Смерть - понятие относительное

Лякмунт

Таинственный человек в черном вручает нашему герою, молодому московскому журналисту, огромную сумму денег, якобы от неизвестного американского дядюшки. Дядюшка требует от племянника немедленно отправиться в двухлетнее путешествие по всему миру, что последний выполняет с большой охотой. После возвращения из путешествия племянник узнает, что он — обладатель удивительного дара ощущать секвенции — последовательности рядовых событий, вызывающих настоящие чудеса. Безоблачная до скуки жизнь юноши наполняется новым смыслом — богатый наследник с чудесным даром ощущает себя всемогущим. Вскоре выясняется, что не всем чудеса по душе. Девушка из секты борцов с секвенциями готова пойти на всё, чтобы прекратить их использование. Нашему герою подписан смертный приговор, но у него появились могущественные друзья…

Наивная и беспроигрышная завязка быстро перерастает в невероятную интригу. Читатель не только не догадывается, что его ждет за очередным поворотом, но и самое существование поворота каждый раз становится сюрпризом — только что казалось, что ход событий встал на накатанные рельсы, как вдруг сюжетная линия делает резкий вираж, и безудержный вихрь событий несет нас вперед в неведомое.

Роман завершается внезапно. Основная сюжетная линия куда быстрее, чем хочется, заканчивается ожидаемой победой добра над злом. Только сейчас с удивлением припоминаешь, что по ходу повествования добро и зло успели несколько раз поменяться местами. Окончательна ли эта победа? Конечно, нет. Цикл «Секвенториум» состоит из пяти книг, и «Основание» — лишь первая из них.

 

 

Пролог

Место Москва.

Начало14.07.2010 20:35.

Окончание 14.07.2010 20:55.

Едва достигнув середины, московский июль две тысячи десятого года уже успел побить три температурных рекорда, в том числе, абсолютный максимум и, определенно, не собирался на этом останавливаться. Кому-то это лето запомнится непереносимой жарой и дымом подмосковных торфяных пожаров, а кто-то будет вспоминать о вещах, куда более страшных.

В этом не слишком удаленном от центра районе Москвы, как и повсюду, было очень жарко и пахло едкой гарью. Несмотря на приближающийся вечер, низкое злое солнце лупило вдоль пыльного переулка, не оставляя неосвещенным ни кусочка ухабистой белесой проезжей части. Тишина и неподвижность всего пугали мыслью, что так теперь будет всегда, но этого опасаться не стоило. Через пару часов солнце, сместившись вправо и вниз, совсем скроется за пятиэтажками, горячий воздух придет в движение, и раскаленный день начнет отступать перед теплым июльским вечером. А спустя еще три часа наступит ночь. Нагретые солнцем за день стены и асфальт до самого утра продолжат испускать волны жара, который начнет смешиваться с прохладным ночным воздухом, слегка попахивающим торфяным дымом. Станет совсем темно, зато в это время можно будет отдохнуть от ужасной жары, изнуряющей город уже больше месяца. Но это произойдет еще не скоро. А пока все жители, которым не удалось покинуть Москву, искали спасения от уличного пекла в своих разогретых квартирах. В переулке не было видно ни одного человека, не ездили даже машины. Только вдали у тротуара стоял огромный пыльный грузовик-самосвал. Из двора в переулок быстрой походкой вышел мужчина в светлом костюме, держа в левой руке большой портфель-дипломат. Между его уверенными движениями, спортивной осанкой и абсолютно седыми волосами ощущалось сильное несоответствие. Казалось, что идет молодой актер любительского театра, загримированный для роли человека в возрасте. Приглядевшись, можно было бы понять, что всё-таки это старик — его сосредоточенное загорелое лицо было покрыто глубокими морщинами. Черный портфель он нес так, чтобы тот не прикасался к его светлым брюкам. По положению руки было видно, что ноша не слишком тяжела. Седой подошел к кромке тротуара, на секунду приостановился и посмотрел на часы, надетые на правую руку. В это время тяжелый самосвал, оглушительно рявкнув, внезапно начал движение. Громкий звук, неожиданно раздавшийся в душной тишине переулка, привлек внимание старика, и он сделал небольшой шаг назад, желая пропустить машину. Словно обрадовавшись, что на пути нет препятствий, грузовик, грохоча на ухабах, начал разгоняться. Почти поравнявшись с человеком, машина резко повернула в его сторону и легко въехала на тротуар. Седой оцепенел от ужаса, не в силах отвести взгляда от надвигающейся пыльной махины, пышущей жаром. За ревом дизеля удара совсем было не слышно. Скорость была не слишком велика, поэтому человек не отлетел, а сполз вниз. Через мгновение оба правых колеса — сначала переднее, потом двойное заднее со страшным рифленым протектором переехали тело старика, раздавливая грудь и ломая ребра. Только после этого огромная машина, избежав в последний момент столкновения со стеной дома, остановилась. Из кабины выскочил водитель в кожаной куртке и побежал по направлению к распростертому телу, оставшемуся позади грузовика, перепрыгнул его и устремился к дипломату, отброшенному на середину проезжей части. Быстро подхватив портфель, шофер бегом вернулся в кабину. Взревев мотором и выбросив клуб черного дыма, самосвал съехал с тротуара и понесся по переулку, поднимая пыль и грохоча на неровностях дороги. Еще через секунду за облаком пыли его уже стало не видно. На раскаленной улице по-прежнему никого не было.

Пыль еще не начала оседать, а из темного подъезда на другой стороне улицы вышел другой человек. Судя по ужасу, застывшему на лице, он всё видел. Внешне он был очень похож на убитого — те же седые волосы и светлый костюм, но выглядел старше: старомодные очки и осанка выдавали возраст. Старик бросился к распростертому в пыли человеку, на светлом костюме которого в районе груди уже начали проступать яркие пятна крови, но на полпути внезапно остановился и посмотрел на наручные часы. Часы у него, как положено, были на левой руке. Глянув на часы, свидетель убийства вдруг развернулся и быстрыми шагами начал удаляться по переулку в сторону, противоположную той, куда скрылся грузовик. Он очень спешил и поглядывал на часы каждые несколько шагов. Через пару минут беглец достиг чахлого сквера, которым заканчивался переулок, где уселся на самую дальнюю скамейку.

Он сидел очень напряженно и неестественно прямо, не отрываясь смотрел на свое левое запястье, и его губы шевелились. То ли он сам с собою разговаривал, то ли отсчитывал секунды. Внезапно лицо седого исказилось, как от сильной боли, спина напряглась, а каблуки ботинок что есть силы уперлись в землю, словно он пытался опрокинуть тяжелую садовую скамью. Через мгновение тело расслабилось, и старик застыл, закинув голову назад и раскинув ноги. Вскоре откуда-то, громко хлопая крыльями и поднимая пыль, появилась пара голубей, которые начали, кружа, разгуливать у ног недвижимого человека, урча и забавно ныряя вперед серыми головками на радужных шеях. Судя по всему, глупые птицы решили, что их сейчас будут кормить. Заподозрив, что всё съедят без него, между голубями и ногами седого, приземлился шустрый воробей. Он сделал несколько быстрых прыжков в разные стороны, склевал с земли что-то, видное только ему, и с шумом улетел так же быстро, как появился. Бестолковые голуби подобрались к самым ботинкам и там копались в пыли. Внезапно левый ботинок резко дернулся, почти задев одну из неловких птиц. Оба голубя неуклюже отскочили, но тут же вернулись и возобновили свои поиски. Старик в это время пришел в себя и с трудом, опираясь обеими руками о сидение скамьи, сел прямо. Лицо, искаженное страданием, постепенно разгладилось и приняло строгое и сосредоточенное выражение.

Еще минута, и бросив взгляд на часы, человек с усилием поднялся с лавки и начал смотреть вдаль, туда, где еще клубилась пыль, поднятая машиной-убийцей. На лице старика появилась совершенно неуместная злорадная улыбка. Озабоченно потрогав левую сторону груди, он перестал улыбаться, немного поморщился, пригладил растрепавшиеся волосы и быстрым шагом пошел из сквера. Голуби, не обращая на него внимания, продолжали рыться в пыли, и солнце не перестало посылать на землю свои раскаленные лучи. Жизнь потекла дальше, словно ничего не произошло.

 

Глава I

Место Москва.

Начало14.07.2010 19:15.

Окончание 15.07.2010 06:35.

Такого знойного июля Алена, пожалуй, не помнила. В подъезде оказалось немного прохладнее, чем на улице, но всё равно очень жарко. Ощущался легкий запах кошек и сильный аромат вареной капусты, доносившийся из приоткрытой двери квартиры на первом этаже. Не отвлекаясь на проверку содержимого почтового ящика, Алена целеустремленно приступила к завершающей стадии привычного путешествия с работы домой. На площадке между третьим и четвертым этажами было решено передохнуть. Женщина поставила на подоконник универсамовский пакет, в котором несла литровый параллелепипед с сухим вином, молоко и хлеб. Огромный желтый пакет-сумку, в котором покоилась трехкилограммовая сетка с картошкой, осторожно опустила на нечистый пол, затем разогнулась и без интереса начала смотреть в окно на двор. Сквозь грязное стекло наблюдалась тоскливая картина, к которой Алена успела привыкнуть за семь лет жизни в этой хрущевке. Когда-то, вскоре после развода, двор с песочницей посредине и парой десятков деревьев, едва достигающих чахлыми верхушками окон третьего этажа, казался Алене вполне привлекательным. Она ощущала себя молодой и сильной женщиной, способной начать жизнь с чистого листа. Всё неприятное оставалось в прошлом, и впереди было только хорошее. Алена была уверена, что для интересной девушки со своей квартирой не составит труда познакомиться с порядочным человеком, для которого она станет единственной. Будет еще и большая любовь, и семья с любимым мужчиной, и, конечно же, дети. Поэтому, песочница во дворе — вещь совсем не лишняя. На кривобокой скамейке возле песочницы, спасаясь под лысоватыми тополями от солнца, сейчас сидели три молодых мамаши с колясками, одна о чем-то оживленно рассказывала, остальные с интересом слушали. Когда-то Алена думала, что будет так же выгуливать ребенка, обмениваясь опытом с другими юными мамами.

Внизу громко хлопнула дверь подъезда, и раздались быстрые шаги. Кто-то поспешно шел вверх по лестнице. Алена тряхнула головой, отгоняя задумчивость, подхватила сумки и быстро двинулась наверх — встречаться с кем бы то ни было, ей совсем не хотелось. Женщина поднималась по лестнице, не переставая прислушиваться к шагам внизу. Шаги вскоре стихли, раздался характерный звук отпираемого замка, затем дверь со щелчком закрылась. Алене показалось, что она узнала звук замка — наверное, это Иван Сергеевич вернулся с работы. Мысль о соседе вызвала на губах молодой женщины легкую улыбку. Последний лестничный пролет Алена прошла не спеша, опасность нежелательной встречи с соседями уже миновала. На пятом этаже ее поджидал сюрприз: на резиновом коврике у ее квартиры стоял большой черный портфель-дипломат. Портфель по цвету почти сливался с темным дермантином двери и был обнаружен только после того, как Алена вплотную приблизилась к квартире. Она быстро оглянулась по сторонам, словно пытаясь увидеть хозяина портфеля. Разумеется, никого не увидела: на крохотной, в три двери, лестничной площадке, постороннему спрятаться было некуда. Алена опустила на пол поклажу из обеих рук и склонилась над дипломатом. Определила, что портфель из дорогих, явно кожаный, а не из пластика. Прикасаться к чужой вещи не хотелось — воспоминания о мартовских взрывах в метро были еще свежи. Тут, за дверью квартиры напротив послышалась какая-то возня, щелкнул замок, и приоткрылась дверь. Раздался раздраженный мужской голос; судя по всему, мужчина торопил жену. Ответов слышно не было, по-видимому, женщина была где-то в глубине квартиры. Засуетившись, Алена начала искать ключи, нашла, быстро открыла замок, подхватила оба пакета из универсама и чужой дипломат, затащила их в квартиру и резко захлопнула дверь, уже не стараясь не производить шума. Нашла на ощупь выключатель и зажгла свет. После подъезда, освещенного солнечными лучами, пусть даже сквозь грязные стекла, небольшая прихожая казалась полутемной. Люстра в стиле модерн, которую Алена приволокла на себе из Турции лет пять назад, вместо того, чтобы создавать уют, бесстыдно демонстрировала убожество коридорчика. Унылый узор обоев напоминал о давно прошедшей эпохе тотального дефицита. Неровный паркет казался темным и грязным, несмотря на то, что совсем недавно, прошлым летом, Алена своими руками с помощью правильно разломанных кусков стекла избавилась от старого покрытия и нанесла на паркет три слоя дорогущего голландского лака. Она предпочла именно этот лак двум десяткам прочих потому, что на красивой банке с тропическим пейзажем было написано, что ее содержимое применяется не только для паркета, но и для покрытия корпусов океанических яхт. Размазывая широкой плоской кисточкой прозрачный, похожий на мед лак, Алена чувствовала свою причастность к синему океану, голубому небу и желтому атоллу с зелеными пальмами. На рейде у атолла стояла прекрасная белая яхта, покрытая голландским лаком, а стройный капитан в белой фуражке, задумчиво смотрел на атолл, слегка прищурив свои голубые глаза. На загорелую кисть руки капитана падал луч солнечного света, и небольшие выгоревшие под тропическим солнцем волоски на руке сияли золотом. Глаза капитана на фоне смуглого лица казались яркими, как сапфиры, а небольшие морщинки вокруг глаз не только не портили красавца, но делали его более мужественным. Эти морщинки недвусмысленно показывали, что чудесные глаза принадлежат не безответственному юнцу, а зрелому мужчине. Мужчине, которому давно успели надоесть бесконечно виснущие на нем смазливые глуповатые двадцатилетние девочки, с длинными гладкими ногами. Конечно, было бы глупо спорить, внешность очень важна для женщины, но Алена и не жалуется на природу. Сейчас она находится в том чудесном возрасте, когда в зависимости от настроения (и макияжа, конечно) можно продемонстрировать прелесть нераскрытого бутона, или зрелую красоту взрослой и неглупой женщины. Одним словом, никто и никогда не даст Алене ее тридцати семи.

Алена поставила поклажу на пол, надела домашние тапки, выключила свет в коридоре и двинулась к невидимой в темноте плотно закрытой двери в комнату. Расстояние до двери было преодолено за четыре небольших шага, но женщина успела подумать про Ивана Сергеевича, который уже второй год так старомодно ухаживает за ней. Что в нем не так? Казалось бы, высокий, симпатичный, умный мужик, и внешне очень напоминает того капитана с яхты. Значит, нельзя сказать, что это не ее типаж. Но Алена уже не в состоянии видеть в нем никого, кроме друга. Наверное, всё с самого начала как-то не так сложилось. Очень долго ни словом, ни взглядом выдержанный мужчина не давал понять девушке, что она его интересует не только как товарищ, сосед и консультант по ведению домашнего хозяйства. Алену поначалу это приводило в недоумение, даже слегка обижало. А потом как-то привыкла. Поэтому, когда Иван Сергеевич наконец «дозрел» и попытался изменить характер их отношений, понимания второй стороны он не встретил. Решительное объяснение произошло около года назад; в тот вечер Алена объявила, что ценит дружбу, но близких отношений между ними не будет никогда. В этот момент она чувствовала, что похожа на героиню одного женского романа, а вернувшись к себе в квартиру, немного сладко поплакала, восхищаясь своей непреклонностью. Нужно отдать должное Ивану Сергеевичу, находя раз в пару недель удобный повод пригласить ее к себе в гости, он неизменно вел себя подчеркнуто корректно, не возвращаясь к матримониальной теме. А может, и стоило ответить на его ухаживания? Ну, уж нет, выходить замуж следует только по большой любви. Расчет и жалость не должны играть роли в этом вопросе!

Добравшись до цели, Алена толчком распахнула дверь в светлую, ярко освещенную солнцем, и от этого очень жаркую комнату, быстрым шагом подошла к большому, в полный рост, зеркалу и внимательным взглядом окинула молодую женщину, пристально смотрящую ей в глаза. Не отрывая взгляда от отражения, она расстегнула легкую белую блузку, стряхнула ее с плеч и правой рукой небрежно бросила в сторону дивана. Красавица в зеркале изящно повторила за Аленой все движения. Без труда заведя обе руки за спину, девушка расстегнула скромный, но бесконечно изящный лифчик (настоящий Диор, куплен в начале лета всего за шестьсот рублей, повезло), позволила ему соскользнуть по телу вниз, в последний момент подцепила ногой и точным движением отправила в сторону дивана. Кто скажет, что эти тело принадлежит женщине, которой исполнилось тридцать, причем, исполнилось довольно давно? Гладкая шея, замечательные небольшие груди, покрытые ровным загаром. Не зря трижды в неделю в обеденный перерыв Алена ходит в солярий. Пятнадцать минут по пятнадцать рублей, с учетом скидки как постоянному клиенту, получаем двести рублей. Недешево, но вполне оправдано. Пожалуй, прекрасную форму грудей было бы правильнее связать не солярием, а с тем, что из них никогда не кормили ребенка. Алена на миг запечалилась, потом задорно тряхнула головой — какие наши годы! Еще не вечер, совсем не вечер, всё образуется. Мысли о дорогом солярии заставили вспомнить, что ухода требуют и другие части женского тела, и ухода, увы, не бесплатного. Вот и приходится выбирать между еженедельным маникюром-педикюром и некоторыми другими радостями жизни. Взгляд молодой женщины оторвался от глаз отражения и скользнул вниз по загорелому животу. Алена расстегнула юбку и позволила ей мягко опуститься на пол. Шаг в сторону, изящный взмах ногой, и юбка отправилась к блузке и лифчику. Честно говоря, в районе талии жирку могло бы быть и поменьше. Известно, конечно, что мужчина — не собака, на кость не бросается, но сантиметрик, можно было бы и убрать. Если посещать массажиста дважды в неделю, проблема решится сама собой. Но выльется это тысяч в шесть рублей в месяц. Придется пока воздержаться. В который уже раз женщине пришло в голову, что зарядку по утрам хорошо бы делать не двадцать минут, а сорок. Тогда, и без массажа можно будет обойтись. Решено: завтра с утра зарядка займет не менее получаса, а теперь — в душ. По дороге не забыть поставить вино в морозилку. После душа глоточек прохладного сухого вина будет совсем нелишним. Напоследок Алена еще раз внимательно посмотрела в лицо своему отражению. Да, внешность, допустим, не слишком броская, но черты лица вполне правильные, приятные. Говорите, что рот немного великоват? Зато глаза красивые. Не счесть, сколько раз Алене говорили, что у нее красивые глаза. Перед тем, как отвернуться от зеркала, Алена, просто так, для тренировки, состроила гримаску, которая на внутреннем языке называлась «Барби». Глаза широко раскрылись, слегка приподнялись безупречные дуги темных бровей (если бы они знали, как больно выщипывать лишние волоски!), нежные розовые губы слегка приоткрылись, демонстрируя влажные белейшие зубки (ради этой белизны пришлось отказаться от столь любимого черного кофе, а привычный крепкий черный чай заменить желтоватой водицей с запахом цветущего веника, называемую «императорский зеленый чай», удивительная гадость). Лицо в отражении вдруг перестало притворяться и сделалось печальным. Обращаясь к нему, Алена, неожиданно для себя тихо произнесла: «Ну чего им еще надо? Красавица, умница, образованная…» Отражение ничего не ответило, лишь недоуменно пожало плечами.

Алена вышла в полутемный коридор, протянула руку к сумкам с покупками и ощутила что-то незнакомое: плоское с углами, гладкое и твердое. Что это тут у нас? — ага, чужой дипломат, совсем про него забыла. С дипломатом разберемся позже. Сначала вино в холодильник, потом — душ. Перед тем, как забросить пакет с вином в морозильник, Алена решила устроить небольшую дегустацию. Отвинтила пластмассовую пробку на пакете и налила немного в бокал, ожидающий на столе. Цвет вина оказался ярко-рубиновым. Непонятно, зачем люди покупают вино по полтысячи рублей за бутылку, когда за сто рублей можно приобрести литр такого замечательно красивого итальянского вина? Взяв двумя пальцами бокал за тонкую ножку, девушка приблизила его к лицу и осторожно понюхала. Запахом вино напомнило отвратительный виноградный самогон — чачу, которым она много лет назад отравилась на выпускном после одиннадцатого класса. Заранее сморщившись, Алена в два больших глотка опорожнила бокал. Вкус у вина оказался еще ужаснее, чем запах. В теплой кислой жидкости отчетливо ощущался уксусный привкус и тона горелой пробки. Однако, как только напиток из солнечной Италии достиг пустого желудка, в животе возникло ощущение очень приятной теплоты, а настроение, еще пару секунд назад балансировавшее на грани между унылым и плохим, уверенно взяло курс на подъем. Перед тем, как пойти в ванную, Алена не поленилась вернуться в комнату и еще раз посмотреть на себя в зеркало. Поразмышляв секунду о том, что очень скоро наберется решимости и сменит нынешний, никакой, так называемый «темно-русый», цвет волос, на что-нибудь эпатажное, она в чудесном расположении духа отправилась под душ.

Выйдя минут через двадцать из ванной, Алена достала из шкафа чудесную белую накрахмаленную простыню, закрепила ее на груди так, чтобы плечи оставались открытыми, и направилась на кухню, успев бросить одобрительный взгляд в зеркало. Вино охладилось и сделалось по-настоящему вкусным. Отпив пару глотков, девушка снова наполнила бокал, поставила его на кухонный стол и принесла из коридора дипломат. Говорите, плохо рыться в чужих вещах? А что прикажете делать с находкой? Поставить туда, где нашла, на коврик перед дверью? Уж будьте уверенны, портфельчик тут же приобретет нового хозяина. Причем, в отличие от нее, новый хозяин едва ли предпримет попытку вернуть дипломат законному владельцу. Решено: смело исследуем содержимое портфеля, и по результатам решаем, что делать дальше. Можно будет, например, вывесить в подъезде объявление о находке. И пусть тот, кто объявит себя законным владельцем портфеля, подробно опишет его содержимое, тогда с ним и поговорим.

Портфель оказался незапертым. После одновременного нажатия на две кнопки, расположенные по обеим сторонам от обтянутой кожей ручки, замки открылись с четким металлическим щелчком. Алена не спеша отпила из бокала и откинула крышку. В основном отделении дипломата обнаружился полотняный мешок, в котором, похоже, находилось несколько небольших, размером с кулак, твердых предметов. Женщина раскрыла мешок и с некоторым удивлением увидела, что он наполнен детскими кубиками, точнее пирамидками. Пирамидки были бесцеремонно высыпаны на стол, их оказалось семь, четырех разных цветов. Алена расставила пирамидки по порядку: две красных, две черных, пару зеленых и белую. Кажется, какое-то дитя осталось без любимых игрушек, очень жаль. Поглядим, что там еще осталось в портфеле. В крышке дипломата, в большом кармане, обнаружилась папка с какими-то бумагами с печатным текстом. Текст был напечатан по старинке на машинке и украшен двумя рисунками, сделанными, похоже, шариковой ручкой. На рисунках были изображения, состоящие из маленьких треугольников, раскрашенных обычными цветными карандашами. Алена сразу догадалась, что треугольники — это пирамидки из полотняного мешка. Цвета были те же: черный, красный и зеленый. А незакрашенный треугольник — это, разумеется, белая пирамидка. Под рисунками были какие-то пояснения, но Алена их читать не стала. Забавно — инструкция по применению детских кубиков. Говорят, такое часто встречается заграницей. Вряд ли иностранцы столь тупы, как считают некоторые юмористы на телевидении, но основательные инструкции любят, в этом им отказать нельзя. Алена своими глазами видела руководство пользователя для офисного письменного стола, в котором было указано, что для открывания выдвижного ящика следует приложить усилие в 25–30 ньютонов. Можно предположить, что если бы у ящика стола отломалась ручка, фирма производитель в судебном порядке доказала бы, что к ручке было приложено усилие не менее сорока ньютонов, тем самым налицо грубейшее нарушение условий эксплуатации, и механическое разрушение ручки не может рассматриваться как гарантийный случай.

С инструкцией по эксплуатации детских пирамидок разберемся попозже, если захочется, а сейчас нужно сделать еще глоточек чудесного вина. Вино, однако, нагрелось, поэтому, лезем в холодильник и достаем, так сказать, первоисточник. Теперь, наливаем из «первоисточника» бокал до верха. Такое вино хорошо бы заесть конфеткой, но Алена — девушка за собой следящая и ограничится кусочком яблока.

Продолжая изучать дипломат, в маленьком карманчике следящая за собой девушка нашла две очень небольших, но довольно увесистых круглых шкатулочки размером с половину спичечного коробка. Открыла первую и обнаружила пяток маленьких серебряных монеток вытянутой формы с неровными краями. Монетки были упакованы в вату. Алене случалось видеть такие монетки в музее. Вспомнилась витрина, в которой лежал грубый треснувший керамический горшок. Из отверстия в горшке высыпался ручеек таких же монеток и образовал небольшую горку. В витрине этих монет было несколько сот штук. Не похоже, чтобы они представляли большую ценность. Девушка внимательно рассмотрела монетку, взяв ее в руку. На одной стороне изображен всадник с копьем. Кажется, это святой Георгий, и копейка так называется именно из-за его копья. На другой стороне обнаружились плохо читаемые буквицы, определенно русского алфавита, точнее, славянского. Во второй коробочке тоже оказались монеты числом в три штуки. Монеты были побольше серебряных и выполнены куда аккуратнее. Они были круглыми, толстыми и по ребру шла насечка. С обеих сторон каждой из монет были надписи на неизвестном языке, Алене прежде никогда не случалось видеть таких букв. Монетки были сделаны из желтого металла и были гораздо тяжелее, чем можно было предположить по их внешнему виду. Алена догадалась, что это золото. Выходит, монетки достаточно дорогие, и их хорошо бы вернуть владельцу. Девушка проверила остальные кармашки дипломата и в одном из них нашла карточку размером с визитную. Карточка была девственно белой, только на одной стороне типографским способом был напечатан номер телефона без имени или фамилии владельца. Будем надеяться, что хозяин номера знает владельца чемоданчика. Алена сняла со стены телефон и, сверяясь с карточкой, набрала одиннадцать цифр. На той стороне трубку не поднимали. Насчитав десять гудков, девушка положила трубку — наверное, это служебный номер, нужно будет позвонить завтра в рабочее время.

Алена с удивлением обнаружила, что бокал снова пуст, достала из холодильника вино и наполнила фужер. Затем встряхнула пакет с вином и увидела, что он уже опустошен больше, чем наполовину. Припомнилась телевизионная передача, в которой ведущий стращал молодых одиноких женщин алкоголизмом. Алена подумала, что ее куда больше беспокоят калории, содержащиеся в литре вина, и отпила большой глоток. Оказалось, что вино сделалось еще вкуснее.

Пора было приступать к самой приятной части вечера. В сумочке лежала книжка в мягкой обложке, прочитанная примерно на три четверти. На обложке смуглая красавица, полуприкрыв глаза, вдыхала аромат какого-то экзотического цветка. Судя по названию этого произведения, «Орхидеи для Габриэллы», цветок был как раз орхидеей. Наводя порядок на кухне, Алена с удовольствием вспомнила содержание страниц, на которых она вчера под утро прекратила чтение. Габриэлла в казино случайно встречается с красавцем брюнетом, который пару дней назад спас ее от нескольких пьяных подонков. Брюнет узнает Габриэллу и выражает настойчивое желание посетить скромную девичью квартиру. Все читатели, в отличие от одуревшей от страсти Габриэллы, уже давно поняли, что брюнет совсем не прост. Об этом говорит и массивный золотой портсигар с короной, украшенный крупными голубыми бриллиантами, и перстень с огромным солитером (нужно где-нибудь прочитать, что такое солитер; интересно, что дороже — бриллиант или солитер?) Правда, позже может оказаться, что брюнет — родственник девушки, скажем, брат, похищенный в детстве гангстерами. Развитие событий неожиданное, но не трагическое. Оно означает, что и бедная Габриэлла — тоже какая-нибудь графиня или баронесса. А личную жизнь до конца книги девушка еще успеет устроить: до финала увлекательного произведения остается не менее сотни страниц.

Захватив остатки вина и тарелку с очищенными от кожуры и косточек яблоками, Алена отправилась на свой диванчик, выключила верхний свет, устроилась поудобнее, и весь мир для нее сосредоточился в небольшой книжке с блеклым шрифтом. На протяжении последующих двадцати страниц красавец брюнет тащил нашу героиню вверх по лестнице скромного дома, в котором честная девушка снимала небольшую квартирку прямо под крышей. Примерно каждые три ступеньки влюбленные останавливались, и брюнет начинал осыпать девушку горячими поцелуями и клясться в вечной любви. На пороге своей квартиры эта идиотка вырвалась из страстных объятий и захлопнула дверь прямо перед носом красавца. Потом, Габриэлла улеглась на свою кровать и начала усердно переживать по поводу минувшей молодости и проходящей мимо жизни. Эта двадцатичетырехлетняя корова рыдала о своей загубленной молодости! А что должна ощущать Алена, которая старше этой дуры почти на пятнадцать лет? Алене сделалось себя очень жалко, и она начала плакать. Плакала долго, наверное, не меньше часа. Потом дошла до ванны, с ненавистью взглянула в зеркало на свой покрасневший нос и припухшие глаза, вымыла лицо холодной водой, нетвердой походкой вернулась к своей постели, допила вино, выключила свет над головой и заснула.

Разбудил Алену настойчивый звонок в дверь. Часы показывали шесть утра. Кого это там принесло, интересно? Девушка накинула халат и двинулась к двери. По дороге подумала, что вчера следовало ограничиться парой бокалов, и пообещала себе больше никогда так не увлекаться. Поглядев в дверной глазок, она увидела человека в милицейской форме, который, утомившись ожиданием, уже протянул руку, явно собираясь позвонить еще раз. Алена поняла, что будет не в силах вынести сверлящего мозг зуммера звонка и распахнула дверь.

Оказалось, что на площадке, кроме милиционера, присутствовал еще один мужчина. Был он невысокого роста, плотный и с очень черными волосами. Несмотря на жаркое лето, брюнет был одет в короткую кожаную куртку. Молодой милиционер (довольно бесцветная личность — бесцветная, если не принимать во внимание носа, который казался покрасневшим и слегка распухшим) показал Алене развернутое удостоверение, неразборчиво представился, извинился за ранний визит и попросил разрешения войти. Алена провела незваных гостей на кухню, порадовавшись, что с вечера прибралась и вымыла посуду. Гости расположились на табуретках, а хозяйка заняла удобный стул со спинкой. От кожаного отчетливо попахивало потом. Тот, что был в форме, достал из кармана большой, несвежий носовой платок и бережно промокнул свой красный нос. Алена поняла, что у него сильный насморк и посочувствовала бедолаге — в разгар прошлого лета ее саму угораздило подхватить простуду. К стандартному набору неприятных симптомов, как то, насморк, боль в горле и зуд в носу, добавлялась обида на идиотизм ситуации. В самом деле, крайне досадно одновременно страдать от удушливой летней жары и от простуды! Милиционер отправил платок обратно в карман и достал из клеенчатой папки бланк, объявив насморочным голосом, что намерен произвести опрос свидетеля по делу об убийстве неизвестного гражданина.

Допрос? — как во сне переспросила Алена. — Не допрос, а опрос, — строго поправил милиционер, — с процессуальной точки зрения это совсем разные вещи. Начнем с установления личности свидетеля, — продолжил суровым голосом человек в форме. — Вы — Попова Елена Александровна, проживаете в этой квартире, принадлежащей вам на правах частной собственности?

— Да, проживаю, — подтвердила Алена.

— Не могли бы вы представить документ, подтверждающий вашу личность?

— Если бы не мое самочувствие, я бы тебе представила документ, пожалуй. Вломился в квартиру, а я документы должна показывать, — с неожиданным ожесточением подумала Алена, затем встала, принесла паспорт и продемонстрировала допрашивающему. Точнее, опрашивающему. Милиционер внимательно изучил документ, вежливо поблагодарил и вернул хозяйке. Затем начался обещанный опрос.

— Елена Александровна, во сколько вы вчера вернулись домой?

— Часов, примерно, в семь. Работа заканчивается в шесть, по дороге я зашла в универсам. Там была небольшая очередь.

— Скажите, Елена Александровна, вам знаком этот человек? — спросил милиционер, протягивая ей фотографию. На цветной фотографии было изображено лицо довольно интересного пожилого мужчины. Пожилой смотрел в объектив внимательным взглядом поверх затемненных очков, и вид у него был, нужно сказать, довольно дерзкий. Алена догадалась, что это и есть покойный, причем снимок сделан до приобретения неизвестным этого незавидного статуса.

— Нет, не знаком, — с сожалением произнесла девушка, — в первый раз вижу.

— Постарайтесь вспомнить, возможно, этот человек приходил к кому-нибудь из ваших соседей?

Алена хотела сказать милиционеру, что не знает в лицо большинства своих соседей. Иван Сергеевич с третьего этажа не в счет, но уж про него-то милиции знать точно незачем. Можно было бы объяснить, что единственные соседи, которых она уверенно идентифицирует — это молодая пара из соседней квартиры. И то, знакомству с ними Алена обязана тем, что парочка имеет обыкновение бурно и громко заниматься любовью прямо за Алениной стеной, а случайно сталкиваясь с соседкой на лестнице, молодые люди застенчиво осведомляются, не мешали ли они ее ночному отдыху. Впрочем, есть еще одна знакомая, старушка с первого этажа. Как ее зовут, Алена сейчас не упомнит, что-то старообразное, Марфа Илларионовна, кажется. Пока какие-то хулиганы, дай Бог им здоровья, не сломали как-то ночью скамейку у подъезда, бдительная старушка, совместно со своей приятельницей, тоже старой леди, сутками сидели на этой скамейке, следя с непреходящим и напряженным интересом за попытками Алены наладить личную жизнь. Когда Алена заходила в подъезд с одним из своих немногочисленных знакомых мужского пола, старые кошелки прекращали беседу и провожали парочку глазами. Можно предположить, что, как только они с приятелем скрывались в подъезде, бабушки тут же начинали обсуждать стати нового ухажера. А спустя пару недель, ехидная бабушка, на правах старой знакомой, вполне могла поинтересоваться: «Алёнушка, а где ваш друг, представительный такой, с усами? Что-то его давно не видно…»

Пару лет назад компаньонка любопытной старушки отправилась туда, где можно вдоволь шпионить за ангелами, возвращающимися в Рай в неурочное время, и делиться своими наблюдениями и предположениями с другими праведницами. Хотя покойница, похоже, жила совсем одна, поминки (или это были сорок дней?) оказались на удивление многолюдными. На площадке первого этажа целых два дня толпились, куря вонючие сигареты и папиросы, разновозрастные мужчины с простыми несвежими лицами с одинаково мрачным выражением. По случаю торжества на всех были явно непривычные для владельцев пиджаки и застегнутые доверху на все пуговицы белые рубашки без галстуков. К исходу второго дня, правда, настроение у гостей ощутимо улучшилось. Пиджаки зачатую оставались в квартире покойной, верхние пуговицы рубашек оказывались расстегнутыми (иногда до живота, демонстрируя сероватые майки), а в подъезд скорбящие прихватывали баян, утешая себя и соседей веселыми народными песнями.

Алена решила своих мыслей не озвучивать, а просто повторила, что никогда не видела человека с фотографии. На это лейтенант милиции (две маленьких звездочки на погоне — это лейтенант, кажется) строго посмотрел на девушку и обличительным тоном произнес:

— А гражданка Белогрудая М. Э., проживающая в квартире номер два этого дома, утверждает, что вы прошли в подъезд в девятнадцать часов двадцать минут, менее чем через час после того, как туда зашел покойный гражданин. Потом это гражданин покинул подъезд, где-то неподалеку переоделся и вернулся в подъезд снова.

— Какая гражданка, какой покойный зашел, почему переоделся? — заволновалась Алена.

— Гражданка Белогрудая Марфа Эммануиловна, — терпеливо объяснил лейтенант, — старушка, которая живет в вашем подъезде на первом этаже. Очень бдительная бабушка. Всегда с удовольствием помогает правоохранительным органам, — лицо милиционера осветила добрая улыбка. — А что до покойного, разумеется, он не был таковым, заходя к вам в подъезд. Покойным он сделался уже позднее. Когда он заходил в подъезд в первый раз, на нем была спортивная одежда. А спустя два часа он уже был одет в костюм. И зашел он во второй раз в подъезд сразу же после вас.

Закончив обличительный монолог, милиционер неожиданно очень громко чихнул. Платка он достать не успел, поэтому вынужден был прикрыться ладонью. Не убирая ладони от лица, милиционер другой рукой начал доставать из кармана платок. Получилось это у него довольно неловко, поскольку в правый карман пришлось лезть левой рукой. Алена тактично отвела глаза. Раздражение, которое вызывали незваные гости, начало проходить.

— Давайте вместе подумаем, — спокойным тоном предложила Алена. — Старая ябеда утверждает, что покойник, в смысле, будущий покойник, зашел в подъезд за час до меня, так?

Страдальческое выражение, появившееся на лице милиционера, навело девушку на мысль, что слово «ябеда», употребленное в этом контексте, вызывает у него серьезный внутренний протест, но как настоящий профессионал он решил не отвлекаться на мелочи и просто подтвердил:

— Так.

— Я живу на последнем этаже. Площадки в подъезде у нас сами видели, какие, не спрячешься. Следовательно, ваш покойный зашел в одну из квартир.

Тут в разговор вмешался потный, в кожаной куртке, который до этого момента не произнес ни слова:

— А больше в подъезде вы никого не повстречали?

Алена задумчиво уставилась на потного. Милиционер, неправильно расценив молчание, поспешил его представить:

— Это — товарищ Сухов, коллега из смежной организации.

— Из какой это — смежной? — поинтересовалась Алена. Вот вы — из милиции, а он откуда?

— Я из уголовного розыска, — не то подтверждая, не то уточняя, отметил лейтенант. — А товарищ Сухов занимается проблемами безопасности.

— Какая мне, в сущности, разница, где работает товарищ Сухов, — подумала Алена. — Меня сбили с мысли, — обратилась она к кожаному. Повторите, пожалуйста, о чем вы спросили?

— Я спросил, не повстречали ли вы кого-нибудь в подъезде, когда возвращались вчера домой, — терпеливо повторил свой вопрос товарищ Сухов.

— Нет, не встречала, — уверено ответила Алена. — Но когда я отдыхала между этажами, кто-то зашел в подъезд, и вошел в квартиру, как мне кажется, на третьем этаже.

— Почему вы решили, что именно на третьем?

— Мне так показалось, — девушка пожала плечами, не будет же она рассказывать, что узнала звук замка Ивана Сергеевича.

— Вошедший позвонил в дверь, или у него были ключи?

— Не звонил. Наверное, были ключи. Я отчетливо помню, что слышала, как открывается замок.

— Вы уверены, что замок был открыт ключами снаружи? Его не могли открыть изнутри квартиры?

— В принципе, могли, — признала Алена. — Если его кто-то поджидал, мог открыть и изнутри.

— А что об этом говорит товарищ Белогрудая? — вопрос кожаного был адресован лейтенанту.

— Товарищ Белогрудая докладывает, что следом за гражданкой в подъезд зашел наш покойный, уже в костюме, — мрачно доложил милиционер. По сведениям товарища Белогрудой, следующей за покойным, вошедшей в подъезд, была женщина со второго этажа с ребенком, и произошло это почти через полчаса после возвращения Елены Александровны.

Дознаватели со значением посмотрели друг на друга, а, затем, как по команде, оба уставились на Алену. Именно в этот момент девушка с ужасом вспомнила про дипломат, который она вечером оставила на полу у вешалки в коридоре. Отчего-то Алена была убеждена, что чемоданчик имеет прямое отношение к происходящему. А еще у Алены откуда-то возникла уверенность, что рассказывать о дипломате гостям не стоит. Точнее, не стоит рассказывать сейчас. Возможно, когда-нибудь в другой раз.

Молчание затягивалось. Алена почувствовала, что следователи уже готовы уходить и решила кое-что уточнить. Уточнение получилось, как отметила про себя девушка, в лучших традициях детективного сериала:

— Скажите, пожалуйста, а при каких обстоятельствах был убит этот неустановленный гражданин?

Мужчины снова переглянулись, и милиционер, чуть помедлив, ответил:

— Труп был обнаружен на улице, у выхода из вашего двора через час после вашего прибытия домой. Пожилого гражданина сбила машина, после чего скрылась. Свидетелей происшествия не было. Скорую помощь вызвали случайные прохожие. К моменту прибытия врачей гражданин был уже мертв.

— А машину не нашли? Искать пытались?

Мужчины опять посмотрели друг на друга, и лейтенант сказал:

— Машина была брошена во дворе в соседнем квартале. Грузовик. Угнан с соседней стройки за несколько минут до преступления. Мы склонны считать, что это преднамеренное убийство.

— А что вас заставляет думать, что это преднамеренное убийство, а не убийство, причиненное по неосторожности? Конечно, тот, кто сбил человек и скрылся, заслуживает самого страшного наказания. Но почему — преднамеренное?

Следователи вновь уставились друг на друга, затем милиционер недовольным тоном спросил:

— Елена Александровна, вы, наверное, любите смотреть детективы по телевизору?

— Терпеть ненавижу, — тут же ответила Елена Александровна, и обиженно отвернулась к окну.

Милиционер явно собирался что-то сказать, но вместо этого неожиданно снова чихнул. Носовой платок в этот раз был уже наготове, и он принялся бережно тампонировать свой многострадальный нос, предоставив кожаному продолжать беседу.

Неожиданно, кожаный почему-то решил проявить галантность и ответил девушке:

— Елена Александровна, у нас есть определенные основания полагать, что мы имеем дело с предумышленным убийством и ваш гражданский долг помочь нам раскрыть это преступление, — потом он ненадолго задумался и добавил, что по его личному мнению нет ничего дурного в том, что граждане просматривают детективные сериалы отечественного производства; таковые сериалы укрепляют правосознание граждан и создают положительный имидж работников правоохранительных органов. При этом он осуждающе посмотрел на своего коллегу в форме. Коллега, продолжая прикрываться платком, как раз решал, а не чихнуть ли ему еще разок, но ухитрился дать понять, что смущен до крайности. Кожаный встал с табуретки, и по кухне пронеслась волна сильного запаха.

— Не будем вас больше отвлекать, — учтиво сказал он. Ознакомьтесь с протоколом и подпишитесь. Оказывается, несмотря на сложности, милиционер успел изложить рассказ девушки в письменном виде. Алена бегло пробежала глазами по строчкам текста. Похоже, всё было написано правильно.

— Где подписать?

— Вот здесь внизу. Пишите «с моих слов записано верно, мною прочитано», подпись и дата.

— А какое сегодня число? — спросила Алена.

 

Глава II

Место Москва.

Начало 15.07.2010 09:00.

Окончание 15.07.2010 18:00.

Фирма, в которой работала Алена, имела длинное и малопонятное название: Закрытое Акционерное Общество Рекламное Агентство Полного Цикла «Мегапоп». Хотя Алена работала в «Мегапопе» (или просто, «в попе», как с долей здоровой самокритики говорили сотрудники) уже шестой год, полного представления о деятельности агентства у нее так и не сложилось. Поговаривали, что в соучредители «Попы», кроме видных служащих городской мэрии, входят заметные государственные деятели, но толком в офисном кругу Алены никто ничего не знал. Впрочем, такие слухи выглядели вполне обоснованными, поскольку «Попа» регулярно выигрывала жирные тендеры, побеждая в жестокой схватке других монстров рекламного бизнеса. Сама Алена, в известной степени, работала по специальности, занимаясь музыкально-звуковым оформлением рекламных и промоутерских мероприятий. Консерваторское образование по классу композиции пришлось весьма кстати, хотя иногда девушка ощущала, что выражение «многие знания приносят многие печали» родилось не на пустом месте. Вот ее коллега и основной конкурент, ни в пример более успешный креативщик, которого, несмотря на преклонный возраст все называли Жекой, в свое время закончил два класса музыкальной школы, причем, изучал он там игру на ударных инструментах. Возможно, именно этот факт обусловил деловые и бойцовские качества Жеки. Незамысловатые опусы пробивного композитора круглые сутки доносились из радио и телеприемников, призывая граждан приобретать автомобили, недвижимость и предметы гигиены, страховать имущество и жизнь, болеть за «Спартак», а также служить в армии и уступать места пожилым в городском транспорте — Жека преуспел и в социальной рекламе. Алена рассчитывала, что со временем, избавившись от неактуальных эстетических критериев, неосмотрительно приобретенных в консерватории, она сможет хоть немного приблизиться к Жекиному успеху. Успех в данном случае измеряется исключительно деньгами. Хотя, согласно трудовому договору с «Попой», обсуждение размеров зарплат между сотрудниками, приводило к немедленному увольнению, у Алены были основания полагать, что Жека получает раз в пять-шесть больше, чем она.

День начался, как всегда, с отметки о прибытии в специальном журнале. Руководство «Попы» большое значение придавало трудовой дисциплине, утверждая, что именно она является основой коммерческого успеха. Даже признанные титаны масштаба Жеки были вынуждены появляться к девяти часам с тем, чтобы «отписавшись» в журнале местных командировок, отправиться по своим делам.

Все сотрудники «музыкального» отдела, за исключением великого Жеки, принадлежали к прекрасной половине человечества. Начальницей отдела также работала дама. Занимать этот ответственный пост, по слухам, ей помогало родство с кем-то из учредителей. Какого рода родство и с кем именно, Алена не знала. Из актуальных версий на эту тему имелась возможность выбрать любую на свой вкус, но Алена еще своего выбора не сделала. Справедливости ради следует заметить, что начальница была теткой невредной и не сильно перегружала творческий коллектив работой. Этим объясняется, что большую часть дня музыкальные дамы проводили в приятном общении между собой за чашечкой кофе, а иногда, если был повод, и чего покрепче. Почти шесть лет назад, в самом начале своего служения «Попе», Алена сильно перебрала во время отмечания дня рождения одной из сотрудниц. Впечатление о своем поведении на этом празднике Алена почерпнула, в основном, из рассказов коллег и собственного неплохого воображения. Об этом прискорбном случае девушка до сих пор вспоминает со стыдом. С той поры Алена на таких застольях пьет только минеральную воду и благодаря этому имеет репутацию девушки благонравной, но скучноватой. Полностью отказаться от участия в праздниках не получается — все мероприятия проводятся строго в рабочее время.

Рабочий день продолжился очень хорошо — выдавали зарплату. Расписавшись в ведомости, и разместив в кошельке полученные почти двадцать тысяч рублей, Алена ощутила себя весьма состоятельной дамой, склонной к небольшим финансовым безумствам. Последующее продолжение дня также не вызывало нареканий: из отпуска вышла Клара Марковна, которая почти месяц провела в Аргентине, куда пару лет назад уехали ее дочь со своим мужем. К началу обеденного перерыва Алена обнаружила, что почти все ее представления об этой далекой латиноамериканской стране встали с головы на ноги. Например, еще утром она была уверена, что Аргентину в основном населяют коренные аргентинцы и еще некоторое количество семей военных преступников, избежавших Нюрнбергского трибунала. Оказалось же, что очень важной, хотя и не слишком многочисленной частью аргентинского народа являются выходцы из России. Их все там страшно уважают, и «все русские вне зависимости от их национальности» имеют огромное влияние на политику, экономику и искусство — буквально на все области жизни. Муж дочери Клары Марковны, несмотря на довольно скромное положение в обществе (он решил временно отказаться от карьеры программиста и работает на бензозаправочной станции), очень популярен в стране. Про него была даже заметка с фотографией в одной из центральных газет. Заметка рассказывала, как на территории бензозаправочной станции совершила аварийную посадку птица фламинго, невиданного желтоватого окраса. Молодой человек принял участие в судьбе пернатого — оказал ему посильное гостеприимство (поместил в вагончик, используемый иногда им самим, как место для ночного отдыха) и позвонил в полицию. Полицейские передали странную птицу орнитологам, и те до сих пор ломают голову о причинах странного цвета птичьего оперения. Но не всё в Аргентине понравилось Кларе Марковне. Например, культурный уровень коренных аргентинцев произвел на путешественницу удручающее впечатление. Большинство из них не знает ни по-русски, ни по-английски. А ведь отдыхая прошлым летом в Турции, Клара Марковна могла пользоваться любым из этих языков на выбор, и все ее прекрасно понимали. Несносный Жека, по случайности оставшийся на работе почти до обеда, тут же громко посетовал на собственное скверное знание иностранных языков и попытался проконсультироваться у опытной путешественницы, как по-английски будет «пепси-кола» и «водка». Рассказчица не удостоила старого хулигана даже взглядом, а остальные дамы посмотрели с осуждением. Алене стало жалко Жеку.

Вернувшись на рабочее место, девушка поняла, что заняться ей абсолютно нечем. Старые задания были уже давно выполнены, а новых еще не поступало. Обратиться к начальнице по этому вопросу Алена не рискнула. Как-то раз, в похожей ситуации ее сетования на отсутствие работы были встречены безо всякого понимания. Дело могло закончиться уж совсем печально, поскольку руководительница в невинной просьбе дать какую-нибудь работу усмотрела намек на свое неполное соответствие занимаемой должности. По счастью, Алене удалось объяснить свое усердие, понятным любому желанием увеличить свою зарплату. Зарплата, разумеется, осталась прежней, но страшное обвинение было снято.

Не желая тратить свое время совсем уж впустую, девушка решила навести порядок на жестком диске своего компьютера — удалить ненужные файлы и почистить рабочий стол Windows, на котором накопилось не менее сотни абсолютно ненужных ярлычков. Следующий час принес Алене определенное удовлетворение. Она ощущала, что делает необходимую работу, причем никто, кроме нее самой, этой работы не сделает. В корзину безжалостно было отправлено около сотни забавных картинок и клипов, скачанных из интернета и с десяток программ, установленных в разное время с целями, восстановить в памяти которые теперь уже было совсем невозможно. Приподнятое настроение, которое приходило к девушке всякий раз, когда ей удавалось в рабочее время заняться чем-то не полностью бессмысленным, внезапно было резко испорчено. Просматривая каталог жесткого диска, Алена натолкнулась на папку, в которую она когда-то поместила ноты своих собственных сочинений, написанных «для души». Лет пять назад, когда девушка поняла, что заниматься в «Попе» по существу будет нечем, она твердо решила посвятить свободное рабочее время высокому творчеству. Тогда она задумала и начала писать два крупных симфонических произведения, которые, по идее, должны были оправдать пять лет, проведенные в консерватории, и усилия, потраченные на получение красного диплома этого уважаемого учебного заведения. К нынешнему моменту композиторский запал уже полностью иссяк, поэтому обнаруженные ноты не вызвали ничего, кроме досады. Расстроенная неприятной находкой, Алена, чтобы отвлечься, зашла на сайт знакомств, где немного побродила по мужским анкетам. Изучение анкеты очередного искателя романтических приключений навеяло на девушку уж совсем неприятные воспоминания. Она только сейчас вспомнила свой зарок никогда больше не посещать этот отвратительный сайт, населенный бесчестными обманщиками и слабосильными развратниками. Стремясь обрести душевный комфорт, девушка решила зайти на форум клуба одиноких женских сердец, который уже очень давно не посещала — и не ошиблась. Незнакомые одинокие женщины, посвящавшие большую часть своего трудового дня виртуальному общению с подругами по несчастью, буквально вернули Алену к жизни. Уже через сорок минут изучения бесконечных жалоб на тяжелую женскую долю, Алена уверилась, что несправедливое устройство нашего жестокого мира приносит душевные страдания не ей одной. Вскоре Алене удалось дать и получить пару-тройку дельных советов. Одним словом, остаток рабочего времени пролетел почти незаметно, так, что девушка даже слегка расстроилась, узнав, что уже шесть часов и пора идти домой.

 

Глава III

Место Москва, квартира Траутмана.

Начало 13.07.2010 20:10.

Окончание 13.07.2010 23:50.

Уже больше часа я сижу перед компьютером. Рядом с клавиатурой передо мной лежат два последних номера детского журнала «Страус». С отвращением пролистываю цветные страницы с многочисленными аляповатыми картинками: динозавры, рыцари, космические корабли и инопланетные чудовища. Текст, набранный крупным шрифтом, занимает от силы процентов тридцать площади страниц и состоит, в основном, из пространных подписей к иллюстрациям. Единственный объемный материал — интервью крайне с неумным кудрявым пожилым мужчиной, волоокой поп-звездой давних лет. Мордастая звезда призывала юных читателей слушать папу и маму и посещать свои концерты. Боюсь, что повзрослев, юные читатели этого журнала не смогут читать даже глянцевую макулатуру со статьями про марки автомобилей, сорта виски и сигар. Думаю, что и спортивные еженедельники покажутся им слишком сложными. Лишь русская версия «Плейбоя» и программа телепередач окажутся по зубам подросшей аудитории «Страуса», брюзжал я про себя. Дело в том, что к моему большому недовольству оказалось, что я имею к мерзкому журналу самое прямое отношение. В следующем номере этого непочтенного издания уже зарезервировано место для моего сочинения — впечатляющий этап в карьере известного журналиста, автора трех сотен публикаций. Почему Петров попросил об этом именно меня? Никогда не писал для детей, и даже понятия не имею, как это делается. Как прикажете начать статью о секвенциях для малолетних любителей динозавров? — «А сегодня, мой маленький дружок, я тебе расскажу про секвенции», — так что ли? Я занимаюсь секвенциями больше года. Не думаю, что кто-то разбирается в них лучше, чем я. Но если спросить у меня, что это такое, то определение мне захочется начать в стиле троечника-второклассника: «Секвенция — это, когда…» Посмотрю для начала, что об этом пишут словари. Вот малый Российский словарь научных терминов, издание этого года, значит, нужная статья в нем должна быть. Действительно, между секансом, тригонометрической функцией, и секретом, жидкостью выделяемой железами, нашлось следующее:

Секвенция (лат. Sequentia «следование») — последовательность событий (элементов), по завершению которой возникает мираклоид — явление или событие, сопряженное с кажущимся нарушением всеобщих законов природы, в т. ч., законов сохранения. Считается, что С. объясняют большинство чудес абрахамических и др. религий. С. характеризуется периодом внимания и периодом безразличия. Основной источник сведений о С. — герменевтика и смежные дисциплины. С. открыты в 2010 году. Изучением С. занимается секвентология.

Интересно, с чего они решили, что секвенции открыты в этом году? Конечно, в редакции словаря не могли знать, что секвенции известны узкому кругу посвященных несколько тысяч лет. Но официально об их открытии было объявлено год назад, летом две тысячи девятого. Скорее всего, просто ошибка. Не нужно ломать голову, почему они так ошиблись, нужно писать статью. В голову ничего не лезет, и я иду на кухню приготовить кофе. Несмотря на кондиционирование, в квартире жарко, но я знаю, что если сделаю воздух похолоднее, то на следующее утро проснусь с насморком. По дороге захожу в огромную ванную, чтобы ополоснуть лицо. Склоняюсь над раковиной и долго моюсь холодной водой. Холодной воду можно назвать лишь условно. Из-за жары, стоящей в Москве больше месяца, из крана льется тепловатая жидкость, попахивающая хлоркой. Разгибаюсь и смотрю на свое отражение в зеркале. Высокий костистый парень, с длинными до плеч светлыми волосами и мокрой, недовольной физиономией. Вот так, дети, выглядит известный детский писатель Андрей Траутман. Дяденьке недавно исполнилось двадцать восемь лет, и наконец ему доверили рассказать вам про секвенции. Не спеша выхожу из ванной и следую на кухню, пытаясь вспомнить, как сам впервые услышал о секвенциях.

Чуть больше года назад мне сообщили, что я — граспер, один из немногих счастливчиков, способных почувствовать, что где-то неподалеку должна завершиться секвенция. За такими, с позволения сказать «счастливчиками», неустанно охотились те, кто называют себя буллами и медведями — немногочисленные люди, посвященные в эту тайну. По счастью, первыми меня отыскали буллы. Это случилось больше трех лет назад. С тех пор, благодаря этому, я не испытываю ни малейших стеснений в средствах, а в последние четырнадцать месяцев занимаюсь самой интересной работой в мире — испытанием секвенций. Если бы я попался медведям, результат был бы совсем другим. Дело в том, что медведи уверены, что секвенции разрушают некую «основу мира». Поэтому всеми силами стремятся сделать так, чтобы секвенции никогда не выполнялись. Для решения этой благородной задачи они используют так называемую «секвенцию заморозки». Известно, что если выполнить эту самую секвенцию, то все прочие примерно на три года впадают в спячку, у них начинается трехлетний период безразличия. Правда, в качестве расходного материала секвенции безразличия используется граспер, который в процессе ее выполнения засыпает, и уже никогда не просыпается, другими словами, погибает. Но ради сохранения «основы мира» (думаю, что и сами медведи толком не понимают, что это такое) навеки усыпить одного граспера просто святое дело!

Я обнаружил, что таращусь в окно, забыв сварить кофе. Подошел к кофеварке, подставил чашку и нажал на кнопку. Агрегат зарычал, потом зашипел, и в чашку тонкой черной струйкой, распространяя благоухание, полился кофе. Я взял кофе, подошел к окну, закурил и продолжил вспоминать о своем знакомстве с секвенциями.

С год назад я узнал, что был обнаружен буллами в разгар очередного трехлетнего периода безразличия. Поэтому продемонстрировать мне секвенции они смогли только после его окончания, в начале прошлого лета. Мой наставник, пожилой булл по имени Роберт Карлович, в тот раз показал мне, как в колбе, стоящей в пентаграмме — пятиугольнике, составленном из разноцветных пирамидок, сама собой закипела вода, хотя нагревали другую колбу. В тот момент, когда он собирался поджечь горелку под вторым сосудом, я ощутил «грэйс», свидетельствующий о том, что рядом готова завершиться секвенция. Грэйс я ощущаю в виде сильного аромата, это моя особенность как граспера. Другим, насколько я знаю, грэйс является в форме звукового аккорда. Когда пламя горелки начало разогревать стеклянный сосуд, я почувствовал ароматический взрыв: неизвестный мне аромат распался на пять составляющих благоуханий, пять — по числу элементов той секвенции. Ароматические ноты этой секвенции, как и сотен других, совершенных впоследствии при мне, навсегда остались в моей памяти. Этим моим свойством собирались пользоваться мои покровители буллы для получения новых знаний.

Вскоре после демонстрации кипящей колбы начались события, в сути которых я, честно говоря, не разобрался до сих пор. Для начала я был похищен древним стариком, который велел называть его просто «Петров». Разумеется, Петров не похищал меня лично. Сам он сидел у себя в резиденции, где-то недалеко от Красноярска, и нетерпеливо ожидал, когда меня к нему доставят. Петров так же, как и Роберт Карлович, был буллом, человеком, посвященным в тайны секвенций и успешно их применяющий в личных целях. Петрову нужно было от меня не слишком много: он всего лишь хотел, чтобы я, пользуясь своим даром граспера, определил, сработала ли некая выполняемая им секвенция. Именно тогда я выяснил, что любая состоявшаяся секвенция на время впадает в спячку, и может быть воспроизведена лишь некоторое время спустя. Время спячки носит название периода безразличия, и для разных секвенций может продолжаться от нескольких часов для многих сотен лет. Только граспер мог сказать Петрову успешной ли была попытка выполнить его секвенцию, не находится ли она в спячке. Петров спросил у меня, могу ли я пообещать, что буду с ним сотрудничать. Я с готовностью согласился, собираясь при первой возможности сбежать от своего престарелого похитителя. Но все оказалось не так просто. Выяснилось, что речь идет не просто об обещании, а о, так называемом, «нерушимом обещании». Оказалось, что существует некий особый ритуал принесения клятвы, именуемый «секвенция нерушимого обещания» и нарушить такое обещание абсолютно невозможно. В результате я выполнил свои обязательства перед Петровым, и вскоре был благополучно доставлен в Москву к Роберту Карловичу. Но мои приключения на этом не закончились. Сейчас я знаю, что все прочие грасперы обезопасили себя от участия в секвенции заморозки довольно остроумным способом. Они принесли нерушимое обещание «перестать дышать», если их попытаются принудить к участию в секвенции заморозки в качестве жертвенного агнца. К сожалению, после принесения такого обещания, они лишались большей части своих грасперских способностей, зато медведи теряли к ним всякий интерес. Как результат, я сделался единственным объектом охоты медведей всего мира, что меня очень сильно напугало. Вскоре в Москве объявился Петров. Оказалось, что они с моим наставником старые приятели. Сейчас я подозреваю, что мое похищение было произведено не просто с ведома Роберта Карловича, но и по его инициативе. Даже сейчас, когда я узнал его достаточно хорошо, а Петрову и вовсе сделался близким другом, мне затруднительно сказать, какой из двух джентльменов более коварен. Во всяком случае, в последовавшей вскоре большой игре, где я играл роль кусочка сыра в мышеловке, оба старика проявили себя хитрющими и циничными игроками. Задним числом я не могу не восхищаться изяществом этой многоходовой комбинации, но тогда мне было не до восхищения. Началось с того, что Петров подсунул медведям рецепт, с помощью которого, якобы, все секвенции замораживались на триста лет. В ходе выполнения этой секвенции должны были погибнуть один граспер и одна граспесса (женщина-граспер; по некоторым причинам все такие дамы по убеждениям принадлежали к медведям), но такие пустяки, разумеется, не могли остановить благородных медведей, защищающих «основу мира». Медведи приложили массу усилий и, в конце концов, выполнили секвенцию трехсотлетней заморозки. Граспесса, которая обеспечила мое участие в этом безобразии, как и ожидалось, погибла, но ожидаемой заморозки не произошло. У секвенции оказались совсем другие последствия. Во-первых, Петров омолодился лет эдак на шестьдесят и в результате сейчас выглядит несколько более юным, чем я. А во-вторых, я вместо того, чтобы умереть во цвете лет, невообразимо усилил свой дар граспера. Теперь, если в моем присутствии совершается секвенция, в момент ароматического взрыва мне открывается рецепт, и я могу ее воспроизвести. Стоит упомянуть еще об одном важном результате аферы с трехсотлетней заморозкой. Буллы, до смерти напуганные перспективой на триста лет остаться без секвенций, объединились в Секвенториум, руководство которым самоотверженно принял на себя Петров. В качестве вступительных взносов с одураченных буллов Петров принимал рецепты секвенций. Формально, образовавшийся депозитарий секвенций принадлежит всем членам Секвенториума, а фактически им распоряжается временный Прокуратор Секвенториума, мой друг Петров. Таким образом, сложнейшая авантюра, последствия которой скверно отразились практически на всех участниках неформального клуба любителей секвенций, принесла пользу лишь трем ее участникам: Петров омолодился и подгреб под себя большую часть секвенций мира, Роберт Карлович получил возможность пользоваться моими услугами по определению рецептов секвенций, а я получил уникальный дар и, в качестве побочного эффекта, абсолютное здоровье. К слову сказать, дар мой по-настоящему уникален. Дело в том, что все грасперы, напуганные возможностью участия в качестве жертв в секвенции трехсотлетней заморозки, обезопасили себя от этого, принеся соответствующее нерушимое обещание. Тем самым, если они попытаются приобрести мои способности через эту секвенцию, то просто «перестанут дышать», как и обещали.

Я обнаружил себя стоящим у окна с чашкой остывшего кофе в одной руке и догоревшей сигаретой в другой. Одним глотком выпил кофе и быстрым шагом двинулся к компьютеру: от того, что я предаюсь воспоминаниям, статья сама не напишется. Усевшись перед монитором, я придвинул клавиатуру и быстро набрал первую фразу: «Ты, конечно, знаешь, что Природа живет по своим законам?» Дальше этого дело не пошло. Я не понимал, зачем год назад Петров сделал сведения о секвенциях всеобщим достоянием, и мне было абсолютно неясно, зачем о них знать читателям «Страуса». Потом, уже в который раз, я начал думать о том, сколько же лет Петрову на самом деле. Год назад он дал мне понять, что применил к себе омолаживающую секвенцию не в первый раз. Кое-что наводит меня на мысль, что не во второй раз и не в третий. Думаю, что Роберт Карлович, если бы захотел, мог бы меня просветить. Но на мой прямой вопрос, он как-то ответил, что о таких вещах не говорят, и пускай я, если это меня так уж интересует, расспрошу Петрова сам. Когда я задал этот вопрос Петрову, он довольно сильно разозлился и предложил мне получше следить за своим собственным возрастом. Что-то я никак не могу сосредоточиться, подумал я и стер единственную написанную строчку. Потом, глубоко вздохнул, сжал зубы и начал печатать.

Через час мое произведение было готово. Я его внимательно перечитал, добавил три и убрал две запятые, заменил «абрахамические религии» на «Библию» и, крайне недовольный собой, отправился спать.

 

Глава IV

Место Москва.

Начало 15.07.2010 18:05.

Окончание 15.07.2010 21:50.

По дороге домой Алена зашла в универсам в расчете прикупить чего-нибудь диетического на ужин. В планы входило приобрести «вкусненького», но не слишком вредного, чтобы отпраздновать сегодняшнюю скромную зарплату. Положив в тележку немного овощей и фруктов, девушка решила проехать сквозь винный ряд, просто чтобы посмотреть, не появилось ли там чего-нибудь интересного. Интересное обнаружилось сразу же. В глаза бросился желтый плакат, на котором красными буквами было написано: «Акция! Вино сухое красное. Страна происхождения Аргентина». Алена сразу же поняла, что таких совпадений не бывает, и это судьба. При внимательном изучении объявления выяснилось, что двухлитровый пакет вина из сорта винограда темпранильо, который еще вчера предлагался почти за четыреста рублей, сегодня щедрый универсам отдает за сто с небольшим. Заинтересовавшись, девушка внимательно изучила упаковку, надпись на которой обещала клубничные и пряные ноты винного вкуса. От судьбы не уйдешь, глупо отказываться от такого подарка фортуны. Тем более что в планы входило приобретение чего-нибудь деликатесного, а покупка аргентинского вина не худшим образом реализовывала такой план. В результате пакет с вином занял место в корзинке рядом с китайским салатом, яблоками и морковью. Поборов искушение еще немного побродить по магазину, девушка направилась к кассе: хотелось поскорее попасть домой, где своего часа ожидала разгадка тайны черного чемоданчика.

Дома последовала обычная процедура дегустации неохлажденного вина. Оно оказалось густым, терпким и с приятным незнакомым ароматом. Возможно, именно так в Аргентине пахнет клубника, а может быть, это был запах пряностей. Вскоре вино было отправлено в морозилку для приобретения правильной температуры, и вот, проведя под душем всего пять минут, Алена присела на кухне перед раскрытым дипломатом. Перебрав еще раз пирамидки и монеты, девушка пришла к выводу, что если чемоданчик и содержит загадку, то разгадку следует искать в документе, который вчера она приняла за инструкцию по игре с детскими кубиками. При внимательном рассмотрении оказалось, что папка содержит не один, а два документа. Оба они были посвящены описанию неких рецептов. Первый документ назывался «рецепт удвоения», а второй — «рецепт эха». Эхо Алену не заинтересовало, поэтому положила второй документ обратно в папку и принялась изучать оставшийся.

Рецепт удвоения обещал создать абсолютную копию любого неодушевленного предмета и заключался в следующем: из пирамидок определенных цветов надлежало составить два треугольника, обращенных друг к другу вершинами. Между вершинами следовало установить пирамидку белого цвета так, чтобы ее грани были параллельны сторонам треугольников. На картинке очень понятно были изображены требуемые фигуры, и Алена с легкостью воспроизвела их на кухонном столе. После этого в один из треугольников нужно было положить то, что планировалось удвоить, а в центр второго треугольника поместить серебряную монетку. После того, как монетка будет помещена во второй треугольник, останутся сущие пустяки — его нужно будет смочить кровью Спасителя.

Алена громко и нервно рассмеялась, хотя хотелось заплакать. Кровь Спасителя! Какой стыд! Еще минуту назад она была готова поверить в чудо, в настоящее волшебное чудо. Взрослая тетка, а вообразила себя не то волшебницей, не то великим алхимиком, изучающим древний рецепт. Пора прекратить это глупое занятие. Алена отпила из бокала вина и почувствовала, что проголодалась. Самое время совершить набег на холодильник. Пусть диетологи из телевизора сколько угодно издеваются, но кусочек чего-нибудь вкусного — это одна из немногих радостей доступных одинокой девушке. В холодильнике нашелся довольно большой кусок подсохшего сыра, завернутый в полиэтиленовую пленку. Алена туповатым ножом аккуратно срезала со всех сторон неаппетитную корочку, покрытую белесым налетом, и сыр сделался очень даже привлекательным. Девушка отрезала тонкий ломтик сыра, положила его в рот и тщательно разжевала. Потом запила двумя большими глотками вина. Вкусно! Взяв пакет с вином, Алена постаралась определить, сколько его там осталось. Пакет оказался почти полным, и это девушку обрадовало — она хорошо помнила, что сегодня ранним утром пообещала себе встать на путь воздержания. В части вина, во всяком случае. Что теперь? Выяснить, как там обстоят дела у Изабеллы с ее орхидеями? Что-то не хочется. Надоело читать про добрые чудеса, происходящие с зарубежными красотками. Почему чудеса происходят только в глупых женских романах?

Взгляд Алены упал на разноцветные треугольники, выложенные на столе из пирамидок.

Странно, — вдруг подумала девушка, — если никакого рецепта удвоения не существует, из-за чего убили того мужчину? А вдруг — это правда, и рецепт настоящий? Вот было бы здорово!

Взгляд девушки быстро пробежался по стенам кухни, после чего остановился на круглой коробочке, лежащей в открытом чемоданчике. В результате мысли Алены приняли новое направление:

— Вот, в коробочке лежат древние монеты. Наверное, это те самые монетки, которые упоминаются в тексте. Почему бы не попробовать? Берем серебряную монетку и кладем в середину треугольника. Да, кстати, пытливая и упорная девушка заслужила глоточек доброго аргентинского вина. Вместо одного глоточка, сообразительная девушка решила сделать два. Теперь наш бокал пуст, пусть стоит рядом с монеткой, сил наберется. А нам не до отдыха, нам еще колдовством заниматься и заниматься. Что удваивать будем? Разумеется, деньги! Алена залезла в сумочку и вытащила небольшую стопочку тысячерублевых купюр, девятнадцать тысяч, сегодняшнюю зарплату. Купюры были аккуратно положены в центр второго треугольника. Понятное дело, никакого волшебства не существует, но от зарплаты не убудет, если она немножко полежит в окружении пирамидок. Что там у нас дальше в рецепте? Но не будем спешить — сначала, еще глоточек сухого.

Алена двинулась к холодильнику, с неудовольствием отметив, что ощущает себя не вполне трезвой. Значит, наливаем самый маленьких глоточек — нам еще эксперимент экспериментировать и колдовство колдовать. Опираясь на стол одной рукой, и, держа пакет во второй, девушка начала медленно наклонять его над бокалом. Оказалось, что пакет следовало бы придерживать двумя руками — струйка вина поначалу никак не хотела появляться, а когда картонный параллелепипед достаточно наклонился, то вдруг булькнул, расправил бока, и добрый глоток вина пролился мимо бокала прямо на стол. Потом случилось странное: от серебряной монетки с шипеньем повалил белый дым, и она исчезла, а на ее месте появилось тощенькая пачка синих тысячерублевых купюр. Образовавшаяся денежная стопка краем залезла в винную лужицу. Алена быстро схватила деньги, резко ими взмахнула, стряхивая красные капли и быстро промокнула бумажной салфеткой. На салфетке почти не оказалось следов вина, купюры были практически сухими. Скопированная пачка денег была небрежно брошена на сухую часть стола.

— С удвоением разобрались. Интересно, а про что второй рецепт? — Алена достала из папки листки и выяснила, что с помощью второго рецепта можно создать копию самого себя, в нашем случае, по-видимому, самой себя. Прислушавшись к себе, Алена с удивлением обнаружила, что не сомневается, что и этот рецепт сработает. Просто, непонятно, зачем такой рецепт нужен. Сейчас у нас есть одна Алена, которая не знает, куда себя пристроить, а будет две. Пожалуй, пока хватит и одной. А всё-таки, как бы это можно было использовать? Допустим, изготавливаем вторую Алену, которая совершает преступление, а первая в это время обеспечивает стопроцентное алиби. Девушка улыбнулась. Пожалуй, до сих пор от совершения преступления ее удерживало не только отсутствие алиби, но и причины поважнее. Решено: рецепт эха отправляется обратно в папку, а мы продолжаем изучать рецепт удвоения.

Алена взяла из новорожденной пачки пару купюр и внимательно их осмотрела. Деньги были совсем как настоящие, но было в них что-то странное, что именно Алене удалось понять не сразу. Девушка сравнила их с банкнотами, полученными в зарплату, и только теперь сообразила, что новые купюры представляют собой зеркальное отражение настоящих — все надписи шли справа налево, да и буквы были перевернуты — каждая вокруг своей оси. — Мало того, что изготовление денег — это откровенная уголовщина, так ее плодами еще и не воспользуешься, — с сожалением подумала девушка. Не стоит больше удваивать деньги, нужно придумать что-нибудь еще. Осталось четыре монетки и их следует применить с умом. Вот, если бы у меня был крупный бриллиант, — подумала девушка, — можно было бы сделать еще такой же. Не беда, что камушек будет зеркальным. Бриллиант он и есть бриллиант. Но бриллианта нет. А, кроме того, глупо тратить такое чудо на пустяки. Не нужно спешить, сначала следует хорошенько подумать. Что мы имеем? Имеем мы откровенное и неприкрытое волшебство. Правильно ли использовать его только для себя? Пожалуй, нет. Может быть, стоит передать рецепт, пирамидки и монетки государству?

Алена задумалась о том, кто в этом случае может представлять государство.

— Утренние следователи? Отпадает. Они оба — что сопливый, что потный, совсем не похожи на людей, которым можно доверить рецепт удвоения. Лица политиков, знакомые по телевизору, также не вызывали вдохновения. Вряд ли они распорядятся монетками лучше, чем сама Алена. Тем более что монеток осталось всего четыре, и не факт, что для волшебства годятся любые серебряные монетки. Впрочем, это легко проверить. Имеется у нас серебряный полтинник тысяча девятьсот двадцать четвертного года. Алена быстро сходила в комнату и принесла монетку, которая уже шесть лет лежала на книжной полке. Монетку подарили на новоселье; предполагалось, что она принесет в дом достаток и счастье. Своего предназначения монета не выполнила, пусть попытает успеха на другом поприще. Алена повертела в пальцах крупную монету. На одной стороне рабочий с мускулистым торсом взметал над наковальней молот, другая сторона призывала объединяться пролетариев всех стран. На торце мелкие буквы сообщали, что монета содержит девять граммов чистого серебра. А что удваивать будем? Деньги отпадают, нынче Алена — девушка полностью законопослушная. Впрочем, можно удвоить серебряные монетки из чемоданчика. Сказано-сделано. В один треугольник кладем четыре монетки, в другой полтинник и ожидаем чуда. Чуда не происходит. Почему? Что не так? Девушка наполнила бокал, отпила глоток и задумалась. Решение не приходило. Алена взяла листок с рецептом и внимательно перечитала. Дойдя до строки с упоминанием «крови Спасителя», довольно улыбнулась. Конечно! Кровь Христова, тело Христово. Вот в чем дело! На монету следует капнуть красного вина. Осторожно наклонив бокал, девушка пролила из него несколько капель на полтинник. Никакого эффекта! Похоже, полтинник не работает, нужна специальная монетка. Алена убрала полтинник за пределы треугольника, а на его место положила одну из четырех монеток из другого треугольника. Результат такой же, в том смысле, что никакого результата. Девушка вспомнила, что не дочитала рецепт до конца и взяла в руки листочки. Конечно, вот оно — черным по белому: «В следующий раз рецепт удвоения можно выполнить только через шестнадцать часов». Это означает — завтра в середине дня. Алена тщательно собрала монетки с пирамидками и уложила их в дипломат. Сам чемоданчик после секундного размышления отнесла в комнату и положила под кровать. В этот момент раздался телефонный звонок.

Звонил товарищ Сухов, который поинтересовался, где Елене Александровне будет с ним удобнее встретиться — в официальном учреждении, куда он готов вызвать Елену Александровну по повестке, или в менее официальной обстановке, например, в квартире свидетельницы, куда товарищ Сухов готов прийти прямо сейчас. Алена решила предпочесть неофициальную обстановку и через минуту услышала звонок в дверь.

Товарищ Сухов успел сменить кожаную куртку на куда более соответствующую сезону летнюю рубашку. Пропуская следователя в квартиру, Алена бдительно принюхалась — похоже, товарищ Сухов успел принять душ, и пахло теперь от него как от приличного человека, легкий, довольно приятный запах мужского лосьона. Расположились, как и в прошлый раз на кухне. Для начала, товарищ Сухов предложил Алене засвидетельствовать своей подписью, что она предупреждена об ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Алена засвидетельствовала, после чего, наверное, чтобы смягчить официальность обстановки, товарищ Сухов предложил называть его Дмитрием Сергеевичем. В процессе беседы довольно скоро выяснилось, что Елена Александровна не в силах ничего добавить к сказанному утром. Похоже, что Дмитрий Сергеевич был этим несколько обескуражен. Ненадолго задумавшись, он выразил желание рассказать Алене некие сведения, не подлежащие разглашению, для чего Елене Александровне следовало подписать еще один документ, предупреждающий от ответственности за это самое разглашение. Алена с удовольствием согласилось, она очень рассчитывала получить информацию, которая помогла бы ей в разгадке рецепта. После завершения этой формальности, товарищ Сухов приступил к рассказу.

Оказалось, что следствие установило, к кому именно приходил покойный гражданин Попцов. Выяснилось, что на третьем этаже подъезда проживает Мухин Иван Сергеевич, приходящийся покойному дальним родственником. Установлено, что гражданин Попцов, постоянно проживающий в Боголюбске, небольшом городе в пяти сотнях километров от Москвы, зашел в квартиру родственника только при своем втором посещении подъезда. Племяннику он сообщил, что неизлечимо болен и попросил помощи в уточнении диагноза, который ему поставили в родном городе. Племянник, гражданин Мухин, работает заведующим отделением в больнице, специализирующейся на онкологических заболеваниях. Он договорился встретиться на следующий день с пожилым родственником у себя в отделении. После чего, дядюшка, отказавшись не только от приюта на ночь, но и от чая, покинул квартиру родственника. В гостях он пробыл не более пятнадцати минут. Выйдя из квартиры, старик, по свидетельству двух мамаш с колясками, быстрым шагом проследовал к выходу со двора. А еще через пару минут он был мертв.

Закончив свой рассказ, товарищ Сухов внимательно посмотрел на Алену и поинтересовался, что она про всё это думает.

Алена ответила, что произошедшее событие ей представляется в высшей степени печальным и поинтересовалась, почему, пускай даже насильственная, смерть пожилого и неизлечимо больного человека вызвала такой интерес у «органов».

А вот, почему, — ответил товарищ Сухов. — В карманах покойного было обнаружено два паспорта на его имя. Вам это не кажется странным, Елена Александровна?

— А что тут странного? — удивилась Алена. — Наверное, один паспорт заграничный, а другой обычный.

— Никак нет. Оба паспорта общегражданские.

— Бывает и так, — перебила Алена, — потерял человек паспорт, выправил новый, а тут старый нашелся.

— Дело в том, Елена Александровна, что у обоих паспортов в точности совпадали серия и номер. Более того, оба документа оказались абсолютно идентичными. Вас это не наводит ни на какие мысли?

Понятное дело, Алену это навело «кое на какие мысли», более того, очень хотелось спросить, а не был ли один паспорт зеркальной копией другого, но делиться этими мыслями она была не намерена. Поэтому, девушка постаралась задать вопрос, который бы задал на ее месте человек, ничего не знающий о рецепте удвоения:

— В каком смысле «абсолютно идентичными»?

— В полном смысле, Елена Александровна. Паспорта совпадают не только до каждой буквы и печати, они полностью неотличимы. Совпадают каждый изгиб, каждое пятнышко, каждое бумажное волоконце.

Товарищ Сухов значительно посмотрел на Алену, будто бы ожидая, что она тут же в чём-то признается. Честно говоря, Алене было в чем признаться, но вместо этого она удивленно спросила:

— Разве так бывает?

— Не бывает, — легко согласился следователь. Но факт неоспорим. Вы ничего не хотите мне рассказать?

— Что-то в голову ничего не приходит, — пожала плечами Алена.

— Тогда я продолжу рассказывать. Повторная беседа с гражданкой Белогрудой позволила установить, что нашего покойного она видела два раз входящим и только один раз покидающим подъезд.

— А что, бабушка в туалет никогда не ходит? — наивно поинтересовалась Алена. — Или наблюдательный пост она оборудовала прямо на горшке?

Товарищ Сухов слегка поморщился. Похоже, недоверие к бдительному свидетелю его несколько покоробило. Тем не менее, он ответил Алене:

— Белогрудая утверждает, что никуда не отлучалась, и я этому верю. Расскажу вам про еще одно странное обстоятельство. Нашими сотрудниками были тщательно обследованы все помещения общего пользования в вашем доме. В результате выяснилось, что замок, запиравший люк, ведущий на чердак, сломан.

— А что, у нас есть чердак? — удивилась Алена. — В жизни бы не подумала.

— Есть. И на него с вашего пятого этажа ведет вертикальная металлическая лестница. Вы что, никогда не обращали внимания?

Алена вспомнила, что у нее на лестничной площадке действительно имеется железная лестница. Наверняка она куда-то ведет. На крышу, скорее всего, или на чердак.

— Наши сотрудники обследовали чердак, — продолжил свой рассказ Дмитрий Сергеевич, — и обнаружили там спортивный костюм, соответствующий описаниям того, в котором покойный Попцов вошел в подъезд в первый раз. Кроме костюма было обнаружено мужское белье, включающее трусы и майку, а также носки и кроссовки.

— Хотите сказать, что Попцов разделся или, вернее сказать, переоделся и спустился с чердака в другой подъезд?

— Другого объяснения просто не приходит в голову, — согласился товарищ Сухов, — но имеют место два странных обстоятельства. Во-первых, чердачные люки в двух остальных подъездах заперты на замки, а во-вторых, — тут Дмитрий Сергеевич поиграл пальцами, словно с трудом подбирая слова, — во-вторых, белье было найдено внутри костюма — майка внутри куртки, а трусы внутри брюк. Более того, кроссовки были туго зашнурованы, а носки находились внутри. Странно, правда? — Дмитрий Сергеевич выжидательно посмотрел на Алену. — Такое впечатление, что человек взял и исчез, а вся одежда осталась.

— А вы не предполагаете, что трусы и носки были специально засунуты на свои места, а кроссовки зашнурованы? — полюбопытствовала Алена.

— Наверное, так оно и было, — поскучнел товарищ Сухов. — А теперь я бы хотел задать несколько вопросов о ваших отношениях с племянником покойного.

Алене стало не по себе. Стремясь отдалить неприятное объяснение, она спросила:

— А в чем вы подозреваете покойного, в шпионской деятельности?

— Необязательно. Сам факт, что можно один к одному скопировать документы вызывает очень много различных мыслей. Очень тревожных мыслей, — уточнил Дмитрий Сергеевич. — А теперь вернемся к вам. Как давно вы знакомы с гражданином Мухиным Иваном Сергеевичем?

Алена немного подумала и решила, что на такой вопрос вполне можно честно ответить:

— Мы знакомы пару лет.

— А как вы познакомились?

— Здоровались, встречаясь в подъезде. Как-то раз Иван Сергеевич спросил, как приготовить утку — кто-то из пациентов, охотник, наверное, подарил ему двух диких уток. Я рассказала, как ощипать и посоветовала сделать с яблоками. А вечером он зашел ко мне и пригласил попробовать блюдо, приготовленное по моему рецепту. Насколько я помню, получилось очень вкусно. Похоже, он неплохо готовит.

— Скажите, а Иван Сергеевич за вами пытался ухаживать?

— Пытался. Чтобы избежать дальнейших вопросов, скажу, что между нами существуют только дружеские отношения. Иногда он приглашает меня к себе в гости, всегда по какому-нибудь поводу — день рождения, праздник. Как-то ему подарили большого осетра, и мы вместе его приготовили.

— Елена Александровна, вы настаиваете на том, что у вас только дружеские отношения?

Алена разозлилась, но постаралась, чтобы ее голос звучал нейтрально:

— Настаиваю, хотя уверена, что это вас абсолютно не касается.

— Ну почему же не касается? — удивился товарищ Сухов. — Если бы у вас были близкие отношения, вы бы были в праве не давать свидетельства, которые могли бы очернить гражданина Мухина. А коль скоро вы просто знакомые, я могу требовать от вас разъяснения по любому вопросу, имеющему отношение к расследованию. Вы по-прежнему утверждаете, что не были близки?

— По-прежнему. А вы удивлены, что одинокая женщина может кому-то отказать? — ядовито спросила Алена.

— Ну что вы, что вы. Вы вполне привлекательная гражданка, я уверен, что вам есть из кого выбрать, — голос товарища Сухова звучал умиротворяющее, но Алене показалось, что он ей не поверил.

— Пора заканчивать это интервью, подумала Алена, а сама спросила:

— А что рассказывает сам Иван Сергеевич о произошедшем?

— Выпроводив родственника, Иван Сергеевич принял снотворное, отключил телефон и лег спать. Снотворным он объяснил тот факт, что не услышал звонка в дверь, когда мы рано утром пытались с ним встретиться. Потом он поехал на работу, где мне удалось с ним увидеться и снять показания. Елена Александровна, распишитесь вот здесь, что записано верно с ваших слов, а я пойду, у меня еще очень много работы. В ближайшее время нам еще придется встретиться, дело очень серьезное, — с этими словами Дмитрий Сергеевич поднялся с табуретки и принялся упаковывать протокол в папку.

— Вот еще, Елена Александровна, если что-нибудь вдруг вспомните, наберите мне, — и Дмитрий Сергеевич протянул Алене визитку. На визитке кроме телефонного номера присутствовали только имя и отчество. Похоже, Дмитрий Сергеевич не слишком склонен афишировать свою принадлежность к организации, ведающей безопасностью.

 

Глава V

Место Москва.

Начало 15.07.2010 21:55.

Окончание 16.07.2010 01:50.

Алена проводила Дмитрия Сергеевича до двери, вернулась на кухню, присела на табуретку, на которой пять минут назад восседал товарищ Сухов, и глянула на часы. Скоро десять. Спать еще рано. Мысли вернулись к следователю. Почему они ко мне прицепились? — думала девушка, — неужели всех соседей так опрашивают? — Вряд ли. Похоже, что меня в чём-то подозревают. Зачем Сухов мне рассказал о поддельном паспорте? Догадывается, что я что-то знаю, или пытается воззвать к гражданскому долгу? Дело-то серьезное. Если каждый шпион будет подделывать паспорт честного гражданина, тут и до беды недалеко.

Сидеть не хотелось, хотелось двигаться и что-то делать. Алена вскочила с табуретки, прошла в комнату и зажгла свет. Вытащила из-под кровати дипломат и тут же, не раскрывая его, задвинула ногой обратно. Вернулась на кухню, открыла холодильник и достала вино. Подержала пакет в руках и вернула на место — сейчас не время. Внезапно девушка поняла, что нужно сделать. Нужно спуститься к Ивану Сергеевичу и обо всём его расспросить. Возможно, что-то рассказать. Одной в этой ситуации не разобраться, а сосед человек серьезный, умный и опытный. Алена быстро встала, достала из сумочки ключи от квартиры, засунула их в карман джинсов и быстро вышла из квартиры, забыв потушить свет в коридоре.

Дверь Иван Сергеевич открыл сразу после первого звонка, не спрашивая, кто там, будто ждал. Произнес: «Это ты? Заходи», — и двинулся по коридору в комнату, словно показывая дорогу. Алена прошла за ним, слегка недоумевая: до этого они обращались друг к другу исключительно «на вы». В комнате Иван Сергеевич указал Алене на диван, а сам занял кресло, развернув его к гостье.

— Иван Сергеевич, мне бы хотелось с вами кое-что обсудить, — начала Алена.

Хозяин задумчиво поглядел на гостью и неожиданно произнес:

— Знаешь, Алена, давай на «ты» обращаться. Всё-таки мы старые знакомые и, по-своему, довольно близкие люди. Отношения наши сложились не совсем так, как мне бы хотелось, но не в этом дело.

— Давай, — легко согласилась Алена. Она только сейчас обратила внимание на то, как одет хозяин квартиры. Прежде девушка видела его исключительно в костюме с галстуком. Нужно сказать, что джинсы и футболка шли Ивану Сергеевичу куда больше. Врач оказался хорошо сложен, а загорелые мускулистые руки были просто привлекательны.

— Чего-нибудь выпьешь? — поинтересовался хозяин. — Есть коньяк, виски, текила. Всё есть, одним словом.

— Давай, — согласилась Алена.

— Выбери сама, что тебе нравится. — Хозяин открыл огромный бар, и девушка увидела десятки бутылок самых разнообразных форм и расцветок. Выбор был впечатляющим.

— Ты, что — скрытый алкоголик? — полюбопытствовала девушка.

— Ну почему же скрытый, — пошутил Иван. — А если серьезно, пациенты приносят, неловко не взять. Я уж и раздариваю бутылки, и больнице оставляю. Всё равно шкаф ломится, ставить некуда.

Алена наугад ткнула пальцем в одну из бутылок вычурной формы:

— Мне этого, пожалуйста.

— А ты прежде мескаль пробовала?

Алена отрицательно мотнула головой.

— И не надо. Самогон он и в Мексике самогон.

— Ну, выбери что-нибудь на свой вкус, — предложила Алена.

— На свой вкус я уже выбрал, — Иван махнул рукой в сторону низкого столика, на котором девушка только теперь заметила бутылку зеленого стекла и низкий широкий стакан, на два пальца наполненный янтарной жидкостью. — Присоединишься?

— С удовольствием, — светским тоном произнесла Алена, — с охотой составлю тебе компанию. В одиночку пить, наверное, не очень приятно?

— Отнюдь нет, — не менее светским тоном отвечал Иван, — в этом есть своя прелесть.

Хозяин дома проигнорировал ехидство тона гостьи и не стал оправдываться. Почему-то Алене это понравилось, и она с любопытством спросила:

— А что мы пьем?

— Мы пьем односолодовое шотландское виски шестнадцатилетней выдержки. Если тебя интересует название, я могу прочитать его на этикетке, на память не помню, — любезно ответил хозяин, налил во второй стакан немного виски, подождал, пока Алена устроится на диване, и спросил:

— Ну, с чем пожаловала?

Тон девушке не понравился. Наряду с интересом, в нем ощущалась некая напряженность. Кроме того, Алене пришло в голову, что и сам вопрос звучит не слишком учтиво. Кажется, Иван это почувствовал и мягко добавил:

— Алена, я тебя очень рад видеть. Всегда. И сейчас тоже. Но у меня наступили довольно сложные времена, постарайся не обижаться.

Алена согласно кивнула головой и сделала небольшой глоток из бокала. Последующие три минуты девушка неудержимо кашляла, а встревоженный хозяин бегал кругами, пытаясь, время от времени постучать гостью по спине. Потом Алене пришлось сходить в ванную, где она несколько минут приводила себя в порядок. Выйдя из ванной, девушка обнаружила Ивана Сергеевича, стоящего посреди комнаты со встревоженным лицом.

— Всё в порядке, можем продолжать, — улыбнулась Алена, занимая свое место на диване. — Давай начну я. Только что от меня ушел следователь. Приходил он уже во второй раз, в первый раз был в шесть утра. Разговор шел, в том числе, и о тебе.

— О чём именно спрашивал? — голос Ивана казался совершенно спокойным, хотя и звучал заинтересовано.

— В основном, про наши с тобой отношения. Я рассказала всё, как есть, и он, похоже, был разочарован.

— Какой несдержанный мужчина, — поцокал языком Иван. Вот я, может, тоже разочарован, но разве хоть как-то это проявляю?

Алена рассмеялась. Никогда не предполагала, что пресноватый Иван Сергеевич может так пошутить. Девушка собралась с мыслями и добавила:

— Я ему рассказала далеко не всё.

Иван сотворил удивленно-виноватую мину и жалобно произнес:

— Неужели, я чего-то не запомнил из того, что происходило между нами?

Это уже было слишком. Перевоплощение несмелого интеллигента в нормального мужика было настолько неожиданным, что Алена поначалу смутилась, а потом строго сказала:

— Это ты мне брось! Два года сущность свою волчью скрывал под шкуркой малахольной овечки.

— Уже бросил, — кротко сказал Иван. — Так о чем ты хотела рассказать?

Внезапно Алена решилась.

— Подожди здесь. Мне нужно кое-что принести из дома, через минуту вернусь.

Через короткое время Алена протянула Ивану две тысячерублевые купюры, села на диван и поинтересовалась:

— Что ты об этом можешь сказать?

Иван внимательно изучил банкноты. Видно было, что он сразу понял, что одна из купюр является зеркальной копией другой — похоже знал, на что следует обратить внимание. Потом зачем-то изучил обе банкноты на просвет и замолчал, барабаня пальцами по столу — явно принимал решение. Алена нетерпеливо ожидала ответа на свой вопрос. Наконец Иван пришел к какому-то выводу. Он встал и вплотную подошел к девушке, продолжающей сидеть на диване, и, глядя ей в глаза, медленно произнес:

— Кое-что знаю, но очень мало. О чём-то догадываюсь. Откуда это у тебя?

— Нет уж! — Алена резко поднялась, подошла к столику и отпила из своего бокала, в этот раз, по-видимому, от возмущения, не закашлявшись, — будь добр, расскажи, что об этом знаешь ты и о чем догадываешься. А потом уж послушаем меня.

Иван сел на диван, прямо на то место, откуда только что встала девушка, подпер подбородок рукой и стал смотреть куда-то в сторону. Алена ждала, стоя посредине комнаты. Она обнаружила, что от нетерпения постукивает ногой об пол, раздраженно топнула провинившейся конечностью и уселась в кресло. Иван, не поворачивая головы, что-то невнятно произнес.

— Что? Да убери же ты руку ото рта!

Иван медленно повернул лицо к девушке и тихо, но очень отчетливо сказал:

— Знаешь, возможно, дядя исчез из-за меня. И убили его из-за меня.

Потом они перебрались на кухню. Хозяин заваривал чай и молчал, по-видимому, собираясь с мыслями. Когда расположились за столом, попросил разрешения закурить.

— Да кури, конечно, ты же у себя дома! — нетерпеливо ответила Алена, а потом добавила, словно извиняясь, — сама я не курю, но запах дыма мне нравится.

— Просто идеальная женщина, — грустно улыбнулся Иван, немного помолчал и начал рассказ. Если бы Алена совсем недавно не сотворила из ничего пачку денег, она, конечно же, не поверила рассказчику. Но недавние опыты с пирамидками расставили все по местам, и Алена слушала Ивана, не сомневаясь ни в едином его слове.

Умершего старика звали Персострат Валерианович Попцов, дядя Персик. Он приходился не слишком близким родственником покойной матери Ивана. Нет, дядю так назвали не в честь античного тирана, у того имя было Писистрат, а в честь первого советского стратостата, тогда так было принято. Ты же наверняка слышала про женское имя тех лет Даздраперма, да здравствует первое мая. Так что, можно сказать, старику еще повезло. Жил дядя далеко от Москвы и Ваня с ним познакомился уже, будучи довольно взрослым молодым человеком, незадолго до окончания школы. За несколько дней, проведенных вместе, дядя Персик и Ваня очень подружились, настолько, насколько это возможно при такой серьезной разнице в возрасте. Дядя, как и мальчик, обожал всякие ребусы и загадки. Они с Иваном непрерывно играли в такую игру: где-нибудь на видном месте старик оставлял записку с загадочным и непонятным для постороннего содержанием. Иван расшифровывал послание, и узнавал из него, где искать следующее послание. Следующая записка указывала на очередной тайник, и так далее. В последнем тайнике молодого человека всегда поджидал какой-нибудь приятный сюрприз. По описанию игра, конечно, выглядит немного детской, но загадки в записках были совсем не детские — Ване приходилось проявлять не только логику и сообразительность, но и самые различные знания. К чести дяди нужно заметить, что все его загадки, даже самые сложные, всегда оказывались племяннику по зубам. После того, как родственник покинул Москву, они с мальчиком продолжали переписываться — сначала часто, потом все реже и реже. К тому времени, как Иван поступил в медицинский институт, переписка совсем прекратилась. В следующий раз дядя Персик объявился около года назад. От него пришло письмо, в котором он сообщал, что собирается на недельку приехать в Москву и просил разрешения остановиться у племянника. Иван с удовольствием согласился.

— Иван, давай пойдем, погуляем? — неожиданно прервала рассказ Алена. Иван замолк на полуслове и, кажется, слегка обиделся, а девушка, как ни в чём не бывало, продолжила, — жары уже нет, на улице хорошо, прохладно, воздух свежий.

— Да, конечно, — в голосе мужчины звучало некоторое недоумение, — давай сходим, если хочешь.

Когда отошли от подъезда метров на десять, Алена негромко сказала:

— У твоего покойного родственника нашли два одинаковых паспорта на его имя. Догадываешься, что это означает? — Иван кивнул головой.

— Это означает, — продолжила Алена, — что расследованием занимается не только милиция, но и органы государственной безопасности. Лично мне с такими серьезными организациями сталкиваться не приходилось, но, если верить телесериалам, твоя квартира вполне может прослушиваться.

Иван внимательно посмотрел на девушку: — Вполне возможно. Но, кажется, мы уже успели наговорить чего-то лишнего? Почему ты сразу не сказала?

— Ничего такого мы не говорили, — успокоила Алена. — Я тебе показала купюры и спросила, что ты можешь про это сказать. Надеюсь, видеонаблюдения за тобой нет, а на слух невозможно понять, что именно я показывала. Ты остановился на том, что пригласил дядю в гости. Что было дальше?

Пара плечом к плечу шла по темной дорожке между домами, вдали ярко светили уличные фонари, и Иван продолжил свой рассказ:

— Когда дядюшка, наконец, появился, Иван отметил, что за прошедшие годы он не особенно изменился. Буквально через пару часов Иван ощутил, что старая дружба воскресает. Но, если в прошлом это была дружба между подростком и взрослым человеком, то теперь это были отношения двух взрослых людей, хорошо друг друга понимающих и имеющих много общих интересов. Оказалось, что дядю Персика очень интересует жизнь племянника. Он припомнил, что мальчик с детства хотел стать врачом и порадовался, что Ивану удалось выполнить свои планы. Дядя расспрашивал про работу в больнице, про отношения племянника с коллегами и пациентами. Спрашивал дядя и про личную жизнь родственника, и тот рассказал ему про Алену.

Тут Иван смутился; Алена подумала, что не будь темноты, было бы видно, как он покраснел.

— Понимаешь, — после секундной заминки продолжил Иван, — я рассказал, что у меня в доме живет девушка, которая мне уже очень давно нравится. Рассказал, что мне с ней удалось познакомиться и, со временем, объясниться. Моих чувств она не приняла и, в результате, я оказался в роли подружки.

Алена почувствовала неловкость. Она припомнила, что как-то раз в шутку просила у Ивана совета по охмурению некого молодого человека. Иван отнесся к вопросу очень основательно, и подчеркнуто отстраненным тоном дал несколько рекомендаций. Насколько эти советы были дельными сказать трудно: Алена ими так и не воспользовалась. Но только сейчас она по-настоящему поняла свою тогдашнюю нетактичность — раз уж Иван Сергеевич рассказал о ней своему родственнику, его чувства были куда серьезнее, чем представлялось девушке.

— Ладно, — голос Алены звучал виновато, — с этой стороной твоей жизни я, кажется, знакома. Что дальше было?

— А дальше дядя уехал к себе, я решил съездить с ним и провел в Боголюбске выходные. После этого мы часто переписывались. Причем, переписывались с помощью настоящих бумажных писем, электронной почтой дядя не пользовался, так как в институт к себе почти не ходил, а своего компьютера у него не было. Ближе к новому году дядя стал настойчиво зазывать меня к себе в гости. В результате я приехал к нему перед новым годом и остался в гостях почти на две недели. Кстати сказать, купил дядюшке в подарок ноутбук и подключил старика к интернету. Пользоваться электронной почтой учить дядю не пришлось, оказалось, что в компьютерах он разбирается получше, чем я. В дальнейшем, мы уже переписывались по-современному, что было куда удобнее: бумажные письма быстрее, чем за неделю не доходили.

— Не тяни! Я чувствую, что ты хочешь рассказать что-то важное. Что там у вас случилось?

— Случилось следующее: дядя рассказал, что владеет чем-то вроде волшебства, позволяющим изготовить копию чего угодно, и в доказательство, при мне произвел копию тысячной бумажки. Обе купюры — копия и оригинал были абсолютно одинаковыми, совпадали не только номера, но и детали узоров и водяных знаков, включая микродефекты. Дядя Персик показывал мне купюры под микроскопом. Они различались только тем, что представляли собой зеркальные копии друг дружки. Впрочем, похоже, что тебе это известно. Ведь ты мне показала именно те две банкноты, что изготовил дядя?

— Иван, давай рассказывать по очереди, — Алена решила уклониться от ответа. — Что было дальше?

— Дальше дядя мне долго доказывал, что это не фокус, а что-то вроде волшебства. По образованию, да и по работе дядя был физиком и, как понимаешь, был очень далек от всякого рода мистики. В частности, он говорил, что «волшебство» — это условное название, на самом деле весь мир подчиняется законам природы. Просто мы имеем дело с проявлением не известных нам законов.

— Физик, говоришь? А он пытался исследовать пирамидки?

— Пирамидки? — удивился Иван, — тебе известно о пирамидках?

— Известно, — подтвердила Алена, немного досадуя на себя за несдержанность. — Я тебе всё расскажу, но сначала ты.

— Дядя исследовал пирамидки у себя в институте. Подробностей я не знаю, но, как я понял, изготовлены они были, в зависимости от цвета, из различных материалов, а внутри некоторых имелись полости, чем-то заполненные. Дядя Персик сказал, что при желании смог бы изготовить такие пирамидки сам. Еще он говорил, что, скорее всего, окраска пирамидок не имеет значения и служит только, чтобы правильно составлять фигуры.

— А откуда у него взялись пирамидки?

— Дядя их получил в наследство от своего друга, а тот их, вроде бы, привез с войны.

— Из Чечни?

— Нет, из Германии — это было давно: друг был лет на двадцать старше дяди Персика.

Внезапно Иван остановился и попросил: — Алена, не перебивай, пожалуйста. Я подхожу к самому главному. Мне про это и так тяжело рассказывать, — и продолжил:

— Дядя Персик сказал, что хотел бы поделиться со мной секретом этого фокуса.

— Так в чём же дело? — не выдержала Алёна.

— А дело вот в чем, — лицо Ивана сделалось напряженным, — дядя пообещал своему родственнику никому не выдавать секрета. Не перебивай! — остановил он открывшую было рот девушку. — По его словам, это было не просто обещание, а какой-то ритуал, который, как бы сказать, имеет сущность, близкую к этому, назовем его так, волшебству. Насколько я понял, в этом обещании, или, точнее сказать, клятве, также принимали участие пирамидки. Дядя прочитал текст обещания с листа бумаги. Текст клятвы, я думаю, составил завещатель. Когда дядя произнес клятву, его родственник объявил, что теперь, если дядя клятву нарушит, он тут же умрет.

— Что значит, умрет? — не поняла Алена, — от чего умрет?

— Не знаю от чего, но, кажется именно это и произошло. Дядя оставил мне конверт, содержащий описание секрета, а я, как только дядя меня покинул, просмотрел бумаги из конверта, и он вскоре же исчез.

— Конверт исчез? — уточнила Алена.

— Не конверт, а сам дядя. Мне так сказал следователь. Машина скорой помощи приехала за окровавленным телом, а тело исчезло. Осталась только одежда. Причем, без малейших следов крови.

— Странно, мне следователь, Дмитрий Сергеевич, рассказал, что одежда была найдена на чердаке.

— Этот Дмитрий Сергеевич тебе просто соврал. Мой следователь сказал, что случайно проходил мимо, обнаружил тело в окружении пары прохожих и сам вызвал «скорую» и милицию. Пока ждали милицию, тело исчезло, а одежда осталась. А еще твой Дмитрий Сергеевич забыл рассказать тебе о довольно важной вещи. Дело в том, что дядя Персик, Персострат Валерианович Попцов, две недели назад погиб при довольно странных обстоятельствах.

— Умер две недели назад, а вчера заявился к тебе?

— Именно так. Как ты догадываешься, я тоже был, мягко выражаясь, удивлен.

— А откуда ты узнал о смерти?

— Звонили из Боголюбска. Нотариус. В завещании дядя объявил меня своим единственным наследником. Квартира и довольно серьезные сбережения. На похороны я не поехал. Собственно и похорон-то нормальных не было. Тела не нашли, но в том, что он погиб никаких сомнений нет. Нашли, кстати сказать, паспорт на месте происшествия.

— Нотариус сказал, как именно погиб твой родственник?

— Нет. Какая-то авария в институте. Дядя, по его словам, занимался чем-то, связанным с обороной. Разработкой какого-то оружия, другими словами. Причем, оружия совершенно нового принципа. Из недомолвок звонившего я понял, что как раз это оружие и послужило причиной смерти.

— А почему ты до сих пор не съездил в этот Боголюбск?

— Смысла не видел. На похоронах, как я говорил, закопали пустой гроб. А с наследством разобраться успеется.

Ну, не знаю, — задумчиво произнесла девушка. — Я бы, наверное, всё равно съездила.

— А еще дядя успел мне рассказать одну вещь. В последнее время кто-то его настойчиво преследовал. Вламывались в его отсутствие в квартиру, что-то искали, угрожали по телефону.

— А зачем угрожали, что им было нужно?

— По словам дяди, кто-то хотел получить рецепт секвенции.

— Секвенции? — переспросила девушка.

— Да, секвенции. Именно так дядя назвал те действия, с помощью которых он при мне скопировал купюру.

— Я не так давно, кажется, встречала это слово. Около года назад, прошлым летом, про секвенции вдруг стали много рассказывать по телевизору. Только речь там, кажется, шла о каком-то открытии, объясняющем мировые кризисы, дрейф материков и другие масштабные явления.

— Да, ты совершенно права. Где-то в Швейцарии недавно открыли, что специальные последовательности, секвенции, вызывают нарушение законов природы. Этими секвенциями пытаются объяснить необъяснимое, в том числе экономические кризисы и всяческие чудеса.

— А почему они нарушают законы природы? Если известно, что какая-то последовательность событий вызывает что-то странное, то это и есть закон природы. Раз явление воспроизводится, значит никакое это не чудо.

— Секвенция не сразу воспроизводится, ей после чуда нужно какое-то время отдохнуть.

— Как интересно! А почему же о секвенциях перестали говорить?

— Понятия не имею, — мрачно буркнул Иван, — может, никаких секвенций и нет вовсе. Обычная утка, вроде Лох-Несского чудовища или летающих тарелок. А возможно, просто хапнули государственных денег на организацию Секвенториума и тем удовлетворились.

— Секвенториума? Что это?

— Как можешь сама догадаться по названию, организация, занимающаяся изучением секвенций. Разумеется, некоммерческая, — последняя фраза была произнесена с сильным сарказмом.

— Но ведь секвенции существуют, я сама удвоила купюры!

— Сейчас для нас не это главное, — перебил Иван. — Главное и самое неприятное состоит в том, что дядя описал мне, как выглядел его преследователь. И тот человек, который приходил ко мне в больницу, полностью подходит под это описание. Как выглядел твой Дмитрий Сергеевич?

Алена, как смогла, описала товарища Сухова, после чего Иван с мрачным удовлетворением сделал вывод:

— Это он и есть. Человек, который от имени органов госбезопасности пытался у тебя что-то выведать.

— В каком смысле «от имени»? — удивилась девушка.

— В том смысле, что у меня нет уверенности, что он действительно работает на государство. Зато есть уверенность, что он имеет прямое отношение к гибели дяди.

— А кто же он тогда? — недоуменно спросила Алена.

— Да кто угодно! Жулик, бандит, шпион… Предположения могут быть самыми разными. Почему ты решила, что он сотрудник «органов»?

— Так милиционер сказал, — неуверенно сказала Алена. — Думаешь, милиционер тоже фальшивый?

— Понятия не имею, — отрезал Иван. — Милиционер и сам мог быть введен в заблуждение. А может, и не был. Про оборотней в погонах слыхала?

— Так что же нам делать? — растерялась девушка.

В этот момент телефон, лежавший в кармане Алениных джинсов, издал странный звук. Остроумец Жека, впервые услышав, как телефон девушки извещает об СМС, заявил, что именно с таким звуком крот занимается любовью с кузнечиком.

— Что это? — с легким беспокойством спросил Иван.

— СМС. Остановись на секунду.

Алена достала телефон и с трудом начала разбирать длинное сообщение, написанное по-русски, но латинскими буквами. «Место вора в могиле. Верните, что вам не принадлежит», — наконец прочитала она и с испугом посмотрела на спутника.

— «Завтра последний срок», — закончил за девушку Иван и пояснил:

— несколько часов назад я получил такое же.

— Что это значит? Кто это написал?

— Подозреваю, что так называемый Дмитрий Сергеевич.

— Зачем?

— Ты должна испугаться и броситься искать защиты у «органов», то есть у самого Дмитрия Сергеевича.

— Я действительно испугана, — призналась Алена.

— Для этого есть все основания, — мрачно сказал Иван. — Думаю, что ты сейчас подвергаешься большой опасности. Нам нужно на время скрыться и переждать.

— Нам? Куда скрыться? — пролепетала Алена. — Мне всё равно на работу ходить нужно. Меня там легко найдут.

— Значит так, — тон мужчины сделался строгим, — на некоторое время мы должны уехать из Москвы. Что до меня, то я с понедельника в отпуске. У тебя завтра и послезавтра выходные, а понедельник позвонишь на работу и скажешь, что серьезно заболела. Если всё будет хорошо, я потом тебе и бюллетень, и справки выпишу.

— В каком смысле «всё будет хорошо»? — уточнила Алена.

— В том смысле, что ты и я останемся в живых, — спокойно ответил Иван. — Мы оба попали в очень непростую ситуацию.

— Сделаем так, — после короткого размышления продолжил он, — сейчас ты буквально на пять минут заходишь домой, быстро берешь самое необходимое, в первую очередь документы, и мы с тобой уезжаем из Москвы. Если вдруг я ошибаюсь, и ничего страшного не происходит, через пару дней спокойненько вернешься и выйдешь на работу. Про бюллетень я тебе уже сказал.

Расставаясь с девушкой у дверей своей квартиры, Иван сказал:

— Много вещей с собой не бери, никаких чемоданов, только самое необходимое. Всё, что нужно, купим. Денег у меня довольно.

Примерно через полчаса Алена с Иваном быстро прошли мимо песочницы, покинули двор и двинулись по плохо освещенной улице. На плече мужчины висела вместительная сумка, а за спиной у девушки был небольшой рюкзачок бирюзового цвета. В рюкзаке, кроме, необходимых в дороге вещей, находилось всё содержимое черного дипломата: пирамидки, две коробочки с монетами и рецепты. Алене пришло в голову, что впервые за много лет она, абсолютно самостоятельный человек, позволила кому-то принять за себя решение. Девушка ощутила себя ребенком, которого за руку ведет взрослый, знающий, куда идти и что делать. С удивлением она поняла, что ей это нравится.

 

Глава VI

Место Москва — Боголюбск.

Начало 16.07.2010 02:30.

Окончание 16.07.2010 04:30.

Уже на вокзале Алена, наконец, поинтересовалась:

— А куда мы, собственно, направляемся?

— В Боголюбск, — коротко ответил Иван, а потом добавил, — попробуем разобраться в ситуации на месте. Дядя оставил мне ключи от квартиры.

— А во сколько поезд, знаешь?

— Скоро, через двадцать минут. На месте будем только в обед. Поезд медленный, у каждого столба останавливается.

В кассе выяснилось, что остались билеты только в общий и спальный вагоны. Когда Алена услышала сколько стоят билеты в спальном вагоне, то пришла в ужас и попыталась уговорить Ивана купить билеты в общий. Не слушая возражений девушки, Иван взял два билета в спальный вагон и совсем немного времени спустя они обустраивались в жарком и душном двухместном купе.

— Мы тут не задохнемся? — обеспокоилась Алена.

— Не думаю, — оптимистично сказал Иван, — когда поедем, должны кондиционер включить.

Вскоре поезд тронулся и в купе, действительно, сделалось прохладно. Несмотря на ночное время, проводник предложил путешественникам чаю, который оказался на удивление вкусным. Алена оживленно принялась обсуждать преимущества чая, заваренного в чайнике, перед одноразовыми пакетиками, но Иван без малейшей деликатности ее прервал:

— Теперь, рассказывай всё, что ты знаешь об этой истории.

Девушка подробно и без утайки рассказала всё, что произошло за последние два дня. Казалось, что Иван не слишком удивился рассказу про удвоение денег с помощью пирамидок, во всяком случае, эту часть повествования он выслушал молча, не задавая вопросов. Однако про общение со следователями он заставил девушку рассказать дважды, каждый раз уточняя новые детали. После завершения рассказа он надолго задумался, а потом вдруг сказал:

— Непохоже, чтобы смерть дяди случилась из-за того, что я ознакомился с его бумагами.

— Это еще почему? — удивленно спросила Алена и, усовестившись, тут же добавила, — нет, не подумай, я тебя ни в чём не обвиняю. Но почему ты так решил?

— Потому, что я в тот момент ничего в них не понял. Только после твоего рассказа до меня кое-что стало доходить.

— Знаешь, — предложила Алена, — давай попробуем изучить ситуацию объективно. Если ты тут не при чём, очень хорошо. Но если присутствует твоя вина, нам нужно это понимать. Если мы будем только стараться снять с тебя твои же обвинения, мы никогда не поймем, что произошло, и как нам жить дальше. Кроме того, даже если ты и виноват, то не в смерти дяди, а в исчезновении тела. А то, что он погиб вскоре после того, как ушел от тебя — просто совпадение. Ведь бывают совпадения?

— Оказывается, ты очень рациональная особа, — грустно улыбнулся Иван. — Но, по сути, ты совершенно права. Я постараюсь взирать на всё это по возможности отстраненно.

— Ты не обижаешься? — участливо спросила Алена.

— Уже нет. Ты и в самом деле говоришь всё правильно. Давай попробуем разбираться в ситуации так, как если бы это происходило не с нами, а с совсем посторонними людьми. Покажи документы из портфеля.

Когда Алена доставала из рюкзачка документы, из тощей пачки листков выпала и упала на ковер визитная карточка.

— Это телефон товарища Сухова, — объяснила девушка, поднимая карточку, — велел позвонить, когда сильно соскучусь. Погоди! Это не та карточка. На той было написано его имя, а здесь только телефон. А где же та?

Алена достала из кармана свой большой кошелек, порылась в нем, вытащила карточку и, держа двумя пальцами за самый уголок, протянула Ивану: — Вот она!

Иван с полминуты молчал, переводя взгляд с одного бумажного прямоугольника на другой, а потом спросил:

— Ты уже видела, что на них номера одинаковые?

Алена выхватила из рук Ивана обе карточки, мельком взглянула на них и бросила на столик.

— Понимаешь, что это означает?

— Это означает, что дядю преследовал именно этот тип, согласна?

— Да, теперь сомнений нет. А еще, я поняла, почему этот Сухов так настойчиво пытался у меня что-то выпытать. Он точно знал, что мне что-то известно.

— Откуда?

— В тот вечер, когда ко мне попал портфель, я попыталась позвонить по этому номеру с домашнего телефона, но никто не брал трубку.

В купе повисло молчание. Прервал его Иван, сказав бодрым голосом:

— Во всяком случае, в сложившейся ситуации мы выбрали наилучшее решение.

— Это какое такое решение?

— Быстро унести ноги, отсидеться и подумать. Давай сюда документы из портфеля!

В течение пары минут Иван изучал бумаги, а потом спросил:

— Что ты думаешь о рецепте эха?

— Ничего не думаю, — призналась девушка. Из того, что я прочитала, мне показалось, что можно скопировать саму себя, уж не знаю, насколько это правда.

— Рецепт эха, тут я с тобой совершенно согласен, позволяет создать копию живого существа, например, себя самого. Примерно так же, как другой рецепт позволил тебе создать копию твоей зарплаты. В тех документах, которые мне оставил дядя, содержатся всякие технические подробности, касающиеся двух рецептов секвенций. Но самих рецептов там нет, поэтому для меня ситуация начала немного проясняться только после твоего рассказа. Давай-ка почитаем, — с этими словами Иван полез в карман своей сумки и вытащил оттуда большой желтый конверт с маркой и почтовыми штемпелями, извлек из конверта несколько листков и начал их внимательно перечитывать.

— Ага, — удовлетворенно произнес он через некоторое время. — Если я правильно понимаю, копия живого существа через некоторое время сама собой исчезает. Ты создаешь эту копию, а примерно через четыре часа ее уже нет. Это же относится и к копии предмета, правда такая копия живет подольше, почти двое суток.

— Дай посмотреть, — Алена довольно бесцеремонно выхватила листок из руки Ивана. — А на каком это языке? — спустя мгновение недоуменно спросила девушка.

— Немецкий, — объяснил Иван. — Напечатано на машинке с готическим шрифтом.

— Готика — это средневековье, — авторитетно произнесла Алена. — Тогда еще никаких машинок не было.

— Всё верно, — улыбнулся Иван. Появился такой шрифт в средние века. Со временем написание букв упростилось, и от таких шрифтов отказались. Однако в Германии он продолжал использоваться до сорок первого года.

— Как ты это можешь читать? — удивилась девушка. Тут ни одной знакомой буквы! Ты кто — врач или историк?

— Врачом я решил стать незадолго до окончания школы, — лицо Ивана почему-то сделалось печальным, — а до этого хотел быть именно историком, несколько лет занимался в кружке. Меня интересовала как раз Германия. А про то, что ни одной знакомой буквы, это ты зря говоришь. Вот, погляди, латинские a, o, n вполне узнаваемы.

— Точно, — обрадовалась Алена. — А вот это — латинская «U».

— Нет, — улыбнулся Иван. Это прописная A. Впрочем, это не важно. Если хочешь, я тебя как-нибудь научу. Пара деньков, и легко будешь читать такие буквы.

— Спасибо, — учтиво ответила девушка. — А я буду понимать, что там написано?

— Не сразу, — признался Иван. — Но, если будет желание, научишься. Это вопрос времени.

— Это вопрос того, будет ли у нас это время, — сразу поскучнев, сказала Алена.

— Давай-ка голову от страха терять не будем, — предложил Иван, — если у нас не будет надежды на победу, то ничего не получится. Коль скоро всё обстоит так, как мне это представляется, спасут нас не когти и мускулы, а голова. Точнее, головы.

— Давай, — легко согласилась Алена, — но, если тебя интересует и моя голова, неплохо было бы наполнить ее кое-какими знаниями. Сейчас я не имею в виду готический немецкий.

— А что ты имеешь в виду? — доброжелательный тон Ивана показывал, что он был явно склонен к сотрудничеству.

— Я тебе рассказала всё, что знала. Если чего-то и не рассказала, то просто не вспомнила. А в твоей истории я четко вижу два абсолютно темных для себя момента.

— Какие же?

— О чем говорил твой дядя во время последнего посещения и про твоё общение с товарищем Суховым. Очень хотелось бы про это узнать.

— У нас не та ситуация, чтобы что-то друг от друга скрывать, — голос Ивана звучал очень серьезно, — если ты готова слушать…

— Готова, готова, — в голосе Алены звучало явное нетерпение, — давай, рассказывай. Сначала, про визит дядюшки.

Иван начал рассказывать.

В этот день он вернулся из больницы раньше обычного. Дядюшка позвонил на мобильный, когда Иван уже был дома. На естественное удивление племянника (конечно же, радостное) по поводу того, что любимый родственник, полагаемый усопшим, оказался жив, дядя Персик отреагировал довольно холодно и попросил больше не возвращаться к этому вопросу. После этого он сообщил, что находится в Москве и в скором времени посетит племянника. Иван сейчас уже не помнит, какими именно словами, но дядя дал понять, что речь идет о чем-то чрезвычайно важном, и они оба, и дядя, и Иван находятся в опасности. Иван пытался что-то уточнить, но дядюшка пообещал рассказать всё при личной встрече. Попросил племянника не уходить из дому и предупредил, что откроет дверь своим ключом (ключ Иван оставил дядюшке, гостя у него на новогодних каникулах). Из-за волнения Иван запомнил дословно, что именно говорил дядя, но у него создалось ощущение, что родственник прибудет с минуты на минуту. На деле, пришлось ждать больше двух часов, пока Иван не услышал сначала царапания неуверенно вставляемого в замок ключа, а потом звука открываемой двери. Племянник вышел в прихожую, включил свет и обнаружил любимого дядю, прислонившегося спиной к захлопнувшейся входной двери. Дядя выглядел вполне респектабельно: на нем был светлый летний костюм, под пиджаком красивая льняная рубашка. Более того, казалось, что дядюшка сильно помолодел с момента последней встречи. Однако лицо старика выражало неуверенность, совершенно не вязавшуюся с общей благополучностью облика. Первым, что спросил дядя, было: «Ты в квартире один?» Получив утвердительный ответ, старик явно немного успокоился. Тем не менее, его речь (дядя с племянником уже прошли в комнату) была довольно взволнованной и даже сбивчивой. Первым делом дядюшка сообщил, что эту встречу он запланировал уже давно, всё рассчитал, и племянник, будем надеяться, не подвергается какому-то особому риску. Затем дядя предупредил Ивана, что про это его посещение, скорее всего, будут расспрашивать незнакомые люди. Они могут представляться кем угодно: неизвестными родственниками, дядиными сослуживцами, инопланетянами или работниками спецслужб. Верить им ни в коем случае нельзя. Они враги, и их надо опасаться. Затем дядя начал подробно описывать внешний вид одного из преследователей.

Иван относился к той категории врачей, принципы которых требуют говорить окружающим всю правду о том, что касается их здоровья. К сожалению, в той деликатной и печальной области медицины, где практикует Иван, это не всегда возможно. Однако, во всех остальных случаях, не связанных напрямую с врачеванием онкологических больных, Иван своих принципов старался придерживаться неукоснительно. Поэтому он тут же объявил дядюшке, что тот производит впечатление человека перевозбужденного, возможно даже, с несколько травмированной психикой. Опытный врач тут же предложил пути медикаментозного вмешательства. В качестве возможных вариантов были предложены: рюмка доброго спиртного, слабые успокоительные средства класса валерианы и брома, а также сильнодействующие лекарства, предполагающие после их приема здоровый сон продолжительностью в пару-тройку часиков в гостевой комнате на крайне удобном диване. Дядюшка напрочь отказался от такого рода помощи, и предложил племяннику, вместо того, чтобы заниматься разными медицинскими глупостями, внимательно его выслушать. Паллиативные меры, как то, прохладная минералка из холодильника и горячий чай, были дядей также отвергнуты. Всё закончилось тем, что родственники расположились в гостиной и дядя начал инструктировать племянника. Иван припомнил, что дядя часто поглядывал на наручные часы, которые почем-то были надеты на правую руку, и пару раз сказал, что времени оказалось на час меньше, чем он рассчитывал. В первую очередь Иван получил инструкции про то, что рассказывать тем, кто будет расспрашивать про это посещение. Следовало отвечать, что дядя предполагает, что неизлечимо болен и просится в больницу племянника на обследование — затем и приехал. На осторожные вопросы Ивана про то, действительно ли есть основания предполагать, что дядюшка неизлечимо болен, старик досадливо ответил, что сейчас это не имеет ни малейшего значения. Далее, дядя напомнил племяннику про забавный фокус с размножением тысячерублевки, и объявил, что это никакой не фокус, а секвенция. Про то, что это именно секвенция, дядя догадался сам, в немецких документах это слово не упоминается. Затем дядя довольно настойчиво порекомендовал племяннику при удобном случае прочитать о секвенциях в прессе. Дядя явно очень спешил, поэтому тут же перешел к следующей теме. За секвенциями охотятся какие-то темные личности. То, что такая ситуация может сложиться, догадливый дядя предположил заранее, поэтому рецепты и средства их реализации уже который месяц хранятся раздельно. Кроме того, сообразительным дядюшкой были изготовлены некие фальсификаты, которые, попав в руки злоумышленников, должны навести их на мысль, что у них в руках оказалась часть истинной разгадки тайны секвенций. Именно этой хитростью объясняется тот факт, что между двумя ограблениями его квартиры прошло более трех месяцев.

— Твою квартиру дважды грабили? — удивился Иван.

— Да, причем во второй раз уже после объявления о моей смерти, — немного нервозно подтвердил дядюшка. — Я что, непонятно выражаюсь? Не перебивай, у нас очень мало времени!

Гость взглянул на часы еще раз. На его лице появилось очень недовольное выражение, и он издал странный квакающий звук, полный разочарования. Потом заявил, что из-за непунктуальности некой очаровательной особы он вынужден опустить промежуточные выкладки и огласить конечный вывод. Вывод заключался в том, что он, дядя Персик, оказался между двух огней. С одной стороны, его настигает некий негодяй, или группа негодяев, которые не остановятся ни перед чем, чтобы получить рецепт секвенций. Когда дядя сказал «ни перед чем», он поднял палец и со значением посмотрел на Ивана: «Понимаешь, Ваня, ни перед чем». А с другой стороны, дядя связан обещанием ни с кем не делиться тайными рецептами. И обязательность выполнения этого обещания обусловлена отнюдь не этическими соображениями, а абсолютно шкурными. Он уверен, что если нарушит это обещание, то тут же погибнет, на сей раз окончательно. И речь тут идет не об «этих гопниках», которые охотятся за рецептами, а чем-то куда более серьезном. Похоже, дядя верил, что, нарушив обещание, он приведет в действие некие силы, которые от него мокрого места не оставят.

Но не всё, оказывается, так уж плохо, и у дядюшки есть идея. Осуществлению этой идеи мешает то, что дядюшка не помнит дословно текста своего страшного обещания, хотя и попытался воспроизвести по памяти на письме. Текст обещания составлял человек явно чуждый юридическому мышлению, поэтому отдельные положения текста допускают двоякое толкование. Весь вопрос в том, каков механизм работы этой внешней силы, которая карает за нарушение обещания. Если факт нарушения базируется на дядином осознании того, что он не сдержал обещание, это одно. То есть, если дядя, понимая, что нарушил клятву, сам, под воздействием этой непонятной силы заставит себя угаснуть, тут ничего не поделаешь — либо злоумышленники тем или иным способом выведают секрет, либо прикончат дядю в процессе этого самого выведывания — конец един. Но есть надежда, что убийственный механизм базируется на неких формальных положениях обещания. Это совсем другое дело, и дядя сделал на это свою ставку, возможно, последнюю в жизни. Дядя пообещал Ивану, что если всё пойдет, как надо, у племянника со временем на руках целиком окажутся два рецепта. И, если Иван будет действовать по указаниям, которые время от времени самыми различными путями будет получать от старшего родственника, то и волки будут сыты, и овцы целы. Другими словами, любимый племянник сделается обладателем чудесных рецептов, а почтенный дядюшка в спокойствии проживет отпущенный ему век. Еще дядя упомянул, что разделил тайну секвенций на четыре части, каждая из которых не имеет никакой ценности без двух других. И все эти четыре части рано или поздно найдут Ивана. Правда, при том условии, что дядя всё рассчитал правильно. Перед уходом дядя спросил Ивана, нет ли у того ненужного портфеля. Иван достал из шкафа и с удовольствием предложил дяде на выбор два чемоданчика-дипломата — черный и коричневый. Портфели когда-то были подарены Ивану коллегами на день рождения и уже несколько лет стояли в шкафу без дела. Дядя выбрал дипломат черного цвета, в спешке попрощался и вышел из квартиры.

— Вот, пожалуй, и всё, — закончил Иван свой рассказ. В моей квартире дядя пробыл около полутора часов. Переходим к моему общению с товарищем Суховым?

— Нет, погоди, — подняла ладонь Алена, — хочется сначала кое-что обсудить. Во время твоего рассказа мне иногда казалось, что ты почти дословно воспроизводишь слова своего родственника, не всегда до конца понимая их смысл. Это правда? У тебя такая невероятная память?

— Ты поняла совершенно верно. У меня действительно очень хорошая слуховая память, и я старался передать факты, а не свое впечатление о них. — Иван оживился. Было видно, что вопрос девушки доставил ему удовольствие.

— Отлично, ты просто молодец! — искренне похвалила его Алена. — Получается, что у нас есть прямо-таки стенограмма твой беседы с дядюшкой. Мне кажется, что это серьезно увеличивает наши шансы понять, что происходит. Давай вспоминать. Дядя сказал, что порознь ни одна из частей секрета не имеет никакой ценности. Мы уже догадались, что дипломат с его содержимым — это одна из частей. Несмотря на это заявление твоего дяди Персика, мне удалось выполнить секвенцию удвоения. Как ты думаешь, о чём это говорит?

Иван молча, без улыбки посмотрел долгим взглядом на Алену, затем кивнул головой и сказал:

— Согласен. Это говорит, что дядя в чём-то ошибся. Ошибся, по меньшей мере, один раз. И я теперь не уверен, что все три части рецепта секвенций меня найдут, как планировал дядя. И в том, что, в соответствии с замыслами старика мне не грозит особой опасности, тоже не уверен. А тут еще и тебя втянули.

— Расскажи про беседу с Суховым, — попросила Алена.

— Беседы, как таковой, не было, — признался Иван, — он нашел меня в больнице, я готовился к операции. Кстати, о том, что его фамилия Сухов, я узнал только от тебя.

— А как он представился?

— Не помню. Может, и никак.

— Про что спрашивал?

— Сколько времени провел у меня дядя, про что говорили. Дядя Персик, как помнишь, дал подробные инструкции, как мне отвечать. Я рассказал, что он пробыл у меня пятнадцать минут, мы договорились, что он ляжет ко мне на обследование и на том распрощались.

— Сухов знал, что дядюшка провел у тебя полтора часа. Об этом ему наверняка доложила старушка из нашего подъезда.

— Знал, но сделал вид, что поверил мне. Значит, не поверил вообще ни одному слову, — промолвив это, Иван надолго замолчал.

Алена почувствовала, что другу нужна поддержка. Она накрыла своей ладонью его руку и убежденно произнесла: «Ваня, мы с тобой умные, хитрые, сообразительные. Нас двое. Мы их победим, или, в крайнем случае, обманем».

Иван накрыл Аленину ладонь своей и серьезно сказал: «Не сомневаюсь».

 

Глава VII

Место Москва, квартира Траутмана.

Начало 14.07.2010 20:30.

Окончание 15.07.2010 03:30.

Тридцать пять минут назад Петров по телефону сообщил, что имеется важное и срочное дело. Не прошло и четверти часа, как он позвонил в дверь, уверенно прошел на кухню и начал выгружать на стол содержимое огромного пакета. Первой на столе появилась запотевшая бутылка водки, за ней последовали всякие банки, баночки и пластиковые коробки, содержимое которых Петров мгновенно распределил по тарелкам. А еще минут через пять гость объявил, что кушать подано и жестом гостеприимного хозяина пригласил меня за мой собственный стол.

Я рад Петрову. Не могу сказать, что уже успел сильно соскучиться, ведь мы расстались часа четыре назад, когда я, объявив, что к концу четверга устал, словно уже пятница, быстро собрался и покинул лабораторию. Просто грозный Петров, несмотря на то, что за свою невероятно долгую жизнь успел покомандовать людьми и поучаствовать во всех мыслимых и немыслимых войнах нашего мира — тайных, информационных, холодных и просто так войнах, прекрасный собеседник и отличный товарищ. Когда я не вижу его лица, а слышу только низкий рычащий голос, память привычно воссоздает образ почти девяностолетнего старца, каковым он был совсем недавно. Этим вечером я избегаю смотреть на своего друга. Сегодня в лаборатории мне, поклоннику джинсов и рубашек без галстука, его внешний вид показался слишком официальным. Поэтому я имел неосторожность сообщить Петрову, что серый костюм с бордовым галстуком накидывает ему пару-тройку лет, в результате чего он смотрится на тридцать с небольшим. Напрасно я это сделал. Петров решил продемонстрировать возможности управления своим возрастом безо всяких омолаживающих секвенций, и ему это всецело удалось. Я украдкой бросаю на него взгляд и начинаю размышлять про то, что не каждый знает, где можно приобрести такую напоминающие рясу тинейджерскую рубашечку кислотной расцветки, да еще с огромными красными пуговицами. Я, например, не знаю. А Петров знает и, похоже, чрезвычайно тем гордится. Еще меня смущают штаны моего друга. Я и сам иногда ношу джинсы с фабрично произведенными дырками, но торчащие из огромных прорех голые коленки Петрова, вызывают у меня оторопь. Никогда не думал, что могу придавать столько значения мужской одежде. Я, со своими светлыми волосами до плеч, тоже не особо похожу на офисного мальчика или представителя истеблишмента. Но наряд Петрова наводят меня на мысль, что общественный договор всё же должен как-то соблюдаться, хотя бы в части легких ограничений на собственный внешний вид.

Я снова бросаю на Петрова несмелый взгляд, и он его замечает:

— Клёвый прикид, правда? Так и знал, что тебе понравится!

Я высказываюсь в том смысле, что каждый волен одеваться как ему угодно, тем более на отдыхе, но сегодняшний костюм с галстуком шел ему невпример больше. Петров делает вид, что оскорблен моим вмешательством в его privacy, и мне приходится добавить, что в официальном костюме он неотличим от Джеймса Бонда. Похоже, Петров удовлетворен моими завуалированными извинениями, он что-то невнятно рычит, хлопает рюмку водки и с аппетитом заедает жгучим соленым перцем. Хотя за столом Петров ведет себя уверенно и почти развязно, чувствуется, что грядущий важный разговор, ради которого мы встретились, его слегка смущает и беспокоит. Чтобы скрыть это смущение, он снова разливает спиртное, быстро выпивает, жестом принуждает меня присоединиться и, наконец, переходит к делу. Вопрос, заданный безо всякого намека на шутливый тон приводит меня в недоумение:

— Скажи мне, Траутман, тебе бездельничать еще не надоело?

Я демонстрирую искреннее возмущение:

— Это кто тут бездельник? Я — бездельник? Я, между прочим, провожу в лаборатории времени не меньше, чем некоторые из присутствующих! А вчера до ночи писал эту идиотскую статью для детей. Я вообще не понимаю, зачем она нужна!

— Сначала про статью. Да будет тебе известно, что Секвенториум объединяет лишь треть тех, кто владеет тайной секвенций. Еще треть знает о существовании Секвенториума, но по разным причинам к нам не присоединяется. А оставшаяся треть вообще не имеет представления о существовании нашего сообщества и полагает себя единственными обладателями чуда. Они должны узнать, что не одиноки и прийти к нам. Вот для них-то ты и написал свою статью. Статья, к слову сказать, отвратительная.

— Я знаю, — грустно сказал я, — но почему детский журнал?

— Детский журнал — это одно из направлений нашей работы. Поверь, я знаю, что делаю. Теперь перейдем к вопросу о твоем безделье. Признаю, про безделье я выразился немного грубовато, — по лицу Петрова трудно было предположить, что он сожалеет о своей грубости. Последующая речь недвусмысленно показала, что ни о каком сожалении разговора и не шло:

— Траутман, изучение секвенций — твоё хобби. Ты этому хобби посвящаешь по двенадцать часов в день, и у тебя совсем неплохо выходит. Но существует еще работа. Знаешь, чем работа от хобби отличается?

— За работу деньги платят? — иронически предполагаю я.

— При чем здесь деньги? — с досадой рычит Петров, — тебе что, денег мало?

— Нет, — соглашаюсь, — чего-чего, а этого добра, вашими молитвами, у меня хватает. Так чем же отличается работа от хобби?

— Тем, что часто приходится заниматься вещами не слишком интересными, но абсолютно необходимыми, — поучительным тоном разъясняет Петров.

— Ты хочешь попросить меня сделать что-то не очень интересное, но важное и нужное? Так бы и сказал, я — с удовольствием. А тебя не смущает, что серьезный вопрос мы будем обсуждать за рюмкой?

— Траутман, ты же книги читаешь. Наверняка слышал, что в былые времена готы и прочие вандалы важные решения принимали именно так. Первый раз обсуждали вопрос на пиру, в пьяном виде. Это обеспечивало эмоциональность и страстность решения. А окончательный вердикт принимали протрезвев.

— Что мне твои готы? — рассудительно замечаю я. — В России именно так всё и проистекает, насколько я знаю. А если из-за спешки хочется принять решение побыстрее, пренебрегают, скорее, вторым чтением.

— Вот видишь, — радуется Петров, — всё ты понимаешь, просто поспорить охота. Ты про зеркальные секвенции что-нибудь слышал?

— Не слышал, а читал, — поправляю я своего друга. — Насколько я помню, они упоминаются в списке легендарных секвенций, рецепты которых к настоящему времени утрачены. Вследствие общей косноязычности этого документа мне не удалось даже приблизительно понять последствий этих секвенций. Не знаешь, кто составлял это описание?

Мне прекрасно известно, что автором реестра легендарных секвенций является сам Петров, и он чудесно знает, что мне это известно. Однако автор исторического документа и не думает обижаться, а вместо этого своим низким рокочущим голосом начинает рассказывать.

— В старых бумагах имеется много упоминаний о так называемых секвенциях отражения или зеркальных секвенциях. Таких секвенций не то две, не то три. Называют их так из-за того, что они создают отражение предмета или существа.

— Пока по описанию очень напоминает зеркало, — ехидно замечаю я.

Проигнорировав мою реплику, Петров продолжает:

— Отражение представляет собой зеркальную копию предмета или существа.

— Первая секвенция делает копию предмета, — я стараюсь продемонстрировать догадливость, — вторая — живого существа, а третья?

— Третья делает живую копию мертвого существа, — помогает мне Петров.

— То есть, я беру замороженную треску, копирую ее с помощью третьей секвенции, и получаю живую рыбу? — уточняю я.

— Не только. Секвенция позволяет, например, сделать живую копию давно умершего человека.

— Значит, она может сделать копию Чингиз Хана, Элвиса Пресли или Гиммлера? — сомневаюсь я.

— Судя по всему, может.

— А почему ты сказал, что секвенций отражения не то две, не то три?

— Возможно, вторая и третья секвенции — это одно и то же.

— Секвенции мощные, — признаю я. — А что про них рассказывают твои старые манускрипты? Как всегда, каждый свое, словно речь идет о разных рецептах?

— Естественно, — подтверждает Петров, — какой автор упустит возможность добавить свои соображения, выдавая их за точные факты! Тем не менее, прослеживается определенная закономерность.

— В этом безумии есть система? — демонстрирую я эрудицию.

— Вот именно, система. Все источники утверждают, что у зеркальных секвенций очень короткие периоды безразличия. Понимаешь, что это означает?

— Это означает, что секвенции можно производить почти без перерыва, — пожимаю плечами, — а что же еще?

— Совершенно верно, — энергично кивает головой Петров, — но вернемся к общепризнанным свойствам. Мираклоид секвенции, то есть копия, которую она создает, существует не слишком долго, а потом исчезает.

— Сколько это «не слишком долго» — секунды, минуты, часы?

— Вот в этой части источники сильно расходятся. Но речь, скорее всего, идет о часах. Еще одно свойство, на котором настаивают все источники: копия живого существа представляет собой абсолютно здоровый организм. Думаю, что у копии однорукого будет две руки, копия беззубого будет иметь все тридцать два зуба и так далее.

— Интересно, а копия лысого будет волосатой? И какая у нее будет прическа?

Похоже, Петров не понимает, что шучу и отвечает обстоятельно и совершенно серьезно:

— На этот вопрос в одном манускрипте есть прямой ответ. В позднем средневековье некий ученый, немощный и лысый старик, применил к себе вторую секвенцию. Копия оказалось пожилым, но очень бодрым человеком с густой седой шевелюрой. Про длину волос ничего сказано не было, но указано, что сердце у него билось в правой части груди, что естественно: отражение оно и есть отражение. Дубль рассказал, что процесс своего появления он воспринял как мгновенное перемещение. Только что он собирался завершить зеркальную секвенцию, и вдруг, оказался в противоположной части комнаты, причем в абсолютно голом виде. Будучи копией человека с аналитическим складом ума, дубль очень скоро уяснил существующее положение вещей и с энтузиазмом принял участие в изучении самого себя. Быстро выяснилось, что у дубля, в отличие от оригинала, присутствует полный набор зубов, а многочисленные шрамы и следы ожогов на руках, которые ученый получил за долгие годы работы в алхимической лаборатории, напротив, исчезли. Ушла боль в пояснице, которая беспокоила старика в последние пятнадцать лет, а пальцы рук, скрюченные подагрой, распрямились и обрели былую гибкость. В целом дубль чувствовал себя здоровым и полным сил человеком. Вскоре пытливые ученые произвели эксперимент, призванный подтвердить отличное физическое состояние дубля. Для этого последний произвел совокупление с женщиной, служанкой алхимика, к её большому изумлению. Следует заметить, что такого рода занятием с почтенной женщиной алхимику случалось предаваться и ранее, но в последний раз это произошло лет за десять до описываемых событий. Интересная подробность: коитус был произведен очень уверенно, а через короткое время дубль объявил, что готов повторить эксперимент еще раз.

— Ну, сказать-то можно всё, что угодно, — со знанием дела возражаю я.

— Траутман, молчи и слушай, — похоже, Петров рассердился. — Заявление дубля не было пустым мужским бахвальством. Дело в том, что после того, как дубль исчез, все его воспоминая тут же перешли к оригиналу.

— Неплохое средство, чтобы скрасить старость, — задумчиво замечаю я. — Создаешь копию, она предается всяческим плотским утехам, а все воспоминания достаются тебе. И часто ли наш немощный и лысый развлекался таким образом?

— Не слишком. У него очень быстро закончился один из ингредиентов, необходимых для секвенции. Поэтому эту секвенцию он выполнил всего три раза. Замечу, что с женщинами в остальные два раза он дела не имел, поскольку его интересовало совсем другое. Алхимику хотелось понять, какие проявления старости определены естественным ходом вещей, а какие являются болезнями, которые можно вылечить или предотвратить.

— Очень благородно, — признаю я, — но лично мне бы, кажется, научная добросовестность не позволила пренебречь изучением влияния старости на возможность дружбы между мальчиками и девочками. Я прямо-таки вижу подробный план самых разнообразных исследований в этом направлении.

— Мы разговариваем о работе, не забыл? — не слишком вежливо прерывает меня Петров. Вот, возьми, — в руке у него появилась толстенная картонная папка-скоросшиватель, с обложкой, не слишком удачно имитирующей рисунок полированного мрамора. Откуда он ее достал? Наверное, она покоилась на дне мешка с провиантом. — В этой папке собраны все прямые или косвенные свидетельства о секвенциях отражения, которые мне удалось собрать. Изучи всё внимательно к завтрашнему утру, и мы продолжим разговор, — с этими словами Петров встает из-за стола и движется к выходу из квартиры.

— Думаешь, в лабораторию завтра идти не стоит? — с сомнением спрашиваю я.

— Нет. Жди меня здесь.

— Скажи, почему эти секвенции заинтересовали нас именно сейчас? — интересуюсь у удаляющейся спины.

Не оборачиваясь, Петров отвечает:

— Тому есть серьезные причины. Завтра всё узнаешь.

Проводив гостя до выхода и заперев за ним дверь, я взял мраморную папку и отправился в спальню, где очень удобно устроился на диване, подложив под спину пару больших подушек. С детства мне не разрешали читать лежа, пугая косоглазием и близорукостью. А я никого не слушал, и, как выяснилось, правильно делал. Несмотря на то, что большую часть книг я прочитал, находясь в горизонтальном состоянии, на зрение я никогда не жаловался. Довольно быстро я сообразил, что увесистую папку удобнее было бы читать, сидя за столом. Но принцип есть принцип, тем более, что я уже успел улечься. Для начала я бегло пролистал папку. Похоже, не меньше двух сотен листов, прикинул я, не думаю, что к завтрашнему утру, мне удастся всё это прочитать. Все листы представляли собой принтерные распечатки, частью черно-белые, частью цветные. На некоторых цветных были изображены оригиналы каких-то древних документов на самых различных языках. Я узнал латинские и греческие тексты, какую-то европейскую готику, арабские и индийские буквы и иероглифы, кажется, китайские. Часть документов использовала неизвестные мне алфавиты. Как я быстро понял, ко всем копиям оригинальных документов прилагался перевод на английский — официальный язык Секвенториума. На некоторых англоязычных распечатках фрагменты текста были выделены цветными маркерами. По-видимому, на эти абзацы мне следовало обратить особое внимание. Вскоре я понял, что в мраморной папке хранятся самые разнообразные материалы: выдержки из летописей, лабораторных дневников, книг — рукописных и печатных, частных писем и научных трактатов. Я раскрыл папку наугад, где-то в середине и прочитал следующий текст:

«Некий бедный, но хитроумный мудрец взял в долг у богатого соседа тысячу золотых динаров. По уговору через три дня мудрец должен был вернуть заимодавцу всю тысячу монет и еще сто динаров. Мудрец решил проучить жадного ростовщика, и, когда тот на закате третьего дня пришел за долгом, предложил ему вернуть целых две тысячи золотых, но только, если сосед выполнит одно условие. Глаза ростовщика тут же загорелись от алчности, и он спросил:

— О каком условии ты говоришь, о щедрейший из соседей?

— Выполнить моё условие не составит труда для любого верного слуги нашего Великого и Мудрого Правителя.

— Говори же скорее свое условие и давай мои две тысячи динаров, — нетерпеливо воскликнул скряга.

— Условие мое таково, о достойнейший, — отвечал хитроумный мудрец, — я отдам тебе все обещанные деньги, но ты до утра не должен помышлять о том, чтобы проникнуть в гарем Великого Правителя, и обесчестить любимейшую из его жен. Если же ты поддашься искушению шайтана и допустишь эту ужасную мысль в свою несчастную голову, то всё золото тут же исчезнет, а на тебе будет неискупимая вина перед нашим милостивым правителем.

Жадность охватила недостойного ростовщика, и он согласился на условия мудреца. Мудрец велел принести тяжелый сундук, окованный железом, положил туда ровно две тысячи динаров, по счету, и запер сундук на замок. После этого мудрец и ростовщик опечатали сундук каждый своей печатью, и договорились, что мудрец на следующий день, в полдень прибудет в дом ростовщика с ключом, и они вместе откроют сундук. Назавтра, ровно в полдень хитроумный мудрец появился в доме у ростовщика, и они оба приблизились к сундуку. Затем каждый из них снял свою печать, мудрец отпер ключом замок, и они вместе откинули крышку сундука. И, о чудо, в сундуке не оказалось ни одной монеты!

— Горе тебе, о несчастный, — грозно закричал хитрый мудрец. — Ты всё это время раздумывал, как нанести страшное оскорбление нашему правителю, да продлит Аллах его годы! Я сейчас же приведу городскую стражу, и тебя отведут в зиндан, где будут бить палками по пяткам, пока ты ни сознаешься в своем страшном замысле! А потом тебя живьем сварят в кипящем масле, и поделом тебе, покусившемуся на ложе Великого и Мудрого Правителя.

Алчный ростовщик затрясся от страха:

— Не губи меня, о милосерднейший из мудрейших, не зови стражу. За это я тебе заплачу еще тысячу динаров!

Недолго скряге пришлось уговаривать хитроумного мудреца. Мудрец вернулся к себе домой, а два слуги ростовщика принесли сундук, доверху наполненный золотыми динарами. Так хитроумный мудрец наказал алчного соседа».

— Ну и ну, — подумал я. — Не слишком поучительный, однако, рассказ. Во-первых, хитроумный мудрец — обыкновенный провокатор, во-вторых, что-то подобное я уже читал, а в-третьих, какие полезные сведения о секвенциях отражения я могу вынести из этой абсолютно аморальной истории? Допустим, жуликоватый мудрец, действительно, воспользовался секвенцией. Но в этой сказке нет ни единого слова о рецепте. Я еще раз взглянул на текст и заметил, что в первом предложении слово «бедный» выделено желтым маркером, а во втором предложении тем же цветом выделены слова «через три дня». Чем мне может помочь слово «бедный»? Пока ничем, пожалуй. А «три дня»? Что мне дают эти три дня? Рассуждаем логически: ученый муж создал копию тысячи золотых, и не более чем через три дня и одну ночь они исчезли. Следовательно, согласно этой истории, время существования мираклоида не более восьмидесяти четырех часов — это уже кое-что. Продолжим рассуждения: коль скоро ученый был бедным, собственной тысячи динаров у него быть не могло. Следовательно, в ящик он положил тысячу, взятую в долг ростовщика и копию монет, полученную с помощью секвенции. Не сходится! В этом случае, на утро четвертого дня в сундуке осталась бы полученная в долг тысяча, а на деле сундук оказался пустым. Значит, жуликоватый ученый за три дня успел выполнить секвенцию дважды. Тем самым, время безразличия секвенции составляет не более трех суток. Что там у нас еще? Обе партии скопированных монет исчезли в период между закатом солнца и полуднем. Полдень, допустим, наступает в двенадцать часов. А когда там у них закат, интересно? Допустим, в одиннадцать вечера. Следовательно, между исчезновением обеих партий монет прошло не более тринадцати часов. А это означает, что они были изготовлены с промежутком менее тринадцати часов. А из этого следует, что время безразличия нашей секвенции никак не может быть больше этих самых тринадцати часов. Ай да Траутман! Ай да сукин сын!

Минуты три я пребывал в восхищении возможностями человеческого разума вообще, и своего, в частности. А после этого до меня дошло, что заострять мое внимание на бедности ученого было совсем необязательно. Задача прекрасно решалась и без упоминания о скверном материальном положении пронырливого мудреца. Значит, понял я, кто-то, скорее всего Петров, пометил слово «бедный», чтобы облегчить для меня решение загадки. Мне стало немного обидно: уж я как-нибудь и без этой подсказки смог бы догадаться! Немного подумав еще, я сообразил, что три дня, упомянутые в истории, тоже мало о чем говорят. Хорошо известно, что в сказках часто используют числа три и семь. Седьмое небо или тридевять земель, например. Да, кстати, девятку сказочники также не обходят вниманием. Значит, срок отдачи долга в действительности запросто мог составлять не три дня, а четыре, или, скажем, пять. Впрочем, прочь, уныние! Я прочитал всего один текст, а уже получил кое-какие количественные характеристики одной из секвенций. Нужно двигаться дальше.

Вместо того чтобы бессистемно скакать по содержимому папки, я решил начать с самого начала. Первым в мраморной папке оказался лабораторный дневник алхимика, про который мне уже рассказал Петров. Алхимик, действительно, воспроизводил себя ровно три раза. Вместе с очередным дублем он исследовал отличие копии от оригинала. Сравнению подвергались не только физическая выносливость, но и мыслительные способности. Дубль уверенно обыгрывал подлинника в шахматы и успешнее выучивал на память незнакомые тексты. Из этого алхимик сделал вывод, что потеря ясности ума, которая, увы, постигает человека в преклонном возрасте, может быть преодолена. Лично у меня не сложилось впечатления, что сам алхимик с возрастом сделался подверженным умственной расслабленности — стиль его изложения был предельно ясным, а выводы безупречно логичными. Впрочем, ему виднее, подумал я. Кроме того, в планировании экспериментов и интерпретации их результатов, безусловно, принимала участие и копия. Меня очень заинтересовало отношение дубля к собственному неизбежному исчезновению. В первый раз это случилось неожиданно, как для самого алхимика, так и для его копии. Однако в последующие разы дубль относился к грядущему уходу совершенно спокойно. Создавалось впечатление, что это происходило не вследствие какой-то особой стойкости духа ученого, а из-за того, что дубль знал, что в момент исчезновения тела его душа вернется к прототипу. Тем самым, потеря тела не ощущалась как невосполнимая утрата. Рассуждения о том, возникает ли при свершении секвенции новая душа, или душа у копии и оригинала одна на двоих, я прочитал бегло и без особого интереса. Никакой логики я в этих рассуждениях не обнаружил, зато они изобиловали цитатами из сочинений отцов церкви, среди имен которых я не встретил ни одного знакомого мне, хотя бы понаслышке. Вдохновленный недавней победой над текстом про мудреца и ростовщика, я постарался отыскать в тексте неочевидные подробности о сущности секвенции. Это мне вскоре удалось. Хотя, по непонятным мне причинам, в дневниковых записях отсутствовали даты и время, у меня создалось впечатление, что с момента возникновения дубля-мираклоида до его исчезновения проходило не очень много времени, всего лишь несколько часов. Что касается подробностей самого рецепта секвенции, то здесь мне не удалось найти ничего полезного. Из смутных намеков можно было предположить, что тайну секвенции алхимик обрел, расшифровав некий древний текст. Этот же текст привел его к тайнику, в котором хранились ингредиенты, необходимые для ее выполнения. Один из ингредиентов, тот, что закончился раньше других, алхимик пытался добыть сам, но безуспешно. Мне показалось, что эта таинственная составляющая рецепта, внешне напоминает нечто, встречающееся в повседневной жизни. Однако попытки использовать в секвенции это доступное «нечто» к успеху не привели. Интересно, а Петров догадался, что это за таинственный ингредиент? — подумал я. — Наверное, догадался бы. — Я хорошо помнил, как с год назад был свидетелем очень впечатляющих результатов, которые демонстрировал мой друг при разгадывании других зашифрованных рецептов секвенций.

Следующий текст пришел из Китая. Его возраст, согласно комментариям на английском языке, исчислялся семью сотнями лет, но рассказывал он о временах совсем древних. Текст представлял собой легенду о страсти императора по имени Цинь Шихуан к прекрасной Мэн Цзян. Бедняжка имела неосторожность не ответить взаимностью на любовь великого человека. Более того, когда император пытался овладеть ею насильно, честная девушка выпрыгнула с балкона и утонула в море (стало быть, императорский дворец располагался на берегу водоема). Цинь Шихуань от расстройства повредился умом и совершил целый ряд довольно странных поступков. Среди них особо выделялась попытка засыпать море, давшее последнее пристанище отважной девушке. Его намерение очень обеспокоило Царя Драконов, владыку моря, и он явился к императору под видом странствующего священника. Священник пообещал императору ненадолго оживить непокорную девушку, чтобы Цинь Шихуань смог облегчить свои душевные страдания, извинившись перед покойной. В уплату за свои услуги священник попросил некую драгоценность из императорской казны, и одежду, оставшуюся от покойной (из этого я сделал вывод, что Мэн Цзян успела раздеться, перед тем, как прыгнуть в воду). Терзаемый совестью император безропотно принял эти условия, после чего священник вызвал покойницу во плоти и привел ее к повелителю. Император уединился с девушкой в тронном зале, предварительно выгнав оттуда всех свидетелей, включая Царя Драконов. Что происходило в тронном зале, никто не знает. Но, когда придворные наконец, осмелились туда заглянуть, то обнаружили владыку бездыханным, а девушки и след простыл. Спустя много лет один из последователей великого Кун-фу-цзы на смертном одре раскрыл страшную тайну: никакой Мэн Цзян Царь Драконов не вызывал. Вместо этого, он привел к императору свою дочь, которая и покарала скверного человека. Причем, покарала она его вовсе не из-за пустячной попытки изнасилования, а за то, что император обижал учеников великого Кун-фу-цзы, а учение этого мудрейшего наставника объявил вредной чепухой.

У-ф-ф-ф, ну а здесь где скрытые знания? Положим, про императора Цинь Шихуаня я что-то слышал. Вроде бы именно ему принадлежит гробница со знаменитым терракотовым войском, и именно про него снят очень красивый китайский фильм «Герой». Но при чем тут дракон и его дочка? Кажется, мне этот орешек не по зубам. Правда, если предположить, что так называемая «награда» за свидание с покойницей была необходима для выполнения секвенции, всё предстает в другом свете. В этом случае можно сделать вывод, что одной составляющей рецепта является то, что принято хранить в сокровищнице. А что приличный император может там хранить? Да всё, что угодно: золото, серебро, драгоценные камни. А возможно, шелка, пряности или древние манускрипты. Нужно запомнить эту версию, может быть, в сочетании с другими текстами мне это поможет. Интересно, зачем понадобилась одежда несчастной девушки? Ага, пожалуй, тут объяснение напрашивается само собой. Допустим, у меня есть всё для выполнения секвенции, вызывающей покойного. Но откуда секвенция может «знать» кого именно я желаю вызвать? Для такого рода секвенций, как меня учили, нужен «персонификатор». Возможно, одежда должна подсказать секвенции, что мне хочется встретиться именно с ее хозяйкой. На одежде наверняка сохранились какие-то кусочки органики, некогда принадлежавшие юной даме — чешуйки кожи, капли слюны или пота, да мало ли, что мог выделять организм древней красавицы? Похоже, из этого документа я уже получил всё, что возможно. Дальше, дальше! Нужно двигаться дальше!

Тем вечером и, частично, ночью мне удалось внимательно изучить полтора десятка свидетельств о секвенциях отражения. О том, что пора заканчивать, я подумал после того, как четырежды прочитал первый абзац очередного документа и ничего не понял. Часы показывали полчетвертого. Ничего, завтра встану попозже — в лабораторию Петров идти не велел. Встану — и продолжу изучать мраморную папку.

 

Глава VIII

Место Москва, квартира Траутмана.

Начало 15.07.2010 09:00.

Окончание 15.07.2010 11:20.

В пятницу мне так и не удалось всласть понежиться в кровати. Ровно в девять затренькал дверной звонок, и я пошел встречать Петрова. Ранний гость был в костюме денди или, скорее, тайного агента Её Величества. Поэтому полагаю мои извинения, извинения человека в одних трусах за то, что я не в галстуке, прозвучали вполне естественно. Затем я предложил своему другу располагаться, где ему удобно, и поскакал в ванную. Придя на кухню, застал трогательную картину. Агент 007, облаченный в мой любимый фартук, мыл посуду. Обнаружив, что я уже на кухне, он прочитал краткое и энергичное нравоучение про образ жизни порядочного человека. В этой речи наряду с такими непарламентскими выражениями, как поросенок, барство и заводчик тараканов, фигурировали мрачные прогнозы о том, во что может превратиться юноша, который позволяет себе отойти ко сну, не приведя в порядок кухню. В качестве отягчающего обстоятельства фигурировал тот факт, что за вчерашний вечер я выпил всего лишь пару рюмок и вполне был в состоянии прибраться за собой. Сначала я хотел напомнить Петрову, что мне было чем заняться — я выполнял его поручение по изучению документов, и заснул, между прочим, уже ближе к утру. После секундного размышления я счел за благо полностью признать правоту друга, но в порядке мелкой мстительности заметил, что человек, который носит кислотные рубашечки и любит посветить голыми коленками для маскировки возраста, мог бы постараться сдерживать стариковскую занудливость и страсть к поучениям. Затем я с полной искренностью пообещал с сегодняшнего дня исправиться, быстро сделал две чашки кофе, и мы уселись завтракать. Наслаждаясь после завтрака первой утренней сигаретой, я поинтересовался у Петрова, почему он не курит. Мой гость непонятно ответил, что все вредные привычки он приобрел еще в те годы, когда был молодым в первый раз, новых приобретать не намерен. Я немного подождал, не посоветует ли Петров бросить курить и мне, но так и не дождался. Надеюсь, что ему запали в душу мои слова о стариковской занудливости. Я подумал, что мы благотворно друг на друга влияем, и предложил перейти к делу.

— Сначала, прибери на столе, — непререкаемым тоном заявил мой занудливый друг.

— С удовольствием, — нашелся я, — а ты пока сделай нам еще по чашечке кофе.

Хозяйственные заботы отняли у нас не более пяти минут, и вскоре мы сидели по разные стороны кухонного стола. Перед каждым из нас стояла чашечка эспрессо, а посреди стола лежала мраморная папка. Петров кивнул на папку и поинтересовался: — Изучил?

— Частично. Четырнадцать, кажется, описаний.

Мой гость в ответ хмыкнул, как мне показалось, скептически. Я сухо сказал, что своё восхищение моей трудоспособностью он мог бы выразить более членораздельно. Нахальный гость на это вполне членораздельно сказал, что рассчитывал на то, что я прочитаю раза в три больше. Я обиделся и молча закурил еще одну сигарету. Петров немного подождал моей ответной реплики и, не дождавшись, попросил рассказать о том, что мне удалось вынести из прочитанного. Я начал рассказывать, увлекся, и совсем забыл, что я на Петрова обижен. Вспомнил об этом, лишь закончив свой рассказ, когда мой друг, вместо того, чтобы выразить восторг моей проницательностью, впал в недолгую задумчивость. Я молчал, терпеливо ожидая, что он скажет. Прошло еще полминуты, прежде чем Петров открыл рот:

— Про историю с двумя пастушками ты, пожалуй, верно заметил, мне такого вывода в голову не приходило. А с твоими рассуждениями про саксонскую легенду я не могу согласиться, — и объяснил мне, почему именно не может согласиться. — А в остальном ты совершенно прав, молодец.

Мне стало приятно, и я пообещал в две недели одолеть всё содержимое мраморной папки.

— Пожалуй, у тебя времени на это не будет. Ты получил некоторое представление о предмете нашего интереса. Пока этого довольно. В ближайшие дни ты постараешься подобраться к этой тайне совсем с другой стороны. — С этими словами Петров достал из кармана большой, сложенный вдвое желтый конверт и извлек оттуда несколько листков бумаги.

— Этот конверт я получил неделю назад.

— По почте пришёл? — заметив на конверте марки и почтовые штемпели, догадался я.

— Да, по почте. На адрес Секвенториума.

— А что в конверте?

— В конверте фрагменты описания наших секвенций.

— Секвенций отражения? — уточнил я.

— Разумеется, — рявкнул Петров, — иначе, зачем бы я давал на изучение документы?

— Отправитель — кто-то из членов Секвенториума?

— Нет. Абсолютно посторонний человек, узнавший про существование Секвенториума не так давно из средств массовой информации.

— Кажется, с подобным мы уже сталкивались. Вспомни, после того, как широкая публика узнала что-то о секвенциях и Секвенториуме, кто нам только не писал! Сумасшедшие, авантюристы, фанатики, скучающие пенсионеры, потомственные колдуны и ясновидящие, астрологи и просто хулиганы. Впрочем, как мне кажется, всех наших корреспондентов, за исключением, возможно, хулиганов и авантюристов, можно смело отнести к первой категории, к сумасшедшим. Хоть одну секвенцию мы от посторонних получили? Насколько я знаю, нет.

— Боюсь, что это другой случай, — озабоченно ответил Петров.

— Дай посмотреть, — протянул я руку.

— Не спеши, сначала послушай, — остановил он меня, — письмо написано довольно сумбурно, и его смысл доходит далеко не сразу. — Мое лицо, похоже, приняло оскорбленное выражение, поэтому Петров уточнил, — до меня его смысл дошел не сразу. Хотя оно пришло в пятницу утром, и я сразу предпринял кое-какие действия, как только стало ясно, что нам нужно начинать активно действовать. Сейчас я тебе перескажу события, описанные в письме. Перескажу в хронологическом порядке, а не как в письме.

— А как они изложены в письме?

— Я же говорю, сумбурно. Не перебивай! — Петров зачем-то заглянул в письмо, хотя, я был уверен, что он его уже выучил наизусть, и предупредил, — да, кстати, не всё, что я тебе расскажу, взято из письма. Для установления некоторых фактов мне пришлось слегка потрудиться, понимаешь? — взгляд моего друга говорил, что он убежден в том, что я понимаю.

Я кивнул головой, хотя довольно смутно представлял, в чём состоял труд Петрова в этот раз. Из опыта недавнего прошлого я хорошо знал, что стремясь к какой-то цели, этот настырный человек не останавливается ни перед чем, например, перед похищением человека (когда мы с ним познакомились немногим больше года назад, я как раз был в роли похищенного). Еще мне было известно, что мой друг возглавляет, а правильнее сказать, ему принадлежит очень серьёзная международная организация, эффективно использующая финансовые средства, своих и чужих агентов, а также оружие, причем никогда не испытывающая недостатка ни в средствах, ни в людях, ни в оружии. Ни единый человек в мире не слышал названия этой организации, по той простой причине, что названия у нее просто нет. Да, совсем забыл упомянуть: неправительственная организация Скит, имеющая штаб-квартиру в Швейцарии, тот самый Скит, где на радость всему человечеству совсем недавно были «открыты» секвенции, тоже собственность Петрова. В известной степени то же можно сказать и про сам Секвенториум, в котором Петров занимает должность, с откровенно декадентским названием «Временный Прокуратор». Вот такой интересный человек мой друг Петров.

Интересный человек, тем временем, положил передо мной на стол фотографию пожилого джентльмена, имеющего не по возрасту нахальное выражение лица, и приступил к изложению. Оказалось, что письмо нам прислал Персострат Валерианович Попцов, изображенный на фото, семидесяти шести лет, житель города Боголюбска, холостой, детей не имеет. Нет, в письме он себя не назвал, пришлось немного поработать. Почему имя такое? Да кто же его знает, родители как захотели, так и назвали, не перебивай! По образованию наш Попцов физик, по роду занятий — оборонщик. Всю жизнь ковал и продолжает ковать щит Родины. Выйдя на пенсию, остался в институте консультантом и почетным председателем чего-то там. В каком институте? Разумеется, в Боголюбском физическом. Неужели не слыхал? Стыдно, юноша! Любой уважающий себя боец за экологию, агент империалистической разведки, или отечественный правозащитник расскажут тебе, что в Институте разрабатывают какое-то кошмарное оружие, рядом с которым водородная бомба — просто новогодняя хлопушка. Петров подождал моей реакции, не дождался, хрипло хохотнул и доверительно сообщил: «Представляешь, Траутман, они собираются передавать гигаватты часов энергии по искусственно созданным ионным каналам через стратосферу!»

Я вежливо улыбнулся, хотя ничего смешного в словах Петрова не увидел. Петров вновь сделался серьезным и продолжил: «Бог с ними, с гигаваттами, слушай дальше про нашего Валерианыча».

Оказалось, что несколько лет назад «наш Валерианыч» сделался обладателем описания рецептов отражения. От кого получил и при каких обстоятельствах сейчас выясняется. Точнее говоря, одно обстоятельство из письма известно вполне достоверно: по настоянию дарителя Попцов выполнил секвенцию нерушимого обещания, в ходе которой поклялся никому не разглашать рецептов. Точнее, он может передать эти рецепты, выполнив какие-то условия, которые он в письме не упоминает.

— Почему ты уверен, что это было именно нерушимое обещание? — спросил я.

— В письме упоминаются пять тетраэдров и скрепление клятвы кровью, пояснил Петров.

— Тетраэдры — это пирамидки? — уточнил я.

— Именно, пирамидки. Треугольная пирамида, у которой все грани равносторонние треугольники называется тетраэдр, не знал?

Я проигнорировал оскорбительный вопрос и поинтересовался:

— А какая формулировка использовалась для обещания, и зачем вообще оно понадобилось?

— Формулировка стандартная: если сделаю то-то и то-то, пусть у меня остановится сердце. А зачем само обещание, пока не знаю, сам удивляюсь, — недоуменно прорычал мой друг и продолжил свой рассказ.

— Еще до принесения обещания Попцов видел секвенцию удвоения в действии и был, естественно, очень впечатлен. Однако к принесенному обещанию начал относиться с должной серьезностью позже, только после того, как выполнил эту секвенцию сам.

— Хорошо его понимаю, — подтвердил я, вспомнив, как в начале прошлого лета, чуть больше года назад, впервые столкнулся с нерушимым обещанием, — а в каком виде он получил рецепт?

— Семь пирамидок, неизвестные мне пока ингредиенты, какие-то расходные материалы и рецепт, как таковой. Полный комплект. Рецепт, точнее, рецепты были напечатаны на немецком языке на пишущей машинке. Вот их фрагменты, — Петров положил на стол передо мной два листка. Я с интересом на них взглянул. Листки оказались двумя ксерокопиями текста, напечатанного готическими буквами. С большим трудом я разобрал несколько знакомых слов и спросил, есть ли копия с нормальным шрифтом. Петров, ответил, что есть и обратил мое внимание на то, что часть строк закрашена черным и абсолютно не читается.

— На то есть специально обученные люди, — я применил любимую присказку Петрова, — надеюсь, что текст уже восстановлен?

— Как бы ни так, — грустно пророкотал он, — текст залит на оригинале. Прочитать его невозможно.

— А что можно прочитать?

— Технические подробности, касающиеся двух секвенций. У секвенции удвоения, оказывается, период безразличия двадцать три часа. А у той, что копирует живое и вовсе совсем короткий — около двух часов. Мираклоид первой секвенции существует несколько больше двух суток, а второй — чуть меньше четырех часов. Но это всё пустяки. Главное, что здесь рассказано, как сделать мираклоиды вечными. Точнее, не вечными, а устойчивыми.

— Устойчивыми — в каком смысле?

— Подумай, подумай, — одобряюще улыбнулся Петров.

— Устойчивыми, значит, не исчезающими, а живущими по обычным законам природы? Живое существо проживет положенное ему срок, а предмет будет неспешно разрушаться от времени, но не быстрее, чем оригинал?

— Траутман, ты сегодня в ударе! А теперь скажи, как этого достичь?

Я не услышал иронии в тоне Петрова. Значит, он считает, что мне уже известно достаточно, чтобы ответить на этот вопрос. А что мне известно? Известно, что мираклоиды можно как-то сделать устойчивыми, и у меня достаточно информации, чтобы догадаться как именно. Я задумался и, буквально через десять секунд понял. Найденное решение потрясло меня очевидностью и изяществом.

— Нужно применить секвенцию к копии? Я угадал?

Петров довольно улыбнулся и кивнул головой:

— Копия копии получается абсолютно устойчивой. А какие у нее есть еще полезные свойства?

Кажется, сегодня я действительно в ударе, поэтому ответил, почти не задумываясь:

— Зеркальное отражение зеркального отражения дает полное сходство с оригиналом.

Петров снова коротко кивнул головой. Вид у него был довольный. Я смотрел в глаза другу и улыбался. Кажется, еще одна тайна разгадана. Внезапно, улыбка сошла с физиономии Петрова, и он сухо произнес:

— Рано радоваться, Траутман. Рецепта у нас как не было, так и нет. Мы должны его еще добыть.

Петров продолжил изложение приключений автора письма. Немецкого наш секретный физик почти не знал, кроме того с чтением готического шрифта у него были вполне понятные проблемы, которые сильно затрудняли работу с немецко-русским словарем. В результате он решил поступить довольно естественным образом: разбил текст на несколько фрагментов и отдал их на перевод разным людям, после чего в его распоряжении оказалось целиком два готовых к применению рецепта.

— Вполне логично, — одобрил я. Но непонятно, с чего это он решил обратиться к нам в Секвенториум?

— Не хочешь ли продолжить тренировку своей сообразительности? — предложил Петров.

Хочу, — обрадовался я. Я был очень воодушевлен своими последними интеллектуальными успехами, и мне хотелось продолжения. После этого не меньше часа я строил различные догадки, которые Петров с обидной легкостью разбивал вдребезги. При этом я от него всякий раз получал указания, о чём и каким образом мне следует рассуждать. В итоге у меня сложилась довольно полная картина произошедшего, причем было приятное ощущение, что до всего я дошел сам, или почти сам. Картина получилась довольно интересная: в какой-то момент наш корреспондент ощутил пристальное внимание со стороны некой группы лиц. Преследователи интересовались рецептами секвенций, чего совершенно не скрывали. Как-то раз, в отсутствии хозяина неизвестные посетили квартиру, где произвели весьма тщательный обыск.

— Нашли что-нибудь? — поинтересовался я.

— Нашли, — подтвердил Петров. Только наш герой оказался парнем предусмотрительным и ушлым. Торжествующие взломщики получили рецепты, изготовленные специально для них. Рецепты были всем хороши, за исключением одного: они были фальшивыми и, разумеется, не работали. Спустя короткое время злоумышленники поняли, что их провели и начали наседать на нашего друга с новой силой, давая понять, что жизнь жадины, не желающего делиться секретами, может закончиться быстро и совершенно неожиданно. Попцов был сильно напуган, но поделиться с ними тайной не мог бы при всём желании: он понимал, что отдав им рецепт, тут же погибнет: сработает секвенция нерушимого обещания.

— Понимаешь, он попал в безвыходное, на первый взгляд, положение, — в голосе Петрова я услышал не сочувствие к загнанному в угол физику, а только интерес стороннего наблюдателя к сложной и интересной ситуации. — Он не мог отдать рецепт, но не мог и не отдавать. Неприятная ситуация усугублялась тем, что он не понимал принципа работы нерушимого обещания.

— А что там не понимать, — удивился я. — Нарушаешь обещание и получаешь по заслугам. Чтоб не нарушал в другой раз.

— Я смотрю, ты у нас большой специалист по клятвопреступлениям, — уважительно заметил Петров. — А скажи-ка мне, Траутман, если обещание нарушит не сам физик, а его копия, на кого падет кара — на прототип или дубля?

— Мне, почему-то, кажется, что на обоих, — неуверенно сказал я.

— Мне, почему-то, так тоже кажется, — согласился Петров, — но уверенности нет. И у Попцова ее не было.

— А вот тебе еще вопрос, — продолжил мой друг. — Если бы Попцов выдал только один рецепт, наказание бы последовало?

— Не знаю, — пожал я плечами, — это зависит от формулировки принятого обещания.

— Согласен. Но формулировки Попцов в точности не помнил. Поэтому, такой вариант тоже отпадает. Тупик? — на первый взгляд, да. Но наш многомудрый физик нашел решение, которое мне сейчас кажется вполне перспективным. Во всяком случае, на его месте я бы, пожалуй, рискнул на него поставить. Он разбил рецепты на фрагменты, не имеющие ценности в отрыве друг от друга, и отправил их по разным каналам, рассчитав всё так, чтобы они рано или поздно сошлись в некоторой заранее предопределенной точке.

— Но позволь, мне кажется, если эти отправленные части в сумме дадут оба рецепта, должно наступить возмездие.

Петров покачал головой и хитро глянул на меня:

— Подумай, Траутман, подумай. Ты уже знаешь достаточно, чтобы понять, почему в этом случае нерушимое обещание не сработает.

Я последовал совету, подумал и вскоре догадался:

— Ты прав, мой сообразительный друг. Он уже проделал это, когда отдавал рецепты на перевод. Несколько переводчиков ознакомились с рецептами по частям, но нерушимое обещание не сработало. Но, может быть, обещание выстрелит, когда все части сойдутся в упомянутой тобой заранее предопределенной точке?

— Может быть, выстрелит, — не стал спорить Петров, — а может и нет. Ты ведь допускаешь, что нерушимое обещание не сработает в этом случае?

— Может и не сработает, — согласился я, — а что это за точка, в которой должны собраться все фрагменты рецептов — Секвенториум?

— Очень на то похоже, — кивнул Петров. — Думаю, что наш Валерианыч рассчитывал, что получив рецепты, мы возьмем его под свою защиту. И мы действительно постараемся его защитить. Вдобавок, охотники за рецептами могут переключиться с Попцова на нас. Мы-то нерушимым обещанием не связаны, значит, с нами в принципе можно договориться.

Петров встал из-за стола, подошел к окну, оперся руками на подоконник и начал смотреть на улицу. Потом резко повернулся ко мне лицом и громко сказал:

— Определенно, мне нравится это старичок. Перед лицом превосходящих сил противника держится просто молодцом, действует одновременно в нескольких направлениях. Изготовил фальшивые рецепты, придумал, как выдать секрет секвенций, не поплатившись жизнью, обратился за помощью к нам. А еще, уже после отправки письма, инсценировал собственную смерть. Думаю, охотники за секвенциями далеко не сразу сообразили, что их снова надули и Валерианыч получил еще пару дней отсрочки.

— А как он инсценировал смерть?

— Сгорел на работе, в самом прямом смысле. Одним словом, вполне убедительно инсценировал. Даже мои люди не сразу сообразили, что к чему.

— А кто они, эти преследователи?

— В высшей степени странные индивидуумы. Ни подружиться, ни надавить на них у меня пока не получается.

— Им не нужны деньги, и они ничего не боятся? — изумился я. Имея некоторое представление о возможностях и методах Петрова, я просто не поверил своим ушам. — Может быть, мы имеем дело с какой-то серьезной государственной структурой?

— Не в этом дело, — с досадой произнес мой друг, — просто люди они крайне специфические.

— Не понимаю, зачем им рецепты секвенций. Деньги им не нужны! А может, они стремятся к власти? — догадался я. Петров только отрицательно мотнул головой. — Тоже мне, злыдни-бессеребренники, — моему возмущению не было предела. — Взламывают квартиры, угрожают убить. Ради чего?

— Насчет «убить», по моим сведениям, они не ограничиваются угрозами, — негромко пророкотал Петров. — Им очень нужны эти рецепты.

— Для чего?

— Если коротко, то не знаю. Точнее сказать, не уверен. Разберешься сам.

— Я тебя правильно понял: ты хочешь, чтобы я связался с этой компанией убийц, чтобы выяснить то, что тебе самому уже известно, хоть ты в этом и не уверен? А тебе не кажется, что при этом я подвергаюсь легкой опасности? — кажется, на Петрова произвел впечатление мой сарказм. Он постарался меня успокоить, выразив уверенность, что со стороны преследователей Попцова мне ничего не угрожает: они заинтересованы в сотрудничестве. Кроме того, мой друг сообщил, что в Боголюбск я поеду не один. Меня будет сопровождать опытнейший сотрудник, который возьмет на себя разрешение всех технических вопросов — начиная от всевозможных силовых акций и заканчивая взломом вражеских компьютеров. Моё дело осуществлять общее руководство и вовремя применить свой дар граспера. С сотрудником я встречусь уже в поезде, и пусть меня не удивляет его несколько необычный вид — внешность бывает обманчива. Затем Петров вытащил из кармана какой-то кругляш, похожий на крупную монету на цепочке, и протянул мне:

— Надень это на шею прямо сейчас и не снимай, пока не вернешься.

Я рассмотрел украшение. Действительно, это была старая монета с почти стертым изображением. С виду золотая, но очень легкая, словно была изготовлена из алюминия. Возле обода просверлено отверстие, в которое вставлено колечко, прикрепляющее монету к тонкой золотой цепочке.

— Зачем это?

— Считай, что это твой счастливый талисман. Он поможет мне отыскать тебя, если что, — это «если что» мне совсем не понравилось, но я промолчал. Выдав еще пару указаний и рекомендаций, Петров из кармана пиджака достал железнодорожный билет и протянул его мне. В этот момент я понял, что от сомнительной поездки мне не отвертеться и начал изучать билет, чтобы определить дату отправления. Суббота. Значит, ехать завтра. Словно прочитав мои мысли, Петров потыкал пальцем в билет, который я продолжал держать в руке и объявил: «Отправление этим вечером. Точнее, этой ночью — поезд в три часа. Не перепутай!»

 

Глава IX

Место Москва — Боголюбск.

Начало 16.07.2010 02:50.

Окончание 16.07.2010 16:10.

Я начал беспокоиться. До отхода поезда оставалось уже меньше десяти минут, а моего таинственного напарника всё еще не было. В купе сидеть было очень душно, кондиционер еще не включали, и я решил выйти на улицу. Попросив проводницу предупредить, если поезд решит уехать без меня, я спрыгнул на перрон. По сравнению с купе на ночной улице было чуть ли не прохладно. Дул легкий ветерок, приятно освежая слегка взмокшее в жарком купе тело. В воздухе чувствовался запах дымной смеси — к удушающему чаду горящих за городом торфяников примешивался приятный запах дымка от поезда. Неужели воду для чая до сих пор греют на дровах или угле? Я закурил и осмотрелся по сторонам. Большинство пассажиров уже разместились в вагонах, а провожающих по ночному времени не было. На перроне стояло только несколько проводников, женщин и мужчин, каждый у своего вагона. Вдали показался человек, направляющийся быстрым шагом в мою сторону. За собой он катил небольшой чемоданчик на колесах, а в руке держал полоску бумаги, наверное, билет. Кажется, это и есть мой партнер и сосед. Петров был прав, предупреждая про обманчивую внешность: на первый взгляд трудно было предположить, что этот грузноватый, не слишком спортивный мужик в старомодных очках в пластмассовой оправе и есть компьютерный хакер и непревзойденный специалист по силовым акциям в одном лице. Для хакера он, пожалуй, староват, да и на ниндзя не слишком похож. Воистину, никогда нельзя доверять внешнему виду! Когда мужчина оказался метрах в десяти от меня, я слегка улыбнулся и кивнул головой, показывая, что узнал его. Мужчина удивленно посмотрел на меня, ускорил шаг и прошел мимо. Я немного пожал плечами, продолжая улыбаться. Любой, кто бы наблюдал за мной, понял, что я вовсе не обознался. Просто у меня такая манера приветствовать незнакомых людей легкой улыбкой. А если это кого удивляет, то это не моя беда, а того, кто считает, что передвигаться по городу непременно нужно с мрачным и перекошенным от злости лицом. Я взглянул на часы: три минуты до отправления. Интересно, что я буду делать в Боголюбске один? У меня нет ни адреса, ни конкретного плана действий. Я даже не запомнил толком, как выглядит этот физик — фотографию должен принести напарник. Вдали показался еще один быстро приближающийся силуэт. Сначала я решил, что это подросток, но вскоре увидел, что это девочка или молодая девушка азиатской внешности с субтильной фигуркой, одетая в обтягивающие джинсы и свободную майку. На одном плече у нее висел небольшой рюкзак. Даже в неярком ночном освещении было видно, что рюкзак интенсивно-красного цвета. Девушка продемонстрировала моей проводнице билет и с обезьяньей ловкостью забралась в вагон. Да, именно так и выглядят ниндзя, сыронизировал я, в тщетной надежде в последний раз взглянув вдаль. Похоже, пришла пора занимать места согласно купленным билетам, пока вагон не закрыли. Проводница, заметив, что я смотрю на нее, сделала приглашающий жест рукой и весело спросила: «Не передумали ехать, молодой человек?» Я сделал вид, что меня очень позабавила ее шутка, замотал, улыбаясь, головой и полез в вагон. Прямо сейчас позвоню Петрову, — мстительно подумал я, — надеюсь, что звонок в три часа ночи научит его ответственно относиться к подготовке важного мероприятия. Подойдя к своему купе, через полуоткрытую дверь я увидел, что тощенькая «ниндзя» бесцеремонно заняла диванчик, который я присмотрел для себя, и увлеченно роется в своем красном рюкзаке, доставая оттуда какие-то свертки. Я деликатно постучал согнутым пальцем в притолоку и предельно вежливо, но с убийственной иронией осведомился: «Вы позволите мне зайти в моё купе?» Девушка внимательно посмотрела на меня и спокойно ответила: «Да, конечно. Проходите, Траутман».

Я постоял еще немного в дверях, собираясь с мыслями, затем зашел в купе и уселся напротив девушки. Думаю, что мне удалось скрыть свое смятение. Я небрежно закинул ногу на ногу, откинулся назад и оперся о спинку дивана. Значит, специалист по силовым акциям и, вдобавок, эксперт по компьютерам, мрачно подумал я. Защита и опора. Будет меня защищать, а я на нее, тем временем, буду опираться. А, может, это просто совпадение и девочка перепутала и села не на свое место? Она действительно назвала меня по фамилии? Может быть, мне просто послышалось? Ладно, сейчас всё выясню.

— Меня зовут Андрей, — представился я. Девица взглянула на меня с некоторым удивлением, потом с равнодушным видом ответила: — «Хия». Я осклабился в ответ, решил не переспрашивать, и начал судорожно соображать, как бы выяснить, действительно ли эта пигалица со странным именем Хия и есть мой универсальный напарник, посланный Петровым. Девушка уловила мои сомнения и произнеся строгим голосом: «Господин Траутман, я знаю про вас всё, что сочло необходимым сообщить мое руководство. Можете задать мне вопросы. Нам предстоит вместе работать». Голосок у нее был мелодичный, но, на мой взгляд, слегка писклявый. Официальность своего заявления девушка даже не попыталась смягчить улыбкой и, произнеся его, выжидательно уставилась на меня. Я немного подумал, что бы спросить, и сказал: «Какое у вас интересное имя, Хия». Девушка, к моему смущению, совершенно правильно поняла неполиткорректную подоплеку моего вопроса и ледяным тоном объяснила: «Я — кореянка. Хия — традиционное корейское имя».

— А что оно означает? — тут пришел черед смутиться девушке. Она немного замешкалась и, как мне показалось слегка вызывающе, ответила:

— Хия значит яркая, сияющая.

М-да, подумал я. Поэтичный вы, корейцы, народ. В голову мне не пришло ничего лучшего, чем рассказать девушке, что по-гречески Андрей означает «храбрый». Это сообщение Хия встретила усмешкой, которая мне показалась обидной. Как-то не складывается у нас беседа, подумал я, и спросил: «Сколько вам лет, Хия?» Как только я задал вопрос, тут же сообразил, что женщин об этом не принято спрашивать. Даже таких юных, мелких и тощих. Поэтому я тут же принялся оправдываться, объясняя, что не рискнул бы задать этот вопрос, если бы не полагал… Чего именно я бы не полагал, мне придумать не удалось, поэтому невинность своего вопроса я постарался выразить движениями рук. Хия некоторое время равнодушно понаблюдала за моей жестикуляцией, и, немного подождав, сообщила, что ей сорок. «Сорок лет?» — зачем-то переспросил я. Хия проигнорировала вопрос и продолжала смотреть на меня с непроницаемым видом. Я почувствовал раздражение. В конце концов, я главный в этой экспедиции, а она — всего лишь мой помощник, да еще непонятно, какая от этой малявки может быть помощь. Не будет же она меня, в самом деле, защищать! Я перестал выдавливать из себя улыбку и сухо спросил: «Какой у нас план? Вы получили инструкции?»

— Поезд прибывает в четырнадцать ноль пять. С вокзала мы следуем к месту проживания. Нам сняли квартиру в доме господина Попцова. Осмотревшись на месте, мы проникнем в его квартиру и произведем тщательный осмотр, обыск. Далее будем действовать по обстоятельствам, в зависимости от результатов, — если в голосе девицы и можно было услышать какие-то эмоции, то это было высокомерие, возможно, даже легкое презрение, боюсь, относящиеся ко мне.

— А если я решу не ехать на квартиру? — мне очень хотелось поставить ее на место.

— Вы главный. Вам решать. Я отвечаю за безопасность и технические вопросы. Выполнение миссии в целом обеспечиваете вы. Еще руководство разрешило телефонные звонки и другие виды связи только в случае прямой угрозы нашим жизням.

— Телефонные звонки — кому?

Нахальная девица не ответила, лишь слегка пожала плечами. Я начал было злиться, помолчал пару секунд, чтобы успокоиться и негромко сказал:

— Хия, мне кажется, что ваш тон какой-то не слишком доброжелательный. Я вам чем-то не нравлюсь?

— Это не имеет никакого значения, я — профессионал и нахожусь на работе.

Ну, и чихал я на твои симпатии, ты мне тоже не особо нравишься, мысленно произнес я, а вслух спросил: «А какие варианты развития событий вы видите?»

— С высокой вероятностью я предполагаю, что рецепты секвенций уже оказались или в ближайшее время окажутся в руках у лиц, которые преследовали Попцова. Возможно, что для этого им пришлось или придется его ликвидировать. Мы должны встретиться с этими преследователями и постараться каким-то образом заставить их выполнить секвенции. Встречи с нами они, предположительно, будут искать сами. Меня также проинформировали, что если вы будете находиться неподалеку от места срабатывания секвенции, нам станет известен ее рецепт.

А не слишком ли ты много знаешь, милая, мелькнуло у меня в голове. Неужели тебе Петров рассказал вообще всё? Чтобы проверить это неприятное предположение я спросил: «Скажите, Хия, вам известно, в чем состоят секвенции, которые мы ищем?»

— Руководство не сочло это целесообразным, — ответила девушка.

— Да, еще одна существенная вещь, — добавила Хия, — по документам я студентка второго курса. Учусь в Москве в физкультурном институте. Нам нужно заранее решить, как мы будем объяснять наше совместное путешествие.

— Скажите, а у кого может возникнуть к этому интерес?

— Не знаю, но мы должны быть готовы к этому. Я думаю, вы можете сказать, что я ваша любовница, — глаза девушки смотрели прямо на меня, и в них не было ни кокетства, ни застенчивости.

— А в ваших документах написано, что вы совершеннолетняя? — я не сомневался, что с документами, подготовленными Петровым, не может быть проблем, но хотелось посмотреть на реакцию своей компактной партнерши. И снова никаких эмоций:

— Господин Траутман, за это вы можете не опасаться.

— Вам не кажется, Хия, что обращение «господин Траутман» не слишком вяжется с отношениями, которые мы собираемся продемонстрировать окружающим?

— Ты прав, согласилась девушка. Я тебя буду называть по имени, — немножко подумала и добавила, — о, смелейший!

В голосе девушки я с удивлением услышал нормальную человеческую интонацию. Возможно, слегка ехидную, но, в первый раз за всё время, живую.

— Мне будет приятно, о сияющая, — я церемонно склонил голову, после чего бросил взгляд на девушку, надеясь поймать ее улыбку. Ничего подобного! Ее лицо было абсолютно неподвижным, как у сфинкса. Или скорее, как у кошки. Мрачноватая мне любовница досталась.

Проснулся я от яркого солнечного света, бьющего в лицо. Наверное, поезд понемногу изменял направление, пока солнце, не занавешенное окно купе и моя физиономия не оказались на одной прямой. Я сел, опустил ноги на жесткий ковер и посмотрел на соседний диванчик, не освещенный прямыми лучами. Моя миниатюрная подруга-ниндзя лежала на спине, если так можно выразиться, по стойке смирно: руки по швам, ноги вместе. Черные жесткие волосы рассыпались по подушке, и на их фоне лицо девушки казалось очень светлым. Во сне суровое выражение куда-то ушло, маленький рот был слегка приоткрыт. В таком спокойном состоянии она выглядела даже женственной. Невольно я провел взглядом по тому месту, где под белой простыней скрывалась грудь девушки, и с удивлением обнаружил вполне достойный рельеф. Интересно, еще секунду назад я был уверен, что фигура у моей соседки, мягко говоря, мальчишеская. Часы на руке показывали двенадцать, до прибытия в Боголюбск оставалось чуть больше двух часов. Я взял полотенце с туалетными принадлежностями и пошел выполнять утренние процедуры, заглянув по дороге в купе проводницы и попросив принести нам чая. Когда я вернулся, Хия сидела на диванчике и расчесывала свои длинные волосы щеткой. Судя скомканному полотенцу, лежащему возле нее, она уже успела умыться в противоположной стороне вагона. Быстрая какая, удивился я. На столе нас уже поджидал большой фаянсовый чайник с крепким чаем и стаканы в традиционных для железной дороги подстаканниках. Две пачки печения, входящие в стоимость наших билетов, оказались как нельзя кстати. Хия ела с кошачьим изяществом, не роняя ни крошки и как-то неспешно. Тем не менее, свою порцию она успела осилить гораздо быстрее меня. Я предложил угощаться из моей пачки, но она отрицательно мотнула головой и объявила, что уже наелась. Какой-либо признательности на ее лице мне заметить не удалось. Что же поделаешь, мы на работе.

Поезд прибыл по расписанию и вскоре мы направились по перрону к вокзалу. Мне показалось, что в Боголюбске жарче, чем в Москве, но радовало отсутствие запаха гари. На крыше вокзала, некрасивого светло-зеленого здания, явно дореволюционной постройки, были установлены крупные буквы, долженствующие обозначать название города. Первой буквы не было, поэтому название начиналось с «ОГО». Я захотел было поделиться этим наблюдением с девушкой, но передумал — вид у нее был напряженный; она проворно двигалась немного впереди меня, бросая быстрые взгляды по сторонам. Вскоре оказалось, что ее тревоги были не напрасны. В прохладном зале ожидания, через который мы собирались пройти в город, я вдруг ощутил грэйс — где-то неподалеку была готова завершиться секвенция. Неизвестная мне секвенция — грэйсы сотен секвенций, при которых мне довелось присутствовать, я помню и безошибочно различаю. Я остановился и замер, наслаждаясь ароматами и пытаясь их идентифицировать. Составляющих было три, и все незнакомые. Я внутренне напрягся. Я ожидал завершения секвенции, предвкушая ароматический взрыв и воздействие на зрение и слух. В этот момент я смогу считать рецепт секвенции. Но ничего такого не произошло: грэйс тихонечко угас. Удивительная секвенция, подумал я, ни разу не сталкивался с таким коротким периодом ожидания. Затем я бросил взгляд на Хию, оказавшуюся почему-то справа от меня. Она определенно выходила из оцепенения, в которое впала одновременно со мной. «Ты — граспесса?» — изумленно спросил я. Она кивнула и указала взглядом на что-то за моей спиной. Я резко обернулся — к нам направлялась группа из пяти мужчин, сопровождаемая милиционером в форме. Несмотря на разномастную одежду, было очевидно, что все они — одна компания. Кроме суровой непреклонности лиц, которая их выделяла даже из смурной российской толпы, у них всех была общая особенность: на руке у каждого виднелась красная повязка с надписью «ДРУЖИННИК». Я где-то читал о дружинниках, которые в старые советские времена патрулировали улицы наших городов. Если не ошибаюсь, они занимались всякими добрыми делами: переводили старушек через улицы, одергивали зарвавшихся хулиганов и препятствовали распитию спиртных напитков. Однако больше всего мне запомнились истории, как они отлавливали волосатых стиляг в узких заграничных джинсах и приводили их к общему знаменателю: волосы остригали, а джинсы распарывали. Я почти уверен, что эти рассказы сильно преувеличены, но испытал беспокойство за свои длинные волосы и потертые джинсы. Дружинники выпустили вперед милиционера, который подошел уверенной походкой, небрежно отдал честь и произнес: «Предъявим документики, граждане!»

Честно говоря, представление о правовых нормах жизни в российском обществе у меня довольно смутные. Однако откуда-то я точно знаю, что милиционер имеет право проверять документы и составлять протоколы. Поэтому я безропотно полез в сумку, достал паспорт и протянул стражу порядка. В этот момент я подумал, что легенда о наших с Хией отношениях может пригодиться прямо сейчас, и обернулся к девушке, собираясь дать понять, что я помню, как нужно говорить. Хии рядом не было! Вдали, у двери, ведущей в город, мелькнул красный рюкзачок и тут же исчез. Девушка, сообразив, что проверка документов может закончиться неприятностями, решила скрыться. Молодец, одобрил я. По крайней мере, если что, вызовешь подмогу. Милиционер тщательно изучал мой документ. Он пролистал все страницы паспорта, вернулся к первой и бдительно сравнил фотографию с моей физиономией. В тот момент, когда я решил, что всё уже в порядке, он неожиданно сунул мой паспорт куда-то себе за пазуху и официальным тоном заявил: «Придется пройти, гражданин!» Мои знания гражданского кодекса были уже исчерпаны, в голове не к месту мельтешили голливудовские сведения о законе Миранды и звонке адвокату. Я решил, что в сложившихся обстоятельствах эти сведения не слишком полезны и подчинился, тем более что в глазах дружинников прочитал готовность разъяснить мне базовые различия между юридическими теорией и практикой.

Идти пришлось не слишком далеко. Вскоре выяснилось, что нашей целью была непрезентабельная дверь в левой части зала ожидания. На двери висела табличка со странной надписью: «Штаб дружины». Дверь напоминала вход в небогатую квартиру: слева был электрический звонок, а по центру располагался глазок наблюдения. Один из дружинников позвонил в дверь и тут же ярко освещенный изнутри глазок на секунду притух: кто-то нас бдительно разглядывал. Изучение, впрочем, продлилось недолго, и дверь отворилась. Мы зашли в комнату казенного типа. Под ногами был потертый линолеум немаркой расцветки. Оглянувшись по сторонам, я увидел несколько обшарпанных конторских столов, металлические стулья с дерматиновыми сидениями и два больших застекленных шкафа, заполненных какими-то бумагами. Посмотрев вверх, я заметил, что комната освещается единственной яркой лампочкой без абажура, свисающей с середины потолка на витом шнуре. Внимание привлекал красный транспарант, размерами явно неподходящий для комнаты. Похоже, когда-то он украшал стену большого здания. На транспаранте я с недоумением прочитал лозунг: «ЛЕНИН БУДЕТ ЖИТЬ». Я догадался, что в помещении хватило места только для хвоста, то бишь, завершающей части, впечатляющего объекта агитационно-монументального искусства. Голова и тело, описывающие прошлое и настоящее вождя мирового пролетариата, просто не поместились бы на стене. С лозунгами прошедшей эпохи я, как и большинство моих ровесников, неплохо знаком по хохмам из интернета, поэтому тоном знатока заметил ближайшему дружиннику, что для украшения интерьера следовало бы использовать более лаконичные высказывания, например, «МИРУ-МИР» или «СЛАВА КПСС». Дружинник посмотрел на меня долгим и неприязненным взглядом, но ничего не произнес.

У меня не слишком большой опыт общения с милицией, а тем более с дружинниками. Правильнее сказать, что личного опыта просто нет. Когда-то в Медведкове ко мне приходил свеженазначенный участковый. Я ему рассказал, что пожилая хозяйка квартиры, у которой я снимал комнату, приходится мне дальней родственницей. Думаю, что он чудесно понимал, что комнату я снимаю, но виду не подал. Просто убедился, что юноша я непьющий и не склонный к нарушению закона и быстро удалился, посоветовав обращаться «если что». Боголюбские стражи порядка оказались невпример дотошнее. Внимательно изучив мой паспорт, они принялись допытываться о «целях посещения нашего города». Мои объяснения о желании изучить древние города России, похоже, не показались им слишком убедительными. Я чувствовал себя довольно уверенно, будучи убежденным, что Хия уже связалась с Петровым, в безграничность возможностей которого я свято верил. В конце концов я был препровожден в небольшую комнату без окон, зато со вполне удобным топчаном, на который я и улегся животом кверху, предварительно сняв ботинки. В моей камере, как и в большой комнате, лампочка висела безо всякого абажура и неприятно слепила. Я закрыл глаза, но это не помогло: яркий электрический свет ухитрялся вызывать неприятные ощущения и сквозь опущенные веки. В конце концов, не раскрывая глаз, я перевернулся на бок, лицом к стене, подложил собственный локоть под голову и почувствовал себя достаточно комфортно, чтобы спокойно порассуждать о сложившейся ситуации. Интересно всё-таки, попал я сюда случайно или нет? Бывают, понятное дело, самые различные совпадения. Может быть, в милицию поступила ориентировка на какого-то правонарушителя, похожего внешне на меня — не я один такой, с ростом выше среднего и длинными светлыми волосами. Но сложно допустить, что грэйс, предшествовавший моему задержанию, и само задержание никак не связаны между собой. Случайных грэйсов, то есть произведенных не при моем участии, я не ощущал очень давно — все-таки секвенции в повседневной жизни встречаются не слишком часто. Значит, дело не в словесном портрете, а моей реакции на грэйс. Следовательно, поджидали пассажира, который бы отреагировал на грэйс, то есть граспера, причем мужчину. В противном случае, Хию бы тоже задержали, а на нее просто не обратили внимания. Кстати, девушка предупреждала, что преследователи и возможные убийцы Попцова найдут меня сами. Похоже, что так оно и случилось. Хотелось бы знать, про их планы относительно меня. Надеюсь, что Петров прав, и их интересует сотрудничество. Наверное, Хия уже связалась с Петровым и уже что-то предпринимает. Другими словами, время работает на меня. Придя к этому успокаивающему умозаключению, я повернулся на другой бок и заснул — в поезде я, как правило, неважно высыпаюсь.

 

Глава X

Место Москва — Боголюбск.

Начало 16.07.2010 12:10.

Окончание 16.07.2010 18:30.

Алена проснулась и, не открывая глаз, попыталась определить, какой сегодня день недели, и сколько сейчас времени. Немного напрягшись, девушка вспомнила, что вчера слушала рассказ Клары Марковны про Аргентину, а Клара Марковна только что вышла из отпуска и сделала это, к большому удивлению коллег, в пятницу. Стало быть, сегодня суббота. Проклятый будильник она с вечера не отключила, и он скоро начнет звонить. Алена посовещалась с собой, стоит ли с сегодняшнего дня начать уделять утренней зарядке обещанные сорок минут вместо обычных двадцати, внимательно выслушала мнения сторон, но к окончательному выводу так и не пришла. Открыв глаза, девушка с удивлением обнаружила, что находится в кромешной темноте. Одновременно с этим она почувствовала, что лежит не на своем удобном диванчике, а на каком-то узком и не слишком мягком лежаке. Внезапно раздался страшный грохот, и Алёнино ложе резко дернулось, отчего девушка громко вскрикнула. В ответ на это, где-то невдалеке раздалась непонятная возня, затем сильный удар, от которого, казалось, всё кругом затряслось. Потом зажегся свет, и Алена увидела Ивана Сергеевича. Он стоял посреди купе и потирал локоть.

— Что случилось? — обеспокоенно спросил Иван Сергеевич. Алена тут же вспомнила все случившееся вчера, сообразила, что находится в поезде, который едет в Боголюбск, а еще поняла, что от ее вопля несчастный Иван в темноте сильно приложился локтем о стенку купе. Вот что за удар ее напугал секунду назад! А разбудивший грохот и толчок объяснялись, разумеется, тем, что поезд тронулся с места — постоял на какой-то станции и тронулся. Иван же предупреждал, что поезд у каждого столба останавливаться будет. Алена посмотрела на соседа — тот машинально продолжал потирать ушибленный локоть, с беспокойством глядя на девушку.

— Извини, — Алене сделалось по-настоящему неловко, — поезд дернулся неожиданно, и я испугалась. Сильно ушибся?

На лице Ивана появилась облегченная улыбка: он понял, что с девушкой ничего не случилось, и опасность ей не грозит. Прервав свои извинения, Алена недоуменно спросила: «Почему темно? Еще ночь?» Не отвечая, Иван подошел к столику, склонился над ним, что-то подергал, чем-то пощелкал, и в купе ворвался такой яркий поток солнечного света, что девушка зажмурилась и прикрыла глаза ладонью. Оказалось, что Иван поднял плотную клеенчатую шторку, которой было герметично занавешено окно. Летний день был в разгаре. Казалось, что свет источает не солнце, которого в окно видно не было, а само небо, неожиданно ярко-голубого цвета. Поезд, отойдя от неизвестной станции, уже успел разогнаться, и за окном быстро мелькала полоса молодых сосенок, стоящих в несколько шеренг совсем рядом с железнодорожной насыпью. В редкие просветы между пушистыми деревцами было видно, что за ними лежит огромное, до горизонта, поле красивого золотисто-желтого цвета. «Хлеба созрели», — неожиданно для себя подумала Алена. Что именно это за хлеба, она, конечно, не знала — рожь, ячмень, а, может — просо, но ощутила мимолетную приятную сопричастность этой ниве, людям, которые ее засеяли, и вскоре будут убирать богатый урожай, и ко всей огромной земле, по которой они который час едут, а ей всё конца и края не видно.

— Всё выгорело из-за этой страшной жары, — произнес за спиной Иван озабоченным голосом, — похоже, он тоже смотрел в окно. — Воды не хватает. Пшеница созреть не успела, а уже пожухла — урожая совсем не будет.

Алена почувствовала раздражение, но тут же его устыдилась. Как бы прося прощение за невысказанную резкость, она обернулась к Ивану, легко провела ладонью по его плечу и предложила: «Ваня, давай я чая принесу. Мы успеем?»

— Нам еще ехать и ехать, — Иван явно опешил от нежданной ласки, — часа три, не меньше.

— Тогда жди. Я — сейчас! — и Алена выскочила из купе.

Перед самым прибытием Алена вспомнила, что не накрасилась, поэтому получилось так, что наша пара покидала вагон последней. Все прибывшие и встречающие уже ушли, поэтому по перрону наши герои двигались в одиночестве. Жара в Боголюбске стояла страшенная, пожалуй, посильнее, чем в Москве. Это особенно ощущалось после прохладного купе. Алена слазила в рюкзачок и достала оттуда панаму, приобретенную несколько лет назад в солнечной Анталье. «Пожалуй, в Турции было прохладнее», — озабоченно подумала девушка, устраивая панамку на голове, а затем бросила взгляд на простоволосого Ивана и заботливо спросила: «Голову прикрыть ничем не хочешь? Солнечного удара не боишься?» Иван мужественно расправил плечи и слегка улыбнулся: «Мол, для здорового молодого мужика это просто пустяки». Оглядевшись вокруг, девушка в конце перрона увидела вокзал, очень красивое зеленое здание, похожее на Зимний дворец в Петербурге. «Нам туда», — строго показала Алена. В ответ Иван, который в Боголюбске был уже в третий раз, лишь кротко улыбнулся. Алена определенно решила взять бразды правления в свои руки: она вышагивала, на полметра опережая своего спутника; при этом успевала вертеть головой по сторонам, отмечая всё новое и интересное. Бросив взгляд на крышу вокзала, девушка весело рассмеялась и схватила Ивана за руку: «Смотри-ка, куда мы приехали — ОГОЛЮБСК. Ехали в Боголюбск, а приехали в ОГО-ГО-ЛЮБСК!». Иван с улыбкой посмотрел на вокзальную крышу. Вряд ли первую букву в названии города убрали к их приезду. Наверняка и в прошлые разы ее не хватало, но он на это не обратил внимания, а Алена заметила. Удивительная девушка!

Алена продолжала с увлечением исследовать окружающий мир. «Знаешь, кто это?» — показала она взглядом на группу спортивного вида мужчин, стоящих в центре прохладного зала ожидания. Перед ними, спиной к нашим приезжим, стоял какой-то высокий худой парень с длинными светлыми волосами. Милиционер, определенно имеющий непосредственное отношение к спортивным ребятам, держа в руках, внимательно изучал документ, судя по всему, паспорт волосатого, а несчастный парень явно не знал, куда деть свои руки. Разволновавшись, подозреваемый отвернул лицо от милиционера, и Алена увидела большой, слегка на выкате голубой глаз и крючковатый нос. «Не знаю. И кто же они?» — с улыбкой поинтересовался Иван. «Дружинники, настоящие дружинники!» — с воодушевлением объяснила Алена. — Видишь повязки? Эти люди в свой выходной день, вместо того, чтобы копать морковку на даче, выходят на охрану общественного порядка. Молодцы, ребята!

Иван скептически хмыкнул и заметил: «Если бы у меня была жесткая альтернатива между морковкой и охраной порядка, я бы тоже носил повязку». Алена остановилась и со смехом повисла на мускулистой руке Ивана: «Ваня, ведь ты хороший, романтичный, я знаю. Зачем ты так говоришь?» Ивану пришло в голову, что бегство от убийц — не слишком большая цена за то, чтобы вот так идти с Аленой, ощущать ее прикосновения и смотреть на улыбающееся лицо, обращенное к нему.

Налюбовавшись дружинниками, парочка вышла на привокзальную площадь. Несколько пожилых женщин, все как одна в платках, чем-то торговали под защитой тени вокзального здания. Из товара Алена заметила несколько чахлых кабачков, крупные желтоватые огурцы, пучки зелени и, почему-то, несколько пар вязанных зимних варежек. Впереди слева под палящим солнцем пассажиров ожидало несколько допотопных желтых автобусов — в Москве такие исчезли лет десять назад. Невдалеке от торгующих бабок в тени пристроились две старых волги, такси, тоже желтого цвета. Оба шофера стояли у своих машин, с безнадежным видом наблюдая за немногочисленными пассажирами, даже не делая попыток завлечь клиентов. Алена вспомнила их деятельных нагловатых московских коллег. Наверняка те бы расположились на пути жидкой толпы прибывших, мешая проходу, и обращались к каждому и ни к кому в отдельности, ухитряясь при этом придавать голосам заговорщицкий тон: «Такси. Кому такси недорого?»

— Мы на автобус? — предположила Алена, и тут же направилась к остановке.

— Нет, нам туда, тут пешком недалеко, — Иван показал направо.

Вскоре они шли по неширокой тенистой улице. Все дома были невысокими — двух, редко — трехэтажными. Через пару минут Алене казалось, что она вернулась в своё детство — в густой тени липы расположился мороженщик в белом халате со своим сундучком на колесах, а на ближайшем перекрестке обнаружилась желтая бочка с надписью «КВАС». К бочке стояла небольшая очередь; у некоторых людей в руках были алюминиевые бидончики. Вывеска на следующем доме просто потрясла Алену: большими строгими буквами на ней было написано «Городская столовая № 5». Не кафе, не пиццерия, не трактир, а столовая!

— Давай зайдем, — предложила Алена, тронув спутника за локоть, — всё равно нам где-то нужно перекусить. Интерьер предприятия общественного питания, казалось, перенесся из старых добрых советских времен. На окнах висели нечистые тюлевые занавески, а на одном из подоконников пристроился огромный фикус. Душная жара, стоящая в помещении, была ему явно по нраву, напоминая о далекой тропической родине — толстые, темно-зеленые листья лоснились, а внушительный ствол напоминал о небольшом деревце. Под потолком висели липучки — коричневые бумажные ленты, смазанные липким не высыхающим клеем. Липучки справно выполняли свои функции — каждая из лент была усеяна доброй сотней плененных мух. Большая часть алюминиевых столиков, покрытых оргалитом, неубедительного светло-голубого цвета, была не занята. Запах, стоящий в столовой, определенно имел пищевое происхождение, но аппетита не вызывал.

— Может, пойдем отсюда, — негромко предложил Иван. Похоже, брезгливость в нем пересиливала вероятную ностальгию.

— Ваня, ну давай попробуем, — Алене явно хотелось настоять на своем, — они же нас не заставят доедать всё до конца!

На первое взяли рассольник. За последние двадцать лет Алена успела забыть о существовании супа с таким названием. В качестве основного блюда, «второго», были выбраны тефтели. «Подливу будете?» — равнодушно спросила стоящая за стойкой тетка с очень красным лицом, облаченная в грязный белый халат, и полила круглые котлетки и серые слипшиеся макароны густой белой жидкостью непищевого вида. На десерт предлагался жидкий кисель неестественно красного цвета и компот чайной расцветки из сухофруктов, с разваренными черносливом, изюмом и парой ломтиков яблок на дне. Алюминиевые ложки и вилки, проживающие в алюминиевом же лотке, оказались довольно чистыми, но почему-то мокрыми. Алена взглянула на листочек меню с ценами, прилепленный к кассовому аппарату и шепотом спросила у спутника: «У них тут что, цены в долларах?» — «Не думаю», — серьезно ответил Иван, доставая из кармана кошелек.

Расположились за столиком у входа. Ветерок, изредка долетавший с улицы, в жарком помещении казался прохладным.

— Ты уверена, что это можно есть? — скептически поинтересовался Иван.

— Вот сейчас и узнаем, — бодро ответила Алена. В этот момент она протирала ложки и вилки одноразовым бумажным носовым платком — салфеток в заведении не оказалось. Иван не спешил приниматься за трапезу. Он внимательно смотрел, как Алена придвинула в себе тарелку с рассольником и зачерпнула ложкой жидкость, покрытую кружками янтарного жира.

— Ну как? — полюбопытствовал Иван, когда Алена, проглотив первую ложку, состроила задумчивую физиономию.

Алена пожевала губами, закрыла от наслаждения глаза и сказала: «Знаешь, кажется, соли не хватает». Иван молча придвинул к девушке солонку, наполненную крупной сероватой солью. В соли наблюдались какие-то посторонние крошки. Наверное предыдущие посетители макали туда хлеб.

— Пожалуй, ты прав, — вынуждена была признать Алена, — есть это не стоит.

Следующим пунктом дегустации были тефтели с подливой. Иван с интересом наблюдал, как Алена вилкой отковыряла кусок котлетки, имеющей консистенцию непропеченного хлеба, и отправила его в рот. После тщательного пережевывания воспитанная девушка проглотила то, что так долго жевала и начала прислушиваться к себе. Спустя несколько секунд Алена с удовлетворением констатировала: «Упало». Затем, немного подумав, заявила, что начинает разделять вегетарианские взгляды и потянулась за компотом. Компот оказался неожиданно наваристым и сладким. Его слега портила температура, такая же, как у окружающей среды, то есть, градусов тридцать пять — сорок. Иван пробовать компот наотрез отказался. Вскоре отважные исследователи общепита оказались на улице, где, как выяснилось, было довольно прохладно и хорошо пахло.

Минут через десять дошли до цели — небольшого трехэтажного дома, покрытого грязноватой бледно-розовой штукатуркой, зашли в подъезд и поднялись на второй этаж. Иван вытащил из сумки связку ключей, открыл ими два замка, и пара зашла в квартиру. С порога было видно, что в квартире царит совершеннейший разгром: в коридоре на полу в беспорядке валялась одежда, ящик для обуви опрокинут, а ботинки разбросаны по полу. В комнате разрушения были еще ужаснее: небольшой диванчик перевернут, а его матрац распорот, на ковре валялись книги, бумаги, одежда, а дверцы шкафов и шкафчиков, в которых эти вещи располагались ранее, были распахнуты. Ящики, вытащенные из письменного стола, лежали на ковре, рядом располагалось их содержимое — бумажки, коробочки, перочинные ножики, бесчисленное количество карандашей и не пишущих ручек, небольшой раскрытый футляр с медалью, выполненной в форме золотой звездочки и невероятное количество каких-то маленьких книжечек скромных расцветок, по-видимому, удостоверений. Алена подняла одну из книжечек и раскрыла. На фотографии был изображен молодой темноволосый человек с напряженным взглядом, одетый в пиджак. Фото украшали две печати — синяя и фиолетовая. Надпись на правой страничке разворота уведомляла, что Попцов П.В. является старшим научным сотрудником Боголюбского физического института с допуском «по форме номер один». Уведомление было подтверждено чьей-то неразборчивой подписью и еще одной фиолетовой печатью, расплывшейся от времени. Удостоверение было выдано в мае 1967-го года.

— Это дядя Персик? — спросила Алена, — я из-за прозвища, наверное, представляла его совсем другим — кругленьким что ли.

— Да, это дядя, — подтвердил Иван, — хотя с годами он, конечно, довольно сильно изменился. Алена положила книжечку обратно на ковер и с чувством сказала: «Ужасный беспорядок!»

— Ты не думаешь, надеюсь, что дядя Персик жил в таком свинарнике, — с обидой сказал Иван. — Здесь кто-то что-то искал, причем весьма усердно. И мы с тобой догадываемся, что именно искали.

— Думаешь, нашли?

— Очень сомневаюсь. Дядин тайник могли найти только профессионалы, и то, если бы у них было достаточно времени. А тут орудовали, как справедливо заметил дядя Персик, гопники. И эти гопники действовали в спешке.

— У дяди был тайник, и ты знаешь, где он находится?

Иван кивнул головой и уверенно направился к перевернутому диванчику, точнее, к его изголовью. О том, что в этом месте когда-то располагалось изголовье дивана, можно было легко догадаться — обои там были вытерты и слегка засалены, видать, дядюшка регулярно опирался головой об эту часть стены, лежа на диване. Иван внимательно осмотрел обои, поковырял их ногтем, и, вдруг, оторвал от обоев преизрядный кусок. Алена смотрела на всё это с недоумением. В это время, Иван, изучив тыльную сторону отодранного куска, довольно улыбнулся:

— Вот то, что мы искали!

Алена подошла, с любопытством взглянула ну кусок грубой бумаги в руках Ивана и увидела пять латинских букв, написанных карандашом: «iddqd».

— Что это значит? — недоуменно спросила девушка.

— Неужели, тебе ни о чем не говорят эти замечательные буквы? — весело спросил Иван.

— Хватит издеваться, рассказывай! — потребовала Алена.

— Iddqd — это один из чит-кодов старой игры Doom, — торжественно объявил Иван и замолчал, выжидательно глядя на девушку.

— Говори, пожалуйста, по-русски, — попросила Алена.

— Ты что, про игру Doom не слыхала? — удивился Иван.

— В моем детстве были другие игры, — сухо ответила Алена, — прятки, казаки-разбойники, «море волнуется раз». А в «Дум», наверно, играли раньше, когда вы с дядей Персиком детьми были, — ехидно добавила мстительная девушка.

— Doom это старая компьютерная игра, — примирительно сказал Иван, — мне и в голову не могло прийти, что ты о ней не слышала.

— И что, дядя Персик играл в эту игру? — иронически поинтересовалась Алена.

— Представь себе, да, — сказал Иван. — Когда я на новый год гостил у дядюшки и подарил ему ноутбук, выяснилось, что он с этой техникой неплохо знаком, причем познакомился с ней, куда раньше меня.

Из дальнейшего рассказа Ивана Алена уяснила, что у себя в институте, в свое время дядя Персик с коллегами резались в этот Doom в рабочее и нерабочее время. Впоследствии интерес к компьютерным играм у дяди пропал, но эпоха Doom ярко запечатлелась в его памяти. Дядя с племянником с энтузиазмом обсуждали тонкости уничтожения злокозненных монстров и прохождения уровней исторической игры. Причем оказалось, что Иван, который успел поиграть и в более современные игрушки, запомнил великую игру куда хуже, чем дядюшка. Дядя Персик, который в части компьютерных игр слаще морковки ничего не едал, с удовольствием просветил племянника, рассказав ему несколько секретов Doom, которые были известны лишь настоящим профессионалам. Среди прочих, абсолютно на сегодня бесполезных тайн, Иван узнал, что если в процессе игры набрать волшебные буквы «iddqd», герой приобретает полную неуязвимость и может душить монстров буквально голыми руками. Расщедрившись, Иван сделал дядюшке королевский подарок — подарил ему почтовый адрес «doom» на известном бесплатном почтовом сервере. Когда-то Ивану удалось зарегистрировать этот адрес на себя, что долгие годы было предметом зависти его друзей, великовозрастных шалопаев.

— Ничего не понимаю, как можно подарить почтовый адрес, а, главное — зачем это нужно? — призналась Алена.

— Ну, зачем — это довольно сложно объяснить, — смущенно ответил Иван. — Наверное, приятно иметь адрес электронной почты, который хорошо запоминается. Его легко продиктовать… — убежденности в своих словах Ивану явно не хватало.

— А что до того, как подарить адрес, так это совсем просто. Я тебе говорю адрес и пароль, ты заменяешь пароль на свой, и отныне адрес принадлежит только тебе.

— Допустим, — согласилась Алена, — а при чем здесь эти пять букв?

— Я уверен, что это новый пароль к моей бывшей почте, — уверенно сказал Иван. — И на этот адрес дядя отослал сообщение, адресованное мне.

— Как-то это все мудрено, — усомнилась Алена. — Зачем всё так усложнять?

— Я же тебе рассказывал, что дядя любил загадки. Вот наши старые игры и пригодились. Давай, убедимся, что мое предположение верно, — ответил Иван, доставая из своей сумки небольшой ноутбук.

Пока ноутбук загружался, Иван зачем-то вытащил из кармана свой мобильный и начал сосредоточенно нажимать на нем кнопки. Через пару минут он с гордостью объявил:

— Есть контакт. Мы в интернете!

Алена не совсем поняла причину такой гордости — у себя на работе она включала компьютер и тут же оказывалась в интернете, причем, нисколько этим не хвасталась. Однако Иван определенно ожидал похвалы, которая последовала незамедлительно:

— Ты просто волшебник, — уважительно сказала Алена. Кажется, ее заявление попало в точку — Иван самодовольно улыбнулся и начал вслух комментировать свои действия:

— Заходим на почту… Долго грузится, скорость здесь не очень… Вводим адрес… Пароль… Опля, я был прав! — и с торжеством продемонстрировал девушке экран ноутбука. Алена вежливо посмотрела на экран, но ничего интересного там не углядела: обычная страничка с электронной почтой, Алена ее тысячу раз видела.

— А вот и сообщение, которое мы искали, — важно объявил Иван. Сообщение состояло из трех строчек, смысла которых Алена, при всём старании, постичь не смогла. В первой было написано «Меркуцио!» Дальше шли загадки: «Улица — фамилия Манюни. Дом — на три больше, чем тебе, когда мы познакомились. Квартира — удвоенная дата твоего приезда без семи».

— Тебе что-то понятно? — спросила Алена, взглянув на Ивана. Спросила, совсем не иронизируя — в этот момент ей показалось, что Ивану по силам разгадать любую загадку.

Иван утвердительно кивнул головой, при этом лицо у него, почему-то сделалось грустным. Алена смотрел на друга, ожидая продолжения.

— Это письмо, как и надпись на обоях, понять могу только я, — сказал, наконец, Иван. — С дядей Персиком мы впервые встретились, когда он приехал на похороны мамы, она умерла от рака. Я тогда заканчивал девятый класс. До этого я хотел быть историком, но решил сделаться врачом. С дядей мы очень подружились за это короткое время, и я ему пообещал, что стану врачом и найду способ победить страшную болезнь, — Иван смущенно улыбнулся, — в детстве все мы склонны давать несбыточные обещания.

— Но ты ведь и правда стал врачом, — серьезно сказала Алена, — и как знать, может, найдешь это лекарство.

Иван благодарно улыбнулся и продолжил:

— Мы с дядей успели поговорить практически обо всем. В те годы с взрослыми я не слишком ладил, и когда появился человек, с которым можно было говорить на любые темы… Ты меня понимаешь?

— Конечно, понимаю, Ваня, — сказала Алена. Ей почему-то захотелось заплакать.

— Я незадолго до того прочитал «Ромео и Джульетту» и рассказал дяде Персику, что мне там больше всего понравился не Ромео, а Меркуцио — смелый, остроумный, всеобщий любимец. После этого, дядя стал меня так называть, в шутку, конечно.

— Значит, первая строчка в дядином письме говорит о том, что оно адресовано тебе, — догадалась Алена. — А кто такая Манюня?

— Манюня — детское прозвище мамы, — объяснил Иван.

— А какая у нее была фамилия? — Алена начала чувствовать азарт.

— Антонова, самая обыкновенная. Наверное, в этом городе есть улица Антонова.

Иван защелкал клавишами и через минуту объявил:

— Улицы Антонова нет, но есть Антонова-Овсеенко. Наверное, о ней и речь.

— Иван, сколько тебе было лет, когда вы познакомились с дядей?

— Я пошел в школу с шести, значит — пятнадцать.

— Улица Антонова-Овсеенко, дом восемнадцать, — быстро вычислила Алена.

— А какого числа ты приезжал в Боголюбск? — нетерпеливо спросила Алена.

— В первый раз, не помню. Летом, в июне, кажется. А во второй приехал тридцатого декабря, перед самым Новым годом.

— Наверное, как раз об этом и идет речь, — уверенно сказала девушка. — Значит, адрес такой: улица Антонова-Овсеенко, восемнадцать, квартира пятьдесят три, правильно? Давай прямо сейчас пойдем, проверим!

— Давай, — с готовностью согласился Иван.

— Как ты думаешь, стоит вещи с собой взять? — Алена показала на свой рюкзачок.

— Пожалуй, нет, — задумчиво ответил Иван. — Вряд ли они здесь снова будут искать.

 

Глава XI

Место Боголюбск, штаб Дружины.

Начало 16.07.2010 20:10.

Окончание 16.07.2010 20:50.

Я проснулся от того, что кто-то тряс меня за плечо, открыл глаза и увидел Хию. Тут же вспомнилось, что я нахожусь в штабе дружины в роли задержанного.

— Как они ухитрились тебя поймать? — с недоумением спросил я.

— Всё в порядке. Наши с ними связались и объяснили, что ты послан Секвенториумом им в помощь.

— А тебе рассказали, кто такие «они»?

— Нет. Мы должны сами выяснить это.

— А на каких условиях я с ними буду сотрудничать? Что им можно обещать?

— Не знаю, — пожала плечами девушка. Я так поняла, что всё на твое усмотрение. Можешь обещать им, что сочтешь нужным.

— А что мы сейчас будем делать?

— Вести переговоры. Прибыло какое-то высокое начальство и желает встретиться с тобой.

Наше руководство что-нибудь еще передавало?

— Ничего особенного, вроде. Передали, что ни о каком союзе равных не может быть и речи: помни, кто такие они, и кто такие мы. Пойдем уже?

— Сначала, я бы хотел ополоснуть лицо.

— Идем, я покажу тебе, где туалет.

— Мне нужно не в туалет, а ополоснуть лицо, — строго сказал я не в меру догадливой малявке.

Через пять минут, реализовав все свои гигиенические планы, я вошел в кабинет высокого начальства. Дверь, обитая снаружи чем-то вроде кожи, оказалось железной, что подтверждало утверждение, что начальство не абы какое, а высокое. Меня сопровождала Хия. Обстановка помещения, куда мы вошли, мне что-то смутно напоминала, но я не мог вспомнить, что именно. У стены, прямо напротив входной двери, разместился небольшой, на три персоны, диванчик, обитый блестящей коричневой кожей. Рядом стояла пара темных деревянных стульев с гнутыми спинками. Кажется, они называются «венскими». К диванчику вплотную придвинут высокий журнальный столик, заваленный газетами, на единственной резной ножке. По бокам столика располагались два больших кресла, покрытых белыми чехлами. Я задрал голову, собираясь обнаружить уже ставшей привычную голую лампу на витом шнуре, но источником света оказался круглый плафон молочного стекла. Откуда-то слева раздался мощный голос:

— Ну, что же вы стали, присаживайтесь, пожалуйста.

Посмотрев налево, я заметил письменный стол, странным образом скрытый в полумраке. На столе стояла лампа с зеленым абажуром, а перед ним два старых деревянных стула конторского вида с прямыми спинками. Сиденья стульев покрывала коричневая клеенка. Еще не присев на стул, я догадался, что сидеть на нем будет жестко и неудобно. Через секунду, усевшись, я убедился в правоте своего предположения. Хия заняла место за моей спиной. Это она так меня охраняет, мысленно съязвил я и перевел, наконец взгляд на владельца стола.

Передо мной сидел человечек неопределенного возраста в очках в тяжелой черной оправе. Не старый еще, лет сорок — пятьдесят. Темные густые волнистые волосы уложены в дорогую прическу. Носик кнопочкой, маленькие глазки за чуть затемненными стеклами. Гладкое без морщин лицо можно было назвать незапоминающимся, если бы не толстые очень яркие губы. Как я не старался отвести от них глаз, губы снова притягивали мой взгляд. Он, что — силиконом их накачал? Словно прочитав мои мысли, человечек широким красным языком облизал губы, и они заблестели от свежей слюны.

— Здравствуйте, господин Траутман, — произнес человечек неожиданно сильным и красивым басом. У Петрова тоже бас, но по сравнению с коротышкой, у моего друга не голос, а просто воронье карканье. Красивый голос у губастого. Ему бы в опере Гремина петь, а не за грасперами охотиться.

— Наше недоразумение, кажется, прояснилось?

Женщины, наверное, просто млеют от его голоса, — завистливо подумал я. Буду, как велено, держать себя вежливо и высокомерно, чтобы было понятно, кто тут главный. Определившись с тактикой, я небрежно поинтересовался:

— А что, у нас было какое-то недоразумение?

— Ну, как же, вас задержали без объяснения причины, о чем я очень сожалею. — Самое время поставить его на место, решил я, и спесивым голосом провещал:

— Человек, который хочет извиниться, так и говорит «простите меня». А свои «извиняюсь» и «сожалею» приберегите для прислуги. — Я на секунду задумался, и неожиданно для себя добавил, — до вас еще не дошло, кто здесь хозяин, а кто прислуга?

Лицо человечка дернулось, как от пощечины, маленькие глазки злобно сощурились, а бархатистый бас сменился змеиным шипением:

— Кажется, вы приняли мою мягкость за слабость? Решили показать зубы? Если вы еще раз позволите себе обратиться ко мне в таком тоне, мы с вами тут же всё закончим. Вы не понимаете, с кем разговариваете!

Терпеть не могу, когда мне угрожают. А, кроме того, я за спиной чувствовал всю мощь Секвенториума. Поэтому я ответил сморчку, не задумываясь и не выбирая выражений:

— Если вы, не знаю, как вас зовут, еще раз посмеете мне угрожать, я вам морду набью! Ишь, прикончит он меня!

Очкарик грозно уставился мне в глаза. Я понял, что происходит поединок характеров и, не отводя взгляда, смотрел на его злую толстогубую мордочку. Я постарался, чтобы выражение моего лица свидетельствовало о силе и непреклонности. Сейчас он трусливо отведет глаза, сообразив, как со мной можно разговаривать, а как не стоит. Губастый действительно отвел взгляд и направил его в сторону двери. Это случилось сразу после того, как она без стука распахнулась, и в кабинет ввалилось четверо дружинников, вооруженных резиновыми дубинками. Судя по всему, после моей последней фразы, хозяин кабинета нажал под столом соответствующую кнопочку. Не отрывая своего зада от стула, губастый перевел взгляд на меня. В этом взгляде уже не было ни бешенства, ни торжества победителя — только какие-то непонятные мне размышления. Наконец, он пришел к решению и с печалью сообщил:

— Наше сотрудничество закончилось, не начавшись, — и тут же скомандовал:

— В наручники их… Они мне больше не нужны. Оба.

Я вспомнил слова Петрова о том, что эти отморозки уже кого-то убили в погоне за секвенциями, и понял, что сдаваться нельзя. Я резко встал и поднял стул. Одна рука ухватила увесистый предмет мебели за стойку спинки, другая — за сиденье. Четыре ноги стула были угрожающе направлены в сторону неприятеля. Чак Норрис в аналогичных случаях отламывал у стула ножки и уже ими в две руки колотил противников, но я не был уверен, что у меня получится выполнить даже первую часть этого плана — стул производил впечатление монументального и очень прочного сооружения. Потом случилось странное — Хия, стоявшая у меня за спиной, вдруг оказалась передо мной и в два прыжка приблизилась вплотную к дружинникам. Там девушка, как мне показалось, немного замешкалась, потом резко развернулась, непостижимым образом очутилась возле меня на столе, и сильно ударила губастого ногой в голову.

— Молодец, — сообразил я, — нужно брать его в заложники.

Я ловко перепрыгнул стол и всем своим немаленьким весом подмял под себя губастого. Я не сразу понял, что он не сопротивляется, а тихо лежит с закрытыми глазами. На полу, рядом с его рукой я увидел пистолет и тут же его схватил: теперь посмотрим, кто кого! Не вылезая из-под стола, я осмотрел оружие: точно знаю, что где-то должен быть предохранитель, но не имею понятия, как он выглядит. Со стороны двери донесся лязг запираемого засова. Я свечой взлетел вверх на крышку стола, развернулся на спружинивших ногах и направил пистолет в сторону двери, держа оружие на вытянутых руках. Там обнаружилось неожиданное зрелище. Охранников уже было не четверо, а шестеро, и все они лежали вповалку. Дверь была заперта изнутри на железный засов. Рядом с дверью, положив руку на запор, стояла Хия и выжидательно на меня смотрела.

— Откуда взялись еще двое? — наверное, это не самый умный вопрос, который можно было задать, мелькнуло у меня в голове.

— Сами пришли. Пока ты под столом сидел.

— А почему все лежат?

— Положила, вот и лежат, — логично объяснила девушка.

— Губастый что-то говорил о наручниках. Надень на них, пока не очухались, — кажется мне удалось показать, что я совсем не растерялся.

Девушка молча и очень сноровисто принялась выполнять распоряжение. Перевернула на живот лежащего навзничь дружинника, и я увидел браслеты наручников, прикрепленные к его поясу сзади. Хия нагнулась, отцепила их, завела охраннику руки назад и с неприятным хрустом защелкнула браслеты у него на запястьях. Затем взяла тяжелое тело за ногу и без видимых усилий оттащила его метра на три в сторону. Следующий охранник лежал на животе, широко раскинув руки. Девушка приложила руку к шее дружинника, отцепила наручники от его пояса и, не воспользовавшись ими, потащила тело в другую сторону.

— Почему браслеты не надела? — спросил я.

— Ему не надо, — не поворачиваясь, объяснила Хия.

— Почему не надо? — страшный смысл ее слов дошел до меня не сразу.

— Он уже не опасен.

— Ты что, убила его? — мне очень не хотелось верить очевидному.

— Их было четверо. Я не могла рисковать, — в голосе девушки я не услышал ни капли сожаления. Просто подчиненная объясняла туповатому начальнику, каким именно способом она исполнила свои служебные обязанности.

— Все четверо? — тупо спросил я.

— Еще не знаю, подержи, — Хия, не глядя в мою сторону, протянула наручники.

Мне неприятно было смотреть на то, чем занимается девушка, поэтому я начал изучать это незнакомое украшение — прежде я видел такое лишь на киноэкране. Почему-то раньше мне казалось, что наручники представляют собой два браслета, соединенных цепочкой. По-видимому, я их путал с ручными кандалами или какими-то другими оковами. Кандалы, решил я, должны позволять выполнять работу, например, в каменоломне, для этого и цепь. А задача наручников — максимально ограничить движения пленника. Действительно, в изделии, которое я держал в руках, никакой цепочки не было — левая и правая части являлись единым целым. Я увидел отверстие для ключа, как на навесном замке и зачем-то спросил:

— Ключи одинаковые? Для всех наручников один и тот же?

— Да, для этих один, — коротко ответила Хия. Она продолжала возиться с телами охранников. Снова послышался хруст закрываемых наручников. Значит, еще один жив. Вскоре я услышал, как защелкивается еще одна пара наручников и девушка сообщила:

— Готово.

Счет 3:3, сделал я вывод. Удивительно. Боксеры, огромные мужики, колотят друг друга на ринге часами, но поединок далеко не всегда заканчивается нокаутом. А тут я даже не успел ничего заметить, как четверо, нет, шестеро здоровых агрессивных бойцов лежат без движения, и трое из них уже никогда не будут двигаться. 3:3. Сомнений, что Хия правильно классифицировала своих жертв — кто относится к живым, а кто — к покойникам, у меня не было. Профессионал.

— Давай займемся этим, — я показал взглядом на стол, за которым валялся хозяин кабинета. — Он-то, хоть жив?

— Не беспокойся, — девушка обогнула стол, взяла подмышки тело и усадила в кресло. Тело попыталось завалиться набок, но Хия его выправила и пристроила закинутую голову с торчащим вверх подбородком на подголовник. Я обратил внимание на то, что, несмотря на пережитые неприятности, очки, абсолютно целые, по-прежнему находятся на своем месте — на носу губастого. Хия склонилась над телом, и послышался, уже хорошо мною узнаваемый, звук закрываемых наручников. Ну и правильно, от этого хорька можно чего угодно ожидать. Я обнаружил, что по-прежнему держу в одной руке пистолет, а в другой наручники, подошел к журнальному столику и положил обе железяки поверх газет. Хия приблизилась, достала какой-то небольшой предмет из кармана джинсов и протянула мне. На небольшой ладони девушки лежало что-то напоминающее ириску.

— Разверни, разжуй и проглоти, — сказала она.

— Что это? — поинтересовался я, развертывая бумажку.

— Тебе часто приходилось убивать людей?

— Я никого не убивал! — возмутился я.

— Скорее клади в рот, — скомандовала Хия, — иначе тебя сейчас начнет колотить.

На вкус ириска напомнила прессованный изюм, сдобренный пряностями. Если правду говорят, что настоящее лекарство должно быть горьким, то эта ириска — не настоящее лекарство. Интересно, с чего Хия взяла, что меня должно начать колотить?

— Что дальше делаем? — спросил я шепотом. Хоть губастый продолжал сидеть, безвольно закинув назад голову, полной уверенность в том, что он не подслушивает, у меня не было.

— Продолжаем выполнять задание, разумеется, — с легким удивлением ответила девушка.

— Я не про то. Конечно, я сейчас попытаюсь договориться о чем-то с позиции силы. А если не получится? Мы сможем вырваться отсюда?

— Попробуем. Вопрос в том, готовы ли они начать пальбу в здании вокзала.

— Теоретически, они могут эвакуировать пассажиров.

— Не могут. Они — не государство, просто частная лавочка.

— Хотелось бы думать, — с сомнением произнес я. — Знаешь что, давай перенесем этого босса в белое кресло. Боюсь, что у себя за столом он будет ощущать излишнюю самоуверенность. Кроме того, кто знает, может у него там какая-нибудь кнопочка самоликвидации или подобная мерзость.

Хия кивнула головой и двинулась по направлению к письменному столу. Я пошел за ней. Мы подхватили губастого с двух сторон и перетащили на белое кресло. Я сделал шаг назад и оглядел бесчувственное тело. Не понимаю, почему я думал, что он коротышка? Мужчина нормального роста. Может быть, это из-за маленького размера головы и рук — единственных частей тела, которые я мог наблюдать? Бросив взгляд на журнальный столик, я благоразумно забрал с него пистолет и наручники, повертел головой, соображая, куда их деть и положил на письменный стол под зеленую лампу. В этот момент со стороны двери раздался громкий рёв. Это один из оставшихся в живых охранников пришел в себя и попытался таким образом привлечь внимание. Он лежал на спине, не пытаясь встать, и непрерывно орал. На несчастье дебошира, единственным человеком, которого заинтересовали его проблемы, оказалась Хия. Она неспешно подошла к той группе тел, что лежала без наручников, выбрала одно из них, взяла за шиворот и с легкостью приподняла. Я взглянул на труп и поморщился — нижняя часть его лица была залита кровью, которая вытекла, наверное, из сломанного носа. Девушка нависла над скандалистом, держа окровавленную голову прямо над его лицом. Я увидел, что несколько капель не успевшей свернуться крови, сорвалось вниз с головы трупа. Охранник в ужасе взвизгнул, перестал кричать и попытался перевернуться на живот. Хия ему помешала, наступив ногой на плечо. Потом девушка пообещала совершенно обыденным голосом: «Издашь еще хоть один звук, станешь таким же», — отбросила тело и вернулась к белым креслам, на одном из которых сидел приходящий в сознание хозяин кабинета. От переживаний мне очень хотелось курить. Мои сигареты вместе с сумкой отобрали перед тем, как меня поместили в камеру. Я подошел к нашему пленнику, наклонился к его лицу и медленно, стараясь говорить отчетливо, спросил:

— Где моя сумка? В ней сигареты. Я хочу курить, — по выражению лица губастого я понял, что он не понимает ни слова. Поэтому, я повторил:

— Вы забрали мою сумку. В ней были сигареты. Они мне сейчас нужны.

На лице губастого неожиданно появилось осмысленное выражение, и он ответил:

— Сумка не здесь. Сигареты возьмите в левом верхнем ящике моего стола.

В ящике лежала пачка сигарет и дешевая одноразовая зажигалка. На столе я нашел тяжелую хрустальную пепельницу и перенес это все на журнальный столик. Затем развернул кресло губастого, чтобы ему было удобнее на меня смотреть, закурил сигарету и сделал глубокую затяжку.

— Поговорим? — предложил я.

— Давайте попробуем, — ответил мой визави. Его красивый голос сделался спокойным и уверенным, что вызвало у меня раздражение и некоторую зависть.

— Начнем, как положено приличным людям, с представления. Меня зовут Андрей Траутман, и я являюсь штатным сотрудником и полномочным представителем Секвенториума.

— Насколько полномочным?

— Вы плохо воспитаны, уважаемый, — своим голосом я постарался выразить сожаление. — Тем не менее, в качестве исключения, я отвечу на этот вопрос. Я полномочен настолько, насколько вы даже себе представить не можете. В частности, я полномочен пригласить сюда специалистов, которые выжгут ваш клоповник дотла. Хочу, на всякий случай, обратить ваше внимание: для меня вы — человек, который только что пытался меня убить. И не убил не из-за гуманизма или тонкого расчета, а потому, что я оказался сильнее. А теперь, представьтесь! — это ничтожество вызвало во мне гнев. Не злость какую-нибудь, а настоящий гнев, даже, ярость. Мне захотелось взять со стола тяжелую пепельницу и начать бить этого наглеца по голове. Чтобы у него полопалась кожа, сломался нос, а потом углом пепельницы проломить висок. В глазах у меня потемнело. Раньше я думал, что это фигуральное выражение. Оказалось, что нет. Я видел лишь бесконечно наглое лицо с отвратительными лоснящимися губами ярко-красного цвета, все прочее погрузилось во тьму. Что со мной происходит? Откуда это звериное бешенство? — спросил я сам у себя. И тут же понял. Обернулся к Хие, стоящей за моим креслом, и скомандовал:

— Пойдем, поговорим.

Хия послушно последовала за мной. Я довел ее до письменного стола, заставил на него сесть так, что ее глаза оказались вровень с моими и спросил:

— Что ты мне дала? Что это за ириска была?

— Я же тебе сразу объяснила, — безо всякого смущения ответила девушка, — это препарат, который тебе должен помочь пережить стрессовую ситуацию. Теперь, вместо того, чтобы колотиться в истерике, ты в состоянии продуктивно работать.

— Я только что с трудом сдержался, чтобы не раскроить череп хрустальной пепельницей этому подонку, и всё благодаря твоей таблетке.

— Дурные мысли могут быть у каждого. Важно не дать им превратиться в дурные поступки.

— Ты что, издеваешься? Сама не боишься получить от меня пепельницей? — я почувствовал, что мною снова овладевает бешенство, и это ощущение оказалось чрезвычайно приятным. Оказывается, гнев может приносить удовольствие, понял я, и очень этого испугался.

— Ты чисто технически не сможешь в меня попасть; у тебя есть гнев, но нет ни умения, ни силы, — сказала Хия. Она не унижала, не издевалась, не провоцировала меня — просто изложила факт. — Но сила тебе не нужна, для этого есть я. Сейчас нам нужен твой гнев, твоя двуличность, твоя жестокость. Теперь у тебя всё это есть. Ты получаешь это от Локи, который на время поселился в твоей душе. Управляй им. Если ты его контролируешь, он тебе служит, а если нет, то ты его безвольное орудие — развращенный садист, черпающий наслаждение в своем гневе, чужом страхе и чужой боли.

— Кто живет у меня в душе? — опешил я. — Локи? Тебе корейских богов мало, еще и скандинавских приплести решила? — я снова чувствовал поднимающийся изнутри гнев, и это было упоительное ощущение. Я начал любоваться своим гневом и вскоре увидел внутри себя человечка. Я догадался, что это и есть Локи. Маленький Локи — двуличный, гневливый и очень жестокий. Таким я и должен быть, если хочу быть настоящим. Я посмотрел на Локи особым взглядом, я уже знал, как нужно смотреть. Локи меня понял и немного увеличился. «Давай, давай, смелее», — подбодрил я его. Локи меня услышал: он начал распухать, увеличиваться, и вскоре, встряхнув плечами, надел на себя мое тело, словно пиджак.

— Посмотри, Андрей, кто это к нам пришел? — раздался голос Хии.

Я обернулся и увидел губастого. Ему стало скучно одному, видите ли, и он решил прийти к нам. Действительно, почему бы не походить? Самочувствие неплохое, ноги свободны. Я обернулся к губастому, и мой гнев возрос непомерно. Я почувствовал, что желаю его уничтожить прямо сейчас, уничтожить голыми руками, и я ощущал, что легко могу это сделать. Но я знал, что еще не получил от этого жалкого существа всего, что должен взять. Я и Локи, Локи и я убьем его позже. Не сейчас, немного позже, но убьем обязательно. Я резко обернулся к губастому и закричал страшным голосом:

— А ну, брысь на место! — лик мой был ужасен, в этот момент я мог бы убить взглядом. Губастый развернулся и заковылял к белому креслу, где ему надлежало сидеть и ждать моего суда. У него было что-то не так с ногой. То ли я, то ли Хия что-то ему сломали или порвали. Я вспомнил про Локи в себе, сосредоточился на нем и приказал:

— Займи свое место! — Локи вовсе не спорил и, уж тем более, не боролся со мной. Просто ему казалось, что занимая всего меня, он поступает как должно. Я указал Локи его истинное место, и он безропотно съежился. Снова где-то в глубине меня был маленький человечек — двуличный, гневливый и очень жестокий. Но это был уже не я.

— Если бы ты мне не рассказала про Локи, я бы его увидел? — напрямую спросил я Хию.

— Разумеется, нет, — ответила девушка.

— Он существует на самом деле?

— И да, и нет. Тебе главное понять, что он не враг. С его помощью, адресуясь к нему, ты можешь управлять временно высвобожденной частью твоей личности.

— То есть, его нет?

— Его нет, — согласилась Хия, — но тебе так считать совсем невыгодно.

— И долго мне с этим ходить?

— Не очень. Пару часов. Может, немного меньше, может, чуть больше. Это зависит от сопротивляемости организма. Но поверь мне, вскоре после того, как закончится действие этой, как ты ее назвал, «ириски», тебе захочется испытать это снова.

— Довольно! — прервал я Хию. — Про ириски я с тобой еще поговорю. Сейчас у нас мало времени. Пойдем, побеседуем с нашим дружком. Уверен, у него есть, что рассказать.

 

Глава XII

Место Боголюбск.

Начало 16.07.2010 18:35.

Окончание 16.07.2010 23:50.

Улица Антонова-Овсеенко оказалась неподалеку, минутах в пятнадцати неспешной ходьбы от дома дяди Персика. Дом оказался точной копией дядюшкиного, но желтого цвета. Над каждой из трех дверей подъезда были указаны номера квартир. Пятьдесят третьей квартиры в доме, разумеется, не было — их всего было двадцать семь.

— В том доме наверняка есть пятьдесят третья квартира, — Алена показала на хрущевскую пятиэтажку, возвышающуюся над окружающими трехэтажными домами.

— Девятнадцатый номер, — девушка указала на крупные цифры, намалеванные на стене дома синей масляной краской. — Дядя Персик мог перепутать?

— Запросто, — подтвердил Иван, — он, скорее всего, помнил, что я учился в девятом классе (я говорил, что в следующем году окончу школу и буду поступать в Медицинский), но мог не знать, что в первый класс я пошел не семь лет, а в шесть.

Пятьдесят третья квартира отыскалась на третьем этаже последнего, четвертого, подъезда. Иван в нерешительности остановился перед крашеной деревянной дверью, отличающейся от соседних, разве что наличием трех замков. Алена отстранила спутника и уверенно нажала на кнопку звонка. Немного подождав, нажала еще раз, и вопросительно посмотрела на Ивана: «Суббота. Может, на дачу уехали?»

Дверь неожиданно распахнулась. На пороге стоял высокий старик профессорского вида: с пышными седыми волосами, аккуратной бородкой и круглых золотых очках. Одет профессор был довольно странно — на нем была хирургическая роба салатного цвета и такие же штаны, не закрывающие щиколоток босых ног. Ивану и в голову не пришло, что хозяин занимается хирургической практикой на дому, просто эта просторная и легкая одежда как нельзя лучше соответствовала тридцатиградусной жаре. Профессор приветливо посмотрел на гостей, улыбнулся и произнес приятным мягким голосом: «Добрый день. Чему обязан?»

— Нам посоветовал обратиться к вам Персострат Валерианович Попцов, мой дядя, — сказал Иван.

Профессор долгим взглядом посмотрел на Ивана, и когда Алене стало казаться, что он сейчас скажет, что никакого Попцова не знает, вдруг произнес:

— Проходите, пожалуйста, — и посторонился, пропуская гостей.

— С вашего разрешения, я приму вас на кухне, — извинился хозяин, — в комнатах не прибрано. Нет! — остановил он Ивана, — обувь снимать не нужно.

Все трое разместились на кухне. Гости сидели на стульях у круглого стола, а профессор стоял у распахнутого окна. Наверное, в квартире окна выходили на разные стороны, поэтому из окна дул приятный легкий ветерок, слегка шевеля седые профессорские волосы. Хозяин квартиры медленно перевел взгляд с Алены на Ивана и, с трудом подбирая слова, произнес: «Мне сообщили о смерти Персострата сразу, в тот же день. Я просто не мог поверить — еще вчера мы здесь, на кухне, пили чай». Голос хозяина окреп: «Я никогда не одобрял его увлечений вооружениями! Даже ружье на стене само стреляет, а тут — какая-то плазма».

— Извините, я не знаю, как к вам обращаться, — перебил Иван. — Дядя оставил только ваш адрес.

Профессор прервал начинавший наливаться страстью монолог и представился: «Кошкин Василий Иванович. Старый друг Персострата, еще по школе. С первого класса сидели за одной партой. До десятого, с небольшим перерывом», — и замолчал.

— Я тоже хирург, — сказал Иван, — чувствуя, что беседа начинает угасать, так и не начавшись, — работаю в Москве. Онколог. Иван Сергеевич Мухин.

— Да, вы — Ваня. Персострат про вас недавно рассказывал. Должен заметить, что я не совсем хирург, я — грумер, парикмахер — специалист по стрижке домашних любимцев. Мне принадлежит единственный в этом городе зоосалон.

Алену позабавило соответствие фамилии Кошкин и рода занятий кошачьего парикмахера, и она слегка улыбнулась.

— Да, милая барышня, — старик обращался уже к девушке, — не вы первая, кого это веселит. А вас как звать, позвольте поинтересоваться?

— Алена.

— А по отчеству?

— Не нужно по отчеству. Просто Алена.

— Просто Алена, — задумчиво повторил профессор. — А вы, задумывались, Алена, над тем, что только врачей и учителей с младых ногтей называют по отчеству? Все остальные в наши американизированные времена до старости лет остаются для окружающих просто Василиями, хорошо, если не Васьками, — в голосе старика звучала явная горечь. — И идет такой человек по жизни, всё сильнее гнется под тяжестью прожитых лет, теряет волосы и зубы, а для всех он остается просто Васькой. Алена, вы можете представить, чтобы Леонида Ильича Брежнева (упокой, Господь душу старого маразматика) по нашему телевидению назвали бы Леонид Брежнев? Так его только Голос Америки величал. А сейчас? «Президент России Дмитрий Медведев»! Да большинство наших соотечественников не знают его по отчеству!

Алене пришло в голову, что парикмахер Кошкин не очень хочет говорить о смерти своего друга. То же, наверное, почувствовал и Иван. Поэтому он постарался перевести беседу в нужное русло:

— Василий Иванович, вы не могли бы рассказать подробнее про дядю? Так получилось, что я о нем почти ничего не знаю. Мы переписывались, он приезжал ко мне в гости в Москву, я гостил у него здесь. По-своему, мы с дядей Персиком (я его звал именно так, и, думаю, ему это нравилось) были очень близки, особенно в последнее время. Но все разговоры крутились вокруг наших семейных дел.

— Понимаю, — величественно кивнул головой старый грумер. — Как я уже говорил, с Персостратом мы дружили с первого класса. В начале войны его семья перебралась в Боголюбск, откуда-то из Прибалтики, если мне память не изменяет. В школу там он по неизвестным мне причинам не ходил, поэтому не обладал тем, что сейчас принято называть «коммуникационными навыками», — последние слова старик произнес с нескрываемым отвращением. — Мальчик был почти на два года старше нас, а в этом нежном возрасте два года — очень большая разница, и друзей в классе он не завел. Возможно, из-за того, что он был постарше, в школе его всегда называли полным именем: Персострат. Некоторые пытались сокращать имя до «Перса», но кличка не прижилась. Сошлись мы с ним на любви к животным. Времена были голодные, и бесполезного зверья, такого, что не дает молока и мяса, в городских квартирах не держали. У меня когда-то была собака, но к тому времени ее не стало. Уж не хочу и думать о том, куда мои родители ее подевали. А у Персострата была черепаха, не представляю, где он ее раздобыл.

Алена почувствовала, что если не вмешаться, их с Иваном ждет прослушивание очень длинной истории в жанре «Детство. Отрочество. Юность», причем изложение первой части трилогии еще только-только начинается. Поэтому она не слишком деликатно перебила размеренный рассказ:

— Скажите, Василий Иванович, а у вашего друга в детстве была склонность к мистификациям?

По лицу грумера пробежала легкая тень. Кажется, он собирался рассказать, как знакомство с дядюшкиной черепахой помогло ему ощутить вкус к стрижке собак и кошек.

— Да, Персострат всегда был большим выдумщиком и любил пошутить. Помню, уже классе в восьмом, он показал мне листок бумаги, найденный, якобы, в старой библиотечной книжке. По его словам, листок должен был привести к кладу, закопанному в наших краях Наполеоном. Сейчас-то я знаю, что Наполеон в Боголюбске никогда не был и не мог быть. Тем не менее, мы почти год охотились за этими сокровищами. Записка привела нас сначала на пыльный чердак старого дома. Там за стропилами нас ожидал конверт, завернутый в целлофан. Целлофан почти полтораста лет защищал конверт от дождя и снега — император оказался очень предусмотрительным мужчиной. Правда, часть письма всё равно оказалась нечитаемой — атмосферные воды уничтожили ключевую строчку текста. Однако юношеская сообразительность позволила нам найти следующий ключ. Он был сокрыт на вершине колокольни знаменитого Боголюбского монастыря, — старик показал куда-то за окно. Алена глянула в окно, но колокольни не увидела.

— Василий Иванович, неужели при Наполеоне был известен полиэтилен? — поинтересовалась девушка.

— А кто назвал слово «полиэтилен»? — удивился старик. — Целлофан, я говорил о целлофане. Это совершенно разные вещи. Целлофан известен человечеству очень давно. Как я уточнил впоследствии, он был изобретен еще в 1908-м году.

— Но позвольте, Наполеон был в России на сто лет раньше!

— Ах, Алена, — доброжелательно произнес грум своим удивительным интеллигентным голосом, — как мне в те годы не хватало вашей логики и эрудиции! Будь они у меня тогда, я бы наверняка был удивлен тем, что все послания были написаны на листочках в клеточку из школьной тетради. Но, увы, знания и мудрость пришли ко мне гораздо позже.

Алене показалось, что над ней смеются. Она повернулась за поддержкой к Ивану, но тот лишь слегка пожал плечами, сохраняя непроницаемое выражение лица.

— Хорошо хоть, что письмо было написано не шариковой ручкой, а чернилами, — сказала девушка. Похвала юному мистификатору должна была прозвучать естественно и показать, что Алене было всё ясно с самого начала.

— Алена, если бы шариковая ручка была к тому времени изобретена, Персострат мог запросто ею воспользоваться. Тогда он не придавал значения таким пустякам. Как я понимаю, главным для него было создать атмосферу таинственности, с чем он успешно справился.

— И чем же закончились ваши поиски? Надоело в игрушки играть?

— Нет, ну что вы! Последний ключ привел нас к огромному дубу, в одиночестве стоящему посреди поля. В дупле этого дуба мы нашли клад.

— Клад Наполеона?

— Ну, сейчас об этом трудно судить, — признался собачий парикмахер. — Во всяком случае, мы сделались обладателями двух дюжин старых пятаков, выпущенных в древние времена. А еще в кладе обнаружился целлофановый пакет с четырьмя десятками кусочков сахара-рафинада. Наверное, император для себя берег. Для нас это было настоящим сокровищем — в школе мы получали по одному такому куску в обед.

— То есть, дядя Персик почти два месяца откладывал свой сахар, чтобы сделать клад по-настоящему ценным? — уважительно сказала Алена.

— Персострат был артистической натурой, а главное, очень хорошим парнем. Мне его очень не хватает, — с грустью произнес старик.

— Василий Иванович, а что вам известно про дядину гибель? — вмешался Иван.

— Признаться, не слишком много. Он приходил ко мне вечером, каждую пятницу. Мы пили чай и играли одну партию в шахматы. Играем мы оба не слишком хорошо, но игру эту любим. Конечно, для нас беседа и общение были куда важнее результата партии. Персострата не слишком интересовали мои парикмахерские дела, а про свою работу он не мог подробно рассказывать по причинам ее секретности. Я знал, что он занимается каким-то плазменным оружием, но подробности мне были неизвестны. По поводу его профессии мы часто спорили. Персострат утверждал, что для выживания в современном мире, страна должна обладать мощным оружием. А я напоминал, что оружие не может лежать без дела, и рано или поздно будет применено. Причем решение о его применении будут принимать не идеалисты, типа нас с Персостратом, а весьма практичные господа, склонные, тем не менее, к необдуманным действия и ошибкам.

— В последнюю встречу, вы с дядей эту тему обсуждали?

— Нет. Он был каким-то притихшим и задумчивым. Наверное, что-то предчувствовал. Предупредил, что вскоре ко мне должен зайти его племянник, и попросил передать ему письмо, я вам отдам его позже. Я еще удивился, почему Персострат сам не хочет вручить письмо. А на следующий день его не стало. Подробности мне рассказали его коллеги. Говорили, что от тела вообще ничего не осталось. Он в субботу поехал в институт, прошел в так называемый «горячий бункер» — что это значит, не знаю, но можно догадаться. Камеры слежения зафиксировали, как он туда вошел. Потом там что-то произошло, больше его никто не видел.

Раздался телефонный звонок, старик извинился, и начал кому-то объяснять по телефону, что дежурный мастер пострижет Викинга ничуть не хуже, чем он, Василий Иванович. На другом конце провода, судя по всему, страстно возражали. Наконец, старик сдался: «Хорошо, приходите в салон в понедельник к одиннадцати. Я лично займусь вашим мальчиком». Положив трубку, старый грумер с раздражением сказал: «Это удивительно! Почему они считают, что я постригу их псину лучше, чем практикующий профессионал? Впрочем, это закономерно. Насколько мне известно, обучать сына-двоечника таблице умножения, они наняли доктора физико-математических наук из Института. За свои деньги они хотят иметь всё самое лучшее, идиоты. Впрочем, Викинг симпатичный парень. Сообразительнейшее существо!» — на лице старого парикмахера появилась мечтательная улыбка.

Алена поняла, что если не встрять, им сейчас расскажут несколько историй из жизни симпатяги-Викинга. Поэтому, она сочла необходимым вмешаться:

— Василий Иванович, вы упомянули письмо. А на словах дядя не просил чего-нибудь передать?

— На словах? Вроде бы нет. Упомянул, что племянник с детства увлекался историей, и его бы позабавило наше приключение с кладом Наполеона. Нет, передать ничего не просил. Сейчас я принесу письмо, — старик отлип от подоконника, вышел из кухни и вскоре вернулся с большим желтым конвертом, точной копией того, что оставил Ивану дядюшка. Иван вскрыл конверт. Внутри лежал небольшой листок бумаги, с надписью очень странного содержания:

«Придется хотя бы узнать, куда я попаду. Представляю, как глупо я буду выглядеть. Тетенька, вы не подскажете, это Новая Зеландия или Австралия?»

За этой надписью следовало три группы заглавных латинских букв. Алена взглянула на Ивана:

— Понимаешь что-нибудь?

— Пока нет, — вид у него был очень озадаченный, — разберемся. Дядя не стал бы давать загадку, на которую я не могу найти ответа.

— Василий Иванович, спасибо вам, мы, пожалуй, пойдем, — обратился Иван к хозяину дома.

— Если вы узнаете какие-нибудь подробности про Персострата, сообщите мне, пожалуйста, — попросил старик.

— Обещаю, — кивнул головой Иван.

— Ты не считаешь, что мы должны были рассказать старику, что дядя Персик был жив спустя две недели после собственных похорон? — спросила Алена, когда они вышли из подъезда и оказались в тенистом дворике. — Симпатичный старик, видел, как он переживает?

— Расскажем в свое время, — рассеянно произнес Иван. — Наверное, сейчас не стоит. Дядя Персик почему-то не стал посвящать его в свои планы.

Пара двинулась по направлению к дому дяди Персика.

— Что-то я проголодался, — сказал Иван. — Зайдем куда-нибудь, поедим?

— Знаешь, кажется, здешний общепит утратил мое доверие, — сообщила Алена. — Лучше зайдем в магазин и чего-нибудь купим. Магазин вскоре отыскался. В полном соответствии патриархальным традициям Боголюбска это был не какой-то новомодный универсам, а солидное заведение с надписью «Гастроном». Внутри оказалось несколько отделов, названия которых снова всколыхнули у Алены неясные детские воспоминания. Отделы были такие: «Мясо-рыба», «Молоко», «Бакалея», «Хлебобулочные изделия», «Пиво-воды» и «Кондитерские изделия». Ассортимент товаров не слишком отличался от московского: те же йогурты, сникерсы, супчики быстрого приготовления. Свежих кур, к которым Алена привыкла в любимом универсаме, правда, не было. Зато имелось в наличии целых три разновидности мороженных птичьих окорочков. В отделе «Пиво-воды», кроме титульных товаров, имелся неплохой выбор сухого вина. Пока Алена пыталась сообразить, насколько прилично будет предложить «купить что-нибудь к курице», Иван успел приобрести две больших пластмассовых бутылки с минеральной водой и перейти к следующему отделу. Покупок оказалось целых три пакета — объемных и тяжелых. Иван попытался понести все три сам, но девушка забрала у него тот, что поменьше. Еще через десять минут они вошли в разгромленную квартиру дяди Персика.

— Иван, постарайся немного прибраться, а я займусь готовкой, — предложила Алена, проходя на кухню. Кухня, как выяснилось, представляла собой зрелище еще более кошмарное, чем комната и коридор. Содержимое прямоугольных жестяных банок с надписями «Манка», «Пшено», «Сахар», «Мука» и других было вывернуто прямо на пол. Сами банки валялись тут же. Девушка принялась за уборку. Прошло не меньше двух часов, прежде чем квартира приняла вид, не вызывающий ужаса. За это время Алена четырежды успела вынести во двор преизрядные тюки с мусором. Но всё плохое заканчивается. Через два часа Алена, наконец, получила возможность заняться приготовлением окорочков, а Иван пристроился на кухне со своим ноутбуком. Компьютер стоял на столе включенным, но Иван к нему не притрагивался. Он, наморщив лоб, смотрел на листочек из желтого конверта и курил одну за одной сигареты.

— Ты можешь рассуждать вслух, мне интересно, о чем ты думаешь, — попросила Алена.

— Я сам не понимаю, о чем думаю, — признался Иван. — Никаких идей.

— Что это там была за фраза — про тетеньку и Австралию? Может, тетенька — это жена твоего дяди?

— Не было у него ни жены, ни подруги, насколько мне известно.

— А Австралия? При чем тут Австралия? Думаешь, секрет хранится в австралийской пустыне? Среди кенгуру и утконосов?

— Очень сомневаюсь. Слишком сложно. Не в стиле дяди. Впрочем, какие-то дальние родственники в Австралии у нас были. Правда, со стороны отца, то есть, к дяде отношения не имеют.

— Ваня, может фраза — это цитата? И, когда мы поймем, откуда, догадаемся про остальное?

— Сейчас попробую проверить, — с сомнением сказал Иван и защелкал клавишами.

Алена начала переворачивать жарящиеся окорочки на другой бок. Из окорочков в шипящее масло лился аппетитный сок. Если бы он не были заморожены, уже давно бы сготовились. А так, придется потерпеть еще минут пятнадцать. Рис уже готов, чай заваривается, дело осталось только за мясным.

— Алена! — раздался торжествующий голос Ивана, — не помню, я говорил, что ты гений?

— Что-то такое мне говорили, кажется, — согласилась девушка. — А что, этот факт нашел новые свидетельства?

— Еще какие! — подтвердил Иван, — Смотри!

— Я сейчас не могу, курица сгорит — отказалась Алена. — Ты словами расскажи.

— Эта странная фраза про тетушку и Австралию — цитата из «Алисы в стране чудес». Алиса проваливается в кроличью нору, долго летит в темноте, и боится провалиться насквозь и выскочить на другой стороне Земли, у антиподов. Поскольку она не знает, где выскочит, она опасается попасть в неудобное положение: ей придется спрашивать у незнакомой тетеньки, где она — в Новой Зеландии или Австралии.

— Интересно, как ты определил, что это Алиса? — полюбопытствовала девушка.

— Ничего интересного, — отмахнулся Иван. — Достаточно было набрать эту фразу в поисковике. Ты с идеей про цитату — просто молодец!

— А что нам это дает?

— Группы букв в записке — это, скорее всего, координаты. Одна буква заменяет одну цифру. Например, A вместо единицы, B за двойку, и так далее. Но указаны координаты для противоположного полушария. Они указывают на антипод того места, что мы ищем. Сейчас проверю, в комнате я видел отличный атлас, — с этими словами Иван вскочил и выбежал из кухни. Вскоре он вернулся с толстой книгой большого формата и начал перелистывать страницы.

— Т-а-а-к… Координаты указывают на некую точку в южной части Тихого океана. Никакой земли, материков, или островов там нет, но нам и не нужно. Ищем теперь антипод, — некоторое время Иван, посапывая, шелестел страницами, а потом, подчеркнуто спокойным голосом сказал:

— Антипод той точки находится в Боголюбске.

— Тоже мне, важная новость, — скептически заметила девушка, — что нам, по-твоему, это дает? Мы и так догадывались, что дядя Персик припрятал свой клад где-то тут неподалеку.

— Алена, — торжественно объявил Иван, — судя по количеству букв, координаты в записке указаны с точностью до сотых долей угловой секунды, понимаешь?

— Нет, — ответила честная девушка, — но надеюсь, ты мне все объяснишь. Курица, кстати, уже готова. Забирай свое хозяйство с кухонного стола, будем обедать!

— Скорее, ужинать, — поправил ее Иван, взглянув на часы.

— Ты куда-то спешишь? — поинтересовалась Алена, глядя, как Иван заглатывает, не разжевывая, куски курицы. — Ешь, словно волк. Потерпи немного. Я понимаю, ты весь в предвкушении, тебе кажется, что до разгадки тайны остался лишь один шаг. Не спеши, постарайся получить наслаждение от этого момента. Уверяю тебя, ожидание момента счастья ничуть не хуже, чем сам этот момент.

— Иван перестал жевать и уставился на девушку. Потом, не спеша проглотил и сказал:

— Ты меня снова удивляешь.

— Чем же? — спросила Алена, приготовившись обидеться.

— Мудростью, — проникновенно сказал Иван. — Ты удивительный человек и очень мудрый.

— Что есть, то есть, — не стала спорить Алена. — Давай я тебе еще риса положу. С соусом очень вкусно получается.

За чаем Иван закурил сигарету и попросил разрешения вернуться «к нашим баранам». Девушка с радостью согласилась, ей и самой не терпелось узнать разгадку тайны. Иван с удовольствием объяснил, предварительно сверившись с интернетом, что координаты, содержащие сотые доли угловой секунды, на местности дают точность плюс-минус тридцать сантиметров. Алена решила не уточнять, что такое угловая секунда. Она представляла, что такое обычная секунда, которых в минуте шестьдесят, отлично знала про музыкальные секунды, определяющие интервал между тонами, поэтому информация про какие-то угловые секунды показалась ей излишней. Однако упоминание тридцатисантиметровой точности на местности ее заинтересовало.

— Это значит, что зная координаты, мы с точностью до тридцати сантиметров можем указать, где нужно ямку копать, чтобы найти наш секрет? — почему-то девушка была уверенна, что секрет хранится под землей.

— Да, теоретически так и есть, — подтвердил Иван.

— А практически? — не унималась Алена.

— Практически, все тоже так и есть, — улыбнулся Иван. — В мой мобильный телефон встроен модуль, который с большой точностью определяет координаты. Я уже год мечтаю придумать, как бы, хоть разок, использовать это полезное свойство. И, похоже, мечты сбываются.

— Что дальше предпримем? — деловым тоном спросила Алена.

— Дальше всё очень просто, — охотно объяснил Иван. В интернете есть программа, позволяющая найти изображение любой точки земной поверхности, если знать ее координаты. Еще пять минут, и мы увидим наш тайник с высоты птичьего полета, — Иван отодвинул тарелку, поставил на ее место ноутбук и его пальцы быстро забегали по клавишам. Прошло пять минут, потом еще пять. Алена, с некоторым опасением ожидавшая победного вопля приятеля, слегка расслабилась — у Ивана что-то не ладилось. Он нервически возил мышку кругами по столу, стремясь, по-видимому, заставить компьютер работать быстрее, но это не помогало. Помучившись еще немного, Иван с расстройством произнес непонятную фразу:

— Джипэрээс накрылся.

— Компьютер сломался? — забеспокоилась девушка.

— Нет, с ним, вроде бы, всё в порядке. Интернета нет.

С этой проблемой Алена была хорошо знакома. На работе, в «Попе», у них тоже иногда пропадал интернет. В таких случаях полагалась звать «сисадмина». Неопрятного лысоватого юношу с вечными крошками в нечесаной бороде, всем миром вытаскивали из серверной — небольшой клетушки, где он располагался со своим таинственным жужжащим и мигающим лампочками оборудованием, и начинали на него дружно орать. Сисадмин убегал к себе в нору, что-то там делал, и интернет вскоре появлялся. После оживления интернета, Жека, чрезвычайно дорожащий своей репутацией крупного специалиста по кибернетике, в присутствии большого скопления народа громко спрашивал:

— А что было-то?

— Роутер глюкнул, — степенно ответствовал компьютерный бог.

Жека в ответ многозначительно покачивал головой, не то, разделяя печаль о глюкнувшем роутере, не то, выражая некоторые сомнения в должном уровне квалификации нечесаного сисадмина.

Девушка подумала, что вряд ли в здешних окрестностях водятся сисадмины, поэтому, попыталась подойти к решению проблемы с другой стороны:

— Ваня, ты говорил, что провел дяде интернет, помнишь?

Иван шлепнул себя ладонью по лбу и с криком «Конечно! Как я сам не догадался» бросился в комнату. В комнате Иван встал на колени перед телефонной розеткой, в которую не был воткнут телефон, и, вертя головой, жадным взором начал оглядывать помещение.

— Эзернет кабеля нет, — наконец заключил он, — похоже, украли вместе с ноутбуком, — затем походил по комнате, открывая зачем-то ящики шкафа и стола и заглядывая в них. Алена напомнила, что эти ящики вместе со всем содержимым Иван не так давно рассовал по своим местам. И, если бы там был этот кабель, он бы непременно заметил.

— Да. Ты права, — наконец согласился Иван. — Что же нам теперь делать?

— В городе должны быть интернет-кафе, — подсказала Алена, — можно поискать их адреса в интернете, — и замолчала под тяжелым взглядом приятеля.

Иван задумался, а потом уверенно сказал:

— На вокзале должен быть интернет. Не может не быть.

Ноутбук был быстро положен на свое место в сумку, ремень сумки наброшен на крепкое мужское плечо, и через пятнадцать минут, пройдя знакомым путем, пара оказалась на вокзале. Иван побежал узнавать про интернет, оставив Алену в центре зала. Алена решила немного прогуляться и вскоре оказалась у двери с надписью «Штаб дружины». Дверь неожиданно отворилась, и из нее вышел высокий молодой человек с длинными волосами в сопровождении маленькой брюнетки. Алена сразу вспомнила молодого человека — именно у него бдительные дружинники днем проверяли документы. Потом Алена повнимательнее посмотрела на девушку и решила, что она очень похожа на актрису Люси Лью в молодости. Странная парочка довольно поспешно удалилась по направлению выхода в город. Минут через двадцать появился Иван, неся в руке какой-то лист бумаги. По его лицу было довольно сложно определить, успешным ли было задуманное мероприятия.

— Удалось к интернету подключиться? — спросила Ивана девушка.

— Нет у них тут интернета, — немного раздраженно ответил он. — Вернее, есть, но только для служебных надобностей. Меня ненадолго пустили, и я распечатал карту.

— Какие милые, — обрадовалась девушка. — А что ты им сказал?

— Я им сказал, что дам пятьсот рублей, — мрачно ответил Иван.

— А они?

— Сказали, чтобы дал тысячу. Пойдем скорее!

На улице начало темнеть, но освещения еще не зажигали. Откуда-то подул прохладный ветер, пахнущий, как показалось Алене, скошенными травами.

— Куда мы сейчас? — спросила девушка, с трудом поспевая за идущим широкими шагами спутником.

— Нужно зайти к собачьему парикмахеру, пока он спать не лег.

— Зачем?

— По нашим координатам на карте располагается одиноко стоящее дерево. Стоит посреди поля в окружении леса. Нужно спросить, как туда добраться — с этой картой обращаться за помощью к прохожим бессмысленно.

Алена мельком взглянула на карту. Действительно, темный лес, светлое поле, и значок, похожий на капельку, в его центре. Наверное, обозначает дуб. Не всякий прохожий скажет, как туда добраться.

— Получается, что твой дядя использовал то же дерево, что и для клада Наполеона?

— Мне эта версия кажется правдоподобной, — сухо ответил Иван. Потом вдруг остановился, наклонился и чмокнул Алену в щеку, — молодец! Без тебя я бы ни за что не догадался. Идем скорее, поздно уже. — И, ухватив девушку за руку, быстро потащил ее за собой.

Василий Иванович открыл дверь после третьего звонка. Он по-прежнему был облачен в хирургическую одежду, но на ногах появились пляжные тапочки. Алене показалось, что он обрадовался поздним гостям. Во всяком случае, их приветливо назвали молодыми людьми и пригласили на кухню. Кухня выглядела очень уютно. Верхний свет был притушен, а на стене горело неяркое бра, освещая помещение красноватым светом. На столе стояло блюдо с виноградом и яблоками, наполовину опустошенная бутылка светлого стекла с заморской этикеткой и один пузатый бокал.

— Присаживайтесь, дорогие мои, — хозяин слегка приобнял девушку за плечи и, применив легкое насилие, посадил за стол. От старика приятно пахло свежевыпитым коньяком. Иван сел сам. Хозяин, извинившись, вышел с кухни и быстро вернулся с двумя чистыми бокалами и большой коробкой шоколадных конфет. Алене пришло в голову, что оживленность хозяина и недостающая часть напитка в бутылке напрямую связаны между собой.

— Позвольте вам предложить великолепный арманьяк, — старый грумер с энтузиазмом приступил к исполнению роли гостеприимного хозяина. Иван кивнул головой, позволяя, а Алена (что уж там стесняться?) спросила, не найдется ли сухого вина. Сухое вино нашлось, и какое! Бордо 1998 года. Девушке, конечно, известно, что в Бордо целое десятилетие, с девяносто шестого по две тысячи пятый, было благоприятнейшим для виноделия. Но девяносто восьмой год — это нечто исключительное! Неужели юной даме не случалось вкушать Бордо этого достославного года? Алена быстро сообразила, что описание ее недавних упражнений с вином из картонных пакетов вряд ли могут составить предмет застольной беседы с гурманом, и в дальнейшем поддерживала диалог в основном средствами мимики. Иван попытался заговорить про карту, и был мягко, но непреклонно остановлен — сначала следовало насладиться ароматом и воздать должное букету. Иван насладился и в хвалебной речи неосторожно назвал арманьяк коньяком. Опытный хозяин слету понял причину этой неточности. Да, действительно, этот божественный напиток на первый взгляд напоминает один редкий коллекционный коньяк дома Мартель, Василий Иванович сразу догадался, какую коллекцию имеет в виду молодой человек. Эта ошибка вполне простительна, но пускай юноша обратит внимание на цветочные обертоны, и он никогда больше не сделает такой ошибки. Молодой человек уделил должное внимание обертонами и пообещал больше так никогда не ошибаться. Затем бдительный хозяин успел перехватить Аленину руку, которой она собиралась совершить ужасное преступление: заесть глоток восхитительного бордо ягодкой красного винограда. Из фруктовой вазы тут же была извлечена кисть полупрозрачного винограда светло-зеленого цвета и помещена в тарелочку прямо перед девушкой. Теперь хозяин был спокоен: непоправимая ошибка предотвращена, и можно снова уделить внимание молодому человеку, наслаждающемуся изысканным мужским напитком. Иван с не слишком приличной настойчивостью попытался перевести русло беседы в нужное направление. С этой целью он поинтересовался, какими напитками любил угощаться дядя Персик. Этот безобидный вопрос вверг Василия Ивановича в печаль. Оказалось, что старый друг Персострат, будучи человеком, блестящим во многих отношениях, в благородных напитках совершенно не разбирался, предпочитая водку всему остальному. Воспоминание о несовершенстве покойного друга заставили старого грумера ненадолго печально замолчать. Коварный Иван этим тут же воспользовался, и объявил, что очень хотел бы побывать у дуба, который хранил клад Наполеона. Оказалось, что выполнить странный каприз молодого человека не просто, а очень просто. Василий Иванович регулярно посещает эти места ранней весной. В это время в соседнем лесу появляются строчки — грибы, выше которых в гастрономическом отношении только трюфели, но они в наших широтах, увы, не растут. Чтобы добраться до леса со строчками, нужно на вокзальной площади сесть на автобус номер пять и ехать примерно полчаса. Остановка называется «Молокоферма», но идти нужно не к ферме, а по направлению к дубу, который виден от остановки. От дуба следует взять левее и двигаться к дальнему лесу. Перепутать этот лес с другим почти невозможно — это единственное место в округе, где обильно растут хвощи. Впрочем, ехать туда в это время года абсолютно бессмысленно, поскольку строчки бывают только в апреле. А сейчас грибов в лесу вообще никаких нет из-за ужасной засухи.

Расставаясь с гостями в коридоре, старый джентльмен раз десять поцеловал Алене руку, рассказал, что такой очаровательной девушки прежде не встречал, а Ивана просто очень крепко обнял на прощание и взял с него обещание, что тот будет беречь Алену.

Алене очень понравилось в гостях. Она говорила, что после того, как они изловят убийц дяди Персика, непременно нужно будет зати к Кошкину и отчитаться о проделанной работе. Потом, Алена вспомнила отличную песню и предложила тихонько ее исполнить на два голоса. Отказ Ивана принять участие в художественной самодеятельности не сыграл никакой роли в том, что концерт не состоялся. Сообразительная девушка довольно быстро поняла, что не помнит не только названия песни, но и слов, а также мелодии. Всё это никак не отразилось на прекрасном настроении парочки: погода была чудесная, луна ярко светила, освещая неровный путь, а завтрашний день обещал приключение и разгадку всех тайн.

Вскоре настроение было резко испорчено. Войдя в квартиру, Алена почти сразу обнаружила, что ее бирюзовый рюкзак исчез. Кто-то проник в квартиру и унес рюкзачок со всем содержимым, включая гигиенические прокладки, цветные пирамидки, монетки и описания рецептов.

— Хорошо, что я выложила зубную щетку, — подумала Алена, еще не осознав всего ужаса произошедшего.

 

Глава XIII

Место Боголюбск, штаб Дружины.

Начало 16.07.2010 20:55.

Окончание 16.07.2010 23:10.

Я приблизился к своему креслу неспешной походкой и, не торопясь, в него уселся. Хия заняла стандартное место за моей спиной. Локи куда-то спрятался, и я рассчитывал провести беседу сдержано и без эксцессов. Губастый сидел напротив, положив скованные руки на колени, и переводил опасливый взгляд с меня на Хию.

— Кажется, мы не завершили знакомства, — напомнил я.

— Арнольд Ленский, экономист, временно безработный, — сказал губастый и замолчал.

Нет, так у нас дело не пойдет, — расстроился я, — мы совсем не намерены задавать вам наводящих вопросов, — сказав «мы», я, конечно же, не имел в виду Хию, я говорил о Локи, которого снова начал ощущать.

— Вы сейчас соберетесь с мыслями и расскажите мне всё, что меня может интересовать. Предупреждая ваш вопрос, хочу сообщить, что вам предстоит догадаться самому, что именно меня интересует. Понятно?

— Более-менее, — безработный экономист почему-то приободрился.

— По вашему обнадеженному лицу я вижу, что не понятно. Позволю себе обрисовать ситуацию. Менее часа назад вы пытались убить меня и мою коллегу. Это дает мне право, моральное право, расплатиться с вами той же монетой. Кроме того, мне достоверно известно об убийствах, совершенных вами в процессе охоты за зеркальными секвенциями. Зло должно быть наказано, и я намерен обеспечить такое справедливое наказание. Разрешите поделиться с вами моими планами, уважаемый экономист Ленский. Я собираюсь узнать от вас всё, что меня интересует, выпотрошить вас с применением любых средств. После этого я вас попробую физически уничтожить, как это вы пытались только что сделать со мной. Как вы думаете, получится? Молчать! — прикрикнул я на Ленского, попытавшегося было открыть рот. — Расскажу, что будет потом. Мы с коллегой выйдем из этого помещения и передушим всех ваших аморфных болванов, если они попытаются помешать нам покинуть город. Если с этим возникнут какие-то сложности, что маловероятно, мы запремся в этом помещении и вызовем из Секвенториума специально обученных людей, которые довершат уничтожение ваших тюленей. Да, совсем забыл сказать, людей из Секвенториума мы вызовем в любом случае. Им будет поручено выявить и с демонстративной жестокостью устранить всех членов вашей организации и их пособников. Мы очень заинтересованы в том, чтобы всем и каждому стало очевидно, что все секвенции мира принадлежат исключительно Секвенториуму, — к концу этой речи Локи почти полностью вытеснил мою личность. С каждым словом мой гнев нарастал, и я забеспокоился, что могу не сдержаться и убить раньше времени. Я сделал небольшое усилие, отчего Локи сжался и превратился в горячую пульсирующую точку в районе моего солнечного сплетения, в любой момент готовый откликнуться на мой зов. Поскольку злобный божок почти исчез, свою речь я закончил вполне доброжелательно:

— Но самые занимательные приключения вас всех ждут, если с нами что-то случится. Уж не буду пугать вас подробностями, но, поверьте, прецеденты имеются и они поистине ужасны, — вдохновенно врал я. — Теперь вы можете сказать, что думаете о моем плане.

Ленский оказался мужественным человеком. Уверен, что ему было очень страшно, но рассудка он не потерял и попытался выкрутиться. Наглый экономист с очень правдоподобным удивлением спросил:

— С чего вы решили, что я собирался вас убить? Разумеется, ваше вызывающее поведение заслуживало наказания, но не такого же! Я собирался продержать вас до вечера в камере, а потом посадить на московский поезд и отправить из города. Ваша реакция абсолютно неадекватна. Вы избили моих сотрудников…

— Довольно! — прервал я оправдания губастого. Могу вам сообщить, что трое из ваших людей не просто избиты, а мертвы, и вина за их гибель лежит целиком на вас.

До губастого, похоже, только теперь начало доходить, что он влип в по-настоящему неприятную историю.

— Вы хотите сказать, что действительно собираетесь убить меня и моих коллег? Что вам от нас нужно? Какой смысл, тогда, мне с вами сотрудничать?

— Давай я отрежу ему яйцо, — предложила Хия.

— Потерпи, дорогая, вскоре у тебя будет возможность применить свои навыки, — успокоил я кровожадную девушку.

— А что до вашего вопроса о смысле сотрудничества со мной, господин Ленский, придется вам на него ответить самому. Вам предстоит найти причину, по которой мне не следует вас уничтожить. А потом вам придется доказать, что мне выгодно не просто оставить вас в живых, а оставить в целости все ваши, извините за выражение, члены, — я снова с легкостью загнал Локи вглубь и приветливо улыбнулся:

— Я вас внимательно слушаю.

Вместо Ленского заговорила Хия:

— Андрей, я следила за его моторными реакциями, пока ты излагал наш план, и поняла, чего он боится больше всего.

— Яйцо? — предположил я.

— Нет, тотальной зачистки организации.

— Удивительно! — искренне произнес я. — Прямо как-то и не верится. Воистину, человек — животное общественное. Девушка не ошибается? — последние слова я адресовал губастому. — Господин Арнольд Шварценеггер-Ленский, будьте добры, прокомментируйте.

Арнольд, не обидевшись на «Шварценеггера», уставился в пол. Похоже, раздумывал, стоит ли давать объяснения. Через пару секунд он принял решение и, не поднимая глаз, буркнул: «Хорошо. Я расскажу», — но вместо того, чтобы начать объяснение, спросил, пристально глядя мне в глаза:

— Вам нравится, господин Траутман, то, что происходит в нашей стране в последнее время?

— Времена не выбирают, — пожал я плечами. — Что-то нравится, что-то не очень.

В ответ безработный экономист прочитал мне целую лекцию о текущем моменте. Из его слов я понял, что лично ему ситуация в России совсем не нравится:

Экономика развалена. Страна живет лишь тем, что продает на Запад хищнически добываемую нефть, при этом использует изношенное оборудование, доставшееся в наследство от СССР. Развращенная и коррумпированная власть лишь обслуживает бизнес, сросшийся с криминалом. Власть, бизнес и бандиты ведут себя так, словно находятся во вражеской оккупированной стране, ненадолго отданной на разграбление. Образование и наука погибли. Безграмотный народ спивается. Разваленная армия в состоянии воевать лишь с собственным народом, планомерно обгаживаясь при любой попытке противостоять сколь либо организованному противнику. Так называемый международный авторитет обеспечивается лишь тем, что мир опасается того, что изношенные русские ядерные ракеты начнут сами по себе взрываться и отравят всю планету. Так в автобусе нормальные люди «уважают» вонючего вшивого бомжа, боясь к нему прикоснуться и втайне желая, чтобы он сдох.

— Для вас всё это в новость? — закончил вопросом свою речь Ленский.

— В общем-то, нет, — вынужден был признать я. — Вы, конечно, сильно преувеличиваете, но со многим можно согласиться.

— И где же выход, как вы видите будущее России? — голос экономиста Арнольда прозвучал как Иерихонская труба.

В ответ я попытался выразить осторожный оптимизм, отметив, что наблюдаются некоторые положительные тенденции. В качестве примера таковых, я отметил, что наши водители начали вести себя на дорогах более цивилизованно, часто пропускают пешеходов на «зебрах», а московские дворники в последнее время зимой регулярно убирают снег. На этом я почувствовал, что исчерпал свои аргументы и ощутил из-за этого легкое раздражение.

— В стране нет лидера, — губастый поставил, наконец, свой диагноз и уперся в меня взглядом, ожидая реакции.

— Не знаю, — усомнился я, — мне кажется, этого добра у нас, сколько хочешь — лидер на лидере сидит и лидером погоняет. Включите телевизор, сами увидите.

— Стране нужен руководитель, которого любит и которому верит народ. Лидер, которого уважают наши друзья и до судорог бояться враги. Человек, который у себя в голове может держать весь мир и принимать гениальные решения.

— Надеюсь, вы не себя имеете в виду? — осторожно поинтересовался я.

— Ну что вы, — толстые губы оратора тронула грустная улыбка, — я, увы, личность весьма посредственная.

— А кого же?

— В истории нашего государства был только один человек, который, будь он жив, мог бы поднять Россию с колен! — патетически заявил губастый, и замолк, ожидая, что я тут же угадаю, кого он имеет в виду.

— Полагаю, вы не про товарища Сталина говорите? — мне показалось, что я уловил мысль губастого. — Конечно, иметь в качестве хозяина страны параноика — это стильно, но меня такая перспектива совсем не привлекает.

— Оставьте Иосифа Виссарионовича старым идиотам, которым кажется, что они тоскуют по величию Родины, твердой руке и порядку, а, на самом деле, ностальгируют по давним временам, когда у них нормально функционировал половой аппарат, — презрительно сказал губастый.

— Не томите, — попросил я. — Имя, мой друг, имя!

— Ленин, — спокойно и величественно сказал Арнольд. — Владимир Ильич Ленин. Самый гениальный человек из всех, кто рождался на земле. Гений, изменивший мир. Гений, открывший человечеству путь к светлому будущему. Если бы Владимир Ильич прожил на десять лет дольше, мы бы с вами сегодня жили при коммунизме.

Моё отношение к вождю мирового пролетариата в корне отличалось от представлений губастого, но я понял, что в чем-либо его убедить я не в силах, поэтому я ограничился лишь тем, что слегка улыбнулся.

— И не смейте улыбаться! — прикрикнул на меня губастый.

Что-то ты, братец, совсем страх потерял, подумал я и постарался призвать Локи: сейчас я тебе покажу, как на меня орать. Но злобный божок никак не появлялся. Я попытался вызвать в себе гнев или хотя бы раздражение, но ничего не получалось. Забавный человечек, сидевший напротив меня, вызывал, скорее, сочувствие. Я вспомнил, как еще несколько минут назад кошмарил несчастного Арнольда, и мне стало стыдно.

— Пожалуйста, поконкретней, — скрывая за строгостью чувство неловкости, сказал я, — у вас есть план?

План у Арни был. Вполне логичный и выполнимый, как мне показалось. С нашей помощью он добывает рецепт оживления (про эту, одну из зеркальных секвенций, Петров мне рассказывал совсем недавно). При этом я могу пользоваться, как всеми ранее добытыми Арнольдом со товарищи сведениями, так и использовать по своему усмотрению самих товарищей. Затем он применяет эту секвенцию для возрождения вождя человечества и больше ни на что не претендует. Арнольду и его организации не нужно ни секвенций, ни денег, ни власти — только был бы жив и здоров Владимир Ильич.

Я признал, что план мне нравится и спросил, почему Арнольд и дружина отказались от предложений, которые им делал Секвенториум пару недель назад.

— Я был уверен, что вы все — просто мелкая сволочь, желающая принять участие в распиле бюджета страны. Я был даже удивлен, что в вашей риторике напрочь отсутствует приставка «нано». Оказалось, что я ошибался, — в его словах явно читалось, что участники Секвенториума оказались сволочами большими, чем Арнольду виделось прежде, но я решил на это не реагировать.

— А с чего вы решили, что Секвенториум — серьезная организация, неужели только из-за этого? — я показал взглядом на тела, лежащие у противоположной стены. Господин Ленский проследил мой взгляд и осторожно пожал плечами. Кажется, ему это показалось достаточно убедительным доводом.

— А почему вы так взбеленились, когда я всего лишь указал на некорректность использования слова «сожалею» вместо «простите»? Вы ведь собирались нас убить из-за этого. Не так разве?

— Повторяю, вы ошибаетесь. Мы никого не собирались убивать. И пистолет, который вы у меня отобрали, не настоящий, он — газовый.

— А как же ваши недавние убийства, охотник за чужими секвенциями? Или вы пересмотрели свои взгляды и прямо на глазах сделались гуманистом? — к сожалению, Петров лишь мельком упомянул о кровавой деятельности охотников за секвенциями, поэтому, мне пришлось сделать вид, что я твердо знаю то, о чем лишь мог догадываться.

— Я заявляю, что у нас чистые руки! — торжественно заявил господин Ленский. — Убить человека и разбить зеркало, в котором человек отражается — это совсем разные вещи, вы не находите господин Траутман? — похоже, Арнольд верил в то, что говорил. Я не понял, во что именно, но не подал вида.

— То есть, вы не убили ни одного человека? — я вложил в свой вопрос как можно больше сарказма, надеясь, что Ленский, оправдываясь, расскажет что-то полезное. Кажется, я выбрал правильную тактику. Губастый смутился и действительно начал оправдываться. По его словам выходило, что Попцов умер сам от сердечного приступа.

В это момент окровавленный «труп», которым Хия пугала охранника-дебошира, протяжно замычал и с трудом встал на четвереньки.

— Смотри, Хия! — обрадовался я, — он жив.

— Не беспокойся, все они живы, — утешила меня Хия. — Еще минут двадцать и очухаются.

— Выходит, мы никого не убили?

— Разумеется, никого, — подтвердила Хия. — Просто, я постаралась создать благоприятную атмосферу для переговоров.

Расстались мы с Арнольдом чуть ли не друзьями. К тому времени пятеро из шести дружинников пришли в себя. Шестой продолжал лежать на полу. Хия его осмотрела и сообщила, что несчастный ударился головой о стену, когда она, Хия, «его толкнула». Затем предположила, что у парня, вероятно, сотрясение мозга средней тяжести и порекомендовала отвезти его в больницу. С Ленским мы договорились, что завтра утром, часов в десять, мы приходим в штаб и начинаем совместные действия. Напоследок я попросил прощения за урон, нанесенный живой силе дружины. Ленский бодро заявил, что легкие травмы, полученные в борьбе за правое дело, лишь укрепляют ряды борцов. Потом он позвонил по телефону и велел принести мои вещи. Вскоре после этого мы с Хией беспрепятственно вышли из кабинета высокого начальства и, не останавливаясь, проследовали к выходу в вокзальный зал ожидания. На пороге я обернулся. Два десятка пар глаз, принадлежащих дружинникам, внимательно следили за нами. На лицах я не обнаружил вражды — только внимательное ожидание. Дисциплинированные ребята, подумал я. Перед тем, как покинуть штаб дружины, я снова взглянул на транспарант, который привлек мое внимание, когда я здесь очутился в первый раз, часов пять назад. «Ленин будет жить». Неплохо сказано. Посмотрим, может, и, правда, будет. Через минуту мы вышли из вокзала и двинулись к месту ночлега.

Пройдя через вокзальную площадь, я понял, что очень голоден. Я предложил девушке заглянуть в магазин и купить чего-нибудь на ужин. Хия объяснила, что это ни к чему, поскольку в квартире нас ждет холодильник, полный всякой снеди. Через десять минут мы поднялись на второй этаж трехэтажного домика, Хия ключом отперла дверь, и мы зашли в квартиру. Девушка предложила мне начать осматриваться и, пообещав вернуться через десять минут, быстро вышла на лестничную площадку, заперев за собой дверь. Квартира оказалась однокомнатной, с очень бедной обстановкой. Старый скрипучий шкаф, единственный диван, повидавший виды письменный стол. Бедно, но чистенько, одним словом. Огромный, почти в полтора человеческих роста, холодильник, стоящий на кухне, явно выбивался из общего стиля. Я заглянул в него и был приятно удивлен. Запасы продовольствия оказались не только обильными, но и отличались изысканностью. Я начал соображать, что приготовить на ужин. Из-за большого выбора снеди трудно было на чем-нибудь остановиться. Я пошел другим путем — выбрал, не глядя, бутылку вина из дюжины, имевшихся в запасе, и поставил на шаткий кухонный стол. Затем присел на колченогий стул и не спеша изучил этикетку. Французское «Шардоне». Произведено в шато, название которого мне встретилось впервые. Осталось подобрать закуску, соответствующую этому белому вину с сильным вкусом. Вскоре на столе оказались яблоки, виноград, пара сортов сыра и кусок осетрины горячего копчения. Рыбу я выложил на щербатую доску, обнаруженную в настенном шкафу, и стал искать нож. В шкафу нашлось несколько потертых тарелок и пяток дешевых разномастных бокалов. Ножей нашлось несколько, но все, как один, тупые. Я выбрал тот, что мне больше понравился и начал искать, чем бы его наточить. В этот момент хлопнула входная дверь и появилась Хия, таща за лямки небольшой светлый рюкзачок сине-зеленого цвета. Оказалось, она уже успела побывать в квартире покойного Попцова, откуда и изъяла это гламурное изделие.

— Ты что — ухватила первое, что под руку попалось?

— Не совсем. Посмотри, что внутри.

Поверхностный осмотр содержимого рюкзака меня изумил и вдохновил одновременно. Кажется, в первый же вечер, мы обрели то, зачем сюда приехали. Похоже, наша миссия успешно завершена.

 

Глава XIV

Место Боголюбск.

Начало 17.07.2010 08:30.

Окончание 17.07.2010 20:20.

За утренним чаем Иван объявил, что нужно продолжать поиски, несмотря ни на что. Конечно, пропавших пирамидок и монеток очень жаль, но содержимое документов Иван выучил наизусть. В конце концов, главная задача экспедиции — скрыться от преследователей, разобраться в ситуации и найти убийц дяди Персика, если его, действительно, убили. Выполнению этой задачи пирамидки с монетками не могли помочь, поэтому потеря, хоть и очень обидна, но не существенна.

— Как ты думаешь, кто взял рюкзак? — спросила Алена.

— Не знаю, — честно признался Иван. — Очень хочется надеяться, что это случайная квартирная кража.

— Ты веришь в такие совпадения?

— Не особо, — вынужден был признать Иван, — но это ничего не меняет: отступать нам нельзя и, строго говоря, некуда. Поэтому, не спеша заканчиваем завтрак и идем на вокзальную площадь искать автобус номер пять.

До отхода пятого автобуса было больше часа. Об этом путешественникам сообщил хмурый шофер с запорожскими усами. Он сидел на складном стуле в тени автобуса и читал газету «Боголюбская Правда». Алена предложила провести это время в прохладном зале ожидания вокзала. В зале рядами стояли стулья, скрепленные между собой, почти все не занятые. Девушка выбрала дальний ряд, стоящий у самой стены и повлекла туда Ивана. Усевшись, Иван поставил сумку на сидение и достал оттуда два листка бумаги, имеющие прямое отношение к сегодняшнему путешествию: зашифрованную записку дяди и карту, напечатанную на принтере.

— Как ты думаешь, — спросила Алена, разглядывая письмо, — что означает третья группа букв, вот эта: AFHM — тоже какие-то координаты?

— Первые три буквы скорее всего обозначают цифры, 168. А что такое «M» не знаю.

— Наверное, тоже цифра?

— Нет, цифр всего десять. Значит, для их обозначения хватает десяти букв — от A до J. «М» должно означать что-то другое.

— Может быть, метры? Сто шестьдесят восемь метров?

— А ведь ты права, — обрадовано сказал Иван, — именно метры. Сто шестьдесят восемь метров над уровнем моря.

— Так высоко? — удивилась девушка.

— Не высоко вовсе, — ответил Иван. Посмотри на карту. Видишь, внизу написано: высота над уровнем моря сто шестьдесят пять метров. Это отметка земли в той точке, где растет дуб. Значит, нам предстоит забраться вверх по стволу на три метра, не слишком высоко.

— А как мы туда заберемся?

— Не знаю, — задумчиво ответил Иван, — как-нибудь заберемся — дядя же забрался.

— Нужно купить веревку, — авторитетно заявила Алена. — Скалолазы всегда пользуются веревкой. По дороге сюда я видела хозяйственный магазин. Это совсем недалеко, успеем.

— Сегодня воскресение. Не думаю, что магазин работает.

— Пойдем, проверим! Все равно делать нечего, — Алена вскочила и потянула Ивана за руку. Внезапно Иван приказал приглушенным голосом:

— Тихо. Не оборачивайся. Не шевелись, — его глаза неотрывно смотрел на что-то за спиной девушки. Алена, конечно же, обернулась и тут же ладонью прикрыла рот, чтобы не закричать: в центре зала стояли трое — два незнакомых дружинника и еще один человек, с которым Алене встречаться очень не хотелось.

— Это Дмитрий Сергеевич, — в ужасе прошептала девушка. Как он нас нашел?

— Он нас еще не нашел, — так же шепотом произнес Иван, — и, может быть, не найдет, если ты не будешь вертеть головой.

Дмитрий Сергеевич, судя по всему, отдавал какие-то распоряжения дружинникам, сопровождая свои слова скупыми жестами. Наконец он указал рукой на выход к площади, и дружинники послушно отправились туда. Сам Дмитрий Сергеевич, не оглядываясь по сторонам, быстрым шагом прошел к двери с надписью «Штаб дружины», остановился перед ней, нажал звонок, и через секунду скрылся.

— Нам нужно бежать, — прошептала девушка, — куда нам бежать?

— Нам нужно сделать то, что мы запланировали, — возразил Иван. — Мы должны найти тайник.

— А потом?

— Потом посмотрим. Но в квартиру нам возвращаться нельзя. Теперь понятно, кто украл твои вещи. Паспорт с собой? — Алена отрицательно мотнула головой, зачем-то машинально похлопав себя по боковому карману брюк, а потом добавила:

— Он был в рюкзачке.

— Это плохо, но делать нечего. Если решим остаться в городе, попробуем поселиться в гостинице по одному паспорту. Должна ведь тут быть гостиница?

До отхода автобуса пара успела прогуляться до хозяйственного магазина и изучить график работы, висевший на запертой двери. Выяснилось, что магазин работает по будним дням с девяти утра до семи вечера с часовым перерывом на обед. В воскресение, впрочем, как и субботу, работники прилавка реализовывали конституционное право на отдых, чего и следовало ожидать.

Возле автобуса уже успела собраться небольшая толпа. Алена подозрительно оглядела нескольких женщин сельского вида с большими сумками и трех мужчин в рабочей одежде. У ног одного из них стоял большой алюминиевый бидон. Алена подумала, что рабочие едут до остановки «Молокоферма» и не ошиблась. Через полчаса езды по очень пыльной дороге трое с бидоном вышли из автобуса вместе с нашими искателями сокровищ, закурили, перешли через дорогу и неспешно отправились к длинному приземистому зданию, стоящему в трех сотнях метров. Алена проводила их взглядом и развернулась. Открывшаяся ей картина не могла не порадовать. Впереди лежало широкое поле, упирающееся в дальний синеватый лес, а посреди поля рос огромный красавец дуб, цель путешествия. Преодолев глубокую пересохшую канаву, отделяющую поле от дороги, пара по высокой траве двинулась к дубу. Стрекотали кузнечики, вызывая звон в ушах, сильно пахло какой-то горькой травой, наверное, полынью, над цветами бестолково порхали бабочки — белые и ярко-оранжевые, и целеустремленно проносились огромные стрекозы.

— Смотри Ваня, — задумчиво сказала девушка, — столько разных цветов и почти все синие. Действительно, все цветы, начиная от известных Алене цикория, колокольчиков и мышиного горошка, и, заканчивая пятью-шестью неизвестными сортами, были окрашены в разные оттенки синего — от светло-голубого до густо-фиолетового.

— Да, правда, — кивнул головой Иван, — в ботанике это, кажется, называется синий аспект цветения луга.

— А какие еще аспекты бывают?

— В наших широтах, наверное, еще белый, желтый…

— Ты хочешь сказать, что все желтые растения начинают цвети одновременно?

— Что-то типа того, — подтвердил широко эрудированный мужчина.

— А почему так происходит, знаешь?

— Не знаю, я ведь не ботаник.

— Должен знать, — наставительно заявила Алена.

— Это еще почему?

— Потому, что ты знаешь всё, — нелогично ответила девушка. Несмотря на некоторую абсурдность этого заявления, Ивану оно было приятно. Ему захотелось рассказать девушке еще что-нибудь интересное про растения и всякого рода козявок, проживающих на лугу, но он сдержался, побоявшись показаться занудливым.

Вблизи дуб оказался настоящим великаном. Он и от дороги производил внушительное впечатление, но только теперь стало понятно, насколько он велик. Алена, задрав голову, дважды обошла вокруг дерева, прикасаясь, время от времени, кончиками пальцев к грубой растрескавшейся коре. Дупло обнаружилось довольно скоро. Большая дыра располагалась в стволе чуть выше толстенных нижних веток векового дерева.

— Если я встану к тебе на плечи, то смогу дотянуться до нижней ветки, — прикинула Алена. Иван молча присел лицом к стволу и уперся руками в дерево.

— Обувь не снимай, — предупредил он. — Становись на плечи прямо в кроссовках и придерживайся за ствол. Вскоре девушка уже оседлала нижнюю ветку обхватом с доброе дерево, поднялась на ноги и перебралась на соседнюю, поближе к дуплу. Дупло было наполнено мягкой деревянной трухой, больше в нем ничего не оказалось. Алена немного покопалась в трухе и сообщила:

— Там пусто. Ничего нет.

— А еще одного дупла не видно?

— Может и есть, но я не вижу.

— Тогда слезай, — скомандовал Иван.

Девушка присела на ветке, свесив ноги, обняла ветку и повисла на руках.

— Прыгай, я ловлю!

Алена немного помедлила, потом отпустила руки и тут же оказалась в крепких объятьях.

— Какая ты легкая, — сказал Иван, бережно ставя девушку на землю.

Затем охотники за дядюшкиным тайником утроились под дубом и стали держать совет.

— Неужели Дмитрий Сергеевич уже и здесь успел побывать? — расстроено спросила девушка.

— Не думаю, наверное, не в этом дело, — ответил Иван. Он в это время изучал карту, посматривая, время от времени по сторонам. Затем встал, отошел на несколько шагов от дуба и продолжил осматривать окрестности, сверяясь с компьютерной распечаткой. Прошло около минуты, и Иван довольным голосом заявил:

— Это совсем не то место. Посмотри, на карте линия леса совсем другой формы. Напротив дуба лес выступает в поле эдаким полуостровом, а здесь у нас ровная линия. Кроме того, на карте от дуба до леса метров пятьсот, а до нашего леса пара километров.

— Все правильно, — подтвердила Алена, заглянув в карту. — Посмотри, с другой стороны чаща подступает к дороге вплотную, а у нас там эта «молокоферма». Просто мы не туда приехали. Сейчас вернемся в город и поедем, куда надо.

— Подожди секундочку, давай уж наверняка убедимся, — попросил Иван, доставая свой замечательный мобильный телефон. Он нажал несколько кнопок и начал пристально смотреть на экран своего мобильного, время от времени озабоченно погладывая на небо.

— Что там? — осторожно спросила Алена, показав глазами вверх.

— Спутники, — коротко ответил Иван, — помогают наши координаты определить.

— Ты их видишь? — поинтересовалась Алена, почему-то шепотом.

— Нет, но он видит, — потряс мобильником Иван.

— А ты зачем на небо смотришь? — Иван немного подумал и признался:

— За компанию.

Минут через пять замечательный телефон, проконсультировавшись со спутниками, сообщил путешественникам их координаты. Иван сверился с распечаткой и сделал вывод:

— Да, это — не здесь.

— Мы же это и так определили, — удивилась Алена.

— А теперь мы это определили научным способом, — убедительно объяснил обладатель замечательного телефона очень серьезным голосом, а потом улыбнулся и добавил:

— Помнишь, я тебе говорил, как мечтаю использовать эту способность моего телефона? Наконец моя мечта сбылась.

Алена приблизилась к Ивану вплотную, посмотрела на карту, потом — на экран замечательного телефона, потом — снова, на карту, после чего погладила Ивана по руке и почему-то вздохнула:

— Ну, и хорошо, что сбылась. Пойдем.

Пара не спеша побрела в сторону остановки. Вскоре Алена вдали увидела пылящий автобус и скомандовала:

— Бегом! Успеем! — и действительно, успели, а через полчаса снова оказались на вокзальной площади. В здание вокзала заходить не рискнули, устроились на скамейке в чахлом скверике неподалеку. Иван достал ноутбук и телефон, быстро подключился к интернету и принялся нажимать на клавиши, приговаривая:

— Ну, что же ты так тормозишь! Качай уже, давай!

Алена заглянула в экран и увидела знакомую по распечатке картину: язык темного леса, тянущийся к значку, похожему на капельку, которым было обозначено дерево.

Иван нажал на какую-то кнопочку, экран начал не спеша перерисовываться, показывая знакомую карту в уменьшенном масштабе. В правом нижнем углу карты обозначилось несколько небольших прямоугольников домов. Иван клацнул мышкой, и рядом с прямоугольниками появилась надпись: «Pechki».

Два такси по-прежнему стояли на вокзальной площади. Водители сидели на корточках у зеленой стены и о чем-то негромко переговаривались. Завидев приближающуюся к ним пару, оба шофера не спеша встали и заулыбались: наконец-то удача повернулась к ним лицом, клиент попёр. Узнав о цели поездки, таксисты отошли посовещаться и, вернувшись, объявили цену: тысяча рублей. По их непреклонным лицам Алена догадалась, что на цене они будут настаивать до последнего, и больше, чем пятьсот рублей ни за что не уступят. Так и оказалось: сговорились на пятистах рублях за поездку туда и обратно, и по двести рублей за каждый час ожидания. В машине водитель, желая ублажить клиентов, открыл все окна и включил на полную мощность радио. Мужественный голос известного певца принялся рассказывать Алене про владимирский централ и северный ветер. Девушка потребовала выключить радио, чем страшно удивила шофера. За городом окна из-за пыли пришлось закрыть, поэтому поездка продолжалась без музыки, в духоте и сопровождалась загадочными скрипами и стуком заслуженного автомобиля.

— В Печках вам куда нужно? — поинтересовался шофер.

— Я покажу, — пообещал Иван.

Оставив машину с шофером в деревне, и сориентировавшись на местности, парочка ходко двинулась по дороге. Минут через десять Иван, сверившись с картой и телефоном, объявил:

— Где-то здесь. Почти пришли.

За поворотом показалось поле и одинокое дерево в форме буквы Y, стоящее посреди.

— Знаешь, — с сомнением сказала Алена, — по-моему, это не дуб.

— Да, это береза, — подтвердил Иван. — А тебе именно дуб нужен?

Алена вспомнила, что в записке ни слова о дубе не было, и согласилась:

— Необязательно. Сойдет и береза.

Подойдя к березе, Иван подсадил девушку, и она забралась на развилку дерева. Никакого дупла видно не было, зато обнаружился небольшой сверток, завернутый в черный полиэтилен и прикрепленный маленькими гвоздиками прямо к стволу. Черный сверток почти сливался с корой березы, поэтому заметить его, находясь на земле, было практически невозможно. Алена отодрала сверток от ствола и почувствовала, что он довольно увесист: похоже, там было что-то кроме письма.

— Ну, что там у тебя? — нетерпеливо крикнул стоящий внизу спутник.

— Нашла! — радостно объявила Алена.

— Умница! Спускайся скорее.

Через полчаса такси, пыля, неслось к Боголюбску. Алена, устроившись на заднем сидении рядом с Иваном, нетерпеливо пыталась на ощупь определить содержимое свертка: распаковывать добычу в такси осторожный партнер не разрешил.

 

Глава XV

Место Боголюбск

Начало 16.07.2010 23:20.

Окончание 17.07.2010 06:30.

Итак, в рюкзачке, который стащила Хия, я обнаружил следующее:

— семь цветных пирамидок;

— две коробочки с древними монетами — золотыми и серебряными;

— бумаги, содержащие, на первый взгляд, рецепты секвенций;

— паспорт на имя Поповой Елены Александровны;

— зеркальную копию тысячерублевой купюры;

— начатую пачку женских гигиенических прокладок, связку ключей, шариковую ручку, ярко-красную помаду.

Прокладки, ключи, ручку и помаду я сразу же отложил в сторону. К секвенциям они отношения явно не имели. После этого изучил банкноту. Очень правдоподобная синяя банкнота, правда, все надписи — зеркальные. Кто-то применил секвенцию удвоения к тысячерублевке, но только один раз. Затем я начал рассматривать паспорт, начав с первой страницы. Елена Александровна, судя по фотографии, была симпатичной девицей с короткой стрижкой. Лицо довольно запоминающееся: большие темные глаза, ровный нос, крупный рот с немного тонковатыми, на мой вкус, губами. Но, в целом, девушка очень даже ничего, мне такие нравятся. Не всякая девушка на фото в паспорте выглядит привлекательно. Прописана Елена Александровна в Москве. Интересно, как ее занесло в квартиру Валерианыча? Может, родственница? Он — Попцов, она Попова. Впрочем, это все глупости. Переходим к пирамидкам. На первый взгляд, обычные пирамидки, применяющиеся для некоторых секвенций. Правда, в известных мне рецептах фигурируют пять пирамидок, а здесь их семь. Ну, много — не мало. Семь лучше пяти. Теперь нужно заняться рецептами. Ого! Даже картинки есть. Два рецепта, две картинки. Первый рецепт — «удвоение». Судя по описанию, одна из тех зеркальных секвенций, что я ищу. Рецепт вполне прозрачный, непонятно только, что такое «кровь Спасителя». Скорее всего, просто кровь. В рецептах кровь встречается довольно часто.

Следующий рецепт про какое-то «эхо». Я прочитал его описание и почувствовал удовлетворение. Это был рецепт копирования живого. С текстом было всё понятно. Хоть сейчас копируй себя или оживляй покойников. Могу ли я считать, что мое задание выполнено? Пожалуй, да, если рецепты не фальшивые. Петров упоминал, что Попцов изготовил несколько фальшивых рецептов, чтобы сбить преследователей со следа. Боюсь, что у меня в руках одна из этих фальшивок, но это достаточно легко проверить. Монетки из рюкзака, должно быть, те самые, что используются в секвенциях.

— Хия, — обратился я к партнерше, — давай сначала перекусим по-быстрому, а потом попробуем выполнить секвенцию. Девушке этот план пришелся по вкусу. Оказалось, что проголодалась она не меньше моего. Я с удовольствием наблюдал, как Хия не спеша и изящно ест, при этом содержимое тарелки, стоящей перед ней, исчезало с куда большей скоростью, чем с моей. Одновременно девушка успевала отпивать из своего бокала и поддерживать застольную беседу. Я с удовольствием отметил, что Хия вовсе не такая бука, какой представлялась мне в начале знакомства. А еще я обратил внимание, что она очень даже привлекательна как женщина. Интересно, моральные принципы позволяют ниндзя совмещать работу с неуставными отношениями? — подумал я. — Не всё время, конечно, а в редкие перерывы между кровавыми схватками.

Я поймал на себе взгляд девушки, и мне показалось, что она прочитала мои мысли. Во всяком случае, я именно так понял улыбку, появившуюся на ее губах. Несмотря на то, что улыбка мне показалась вполне доброжелательной, возможно, даже, в некотором роде, призывной, я ужасно смутился и, чтобы это скрыть, предложил откупорить еще одну бутылочку вина, на что Хия с удовольствием согласилась. Я залез в холодильник, достал еще одну бутылку, на сей раз, красного вина. Окинув взглядом наши продуктовые запасы, я остановил свой выбор на упаковке хамона, пахучего испанского окорока, отлично сочетающегося с красным вином. Вино, кстати, также оказалось испанским. Это дало мне возможность немного порассуждать вслух о том, что когда вино сопровождается закуской, пришедшей из того же региона, это усиливает сочетаемость напитка и еды. Хия снова улыбнулась, как мне показалось, немного насмешливо. Мне и самому слово «сочетаемость» в этом контексте не слишком понравилось, но улыбка девушки вызвала легкую обиду.

— Ты почему улыбаешься? — поинтересовался я.

— Мне нравятся увлеченные люди, — объяснила Хия. — Ты с таким вдохновением говорил про хамон, будто бы речь шла о твоей прекрасной возлюбленной, — и снова улыбнулась. Я понял, что девушка вовсе не насмехается надо мной; ей действительно понравилось, как я рассказывал об испанской ветчине. Мы с удовольствием выпили еще по бокалу красного, и я спросил у Хии:

— А ты сама увлеченный человек?

— Безусловно, — подтвердила моя ниндзя, — увлеченный и увлекающийся.

Мне показалось, что на последнем слове она сделала некоторый акцент, и я подумал, что наша поездка может оказаться куда приятнее, чем я мог предположить. Мы допили вино, Хия начала прибираться на кухне, а я принялся готовиться к выполнению секвенции эха.

Я сел на стул, стоящий в центре треугольника из пирамидок. Второй треугольник, в котором должна появиться моя копия, располагался на полу комнаты возле окна. Обе фигуры были обращены друг к другу вершинами. Между вершинами стояла Хия, держа в руке белую пирамидку, золотую монету и зажигалку. По моему знаку девушка поставила пирамидку на пол между вершинами, рядом положила монету и зажгла огонь. Я ощутил грэйс: в голове зазвучал мощный музыкальный аккорд, который я пока не мог разложить на составляющие. К нему тут же присоединилась волна сложнейшего аромата. Цветочные тона в нем сочетались с запахами, которым я не мог подобрать определения. Возможно, как-то похоже пахнет сандаловое дерево, подумал я, откидываясь на спинку стула. Я увидел, как Хия поднесла горящую зажигалку к монете, и та тут же начала гореть белым искрящимся пламенем. Я прикрыл глаза и сосредоточился на внутренних ощущениях. Звуки и ароматы усилились, мне показалось, что я сам стал источником этого протяженного аккорда. Потом произошел ароматический взрыв. Благоухающий аккорд распался на составляющие ноты. Я узнал хорошо мне знакомые тона цветных пирамидок, отдельно ощутил ноту белой пирамидки — прежде я ее никогда не слышал. Пронзительно звенела нота горящего золота. У нее оказался будоражащий запах свежего травяного сока. Еще мгновение, и я стал постигать тайны составляющих секвенции. Цветные пирамидки меня совсем не интересовали — про них я давно всё знал. А вот белая меня удивила. Во-первых, она изготавливалась совершенно удивительным образом, а главное — новую белую пирамидку можно использовать только двести семь раз. После этого она становилась обычным белым тетраэдром. Что же касалось конкретной пирамидки, принявшей участие в этой секвенции, у нее оставалось всего два «заряда». Золото оказалось тоже непростым. Далеко не всякая золотая монета годилась для этой секвенции. В треугольнике у окна, словно из воздуха, возникла обнаженная худощавая фигура, стоящая спиной ко мне на полусогнутых ногах в странной неустойчивой позе. Человек резко взмахнул руками, пытаясь сохранить равновесие, но это не помогло: он упал назад, дважды сильно приложившись о пол — сначала кобчиком, потом — затылком. Пол у меня под ногами дрогнул — удары были неслабенькими, особенно, первый. Человек быстро перевернулся на живот, приподнял на руках переднюю часть тела и заорал на меня:

— Идиот! Тебе обязательно было облокачиваться на спинку стула?

— Какая, право, у меня неинтеллигентная рожа, когда я ору, — осуждающе произнес я, поднимаясь со стула. Потом подошел к дублю и протянул ему руку:

— Поднимайся, бледная копия безупречного оригинала!

— Сам встану, — буркнул мой двойник. — Он легко поднялся и озабоченно потрогал затылок:

— Шишка будет.

— Не расстраивайся, это ненадолго, — успокоил я его. — Часа через четыре ты вернешься к создателю.

— Это ты, что ли, создатель? — хмыкнул двойник.

— Неужели у меня так по-верблюжьи оттопыривается губа, когда я демонстрирую сарказм? — вслух подумал я.

— Неужели у меня такое туповатое выражение лица, когда я не смотрюсь в зеркало? — поддержал меня дубль.

— Не шевелись, дай полюбоваться на тебя, — потребовал я.

— Трусы дай! Тут, всё-таки дама, — попросил дубль, не двигаясь, однако, с места, чтобы я его мог изучить.

Про Хию я вспомнил только сейчас. Она с интересом смотрела на двойника, причем, как я понял со смущением, особое внимание уделяла той части, которую дубль собирался спрятать под трусами. Мне показалось, что у дубля под нескромным взглядом начинается неуправляемая физиологическая реакция.

— Прикройся, — разрешил я. Дубль в два прыжка приблизился к сумке, и, повернувшись к нам спиной, принялся натягивать трусы.

— Что ты там возишься? — поторопил я его.

— Боже, какой идиот, — раздалось в ответ.

Не удовлетворившись одними трусами, двойник перепоясал чресла полотенцем, гордо прошествовал на кухню и уселся за стол.

— Руки тонковаты, — следуя за двойником, отметил я, — нужно по утрам гантелями заниматься. И осанка так себе, — мысленно осудил я дубля и расправил плечи. Двойник сидел за столом и благожелательно смотрел на меня, явно чего-то ожидая.

— Ты не голоден? — по-моему, мой вопрос прозвучал вполне учтиво, поэтому грубый ответ дубля меня слегка покоробил:

— Траутман, я уже два раза успел сообщить, что ты — идиот. Хочешь это услышать еще раз?

— Не умом поразить тщился, а воспитанностью и гостеприимством, — парировал я, не сразу сообразив, что не так давно дубль, будучи мной, отдал должное осетрине, хамону и фруктам и, вдобавок, выдул не меньше бутылки вина. Однако в собственной недогадливости признаваться не хотелось, поэтому я вытащил из холодильника еще одну бутылку и, со словами о том, что бокальчик доброго вина еще никому не мешал, поставил его на стол.

— Траутман, а как ты думаешь, часа через четыре, когда я исчезну, выпитое вино исчезнет вместе со мной? — иронически поинтересовался Траутман-2.

— Неужели я так же отвратительно высокомерен, ощущая свое незначительное превосходство над кем-то? — про себя расстроился я, а вслух сказал:

— Аннигилировать в ванне будешь. Сейчас я поставлю будильник на телефоне, и по его звонку ты поскачешь в ванную комнату. Устраивает?

— Мудро, — одобрил дубль. — Ты прав, я должен успеть потешить свою плоть за короткое пребывание в этом мире.

Я достал третий бокал, и налил всем вина.

— Шабли, — изучив этикетку, одобрил дубль. — Всё-таки, из белых сортов, Шардоне самый правильный виноград, как ты считаешь?

— А ты сам-то что думаешь, как я считаю? — ухмыльнулся я, поочередно чокаясь с Хией и двойником.

Траутман-2 сделал большой глоток, прикрыл от наслаждения глаза, потом уставился на меня и объявил:

— Ты, Траутман, улыбайся почаще. Когда улыбаешься, симпатичный мужик! Правильно я говорю? — обратился он к Хие, панибратски приобняв ее за талию. К моему возмущению, девушка не отстранилась от него, а наоборот — положила нахалу голову на плечо и подтвердила:

— У вас хорошая улыбка, мальчики.

— Ты бы не девушку обнимал, а рассказал, лучше, о своих ощущениях, — строго сказал я своей копии.

— Ощущения самые приятные, — невозмутимо ответил Траутман-2. А что ты, собственно, имеешь в виду?

— Рассказывай, не придуривайся, — поторопил я его.

— Дело было так, — разливая остатки вина по бокалам, начал дубль, — я почувствовал грэйс и откинулся на спинку стула, чтобы расслабиться и ничего не пропустить. Сила ароматов и звуков всё возрастала, я чувствовал, что сейчас произойдет взрыв, но самого взрыва не ощутил. Вместо этого почувствовал, что стул подо мной исчез и грохнулся на пол, — дубль потрогал затылок и сказал: — Я же говорил, что шишка будет.

Не отвлекайся! — скомандовал я. — Что было дальше?

— Дальше я перевернулся на живот, увидел тебя и понял, что произошло. Мне стало обидно, что ты продолжаешь сидеть на стуле, а я, тут, попой по полу… Ну, и накричал на тебя немножко.

— Да, я заметил, — подтвердил я. — А скажи мне, ты знаешь, как изготовить белую пирамидку?

— Разумеется, нет! Я же сказал, что для меня ароматического взрыва не было. А как ее изготовить?

— Скоро узнаешь, — пообещал я, глянув на часы.

— Сколько еще осталось?

— Меньше трех часов. Тебя это не беспокоит?

— Абсолютно не беспокоит. Даже интересно. Давайте, еще по глоточку?

— Тащи, — распорядился я.

Судя по всему, в течение последующих полутора часов я весьма преуспел в дегустации вин. Хия и второй Траутман выглядели весьма бодрыми, а я ощутил сильное желание пойти вздремнуть. Я оставил дублю свой мобильник, попросив не забыть своевременно занять место в ванне, церемонно раскланялся с Хией, дублю сказал, что не прощаюсь и отправился в комнату. Там я стянул с дивана покрывало, улегся на простыню, оказавшуюся под ним, и немедленно заснул.

Проснулся я от того, что диван сотрясался от сильных толчков. Одновременно я услышал животное рычание и женские стоны. Еще не открыв глаза, я понял, что увижу. Парочка пристроилась в десяти сантиметрах от меня и бурно совокуплялась. Кажется, самого интересного момента я не пропустил. Лицо дубля было перекошенным и красным, он хрипло дышал, иногда издавая странные низкие звуки, с нижней губы свисала ниточка слюны, а своим тазом он совершал мощные движения, словно стараясь вбить лежащую под ним Хию в пружинный матрац. Девушки под огромным телом Траутмана-2 почти не было видно, только две маленькие смуглые ноги, согнутые в коленях виднелись по обеим сторонам неустанно ходящего вверх и вниз незагорелого мужского зада. Вдруг, стоны Хии слились в один непрерывный вой, а зад Траутмана-2 замер в нижней позиции и по его телу прокатилась судорога. В этот момент раздался сигнал будильника в мобильном телефоне.

— Пришла пора расставания, — громко объявил я, — вытаскивай, и бегом в ванную. Только содержимого твоего желудка мне на моем диване не хватало!

Дубль соскочил на пол и побежал в сторону ванной. Его пошатывало: похоже, честно потрудился. Я лег на бок и стал смотреть на слабо освещенный квадрат окна. Периферическим зрением я видел продолжающую стонать Хию, лежащую рядом со мной с бесстыдно раздвинутыми ногами. Время от времени ее тело судорожно изгибалось. При этом стоны переходили в утробное урчание.

— Эк он ее уходил, — с уважением подумал я о дубле, приподнялся на локте и взглянул в лицо девушке. В этот момент Хия закусила губу, прижала колени к груди, обхватила свои ноги обеими руками и снова зарычала. Я ощутил, что она вызывает во мне безумную похоть и, одновременно с этим, брезгливость как женщина, которая только что была с другим мужчиной. В этот момент Траутман-2 воссоединился со мной, вместе со всеми своими чувствами и воспоминаниями. Я вспомнил, как дважды больно ударился об пол, как обнаружил себя, лежащим абсолютно голым в треугольнике из пирамидок, как орал на Траутмана. Потом я вспомнил, как мы втроем сидели за столом, и я подливал Траутману вино, с нетерпением ожидая, когда его сморит, и он оставит нас с Хией вдвоем. Вспомнил, как заглянул в комнату, убедился, что Траутман спит и начал раздевать Хию прямо на кухне и, посадив на подоконник, вошел в нее. Вспомнил, как бурно и быстро все закончилось в первый раз. Как забыв обо всем, я подхватил Хию на руки, отнес в комнату и бросил на диван. Вспомнил, как девичьи ноги обхватили меня. Вспомнил, как бежал в ванную, и как мое сознание вернулось к Траутману. А потом вспомнил, что рядом со мною лежит моя женщина, которую я безумно вожделею. Я начал срывать с себя одежду, потом своими пересохшими нашел ее нежные губы. Хия мне тут же страстно ответила, и мы продолжали любить друг друга, пока за окном не посветлело.

 

Глава XVI

Место Боголюбск.

Начало 17.07.2010 20:30.

Окончание 17.07.2010 22:30.

Иван попросил таксиста высадить их у хорошей гостиницы. Таксист объяснил, что гостиниц в городе две, и одна хуже другой. Кроме того, там наверняка нет свободных мест.

— Так что же нам делать? — жалобно спросила Алена.

Таксист объявил, что безвыходных положений не бывает и вызвался отвести парочку к своей тетке, которая сдает квартиру.

— По цене это будет дешевле, чем в гостинице, — оживленно объяснял почувствовавший наживу водитель, а по удобству — и сравнивать нечего! Будет вам отдельная квартира со всеми удобствами и, даже, с балконом. — Почему-то таксист придавал наличию балкона большое значение. В последующей речи это удобная конструкция была упомянута дважды. Выяснилось, что на балконе можно посушить белье, если придет охота устроить постирушку, а еще на балконе можно пить чай.

Иван вспомнил, что у Алены нет паспорта, и решил воспользоваться предложением водителя.

Таксистова тётка оказалось неопрятной женщиной неопределенного возраста с клочковатой прической. Когда-то волосы были выкрашены в рыжий цвет, но с того момента прошло много времени, поэтому на голове тетки имело место причудливое переплетение рыжих и грязно-седых косм. Тетка потребовала у Ивана паспорт и скрупулезно переписала его содержимое в засаленную тетрадку. Затем, получив две тысячи за двое суток постоя и пять тысяч залога, выдала ключи. Таксист за пять минут домчал парочку до нового жилища и быстро уехал, оставив номер своего мобильного и пожелав всех благ.

Дом был таким же, как у дяди Персика, трехэтажный и старой постройки. Квартирка располагалась на третьем этаже и оказалась на удивление чистой и уютной. Просто не верилось, что эти чистота и уют созданы руками неопрятной хозяйки, тетки таксиста. Правда, хваленый балкон оказался такого размера, что чай на нём мог бы пить только один человек, и то, стоя. Впрочем, других недостатков в квартире найти не удалось. В ванной Алена заметила четыре огромных банных полотенца и два белых махровых халата. На полотенцах и халатах Алена увидела овальные эмблемы с изображением трех звездочек и надписью «Гостиница Боголюбская». Впоследствии, такие же надписи были обнаружены на постельном белье, столовых приборах, одноразовых зубных щетках и маленьких упаковочках мыла и шампуня. Алена предположила, что квартира — это филиал трехзвездочной гостиницы, но Иван, смотрящий на вещи более трезво, выказал уверенность, что хозяйка квартиры работает в гостинице, откуда и натащила этого добра. Девушка озвучила твердое намерение немедленно принять душ, а Иван вызвался сходить тем временем в продуктовый магазин, который он заприметил в соседнем доме. Алена с наслаждением залезла под душ. Напор воды, вопреки опасениям, оказался отличным, а вода совсем не пахла хлоркой. Приняв душ, Алена воспользовалась одноразовым бритвенным станочком, который обнаружила тут же в ванной. После этого девушка снова залезла под душ и простояла под ним никак не меньше десяти минут, попеременно меняя температуру воды с обжигающе горячей до холодной. Настоящего контрастного душа, впрочем, не получилось: в Боголюбске, как и в Москве, уже больше месяца стояла жара, и холодная вода имела температуру парного молока. Наконец Алена вылезла из-под душа, слегка вытерла голову, надела халат и заглянула в зеркало, протерев запотевшее стекло рукой. В зеркале отразилась совсем молоденькая девушка, с блестящими глазами и распаренным после душа лицом. От косметики не осталось и следа, но, странное дело, Алена себе в таком виде понравилась. Сожалея об украденных прокладках и оставленном в квартире дяди Персика креме для лица, Алена вышла из ванной и прошла на кухню, где застала Ивана, увлеченно занимающегося хозяйством. Алена немного постояла, любуясь экономными и какими-то очень точными движениями приятеля, пока Иван не заметил ее присутствия.

— Эх, хороша! — не сдержался Иван, увидев Алену в белом халате. Потом отчего-то смутился и вдруг начал рассказывать, что в магазине продавали советское шампанское, брют. Притом, этого невозможно себе вообразить, брют охлажденный, прямо из холодильника.

— Ну и купил бы, — разочарованно сказала Алена. — Она неожиданно почувствовала, что очень хочет холодного игристого вина.

— А я купил, просто не был уверен, что ты одобришь, — облегченно заулыбался Иван.

— В правильном деле всегда можешь рассчитывать на мою поддержку, — сообщила девушка. — Ведь холодное шампанское в жару дело хорошее?

Обед, приготовленный Иваном, оказался не только вкусным, но и почти диетическим. Ведь всем известно, что вареные креветки и кальмары содержат сплошные белки и никаких жиров, поэтому, их можно есть, сколько пожелаешь. А что до брюта, то сахара в нем нет вовсе, поэтому пара бокалов, являясь источником удовольствия, не представляет ни малейшей опасности для девичьей талии. Из диетического меню, надо признаться, выбивалась картошка, порезанная тонкой соломкой и пожаренная в большом количестве масла, на изготовление которой у талантливого повара ушло никак не более пятнадцати минут. Но девушка на этот вредный продукт и не налегала. Во всяком случае, когда Иван предложил добавки, она согласилась буквально на пару ложечек.

После еды Иван вызвался помыть посуду, но Алена не позволила. Она надела симпатичный фартук с надписью «Отель Боголюбская», висевший на кухне, и, буквально за пять минут, перемыла всю посуду. Иван за это время успел расчистить кухонный стол и разместить на нем ноутбук и найденный на березе сверток. Перед этим он передал девушке бокалы, забытые на столе, и попросил их ополоснуть. Строго говоря, бокалы Алена оставила намеренно: она чудесно видела, что в холодильнике стоит еще одна бутылка шампанского. К чести девушки нужно отметить, что она ничуть не расстроилась: известно, что цивилизованный человек должен выходить из-за обеденного стола с легким чувством незавершенности и, можно сказать, некоторой недосказанности. Именно этими двумя эпитетами очень точно можно было бы описать то, что в этот момент ощущала девушка. Значит, всё шло, как надо.

Алена подошла к столу и стала наблюдать, как Иван достает и раскладывает на столе немногочисленное содержимое черного свертка: две кучки монет — штук пятнадцать мелких серебряных и пяток покрупнее, которые Алена была склонна считать золотыми. Рядом с монетами на стол легли несколько листков бумаги, исписанных мелким почерком. Странички сначала были сложены, а потом свернуты в трубочку — поэтому сверток оказался таким небольшим. С монетами всё было более-менее понятно: внешне они ничем не отличались от тех, что были украдены вместе с рюкзачком и пирамидками. Поэтому девушка, взглядом спросив у друга разрешения, развернула листки. Первый листок начинался уже знакомым обращением: «Меркуцио!», что было неудивительно — письмо предназначалось Ивану. Дальше шел текст, написанный мелким неразборчивым почерком. Алена, наморщив лоб и шевеля губами, попыталось читать написанное, но вскоре сдалась:

— Ваня, я половину букв не понимаю. И две трети слов. Ты разбираешь почерк своего родственника?

— Конечно, я же врач, — усмехнулся Иван. — Знаешь, каким почерком мы рецепты пишем? Пациенту ни за что не разобрать. Конечно, если у него нет медицинского, а, желательно, провизорского образования.

— Я тебя серьезно спрашиваю, — обиделась Алена.

— А если серьезно, то дядин почерк я легко читаю. Привык. Помнишь, я рассказывал, что долгое время переписывались с помощью бумажных писем.

— Тогда читай! — потребовала девушка. — Неужели тебе самому не любопытно?

— Уже читаю, — сообщил Иван, — только, чур, не перебивать. И не торопить! — последнее слово он произнес нарочито медленно и по слогам. Алена села на табурет и положила ладони на колени, чтобы подчеркнуть свою дисциплинированность, и начала наблюдать за Иваном, который с удивительной скоростью перемещал взгляд по строчкам письма. Вскоре Иван отложил первый листок, перешел ко второму, но тут же вернулся к первому.

— Значит, так, — начал он. — В первых строках письма дядя предупреждает, что часть из того, что он здесь пишет к нынешнему моменту, мне должно быть уже известно. Думаю, что это я и сам смог бы определить. Дальше, он рассказывает о своем обещании не передавать секретов секвенций третьим лицам. Я тебе уже об этом говорил раньше. А потом начинается интересное. Тебе интересно? — и специалист по неразборчивым почеркам посмотрел на свою подругу простодушным взглядом. Подруга лишь поджала губы — она не любила, когда над ней издеваются.

— Слушай дальше, — продолжил Иван, — дядя разделил описания секвенций и предметы, необходимые для их выполнения, таким образом, чтобы ни одна из частей не имела ценности без трех других. Только владея всеми тремя, можно выполнить секвенцию.

— Как же так? — удивилась Алена. — Я же удвоила купюры, хотя у меня была лишь одна часть из трех! — Иван предостерегающе поднял указательный палец, и несдержанная слушательница покорно замолчала.

— Дядя считал, что в твоем чемоданчике были неправильные монеты. Дело в том, что для секвенций годятся лишь монетки с особыми свойствами. Строго говоря, это необязательно должны быть монеты, сгодятся любые кусочки золота и серебра. Но! — рассказчик снова поднял указательный палец. Похоже, этот жест ему понравился. — Но! Эти кусочки должны обладать одним замечательным свойством. Дальше, насколько я понимаю, идет цитата из немецкого рецепта. «Металл должен быть согрет взглядом человека, после чего, он должен быть сокрыт от человеческого тепла примерно семьсот лет. А спустя этот срок, он снова должен ощутить тепло», — Иван пробежал еще несколько строчек, хмыкнул, тряхнув головой, и обратился к девушке:

— А теперь, скажи, любовь моя, Алена, где можно отыскать такие кусочки драгметаллов?

— Откуда я знаю? — в голосе девушки прозвучало раздражение.

— В кладах! В древних денежных кладах! — в голосе Ивана прозвучало торжество, как будто он сам это придумал. — Понимаешь, в давние времена некто прикапывает денежки, и они скучают без человеческого внимания лет, эдак, семьсот. Потом некто, но это уже другой некто, их находит и давай их греть взглядом! Изящно, ничего не скажешь.

— А почему, все-таки, монетки из чемоданчика сработали, я не понимаю, — упрямо сказала девушка.

— Дядя Персик, скорее всего, купил «неправильные», как он думал, монеты у антиквара или нумизмата. А как они к ним попали? — Правильно, из клада, откуда же еще! Такое долгое время в целости монеты могли бы сохраниться в какой-нибудь сокровищнице, музее, или в горшочке под землей. Логично?

— Это всё там написано? — с сомнением спросила девушка, кивнув на листки бумаги.

— Конечно, нет! — с негодованием сказал Иван, а потом скромно добавил, — это я сам придумал.

— Ты просто молодец, Ваня, — проникновенно произнесла девушка и нетерпеливо добавила, — читай дальше, молодец. Нам нужно понять, как найти управу на убийц твоего Персика.

— Слушаю и повинуюсь, — кивнул головой оцененный молодец и продолжил:

— В какой-то момент, насколько я понимаю, месяца полтора назад, за дядей стали плотно следить очень нехорошие люди. О том, что эти люди очень нехорошие, дядя легко догадался, когда они его убили в первый раз.

— Я не ослышалась? — бесстрастным тоном поинтересовалась девушка.

— Не ослышалась, — успокоил ее Иван. — То есть, убили, конечно, не дядю, а его копию, но знать об этом не могли. Именно того, кто совершил убийство, дядя мне подробно описал при личной встрече в Москве. Это наш дорогой Дмитрий Сергеевич.

— Дядя наблюдал, как убивают его двойника?

— Нет. Дядя находился на большом удалении от этого места и сидел тихо, как мышь под метлой, надеясь, что от него отстанут. Оказывается, в момент смерти копии, все ее воспоминания переходят к оригиналу. Среди этих воспоминаний есть совсем неприятные, например, воспоминание о собственной насильственной смерти. Но зато убийцу он запомнил очень хорошо, что серьезно увеличило его шансы на выживание.

— Значит, этот Дмитрий Сергеевич настоящий убийца, — задумчиво произнесла Алена, и мы с тобой сделали всё правильно.

Иван с изумлением взглянул на девушку. Его удивило, что в ее голосе не было страха или обреченности, но отчетливо прозвучали решительные ноты, словно она приняла какое-то решение и знает, как действовать дальше. Иван бегло просмотрел страницы до конца и резюмировал:

— Дальше всё так закручено, что у меня мозги набекрень съезжают. Если коротко: пару недель назад дядя имитирует собственную смерть, в надежде избавиться от преследования. Имея копию, которая бесследно испаряется, это сделать не слишком сложно. Уже после своей «смерти» дядя Персик отсылает в Москву три письма. Одно, заказное, в Секвенториум, а два на разные почтамты до востребования на свое имя. Сразу после этого он пишет сообщение, которое мы сейчас читаем, и прячет его на березе. После этого он собирается выждать некоторое время, необходимое, чтобы письма дошли, а затем двинуться в Москву. Он не уверен, что убедил преследователей в собственной кончине, поэтому планирует прямо в поезде изготовить две своих копии. По неясным мне пока причинам, первую копию он намеривается изготовить заранее, так, чтобы к моменту прибытия в столицу до ее самоуничтожения оставалось чуть больше двух часов. В Москве копии должны отправиться на соответствующие почтамты и получить письма, содержащие фрагменты рецептов. Предполагаю, что они собирались предъявить паспорта, полученные с помощью секвенции удвоения. Уж не знаю, как они собирались получать письма по поддельным зеркальным паспортам, но факт остается фактом, они их получили. После этого, та копия, которой осталось жить поменьше, направляется к тебе, чтобы вручить чемоданчик.

— Ко мне? Интересно, при чем здесь я?

— Я уже упоминал, что рассказывал дяде о тебе. Мне даже показалось, что заочно он в тебя влюбился: всё выспрашивал о твоих внешности, привычках и знакомствах.

— А ты, значит, с удовольствием рассказывал, — осуждающе сказала Алена.

— Пойми, мне очень нужно было с кем-то говорить о тебе. Ты была когда-нибудь влюблена по-настоящему? Тебе знакомо это чувство?

Алена посмотрела на Ивана долгим взглядом. Ей хотелось сказать, что да, была и, кажется, это чувство приходит к ней снова, но вместо этого, она опустила глаза и тихо произнесла:

— Я всё понимаю. Прости меня.

— Простить тебя? За что? — изумился Иван.

— Рассказывай, пожалуйста, дальше, — попросила Алена. Иван замолк, напряженно о чем-то размышляя. Дернул зачем-то себя за нос и задумчиво сказал:

— До меня только что дошла одна вещь. Точнее, две вещи. Первая копия должна была встретиться с тобой, а ты, наверное, где-то задержалась: при встрече дядя упомянул непунктуальность одной молодой особы. У копии времени было в обрез, с минуты на минуту она должна была исчезнуть. Тогда дядюшкин двойник подбросил тебе чемоданчик, а сам забрался на чердак, откуда вскоре испарился, в смысле, исчез. Алена, убийца сказал тебе правду. На чердаке, действительно, нашли дядину одежду.

— А что ты понял еще? Что за вторая вещь?

— Ко мне приходил не дядя, а его копия, — возбужденно заговорил Иван, — понимаешь, копия. И грузовик сбил не дядю, а копию, которая, всё равно, должна была вскоре исчезнуть. Теперь я уверен, что грузовик — это не случайность. Убийца — всё тот же Дмитрий Сергеевич, который был уверен, что убивает настоящего дядю Персика. А сам дядя, возможно, до сих пор жив и здоров. Это было бы здорово!

Иван снова взял в руки листки, пролистал все странички, одну за другой, и сказал:

— В основном, это всё. Тут в конце, правда, имеется еще одна важная разгадка, без которой невозможно выполнить секвенцию удвоения, — Алена почувствовала, что перестает понимать вообще что-либо и жалобным голосом спросила:

— Какая разгадка?

— Дядя объясняет, что такое «кровь Спасителя».

— А я и сама знаю, — улыбнулась Алена.

— Не помню, я тебе говорил, что девушка, которую я люблю, не просто красавица и умница, а удивительная красавица и невероятная умница?

— Да, — подтвердила Алена, — что-то такое припоминаю. Затем девушка ненадолго призадумалась и сказала:

— Странно. Получается, что рецепты были разделены не на три части, как написано, а на четыре. Одну дядя принес тебе, одну мне, одну отослал в Секвенториум, и еще одну спрятал на березе.

— Наверное, всё, что было предназначено мне — это одна часть, — предположил Иван, затем заговорщицки посмотрел на девушку и сказал:

— Знаешь, что?

— Что? — с улыбкой спросила Алена.

— А давай шампанское откроем? — но девушка отрицательно покачала головой:

— Не сейчас. Не спорю, кое-то прояснилось, но своей задачи мы еще не выполнили. По городу ходит убийца, который на нас охотится и подобрался к нам уже совсем близко. Но теперь я знаю, что нам делать. Мы больше не будем убегать, как пара кошек от стаи собак. Теперь охотиться на него будем мы. Ты и я.

 

Глава XVII

Место Боголюбск.

Начало 17.07.2010 09:00.

Окончание 17.07.2010 14:10.

Я проснулся и ощутил, что лежу на спине. Похоже, с того момента, как я забылся, прошло не более двух часов. С трудом разлепил глаза и тут же снова зажмурился — потолок был освещен ярким солнцем. Я резко перевернулся на правый бок и открыл глаза. Какое счастье, это был не сон! Спиной ко мне, свернувшись калачиком, совершенно голая и чертовски соблазнительная лежала смуглая девушка. Хия. Моя Хия. Передо мною тут же пронеслись воспоминания о недавней ночи. Возникло ощущение нежности и сразу же, следом за ним, острое желание. Я два раза перекатился через спину и прижался к своей возлюбленной, немного согнув ноги. Ложки. Мы лежим, как ложки. Не я придумал это сравнение, но как похоже! Моя грудь и живот ощущали нежную кожу спины Хии, а согнутые ноги прижимались к тыльной стороне бедер моей любимой. Я подсунул правую руку под ее гибкое тело и сразу же нашел грудь. Рука моя наполнилась. Хия резко развернулась. Её рука обняла меня за шею, губы нашли мои, и тут моя левая кисть, не ожидая моих распоряжений, заскользила по боку девушки, ощущая подушечками пальцев ребра под упругим нетолстым слоем мышц и, следуя изгибам тела, опустилась к тонкой талии, где ожидаемо уперлась в крутой излом таза. Я немного отстранился от возлюбленной, слегка согнул руку в локте и изменил направление движения. Вскоре кончики пальцев скользнули по пупку девушки, но, не заинтересовавшись им, проследовали ниже…

Минут через двадцать я постарался вывести Хию из состояния дрёмы, легонько прикусив зубами её очаровательно нежную мочку. Я почувствовал, как она вздрогнула, и шепнул в маленькое изящное ухо:

— Давай сегодня никуда не пойдем. Пролежим тут весь день и всю ночь.

В ответ на это Хия легко, впрочем, без применения силы, освободилась от моих объятий и поднялась с нашего ложа. Я снова прикрыл глаза и перевернулся на спину.

— Десятый час! — объявила девушка. Наверное, она бесшумно добралась до ветхого письменного стола, где я оставил свои часы. — В дружине нас ждут через пятьдесят минут, — продолжил мелодичный негромкий голосок, — пора подниматься.

— Позвони и скажи, что мы будем на полчаса позже, к половине одиннадцатого, — деловым тоном сказал я: раз уж мы возобновили служебные отношения, невредно напомнить, кто из нас тут распоряжается. — Мне тут пришла в голову одна мысль, мне понадобится еще полчаса, — объяснил я, немного смягчая деловой тон. После этого я бодро вскочил и отправился под душ, где в течение десяти минут формулировал текст нерушимого обещания, которое должны принести наши союзники.

Мысль о том, что, коль скоро, у нас оказались стандартные пирамидки, неплохо бы обезопасить себя от поклонников вождя мирового пролетариата, пришла мне еще вчера. Под сильными струями душа я определился с основными тезисами обещания и вскоре сидел за столом, фиксируя их в письменном виде.

— Хия, посмотри, пожалуйста, что-нибудь на завтрак! — крикнул я, не прерывая своей творческой деятельности.

— Кофе придется варить в кастрюльке, — сообщила из кухни девушка через некоторое время.

— Вари! Нас мелкие сложности не пугают, — отозвался я и продолжил литературные упражнения. Строго говоря, литературными упражнения были лишь отчасти. Вообще-то, литературно-эстетические ценности формулировки обещания не играют никакой роли. Важна была лишь однозначность клятвы — не зря же любой юридический документ (кроме защитных речей адвоката, разумеется) написан кошмарным, с точки зрения словесности, языком. Не напрасно мой друг Петров потратил долгие часы, выбивая из меня любовь к литературным красивостям и обучая формулировать мысли так, чтобы трактовать моё произведение можно было бы единственным образом, тем самым, что имел в виду я. Через пятнадцать минут был готов текст, изобиловавший милыми любой законотворческой душе оборотами. Трижды в клятве встречались «каковые вышеупомянутые» и дважды «обстоятельства непреодолимой силы». К слову сказать, за все безобразия, вызванные таковыми вышеупомянутыми обстоятельствами, ответ несла сторона, принимающая обязательства. Я с удовольствием перечитал свое произведение. В нем моим новым союзникам запрещалось не только повторное использование секвенции эха (оживления), но и всякое о ней упоминание в устном или письменном виде. Запрещалось также «преднамеренное и иное» использование прочих секвенций (я собирался, в качестве бонуса, получить у дружинников секвенцию, на грэйс которой они подловили нас с Хией в день приезда). Я вовсе не планировал надувать наших новых партнеров, подсунув им нестойкую копию Ильича, поэтому в разделе «термины и определения» упомянул, что однократным применением вышеупомянутой секвенции считается отправление всех необходимых для успешного достижения названной цели обрядов и ритуалов. С одной стороны, на сомнительную с моей точки зрения, формулировку «обряды и ритуалы» секвенция нерушимого обещания реагировала должным образом (этому меня научил Петров). С другой стороны, я не собирался никому рассказывать, что для того, чтобы копия не исчезла сама собой через некоторое время, секвенцию эха следует провести дважды. На всякий случай, я запретил разглашение целей применения секвенции эха. Если вдруг возрожденный нами Вождь приобретет некоторую известность, я бы не хотел, чтобы его появление связывалось с Секвенториумом.

Еще через двадцать минут мы с Хией вышли из подъезда и не спеша отправились в сторону вокзала.

Господин Ленский встретил нас с радостью, как старых друзей. Обратился ко мне по имени и дружески стиснул мой локоть. В ответ я назвал его Арнольдом и слегка хлопнул по плечу. Похоже, что от нашей вчерашней встречи у него не осталось никакого неприятного осадка — отходчивые ребята эти дружинники! После распоряжения, отданного в телефонную трубку негромким голосом, нам всем принесли по чашечке кофе. Не в обиду Хие будет сказано, но кофе в клубе любителей Ильича оказался куда вкуснее, чем тот, что был сварен в кособокой кастрюле у нас на квартире. Впрочем, Хия кофе пить не стала, а заняла обычное место у меня за спиной. Первым делом я поинтересовался у Ленского, кто, кроме него, посвящен в планы оживления Вождя (мне нужно было понять, сколько человек придется приводить к обещанию). Оказалось, что кроме самого Арнольда и еще одного «ключевого сотрудника», никто и понятия не имеет о великих замыслах. Меня это очень удивило:

— А остальные? Зачем они с повязками по городу ходят?

Ленский начал объяснять, что молодые люди всеми силами желают поддерживать порядок в родном городе и помогать правоохранительным органам в предотвращении правонарушений. Мне это показалось не слишком убедительным, поэтому он добавил, что дружинники получают дополнительно три дня к оплачиваемому отпуску. Меня и этот довод не очень удовлетворил. Тогда Ленский вынужден был объяснить, что в Боголюбске дела с рабочими местами обстоят не очень хорошо, поэтому, «при прочих равных», предпочтение отдается тем, кто хотел бы работать в дружине.

— А еще, мы им немного доплачиваем, — под конец добавил он.

— Это деловой подход, — одобрил я. — А деньги где берете?

Предводитель дружинников начал путано рассказывать о специальном фонде, учрежденном предпринимателями города, в который, на строго добровольной основе, любое лицо, юридическое и физическое, вправе сделать взнос в денежной или иной форме.

— Да ты, братец, просто вымогатель, — мысленно заключил я, — похоже, твоя деятельность в американском языке носит название «протэкшн», а в нашем, многословном и могучем, называется словом «рэкет».

Я не стал делиться своей догадкой, а, вместо этого, перешел к насущным делам, объяснив, что оба, посвященных в тайну, должны будут принести нерушимое обещание. Кроме того, я собирался услышать все подробности о деятельности боголюбской дружины в погоне за секвенциями. Ленский захотел ознакомиться с текстом, долго его изучал, а потом отложил в сторону и, с некоторым недоумением, сказал:

— Значит, обряд существует на самом деле?

— Какой обряд? — удивился я.

— Обряд нерушимой клятвы.

— Мы называем это секвенцией нерушимого обещания, — уточнил я. — А почему вы так удивлены? Наверняка, Попцов вам говорил об этом, когда вы пытались вытащить из него рецепты.

— Мы ему не поверили, — коротко ответил Ленский.

— Мне можете верить, — сообщил я. — Зовите своего «ключевого сотрудника».

— Секундочку, — попросил Арнольд. — У меня есть вопросы по тексту. Что означает «перестану дышать»?

— Это стандартная формулировка, — успокоил его я, — если нарушите обещание, то тут же умрете. От удушья, полагаю.

— Но Попцов умер от сердечного приступа! — воскликнул Ленский.

— Вот ты раскололся, гнида с чистыми руками, — с удовлетворением подумал я и сказал:

— Вы правы. Есть другая стандартная формулировка «Пусть у меня перестанет биться сердце», — признал я. — Будем менять?

— Нет, что вы, — испугано сказал Арнольд. — Я не собираюсь нарушать.

— Ну и отлично! — заключил я. — Зовите своего ключевого сотрудника.

— Еще минуту, пожалуйста, — в голосе собеседника неожиданно появились металлические нотки, — мне нужны гарантии.

— Какие еще гарантии?

— Я должен быть уверен, что вы выполните свое обещание.

— Будьте уверены, выполню. Траутман без нужды не врет, — кстати, и то и другое было святой правдой. Я собирался выполнить обещание, данное этим блаженным, и, действительно, без нужды не лгу.

— Мне нужны гарантии, — кажется, Арнольд зациклился.

— Боюсь, что вам придется поверить мне на слово, — сухо сказал я. — Мои вчерашние заявления — не пустые угроза, а официальная позиция Секвенториума. Я осознаю, что вчера ввел вас в заблуждение, объявив, что ваши сотрудники убиты. Вы хотите, чтобы я начал сожалеть об этой своей небольшой лжи? — произнеся эту речь, я выпучил глаза и грозно уставился на много возомнившего о себе Арнольда. Как-то Петров упомянул, что, если я немного потренируюсь, то смогу воспроизводить «взгляд василиска», приписываемый современниками императору Павлу. Петров знал, о чем говорил — это взгляд, если я его понял правильно, ему как-то пришлось испытать на себе. Честно говоря, это заявление мой друг сделал, находясь в некотором раздражении, после того, как на какое-то его критическое замечание, я начал яростно пожирать его глазами. Наш небольшой конфликт разрешился, как всегда, через пару минут, но слова Петрова запали мне в душу.

— Зовите свою ключевую фигуру, — повторил я. — У нас с вами еще куча дел. — Я не очень представлял, какую кучу имею в виду, но, похоже, мой деловой тон возымел эффект: Ленский снял трубку, потыкал пальцами клавиши и сказал:

— Дима, ты где? — трубка что-то проквакала в ответ. — Хорошо, пусть идут патрулировать улицы, а ты — бегом ко мне.

После этого господин Ленский посмотрел на меня и объявил:

— Сейчас придет, — затем взял со стола и начал перечитывать текст нерушимого обещания.

Я попросил разрешения закурить и обернулся к Хие:

— Может, присядешь?

Хия отрицательно мотнула очаровательной головкой, и мне тут же захотелось послать все секвенции к черту и очутиться с ней в постели. Но, как любит говорить моя возлюбленная, мы — на работе.

Ленский снова отложил бумагу и обратился ко мне:

— Если я правильно понял, вас интересуют все сведения о секвенциях, которые мы сумели добыть?

— Совершенно верно, — подтвердил я. — Кроме того, я рассчитываю услышать изложение всех ваших действий в хронологическом порядке, включая, разумеется, предысторию. Это мне поможет найти рецепты и выполнить свои обязательства перед вами.

— Боюсь, что если я с принесу нерушимое обещание, как вы его называете, то не смогу отвечать на ваши вопросы.

— Это еще почему? — удивился я.

— Перечитайте текст, пожалуйста, — и Ленский пододвинул ко мне листок с текстом.

Я перечитал обещание и понял, что он прав. Пришлось в текст внести изменения, разрешающие обсуждать секвенции с лицами, уже знакомыми с этим предметом. Арнольд прочитал мою правку и высказал опасение, что изменения, внесенные в форме зачеркивания и вставок, могут оказаться недействительными.

— Арнольд, вы же экономист, а не бюрократ, — пристыдил я его. В ответ Ленский заметил, что речь идет о его жизни, а, главное, о великом деле, и он не может рисковать.

— Можете переписать всё начисто, — разрешил я.

Ленский принялся переписывать обещание, а я начал вертеть головой по сторонам, прикидывая, чем бы заняться.

— Арнольд, скажите, а Ленский — ваша настоящая фамилия? — мне это было в самом деле любопытно.

Ленский прервал процесс письма, внимательно на меня посмотрел и ответил:

— Нет. Это псевдоним.

— Любите Пушкина?

— Очень люблю. Но Владимир Ленский здесь ни при чем. Хотя мой псевдоним, как и его фамилия, производные от реки Лена.

— Как и фамилия Ленин, — догадался я. Арнольд кивнул головой и продолжил переписывать обещание.

Минуты через три, после того, как чистовой вариант нерушимого обещания был закончен, появилась «ключевая фигура» — усатый коренастый мужик с очень темными волосами.

— Дмитрий, — начал нас знакомить Арнольд, — а это — господин Траутман. Он представляет Секвенториум. А это, — ленинским жестом указал он на Хию, — коллега господина Траутмана.

Принесение нерушимого обещания, вопреки моим опасениям, прошло более-менее гладко. Дело в том, что до этого мне случалось единовременно принимать обещание только от одного человека. На занятиях, «курсах молодого бойца», как называл их Петров, теоретически я научился принимать обещания от нескольких человек, но никогда этого не делал. К сожалению, принять обещание у обоих дружинников последовательно не представлялось возможным из-за довольно продолжительного времени безразличия этой секвенции. Поэтому, я начал судорожно вспоминать технические подробности групповой клятвы. Кажется, если смешать кровь всех участников, то в случае нарушения обещания одним из них, кара постигнет всех. Или наоборот? Не помню. Но отступать было поздно. Я вытащил из сумки пирамидки, выставил их в пентаграмму и предложил дружинникам переместиться внутрь треугольника. После этого сообразил, что не представляю, чем отворить кровь у своих клиентов. Прежде подобные мероприятия происходили после предварительной подготовки, и у меня всегда была стерильная игла. Моя проблема решилась незамедлительно:

— Возьми, — Хия протянула мне пару каких-то маленьких штуковин, запечатанных в полиэтилен. Я их сразу узнал. Такими железяками мне неоднократно тыкали в палец в поликлинике, когда брали для анализа кровь.

— Одноразовые. Стерилизовать не надо. Но спирта нет, — лаконично прокомментировала Хия.

— Арнольд, у вас не найдется спирта или водки, — спросил я. — Хорошо бы пальчики смазать, чтобы заразы не занести.

— Есть коньяк в нижнем ящике стола, — ничуть не удивившись, ответил Ленский.

Хия быстро подошла к столу и подала мне бутылку Метаксы.

— Этим только пальцы мазать, — одобрительно подумал я.

Спустя мгновение я вылил немного греческого напитка на неприлично выставленный средний палец Арнольда, ткнул его острой железкой и промокнул выступившую капельку крови текстом нерушимого обещания. Тут же раздался грэйс. Такую же процедуру я проделал и с «ключевой фигурой», хотя грэйс немного мешал сосредоточиться. После этого я произнес стандартную формулировку:

— Вам следует прочитать этот текст вслух или про себя, как вам будет удобно. Прочитать так, чтобы вы сами поверили, что полностью согласны с его содержанием.

Сказав это, я вытянул руку с текстом нерушимого обещания так, чтобы оба дружинника могли его видеть. Прошло около двух минут, а ароматического взрыва всё не было.

— Кажется, кое-кто не хочет приносить обещания, — раздался голос Хии. Она покинула свой пост и стояла рядом со мной, уставившись на темноволосого, — ты что, не веришь, что способен выполнить, что обещаешь?

В ее голосе не было слышно угрозы, но, похоже, Ленский уже успел описать темноволосому методы моей девушки — «ключевая фигура» сдвинула брови и усердно начала читать текст с начала. Через пару секунд я ощутил ароматический взрыв. Секвенция нерушимого обещания состоялась. Принесшие клятву дружинники, разумеется, ничего не почувствовали, а мне, чтобы прийти в себя, потребовалось не менее минуты. Эту минуту я провел, бесцельно бродя по кабинету, после чего подошел к Ленскому и предложил перейти к следующей части нашей встречи.

— Что за следующая часть? — напряженно спросил Дмитрий, ключевая фигура. — Мне показалось, что за какие-то неизвестные мне деяния он ожидал получить взбучку, а после принесения обещания расслабился, решив, что всё плохое уже позади.

— Мы должны рассказать Андрею, как пытались добыть рецепты, — пояснил Ленский, — это ему позволит помочь нам, — тут он испуганно замолчал.

— Не бойтесь, Арнольд, — успокоил его я, — говорить при нас про оживление Владимира Ильича можете совершенно безбоязненно.

— И безнаказанно, — добавила из-за моей спины Хия. — Вы же видели новый текст. Нерушимое обещание в нашей компании не сработает. Разумеется, если вы не попытаетесь использовать секвенцию самостоятельно.

— Разумеется, не сработает, — подтвердил я. — Постарайтесь начать рассказ с самого начала. Откуда вы узнали о секвенциях?

Дмитрий прокашлялся, собираясь начать рассказ, но Ленский его перебил:

— Дима, начну я, а ты уж потом расскажешь о своих делах.

Дима послушно замолк, а Арнольд начал излагать предысторию охоты за зеркальными секвенциями. Поначалу рассказ мне показался скучноватым, но вскоре в нем начали фигурировать объекты моего пристального интереса последних дней, и я навострил уши. Оказалось, что идея оживления Вождя принадлежит не Арнольду, а некому старшему товарищу, имени которого Ленский называть не захотел, тем более, что товарищ давно умер.

— Вы уж назовите как-нибудь своего покойного старшего товарища, — попросил я, — придумайте ему какое-нибудь имя.

— Какое? — растерянно спросил Арнольд.

— Откуда я знаю! Старец, Патриарх — какое хотите.

— Можно, я его буду называть Капитаном?

— Как вам угодно. Он что, моряком был?

— Нет, военным переводчиком. Капитан — его звание.

— Тогда пусть будет «Переводчик», не возражаете? Арнольд кивнул головой, принимая мое предложение. Из его дальнейшего рассказа выяснилось, что Переводчик появился в Боголюбске вскоре после войны, демобилизовавшись из армии.

— Меня в то время еще на свете не было, — счел необходимым уточнить Арнольд. В самом конце восьмидесятых годов прошлого века Переводчик обратился к молодому человеку, который в те времена работал инструктором горкома комсомола, с предложениями по улучшению работы городской дружины. В те годы многие дружинники, увы, использовали свои повязки и удостоверения в основном, чтобы проходить без билета в клуб на танцы и посещать без очереди комсомольско-молодежное кафе «Дружба». Идея ветерана очень понравилась молодому Арнольду, который чувствовал, что комсомол из авангарда советской молодежи превращается в массовое сборище безразличных людей, в толпе которых редкими гнилушками светили тускловатые звездочки расчетливых карьеристов. Сам Арнольд был совсем не таким, но его многочисленные идеи разбивались о стену циничного благоразумия комсомольского начальства. С помощью Переводчика дружина вскоре превратилась в настоящий боевой отряд, пользующийся заслуженным уважением населения города. Про подвиги дружинников регулярно писала городская газета, а, после того, как дружина заняла первое место в областном смотре, в Боголюбске регулярно стали появляться корреспонденты из самой Москвы. Кстати сказать, псевдоним «Ленский» появился именно в те годы. Им командир дружины подписывал свои заметки, в которых увлекательно описывал боевые рейды, проводимые его спортивными ребятами. Дружинники безжалостно выпалывали зловредные сорняки, мешающие нормальной жизни трудящихся. В Боголюбске была прекращена деятельность всех без исключения фарцовщиков, спекулирующих джинсами, дисками иностранных поп-групп и прочим заграничным барахлом. Нелегальная ночная торговля водкой осталось в далеком прошлом, и таксисты на вопрос «Командир, бутылки не будет?» лишь тяжело вздыхали. В магазинах прекратился обвес и обсчет покупателей, а официанты немногочисленных кафе и ресторанов перестали унижать свое достоинство, вымогая у посетителей чаевые. Неугомонный Арнольд, вдохновленный примером известного, но опального в те годы политика, попытался сражаться и против некоторых привилегий городского начальства, но вскоре осознал преждевременность этой борьбы. Про преждевременность ему объяснили в городском комитете партии, куда пригласили для беседы. Тем не менее, вскоре в Боголюбске не осталось ни одного нормального молодого человека, который бы не состоял в дружине или не мечтал бы в нее вступить.

Как-то Переводчик пригласил молодого командира к себе в гости, где, взяв с него честное комсомольское слово хранить тайну, продемонстрировал чудесное удвоение Арнольдова комсомольского билета. Подробностей этого чуда ветеран не раскрыл, но Ленский твердо помнит, что для клонирования документа применялись разноцветные тетраэдры. Переводчик рассказал, что замечательные фигурки привез из капитулировавшей фашисткой Германии, где служил военным переводчиком при штабе дивизии, и поделился своими планами использовать их для укрепления экономической мощи Родины. К сожалению, так же, как бензин двигателю внутреннего сгорания, пирамидкам нужно было некое особое топливо, последнюю каплю которого ветеран использовал, чтобы посвятить молодого человека в эту тайну и привлечь на свою сторону. Переводчик рассказал Ленскому, что уже долгие годы занимается изобретением топлива для тетраэдров, и рассчитывает на скорый успех. Затем ветеран взял с Арнольда еще одно честное комсомольское слово и рассказал вещь поистине удивительную. Оказывается, если бы удалось получить какое-то уж совсем особенное топливо, то с помощью тетраэдров можно было бы исполнить мечту людей доброй воли всего мира и вернуть к жизни Владимира Ильича Ленина. Ленский, который во время этого рассказа несколько раз хватался за лежащий перед ним комсомольский билет и его копию (копия, что интересно, была зеркальной: все надписи читались справа налево, а на обложке Владимир Ильич повернул голову в ту же сторону, что и на комсомольском значке, словно выполняя строевую команду «равняйсь!»), ни на секунду не усомнился в правдивости рассказа старшего товарища. Он вдруг отчетливо представил, как мимо усиленного караула поста номер один, в сопровождении руководителей партии и правительства, он, вместе Переводчиком, проходит в Мавзолей. А вскоре из самого важного знания Советского Союза выходит Владимир Ильич в своем знаменитом крапчатом галстуке, держа в руке свернутую кепку.

— Комсомольская дружина готова вам помогать всеми силами! — торжественно объявил Ленский. — Какие будут распоряжения?

Выяснилось, что владельцу тетраэдров для изучения на время понадобятся экспонаты из Боголюбского краеведческого музея. Арнольд договорился с руководством музея и регулярно по заказам старшего товарища приносил для исследований музейные ценности. Почему-то Переводчика больше всего интересовали старинные монеты и украшения, серебряные и золотые. Золотых предметов в музее почти не было. Арнольду объяснили, что большая часть из них передана в московские музеи, как предметы хранения, обладающие повышенной культурной ценностью. Честнейший Переводчик на следующий день всегда возвращал взятые на время экспонаты. Правда, как-то раз случилась неприятная история. Ленский принес для изучения пятьдесят три серебряных монетки из древнего клада, лет десять назад обнаруженного при земляных работах в центре города. Когда пришло время возвращать экспонаты в музей, оказалось, что монет осталось только пятьдесят две. Переводчик с горечью поведал молодому соратнику, что в процессе изучения монета была уничтожена: ее пришлось растворить в кислоте. Ветеран попросил командира дружины обратиться к городским нумизматам, чтобы они продали монету взамен пропавшей. Арнольд без труда отыскал нумизмата, и тот с удовольствием за два рубля продал дружиннику нужную монетку. После этого случая Переводчик попросил Ленского помочь ему ознакомиться с частными коллекциями городских коллекционеров. Нумизматы все как один оказались сознательными гражданами и с удовольствием предоставили для изучения свои сокровища. Некоторые из них настолько желали помочь научным исследованиям, что предлагали безвозмездно передать часть своих монет в пользу советской науки.

Так прошло десять лет. За это время исчез комсомол, коммунистическая партия Советского Союза, да и сам Советский Союз приказал долго жить. Но Арнольд продолжал приносить старику образцы для исследований. В этом ему очень помогал авторитет руководимой им дружины. Что интересно, со временем авторитет организации не упал, а лишь увеличился. Кроме охраны правопорядка, дружина начала выполнять новые задачи, продиктованные изменившимися временами. Дружинники, не оставляя патрулирования улиц, занялись новыми видами деятельности — увлекательными и, в то же время, доходными. Они охраняли бизнес, принадлежащий добропорядочным гражданам, от бандитов и недобросовестных конкурентов, помогали людям, одолжившим на время честно заработанные деньги другим, зачастую непорядочным, вернуть долги. Одним словом, дел было много. В дружину по-прежнему с удовольствием вступали подросшие молодые люди, но брали не всех, только лучших — хорошо физически подготовленных и дисциплинированных.

— Арнольд, — перебил я увлекшегося рассказчика, — помните, мы договаривались, что вы будете рассказывать о том, что меня интересует?

— Извините, я увлекся, — ответил Ленский и начал рассказывать про интересное.

Итак, лет десять назад Арнольд пришел к Переводчику, чтобы передать для исследований очередную партию монет и антикварных украшений. Нужно отметить, что к тому времени старик сильно сдал — ему уже было глубоко за восемьдесят. Ветерана одолевал склероз, и он зачастую не помнил вчерашнего дня. При этом воспоминания военных лет сохранились в целости и сохранности, и Переводчик ими охотно делился с Арнольдом. А еще старик полюбил пересказывать содержание исторических и публицистических телевизионных передач, которые, казалось, смотрел целыми днями. Ленский с грустью наблюдал, как под влиянием давления масс-медиа, некрепкие старческие мозги приходят в полнейшую негодность. Например, в тот вечер Переводчик изложил Арнольду с десяток взаимоисключающих суждений о товарище Троцком. Интересно заметить, что каждое из этих суждений он считал абсолютно верным. Оказалось, что Троцкий:

крупный марксист-теоретик;

безграмотная личность;

великий философ;

организатор Красной Армии;

палач русского народа;

создатель Трудовой Армии — страшной предшественницы Гулага;

сионист;

на сегодня имеет последователей больше, чем Ленин;

сволочь, почище, чем Сталин.

Арнольда личность Троцкого не слишком интересовала, кроме того, он старался не спорить со стариком. Поэтому, чтобы сменить тему, командир дружины спросил, как продвигаются дела с исследованием чудесного топлива для тетраэдров. Ответ оказался просто удручающим. По словам старика, топливо, такое, как было использовано для копирования комсомольского билета, он получил еще шесть лет назад, и с тех пор может получать копии чего угодно — хоть хлеба, хоть золота, хоть бриллиантов. Чтобы подтвердить свои слова, ветеран показал Арнольду пластмассовую корзину для бумаг, доверху набитую золотыми украшениями, видимо, копиями тех, что Арнольд шесть последних лет носил ему для изучения. Из любопытства Ленский попытался сдвинуть корзину с места, но не смог. Золота там было килограммов восемьдесят.

— А что с оживлением Ленина? — предчувствуя страшный ответ, спросил Арнольд.

— Я не намерен оживлять это кровавое чудовище! — заявил безумный старик, полностью попавший под влияние новейшей историографии.

— Может, Колчака желаете оживить, или, чего там мелочиться, Гитлера? — закипая, поинтересовался Ленский.

— Ни в коем случае! — заявил впавший в полный нигилизм ветеран, — тоже, те еще сволочи!

— Скажите, а вам удалось получить топливо для оживления? — вкрадчиво спросил Арнольд. За последние годы он научился решать многие проблемы довольно прямолинейными способами. Совершая ряд сомнительного рода действий, о которых в эпоху комсомольской юности не мог и помыслить, он всегда помнил о своем великом предназначении. Ради возвращения человечеству его гения, он готов был выбить из старого ренегата и тетраэдры, и топливо.

— Топливо? А как же! — подтвердил Переводчик. Он явно был собой очень доволен. — Но вам никогда не оживить вашу мумию.

— Отчего же? — кротко поинтересовался Арнольд.

— Уж, поверьте, не удастся, — уверенно сказал мерзкий старикашка, — хоть на куски меня режьте!

Ленский встал и собрался уходить. Он бросил прощальный взгляд на человека, который десять лет назад дал ему смысл жизни и теперь пытался его отобрать.

— Арик, — вдруг позвал старик. В последний раз этим именем он называл Арнольда много лет назад, когда они вместе мечтали о том моменте, когда возрожденный вождь поведет их в бой за светлое завтра для всего человечества.

— Я вас слушаю, — официально ответил Арнольд.

— Может, золото возьмешь, на что оно мне? — Арнольд презрительно пожал плечами. Он уже прикидывал: в килограмме примерно тридцать две тройских унции. Унция золота стоит около трехсот долларов. Вся неподъемная иудина корзина стоит меньше миллиона долларов. Для человека, поддерживающего порядок в целом городе, сумма более чем скромная.

— Я вернусь, — пообещал он, стоя в дверях.

— Приходи, Арик, приходи, — любезно пригласил старик. — Только про мумию свою и думать забудь, — добавил он напоследок.

Ленский закручинился и посмотрел на меня печальными глазами. Кажется, рассказ о событиях десятилетней давности вызвал в нем грустные воспоминания.

— А что дальше было? Вам удалось получить тетраэдры? — вид печального дружинника не вызвал у меня никакого сочувствия. Арнольд начал рассказывать, что было дальше.

Он вышел от старика и побрел прочь, накручивая в себе злость.

— Где сейчас другие ветераны? Боевыми орденами торгуют, чтоб на бутылку заработать, а я об этом скоте уже десять лет забочусь. Слушаю его старческий бред, поддакиваю, восхищаюсь глубоким стратегическим анализом: «Жуков побоялся, Конев недопонял, Рокоссовский не рискнул». Ничтожество! Капитанишка! Тьфу! — Ленский, не отдавая себе отчета, двигался в сторону штаба дружины, располагавшемуся в здании железнодорожного вокзала. — В холодильнике предателя не переводились курица, мясо, яйца, сухая колбаса, — продолжал он про себя, — и не на 23-е февраля, а круглый год, все десять лет!

Два дружинника с красными повязками, курившие у главного входа в зал ожидания, увидев начальника, подтянулись и спрятали за спину сигареты. Тот, что повыше, улыбнулся и доложил:

— Здесь все в порядке, шеф. Зашел нас проведать? — в дружине с давних лет сохранялись товарищеские отношения между руководством и народом.

— Всё отлично, ребята. Так держать! — проходя мимо соратников, Ленский бодро кивнул и улыбнулся оптимистичной, но немного усталой улыбкой. Дверь в штаб открылась только после третьего звонка.

— У двери всегда должен находиться дежурный, — раздраженно сказал Ленский. — Дмитрий у себя? — прошел к ближайшей двери и без стука ее отворил. Из-за письменного стола поднялся усатый темноволосый крепыш:

— Привет, шеф. Какими судьбами в ночную пору? Я уже домой собрался. Ты не по поводу лицензий на оружие?

— Нет. Садись. Разговор есть.

— Может, чаю?

— Я же сказал: сядь!

Арнольд подошел к столу и внимательно посмотрел на темноволосого, ответившего спокойным, уверенным взглядом. Дмитрий Сухов. Отличный парень. Спокойный, надежный. Кто же там у них в Органах остался, если таких увольняют по сокращению?

— Скажи мне, Дима, — пристально посмотрев на подчиненного, произнес Ленский. — Я похож на сумасшедшего? — Подчиненный внимательно посмотрел на командира, понял, что тот не шутит и ответил коротко, по-военному:

— Никак нет, — а потом спросил уже совсем другим тоном:

— Что-то случилось, Арнольд?

Ленский подтащил стул, тяжело на него сел и начал рассказывать. Рассказал всё с самого начала, избегая лишних подробностей, но, не упуская ничего существенного. Закончив, спросил:

— Ты мне веришь?

— Однозначно, — кивнул головой темноволосый. Будем работать. Когда?

— Давай, прямо сейчас. Один пойдешь? — темноволосый кивнул, поднимаясь из-за стола.

— Поговоришь с ним и езжай ко мне, — приказал Ленский, — в три часа ночи, в четыре — сразу ко мне. — Темноволосый кивнул, вышел из-за стола и не спеша пошел к двери.

— Ты там его не обижай, — неожиданно для самого себя произнес Арнольд. — Темноволосый, не оборачиваясь, слегка помахал рукой: мол, не обижу.

Этот ваш Переводчик скончался той же ночью по неустановленным причинам? — предположил я.

— Андрей, я же объяснял, мы — не убийцы, — в голосе Арнольда прозвучала настоящая обида. — Старик действительно через неделю умер от инфаркта. Поймите, он мне по-настоящему был дорог. Врачи не сумели его спасти.

Что удалось узнать в ту ночь? — сухо спросил я: не люблю крокодиловых слез.

— Практически ничего, — неожиданно вступил в разговор товарищ Сухов. — Старик сказал, что всё передал совершенно постороннему человеку, и я никогда не узнаю, кому именно. Я попытался узнать, что именно он передал, но и этого не добился, — Сухов замолчал.

— Смелее! — подбодрил я его. — То, что произошло десять лет назад, уже давно достояние истории. Чем больше я узнаю, тем выше у нас шансы на успех.

— Я пытался переубедить старика относительно личности Владимира Ильича, — помолчав, продолжил Сухов. — Но телевидение так промыло ему мозги, что он не слышал ни единого моего слова. Я ему говорю, что Ленин Брестским миром дал народу отдых от многолетней войны, а он: «и вверг в новую гражданскую войну, страшнее прежней». Я ему о необходимости жестоко расправляться с врагами Родины, а он — про миллионы невинных жертв. В общем, я плюнул и ушел.

— Неужели не убедили? — посочувствовал я.

Товарищ Сухов собрался сказать мне что-то резкое, но вмешался Ленский:

— Не отвлекайся, Дима. Рассказывай дальше.

— Я приехал к Арнольду часа в два ночи и доложил обстановку. Мы посовещались, решили не пороть горячку и недельку подождать.

— А через недельку вы снова появились у него? Что-нибудь новое узнали?

— Не узнали, — мрачно сказал Сухов. — К тому времени у нашего ветерана с головой совсем уж плохо стало. Религиозный психоз. Сказал, что, если кого и оживлять, то только Христа. В те годы по телевизору много проповедников выступало. Старичок не тот канал включил, похоже.

Я подумал о новых перспективах использования Туринской Плащаницы в контексте секвенции эха, порадовался живости своего ума и спросил:

— Что он вам еще такого религиозного рассказал?

— Не помню точно. Бред какой-то, — промолвил Сухов. — Ты что-нибудь запомнил? — обратился он к Ленскому.

— Нет, — поморщился тот. — Андрей, это, в самом деле, был бред сумасшедшего. В голове старого человека смешалось всё: Троица, триада, триколор, Тринидад и Тобаго… Одним словом, как я его понял, секвенцией (тогда никто из нас не знал этого слова) может распорядиться только Троица. Поймите, человек был просто болен. Мне тяжело об этом вспоминать. Уже после его смерти я выяснил, что он чуть было не примкнул к одной секте. В какой-то момент я даже был уверен, что он передал рецепты им.

Внезапно я понял, что произошло в тот день. Сначала я даже не хотел уточнять, но все-таки спросил Сухова:

— А потом вы стали настойчиво выяснять, кому он отдал «всё», и у старого человека не выдержало сердце?

— Да, — признался товарищ Сухов.

— Мы тут же вызвали скорую помощь, — быстро добавил Ленский.

Я понял, что Переводчик защитил свой секрет от этих вурдалаков с помощью нерушимого обещания: пообещал умереть, если почувствует, что не может сохранить тайну. Но меня послали сюда не наказывать зло, а найти рецепты, поэтому я спокойно спросил:

— Как вы вышли на Попцова?

На лице товарища Сухова заиграла довольная улыбка, и он сказал:

— Мы искали его десять лет и нашли. Сначала мы вплотную занялись сектой, в которую наш ветеран чуть было не вступил. Они себя называли «боголюбы» — скромненько, со вкусом и с учетом городских традиций. Сходил я пару раз к ним на собрания. Мракобесы они, а не боголюбы! Будь их воля, одели бы весь народ в рясы, а мужиков оскопили. Имел я беседу с их предводителем, духовным наставником, так сказать. Поначалу заслушаться можно; сами знаете, все попы горазды болтать. Только умного человека не проведешь, а наш ветеран был очень неглуп, пока из ума не выжил. Не сошлись они во взглядах с духовным отцом. Конечно, многое в этих «боголюбах» могло привлечь. Например, до денег они не падки, это я сразу подметил. Честные, опять же. Ложь у них чуть ли не самый страшный грех — никому лгать нельзя: ни себе, ни людям, ни, тем более, небесному начальнику. Я у него прямо спросил: передал вам наш ветеран что-нибудь ценное? — Нет, — отвечает, — золото предлагал, откуда-то у него много золота было, да мы отказались, на что оно нам!

— Бывают же такие люди, — порадовался я, — а на чем конкретно они с Переводчиком не сошлись?

— Наш говорил, что люди должны любить друг друга, помогать, жалеть. А они говорили, что человек должен любить Бога, а тот уж сам всех полюбит и пожалеет. Централизованное распределение, так сказать. А совсем расстались они вот на чем. Там у них в секте парочка была, парень и девушка, ну и полюбили друг друга, дело-то молодое. Пришли за благословением к духовному отцу, а он ни в какую. Мол, на девке грех какой-то есть, такой страшный грех, какой только перед смертью отпустить можно, и то, посмотреть надо, отпускать ли. Недостойна она этого парня. Уж как они не просили, а благословения не получили.

— Что за грех известно?

— Не знаю. Что угодно могло быть. Может к причастию во время месячных пришла, может, аборт сделала. Наверняка, дура, сама же и проговорилась на исповеди.

— И чем же всё закончилось?

— Закончилось всё хорошо: ребята в ЗАГС сходили, да расписались. Ну, их из секты и погнали. А наш ветеран давай за молодых заступаться. Сначала просил, а потом поучать начал. Начал отцу духовному Христа в пример ставить. Кто же такое потерпит? Вот его вслед за молодыми и попёрли. Тут, как я понимаю, крыша у него и съехала окончательно.

— Значит, вы поняли, что секвенции он передал не боголюбам, и продолжили свои поиски?

— А как же иначе? Мы люди упорные и опыт кой-какой имеем.

Из дальнейшего рассказа я узнал, что до увольнения Дмитрий обеспечивал государственную безопасность не где-нибудь, а в Боголюбске. Естественным образом у него сохранились неплохие связи с бывшими коллегами, которые дружина успешно использовала. Рассуждали наши реаниматоры следующим образом: некий человек владеет двумя уникальными умениями — создавать копии предметов и оживлять мертвых. Едва ли такой человек будет изготавливать копию коробка со спичками. Впрочем, если он скопирует спичечную коробку, это всё равно будет незаметно. Поэтому, по здравому рассуждению, друзья поначалу взяли под контроль все случаи внезапного обогащения и неподтвержденных, точнее, опровергнутых случаев смерти. Потом решили обращать внимание на любые случаи, когда материальные ценности появлялись ниоткуда. В течение десяти лет они непрерывно анализировали обширные сведения, поступающие к ним от бывших коллег Сухова и из других источников. И наконец с полной уверенностью смогли указать на того, кому безумный Переводчик доверил свои тайны. Лица поклонников Владимира Ильича светились самодовольством; они ожидали, что я тут же начну расспрашивать, каким именно образом они вычислили несчастного Валерианыча. Но я решил их разочаровать. Вместо того, чтобы завороженно уточнять подробности удачного расследования, я поднялся со стула и объявил:

— Пока всё, господа. Спасибо. Встретимся после обеда. Где тут у вас можно прилично поесть?

— Пойдем, Хия, — позвал я девушку, и мы покинули штаб дружины.

— Неужели тебе не интересно, как они изловили этого Валерианыча? — удивилась Хия.

— Еще как интересно, — признался я, — но уж больно захотелось их обломать, — я с удовольствием употребил слово, недавно услышанное по телевизору от одного очень известного политика.

 

Глава XVIII

Место Боголюбск.

Начало 17.07.2010 14:15.

Окончание 18.07.2010 09:30

Андрей, нам налево, — сказала Хия, когда я, выйдя на привокзальную площадь, уверенно направился направо, — сказали, что ресторан там.

— Давай на секундочку домой забежим, — предложил я, — зайдем и тут же вдвоем под душ. — Промелькнувшая перед моим мысленным взором картина показалась мне очень соблазнительной. Поэтому я добавил, не скрывая просящего тона:

— Забежим буквально на полчасика.

— Нет. Мы на работе, Андрей, — Хия была непреклонна, и я подчинился.

По жаре пришлось идти минут десять. Отказ напарницы ненадолго заглянуть на квартиру настроил меня на желчный лад. Наверное, из-за этого я обратил внимание на убожество автомобильного парка Боголюбска, представленного, в основном, «Жигулями».

— Смотри, — сказал я подруге, указывая на неновую «Шкоду» темно-зеленого цвета, — это самый шикарный экипаж из тех, что населяют этот центр мироздания.

— Он не местный, — равнодушно заметила Хия, которая уже успела миновать несчастный автомобиль, — у него номера московские, — и, не огладываясь, прошествовала к входу в ресторан. О том, что «Шкода» встретилась нам неслучайно, я догадался гораздо позже.

Ресторан назывался «Садко». Пока мы шли вслед за официантом к нашему столику, я успел заглянуть в тарелки немногочисленным посетителям заведения, и увиденное меня не слишком вдохновило. Из-за этого я не стал раскрывать своего экземпляра меню и попросил Хию:

— Возьми мне того же, что себе, плюс кружку пива. Если есть, местного.

Хия быстро пролистала меню, подозвала официанта и начала быстро диктовать. Завершила она заказ словами:

— И три бокала пива. Местное есть?

— «Боголюбское Особое», очень рекомендую.

— Пиво сразу принесите, пожалуйста, — крикнул я быстро удаляющейся спине, после чего укоризненно обратился к Хие:

— Я же просил одну кружку.

— Ты просил всё, как мне, плюс одну кружку, — парировала девушка.

Пиво принесли быстро, и оно оказалось нужной температуры: прохладным, но не слишком холодным. Я взял бокал и, не отрываясь, осушил примерно половину, вслушался в себя и заключил: «Умеют». Хия отпила, как-то по-детски облизнулась и подтвердила: «Да, ничего».

Я отвел глаза. При взгляде на Хию в голову лезли мысли совершенно не гастрономические. Чтобы от них отвлечься, я спросил:

— Интересно, где ты так драться научилась?

Хия улыбнулась и поинтересовалась:

— Тебе понравилось?

— Со стороны выглядит впечатляюще, — признался я, — но всё так быстро произошло, что подробностей я не заметил.

— Тут главное не подробности, а результат, — отмахнулась девушка.

— А всё-таки, ты этому долго училась? Специальное название для этого смертоубийства какое-то существует?

— Есть, но оно тебе ничего не скажет, — улыбнулась девушка, — а что касается моей скорости, то это следствие специальной секвенции. Хотя, я и без нее неплохой боец, — добавила она и мило потупилась.

— Постой, ты хочешь сказать, что существует секвенция, увеличивающая скорость? — не поверил я, — почему я он ней ничего не слышал?

— Не отвлекайся, — строго сказала Хия, указывая на приближающегося к нам официанта, несущего поднос, уставленный блюдами в два слоя. Вскоре официант удалился. Все содержимое подноса, к моему удивлению, хоть и с трудом, но поместилось на нашем столике.

— Мы всё это должны съесть? — с недоверием спросил я.

— Глаза боятся, а руки делают. Корейская народная мудрость, — заявила моя прожорливая возлюбленная, придвигая к себе тарелку с огромным куском мяса.

Я попробовал от нескольких блюд и минут через двадцать сдался. Хия в это время продолжала быстро и очень изящно поглощать пищу. Еда, я должен отметить, была не слишком выдающейся. Не сказать, чтобы несъедобной, но и не такой, чтобы жалко было оставить на тарелке. Я еще немного понаблюдал за Хией и деликатно осведомился:

— Ты всегда ешь с таким аппетитом?

— Нет, — мотнула головой девушка. — Только под воздействием секвенции ускорения, и еще, когда я немножко влюблена.

— Я, может, тоже немножко влюблен, — уязвлено ответил я, — но проявляю это совсем иначе. Может, доберемся до дому и устроим небольшой тихий час?

Я, конечно, догадывался, что ответит Хия на моё предложение, но, получив ответ, всё равно немного расстроился.

Два официанта проворно убрали посуду с нашего стола, после чего принесли кофейник и два больших блюда с пирожными.

— Ты это заказывала? — оказывается, я еще мог удивляться. Хия в ответ два раза энергично кивнула головой: воспитанная сладкоежка не позволяла себе разговаривать с набитым ртом.

Я закурил сигарету и поделился с Хией идеей, которая меня посетила, когда дружинники упомянули желание Переводчика оживить Иисуса Христа.

— В этом нет ничего невозможного, — рассуждал я, — ведь существует Туринская плащаница, в которую, как считается, было завернуто тело Спасителя. Наверняка, на ткани сохранились органические остатки. Просто, берем кусочек плащаницы и…

— Я бы не советовала, — сказала Хия. — Могу слету назвать три причины, почему этого делать не стоит.

Я удивился серьезности тона своей подруги — ведь я всего лишь пошутил.

— Во-первых, — без приглашения начала Хия, — я не уверена, что такое оживление вашего Спасителя на Земле в человеческой плоти согласуется с концепцией христианства. Более того, Жертва, когда-то принесенная Им, может потерять не только смысл, но и практический эффект.

— Любовь моя, не будь такой серьезной! — призвал я.

Во-вторых, — Хия никак не отреагировала на мою просьбу, — тела, как ты теперь уже знаешь, могут исчезать совершенно бесследно. Без «органических остатков», как ты выразился.

— На что это ты намекаешь? — с притворной суровостью вопросил я.

— Ну, а в-третьих, — Хия, словно меня не слышала, — из этой плащаницы может возродиться такое, что ты сам будешь не рад.

— О чём ты? — взмолился я.

— Андрей, — девушка широко улыбнулась, — не только у тебя есть чувство юмора. Я тоже решила пошутить.

— У-ф-ф-ф, а я уж решил всерьёз испугаться, — с облегчением сказал я.

На пути от предприятия общественного питания в штаб дружины я постарался понять, чем мне могут помочь новые союзники. Секвенция эха мне уже известна. Помочь в этой части они мне не могут по той причине, что в помощи я не нуждаюсь. Значит, нужно попытаться выведать у них что-нибудь про рецепт копирования. Пусть расскажут подробно про свою охоту за моим заочным другом Валерианычем. Глядишь, мне удастся догадаться о чем-то таком, что им не пришло в голову.

Этим мы и занимались в последующие четыре часа. Усатый в подробностях рассказывал об охоте на Попцова, а я что-то уточнял и переспрашивал. В результате нашего интервью у меня возникло два вопроса. Во-первых, мне было непонятно, почему дружинники, искренне считающие себя гуманистами, с такой безжалостностью шли на уничтожение дублей. На это мои новые союзники с подкупающей непосредственностью объяснили мне, что копия всё равно через несколько часов исчезнет сама собой, а потому, нечего ее жалеть. После этого, я был вынужден отбросить подозрения в том, что про эхо они знают больше, чем хотят мне показать. Им определенно не было известно, что личность и память копии по прошествии должного времени сливаются с оригиналом, поэтому сама копия не придает большого значения своей смерти.

Вторая странность состояла в том, что мне не удалось понять, зачем Попцов реализовал передачу рецептов своему родственнику (по сведениям усатого, его звали Иван Сергеевич) так сложно. Для чего было создавать две копии, единственной задачей которых было передать нечто одному и тому же человеку? Я терялся в догадках. К моменту расставания с дружинниками, я ощущал, как к самому себе, так и к ним определенное раздражение. С собой я решил разобраться позже, а дружинникам изложил сентенцию, в точности повторяющую их рассуждения о ценности жизни дубля, но уже в приложении к их собственным жизням. Я сказал, что едва ли кому-то из них суждено прожить более пятидесяти лет. В течение этого срока они, так или иначе, умрут. Так стоит ли относиться к их праву на жизнь с серьезностью? Ведь чему быть, того не миновать.

Надеюсь, что они поняли меня правильно. Правда, я не представлял, как именно меня можно понять правильно. Ну, не нравятся они мне, что я могу поделать?

Придя домой, мы с Хией, как я и планировал, отправились под душ. Вдвоем. А потом, утомленные водными процедурами, переместились на диван. Не скажу, что мы сразу заснули: нам было совершено не до сна. Когда я наконец решил, что неплохо было бы немного подремать, сомкнуть вежды, так сказать, в комнате уже было светло. Глянув на часы, я понял, что спать осталось меньше трех часов — явно недостаточно, чтобы выспаться и посвятить себя эффективной охоте за секвенцией удвоения. Засыпая, я думал о том, как всё-таки заполучить рецепт копирования.

Проснувшись через три часа, я уже знал, как получить неизвестный мне рецепт секвенции. Точнее, я понял, кто мне в этом может помочь. Я залез в карман бирюзового рюкзачка и убедился, что зеркальной купюры там уже нет. Исчезла. Аннигилировала. В последний раз я ее видел позавчера вечером, шестнадцатого числа. Это значит, что секвенция удвоения была выполнена самое позднее четырнадцатого вечером. Выполнена, скорее всего, не без участия Поповой Елены Александровны, паспорт которой был в том же рюкзаке. Я вручил Хие паспорт и велел нестись с ним в штаб дружины. Пусть Ленский размножит фото с паспорта в нужном количестве и раздаст своим дружинникам. И пускай дружинники на время оставят коммерческую деятельность и займутся своими прямыми обязанностями: патрулируют улицы города и сверяют лица всех встречных молодых женщин с изображением на фотографии. И Хия пусть рыщет по улицам в поисках этой девицы. Елена Александровна мне очень нужна. Точнее, у нее есть то, что мне нужно.

Я запер за Хией дверь и взглянул на часы. Девять тридцать. Стоит поспать хотя бы пару часов, иначе толку от меня большого не будет.

 

Глава XIX

Место Боголюбск.

Начало 17.07.2010 22:35.

Окончание 18.07.2010 12:10.

В шкафу нашлась раскладушка, разумеется, со знакомой надписью «Гостиница Боголюбская». Иван, собравшийся было устраиваться на полу, очень обрадовался и потащил свое складное ложе на кухню. Пока он плескался в душе, Алена застелила раскладушку найденными в шкафу чистыми простынями (всё с той же надписью), дождалась, пока приятель освободит ванную и тут же ее заняла, пожелав Ивану спокойной ночи.

Добравшись в темноте до своего широкого дивана, Алена почти без сил упала на спину и начала вспоминать прошедший день. Неужели, всё это было сегодня? — и встреча с кожаным, и дуб, и береза, и изучение дядюшкиного послания. Потом девушка вспомнила, как они с Иваном шли по лугу, и он ей рассказывал о синем аспекте. Алене стало хорошо, и она постаралась сосредоточиться на этом ощущении, вспоминая звуки и запахи луга и голос спутника. Что-то сегодня еще случилось хорошее, почувствовала Алена. Что-то, от чего на душе стало ясно и спокойно. Призадумалась и вспомнила. Они — больше не дичь. Они теперь охотники. Засыпая, уже на границе сна, Алена подумала, что ей придется самой сделать первый шаг для сближения с несмелым Иваном. Как это часто бывает во сне, удивительная мысль показалась очень простой и естественной.

Проснулась Алена от узнаваемых звуков, раздававшихся с кухни. Вот Иван наливает в чайник воду из пластмассовой бутылки и с третьего раза зажигает спичкой газ — наверное, перепутал конфорки. Вот он зажег газ под сковородкой. Интересно, что он собрался жарить? Ага, яичницу. Звук разбиваемых яиц трудно с чем-то перепутать. Интересно, он знает, что яйца лучше разбивать тупой стороной ножа? Девушка сладко потянулась: пора вставать, завтрак через пять минут. Словно прочитав ее мысли, Иван заглянул в комнату и повторил слово в слово: «Пора вставать! Завтрак через пять минут». Накинув халат, девушка сбегала в ванную и уже через пять минут была за столом — основательные утренние процедуры, как то, душ и мытье головы были отложены на потом. Оказалось, что расторопный напарник успел на второй сковородке пожарить гренки. Слово «гренкѝ» Иван произнес с ударением на последнем слоге.

— Почему гренкѝ, а не грѐнки? — весело удивилась Алена.

— Один гренòк, два гренкà, а все вместе — гренкѝ, — охотно объяснил Иван.

— Неужели я всю жизнь говорила неправильно? — расстроилась Алена.

— Ты всё говоришь правильно, — успокоил ее галантный мужчина. — Если честно, «гренки» это такой сговор между снобами. Они так говорят, чтобы различать друг друга. Еще они говорят «брелоки» и утверждают, что «кофе» мужского рода, хотя любому понятно, что среднего.

— Я тоже к вам хочу, — серьезно сказала Алена.

— Я обязательно буду голосовать за твою кандидатуру, — пообещал Иван.

Остаток завтрака прошел в молчании. Алена пыталась сообразить, где им, новоявленным охотникам, изловить товарища Сухова, и что с ним делать потом. Мысли приятеля, что неудивительно, текли в похожем направлении.

— Где мы его будем искать? — спросил Иван.

— Как где? На вокзале, конечно. Можем зайти в штаб дружины, там посмотреть.

— А дальше? — Алена примолкла, а потом с горечью сказала:

— В рюкзаке были две карточки с его телефоном. Если бы осталась хоть одна, мы могли бы заманить его куда угодно.

— Я запомнил номер, — неожиданно сказал Иван, — помнишь, я говорил, что у меня хорошая память?

— Так что же ты молчишь, диктуй скорей, — девушка достала свой мобильный и приготовилась набирать номер.

— Не спеши. Что ты собираешься ему сказать?

— Скажу, что у меня есть важная информация, назначу встречу в квартире твоего дяди.

— А потом?

— А потом, мы его свяжем и допросим.

— Как ты себе это представляешь, «свяжем»?

— Ну… Ты ударишь его сковородкой по черепу…

— Не знаю, не знаю, — Иван с сомнением покрутил головой, — я, конечно, неоднократно наблюдал такое в кино, но не уверен, что получится.

— Ты жалеешь убийцу своего дяди? Типа, который и нас преследует, чтобы убить?

— Не в этом дело. Как врач, я знаю, что человеческая голова штука довольно прочная. Но я не представляю, с какой силой нужно ударить, чтоб Сухов потерял сознание, но, при этом, остался в живых. Опыта, знаешь ли, никакого.

Алена ненадолго задумалась, но вскоре воскликнула:

— Я придумала! В квартире у дяди Персика остался мой перечный баллончик.

— Какой баллончик?

— Перцовый, с перечным газом. Аэрозольный баллончик для самообороны.

— Ты пробовала им пользоваться?

— Нет, конечно. Но это совсем просто — направляешь отверстием на лицо врага и жмешь.

— В закрытом помещении? — с сомнением произнес Иван. — Знаешь, недавно я смотрел передачу про всякие такие штуки. Правда, там рассказывали, кажется, про электрошокеры. Так вот, эксперт по самообороне очень рекомендовал при покупке обращать внимание на форму шокера.

— При чем здесь форма?

— Специалист предупреждал, что в случае неудачного применения, злоумышленник попытается засунуть оружие самообороны тебе, как бы это сказать…

— В задницу? — сообразила догадливая девушка.

— Что-то в этом роде.

— Так то — шокер, а это баллончик, — возразила Алена. — Ты что, боишься?

— Как ты могла подумать? — возмутился Иван. — Я же знаю, что ты меня не дашь в обиду.

— Смейся, смейся, — желчно сказала девушка. — Считаешь, что нам стоит продолжать бегать от товарища Сухова?

— Нам стоит тщательно продумать наши действия, — голос мужчины был абсолютно невозмутим. — А когда все продумаем, действовать решительно и быстро.

Через час, зайдя по дороге в хозяйственный магазин, парочка подошла к квартире дяди Персика. Алена позвонила в дверь раз, потом другой и, не дождавшись ответа, показала знаком, что можно открывать дверь. За время их отсутствия в квартире ничего не поменялось. Быстро заглянув в обе комнаты, охотники прошли на кухню и выложили на стол покупки: два строительных респиратора и две пары пластмассовых очков, плотно закрывающих глаза от пыли. Кроме того на стол были выложены два ролика прозрачной широкой липкой ленты, называемой в наших широтах скотчем.

Сразу после этого Алена набрала номер Сухова и представилась:

— Дмитрий Сергеевич, это Попова. Вы просили позвонить, если я вспомню что-то важное. Я вспомнила.

Алена выслушала ответ и сообщила:

— Я тоже не в Москве. Я нахожусь в квартире покойного дяди Ивана Сергеевича, — трубка снова что-то ответила.

— Хорошо, я вас дождусь.

— Сказал, что будет минут через двадцать, — сообщила Алена. — Даже не удивился.

Задержание прошло на удивление гладко. Защищенная от воздействия перечного газа респиратором и очками, Алена с расстояния двух метров вылила в лицо ничего не подозревавшего товарища Сухова не меньше половины баллончика. Убийца уже давно стоял на коленях, прижимая ладони к лицу, а увлекшаяся девушка продолжала поливать его едкой жидкостью. Иван, тоже в очках и респираторе, оторвал от лица Сухова руки и сноровисто опутал их скотчем, словно всю жизнь только этим и занимался. Как только Иван отпустил руки убийцы, он тут же снова попытался прикрыть ими свое лицо. Алена, тем временем, обертывала щиколотку товарища Сухова липкой лентой. Покончив с этим, вдвоем — Иван за руки, Алена за ноги, перетащили тело в комнату и положили его на пол лицом вверх. Дмитрий Сергеевич сипло дышал. Его лицо было очень красным, из-под связанных лентой рук, прижатых к глазам, обильно текли слезы. Пленный попытался что-то сказать охрипшим голосом, но сильно закашлялся.

— Что он сказал, я не поняла? — переспросила Алена. Сухов снова что-то неразборчиво просипел.

— Просит промыть глаза, — перевел Иван.

— Не вопрос! — Алена сходила в ванную, набрала ведро холодной воды и начала лить на голову лежащего, который сразу же убрал руки с лица и старался подставить зажмуренные глаза под струю воды. Ковер вокруг Сухова тут же намок, и Алена подумала, что нужно будет его отнести на балкон, чтобы паркет не вздулся. Иван, приподнял плененного негодяя и посадил на стул. Алена тут же начала опутывать его скотчем, привязывая руки к телу, а тело к спинке стула.

— Зачем это? — удивился Иван.

— Чтобы путы не перегрыз, пока я квартиру проветривать буду, — кровожадно ответила девушка. — Сейчас привяжу его, и сквознячок устроим, — не вечно же нам в этих намордниках ходить. Алена широко распахнула окна в обеих комнатах и на кухне, затем открыла дверь в подъезд, чтобы едкий газ поскорее выветрился. Из комнаты раздался громкий вопль, который быстро стих. Похоже, пленник, сообразив, что окна и двери в квартире временно открыты, начал звать позвать на помощь. Алена закрыла входную дверь, зашла в комнату, и увидела, что рот товарища Сухова заклеен куском липкой ленты.

— А я надеялась, что ты ему по голове сковородой врезал, — разочарованно произнесла Алена. Она давно решила, что мягкий Иван не справится с ролью злого следователя и решила исполнить ее сама.

Алена зажмурилась, сняла пластиковые очки и медленно приоткрыла глаза. Слезы не текут, нигде не жжет: всё проветрилось. Потом пришел черед маски: девушка ее сняла и опасливо понюхала воздух.

— Кажется, слегка перчиком пахнет. Может такое быть?

— Маловероятно, — пожал плечами Иван. Потом он подошел к Дмитрию Сергеевичу, присел перед ним и спросил:

— Скотч со рта можно снять? Скандалить будешь?

— Товарищ Сухов замычал и показал глазами, что будет нем, как рыба.

— Ну, смотри, ты пообещал, — и рот пленника был свободен. — Рассказывай.

— Про что? — голос бывшего охотника, а ныне — дичи, был по-прежнему хрипл.

— Похоже, перечный газ как-то влияет на голосовые связки, — решила Алена.

— Я хочу услышать, как ты убил моего родственника, зачем ты это сделал, и почему, — Иван решил не злоупотреблять красивыми фразами, а попросту спросить о том, что его интересует.

— Я не убивал вашего родственника, — прохрипел Сухов. Иван растеряно посмотрел на девушку.

— Сковородку принести? — догадалась она.

— Прекратите паясничать, Елена Александровна, — в голосе Дмитрия Сергеевича хрипота начала сменяться сипением: кажется, отравленный перечным газом шел на поправку. — Вы не в состоянии ударить человека. И вы тоже, — это уже относилось к Ивану. Алена от возмущения потеряла дар речи, но принести сковороду и предметно опровергнуть товарища Сухова ей не пришло в голову. Она действительно не смогла бы ударить связанного негодяя, хотя бы и убийцу.

— Дмитрий Сергеевич, — вмешался Иван, — как вы считаете, мы сможем прямо сейчас отсюда уйти и вернуться за вами, скажем, через неделю?

— Сможете, — недовольно пробурчал Сухов. — Сами убить вы не в состоянии, а оставить в беспомощном состоянии — запросто. Интеллигенты! — последнее слова в устах пленного прозвучало очень оскорбительно. Беседа, тем не менее, стала налаживаться, и Дмитрий Сергеевич рассказал, что рецепты секвенций, предназначенных для общественной пользы, оказались в руках у постороннего человека, который собирался их использовать исключительно в личных целях. Без малого десять лет Сухов с единомышленниками ночей не спали, стараясь вычислить этого постороннего, пока, несколько месяцев назад, их титанический труд не увенчался успехом. Владельцем оказался Попцов — человек, на первый взгляд, достойный, посвятивший большую часть своей жизни деятельности по укреплению оборонной мощи Родины. У Сухова с соратниками и в мыслях не было его как-то обижать. Поначалу они были уверены, что Попцов с охотой поделится рецептами. Вскоре стало понятно, что «по-хорошему» со своей тайной этот эгоист расставаться не намерен. Пришлось его немного «попугать», но и это не помогло. Тогда Сухов предпринял кое-какие действия, заставившие Попцова перепрятать рецепты. Всё шло по плану, Попцов был перехвачен и чудесные тетраэдры и листы с рецептами оказались в руках у патриотов. К сожалению, в момент задержания Попцов повел себя крайне неразумно и, в результате, погиб.

— Вы даже представить себе не можете, как я был расстроен, — пожаловался Дмитрий Сергеевич, — ведь для меня человеческая жизнь священна!

Не дождавшись сочувствия на лицах слушателей, Сухов продолжил свой рассказ. Было принято решение вывести тело погибшего за город и предать там земле. Однако тело исчезло буквально на глазах патриотов. Исчезло в прямом смысле. Вот только что оно лежало в кузове, а через мгновение его нет. Осталась лишь одежда, в которую был облачен труп. Дмитрий Сергеевич, будучи человеком неглупым, сопоставил имевшиеся у него факты, и понял, что погиб не сам хозяин секвенций, а его копия, клон. Клон, понятное дело, был изготовлен с помощью тех самых секвенций. Придя к такому выводу, товарищ Сухов начал сомневаться в том, что рецепты и тетраэдры, которые перевозил клон — настоящие. И спустя несколько дней в этом убедился: рецепты не работали. После этого последовала еще пара попыток договориться с Попцовым по-доброму. Один раз они даже встретились, как серьезные люди. Попцов пообещал здраво обдумать просьбу Дмитрия Сергеевича и сообщить о своем решении по телефону. Позвонив через пару дней, Попцов отказался отдать рецепт, объяснив это тем, что, поделившись рецептом, тут же умрет. Это было связано с какой-то особой клятвой, которую Попцов, якобы, принес. Разумеется, всё это было полным враньем. Вот он, Сухов, тоже вчера вынужден был принять участие в дешевом балагане, по принесению клятвы. И что же? Рассказав Ивану и Алене про секвенции, он уже десять раз, как должен был умереть, но ведь не умер! В дальнейшем, Попцов начал вести себя уж совсем неприлично. С помощью очередного клона он имитировал собственную смерть при исполнении служебных обязанностей. Но Сухова обмануть было уже невозможно, он был уверен, что старик жив и что-то затевает, и не ошибся. Пару дней назад дежурившие на вокзале дружинники заметили «покойного», садящегося на поезд, следующий в Москву. Что интересно, наглый старик даже не попытался как-то замаскироваться, изменив свою внешность. Он был полностью уверен, что всех провел своей мнимой смертью. Дружинники вызвали Дмитрия Сергеевича, на этот поезд он не успел, однако сумел, вместе с одним из дружинников, добраться на мотоцикле до Москвы на несколько часов раньше, чем медлительный железнодорожный состав. Приехавшие провели скрытое наблюдение за прибывшим поездом и поняли, что Попцов, пока ехал, успел изготовить клона — в Москву прибыли целых два Попцова. Оказывается, старик вовсе не был уверен в том, что он в безопасности. О том, что Попцов был настороже, свидетельствовало и то, что на перрон они вышли из разных вагонов — один из вагона-ресторана, второй — из того, в котором ехал. Но профессионального разведчика обмануть почти невозможно. Дмитрий Сергеевич сообразил, что Попцов, одетый в светлые брюки и пиджак — настоящий, а тот, что был в спортивном костюме — клон. Оставалось принять решение, за кем будет следить дружинник, а за кем сам Сухов. Напрашивалось предположение, что дубль с дипломатом — всего лишь отвлекающий маневр, а все рецепты находятся у того, что в пиджаке. Поэтому Сухов незаметно проследовал за настоящим стариком, а клона поручил дружиннику. К сожалению, правила конспирации не позволяли рассказать напарнику всю правду о клоне. Пришлось на ходу придумывать шпионскую историю с двойниками, после чего молодой соратник, воодушевленный важностью порученного ему дела, начал скрытное преследование клона. Как выяснилось впоследствии, оба экземпляра сели в метро, доехали до разных станций, каждый зашел на почту и в отделе «До востребования» получили по письму. Тот Попцов, что был в пиджаке, сопровождаемый невидимым Суховым, спустился снова в метро и проехал несколько остановок. Выйдя наружу, он принялся петлять по окрестностям так, что в какой-то момент Сухов решил, что его слежка обнаружена. Прошло еще минут десять, и старик вошел во двор, образованный четырьмя одинаковыми пятиэтажками. Посреди двора располагалась песочница с парой кособоких скамеек по бокам. Старик занял свободное место и начал пялиться на дверь ближайшего подъезда, поглядывая временами на молодых мамаш на соседней скамейке и периодически бросая взгляд на наручные часы. Старик следил за подъездом, а Сухов — за стариком. Вскоре выяснилось, что и за Дмитрием Сергеевичем следят, но свои — дружинник нашел Сухова в кустах и доложил, что первый объект пятнадцать минут назад зашел в подъезд, за которым так внимательно наблюдает второй, и с тех пор не появлялся. Сухов почувствовал, что не понимает происходящего. Если один Попцов транспортирует рецепты, а второй отвлекает на себя предполагаемых преследователей, зачем они снова встретились? Плохо было и то, что номер квартиры, в которую вошел дубль, оставался неизвестным. Интуиция подсказывала Сухову, что в ближайшее время может возникнуть необходимость применить силу. К этому следовало подготовиться. Оставив дружиннику четкие указания: если любой из двойников попытается покинуть двор, задержать его до возвращения Сухова, бывший чекист бросился со двора. Вскоре он увидел, что искал. На обочине стоял огромный строительный грузовик без водителя. Сухов убедился, что проникнуть в кабину и завести двигатель не составит труда и очень поспешно вернулся на пост наблюдения. Выяснилось, что спешить надо было еще сильнее. Пока он отсутствовал, второй старик скрылся в том же подъезде, что и первый. Проинструктированный дружинник за ним не последовал. Сложилась неприятная ситуация. В одной из квартир дома, неизвестно, в какой именно, находятся оба Попцова и реализуют какой-то неведомый ему, Сухову, план, и помешать им невозможно. Дмитрий Сергеевич хотел, было, проверить все квартиры, но смекнул, что Попцовы ему просто не откроют. Оставалось только ждать. Ждать пришлось долго, больше часа. Наконец, из подъезда появился тот, что в костюме. В руке у него был дипломат, хотя заходил он в подъезд с пустыми руками. Сухов сразу понял, что нужно делать. Оставив дружинника наблюдать за подъездом, Дмитрий Сергеевич добежал до грузовика, залез в кабину и стал следить за выходом со двора.

— Выходит, вы сбили грузовиком дубля, предполагая, что это сам Попцов? — тихим голосом спросил Иван. Сухов сообразил, что наговорил лишнего и начал оправдываться, утверждая, что он уже тогда догадался, что дубль и Попцов поменялись одеждой.

— Рассказывайте дальше, — потребовал Иван.

Сухов признался, что, действительно, сбил старика, но он был полностью уверен, что это дубль.

— А зачем вы его сбили?

— Мне был нужен дипломат. Не драку же затевать на улице?

Иван посмотрел на Сухова очень плохим взглядом и негромко спросил:

— А что потом?

А потом Сухов забрал у мертвого Попцова, вернее, его дубля, дипломат и отогнал грузовик за угол. Там он увидел, что дипломат пуст. Его содержимое осталось в одной из квартир. Дмитрий Сергеевич вызвал милицию со «Скорой» и не спеша вернулся к телу. Минут через пять тело исчезло. Свидетелей этому, по счастью, не было, в этот момент Сухов был один на один с трупом.

— Зачем милицию вызывали?

— Мне как-то нужно было обойти квартиры, — объяснил убийца.

— Приехала милиция, и — что?

— Милиция приехала раньше скорой помощи. Я предъявил удостоверение начальнику группы, описал ситуацию. Разумеется, я не стал говорить, что тело испарилось, иначе приехавшая «Скорая» могла бы увезти меня, чтобы порожняком не гонять. В общем, я сказал милицейскому начальнику, что нуждаюсь в содействии.

— Удостоверение? Вы, действительно, сотрудник «органов»?

— Бывший. Больше десяти лет, как бывший.

— Объясните, пожалуйста, — вмешалась Алена, — вы же не все квартиры подъезда обходили? Почему вы ко мне пришли в шесть утра?

— Вы, Елена Александровна, вечером того дня звонили мне на мобильный, — охотно объяснил Сухов. — А свой телефон я, кому попало, не раздаю. Коллега в форме пробил номер, с которого был вызов. Оказалось, что номерок из нашего подъезда. Тут я смекнул, что вы тут как-то замешаны. Где вы мой номер взяли, кстати? К рецептам был приложен? — Дмитрий Сергеевич помолчал, дожидаясь ответа, не дождался и продолжил:

— И с Иваном Сергеевичем тоже всё просто. Я попросил проверить жильцов подъезда по списку на отношения с Попцовым, и через полчаса знал, что он ваш родственник.

— В тот день вы упомянули, что заходили в квартиру старухи Белогрудой. К ней-то вас как занесло?

— В местном отделении милиции посоветовали. Порекомендовали ее, как очень наблюдательного человека.

Ладно, Ваня, — сказала Алена, — из хороших новостей он него, — она кивнула на связанного, — я узнала только то, что милиционер, с которым он ходил, оказался не оборотнем в погонах, а просто придурком.

— Почему придурком? — удивился Иван.

— Потому, что поверил этому… оборотню, — и девушка вновь указала на пленника, который тут же счел необходимым вступиться за честь милицейского мундира:

— Интересно, почему же вы, Елена Александровна, когда мы к вам пришли ни свет, ни заря, не позвонили в милицию, чтобы они удостоверили личность лейтенанта? И в «органы», насчет меня, как я понимаю, тоже не звонили. Вы ведь не считаете себя придурком?

— Иногда считаю, — призналась Алена. — Сейчас, например.

— Вы так и не рассказали мне про смерть дяди, — осадил Сухова Иван.

— А я и сам ничего не знаю, — заявил Дмитрий Сергеевич. — Похоже, дубля у вашего дядюшки было два, а не один, как я думал сначала, и оба Москвы не покинули. А старичок на ближайшем поезде вернулся в Боголюбск, где его и взяли — приказ по дружине на поиски вашего родственника отменен не был. Отвели в штаб, задали пару вопросов, а он возьми да помри. Дружинники пригласили врача, всё честь по чести. Причина смерти самая естественная: у старого человека было больное сердце. Кстати, ваш дядюшка помещен в морг с записью «труп неизвестного мужчины», а не Попцов. Попцов Персострат Валерианович, как известно, погиб более двух недель назад, что засвидетельствовано официальными документами. Обратите внимание, что в момент смерти неизвестного гражданина я находился в другом городе, в Москве, и никак не могу быть к этому причастен — и Сухов с ласковой улыбкой посмотрел на Ивана. Иван беспомощно взглянул на Алену, которая, судя по сжатым губам и раздутым ноздрям, была в бешенстве. Когда она заговорила, голос ее дрожал от ярости:

— Значит, вы ни в чем не виноваты? А СМС? Вы обещали нас Иваном убить!

— А с чего вы взяли, что посылал СМС я? — благодушно поинтересовался Дмитрий Сергеевич, — а кроме того, где вы там нашли угрозы? «Место вора в могиле», а где же еще? Неужели вы со мной не согласны? Или вы считаете себя воровкой?

— А где вещи, которые вы у нас украли?

— Я? Вещи? Украл? — в первый раз слышу! — Дмитрий Сергеевич, откровенно издеваясь, нахально взглянул на девушку.

— Что мы с этой тварью делать будем? — Алена обернулась к другу. — Может, оставим здесь на пару дней, пока не определимся?

— Еще минуту назад мне очень хотелось воспользоваться твоей идеей про сковородку, а сейчас — не знаю, — Иван говорил так, словно они с Аленой в комнате были вдвоем. — Как бы мы не поступили, окажется, что эта, как ты правильно сказала, тварь, в выигрыше. Дядя убит, пирамидки украдены…

— Совершенно верно, — подтвердил Дмитрий Сергеевич. — Вы проиграли, а я выиграл, и так будет всегда. Знаете, почему? Потому, что вы печетесь только о своем благе. Это вы твари, а не я! Даже сумасшедший ветеран, отдавший рецепты черт знает кому, был лучше вас. Он думал о других, хотел Христа оживить, старый идиот!

— А-а-а, — протянула Алена, не пытаясь скрыть бешенства, — значит, вы Христа оживить желаете. Что же вы нам сразу не сказали? Мы бы тогда дядю Персика своими руками задушили, зачем вас, святого человека беспокоить?

— Вы говорите чушь, — высокомерно заявил товарищ Сухов, уверенно глядя в глаза девушке. — Никому Ваш Христос не нужен. Мы должны оживить Владимира Ильича Ленина.

— Да он сумасшедший, — поняла Алена, глядя на неподвижные глаза Дмитрия Сергеевича с еще красными от перечного газа белками, быстро подошла к другу и встала у него за спиной, защищаясь от безумца. Товарищ Сухов, не повернув головы, продолжал смотреть прямо перед собой.

— Ваня, он что, сознание потерял? — упавшим голосом спросила Алена через минуту всеобщего молчания, увидев, как Дмитрий Сергеевич продолжает неподвижно сидеть, уставившись в ту же точку. Иван приблизился к сидящему. Сначала подержал за запястье, потом приложил ладонь к шее. Похоже, что пульса не было. Тогда он отвел кверху веко бессмысленно вытаращенного глаза, достал из кармана свой замечательный телефон и посветил встроенным фонариком.

— Реакция на свет отсутствует. Умер. Полагаю, что от естественных причин, как принято в этом городе, — печали в его голосе Алена не услышала.

 

Глава XX

Место Боголюбск.

Начало 18.07.2010 12:15.

Окончание 18.07.2010 13:50.

Я проснулся и глянул на часы. Двенадцать пятнадцать. Не спеша залез под прохладный душ и простоял там несколько минут, соображая, куда лучше идти — в штаб дружины, или побродить по городу, в расчете встретить владелицу бирюзового рюкзачка и остановился на первом. Вскоре я вышел из квартиры, и тут возникла сложность с запиранием двери. Ключ с легкостью вошел в разболтанный замок, но ни в какую не желал поворачиваться. Я вытащил ключ и попытался вставить его еще раз. Тот же эффект. Наверху хлопнула дверь, и раздались шаги: кто-то, кажется, два человека, начали спускаться вниз. Я подумал, что в таком маленьком доме все жильцы должны друг друга знать в лицо. Что мне им ответить, если спросят, кто я, и почему вожусь с замком чужой квартиры. Я подумал, что будет естественно, если я обращусь к соседям первым и посетую на сломанный замок. Жаль, что я не знаю, как зовут хозяина квартиры. Я повернул с улыбкой голову налево и увидел спускающуюся девицу Попову. Ее сопровождал высокий мужик плейбоистого вида. Решение пришло мгновенно. Улыбнувшись еще шире, я произнес:

— Здравствуйте, Елена Александровна. Я — Андрей Траутман. Секвенториум прислал меня к вам на помощь, — надеюсь, я рассчитал правильно. Про Секвенториум любительница секвенций должна знать, а что касается помощи, то кому она не нужна. Тем более, что у бедной девушки недавно пропал любимый рюкзачок. — Ваш рюкзак уже у нас, — добавил я, надеясь, что мой голос звучит убедительно. Плейбой обогнул спутницу и вплотную приблизился ко мне. Он был на полголовы ниже меня, но гораздо массивней и, по-видимому, сильней.

— Давайте, пройдем в квартиру, — предложил я. — Нам нужно поговорить, — мужчина оглянулся на молодую женщину, и та еле заметно кивнула головой. Я распахнул дверь, которую так и не сумел запереть, и пропустил гостей вперед. С трудом вытаскивая ключ, я успел сообразить, что пара вышла из квартиры Попцова.

— Проходите, пожалуйста, на кухню, в комнате не прибрано, — попросил я. Зайдя на кухню, я увидел, что женщина уже сидит на колченогом стуле, а мужчина занял позицию у окна, и оба выжидающе на меня смотрят. Первой молчание нарушила женщина:

— Я вас помню. Вы выходили из помещения дружины.

Нужно импровизировать, — подумал я и объяснил:

— Да. Нас пытались задержать. Пришлось освобождаться довольно нецивилизованными методами, — не желая останавливаться на подробностях, я продолжил:

— В распоряжении человека, который жил этажом выше, оказались рецепты секвенций. Этими рецептами очень настойчиво пытались завладеть некие лица. Рецептов они пока не получили, но человек мертв.

— Мы знаем, — кивнул мужчина, — я племянник Попцова.

— Вы — Иван Сергеевич, — сообразил я. Мужчина снова кивнул головой. На сей раз молча. Я совершенно не знал, что говорить дальше, но молчать было нельзя:

— Ваш дядя прислал нам по почте фрагменты рецептов. Он хотел, чтобы мы нашли недостающие части.

— Какого цвета был конверт? — неожиданно спросил Иван.

— Желтого. Большой конверт желтого цвета.

В кухне повисло молчание. Мои гости мне определенно не доверяли. Я извинился, прошел в комнату, вернулся и вручил девушке ее бирюзовый рюкзачок:

— Вот ваши вещи, — пока девушка проверяла содержимое рюкзака, я продолжил:

— Нам известно, что в Москве, выдавая себя за сотрудника органов безопасности, вас допрашивал тот самый человек, что убил вашего родственника, — я по-прежнему не представлял, как продолжать беседу.

— Он утверждает, что не убивал, — неожиданно сказала девушка. Я посмотрел на нее. Волосы немного длиннее, чем на фотографии, выглядит чуть старше, чем в паспорте, но очень привлекательна.

— Вы с ним разговаривали? Когда? — удивился я и озабоченно добавил, — вы подвергали себя большому риску. Это очень опасный человек. Мне поручено вас защитить.

— Уже нет, — тихо произнесла молодая женщина.

— Что «уже нет»? — не понял я.

— Уже не опасен, — я посмотрел на жесткое лицо Ивана и кое о чём начал догадываться.

— Он там? — показав пальцем наверх, спросил я. Разумеется, я имел в виду не Царство небесное, а квартиру Попцова. Оба гостя молча синхронно кивнули головами. Девушка, еще раз заглянула в рюкзак и сказала:

— Пропал паспорт. Еще золотая монета и тысячерублевка.

— Паспорт вы скоро получите, — пообещал я. — Монету я использовал, а купюра исчезла навсегда. Копии живут чуть больше двух суток. Если хотите, Елена Александровна, можете сделать новую — там еще осталось серебро.

— Называйте меня Алена, — вдруг произнесла девушка, — я понял, что после моей последней фразы, в ней пропало недоверие ко мне. Почему, интересно?

— Что нам теперь делать? — спросила Алена.

— Что хотите, то и делайте, — пожал я плечами. — Опасность вам больше не грозит.

— Там наверху, привязанный к стулу, сидит мертвый человек. Его рано или поздно найдут. Умер он, скорее всего, от сердечного приступа, но он связан. Нас будут искать.

— Не волнуйтесь, эту проблему мы решим, — пообещал я, прикинув, что для этого и Петрова не придется беспокоить — Ленский сам организует, что надо.

— Вы собираетесь оставить нам пирамидки и монеты? — неожиданно спросил Иван.

— В этом нет особого смысла, — сказал я. — После свершения еще двух секвенций белая пирамидка утеряет свои свойства и станет просто белым тетраэдром. Без нее вам не нужны ни цветные пирамидки, ни монеты. Я предлагаю вам пока оставить все содержимое рюкзачка, относящееся к секвенциям, у меня. Если надумаете, я вам всё верну, обещаю, — я был уверен, что смогу выполнить свое обещание. Дело в том, что, в тех случаях, когда Секвенториум настаивал на монопольном владении теми или иными рецептами, речь шла о том, чтобы быть уверенными, что секвенция не впадет в спячку в самый неподходящий момент. Мне случалось сталкиваться с ситуацией, когда я безуспешно пытался взять нерушимое обещание по поручению Секвенториума. Безуспешно — потому, что кто-то, незадолго до того, использовал эту секвенцию, и мне приходилось ожидать окончания периода безразличия. В случае с зеркальными секвенциями всё обстояло иначе. Вряд ли Ивану с Аленой удастся помешать каким-то нашим планам за те два раза, что они будут использовать зеркальные секвенции.