединяло нас прошлое, сегодня, к счастью, есть и взаимопонимание. Этому помогают совсем иные фильмы и пристрастия. С апреля по май ZDF показывал шестисерийный телефильм «Климатические изменения» (Klimawechsel), который называют здесь немецким ответом на американский сериал «Секс в большом городе». Но в отличие от американского сериала здесь на удивление остроумно затрагиваются любовные проблемы дам далеко забальзаковского возраста, и в этом смысле фильм ломает табу, ведь говорить в шутливом тоне о сексе на немецком ТВ ранее было недопустимо. Кстати, показ фильма совпал с приходом на ZDF в апреле этого года нового главного редактора – Питера Фрея.

Героини фильма – учительницы в возрасте от 44 до 55 лет, и каждая пытается преодолеть «климатические изменения» (в названии фильма заключён очевидный каламбур), которые сродни природным катаклизмам. Одна, не найдя поддержки у мужа, закручивает бешеный роман с тренером по гормональной йоге, другая безуспешно борется с лишним весом, а третья самозабвенно увлечена изобразительным искусством и посвящает этому всё свободное время. Ни муж, ни любимое дитя не могут заменить ей возможности самовыражения и создания прекрасных произведений искусства. И этот трогательный образ особенно симпатичен и дорог.

Картину переполняют юмор и секс, и всё это балансирует на грани дозволенного. Но не переходя эту грань. Некоторые сцены весьма откровенны и провокационны, но в них нет вульгарности – и даже если у экрана в это время оказались дети, они не увидят ничего запретного. И самое главное – картина актуальна. Как известно, в прошлом году канцлер Германии Ангела Меркель привела в действие закон об увеличении рабочего стажа, отодвинув пенсии на пять лет. Для женщин это теперь шестьдесят, и потому, чтобы не отстать от жизни, они просто вынуждены быть на высоте.

Фильм «уютный», обладающий прямо-таки терапевтическим действием, от него заряжаешься энергией. Жизнь без творчества и любви невозможна, невзирая на возраст, – таков главный девиз героинь фильма! В этом, безусловно, есть большой созидательный смысл, актуальный не только для Германии.

А если всерьёз о любви, то почему бы немцам не экранизировать известную в России историю любви русского офицера и немецкой девушки? Лиза Вальдхельм полюбила Ивана Бывших весной 45-го года, они хотели пожениться, но судьба противилась их счастью. Они вынуждены были расстаться, потом много лет искали друг друга и встретились только в 2007 году. Лиза приехала к Ивану в Красноярск, и они наконец поженились. История не выдуманная и не анонимная. Она бы украсила «немецкую волну» истинными, не подвластными ни времени, ни политической конъюнктуре чувствами.

Ирина САДОВСКАЯ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

 

«Школьный» хор

ТелевЕдение

«Школьный» хор

А ВЫ СМОТРЕЛИ?

Обсуждение сериала «Школа» в программе «Судите сами» началось необычно: ведущий Максим Шевченко сразу дал фильму высокую оценку. Задал тренд. Многочисленные гости программы его с энтузиазмом поддерживали. Исключение составили те, кто предлагал говорить о фильме всё же с точки зрения его художественной и нравственной ценности, но их заглушил хор сторонников «школьной» правды жизни. Как будто у хора был дирижёр более важный, чем ведущий. Не совсем «правильную» позицию занял также «уполномоченный по детям» в Москве Евгений Бунимович, который мужественно порадовался тому, что сериал (который, понятное дело, такой-сякой хороший) в детское время показывать перестали.

Писатель Веллер назвал жанр фильма быдло-реализмом, но критик Матизен заявил, что фильм заставляет его неотступно думать. О чём? О том, что при советской власти жизнь была хуже, чем сейчас. Когда были высказаны сомнения в благотворности нарушений табу в сериальных масштабах, писатель Сергей Шаргунов, видимо, подумав так же глубоко, как и Матизен, вспомнил о… Ван Гоге, которого раньше считали маляром, а теперь – гением. Политик Надеждин пошёл дальше и разъяснил недостаточно продвинутым оппонентам, что в художественном произведении обязательно должны быть кровавые развязки, и вспомнил «Анну Каренину» и «Ромео и Джульетту». Но потом слегка испортил впечатление, опрометчиво признавшись, что у него дома в телевизоре есть программа «Родительский контроль» и он может смотреть порнуху, а его дочь – нет. Хоровики понимающе заулыбались, но потом дисциплинированно вернулись в первобытное состояние, запев в унисон.

Солировала «ответственная за детство в ОП» Тина Канделаки и в своё некраткое выступление успела втиснуть многое, в том числе душераздирающие истории – про беременную подругу и невинную дочь. Актриса Папанова, играющая в сериале туповатую училку, потрясла революционным открытием: какое общество, такая и школа. А Максим Шевченко потряс тем, что назвал «Школу» выдающимся художественным событием. Когда же упомянутый Надеждин умилился нежным возрастом Германики, ведущий вдруг строго напомнил ему, что Лермонтову тоже было

24 года. И как возражать, когда ранее на голубом глазу упоминался Шекспир, которому тоже когда-то было 24 года, – а как не учесть, что Германика, судя по передаче «На ночь глядя», начала раньше всех предыдущих шекспиров, ведь мама дала ей читать «Это я – Эдичка» Лимонова, когда девочке было 11! С такого интеллектуально-сексуального старта и Гомера с Толстым переплюнуть раз плюнуть.

В конце дискуссии член ОП Фадеев дошёл до самой сути, он гневно пригвоздил учеников и учителей из фильма Ростоцкого «Доживём до понедельника» как главных виновников развала нашей страны! Из чего родилось раздумье: мы не всё поняли; занимаясь чёрт-те чем в «Школе», её герои подспудно готовили, видимо, почву для возвращения СССР. Действительно, после просмотра сериала наряду с мыслями о необходимости обучения детей за границей об этом тоже навязчиво мечталось.

Накануне, в беседе с Берманом и Жандарёвым, на вопрос, какой она представляет свою аудиторию, Валерия Гай ответила, нескромно потупившись: «Вся Вселенная, всё человечество». Для этого Германике надо покорить не только Канны (уже очарованные её чёрной клубничкой под принципиально важным названием «Все умрут, а я останусь»), но и Родину-мать. И упс, ёпрст! – первым пал Первый канал. Скандал в начале демонстрации сериала, скандал в конце…

«В начале жизни школу помню я…» – с глубоким многоплановым догоном смогут теперь произносить фанаты Епифанова, Будиловой, Носовой и прочих суицидальных воплощений Леры Дудинской… Кстати, представшие в «Пусть говорят» исполнители этих ролей оказались чистенькими, весьма живыми, интеллигентными, очень симпатичными ребятами. Но то в жизни, а высокому телеискусству нужна грязь, которой мажется всё. Мешается всё: новый декаданс, смерть гламуру, вперёд к СССР, валить из совка…

Валерий Гой ШЕКСПИРИК

[email protected]

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,7 Проголосовало: 6 чел. 12345

Комментарии: 03.06.2010 21:11:12 - Эдуард Алёхин пишет:

ГНИЛОСЛОВЫ...

В эпоху развитого царизма человеку, совершившему гадость, просто не подавали руки. Не то теперь. Как у Гашека: ординарца спрашивают, съест ли он по приказу командира ложку офицерского дерьма, на что тот отвечает: "Прикажут - съем. Но главное, чтобы туда не попался волос, а то он, понимаете ли, ужасно брезглив". И чем же мы отличаемся от этого служивого, господа? Возмущаемся, топаем ножками, а негодяев и растлителей принимаем, на ток-шоу с ними бегаем; ведём с этими гнилословами назидательные беседы, изворачиваемся и юлим, лишь бы не выпалить: "мерзавцы!". Может быть, хватит?

03.06.2010 20:22:25 - Николай Алексеевич Барболин пишет:

А мы смотрели...

Как часто бывает на ТВешных ток шоу, получилась не передача, а бедлам. А вот по радио, Веллер в нескольких словах точно охарактеризовал ситуацию с "Школой" в том духе, что в настоящей школе процентов до 60- добра (раньше больше было), и окло 40 - дерьма. Так вот авторы аккуратно собрали все дерьмо с поверхности и выплеснули на нас! И все и больше ничего не надо доказывать.

 

Сказочник

Театральная площадь

Сказочник

ПАМЯТЬ

Московский театр детской книги «Волшебная лампа» – театр особый. По-особому относящийся к литературе, что читается уже в самом названии. Его основатели – замечательный режиссёр-кукольник Владимир ШТЕЙН (к сожалению, 10 лет назад его не стало) и яркий сценограф Марина ГРИБАНОВА – шли к созданию такого театра всю свою творческую жизнь. Они начали «строить» его в ранней юности в кукольной студии Московского дворца пионеров, созданной шестнадцатилетним Володей Штейном, куда пришла девочка, которой суждено было стать его будущим соавтором и женой.

Мы попросили Марину Борисовну вспомнить о её супруге и соратнике, об их жизни в искусстве кукольного театра.

Владимир Михайлович почти никогда не брал за основу своего спектакля готовую пьесу. В каких-то случаях пьеса писалась специально, а в каких-то он выстраивал сценическую версию литературного произведения. Одним из самых ранних таких опытов был спектакль по известному стихотворению Маяковского «История Власа – лентяя и лоботряса», которое было разыграно на перчатках и шариках. Приём этот изобрёл Сергей Владимирович Образцов, и он очень нравился Штейну своей ясностью и простотой. А ещё в связи с данным спектаклем произошёл забавный случай, красноречиво говорящий о том, что подвластно театру кукол. Там был такой момент: Влас просыпается, приступает к водным процедурам… И тут руки, которые изображали Маму и Папу, снимали шарик с руки, изображавшей нашего лентяя и лоботряса, после чего с этой руки снималась перчатка и её обливали настоящей водой. Руководство Дворца пионеров, посмотрев этот эпизод, велело его убрать: неприлично-де, на сцене голый человек… С трудом удалось убедить начальство, что это просто рука и больше ничего, и сцена осталась.

Штейн вообще нередко обращался к поэзии – самой разной, но всегда высочайшего уровня: ставил «Романс об испанской жандармерии» по Лорке, «Конька-Горбунка» Ершова. Это было уже в клубе Кожзавода, где мы начали делать и «Двенадцать» Блока. К сожалению, в какой-то момент нам пришлось покинуть клуб и закончить эту работу не удалось, а она была очень интересно задумана. Там же, в этом клубе, Владимир Михайлович обратился ещё и к «Шинели» Гоголя, где были использованы приёмы теневого театра, где наряду с куколкой Акакия Акакиевича действовали разгуливающие по Невскому проспекту цилиндры и женские шляпки, катящиеся колёса экипажей, где начальство изображалось посредством огромных сапог. Ничего подобного в то время в театре кукол не было. Это сегодня все эти приёмы стали, по сути, общим местом. Занимаясь поиском адекватного перевода литературных произведений на язык кукольного театра, Штейн вообще сделал много открытий, которыми сейчас пользуется буквально весь мир и никто не ставит кавычки. Свой диплом по «Огниву» Андерсена он делал в Театре Образцова – замечательный кукольник Евгений Сперанский специально для него написал пьесу «Солдат и ведьма». Во время работы у Образцова возник и замысел постановки «Белого парохода» по повести Чингиза Айтматова. Но Сергей Владимирович идею не поддержал, сказав, что в театре кукол это невозможно. И наверное, именно тогда вступил в действие некий пусковой механизм, который в конечном счёте привёл к тому, что Володя ушёл от Образцова и принял предложение возглавить Башкирский театр кукол. Где и вышел «Белый пароход». Сам Айтматов, кстати, тоже поначалу на это никак не хотел давать согласие. Но мой отец, литературовед и переводчик Борис Тимофеевич Грибанов, который был с ним хорошо знаком, его всё-таки уговорил, пообещав, что «смешно» не будет. И не было. Зрители выходили из зала в слезах. И это была подлинная трагедия на сцене театра кукол.

Спектакль получился совершенно необычный. Вся Уфа про него говорила, а билетами премировали передовиков производства. «Белый пароход» был именно «актёрским» спектаклем. Разве можно забыть Венеру Рахимову – она играла и мальчика, и его маму. И блистательно проводила сцену их встречи. У меня у самой каждый раз слёзы наворачивались на глаза, а про зрителей и говорить нечего.

Ещё у Владимира Михайловича была мечта создать цикл спектаклей о сказочниках. Он поставил спектакль о Сент-Экзюпери под названием «Звёзды над пустыней».

Надо ли говорить, что далеко не всем режиссёрским планам суждено было осуществиться. Даже в Башкирском театре кукол, где мы провели десять чрезвычайно насыщенных лет. И откуда всё же пришлось уйти… Это, конечно же, было замешено на предательстве, что для театра, увы, нормальное дело.

Когда мы вернулись в Москву, работы никакой не было и, конечно, никто не собирался давать Владимиру Михайловичу Штейну московский театр. Предложили создать кукольную театральную студию при Доме учёных. Но предупредили: «Сами понимаете, в студии должны быть учёные – кандидаты, доктора, не меньше». Мне пришлось обзванивать всех остепенённых знакомых, многие из которых состояли у нас чисто формально.

И вот в этой студии возник «Дон Кихот». Спектакль получился очень красивый. Дон Кихот был почти бестелесным, сделанным, как и его конь Росинант, из деревянных бамбуковых палочек. А Санчо Панса и его ослик были сделаны как бы из «сарделек», из «окороков»: оба были такие «мясистые», полнокровные. Такая вот контрастная пара. И всякий раз, когда Дон Кихот терпел поражение, он рассыпался на отдельные части. А потом приходил мальчик, играл на дудочке, и он опять, прямо на глазах у публики, «собирался» в прежнего рыцаря печального образа, продолжал сражаться. Но спектакль прошёл, по-моему, всего один раз. Нам потом предложили перенести его в Московский театр кукол на Бауманской. Он шёл там как вечерний спектакль, но, должна сказать, на уж больно своеобразной публике. У меня создавалось ощущение, что большинство людей просто-напросто заходят в зал погреться, а молодёжь – назначает свидания.

А первой работой в обретённом наконец собственном доме – в Театре детской книги – стал «Буратино». Эта же сказка была последним спектаклем, который Владимир Михайлович сделал в Уфе, и поэтому для него он был особенно важен. У спектакля был подзаголовок: «Уйти, чтобы вернуться». В Москве он стал другой, хотя в основе лежал всё тот же сценарий Инны Веткиной. Другие куклы, другие костюмы, другая музыка (в Уфе её писал Сергей Миролюбов, а в Москве – Борис Петров), звучавшая в записи симфонического оркестра и придававшая действию более драматическую, я бы даже сказала, трагическую окраску. Не так давно мы с Виктором Плотниковым, нашим главным режиссёром, задумали в «Волшебной лампе» восстановить спектакль Владимира Михайловича. Уже сделали кукол, и это будет опять-таки совсем иной спектакль…

После «Буратино» появился «Мальчик Мотл» по Шолом-Алейхему. Инсценировка создавалась в соавторстве с замечательным поэтом Генрихом Сапгиром. Но поначалу что-то не складывалось. Пока я не предложила: «Давай всё напишем стихами. Пусть это будет стихотворный текст, где-то поющийся, где-то произносящийся». Театр кукол – вообще вещь поэтичная и не выносящая занудства.

Сегодня почему-то считается, что детей, не говоря уже о взрослых, непременно надо всеми силами развлекать. Нам иногда предъявляют претензии, что мы плохо развлекаем своих зрителей, что у нас нет интерактивных спектаклей. Приходится объяснять, что мы не ставим перед собой задачу развлекать детей, мы ставим перед собой задачу их просвещать. Так же как и взрослых. А если при этом им ещё интересно и занимательно, значит, слава богу, жизнь удалась!

Записала Алла МИХАЛЁВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

 

Диагноз Гренхольма

Театральная площадь

Диагноз Гренхольма

ВЗГЛЯД И НЕЧТО