Когда каракатица была еще маленькой девочкой и ходила в школу, у нее случились серьезные неприятности с чернилами. Было это давно, до авторучек, писали тогда вставочками с простыми перьями, и, что самое интересное, вставочки бывали синими, желтыми или розовыми, а то и зелеными, чернила находились в чернильницах, куда их наливали из большой бутылки, что и послужило причиной всех бед, как это выяснится позже.

Маленькая каракатица всегда приносила с собой в школу бутерброд с колбасой и бутылку молока. Была она не слишком внимательна и однажды в большую перемену вместо бутылки молока выпила бутылку чернил. Это было ужасно, и прежде всего потому, что чернила были школьные.

Отец каракатицы пришел в ярость — ведь ему предложили купить новую бутылку чернил, но он заявил, что об этом и думать нечего.

— Семья у нас бережливая, сама кашу заварила, сама и расхлебывай! — сказал он маленькой каракатице.

Ученики же после этого вместо чернильницы стали макать перья прямо каракатице в желудок, а это, как вы, наверное, понимаете, удовольствие маленькое. С той поры детство у малышки превратилось в пытку. Она убегала из дому, но всякий раз школьный сторож возвращал ее обратно. Оно и понятно — школьные чернила есть школьные чернила.

Однажды класс поехал на экскурсию к морю. Впечатление от моря прекрасное, каракатица в восторге, ничего более сказочного она не видела. Учительница, однако, сказала:

— Ну, вот, а теперь опишите мне, как солнце всходит над морем. Постарайтесь создать соответствующее настроение. Начните с легкого утреннего ветерка и первых лучей, которые появляются на горизонте, ну, и так далее и тому подобное.

Ученики бросились к каракатице за чернилами. Каракатица, однако, уже по горло была сыта тыканьем перьев в желудок. Ну сами посудите — даже здесь и то не дают покоя! И едва ученики бросились к каракатице, она тут же бросилась к морю. Весь класс, естественно, за ней — задание есть задание! Класс во главе с учительницей бросается за каракатицей в море, все ищут ее на песчаном дне, но безуспешно — найти не могут. В воде они видят лишь черные клубы — черные облака чернил, в которых каракатица скрывается навсегда. Класс возвратился на берег ни с чем, а каракатица ликовала:

— Наконец-то наступил покой, наконец-то я нашла настоящий рай, где могу жить счастливо, тра-ляля, тра-ляля…