Гора Виннету находится на юге США, между штатами Аризона и Нью-Мексико, а местные свободные индейцы до сих пор не признают над собой никакого правительства.

Пресловутому комитету по строительству памятника удалось изловчиться: обратившись в Конгресс Соединенных Штатов, получить разрешение «заложить на горе Виннету город под тем же названием, возвести скульптуру бывшего вождя апачей произвольной высоты, а также проводить любые строительные работы, необходимые для достижения указанной цели». Так документально звучало решение Конгресса.

А потом начались работы, и никто уже не заботился ни о традициях, ни о правах других людей. Комитет легко привлек на свою сторону племена апачей, поскольку собирался якобы прославить Виннету, их любимца. Несколько племен команчей тоже согласились — ведь Апаначка принадлежал к их ветви найини. Вождя, которого слушались бы все племена апачей, со времен Виннету больше не существовало, а что касалось старого Тателла-Саты, влияние которого распространилось на всех краснокожих, то и он, хотя и не испытывал никакого желания участвовать в этом проекте, по мнению Олд Шурхэнда и Апаначки, мог быть привлечен на его сторону. Они рассчитывали поставить всех перед фактом, начав работы и не обращая внимание на протесты. Любое вмешательство Тателла-Саты отвергалось ссылками на решение Конгресса. Олд Шурхэнд и Апаначка были уже далеко не те, что в старое доброе время. Добившись материального благополучия и обзаведясь обширными деловыми связями, они высоко вознеслись над соплеменниками, изменив своим прежним взглядам. Внутренне они уже давно принадлежат не к краснокожим, а к белым. То, за что индеец готов в любой момент умереть, для них не представляет ценности. С помощью своего проекта они хотели сделать своих сыновей знаменитыми, чтобы те благодаря этому могли впоследствии преумножить свои богатства.

Но Тателла-Сата не из тех, кто легко отрекается от истины. Он уступил лишь временно. Он не смог помешать устроителям памятника использовать энергию водопада, осквернить лес каменоломнями и привезти краснокожих рабочих, которые не ступили бы сюда и ногой, не будь они изгоями своих племен. Но Тателла-Сата послал гонцов к мескалеро, льянеро, хикарилья, тараконе, навахо, чирикауа, пинал, койотеро, хила, липан, мимбреньо — славным племенам апачей, которые почитали Хранителя Большого Лекарства как самого великого представителя своей расы. Шаман вызвал к себе их вождей. Он объяснил им, что речь идет не о чествовании Виннету, а о прославлении Янг Шурхэнда и Янг Апаначки и вообще о самом обыкновенном бизнесе. Шаману даже удалось убедить их, что водружать фигуру вождя апачей на безвкусный пьедестал — грех. Тателла-Сата доказал им, что это не замедлит упадок его народа, а только ускорит его, потому что другие племена станут завидовать апачам. Одним словом, вожди поверили ему. В то время уже был основан клан Виннету, он помог. Открытое противодействие комитету Тателла-Сата отложил до палаточных сборов. Сначала он хотел узнать, кто из вождей — за, а кто — против проекта.

Все это он рассказал мне за обедом. Им двигала одна-единственная надежда: наладить отношения для созидания нового будущего. Индейцам, считал он, суждено исчезнуть, если сейчас не удастся пробить для пробуждающейся души расы широкую дорогу. Индейцы обладают для этого необходимыми качествами — всеми кроме открытости и честности. Они определенно обладали ими раньше, но утратили при контактах с никогда не держащими свое слово бледнолицыми. Краснокожий был вынужден превратиться в хитрого лиса, что в конце концов и стало его отличительной чертой. Только такой выдающийся индеец, как Виннету, не боялся вступить в честный, открытый бой и даже объявить о нем заранее, но в основной массе краснокожие вели себя по-другому. Поэтому Тателла-Сата так долго колебался. И потому он жаждал моего приезда, желая как можно скорее узнать, на чьей я стороне. Когда ему сообщили с Наггит-циль, что я буду ему верен, с его души свалился камень. И вот я наконец здесь, а он спрашивает, стану ли я на самом деле его Шеттерхэндом — Разящей Рукой, готовой сокрушить противников.

— Без всякого сомнения, — ответил я. — Предлагаю попытаться уладить дело добром и миром, а уже если не получится, то всеми остальными средствами.

Ответ его полностью удовлетворил. Он дал мне полномочия поступать так, как я считаю нужным. Естественно, я воспользовался своими полномочиями без колебаний.

Прежде всего надо было взглянуть на модель статуи. Поэтому мы сразу после обеда верхом направились в город: я, Душенька, Папперман и Инчу-Инта. Последний попросил у меня разрешения взять с собой шестерых молодых, но отважных «Виннету», которые и стали моими телохранителями. Так пожелал Тателла-Сата, и я не стал противиться. В мои планы входило многое, и преданные люди могли пригодиться.

Спустившись в долину, мы свернули к Таинственному водопаду. Мы исследовали все его окрестности, а также оба Утеса Дьявола, при этом я ни разу не проговорился о мыслях, обуревавших меня. Хотя наш «слуга», как я недавно заметил, оказался очень проницательным, что, впрочем, не удивительно — ведь его воспитал Виннету. Когда возвратились на дорогу, он придержал коня рядом с моим и сказал:

— Олд Шеттерхэнд хотел не просто увидеть Таинственный водопад…

Я молча смотрел на него.

— …И не затем он ездил, чтобы взглянуть на заложенный памятник.

— Зачем же? — поинтересовался я.

Индеец замолчал.

— Хм! — произнес я.

— Я знаю оба утеса! — неожиданно воскликнул он. — Но то, что говорят о них, неправда. Там можно стоять где угодно — все равно ничего не слышно.

— А ты пробовал?

— Да, везде! Даже в тех местах, где запрещено находиться. Но и там ничего не слышно.

— Обещаешь мне, что будешь молчать?

Он пристально взглянул на меня, потом приложил руку к груди и кивнул.

— Тогда ты скоро научишься слышать. Я покажу тебе, как это делать. Ты знаешь Долину Пещеры у горы Виннету?

— Конечно. Отсюда верхом почти пять часов.

— Значит, там в самом деле есть пещера?

— Да. Очень большая! Она так длинна, что доходит до самого Таинственного водопада.

— Мы поедем туда утром и осмотрим ее. Приготовь все необходимое. Но никому ни слова!

Миновав скальные ворота, мы увидели перед собой палаточный город, где было так же оживленно, как и в час нашего прибытия.

Группа всадников ехала нам навстречу. Увидев нас, они остановились. Только двое продолжали движение, пока не осадили лошадей перед нами. Это были Атапаска и Алгонка. Они по-индейски вежливо приветствовали нас. Атапаска сказал:

— Мы ехали на гору, чтобы приветствовать Олд Шеттерхэнда, гостя красных людей. Мы очень высоко оценили его, познакомившись с ним, хотя даже не знали его настоящего имени. Теперь он здесь, и мы не могли ждать, пока он сам придет к нашим палаткам, а потому поскакали к нему — ведь он выше всех нас!

— Разве могу я среди братьев назвать хоть одного, кто стоит выше других? — спросил я. — У нас один-единственный отец, его зовут Маниту! Мы все равны. Я гость моих братьев. Я прошу позволения выкурить с ними трубку.

Моя учтивость пришлась им по душе.

— Мы гордимся желанием нашего белого брата, — заявил Алгонка. — Он пойдет с нами. Он увидит друзей — своих старых знакомых.

Он указал на группу людей, остановившихся поодаль. Кто они? Кого из них я узнаю по прошествии стольких лет?

Ими оказались Вагаре-Тей, вождь шошонов, Шако-Матто, вождь оседжей, и их младшие вожди. Как велика была радость нашей встречи! Даже Ават-Ниа был там, стодвадцатилетний! Неужели это не сон? Само собой, он не мог ехать верхом на гору. Он остался сидеть у своей палатки, и я попросил разрешения разыскать его и поздороваться с ним. Поначалу Вагаре-Тея и Шако-Матто пытались убедить разбить палатки в Нижнем городе, но они были достаточно благоразумны и осведомились об обстоятельствах дела, а то, что они услышали, заставило их переехать в Верхний город, чтобы присоединиться к Алгонке и Атапаске.

Мы направились было к палатке Вагаре-Тея, но тут прибыли два воина найини-команчей, тоже стремившиеся в «замок». Увидев нас, они остановились и обратились ко мне. Оказалось, их послали Янг Шурхэнд и Янг Апаначка, намеревавшиеся показать мне свое творение. Мой ответ был уже на языке, однако тут Атапаска жестом дал мне понять, чтобы я помолчал, и обратился к команчам:

— Вы видите здесь Атапаску и Алгонку, вождей далеких северных народов, живущих еще дальше, чем Шако-Матто, вождь оседжей, и Вагаре-Тей, вождь шошонов. Возвращайтесь сейчас к Янг Шурхэнду и Янг Апаначке и скажите им, что мы должны поговорить с ними прямо сейчас. Пусть они едут не мешкая. Речь пойдет о самом важном.

Он сказал это таким тоном, что оба гонца тут же умчались. А мы опять двинулись в путь. Палатки наших друзей, в том числе Алгонки и Атапаски, стояли рядом. Еще издали мы увидели стодвадцатилетнего Ават-Ниа. Его седые, связанные в пучок волосы свисали далеко на спину. Он мог еще достаточно легко передвигаться и встал без посторонней помощи, завидев нас. Его лицо было испещрено множеством маленьких складок и морщин, которые, впрочем, ни малейшим образом не уродовали его, составляя своего рода гармонию, что в старости случается довольно редко. Он был прекрасным старцем!

Ават-Ниа узнал меня сразу. Его добрые глаза заискрились настоящей радостью. Он притянул меня к себе и сказал:

— О Маниту, Великий и Добрый! Как я благодарен тебе за счастье, за радость! Как тосковал я, еще раз желая увидеть настоящего друга всех красных народов, прежде чем разгребу смелой рукой неведомую мне воду смерти! Мое желание исполнено. Я знал, что он придет. Старость распростерла надо мной свои сухие крылья и теперь крепко держит меня. Но увидев тебя, я почувствовал себя молодым. В моем сердце звучал голос, говоривший мне, что я должен спешить к моему белому брату, потому что он вернет нам добро, любовь и единство, которые мы однажды потеряли. И не успел я прийти сюда, как встретил его… А ты его скво?

Вопрос был обращен к Душеньке.

— Да, — ответил я за жену.

Тут старик протянул к ней руку:

— Он привел к нам белую сестру. Пусть она станет желанной гостьей в наших вигвамах и в наших душах! Я самый старший из всех, а потому принесите мне калюме и садитесь в круг. Вести собрание приветствия — самая высокая честь. Пусть Олд Шеттерхэнд садится справа, а его скво — слева от меня. Зажгите огонь дружбы!

Наступил момент взаимного, трогательного и горячего приветствия. Трубка без задержки стала переходить из рук в руки. Начались воспоминания, и все они так или иначе были связаны с Виннету.

В самый разгар оживленной беседы появились Янг Шурхэнд и Янг Апаначка. Они хотели подсесть к нам, но ни один человек не обернулся к ним и не уступил место. Они простояли довольно долго, потом направились обратно к лошадям. Только теперь их наконец заметили. Атапаска крикнул:

— Пусть сыновья Олд Шурхэнда и Апаначки подойдут ближе!

Голос говорившего прозвучал так, что они вынуждены были повиноваться, даже если бы не хотели этого. Все замолчали. В тишине слышалось лишь потрескивание костра. Атапаска обратился к прибывшим:

— Разве Янг Шурхэнд и Янг Апаначка — вожди?

— Нет, — прозвучало в ответ.

— А Олд Шеттерхэнд?

— Он вождь.

— Он перенес почти семьдесят суровых зим, а они не пережили и тридцати легких лет. И все же они не идут к нему, а требуют, чтобы он пришел к ним! С каких пор у красных людей стало правилом, что старость должна подчиняться молодости, а опыт — неопытности? Нам нужно, чтобы наш народ воспрянул ото сна! Мы хотим, чтобы он изучил свои права и обязанности. Мы хотим, чтобы он стал образованной нацией. Но как этого достичь, если мы не соблюдаем простейших правил, которые в ходу даже у самых диких из диких: младшие всегда почитают старших?

Тут Янг Шурхэнд гордо произнес:

— Мы люди искусства!

— Уфф, уфф! — вырвалось у Атапаски. — Вы люди искусства? Вы это уже доказали? Олд Шеттерхэнд, пожалуй, тоже из таковых, но он никогда себя так не называл. Даже если человек искусства был бы высшим или божественным существом, обладая теми качествами, которые не смог бы развить никто другой, то прежде всего он должен стать образцом добродетели. Спросите ваших отцов, спросите Кольму Пуши, чем они обязаны Олд Шеттерхэнду? Неужели он за свои поступки и любовь, тысячу раз им доказанную, должен бегать за их сыновьями, потому что те утверждают, что они люди искусства? Каково оно, ваше искусство? Гигантская фигура Виннету? Искусство ли это? Наш великий Виннету был скромен. Он уважал и чтил старость, его заветным желанием было помогать другим, осчастливливать их. А вы так горды, что не хотите первыми навестить его лучшего друга! Следовательно, вы никогда не понимали и не понимаете Виннету. Как можете вы честно и правдиво создавать его образ? Где ваши отцы? Они еще не появились?

— Пока нет. Они уехали сегодня рано утром и вернутся лишь к вечеру.

— Так скажите им, когда они приедут, вот что: вожди требуют от них явиться к Олд Шеттерхэнду и просить прощения за своих сыновей. А мы прибудем через час к вашему созданию и проверим, настоящие ли вы художники. А теперь можете идти!

Они ускакали, не сказав ни слова извинения или оправдания. А когда мы через час прибыли к высокому блокгаузу, где они работали над моделью, оба уже стояли в дверях и почтительно пригласили нас войти. Они выглядели как люди, которые хотят рассердиться, да не могут. Впрочем, это были довольно симпатичные молодые люди, и, глядя на Душеньку, я чувствовал, что она внутренне готова даже защищать их. Она кивнула им и улыбнулась, а я ограничился приветственным жестом, чтобы не оскорбить Атапаску.

Дом был круглый и издали напоминал здание цирка. Внутри не было никаких перегородок. На деревянной раме было натянуто полотно, довольно точно изображающее панораму горы Виннету, с двумя ее огромными скальными башнями, и окрестностей. На более высокой скале стоял памятник Виннету. Сама же модель, высотой около восьми метров, возвышалась в центре помещения. Лицо переданное удачно, все же казалось мне чужим. В его выражении было нечто чуждое, не присущее моему доброму Виннету. Одежда вождя воспроизводилась с добросовестным педантизмом: украшенные иглами дикобраза мокасины, расшитые легины, кожаная охотничья куртка, спадающее с плеч великолепное покрывало, из-под которого выглядывали кольца лассо. На поясе висел мешочек для пуль и пороха, как и в прежние времена. Рядом торчали рукоять ножа, а также пистолет и револьвер. Выдвинув правую ногу, словно готовясь к прыжку, Виннету левой рукой опирался на серебряное ружье, в то время как правая угрожающе поднимала второй револьвер. В этом движении было что-то от пантеры, готовой выскочить из засады и наброситься на добычу.

— Жаль, очень жаль! — шепнула мне Душенька.

— Да, — отозвался я так же тихо. — А ведь они художники, настоящие художники!

— Несомненно. Но они ничего не поняли. Как можно было так изобразить Виннету — не понимаю! И эта скульптура будет стоять на вершине горы?

— Никогда! Я этого не позволю! А если меня не услышат, то я возьмусь за последнее средство и разрушу ее у всех на глазах!

Вожди пока молчали. Они медленно обошли модель, осмотрев ее со всех сторон, Янг Шурхэнд к Янг Апаначка стояли рядом. На их лица не отражалось ни малейшего волнения. Скульпторы были убеждены, что плод их творчества производит неизгладимое впечатление. Господа из комитета явно придерживались того же мнения и ожидали наших восторгов. Но минута шла за минутой, а никто из нас не проронил и слова. Тогда они сами стали распевать дифирамбы авторам, надеясь на нашу поддержку. Но результат оказался противоположным: вожди направились к выходу. Я вместе с Душенькой последовал их примеру. Комитет и оба художника поспешили за нами. Они ждали объяснений.

Атапаска первым сел в седло. Он подождал, пока то же сделают остальные, после чего заявил:

— Этот ваш Виннету — самая большая ложь, которая только могла родиться здесь, среди гор. Лучше сломайте его! Этой фигуре никогда не быть на вершине!

Остальные вожди поддержали Атапаску.

— Нет, она будет стоять там! — громко возразил Янг Шурхэнд.

— Будет! — повторил его слова Янг Апаначка. — Докажите, что это ложь!

А мистер Антоний Пэпер подошел к нам, продемонстрировав свою неподражаемую походку, и бросил:

— Мы — комитет по строительству памятника Виннету. Как решим, так и будет.

Он так размахивал руками прямо перед мордой жеребца Шако-Матто, что животное резко дернулось и Пэпер свалился от неожиданности на землю. Резко осадив жеребца, Шако-Матто сказал:

— Хорошо, тогда мы сейчас изберем новый комитет!

— Другой! Новый! — послышалось вокруг.

Мистер Антоний Пэпер поднялся с земли и спрятался за спинами своих сотоварищей. В этот миг первый председатель, профессор Белл, почувствовал, что с их замыслом не все так благополучно, как казалось ему до сих пор. Он понял, что наступивший момент, пожалуй, самый решающий. Шагнув мне навстречу, он спросил:

— Каково ваше мнение, мистер Шеттерхэнд? Прошу вас ответить!

— О, сейчас дело вовсе не в том, что думаю я.

— Неправда! — повысил он голос. — Я убежден, что они поступят так, как вы предложите. Потому прошу вас сказать мне — что вы предлагаете?

— Момент не самый подходящий, да и не то место. Кстати, я еще не получил пропуска на заседание и, стало быть, не имею права голоса. Может быть, ваш секретарь будет настолько любезен, чтобы доставить мне его в мое жилище…

Не дожидаясь ответа, я развернулся и уехал. Другие проделали то же самое. Прибыв в Верхний город, мы снова собрались на совет. Все пришли к выводу, что вряд ли что-нибудь изменится до тех пор, пока мы не переговорим с Олд Шурхэндом и Апаначкой. Надо подождать их прибытия. Потом мы распрощались с вождями и поскакали к вигвамам женщин сиу, чтобы пригласить к нам на ужин Ашту-мать и Ашту-дочь. Они с удовольствием согласились. Вернувшись в замок и передав наших лошадей на попечение индейцев, мы через лес вышли к подножию сторожевой башни, чтобы пригласить на ужин Молодого Орла.

Я ожидал, что Олд Шурхэнд и Апаначка тоже появятся у меня уже вечером, но этого не произошло. Зато наутро я получил от них весть. Они передали мне, что, если я спущусь к ним в Нижний город, они готовы поговорить со мной в любое время дня и ночи. Но мне нужно было поспешить в Долину Пещеры, чтобы сориентироваться на местности на случай нападения врагов.

Инчу-Инта позаботился о еде, питье, факелах, веревках и обо всем другом, что могло потребоваться нам для детального обследования пещеры. Увидев, как внезапно исчезал в земле Таинственный водопад, и узнав, что подземная пещера начиналась до этого водопада, я вспомнил о знаменитой мамонтовой пещере в штате Кентукки, которая вместе со всеми ответвлениями простирается на три сотни километров. Там было бесчисленное множество шахт, штолен, коридоров, галерей, гротов, озер, ручьев и водопадов. Приблизительно так же представлял я себе пещеру под горой Виннету; мне показалось, что она может сыграть важную роль в предстоящих событиях, и я не ошибся.

Путь к пещере вел не через город и не вдоль Белой реки. Мы спустились по другому склону горы и двинулись по руслу ручья, который, казалось, задавался одной-единственной целью: возвращать всех, кто доверился ему, туда, откуда они пришли. Он вел нас по спирали, постепенно спускаясь вниз. При этом мы имели возможность наблюдать гору, на которой жил Тателла-Сата, во всевозможных ракурсах. В один из моментов мы даже смогли хорошо рассмотреть большое гнездо орла, в котором произошло боевое крещение нашего юного знакомца. Душенька тотчас попросила Инчу-Инту рассказать об этом происшествии подробнее. Поскольку сегодня с нами не было Молодого Орла, мы могли спокойно поговорить.

— Да, я знаю, как все было, — кивнул Инчу-Инта. — Я видел, как огромная орлица унесла его прямо к дверям Тателла-Саты. Более крупной орлицы я никогда не встречал в своей жизни! Сколько ей было лет, сейчас никто не помнит. Но каждый знал ее. Ей приписывали чудовищную силу. Утверждали, Что как-то раз она подняла к себе в гнездо взрослого волка.

В те времена Молодому Орлу было всего двенадцать лет. Он жил здесь, у нас, и его любили все, кто знал. Несмотря на юный возраст, он отправился на север, чтобы из священных каменоломен дакота добыть себе глину для трубки мира. Когда он вернулся с глиной и сделал трубку, он заявил, что должен добыть теперь свое «лекарство». На сорок дней он ушел в пустыню, постился там, и однажды ему приснилось, что его назвали Молодым Орлом; потому он решил принести из высокого гнезда двух орлят и сделать из их когтей и клювов талисман.

После поста он очень ослаб, весил едва не вполовину меньше прежнего. Но решил исполнить вещий сон сразу же. Он взял лассо, нож и много разных ремней, а потом начал подъем к высокому гнезду. Забравшись наверх и закрепив лассо на выступе скалы, он стал осторожно спускаться. Но лассо оказалось слишком коротким. Когда он добрался до конца, до цели было еще довольно высоко. Силы покинули его, руки ослабли, и он упал прямо в гнездо. Лассо покачивалось над ним, но дотянуться до него было невозможно.

— Какой ужас! — вскрикнула Душенька. — И из гнезда никак нельзя было выбраться?

— Нет, — улыбнулся рассказчик. — Орлы обычно гнездятся в недоступных местах. Орлица-мать отсутствовала, но два птенца накинулись на ловкача. Он убил их, отрезал головы и когти, а останки сбросил в пропасть. Потом стал думать, что делать. Но так ничего и не придумал. Над ним лассо, которое он не мог достать, под ним — страшная бездна, а сам он в орлином гнезде, из которого не ускользнет даже мышь. Вскоре он увидел взрослую птицу, несущую в когтях какую-то мелкую дичь. Увидев человека, она выпустила добычу и с громким криком набросилась на него. Мальчик успел выхватить нож. Но в этот момент какой-то внутренний голос предостерег его: «Не убивай ее, иначе ты погиб! Она твой единственный спаситель!»

Гнездо располагалось на скальном выступе, а позади его находилась расщелина. Там валялось много сучьев и хвороста, оставшихся еще от прежних хозяев уступа — ведь орлы каждый год вьют себе новые гнезда, на новых местах. Парню удалось забиться в эту щель, прежде чем хищная птица начала свою яростную атаку. Постепенно он целиком спрятался под хворостом. Мальчик был умен и сообразил, что единственная возможность спастись — улететь с орлицей. Но тут же его стало одолевать сомнение: сможет ли птица поднять его? Пока он раздумывал, орлица приостановила свои атаки и принялась разыскивать птенцов. Этой паузой он воспользовался, чтобы все спокойно обдумать.

— Но ведь для орла он был действительно слишком тяжел! — воскликнула Душенька в волнении.

— Конечно, — согласился Инчу-Инта, — о спокойном полете не могло быть и речи. Но если это и не перелет вниз, то и не падение в бездну. Значит, надо было так ухватиться за птицу, чтобы она не могла поранить мальчика ни клювом, ни когтями, но имела бы возможность спокойно махать крыльями.

Узлы и петли знакомы каждому индейцу с раннего детства, а ремней у парня хватало. С помощью гибкого сучка и трех ремней он быстро изготовил уздечку, которая заставила бы орлицу держать голову только прямо. Стало быть, воспользоваться опасным клювом птица уже бы не смогла. Для лап он приготовил из пяти колец лассо петлю.

Моя жена вся была в напряжении, я тоже был увлечен рассказом, естественно не выражая эмоций. А старый Папперман вообще не находил себе места от волнения. Инчу-Инта продолжал:

— Тут вернулась орлица. Она, похоже, нашла своих мертвых детенышей, поскольку бросилась на врага с удвоенной яростью. Просунув голову сквозь хворост, она пыталась схватить отважного мальчика. Тотчас ей на шею была накинута уздечка. Она попыталась было защищаться, но на голову ей обрушился удар тяжелой палки, а когти туго стянула петля. Вслед за этим парень затащил большую птицу, которая не могла теперь больше сопротивляться, в расщелину и крепко связал ей крылья ремнем.

Когда все это было проделано, орлица оказалась полностью во власти победителя, не получившего в схватке ни единой царапины. Теперь наступал не менее трудный этап — полет над страшной бездной.

— Слава Богу, что это был не я! — неожиданно воскликнул Папперман. — Мне бы подобное рискованное предприятие было не по силам. Кому судьба подкинула фамилию Папперман, тому ходить по твердой земле или он пропал! Но дальше, дальше!

— Теперь хищник был связан, а парень спокойно мог покинуть расщелину, — снова заговорил Инчу-Инта. — Он вылез из своего укрытия и заглянул в пропасть, но ни на миг не поколебался в своем решении.

От птицы исходил смрад. Ее большие круглые глаза пылали яростью. И все же именно она, одна-единственная, могла его спасти. Нельзя было терять ни минуты, пока орлица была полна сил. Парень перепоясался ремнями через грудь и спину и привязал их к длинным ногам орлицы, рассчитав так, чтобы машущие крылья птицы не могли поранить его. Потом он вытащил орлицу на край пропасти и разрезал ремни, стягивавшие птице крылья.

С криком «О Маниту!» мальчик закрыл глаза и медленно соскользнул с края скалы. И птица потащила его. Всего через несколько секунд ему предстояло разбиться о камни, но время шло, а он был жив! Над ним шумели крылья, его резко качало из сторону в сторону. Орлица не собиралась спускаться на землю и изо всех сил старалась взмыть ввысь. Увы, парень был слишком тяжел — он неудержимо тянул ее вниз.

Вскоре они достигли земли. Но о спасении говорить было рано. Нож он давно выронил и не смог сразу перерезать ремни, а птица старалась взлететь. Она била мальчика крыльями, швыряла его туда-сюда. Но люди уже спешили на помощь. Страх удвоил силы орлицы. Птица сделала невозможное: она снова взмыла вверх, хотя и невысоко, пролетела небольшое расстояние — и врезалась в землю прямо у наших ног. Перед Тателла-Сатой и мной. Я схватил какой-то камень и убил гигантскую птицу. Парень был спасен! Крылья орлицы поранили его, но он улыбался и ликовал — он добыл талисман! С тех пор его называют Молодым Орлом, а воздушные полеты стали его любимейшей темой для разговора. Он даже отправился в города бледнолицых, чтобы выучиться летать.

— И он умеет? — недоверчиво спросила Душенька.

— Этого я еще не знаю. Правда, со вчерашнего дня он мастерит собственные крылья. Значит, может. Но об этом имеем право знать только мы — больше никто!

Слушая подробный рассказ, мы удалились от дома довольно далеко. Прошло примерно три часа, и мы наткнулись на маленькую речку.

— Это Вода Пещеры, и теперь наш путь ведет наверх, — пояснил Инчу-Инта. — Речка приведет нас к цели.

Мы приняли его предложение. Наш маленький отряд двинулся к горе Виннету, правда с другой, еще неизвестной нам стороны. Мы сделали приличный крюк. Узкая долина речушки густо заросла хвойными деревьями. Временами мы едва продирались между разросшимися деревьями.

В течение часа стены речной долины поднимались все выше и выше, пока не оказались в напоминающем сковороду углублении, дно которого прорезала река. Диковинные гигантские деревья поднимались по склонам «сковороды», а дно ее покрывал густой кустарник.

— Это Долина Пещеры, — пояснил Инчу-Инта.

— А где сама пещера? — полюбопытствовала моя жена.

— Там, позади, где она соприкасается с горой Виннету. Едем!

Мы поскакали дальше. Итак, именно здесь собирались спрятаться союзники сиу, юта, кайова и команчей. Место было отличное. Только вот находилось оно очень далеко и тот, кто хотел бы напасть на нас, должен был сначала совершить пятичасовой марш. Или существовал более короткий и удобный путь? Может, он известен нашим противникам? Однако едва я углубился в размышления, как мне пришлось прервать их: я увидел в траве следы и тут же спешился. Оставили отпечатки две лошади, двигавшиеся не больше часа назад в том же направлении, что и мы, правда с левой стороны.

Я вытащил из сумки револьвер. Мы двинулись дальше, но гораздо медленнее и так осторожно, как только могли, ориентируясь по следам.

— Они едут к пещере, — заключил Инчу-Инта. — Они знают ее!

Наконец мы очутились в том месте, где из скал вытекал поток. Ниша была раза в три шире реки, и под ее сводами мог проехать не пригибаясь всадник. Перед входом в пещеру мы увидели обоих всадников. Они лежали на земле, рассматривая что-то белое, что могло быть бумагой. Седла, несколько сумок и ружья валялись рядом.

Мы спешились, отвели лошадей чуть назад, а сами прокрались вдоль кустов и занялись наблюдением.

— Ты их узнаешь? — спросил я Душеньку.

— Нет.

— Но ты их уже видела.

— Да нет же!

— И даже не мельком!

— Где?

— В Доме Смерти, на совете вождей. Это шаманы кайова и команчей, которые открывали совещание у алтаря.

— Неужели?! Твои глаза острее моих! Я ведь видела их при очень скудном свете.

— Я тоже. Но вестмен прежде всего заботится о том, чтобы как можно лучше запомнить черты нужного ему человека. В этом у тебя просто нет тренировки. Бумага, которую они рассматривают, похоже, очень ценная. Мне кажется, карта или что-то в этом роде. Они водят по ней пальцами, как будто шагают. Я подкрадусь и подслушаю их.

— Я тоже.

— Нет, душа моя, — улыбнулся я. — На каком языке они говорят? Разве ты сможешь их понять? И потом, твоя разведка может нас выдать.

— Жаль! Я бы так хотела попробовать! А если они захотят наброситься на тебя?

— Тогда ты быстро придешь мне на помощь, — не переставал улыбаться я.

— А я смогу?

— Конечно! Ты сможешь даже закричать или заплакать, как только захочешь!

— Тогда иди! Я приду в любом случае.

Я отдал Папперману и Инчу-Инте необходимые распоряжения, потом пролез сквозь кусты, собираясь подкрасться к. индейцам сзади. Это мне не составило труда, поскольку они так были заняты собой, что и ухом не повели, когда я оказался рядом. Я подобрался так близко, что из укрытия мог протянуть руку и дотянуться до ног распластавшегося на земле кайова. То, чем они занимались, оказалось чрезвычайно важным не только для них, но и для меня!

В руках у них была кожа, тонкая и мягкая как шелк, на обеих сторонах которой было что-то написано, а скорее, нарисовано. На одной — точный рисунок горы Виннету и план обстановки «замка», в котором жил Хранитель Большого Лекарства. На другой — план пещеры, перед которой мы находились. Все это я узнал в течение минуты. Индейцы вращали карты в разные стороны, упоминали имена и названия. Все это я старался запомнить. Я узнал, что карта принадлежала шаману команчей. Она хранилась как древнейшая реликвия его семьи. Никто, кроме него, не имел права знать о ней, и только большая, чрезвычайно важная цель, ради которой сегодня он был здесь, побудила его открыть тайну другому. Шаман кайова жаждал познакомиться с содержанием документа и старался хорошо запомнить его.

— Значит, все точно как здесь нарисовано? — спросил он.

— Да, все так, — уверил команч.

— И мы сейчас лежим прямо на этом месте? — При этом кайова ткнул пальцем в карту.

— Да, — снова заверил его другой.

— И отсюда под землей можно выйти к горе Виннету? Даже верхом?

— Конечно.

— Этим путем ты хочешь вывести наверх четыре тысячи воинов, чтобы напасть на Тателла-Сату и всех его сторонников? Уфф! Это великий план, самый великий, какой когда-либо существовал! Ходил ли мой красный брат этим путем раньше? Был ли он уже наверху?

— Нет, но один из моих предков попытался тайно проделать это. У пути много концов. Моему предку удалось добраться только до одного, которого теперь достигну и я.

— Это место за Таинственным водопадом?

— Да, единственная точка, до которой можно добраться верхом. В другие пункты можно прийти только пешим.

— А если не удастся? Если четыре тысячи воинов сгинут в этой пещере? Подумай, брат мой, ведь погибнет столько людей и лошадей!

— Я уже предусмотрел это и потому решил сначала сам обследовать пещеру вместе с тобой. Потому что ты такой же Хранитель Лекарства, как я, как Тателла-Сата… Тебе я могу доверять.

— Тогда давай не будем терять время, начнем!

Кайова поднялся, команч тоже. Последний бережно свернул карту, собираясь спрятать ее подальше. Тут я вышел из кустов и произнес:

— Моим братьям, по-видимому, придется подождать некоторое время, прежде чем они начнут!

— Уфф! — не смог скрыть удивления и страха кайова. — Белый!

— Уфф! Уфф! Бледнолицый! — вырвалось у команча.

Не давая ему опомниться, я вырвал карту у него из рук, спрятал ее в свою сумку, потом встал так, чтобы они оба не могли взяться за ружья, и продолжал:

— Я на время возьму карту себе, потому что хочу помочь вам найти нарисованный на ней путь через пещеру.

Наконец они оправились от неожиданности; их фигуры выпрямились; они застыли, готовые к схватке.

— Кто ты, что рискуешь обокрасть меня? — процедил сквозь зубы команч.

При этом он стал приближаться ко мне, как кошка, подкрадывающаяся к мыши. Похоже, он собирался завладеть своим ружьем. Я выхватил револьвер.

— Я не вор! Если эта карта — твоя законная собственность, ты получишь ее назад. Прочь от ружей, иначе я стреляю! Я не один!

Сказав это, я подал знак. Тут же, будто из под земли, выросли Папперман, Инчу-Инта и несколько «Виннету».

— Уфф! — издал возглас кайова, увидев Паппермана. — Синее Лицо!

— И белая скво! — не без страха добавил команч, увидев за спинами мужчин Душеньку.

— Раз вы уже слышали о Синем Лице и белой скво, то кто же я?

— Олд Шеттерхэнд! — в голос выпалили оба. — Наш враг! Наш смертельный враг!

— Это ложь! Я не враг вам. Я, скорее, мог быть врагом белого, чем краснокожего. Спросите ваших вождей, и они расскажут, как я пощадил их. Спросите ваших старейшин, ненавидел ли я кого-нибудь? Я люблю всех людей, и вас тоже. Я хочу вам добра и потому остерегаю вас от ваших планов, которые принесут вам несчастье. Что-то нехорошее задумали вы и сегодня. Я не потерплю, чтобы все это осуществилось. Сядьте и отдайте ваши ножи. Вы пленники!

— Мы не пленники, а…

С этими словами команч прыгнул на меня, но я шагнул вправо, тут же схватил его сбоку и отшвырнул в сторону. Инчу-Инта, великан, поставил ему на грудь колено и без особого труда утихомирил его. Так же поступил с кайова бравый Папперман. В одну секунду оба пленника были так крепко связаны, что не могли и пошевелиться. Мы сели рядом. «Виннету» привели наших лошадей. Но я прежде всего взялся за карту. С первого взгляда я понял, как мне быть дальше, и обратился к команчу:

— Пусть Ават-това, шаман команчей, скажет мне: есть у него собрание книг или библиотека?

— Нет, — прозвучало в ответ. — Ни у кого из команчей нет книг.

— Может, Ават-това знает, у кого есть библиотека?

— Здесь, на горе Виннету, — у Тателла-Саты.

— Больше ни у кого?

— Другого не знаю.

— Тогда этой карты тебе не видать! Я обязан вернуть ее настоящему, законному владельцу. Она принадлежит Тателла-Сате и была у него украдена!

— Это ложь! — взревел шаман.

— Нет, это правда, — спокойно ответил я.

— Докажи!

— Пожалуйста! Только ты все равно не поймешь, что я скажу. Карта пронумерована на древнем диалекте покончи языка майя. Вот внизу, в этом углу, стоит «йо-тук», то есть «пять раз по сорок», — стало быть, две сотни. А здесь, в другом углу, — «вук-лай», то есть «семь и десять», — значит, семнадцать. На этой карте стоит двести семнадцатый номер упомянутой библиотеки или одного из ее отделов. Я покажу ее Тателла-Сате, и он подтвердит, что она принадлежит ему.

— Ты не должен ничего ему показывать, она не его! Эта карта украдена, но именно сейчас и тобой. Ты вор!

— Молчи, иначе я заткну тебе глотку, старый мошенник! — перебил его Папперман. — Где братья Энтерс?

Упомянуть братьев было не самой плохой находкой. Краснокожие поняли, что мы не так плохо осведомлены, как, вероятно, они полагали. Они не смогли скрыть своего удивления и все же быстро овладели собой, а команч равнодушно спросил:

— Энтерс? Кто это?

— Два брата, которые пообещали передать нас в ваши руки. Теперь вы знаете достаточно, чтобы убедиться, что мы не имеем никакого желания пускать вам пыль в глаза. Еще одно слово, которое нам не понравится, — и вас крепко вздуют!

Конечно, было бы лучше, если бы Папперман дал сказать мне, но сегодня, после стольких лет, он снова захватил пленников, и я не мог не позволить старому вестмену ощутить себя на боевом коне. Шаманы тотчас притихли.

Я тщательно изучил карту, а потом решил посовещаться с Инчу-Интой, уверявшим меня, что отлично знает пещеру. Оказалось, что между картой и его рассказами много расхождений. Согласно карте, в долине был один вход в пещеру, перед которым мы как раз и находились, а наверху существовало три выхода: два узких и один широкий. По широкому можно было ехать верхом, и выходил он наружу за Таинственным водопадом. Оба узких ответвлялись от основной дороги и расходились в разные стороны. Один выводил в «замок», куда точно — неясно, потому что рисунок был слишком мелок. Другой вел во внутреннюю долину, к статуе Виннету.

Инчу-Инта понятия не имел ни об одном из трех выходов, хотя слышал, что в древние времена выходы из пещеры были засыпаны. Зачем это сделали, он не знал. Он утверждал, что ход поначалу широк и хорошо проходим, а потом вдруг становится узким и пропадает где-то в зарослях сталагмитов.

Кто прав, Инчу-Инта или карта? Наверное, более точна последняя. Итак, я решил положиться на карту, по крайней мере в отношении верхней части пещеры и находящихся там выходов. Но до того я мог полностью доверять знаниям «слуги». Я решил не оставлять здесь лошадей — зачем? Ведь нам не придется сюда возвращаться, если существует такой широкий и удобный выход, как обозначен на карте. Хотя Инчу-Инта настаивал на нашем возвращении вместе с лошадьми, я придерживался того мнения, что ни одному разумному человеку не взбредет в голову полностью засыпать три выхода. Я предполагал, что они лишь замаскированы, и положился на интуицию.

Перекусив, мы приготовились к обследованию пещеры. Мы сделали факелы, а когда открыли сумки, обнаружили там непромокаемые индейские покрывала, которые могли накинуть как плащи. Мы привязали шаманов к их лошадям, зажгли несколько факелов и начали подземный переход, от которого я ожидал великолепных результатов.

Мне понадобилось бы много страниц, чтобы хотя бы частично описать то, что я увидел в этой удивительной пещере, но я воздержусь. Она очень часто упоминается в завещании Виннету и является местом действия событий, о которых я. пока еще должен молчать. Мы ехали по удивительному, сказочному подземному миру. Впереди Инчу-Инта с факельщиком «Виннету», за ними я с Душенькой, следом пленники, а потом Папперман с остальными «Виннету», из которых каждый второй держал факел.

Дорога непрерывно шла вверх. Свод пещеры был так высок, что нам не пришлось слезать с лошадей. Лабиринты подземного пространства, по которому мы продвигались, не походили один на другой. Неожиданность следовала за неожиданностью. Снизу, навстречу сталактитам, тянулись вверх забавные сталагмиты, временами соединяясь с ними в трубки, колонны и другие чудеса природы-строительницы. К сожалению, для обстоятельных наблюдений у нас не было времени — мы продвигались вперед, только вперед и вверх, к тому месту, где должно было решиться, сможем ли мы вообще что-либо сделать дальше. Мы преодолевали тоннели, коридоры, ехали над пропастями, в глуби которых шумела река, скользили меж тонких нитей воды, брызги которой обдавали нас, словно из невидимых фонтанов. Но мы не останавливались, пока широкая дорога не стала такой узкой и неудобной, что продвигаться вперед можно было только пешком.

— Вот видишь, я был прав, — не без гордости заметил Инчу-Инта. — Дорога для лошадей закончилась. Нет тут никакого выхода за Таинственным водопадом.

Похоже, он действительно был прав. Вскоре мы очутились в широком зале, перед баррикадой из сталактитов и сталагмитов. Узкая дорожка сворачивала отсюда направо. Но на карте этого поворота не было — там дорога продолжалась прямо. Вот оно что! Теперь предстояло выяснить, мог ли я все еще полагаться на свои глаза и осталась ли у меня способность к анализу. Я начал обследовать сталактиты и очень скоро увидел, что для раскрытия истины большого ума не требовалось. Свисающие сверху образования были настоящими, а растущие снизу — нет. Последние тоже были сталактитами, а не сталагмитами! Их доставили сюда и очень искусно расставили. Почему и зачем? Да все очень просто: чтобы перегородить широкую тропу, замаскировать ее и спрятать от чужаков.

Я попробовал расшатать крайний из них, и он тут же поддался. Остальные проделали то же самое с другими сталактитами. Вскоре благодаря этому мы расчистили проход. Я пригласил Паппермана и одного из «Виннету» последовать за мной. Я жаждал видеть, что ожидает нас дальше.

Взяв два горящих факела, мы втроем проникли в проход. Дорога шла вверх. Вскоре мы услышали журчание воды, потом клокотание, а затем и грохот такой силы, что не различали даже собственных слов. Вдруг за поворотом нам в глаза ударил дневной свет, и мы увидели бушующий и пенящийся Таинственный водопад. Мы словно оказались на горной дороге Швейцарии: с одной стороны — отвесные горы, с другой — зияющая бездна, в которой исчезал водопад. Ничто не отделяло нас от бушующей стихии. Но скалистый уступ был широк — в ряд по нему могли спокойно идти четыре лошади.

Так прошли мы водопад по всей его ширине и вновь оказались в галерее, где пришлось положиться на факелы. Продвинувшись по этой извилистой галерее довольно далеко, мы услышали шум водопада. Он все усиливался, а когда стал таким, что почти оглушил нас, впереди забрезжил дневной свет. Мы пошли прямо на него и снова оказались между Таинственным водопадом и высокой скалой. Мы стояли почти на краю пропасти, откуда была хорошо видна дорога внизу, по которой мы недавно ехали. А дальше можно выйти в долину, продравшись кусты.

Теперь я знал достаточно. Мы возвратились к тому месту, где оставили наших спутников. Они все еще занимались расчисткой сталактитовых заграждений. Я воспользовался этим, чтобы узнать, куда ведет узкая дорожка. Для этого мне не нужен был ни Папперман, ни Инчу-Инта, но они решили пойти сами. Душенька тоже предложила свои услуги, и я согласился, хотя ее присутствие вряд ли облегчало экспедицию.

Когда мы добрались до развилки, обозначенной на карте, я сразу понял, что и тут грудой сталактитов была замаскирована дорога. Однако Инчу-Инта снова ничего не заметил и не догадался о том, что разветвление было именно здесь. Он ушел с факельщиками вперед. Я молча следовал за ними. Тропа, которую он не заметил, наверняка была той, что вела к Утесу Дьявола. Подняться по ней я намеревался один. Другой, более широкий путь вел по карте к «замку», поэтому я и отправился вслед за Инчу-Интой.

— Здесь дорога кончается, — произнес Инчу-Инта, остановившись перед очередным завалом.

— Если убрать камни, сразу станет ясно, что дорога идет дальше. Прочь их!

Сталактиты оказались нетяжелыми. Без больших усилий мы отодвинули один в сторону. Убирать все камни не было необходимости. Достаточно было перелезть через них — ведь дальше не было никаких препятствий. Мы так и сделали. Здесь сталактитовая защита кончилась, и перед нами открылись искусственные ступени и коридоры среди скальных трещин. Воздух был сух и свеж. Я не смотрел на часы и не считал ни ступени, ни наши шаги, но мне казалось, что мы поднимались уже четверть часа. Как вдруг мы оказались в узком каменном мешке. Под нами ступени, справа стена, слева стена, над нами стена. Как тут выйти?

Прямо над верхней ступенью располагалась каменная квадратная плита. Она вряд ли была тяжелой, поскольку ее наверняка сюда принесли. Я попробовал ее поднять — не получилось. Заметив два углубления, я воткнул в одно из них нож и попытался сдвинуть плиту. Наконец она подалась влево. Мне показалось, будто она на роликах. Надо мной открылось четырехугольное отверстие, в которое я смог бы пролезть. Но из предосторожности я высунул голову до уровня глаз.

И что же открылось мне? Высокий восьмиугольный зал стены которого заросли вьющимися растениями до самого потолка. Растения зеленели и цвели, несмотря на позднюю осень, поскольку находились в благоприятных условиях высокогорья и закрытого пространства. «Облицовку» стен образовывали Passiflora quadrangularis, великолепные пунцовые цветки которых имели в диаметре десять сантиметров. На этом ярком фоне особо красивы были совершенно белые цветки Passiflora incarnata. Они образовывали правильный, метра четыре высотой крест — совершенно неожиданный в этом чужом, полном тайн месте символ христианства. Передо мной находились запертые на засов двери, к которым вели ступени. Отодвинув засов, я открыл дверь и оказался на свободе. Места были незнакомые. Тогда я спустился вниз и попросил Инчу-Инту подняться и сказать мне, знает ли он, где мы. Едва он вошел в зал, как удивленно воскликнул:

— Уфф! Это цветочная часовня, где обычно молится Тателла-Сата!

— Кому он молится? — спросил я.

— Великому и Доброму Маниту. Кому же еще?

— Но ведь там крест, символ христианства!

— Его вырастил Виннету. Он говорил, что это знак его брата Олд Шеттерхэнда. Он любил тебя, безгранично любил!

Можно представить, как глубоко тронули меня его слова. Но я вынужден был подавить эмоции и спросил:

— Куда ведет дверь, что перед нами?

— В покои Тателла-Саты.

— А они здесь, над ступенями?

— Да, но вход туда снаружи. Никто не догадывается, что здесь есть еще и люк, через который мы пришли.

Крышкой этому люку служила плита, которую я сдвинул. Теперь я должен был вернуть ее в прежнее положение, чтобы закрыть вход. Я так и сделал.

Тем временем наверх поднялась Душенька вместе с одним из факельщиков. При виде неисчислимого количества цветов она издала возглас удивления. Находясь внизу, она не слышала, что мне сказал Инчу-Инта, но сразу угадала:

— Это комната для молитвы!

С этими словами она прошла в центр зала, где стояла покрытая шкурой скамейка. Она опустилась на нее прямо напротив креста.

— Здесь сидит Тателла-Сата и разговаривает с Богом, своим единственным властителем, — принялась рассуждать она. — Тут он молится за спасение своей расы. Как я хотела бы сидеть здесь и молиться с ним, чтобы меня услышал Господь Бог!

— Так помолись! — произнес я. — Мы сейчас уйдем, но скоро вернемся.

— Когда?

— Быть может, уже через полчаса. Я вернусь в «преисподнюю» за пленниками и тайно проведу их в «замок». Я хочу, чтобы никто из их сообщников не узнал, где они находятся. Нет никакого смысла сопровождать нас на обратном пути по пещере, поскольку тебе снова пришлось бы подниматься наверх.

— Хорошо, я останусь. А если кто-нибудь застанет меня здесь?

— Тебе придется сыграть роль не злоумышленника, а друга, кто бы тут ни был! Впрочем, стоит тебе только выбраться наверх, и тебя никто не увидит. Никому и в голову не придет проверять, прикрыта дверь или нет.

— Да, верно. Значит, я жду вас здесь.

Она снова села на скамейку. А мы, все остальные, пустились в обратный путь. Свою работу по расчистке сталактитов наши спутники закончили. Присев отдохнуть, я вдруг почувствовал, как что-то сыплется на меня с потолка. Это было каменное крошево, в котором иногда попадались куски величиной с боб или орех. При свете факелов я обнаружил прямо над собой узкую щель, откуда и сыпалась порода. Я не придал значения такой мелочи, но, как оказалось позже, для нас это было крайне важно.

Когда путь стал свободен, я отдал приказ разделиться на две группы. Со мной наверх поднимутся оба шамана и один факельщик. Другие, взяв наших запасных лошадей, под руководством Паппермана отправятся ранее открытым путем к Таинственному водопаду. Оттуда они потом доберутся к «замку».

Мы подождали, пока они уехали, потом я завязал шаманам глаза и напомнил о бесполезности сопротивления. Проделав это, я взял за руку команча, а Инчу-Инта — кайова. Факельщик встал впереди.

Итак, мы поднимались уже изведанным путем к комнате с цветами. Поскольку глаза пленников были закрыты, двигались мы медленно и встали на последнюю ступеньку не через полчаса, как я обещал Душеньке, а через добрый час. Как только я чуть отодвинул плиту, тотчас же услышал голоса. Я открыл люк так бесшумно, как только мог, потом крайне осторожно заглянул наверх. На скамейке напротив креста сидел Тателла-Сата, а вокруг него — двенадцать вождей апачей, ни одного из которых я не знал. Душеньки не было видно.

Старшему из них было не больше пятидесяти. Старый Хранитель Большого Лекарства говорил очень взволнованно:

— Наш Добрый Маниту во много раз величественнее, чем думали раньше красные люди. Они полагали, что он лишь их Бог, а не Бог всех живущих людей. Если бы это было так, как бы он был мал, ничтожно мал! Бог малочисленных бедных индейцев, которые разбиты, сломлены и раздавлены бледнолицыми! Как силен должен был быть Бог бледнолицых! И как велико должно было быть желание, чтобы Бог белых занял место обессиленного Маниту индейцев! И это желание исполнилось прежде, чем мы почувствовали и приняли его. Смотрите сюда, на крест! Он цветет, чтобы спасти нас! Он забирает у нас Маниту, чтобы дать нам Маниту! Он говорит нам, что есть только один Единственный, Всесильный, Всемудрый, Всезнающий и что мы лишаемся его всесилия и вселюбия, желая Бога только для нас одних, самой несчастной из наций и худшей из рас!

Крест покоится на земле, но стремится ввысь, к Богу, — таково его предназначение. Но он еще и распахивает руки, чтобы обнять каждого и весь мир. Никто из нас этого раньше не знал. И только Олд Шеттерхэнд принес нам знание. А мы не приняли его. Только один-единственный воспринял благую весть — Виннету! Он наблюдал, он испытывал. Он начинал думать. И чем крепче становилось убеждение, тем чаще он приходил ко мне, чтобы попросить разрешения вырастить в месте моей молитвы эти цветы покаяния и этот крест.

Его сокровенным желанием было привести ко мне Олд Шеттерхэнда. Его белый брат должен был увидеть здесь, что мысль о кресте и думы о Единственном Великом Маниту пустили корни в сердце его красного брата и дали плоды. Но я был против. Я ненавидел Олд Шеттерхэнда. Тогда Виннету, великий и несравненный, ушел и больше не возвращался. Но то, что жило в его сердце, вернулось. Оно пришло ко мне! Оно ежедневно гнало меня сюда, в это помещение. Оно учило меня размышлять. Оно принесло мне свет. Оно научило меня молиться не слабому, маленькому Маниту красных людей, а сильному и высокому Маниту Олд Шеттерхэнда, который один в состоянии вселить в нас, красных детей, новые души, чтобы мы наконец стали теми, кем должны стать, хотя пока еще не стали.

Сегодня он здесь, Олд Шеттерхэнд, которому я обещал свой дом и свое сердце. Сегодня я люблю его. Сегодня я знаю, что я ничего не смог бы без него, так же,. как и красная раса ничего не смогла бы сделать без белой. Он будет тем бледнолицым, который вернет утерянные нами «лекарства». Знаете, что это означает? Именно он объединит нас в любви, хотя сами мы по глупости хотим погибнуть в ненависти. А пока мы…

На этом он оборвал свою речь. Наш факел начал громко трещать, и предательский дым стал выползать из отверстия рядом со мной. Его тотчас учуяли острые носы индейцев, и мне ничего не оставалось, как вылезти из люка и в полный рост подняться.

— Олд Шеттерхэнд?! — воскликнул Таттела-Сата, вскочив со своего места.

— Олд Шеттерхэнд?! Это он? — в свою очередь стали повторять вожди.

— Да! — подтвердил шаман. — Откуда ты?

Последние слова уже были обращены ко мне. Я молча направился прямо к нему, вытащил карту, отнятую у команча, развернул и подал шаману. Он воскликнул:

— Она из тайной библиотеки! Вот эту важнейшую карту украли у моего предка! Все это время мы тщетно искали ее и вора. Подозревали тогдашнего шамана команчей, который гостил здесь и часто посещал библиотеку. И вот теперь Олд Шеттерхэнд принес ее мне. Какое чудо, какое великое чудо! Откуда она у тебя?

— От правнука того вора. Я покажу.

По моему зову явились Инчу-Инта и факельщик, несшие на плечах обоих пленников. Вожди апачей тотчас узнали их. Они издали громкие восклицания, но я остановил их взмахом руки и тихо сказал:

— Спокойно. Пусть враги не узнают, где они находятся. Есть ли здесь место, куда можно поместить пленников, чтобы никто их не увидел?

— У нас тут надежное и крепкое подземелье, — ответил Тателла-Сата.

— Тогда пусть Инчу-Инта оставит их там, а потом вернется. Мне он еще нужен.

Тателла-Сата вполголоса отдал гиганту несколько распоряжений. Представьте себе удивление вождей!

Я рассказал им то, что счел нужным, поскольку полностью выкладывать все свои планы и намерения пока не собирался. Когда я закончил, вернулся Инчу-Инта и доложил, что пленники надежно спрятаны и что Папперман со спутниками прибыли в «замок». Я велел ему сопроводить меня в пещеру и позаботиться о двух новых факелах. Душенька пожелала было идти вместе с нами, но я запротестовал. Тогда Тателла-Сата попросил меня доверить ему мою скво. Они вместе будут ждать посещения Кольмы Пуши, с которой он с большим удовольствием познакомит Душеньку. Я, разумеется, ни малейшим образом не возражал.

У меня была важная причина еще раз спуститься в пещеру. Оставалась неизведанной маленькая ее часть — узкая тропа, которую не заметили мои спутники. Я взял с собой только Инчу-Инту, потому что он был доверенным лицом шамана, — ведь речь шла об очень щепетильном деле. Поскольку широкая дорога выходила в долину позади водопада, а узкое ответвление — в «замок», значит, находящаяся между ними третья тропа должна была выходить на поверхность между водопадом и «замком». Когда я спрашивал себя, какое место там самое подходящее, всякий раз делал вывод: Утес Дьявола, или, как его называли, Ухо Дьявола, мимо которого мы шли, когда шаман показывал нам водопад. Наверняка то место сообщалось с большой пещерой. Кто знает, какие важные связи существовали между верхом и низом сотни лет назад. Поэтому я не мог довериться случайному провожатому и взял с собой только верного Инчу-Инту.

Достигнув нужного места и расчистив путь, мы вскоре обнаружили тропу, ведущую кверху. Мое предположение подтвердилось. Неясно только было, куда она выходила.

Мы уже собрались отправиться по неизведанному пути, когда услышали какой-то треск, доносившийся со стороны развилки. Мы подняли факелы выше и поспешили в том направлении. Очень скоро мы поняли, что крошился камень памятника, как раз в том самом месте, где я недавно сидел и где на меня сыпалась порода. Расщелина заметно расширилась и явно стала больше, чем раньше. На полу валялись куски сталактитов внушительных размеров. Проходить здесь уже было небезопасно. Но я и на этот раз не придал происходящему особого значения, потому что не имел ни малейшего понятия об истинных причинах обнаруженного явления.

Мы вернулись назад и вошли в боковой коридор. Гигант Инчу-Инта не переставал удивляться:

— Как будто ты и есть Виннету! Все слышишь, все видишь, все находишь! А мы, которые вечно здесь живем, ничего не слышим, ничего не видим и не знаем. Ты как он, а он был как ты.

Тропа вела нас от пещеры к пещере, пока мы не натолкнулись на ступени, высеченные в камне. Но мы не увидели ни двери, ни стены, ни плиты. Вместо них перед нами оказалось бесчисленное множество корней, торчащих прямо из земли, именно из земли, а не из камня, которого здесь почти не было. Нам пришлось прибегнуть к помощи ножей, чтобы продвигаться вперед. Наконец дневной свет, пробивавшийся сквозь ветви густого кустарника, засвидетельствовал, что мы вышли наружу.

Мы проползли сквозь кусты, стараясь как можно меньше шевелить ветками, и оказались на левом Ухе Дьявола, то есть именно там, где я и предполагал.

— Уфф! — вырвалось у Инчу-Инты. — Это чудо!

— Открыть заново давно забытое — вовсе не чудо, — заметил я. — Мы сейчас на вашем Утесе Дьявола.

— Эту тайну не смог бы открыть ни один смертный!

— В самом деле?

— Конечно. Даже Виннету не сделал этого!

— Так подожди же! Может, ты сам это сделаешь.

— Я? — удивился Инчу-Инта.

— Да, ты! Но ты должен молчать и не говорить об этом даже Тателла-Сате, хотя бы некоторое время!

— Буду молчать! — заверил взволнованный гигант, так и не оправившийся от удивления.

— Хорошо. Давай заберемся на Ухо Дьявола и познакомимся с его свойствами.

Мы поднялись наверх. Все здесь очень напоминало тот Утес Дьявола, где Молодой Орел уложил медведя. Тут, как и там, были два утеса. А на другой стороне дороги — еще два; они точно так же располагались неподалеку друг от друга. На первый взгляд получались два эллипса, но склонный к размышлению наблюдатель сразу заметил бы, что эта фигура появлялась лишь тогда, когда мысленно связывались через проезжую дорогу все четыре утеса. Вот тогда и получался большой двойной эллипс с четырьмя фокусами: двумя по эту сторону и двумя по ту, что позволяло проводить акустические эксперименты.

Внезапно какая-то дисгармония в окружающей природе нарушила ход моих размышлений. Конечно же, ее создавала статуя Виннету. Только сейчас я смог оценить, какой безумный вес должна была иметь конструкция и какое огромное количество рабочих были заняты тем, что пытались соорудить ее из каменных плит, закрепляя их железными скобами и болтами. Размеры лесов, на которых должны работать монтажники, судя по нижней части фигуры, предполагались поистине гигантские. Увидев, что все мое внимание поглощено этим невиданным зрелищем, Инчу-Инта произнес:

— Их охватила лихорадка. Они уже поняли, что не все их поддерживают, поэтому хотят, чтобы фигура произвела грандиозное впечатление на всех их сторонников. Когда я ходил за факелами, я узнал, что теперь они решили работать над статуей днем и ночью, потому что прослышали, что и ты против нее. Но они полагают, что все-таки смогут перетянуть тебя на свою сторону.

— Вот как! Наверное, мистер Оки-Чин-Ча, которого зовут Антонием Пэпером, старается больше всех. Ну-ну! А мы вернемся к нашей сегодняшней задаче. Сейчас мы узнаем, сможешь ли ты открыть тайну вашего Утеса Дьявола. Я останусь здесь, а ты пойдешь на ту сторону и заберешься на первый Утес. Там остановишься и обычным голосом назовешь десять четных чисел начиная с любого. Я вряд ли смогу на таком расстоянии услышать твой голос, но тем не менее назову те же цифры.

— И я их услышу?

— Конечно.

— Быть того не может!

— Посмотрим. Иди. Но никому не говори, куда ты идешь и зачем.

Индеец с недоверчивым видом удалился. Я смотрел ему вслед, не выдавая своего присутствия проезжающим по дороге людям. На него они не обратили никакого внимания.

Инчу-Инта пересек дорогу и поднялся на первый Утес Дьявола. Можно представить, с каким напряжении я ожидал, удастся ли эксперимент. Я весь обратился в слух. И вот, слава Богу, эти десять цифр, от двух до двадцати, прозвучали. Я выдержал паузу, после чего повторил их так же медленно и четко, как он их произнес.

— Уфф! — услышал я удивленный возглас индейца. — Это ты или не ты?

— Это я, — ответил я.

— И ты меня слышал?

— Точно так, как и ты меня. Сейчас ты перейдешь на второй Утес Дьявола и скажешь что-нибудь другое.

— Что?

— Что-нибудь. Задай вопрос — я отвечу. Итак, давай!

— Хорошо, иду!

Я тоже спустился с утеса и направился к другому. Там зарослей не было, и я очень быстро оказался наверху. Тут же я услышал, как хрустнули ветки, и до меня донеслось:

— Ты еще там? Ты слышишь меня?

— Да, слышу, — ответил я, не говоря о том, что уже сменил место.

— Мне посчитать снова?

— Десять нечетных чисел.

Он произнес десять чисел, от тридцати одного до сорока девяти, а я повторил их за ним. Затем я попросил его вернуться на старое место, чтобы еще раз произнести десять чисел. Я видел, как он спускался, а потом снова поднимался на другой утес, но так ничего и не услышал. Теперь я знал все. Все дело в месте, которое выбираешь.

Я спустился с утеса и направился к дороге.

— Ты не ответил в последний раз, — сказал Инчу-Инта, подойдя ко мне. — Или, может, это я не услышал тебя? Что за чудо! Уфф! На таком удалении ни один человек не поймет ни слова, и все же я тебя понял. Как это объяснить?

— Подумай сам! Именно ты должен разгадать тайну.

— Ты шутишь! Почему я должен ломать себе голову над тем, что ты уже давно знаешь? Если бы ты этого не знал, разве указал бы мне точное место? Могу я узнать секрет?

— Если Тателла-Сата позволит, то да.

— Я и теперь не имею права рассказывать ему об этом?

— Скажи ему только, что мы разгадали тайну. Больше ничего и никому не говори! Иначе можешь навлечь на себя беду. А сейчас пойдем наверх, в «замок», — солнце уже садится.

Небо затянулось золотистыми прозрачными облачками. На западе появились алмазные блики. Это сверкал, отражаясь в лучах заходящего солнца, Таинственный водопад. Как жаль, как безумно жаль, что воздвигаемая перед ним мертвая каменная фигура мешала полностью насладиться этой красотой. Мы стояли на развилке дороги и долины, наслаждаясь открывающимся видом. Отсюда, если смотреть из Верхнего города, Таинственный водопад представал во всем своем великолепии. Только громоздкая фигура торчала на его фоне, как бельмо на глазу. Деревянные леса, поднимающиеся перед этой божественной пеленой, в полном смысле резали глаз. К тому же невооруженным взглядом было видно, что они выстроены без применения отвеса. Лишь одна-единственная несущая конструкция стояла вертикально. Эти наблюдения казались мне совершенно неважными. Но во всем, что происходит в мире, нет ничего случайного, и в этом мне очень скоро в очередной раз пришлось убедиться.

Теперь мы шли к «замку». Инчу-Инта всю дорогу молчал. Очевидно, его мысли заняты были сегодняшними открытиями. Добравшись до вершины, мы расстались; он отправился к Тателла-Сате, а я к себе, где полагал встретить Душеньку. Она действительно была там, но не одна. С ней сидела Кольма Пуши.

Когда я вошел, они поднялись мне навстречу. Надо сказать, что имя Кольма Пуши на диалекте моки означает Черноглазая или Темноокая. По этим глазам, с их неповторимым блеском, я и узнал ее, хотя она сильно изменилась. Она была значительно старше меня. Ее фигура, прежде такая гибкая, заметно согнулась. Седые волосы были уложены в тонкие косы, а постаревшее лицо испещрено множеством маленьких морщинок — результат переживаний и размышлений. И все же оно было прекрасно, ее лицо! Само собой разумеется, теперь Кольма Пуши была одета не в мужскую, а в женскую одежду. Она смотрела на меня долго и испытующе и в конце концов воскликнула:

— Да, это он! Такой, как прежде! Несмотря на прошедшие годы! Могу ли я приветствовать Олд Шеттерхэнда?

Она спросила не протягивая мне руки.

— А разве есть причина не делать этого? — ответил я.

— Да, Олд Шеттерхэнд — наш противник в постройке памятника.

— Может быть, противник, но не враг! Я всегда чтил Кольму Пуши, любил и восхищался ею и буду хранить это чувство, пока я жив. Я прошу протянуть мне руку, которая могла быть так мужественна и храбра, но одновременно так нежна и благосклонна!

Тут ее лицо посветлело, и мы протянули друг другу руки. Я крепко прижал ее к себе и поцеловал в глаза. Потом мы сели рядом, чтобы продолжить прерванный моим появлением разговор.

Очень скоро я понял, что Кольма Пуши многому научилась за последние десятилетия. Вместе со своими внуками, Янг Шурхэндом и Янг Апаначкой, она духовно выросла, но, к сожалению, не ушла дальше мнений и взглядов последних. Она была увлечена чисто внешними знаками почитания Виннету и верила, что я и Душенька чувствуем то же самое. Когда же возникли разногласия, она убедила себя, что наше присутствие поможет разрешить их. Она приехала совсем недавно, с Олд Шурхэндом и Апаначкой, и сразу же узнала, что с нами обошлись пренебрежительно и что мы были персонально встречены Тателла-Сатой, отведены им в «замок», став там его особыми гостями. Это еще сильнее обострило конфликт между Нижним и Верхним городом. В Нижнем городе опасались, что Олд Шеттерхэнд сыграет решающую роль в вопросе возведения памятника, и поэтому Олд Шурхэнд и Апаначка решили не посещать меня в доме Тателла-Саты. Но Кольма Пуши не смогла поступить так. Она попросила позволения у Хранителя Большого Лекарства повидаться с нами, и тот охотно согласился.

В мое отсутствие женщины уже больше часа провели вместе, и Душеньке казалось, что ей уже удалось объяснить гостье то, ради чего мы приехали. Письмо, которое Кольма Пуши прислала нам, заканчивалось словами любви к сестре. И теперь любовь, добро и вера возвратились к ней. То, что я мог сказать по-мужски резко, Душенька сказала в присущей ей мягкой манере, и к моменту моего прихода Кольма Пуши почти согласилась с нашим мнением, — потребовалось совсем немного усилий, чтобы она уяснила мои взгляды. Но когда она попросила меня спуститься в Нижний город и разыскать Олд Шурхэнда и Апаначку, я ответил:

— Я гость Тателла-Саты, и тот, кто избегает встречи с ним, не должен встречаться со мной.

— Неужели это так? — спросила она с сожалением.

— Да! — подтвердил я. — По закону красных людей дом моего хозяина — мой дом. Кто презирает его, тот презирает и меня!

— Прости, но, говоря о презрении, ты ошибаешься! Никому совесть не позволит презирать тебя.

— Ошибаюсь не я. Меня пригласили к горе Виннету. Я приехал. Поскольку меня пригласили, то должны были принять. Но никто даже не пришел ко мне. Это от меня потребовали прийти к вам! И вот теперь тебе суждено выслушать мой ответ.

Душенька знаками давала мне понять, что не следует так напористо говорить с женщиной! Но я знал, чего хотел добиться, а потому продолжал в том же духе:

— Я прошу Кольму Пуши пойти к Олд Шурхэнду и Апаначке и сказать им, что я приглашаю их завтра на обед в мое жилище. Приглашены будут и другие, но кто — я пока еще не знаю.

Тут ее лицо снова стало совсем серьезным.

— Ты думаешь, мои сыновья придут?

— Надеюсь.

— А если нет?

— Тогда я посчитаю это самым большим оскорблением, которое мне когда-либо наносили. Пусть тотчас огородят место схватки, а потом заговорят пули!

— Между такими друзьями, какими были вы?

— Друг, который меня оскорбляет, хуже врага. Скажи им, что я хоть и сед, но все еще Олд Шеттерхэнд. Если они не придут, мы будем стреляться. И тогда ваш комитет полетит ко всем чертям и будет избран новый, достойный этого звания. Виннету был вождем апачей. Каким образом его чествовать — решать только апачам!

— Угроза Олд Шеттерхэнда — это не шутка! Ты говоришь серьезно?

— Абсолютно! Для чего жил Виннету? Во имя чего умер? Разве для того, чтобы стать моделью для молодого художника и такого же юного скульптора? Где его душа? Любой ковбой, авантюрист или бродяга может стоять точно в такой же агрессивной позе, как та глиняная фигура там, внизу, которую назвали Виннету! Прошу, Душенька, покажи ей другого Виннету, нашего!

Моя жена вытащила из чемодана фотографии, сделанные ею дома. Когда я подошел к ней, чтобы отыскать нужные, она шепнула:

— Будь все же добрее. Она же чуть не плачет!

— Она ничего не понимает в искусстве, — ответил я так же тихо, — и боготворит своих внуков. Оставь меня!

Я уже говорил раньше, что взял с собой великолепного «Виннету» Саши Шнайдера. У нас было много снимков с его картины. Я вынул один и повесил на стену, потом зажег лампу. Свет теперь падал на фото с двух сторон, и крест, над которым парил вождь апачей, стал светиться.

— Это наш Виннету, — пояснил я, — а не ваш. Посмотри на него!

Она подняла глаза, но ничего не сказала. Молча подошла ближе, отступила назад, шаг за шагом — снова молчание. На ее лице застыло выражение высшей радости, источник которой она не смогла указать.

В это время в помещение вошел тот, чьего появления ожидали меньше всего, — Тателла-Сата. Видимо, после сегодняшнего открытия — полагаю, Инчу-Инта уже сообщил ему о нем — у него появилось неодолимое желание разыскать меня, чтобы узнать подробности. Увидев фото, он застыл у дверей, не спуская с него восхищенных глаз.

— Уфф! — наконец сорвалось с его уст. — Это Виннету? В самом деле наш Виннету?

Я кивнул.

— Но не плоть, а душа! — продолжал он. — Его душа парит в небесах. Над крестом. Прямо как над тем крестом, который он вырастил у меня дома. Я вижу, что из его волос выпало перо вождя — последнее земное, что у него оставалось. Теперь он спасен, он свободен. И это прекрасно!

Шаман был в восторге. Его губы шевелились, но слов не было слышно. Прошло несколько секунд, прежде чем он громко произнес:

— Это он, да, это он! Если бы мы могли показать его нашим народам таким, каким мы его видим здесь, чтобы они почувствовали его душу!

— Мы сможем это сделать, — заметил я.

— Правда? — еще больше оживился он. — Но ведь его душу не оденешь в мрамор или камень!

— Да нет же! Никакого камня! Его душа выше и величественнее того монумента, который должны воздвигнуть на горе Виннету.

— Не понимаю тебя.

— Скоро поймешь, — быть может, уже завтра. Проходи и садись. Я должен показать тебе еще кое-что.

Он последовал приглашению. Тут заговорила Кольма Пуши:

— Олд Шеттерхэнд, как всегда, одержал верх. Но не один, а вместе с другом и братом Виннету. — Она указала на фотографию: — Конечно, такого Виннету не сделают ни Янг Шурхэнд, ни Янг Апаначка. А теперь я пойду. Я передам твое приглашение, и, надеюсь, те, кого ты хочешь увидеть, придут сюда. Покажешь ли ты им своего Виннету?

— Если они захотят его увидеть.

— До сих пор не ведала, что есть такой образ, который сильнее, чем даже слова проповеди. — С этими словами она вышла.

Да, она в самом деле и не помышляла, каким языком говорит настоящее искусство. Но я знал. Потому и показал этот образ, голос которого достучался до ее сердца. Она поняла его. Все прошлые годы она всегда была благодарна вождю апачей за то, что в ее безрадостной жизни так неожиданно забрезжил маячок счастья. И конечно, его образ не мог не оказать на нее воздействия.

Моя строгость по отношению к ней была намеренной, и теперь мой расчет должен был оправдаться. Когда она удалилась, Тателла-Сата сказал:

— Я пришел, чтобы услышать от тебя все, что ты обнаружил при обследовании пещеры, и показать тебе потом библиотеку, из которой украли карту. Но сначала поговорим об этой картине. У тебя только она, одна-единственная? Если так, то я не имею права высказывать свое желание.

— У меня их много.

— Тогда я попрошу тебя подарить мне одну!

— Бери, она твоя.

— Благодарю тебя! Не странно ли, что Олд Шеттерхэнд всегда приходит к своим красным братьям, чтобы что-нибудь дать им? Он ведь ничего не получал и не получит от них — они бедны. А то, что он дает, — настоящее богатство, для которого не существует цены. Ты думаешь этим образом победить противников?

— Не образом Виннету, а благодаря самому Виннету. Образ лишь ключ, открывающий сердца и разум. Пока у Таинственного водопада они будут возводить монумент, я тоже буду строить.

— Что?

— Фигуру Виннету. Но самую красивую и благородную, какую только может создать художник.

— Ты построишь свой памятник?

— Я? Нет. Если этого не сможет художник, то у меня шансов еще меньше. Автором будет сам Виннету! А его творение уже готово. Мне остается только водрузить его на место.

— Где же оно?

— Здесь, в соседней комнате. Я вырыл его на Наггит-циль. Это написанные им манускрипты. Пусть Шурхэнд с Апаначкой возводят там, внизу, свой памятник. Мы тоже будем строить, но только здесь, у тебя в замке. Посмотрим, чье творение будет готово первым и окажется ценнее! У меня к тебе просьба: устрой завтра обед. Ровно в двенадцать. Я через Кольму Пуши приглашаю Олд Шурхэнда и Апаначку.

— Уфф! Они не придут.

— Они придут. Я передал им, что, если они оскорбят меня отказом, заговорят пули.

— Тогда придут.

— Я приглашаю и всех твоих вождей. А также Атапаску и Алгонку, Вагаре-Тея, Ават-Ниа, Шако-Матто и других. Только тебя не приглашаю — ты выше, чем все они, вместе взятые.

— Делай как тебе хочется. Скажи Инчу-Инте обо всем, что тебе понадобится, скажи о блюдах, которые ты выбрал. Он обо всем позаботится. Могу я только спросить: зачем этот обед?

— Во-первых, чтобы вынудить прийти сюда Олд Шурхэнда и Апаначку. Во-вторых, и это самое главное, чтобы вместе с вождями создать то, что у бледнолицых обычно называется «литературным кружком». Все они будут приходить сюда по вечерам. Ты станешь председателем, а я прочитаю то, что Виннету написал и оставил всем красным, белым и другим людям.

— Уфф! Прекрасно! — воскликнул Хранитель Большого Лекарства.

— В этих бумагах его душа. С нами будет чистая, благородная и истинно великая личность. В сердцах слушателей поселится настоящий образ моего и твоего Виннету. Кто в себе его почувствует, кто душой своей его поймет, тот будет потерян для комитета и мистера Оки-Чин-Чи! Ты согласен со мной?

Шаман протянул мне руку в знак согласия и произнес:

— От всего сердца! Хотя то, что писал наш Виннету, я знаю. Он часто позволял мне бросить взгляд на бумагу. Зная, что думал Виннету, и понимая, что предложенный тобой путь ведет к миру, я выражаю свое согласие.

— Тогда бери портрет и позволь мне показать тебе другой.

Я отдал ему фото, а на его место водрузил большой снимок Мары Дуриме. Едва он его увидел, как вскочил и воскликнул:

— Кто это? Я? Моя сестра? Моя мать? Или какой-нибудь мой предок?

— Это Мара Дуриме.

— Наша королевская дочь Мариме?

— Да, но об этом позже. А теперь я покажу тебе и третий образ.

С этими словами я повесил на стену снимок Абу Киталя. Странное впечатление произвел он на Тателла-Сату. Он пристально вглядывался в него, потом прикрыл веки, задумался и прошептал, не открывая глаз:

— Я знаю его. Мне его описывал Виннету. Он сказал мне, что услышал рассказ про него от тебя. Это самый настоящий насильник, от одного взгляда которого уже болит сердце! Тогда ты назвал его Абукаль.

— Верно! Но только Абу Киталь, а не Абукаль. Я рассказывал о нем Виннету. Возьми себе эти снимки — у меня их много.

Я передал фотографии ему. Лишь когда он взял их в руки, он открыл глаза вновь и произнес:

— Я возьму с собой все три образа. Теперь они крепко завладели моими мыслями. Я их пленник. Сегодня у меня нет времени показать тебе библиотеку. Я сделаю это завтра. Итак, скажи Инчу-Инте, что тебе нужно на обед. Я ухожу.

Странное чувство осталось у нас с Душенькой: фотографии оказались вместе с нами на горе Виннету совершенно случайно, а между тем сыграли такую важную роль. Само собой разумеется, все эти снимки мы собирались брать на завтрашний обед. Приглашение исходило от меня, поэтому она чувствовала себя хозяйкой. Она считала, что лично должна обсудить меню с Инчу-Интой, и сама вызвала великана. Это меня позабавило.

Явившись, он уверил, что ни в чем нет недостатка. Душенька осмелела. Она объявила меню: суп с клецками, курица, рыба, жаркое, вареное мясо, салат, сладости, сыр и тому подобное. Больше всего ей были по душе рагу из дичи и холодный пудинг с ягодным сиропом. Инчу-Инта слушал и кивал — он знал все, он мог все, он обещал все. Хотя, по правде говоря, его лицо заметно вытянулось.

Когда жена назвала приправы и при этом упомянула мельницу для перца, он заверил, что их у него не меньше двадцати штук. Она светилась от удовольствия.

— Слышишь, у них есть все-все! Это будет обед, в который я вложу душу!

— Дорогая Душенька, не хочешь ли ты прежде взглянуть на те прекрасные продукты, из которых собираешься стряпать? — спросил я.

— Да, я это сделаю, — с готовностью ответила она. — Но ты, пожалуйста, останься здесь.

— Почему?

— Там ты мне не нужен. С мелочными людьми каши не сваришь!

— Тогда иди и вари. Удачи тебе на кухне!

— Благодарю тебя! Я скоро вернусь.

Она удалилась, едва не подпрыгивая, как школьница. Инчу-Инта направился следом. Но прежде чем выйти, еще раз развернулся и бросил на меня такой обескураженный взгляд, что я с трудом сдержался, чтобы не рассмеяться.

Через час мне принесли ужин. Душенька передала мне, что она не придет. Прошел еще час — она снова дала мне знать, что ей потребуется еще два часа, чтобы приготовиться как следует.

Мне ничего не оставалось, как погрузиться в манускрипты Виннету. Когда минули указанные два часа, за моей спиной раздался голос жены:

— Иди спать, если ты устал. Я еще долго буду занята.

Я быстро обернулся, но Душенька исчезла. Подождав еще час, я ушел в спальню Виннету и лег. Сколько я спал, не знаю, но проснулся, когда она появилась в дверях. Я закашлял, и она тут же подала голос:

— Ты проснулся?

— Да, только что, — ответил я. — Который час?

— Три часа.

— И ты все это время была на кухне?

— Да, но это не кухня, а что-то совсем другое. Днем я тебе покажу. Здесь все просто грандиозно.

— А как насчет супа из клецок?

— Естественно, его нет.

— А рагу из дичи?

— Тоже нет.

— А пудинг под ягодным сиропом?

— Послушай, тебе хочется меня подразнить?

— А как насчет двадцати мельниц для перца?

— Прошу тебя, замолчи! У тебя несносный характер! Ты невоспитанный и несимпатичный человек, которого лучше не трогать. И все это я должна переносить за мои мучения? Представь себе десять индеанок и четыре индейца в гигантском подвале, который здесь считают кухней! Теперь спокойной ночи.

— Надолго?

— До пяти. Потом я снова должна буду уйти.

— Моя бедная Душенька!

— Прошу тебя, не надо! Я счастлива стряпать для стольких знаменитых индейских вождей. Я даже не мечтала о таком. Спокойной ночи!

Она вернулась в свою комнату, а я снова заснул. Когда я проснулся, было уже довольно поздно. На моем столе лежала записка: «Я уже пять часов на ногах. В половине двенадцатого я разбужу тебя. Обеденный зал уже готов. Если вдруг проснешься раньше, то осмотри его, — может, что-нибудь забыли. О гостях мы заранее не договаривались, поэтому пригласили всех, кого называют вождями. Еды хватит на всех. Есть даже китайский чай из сушеных листьев клубники. Твоя Душенька».

Настоящая Клара! Мне ничего больше не оставалось, как только быстро подняться и позвать Инчу-Инту. Тот сообщил, что меня уже два часа дожидаются двое белых.

— Двое белых? — удивился я. — А я думал, белым запрещено здесь появляться!

— Они друзья Оки-Чин-Чи. Он разрешил им.

— Ах вот как! Они назвались?

— Да, это братья Энтерс.

— Я знаю их. Где они?

— Во дворе. Мне привести их?

— Нет. Я спущусь сам. Что делает моя жена? Где она сейчас?

— Все еще на кухне. Она распоряжается как хозяйка и работает как самая бедная индейская женщина. Утром у нее появилась помощница.

— Кто же?

— Ашта, несравненная жена Вакона, знаменитого шамана сиу. Она узнала, что скво Олд Шеттерхэнда взвалила на себя нелегкий груз приготовления сегодняшнего обеда, и тотчас пришла наверх, чтобы предложить свою помощь. Но смотрите — кто там идет, внизу?

Мы прильнули к окнам. В Нижний город прибыла сотня индейцев, одетых в кожу. Какого они были племени, мы пока узнать не могли. Они повернули к Верхнему городу.

У меня не было времени долго наблюдать за ними, поскольку меня ожидали Энтерсы. Выйдя во двор, я увидел братьев в самом дальнем углу, стоявших так, чтобы не привлекать внимания. Гарриман обрадовался — это было написано на его лице. Зебулон, как всегда, казался сдержанным.

— Вы определенно удивлены тем, что мы здесь, мистер Бартон? — начал первый. — Никто там, внизу, не должен знать, что мы общались с вами. Почему вы не встретились с нами у Темной Воды?

— Потому что нам пришлось уехать оттуда быстрее, чем вы предполагали, — ответил я. — Все четыре племени еще там?

— Сегодня нет — они уже в пути. Через три дня индейцы будут здесь.

— Каковы их силы?

— Четыре тысячи всадников.

— Где они спрячутся?

— Далеко отсюда: в долине, которую называют Долиной Пещеры.

— Вы ее знаете?

— Нет. Но мы уже сегодня отыщем ее, чтобы понять, как нам действовать. Самое главное — предупредить вас!

— Как вас пустили сюда? Ведь здесь не терпят никаких белых.

— Нас рекомендовали мистеру Антонию Пэперу.

— Кто?

— Киктахан Шонка. И нас пропустили.

— Где же вы остановитесь?

— Как раз у Пэпера, у этого мерзавца…

— Как вы сказали? «Мерзавца»? Почему вы его так называете?

— Он другого не заслуживает! Мы прибыли сюда и были честны с ним. Мы передали ему все, что доверил нам Киктахан Шонка. Поначалу он повел себя как лучший наш друг. Он даже распорядился оставить нас у себя. Но потом мы подслушали его разговор с агентом Ивнингом и поняли, что он самый большой подлец из всех, каких мы знаем. Вы только подумайте, мистер Бартон: оказывается, Киктахан Шонка, Пэпер и Ивнинг хотят использовать нас за просто так! А если мы больше не понадобимся, нас спокойно уберут с дороги! Представляете?

— Я не только представляю, но знаю обо всем этом еще больше. Сами Пэпер и Ивнинг обмануты старым Киктаханом Шонкой точно так же, как и вы. Им тоже предстоит исчезнуть, если краснокожим кое-что удастся. Вожди-союзники не собираются ничего отдавать, они стремятся завладеть всем.

— Дьявольщина! Вы тут единственный честный человек среди лжецов и предателей. Скажите хоть что-нибудь, мистер Бартон! Сейчас ваш совет как воздух.

Я посоветовал им самое простое: им следует оставаться у Пэпера, смотреть за ним в оба и сообщать мне обо всем, что они заметят. Что делать дальше, покажет время. Они удалились, а я сделал вывод, что теперь могу доверять им больше, чем раньше. Но перед уходом Зебулон нерешительно спросил:

— Могу я узнать, как дела у миссис Бартон?

— Она жива и здорова. Часто вспоминает вас.

— Это правда?

— Да. Полагаю даже, что вы стали ей нравиться.

Тут его лицо приняло выражение совершенно несвойственное этому человеку, каким мы знали его раньше. Его губы шевельнулись, словно он хотел еще что-то сказать, но не решился.

У ворот они вдруг резко отпрянули в сторону, дав дорогу какому-то всаднику. Я узнал в нем того высокого человека, который возглавлял отряд индейцев, едущих сюда. Не обратив никакого внимания на братьев, он подъехал ко мне.

— Прежде я никогда тебя не видел, — заявил он. — Ты Олд Шеттерхэнд?

— Ты не ошибся, — ответил я.

— Я ехал только к тебе, ни к кому другому. Я слышал, что моя скво гостит у твоей. И вот я прибыл тоже. Меня зовут Вакон. Я привел вам лучших юношей моего племени.

Ловко соскочив с лошади, индеец приветствовал меня как старого знакомого.

— Я твой друг, — улыбнулся он. — Позволь мне стать твоим братом. Покажи мне твою скво и мою, чтобы я приветствовал их обеих.

Я понятия не имел, где искать так называемую кухню. К счастью, появился Инчу-Инта — он нас и проводил. Кухня оказалась на нижнем этаже, в самом конце большого, роскошного зала. Нас встретили Душенька, с облепленными тестом руками и Ашта-мать, ладони которой блестели от жира. Пришлось поздороваться с женщинами на расстоянии, после чего они были отпущены.

Я счел своим долгом лично проводить Вакона к Тателла-Сате. Опущу описание встречи этих великих мужей. Не стану останавливаться и на произнесенных при этом словах.

Тателла-Сата проводил нас в храм, где хранились загадочные реликвии прошлого. Рассмотреть их подробно нам не хватило времени. Когда я опубликую завещание Виннету, я вернусь сюда и обязательно подробнейшим образом осмотрю все. Упомяну лишь о том, что в храме мы увидели гигантскую шкуру давно вымершего серебристого льва, о которой говорил шаман команчей еще в Доме Смерти. Могу уверить, что своими размерами нынешние пумы не идут ни в какое сравнение с теми огромными львами. Рядом висело оперение большого военного орла, о котором упоминал шаман кайова.

Оставались считанные минуты до прихода наших гостей. Две вещи очень тревожили меня: во-первых, придут ли Олд Шурхэнд и Апаначка, а во-вторых, сам обед и обустройство этого очень важного мероприятия. Что касается последнего, то тут я полагался на Инчу-Инту, которого Тателла-Сата проинструктировал более чем достаточно, а также на кулинарное искусство краснокожей и белой цариц кухни. Я попросил Вакона помочь мне во время приема гостей, на что тот охотно согласился.

Прием проходил в том самом помещении, где находилась плита с трубками мира. Едва мы туда пришли, как показались первые гости. Зал быстро наполнился людьми. Последними явились Олд Шурхэнд и Апаначка и тут же принялись оглядывать присутствующих. Наконец наши взгляды встретились — и от ссоры не осталось и следа. Они поспешили ко мне, обняли и попросили сесть рядом. Как я был рад! Теперь я сердцем почувствовал, что выиграю в предстоящей схватке за умы.

Тем временем набили трубки. Я кратко и сердечно приветствовал гостей. Раскуривание трубки описывать не стану — каждый знает. Когда церемонии закончились, настал момент подумать о главном. Я уже хотел было подняться, чтобы произнести речь, как вдруг дверь распахнулась. На пороге стоял Тателла-Сата, Хранитель Большого Лекарства. Как только присутствующие увидели его, все без исключения почтительно поднялись. Я быстро зажег одну из трубок и подал ему. Он, как полагается, сделал шесть затяжек, вернул калюме и сказал тоном повелителя:

— Я — Тателла-Сата, а вы — голоса народа, любимого мной больше всего на свете. Вы должны звучать, а я слушать! Благороднейшим из всех наших людей был Виннету, вождь апачей. И ему будут ставить памятник. Но что это? Неужели мыслям Виннету суждено превратиться в голый камень? И его фигура должна стоять на холодной, пустынной вершине горы? У нас на этот счет другое мнение: его образ не мертв, он жив. Каждый краснокожий должен стать каплей его теплой, благородной крови. Вся красная раса примет вид Виннету, возвысившегося над всем низким. Гордость за нас и радость за Маниту, Величайшего и Единственного для всех. — Он повернулся к Олд Шурхэнду и Апаначке: — Вы и ваши сыновья хотите видеть каменного Виннету. Но неужели вы позволите Виннету стоять у водопада, на радость и удивление толпы? Если этот образ полностью соответствует вашим стремлениям, тогда он должен возникнуть не только перед вашими глазами, но и в вас самих, в ваших душах. Вы должны думать и чувствовать как он! Только тогда вы сможете по-настоящему сравнить и оценить вашего и нашего Виннету. Когда это произойдет, тогда мы и узнаем, кому вы отдали свой голос. Кто согласен со мной?

— Хуг! — ответил я.

— Хуг! Хуг! — зазвучало вокруг.

— Хуг! — воскликнули Олд Шурхэнд и Апаначка, увлеченные речью старика, а скорее, потому, что просто не совсем его поняли.

— Сегодня я приглашаю всех вас ко мне, как только стемнеет, — продолжал Тателла-Сата. — Приведите Янг Шурхэнда и Янг Апаначку, которые знают пока только своего каменного Виннету, и ничего больше. Они познакомятся с настоящим искусством, суть которого не в том, чтобы копировать земное, а в том, чтобы в земном показать небесное. Сегодня вечером они услышат, кого они хотят облечь в камень. Они узнают, чего он требует от них. А когда они услышат это от него самого, мы спросим у них, продолжают ли они настаивать на мертвом образе вместо жизни. Итак, я жду вас всех сегодня вечером. Я все сказал! — Он сделал рукой прощальный жест, повернулся и исчез.

Никто не произнес ни слова. Тут появился Инчу-Инта и сообщил, что трапеза готова. Эта новость тотчас нарушила ход собрания и все последовали призыву поваров.

Добрая Душенька удивила меня вдвойне. Во-первых, на ней была индейская одежда из мягкой, как шелк, кожи, украшенной древним бисером и бахромой. А во-вторых, я просто не ожидал ни от нее, ни от Ашты, что обед будет таким славным, изысканным. Многие блюда были явно рассчитаны на гурманов, хотя приготовлены были из самых простых продуктов. Но именно эти блюда вожди почему-то ели охотнее всего.

Краснокожие едят с удовольствием и много. Все, что подавалось, быстро исчезало, но тут же появлялось новое, как из рога изобилия, пока один индеец, другой, третий не отложили в сторону ножи, серьезно заявив, что им, простите, уже «дыханье сперло». И вот в тот момент, когда обед уже, казалось, должен был закончиться, принесли вдруг целую гору пирогов со всевозможными начинками. Это постаралась плутовка Душенька, которой было все равно, умрут ли ее гости от обжорства или нет. Все пироги были съедены.

Естественно, во время еды беседа велась крайне оживленно. Ничего удивительного, если подумать, сколько ярких личностей присутствовало тут. Я сидел между Олд Шурхэндом и Апаначкой. Мы рассказали друг другу о том, что произошло с нами за долгие годы разлуки, упомянули о недавних событиях, связанных с лошадьми и мулами Олд Шурхэнда. Но для них сейчас самым важным было привлечь меня на свою сторону, а потому последнее и стало главной темой на все оставшееся время трапезы. Я не спорил с ними, а рассказал о том, что мы нашли в Наггит-циль, тем самым исподволь подготавливая почву для того, что ожидало их сегодня вечером. Я узнал, что оба недавно были в одном из представительств компании «Пасифик», финансировавшей строительство; там они получили все необходимое для продолжения работ. Здесь, у горы Виннету, скоро развернется торговля, на которой они надеялись заработать много денег. К железной дороге будут снаряжаться караваны фургонов. Устроить все это теперь было самое время, потому что вот-вот ожидался небывалый поток людей.

После сытного обеда все потянулись в свои палатки. Только Вакон остался у нас вместе со своей скво. Мы вчетвером быстро нашли общий язык. Их дочь находилась наверху, в сторожевой башне, с теми, перед кем Молодой Орел поставил важную задачу. Я предложил подняться к нему наверх. Ашта быстро согласилась и попросила взять с собой старого доброго Паппермана. Но Вакон выразил желание остаться в комнате Виннету, чтобы спокойно изучить завещание. Разумеется, я с удовольствием позволил ему это. Мы позвали Паппермана, а потом через лес поднялись в сторожевую башню.

Молодой Орел искренне обрадовался нам и вывел нас на плоскую крышу своего жилища. Там мы увидели великое изобретение, о котором я пока не буду рассказывать подробно. Речь идет о летательном аппарате неизвестной доселе конструкции. Я увидел два оригинальных крыла из тонкого полотна; они были еще в стадии изготовления. Кроме того, на крыше лежали два больших полых тела, искусно сплетенных из тростника, обладающего крепостью стали и легкостью пуха. Похоже, это были части корпуса. Тут же находился и маленький, но, очевидно, довольно мощный мотор, который юноша доставил на своих плечах с восточного побережья Соединенных Штатов.

Спустившись вниз, мы обнаружили, что Вакон настолько углубился в чтение, что даже не услышал, как мы вошли. Отложив тетрадь в сторону, он поднялся и сказал:

— Да, это Виннету, сам Виннету! Если мы сегодня вечером огласим завещание, в нас зародится великолепное творческое начало. Моя скво не должна пропустить это событие. Я возьму Ашту с собой!

— И меня! — взмолилась Душенька. — Или женщинам запрещено быть среди присутствующих?

— Собственно говоря, да, — ответил за него я. — Но никто не рискнет отказать вам. Речь не идет о собрании вождей, потому что приглашены Янг Шурхэнд и Янг Апаначка. Там, где могут появиться они, и вы имеете право присутствовать.

Только я это сказал, как вошла Кольма Пуши. Она сообщила нам, что Олд Шурхэнд, Апаначка и их сыновья уже у Тателла-Саты. Она явилась вместе с ними, чтобы спросить у нас, будут ли присутствовать Душенька и Ашта, и пожелала присоединиться к ним. Само собой разумеется, ей тоже никто не отказал.

Прибыв к шаману, мы узнали, что все остальные приглашенные уже на месте. Тателла-Сата заранее приказал своим телохранителям проводить всех гостей в великолепную часовню, куда теперь вел нас он сам. Внутри были расстелены шкуры, означающие места для гостей. Горели свечи, сделанные из пчелиного воска. Для чтеца, а им был я, отвели самое высокое и светлое место.

Когда мы вошли, присутствующие поднялись. То, что мы взяли с собой наших жен, ни у кого не вызвало возражений.

Тателла-Сата сказал несколько слов. Он объявил цель нашей сегодняшней встречи и попросил собравшихся быть внимательными, чтобы не пропустить появления того, кому посвящен сегодняшний вечер, — Виннету.

Я начал читать. Первые строки завещания звучали так:

— «Я — Виннету. Меня называют вождем апачей. И я пишу для моего народа. Я пишу для всех людей Земли. Маниту, Великий, Вседобрейший, распростер руки над всеми, кто честен с ним… «

— Виннету! Виннету! Виннету! — раздалось вокруг.

Мой несравненный брат выражался, как всегда, лаконично. Судьба Виннету была судьбой его нации. В первой тетради он описал свое детство, во второй — юность.

Я сидел напротив открытых дверей. Случайно оторвав взгляд от тетради, я увидел в дверях фигуру молодого человека. Неужели Виннету? Неужели он явился из другого мира, чтобы послушать, как читают вслух его завещание?

Слушатели пребывали в глубоком раздумье. Они на лету подхватывали то, что слетало с моих губ. Частенько раздавалось тихое или громкое «уфф!». Фигура в дверях не двигалась. Я читал до полуночи, но никто и не подумал идти спать.

— Дальше, дальше! — звучало со всех сторон.

Вакон вызвался подменить меня, чтобы дать возможность передохнуть. Я согласился. Он читал еще несколько часов, до самого рассвета, а когда первый солнечный луч проник к нам, все увидели, что сидевшим перед дверьми внимательным слушателем был Молодой Орел. Тут я встал и попросил прервать чтение, чтобы вечером продолжить. Все поднялись. Никто не проронил ни слова. Тателла-Сата указал на восток и сказал:

— Пусть мои братья увидят, что пришел рассвет — «юный день», как на языке белых людей называют утро. К этому времени во мне и, если так захочет Маниту, в них рассветет день — новый, юный, прекрасный день, прекраснее, чем все дни, которые были раньше. Я имею в виду новый день красной нации, его вступающие в свои права священные часы! Чувствуете ли вы глубоко в себе душу того, чье завещание мы собрались исполнить? Чувствуете вы его образ, растущий в вас самих?

— Да! — ответил Атапаска.

— Да, он здесь! — подтвердила восхищенная Ашта.

Им вторили остальные, даже Олд Шурхэнд и Апаначка. Только их сыновья пока молчали, хотя и они, я уверен, почувствовали воздействие завещания. Но они прекрасно знали, что их план становился тем призрачнее, чем сильнее было это воздействие. Потому они сдерживали то, что почти готово было сорваться с их губ.

— Мои братья снова придут сюда сегодня вечером? — осведомился Тателла-Сата. — Я жду их в это же время.

— Мы придем, — уверил Алгонка.

— Да, мы придем, — сказала Кольма Пунш, которая теперь полностью была на нашей стороне.

— Мы придем! — подтвердили остальные.

И в этот раз голоса двух юных художников прозвучали вместе со всеми.