Сказки и легенды народов России

Лукин Е. В.

Книга объединяет под одной обложкой лучшие сказки и легенды многочисленных народов России, дополненные справочной информацией о каждом народе – его месте проживания, численности, истории, вероисповедании, особенностях быта, фольклоре, известных людях.

В издании представлены образцы народного творчества карелов, ненцев, чукчей, эскимосов, якутов, бурят, татар, башкир, чувашей, чеченцев, адыгов и многих других. Тексты сказок и легенд даны в литературной обработке петербургского писателя и историка Евгения Лукина. Издание богато иллюстрировано классическими изображениями представителей народностей в национальных костюмах, картинами повседневного народного быта и природных ландшафтов. Книга служит идее толерантного общения, представляя Россию как единую, многообразную страну, где живут десятки талантливых народов и народностей.

В формате pdf A4 сохранен издательский дизайн.

 

© ЗАО «Олма Медиа Групп», 2013

© Лукин Е. В. составление, предисловие, комментарии, обработка текстов, 2013

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес ()

***

 

Предисловие

Паули Г.-Т. Чувашка, мордва, черемиска. «Этнографическое описание народов России». 1862 г.

У тувинцев – народа, живущего на юге Восточной Сибири, – есть повествование о том, почему нельзя таить сказку. Оказывается, каждая сказка имеет свой невидимый, но весьма деятельный дух, который может жестоко наказать человека, если тот не захочет ее рассказывать, особенно когда об этом просят дети.

Действительно, сказка играет огромную роль в нашей жизни. В сказке содержится ценнейшая информация об окружающем мире. Через сказку мы получаем первоначальные представления о человеке, его жизненных проблемах и возможных способах их решения. Именно сказка формирует у нас те непреложные нравственные ценности, которые позднее позволяют нам осуществлять безошибочный выбор между добром и злом.

Сказка не знает границ. Она присутствует в фольклоре всех народов. Причем нередко сюжеты тех или иных сказок перекликаются друг с другом, переходят от одного народа к другому, обретая своеобразную национальную окраску в зависимости от места своего бытования. Выдающийся знаток мирового фольклора Владимир Пропп отмечал: «Замечательно не только широкое распространение сказки, но и то, что сказки народов мира связаны между собой. До некоторой степени сказка – символ единства народов». С помощью сказки народы не только лучше узнают, но и лучше понимают друг друга. Сегодня сказка – самый верный учитель толерантности, ибо она изначально исповедует идеалы добра, любви и справедливости.

«Что за прелесть эти сказки! Каждая есть поэма!» – восклицал Александр Пушкин, долгими зимними вечерами слушая рассказы своей няни Арины Родионовны. Великий русский поэт оказался одним из первых, кто стал записывать сказки непосредственно от сказителя – носителя народной сказочной традиции. Его примеру последовали другие писатели – Николай Гоголь, Николай Языков, Владимир Даль. Позднее они вложили свои записи в первый национальный свод фольклора – «Собрание народных песен П. В. Киреевского».

Рябушкин А. П. Гусляр поющий.

Поначалу речь шла только о русских сказках. Неутомимые собиратели отправлялись в экспедиции по дальним деревням и селам, чтобы записать сказку, легенду, быль. Слава первого российского собирателя принадлежит И. А. Худякову (1842–1876), который лично записал немало великорусских сказок от народных сказителей. Впоследствии Худяков был сослан в Восточную Сибирь, где немедленно занялся сбором и изучением якутских преданий. Так увлечение своим легендарным прошлым неизбежно диктует интерес к фольклору других народов.

Надо сказать, что в деле собирания местного эпоса большую, но до сих пор неоцененную роль сыграла Русская православная церковь. Православные священники, отправляясь к месту своего служения, считали своим долгом не только нести язычникам свет Христовой истины, но и составлять алфавит местного языка, собирать образцы устного народного творчества.

На побережье Охотского моря в Тауйском остроге, к примеру, нес свою службу протоиерей Стефан Попов, который перевел на эвенский язык «Евангелие от Матфея», а в 1858 году издал «Тунгусский букварь с молитвами». Подобную работу проделал на Алтае и протоиерей Василий Вербицкий (1827–1890), составив первую грамматику алтайского языка, а также собрав местные сказания. Священник Григорий Верещагин (1851–1930) из знаменитого удмуртского села Бураново в 1886 году опубликовал целую монографию, посвященную, в частности, сказкам и легендам вотяков.

Но настоящее изучение фольклора народов России началось лишь в XX столетии, когда произошли революционные преобразования. Тогда многие народы бывшей империи обрели письменность, которая позволяла им фиксировать произведения на родном языке. Но нужен был учитель, нужен был пастырь. И таковым становился обычный русский интеллигент, вдохновленный святой идеей подвижничества.

К их числу следует отнести фольклориста Г. А. Меновщикова (1911–1991), который юношей приехал на Чукотку, работал учителем, собирал сказки и легенды, составил грамматику эскимосского языка. С началом Великой Отечественной войны храбро сражался на фронте, а, вернувшись, занялся изданием учебников эскимосского языка и описанием его диалектов. Такие подвижники трудились во всех уголках России. Это – выдающиеся лингвисты и этнографы С. Н. Стебницкий (1906–1941), Ю. А. Крейнович (1906–1985), Б. О. Долгих (1904–1971), Н. А. Баскаков (1905–1995), Н. М. Терещенко (1908–1987) и многие другие.

Одновременно к делу подключалась и национальная интеллигенция. Сын царского офицера Заурбек Мальсагов (1894–1935) стал родоначальником ингушской письменности, разработав в 1921 году первый ингушский алфавит, а его родной брат Ибрагим Мальсагов в 1927 году издал первый сборник ингушских сказок. Сын батрака Кецай Кеккетын (1918–1943) после окончания Института народов Севера в Ленинграде принял участие в создании корякского алфавита и стал первым корякским писателем, в произведениях которого своеобразно преломились устные предания коряков.

Сегодня в России, по данным последней переписи 2010 года, насчитывается почти 200 народов. Конечно, русские составляют внушительное большинство – свыше 110 миллионов. Вторыми по численности считаются татары: около 6 миллионов. Остальные народы занимают в переписи более скромные строчки – от 1,5 миллиона до 10 человек. Однако для нас, россиян, ценен каждый народ, каждая личность. В этом – залог нашего мирного сосуществования, нашего цветущего разнообразия.

Книга «Сказки и легенды народов России» представляет лишь малую толику того несметного сказочного богатства, которым обладают народы нашей страны. В нее включены лучшие образцы устного народного творчества, собранные в течение полутора веков. Составитель стремился представить в книге все виды сказок – и богатырские, и волшебные, и бытовые, и сказки о животных, руководствуясь при отборе тем поэтическим чутьем, которое, по мнению Владимира Проппа, так необходимо для понимания произведений словесного искусства. При этом составитель, подвергая небольшой литературной обработке отобранные тексты, старался бережно сохранить их национальный колорит и своеобразие.

Книгу украсили классические иллюстрации национальных костюмов, картины повседневного быта и природных ландшафтов, созданные самыми разными художниками. Среди них – не только знаменитые живописцы К. А. Коровин, В. И. Суриков, А. М. Васнецов, Л. Ф. Лагорио, но и незаслуженно забытые мастера Е. М. Корнеев, А. А. Борисов, Г. И. Чорос-Гуркин и другие.

При оформлении данного издания также использовались материалы старинных книг по этнографии. Прежде всего это опубликованное в 1776–1780 годах «Описание всех народов Российского государства, их быта, вероисповедания, обычаев, жилищ, одежды и остальных отличий» немецкого ученого Иоганна Готлиба Георги (1729–1802), который много путешествовал по России, исследовал Поволжье, Западную Сибирь, Прибайкалье, Даурию. Он сам рисовал с натуры, а затем с его рисунков были сделаны замечательные гравюры, представленные и здесь.

Другая книга – «Этнографическое описание народов России» – принадлежит перу действительного члена Русского географического общества, немецкого ученого Густава-Теодора Паули (1817–1867). Она была проиллюстрирована великолепными цветными литографиями и издана в 1862 году, заслужив одобрение императора Александра II. Эти литографии частично воспроизведены и в нашем издании.

Помимо цветных иллюстраций, книга «Сказки и легенды народов России» снабжена справочной информацией о каждом народе – его месте проживания, численности, истории, вероисповедании, особенностях быта, фольклоре, известных людях. Книга будет интересна и жителям столиц, и обитателям самых дальних уголков нашей страны – от Крайнего Севера до Приморья и Алтайского края. Ее с удовольствием прочтут в семейном кругу и взрослые, и дети.

Евгений Лукин

 

Сказки и легенды народов Севера

 

Саамы

 

Борисов А. А. Долина реки Маточки на Новой Земле.

Саамы – народ в России, коренное население Мурманской и Ленинградской областей. Общая численность – свыше 80 тысяч человек, большинство населяет Норвегию, Финляндию и Швецию. В России на Кольском полуострове проживает около двух тысяч саамов. В старину их называли лопарями или лапландцами.

Саамы – древний народ, упоминаемый в трудах античных авторов, скандинавских сагах, русских летописях. Датский историк Саксон Грамматик (1140–1216) в своей знаменитой хронике характеризовал их как искусных лучников и лыжников, магов и предсказателей. Саамы занимались домашним оленеводством, охотой и рыболовством. Будучи мирным и дружелюбным народом, они с давних пор подвергались принуждению со стороны соседей. Их облагали данью (пять беличьих шкурок с охотника) норвежцы, шведы, финны, русские, карелы. Новгородский князь Александр Невский в 1251 году заключил с норвежским королем договор о совместном сборе дани, который действовал в течение 350 лет.

Христианизация саамов началась в XI веке, но сбор дани шел куда успешнее, и саамы не спешили отказываться от традиционных верований – анимизма и шаманизма. Они почитали различных духов – хозяев промыслов и явлений природы (солнце, гром, дождь). В саамских легендах и сказках действовали такие мифологические персонажи, как чакли (карлики), пактийелле (жители скал) и нойты (колдуны).

Повседневный быт и религиозные обряды саамов замечательно показаны в современном российском художественном фильме «Кукушка» (2002), где главную роль сыграла саамская актриса Анни-Кристина Юусо (род. 1979). С помощью шаманских ритуалов героиня спасает жизнь и русскому офицеру, и финскому снайперу, волею военных судеб оказавшихся в ее веже – традиционном саамском жилье. Несмотря на то, что герои фильма говорят на русском, финском и саамском, они, в конце концов, находят общий язык, а исконное милосердие героини преодолевает вынужденную враждебность героев.

 

Невидимая невеста

Саамская сказка

Давным-давно это было. Поехал однажды охотник с товарищами на морского зверя охотиться. Добыли морского зайца, потом рыбы наловили. Вечером поставили на берегу шалаш, развели костер, сварили уху, поели, спать легли. Ночью охотник проснулся, вышел из шалаша и вдруг рухнул наземь как подкошенный.

Очнулся охотник в неведомом доме – стены каменные, потолок каменный, пол каменный. И даже лежанка каменная. Подошли к нему хозяин с хозяйкой – лица неподвижные. Подносят ковшик с вином. Говорят, будто глыбы ворочают:

– Пей, пей!

Выпил вина охотник и словно прозрел: «Да это же пактийелле – жители скал! Вот это – хозяин скал, а рядом его жена». В это время вошла девушка – дочь жителей скал. Она была неописуемой красоты. Хозяин скал и говорит:

– Возьми нашу дочь замуж!

Охотник оторопел: «Разве можно женатому еще раз жениться? Но ведь и отказаться нельзя: останешься тут на веки веков».

– Хорошо, – согласился охотник. – Так и быть – женюсь!

Обрадовались жители скал, еще ковшик вина налили. Напоследок предупредили: когда невеста поедет с ним, то ее никто не будет видеть, кроме него, будущего мужа.

Ранним утром вернулся охотник в шалаш. Стали они собираться домой. Погрузили добычу в лодку, поплыли. Тут заметили товарищи, что охотник с кем-то разговаривает, но с кем и о чем – непонятно. «Странно, – подумали они. – Уж не бредит ли?»

Приехали домой. Охотник решил справить свадьбу с невидимой невестой. Сказал своей жене:

– Готовь большой пир!

Жена спрашивает:

– Для чего так много готовить?

А муж отвечает:

– Да вот – повеселиться захотелось.

Паули Г.-Т. Эйнарские лопари (саамы). «Этнографическое описание народов России». 1862 г.

Приготовила жена всяких кушаний, пришла родня. Накрыли стол, стали рассаживаться. Охотник просит рядом с ним три места не занимать:

– Поставьте сюда три стакана.

– Кому еще? – удивилась жена.

Молчит муж – брови насупил, показывает, что недоволен расспросами. Пожали плечами гости, но расселись так, как хозяин сказал. И три стакана непонятно кому поставили.

В это время жители скал вошли – невеста со своими родителями. Никто их не заметил. Сели они за стол около жениха. Он с ними любезничает: то невидимой невесте ручку погладит, то хозяину скал улыбнется, то будущей теще подмигнет. Остальным гостям эти улыбки и подмигивания очень странными кажутся – они ведь никого рядом не видят.

Стали разливать вино. Всем налили, и в три стакана тоже плеснули. Выпили гости. Смотрят, а те три стакана уже пустые – кто-то выпил вино. Изумляется народ: что-то неладное творится на этом пиру! Засобирались по домам, а хозяин упрашивает:

– Давайте еще выпьем!

Но никто не хочет оставаться в доме, где стаканы сами по себе пустеют. После гостей ушли с пира и жители скал. Загрустил охотник, посидел один за столом, потом тоже вышел на воздух. Видит, у порога его невеста с родителями дожидается. Пошли они по деревне, как будто дружная семья прогуливается. Пришли за околицу – туда, где возвышалась огромная скала.

– Это ваш новый дом, – сказал хозяин скал и махнул рукой.

По волшебному знаку раздвинулись камни – прошли молодые в каменную опочивальню. Там и остались до утра.

Утром вернулся охотник домой. Жена спросонок спрашивает:

– Где был?

– По деревне гулял, – отвечает.

С тех пор зачастил охотник к огромной скале за околицей. Никто из односельчан не видел дочери жителей скал, поэтому задумывались: чего это молодой мужик каждый вечер туда бегает?

Однажды была в деревне вечеринка. Пришел на нее и охотник со своей невидимой женой. Пришел и местный колдун – нойт. Стали гости танцевать. Колдун приблизился к охотнику, недвижно сидящему на скамейке, и говорит:

– Что же не танцуешь? Выбери себе пару.

– Мне никого не надо, – ответил охотник и похвастался, что сейчас он будет танцевать, а с кем – никто не увидит.

И правда, поднялся он со скамейки и прошел в середину круга, где танцевали пары. Тут колдун прошептал волшебные слова, и все увидели, что стоит посреди избы незнакомая женщина неописуемой красоты. Только стоит она как бы застывшая, на одном месте, и нет в ней жизни, она как каменная.

– Вот полюбуйтесь – это новая жена нашего охотника, – представил ее колдун.

Все стали любоваться красивой женщиной да удивляться, откуда она появилась. А колдун сказал народу:

– Теперь вы ее не увидите!

Прошептал свои волшебные слова, и красивая женщина исчезла.

Тут муж понял, каким сокровищем владеет. Понял, что все вокруг усохнут от зависти к нему, если будут каждый день видеть эту красоту. Подошел он к колдуну и сговорился, чтобы сделать невидимую женщину – дочь жителей скал – видимой навсегда. И снова прошептал колдун свои слова, и снова появилась посреди избы красавица.

После вечеринки муж с красивой женой пошли к скале, где они жили. Стала она упрекать:

– Зачем ты рассказал колдуну про мою тайну?

– Не хочу я так жить, как мы с тобой живем, – ответил охотник. – Хочу жить так, как живут все. Хочу, чтобы ты всегда и для всех была видимой.

Ночью вернулся охотник домой – к своей первой жене. Переночевал. Вышел поутру из дома, смотрит, а на скале в лучах зари стоит женщина и поет грустную песню, будто серебряный ручей перекатывает гальку. Заслушался он песней, затуманились глаза от слез. Когда же смолкли звуки, взглянул охотник на скалу и видит – подошла его любимая к самому краю и бросилась вниз, на острые камни.

Прибежал он к скале, искал-искал, но не нашел никого – рассыпалась красавица в прах, стала снова невидимой.

Рассказал И. А. Матрехин в 1937 году. Записал и перевел В. К. Алымов. Литературная обработка Е. В. Лукина

 

Карелы

 

Карелы – народ в России, коренное население республики Карелия, Мурманской, Архангельской, Ленинградской и других областей. Численность – более 60 тысяч человек. Самоназвание «карьялайзет» означает «пастух, скотник».

Древние карелы упоминаются в русских летописях, скандинавских сагах, хрониках, буллах папы римского. К концу X века сформировалось племенное объединение карел с центром в городе Корела – ныне Приозерск на Карельском перешейке. Территория обитания карел издревле была местом активного противостояния между шведами и русскими. В этом противостоянии карелы всегда выбирали сторону русских. Так, в 1617 году по Столбовскому договору земли Приладожья отошли Швеции, и многие карелы по собственному почину переселились в Новгородскую, Тверскую и Ярославскую губернии, не желая оставаться под шведским гнетом и менять православие на лютеранство.

Карелы были массово крещены в 1227 году новгородским князем Ярославом Всеволодовичем – отцом Александра Невского, однако сохранили элементы язычества – поклонение стихийным силам природы (ветру, дождю, молнии), веру в очистительную силу огня, почитание духов – хозяина леса (Хийси), хозяина воды (Ахти) и других. Древние народные мифы, легенды, сказки, эпические песни, называемые рунами, передавались из уст в уста.

Финский языковед Элиас Лённрот (1802–1884), путешествуя по деревням Архангельской и Олонецкой губерний, записал эти руны у карельских сказителей. Эти записи легли в основу знаменитого карело-финского эпоса «Калевала».

 

Чудесный жерновок

Карельская сказка