Верная Рука

Май Карл

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

 

 

Глава I

В САЛУНЕ МАТУШКИ ТИК

Джефферсон-Сити, столица штата Миссури и одновременно главный город графства Коул, расположен на живописном правом берегу реки Миссури, на возвышенности, откуда открывается необычайно интересный вид на текущую внизу реку и царящую на ней бойкую жизнь. В то время город насчитывал гораздо меньше жителей, чем сейчас, но несмотря на это, имел довольно важное значение благодаря своему географическому положению и тому, что здесь регулярно проводились заседания окружного суда. В городе имелось несколько больших гостиниц, в которых за хорошие деньги можно было получить приличное жилье и неплохой стол. Я, однако, обходил их стороной. Во-первых, вообще не люблю гостиничной жизни и предпочитаю останавливаться там, где можно поближе познакомиться с людьми, а во-вторых, знал о существовании места, где за гораздо меньшую плату предоставляли отличное жилье и превосходно кормили. Этим местом был дом № 15 по Файр-стрит, в котором располагался известный по всей стране — от Великих озер на севере до Мексиканского залива на юге и от Бостона на востоке до Сан-Франциско на западе — пансион, мимо которого, конечно же, не мог пройти ни один настоящий вестмен, волею случая оказавшийся в Джефферсон-Сити. Сюда заходили посидеть, выпить стаканчик-другой и послушать рассказы охотников, трапперов и скваттеров . Заведение матушки Тик было известно как место, где внимательный слушатель имел возможность познакомиться с американским Диким Западом, не испытывая при этом необходимости самому отправляться туда.

Был уже вечер, когда я вошел в общий зал пансиона, где до сих пор еще не бывал. Коня и оружие я оставил на ранчо, расположенном выше по течению реки, где Виннету решил дожидаться моего возвращения. Он не любил жить в городе и без дела слоняться по улицам, и потому предпочел, как всегда, расположиться на природе. Мне нужно было сделать в городе кое-какие покупки, да и одежда моя изрядно поистрепалась. Особенно это касалось моих сапог, они демонстрировали местами наивысшую степень «откровенности» и настолько утратили свое былое состояние, что с неизменным упорством сползали вниз до самых ступней, сколько бы я ни старался подтянуть голенища повыше.

К тому же, я хотел навести справки об Олд Шурхэнде, который во время нашей последней с ним встречи не мог сказать мне ничего определенного и лишь посоветовал: «Если вы когда-нибудь случайно окажетесь в Джефферсон-Сити, зайдите в банковскую контору „Уоллес и К°“, там вы узнаете, где меня в данное время можно найти».

И вот теперь я оказался в этом городе и, разумеется, не хотел упустить такую возможность.

Итак, был вечер, когда я вошел в салун. Он представлял собой длинное и довольно широкое помещение, ярко освещенное множеством ламп. Примерно половину из двух десятков стоявших в зале столов занимала весьма пестрая компания, как мне удалось разглядеть, несмотря на плавающие в воздухе густые клубы табачного дыма. Здесь было много хорошо одетых джентльменов: они щеголяли выступающими из рукавов белыми бумажными манжетами, сдвинутыми на затылок цилиндрами, а ноги в лаковых полусапожках ставили на стол. Отдельно сидели трапперы и скваттеры всех разновидностей, облаченные в не поддающуюся описанию одежду; это были люди с самыми разными оттенками кожи — от совершенно черного до белого, как молочная сыворотка, с курчавыми, волнистыми или прямыми волосами, толстыми или тонкими губами, приплюснутыми негритянскими или прямыми европейскими носами; плотовщики и корабельные матросы — в сапогах с высоченными голенищами и блестящими ножами рядом с револьвером за поясом; метисы и мулаты всех цветов и оттенков.

Между столами с необычайным для столь дородного тела проворством сновала почтенная матушка Тик, зорко следя за тем, чтобы ни один из гостей ни в чем не испытывал нужды. Она знала здесь всех, каждого называла по имени, то и дело бросала по-матерински теплый взгляд на одного или украдкой грозила пальчиком другому, который, как ей казалось, готов был затеять ссору. Подошла она и ко мне, когда я сел за стол, и поинтересовалась, чего я желаю.

— Могу я получить кружку пива? — спросил я.

— Конечно, — приветливо кивнула она, — и очень даже неплохого. Люблю, когда мои гости пьют пиво: это и полезнее и безопаснее, чем бренди, которое многим затуманивает разум. Вы, как мне кажется, немец, сэр. Я угадала?

— Да.

— Я сразу это поняла, когда вы попросили пива. Немцы ведь всегда пьют пиво, и правильно делают. Вы у меня раньше не бывали?

— Пока нет, но сегодня хотел бы воспользоваться вашим гостеприимством. У вас найдется для меня хорошая постель?

— У меня все постели хорошие!

Она окинула меня критическим взглядом. Похоже, мое лицо ей нравилось значительно больше, чем прочие составляющие моего внешнего облика, ибо, оглядев меня, она сказала:

— Вы, я вижу, давно не меняли рубашку, но глаза у вас добрые. Будете квартировать дешево?

«Квартировать дешево» здесь означало спать вместе с другими в одном помещении.

— Нет, почему же, — ответил я. — Был бы даже очень признателен, если бы мне отвели место не в общем зале, а в отдельной комнате. Можете не сомневаться, я в состоянии заплатить, хотя мой костюм и не из лучших.

— Я верю вам, сэр, и комнату вы получите. Вы, наверное, голодны, так вот вам меню.

Она протянула мне меню и ушла за пивом. Эта добрая женщина была приветливой и расторопной хозяйкой, которой доставляет удовольствие видеть вокруг себя довольные лица гостей. Да и весь салун был обставлен скорее на немецкий, нежели на американский манер, благодаря чему я чувствовал себя почти как дома. Мой стол располагался по соседству с длиннющим общим столом, за которым уже не было ни одного свободного места. Когда я вошел в зал, то сидевшие за этим столом господа, в которых с первого взгляда можно было узнать истинных джентльменов — очевидно, жителей Джефферсон-Сити и постоянных клиентов матушки Тик, прервали оживленную беседу и обратили свое внимание на меня; но это продолжалось лишь до тех пор, пока ко мне не подошла хозяйка заведения, после чего они, видимо, решили, что я для них особого интереса не представляю, и остановившийся было рассказчик продолжал:

— Да, да, можете мне поверить, джентльмены: во всех Соединенных Штатах не было большего негодяя, чем этот Канада-Билл. А если кто сомневается в моих словах, так я готов хоть сейчас подтвердить их парой дюймов холодного железа под шкуру! Ну, как, господа, желает кто-нибудь из вас подобных доказательств?

— Нет, нет, мы вам охотно верим! Да мы и сами это знаем, — ответил один из упомянутых мною джентльменов.

— Лучше, чем я, вы этого знать не можете, сэр!

— Конечно, конечно! У вас, надо полагать, были с ним свои счеты?

— Счеты, говорите? Как бы не так! Не счеты, а громадная, толстенная долговая книга, господа! Это была личность настолько одиозная, что о нем писали даже британские газеты. Но, клянусь, господа, ни у одного человека в мире не было столь веских причин ненавидеть его, как у меня.

Похоже, рассказчик, как и я, был здесь впервые, ибо после этих его слов присутствующие стали глядеть на него как-то по-особому. Это был долговязый и очень худой человек, одетый в охотничий костюм из бизоньей кожи, который, судя по всему, служил своему хозяину так давно, что состоял уже из одних только заплат. Штаны были ему коротки и болтались на внушительном расстоянии от мокасин, тоже многократно зашитых вкривь и вкось оленьими жилами. На голове у него сидел головной убор, который, видимо, когда-то был меховой шапкой, но со временем полностью вытерся и напоминал теперь нахлобученный на голову медвежий желудок. Из-за пояса, увешанного бессчетным количеством дорожных принадлежностей, торчали, помимо прочего, длинный охотничий нож, револьвер и томагавк; через левую подмышку и правое плечо вокруг тела было обмотано веревочное лассо. Рядом с ним стояло старое ружье, от тыльной стороны приклада до самого ствола испещренное многочисленными насечками, зарубками и прочими загадочными для непосвященного наблюдателя знаками.

— Вы заинтриговали нас, сэр, — продолжал джентльмен. — Нельзя ли узнать подробнее, чем этот мерзавец так досадил вам?

— Хм! Вообще-то о таких кровавых делах лучше всего помалкивать. Но раз уж мы собрались за этим столом и завели такой разговор, то я, так и быть, исполню вашу просьбу. Видите ли, джентльмены, Штаты — страна удивительная, где великое тесно соседствует с ничтожным, а добро — со злом. И вот что я вам скажу, господа: все три раза, что мне приходилось иметь дело с этим подлейшим из подлецов, при сем неизменно присутствовала самая знаменитая личность из всех, кого мы с вами знаем!

— И кто же это был?

— Линкольн, сэр, Авраам Линкольн!

— Линкольн и Канада-Билл? Расскажите, расскажите, нам необходимо это услышать.

— Расскажите, расскажите! — дружно подхватили остальные. — Да и откройте же нам наконец ваше имя!

— Мое имя, джентльмены, запомнить очень просто, и, возможно, вам уже приходилось его слышать. Меня зовут Тим Кронер.

— Тим Кронер? Вот это здорово! Тим Кронер, знаменитый «человек из Колорадо»! Мы вас приветствуем, сэр! Нигде не сыскать лучшего охотника, чем вы! Выпейте, выпейте с нами!

Сколько было за столом народу, столько рук, держащих бокалы, разом протянулось в его сторону, но он жестом остановил их и сказал:

— Значит, мое имя вам знакомо? Да, я тот самый человек из Колорадо, и вы сейчас услышите мой рассказ.

Он устроился поудобнее и начал:

— Вообще-то мой дом в Кентукки, но, когда я был еще малышом, едва способным держать в руках ружье, мы перебрались на юг, в Арканзас, чтобы поглядеть, действительно ли тамошние земли так хороши, как о них рассказывали. Под словом «мы» я имею в виду своих родителей и нашего соседа Фреда Хаммера с обеими его дочками — Мэри и Бетти. Хаммер был немец и всего лишь за несколько лет до этого перебрался в Америку из Германии. И пусть меня вымажут дегтем и обваляют в перьях, если в целых Штатах можно было сыскать девушек краше и добрее этих двух юных леди. Мы вместе росли и всячески старались угодить друг другу. И вот в один прекрасный день я, поразмыслив, понял, что Мэри создана не для чего иного, кроме как быть моей женой. Вы, конечно, думаете, что я тут же раструбил об этом на весь свет… и правильно делаете, так оно и было, ведь и Мэри думала обо мне не иначе, как о своем будущем муже. Родители, естественно, были согласны, и уже начались приготовления к свадьбе и хлопоты по приведению в порядок наших общих дел.

Вот это, скажу я вам, была жизнь — как в раю. И каждому из вас, господа, я пожелал бы такую же — только чтобы эти счастливые дни оказались для вас не такими скоротечными, как для меня.

Как-то раз я отправился в лес, чтобы выбрать и отметить подходящие стволы для постройки ограды. И вижу, как сквозь чащу едет верхом человек и останавливает своего жеребца рядом со мной.

— Привет, парень! — говорит он мне. — Есть тут поблизости какое-нибудь ранчо?

— И даже целых два, где каждый с удовольствием найдет себе пристанище, — отвечаю я.

— А где находится ближайшее?

— Пойдемте, я провожу вас!

— Спасибо, не нужно. Вы, я вижу, заняты работой, а я, зная направление, уж как-нибудь не заблужусь.

— Я уже закончил. Пойдемте!

Незнакомец и сам был еще молод — пожалуй, всего лишь года на два или три старше меня. Одет он был в новенький охотничий костюм из оленьей кожи и прекрасно вооружен, а конь его был так бодр и свеж, словно его только что вывели из стойла — в общем, сразу было видно, что им обоим в последнее время не пришлось особенно напрягаться, иначе они не выглядели бы так свежо. Обычай гостеприимства не позволял мне интересоваться его именем и разными другими подробностями, так что я молча шагал рядом с его конем, пока, наконец, он сам не заговорил:

— А далеко от вас до ближайшего соседа, парень?

— Вон туда, в сторону гор, — пять, а через реку — восемь миль.

— А вы давно живете в этих местах?

— Не то чтобы очень — как раз недавно закончили строить дом.

— А как ваше имя, парень?

Меня коробило от его обращения. И что он пристал ко мне с этим «парнем» — будто я ему мальчишка, которого можно снисходительно похлопать по плечу! Я постарался быть предельно кратким:

— Кронер.

— Кронер? Прекрасно! А меня зовут Уильям Джонс, и сам я с севера, из Канады. А кто владелец второго ранчо, о котором вы говорили?

— Он немец, а зовут его Фред Хаммер.

— А сыновья у него есть, парень?

— Две дочки.

— Хорошенькие?

— Не знаю, парень. Взгляните на них сами!

Его явно рассердило, что я тоже назвал его «парнем». Он замолчал и не произнес больше ни слова до самых ворот нашего дома.

— Кого это ты привел, Тим? — спрашивает меня отец, который кормил во дворе индюшек.

— Не знаю точно, кто он такой, но зовут его Уильям Джонс и он из Канады.

— Добро пожаловать, сэр! Слезайте с коня и заходите в дом!

Отец подал ему руку и провел в дом, поручив мне заботу о животном. Я отвел коня, вошел в дом и увидел вот что: незнакомец совершенно бесцеремонно потрепал Мэри за щеку и при этом еще сказал:

— Черт возьми, до чего же вы прелестны, мисс!

Мэри покраснела, но тут же нашлась:

— Вы, наверное, выпили лишнего, сэр?

— Вот уж нет, мисс, — в прерия виски не подают.

Он захотел обнять ее, но она с такой силой оттолкнула его от себя, что он отшатнулся назад и чуть не опрокинул стул.

— Ого! А вы — отчаянная бабенка! Ну ничего, в другой раз будете посговорчивее!

Тут уж я не стерпел, подошел к нему и поднес к самому его носу свой кулак.

— Эта мисс — моя невеста, и кто прикоснется к ней без моего разрешения, рискует убраться отсюда с продырявленной шкурой! Законы гостеприимства для нас святы, а кто ими злоупотребляет, с тем обращаются соответствующим образом. Вот так-то, парень!

— Черт побери, да вы прямо оратор, мой мальчик! Так, значит, у вас уже есть невеста? Что ж, тогда я уступаю!

Он повесил ружье на стену, уселся поудобнее и вообще вел себя как дома. И мне, и моему отцу этот человек сразу же не понравился, да и мать была с ним не слишком обходительна. Но это его, похоже, ничуть не смущало; у него был такой вид, как будто ничего и не произошло, а когда под вечер к нам заглянул на часок наш сосед Фред Хаммер с дочкой Бетти, Джонс принялся развлекать всю компанию рассказами о приключениях, которые ему якобы довелось пережить во время скитаний по прерии.

Ставлю десять связок бобровых шкурок против облезлого кролика, что этот человек и одной ногой не ступал в прерию — уж слишком чистеньким он выглядел. Мы ему так и намекнули. И тогда он, чтобы как-то выбраться из неловкого положения, полез в карман и вынул колоду игральных карт.

— А вы в карты любите играть, господа? — спросил он нас.

— Да так, играем иногда, — ответил ему отец. — Наш сосед Фред родом из Германии, и там есть замечательная игра, которая называется «скат». Он и нас ей научил, так что мы иногда вечерами поигрываем, если больше нечем заняться.

— А вы не слыхали об игре, которую в Старом Свете зовут «листик тмина», мистер Хаммер? — спросил Джонс.

— Нет, что-то не припомню.

— Здесь ее называют «три карты», и, клянусь, это самая замечательная игра из всех, какие только существуют на свете. Я, правда, и сам играл в нее всего лишь один раз, но, если хотите, могу вам ее показать.

И действительно, игра всем нам понравилась, и очень скоро мы настолько увлеклись ею, что даже женщины отважились поставить на кон по нескольку центов. Казалось, что Джонс и вправду не очень-то разбирается в игре: мы почти все время выигрывали, и уже довольно скоро ему пришлось ставить на кон кусочки самородного золота, которого он имел при себе достаточно много. Мы совсем осмелели и начали повышать ставки, но тут неожиданно удача от нас отвернулась, и мы постепенно не только лишились всего выигрыша, но были вынуждены расплачиваться уже собственными деньгами. Редкие же выигрыши только раззадоривали нас. Женщины давно уже вышли из игры, да и я в конце концов тоже остановился. Отец же с Фредом Хаммером хотели непременно отыграться. Несмотря на мои предостережения и просьбы женщин, они все увеличивали ставки, и игра стала приобретать все более рискованный характер.

И тут я вдруг заметил одну странную манипуляцию со стороны Джонса; в ту же секунду я схватил его за левую руку и вытащил у него из рукава лишнюю карту — этот мерзавец оказался шулером, игравшим четырьмя картами! Джонс вскочил с места.

— Какого дьявола, парень? — гневно воскликнул он. — Какое вам дело до моих карт?

— Точно такое же, как вам — до наших денег, сэр! — ответил отец и быстро придвинул к себе весь выигрыш, лежавший перед Джонсом на столе.

— Отдайте доллары! Они — мои, и кто на них покушается, тот — вор!

— Стоп, сэр! Это кто подтасовывает карты, тот — мошенник, который немедленно возвращает все добытое нечестным путем. Сейчас можете отправляться спать, а рано утром убирайтесь восвояси! Только законы гостеприимства не позволяют мне показать вам сейчас же, как играют в карты по-честному!

— Я — ваш гость? Да я не желаю оставаться им ни секундой дольше! Я покину ваш дом сразу же, как только верну назад украденные у меня деньги!

— Что ж, не смею вас задерживать. Можете отправляться туда, откуда пришли, — во всяком случае, я уверен, что вы не из прерии. И деньги свои вы, так и быть, получите, но наших — ни единого цента. Тим, верните его коня к воротам!

— Ах, так? Ну так познакомьтесь с Канада-Биллом!

Он схватился за нож. Но тут поднялся из-за стола Фред Хаммер и положил свою тяжелую руку ему на плечо. Этот гигант был молчалив по натуре, но уж если открывал рот, то его мнение моментально становилось понятным для всех.

— Спрячьте-ка нож, а то я вас раздавлю между пальцев, как пирожок с перцем! — пригрозил Хаммер. — Убирайтесь отсюда вместе с вашими деньгами и больше не попадайтесь нам на глаза. Мы — честные люди и сумеем указать такому проходимцу, как вы, дорогу в рай!

Джонс понял, что проиграл, и решил пойти на попятную.

— Ладно уж. Но только хорошенько запомните эти «три карты», вам еще придется заплатить за них!

— Ваших угроз мы боимся не больше, чем паутинок в воздухе. Отсчитай ему деньги, сосед, а потом пусть проваливает!

Джонс получил, что ему причиталось, и направился в выходу. В дверях он еще раз обернулся и сказал:

— Так что не забудьте! Деньги я себе верну и… и еще успею побеседовать с этой очаровательной мисс!

Эх, надо было угостить его пулей тогда прямо на месте!

Некоторое время спустя мне понадобилось отлучиться в Литтл-Рок за покупками к свадьбе. На обратном пути я очень торопился и не вылезал из седла даже ночью, так что к утру смог вернуться на ферму. Дом наш почему-то оказался запертым, а во дворе не было ни лошадей, ни коров. Встревоженный, я поспешил на ранчо Фреда Хаммера, где застал точно такую же картину. Меня охватил страх. Я пришпорил коня и помчался к соседу Холборну, который жил, как я уже говорил при первой моей встрече с Канада-Биллом, в пяти милях от нашего дома. Это расстояние я одолел менее чем за час. Когда я слезал с коня, из дома мне навстречу выбежали в слезах Бетти и моя мать.

— Боже, да вы плачете! Что случилось? — спросил я у них.

Всхлипывая и причитая, они поведали мне о том, что произошло в мое отсутствие.

Бетти с отцом ушли ломать кукурузные початки, а Мэри осталась дома одна. Поле было довольно далеко от дома, но тем не менее им вроде бы удалось расслышать сдавленный женский крик. Они во весь дух помчались к дому и успели заметить уделявшихся на полном скаку всадников, у одного из которых поперек седла лежала связанная девушка. Оказалось, что эти негодяи среди белого дня ворвались на ферму и похитили мою невесту. В доме все было перевернуто вверх дном: исчезли деньги, одежда и оружие вместе с запасами пороха и свинца. Грабители успели еще я выпустить из загона лошадей, чтобы сделать невозможной немедленную погоню.

Фред Хаммер побежал к моему отцу. Здесь с трудом удалось изловить двух лошадей, которых тоже кто-то выпустил из загона. Мужчины взяли оружие и вместе с женщинами сели в седла. Дома заперли, а скотину решили на время перегнать на ферму Холборна. Сосед взял свое старое ружье, сел верхом, и трое мужчин не мешкая отправились в погоню за бандитами, предварительно передав женщинам, чтобы я, когда вернусь, немедленно следовал за ними.

— В какую сторону они поскакали? — спросил я.

— Вверх по реке. По пути они будут оставлять для тебя отчетливые знаки, чтобы ты не разминулся с ними.

Я взял свежую лошадь и поскакал следом. Мне и раньше приходилось слышать о банде бушхедеров , орудовавших на обширном пространстве от среднего течения Арканзаса до самой Миссури, но мы по этому поводу не испытывали особого беспокойства, поскольку разбойники никогда прежде не показывались в наших местах. Неужели Канада-Билл решил прибегнуть к их помощи, чтобы отомстить нам? Меня переполнял такой гнев, господа, что, попадись они мне на пути, я без раздумий бросился бы в самую их гущу, будь их хоть сотня человек.

В дороге я начал встречать обещанные условные знаки: время от времени мне попадались на глаза то обломанный сук, то зарубка на стволе дерева, так что я без особых задержек довольно быстро продвигался вперед. Так продолжалось до самого вечера, пока наступившая темнота не вынудила меня сделать привал. Я привязал коня и закутался в одеяло, готовясь ко сну. Надо мной мирно шелестели верхушки деревьев, а в душе у меня бушевала буря. За всю ночь я так и не сомкнул глаз. Едва рассвело, я продолжил путь, и к полудню добрался до места, где ночевал отец вместе с остальными. Зола их костра была влажной от утренней росы — верный признак того, что они тоже тронулись в путь еще на рассвете.

Так я достиг устья Канейдиан-Ривер. Лес здесь становился гуще, а условные знаки были все отчетливее и свежее. Я поспешал, как мог, а мой добрый конь не проявлял еще никаких признаков усталости.

Внезапно я услышал громкий и звучный мужской голос, доносившийся из лесной чащи. Человек говорил по-английски, значит, им мог быть только белый. Я направил коня к тому месту, откуда доносился голос. И что же, вы думаете, я увидел?

Посреди небольшой полянки на старом пне стоял человек и, энергично жестикулируя, произносил перед окружавшими его стволами деревьев пламенную речь, какую не всегда услышишь и от опытного-то проповедника. Я по натуре своевольный и не очень-то поддаюсь всяким там речам и уговорам, но в голосе этого человека, в его манере было нечто такое, что заставило меня сдержать смех, которым я уже готов был разразиться — уж слишком необычным показалось мне поведение оратора, читающего в лесной глуши проповедь кленам, соснам и комарам.

Мне еще издали отчетливо было видно его лицо, вытянутое и крепкое, свежее и решительное — лицо настоящего янки, с крупным тонким носом, ясными светлыми глазами, широким, резко очерченным ртом и угловатым, волевым подбородком. Несмотря на очевидное прямодушие и доброжелательность своего хозяина, оно, подчиняясь его воле, временами приобретало хитроватый и даже чуть плутовской вид.

Возле пня, на котором стоял необычный оратор, лежал массивный топор, ружье и еще кое-какие вещи, необходимые в этих местах. Мужчина, таким несколько странным образом упражнявшийся в риторике, с первого же взгляда производил впечатление человека решительного и самостоятельного, имеющего ясное понятие о том, как через нужду, борьбу и тяжелый труд пробиться к лучшему месту под солнцем, нежели то, какое может предоставить ему Запад.

Я отчетливо слышал каждое его слово:

— И что вы теперь скажете? Что рабство — священный институт общества, который невозможно устранить ни силой, ни убеждением? Но разве может быть святым делом угнетение человека, презрительное отношение и унижение достоинства целой расы? Разве необходимо подавлять творческую силу людей этим отвратительным правом собственности? Разве за хорошую плату эти люди не стали бы трудиться гораздо лучше и честнее? Вы не желаете слышать доводов разума и признавать аргументов силы? Тем не менее я изложу вам свои доводы, и даже если вы их не примете, то все равно однажды поднимется неодолимая сила, которая сломает плантаторскую плетку, вырвет из сердца занозу своекорыстия и уничтожит все, что осмелится встать у нее на пути. Я говорю вам, что придет время, когда…

Он оборвал речь на полуслове, заметив мое присутствие. В следующее мгновение он соскочил с пня на землю, схватил ружье и крикнул:

— Стойте, ни шагу дальше! Кто вы такой?

— О Боже, да опустите же вы ружье! Я вовсе не горю желанием съесть вас и уж тем более — проглотить кусок свинца! — ответил я.

— Ладно, тогда подойдите ближе и скажите, кто вы такой!

— Меня зовут Тим Кронер, сэр. Я второй день пробираюсь вверх по реке, чтобы догнать банду бушхедеров, которые похитили мою невесту.

— А мое имя — Линкольн, Авраам Линкольн. Я пришел сюда с гор и собираюсь построить плот, чтобы продать дерево на юге. Я здесь не более часа. Так вы говорите, бушхедеры похитили у вас невесту? И сколько же их было?

— Человек десять или двенадцать.

— Верхом?

— Да.

— Черт возьми! Я недавно видел следы примерно такого же количества лошадей, а позднее обнаружил их здесь, совсем близко; только мне показалось, что в этот раз следов было больше.

— Это мой отец с двумя соседями, они отправились в погоню раньше меня.

— Все верно! Значит, вас четверо против двенадцати. Может, и мои руки вам пригодятся?

— Разумеется, если вы готовы мне их одолжить!

— Хорошо, тогда пошли!

Он собрал свои вещи, повесил ружье на одно плечо, а через другое перекинул топор и зашагал вперед, как будто с самого начала было ясно, что я должен следовать за ним.

— Куда мы идем, сэр? — спросил я, заметив, что он удаляется в сторону от прежнего направления моего пути.

Он так уверенно говорил и действовал, что мне и в голову не пришло спорить с ним. Поэтому я пропустил его вперед, а сам на коне держался чуть сзади. Он шагал так широко и быстро, что, не будь я верхом, мне пришлось бы попотеть, чтобы угнаться за ним. Так мы и двигались вперед, пока он вдруг не остановился и не указал мне рукой на землю.

— Видите, опять этот след. Две, шесть, девять, одиннадцать — пятнадцать лошадей! Значит, и ваши уже успели здесь проехать, и не далее как четверть часа тому назад. Смотрите, примятые травинки еще не успели выпрямиться. Поторопите коня, чтобы нам их поскорее нагнать!

И он огромными шагами заспешил дальше. Честное слово, господа, мне пришлось пустить коня легкой рысью, чтобы не отстать!

Лес давно уже кончился, перейдя в низкий, прерывистый кустарник. Теперь мы вышли к месту, где прерия светлой бухтой глубоко вдавалась в заросли, но в отдалении виднелись новые плотные полосы густой растительности, на фоне которой нам удалось разглядеть силуэты трех всадников, ехавших, на индейский манер, гуськом. Мы отчетливо видели их, хотя солнце уже село и начали сгущаться сумерки. Линкольн поднял руку.

— Вон они! Вперед!

И он бросился вперед длинными прыжками, концентрируя центр тяжести все время на одной и той же ноге, и по мере того, как эта опорная нога уставала, перенося его на другую. Это был единственный способ долго выдерживать подобную манеру движения. Расстояние между нами и всадниками быстро сокращалось, и поскольку они нас уже заметили и остановились, то мы вскоре приблизились к ним почти вплотную.

— Накоиец-то, Тим! — воскликнул отец. — А кто это с тобой?

— Мистер Авраам Линкольн, которого я встретил у реки и который пожелал нам помочь. Только ничего не нужно рассказывать, я все уже знаю. Лучше продолжим путь, чтобы поскорее догнать разбойников!

— Они уже недалеко и наверняка разобьют лагерь вон в том лесу. Вперед, пока не стемнело и мы не потеряли след!

Мы продолжали путь молча, но держа наготове ножи и ружья. Когда мы достигли опушки леса, Линкольн нагнулся к земле, чтобы получше разглядеть следы, и сказал:

— Давайте оценим, джентльмены, что мы имеем! В темноте леса мы с вами уже не увидим. Вот здесь следы копыт самые глубокие — эта лошадь несла на себе более тяжелый груз, чем остальные; значит, это та самая лошадь, что везла на себе всадника и вашу девушку. И, взгляните-ка, животное хромает: левое заднее копыто опирается на землю только своим передним острием. Им скоро придется спешиться и дать лошади отдохнуть.

— Вы абсолютно правы, сэр, — сказал отец, — давайте же поторапливаться!

— Стойте! Это было бы огромной ошибкой. По моим расчетам, они опережают нас не более чем на четверть часа и, возможно, уже остановились на ночлег. Неужели вы хотите, чтобы лошади выдали нас и испортили нам все удовольствие?

— Правильно, нужно оставить лошадей! Но где?

— Вон там, в зарослях дикой вишни, они будут в безопасности и не разбегутся, если вы их как следует стреножите.

Так мы и сделали и двинулись дальше пешим ходом. Линкольн шагал впереди; мы совершенно непроизвольно вынуждены были признать его нашим предводителем. Его предположение оказалось верным: лишь немного углубившись в лес, мы почувствовали запах гари, а вскоре заметили и облачко светлого дыма, пробивавшегося сквозь кроны деревьев.

Теперь нужно было двигаться абсолютно бесшумно. Ища укрытия за каждым деревом и молниеносно пробегая пространства между стволами, мы подбирались все ближе к месту привала и наконец увидели костер и расположившихся вокруг него одиннадцать мужчин. Между ними, бледная, как смерть, сидела Мэри со связанными руками и поникшей головой.

Этого я не мог вынести, тут же поднял ружье и прицелился.

— Стойте! — шепнул Линкольн. — Одного из них нет на месте, и…

Но уже грянул мой выстрел. Мужчине, в которого я целился, пуля попала прямо в лоб. В следующее мгновение остальные повскакивали с земли и схватились за оружие.

— Огонь, а затем — в атаку! — скомандовал Линкольн.

Я этого уже не слышал, поскольку, отбросив ружье в сторону, подбежал к Мэри, чтобы перерезать ремни, связавшие ей руки.

— Тим! Неужели это ты! — воскликнула она и с такой силой обняла меня свободными уже руками, что мне просто трудно было пошевельнуться.

— Отпусти, Мэри, еще не все закончено! — закричал я.

Поднявшись с колен, я выхватил из-за пояса нож. Прямо передо мной Линкольн с размаху опустил свой топор на голову одного из бандитов, и тот молча рухнул на землю. Это был последний из одиннадцати. С обеих сторон было сделано только по одному залпу, после чего в дело пошли клинки.

— Тим, ради Бога! — воскликнула в этот момент Мэри и бросилась мне на грудь, указывая рукой на одно из окружавших полянку деревьев.

Я кинул взгляд в ту сторону и увидел торчащий из-за дерева ствол ружья, направленный прямо на нас.

— А это вам за «три карты», — раздался голос из-за дерева.

Прежде чем я успел двинуться с места, блеснула вспышка выстрела; я почувствовал короткий удар в плечо и услышал, как вскрикнула Мэри. Ее руки разжались, и она тихо соскользнула на землю. Пуля пробила мне руку и вошла ей прямо в сердце.

— Вперед! — прогремело у меня над ухом.

Это был голос отца, который, замахнувшись прикладом ружья, кинулся в ту сторону, откуда раздался выстрел. Я побежал за ним. В это мгновение полыхнуло пламя второго выстрела, и неясная тень метнулась из-за дерева в чащу леса. Отец с простреленной грудью упал возле моих ног. Не помня себя от ярости, я бросился вдогонку за убегавшим. Видеть я его уже не мог, но успел запомнить направление, в котором он удалялся. В несколько прыжков я оказался на соседней полянке, где бандиты оставляли своих лошадей. Полянка была пуста, и только концы наспех перерезанных лассо болтались на вбитых в землю колышках. Я понял, что беглеца мне не догнать — он был на коне, а я нет.

Вернувшись на поле боя, я увидел Линкольна, склонившегося над телами Мэри и отца, лежавшими рядом.

— Увы, господа, они мертвы — никаких признаков жизни, — печально произнес он.

Я не мог вымолвить ни слова, молчал и Фред Хаммер. Есть несчастья, которые испепеляют душу, не прорываясь наружу ни единым звуком. Линкольн поднялся с земли, увидел меня и сказал с суровым укором в голосе.

— Этого не случилось бы, если бы вы не поспешили с выстрелом. Горстка пороха и кусочек свинца стоили вам невесты и отца. Вам было бы на пользу впредь действовать осмотрительнее!

— Вы можете это доказать, сэр? — спросил я.

— Доказать? По-моему, смерть не нуждается в доказательствах! Нам следовало взять их в кольцо и по команде разом сделать залп. У каждого из нас по два ствола — десять парней мы уложили бы раньше, чем они успели бы подумать об обороне. Да и ваш картежник никуда бы не делся!

Это был жестокий и справедливый урок, джентльмены, и, можете мне поверить, я его никогда не забуду…

Рассказчик тяжело вздохнул, сделал паузу и провел ладонью по лицу, словно хотел стереть из памяти трагические воспоминания. Потом осушил свой стакан и продолжил:

— Когда дикие животные мчатся по прерии или осторожно пробираются сквозь лесные заросли, то любое, даже самое маленькое копытце оставляет след, который не укроется от взгляда опытного охотника — вы все это знаете, джентльмены. Когда же дни, месяцы и годы бурей проносятся над головами людей или медленно, исподволь закрадываются в их души, то остаются следы на их лицах и в их сердцах. И нужно лишь научиться распознавать эти следы, чтобы прочесть книгу событий, сделавших из человека то, чем он стал.

Я хотел стать прилежным фермером и оставаться таковым, но река жизни увлекла меня совсем в ином направлении. Мэри и отец были мертвы; мать так сильно переживала утрату, что начала хворать, слегла и вскоре угасла. Я не в силах был дольше оставаться там, где некогда был так счастлив, продал ферму за бесценок Фреду Хаммеру, повесил на плечо ружье и отправился на Запад — как раз за неделю до того, как Бетти Хаммер вышла замуж за одного мулата, красивого бравого парня, какими обыкновенно и бывают цветные.

В те времена жизнь в Черных Кровавых Землях бурлила и была ключом, не то что сейчас; это говорю вам я, господа, и вы можете этому верить. Краснокожие наведывались в страну куда чаще и проникали значительно глубже, чем в наши дни. И нужно было держать ухо востро, чтобы, ложась однажды вечером спать, не проснуться поутру с оскальпированной головой в так называемой «Стране Вечной Охоты». И это бы еще ничего, с тремя-четырьмя или даже с десятком индейцев еще можно было справиться; но, кроме них, водился еще всякого рода белый сброд вроде «раннеров», то есть «бегунов», как их называют на Востоке, или бродяг, которые и в наши дни доставляют так много беспокойства порядочным людям. Это были парни хитрые и коварные, и куда более опасные, чем все индейцы от Миссисипи до Великого океана, вместе взятые.

Один из этих сорвиголов был особенно знаменит — сущий дьявол, молва о котором доходила до самого Старого Света. Вы, конечно же, поняли, что я говорю про Канада-Билла. А знаете ли вы, что он от рождения был не кем иным, как английским цыганом? Приехав в Канаду, он поначалу жил вполне сносно, занимаясь торговлей лошадьми. Но потом понял, что с помощь» игральных карт можно заработать куда больше. Он сделал ставку на «три карты» и поначалу орудовал в британских колониях, пока не достиг такого совершенства, что решился перебраться в Штаты. Теперь он действовал на Севере и Востоке, умудряясь обыгрывать до последнего цента самых продувных янки, а затем подался на Запад, где, помимо картежной игры, творил еще множество разных безобразий, которые не раз могли привести его на эшафот, если бы он не был настолько хитер и не умел вовремя отсечь главные доказательства своих преступлений. А разве со мной дело обстояло не таким же образом? Ведь я знал, кто настоящий убийца моего отца и моей невесты, и мог бы тысячу раз присягнуть в этом на Библии! Но видел ли я его в момент тех роковых выстрелов? Нет. И потому было невозможно учинить над ним законный суд. Но я ему ничего не простил, в этом вы можете на меня положиться!

Хорошее ружье — вот самый лучший суд, и я лишь ожидал того момента, когда наши с ним пути снова пересекутся.

Я давно уже не был зеленым новичком. У меня была крепкая рука, зоркий глаз, здоровое тело я несколько лет самостоятельной жизни, наполненных трудом и опытом, за плечами. В последний раз я промышлял бобров в верхнем течении старого Канзаса : собрал отличную добычу, продал шкурки встретившимся мне людям из государственной компании и искал лишь подходящую возможность отправиться на Миссисипи, а оттуда уже заглянуть в Техас, о котором тогда столько рассказывали, что просто гул стоял в ушах.

Правда, при этом возникали кое-какие трудности, потому что местность, по которой мне предстояло держать путь, была дьявольски опасной. Крики, семинолы, чокто и команчи грызлись между собой и при этом рассматривали каждого белого человека как своего общего врага. Так что нужно было держать глаза и уши открытыми! Путь мой пролегал через самую зону боевых действий, а я был совершенно один и потому мог полагаться только на собственную выдержку и осторожность. Даже коня у меня не было (его выторговали у меня люди из Компании), и оставалось «скакать» только на своих старых мокасинах. Всю дорогу я старался держать направление на Смоки-Хилл и, по моим расчетам, должен был находиться уже недалеко от Арканзаса. В пути мне стало попадаться все больше ручьев и речушек, стремившихся к нему, и разное зверье, какое можно встретить только по берегам крупных рек.

Так я и шагал по лесу и неожиданно наткнулся на следы человеческих ног. Они явно принадлежали белому человеку, поскольку передние части следов были развернуты наружу, а не внутрь, как это бывает у индейцев. Я шел по этим следам с величайшей осторожностью и через некоторое время в удивлении остановился, услышав громкую речь. Из слов, которые мне удалось расслышать, я сделал предположение, что у оратора должна быть многочисленная аудитория слушателей.

— …Таковы были слова прокурора, леди и джентльмены, собравшиеся в суде, чтобы увидеть и услышать, каким образом ведет себя человек, обвиняемый в совершении убийства. И вот теперь, наконец, выступаю я, адвокат этого человека, и постараюсь доказать вам, что он абсолютно невиновен. Это говорю вам я, Авраам Линкольн, который принимает от своего клиента мандат защитника лишь тогда, когда полностью убежден, что в данном случае речь не идет о защите негодяя…

Линкольн, Авраам Линкольн! — обрадовался я. Нечего медлить, нужно поспешить туда, к людям, перед которыми он держит речь!

Я ускорил шаг. Сквозь деревья в глаза мне блеснула сверкавшая на солнце поверхность реки, на которой я увидел первое звено строившегося плота. На нем стоял Линкольн, но не с дамами и господами, а один, совершенно один, держа в левой руке раскрытую книгу, а правой в подтверждение своих слов столь энергично размахивая в воздухе, как будто хотел переловить всех резвящихся над головой стрекоз и мошек.

Он заметил меня, когда я вышел из леса на берег реки, но ничуть не смутился присутствием постороннего.

— Добрый день, мистер Линкольн! Можно мне перебраться к вам? — крикнул я ему.

— Кто это еще? Боже, да это же мистер Кронер, который воевал с бандитами за свою невесту! Постойте-ка еще пару минут на берегу, я хочу закончить свою речь! Это очень важно, поскольку я должен спасти невинного человека, которого обвинили в убийстве!

— Конечно, продолжайте! А я пока посижу здесь.

Должен вам сказать, господа, что речь его была просто блестящей, и если бы дело касалось реальных событий, то его подзащитный, несомненно, был бы оправдан. Все происходящее вовсе не казалось мне смешным, потому что было очевидно, что здесь, в лесной глуши, Линкольн осваивал профессию юриста. Когда он закончил, я перескочил к нему на плот. Он протянул мне навстречу руку для приветствия.

— Добро пожаловать, мистер Кронер! Что привело вас сюда, на старый Канзас?

— Я некоторое время пробыл в Колорадо, сделал там хороший запас бобровых шкурок, а теперь собираюсь на Миссисипи, чтобы оттуда завернуть в Техас.

— Так! А почему, собственно, вы отправляетесь на Запад, вместо того, чтобы оставаться дома, на ферме, где я чувствовал себя так хорошо, несмотря даже на то, что те дни были омрачены трагической гибелью ваших близких?

Я вкратце рассказал ему самое основное, после чего он еще раз пожал мне руку.

— Ну что ж, правильно! Сердечная боль — плохой компаньон, и лучше не сидеть с ней в обнимку на одном месте, а вынести на широкий простор, стряхнуть с себя и возвратиться назад свободным человеком. А я все тот же, что и прежде: валю лес там, где это ничего не стоит, и сплавляю по реке туда, где за него дают хорошие деньги. Но я решил, что этот плот в моей жизни — последний, после чего я хочу перебраться на Восток и поглядеть, нет ли там для меня более подходящего занятия. Если бы плот был уже готов, вы могли бы спуститься по реке вместе со мной, но, видимо, мне придется провести здесь еще около двух недель.

— Это ничего, сэр! Если вы не возражаете, я останусь здесь с вами. Для вестмена неделя-другая особого значения не имеет, и если вы не откажетесь от моей помощи, то вместе мы управимся вдвое быстрее. Думаю, это не причинит вам ущерба.

— По правде сказать, меня очень устроила бы ваша помощь, и не только из-за экономии времени. С недавних пор в этих местах индейцы роятся, как комары, а в подобных случаях, как вы понимаете, двое мужчин значат больше, чем один. Или, может, ваше ружье по-прежнему стреляет на пять минут раньше подходящего момента?

— Не беспокойтесь, сэр! Тим Кронер теперь поумнел и не опозорит вас!

— Что ж, надеюсь! Однако не хватает еще одного топора, если мы намерены взяться за работу сообща. Придется подняться за ним к Смоки-Хилл. И неплохо бы прихватить еще и боеприпасов, а то мои уже на исходе.

— А это далеко отсюда?

— Два дня пути по реке. Но дело можно сделать и лучше и быстрее, если прицепить к плоту второе звено, чтобы он стал более устойчивым и лучше слушался руля. Тогда дорога вниз по течению не займет и одного полного дня. Там стволы можно будет поставить на якорь, а позднее — присоединить их сзади к основному плоту.

— Тогда я поплыву и добуду все, что нам необходимо.

— Вы? А вы умеете управлять плотом?

— Сумею. К тому же, мой плот будет ведь совсем небольшим, и для управления им достаточно будет усилий одного человека.

— Но обратный путь может быть опасным, если индейцы не надумают уйти из этих мест. Я вообще удивляюсь, как это они до сих пор не нанесли мне визита.

— Все будет в порядке, сэр, можете на меня положиться!

— Хорошо. Тогда отдохните перед дорогой, а я сейчас же примусь за работу, потому что к утру плот должен быть готов!

— Я вовсе не устал и с удовольствием помогу вам.

— О, да я вижу, вы стали парень хоть куда! Тогда — за дело!

На другое утро я уже плыл вниз по реке. Путь был свободным, течение быстрым, и уже к вечеру я увидел впереди форт. Я пристал к берегу, закрепил плот и зашагал в сторону бревенчатой ограды, окружавшей крепкие рубленые дома, которые здесь называли крепостью.

У входа стоял часовой, который пропустил меня в ворота после того, как я сообщил ему о цели своего визита. В первом из домов форта я навел более подробные справки.

— Вы должны обратиться лично к полковнику Батлеру, который командует фортом, — ответили мне. — Он находится вон там, в офицерском доме.

— А кто обо мне доложит?

— Доложит? Да что вы в самом деле, это же вам не Белый дом в Вашингтоне, а последний пост у индейской границы; здесь подобными глупостями не занимаются! Тот, кого пропустили через ограду, имеет право сунуть свой нос туда, где уже побывали другие носы.

Я направился к указанному дому и, войдя в дверь, попал в небольшую комнату, видимо, приемную, в которой в тот момент не было ни души. Однако из соседней комнаты доносились голоса и был слышен стук высыпаемых на стол кусочков металла. Дверь в комнату была чуть приоткрыта, и я, прежде чем войти, решил взглянуть, с кем мне предстоит иметь дело. Посреди комнаты стоял грубо сколоченный стол, за которым при свете сальной свечи играли в карты с десяток офицеров разного ранга. И как раз напротив полковника сидел — поверите ли! — не кто иной, как Канада-Билл, перед которым на столе лежала приличная куча денег, золотого песка и самородков, и в присущей только ему манере сдавал партнерам по три карты.

Да, да, они играли в те самые «три карты»!

Никто из игравших не видел меня. Я продолжал стоять за дверью, глядя в щель и размышляя, как бы лучше поприветствовать этого мерзавца, как вдруг заметил то самое молниеносное движение руки, каким Канада-Билл забрасывал в рукав четвертую карту. В следующее мгновение я оказался у него за спиной и крепко схватил его за руку.

— Простите, джентльмены, но этот человек играет не по правилам, — сказал я.

Джонс попытался вскочить со стула, но не смог, потому что я, продолжая удерживать его левую руку, так крепко обхватил его своей правой вокруг шеи, что у него перехватило дыхание.

— Играет не по правилам? — поднялся из-за стола полковник. — Докажите! И вообще, кто вы такой и что вам здесь нужно? Как вы сюда попали?

— Я — траппер, сэр, зверолов, и пришел сюда, чтобы приобрести кое-что из ваших запасов. Я отлично знаю этого человека, его зовут Уильям Джонс, или, если вам больше знакомо другое имя, — Канада-Билл!

— Канада-Билл? Вы уверены? Нам он назвался Фредом Флетчером. Да отпустите же вы его!

— Не раньше, чем вы убедитесь, что я говорю правду. Он играет не тремя, а четырьмя картами!

— Что вы говорите? И где же четвертая?

— Можете достать ее у него из рукава!

— Черт возьми, а ведь вы абсолютно правы, и мы должны благодарить вас, поскольку этот парень выкачал из нас уже почти все деньги! Можете отпустить его. Теперь он будет иметь дело со мной.

— И со мной тоже, джентльмены! Этот человек застрелил двух самых близких мне людей, и я должен с ним рассчитаться.

— Ах, вот как! Это меняет дело. И если вы сможете доказать ваши обвинения, то его участь можно считать решенной!

Я убрал руку с шеи Джонса. Он чуть не задохнулся и теперь хватал воздух короткими порывистыми глотками. Окончательно придя в себя, он вскочил со стула.

— Чего вы от меня хо…

И осекся на полуслове, увидев мое лицо. Он узнал меня.

— То, чего хочет от вас этот человек, вы сейчас услышите, — сказал полковник. — Итак, вы — Уильям Джонс, он же Канада-Билл?

— Проклятье! Дался вам этот Канада-Билл! Я с ним не знаком! А зовут меня Фред Флетчер, как я вам уже и говорил.

— Что ж, ладно! Ваше имя нам, собственно говоря, безразлично, ведь судят не имя, а поступки его обладателя. Вы играли не по правилам!

— И не думал, сэр! Или вы имеете в виду себя и остальных джентльменов, с которыми можно позволить себе подобные фокусы?

— Мы здесь привыкли играть честно и, полагая, что вы тоже не мошенник, не следили за вашими руками. Если бы мы знали, с кем имеем дело, у вас бы эти шутки не прошли.

— Ни о каких шутках не может быть и речи, Я играл честно!

— А лишняя карта в вашем рукаве?

— Это меня не касается; я ее туда не засовывал. Или, может, вы лично это видели, полковник?

— Значит, она сама туда залетела?

— Или ее туда подсунули! Тот, кто держал мою руку, знает, вероятно, как она туда попала.

Я не мог дольше сдерживаться и так хватил его кулаком по голове, что он без памяти рухнул на стул.

— А у вас неплохой удар, молодой человек! — заметил со смехом полковник. — Но лучше этого не делать, поберегите силы. И будьте спокойны, уж мы его возьмем в оборот!

— Я требую оградить меня от подобных нападений, сэр, — пробормотал Джонс, прийдя в себя и пытаясь подняться со стула. — Я обвиняю этого человека в том, что он подсунул мне в рукав лишнюю карту!

— Да, да, ту самую, что вы предъявили нам несколькими секундами раньше. Вы бы хоть не выставляли себя на посмешище! Что скажете, друзья, виновен этот Джонс-Флетчер, или как там его еще?..

— Он — шулер, в этом нет никаких сомнений! — подтвердили в один голос остальные офицеры.

— В таком случае, вынесем ему наш приговор, и немедленно!

Они отошли в сторону посовещаться. В этот момент Канада-Билл не сдержался и выдал себя с головой. Он бросил взгляд сначала на по-прежнему лежавшее перед ним золото, затем — на раскрытое окно. Быстрым движением схватил со стола столько золота, сколько успел, и рванулся к окну. Но я уже вскинул ружье.

— Стойте, Джонс! Еще один шаг — и вы мертвец!

Он оглянулся, увидел, что я не шучу, и остановился.

— Считаю до трех, и, если после этого золото не вернется на свое место, стреляю! Один…

Он медленно развернулся в направлении стола.

— Два…

Он подошел к столу и высыпал содержимое ладони в общую кучу.

— Вот так-то лучше! А теперь садитесь на место и ведите себя тихо!

Я опустил ружье. Офицеры закончили совещаться; они, разумеется, все видели и теперь вернулись на свои места. Полковник, снова рассмеявшись, протянул мне руку.

— А вы и в самом деле молодец… да, а как, собственно, ваше имя?

— Меня зовут Тим Кронер, сэр!

— Итак, мистер Кронер, вы молодец. Жалко, что вы не служите в моем полку! — И, повернувшись к Джонсу, добавил: — А за свои проделки получите пятьдесят хороших плетей, и я надеюсь, они пойдут вам на пользу!

— Пятьдесят плетей? Я не виновен, я их не заслужил и вообще не признаю вашего приговора!

— Прекрасно. В таком случае, вы получите их незаслуженно, и после этого вам придется признать его. А если вы потом захотите подать апелляцию президенту Соединенных Штатов, то я вам выпишу аккредитив еще на пятьдесят или даже сотню плетей. Лейтенант Уэлхерст, выведите его во двор и позаботьтесь, чтобы он получил сполна все, что ему причитается!

— Можете на меня положиться, полковник! — ответил молодой офицер, направляясь к Джонсу. — Вперед, мистер, пятьдесят плетей ждут вас!

— Я не двинусь с места. Я требую соблюдения моих прав! — выкрикнул Джонс.

Полковник резко развернулся на каблуках.

— Он недоволен своей порцией, лейтенант. Добавьте ему еще десять, итого — шестьдесят! Всю ответственность я беру на себя. А если он опять не захочет идти, добавляйте ему за каждую минуту промедления еще по десять плетей!

— Ну! — сказал лейтенант с угрозой в голосе.

— Я вынужден подчиниться, но эти «три карты» вы еще попомните. Я обращусь к такому судье, о котором вы сейчас даже и не подозреваете!

И он медленно направился к выходу под конвоем лейтенанта, державшего в руке заряженный револьвер. Полковник снова обратился ко мне:

— Так что вы говорили насчет убийства, сэр? Если у вас есть надежные доказательства, мы сейчас же соберем суд присяжных и отправим мерзавца на виселицу. Вы ведь знаете, на какой территории мы находимся и что у меня есть право долго не церемониться!

Я рассказал ему суть дела.

— Здесь, как я вижу, ваши позиции слабоваты, — сказал полковник, выслушав меня. — Нам необходимо иметь либо его собственное признание, либо по крайней мере надежного свидетеля. Поверьте мне, на допросе он скажет, что он — Фред Флетчер и что он знать вас не знает. А ведь вы лично не видели, что в ваших близких стрелял именно он. Вы даже не сможете доказать, что он вообще был в компании бушхедеров. Я, конечно, сделаю, что смогу, это я вам обещаю; но, по правде сказать, я абсолютно убежден, что нам придется его отпустить. А вот остальное — уже ваше дело. Как только вы оба покинете территорию крепости, можете побеседовать с ним на вашем собственном языке!

Через какое-то время Канада-Билла снова привели в помещение. Налитыми кровью глазами он исподлобья глядел по сторонам, как будто хотел запечатлеть в памяти лица всех присутствующих. Полковник начал допрос, который в итоге, как и следовало ожидать, закончился безрезультатно.

— Отдайте этому человеку все, что у него было при себе, и проводите его под надежной охраной на пять миль вниз по реке. Как бы там его ни звали — Джонс или Флетчер, он не должен ни минутой дольше оставаться на территории крепости!

Таков был окончательный вердикт полковника, после чего тот обратился ко мне:

— Вы можете оставаться нашим гостем, сколько пожелаете, мистер Кронер, и возьмите себе из нашего арсенала бесплатно все, что вам нужно. Или вы намерены сейчас же отправиться за ним в погоню?

— Я бы так и сделал, если бы вы отослали его в другом направлении; но в двух днях пути отсюда вверх по реке меня ожидает мой товарищ. Я поспешу к нему сразу же, как только получу хороший топор и немного боеприпасов. А Канада-Билл, я уверен, еще встретится на моем пути!

— Хорошо, сэр, тогда пусть пока уходит. Эта нечисть еще попадется вам на мушку. Топор и боеприпасы вам сейчас выдадут, и поскольку вы спасли наши деньги, я предоставлю в ваше распоряжение лодку с шестью гребцами, которые к завтрашнему утру, думаю, доставят вас до середины вашего пути. Вам это сэкономит время, а моим солдатам, при здешней ленивой жизни, небольшая тренировка пойдет только на пользу. Но берегитесь индейцев! С дальних постов мне докладывают, что наши краснокожие братья вырыли из земли топор войны!

Таким образом, он все уже знал, и мои предостережения оказались бы излишними. Не прошло и четверти часа, как я, запасшись всем необходимым, уже сидел в лодке, которая под дружными ударами весел шестерых молодцов быстро рассекала воды старого Канзаса. Канада-Билл ускользнул от меня столь же быстро и неожиданно, как и встретился, однако сейчас мои мысли больше занимал бравый Линкольн. А с тем мошенником, как я и сказал полковнику, я надеялся вскоре встретиться снова.

Я нуждался в отдыхе и проспал в лодке до самого утра, а когда проснулся, то обнаружил, что добрая половина пути была уже позади. Несмотря на это, гребцы никак не хотели отпускать меня на берег, пока я не убедил их, что уже сегодня смогу добраться до нашего лагеря. Тогда они повернули обратно, а я с объемистой поклажей отправился дальше пешком.

Поздним вечером я уже прибыл на место. Линкольн был немало удивлен столь скорым моим возвращением и с величайшим интересом выслушал мой рассказ.

— Ну и правильно, Кронер, что вы отпустили Джонса, — сказал он. — С ним вы еще встретитесь в более подходящий момент. Впрочем, я бы удивился, если бы он не попытался отомстить за полученное наказание. Знаете, здесь становится слишком опасно. Мы должны приналечь на работу, чтобы как можно скорее покинуть эти места!

Мы работали, как одержимые. Один за другим падали под ударами топора стволы деревьев, и по прошествии недели нам оставалось только прикрепить к плоту последнее звено.

Я удалился на почтительное расстояние от реки, чтобы нарезать подходящей лозы для вязки бревен. Набрав объемистую охапку гибких и прочных прутьев, я решил немного отдохнуть и прилег на землю. Кругом стояла такая тишина, что было слышно, как лист падает с дерева на траву.

И тут с некоторого удаления до меня донесся едва различимый шорох. Что это — шелест ползущей змеи или звук шагов человека? С величайшей осторожностью я стал подползать ближе к тому месту, откуда донесся этот звук. И что же, вы думаете, я увидел? Индейца в полном боевом облачении! Это был молодой индеец из племени чокто, совсем еще юноша — как известно, некоторые племена используют в качестве разведчиков именно молодежь, чтобы таким образом проверить их мужество и смекалку. Несомненно, он имел задание обследовать берег реки. Судя по всему, он еще не обнаружил наших следов и направился дальше сквозь кустарник. Мне раньше уже приходилось иметь дело с краснокожими, и я знал, что ни в коем случае нельзя позволить ему уйти живым, чтобы не ставить на карту наши собственные жизни. Медлить было нельзя. Я вытянул из-за пояса нож и в два прыжка оказался рядом с индейцем. Он торопливо обернулся ко мне, открыв тем самым грудь, и в следующую секунду я вонзил в него клинок.

Он был мертв. Прерия — жестокая и неумолимая владычица, не знающая снисхождения. Мой удар был точен, и индеец не успел произнести ни звука. Я оставил его лежать там же, поднял с земли вязанку и поспешил назад, к Линкольну.

— У вас есть немного времени, сэр? — спросил я его.

— Для чего?

— Чтобы спрятать труп индейского шпиона, которого я встретил в двух шагах отсюда и вынужден был прикончить.

Не говоря ни слова, он взял ружье и последовал за мной. Увидев лежащего на земле мертвого индейца, он склонился над ним.

— У вас замечательный удар, Тим Кронер. Если бы не вы, нам бы не поздоровилось. Теперь я вижу, что вы стали настоящим мужчиной. Вот вам моя рука, и будем говорить друг другу «ты»!

— Согласен! Ради такой чести я готов даже отпустить Канада-Билла. Но что теперь?

— Что теперь? Скажи свое мнение, Тим, я хочу посмотреть, какое решение ты примешь!

— Мы достроим плот — на это уйдет не более получаса. Потом хорошенько оглядимся и оценим обстановку. Не исключено, что индейцы собираются напасть на крепость, и в этом случае мы обязаны предупредить полковника.

— Все верно, Тим, за дело!

Оружие убитого индейца мы спрятали под старой листвой и мхом, а труп погрузили в воду и прикрепили под берегом ко дну, чтобы он не всплыл и не выдал нас. Бревна последнего звена мы связали временными креплениями, чтобы потом заменить их на более прочные, укрепили уже готовые рулевые весла, после чего перенесли на плот все имеющиеся у нас припасы, включая отстрелянную загодя дичь и лучину для разведения огня, и теперь готовы были отчалить в любой момент, когда в этом возникнет необходимость.

Затем мы возвратились на то место, где я повстречал индейца, и пошли дальше по его следу. След был ясный и отчетливый, чего, конечно же, никогда не допустил бы опытный воин, и потому мы продвигались вперед очень быстро.

Так мы прошагали по лесу больше часа. Смеркалось, и мы начали опасаться, что потеряем след и не найдем индейцев, как вдруг заметили, что находимся уже в глубине леса, внутри узкого выступа, которым лес вдавался в поросшее травой свободное пространство, представлявшее собой то ли большую поляну, то ли степную бухту, врезавшуюся в лесной массив.

На дальней стороне поляны сидели и лежали в траве те, кого мы искали; рядом паслись их горячие мустанги. Мы насчитали больше трехсот воинов, и, поскольку здесь были только индейцы племени чокто, можно было предположить, что где-то неподалеку находятся и дружественные им команчи. Из-за высоких зарослей папоротника, где мы стояли, просматривался весь лагерь, в котором уже горели вечерние костры. Они были сложены не так, как это делают неосторожные белые охотники, когда большие кучи дров дают не только много тепла, но также и высокое пламя, и густой предательский дым, а по-индейски, когда в пламя погружают лишь концы поленьев, а потом постепенно пододвигают их в огонь, регулируя высоту пламени и плотность дыма.

Из-за леса выплыл стервятник и начал описывать круги над поляной в поисках добычи. Один из индейцев встал с земли, поднял ружье и, прицелившись, нажал на курок. Выстрел был настолько удачным, что хищная птица, пропарив немного по сужающейся книзу спирали, упала прямо к ногам стрелявшего. И нам тотчас же представилась возможность узнать имя меткого стрелка, ибо в следующий момент мы услышали слева от себя:

— Хау! Сын Черной Пантеры — великий воин. Его пуля достает ласточку в облаках!

Сказано это было на той странной смеси английских и индейских слов, какой пользуются краснокожие в общении с белым человеком. Значит, совсем близко от нас в зарослях кто-то был, причем не один, а двое, потому что сразу же вслед за первым мы услышали второй голос, говоривший на том же смешанном наречии:

— Но и очень неосторожный человек. Разведчик еще не вернулся, и мы не знаем, нет ли поблизости врагов, чье внимание может привлечь этот выстрел.

— Белый! — прошептал Линкольн. — И такой же неосторожный, как сын Черной Пантеры, — читает нотации так громко, что, наверное, и в Сан-Франциско слышно. Клянусь Богом, если бы не это «хау!», мы оба попались бы прямо им в руки!

— Разве мой белый брат боится? — продолжал индеец заносчивым тоном. — Ведь он пришел к нам, чтобы отворить дверь в дом военного вождя, а Маниту послал нам хорошее лекарство, которое сделает острыми и меткими наши томагавки и ножи. Крепкий дом белых людей будет сожжен, а мы заберем с собой их скальпы и порох!

— Но сначала каждый из офицеров получит по сто плетей — так обещал мне мой краснокожий брат!

— Да, Черная Пантера говорил так, и он никогда не нарушает своего слова. Твои белые враги получат свои плети! Хуг! Но краснокожий сражается только оружием, он не бьет своего врага розгами. Ты сам будешь сечь их!

— Тем лучше! Воины команчей подойдут уже этой ночью; тогда у нас будет достаточно сил, и когда солнце еще раз опустится на западе, форт будет уничтожен!

— Проклятье, это же Канада-Билл! — шепотом воскликнул я.

Линкольн кивнул и сжал мою руку.

— А теперь назад и прочь отсюда! Мы могли бы заколоть обоих, но ничего бы от этого не выиграли, а только потеряли. Нужно немедленно предупредить полковника. Нам теперь известно время нападения, а это главное! Смерть же этих двоих внесла бы в их планы совершенно не нужные нам изменения.

Мы потихоньку пятились назад и, выйдя из зоны слышимости, поспешили к нашему плоту. Мы уже знали, что разведчик был один, и можно не опасаться встречи с кем-либо из врагов.

Не прошло и часа, как мы уже плыли вниз по реке. Этот плот был больше, чем тот, на котором я спускался в форт, и управление им, тем более ночью, требовало всех наших сил и внимания. Тем не менее плавание протекало успешно, и до полудня было еще довольно далеко, когда мы пристали к берегу.

Недалеко от берега реки группа пехотинцев проводила учебные стрельбы, за которыми наблюдал сам полковник. Он увидел и узнал меня еще раньше, чем я успел сойти на берег.

— О, мистер Кронер! Вам снова нужен топор и порох?

— Сегодня — нет, сэр. Но мы здесь потому, что сегодня, думаю, вам нужны мы.

— Вы — мне? Для чего?

Мы спрыгнули на берег.

— Чокто и команчи собираются сегодня ночью напасть на форт.

— Неужели? Вот дьявол! Я хотя и знал, что они болтаются здесь поблизости, но полагал, что у них достаточно забот с криками и семинолами, с которыми у них, как мне доложили, три дня назад была премилая встреча.

— Канада-Билл натравил их на вас.

— Вы в этом абсолютно уверены? Значит, он снова подался вверх по реке, когда охрана покинула его. Эх, надо было пристрелить мерзавца! А ну, рассказывайте!

— Сначала взгляните на моего товарища! Его зовут Авраам Линкольн, и, можете мне поверить, этот человек еще многого добьется в жизни!

— Что ж, мистер Линкольн, пожелаю вам удачи! Ну, а теперь мне нужно знать главное!

Мы рассказали полковнику о наших вчерашних приключениях.

— Просто чудесно! — рассмеялся он в своей обычной уверенной манере, когда мы окончили рассказ. — Благодарю вас, господа, за эти сведения и постараюсь использовать их надлежащим образом. Хотите понаблюдать за предстоящим спектаклем или поплывете дальше?

— С вашего позволения, сэр, мы останемся. Такую редкостную возможность никак нельзя упускать!

— Тогда пожалуйте в крепость и располагайтесь там как дома!

— Чуть позже, — сказал Линкольн. — Сначала мы отведем плот на полмили ниже по течению, чтобы он не привлек внимание краснокожих. Они ведь, в любом случае, сначала обследуют окрестности форта, и вовсе не обязательно показывать им, что кто-то спустился сюда по реке. У них уже наверняка возникли подозрения по поводу пропавшего разведчика.

Выполнив намеченное, мы возвратились в форт, где уже полным ходом шли приготовления к приему непрошенных гостей. Внешние посты были сняты, чтобы максимально облегчить индейцам подход к стенам форта; четыре пушки были заряжены картечью, а все без исключения солдаты, помимо двуствольного ружья и карабина, получили еще по пистолету и длинному охотничьему ножу. Каждый из офицеров был вооружен как минимум двумя револьверами. Было намечено встретить первую же атаку врага максимально возможным числом выстрелов.

Вечером мы собрались за офицерским столом. Несмотря на свою природную скромность, Линкольн побеждал в словесной баталии одного оппонента за другим своими неотразимыми доводами и глубиной знаний. Когда же речь зашла о предстоящем сражении, он сказал:

— Главное — не просто сдержать штурм, но и в первой суматохе самим вклиниться в их ряды. И если бы нам удалось узнать, где они оставят лошадей, то для них все было бы кончено. В вашем распоряжении, полковник, имеется отряд драгун; после первых залпов посадите их в седла и отправьте на захват индейских лошадей, или — стоп! Я придумал! У вас в крепости есть какой-нибудь фейерверк — ракеты, шутихи?

— Вы их получите, сэр. Но для чего они вам?

— С их помощью мы распугаем и разгоним лошадей! Пойдешь со мной, Тим?

— Конечно! — ответил я.

— Тогда мне больше никто не нужен, полковник. Приготовьте все необходимое, и мы отправляемся!

— Но как вы отваживаетесь на такое вдвоем?

— Ничего, бывают вещи и потруднее. Нам еще понадобится пара фитилей, чтобы не выдать себя разжиганием огня.

Опасаясь за нашу жизнь, полковник никак не хотел принять этот план, однако Линкольну удалось развеять его сомнения, и вскоре мы с ним уже пробирались к лесу, имея при себе сумки с ракетами и тлеющий фитиль.

Задача, которую мы поставили перед собой, была трудной и опасной, но при известной осмотрительности и осторожности — вполне разрешимой. Следовало предположить, что индейцы оставят лошадей не в лесу, а на открытой местности под присмотром нескольких человек; поэтому мы двигались туда, где в опушку леса вдавались, подобно небольшим озерцам, несколько полянок.

Когда мы приблизились к первой из них, шедший впереди Линкольн неожиданно схватил меня за руку и увлек в заросли кустарника. Он увидел то, что от меня заслоняла его фигура: в тени деревьев мелькнули два темных силуэта — индейца и белого.

— Канада-Билл с Черной Пантерой! — шепотом сказал Линкольн.

Тень была настолько густая, что разглядеть лицо Джонса было невозможно, хотя и без того было ясно, что это именно он и никто другой. Оба они выполняли сейчас роль наблюдателей. На некотором удалении от них двигалась длинная цепь индейцев, и нам пришлось ждать довольно долго, пока пройдет последний.

— Хорошенькая процессия, Тим! Впереди чокто, а за ними — команчи, всего человек шестьсот. Да, нелегко придется полковнику, да и нам — не легче. Надеюсь, нашего фейерверка окажется достаточно!

Мы продолжили наш путь и, едва достигнув края второй поляны, увидели в полутьме звездной ночи то, что искали. Посреди поляны лежала большая темная масса — это и были индейские лошади.

— Здесь лошади только одного племени! Других видимо, оставили чуть дальше. Пошли! — сказал Линкольн.

Мы снова двинулись вперед и дошли до темного выступа леса, за которым открывалась следующая поляна.

— Ну, вот и остальные, и сторожа при них — здесь трое и там четверо. Как думаешь, сумеем мы к ним приблизиться?

— А почему же нет? Трава здесь высокая, и, если мы подойдем с подветренной стороны, чтобы лошади нас не выдали, все будет в полном порядке.

— Индейцы обычно предпочитают нападать под утро, но эти настолько уверены в своем превосходстве, что собираются начать уже сейчас. Думаю, они уже приблизились к форту, так что пора и нам приниматься за дело. Но запомни, Тим, — никакого шумного оружия. Только нож и томагавк!

Он лег на землю и пополз сквозь заросли травы, бесшумно, как змея. Я полз следом за ним. Мы так близко подобрались к троим сидящим на земле индейцам, что почти слышали их дыхание. В этот момент две лошади, выясняя отношения между собой, подняли шум, который позволил нам приблизиться со спины к ничего не подозревавшим сторожам на расстояние шага. Я увидел, как блеснул нож Линкольна, и взял в руку свой клинок, который до этого держал в зубах. Молниеносный бросок — и двое индейцев замолчали навеки.

— Ах! — вскрикнул третий, вскакивая с земли, но тут же упал, сраженный томагавком Линкольна.

— Готовы, все трое! Ну что же, Тим, начало, кажется, неплохое. А теперь — к тем четверым! Или же считаешь, что их многовато для нас?

— Для тебя и меня — в самый раз. Вперед!

На этот раз нам пришлось труднее. Чтобы ветер дул нам навстречу, пришлось сделать солидный крюк. К тому же, один из четверых индейцев стоял в полный рост и вполне мог заметить нас. И все же мы, хотя и медленно, постепенно приближались к ним. Как вдруг где-то вдалеке раздался жуткий вой, и тут же прогремел чудовищной силы оружейный залп. Это началась атака индейцев на форт.

— Теперь уже все равно, Тим, — прошептал Линкольн. — Доставай револьвер, и чтобы ни один не ушел живым. Вперед!

В следующее мгновение мы бросились на караульных. Четыре выстрела, несколько ударов ножа, и все было кончено.

Ну вот! Теперь нам не нужны ни фитили, ни фейерверк, чтобы исполнить номер, о котором еще долго будут вспоминать. Ведь это индейские лошади, привыкшие бежать гуськом. Скорее, привяжем ремни к хвостам!

Подобная мысль могла прийти в голову только Линкольну. Правда, осуществить ее нам не удалось, поскольку в это мгновение до нас донесся басовитый голос пушек, и тут же — страшный стоголосый вопль, недвусмысленно говорящий о положении дел.

— Все, на это уже нет времени; они спасаются бегством и скоро будут здесь. Беги к другому табуну. Отвязывать не надо, лошади вырвутся сами. Встретимся вон у тех карий!

Я поспешил к первой группе лошадей, достал ракеты, поджег от тлеющего фитиля запалы и швырнул их в гущу животных. Когда я прибежал к условному месту, Линкольн уже ожидал меня.

— Смотри, Тим, сейчас начнется! — рассмеялся он.

Со стороны обоих табунов послышалось встревоженное фырканье; лошади по запаху учуяли опасность. И тут зашипело, затрещало, во все стороны посыпались снопы искр, в свете которых мелькали горящие глаза, раздутые ноздри и вздыбленные гривы перепуганных и рвущихся с привязи животных. Лошади вскидывались на дыбы, какое-то время беспомощно метались туда и обратно и, наконец, обретя свободу, всем табуном рванулись с места и понеслись прямо в сторону форта.

— Чудесно, Тим, замечательно! Теперь они сметут и перетопчут собственных седоков, из которых вряд ли кто доберется до седла. Потом они наверняка бросятся в реку, и тогда защитникам форта нетрудно будет изловить их!

Теперь нам не оставалось ничего другого, как укрыться в кустарнике и наблюдать за происходящим. Вернее, приходилось больше слушать: вокруг царила почти полная темнота: вот раздались гневные возгласы индейцев, обнаруживших вместо лошадей лишь трупы караульных, гул и топот скачущих галопом лошадей — это драгуны преследовали убегавших, треск выстрелов, постепенно исчезающий вдали, и временами — легкий, все удаляющийся шорох шагов одинокого беглеца, устремившегося в лесную чащу.

Лишь когда начало светать, мы покинули убежище и вышли на поляну, где лежало несколько трупов настигнутых в погоне индейцев. Пространство же вокруг форта выглядело, как настоящее поле битвы: земля была сплошь покрыта телами индейцев, сраженных выстрелами из-за крепостной ограды, а у самых ворот лежала отвратительная гора мертвецов с изуродованными картечью телами.

Полковник встретил нас с сияющим видом победителя.

— Заходите во двор, господа, если хотите посмотреть на свою работу! Я уже начал беспокоиться, вас так долго не было. Видите эту гору трупов! Пусть индейцы скажут спасибо Канада-Биллу, ведь это он соблазнил их на решительный штурм после первой неудачной атаки.

— Среди убитых его видели?

— Пока нет. Возможно, он лежит где-нибудь недалеко.

Во дворе стоял целый табун отловленных индейских лошадей.

— Взгляните, господа, это ваша собственность, которую я намерен у вас перекупить, если вы не сможете взять лошадей с собой на плот. Теперь, думаю, индейцы не скоро отважатся напасть на форт Смоки-Хилл, и этим мы обязаны вам. Проходите же и поглядите, каков наш выигрыш от большой партии в «три карты»!..

Рассказчик выдержал паузу, осушил стакан, который ему тем временем успели наполнить, оглядел одного за другим своих слушателей, чтобы проверить, какое впечатление производит на них его история; затем с удовлетворением кивнул и продолжил:

— Известно ли вам, джентльмены, что для вестмена значит быстрая и выносливая лошадь? Отберите у воздухоплавателя его воздушный шар, а у моряка — корабль, и оба они перестанут существовать. Вот так же и охотник в степи немыслим без лошади! Существует огромная разница как между кораблями, так и между лошадьми! Не стану читать вам лекцию, господа, но, думаю, вы поймете меня, если я скажу вам, что на протяжении многих лет я был счастливым обладателем лучшего на всю необъятную прерию коня. Не раз и не два мы с ним были обязаны друг другу жизнью, и когда, наконец, его сразила пуля одного краснокожего мерзавца, я похоронил его, как погибшего товарища, бросив в могилу скальп убийцы, как и подобает настоящему вестмену. А от кого же он мне достался, спросите вы? Не от кого иного, как от Черной Пантеры! Он был среди лошадей, пойманных после одного из боев с индейцами. На спине у него лежала шкура черной пантеры , а в гриву было вплетено множество орлиных перьев — знак того, что конь принадлежал индейскому вождю. Опробовав его в деле, я понял, что он обучен всем тонкостям индейской дрессировки. Я уже не хотел и не мог с ним расстаться и взял его с собой на плот, где оборудовал для него вполне приличное сухое стойло. Когда же мы с Линкольном доплыли до Миссисипи и расстались, я продолжил путь уже верхом. Мой Ураган (так я назвал коня) вызывал зависть целого света, да и у меня самого ни разу не было повода в чем-либо упрекнуть его.

Я побывал в Техасе, скитался какое-то время по Нью-Мексико, Колорадо и Небраске и добрался даже до Южной Дакоты, чтобы помериться силами с индейцами сиу, у которых может поучиться уму-разуму даже самый бывалый траппер.

Как-то у подножия Блэк-Хилс я повстречал группу охотников, которые сообщили мне поразительную новость. Как известно, в те времена нефтяная лихорадка достигла высшей точки. Нефть била, что называется, прямо из-под ног. А где не было нефти, там, по крайней мере, было много шуму. Хотя и в самом деле было немало, территорий, которые просто истекали нефтью, и тот, кому посчастливилось обеспечить себе преимущественное право покупки земли, мог за один-единственный год сколотить миллионы.

Об этом мы и разговаривали, сидя у костра, над которым жарился сочный кусок бизоньей ляжки. И тут один из охотников спросил:

— А знакомо ли вам высокогорное плато, которое тянется от Янктона на Миссури вправо от реки прямо на север и затем круто спускается к землям Гудзонова залива? Его называют Кото дю Миссури?

— Кто же не знает Кото! Правда, не очень-то много найдется желающих лазать по его мрачным скалам и ущельям, где хозяйничают краснокожие да медведи с рысями, где и ничего не добудешь, кроме жалкого скунса или дикой кошки, от которой толку ни на грош.

— А я все же побывал там. И нашел то, чего и не собирался там искать, а именно — самого крупного нефтепромышленника во всех Соединенных Штатах!

— Нефтепромышленника? Там, наверху? Да откуда там взяться нефти?

— Она — там, и этого достаточно! А как она туда попадает — не мое дело. Я жил у него три дня, и знали бы вы, какой это гостеприимный человек — обхаживал меня, как самого президента! Нефть у него бьет из земли сама по себе, а он еще и выписал из Чикаго буровой станок, чтобы достать ее с большой глубины; бочек для нефти там — сотни, да таких огромных, что в них можно разгуливать верхом на лошади. И деньги! Я, правда, сам не видел, но денег у него должны быть целые мешки!

— А как его зовут?

— Гай Уилмерс. Не правда ли, чудное имя? Но сам он, хотя и мулат, парень — просто загляденье! А жена его, Бетти, родом из Германии. Ее отец, мистер Хаммер, раньше жил на Арканзасе и перенес много бед. Бушхедеры убили его дочку, и…

Я вскочил с места.

— Гай Уилмерс, мулат? Фред Хаммер — ведь его зовут Фред?

— Да, Фред Хаммер — высокий, широкоплечий, седоволосый и седобородый. Но что это с вами? Может, вы знаете этих людей?

— Знаю ли я их? Да лучше, чем всех вас! Фред Хаммер был нашим соседом, а Мэри, его старшая дочь, — моей невестой; и когда мы гнались за бандой, ее и моего отца застрелил Канада-Билл!

— Верно, все верно! Так вы, значит, и есть Тим Кронер, о котором нефтяной король рассказывал так много хорошего?

— Да, это я! Я в то время ушел в прерию, а когда через несколько лет вернулся, нашел там незнакомых людей.

— Фред Хаммер тогда удачно продал свое имущество и завел себе дело в Сент-Луисе. Гай Уилмерс был у него коммивояжером и однажды забрался на плато, где и обнаружил нефть. Естественно, они тотчас же отправились туда все вместе — и не прогадали. Вы обязательно должны навестить их, мистер Кронер. Они будут вне себя от радости, это я вам обещаю!

— Черт возьми! Пусть меня посадят на вертел и поджарят, как эту бизонью ляжку, если я не отправлюсь туда завтра же утром! Я уже по горло сыт Черными горами, и теперь самое время прогуляться туда, наверх — к индейцам, рысям и медведям. Может, заодно найду и какую-нибудь дыру, из которой текут нефтяные реки.

— Но сначала расскажите нам историю с бушхедерами. Говорят, Канада-Билл недавно побывал в Де-Мойне и выиграл в карты двенадцать тысяч долларов. Дьявольская игра, эти «три карты» — куда опаснее тех, в которые играют в Мексике или в здешних местах.

— Для меня она оказалась дороже, чем целая гора серебряных долларов. А как это было — ну что ж, слушайте!

Я рассказал им свою историю, и мы, завернувшись в одеяла, улеглись спать, предварительно выставив первый караул. Всю ночь я не сомкнул глаз. Мысли о Фреде Хаммере, Бетти и Гае Уилмерсе роились в моей голове; в памяти возникали картины прежней жизни. А когда под утро я все же задремал, мне приснился далекий Арканзас, наши маленькие ранчо, отец, мать и Мэри — как живые. Был там и Канада-Билл, который хотел задушить меня; и только он схватил меня за горло, как я проснулся.

— Тим Кронер, вставайте, последняя смена — ваша!

Это был старый траппер, трясший меня за плечо; но, скажу я вам, в тот момент я много дал бы за то, чтобы передо мной оказался Уильям Джонс собственной персоной!

Я специально выбрал себе последнюю смену, чтобы быть готовым пораньше отправиться в путь. Когда моя вахта закончилась, я разбудил остальных и попросил старого траппера указать путь, которым мне предстояло идти.

— Скачите все время на восток до Миссури и там, где в нее впадает Грин-Форк, переберитесь на другую сторону и двигайтесь по левому берегу вверх по реке. Плато подступает к ней уступами, похожими на огромные колонны. Между четвертой и пятой колоннами поднимитесь наверх и пересеките в северном направлении девственный лес — это займет около двух дней. За лесом начнется поросшая бизоньей травой степь, по которой нужно двигаться в том же направлении, возможно, дня четыре, пока не увидите небольшую речку, на берегу которой и живет Уилмерс.

— А что за индейцы живут в тех местах?

— Сиу, по большей части из племени огаллала — пожалуй, самый вредный народ из всех, каких я знаю. Но они поднимаются туда только во время весенних и осенних миграций бизонов. Сейчас разгар лета, и вам вряд ли стоит их опасаться.

— Благодарю вас! Если нам доведется еще когда-нибудь встретиться, я обязательно расскажу об этой поездке.

— Договорились! Передайте от меня привет и скажите, что я от души желаю им счастья и много-много нефти!

Я оседлал своего Урагана, распрощался с компанией охотников и двинулся на восток. Переправившись через Миссури, как велел старый траппер, я увидел высокие и округлые горные уступы, между которыми тянулись наверх узкие извилистые ущелья. Проехав четвертый уступ, я свернул направо. Ущелье было настолько забито обломками скал, валунами и рухнувшими когда-то сверху полусгнившими и увитыми разного рода ползучей растительностью стволами деревьев, что мне стоило немалого труда пройти долину и подняться на плато, часто прорубая себе дорогу своим старым добрым томагавком.

Здесь я вышел в великолепный девственный лес, практически свободный от подлеска, так что продвижение мое значительно ускорилось. Не прошло и двух дней, как я на своем верном Урагане достиг края прерии. Прежде, чем отправиться дальше, я решил запастись на оставшуюся дорогу вяленым мясом.

Выполнив задуманное, я двинулся дальше на север. Два первых дня прошли без каких-либо происшествий. На третье утро я, проснувшись, вылез из одеяла и уже начал было седлать Урагана, как вдруг заметил вдалеке всадника, приближавшегося ко мне по оставленному мной следу.

Какая нужда могла привести его в это глухое место? Я, скорее по привычке, чем по необходимости, поправил за поясом нож и револьвер и поджидал его уже верхом на коне, готовый к любым неожиданностям.

Вскоре я уже мог рассмотреть его получше. Он скакал на длинноногой кляче с несоразмерно большой головой и куцым хвостом, однако бег у этого странного создания был ничуть не хуже, чем у любого породистого скакуна. На голове у всадника была шляпа с огромными полями. Одет он был в просторную, не стесняющую движений кожаную куртку и высокие, натянутые до самых бедер сапоги с отворотами. На плече у него висело двуствольное ружье, а к поясу, рядом с ножом и револьвером, были приторочены мешочки для пороха и пуль; там же я заметил еще два каких-то странных предмета, которые при ближайшем рассмотрении оказались железными наручниками.

Разглядеть лицо всадника мешали широкие поля шляпы. Я позволил ему приблизиться на расстояние выстрела и поднял ружье.

— Стойте, мистер! Что вы делаете в этих местах?

Он осадил лошадь и рассмеялся:

— Ну и дела! Ты что же, Тим Кронер, старый енот, подстрелить меня собрался, а?

— Что за черт, этот голос мне как будто знаком, — ответил я, опуская ружье. — Если бы не проклятая шляпа… Авраам Линкольн! Неужели это ты разгуливаешь здесь ни свет ни заря верхом на этом козлище?

— Да, пожалуй, я, если не возражаешь! Ну как, теперь подпустишь меня поближе?

— Давай скорее! И расскажи, что ты здесь делаешь!

— Сперва я должен узнать, что тебя с твоим Ураганом привело в эти дивные места!

— Хочу навестить нашего с тобой общего знакомого.

— Общего знакомого? Кто же это?

— Угадай!

— Сперва скажи — где?

— Вон там, на каком-то утесе, где нефть бежит из земли, как вода.

— А-а, Гай Уилмерс, нефтяной король!

— Ты что же, знаком с ним?

— Лично — нет. Но ведь ты назвал мне имя зятя Фреда Хаммера.

— Так ты знал, что Фред Хаммер уехал в эти места?

— Нет, я знаю, что здесь живет некий Фред Хаммер, но что это — тот самый, я понял лишь тогда, когда ты заговорил о нашем общем знакомом, поскольку мне тут же пришло на ум имя Гая Уилмерса.

— Ну так я, значит, собираюсь к ним. А ты?

— И я тоже.

— Ты тоже? Но зачем?

— Вообще говоря, это секрет, но тебе я могу его открыть. А сейчас бери поводья, и поехали! Взгляни-ка на меня — на кого я похож?

— На самого бравого парня от Новой Шотландии до Калифорнии.

— Я не о том, — поморщился Линкольн. — Я имею в виду мою профессию.

— Слушай, ты бы спросил кого-нибудь другого! А мне легче завалить бизона, чем разгадывать твои загадки.

— Приглядись, нет ли на мне чего-нибудь лишнего по сравнению с амуницией обычного траппера?

— А, вот эти маленькие мышеловки! Я уже начинаю думать, не полицейский ли ты!

— Ну, не то чтобы полицейский, во всяком случае, ты видишь перед собой правоведа, который уже обладает кое-каким именем. Помнишь, ты встретил меня на берегу старого Канзаса, когда я произносил речь, держа в руке свод законов? Так вот, это был мой лесной университет. И, можешь мне поверить, ходил я в него не напрасно!

— Хм, значит — правовед! Что ж, я всегда знал, что ты пойдешь в гору, и думаю, на этой первой вершине долго не задержишься. Но какое отношение имеет твоя профессия к прогулкам верхом по этой глухомани, да еще в обличье матерого траппера?

— Самое прямое! Чутье охотника по-прежнему сидит во мне, и именно оно помогло мне схватить за руку нескольких закоренелых преступников, которые оказались не по зубам даже самым вышколенным полицейским. И вот недавно в Иллинойсе и Айове объявился один прожженный «бегун», совершивший крупные денежные аферы. И поскольку ни одному детективу до сих пор не удалось изловить его, я и получил задание выследить этого проходимца и по возможности живым передать в руки правосудия. Ты, конечно, понимаешь, что это самое «по возможности» дает мне право применять оружие сообразно обстоятельствам.

— А как зовут этого парня?

— У него десятки имен, и никто не знает, какое из них настоящее. Свою последнюю аферу — подделку векселей на крупную сумму, он провернул в Де-Мойне. и оттуда, судя по всему, след его тянется в сторону плато. У каждого преступника есть слабое место, которое делает его узнаваемым и рано или поздно приводит на скамью подсудимых, этот, насколько мне известно, питает пристрастие к нефти и нефтепромышленникам и, надо заметить, неплохо разбирается в этом предмете. Вот я и предположил, что искать его следует у Гая Уилмерса.

— Так, так! Думаю, ему несладко придется, если мы его там разыщем. Я и сам не прочь сказать ему пару слов! Уж не наш ли это старый знакомый Канада-Билл?

— Не думаю. С чего ты взял?

— А с того, что в последний раз его видели в Де-Мойне, где он вроде бы выиграл двенадцать тысяч долларов!

— Это мне известно. Но оттуда он бесследно исчез и, как всегда, в очередной раз объявился там, где его меньше всего ждут. Это очень опасный тип, и особенно тем, что играть в карты ему не запретишь, а другие свои делишки он обставляет таким образом, что и не подступиться. Впрочем, было бы даже удивительно, если бы мы с ним в ближайшее время не столкнулись снова. Ведь всякий раз, когда мы встречаемся с тобой, нам приходится иметь дело именно с ним.

Естественно, дальше мы поехали вместе. Предстояла еще одна ночевка, а там, по нашим расчетам, недалеко было и до реки. Правда, издали ее увидеть не представлялось возможным. Мы внимательно смотрели впереди себя и по сторонам, стараясь не пропустить никаких следов, но ничего интересного не заметили, если не считать какого-то странного запаха, который усиливался едва ли не с каждой минутой.

— Что за черт! Этот аромат так щекочет мои ноздри, словно в меня запустил струю вонючий скунс! — сказал я. — Не объяснишь ли ты мне, Авраам, в чем тут дело? На падаль вроде не похоже, да и на духи — не очень! Что бы это могло быть?

— Я бы мог сказать тебе, что это такое; но неужели мне пристало учить такого опытного охотника, как ты? Раскрой-ка ноздри пошире, тогда уж точно не ошибешься!

Я сильнее втянул носом воздух, но безрезультатно.

— Не разберу, Авраам. Похоже вроде и на смолу, и на канифоль, да и, пожалуй, на олифу или лак.

— А тебе никогда не приходилось бывать в округе Бенанго или на Ойл-Канава?

— Постой, постой. Ойл-Канава? Ну, теперь ясно -это же запах керосина. Теперь, думаю, и река уже близко!

Пока, правда, впереди ничего не было видно, кроме бескрайней прерии, но через какое-то время мы заметили вдали длинную туманную полосу, тянувшуюся с востока на запад. И когда мы наконец приблизились к ней, то оказались на берегу реки. Ее берега были покрыты отложениями, какие обычно сопровождают добычу нефти. Наверху, в нескольких сотнях метров от воды, стояли крупные производственные сооружения, невдалеке от которых возвышался добротный и необычайно красивый жилой дом. Ниже, у самой реки, работал полным ходом буровой станок, чуть в стороне от которого стояли рядком небольшие домики, служившие, судя по всему, жильем для рабочих. В огромных количествах лежали заготовленные впрок бочарные клепки, днища, обручи и готовые бочки, частично пустые, но в большинстве случаев уже заполненные вожделенной горючей жидкостью.

— Ну, вот мы и добрались! — сказал я. — А теперь хотелось бы узнать, каким образом Гай Уилмерс доставляет свою нефть покупателям. Ведь на плато нет дорог для необходимого в таких случаях тяжелого транспорта!

— А ты разве не видишь большие лодки на воде? На них он и довозит бочки до Миссури, а оттуда уже дорога открыта!

Линкольн отстегнул от пояса наручники и продолжал:

— Хочу до времени припрятать эти браслетки. Совсем ни к чему, чтобы все знали, зачем я сюда явился!

Когда мы подходили к дому, из дверей нам навстречу вышел рабочий.

— Привет, парень! Это здесь живет мистер Гай Уилмерс? — спросил Линкольн.

— Да, сэр. Зайдите в дом — дамы и господа как раз обедают!

Мы привязали лошадей и вошли в дом. В обеденном зале сидели за столом Фред Хаммер, Гай Уилмерс и Бетти, я сразу же узнал их. Кроме них, присутствовали еще две юные леди, должно быть, дочери, рядом с которыми сидел незнакомый мне джентльмен. Уилмерс поднялся со стула.

— Проходите ближе, господа! С чем пожаловали?

— С полной тыквой приветов от некоего Тима Кронера, если вы такого еще помните! — ответил я.

— От нашего Тима? Эге, да это же ты собственной персоной, старина! Да тебя просто не узнать. Такую бороду подарила тебе прерия, что один только нос виднеется. Рад видеть тебя, чертовски рад! Давай, поздоровайся с остальными!

Это, скажу я вам, был прием! Меня чуть не задушили в объятиях, никак не давая мне представить моего товарища.

— Поглядите-ка, кого я вам привел! Или вы забыли Авраама Линкольна, который вел нас тогда в погоню за бушхедерами?

— Авраам Линкольн? В самом деле, он! Добро пожаловать, сэр, и, ради Бога, не обижайтесь, что мы не сразу заметили вас! Вы ведь тоже немного изменились с тех пор.

Нас усадили за стол, и тут наше внимание впервые было обращено на незнакомого господина.

— А это сэр Дэвид Холмен из Янг-Канава, который неделю назад почтил нас своим визитом. Он владеет целым рядом нефтепромыслов и приехал к нам, чтобы обсудить некоторые вопросы, касающиеся вывоза нефти, — сказал Уилмерс. — Позднее я вам представлю и мистера Белфорта, который сейчас спустился в долину, чтобы посмотреть, как живут наши рабочие. Он, скажу я вам, истинный джентльмен — остроумный, опытный и ловкий. А с картами — ну просто чудеса творит!

Завязалась оживленная беседа, на всем протяжении которой меня удивляло немногословие Линкольна, равно как и его пристальный, испытующий взгляд, которым он время от времени окидывал Холмена. Может, Холмен и был тем человеком, которого разыскивал Линкольн?

Внезапно отворилась дверь, и… я едва не вскочил из-за стола, уставившись в вошедшего неподвижным взглядом, меня сбивали с толку длинные темные волосы и густая черная борода незнакомца. Отличный костюм, выдававший в нем состоятельного господина; но я готов был поклясться, что… Я все же сдержался и ничем не выдал своих мыслей. Гай Уилмерс поднялся со стула:

— Позвольте вам представить, господа, мистера Белфорта! Он…

— Мистера Белфорта, говорите? — перебил его Линкольн. — Думаю, его с таким же успехом можно называть Фредом Флетчером или Уильямом Джонсом. Но больше всего ему подходит другое имя — Канада-Билл!

— Канада-Билл? — Фред Хаммер встал и схватил со стола первый попавшийся нож.

— Попридержите язык, сэр! — сказал Джонс (а это был именно он, я теперь узнал его и по голосу), -джентльмена не оскорбляют безнаказанно!

— Совершенно верно, — ответил Линкольн. — Только я уверен, что не оскорблял никакого джентльмена. Какое количество адского камня и корней лопуха вам потребовалось, чтобы выкрасить волосы в черный цвет? Хочу дать вам дельный совет: в следующий раз пользуйтесь еще и свинцовым гребнем, чтобы окрасить и корни волос, которые у вас остались абсолютно светлыми. Мистер Уилмерс, вы говорили, что этот человек творит чудеса с картами. А игру в «три карты» он вам случайно не показывал?

— Да, и выиграл при этом солидную сумму денег, — ответил Фред Хаммер. — Я уже стар, и глаза мои ослабли, иначе я, конечно же, узнал бы его; но теперь нет никакого сомнения в том, что я вижу перед собой презренного убийцу моей Мэри, и, клянусь Богом, он должен получить свое немедленно!

— Вы хотите зарезать вашего гостя, Фред Хаммер? — спросил Канада-Билл. — Вы можете доказать, что это именно я застрелил вашу дочь?

— И моего отца тоже! — добавил я. — Доказать — нет, но поклясться в этом мы можем. Как и в том, что в форте Смоки-Хилл вы получили шестьдесят розог, а потом привели с собой индейцев.

— Я? Ладно, те шестьдесят розог я отрицать не стану, — мрачно усмехнувшись, сказал он, — и когда-нибудь я с вами за них рассчитаюсь. Но в том, что касается краснокожих… Докажите, если сможете!

— Мы, а именно я и мистер Линкольн, находились в двух шагах от вас, когда вы с Черной Пантерой наблюдали за удачным выстрелом его сына и обсуждали план нападения на форт; а позднее мы видели, как вы вместе с этим вождем возглавляли колонну индейских воинов. Мы, разумеется, сообщили тогда полковнику о ваших намерениях, а потом забросали ракетами ваших лошадей. То-то была потеха! Не так ли, мистер Джонс?

Разумеется, обо всем этом он слышал сейчас «впервые». Его глаза загорелись злобным огнем, а руки сжались в кулаки; но он понимал, что должен владеть собой.

— Вы действительно настолько хорошо сумели разглядеть меня тогда, что считаете возможным говорить мне все это, господа? — прошипел он.

Линкольн подошел к нему вплотную.

— Должен вам заметить, что мы могли бы разобраться с вами без долгих церемоний, ведь вы, конечно же, слышали о суде Линча. Но вы гость в этом доме, и я должен честно признаться, что, хотя тогда, в форте Смоки-Хилл, мы слышали ваш голос и видели вашу фигуру, мы все же не смогли опознать вас настолько уверенно, чтобы сейчас с чистой совестью пустить вам пулю в лоб. Мы — свободные граждане Соединенных Штатов и руководствуемся только полноценными доказательствами! Думаю, что деньги, которые вы обманным путем выиграли у этих джентльменов, они обратно требовать не станут — слишком много чести для Канада-Билла — а потому слушайте, что я вам скажу: не позднее чем через десять минут вы навсегда покинете этот дом и эти места. И помните, что начиная с одиннадцатой минуты в разговор вступит мое ружье, это я вам твердо обещаю!

— Постойте, разве вы — хозяин этого дома и владелец нефтяных разработок? — вмешался в разговор Дэвид Холмен. — Против мистера Джонса у вас нет никаких доказательств, а игра наша была честной!

— Нет, джентльмены, нефтяным королем я не являюсь, но тем не менее представляю собой нечто, к чему принято относиться с уважением. И если я говорю что-то этому человеку, то полностью отвечаю за свои слова!

— Так предъявите это ваше «нечто», сэр!

— Пожалуйста!

Он вынул из кармана бумагу, протянул ее Холмену и при этом сделал мне незаметный знак, который я сразу же понял. Я вышел во двор и достал из-под конской попоны наручники. Вернувшись в дом, я увидел, как побледневший Холмен читает врученный ему документ.

— Ну, мистер Холмен-Уоллер-Панкрофт-Энгстон, как вам нравится этот декрет? — спросил Линкольн. — В Иллинойсе и Айове ждут не дождутся человека, якобы владеющего целым рядом нефтяных скважин в Янг-Канава. Какая жалость, что у вас недостает мизинца на левой руке; его-то отсутствие и выдало вас. А сейчас я избавлю нашего друга Уилмерса от присутствия двоих гостей, которым не место в приличном обществе!

— Подождите, сэр, еще не время! — выкрикнул Холмен, бросив беглый взгляд на двери и окна.

— А по-моему, ваше время уже вышло. И если вы в этом сомневаетесь, то не угодно ли взглянуть на эти вот украшения для ваших рук!

Он взял у меня наручники, а я выхватил из-за пояса револьвер. Рука Холмена потянулась к карману брюк.

— Руку прочь, или буду стрелять! — пригрозил я.

— Ну, теперь убедились, что уже пора? — рассмеялся Линкольн. — Давайте-ка сюда ваши руки и ведите себя тихо. Вы ведь сами только что ознакомились с моими полномочиями. Считаю до трех. И если будете упорствовать, вам придется попробовать нашего свинца. Тим, можешь стрелять при счете «три»!

Он подошел к Холмену и раскрыл наручники.

— Один!.. два!..

Холмен понял, что с ним не шутят; он протянул руки и позволил защелкнуть на запястьях стальные браслеты. Затем Линкольн обратился к Джонсу:

— Пять минут уже прошли; у вас осталось еще ровно столько же, чтобы убраться отсюда. Я не шучу!

Фред Хаммер все еще держал в руке нож. Он ткнул Джонса кулаком в плечо и сказал с угрозой в голосе:

— Убирайтесь! А я позабочусь, чтобы у вас на пути не было помех!

Он подтолкнул его к дверям, и через несколько секунд мы уже видели Канада-Билла, удаляющегося от дома верхом на коне. В это время в дом вошел один из рабочих.

— Мистер Уилмерс, не прикажете ли остановить буровой станок? Инженер велел сообщить вам, что если мы продолжим бурение, то через четверть часа пойдет нефть!

— Наконец-то! А теперь включайте тормоз. Необходимо также запретить всякое использование открытого огня, чтобы не случилось беды! Близится вечер, и поэтому нефть должна получить выход только завтра утром!

Рабочий ушел выполнять распоряжение.

— Вы, конечно же, знаете, господа, что когда долото входит в продуктивный пласт, нефть вырывается из-под земли, высоким фонтаном, и при этом опасные легкие газы, которые, естественно, выбиваются первыми, не должны встретить на своем пути ни малейшей искры, иначе возникает страшной силы пожар, который распространяется с такой быстротой, что ничем нельзя ему противостоять.

— У вас в доме найдется такая комната, — обратился Линкольн к Уилмерсу, — куда мы могли бы на время поместить нашего дорогого мистера Холмена?

— Есть одно подходящее и очень надежное помещение. Пойдемте!

Они втроем удалились, а мне пришлось давать Бетти и обеим юным леди пояснения к только что происшедшим на их глазах событиям. Когда все снова были в сборе, Хаммер и Уилмерс принялись благодарить Линкольна, чем чрезвычайно смутили его. Он следующим утром собирался покинуть гостеприимный дом, но встретил дружные возражения его обитателей.

— Для этого вам пришлось бы проделать по плато длинный и опасный путь в Айову, — пояснил Уилмерс. — Но если вы подождете еще несколько дней, то сможете преспокойно спуститься по реке на одной из трех больших лодок, которые отправятся отсюда до Миссури. Вы быстро доберетесь до Янктона и границы Южной Дакоты, а там недалеко до Де-Мойна. Так что оставайтесь, а за арестованного можете не беспокоиться!

Линкольну пришлось признать преимущества предлагаемого ему варианта и согласиться с ним.

Наступил вечер. Мы отвязали лошадей и пустили их попастись на воле. Ставить их в стойло мы не хотели, да и не могли: привыкшие к свободе животные могли причинить себе вред в тесном пространстве загона. Все обитатели дома, кроме меня, собрались в гостиной и проводили время за дружеской беседой; я же решил пройтись по берегу реки, чтобы заодно приглядеть за лошадьми. Было уже очень темно, так что едва угадывалась граница между маслянистыми водами реки и твердым берегом.

Так я дошел до того места, где во время нашего прибытия мы наблюдали работу буровой установки. Чуть выше последней был устроен водовод, вращавший рабочее колесо. Негромкий скрежещущий звук заставил меня остановиться. Неужели бур все еще работает? Я плохо разбирался в этих вещах, но внезапно мной овладел непонятный страх. Я заметил тусклое пятно света, которое, однако, находилось не на открытом пространстве, а внутри дощатой ограды с огромными щелями, окружавшей буровую вышку. Разве Уилмерс не запретил использование всякого огня? Я прислушался И вдруг услышал звук шагов. Мимо меня проскользнула фигура человека, затем еще одна. Темнота не позволяла разглядеть как следует этих людей, но мне показалось, что я узнал в них Джонса и Холмена.

Прежде, чем я успел последовать за ними, оба растворились в темноте. Я помчался обратно и, ворвавшись в гостиную, спросил Линкольна, надежно ли заперт Холмен.

— А в чем дело? Полчаса назад я был у него, — ответил тот.

— По-моему, я видел его вместе с Джонсом возле буровой вышки. Там горит огонь и вертится большое колесо!

— Горит огонь и вертится колесо? — изумленно воскликнул Уилмерс.

— Боже, неужели он сбежал? Он ведь слышал, что вот-вот должна ударить нефть, и… скорее, скорее!

Мы выбежали во двор. Железные засовы на двери каменного подвала были отодвинуты, и дверь была открытой. Арестованный исчез.

— Канада-Билл вернулся назад и освободил его! — воскликнул Линкольн. — Мы должны…

— Оставьте их, сэр, — перебил его Уилмерс. — Завтра мы отыщем их следы. Они от нас не уйдут. Но буровая вышка! Бежим туда, скорее!

Женщины испуганно молчали. Мы, мужчины, бросились бежать к реке. Но не успели мы сделать и нескольких шагов, как раздался оглушительный удар, словно раскат грома. Земля задрожала под ногами, и на том месте, где стояла буровая установка, взметнулся ввысь огромный, высотой в шестьдесят или более футов, столб огня. Одновременно с этим стал распространяться резкий и удушливый запах газа.

— Долина горит! — закричал Уилмерс. И он был прав.

От нефтяной скважины по реке и ее берегам плыло бушующее море огня. Очевидно, Джонс выпустил из подвала Холмена, и вдвоем они, чтобы отомстить нам, запустили рабочее колесо станка и оставили возле скважины открытый огонь. На нашу беду, все это произошло незадолго до того, как бур должен был войти в нефтеносный пласт. Нефть под большим давлением вырвалась из скважины, а сопутствующие ей газы, мгновенно воспламенились. Теперь казалось, что там, внизу, у реки, горит даже сам воздух. К счастью, огонь не мог добраться ни до нас, ни до жилищ рабочих, стоявших на возвышении поодаль от реки. Тем не менее я сбежал вниз, чтобы посмотреть, не нуждаются ли они в помощи. И тут я заметил человека, который неподвижно стоял и глядел на огонь, но моментально сорвался с места, как только заметил мое приближение. Это бегство показалось мне подозрительным, и я бросился за ним вдогонку. Чем больше сокращалось расстояние между нами, тем отчетливее я видел, что ему явно что-то мешало бежать — руки его на бегу оставались неподвижными. Я увеличил скорость, догнал бегущего и узнал в нем Холмена, руки которого были по-прежнему скованы наручниками. Я бросился на него, сбил с ног и прижал коленом к земле. Он пытался отбиваться, но наручники сводили на нет все его усилия. Я сорвал у него с шеи платок и связал ему ноги. Он скрежетал зубами от ярости и смотрел на меня ненавидящими глазами, но так и не произнес ни единого слова.

— Добрый вечер, сэр! — сказал я. — Ваша прогулка оказалась недолгой. Не скажете ли мне, куда подевался мистер Джонс?

Он не ответил.

— Ладно! В таком случае попробуем отыскать его без вашей помощи.

Я схватил его за воротник и поволок к дому Уилмерса, где его тут же снова посадили под замок. После этого мужчины отправились на поиски Джонса. У нас было на это время, поскольку справиться с огнем все равно пока что не представлялось возможным. Однако все наши усилия оказались тщетными: Джонс бесследно исчез.

Заранее сообщу вам, господа, что пожар продолжался еще несколько дней кряду, позднее инженеру с рабочими удалось сначала приглушить его, а затем и погасить полностью. Ущерб от него оказался не слишком большим — во всяком случае, не таким, на который, видимо, рассчитывали злоумышленники. Впоследствии до меня дошел слух, что Канада-Билла видели в низовьях Миссисипи, где он по-прежнему промышлял игрой в карты. С тех прошли годы, но я надеюсь, что он еще жив и однажды попадется мне в руки. И тогда уж моей пули ему не миновать!

Линкольн увез Холмена на одной из лодок, отправившихся с грузом нефти на Миссури, и мне было очень грустно расставаться с другом, которого я успел так полюбить. Фред Хаммер, Гай Уилмерс и все дамы так настойчиво просили меня остаться, что я в конце концов сдался.

Позднее мы узнали, что Холмен отправился в тюрьму, получив пожизненный срок заключения.

Авраам Линкольн, как я ему и предсказывал, не остановился на достигнутом и добрался до самых вершин, он стал президентом Соединенных Штатов и, к несчастью, поплатился жизнью за все то доброе, что он намечал и успел осуществить. Будь проклят навеки негодяй, застреливший его!

А я? Я не мог найти себе покоя в роскошном доме Уилмерса. Да и моему Урагану такая жизнь была не по душе. Временами нас обоих охватывало такое нетерпение, что я седлал коня и, прихватив с собой ружье и томагавк, отправлялся на месяц-другой в прерию или в леса, где я мог забыть на время запах нефти и показать бизонам или индейцам, что Тим Кронер вовсе не собирается променять прекрасную прерию на жизнь в земном раю. Между Лонг-пикс и Спэниш-пикс лежат мои охотничьи угодья, где я приобрел имя, которым вы меня называли — «человек из Колорадо». И вы были правы, говоря, что трудно найти лучшего охотника, чем я. Хотел бы я посмотреть на того, кто смог бы потягаться со мной в чем бы то ни было. Вот так-то! А просьбу вашу, господа, я теперь исполнил, и рассказ мой на этом окончен.

Заключительные слова рассказчик произнес таким самодовольным тоном, что одному из слушателей это, видимо, показалось не совсем уместным, и он сказал:

— Благодарю вас за чудесный рассказ, сэр, и хочу заверить вас в моем полном к вам почтении, мистер Кронер. Человек из Колорадо достоин всеобщего уважения. Но неужели нет действительно никого, кто мог бы поставить себя рядом с вами?

— И кто бы это мог быть? — спросил самодовольный рассказчик.

— Например, Виннету.

— Пфф! Так это же индеец!

— Олд Файрхэнд?

— Не раз с ним тягался!

— Олд Шурхэнд?

— И этому меня не провести.

— Олд Шеттерхэнд?

— Бывал в его компании и не нашел, чему у него можно было бы поучиться. Это все люди, у которых самое главное — в их имени. К примеру, Олд Шеттерхэнд в моем присутствии совершал такие промашки, которых я от него и ожидать не мог; это человек большой физической силы, но и только!

С этими словами он встал и направился к моему столу. Он был неплохим рассказчиком, и я не без интереса слушал его, хотя и думал при этом о своем. Видимо, эти мысли отражались на моем лице, потому что, подойдя ко мне, он подбоченился и бросил небрежным тоном:

— Насколько я понял из вашего разговора с матушкой Тик, вы — голландец, сэр?

Слово «голландец» на Диком Западе употребляется по отношению к немцам как ругательство, тем не менее я ответил ему абсолютно хладнокровно:

— Не голландец, а — немец, сэр.

— Это одно и то же. Я говорю «голландец», значит — голландец. У вас было такое недоверчивое выражение лица, когда я рассказывал. Почему?

— Вас интересует мое лицо?

— Нисколько. У вас вообще не то лицо, на которое я в иных обстоятельствах обратил бы свое внимание. Но сейчас — другое дело; оно выглядело так, словно вы мне не верите. Или я ошибаюсь?

— А вам так уж важно знать, чему я верю, а чему — нет?

— Что за глупый вопрос! Речь идет о вашем лице, и я должен знать, что все это означает. Или вы боитесь в этом признаться?

— Боюсь? С какой стати?

— Ну так выкладывайте, что вы там себе думаете!

В зале воцарилась тишина. Все присутствующие затаили дыхание в ожидании развязки. Я ответил с улыбкой:

— У меня нет ни малейших причин скрывать, что в вашем рассказе присутствует один явный анахронизм.

— Анахронизм, говорите? А это еще что такое? Потрудитесь изъясняться так, чтобы вас можно было понять!

— Хорошо, чтобы вам было понятно! С какого времени начали говорить о керосине в нынешнем смысле этого слова?

— Откуда мне знать!

— Так я вам скажу: с 1859 года. А когда в Соединенных Штатах были открыты первые нефтяные месторождения?

— На это вам лучше самому ответить!

— Двумя годами раньше, то есть в 1857-м. Далее вы говорите о нефтяной скважине по ту сторону плато, где побывал Линкольн вскоре после того, как стал адвокатом. Так когда же он им стал?

— Отстаньте от меня с вашими глупыми вопросами!

— Они не так уж глупы, как вам кажется, и имеют прямое отношение к тому, что я вам сейчас скажу. Линкольн начал свою юридическую деятельность в 1836 году в Спрингфилде, то есть на двадцать лет раньше, чем было обнаружено первое значительное месторождение. Как все это увязывается с вашим рассказом, сэр?

— Увязывается или нет — мне это безразлично!

— В таком случае, будьте добры, отнеситесь столь же безразлично и к моему лицу!

— Вы хотите сказать, что не верите рассказу о нефтяном пожаре? — спросил он угрожающим тоном.

— О, по этому поводу у меня нет ни малейших сомнений, не считая места события и действующих лиц.

— Как это?

— Олд Шеттерхэнду пришлось однажды присутствовать при подобном пожаре — в окрестностях Нью-Бенанго. Только нефтяного короля звали не Уилмерс, а Форстер.

— Это меня не касается и ничего не меняет в истории моей жизни. Нефтяные пожары случаются часто.

— Чьи обстоятельства имеют такое чудовищное сходство? Хм! Вообще-то, я очень хорошо знаком с колорадцем Тимом Кронером.

— Дьявол! Уж не хотите ли вы сказать, что меня зовут не Тим Кронер?

— Я вовсе не исключаю того, что два разных человека могут носить одинаковые имена. Однако настоящий «человек из Колорадо» — это именно тот, которого я знаю.

— В таком случае, мое имя носит еще какой-то ловкий парень! И если кто-то другой, кроме меня, сказал вам, что он — Тим Кронер, значит, он лгун и мошенник. И зарубите это себе на носу, иначе я заткну вам рот вот этим клинком!

Он выхватил из-за пояса охотничий нож. В то же мгновение я направил на него свой револьвер и ответил:

— Заткнитесь, если успеете! Пули имеют обыкновение быть проворнее ножей!

Он помолчал несколько секунд, опустил нож и сказал презрительным тоном:

— Тиму Кронеру нет нужды обращать внимание на ваши гримасы. Можете корчить рожи, сколько хотите — я ничего не имею против и остаюсь тем, кто я есть!

Он сунул нож за пояс и вернулся на свое место. Наблюдавшие за этой сценой, видимо, не ожидали такого мирного исхода стычки, однако не стали выражать словами своего разочарования. Я, конечно, мог бы порадовать обитателей пансиона и более зрелищным финалом, но, по правде сказать, не испытывал ни малейшего желания разыгрывать перед ними спектакль в стиле раннеров и прочего сброда. Пусть думают, что я испугался этого «человека из Колорадо»!

Усевшись на свое прежнее место, рассказчик обвел взглядом всех сидящих за столом и спросил:

— Может, вы, господа, тоже сомневаетесь, что я и есть настоящий Тим Кронер?

Они отрицательно покачали головой, а один джентльмен, который до сих пор сидел молча, ответил:

— У нас нет никаких оснований сомневаться в этом. Впрочем, я хочу сделать одно небольшое дополнение к вашему рассказу — уж не знаю, понравится оно вам или нет,

— Какое же?

— Вы не сможете застрелить Канада-Билла.

— Почему?

— Потому что он мертв.

— Мертв? Проклятье!

— Да, мертв.

— Вы в этом уверены?

— Абсолютно.

— И где же он умер?

— В миссии Санта-Лусия близ Сакраменто.

— От чего? Уж, конечно, не от болезни? Такой смерти этот мерзавец не заслужил.

— Нет, так дешево ему не удалось отделаться. Своей смертью он обязан одному человеку, чье имя здесь упоминалось чуть раньше.

— Как его зовут?

— Олд Шеттерхэнд.

— Что? Олд Шеттерхэнд покончил с ним?

— Да.

— Как это было, сэр?

— Это интересная, в высшей степени интересная история, которую, вообще говоря, мне стоило бы опубликовать. Я ведь литератор, господа: говорю это тем из вас, кто этого еще не знает.

— Так расскажите же, расскажите! — закричали гости.

— Хм! Согласитесь, джентльмены, не слишком-то разумно со стороны писателя рассказывать устно то, о чем он собирался поведать через прессу.

Он явно набивал себе цену, желая, чтобы его просили еще и еще; и когда самолюбие его было, наконец, удовлетворено, произнес:

— Ну что ж, господа, раз уж мы сегодня собрались в такой теплой компании, позвольте изложить вам эту историю в том самом виде, как она происходила на самом деле.

В этот момент матушка Тик, проходившая мимо моего стола, шепнула мне:

— Спасибо, сэр, что не допустили потасовки! Этим человеком вы останетесь довольны. Он пишет книжки, а уж рассказывать такой мастер!

Мне, признаться, и самому было любопытно, что за историю сплетет этот сочинитель из вполне заурядных событий.

Тот сделал многозначительное лицо и начал тоном опытного и ловкого рассказчика:

— Это было в порту Сакраменто , где глазам стороннего наблюдателя представала поражавшая воображение буйством красок и света картина жизни. Захлестнувшая набережную пестрая людская толпа состояла не просто из жителей отдельно взятого города или даже целого округа, но включала в себя представителей самых разных наций и народов, отчего все происходящее здесь напоминало невиданное доселе карнавальное действо.

Среди людского моря выделялась своей респектабельностью группа худощавых янки в украшенных золотыми цепочками, булавками и запонками фраках и сдвинутых на затылок цилиндрах. Чуть поодаль и снилась небольшая стайка китайцев, одетых в традиционные для них синие куртки, с тщательно закрепленной косичкой в волосах. Робко и смущенно ступали по чужой земле экзотического вида островитяне южной части Тихого океана, восторженным шепотом обсуждавшие друг с дружкой всякое необычное, по их разумению, явление или зрелище. Павлиньей походкой выступали мексиканцы в разрезанных сбоку по всей длине и украшенных серебряными пуговицами бархатных брюках, коротких, не менее искусно отделанных куртках и широкополых клеенчатых шляпах. Здесь были калифорнийцы в своих длинных, почти по щиколотку, изумительной расцветки пончо, чернокожие леди и джентльмены в ярчайших нарядах, источающие тысячи благоуханных ароматов; суровые индейцы, плавно выступающие в толпе, аккуратные немцы, англичане с пышными бакенбардами и огромными пенсне на носу; маленькие подвижные французы — щебечущие, ссорящиеся, жестикулирующие, рыжеволосые ирландцы, пахнущие спиртным, чилийцы в коротких пончо, трапперы, скваттеры, обитатели «медвежьих углов» в кожаных охотничьих куртках и с ружьем на плече, только что спустившиеся с гор; метисы и мулаты всех цветов и оттенков и только что вернувшиеся с приисков старатели с тяжелыми от золотого песка и самородков кошельками и в немыслимых даже для маскарада костюмах, состоящих из латаных-перелатаных штанов и курток, рваных сапог с выглядывающими из дыр босыми пальцами и давно потерявших всякую форму шляп, на протяжении многих месяцев служивших своими хозяевам защитой от дождя и солнца, а по ночам — еще и подушкой. И, наконец, небольшие группы аборигенов этой земли, ее истинных и законных хозяев, по злой иронии судьбы лишенных всякой собственности и вынужденных влачить жалкое существование за счет поденки.

Дополняли всю эту пеструю людскую смесь внушающие почтение своими широкоплечими фигурами, огромными кулаками и вызывающе дерзкими взглядами американские и английские моряки, наряду с небольшим числом испанских морских офицеров, прибывших в своих блестящих, шитых золотом мундирах из Сан-Франциско поглядеть на суету и хлопоты, царящие здесь, вблизи золотоносных земель.

Какая же сила сумела собрать воедино столь разнородные ингредиенты этой причудливой человеческой смеси?

Имя ей — золото!

Заселение Верхней Калифорнии, начавшееся в 1768 году из Мексики, поставило ее под светско-духовную власть миссионеров. И практичные иезуиты основали и построили здесь множество монастырей, используя их для распространения своих идей.

Когда в 1823 году центральное мексиканское правительство положило конец всевластию священников, большинство миссионеров отказалось признать это правительство и покинуло страну. Те же немногие, что остались, потеряли былое влияние, бедствовали и тоже постепенно уходили в небытие.

Недалеко от Сакраменто стояло внушительных размеров многоэтажное здание, окруженное просторным двором, границу которого со стороны города символизировала старинная церковь из необожженного кирпича.

В этом доме располагалась миссия Санта-Лусия, и теперь на все его многочисленные казарменного типа помещения приходилось лишь три обитателя: старый почтенный священнослужитель, его еще более преклонного возраста экономка и один немец по имени Карл Вернер, которого, однако, все те, с кем он общался, называли не иначе как сеньор Карлос и который был правой рукой престарелого пастора.

В одно прекрасное время были открыты золотые россыпи Калифорнии, и молва о таящихся в горах сказочных сокровищах устремила сюда мощный поток переселенцев, сначала из соседней Мексики и Соединенных Штатов, а затем и со всех уголков света. За потомками испанских конкистадоров, пришедшими сюда первыми, последовали жители Сандвичевых островов, затем австралийцы и европейцы. Даже китайцы с индийцами устремились сюда в надежде отыскать свою золотую жилу и разбогатеть.

Сан-Франциско стал главным сборным пунктом иммигрантов, растекавшихся отсюда дальше на север или в глубь страны. А Сакраменто — одним из основных перевалочных пунктов.

Разумеется, не у каждого из вновь прибывших была с собой палатка или какое-нибудь иное временное жилище. Число людей увеличивалось день ото дня, и, поскольку наступившие дожди не позволяли располагаться прямо под открытым небом, то внимание приезжих привлекло все, что могла служить им пристанищем.

Естественно, и миссии Санта-Лусия не удалось избежать той же участи, имевшей мало общего с ее исконным предназначением.

Некий пронырливый француз из Эльзаса устроил в одном из флигелей обширного дома пивоварню, поставив там огромный котел и принявшись варить в нем зелье, которое он сам имел нахальство называть пивом. В фасадной части здания, в непосредственной близости от церкви, обосновался американец, открывший там ресторан и посчитавший в высшей степени разумным делом отвести часть церковного нефа под танцевальный салон, где каждую неделю можно было поплясать кадриль, хорнпайп или фанданго . Это, в свою очередь, привлекло к бывшей миссии внимание одного предприимчивого ирландца, решившего оборудовать другую часть церкви под винный погребок.

Нижняя часть другого крыла дома перешла во владение одного англичанина, который вместе с одним хитрым ньюйоркцем организовал необычайно прибыльный для обоих бизнес по доставке в страну китайцев. Очень скоро бывшая миссия оказалась полностью заселенной, за исключением чердачного помещения одного из флигелей.

Старый священник ничего не мог с этим поделать. Поначалу он, не имея возможности действовать силой, учинил ряд судебных исков, пытаясь отвадить непрошенных греховодников от благочестивого дома; но очень скоро вынужден был в этом раскаяться, поскольку сам оказался в руках целой своры хищников, требовавших деньги буквально за все, отчего, однако, судебные разбирательства не продвигались ни на шаг.

В результате этих мытарств Санта-Лусия начала внушать отвращение отчаявшемуся пастору, и в одно прекрасное утро он вместе со своей экономкой бесследно исчез из бывшей миссии. Впрочем, никто и не испытывал желания разыскивать его, так что из прежних обитателей дома в последнем оставался лишь сеньор Карлос, занимавший вместе с женой и дочкой Анитой две ила три небольших комнаты на первом этаже по соседству с пивоварней.

Оставшемуся до сих пор свободным чердачному помещению вскоре тоже было суждено обрести своего владельца. В Сакраменто вроде бы из Буэнос-Айреса приехал человек, уроженец Цинциннати, именовавший себя доктором Уайтом. Собственно говоря, о том, действительно ли он владеет профессией врача, его никто и не спрашивал. Задумав основать в Сакраменто госпиталь, но не найдя для этого подходящего помещения, он приехал в бывшую миссию, и поскольку не смог обнаружить там никого, кто мог бы сдать ему чердачное помещение, занял его самовольно. Он был человеком практичным и знал, насколько прочным, с правовой точки зрения, было в этой стране положение сиюминутного владельца того или иного имущества.

Уже на следующий день к дому подошла целая вереница мулов, нагруженных шерстяными одеялами и матрацами, в сопровождении нанятых мексиканцев, тащивших на себе разборные части железных коек. Еще до наступления вечера два десятка кроватей были установленные на чердаке под старой и ветхой черепичной крышей, где по всему помещению гуляли ужасные сквозняки, а в дождливое время года случалось настоящее наводнение. Отныне это и был госпиталь, ожидавший своих несчастных пациентов.

И те не заставили себя долго ждать.

Каким бы здоровым ни был сам по себе климат Калифорнии, на приисках больных людей всегда было в избытке. Дикая, неустроенная жизнь в сочетании с тяжелой, непривычной работой и дождями способствовала появлению и распространению тяжелой лихорадки, которая из-за недостатка ухода и отсутствия медицинской опеки очень часто заканчивалась смертельным исходом.

Счастливцами могли считать себя те, кто не был вынужден оставаться один на один с тяжелой болезнью среди дикой природы, а мог с помощью товарищей вернуться из сумрачных горных ущелий в лоно цивилизации, дабы получить надлежащий уход и лечение. Уделом же большинства становилась могила в убогой ограде из камней. Многие умирали в дороге или находили в себе силы лишь для того, чтобы окинуть последним угасающим взором нормальное человеческое жилье. Лишь очень немногим удавалось восстановить здоровье и силы для возобновления своего изнурительного труда. Но при этом им приходилось рассчитываться добытым такой огромной ценой золотом.

В те времена лекарства были в буквальном смысле слова на вес золота, так что для оборотистого лекаря самой плодоносной золотой жилой были болезни его пациентов. И как же много было шарлатанов, знавших в этом толк, чьи пациенты нередко и умирали, возможно, только потому, что в случае выздоровления унесли бы с собой обратно оставшееся у них золото!.. Рассказчик выдержал эффектную паузу, и при этом на лице его появилось такое интригующее выражение, что я подумал: вот сейчас «писатель» позволит в полной мере развернуться своему таланту. И я не ошибся, ибо дальнейшее его поведение было выдержано в форме новеллы, которая вполне могла претендовать на то, чтобы быть напечатанной:

— По дороге, поднимавшейся со стороны города к комплексу зданий бывшей миссии Санта-Лусия, бодро шагал стройный молодой человек, чьи светлые волосы, правильные черты лица и пышущие здоровьем румяные щеки тотчас же выдавали его германское происхождение, несмотря на облачавшую его крепкую фигуру удобную мексиканскую одежду.

Возле зарослей бизоньей травы, окружавших миссию, юноша остановился и обратил взгляд на запад.

Близился вечер, и солнце уже утопало на горизонте в сверкающих волнах облаков. Внизу лежал залитый предзакатным светом город, и в окнах его старинных построек отражались последние солнечные лучи.

Юноша устало опустился в мягкую траву и настолько погрузился в созерцание этого дивного зрелища, что не услышал легких шагов, приближавшихся к нему сзади.

Маленькая мягкая ладонь опустилась ему на плечо, и очаровательная женская головка склонилась к его уху:

— Добро пожаловать в миссию, сеньор! Почему вы так долго не были у нас?

— Я был в Сан-Франциско, сеньорита, где у меня было очень много разных дел, — ответил юноша.

— И где вы совсем позабыли сеньора Карлоса и его бедную маленькую Аниту!

— Позабыл? Клянусь Богом, нет, и тысячу раз нет! Анита, разве мог я позабыть вас!

Она без жеманства опустилась рядом с ним на траву.

— Вы действительно думали обо мне, сеньор Эдуардо?

— Прошу вас, Анита, произносите мое имя на немецкий лад; мне так приятно бывает слышать это из ваших уст! И не нужно спрашивать, думаю ли я о вас. Разве не ваш отец принял меня, когда злые люди лишили меня средств к существованию? А потом, когда лишения и невзгоды привели меня к болезни — разве не вы и ваш отец ухаживали за мной, как за братом и сыном? И к кому, кроме вас, могу я здесь, в чужой стране, прийти за советом и помощью? Анита, я вас никогда не забуду!

— Это правда, Эдуард?

— Да, — ответил он просто и, взяв ее руку в свою, открыто и прямо посмотрел ей в глаза.

— Даже тогда, когда снова вернетесь на родину?

— Даже тогда! Анита, я же говорил вам, что не вернусь на родину без вас, разве вы забыли?

— Нет, — ответила она.

— Или солнце вашего участия светит теперь другому?

— Другому? Боже, да кому же это?

— Тому врачу, доктору Уайту.

— Тому-у? — удивленно протянула она. — Право, не знаю, кому это захочется быть его солнцем. А что до меня, так пусть он живет во тьме сколько захочет!

— Анита, это правда? — воскликнул молодой человек.

— Почему вы не хотите верить моим словам?

— Потому что знаю, что он ходит за вами по пятам и пользуется расположением ваших родителей.

— Того, что он преследует меня, я отрицать не могу, но верно и то, что я всеми силами стараюсь избегать его. Отец расположен к нему, это так; он много наговорил отцу про какое-то состояние и про свое намерение вернуться вместе с нами домой, в Германию, как только достаточно разбогатеет.

— В Германию? Разве ваш отец собирается на родину?

— Да, с тех пор, как миссия превратилась в казарму для всех желающих. Но мы бедны, а отец слишком стар, чтобы заработать на обратный путь, и потому-

— И потому?..

— И потому он полагает, что помочь осуществлению его мечты мог бы богатый зять.

Эдуард помолчал немного. Затем спросил:

— И ваш отец отдал бы вашу руку этому доктору?

— Да. Но я сама терпеть его не могу, и моя мать — тоже!

— А меня, меня вы можете терпеть?

Она кивнула с легкой улыбкой на губах. Тогда он сжал и другую ее руку и сказал:

— У меня всегда было такое чувство, что мы созданы друг для друга. Ты так добра, так чиста, и я хочу всегда, всегда быть рядом с тобой. Можно я скажу об этом твоей матери, которая терпеть не может того врача?

— Да.

— И твоему отцу тоже?

— Да.

— Прямо сейчас?

— Прямо сейчас.

— Тогда пошли!

Он поднялся с земли, и она последовала за ним. Они прошли ворота и зашагали через двор к двери, ведущей в квартиру Вернера. В прихожей они услышали резкий, сухой голос, доносившийся из гостиной.

— Это доктор! — тихо сказала Анита.

— Пошли! Мы зайдем в кухню и дождемся, пока он уйдет!

Они так и сделали и теперь отчетливо слышали каждое слово разговора Уайта с родителями Аниты.

— Черт побери, сеньор Карлос, разве я какой-нибудь скряга? Медицина стоит большего, чем лучшая золотая жила там, на приисках. И как только я соберу достаточно средств, мы уедем отсюда в Нью-Йорк или Филадельфию, а оттуда — куда пожелаете! Вас это устроит?

— Меня-то, конечно, устроит, если бы только знать, что вы сдержите слово!

— Дьявол! Вы что же, считаете меня лжецом?

— Нет, для этого вы пока что не давали мне повода. Однако старая Калифорния в последнее время заставляет быть недоверчивым или, по крайней мере, осторожным.

— В таком случае я добавлю вам уверенности! В одиночку мне труднее продолжать мое дело. А у вашей дочки такое милое личико. Отдайте мне ее в жены, и я обещаю вам, что сделаю ее моим бухгалтером и даже передам в ее распоряжение мою кассу. Этого вам достаточно?

— Хм, пожалуй, да. Но разве вы уже говорили об этом с ней самой?

— Нет, да и вряд ли в этом есть необходимость. По-моему, доктор Уайт вполне способен заполучить девицу в жены, если он этого хочет. А вашу волю она нарушить не посмеет.

— Это, пожалуй, верно, только я думаю, что в таком важном деле должна присутствовать и ее собственная воля, и сколько бы я ни говорил «да», если она против, то ничего из этого не выйдет. Так что сначала поговорите с ней, доктор, а потом приходите ко мне!

— Сделаю это сейчас же; у меня не слишком много времени для подобных дел, меня дожидаются два десятка пациентов, с которыми у меня немало хлопот. Где она сейчас?

— Не знаю, может быть, за воротами.

— Отлично. В таком случае я ее немедленно разыщу!

Он направился к двери, но тут же в изумлении остановился, увидев прямо перед собой Аниту и Эдуарда, которые в этот самый момент вышли из кухни.

— Вот та, кого вы ищете, господин доктор, — сказал молодой человек. — И вопрос, который вы собираетесь с ней обсудить, не займет много времени.

— Почему? Что вы имеете в виду, сеньор Эдуардо? — спросил Уайт, прекрасно знавший своего соперника, поскольку почти ежедневно встречал его у родителей Аниты.

— А то, что вы опоздали, потому что мы с Анитой только что обо всем договорились. И у нее нет ни малейшего желания становится докторшей!

— Это правда, Анита? — спросил Карл Вернер, поднявшись со стула и от неожиданности выронив из пальцев недокуренную сигарету.

— Да, отец. Или тебе это не по душе?

— Мне-то по душе, ведь я и сам люблю Эдуардо, как родного. Но вы-то что станете делать с этой любовью в стране, где без денег шагу нельзя ступить? Сеньор Эдуардо еще очень молод и сможет кое-чего достичь в жизни, если не свяжет себя преждевременной женитьбой. А доктор давно знает собственные возможности — вот в чем разница, Анита. Он хочет поехать вместе с нами в Германию и…

— Эдуард тоже поедет с нами, — перебила девушка, — он хочет…

— Но может ли? Ведь для этого нужно нечто большее, чем просто желание.

— Сеньор Карлос, — вмешался Эдуард, — сейчас не самый подходящий момент для обстоятельный беседы. Но ответьте мне откровенно: вы отдали бы за меня Аниту, будь я не так беден, как теперь?

— Да.

— И сколько я должен иметь?

— Хм, трудно сказать! Чем больше, тем лучше; во всяком случае, столько, чтобы можно было доехать до Германии и купить там небольшое именьице или что-нибудь в этом роде.

— А вы дадите мне время заработать столько?

— Время? И сколько же времени вам понадобится?

— Шесть месяцев!

— Хм, это не так уж и много. Что скажете на это, доктор?

— Черт побери, это похоже на трезвую коммерческую сделку. Позвольте и мне войти в долю!

— Сделайте одолжение!

— В таком случае, хочу сделать вам одно предложение, сеньор Карлос.

— Какое же?

— Вы ведь намерены отправиться на прииски, сеньор Эдуардо? — спросил он насмешливо, обращаясь к молодому человеку.

— Именно туда.

— Отлично, сэр! Мы даем вам шесть месяцев. Если к этому сроку вы вернетесь с тремя тысячами долларов в кармане, то мисс Анита ваша, и я не скажу и слова против. Если же вы опоздаете или вернетесь с меньшей суммой, то она — моя. Вы согласны, сеньор Карлос?

— Абсолютно. При условии, что ваше собственное материальное положение именно таково, как вы мне его описывали!

— Именно таково! Значит, мы договорились. А теперь прощайте, я должен спешить к моим больным…

Прошли месяцы, и снова к миссии со стороны города приблизился молодой человек и, остановившись у зарослей бизоньей травы, залюбовался пейзажем. Но это был не Эдуард, хотя до истечения назначенного срока оставалось лишь несколько дней.

Вдоволь наглядевшись на живописную панораму окрестностей, он вошел в ворота и, пройдя через двор, столкнулся у входа во флигель с Анитой. Он спросил ее:

— Не скажете ли, сеньорита, где я могу найти доктора Уайта?

— Да, он живет здесь. Поднимайтесь наверх, под самую крышу — тогда вы попадете в его госпиталь, где наверняка встретите его самого!

Поднявшись, как ему посоветовали, на чердак, он увидел там два ряда кроватей, между которыми маячила фигура доктора. Помещение вообще было не из самых светлых, к тому же на улице уже темнело, так что разглядеть что-либо более отчетливо было довольно трудно.

Уайт заметил незнакомца и подошел к нему.

— Что вам угодно, сеньор? — спросил он.

Услышав его голос, незнакомец внутренне напрягся и произнес:

— Вы ведь доктор Уайт, сэр?

— Да.

— Я фармацевт. Пытался добыть свое счастье в калифорнийской земле, но ничего не нашел и обратился в посредническую контору в поисках работы. Мне сказали, что вам нужен санитар, вот я и пришел сюда, чтобы убедиться, что место еще не занято.

— Да, оно еще свободно. В каком городе и в какой аптеке вы работали?

— Значит, так, — не спеша начал незнакомец и, упомянув как бы вскользь несколько названий, намеренно сделал заметный акцент на последнем из них. — В Нью-Йорке, Питтсбурге, Цинциннати и, наконец, в Норфолке, Северная Каролина, у мистера Кливленда.

— В Норфолке? У мистера Клив…

Уайт подошел ближе, чтобы разглядеть лицо незнакомца, и тотчас в испуге отпрянул назад.

— Проклятый нем… то есть, я говорю, мистер Громан, который одновременно со мной… так давайте же спустимся в мою квартиру, сэр! Я бесконечно рад… это так неожиданно — встретить коллегу, с которым когда-то вместе работал!

В темноте он не мог видеть скептическую улыбку на лице собеседника и, спустившись впереди него по лестнице, провел его в небольшое помещение, объединяющее в себе одновременно жилую комнату и спальню.

— Прошу вас, присаживайтесь — или нет, чтобы вспомнить прошлое, присаживайся! Ну, что там было в Норфолке после моего отъезда? Я тогда немного повздорил с хозяином и с досады так и уехал, не попрощавшись. Надеюсь, дела у старика Кливленда по-прежнему идут неплохо?

— Неплохо? Они у него теперь вообще никак не идут. Когда ты исчез, то одновременно непостижимым образом исчезла и вся его касса, включая ценные бумаги и векселя. Он был разорен и не смог этого пережить. Он мертв.

— Да что ты говоришь! Неужели это правда? Впрочем, старик никогда особенно крепко и не стоял на ногах и, наверное, потому никого и не вводил в курс своих финансовых дел. Я вполне допускаю, что исчезновение кассы — не более чем трюк, подстроенный им самим. То, что я работаю здесь врачом, не должно тебя удивлять — здесь никто не спрашивает у тебя диплома, а дело кормит своего хозяина. Так значит, ты ищешь место?

— Да. Но скажи мне, Уолкер, где ты раздобыл средства, чтобы основать это заведение, и почему решил изменить имя?

— Видишь ли, средства я раздобыл там, на приисках. А имя сменил потому, что Уайт звучит как-то более представительно, чем Уолкер. Ну, а что касается места, так ты его получишь — при условии, что у меня при этом не возникнет повода для упреков в твой адрес. Если основательно войдешь в курс дела, то я сделаю тебя своим ассистентом, а может, даже компаньоном.

— У тебя найдется жилье для меня?

— Полагаю, мы что-нибудь придумаем на этот счет. Так ты согласен?

— Конечно! По рукам?

— По рукам!

— Думаю, у тебя не будет причин обижаться на меня. Меня ведь жизнь тоже изрядно потрепала, так что до прошлого мне нет особого дела.

Громан был принят на должность и со временем получил возможность все глубже вникать в управленческие секреты этого лечебного учреждения. Доктор скрепя сердце был вынужден предоставить ему работу, но довольно скоро утешился тем наблюдением, что его ассистент, судя по всему, принимал как должное даже такие факты и явления госпитальной жизни, которые явно не предназначались для посторонних глаз.

Уайт имел теперь много свободного времени и использовал его для частных визитов к сеньору Карлосу, чье доверие ему так хотелось завоевать. Отца же Аниты не слишком смущало то обстоятельство, что доктор был намного старше его дочери и имел чрезвычайно неприятные манеры.

Тем временем условленные шесть месяцев подошли к концу, а Эдуарда все не было. То обстоятельство, что от юноши до сих пор не было ни письменных, ни каких-либо иных известий, не слишком беспокоило Аниту — она знала, что почтовая связь с приисками в высшей степени несовершенна и находится практически в частных руках, так что рассчитывать на регулярную и четкую доставку писем не приходилось. Нередки были также случаи, когда люди, взявшие на себя ответственность за доставку писем и денежных отправлений, становились жертвами нападений, грабежей, а то и сами, добравшись до первого же корабля, давали тягу с вверенными им ценностями.

Однако сегодня был уже последний вечер, а Эдуард все не приходил. Девушка не находила себе места от волнения. Впрочем, подобные же чувства испытывал и доктор. До сегодняшнего дня он сохранял все шансы на то, чтобы выйти победителем в этом своеобразном соревновании, но его соперник мог появиться в любую минуту, а этого допустить было никак нельзя. Уайт перепоручил больных своему ассистенту и незаметно покинул миссию.

Пациенты госпиталя могли быть довольны появлением Громана, который стал для них прямо-таки ангелом-спасителем. Демонстрируя перед доктором абсолютное послушание и безволие, он за его спиной действовал сообразно собственным намерениям и имел все основания полагать, что кое-кто из пациентов, фактически обреченных Уайтом на смерть, спасением своей жизни и имущества должен быть обязан именно ему, Громану…

Рассказчик снова сделал паузу и оглядел своих слушателей. Очевидно, он рассчитывал услышать похвалу в свой адрес, но этого не случилось, потому что до сих пор его рассказ был недостаточно интересным и увлекательным. Он не спеша затянулся несколько раз сигарой и сказал:

— Моя история, как я вижу, не очень взволновала вас. Но, поверьте, главное еще впереди.

— И это главное, вероятно, как-то связано с Олд Шеттерхэндом? — предположил кто-то из слушателей.

— Совершенно верно! Вы угадали, сэр. Этот знаменитый охотник не замедлит появиться. Я уже сказал, что доктор Уайт передал пациентов в руки своего ассистента, а сам покинул миссию. Владевшее им беспокойство не позволяло ему оставаться, ибо несмотря на то, что до истечения последнего дня оговоренного шестимесячного срока оставалось всего несколько часов, его соперник все еще мог появиться в самый неподходящий для Уайта момент. Доктора влекло прочь из миссии — в город, на вокзал, где он хотел дождаться последнего вечернего поезда, прибывшего с приисков.

Ждать пришлось недолго. Подошел поезд, и из него вышел… мистер Эдуард, который вопреки всему успел-таки явиться к назначенному сроку. Уже стоя на перроне, Эдуард обернулся к вагонному окну и помахал рукой, словно прощаясь с кем-то, после чего зашагал прочь. Уайт, исполненный решимости, тут же подошел к Эдуарду и сказал:

— Вы все-таки приехали! А мы уже думали, что вы не успеете к сроку. Однако теперь главное в том, была ли удачной ваша поездка и посчастливилось ли вам найти золото!

— Да, все сложилось удачно, сверх всяких ожиданий удачно! — весело ответил молодой человек.

— И у вас есть три тысячи долларов?

— Больше, мистер Уайт, значительно больше!

— Просто невероятно! Другие годами трудятся на приисках, кладут на это свое здоровье и даже жизнь, но, случается, так ничего и не находят. А вы отлучаетесь всего на несколько месяцев и возвращаетесь назад здоровым и богатым! Ну что ж, теперь уже ничего не изменишь, я вынужден уступить. Вы прямо сейчас отправляетесь в миссию?

— Да.

— Я тоже. Так что пойдемте вместе!

И они покинули вокзал. При этом Уайт не заметил, что человек, с которым Эдуард прощался на перроне, тем временем тоже сошел с поезда. Эдуарду не терпелось встретиться с Анитой, чтобы освободить ее от тревоги, которой, он не сомневался, была полна ее душа, и он шел очень быстро. Когда они миновали город, уже сгустились сумерки. И тогда Уайт незаметно для своего спутника достал из кармана револьвер и снял его с предохранителя.

— Так значит, вам повезло? — сказал он. — Кто бы мог подумать! Ну, а я теперь остался ни с чем, ведь вы наголову разбили меня. Вы работали на приисках в одиночку или у вас были помощники?

— В одиночку.

— Что? Вы же в этом ничего не смыслите! Тогда это просто случай, невероятное везение, что вы сразу же напали на золотоносное место.

— Это не было ни случаем, ни везением, поскольку то место мне указали.

— Указали? Невероятно! Ни одному диггеру не придет в голову указывать другому золотоносное место.

— Тот, кто это сделал, — он не диггер, не старатель.

— А кто же тогда?

— Это был краснокожий, индеец.

— В самом деле? Ну, это уже просто фантастика! Конечно, есть индейцы, которые знают, где лежит золото, но они никогда не расскажут об этом белому человеку.

— Этому индейцу не нужно было золото. Это был один из великих и знаменитых вождей апачей.

— Как его звали?

— Виннету.

— Дьявол! Виннету! Да как же вы с ним сошлись?

— Нас свел один белый охотник, его друг, с которым они вместе находились на приисках.

— А того как звали?

— Олд Шеттерхэнд.

— Ах!..

Простодушный Эдуард даже не заметил, какое впечатление произвели на Уайта оба этих имени. Он спокойно продолжал:

— Я встретил Олд Шеттерхэнда случайно. Он спросил, что привело меня на прииски, поскольку сразу же заметил, что я плохо вписываюсь в компанию диггеров. Я все рассказал ему честно и откровенно — в том числе и про то, что я приехал туда, чтобы за шесть месяцев заработать три тысячи долларов. Он сначала посмеялся над этим, но потом сказал совершенно серьезно, что сведет меня с человеком, который, возможно, даст мне дельный совет. И на другой день он пришел вместе с Виннету, который посмотрел на меня так, словно хотел разглядеть насквозь. Потом он тихо кивнул мистеру Шеттерхэнду и дал мне знак следовать за ним. Мы бродили по горам целый день, и везде Виннету внимательно разглядывал структуру камней и почвы. Наконец, уже под самый вечер, он остановился на каком-то месте я сказал:

— Мой юный брат должен копать здесь, но только в одиночку; здесь он найдет золотой песок и самородки.

Я застолбил участок и начал копать. Виннету оказался прав: я нашел самородки. Правда, мне приходилось держать ухо востро и скрывать от других свои находки, поскольку большинство диггеров — личности весьма темные, и мне, возможно, пришлось бы туго, если бы в последние дни вновь не появился Олд Шеттерхэнд, чтобы поинтересоваться моими успехами.

— Виннету тоже был с ним?

— Нет, он расстался с Виннету на некоторое время, чтобы наведаться сначала в Сакраменто, а потом в Сан-Франциско. Он оставался со мной до тех пор, пока я не покинул прииски, и не подпускал ко мне никого из диггеров. А потом поехал вместе со мной сюда.

— Сегодня?

— Да.

— Так вы приехали вместе?

— Конечно! Мы сидели в одном вагоне.

— Когда вы сошли с поезда, вы еще с кем-то разговаривали через окно — это был он?

— Да. Ему нужно было переговорить еще с одним пассажиром, и потому он не сразу сошел с поезда. Я попрощался с ним и попросил его сдержать слово.

— Какое слово?

— Он обещал навестить меня завтра в миссии.

— Дьявол! Это правда?

— Да, — ответил Эдуард, не замечая, в каком сильном волнении пребывает доктор. Он страшно боялся Олд Шеттерхэнда, но постарался взять себя в руки и спросил:

— А вы можете доказать, что у вас есть три тысячи долларов — ведь вам обязательно придется сделать это сегодня же!

— Конечно, могу. Весь золотой песок я обратил в ценные бумаги, которые у меня с собой.

Тут Уайт остановился, осторожно положил палец на курок револьвера и сказал:

— Вам, конечно, выпала большая удача встретить Олд Шеттерхэнда и Виннету, но еще большей оказалась ваша глупость.

— Глупость? То, что я рассказал вам об этом, вы считаете глупостью? Почему?

— Потому, что теперь вам не видать ни девушки, ни денег!

— Но почему?

— И вы еще спрашиваете? Сейчас узнаете!

В следующее мгновение грянул выстрел, и Эдуард рухнул наземь. Уайт приподнял неподвижное тело, оттащил немного в сторону от дороги и снова опустил на землю. Он хотел на некоторое время оставить его лежать здесь же, чтобы ночью закопать в каком-нибудь укромном месте, но сначала нужно было очистить его карманы. И только он занялся этим, как услышал звук быстро приближающихся шагов и поспешил укрыться в зарослях. Мертвец, по его мнению, был припрятан надежно, а деньги можно было забрать и позднее. Вернувшись в миссию, Уайт первым делом направился не к себе домой, а прямиком к Вернеру, чтобы ровно в полночь заявить о своих претензиях.

Рассказчик снова остановился, чтобы обратиться к своим слушателям:

— Ну как, теперь моя история стала интереснее, чем раньше?

— Намного, намного интереснее! — отвечали ему. -Но куда же подевался Олд Шеттерхэнд?

— Он уже здесь!

— На вокзале?

— Нет, значительно ближе!

— Где же?

— На пути в миссию. Ведь это его шаги слышал Уайт.

— Вот как!

— Именно! Сойдя с поезда, Олд Шеттерхэнд стал искать глазами своего молодого попутчика. Он увидел его рядом с Уайтом и удивился. Что это за человек? Несомненно, он его уже где-то видел, но где? С минуту он простоял в задумчивости, и тут его осенило: ну конечно же, человек, беседующий сейчас с Эдуардом, — не кто иной, как Канада-Билл! Оба они уже покинули вокзал, и Олд Шеттерхэнд поспешил за ними. Однако на ближайшей улице их не оказалось. Где появляется Канада-Билл, там начинается чертовщина. Уж не задумал ли он нечто подобное и с Эдуардом? — спрашивал себя Олд Шеттерхэнд. Необходимо было предупредить юношу. Он знал, что Эдуард направляется в миссию, поэтому спросил дорогу у какого-то прохожего и поспешил следом.

Когда город остался позади, уже стемнело, и пришлось идти медленнее, чтобы не заблудиться. Внезапно Шеттерхэнд услышал впереди себя выстрел и поспешил туда, откуда донесся звук. Здесь он остановился и прислушался. Ему показалось, будто он слышит негромкий звук шагов удаляющегося куда-то в сторону человека. Он огляделся, нет ли поблизости раненого, но никого не нашел. И вдруг откуда-то сбоку раздался приглушенный стон. Он бросился в том направлении и увидел Эдуарда, сидевшего на земле и прижимавшего обе руки к левой стороне груди.

— Это вы? — спросил Шеттерхэнд, хотя даже в темноте уже успел узнать юношу.

— Да, сеньор Шеттерхэнд, — слабым голосом ответил Эдуард.

— Вы ранены?

— Да.

— Куда?

— В сердце, прямо в сердце.

Ему тяжело было говорить, он задыхался.

— В сердце? Но это невозможно! — удивился Шеттерхэнд. — Иначе вы были бы уже мертвы. Не двигайтесь, я осмотрю вас!

Он раскрыл на груди юноши куртку, жилет, рубашку — никаких следов крови! Он стал осторожно ощупывать грудную клетку, дошел до нагрудного кармана и радостно воскликнул:

— Слава Богу! У вас в кармане большой кошелек с самородками, они-то и спасли вам жизнь! А вот и небольшое отверстие в одежде. Выстрел опрокинул вас на землю и сбил дыхание, а пуля застряла среди кусочков золота. Кажется, в миссии живет врач, ваш соперник?

— Да.

— Вот к нему-то я вас и отведу. Или отнесу. Он вам…

— Ради Бога, не надо!

— Но почему?

— Потому что именно он и стрелял в меня!

— Вот как! Он был на вокзале?

— Да.

— Это тот человек, с которым вы ушли с перрона? Как его зовут? Или, лучше сказать, как его зовут сейчас?

— Уайт, доктор Уайт.

— Надо же, доктор! Каких только профессий не было у этого негодяя, ну ничего, эта станет для него последней. На этот раз я положу конец его ремеслу, и теперь уже навсегда!

— Разве вы знакомы с ним?

— Слишком хорошо! Но это сейчас не главное. Как вы себя чувствуете?

— Мне уже легче. Я снова могу дышать.

— А в груди больно?

— Не очень.

— Тогда посмотрим, сможете ли вы подняться и пойти. Держитесь за меня!

Попытка удалась, Эдуард хотя и медленно, но шел. По дороге он пересказал Шеттерхэнду свой недавний разговор с Уайтом. Невдалеке от миссии юноше предстояло на время остаться в укромном месте. Олд Шеттерхэнд получил от него подробное описание дома и госпиталя и отправился на поиски Уайта. Квартира доктора оказалась запертой. Тогда Шеттерхэнд поднялся по плохо освещенной лестнице до чердачного помещения и тихонько приоткрыл дверь в больничную палату. Он увидел ряды коек с больными и сидящего за небольшим столиком человека. Это был ассистент Уайта. Тот поднялся со стула, немало удивленный столь поздним визитом. Приглядевшись к ночному посетителю и заметив два ружья на плече у того и револьверы с ножом за поясом, он слегка опешил.

— Кто вы? Что вам здесь нужно? — спросил он.

— Я ищу доктора Уайта.

— Его здесь нет.

— Где же он?

— Вероятно, внизу, у сеньора Вернера.

— А вы кто?

— Меня зовут Громан, я его ассистент.

— Тогда, прошу вас, подойдите ближе, мистер Громан, я должен видеть ваше лицо!

Он подвел его к свету, внимательно оглядел его и произнес задумчиво:

— Вы, вроде бы, на подлеца не похожи.

— Да я и всегда был честным человеком. Но что означает ваше странное поведение и ваши загадочные слова, сэр?

— Я сейчас объясню. Вам приходилось слышать такое имя, как Олд Шеттерхэнд?

— Да.

— Этот человек — я.

— Вы? Олд Шеттерхэнд?

— Да, это я. А такое имя, как Канада-Билл, вам слышать приходилось?

— Да, приходилось.

— Вам известно, что это за человек?

— Отъявленный мерзавец!

— Вы уверены в этом?

— Абсолютно. Ведь я… хм!

— Что — хм?

— Вообще говоря, это секрет, но Олд Шеттерхэнду я могу открыть его. Я — детектив.

— Полицейский? В качестве ассистента доктора Уайта?

— Именно так!

— Вот и прекрасно! В таком случае, хочу сделать небольшое замечание, которое, возможно, покажется вам интересным. Ваш так называемый доктор Уайт и есть Канада-Билл!

— Проклятье! Неужели это правда?

— Если это говорю вам я, значит, этому можно верить.

— Вы знакомы с ним?

— Отлично знаком! Он надолго исчез из моего поля зрения. Но сегодня наши пути пересеклись. Он только что совершил попытку убийства.

— Что вы говорите! Где? Кого он хотел убить?

Олд Шеттерхэнд поведал ему суть дела, и тогда Громан тоже перестал таиться и сказал:

— Буду с вами откровенным. Раньше я был фармацевтом и работал в этом качестве у мистера Кливленда в Норфолке, Северная Каролина. Однажды к нему явился некто Уолкер и был принят на службу благодаря отличным рекомендациям, которые, как мы впоследствии убедились, были фальшивыми. Очень скоро выяснилось, что в фармацевтике Уолкер разбирается не лучше любого новичка. Между ним и хозяином произошло бурное объяснение, после чего Уолкер внезапно исчез, а вместе с ним исчезло содержимое кассы, составлявшее все имущество Кливленда. Я очень любил хозяина, он был моим благодетелем. Случившееся явилось для него страшным ударом. И поскольку полиции не удалось обнаружить никаких следов преступника, я решил выследить его частным порядком. В ходе моих поисков я вышел на след некоторых других темных личностей, которые давно уже находились в розыске и теперь, благодаря моим усилиям, были переданы в руки правосудия. Это снискало мне добрую славу в полиции, и я был принят на службу в качестве детектива. Отныне в моем распоряжении появились значительно большие материальные и интеллектуальные возможности, с помощью которых удалось отыскать в этом деле надежную зацепку. На ней я и основывал свои действия, пока, наконец, не сумел напасть на верный след, который и привел меня сюда.

— К Уайту?

— Да.

— Так он и есть тот самый Уолкер?

— Да.

— Но ведь он наверняка узнал вас!

— Разумеется. Однако я представил дело таким образом, что он поверил мне и взял меня на службу — естественно, для того только, чтобы заставить меня молчать. И вот теперь я работаю у него ассистентом, но, по правде сказать, не могу быть спокоен за свою жизнь и постоянно ожидаю с его стороны попыток каким-либо образом убрать меня с дороги, чтобы тем самым избавиться от свидетеля его преступного прошлого. Вы не можете себе представить, какого нервного напряжения мне это стоит!

— Почему же вы не обезвредите его?

— Каким образом?

— Арестуйте его!

— Не могу.

— Почему?

— Потому что у меня нет доказательств его преступлений. Я знаю, что он украл состояние Кливленда, но уличить его в этом я не могу. Я наблюдал за ним день и ночь, заглянул в каждый из доступных мне уголков, пытаясь разгадать его секреты. Все тщетно!

— Вот именно, из «доступных вам» — в этом все дело! Он, конечно же, постарается не допустить вас к своим тайнам. С этим мерзавцем вы при всей вашей полицейской хитрости далеко не уйдете, этот гордиев узел нужно не распутывать, а разрубать — и мы сделаем это сегодня же! Могу я рассчитывать на вашу помощь?

— О, если сам Олд Шеттерхэнд берется за дело, то вряд ли он нуждается в столь незначительной помощи, как моя.

— У него есть какие-нибудь шкафы или ящики, в которые вам не удалось заглянуть?

— Да, есть.

— Где они?

— Внизу, в его личной квартире.

— Ну ничего, скоро ему придется открыть их нам!

— Вряд ли он это сделает.

— В таком случае, это сделаю я!

— Это было бы противозаконно, а значит, наказуемо. Простите, сэр, что я вам об этом напоминаю!

— Хм! Чего стоят все эти ваши статьи и параграфы, если с их помощью вам до сих пор не удалось разоблачить и арестовать его! Ведь это же Канада-Билл, и уж его-то законы никогда не интересовали, так стану ли я испрашивать милостивого позволения у закона, коль уж я собрался положить конец его злодеяниям. Вы сейчас можете выйти отсюда?

— Да, в настоящий момент у нас нет тяжелых больных.

— Тогда идемте со мной!

И они спустились вниз по лестнице до того места, где их дожидался Эдуард. Тот получил от Олд Шеттерхэнда указания, как вести себя дальше, и затем они все вместе спустились на первый этаж, где жил Вернер. Было как раз около полуночи.

Они прошли через двор, а затем через прихожую вошли в кухню, откуда в свое время Эдуард вместе с Анитой слушали разговор Вернера с Уайтом. Кухня и сегодня была пуста, а Вернер с женой, дочерью и Уайтом находились в гостиной. «Доктор» как раз говорил:

— Ну вот, уже полночь, сеньор Карлос. Шесть месяцев истекли, а Эдуард, как видите, до сих пор не вернулся. Хочу напомнить вам о данном мне слове и надеюсь, вы сдержите его.

— Я его сдержу и дам вам мое согласие, если вы докажете, что действительно так богаты, как говорите.

— Разумеется, я готов представить вам эти доказательства. Взгляните-ка на эти вот бумаги! Суммы, которые в них обозначены, я положил в банк. Вам их достаточно?

Послышался шелест перебираемых бумаг, после чего Вернер воскликнул:

— Сеньор доктор, да это же больше, куда больше чем я мог ожидать! Вы просто богач!

— О, я мог бы доказать вам, что я еще богаче, но думаю, что и этого пока хватит. А чтобы вы видели, какого внимательного супруга будет иметь в моем лице ваша Анита, хочу показать вам вот эта украшения, которые я подарю ей уже в день помолвка. Все камни в них драгоценные!

Послышался звук открывающейся шкатулки, а затем раздались возгласы старого Вернера, в которых звучали восхищение и восторг. Тут Громан тихонько подошел к двери, которая все это время оставалась чуть приоткрытой, и осторожно заглянул внутрь комнаты. В следующее мгновение он отпрянул назад и прошептал, обращаясь к Олд Шеттерхэнду:

— Наконец-то, сэр, у меня есть то, чего мне так не хватало. Эти украшения были украдены у мистера Кливленда. Они принадлежали его покойной супруге и после ее смерти хранились в несгораемом шкафу. А затем исчезли вместе с Уолкером и всеми деньгами хозяина.

Снова послышался голос Уайта:

— Ну как, сеньор Карлос, я вас убедил?

— Да, сеньор доктор. Подойди сюда, Анита, и дай сеньору доктору свою руку!

Теперь все, кто находился в кухне, напряженно ждали, что ответит девушка.

— Он ее не получит! — сказала Анита весьма решительным тоном.

— Ты ведь знаешь, дочка, что я дал ему слово!

— Это твое слово, отец, но я ему ничего не обещала.

— Слово есть слово! — воскликнул Уайт. — Я всегда полагал, что дочь должна слушаться отца! Эдуард не вернулся, возможно, он вообще умер там, на приисках, и…

Он так и не успел закончить фразу, потому что в этот момент дверь распахнулась, и в комнату вошел Эдуард со словами:

— Я вернулся, как видите. Правда, сеньор Уайт, в том, что я по-прежнему жив и почти здоров, отнюдь не ваша заслуга!

Анита с радостным криком бросилась к Эдуарду, Уайт же оторопело уставился на него, как на покойника, внезапно восставшего из могилы. И тут из кухни столь же неожиданно для Уайта появился Громан. Он подошел к столу, взял в руки коробочку с украшениями и сказал:

— Эти драгоценности были похищены у мистера Кливленда, и поэтому я должен конфисковать их!

— Конфисковать? — взвился Уайт. — Хотел бы я посмотреть на того, кто осмелится покуситься на мою собственность, заработанную честным трудом!

— Вы как раз видите перед собой такого человека. Я — сыщик, и я заявляю, что ценности добыты преступным путем и подлежат конфискации, а вы — аресту, мистер Уолкер, именующий себя Уайтом!

Из кухни вышел сам Олд Шеттерхэнд и сказал:

— Его зовут даже не Уолкер. У него были сотни имен, за которыми свое настоящее он, видимо, давно успел позабыть. Самое же известное или, лучше сказать, печально известное, из его имен — Канада-Билл!

Лицо мнимого доктора стало белым, как бумага, ноги буквально подкосились, и ему пришлось опереться руками о стол, чтобы не упасть.

— Олд Шет-тер-хэнд! — только и смог произнести он дрожащими бескровными губами.

— Да, Олд Шеттерхэнд! Теперь, думаю, ты понял, что спасенья нет! Твои деяния вопиют к небесам, и уж лучше бы ты всадил себе самому в сердце пулю, предназначавшуюся вот для этого молодого человека, тогда ты сумел бы избежать виселицы, которую я тебе на этот раз уж постараюсь обеспечить. Твой жизненный путь закончен!

Эти слова словно прибавили сил Канада-Биллу. Он выпрямился, щеки его вновь порозовели, глаза сверкнули огнем. Быстро сунув руку в карман, он прокричал:

— А ты уверен, что я стою так уж близко к виселице? Нет, еще не время!

— Самое время. И даже твой револьвер не спасет тебя. А ну-ка, вынь руку из кармана!

— Вот именно — выну! Но не пустую. Прежде, чем я окажусь в петле, ты получишь эту пулю!

Он поднял руку и направил блеснувший в ней револьвер на Шеттерхэнда. Грянул выстрел, но за мгновение до этого Олд Шеттерхэнд успел отпрянуть в сторону. Пуля прошла мимо, и в следующее мгновение его кулак с такой сокрушительной силой опустился на голову Канада-Билла, что тот как подкошенный рухнул на пол, повалив при этом несколько стоявших рядом стульев.

Старик Вернер от испуга не мог вымолвить ни слова, и только его жена громко вскрикнула.

— Спокойно! — сказал Олд Шеттерхэнд. — Больше он никому не сможет причинить вреда. Дайте сюда веревку, чтобы связать его, а потом пошлите за полицией! Уверен, она будет весьма рада такому улову. Теперь пришло время вопросов, ответов и разъяснений, а когда подоспела полиция, был произведен обыск жилища преступника. С помощью найденных у него ключей удалось открыть все потайные запоры, и при этом было обнаружено столько неоспоримых доказательств его преступных деяний, что стало ясно: смертной казни ему не избежать. Во-первых, было найдено много золотого песка и самородков, доставшихся ему от диггеров в его «госпитале», прежде чем он успел с помощью своего «врачевания» отправить их на тот свет. В полном наличии обнаружилась также сумма, украденная у мистера Кливленда. Громан был вне себя от радости, что сможет теперь вернуть своему безутешному бывшему хозяину его деньги.

За все время обыска арестант так и не очнулся и все в том же бессознательном состоянии был увезен полицией из миссии. Позднее, уже в тюрьме, он, придя наконец в себя, принялся кричать и впал в совершенное буйство. Видимо, удар Олд Шеттерхэнда настолько потряс мозг преступника, что сознание его помутилось. Он день и ночь «сражался» с призраками своих прежних жертв и стал при этом настолько опасен, что пришлось надеть на него смирительную рубашку. Буйство так и не оставило его и дошло до такой степени, что в конце концов он с пеной у рта рухнул замертво. Воистину, смерть на виселице была бы менее страшной, но во всем был повинен только он сам. Ведь если бы он не пытался застрелить Олд Шеттерхэнда, то и не испытал бы на себе сокрушительную силу того страшного удара в голову, который в итоге и лишил его рассудка и самой жизни. Итак, мой рассказ подошел к своему финалу, и теперь, господа, вы знаете, где и каким образом Канада-Билл нашел свой страшный конец…

Заключительная часть рассказа буквально приковала к его автору глаза слушателей, да и сам я слушал с не меньшим напряжением. Сочинитель, конечно, как мог, приукрасил свое повествование, но тем не менее, что касается фактов, все рассказанное было абсолютной правдой.

Присутствующие долго сидели молча под впечатлением от услышанного, пока, наконец, один из них не нарушил тишину:

— Вообще говоря, с трудом верится, чтобы простым ударом кулака можно было наповал сразить человека!

— И тем не менее это так, — возразил рассказчик.

— В таком случае, рука у него потом должна болеть не одну неделю!

— Я слышал, что у Олд Шеттерхэнда есть в этом какие-то одному ему известные секреты. Говорят, особое значение здесь имеют две вещи: положение пальцев в кулаке и точка на голове, куда направлен удар!

— Интересно, способен ли на подобное его друг Виннету?

— Этого я не знаю.

— Зато я знаю! — вмешался один из слушателей.

— Вы что, знакомы с Виннету лично?

— Я видел его.

— И где же?

— На берегах Арканзаса, вблизи Форт-Гибсона, где я имел возможность восхищаться его силой и ловкостью.

— Это было интересно?

— Необычайно интересно!

— Так расскажите, сэр! Вы не против, господа, чтобы он рассказал нам об этом?

— Да, да, пусть расскажет! — послышалось со всех сторон.

Мне, признаться, тоже стало любопытно, услышу ли я нечто мне уже знакомое или же какой-либо новый эпизод из жизни Виннету. Будущий рассказчик был человеком с приятным интеллигентным лицом и острым взглядом ясных голубых глаз и, судя по всему, имел обыкновение размышлять над вещами, которые многих других оставили бы равнодушными. Уже вступление, которое он предпослал своему рассказу, полностью поглотило мое внимание.

— Должен вам сказать, джентльмены, — начал он, — что у меня есть собственный взгляд на вещи и мнение о Диком Западе и индейцах, сильно отличающееся от тех, что бытуют в здешних местах. Еще в качестве торговца мне пришлось бывать среди краснокожих, и всегда я чувствовал себя в их обществе прекрасно. С годами я сменил немало занятий, дела мои постоянно шли в гору, и вот теперь я сижу здесь среди вас уже как человек, добившийся определенного успеха в жизни. И хотя с тех далеких времен заметно изменилось мое положение в обществе, мое отношение к индейцам осталось прежним, они, смею вас уверить, гораздо лучше, чем их репутация. Если же говорить про Виннету, то это самый замечательный из всех индейцев, которых мне довелось знать. Я бы пожелал многим белым быть такими же, как он.

Большинство из вас, должно быть, знает, что на протяжении ряда лет я был агентом по делам индейцев — но не из тех, которые заняты исключительно собственным обогащением, на каждом шагу обманывая и обирая краснокожих и попирая их права самым бессовестным образом. Именно на них, на людях подобного сорта, лежит львиная доля вины за то, что индейцы никак не могут отделаться от чувства возмущения и гнева в отношении белых, которые, бесстыдно наживаясь на бесправии и обездоленности представителей индейского народа, сами же начинают охать и причитать, когда те, потеряв терпение, вынуждены порой требовать справедливости с оружием в руках.

— Да вы нам прямо целую проповедь прочли, сэр! — улыбнулся один из сидящих рядом с рассказчиком.

— Я и хотел бы, чтобы это была именно проповедь, при которой присутствовали бы все белые граждане Соединенных Штатов и прониклись бы ею до глубины души. В событиях, о которых я хочу рассказать, я и сам некоторым образом принимал участие — во всяком случае, я был их свидетелем. Из моего рассказа вы, во-первых, узнаете, что за человек Виннету, и во-вторых, поймете, что существуют белые негодяи, с которыми в низости не сравнится ни один краснокожий. Так что враждебность индейцев по отношению к нам вполне обоснована. Когда же белый поднимает руку на белого, то подобная мерзость, по-моему, вообще не поддается описанию, однако именно это создает нам соответствующую репутацию в глазах индейцев, что является фактом вопиющим и заслуживающим самого глубокого прискорбия. Так стоит ли удивляться тому, что краснокожие презирают нас и считают себя гораздо выше бледнолицых. В моем рассказе речь пойдет именно о белых людях подобного сорта, и если, прослушав его, вы сохраните в себе прежнюю гордость за принадлежность к белой расе, то это, господа, ваше личное дело. Итак, я начинаю:

Те широкие прерии Северной Америки, которые простираются к западу от «Матери рек» — великой Миссисипи до подножия Скалистых гор и от их противоположных склонов — дальше к побережью Тихого океана, имеют не только физическое сходство с бескрайними далями, заполненными океанскими волнами. Доля сходства между просторами прерии и океанскими далями лежит в том впечатлении, которое и море, и прерия производят на человека, однажды покинувшего родной дом, чтобы бороздить морские просторы или верхом на добром коне изъездить вдоль и поперек полные опасностей и приключений отдаленные уголки Соединенных Штатов.

Старый морской волк, которого на протяжении всей его жизни секли и хлестали соленые морские ветры и волны, больше и знать ничего не хочет о сухопутной жизни, а когда приходит время навсегда сойти на берег, ставит себе у самой воды крошечный домик, похожий на корабельную каюту, и глядит с любовью и тоской на море, на его постоянно меняющиеся и не ведающие покоя волны, пока наконец рука смерти не сомкнет его усталые веки.

Точно так же обстоит дело и с тем, кто отважился противопоставить себя опасностям Дикого Запада. А доведись ему возвратиться в края, осененные благословением и проклятием цивилизации, его тянет обратно на бескрайние просторы дикой природы, где жизнь, полная множества все новых и новых опасностей, каждую секунду требовала от него в борьбе за выживание полного напряжения всех физических и духовных сил. Редко находится для него под старость тихое гнездышко, какое обычно все же удается свить списанному на берег старому моряку, душа его томится и не может обрести покоя, и приходится ему вновь и вновь седлать своего верного скакуна и отправляться в дальнюю даль, где суждено однажды сгинуть бесследно. Может быть, только годы спустя встретит в пути случайный охотник его побелевшие кости на иссохшей равнине или на вершине устремленных в бескрайнее небо скал, но так и проедет мимо без креста и молитвы, не зная, кто из смертных, возможно, в последней страшной схватке обрел здесь вечный покой. У Запада суровый нрав, и он не знает ни милосердия, ни сострадания. Он открыт всем ударам стихии и не ведает над собой иной власти, кроме власти неумолимой природы, и потому допускает к себе лишь тех, кто свою единственную опору и поддержку ищет лишь в самом себе.

Снова и снова, вопреки всем договорам и соглашениям, изгоняемый из своих жилищ и с отведенных ему территорий, богато одаренный от природы и тем не менее обреченный на упадок и гибель народ ведет здесь отчаянный и неравный бой с представителями нации, располагающей всеми физическими и духовными всеми естественными и искусственными средствами подавления своего презирающего смерть и ведущего героическую оборону противника. Не первый век длится эта борьба между умирающим гигантом и с каждой минутой набирающим силу порождением цивилизации, все крепче сжимающим пальцы на горле обреченного врага — борьба, аналог которой трудно отыскать на страницах истории, борьба, сопровождаемая героическими поступками, встающими в один ряд с деяниями античных героев. И у того, кто отваживается переступить границы этого бескрайнего поля битвы, не должно быть недостатка ни в одном из видов оружия, с помощью которого внешне как бы незримые и все же достойные восхищения бойцы бьются друг против друга не на жизнь, а на смерть.

Если из Форт-Джибсона, что на Арканзасе, подняться вверх по реке на расстояние нескольких дневных переходов, то попадаешь в маленький поселок, состоящий из нескольких бревенчатых хибар, общественного пастбища и еще одного, стоящего чуть поодаль дома, в котором еще издали можно по грубо намалеванной вывеске распознать местный постоялый двор и торговую лавку. Хозяин этого дома человек простой. Никто не знает, чем он занимался раньше и откуда забрел в эти места, потому и он тоже никогда не спрашивает, кто, откуда, куда и зачем направляется. Сюда приходят, чтобы прикупить самого необходимого на дорогу, отдохнуть, выпить, поесть, поговорить, поспорить, помахать кулаками по мере сил и способностей, и идут дальше своей дорогой. Обилие вопросов отнимает много времени, а американцам время дороже, чем ответы, которые они предпочитают давать себе сами.

В салуне за столами сидели несколько мужчин, чью внешность никак нельзя было назвать светской. Какой бы разной ни выглядела их одежда, она с первого же взгляда выдавала в них истинных трапперов или ковбоев, никогда не слышавших, что такое хороший портной и вообще во всем привыкших довольствоваться тем, что есть

Там, где собрались несколько вестменов, дело никогда не обходится без стакана виски и историй из своей или чужой жизни. Царившее же в данный момент молчание объяснялось тем, что очередная «темная и кровавая история» только что подошла к концу, и теперь каждый из присутствующих рылся в памяти в поясках следующей. Неожиданно раздался голос того из них, кто сидел у стены в непосредственной близости от крохотного оконца:

— Эй, друзья, взгляните-ка вон туда, в сторону реки! Кто это еще решил к нам пожаловать? Если мои старые глаза не врут, то я вижу перед собой типичных желторотиков. Нет, ты только глянь, как мило они восседают на своих клячах — хороши, ну прямо рождественские подарки! И чего это таким хлыщам понадобилось в наших старых добрых лесах?

Все, кроме одного, повставали с мест и подошли к окошку, чтобы взглянуть на чужаков, сам же говоривший отвернулся от стены и с чувством исполненного долга снова устроился поудобнее за столом, широко расставив локти. Человек этот представлял собой личность весьма своеобразную и примечательную. Казалось, природа поначалу замышляла это свое создание не как человека, а как канат, и лишь в последнюю минуту передумала. Все в нем — лицо, шея, туловище, ноги и руки — было до такой невероятной степени вытянуто в длину и при этом выглядело таким хрупким и слабым, что у того, кто видел этого человека впервые, возникало опасение, как бы первый же крепкий порыв ветра не разорвал, не расплел его на нити и волокна и не разбросал во все стороны. Лоб его был полностью открыт, а на затылке балансировала какая-то не имеющая подходящего названия штуковина, которая много-много лет назад была предположительно шляпой-цилиндром, но теперь просто не поддавалась описанию. Что касалось костлявого лица этого человека, то нельзя было не признать наличия на нем бороды, состоявшей, впрочем, едва ли из сотни волос, которые разрозненными сиротливыми струйками стекали вниз с тонкой верхней губы, острого подбородка и впалых щек чуть ли не до самого пояса. Охотничья куртка, в которую он был облачен, была если не ровесницей своего хозяина, то уж, во всяком случае, происходила из времен его далекой уже юности, ибо с трудом прикрывала лишь верхнюю половину груди, а длинные руки торчали из рукавов почти по локоть. Сморщенная бесформенная кожура, обтягивающая каждую из двух его тощих ног, когда-то, вероятно, была голенищами двух огромного размера ботфортов, но теперь напоминала скорее две прогоревшие от времени железные печные трубы.

— Твоя правда, Пит Холберс, — заключил наконец один из глядевших в окошко, — желторотики и есть. Плевать на них, пусть делают, что хотят!

Любопытствующие вернулись на свои места. Снаружи донесся приближающийся топот конских копыт, и прозвучала отрывистая фраза-команда, отданная голосом человека, явно привыкшего повелевать, после чего дверь в салун отворилась, чтобы впустить тех двоих, о ком только что шла речь.

И если о человеке, который шел вторым, особо сказать было, пожалуй, нечего, то личность прошедшего вперед в иных условиях и в ином обществе явно не осталась бы без внимания окружающих.

Будучи не слишком хорошо сложенным, он тем не менее благодаря гордой осанке и весьма своеобразной манере держаться производил впечатление человека сильного и властного. Его лицо с правильными, можно сказать, даже красивыми чертами было покрыто бронзовым загаром и обрамлено густой и окладистой черной бородой. Одет он был во все новенькое, с иголочки, и столь же новеньким и блестящим выглядело оружие обоих путников, судя по всему, совсем недавно покинувшее оружейную лавку.

В душе всякого настоящего траппера или ковбоя таится инстинктивное неприятие всего, что направлено на демонстрацию внешнего лоска. Особенно это касается оружия, чья благородная, с точки зрения скитальца Запада, грязь и ржавчина является верным признаком того, что оно служит своему владельцу не для щегольства, а не раз уже побывало в разных передрягах, спасая ему жизнь или просто верой и правдой служа в поисках пропитания. Там, где ценность человека определяется совершенно иными критериями, нежели его платье, откровенно щегольская внешность невольно воспринимается как своего рода вызов, и часто бывает достаточно самого ничтожного повода, чтобы прозвучали какие-то резкие слова.

— Добрый день, господа! — произнес незнакомец, снимая с плеча и ставя в угол свою новенькую двустволку, чего никогда не пришло бы в голову сделать опытному вестмену. И, обращаясь к хозяину, глядевшему на него с любопытством и плохо скрытой насмешкой, спросил:

— Могу я видеть почтенного мистера Уинкли?

— Хм, да это, может, я самый и есть! — небрежно ответил тот.

— Как прикажете понимать это ваше «может»? — с досадой и раздражением в голосе переспросил щеголеватый незнакомец.

— А так, что мистер Уинкли — это не кто иной, как я. Или не я — это уж как придется.

— Вот как! Ну и как же оно приходится в данный момент?

— А это зависит от того, что вам от этого самого мистера угодно, сэр!

— Во-первых, приличной выпивки для меня и моего спутника, а во-вторых, я хотел бы навести у вас кое-какие справки.

— Выпивка — пожалуйста, вот она. А что до справок, так я отвечу, если смогу. Разве я не знаю, как вести себя с джентльменом!

— Да оставьте вы это ваше джентльменство, оно здесь вряд ли уместно, — раздраженно бросил незнакомец, неудовлетворенным жестом отнимая от губ опорожненный стакан. — Мой вопрос касается человека по имени Сэм Файрган.

— Сэм Берданка? — озадаченно переспросил хозяин. — На что он вам?

— Ну, уж это мое дело, если вам угодно! Я слышал, он бывает здесь у вас?

— Хм! И да, и нет, сэр. Как мне угодно, так и вам будет угодно. Не хотите ответить мне, так и от меня особо ждать нечего. Вот сидят люди, которые, наверное, в курсе дела. А двое из них отлично знают того, о ком вы спрашиваете.

И хозяин отвернулся, давая понять, что разговор окончен. Тот, кого только что «отбрили» таким чисто американским образом, повернул голову назад и, стараясь сохранять спокойствие, обратился к присутствующим:

— То, что сейчас сказал мистер Уинкли — это правда?

Ответом ему было молчание. Тогда он предпринял вторую попытку, обращаясь на этот раз персонально к Питу Холберсу:

— Не будете ли вы так добры ответить на мой вопрос, мистер Молчаливый?

— Послушайте, сэр, меня зовут Холберс, Пит Холберс, чтоб вам было известно. А если вы будете спрашивать сразу три сотни человек, так никто и не поймет, к кому именно вы обращаетесь. Что вы хотите от Сэма Файргана?

— Ничего такого, что было бы ему неприятно. Я приехал с Востока, чтобы осмотреться немного в здешних лесах, и мне нужен тот, у кого есть чему поучиться. Думаю, что Сэм Файрган — человек для этого самый подходящий. Поэтому я и спрашиваю, как с ним можно было бы повидаться.

— Он-то, может, и подходящий, не спорю, а вот захочет ли он быть для вас «подходящим» — это уже другой вопрос. По-моему, вы не очень-то годитесь ему в компанию!

— В самом деле? Ну что ж, возможно. А возможно, и нет. И все-таки, сможете и захотите ли вы мне помочь?

Холберс медленно развернулся на стуле в сторону человека, который на протяжении всего этого разговора оставался безучастным и сидел молча:

— Что скажешь, Дик Хаммердал?

Человек, которого назвали Диком Хаммердалом, сидевший до той минуты за столом, опустив голову, внимательнейшим образом изучая содержимое своего стакана и даже не взглянув ни разу на двоих незнакомцев, теперь обернулся и еще дальше сдвинул на затылок шляпу, словно хотел дать своим мыслям простор, необходимый для нахождения точного и взвешенного ответа:

— Какая разница, что я думаю, Пит! Надо бы свести его с Полковником!

И он снова отвернулся, чтобы продолжать разглядывать стоящий перед ним стакан. Чернобородого этот лаконичный и не совсем понятный ответ явно не удовлетворил, и он подошел к говорившему поближе.

— А кто такой этот Полковник, мистер Хаммердал?

Тот поднял на бородатого удивленные глаза:

— Кто такой Полковник, это не важно. «Полковник» на Западе означает «главный». А у нас главный — Сэм Файрган, значит, он и есть Полковник.

Бородатый не мог сдержать улыбки по поводу столь безупречной логики в рассуждениях старого траппера. Он как бы покровительственным жестом положил руку на плечо Хаммердалу и продолжал:

— Только не нужно горячиться! Если человеку задают вопрос, то ему полагается дать ответ. Так заведено повсюду, и я не вижу причин, почему здесь, на Арканзасе, должно быть по-другому. Так где можно найти Полковника?

— Какая разница, где его можно найти! Вы увидите его, и баста!

— Эге, дружище, этого мне мало. Я ведь должен знать, где и как это произойдет!

Лицо Дика Хаммердала приобрело еще более удивленное выражение, чем прежде. Его, самого молчаливого человека от Великих озер до Мексиканского залива, пытаются принудить к долгой беседе! Нет, этого он стерпеть не мог. Он взял со стола стакан, сделал из него бесконечно длинный глоток и поднялся со своего места. Только теперь стало возможным охватить его взглядом с головы до ног.

Казалось, что Создатель сотворил его специально в противоположность Питу Холберсу. Это был весьма упитанный коротышка, каких нечасто встретишь в Америке. Глядя на него, трудно было сообразить, бояться ли его или же посмеяться над ним. Его короткое круглое тело было облачено в некий мешок из бизоньей кожи. Правда, от исходного материала уже почти ничего не осталось, поскольку каждая очередная прореха с течением времени защищалась лоскутом из первого попавшегося куска невыделанной шкуры, иногда прямо с клоками шерсти, так что теперь весь его костюм состоял практически из одних сплошных заплат, налезавших одна на другую подобно рыбьей чешуе или черепице на крыше дома. К тому же, скроен этот мешок в свое время был на фигуру куда более длинную и доставал ему почти до самых лодыжек. Ноги его были обуты в какие-то не менее странного вида футляры, которые при всем желании нельзя было назвать ни сапогами или башмаками, ни чулками или гетрами, а на голове плоско сидел некий бесформенный предмет, бывший, видимо, когда-то меховой шапкой, но со временем утративший весь, до единого волоска, мех и потому абсолютно лысый. Его круглое обветренное лицо с маленькими, хитро поблескивающими глазками не выказывало ни малейших следов растительности, зато сплошь было испещрено разного размера рубцами и шрамами, что придавало ему в целом весьма воинственный вид.

При ближайшем рассмотрении можно было заметить что на руках у него недоставало нескольких пальцев! Его вооружение было, в общем-то, вполне традиционным и ничем особенным не выделялось. Особого к себе внимания заслуживало разве что его ружье, лежавшее перед ним на столе и напоминавшее своим видом скорее дубину, выломанную в лесу на случай драки, нежели огнестрельное оружие. Деревянный приклад ружья давно утратил первоначальную форму и был весь исцарапан, изрезан и изгрызен, словно над ним основательно поработали крысиные зубы. Между ним и почерневшим от времени и ржавчины стволом скопилось столько всякой грязи и мусора, что совершенно невозможно было понять, где кончается одно и начинается другое, ибо дерево, грязь и железо составляли теперь как бы единое целое. Вряд ли даже лучший европейский стрелок отважился бы сделать из этого предмета хотя бы один выстрел — из опасения, что «стреляющую дубину» мгновенно разнесет на куски, тем не менее в прерии и сегодня все еще можно встретить такое, с позволения сказать, оружие, из которого непосвященному никогда не произвести приличного выстрела, в то время как его хозяин уверенно будет посылать пулю за пулей прямиком в цель…

Слушая рассказчика, я невольно видел перед собой образ моего старого приятеля Сэма Хокинса, чья внешность почти в точности совпадала с обликом Дика Хаммердала. Как впоследствии выяснилось, последний был добрым приятелем Сэма и даже, видимо, из чувства дружбы и солидарности копировал его, если можно так выразиться, манеру одеваться.

История тем временем продолжалась.

Теперь Хаммердал стоял перед незнакомцем и, часто-часто моргая глазами от негодования, говорил:

— Где и как это произойдет, какая разница! Или вы думаете, что Дик Хаммердал десять лет подряд бегал в колледж, чтобы обучаться там риторике? Что я сказал — то сказал, и все тут! А кому моих слов кажется мало, пусть найдет себе проповедника. Здесь, на Западе, дыхание приберегают для более важных дел, чем пустая болтовня. Вот так-то!

— Послушайте, Дик Хаммердал, вы, я вижу, и в самом деле посещали колледж и, по-моему, способны переболтать любого мормона-миссионера. Но при этом вы все-таки забыли ответить на мой вопрос. Я повторю его: каким образом, когда и где я могу встретиться с Сэмом Файрганом?

— Ну нет, черт побери, с меня хватит! Вам, кажется, сказали, что вы с ним встретитесь, и этого вполне достаточно. А теперь садитесь за стол и ждите своего часа. Я не потерплю, чтобы каждый желторотик устраивал мне экзамен!

— Желторотик?! Уж не хотите ли вы познакомиться с моим кинжалом?

— Да плевать мне на ваш ножичек! Можете накалывать на него жуков, а то побрейте им лягушку! Дик Хаммердал не из тех, кого можно испугать этим шампуром. Вы ведете себя не так, как подобает вестмену. Так что я повторяю еще раз — нравится вам это или нет, неважно: вы — желторотик и лучше постарайтесь это как-нибудь изменить!

— Тогда мы изменим это прямо сейчас!

Он кинулся в угол, где стояла его винтовка, схватил ее, взвел курок и жестким тоном сказал:

— Итак, мистер Хаммердал, где я могу найти вашего Полковника? Даю вам минуту на размышление: и если через шестьдесят секунд я не получу ответа, то вам уже никогда и никому не придется отвечать на вопросы. Здесь, на Западе, каждый сам устанавливает для себя законы!

Хаммердал с равнодушной миной глядел в свой стакан, по его лицу вообще не было заметно, чтобы он хоть каким-то образом отреагировал на вызов. Остальные замерли в сладком предвкушении предстоящей потехи и молча переводили полные ожидания взгляды с одного соперника на другого. И только Пит Холберс, как казалось, заранее уверенный в определенном исходе вспыхнувшей ссоры, спокойно откинулся на спинку стула, засунув костлявые ладони за пояс и далеко вытянув перед собой свои невероятно длинные ноги, словно они мешали ему наблюдать за происходящим. Незнакомец продолжал:

— Итак, минута на исходе! Ну, получу я ответ на мой вопрос или нет? Считаю до трех: один… два… тр…

Он не успел произнести слово «три». Еще при счете «два» сидевший неподвижно и, как казалось, равнодушно Хаммердал вдруг с молниеносной быстротой, какой в нем не мог бы заподозрить никто из присутствующих, схватил свое старое ружье и в то же самое мгновение направил его, не целясь, в сторону чужака. Сверкнуло пламя, громыхнул выстрел, десятикратно усиленный теснотой пространства, и новенькая винтовка вылетела с разнесенным в щепки прикладом из рук незнакомца. В следующую секунду на полу оказался и сам незнакомец. Дик Хаммердал прижал его коленом к полу, держа в руке занесенный над грудью поверженного противника длинный охотничий нож.

— Ну, желторотик, скажи «три», чтобы я наконец дал тебе ответ! — издевательским тоном проговорил он.

— Черт побери, да отпустите же вы меня! Я ведь пошутил, я и не собирался стрелять!

— Ну-ну, теперь-то хорошо говорить! Не стал бы он стрелять… Значит, просто решил пошутить со старым охотником? Не смеши меня, парень! Хотя, стал бы ты стрелять или нет, уже неважно. Ты направил оружие на вестмена, а значит, по нашим охотничьим законам, заслужил вот этот клинок! Теперь считать буду я: один… два…

Поверженный бородач сделал отчаянную, но тщетную попытку вырваться. И наконец взмолился:

— Не убивайте меня, сэр… Полковник — мой дядя!

Старый траппер отвел в сторону нож, не давая, однако, противнику воли.

— Полковник… ваш дядюшка?.. Можете говорить это кому хотите, а я еще подумаю, прежде чем поверить!

— Это правда! И он не сказал бы вам спасибо, если бы вы меня…

— Так! Хм! Ну, племянник вы ему или нет, неважно, я в любом случае собирался только немножко пощекотать вас, чтобы преподать вам урок. Умереть от моего ножа для желторотого было бы слишком большой честью. Поднимайтесь!

С этими словами он пошел обратно к столу, на котором лежало его старое ружье. Взяв его в руки, принялся заново заряжать отстрелявший ствол. Во время этого занятия лицо его светилось любовью и нежностью, а в маленьких блестящих глазках с первого взгляда можно было прочесть, как прочно приросла к его охотничьему сердцу эта старая «стреляющая дубина».

— Да, другого такого ружьишка еще поискать! — сказал хозяин харчевни, который с полнейшим спокойствием наблюдал за только что происшедшей сценой, нимало не беспокоясь по поводу порохового дыма, заполнившего помещения после выстрела.

— Твоя правда, старый жулик, — сказал Хаммердал примирительным тоном. — Штука действительно неплохая — и всегда под рукой, когда в ней есть нужда!

В этот момент бесшумно отворилась дверь. Даже те, кто сидел возле окон, не заметили, чтобы к дому приблизился кто-то посторонний. В салун легкой, неслышной походкой вошел человек, в котором, несмотря на одежду траппера, можно было с первого взгляда узнать индейца.

Костюм его был чист и опрятен, что нечасто встречается среди представителей его расы. Куртка и брюки из мягкой бизоньей кожи, в выделке которой индейские женщины такие мастерицы, были сшиты необычайно тщательно и аккуратно, а вдоль швов украшены бахромой, мокасины из лосиной кожи не имели фиксированной формы ступни, как это принято у европейцев, а состояли из связанных между собой отдельных кожаных полосок, что, помимо прочности, обеспечивало их владельцу свободу и удобство при ходьбе. Головной убор отсутствовал, а на его месте красовался массивный узел из густейших черных волос, венчавший его гордо посаженную голову.

Быстро окинув присутствующим орлиным взглядом зорких темных глаз, он направился к столу, за которым сидел Дик Хаммердал. Но этот выбор оказался не совсем удачным. Дик тут же сердито напустился на него:

— Чего тебе от меня нужно, краснокожий? Это место занято, поищи себе другое!

— Краснокожий устал, его белый брат должен позволить ему отдохнуть! — мягко сказал индеец.

— Устал или не устал — какая разница! Убирайся, ты мне не нравишься!

Индеец снял с плеча ружье, упер его прикладом в пол и, положив на дуло ствола скрещенные ладони, спросил уже более серьезным тоном:

— Разве мой белый брат — хозяин этого дома?

— Не твое дело!

— Правильно, не мое, но и не твое тоже. Поэтому краснокожий человек может здесь сидеть точно так же, как и белый!

И он опустился на стул. В его мягком тоне и манере речи было нечто такое, что некоторым образом импонировало ворчливо настроенному трапперу, и он оставил индейца в покое.

Подошел хозяин и спросил краснокожего:

— Чего тебе нужно в моем доме?

— Дай мне поесть хлеба и напиться воды! — ответил тот.

— А деньги у тебя есть?

— Если бы ты пришел в мой вигвам и попросил пищи, я бы дал ее тебе и без денег. У меня есть золото и серебро.

Глаза хозяина заблестели. Индеец, у которого есть золото и серебро, — всегда желанный гость там, где имеется в наличии губительная «огненная вода». Хозяин ушел за стойку и быстро вернулся с большой кружкой водки, которую поставил перед гостем вместе с заказанным хлебом.

— Белый человек ошибся, такой воды я не жаждал!

Хозяин удивленно взглянул на него. До сих пор ему еще не приходилось видеть индейца, способного противостоять запаху спиртного.

— Так какую же тебе надо?

— Краснокожий человек пьет только ту воду, которая выходит из земли.

— Тогда можешь идти туда, откуда пришел. Я здесь для того, чтобы зарабатывать деньги, а не служить тебе водовозом! Заплати за хлеб и проваливай!

— Краснокожий человек заплатит и уйдет, но не раньше, чем ты продашь ему то, в чем он нуждается.

— Чего тебе еще?

— У тебя есть лавка, где можно покупать?

— Ну, есть.

— Тогда дай мне табак, порох, пули и спички.

— Табак ты получишь, а вот порох и пули я индейцам не продаю.

— Почему?

— Потому что они не для вас!

— А для твоих белых братьев?

— Для них — да!

— Мы все братья, мы все умрем, если не сможем стрелять дичь, мы все должны иметь порох и пули. Дай мне то, что я у тебя просил!

— Я же сказал: не получишь!

— Это твое последнее слово?

— Последнее!

Тотчас левая рука индейца оказалась на горле у хозяина, а в правой блеснул длинный охотничий нож.

— Тогда и твоим белым братьям ты больше не будешь продавать порох и пули! Великий Дух дает тебе всего одно мгновение. Так дашь ты мне, что я прошу, или нет?

Охотники повскакали с мест, намереваясь наброситься на дерзкого индейца, в железных объятьях которого стонал и хрипел хозяин салуна. Но тот, видя их намерения, гордо откинул голову назад и воскликнул зычным голосом:

— Кто отважится тронуть Виннету, вождя апачей?!

Его слова возымели поразительное действие. Едва он произнес эту короткую фразу, как мужчины, готовые уже было накинуться на него, отступили назад, выказывая жестами и выражением лица все признаки уважения и почтительности. Виннету! Это было имя, внушавшее к себе почтение даже среди самых отчаянных вестменов.

Виннету был самым знаменитым вождем апачей, чья пресловутая трусость и коварство в прежние времена снискала им среди врагов презрительное прозвище «пимо» , но с тех пор, как он стал предводителем своего народа, бывшие трусы и неумехи очень быстро превратились в искусных охотников и отважных воинов. Слава о них распространилась далеко. Их уважали и боялись, удача стала неизменной спутницей самых отчаянных их предприятий, несмотря на то, что они даже незначительным числом воинов отваживались совершать рейды вплоть до самого Востока. И настало время, когда о Виннету и его народе заговорили не только у каждого костра на охотничьем привале или за столом, где собирались бродяги разных мастей, где-нибудь в лесной глухомани, но даже в апартаментах роскошных городских отелей. Каждому было известно, что он уже не раз в одиночку перебирался на восточный берег Миссисипи, чтобы «поглядеть на деревни и хижины белых людей» и даже побеседовать с «Великим Отцом бледнолицых» — президентом Соединенных Штатов. Он был, пожалуй, единственным вождем среди предводителей еще не порабощенных индейских народов, кто не желал зла белым людям, и поговаривали даже, что он заключил дружеский и братский союз с Сэмом Файрганом, знаменитым охотником и следопытом.

Никто не мог сказать, откуда был родом и как появился в этих местах славный траппер Файрган, гроза диких индейцев. В окружении немногих избранных людей, а то и в одиночку, он неожиданно появлялся то здесь, то там, и уж если речь заходила об истинном зверолове и следопыте, то его имя само просилось на язык. Истории про него рассказывали настолько невероятные, что поверить в них стоило немало труда, ибо в них Файргану приписывалось участие в таких приключениях, из которых обычный человек вряд ли был способен выбраться живым, пусть даже и не совсем невредимым. Со временем его имя и образ обрели ореол славы и притягательного очарования, что особенно наглядно проявлялось в горячем желании каждого уважающего себя вестмена познакомиться с ним лично.

Но сделать это было не так-то просто. Никто не мог указать места, служившего ему и его верным спутникам пунктом сбора и исходной точкой их вылазок, еще меньше были известны непосвященным цели и причины, удерживавшие этого человека на Диком Западе. Появляясь то там, то здесь, он, будучи, как уже сказано, искуснейшим звероловом и охотником, приносил с собой ценных шкурок не больше, чем требовалось для их обмена на самое необходимое из провианта, боеприпасов и одежды, и вслед за этим тотчас же снова бесследно исчезал. То есть, можно сказать, он не был собственно охотником, которые, как известно, занимаются своим трудным и опасным ремеслом для того, чтобы под старость обеспечить себе сытую и безбедную жизнь. Его, судя по всему, занимали какие-то иные цели и задачи, по поводу которых, однако, можно было лишь строить предположения, он был нелюдим.

— Отпусти! — завопил хозяин. — Если ты и в самом деле Виннету, ты получишь все, что требуешь!

— Хау! — прозвучал короткий гортанный звук, в котором слышались нотки удовлетворения. — Великий Дух вложил эти слова в твои уста, ты, человек с красными волосами. Иначе я отправил бы тебя к твоим предкам, а вместе с тобой — каждого, кто встал бы у меня на пути!

Он отпустил хозяина и, пока тот бегал в кладовую за всем необходимым, подошел к Хаммердалу и сказал:

— Почему белый человек сидит здесь и празднует, в то время как краснокожие враги хотят ворваться в его вигвам?

Дик поднял глаза от стакана и ответил:

— Здесь я сижу или еще где-нибудь, это неважно. Разве вождь апачей знает меня?

— Виннету еще ни разу не видел тебя, но заметил знак своего храброго друга и понял, что ты — один из его людей. Разве Файрган должен один драться за скальпы презренных огаллала?

— Огаллала? — Дик Хаммердал вскочил с места, словно увидев под столом гремучую змею. Пит Холберс одним шагом своих длинных ног тоже оказался рядом с индейцем. — А что вождю апачей известно про огаллала?

— Поспеши к твоему предводителю, и ты все узнаешь от него самого!

Он повернулся к хозяину, который в это время возвратился из кладовой, отвязал от пояса мешочки для пороха, свинца и провианта и дал их наполнить, после чего сунул руку за пазуху.

— Человеку с рыжими волосами Виннету дает желтый металл!

Уинкли принял плату, с нескрываемым восхищением разглядывая увесистый кусочек.

— Золото, настоящее чистое самородное золото! Это же не меньше сорока долларов! Индеец, откуда оно у тебя?

Виннету презрительно передернул плечами и в следующее мгновение исчез за дверью.

Хозяин с раскрытым от изумления ртом обвел взглядом остальных и произнес:

— Слушайте, джентльмены, у этого краснокожего золота, похоже, больше, чем у нас всех, вместе взятых! Еще ни разу я так удачно не продавал свой порох. А не проследить ли за ним? Он наверняка носит при себе еще кое-что. Клянусь, это так же верно, как клинок на рукоятке!

— Не советую, любезный! — отозвался Дик Хаммердал, уже собравшийся уходить. — Виннету, вождь апачей, не тот человек, кто позволит отнять у себя хотя бы дробинку. Есть у него золото или нет, неважно, но заполучить его не удастся никому!

Пит Холберс тоже повесил на плечо ружье и сказал:

— Давай, Дик, пошли, надо поторапливаться! Этот индеец знает все на свете, и значит, с этими собаками огаллала, черт бы их побрал, дело и впрямь нешуточное. Ну, а с этими что делать?

Он взглядом указал на двух незнакомцев.

— Я же сказал, что возьмем их с собой — значит, так тому и быть! — ответил толстяк Хаммердал а обратился к чернобородому: — Если хотите видеть Сэма Файргана, то пора отправляться, только скажите сначала, как вас зовут! Есть у вас имя или нет, это неважно, но надо же как-то называть вас.

Незнакомец и его спутник поднялись из-за стола, чтобы присоединиться к обоим охотникам.

— Меня зовут Зандерс, Генрих Зандерс. Я немец по происхождению.

— Немец? Хм, будь вы хоть китаец или турок, это неважно, но раз уж вы немец, тем лучше для меня и для вас, потому что немцы — ребята что надо. Приходилось иметь с ними дело, а один из них так умел держать ружье в руках, что попадал бизону прямо в глаз. Вперед, парни, надо спешить!

И они покинули дом. Во дворе Хаммердал неожиданно сунул в рот палец и издал пронзительный свист, на который из-за дома выбежали две взнузданные лошади.

— Ну, вот и наши клячи. А теперь, ребята, в седла, и поехали! Мистер Зандерс и… Да, а вас-то как звать? — спросил он второго.

— Меня зовут Петер Вольф, — ответил тот.

— Пи… Пе-тер Вольф? Ну и имечко! Вообще-то это неважно, зовись вы там Джон или Тим, или, скажем, Билл, но Петер Вольф — дьявол, язык сломаешь!

— А куда поехал индеец? — спросил Зандерс.

— Вождь апачей? Куда он поехал, не имеет никакого значения. Ему лучше знать, куда ехать. Но могу поставить свою кобылу против козла, что мы его встретим как раз там, где он посчитает нужным и где у вас самих будет в нем нужда.

Предложенное пари можно было воспринять как шутку. ибо вряд ли нашлось бы много желающих поставить молодого, упитанного козла против старой кривоногой клячи с костлявым хребтом, которая, как говорится, знавала дни и напоминала скорее помесь козы с ослом, нежели годную в дело лошадь. Голова ее была непомерно велика и тяжела, о хвосте же говорить вообще было трудно, поскольку там, где полагается быть длинному и пышному пучку волос, на том месте, где ему положено было быть, торчал кверху заостренный и костистый обрубок, на поверхности которого даже в микроскоп вряд ли удалось бы разглядеть какие-либо признаки шерсти. Полностью отсутствовала также и грива, которую заменяла полоска какого-то грязноватого пушка, незаметно переходившего по обеим сторонам шеи в длинную клочковатую шерсть, покрывавшую все ее тощее тело. По с трудом удерживаемым вместе губам этого милого создания было заметно, что в пасти его вряд ли отыщется хотя бы один-единственный целый зуб, к тому же маленькие, изрядно косящие глазки чудо-лошади давали веские основания полагать, что и характером она обладает отнюдь не ангельским.

Однако лишь новичок, не знающий Запада, мог бы по неведению позволить себе посмеяться над старой «Росинантой» . У подобного типа животных за плечами был, как правило, не один десяток лет верной службы своему хозяину. В дождь и ветер, в жару и снег они неизменно приходили ему на выручку, деля с ним нужду и опасность, и даже теперь, в столь преклонном возрасте, сохраняли множество бесценных качеств и навыков, и потому настолько прирастали к его сердцу, становясь для него не просто ездовой скотиной, но другом и товарищем, что ему бывало очень непросто решиться заменить много повидавшую на своем веку клячу на молодого и полного сил мустанга. Вот почему и Дик Хаммердал не спешил расставаться со своей страшноватой на вид и норовистой «старушонкой».

У Пита Холберса дела в этом отношении обстояли примерно таким же образом. У него под седлом стоял коротконогий и короткотелый, крутобокий жеребец, настолько низкорослый, что длинные ноги седока во время езды едва не волочились по земле. При этом, однако, движения животного были настолько легки и даже грациозны, что посторонний, увидев его в деле, невольно проникался уважением к обоим, коню и всаднику.

Что же касалось лошадей обоих других путников, то эти животные, судя по всему, были рождены и воспитаны где-нибудь на тихой ферме на Востоке, и им еще только предстояло продемонстрировать свои истинные качества.

До самого вечера путь протекал сквозь вековой высокий лес. За ним открылась широкая, поросшая цветами прерия, которая великолепным ковром простиралась, насколько хватало глаз, во все стороны до самого горизонта.

Еще днем, перед отъездом, лошади успели неплохо отдохнуть, и потому удалось проделать еще изрядный отрезок пути по степи, прежде чем мы решили, наконец, остановиться на ночь. Лишь когда угас последний луч солнца и на небе стали зажигаться звезды, Дик Хаммердал остановил свою лошадь.

— Стоп! — сказал он. — День кончился, и мы теперь можем немного поваляться, завернувшись в одеяла! Что скажешь, Пит Холберс, старый енот?

Здесь следует заметить, что словечко «енот» вообще широко распространено среди охотников Запада, охотно используется в дружеской беседе и имеет множество разных оттенков значения, кроме одного — обидного.

— Ну, если ты так считаешь, Дик, — пробурчал тот в ответ, напряженно вглядываясь в потемневший горизонт. — Только не лучше ли нам проехать еще милю-другую-третью-пятую? Во всяком случае, там, у Полковника, две пары умелых рук и пара хороших ружей пригодились бы больше, чем здесь, на лугу, где жужжат жуки да мотыльки порхают вокруг носа, как будто и нет на свете ни одного зловредного индейца.

— Жуки там или краснокожие — какая разница! Главное, что двое среди нас еще и не пробовали толком прерию, и нужно дать им отдых. Ты только глянь, как гнедой Пи… Петера Вольфа — черт, ну и имечко! — как он пыхтит, как будто у него в глотке Ниагарский водопад! А рыжий, тот, что под Зандерсом, — с того вода ручьями льет. Так что спешиваемся, а на рассвете — в дорогу!

Оба немца явно не привыкли к такой длительной скачке и действительно устали, так что с энтузиазмом откликнулись на призыв толстяка Хаммердала. Лошадей привязали на длинные лассо, и после того, как был съеден скромный дорожный ужин и распределены караульные смены, путники, за исключением первого часового, стали заворачиваться в одеяла и укладываться в густую траву.

На следующее утро вся компания продолжила путь. Оба траппера были сосредоточенны и молчаливы, не произнося ни одного лишнего слова, кроме самых необходимых, ведь теперь дело происходило не в уютной харчевне, где можно беззаботно потешать друг друга долгими рассказами, а в прерии, где каждую секунду приходилось быть настороже, тем более что весть, которую принес Виннету, была достаточным основанием для того, чтобы держать в узде даже самые словоохотливые языки. Вот так и Зандерсу на протяжении целого дня пути приходилось сдерживать себя и помалкивать. Когда же вечером на прилавке он все же попытался получить ответы на интересовавшие его вопросы, то столкнулся в лице двух старых охотников с такой «тугоухостью», что вынужден был не солоно хлебавши завернуться в одеяло и лечь спать.

Так в молчании и скачке по прерии прошло четыре дня, когда наконец на пятый день в один прекрасный момент Дик Хаммердал, ехавший впереди, вдруг не остановился, слез с лошади и принялся внимательнейшим образом разглядывать траву. Уже через несколько секунд он воскликнул:

— Эй, Пит Холберс, можешь меня поджарить и съесть, если совсем еще недавно здесь не проезжал какой-то всадник! Слезай-ка с коня и иди сюда!

Холберс ступил ногой на землю, затем пронес правую ногу над спиной своего крутобокого жеребца и, согнувшись в три погибели, стал изучать едва заметный след.

— Ну, если ты так считаешь, Дик, — одобрительно пробурчал он, — то я думаю, что это был индеец.

— Индеец это был или не индеец — какая разница! Вот только лошадь белого всадника оставляет совсем другие следы. Садись-ка обратно в седло и предоставь это дело мне!

Хаммердал пошел в том направлении, куда вели отпечатки лошадиных копыт, а его опытная и понятливая кобыла медленно и абсолютно добровольно семенила следом за ним. Через несколько сот шагов он остановился и обернулся назад:

— Слезай опять, старый енот, и скажи мне, с кем мы здесь имеем дело!

И он указал рукой на землю. Холберс нагнулся над указанным местом и, внимательно изучив его, ответил:

— Если ты считаешь, Дик, что это был вождь апачей, то я, пожалуй, с тобой соглашусь. Такая зубчатая бахрома, как на этом кусочке, что зацепилась за кактус, была на его мокасинах тогда, в салуне. Другой такой я еще не видел ни у кого из краснокожих — у тех она обычно прямая. Вот здесь он слезал с коня, чтобы приглядеться повнимательнее, и на колючке остался кусочек бахромы. По-моему… Эй, Дик, взгляни-ка сюда, правее! Это еще чья нога здесь побывала?

— Клянусь твоей бородой, Пит, этот проклятый дикарь явился вон оттуда, а здесь повернул в сторону! Что скажешь на это?

— Хм, вождь апачей читает прерию, как книжку, и ему сразу же бросились в глаза чужие следы. А сам он следов почти не оставляет — кто знает, сколько времени мы уже скачем его же путем, да так до сих пор ничего и не заметили!

— Заметили мы или не заметили, уже неважно. Теперь мы их все-таки нашли, и этого достаточно. Однако краснокожий не станет вот ни с того, ни с сего шляться по прерии. Где-то поблизости должна быть его лошадь, а там, может, рядом сидит еще целая шайка этих дикарей и замышляет какую-нибудь чертовщину. Давай-ка оглядимся хорошенько, нет ли вокруг чего-нибудь такого, на что можно сориентироваться!

Он внимательно оглядел горизонт, но ничего стоящего не обнаружил и только недовольно покачал головой. Потом обернулся к своим спутникам и сказал:

— Слушайте-ка, Зандерс, этот футляр, что висит у вас на боку, — почему бы вам его не открыть? Или там внутри птичка, которую вы боитесь упустить?

Зандерс, оставаясь в седле, раскрыл футляр, достал оттуда подзорную трубу и протянул ее толстяку Хаммердалу. Тот раздвинул ее, поднес к глазам и принялся заново исследовать окрестности. Через короткое время он обернулся к своему товарищу и сказал, хитро поблескивая глазками:

— Вот тебе трубочка, Пит Холберс, и скажи-ка мне, что это там за темная полосочка тянется на севере по горизонту?

Холберс последовал его указанию. Затем отнял от глаз подзорную трубу и задумчиво почесал свой длинный и острый нос.

— Если ты считаешь, Дик, что это железная дорога, которая ведет в Калифорнию, то ты, пожалуй, не так глуп, как кажешься!

— Глуп?.. Дик Хаммердал — глуп?! Эй, приятель, я вот тебя сейчас как пощекочу железом между ребер, так из тебя весь твой длинный дух разом и выскочит! Это же надо, сказанул: Дик Хаммердал — глуп! Хотя, глуп он или не глуп, не имеет вообще никакого значения, главное, что дешевле, чем он есть, его не купишь! Ладно, с этим кончено. Скажи-ка мне лучше, мудрец ты африканский, что общего между железной дорогой и тем краснокожим, что шастал здесь по прерии, а?

— Хм! Как по-твоему, Дик, когда можно ждать ближайшего поезда?

— Точно не скажу, но думаю, что уже сегодня к вечеру.

— Значит, индейцы нацелились как раз на него.

— Пожалуй, ты прав, старый енот. Но с какой стороны он пойдет — с этой или с той?

— Лучше бы тебе сгонять в Омаху или Сан-Франциско — там тебе все справки дадут, а у меня с собой расписания нет!

— Да я на это и не надеялся. Хотя, с востока он приедет или с запада, неважно. Главное, что он приедет, и вот тут-то они его и хапнут! Другое дело, будем ли мы сидеть и ждать, пока его пассажиры останутся без скальпов. Что скажешь?

— Думаю, Дик, что мы просто обязаны этому помешать.

— Абсолютно с тобой согласен. Тогда — спешиваемся, и вперед! Человека в седле заметят скорее, чем пешего. Надо еще выяснить, в какой норе они засели. Только чтоб оружие держать наготове! Если они нас заметят, то первое, что нам понадобится — наши ружья!

Они медленно и с величайшей осторожностью продвигались вперед. Следы, с которыми соединился и след вождя апачей, привели их к железнодорожной насыпи и затем потянулись вдоль нее. Так они шли, пока не увидели в отдалении волнообразные возвышения земной поверхности.

Дик Хаммердал остановился.

— Где эти негодяи прячутся, конечно, неважно, но пусть меня жарят на медленном огне так долго, пока я не стану таким же сухим и жестким, как мистер Холберс, если они не засели вон за теми холмами. Дальше нам нельзя, потому что…

Слова застряли у него в горле, и в ту же секунду он вскинул свое старое ружье, которое, впрочем, тут же снова и опустил. По ту сторону насыпи возникла рослая фигура, одним кошачьим прыжком перемахнула через рельсовый путь и в следующую секунду оказалась лицом к лицу с четырьмя путниками. Это был вождь апачей.

— Виннету заметил появление добрых бледнолицых, — сказал он. — Они обнаружили следы огаллала и пришли спасти огненного коня от гибели?

— Приветствую тебя! — сказал Хаммердал. — Счастье, что это был ты, а не кто-нибудь другой, иначе бы я угостил его пулей, и мы выдали бы себя звуком выстрела! Но где же спрятан конь вождя апачей? Или он совсем один в этих диких местах?

— Конь апачей подобен умной собаке, которая ложится и ждет возвращения своего хозяина. Виннету видел огаллала еще много солнц тому назад. Он отправился к реке, которую его белые братья называют Арканзас, потому что хотел встретить там своего друга Сэма Файргана, которого не оказалось в его вигваме. Потом Виннету последовал за злыми краснокожими людьми и теперь хочет предупредить огненного коня, чтобы тот не упал со своей тропы, которую они хотят разрушить.

— Ну и дела-а, — протянул Пит Холберс. — Смотри-ка, что задумали, мерзавцы! Если бы только знать, с какой стороны пойдет поезд!

— Он приедет с востока, потому что огненный конь с запада прошел здесь, когда солнце стояло над головой вождя апачей!

— Ну, теперь понятно, в какую сторону нам направляться. А вот в какое время пройдет поезд через эти места? Что скажешь, Пит Холберс?

— Хм! Если ты думаешь, Дик, что я все-таки захватил с собой расписание, так сначала скажи, куда оно запропастилось!

— Да уж, конечно, не в твоей башке, старый енот, потому что там картина примерно та же, что и в Льяно-Эстакадо, где только пыль да камни и лишь изредка — камни да пыль. Однако смотрите, солнце уже заходит. Через четверть часа стемнеет, и мы сможем узнать поточнее, что эти краснокожие проходимцы…

— Виннету был у них за спиной, — перебил его вождь апачей. — И видел, как они отрывали железную тропу от земли и клали ее на пути огненного коня, чтобы он споткнулся и упал вниз.

— А много их было?

— Возьми десять раз по десять, и ты не получишь еще и половины воинов, которые лежат на земле и караулят появление бледнолицых. А лошадей еще больше, потому что все добро с огненной повозки они хотят погрузить на них и увезти с собой.

— Думаю, что они просчитались! Что собирается делать вождь апачей?

— Он останется на этом месте, чтобы следить за краснокожими. Мои белые братья пусть скачут навстречу огненному коню и сдержат его бег далеко отсюда, чтобы жабы-огаллала не видели, как он закроет свой огненный глаз и остановится.

Совет был дельный, и ему тотчас же последовали. Им не было известно, в какое время должен пройти поезд, это могло произойти в любую минуту, и поскольку, чтобы предупредить поезд незаметно для огаллала, требовался значительный выигрыш в расстоянии, то медлить было нельзя. Виннету остался один, а четверо остальных сели в седла и поскакали вдоль полотна дороги на восток.

Через несколько минут скачки Хаммердал вдруг остановился и стал смотреть куда-то в сторону от дороги.

— Дьявол, — произнес он, — сдается мне, что там в траве лежит что-то похожее на оленя или… А скажи-ка мне, Пит Холберс, что это за животное там валяется?

— Хм, если ты считаешь, Дик, что это конь вождя апачей, который лежит на земле, как пригвожденный, пока его не позовет хозяин, то я с тобой соглашусь!

— Угадал, старый енот! Однако не будем вспугивать мустанга, у нас и других дел хватает. Встретим мы поезд или нет, это неважно, но предупредить мы его должны в любом случае, и чем дальше отсюда, тем лучше. Краснокожие не должны заметить по его огням, что он остановился и их планы расстроены!

Путь продолжался. Дневной свет быстро гас, сумерки в тех местах очень короткие, прошло лишь немногим более получаса, и на прерию опустилась ночь, высыпали звезды. Немного лунного света всадникам сейчас пришлось бы кстати, но поскольку позднее тот же свет мог бы помешать им приблизиться к индейцам, потому их вполне устраивало, что в этот раз ночное светило находилось в своей темной фазе, до поры, до времени скрывая от людей свое магическое сияние.

На равнине свет паровозных фар заметен с расстояния в несколько миль, поэтому необходимо было преодолеть расстояние, превышающее силу огней стальной машины. Дик Хаммердал гнал свою кобылу, как мог, а остальные молча следовали за ним.

Наконец он остановил лошадь и спрыгнул на землю, другие сделали то же самое.

— Так! — сказал Хаммердал. — Думаю, что теперь отрыв достаточно велик. Стреножьте лошадей и постарайтесь найти немного сухой травы, чтобы можно было подать знак!

Распоряжение было исполнено, и вскоре набралась изрядная куча сухих стеблей, которую с помощью небольшого количества подсыпанного у ее основания пороха можно было легко превратить в костер.

Улегшись на одеяла, четверо мужчин вслушивались в тишину ночи и почти неотрывно глядели в ту сторону, откуда должен был появиться поезд. Оба немца могли сколько угодно думать о своем, но были слишком неопытны в том, что касается особенностей жизни на Диком Западе, чтобы решиться нарушить царящую тишину, и потому не докучали старым охотникам досужими вопросами. Кроме легкого шороха, производимого пасущимися лошадьми, вокруг не было слышно ни звука, разве что тихое потрескивание крыльев отправляющихся в ночной полет хищных жуков. Минуты тянулись за минутами в томительном ожидании.

И тут далеко на горизонте возникла светлая точка, сначала маленькая и едва различимая, но постепенно становящаяся все больше и ярче.

— Пит Холберс, что скажешь вон про того светлячка на горизонте, а?

— Хм! Да то же самое, что ты уже сказал, Дик Хаммердал!

— Пожалуй, это самое умное, до чего ты додумался за свою жизнь, старый енот! Паровоз это или не паровоз — какая разница! Главное, что подходит время действовать. Генрих Зандерс, как только поезд начнет приближаться, орите во всю глотку, как только сможете! И вы тоже, Пи… Петер Вольф — проклятье, что за имя, всю челюсть наизнанку вывернешь! — кричите и шумите, сколько силы хватит, а об остальном мы уж сами позаботимся!

Он взял пучок травы, скрученный жгутом, и посыпал его порохом, после чего вынул из-за пояса револьвер.

Теперь о приближении поезда можно было судить и по все нараставшему шуму, который постепенно переходил в гул, напоминающий отдаленные раскаты грома.

— Раскинь в стороны свои бесконечные руки и маши ими, старый енот, и ори, и реви во всю свою длиннющую глотку — поезд идет! — закричал Хаммердал, при этом с беспокойством глядя в сторону лошадей, которые с приближением невиданного огнедышащего зверя начали храпеть и рваться с привязи.

— Петер Вольф — черт бы побрал это корявое имя! — смотрите, чтобы лошади не разбежались. Орать при этом тоже можно!

Итак, посылая вперед себя ослепительный луч света, к нам на всех парах приближался поезд. Хаммердал приставил дуло револьвера к травяному фитилю и спустил курок. В одно мгновение воспламенился порох, и в следующую секунду запылала куча сухой травы. Энергично размахивая фитилем, Хаммердал превратил его в яркий факел и заспешил вдоль насыпи навстречу локомотиву.

Судя по всему, машинист сразу разглядел из-за ветрозащитного стекла своей кабины огненные знаки, ибо только успел запылать костер, как раздалась целая серия коротких и пронзительных свистков, и почти в то же мгновение были пущены в ход тормоза. Заскрипели, завизжали колеса, и длинная вереница вагонов с визгом, гулом и грохотом пронеслась мимо четверых мужчин, которые теперь кинулись вдогонку за уже заметно замедляющим свой бег поездом.

Наконец он остановился. Не обращая внимания на свешивающихся с высоких сидений поездных чиновников, Хаммердал, вопреки своей кажущейся неуклюжести, проворно пробежал вдоль вагонов к локомотиву и набросил предусмотрительно поднятое с земли одеяло на его фары с отражателями, успев при этом громко прокричать:

— Погасите огни, затемните состав!

Тотчас же были погашены все фонари. Кондукторы Тихоокеанской линии — люди хорошо обученные и сообразительные, они сразу поняли, что дело серьезное, и моментально выполнили распоряжение Хаммердала.

— Эй! — раздался в темноте голос машиниста. — В чем дело, что за маскировка? Надеюсь, там, впереди, ничего не случилось? Кто вы и как понимать ваши сигналы?

— Придется побыть немного в темноте, сэр, — ответил почти невидимый в ночи охотник. — Впереди нас индейцы, и я даю голову на отсечение, что они разобрали путь!

— Вот дьявол! Если это действительно так, то вы — самый лихой парень из всех, кто когда-либо забредал в эти Богом забытые места!

Спрыгнув на землю, машинист крепко пожал Дику руку и распорядился открыть вагоны.

Спустя минуту охотники оказались в плотном кольце взволнованных пассажиров и сами были немало удивлены столь значительному количеству помещавшихся в поезде людей, которые теперь спускались из вагонов на землю, чтобы выяснить причины внезапной остановки.

— В чем дело? Что случилось? Почему стоим? — звучало со всех сторон.

Хаммердал в общих чертах обрисовал ситуацию, чем вызвал немалый переполох среди окруживших его пассажиров.

— Здорово, просто здорово! — воскликнул инженер. — Это, правда, вносит сбой в график движения, зато появился прекрасный повод проучить как следует этих краснокожих негодяев. За последнее время это уже третий случай, когда они осмеливаются именно на этом участке пути нападать на поезда. И всякий раз это оказываются огаллала, это проклятое племя народности сиу. Как видно, дикость и злобу из них можно выбить только пулей. Но сегодня они просчитались и должны получить все заработанное сполна! Видимо, они надеялись, что этот поезд, как обычно, везет кучу всякого добра в сопровождении всего лишь пяти-шести охранников. К счастью, у нас сегодня в поезде несколько сот рабочих, которые едут на строительство мостов и виадуков в горах. Почти у каждого из них есть при себе оружие, думаю, предстоящее дело не будет для нас слишком трудным!

Он снова поднялся в кабину локомотива, чтобы стравить лишний пар, который с пронзительным шипением устремился из выпускных клапанов на волю, окутав пространство вокруг паровоза густым белым облаком. Затем спрыгнул вниз, чтобы произвести смотр имеющихся в его распоряжении сил, и спросил:

— Во-первых, скажите мне, как вас зовут, приятель! Должен же я знать, кому мы все обязаны счастливым предупреждением.

— Мое имя — Хаммердал, сэр. Дик Хаммердал, от рожденья и по сей день!

— Прекрасно! А вашего товарища как звать?

— Как его звать, неважно, но раз уж он по случаю тоже обзавелся именем, то никому из людей не повредит, если они его узнают. Его зовут Пит Холберс, сэр. И будьте уверены, на этого парня можно положиться!

— А двое других — вот этот, рядом с вами, и тот, что с лошадьми?

— А эти ребята оба из Германии, сэр. Генрих Зандерс — а Гарри, пожалуй, звучало бы посимпатичнее — и Петер Вольф — Господи, что за имя! Можете не повторять, сэр, а то сломаете язык!

— Ладно уж, — улыбнулся инженер, — приму к сведению ваше очередное предостережение, мистер Хаммердал!

— Хаммердал? Дик Хаммердал? — раздался вдруг откуда-то из темноты мощный бас, и какой-то человек стал протискиваться сквозь окружившую охотников толпу. — Приветствую тебя, старина! Ожидал увидеть тебя только в Убежище, а ты тут как тут! Какими судьбами?

— Какими судьбами, Полковник, это неважно, но я ходил пополнить запасы табака, пороха и свинца. И длинный Пит со мной — знаете, конечно, к мистеру Уинкли, рыжему ирландцу. А оттуда вот привели двоих парней из Германии, которые очень хотят видеть Сэма Файргана, то бишь вас.

— Сэм Файрган! — воскликнул машинист, подходя ближе. — Это действительно вы, сэр?

— Да, так меня зовут, — прозвучал короткий ответ.

Говоривший был человеком поистине богатырского телосложения, что тотчас бросалось в глаза, несмотря на ночную темноту. Одет он был так, как одевались все трапперы-звероловы. Услышав его имя, стоявшие вокруг пассажиры почтительно отступили на шаг назад.

— Вот и славно, сэр. Значит, среди нас есть человек, который сможет взять на себя командование. Возьмете?

— Если джентльмены не возражают, почему бы и нет!

Послышались единодушные возгласы одобрения. Этому знаменитому охотнику, которого сотни людей мечтали хотя бы раз увидеть, не надеясь особенно на осуществление своего желания, и который так внезапно сам появился здесь среди них, можно было с полной уверенностью передать на сегодняшнюю ночь функции главнокомандующего.

— Разумеется, все согласны. Так что вступайте в свои права как можно скорее! Мы не должны терять время попусту и заставлять господ краснокожих долго ждать себя! — сказал инженер.

— Хорошо, сэр! Только дайте мне сначала обменяться парой слов вот с этим человеком! Дик, а кто из Убежища еще здесь с вами?

— Больше никого, Полковник! Остальные либо дома, либо ушли в горы.

— И все-таки еще один должен быть, Дик. Я же тебя знаю, ты ведь не бросишь краснокожих просто так одних, без присмотра.

— Брошу я их или не брошу, не имеет никакого значения, но если бы вы посчитали Дика Хаммердала глупцом, который не позаботился о подходящем стороже, то вы бы жестоко ошиблись, Полковник! За ними присматривает тот, лучше которого и не придумаешь!

— Кто же это?

— Я же сказал, сэр, что лучше и не придумаешь, и этого достаточно. Потому что есть только один человек, про которого можно сказать подобное. Его жеребец лежит на некотором удалении от него и ждет, пока его позовут.

— Его конь — ждет? Дик Хаммердал, я знаю только одного такого человека, и зовут его Виннету.

— Угадали, Полковник, угадали! Вождь апачей повстречался нам у ирландца и предупредил нас. Он шел по следам огаллала и недавно снова разыскал нас.

— Виннету, вождь апачей? — изумился машинист, в то время как толпа пассажиров одобрительно загудела. — Ну и денек сегодня — сплошные сюрпризы! Этот человек один стоит дюжины солдат, и если он на нашей стороне, то эти негодяи нас надолго запомнят. А где он остался?

— Остался он или не остался — какая разница! Он залег совсем рядом с индейцами по левую сторону дороги. Значит, там пока что все в порядке, иначе он был бы уже здесь и дал нам знать.

— Хорошо! — сказал Сэм Файрган. — А теперь послушайте меня: мы разделимся на две группы, каждая из которых будет приближаться к индейцам по своей стороне насыпи. Одну группу поведу я, а другую — … хм, вы идете с нами, сэр?

— Разумеется, — ответил инженер. — Я, правда, не должен покидать свой пост, но недаром же у меня есть пара крепких кулаков, а мой помощник вполне способен заменить меня на время. Я все равно не смогу усидеть в этом железном ящике, как только услышу ваши выстрелы. Итак, я иду с вами! — И, обращаясь к своей бригаде, добавил: — Оставайтесь у вагонов и держите ухо востро! Кто знает, как все обернется. Том!

— Да, сэр! — отозвался кочегар.

— Машину ты знаешь и, чтобы нам не возвращаться напрасно, подавай поезд вперед, как только увидишь наш сигнал огнем. Но только медленно, очень медленно и осторожно, потому что путь так или иначе потребует ремонта! Что же касается командира второй группы, мистер Файрган, то я надеюсь, что вы не будете настаивать на моей кандидатуре. Я буду участвовать в деле наравне со всеми — это так, но я никогда не был вестменом. Так что выберите для этого более подходящего человека!

— Хорошо, сэр, — кивнул Файрган. — Среди нас есть человек, который отлично справился с этой задачей. Ему вы спокойно можете доверить своих людей. Что скажешь, Дик Хаммердал?

— Что я скажу, Полковник, совершенно неважно, но думаю, что вы примете верное решение!

— Вот и я так думаю! Хочешь возглавить вторую группу?

— Хм! Если люди захотят идти за мной, то я пойду впереди! У моей хлопушки свежий порох и свинец, и в беседе с индейцами она сможет сказать свое веское слово. Но лошадей, Полковник, надо оставить здесь. Зандерс может присмотреть за ними.

— И не подумаю! — резко возразил тот. — Я иду вместе со всеми!

— Подумаете вы или не подумаете, это неважно, но если уж вы не желаете, то можно поручить это другому — Петеру Вольфу, черт бы побрал это имя!..

Но и тот отказался стеречь лошадей, так что пришлось выбрать для этого одного из безоружных рабочих.

Людей с оружием, как и было условленно, разделили на две группы, во главе которых встали Сэм Файрган и Дик Хаммердал. Поезд пока остался на месте. Люди бесшумно двинулись вперед. Вслушиваясь в воцарившуюся вскоре над местностью и казавшуюся такой мирной тишину, трудно было поверить, что она является всего лишь прелюдией кровавой катастрофы.

Сначала они шли в полный рост. Однако с приближением предполагаемого места сражения обе группы легли на землю по обеим сторонам железнодорожной насыпи и двигались дальше ползком.

— Хау! — раздался вдруг негромкий возглас прямо над ухом Сэма Файргана. — Пусть всадники огненного коня останутся лежать здесь и дождутся, пока Виннету, вождь апачей, уйдет на время вперед и вернется обратно!

— Виннету? — спросил Сэм Файрган, чуть приподнимаясь с земли. — Разве мой краснокожий брат забыл своего белого друга, что не узнает его теперь?

Виннету пригляделся и, несмотря на темноту, узнав Полковника, воскликнул радостным полушепотом:

— Сэм Файрган! Хвала Великому Духу, который сегодня показывает вождю апачей твой облик, пусть он благословит твою руку, без промаха разящую врагов! Мой брат приехал на огненном коне?

— Да. Он отвез золото, которым обязан дружбе с вождем апачей, на восход солнца и теперь возвращается обратно, чтобы найти еще. Зачем мой бдительный брат собирается уйти и вернуться?

— Душа ночи черна, а дух вечера — темен и сумрачен, и Виннету не смог узнать своего брата, который лежал на земле. Но он заметил человека, который стоит там, на холме, чтобы наблюдать за огненным конем. Виннету уйдет, чтобы закрыть глаза огаллала, и потом вернется обратно!

И в следующее мгновение он растворился в ночной тьме.

Эти два равно знаменитых на Западе человека, такие разные от природы, но одинаково верные в дружбе, встретились здесь снова после длительной разлуки. Но врожденная сдержанность характеров не попускала громогласных заявлений о вечной взаимной преданности и верности или обоюдных восхвалений, что нередко приходится наблюдать в отношении между обычными людьми, но в том-то и дело, что обычными их не назовешь. К тому же в момент встречи оба были настолько поглощены происходящими событиями, что им было просто не до приветствий.

Несмотря на ночную темень, на вершине одного из лежащих чуть поодаль от дороги невысоких холмов можно было различить человеческую фигуру, которая для зорких глаз вестмена достаточно отчетливо выделялась на фоне звездного неба. Таким образом, огаллала предусмотрительно выставили наблюдателя, который должен был заметить свет огней приближающегося поезда. Белому человеку приблизиться к ним незаметно было бы очень трудно или даже невозможно, но Сэм Файрган отлично знал способности Виннету и не сомневался, что через короткое время наблюдатель огаллала навсегда покинет свой пост.

Лежа у насыпи, он не спускал с него глаз. И действительно, всего через несколько минут на холме рядом с первой фигурой внезапно возникла вторая, и через мгновение обе фигуры исчезли из поля зрения Полковника, упав на землю. У Файргана не оставалось сомнений в том, что острый нож Виннету сделал свое дело.

Виннету возвратился не скоро, за это время он сумел прокрасться вокруг лагеря индейцев и все разглядеть. И теперь рассказывал Сэму Файргану об увиденном.

Огаллала действительно разобрали часть пути, положив кусок рельса со шпалами поперек дороги. Так что поезд вместе с пассажирами, не получи они своевременного предупреждения об опасности, ожидала бы страшная участь. Индейцы затаились, лежа на земле недалеко от этого места, а на некотором удалении от их лагеря стояли привязанные к вбитым в землю кольям лошади. Присутствие животных делало задачу незаметного обхода лагеря и наблюдения за ним почти невозможной, поскольку степная лошадь по чуткости едва ли не превосходит собаку, громким фырканьем и храпом оповещая своего хозяина о приближении всякого живого существа.

— Кто их предводитель? — спросил Файрган.

— Матто-Си, Медвежья Лапа. — Виннету был так близко за его спиной, что мог сразить его томагавком.

— Матто-Си? Это храбрейший из воинов сиу, он бесстрашен и, пожалуй, задаст нам работы! Этот человек силен, как медведь, и хитер, как лиса. Сейчас с ним, конечно же, не все его воины — часть из них он оставил в прерии. Умный вождь иначе и не поступил бы.

— Хау! — издал Виннету приглушенный гортанный звук, означавший согласие.

— Мой краснокожий брат подождет, пока я вернусь!

Файрган переполз на другую сторону насыпи к Дику Хаммердалу и сказал ему:

— Еще метров пятьсот, Дик, и ты окажешься лицом к лицу с индейцами. Я разделю свою группу и пошлю половину людей с Виннету в прерию, чтобы…

— Пошлете вы их или не пошлете, это неважно, — шепотом перебил его Хаммердал. — А что вам нужно там в степи, Полковник?

— Индейцев-огаллала ведет Матто-Си.

— Это тот, которого зовут Медвежья Лапа? Дьявол! Значит, мы имеем дело с лучшими воинами племени, и, по-моему, он должен оставить где-то в степи боевой резерв.

— Вот и я так думаю. Виннету с частью моих людей отсечет резерв, а я вместе с остальными займусь их лошадьми. И если нам удастся овладеть ими или хотя бы разогнать их по прерии, то краснокожим конец!

— Так, так, Полковник, а Дик Хаммердал и его ружье доделают остальное, так чтобы мы смогли нагрузить поезд их скальпами!

— Значит, ты со своими людьми остаешься здесь и ждешь наших первых выстрелов, индейцы почувствуют нас у себя в тылу и ринутся в твою сторону, где ты их и встретишь как подобает. Только дождись, Дик, пока они подойдут к вам настолько близко, чтобы вы отчетливо видели каждого из них. И только потом стреляйте — тогда уж промаха не будет!

— Не беспокойтесь, Полковник! Дик Хаммердал отлично знает, что от него требуется. Только берегитесь их лошадей, эти мустанги чуют белого человека за десять миль!

Файрган вернулся на свою сторону насыпи, а толстяк Хаммердал пополз вдоль растянувшейся за ним вереницы людей, чтобы ознакомить их с полученными инструкциями.

Возвратившись назад, он занял место рядом с Питом Холберсом, который за последние часы не произнес ни единого слова, и шепотом сказал:

— Ну, Пит Холберс, старый енот, сейчас начнутся пляски!

— Хм, как скажешь, Дик! Или ты этому не рад?

Хаммердал не успел ответить, потому что внезапно в отдалении блеснула одинокая вспышка огня, сопровождаемая громким треском выстрела. Это какой-то рабочий из группы Полковника по неосторожности разрядил в воздух свое ружье.

В ту же секунду огаллала оказались на ногах и поспешили в сторону своих лошадей. Так и не доведя свой план до конца, Сэм Файрган вынужден был теперь на ходу менять тактику действий, чтобы упредить опасные последствия того предательского выстрела.

— Вперед, парни, к лошадям! — крикнул он.

Им удалось добежать до животных первыми, опередив индейцев. В мгновенье ока лошади оказались свободными от державших их на привязи ремней и с громким ржанием и храпом понеслись в темную бездну необъятной прерии.

Спешившие к лошадям индейцы были остановлены и ошеломлены встретившими их выстрелами. Лишившись лошадей и не сумев в темноте оценить малое число атаковавшего их противника, индейцы в полном недоумении несколько мгновений беспомощно топтались на месте, подставляя себя под выстрелы. Но тут раздался громкий клич их предводителя, они развернулись и бросились назад, намереваясь найти убежище по ту сторону железнодорожной насыпи и там решить, что же делать дальше. Но не успели они добежать до нее, как перед ними словно из-под земли выросла темная линия прижавшихся к рельсам вооруженных людей. Огненная вспышка залпа из более чем пятидесяти стволов на мгновение разорвала темноту ночи, а вопли и стоны раненых стали подтверждением того, что пули бойцов Хаммердала достигали своей цели.

— Дострелять теми патронами, что остались, и потом — в атаку! — прокричал отважный толстяк, сделал выстрел из второго ствола своего ружья, отбросил его, теперь уже ненужное, в сторону и, выхватив из-под куртки томагавк, бросился в сопровождении Пита Холберса и наиболее смелых из числа рабочих на онемевших от ужаса индейцев.

Они совершенно потеряли голову из-за внезапно обрушившегося на них огня и теперь, зажатые врагом с двух сторон, могли искать спасение только в бегстве. Снова прозвучал громкий призывный клич их вождя Матто-Си, и через мгновение оставшиеся в живых индейцы бросились на землю прямо среди нападавших и попытались ускользнуть от них ползком.

— Ложись, ребята, ножи к бою! — громким голосом прокричал Файрган и поспешил в сторону распавшегося лагеря индейцев.

Он рассчитывал, что те успели собрать достаточное количество горючего материала, чтобы иметь необходимое освещение в случае удачного исхода нападения на поезд. И он не ошибся, обнаружив на месте их недавней стоянки несколько больших куч сушняка. С помощью пороха он быстро развел костры. Ночь осветилась, и в отблесках пламени он увидел брошенные на земле копья и одеяла, которые тоже были неплохим горючим. Оставив костры под опеку нескольких подоспевших к нему рабочих, он вернулся туда, где ночное нападение нашло свою развязку в страшном рукопашном бою.

Развернувшаяся здесь кровавая бойня могла бы стать для стороннего наблюдателя ярчайшим примером того, чему не должно быть места на цивилизованной земле.

Боевая группа дорожных рабочих состояла преимущественно из людей, повидавших жизнь и закаленных в ее бурях, однако вряд ли у них были шансы долго противостоять манере боя, присущей индейцам, которые тем временем успели оглядеться в свете костров и понять, что их собственная численность вполне сопоставима с силами врага, и там, где на одного отдельного индейца не приходилось сразу по нескольку рабочих, последние все чаще падали на землю, сраженные страшными ударами томагавков.

Лишь у троих белых людей было в руках такое же оружие — у Сэма Файргана, Дика Хаммердала и Пита Холберса, и при этом выяснилось, что в использовании оружия любого вида цивилизованные люди, как ни странно, даже превосходят индейцев.

В гуще сражения, окруженный несколькими индейцами, бился Файрган, в скачущем свете огня на лице его читалось упоение боем, не очень совпадающее внешне с утонченными романтическими представлениями об этом непостижимом человеческом чувстве, но тем не менее подтверждавшее его абсолютную реальность. Теснимые другими бойцами индейцы попадали под могучие удары его боевого топора, который с сокрушительной силой раз за разом опускался на головы врагов.

В стороне от Полковника сражались выглядевшая едва ли не комично пара, повернутая друг к другу спиной, что при всем различии их комплекции защищало каждого из них от удара сзади. Это были Дик Хаммердал и Пит Холберс. Маленький, толстый Дик, который при первом знакомстве неизменно производил своей фигурой и удивительным костюмом впечатление неуклюжести и беспомощности, здесь, на поле боя, демонстрировал поистине кошачью ловкость и подвижность. Держа в левой руке длинный и обоюдоострый охотничий нож, а правой направляя тяжелый боевой топор, он стойко держался перед любым врагом. Длинный лоскутный балахон из кусков кожи надежно защищал его от ударов ножа. Пит Холберс, стоявший спиной к нему, размахивал в воздухе своими длиннющими руками, словно осьминог щупальцами, снабженными смертельно опасными для врага присосками. Его тощее, состоявшее, казалось, из одних лишь костей и жил тело обладало в действительности недюжинной силой и выносливостью, его томагавк падал на головы врагов с удвоенной высоты, его оружие благодаря исключительной длине рук доставало противника даже на значительном расстоянии, при этом огромные ступни его ног не двигались с места ни на дюйм, и каждый, кто попадал в зону его досягаемости, был заранее обречен.

И еще две фигуры выделялись на общем фоне среди белых бойцов. Это были два немца, которые так ловко орудовали подобранными с земли томагавками убитых индейцев, как будто давно и упорно тренировались в этом виде боевого искусства. Никому из соратников, однако, и в голову не приходило, что вся их боевая активность была не более чем показной. За все время схватки они не только не убили, но даже не ранили никого из врагов, да и сами не претерпели ни малейшего вреда от рук индейцев. Оружие с бесполезным звоном бряцало об оружие, и если кто-то из индейцев падал на землю, будучи якобы раненным, то тут же отползал в сторону, чтобы выбрать себе другого противника.

Среди рабочих тоже было немало мужественных бойцов, задававших немало работы индейцам, которые вообще не любят сражаться один на один. Вскоре уже победа начала склоняться на сторону белых, которые все сильнее и сильнее теснили противника, сбивая индейцев в одну, сильно поредевшую кучу. Но тут раздались громкие воинственные крики, и из темноты в гущу сражения врезалась новая масса людей. Сэм Файрган оказался прав: Матто-Си, хитрый предводитель огаллала, оставил до поры значительную часть своих воинов в резерве, и теперь они со свежими силами вступили в бой, мгновенно изменив его течение. При этом к ним добавилась и та часть индейцев, которые поначалу спасались бегством, но теперь, заметив произошедшей перелом в событиях, вернулись и с удесятеренной яростью набросились на врага. В результате смелая атака охотников и рабочих превратилась в пассивную оборону, которая от минуты к минуте оставляла все надежды на успех.

— Назад, на насыпь! — закричал Сэм Файрган и стал пробиваться сквозь заслон индейцев, чтобы подкрепить свой приказ собственным примером.

Питу Холберсу понадобилось всего несколько шагов, чтобы оказаться рядом с ним. Дик Хаммердал, чтобы получить передышку, только теперь выхватил из-за пояса револьвер и, расстреляв все патроны, поспешил к насыпи. Пытаясь преодолеть ее одним прыжком, он зацепился ногой за рельсы, упал и кубарем скатился по противоположному склону прямо под ноги Сэму Файргану. Здесь он поднялся с земли и удивленно посмотрел на предмет, за который, падая, инстинктивно схватился и который так и остался у него в руке. Предмет напоминал своим видом старую измочаленную дубину.

— Клянусь Богом, это она, моя винтовка, которую я бросил здесь совсем недавно! Что скажешь, Пит Холберс, старый енот? — обрадованно воскликнул он.

— Если ты считаешь, Дик, что снова на…

Он не смог договорить, потому что подоспели огаллала, кинувшиеся за ними в погоню, и бой разгорелся с новой силой. Свет от костров, достигавший и этой стороны насыпи, рисовал печальную для белых картину событий, грозящих закончиться их неминуемой гибелью. И командир уже собирался отдать приказ спасенья бегством в непроглядную тьму прерии, как вдруг в тылу у индейцев загремели выстрелы, и группа людей, размахивая оружием, со всего ходу вклинилась в их ряды.

Это был Виннету со своим отрядом.

Поскольку темнота оказалась непреодолимым препятствием в поисках следов огаллала, то и попытки Виннету обнаружить их засаду не дали результата, когда же он увидел свет костров, то решил, что его присутствие на поле боя стало необходимым, я поспешил к месту событий, в самый последний момент приведя с собой спасительную помощь.

В самом центре схватки стоял Матто-Си, предводитель огаллала. Облачавший его широкую коренастую фигуру традиционный охотничий костюм из выдубленной кожи, был уже снизу доверху забрызган кровью, за спиной у него висела шкура степного волка, черепная часть которой покрывала его голову. Держа в левой руке выпуклый щит, обтянутый прочнейшей бизоньей кожей, он правой направлял движения томагавка, несущего смерть всякому, кто, приблизившись, попадал в поле зрения его черных глаз.

Он уже в душе считал себя победителем и готовился издать призывный победный клич, как вдруг на поле боя внезапно появился Виннету. В этот момент Матто-Си обернулся и увидал недалеко от себя вождя апачей,

— Виннету, вожак собачьей стаи пимо! — выкрикнул он. В глазах его сверкала смертельная ненависть, однако поднятая для следующего шага нога вдруг остановилась, а рука, занесенная для броска томагавка, снова опустилась. Казалось, один вид грозного врага парализовал его волю и лишил присутствия духа.

Виннету тоже заметил его и ответил ему в тон:

— Матто-Си, мерзкая жаба огаллала!

Словно в водный поток нырнула в гущу сражающихся его гибкая и стройная, но при этом поразительно мощная фигура и, за несколько секунд пробив себе дорогу, оказалась лицом к лицу с предводителем огаллала. Оба одновременно замахнулись для разящего удара, со звоном и скрежетом столкнулись в воздухе их боевые топоры, и оружие Матто-Си с разнесенной в щепы рукояткой выскользнуло из его пальцев. Он молниеносно огляделся и принялся своими мощными медвежьими ногами протаптывать себе дорогу к бегству.

— Матто-Си! — крикнул Виннету, не двигаясь с места. — Разве глупый медведь превратился в трусливую собаку, что бежит от Виннету, вождя апачей? Пусть уста земли выпьют его кровь, и когти стервятника растерзают его тело, но его скальп будет украшать пояс вождя апачей!

Подобный вызов заставил беглеца остановиться. Он развернулся и бросился в сторону врага.

— Виннету, раб бледнолицых! Перед тобой Матто-Си, вождь огаллала! Он убивает медведя и повергает наземь бизона, он догоняет лося и растаптывает голову змеи! Никто еще не мог устоять перед ним, и теперь он потребует жизнь Виннету, трусливого пимо!

Вырвав из рук одного из своих воинов томагавк, он кинулся на вождя апачей, который, стоя по-прежнему неподвижно, дожидался его приближения. Глаза обоих силачей страшными взглядами пронзили друг друга, топор огаллала просвистел на взмахе у него над головой и с жуткой силой обрушился на Виннету. Однако он парировал удар с такой легкостью, словно он был нанесен рукой ребенка, он и сам уже замахнулся для ответного удара, как сзади на него набросились два воина огаллала и задержали его руку. Одно молниеносное движение с его стороны — и сраженные враги замертво рухнули наземь. Но над его головой уже снова был занесен топор Матто-Си.

За несколько мгновений до этого Сэм Файрган, превосходивший ростом всех, заметил, что его друг в опасности. Расшвыряв по сторонам индейцев, словно снопы соломы, он продрался сквозь них, схватил своими огромными ручищами их вождя за пояс и за ворот рубашки, поднял его высоко в воздух и с силой бросил на землю. Тотчас же Виннету склонился над лишившимся сознания врагом и вонзил клинок ему в грудь, затем левой рукой собрал в кулак его густые черные волосы, три коротких отточенных движения ножом, резкий рывок — и скальп Матто-Си отделился от его черепа. Виннету поднял скальп высоко над головой и испустил тот жуткий торжествующий вопль индейца, от которого у врага кровь стынет в жилах.

Увидав в руках Виннету скальп своего вождя, огаллала завизжали от ужаса и бросились бежать кто куда.

Дик Хаммердал вновь оказался рядом с Питом Холберсом, неразлучная пара соединилась и теперь старалась воспрепятствовать бегству разгромленного врага.

— Пит Холберс, старый енот, видишь, как они бегут, а! — прокричал Хаммердал.

— Хм! Если ты так считаешь, Дик, то я это вижу!

— Считаю я или не считаю, это неважно, но я хочу— Проклятье, Пит, глянь-ка на того парня, что пытается пробиться между обоих германцев! Ну, сейчас ему придет конец!

И он не то чтобы побежал, а скорее покатился, как шарик, к тому месту, где несколько индейцев старались проскочить мимо двоих немцев, которые, в свою очередь, пытались их задержать. Холберс последовал за ним. Вдвоем они бросились на индейцев и ловкими ударами сбили их на землю.

Через короткое время была достигнута уже окончательная победа, и те немногие из числа врагов, кто не был убит или ранен, обратились в бегство.

В этот момент с восточной стороны появился яркий луч света приближающегося поезда. Кочегар, заменивший на время машиниста, заметил свет костров и, приняв его за условный сигнал, стал медленно подавать состав вперед.

Инженер, входивший в боевую группу Виннету, подошел к вождю апачей и спросил:

— Вы — мистер Виннету?

Индеец утвердительно кивнул в ответ, прилаживая к поясу скальп Матто-Си.

— Мы обязаны вам своим сегодняшним спасением. Я напишу отчет, который попадет на стол к самому президенту, и награда не заставит себя долго ждать!

— Вождь апачей не нуждается в награде! Он любит своих белых братьев и протягивает им руку в бою, но он и без того силен и богат — богаче, чем Великий Отец бледнолицых. Ему не нужно ни золото, ни серебро, ни другое богатство. Он привык не брать, а давать. Хуг!

Поезд остановился недалеко от того места, где были разобраны пути.

— Черт побери, сэр, — воскликнул кочегар, спрыгивая с паровоза на землю навстречу своему начальнику. — Ну и придется же здесь попотеть! Настоящая бойня!

— Ты прав, парень, сегодня нам пришлось жарко, и даже мне немного досталось — вот, видишь эту дырочку! Но сейчас главное — инструмент в руки и привести в порядок рельсы, чтобы мы могли как можно скорее отправиться дальше! Позаботься об этом, а я займусь подсчетом наших потерь!

Он уже собрался идти, как прямо перед ним из травы под насыпью выскочила темная фигура и пулей пронеслась мимо него. Это был один из огаллала, который, видимо, не найдя раньше возможности скрыться, затаился здесь и выжидал удобного момента для бегства.

Рабочий, которому было поручено смотреть за лошадьми, естественно, следовал за поездом и теперь стоял возле состава, держа в руках поводья. У индейца при виде лошадей возникла надежда на спасение, он подбежал к рабочему, вырвал у него из рук первый попавшийся повод и вскочил в седло.

Хаммердал заметил метнувшуюся в сторону фигуру краснокожего и крикнул своему неразлучному товарищу:

— Пит Холберс, старый енот, видел этого краснокожего? Разрази меня гром, если он побежал не за лошадью!

— Если ты считаешь, Дик, что он ее получит, то я не возражаю — слишком уж зеленым мне кажется наш караульный!

— Зеленый он или не зеленый, это уже неважно, потому что… Смотри-ка, Пит Холберс, он вырвал у парня из рук поводья и прыгнул в седло, он… дьявол, да это же моя кобыла! Ну, любезный, умнее, я вижу, ты ничего не мог придумать. Придется тебе побеседовать с моей винтовкой!

И действительно, индеец вскочил на спину старой кобылы и ударил ее пятками по бокам, надеясь ускакать отсюда как можно быстрее. Но он просчитался. Дик Хаммердал сунул в рот согнутый крючком палец и пронзительно свистнул. Умное животное тотчас же повернулось крутом и, несмотря на все усилия седока, помчалась прямиком к своему хозяину. Индеец теперь не видел другого спасения, кроме как успеть вовремя выпрыгнуть из седла. Но толстяк Хаммердал уже приставил к щеке приклад своего ружья, громыхнул выстрел, и индеец с пробитой головой свалился на землю.

— Видал, Пит Холберс, что за умная скотина моя кобыла? Вот только интересно, доберется ли он теперь пешком до своей Страны Вечной Охоты? Как думаешь, а, Пит Холберс, старый енот?

— Я не возражаю, Дик, если ты думаешь, что он выбрал верную дорогу. Не хочешь ли взять себе его шкуру?

— Возьму или нет, неважно, но спустить ее с него нужно обязательно!

Чтобы подойти к убитому, Хаммердал должен был миновать обоих немцев, которые стояли неподалеку, отдыхая от напряжения недавнего боя.

— Не будь я Жан Летрье, капитан, такая встреча могла случиться только на Диком Западе! — донеслась до него французская речь.

Но он был слишком занят собственными мыслями, чтобы придать услышанному какое-либо значение.

Сняв с убитого скальп и возвращаясь обратно той же дорогой вдоль стоящего поезда, он увидел рядом с немцами Сэма Файргана.

— Послушай-ка, Дик Хаммердал, — сказал тот, — ты ведь встретил этих двух немецких джентльменов у ирландца Уинкли, не так ли?

— Именно так, Полковник!

— Ну что ж, они оба хорошо держались в бою и знакомство с ними делает тебе честь. Но как получилось, что ты привел их с собой, ты ведь знаешь, как я настроен в отношении новых знакомств!

— Все верно, сэр. Но один из них — тот, которого зовут Генрих Зандерс, сказал, что вы приходитесь ему дядей.

— Я — дядей? Ты в своем уме?

— Хм! В своем я уме или не в своем — какая разница, но мы тогда немного повздорили, и я уже приставил нож к его горлу, когда вдруг он сказал, что вы меня не похвалите, если я запущу свой нож в его шкуру чуть глубже, чем следует. Разбирайтесь с ним сами, Полковник!

Знаменитый следопыт подошел к немцам и спросил:

— Я слышал, вы оба из Германии?

— Да, — ответил Зандерс.

— А что же вы ищете здесь, в прерии?

— Вас, сэр.

— Меня? С какой стати?

— Дядя, ты еще спрашиваешь!

Сэм Файрган отступил на шаг назад.

— Дядя? Но я не знаю никакого родственника по имени Зандерс!

— Верно! Но я назвался так только потому, что не знал, как ты отреагируешь на имя Валлерштайн. Ведь речь идет о деньгах, больших деньгах, как ты пишешь. Нужно было соблюдать осторожность, потому я и взял себе чужое имя.

— Валлерш… неужели это ты, Генрих?!

— Собственной персоной, дядя. Вот твое письмо, в котором ты пишешь, чтобы я приехал. А остальные бумаги ты сможешь прочитать завтра!

Он сунул руку под куртку и, достав аккуратно сложенный лист бумаги, передал его Файргану. При все еще достаточно ярком свете огня старый охотник бросил взгляд на строчки письма, потом обнял молодого человека и воскликнул:

— Это правда! Да благословит Бог мои глаза, которым довелось увидеть одного из моих родных! Как поживает твой отец? Почему он мне не писал? Я ведь оставил ему свой адрес на Омаху!

— Да, но ты ведь описал в своем письме еще и весь маршрут вверх по Арканзасу до Форт-Джибсона, до ранчо ирландца Уинкли и дальше на запад, где у тебя с твоими вестменами постоянный лагерь. Решив, что тебя там может не оказаться, мы сочли за лучшее, если я сам отправлюсь в путь и доставлю тебе письмо отца. Завтра утром, когда будет светло, я отдам тебе его. С тех пор, как ты здесь, в Америке, ты меня не видел, и потому тебе трудно признать меня. Но тем легче мне признать свою доброту, с какой ты неизменно поддерживал моих родителей и вот теперь пригласил к себе меня самого.

— Ну и прекрасно! Я очень рад, что ты так быстро ответил на мое приглашение. Я ведь в письме объяснил и причину этого. Я нашел золото в горах Большого Рога, много золота, которое я хотел отдать вам — ведь вы бедны, а мне оно ни к чему. Пересылать его каким-либо образом — дело ненадежное, вот я и хотел, чтобы ты приехал лично. То, что я собираюсь подарить вам, для вас — целое состояние, и я надеюсь, что оно принесет вам счастье. Но ты, я вижу, не один. Кто твой спутник?

— Он тоже немец. Его зовут Петер Вольф, и он очень хотел побывать на Западе. Вот я и взял его с собой.

— Отлично! Мы еще обсудим наши дела, Генрих. Сейчас на это нет времени — ты же видишь, я нужен в другом месте!

Как раз в этот момент раздался голос машиниста, торопившего с отправлением поезда.

Убитых и раненых защитников поезда поместили в вагоны, собрав лежавшее на земле оружие. Пассажиры еще раз сердечно поблагодарили своих спасителей, и поскольку разрушенный участок дороги к тому времени уже удалось восстановить, поезд мог продолжать свой путь. Оставшиеся смотрели ему вслед до тех пор, пока его огни не исчезли в ночи.

Теперь встал вопрос о том, устраивать ли здесь же ночной лагерь или нет, поскольку имелись подозрения, что спасшиеся бегством огаллала могут вернуться. Оставаться было слишком рискованно, поэтому решено было заночевать где-нибудь на почтительном удалении от этого места, где можно было бы не опасаться нападения индейцев. Сэм Файрган, Полковник, выбрал себе одну из трофейных индейских лошадей, и вся компания тронулась в путь.

В то время, пока Полковник беседовал со своим «родственником», Дик Хаммердал находился поблизости и слышал почти весь их разговор. И теперь, когда место сражения осталось далеко позади, он улучил момент, в который «племянника» не было рядом с «дядей», и, подъехав к Сэму Файргану, сказал ему приглушенным голосом:

— Если вы на меня не обидитесь, сэр, то я сам вам кое-что скажу!

— Обижусь? Вот еще глупости! Говори, что случилось!

— То, что вы наверняка посчитаете ерундой, сэр. Дело касается обоих парней, которые утверждают, что приехали сюда из Германии.

— Так они оттуда и есть!

— Оттуда они или не оттуда, это неважно, только я думаю, что они не оттуда.

— Что за вздор! Мой племянник — немец. Уж я-то это знаю!

— Да, если только это действительно ваш племянник, сэр!

— А ты в этом сомневаешься?

— Хм! Вы хорошо знаете своего племянника?

— Я не смог его узнать, потому что он был еще ребенком, когда я видел его в последний раз.

— Я думаю, что вы его вообще ни разу не видели. Ваше немецкое имя — Валлерштайн. Почему он назвался по-другому?

— Из осторожности, потому что он…

— Знаю, знаю! — перебил его толстяк. — Я слышал, какими причинами он это объяснил, но, по-моему, эти объяснения шиты белыми нитками. Скажите, он что — капитан?

— Нет!

— Но тот, другой, называл его именно так!

— Что ты говоришь! Неужели?

— Да, он называл его капитаном, и я слышал это обоими ушами. А говорили они по-французски.

— По-французски? — изумленно переспросил Полковник. — Но это же сразу бросается в глаза!

— Бросается или не бросается — какая разница, это не имеет вовсе никакого значения, раз сразу не бросилось. Но когда я потом услыхал, что речь идет о вашем золоте, у меня появились сомнения. Почему второй из них представляется нам как Петер Вольф — черт, что за имя, язык сломаешь! — а Генриху Зандерсу он говорит, что его зовут Жан Летрье?

— Он называл себя этим именем?

— Да. Я как раз проходил мимо них и слышал это, и даже понял, хотя они и говорили по-французски. Я тогда не обратил на это внимания, потому что торопился снять скальп с краснокожего, но потом я снова вспомнил этот разговор и кое-что заподозрил. Этот Зандерс, он по-немецки говорит чисто?

— Вообще-то с небольшим акцентом. Но, возможно, мне это просто показалось, мне теперь трудно об этом судить, ведь столько лет прошло, как я покинул Германию.

— Сколько лет назад вы ее покинули, теперь уже неважно, но я вам повторяю, что все это дело мне не нравится. Мы зовем вас Полковником, хотя у вас и нет этого воинского звания. Почему же этого Зандерса называют «капитаном»? Значит, он командует какими-то людьми? Тогда что это за люди? Вряд ли — порядочные! Будьте начеку, Полковник, и не сердитесь на меня, я вас предупредил от чистого сердца!

— Да у меня и в мыслях не было сердиться, хотя я и знаю, что ты ошибаешься. И все-таки я буду держать ухо востро, это я тебе обещаю!

— Вот и отлично! Я бы и сам хотел ошибиться, но поскольку речь идет о такой большой сумме, а вы не знаете как следует своего племянника, то осторожность в любом случае не помешает.

— Он ведь доказал мне, что он мой племянник.

— Тем письмом, что он вам предъявил?

— Да. А утром он хочет отдать мне остальные письма.

— Это еще ничего не доказывает!

— Да почему же? Как раз наоборот!

— Нет, потому что письма могли попасть в его руки нечестным путем!

— Стоит ли из-за перемены имени сразу подозревать худшее?

— Стоит или не стоит, потом будет видно, а я этим двоим все равно не верю. Если вы им верите, то я буду смотреть за ними еще внимательнее!

Они прервали разговор, потому что в этот момент Зандерс снова подъехал к Файргану. Хаммердал удалился от них и присоединился к Питу Холберсу, рядом с которым он чувствовал себя лучше всего.

Примерно через два часа пути от железной дороги они достигли места, весьма удобного для устройства лагеря. Здесь было все, что нужно: трава для лошадей, вода для людей и животных и еще довольно густой кустарник, служивший отличным прикрытием. Они спешились. Сейчас можно было чувствовать себя в относительной безопасности, поскольку было хотя и не совсем темно, но и не настолько светло, чтобы огаллала могли их выследить.

С самого полудня Зандерсу так и не удавалось поговорить с Вольфом без свидетелей. И теперь, когда все собрались спать, он расположился рядом с ним чуть поодаль от остальных, что, по его мнению, не должно было особенно бросаться в глаза. Решив, что теперь все уже спят, Зандерс шепотом обратился к своему спутнику:

— Трудно придумать что-нибудь более неприятное, чем сегодняшний бой с нашими краснокожими друзьями. А эти белые — просто слепцы, что не заметили нашего показного участия в сражении! Хорошо, что горели костры, и индейцы могли отличить нас от остальных. Было бы куда лучше, если бы они повременили с этим нападением. Ведь те думали, что мы скоро вернемся.

— Они же не знали, что я так быстро встречу тебя, — отозвался Вольф. — Просто удивительно, что мы оба смогли принести друг другу такие счастливые вести!

— Да, вы наконец-то даже в мое отсутствие обнаружили лагерь Сэма Файргана и его компании, который так долго искали. И самое главное, что огаллала хотят помочь нам напасть на него. Но именно поэтому они и должны были повременить с сегодняшней вылазкой. У Файргана для нас будет такая богатая добыча, что мы сможем выйти из дела.

— Да. Ты ведь, будучи его любимым «племянником», слышал от него самого, какую массу золота они собрали в горах Большого Рога. А если прибавить сюда еще и запасы меха и шкур, которые они накопили, то получаются такие трофеи, каких наша компания еще ни разу не добывала. Как же нам повезло, что ты повстречал настоящего племянника Файргана! Правда, при этом допустил грубую ошибку!

— Какую?

— Оставил его в живых!

— Ты прав, это была слабость с моей стороны. Но он был так прямодушен и доверчив, рассказал мне буквально все, даже самые мельчайшие подробности жизни своей семьи, что я расслабился и забрал только деньги и бумаги, оставив ему жизнь.

— Я бы на твоем месте все-таки обезвредил его.

— Да он и так теперь безвреден.

— Но он наверняка отправился следом за тобой!

— Нет. Он здесь новичок, абсолютно неизвестен, и главное — у него нет денег, ни единого цента. Так что он теперь беспомощнее любого сироты и не может ни преследовать меня, ни как-либо навредить мне. Самое важное, что мы с ним одного возраста, а Сэм Файрган меня раньше никогда не видел. Он действительно думает, что я его племянник.

— Верно, но мне это все равно не нравится.

— Почему?

— Потому, что, хотя вы и нашли его лагерь, нам, возможно, придется отступить от первоначального плана.

— В смысле нападения на лагерь? Да нам это теперь и не нужно, потому что я, будучи племянником старика, и так получу все, что у него есть.

— А мы ничего? Нет, этого я допустить не могу. Мы мучились много месяцев, разыскивая его нору, и теперь должны от всего отказаться? Нет, и еще раз нет!

— Не волнуйся. Мы уже завтра будем проходить вблизи нашего лагеря, а до того времени еще успеем обо всем договориться.

— Ты думаешь, что Сэм Файрган пойдет именно этой дорогой?

— Да. Он же направляется прямиком к своему лагерю, а значит, придется пройти и мимо нашей стоянки. Тсс! По-моему, там в кустах кто-то есть!

Они затаили дыхание и услышали тихий шуршащий звук, удалявшийся от них в сторону.

— Дьявол! Нас подслушивали! — прошептал Зандерс своему товарищу.

— Похоже, что так, — тихо ответил тот. — Но кто?

— Либо сам Файрган, либо кто-то еще. Сейчас я узнаю, кто это был!

— Каким образом?

— Подползу к Файргану. Если его нет на месте, значит, это был он.

— А если — другой?

— Тогда он сам пойдет к Файргану, чтобы рассказать о том, что слышал. В любом случае я узнаю то, что я хочу узнать. Проклятье! Если они что-то заподозрили!.. Лежи тихо и жди меня!

Он растянулся на земле и ловко и неслышно пополз сквозь траву к тому месту, где Полковник укладывался спать. Тот оказался на месте. Но тут с другой стороны подошел Дик Хаммердал, разбудил Полковника и тихо сказал:

— Проснитесь, сэр! Только, прошу вас, без шума!

Он говорил очень тихо, но Зандерс лежал так близко и обладал таким острым слухом, что от его ушей не ускользнуло ни единого слова.

— В чем дело? Что случилось? — спросил Файрган.

— Тихо, тихо, чтобы они нас не услышали! Я говорил вам, сэр, что буду следить за ними. Я обратил внимание, что Зандерс и этот, другой, легли отдельно от всех. Я почуял неладное и подкрался к ним. И я слышал все, о чем они шептались.

— Ты понял, о чем они говорили?

— Понял я или не понял, это неважно, но я слышал, что этот Зандерс — главарь банды бушхедеров!

— Неужели?

— Так что я был прав, Полковник. И никакой он вам не племянник, а Зандерса на самом деле зовут Жан Летрье. Их люди обнаружили наш лагерь и собираются на него напасть. Они даже сговорились с краснокожими. Зандерс перехватил вашего племянника в пути и украл у него все, что…

Большего Зандерс уже не слышал, ибо в большем он теперь и не нуждался, и быстро пополз обратно.

— Нас предали! — прошептал он. — Бери свою винтовку и быстро следуй за мной к нашим лошадям! Только тихо-тихо!

И они осторожно прошмыгнули между кустов к небольшой свободной площадке, где были привязаны лошади. Отвязав своих, они очень медленно повели их в сторону. Отойдя на безопасное расстояние, они вскочили в седла и поскакали прочь.

— Но расскажи, наконец, что тебе удалось узнать! — обратился Вольф к Зандерсу.

— Потом, потом! Теперь нужно гнать, именно гнать, чтобы успеть к своим. Через два часа мы будем на месте, и нужно еще сегодня же захватить всю эту компанию. Этот проклятый Хаммердал выследил нас. Он даже знает, что тебя зовут Жан Летрье!

— Но откуда?

— Дьявол его знает! Вперед, только вперед!

Тем временем Хаммердал успел рассказать Полковнику все, что удалось подслушать. Вдвоем они тихо обсуждали создавшееся положение, и хотя Хаммердал настаивал на немедленных действиях, Сэм Файрган принял следующее решение:

— Не сейчас, Дик. Они от нас никуда не денутся. Ты легко мог ослышаться.

— Я привык верить своим ушам!

— Возможно, они говорили вовсе не о нас и о себе, а имели в виду совсем других людей.

— Они говорили о вас, сэр, абсолютно точно, о вас!

— Все равно нужно подождать до утра. Если мы в этой темноте спугнем их, они от нас уйдут. Мы должны подождать, пока рассветет. Тогда мы будем видеть их лица, выражение их лиц, все их движения. Они ведь не подозревают, что ты подслушивал?

— Нет.

— Ну, тогда можно не торопиться и спокойно поспать. И ты тоже укладывайся!

Хаммердал хотел вставить еще какое-то замечание, но Полковник не стал его слушать, сердито бурча себе что-то под нос, лег на прежнее место и быстро уснул.

Остальные тоже спали. Даже всегда такой осторожный Виннету не был исключением. Он все же надеялся, что никто из огаллала не стал преследовать их, хотя и допускал возможность ошибки. В этом случае, в соответствии с обычаями краснокожих, нападения можно было ожидать лишь под утро. Поэтому, а также потому, что сильно устал и нуждался в отдыхе, и он лег спать. Впрочем, через пару часов он уже поднялся, дошел до своего коня, отвел его немного в том направлении, откуда они приехали, пустил коня попастись, а сам присел на землю. Все это он сделал потому, что индейцев-огаллала можно было ждать только с этой стороны. Зандерс же с Вольфом ускакали в противоположную сторону, но он об этом и не подозревал. А коня он привел сюда потому, что тот был лучшим сторожем, чем человек.

Потянуло утренним ветерком. Вдруг вороной Виннету издал негромкий и короткий, на одном выдохе, храп, которым имел обыкновение предупреждать хозяина о приближении чего-либо подозрительного. Виннету с удивлением отметил, что конь при этом держал голову не против ветра, а по его направлению, то есть в сторону лагеря. Сам же индеец, несмотря на исключительно острый слух, не услышал в той стороне ничего подозрительного. Он прислушался. Неожиданно оттуда донеслись громкие крики. Но это были не воинственные вопли краснокожих, а брань и ругань белых людей, говоривших по-английски. Он рванулся туда, но, не добежав до места, бросился на землю и стал из-за кустов наблюдать за происходящим. И увидел примерно два десятка белых людей, которые внезапно напали на спящих, а в этот момент вязали их по рукам и ногам.

— Здесь нет Виннету! — выкрикнул один из нападавших. — Он не должен от нас ускользнуть! Где он? Ищите его, ищите!

Это был голос Зандерса, Виннету узнал его и понял, что произошло.

— Хау! — негромко сказал он сам себе. — Сейчас я им помочь ничем не смогу, а только сам пропаду вместе с ними. Нужно сдержаться, а потом преследовать этого бледнолицего. Хуг!

Он быстро вернулся к своему коню, вскочил в седло и во весь опор помчался прочь — это было лучшее, что он мог сделать в той ситуации… Здесь бывший агент по делам индейцев прервал свой рассказ, которому все присутствующие внимали с напряженным интересом. Мне и самому пришлось быть свидетелем нескольких нападений индейцев на поезда, и, хотя подобные случаи были в общем похожи один на другой, тем не менее я следил за повествованием с не меньшим вниманием, чем остальные гости матушки Тик. Сэм Файрган, Дик Хаммердал и Пит Холберс были хорошо знакомы мне, и я знал, что им довелось побывать именно в такой переделке, о которой сейчас шла речь.

Слушатели поддержали рассказчика возгласами одобрения и признательности.

— А вы были при этом? — спросил кто-то из сидевших с ним за одним столом.

— Пока не приходилось. Все, что вы слышали до сих пор, я сам впоследствии узнал от других. А вот в событиях, о которых пойдет речь дальше, я принимал непосредственное участие. И здесь тоже будет присутствовать детектив, вроде того, о котором мы узнали из предыдущей истории. Итак, дело обстояло так:

Я тогда отправился вместе с несколькими бывалыми людьми, которые раньше уже не раз сопровождали меня, вверх по Арканзасу, поскольку, будучи агентом по делам индейцев, должен был попасть к шайенам. По пути мы заехали в Форт-Джибсон и заглянули к ирландцу Уинкли, который меня хорошо знал. Мы оказались единственными его гостями и как раз сидели за обеденным столом, когда снаружи послышался конский топот, а вслед за тем чей-то громкий голос. Мы выглянули в окна и увидели только что подъехавших троих всадников.

Один из них был довольно тщедушного вида и опрятно, со вкусом одет. Его винтовка, револьвер и длинный охотничий нож имели, пожалуй, больше общего с Западом, нежели он сам, по виду заурядный добропорядочный джентльмен. Второй был крепким светловолосым парнем с правильными чертами лица, по которым можно было с первого взгляда распознать в нем немца. Третий же как раз и был обладателем того зычного голоса. Он сидел на норовистом дакотском рысаке, который, судя по всему, доставлял хозяину немало хлопот.

Высокий, широкоплечий и мускулистый, этот немец носил на голове шляпу с чудовищного размера полями, которые сзади полностью прикрывали его коротко остриженный затылок, а передняя их часть была просто-напросто обрезана. На его могучее тело была надета короткая и просторная мешковатая куртка, рукава которой едва прикрывали его локти, выставляя на всеобщее обозрение рукава чисто выстиранной рубашки, затем черные от загара руки и, наконец, две огромные ладони, больше похожие на лапы доисторического чудовища. На нем были также широкие брюки из грубого полотна, под которыми виднелись короткие сапоги, сшитые не иначе как из слоновьей кожи.

В нелепой шляпе, мшисто-зеленой куртке-балахоне и желтых штанах человек этот был похож на участника бала-маскарада.

Подъехав к дому, он хотел слезть с коня, но тот взвился в воздух всеми четырьмя ногами.

— Стой! Куда? Ах ты, старая шельма! — рассерженно крикнул всадник, угощая коня своим громадным кулаком между ушей. — Вот тебе, получай, раз ты думаешь, что Петер Польтер работал канатоходцем или еще каким акробатом! Ишь, скотина, задирает хвост к небу, как вымпел на грот-мачте, и шлепает ушами, как будто собирается ловить ими омаров! Посадить бы тебя между фок— и грот-мачтой хорошей шхуны, так я бы тебе показал, что такое настоящий рулевой! Слава Богу, вот и деревянная посудина, в которой стоит на якоре ирландец Уинкли! Спускаться с рея, Петер Польтер! А тебя, дьявольское отродье, я привяжу ремнем к фальшборту, то есть к забору, чтобы тебя не унесло в открытое море! Слезайте, мистер Тресков, и вы тоже, герр Валлерштайн, мы в гавани!

Они спешились и привязали лошадей возле дома. Первый всадник шел, пошатываясь, на широко расставленных ногах, словно от верховой езды у него случился приступ морской болезни. Поднявшись на крыльцо, громкоголосый гигант осторожно протиснулся через узкие сени и вошел в открытую дверь харчевни.

— Салют, старый марсовой! А ну, подай-ка сюда чего-нибудь мокрого, а то я тебя на мель посажу, до того у меня в глотке пересохло!

Двое других были не столь словоохотливы, они молча сели за стол, предоставив своему разговорчивому спутнику подготовить почву для запланированной беседы.

— Ну, старый пьяница, не забыл еще Петера Польтера?

Хозяин растянул лицо в морщинистой улыбке и ответил:

— Помню, помню. Того, кто умеет пить, как ты, так сразу не забудешь!

— Ну и отлично! Не думал я, что у тебя такая хорошая память! А помнишь, как мы с Диком Хаммердалом, Питом Холберсом и еще кое с кем собрались у тебя выпить отвальную и просидели лишних два дня, потому что остальные потом никак не могли очухаться?

— Как же, как же, такой попойки мне до тех пор видеть не приходилось, да, наверное, больше и не придется. И где же тебя все это время носило?

— Был на Востоке, ходил по морям, заглядывал в разные места, а теперь вот хочу на недельку-другую нагрянуть к Сэму Файргану. Как он, жив еще, старый крысолов?

— А что ему сделается! Такого ни один индеец так сразу не ухлопает, да и те, кто с ним, ребята не промах. Дик Хаммердал был здесь совсем недавно, и длинный Пит вместе с ним. Потом ушли и наткнулись на краснокожих, как я думаю. Говорят, огаллала напали на поезд и получили от Сэма Файргана и Виннету изрядную порцию свинца и железа.

— Виннету? И вождь апачей снова здесь?

Ирландец утвердительно кивнул головой.

— Здесь, и даже заглянул сюда ко мне, да так ухватил меня за глотку, что я чуть было дух не испустил.

— Э, старина, сдается мне, ты правил ему поперек курса?

— Да что-то вроде этого. Я ведь его не знал и отказался продать ему порох со свинцом, да оказалось, не на того напал. Хочешь увидеть Билла Поттера?

— Так он тоже здесь, на борту?

— Здесь! Только ненадолго отлучился в лес, а лошадь оставил там, за домом!

— Вот это кстати! И куда он курс держит, к Полковнику или — от него?

— К нему, к нему, ходил на некоторое время в Миссури, к родне, а теперь опять собирается в горы.

— Ну, и когда он намерен встать к якорной лебедке?

— Вот дьявол, да можешь ты говорить так, чтобы тебя приличные люди понимали? Несешь какую-то чертовщину!

— Ты всегда был болваном, каких поискать, таким и останешься! Я спрашиваю, когда он собрался уходить!

— Не знаю точно, но думаю, долго здесь не просидит.

— А лошадь он расседлал?

— Нет.

— Тогда, наверное, еще сегодня сядет на весла, и мы вместе с ним!

Видимо, у хозяина и в самом деле были приятельские отношения с этим чудаком, потому что обычно такой молчаливый и сдержанный ирландец, возможно, уже несколько лет ни с кем не ведший столь продолжительной беседы, на этот раз разговорился.

Теперь, судя по всему, и добропорядочный джентльмен созрел для того, чтобы задать вопрос хозяину. Он достал из кармана фотографию.

— Скажите, мистер Уинкли, не заглядывали ли к вам в последнее время двое мужчин, два немца по имени Генрих Зандерс и Петер Вольф?

— Генрих Зандерс? Петер Вольф? Хм, чтоб мне проглотить весь мой порох и огниво с трутом в придачу, если это не были те двое желторотиков, которые непременно хотели видеть Сэма Файргана!

— А как они выглядели?

— Зеленые, приятель, совсем зеленые, — большего я сказать не могу. Один из них — Генрих Зандерс, по-моему, — здорово нас повеселил, когда решил прицепиться к толстяку Хаммердалу — ну, и получил сполна! Думаю, Дик пощекотал бы его железом под ребрами, если бы тот не сказал, что Полковник приходится ему дядей.

— Точно, они! — обрадованно воскликнул незнакомец. — И куда потом оба направились?

— Вместе с толстяком и долговязым приятелем в прерию. А больше я и сам ничего не знаю.

— Взгляните-ка вот на этот портрет! Вы знаете этого человека?

— Можете меня здесь же вымазать дегтем и вывалять в перьях, если это не Генрих Зандерс!

Затем он, словно озаренный мыслью, внезапно пришедшей ему в голову, отступил на шаг и суховато спросил:

— Вы ведь этого человека разыскиваете, сэр?

— С чего вы взяли?

— Хм! Ни один вестмен не станет таскать с собой подобных картинок, а вы… выглядите так мило и опрятно, что…

— Ну? Что…

— Что я хотел бы дать вам один добрый совет! — Уинкли явно изменил давно приготовленную фразу.

— И какой же?

— То, что происходит здесь, меня не касается. Я никого ни о чем не спрашиваю и сам никому не отвечаю. А с вами я так разговорился только потому, что вы пришли сюда вместе с Петером Польтером — иначе бы вы от меня не узнали ровным счетом ничего. Никому больше не показывайте этот портрет. И вообще, не выспрашивайте ни о ком прежде, чем хорошенько не оглядитесь здесь, на Западе. Иначе… иначе…

— Ну, продолжайте! Иначе — что?

— Иначе вас могут принять за сыщика, а это может кончиться очень скверно. Вестмену не нужна полиция — он сам решает то, что ему нужно решить. А того, кто лезет в его дела, он отваживает от себя с помощью клинка!

Изящный незнакомец только было собрался ответить ему, как вдруг отворилась дверь, и вошел человек, при виде которого Петер Польтер вскочил с радостным возгласом приветствия.

— Билл Поттер, старый тюлень, ты ли это? Садись-ка и выпей со мной — я же знаю, что в твоей маленькой глотке прячется огромная дыра!

Вошедший был маленьким щуплым человечком, на котором, казалось, не наберется и полфунта мяса. Он удивленно взглянул на Польтера, и по лицу его разбежались сотни смеющихся складок и складочек.

— Билл Поттер? Тюлень? Выпить? Огромная дыра? Хи-хи-хи, и где я мог видеть этого парня, который кажется мне таким знакомым!

— Где ты меня видел? Разумеется, здесь, где же еще! Напряги-ка немножко свои куриные мозги!

— Здесь? Хм! Что-то сразу и не припомню. Да разве упомнишь всех, кто здесь перебывал! Так как тебя зовут, а?

— Гром и молния! Этот малыш сидел здесь со мной и пил так, что потом два дня пальцем не мог пошевелить, а теперь еще спрашивает, как меня зовут! К тому же, я был с ним в горах, где мы у Сэма Файргана…

— Стоп, старина! Теперь я тебя вспомнил, хи-хи-хи! — перебил его тщедушный. — Тебя зовут Петер Фольтер или Мольтер, или Вольтер, или…

— Польтер! Петер Польтер, сначала боцман на ее величества английской королевы военном корабле «Нельсон», а потом — рулевой на клипере Соединенных Штатов «Ласточка», чтоб тебе было известно! Потом стал немножко вестменом и…

— Помню, помню, помню! Был вместе с нами, а под конец чуть не опоил меня до смерти. Глотка у тебя, хи-хи-хи, каких нет, а пьешь ты, как… как… как сама старушка Миссисипи. Ну, и где же ты был потом и куда собираешься теперь?

— Поболтался немного по свету, а теперь хочу обратно к вам, если ты не против.

— К нам? Зачем?

— Вот этим джентльменам нужно поговорить с вашим Полковником. Застанем мы его?

— Пожалуй. Вы когда отсюда собираетесь?

— Как можно скорее. Ты ведь поедешь с нами, а?

— Поеду, если не придется вас долго ждать!

— Чем скорее, тем лучше для нас. Поешь и выпей, старая хлопушка, а потом можно и отправляться!

Вы, конечно же, понимаете, господа, насколько заинтересовали меня эти необычные люди. И я охотно бы узнал о них больше, но на Западе не всегда рекомендуется проявлять излишнее любопытство. О Петере Польтере мне раньше уже приходилось слышать. Я знал, что он просто так, от нечего делать, поднялся вверх по Арканзасу, завел у ирландца Уинкли знакомство с несколькими трапперами, которые ради собственной забавы взяли его с собой в прерию. Он, можно сказать, оказался молодцом и, несмотря на некоторые свои проказы и чудачества, даже сумел завоевать расположение старого Файргана. Охотники полюбили его и очень не хотели отпускать, когда он снова решил податься на Восток.

Теперь эти четверо сидели недалеко от меня за столом, и я слышал, как утонченный джентльмен тихонько спросил хозяина, кто я такой. Когда тот ответил ему, Петер Польтер, сидевший ко мне спиной, обернулся в мою сторону и сказал:

— Говорят, вы уполномоченный по делам индейцев, сэр. Вы сейчас возвращаетесь от краснокожих или только направляетесь к ним?

— Только направляюсь, мистер Польтер, — ответил я

— Один?

— Нет, вот эти парни сопровождают меня.

— Вверх по Арканзасу?

— Тоже нет. Мы сначала хотим поехать в горы к Сэму Файргану.

— Ого! Тогда нам по пути! Хотите ехать с нами?

— С удовольствием.

— Тогда причаливайте к нашему столу! Раз вы агент, значит, неплохо знакомы с Западом, и вам можно доверять. Если вы едете с нами, то должны знать, зачем мы здесь и что нам нужно у Сэма Файргана. Так что идите сюда и бросайте якорь!

Я присел за их стол и узнал следующее. Один из них, а именно — молодой блондин, в котором я сразу распознал немца, повстречал в Ван-Бурене человека одного с собой возраста, который, как и он, собирается отправиться на Запад. Он проникся к тому человеку симпатией и по неосторожности рассказал ему в мельчайших подробностях о своей жизни и планах. Оба два дня жили в одной комнате. Когда же Генрих Валлерштайн, а это был именно он, проснулся утром третьего дня, то оказалось, что его новый знакомый исчез, а ночью успел опустошить карманы Валлерштайна, прихватив с собой не только его документы и письма, но и все его деньги, часы и все остальное, что имело хоть какую-нибудь ценность. Оставшись абсолютно без средств, Валлерштайн не мог не только продолжать путь, но даже заплатить хозяину за постой и в полном смятении обратился в полицию, где ему в ответ лишь сочувственно пожали плечами. Когда он ни с чем возвратился в гостиницу, хозяин обратил его внимание на одного только что приехавшего человека, тоже немца, который, возможно, захочет помочь ему. Этим человеком был рулевой Петер Польтер, который как раз возвращался на Арканзас, чтобы еще раз доставить себе удовольствие побыть вестменом. Едва старый морской волк узнал о беде, в которую попал Валлерштайн, то сразу же выразил готовность оказать любую посильную помощь, когда же он, помимо деталей случившегося, узнал еще и о том, что Сэм Файрган приходится Валлерштайну дядей, то пришел в полный восторг и пообещал доставить племянника к старому Файргану так быстро, насколько это будет возможно, ибо не оставалось никаких сомнений в том, что мошенник направляется туда же, чтобы выдать себя за племянника. И только оба решили, что немедленно отправляются в путь, как в гостиницу пришел некий господин и осведомился у хозяина относительно пострадавшего мистера Валлерштайна. Встретившись с ним, господин показал ему фотографию и спросил, не знает ли тот изображенного на ней человека — давно уже разыскиваемого полицией мошенника, вора и изготовителя фальшивых документов, чьи следы еще полгода назад вели в штат Арканзас, но потом затерялись. Двумя днями раньше его якобы снова видели там, в Ван-Бурене, и хотя полиция поначалу ничем не смогла помочь Валлерштайну, тем не менее был сделан вывод о том, что факт нового появления преступника в городе имеет прямое отношение к тому, что случилось с Валлерштайном, и к последнему был направлен детектив с фотографией предполагаемого вора. Этот детектив был немцем по фамилии Тресков — тот самый джентльмен, о котором я уже упоминал. Побеседовав с Валлерштайном и Петером Польтером, полицейский на время удалился, после чего вернулся назад с вестью о том, что намерен ехать вместе с ними в Форт-Джибсон и дальше к Сэму Файргану, чтобы, так сказать, нанести официальный визит оригиналу имевшегося у него портрета. Вот таким образом все трое и оказались в харчевне ирландца Уинкли.

Можно себе представить, какой энтузиазм вызвала у меня внезапно предоставившаяся возможность сопровождать этих людей в пути, и поскольку дело не терпело отлагательства, решено было отправляться в дорогу немедленно.

Мы ехали тем же маршрутом, что и Дик Хаммердал с компанией незадолго до нас, однако их следов нам обнаружить не удалось. Рулевому Польтеру тоже однажды уже приходилось ехать этой дорогой, но припомнить ее в деталях он, к сожалению, не мог. Тем ярче проявлялись лучшие качества Билла Поттера как проводника и следопыта. Этот маленький и казавшийся таким тщедушным и слабым человечек обнаружил недюжинный ум и смекалку, умение прекрасно ориентироваться на местности, энергию и выносливость, чем снискал себе уважение и доверие с нашей стороны.

Естественно, мы поспешали, как могли, однако Валлерштайн и Тресков были неважными ездоками, а дакотский рысак Петера Польтера доставлял хозяину столько хлопот и неприятностей, что тот пребывал в непреходящем состоянии раздражения и гнева. Мы были в пути уже несколько дней, когда наконец достигли рельсовой нити железной дороги, на которую было совершенно нападение. Было раннее утро, когда Билл Поттер вдруг остановил коня и принялся внимательно вглядываться в даль.

— Взгляните, господа, — воскликнул он, показывая рукой вперед. — Посмотрите сначала наверх, а потом вниз, на землю! Видите, в воздухе парят стервятники, а вблизи дороги собрались койоты. Не иначе, там кто-то получил свою последнюю пулю или удар клинка. Будем надеяться, что это был не белый, а кто-нибудь из краснокожих, хи-хи-хи. Поехали туда, поглядим на него поближе!

Мы пустили лошадей галопом и быстро достигли места недавнего сражения. Здесь все еще лежали трупы убитых, уже изуродованные когтями и клювами хищных птиц и зубами степных волков. Возможно, пассажиры проносившихся мимо этого места поездов даже не успевали заметить следов разыгравшейся здесь кровавой драмы. Поттер внимательно изучил все до мелочей.

— Да, — сказал он наконец, — вижу, здесь была настоящая бойня. Посмотрите на эти рельсы! Видите следы ремонта? Краснокожие хотели ограбить поезд, но им не позволили этого сделать. Это были огаллала — я вижу это по их татуировкам. А эти раскроенные черепа! Пожалуй, на такие удары способен только Полковник, Сэм Файрган. Были тут и Дик Хаммердал с Питом Холберсом. Вот здесь они стояли, как всегда, спина к спине, — это видно по следам их ног, глубоко врезавшимся в землю. Вон там жгли костры, а чуть дальше индейцы оставляли своих лошадей — видите в земле дыры от кольев? Уж эти-то следы, хи-хи-хи, я хорошо знаю! Пусть первый же встречный гризли откусит мне башку, если это был не Полковник с Диком Хаммердалом и Питом Холберсом, и еще… Смотрите-ка, да это же не кто иной, как Виннету, вождь апачей!

Все мы были немало удивлены той уверенностью, с какой этот маленький охотник делал свои выводы, изучив хаотичную картину многократно запутанных и полустершихся следов. Закончив осмотр, он подвел итоги:

— Белые взяли отсюда направление на Убежище, но готов биться об заклад, что индейцы снова собрались вместе и теперь преследуют их. Так что лучше нам, господа, не терять следа!

Мы согласились с его решением и бойкой рысью поскакали вслед за ним.

— Смотрите, — воскликнул он примерно через полчаса пути, — я оказался прав! Вот на этом месте сошлись слева и справа две группы дикарей. Они объезжали вокруг поля боя, чтобы выяснить, в каком направлении поехали белые, и соединились здесь, чтобы вместе преследовать их. Песок долго сохраняет следы, так что, я думаю, у них сейчас преимущество в несколько дней. Однако у нас хорошие лошади, а с ними должны быть еще и раненые, которые не в состоянии переносить быстрой скачки. Мы догоним их раньше, чем они достигнут лагеря Сэма Файргана.

Прошло еще несколько дней пути по первоначально найденному следу, который то становился отчетливо различимым, то почти пропадал на каменистой почве или в мягкой траве, однако Билл Поттер неизменно отыскивал его снова и снова.

Так мы добрались до тех мест, где река Арканзас описывает широкую петлю в сторону форта и с гор в нее устремляются многочисленные ручьи.

Открытая прерия, поначалу чередуясь с кустарниками и перелесками, постепенно сошла на нет и сменилась высокоствольным девственным лесом. И наш предводитель час от часу демонстрировал все большую сосредоточенность и осторожность, поскольку след, которого мы держались, становился все свежее, и за каждым деревом нас теперь могла подстерегать смертельная опасность в лице диких индейцев.

Неожиданно Билл Поттер остановил коня и стал напряженно всматриваться в мягкую мшистую почву.

— Смотрите! Сюда из глубины леса ведут следы белых людей. Здесь они встретились с краснокожими, но никакого боя не было. Вот тут стояли друг против друга и беседовали предводители обеих групп, потом была раскурена калюме, трубка мира — видите на земле обугленные остатки трута? Похоже, это была банда бушхокеров , которые объединились с краснокожими для поисков нашего лагеря и совместного нападения на него.

— Сто громов и молний! — вскричал в этот момент Петер Польтер, доведенный до отчаяния своим норовистым рысаком. — Видно, придется мне грохнуть разок кулаком, так чтоб белые покраснели, а краснокожие побелели от испуга! Если мой нюх меня не обманывает, то нам осталось грести не так уж долго, и скоро мы сможем причалить к нашему лагерю. Но что нам делать с этими четвероногими посудинами? Лично я своею сыт по горло — швыряет меня с борта на борт так, что у меня мозги туманятся, а все мои двести тридцать восемь костей, того и гляди, пересыплются по отдельности в сапоги!

Поттер рассмеялся над этим страстным монологом бравого моряка и сказал:

— Верю, верю! Ты на коне и вправду — как яичница в стакане! Лошади нам действительно будут только мешать. Но я знаю место, где до них не доберется ни один индеец. За мной, господа!

И он повернул в глубь леса. С большим трудом продравшись сквозь густой подлесок, мы через некоторое время оказались на небольшой, чистой и укрытой со всех сторон от посторонних глаз поляне, где и привязали своих лошадей. Затем возвратились на то место, где сошли со следа.

Мы двинулись по нему дальше, достав из-за пояса ножи и держа ружья наготове. Внезапно Поттер остановился и напряг слух.

— Прислушайтесь! Не похоже ли это на лошадиный храп?

Остальные тоже замерли на месте, вслушиваясь в глубокую тишину леса. Откуда-то со стороны до нас донеслось тихое ржание.

— Они либо разбили там лагерь, либо оставили лошадей, чтобы быстрее двигаться вперед. Проклятые животные учуют нас и выдадут с потрохами. Нужно зайти с подветренной стороны!

Он лег на землю и пополз в обход. Мы последовали его примеру. Через некоторое время он подал нам знак избегать малейшего шума и указал рукой сквозь кусты на расположенную за ними открытую площадку. На ней паслись десятка три лошадей под охраной двух индейцев.

— Видите краснокожих? С удовольствием попотчевал бы их свинцом, а лошадей разогнал бы на все четыре стороны, хи-хи-хи. Но нельзя! Мы не должны выдавать себя. Вперед! Надо как можно скорее добраться до их лагеря, но не по следу, а со стороны!

И он врезался в самую чащу с ловкостью змеи и так же бесшумно… Путь был страшно тяжелый и утомительный. Прошло несколько часов. В лесу, под кронами деревьев, вечер сгущался раньше, чем на открытых просторах прерии, и становилось все труднее выдерживать заданное направление. Тут Поттер приподнял голову от земли и широко раскрытыми ноздрями потянул воздух.

— Пахнет дымом и огнем. Они разбили лагерь. Вперед, только тихо-тихо, до них уже совсем близко!

Подлесок кончился, и только мощные стволы вековых деревьев, подобные гигантским колоннам величественного храма, стремились вверх под зеленую сводчатую крышу из плотной густой листвы. Мы осторожно переползали от одного дерева к другому, прячась за каждым очередным стволом, чтобы убедиться, что нас не заметили и можно двигаться дальше.

Так мы подобрались к краю глубокого и узкого оврага, какие часто встречаются в чаще девственного леса. Поттер осторожно вытянул шею и заглянул вниз. Прямо под ногами, на глубине примерно сорока футов, горел костер, вокруг которого сидело около пятидесяти человек индейцев и белых. А чуть в стороне от них лежали под их бдительными взглядами три человеческие фигуры со связанными руками и ногами. Таким образом, к компании «капитана» присоединились явно не все огаллала, которые спаслись с поля боя.

— Ну, вот и они! — тихо сказал маленький траппер. — И даже не подозревают, как прекрасно их видно сверху, хи-хи-хи! Но кто эти трое? Проползем-ка немножко вдоль обрыва, вон к тем папоротникам -оттуда можно будет разглядеть их лица!

Заросли папоротника подступали к самому обрыву, предоставляя нам отличное укрытие от любопытных глаз снизу, со дна гаттера.

— Проклятье! — прошептал Поттер, взглянув вниз с края оврага. — Это же Полковник, а с ним — Пит Холберс и Дик Хаммердал. Их взяли в плен!

— Полковник? — спросил рулевой Польтер, просовывая голову сквозь широкие листья кустарника. — В самом деле, это он! Слушай, Билл, а что, если мне сейчас нырнуть на дно и выудить его оттуда обоими моими веслами?

— Потерпи немного, старина, нужно поглядеть, что будет дальше! По-моему, эти негодяи сбились сейчас в кучку, чтобы решить судьбу пленных. А председательствует в суде вон тот чернобородый, огаллала это любят. Должно быть, их собственный вождь погиб в бою на железной дороге. Смотрите, они закончили совещаться, и главарь встает с земли!

Все так и было, как он сказал. Один из белых охотников, который, судя по всему, был сейчас за предводителя, поднялся со своего места и направился в сторону пленников. Он перерезал ножом ремни, стягивавшие им ноги, и жестом велел им встать. Приглядевшись внимательно к его лицу, я увидел перед собой оригинал той фотографии, что находилась в распоряжении детектива Трескова. Теперь чернобородый обратился к пленникам, сказав приказным тоном:

— Вставайте и послушайте, что про вас решили!

Трое мужчин покорно подчинились этому требованию.

— Вы — Сэм Файрган, предводитель охотников, у которых в этом лесу есть потайной лагерь? — спросил он одного из троих.

Тот кивнул в знак согласия.

— Это вы убили Матто-Си, вождя этих достойных краснокожих?

Тот же кивок головы был ему ответом.

— Говорят, что вы принесли с гор в свой тайник много золота. Это правда?

— Много, очень много! — ответил на этот раз допрашиваемый.

— И что у вас там несколько тысяч бизоньих шкур:

— Вы хорошо осведомлены!

— Тогда послушайте, что я вам скажу: эти краснокожие требуют вашей смерти. Я хотя и обещал им это, но они не понимают нашего языка, а потому я хочу сделать вам одно предложение.

— Говорите!

— Вы отводите нас в свой лагерь, отдаете золото и шкурки, а взамен получаете свободу!

— Это все, чего вы от нас хотите?

— Все. Решайте скорей!

— Вы, похоже, плохо знаете Сэма Файргана, если решаетесь предлагать ему подобный вздор! С этими краснокожими, которых вы во много раз превосходите в подлости, вы объединились, чтобы заполучить мое золото — белый с краснокожими против белых, будьте вы прокляты навеки! Или вы в самом деле считаете, что я настолько глуп и поверю, что вы меня отпустите, получив то, к чему стремитесь?

— Я обещаю сдержать свое слово, но не потерплю никаких оскорблений!

— Рассказывай это какому-нибудь зеленому юнцу, но только не мне! Вы же отлично знаете, что я воспользуюсь свободой исключительно для того, чтобы взять вас на мушку и вернуть себе награбленное. Пристрелите нас, если хватит смелости!

Сэм Файрган вел себя дерзко, но это было, конечно, не случайно. Пока он говорил, взгляд его скользнул вверх по противоположному от нас склону оврага, мгновенно ощупал край обрыва и столь же быстро опустился вниз. Едва заметная улыбка удовлетворения скользнула по его губам.

Этот взгляд Файргана не остался без внимания Трескова. Он посмотрел на то место, где на секунду задержались глаза Полковника, и невольно вздрогнул.

— Взгляните вон туда, — шепотом сказал он Биллу Поттеру, который лежал рядом с ним. — Я вижу там голову индейца!

Поттер последовал его указанию и через мгновение прошептал в ответ:

— Клянусь Богом, это Виннету, вождь апачей! Я так и думал, что он был вместе с Полковником! Он сумел избежать плена и следовал за ними, чтобы попытаться их освободить. Нужно подать ему знак!

Он поднес к губам зеленый листок и с его помощью издал звук, неотличимый от стрекота американского сверчка. Можно было не опасаться, что звук этот привлечет к себе внимание врага, поскольку эта разновидность насекомых очень часто подает голос. Виннету, однако, тотчас бросил недоуменный взгляд в нашу сторону и вслед за этим моментально исчез из виду. И трое охотников на дне оврага явно не оставили «сверчка» без внимания, хотя на их лицах при этом не дрогнул ни один мускул.

— Пристрелить, говорите? — воскликнул чернобородый, презрительно передернув плечами. — На это можете даже и не рассчитывать! Я должен буду передать вас индейцам, и те привяжут вас к столбу пыток. А ваше золото и шкурки мы получим в любом случае, хотя это и будет связано с дополнительными трудностями. Так что будьте благоразумны и скажите «да»!

— И не подумаю! Мне ничего не нужно, даже жизни, полученной из рук человека, который исподтишка нападает на своих собратьев и продает их врагу, человека, который выдает себя за моего племянника, чтобы завладеть моим богатством. Вы просто мерзавец, запомните это раз и навсегда!

— Попридержите язык, а то я вам его отрежу еще до того, как передам в руки краснокожих!

— Тогда докажите, что вы лучше, чем я о вас думаю! Верните нам оружие и позвольте сражаться — трое против пятидесяти, если вы не баба, а настоящий вестмен!

— В этом нет нужды, любезный! Мы и без всякого боя спустим с вас шкуру. А что касается «мерзавца», то я с вами обсуждать этот термин не собираюсь. Итак, спрашиваю коротко и ясно: вы принимаете мое предложение или нет?

— Нет!

— А эти двое?

— Хм! — отозвался Дик Хаммердал, презрительно поблескивая своими маленькими глазками. — Принимаем мы его или не принимаем, это неважно, для вас из этого все равно ничего путного не выйдет, можете мне поверить! Будь у меня свободны руки, и винтовка в кулаке, я бы вам быстро объяснил, что к чему! Или ты со мной не согласен, Пит Холберс, старый енот?

— Если ты считаешь, Дик, что объяснил бы, — ответил долговязый Пит, — то я ничего против не имею!

— Ну что ж, — сказал бородатый охотник, гневно сверкая глазами, — пусть тогда краснокожие нанижут вас на вертел и поджарят на медленном огне! А чтобы вас немножко порадовать, я скажу, что вам и не нужно показывать нам свой лагерь. Мы его нашли!

Он опустился на землю рядом с индейцами, чтобы сообщить им результаты переговоров.

Тем временем у нас, сидевших под прикрытием зарослей папоротника, произошел негромкий, но очень важный разговор.

— Значит, тот, кто сейчас говорит, и есть ваш Полковник? — спросил Валлерштайн у Билла Поттера.

— Да, сэр, ваш дядя, если верно то, что вы мне рассказали.

— Это он, можете не сомневаться. Он так похож на моего отца, что ошибки быть не может. И вот теперь, когда я наконец увидел его… Неужели ничем нельзя помочь, Билл?

— Слушайте, сэр, если вы думаете, что я брошу моего Полковника в беде, то вы во мне ошиблись. Могу я рассчитывать на вас, джентльмены?

Мы только кивнули в ответ. А Петер Польтер добавил:

— Чтоб мне остаться лежать здесь навеки, как старой дырявой посудине, если я собственными руками на сделаю отбивную из этого парня, что говорит сейчас с Полковником! Но позвольте-ка еще раз взглянуть на фотографию, лейтенант, света от костра вполне достаточно. И я дам себя прокилевать, если у него не та же самая физиономия, что и на портрете!

— Не нужно фотографии, Петер! Это он, я узнал его, — ответил Тресков. — Взгляните, герр Валлерштайн, не тот ли это человек, которого мы ищем?

— Тот, тот! Сомнений быть не может! Неужели он так и уйдет от нас?

— Не спешите, сэр! — ответил Поттер. — Полковник слышал мой сигнал и знает, что помощь близка. Ему бы только руки освободить, и тогда он им покажет!

Тут позади нас раздался легкий шорох, и гибкая фигура вождя апачей скользнула к нам.

— Виннету услышал голос сверчка и увидел лицо Билла, одного из людей его белого брата. Он прокрадется в овраг и развяжет своих друзей. Потом пусть мои братья прыгают вниз и бросаются на охотников и огаллала, чтобы следовать за Сэмом Файрганом в его вигвам!

Насколько неожиданно он появился, настолько же быстро и исчез. Мы зорко наблюдали за вражеским лагерем и были готовы к вылазке. Теперь их вожак снова встал, а вместе с ним все остальные белые и индейцы. Но прежде чем он успел произнести хотя бы слово, мы увидели, как в мелких зарослях на дне оврага метнулась темная фигура. Это был Виннету.

Несколько ловких ударов ножа — и руки пленников были свободны. Восемь выстрелов громыхнули сверху вниз, потом еще восемь. У Сэма Файргана больше не было времени на раздумья, он вырвал из рук ближайшего к себе индейца томагавк и ринулся на застигнутого врасплох врага.

— Вперед, вперед! — звучал его голос, в то время как Виннету рядом с ним косил огаллала налево и направо.

— Пит Холберс, старый енот, видишь мою винтовку в руках вон у того парня? Она мне нужна!

Неразлучные друзья бросились вперед и бились, пока Дик вновь не овладел своей «стреляющей дубиной». Старый рулевой Польтер обрушился на врага подобно лавине с гор. Он считал себя обязанным сдержать только что данное слово. Обхватив своими медвежьими ручищами их вожака, он с силой швырнул его на землю, а затем вонзил нож ему в грудь.

— С этим покончено! Давай, ребята, бей остальных, лупи их, швыряй их за борт, урра! Урра!

Пока бравый моряк таким образом облегчал свою душу, Валлерштайн и Тресков тоже делали свое дело. Они впервые участвовали в бою, и это был страшный бой, показавший им жизнь Дикого Запада с самой черной ее стороны. Естественно, что и я, и мои парни тоже делали, что могли, ведь мы вместе со всеми прыгнули в овраг и управлялись с оружием, как умели.

Враг превосходил нас раз в пять, но понес большие потери благодаря внезапности нашей вылазки и прежде, чем он успел подумать об обороне, потерял почти половину своих людей. Как и в ту ночь на железной дороге, томагавк Сэма Файргана сокрушал все на своем пути. Не меньшее число врагов пало и от пуль Виннету, Дик Хаммердал и Пит Холберс, стоя, как всегда, спина к спине, сражались в самой гуще противника. Бравый рулевой Польтер метался на дне оврага, как вырвавшаяся из-под земли фурия, а малыш Поттер занял позицию в зарослях кустарника у входа в овраг и посылал оттуда выстрел за выстрелом, отрезая беглецам путь к спасению. Не меньшую доблесть показали и Тресков с Валлерштайном.

Всего через несколько минут бой закончился победой нападавших. Все белые разбойники лежали на земле, и лишь некоторым индейцам удалось выскользнуть из западни.

Сэм Файрган был не из тех, кто расточает слова признательности по поводу своего счастливого избавления, когда нужно незамедлительно воспользоваться плодами победы.

— Вперед, ребята, к лошадям! Их сторожат индейцы, которых мы должны захватить врасплох! — крикнул он. — Всем идти не надо, некоторые могут остаться здесь!

Он и еще несколько человек побежали к лошадям. А мы, оставшиеся, присели на землю передохнуть. Мы еще не чувствовали себя в полной безопасности, ведь беглецы могли вернуться и отомстить нам выстрелами из какого-нибудь укрытия. Однако ничего подобного не произошло. Мы напряженно вслушивались в ночь, но ничего подозрительного не отметили. А первые звуки, которые нарушили наступившую после боя тишину, оказались дружескими. Зашуршали кусты, затрещали ветки под ногами, и появился Полковник с несколькими нашими людьми. Они вели с собой не только наших, но и трофейных лошадей, которых они захватили, быстро справившись с малочисленной охраной.

— Видишь, Пит Холберс, старый енот, моя кобыла снова при мне! — ликующим тоном произнес Дик Хаммердал.

— Хм! Если ты считаешь, Дик, что я это вижу, то я не возражаю, но, клянусь Богом, еще немножко, и не видать бы нам ни ее, ни тебя самого!

— Видать или не видать — какая разница, мне вот только интересно: что это за человек, который вместе с малышом Поттером?.. Дьявол! Да это же тот самый чертов шкипер из Германии, у которого такие огромные кулачищи и который так здорово умеет пить!

— Ну конечно, я, старая ты бочка с жиром! Не забыл, значит, меня еще, а? Вернулся вот обратно вместе с мистером Тресковом и мистером Валлерштайном, потому что…

— Мистером Валлерштайном? — быстро переспросил Сэм Файрган. — Петер Польтер, ты ли это! Что ты опять потерял в прерии и что там у тебя за мистер Валлерштайн?

— Вот этот господин, сэр, который приехал вместе с герром Тресковом, чтобы разыскать своего дядю!

— Вот этот господин?

Полковник отступил на шаг, посмотрел на молодого человека долгим пристальным взглядом, потом раскрыл руки для объятий и воскликнул:

— Это уже не двойник, нет, эти черти мне отлично знакомы! Генрих, племянник мой, рад, чертовски рад тебя видеть!

И оба прежде таких далеких, а теперь таких близких родственника бросились обниматься, а остальные молча стояли рядом, пока, наконец, присутствие близкого человека не напомнило Полковнику, который нисколько не боялся за собственную жизнь, что опасность еще не миновала. Он выпустил племянника из объятий и сказал:

— Здесь не место для расспросов и объяснений. Вперед, к лагерю, он совсем близко. Там мы сможем перевязать раны и отпраздновать нашу победу и нашу встречу!

— Да, вперед, в лагерь! — шумно поддержал его бравый моряк. — Уж там найдется пара-другая капель живительной влаги — и не только для наших ран, но и для моего желудка, которому она, пожалуй, еще нужнее!..

Мы раздобыли лошадей — каждый по стольку, чтобы увести с собой всех до одной. Пришлось вести их под уздцы, поскольку ехать верхом по лесу в кромешной тьме было совершенно невозможно. Те, кто знал эти места, шли впереди, остальные следовали за ними среди громадных стволов вековых деревьев. Потом нас повели через причудливый и запутанный лабиринт из камней и скал, где даже днем смог бы ориентироваться лишь тот, кто хорошо был с ним знаком, и наконец мы оказались в огромном каменном котле, который и был Убежищем, или потайным лагерем Полковника и его друзей — трапперов и золотоискателей.

Это место было самой природой подготовлено для подобной цели: его невероятно трудно было обнаружить и столь же удобно защищать от вторжения извне. Внутри пещеры горело несколько костров, вокруг которых сидело изрядное число вестменов, входивших в компанию Полковника и теперь шумно и радостно приветствовавших наше появление. Никто из них еще не имел ни малейшего представления о том, что их предводителю со спутниками пришлось пережить за последние дни. Хозяева устроили нам такой пышный прием, какой только был возможен в подобных условиях, и во время дружеского застолья узнали от нас обо всем, что произошло и какая опасность грозила их Убежищу. Тут же было решено, что с наступлением дня они отправятся к оврагу, чтобы осмотреть убитых и очистить окрестности от скитавшихся по ним остатков краснокожих. Вся шайка Капитана, в том числе и он сам, нашла свою смерть от ножа старого моряка Польтера. Детективу Трескову не оставалось ничего другого, как возвратиться в Ван-Бурен с докладом о том, что хотя ему и удалось найти давно разыскиваемого преступника, однако передать того в руки правосудия не представляется возможным ввиду его смерти.

Само собой разумеется, что к Валлерштайну вернулось обратно все, что было у него похищено его ныне уже мертвым двойником. Что было дальше — это уже другая история, а этот рассказ, господа, окончен…

 

Глава II

СОКРОВИЩА ИНДЕЙСКИХ КОРОЛЕЙ

Бывший уполномоченный по делам индейцев устало откинулся на спинку стула, спокойно выслушал одобрительные отзывы присутствующих и дал ответы на некоторые оставшиеся для них невыясненными вопросы. Когда же оказалось, что вопросам этим, судя по всему, не будет конца, он обратился к слушателям с такими словами:

— Ну, хватит, господа, довольно! Я рассказал эту историю вовсе не для того, чтобы на меня теперь обрушили целую лавину вопросов, а для того только, чтобы показать, что краснокожие зачастую оказываются куда более благородными людьми, чем белые, и что я лично знаком с Виннету. Если вы слушали меня внимательно, то, думаю, согласитесь со мной в том, что смягчить последствия нападения на поезд и предотвратить запланированную вылазку бандитской шайки Капитана удалось почти исключительно благодаря его уму и отваге. И в этом с ним вряд ли сравнится какой-либо другой индеец, да и среди белых таких смельчаков отыщется не много. Его героическая фигура возвышается над всеми другими. И даже если ему придется однажды разделить печальную участь своего народа, обреченного на упадок и вымирание, то и тогда имя его не будет забыто, а дела будут жить в нашей памяти, передаваясь изустно от наших детей к внукам и правнукам.

— Вы абсолютно правы, сэр, — поддержал его один пожилой господин, сидевший за соседним столом и с большим вниманием слушавший его рассказ. — Но если вы позволите постороннему человеку высказать свою точку зрения — чем я, право же, вовсе не хочу вас обидеть, — то я хотел бы сделать одно замечание.

— Нет, нет, я абсолютно не склонен усматривать в ваших словах какого-либо намерения обидеть меня. Итак, ваше замечание?

— Вы, помнится, говорили о том, что апачи прежде были известны своей трусостью и коварством, за что и получили презрительное прозвище «пимо», но после того, как их вождем стал Виннету, превратились в ловких охотников и храбрых воинов.

— Да, я говорил это. А вы с этим не согласны?

— Нет.

— Почему же?

— Потому что я знаю их с совсем другой стороны. И еще потому, что я знал их уже тогда, когда Виннету был еще ребенком. Да, среди апачей есть отдельные племена, которых чрезвычайная суровость и скудость природы тех мест, где они вынуждены жить, привела к упадку и деградации не только их физических, но также умственных и духовных качеств. Однако повинны в этом белые, которые изгнали индейцев с их исконных угодий и пастбищ и теперь сами же относятся к ним с презрением. Но о других племенах, особенно о племени мескалерос, этого никак не скажешь. Индейцы-мескалерос испокон веков культивировали в себе те самые качества, которые так ярко проявились в личности Виннету.

— Вы знаете это племя, сэр?

— Да, его я знаю особенно хорошо, и, как я уже говорил, я знал его еще тогда, когда Виннету был ребенком. Ни среди краснокожих, ни среди белых не было у меня более верного, честного и самоотверженного друга, чем Инчу-Чуна.

— Инчу-Чуна? Не отец ли это Виннету?

— Совершенно верно. Этот благородный индеец погиб тоже от рук белых людей — он сам и Ншо-Чи, его дочь и сестра Виннету, прекраснейшая и чистейшая чаргооша апачей!

— Вы тоже были вестменом?

— Тем, что называется собственно вестменом, пожалуй, нет. Я был скорее тем, что люди называют словом «ученый», хотя, признаться, особой учености в себе не ощущаю. Любимым предметом моих исследований была этнология, которая не позволяла мне долго засиживаться дома. Меня особенно интересовали индейцы, и я большую часть года проводил в дороге, путешествуя от одной ее народности к другой. Тогда-то я и узнал индейцев по-настоящему и научился ценить их по достоинству. И они уважали меня, ибо знали, что я прихожу к ним не как враг, а как друг. Я был их наставником и советчиком во многих вещах, а они, в свою очередь, обучали меня владению оружием и всем тем навыкам, которые касаются войны и охоты, хотя я в общем-то мирный человек. Однако охотиться мне приходилось так или иначе, чтобы прокормиться в пути, и кроме того, я научился защищать себя от врагов, которыми, однако, в большинстве случаев оказывались не индейцы, а белые. Вы только утверждали, что белые зачастую бывают куда хуже краснокожих, и в этом я с вами полностью согласен. Я и сам мог бы привести яркие примеры в доказательство этого утверждения.

— Так расскажите, сэр! Поделитесь с нами хотя бы частью вашего опыта!

— Хм! Я мог бы сделать это, если того желают остальные джентльмены.

— Разумеется, желают! Все это необычайно интересно! Не так ли, матушка Тик?

Хозяйка, которая как раз принесла еще несколько наполненных стаканов, ответила:

— Согласна с вами, сэр! Вы только оглянитесь! Все мои гости не могут глаз оторвать от вашего стола. Никогда еще у меня здесь не было так тихо и мирно как сегодня. По-моему, куда лучше и пристойнее рассказывать и слушать разные истории, чем ругаться или ломать мне столы со стульями и бить посуду. Так что давайте, сэр, рассказывайте, а мы вас послушаем!

— Хорошо! — кивнул этнолог. — Я расскажу одну историю и постараюсь, чтобы она была не менее складной и увлекательной, чем предыдущие. Итак, я начинаю:

Было чудесное июньское утро — несомненная редкость в том глухом районе Индейской территории, что находится в крайней северо-западной точке прямого угла, образуемого прямолинейными границами штатов Канзас, Колорадо и Нью-Мексико . Ночью выпала обильная роса, и теперь каждый листок и каждая травинка сверкали и переливались в лучах солнца, унизанные крупными радужными каплями. А удивительные и ни с чем не сравнимые ароматы бизоньей травы и кудрявой грамы были исполнены такой необычайной свежести, что мои легкие жадно пили этот драгоценный кумарин и не могли насытиться.

Подобное состояние природы обычно оказывает весьма благотворное воздействие на умы и души людей, И все же я въезжал в этот восхитительный день в довольно удрученном расположении духа. Причина была очень простая: захромал мой конь, который во время позавчерашней скачки зацепился ногой за торчавший из земли корень. А ехать по прерии верхом на хромой лошади — не только неприятно и досадно, но, при известных обстоятельствах, и весьма небезопасно. Слишком часто жизнь и судьба охотника зависит здесь от ездовых качеств его верного животного.

Незадолго до этого я охотился с несколькими колорадцами вблизи Спэниш-пикс, а затем приехал через Уиллоу-спрингс сюда, на правый берег речки Нескутунга, где у меня была назначена встреча с Уиллом Солтерсом, с которым я несколько месяцев тому назад занимался ловлей бобров в Небраске. Мы с ним собирались проехать Индейскую территорию до юго-восточной границы, после чего повернуть прямиком на запад, в Льяно-Эстакадо, чтобы поближе познакомиться с этой злополучной пустыней.

Для этого хороший конь был просто необходим, а мой, как я уже сказал, захромал. До сих пор он верно служил мне, пронеся сквозь многие опасности. Я не хотел менять его ни на какого другого и потому был вынужден дать ему отдых, пока не заживет нога. Возникшая в этой связи задержка была для меня в высшей степени огорчительной, так что нетрудно понять мое тогдашнее неважное настроение.

Пока мой мустанг медленно ковылял по прерии, я внимательно оглядывал окрестности в поисках признаков, указывающих на близость реки. В том месте, где я теперь находился, рос лишь разрозненный кустарник. Но, заметив тянущуюся на север темную линию, я пришел к выводу о наличии более густых перелесков. Туда я и направился, ибо там, где больше растительности, должно быть и больше воды.

Я оказался прав: темная линия состояла из зарослей кустов мескито и дикой вишни, тянувшихся вдоль обоих берегов реки. Сама река была неширокой и, по крайней мере в том месте, где я к ней приблизился, неглубокой.

Я медленно ехал вдоль берега, ища глазами условные знаки Уилла Солтерса, которые вот-вот ожидал встретить.

И верно! В реке на мелководье лежали впритык друг к другу два больших камня, между которыми крупный сук был зажат таким образом, что его тонкое ответвление указывало вниз по течению реки.

Это и был наш условный знак, который с короткими перерывами встретился мне еще четыре раза. Значит, Солтерс побывал здесь и отправился вниз по реке. Судя по тому, что листья на ветках-указателях еще не успели до конца завять, Солтерс проезжал здесь не позднее вчерашнего дня.

Через некоторое время река еще круче повернула на север, видимо, описывая широкую дугу. На этом месте ветка, воткнутая Уиллом в песок, указывала в глубь прерии. Таким образом, он не стал следовать руслу реки, а решил сократить путь, проехав по прямой. Я, естественно, сделал то же самое.

Теперь прямо передо мной возникла не очень высокая, изрезанная глубокими трещинами отдельно стоящая гора, самой природой предназначенная для того, чтобы служить путнику своеобразным маяком. Примерно через полчаса я достиг ее подножия. Вершина горы была абсолютно голой, а нижнюю ее часть покрывал худосочный кустарник. Поэтому я был немало удивлен, когда, объехав вокруг горы, обнаружил с восточной ее стороны целую группу огромных платанов, самому мощному из которых было на вид никак не меньше тысячи лет. Кроме этого, мне бросилось в глаза, что почва здесь была на довольно обширной площади странным образом изрыта. Некоторые ямы достигали глубины в несколько метров и явно были выкопаны с помощью кирки и лопаты. Значит, здесь, в этой глуши, жили люди? И для чего служили эти странные ямы?

Я поехал дальше, но вскоре остановился, заметив в траве след ноги человека. Разглядев его как следует, я пришел к выводу, что он оставлен либо женской ногой, либо ногой подростка, обутого в индейские мокасины без каблука. А может, это был белый человек в индейской обуви? Я в тот момент не обратил внимания на то обстоятельство, что отпечатки были абсолютно равномерными, то есть без обычных углублений со стороны пятки и носка, дальнейшие события сами напомнили мне об этом.

Вообще говоря, следовало бы пойти по этому следу, однако он вел в северном направлении, в то время как я двигался на восток. Нужно было как можно скорее увидеть Солтерса, поэтому я снова сел в седло и поехал дальше.

Некоторое время спустя я вынужден был заключить, что местность эта была не так уж безлюдна и пуста, как я думал вначале. Примятая то здесь, то там трава, обломанные кое-где сучья и ветки или раздавленный ногой человека камешек давали основания предположить, что здесь явно побывал кто-то из потомков Адама и Евы. Поэтому я был скорее удивлен, чем испуган, когда, снова добравшись до реки, увидел на берегу небольшую делянку, покрытую молодыми побегами табака и маиса. Позади поля стояло приземистое бревенчатое строение, окруженное высокой, но очень ветхой оградой и довольно широким двором.

Ранчо — здесь, на Нескутунге! Кто бы мог подумать! Во дворе терся мордой о пустую кормушку старый и тощий конь, а с внешней стороны забора я заметил занятого его починкой молодого человека.

Мое появление его, похоже, напутало, однако он не двинулся с места, пока я не подъехал и не остановился рядом с ним.

— Доброе утро! — приветствовал я его. — Могу я узнать, как зовут владельца этого дома?

Юноша провел рукой по своим густым светлым волосам, внимательно оглядел меня по-германски ясными голубыми глазами и ответил:

— Его зовут Роллинс, сэр.

— Ты его сын?

Я обратился к нему на «ты», юноше было явно не больше шестнадцати лет, хотя, если судить по его крепкой фигуре, он мог быть и старше. Он ответил:

— Пасынок.

— А твой отчим дома?

— Оглянитесь! Вот он!

И он показал глазами на узкую и низкую дверь дома, из которого как раз выходил мужчина, пригибая голову, чтобы не стукнуться о притолоку. Он был высокого роста, очень худой и с узкой грудью, а сквозь редкую бороду проглядывала кожа, похожая на выдубленную шкуру животного. При виде меня его лицо с чертами типичного янки помрачнело. В руках он держал старое ружье и кирку и, не отложив их в сторону, стал приближаться ко мне. Он устремил на меня колючий враждебный взгляд и спросил хриплым голосом:

— Что вам здесь нужно?

— Прежде всего я хотел бы узнать, мистер Роллинс, не заезжал ли к вам вчера человек по имени Солтерс и не просил ли что-нибудь передать.

Его сын вмешался:

— Вчера утром, сэр. Этот Солтерс…

Он не смог договорить. Отчим ударил его прикладом в бок, отчего бедный мальчик со стоном отшатнулся на забор, и злобно крикнул:

— Молчи, жаба! Мы не собираемся служить каждому бродяге! — И, обращаясь ко мне, добавил: — Идите туда, откуда пришли! Я тут живу не для вас и не для вашего Солтерса!

Это было более чем грубо. Но я знал, как вести себя с подобными типами. Я спокойно слез с коня, привязал его к забору и сказал:

— В этот раз вам придется сделать исключение, мистер Роллинс. Мой конь захромал, и я останусь у вас, пока он не выздоровеет.

Роллинс отступил на шаг, смерил меня ненавидящим взглядом с головы до ног и заорал:

— Вы что, спятили? У меня тут не салун и не трактир! А кто будет умничать — влеплю в брюхо заряд дроби! Проклятье, опять этот краснокожий! Ну, подожди, я тебя отсюда выкурю!

Я проследил глазами за его взглядом, который он, договаривая фразу, устремил на стоящие неподалеку кусты. Оттуда к дому приближался молодой индеец. Роллинс поднял ружье и прицелился в него. Он нажал на курок в тот самый момент, когда я оттолкнул ствол его ружья в сторону. Грянул выстрел, но в цель не попал.

— Ах ты, собака! — обернулся Роллинс ко мне. — Ну так получай!

Он быстро ухватился руками за ствол и замахнулся на меня прикладом, кирку он перед этим отбросил в сторону, чтобы иметь возможность выстрелить. Я ударил его кулаком чуть ниже поднятой руки и затем с такой силой толкнул на ограду, что та не выдержала и рухнула под ним. Ружье при этом выпало из его рук, и я подобрал его прежде, чем Роллинс успел подняться с земли. Он выхватил из-за пояса нож и прохрипел, задыхаясь от злобы:

— Ах, так! На моей земле! Ты за это заплатишь!

Я быстро выхватил револьвер, направил на него и сказал:

— Вы, наверное, имеете в виду себя? Сейчас же уберите нож! Моя пуля проворнее вашего клинка!

Он опустил уже занесенную для удара руку и направил взгляд не на меня, а на противоположный угол дома. Там стоял всадник, который подъехал сюда незаметно для нас обоих и теперь воскликнул со смехом:

— Уже за работой, старина? Правильно, так и надо! Дай ему как следует, он это заслужил! Только не стреляй, он не стоит твоей пули.

Это был Уилл Солтерс. Он подъехал ко мне, протянул руку и продолжил:

— Ну, здравствуй, приятель! Если бы днем раньше этот невежа добился своего, ты меня мог больше и не увидеть. Похоже, он тебя встретил точно так же, как вчера меня, за что и получил пару щелчков по носу. А потом послал в меня пулю — правда, та оказалась куда вежливее своего хозяина и облетела меня на почтительном расстоянии. Остаться здесь и дождаться тебя я так и не смог, но сказал мальчику, что сегодня вернусь, чтобы узнать, не подобрел ли хозяин. Если хочешь, дадим ему урок вежливого обращения с такими людьми, как мы.

Неожиданно Роллинс схватил с земли кирку и со всех ног кинулся прочь со двора. Мы удивленно смотрели ему вслед. Поведение этого человека было более чем странным: только что он демонстрировал нам свою безоглядную дерзость и вдруг сбежал, как последний трус. Не успели мы высказаться по этому поводу, как в дверях появилась женщина, которая, видимо, раньше не решалась выйти из дому. Она увидела, как Роллинс скрылся за кустами, и сказала, облегченно вздохнув:

— Слава Богу! Я уже боялась, что у вас дойдет до кровопролития. Он пьян. Бредил всю ночь, а потом выпил последнюю бутылку бренди!

— Вы его жена? — спросил я.

— Да. Надеюсь, вы меня ни в чем не вините, господа. Что я могу с ним поделать!

— Охотно верим вам. Мы уже было решили, что ваш муж повредился рассудком.

— К несчастью, это правда. Боже, вы не поверите, до чего я несчастна! Он вообразил себе, будто здесь неподалеку зарыты какие-то сокровища. Их-то он и ищет. А чтобы никто, кроме него, их не нашел, он старается никого не пускать в эти места. Вот этот молодой индеец уже четыре дня здесь. Он подвернул ногу и хотел остаться у нас, пока не поправится, но Роллинс прогнал его. Теперь бедняге приходится ночевать на улице.

Она указала взглядом на индейского юношу, который как раз приблизился к дому. Все произошло настолько быстро, что я просто не успел обратить на него внимания.

Ему было, пожалуй, лет восемнадцать от роду. Он был одет в костюм, аккуратно сшитый из тщательно выделанной оленьей кожи и украшенный вдоль швов бахромой. В бахрому не были вплетены пряди человеческих волос — значит, он еще не успел убить ни одного врага. Его вооружение состояло из ножа и лука с колчаном, видимо, носить огнестрельное оружие он пока не имел права. На шее у юноши висела латунная цепочка с мундштуком курительной трубки мира, головка трубки отсутствовала, что было верным признаком того, что молодой индеец в настоящее время совершал паломничество к священным каменоломням, из которых индейцы берут глину для трубок. Каждый такой паломник обретает на это время право неприкосновенности. Даже самый заклятый враг в этот период не может препятствовать его движению, а в случае необходимости обязан даже защищать паломника!

Мне понравилось открытое умное лицо юного индейца. Он с благодарностью смотрел на меня глазами, напоминавшими цветом черный бархат. Протянув мне руку, он сказал:

— Ты защитил Ишарсиютуа. Я твой друг!

Последние слова были произнесены явно с гордостью, что было мне весьма приятно. Но его имя несколько озадачило меня, ибо на языке апачей оно означало Маленький Олень. Поэтому я спросил:

— Ты принадлежишь к народу апачей?

— Ишарсиютуа — сын великого воина апачей-мескалерос, самых храбрых среди краснокожих!

— Они мои друзья, а Инчу-Чуна, их великий вождь, — мой брат.

Он окинул меня быстрым взглядом и сказал:

— Инчу-Чуна — храбрейший из героев. Как он называет тебя?

— Йато-Инта.

Юноша отступил на несколько шагов, потупил взор и сказал с явным смущением в голосе:

— Сыновья апачей знают тебя. Я еще не воин. Я не должен был разговаривать с тобой.

Так выражалось смирение индейца, который честно признает более высокий статус собеседника, но никогда не опустит голову.

— Ничего, ты можешь говорить со мной, потому что когда-нибудь сам станешь знаменитым воином. И скоро тебя будут звать не Ишарсиютуа, Маленький Олень, а Пенульте — Большой Олень. У тебя болит нога?

— Да.

— И ты покинул свой вигвам без лошади?

— Я должен принести священную глину. Я иду пешком.

— Эта жертва понравится Великому Духу! Проходи в дом!

— Вы — воины, а я еще молод. Позвольте мне остаться с моим маленьким белым братом!

Он подошел к белокурому юноше, который тихо и печально стоял в стороне, и положил свою ладонь на то место, куда отчим ударил его прикладом ружья. Они обменялись взглядами, которые не ускользнули от моего внимания. Было видно, что они встречаются не впервые. Маленький Олень появился здесь не случайно: он владел тайной — возможно, опасной для обитателей этого дома. Я испытывал желание переступить запретную черту, но не подал виду.

Мальчики остались на улице, а я вместе с Уиллом Солтерсом и женой Роллинса вошел в дом, хотя точнее было бы назвать его лачугой, состоявшей из одной-единственной комнаты, которая являла собой крайне убогое зрелище.

Мне и раньше приходилось бывать в жилищах, обитатели которых вынуждены были ограничиваться лишь самым необходимым, но здесь дела обстояли значительно хуже. Крыша в доме прохудилась, материал, некогда заполнявший пространства между бревнами, давно исчез, и в стенах зияли широкие щели, сквозь которые в дом вползала горькая нужда. Над холодным очагом не висел котел для приготовления пищи, а весь запас провианта состоял, похоже, из незначительного количества кукурузных початков, валявшихся в углу. Женщина была одета в свое единственное платье из обветшавшей и блеклой набивной ткани. Ноги ее были босы. Единственным ее украшением была ее собственная чистота и опрятность, что было заметно, несмотря на убогую одежду. Одежда ее сына была тоже старой и ветхой, но аккуратно зашитой в каждом поврежденном месте.

Когда я взглянул на кучу листвы в углу, заменявшую постель, а потом — в потемневшее от горестей лицо этой доброй женщины, с губ моих невольно сорвался вопрос:

— Вы голодны, сударыня?

Она залилась краской смущения. Затем слезы брызнули у нее из глаз, и она заговорила, прижимая руку к сердцу:

— О Боже, я бы ни на что не жаловалась, если хотя бы Йозеф ел досыта! Муж совсем забросил поле, и оно почти не дает урожая. Остается охота, но и от нее мы ничего не имеем, потому что Роллинс одержим идеей откопать свои призрачные сокровища.

Я поспешил во двор к лошадям, чтобы принести свой запас вяленого мяса. Уилл Солтерс последовал за мной и тоже отдал женщине свои припасы.

— О, господа, как вы добры! — воскликнула она. — Просто не верится, что янки могут быть такими.

— Что касается меня, сударыня, то я, к примеру, немец. И в жилах Солтерса есть немецкая кровь — его мать была австрийкой. Но мне до него по всем статьям далеко!

— Боже, а я родилась в Брюнне! — всплеснула руками женщина.

— Значит, и вы тоже немка! Так почему бы нам не пообщаться на родном языке?

— Конечно, конечно! Я здесь могу говорить с сыном по-немецки только украдкой — Роллинс не выносит этого.

— Жуткий тип! — сказал Солтерс. — Простите, не хотел вас обидеть, но у меня такое чувство, будто я раньше, много лет назад, уже встречался с ним, причем в обстоятельствах, отнюдь не делающих ему чести. Он очень похож на одного человека, который был известен только под индейским именем. Я, правда, не знаю, что оно означает. Как же его звали? Что-то вроде Индано или Инданшо…

— Инта-Нчо! — раздался голос в дверях.

Там стоял молодой индеец. Он, разумеется, не понимал немецкую речь, но успел расслышать имя. В глазах его вспыхнули огоньки. И когда я бросил в его сторону пристальный взгляд, он моментально исчез за дверью.

— Это имя взято из языка апачей, которого ты не понимаешь, — пояснил я своему товарищу. — И означает оно Дурной Глаз.

— Дурной Глаз? — переспросила женщина. — Эти слова мой муж произносит очень часто, когда бредит во сне или сидит в углу пьяный и бранится с несуществующими людьми. Он иногда пропадает на целую неделю. Тогда он проносит с собой из Форт-Доджа, что на Арканзасе, бренди, не могу себе представить, чем он только за него расплачивается. Потом он все пьет и пьет, пока не помутится разум, и заводит разговор про смерть и убийства, про золото и самородки, и про сокровища, которые закопаны где-то

недалеко отсюда. Мы в такие времена по целым дням не решаемся зайти в дом — боимся, что он нас убьет.

— Бедная женщина! И как вы только решились последовать за таким человеком в эту глушь?

— За ним? Да за ним я бы сюда ни за что не поехала! Я приехала в Америку с моим первым мужем я братом мужа. Мы купили землю, но были обмануты торговым агентом: купчая, которую нам выдали, оказалась фальшивой. Когда мы приехали на Запад, то увидели, что законный владелец уже несколько лет, как обустроился на этом участке. Деньги кончились, и нам не оставалось ничего другого, кроме как жить охотой. Мы при этом уходили все дальше и дальше на Запад. Муж собрался в Калифорнию, прослышав о тамошних золотых россыпях. Мы добрались до этих самых мест, а дальше идти не могли — я была больна и обессилена. Приходилось жить под открытым небом, но, к счастью, вскоре мы обнаружили этот заброшенный дом. Кому он принадлежал раньше, нам не известно, мы воспользовались тем, что послала нам судьба. Но мысль о Калифорнии не давала мужу покоя. Я с ним ехать не могла, а брат его — не хотел, тосковал по родине. Одному Богу известно, чего мне стоило решиться на то, чтобы отпустить мужа одного попытать счастья в золотой стране. При этом было решено, что брат мужа останется здесь со мной. Муж так и не вернулся. Спустя полгода после его отъезда Господь подарил мне Йозефа. Мальчик никогда не видел своего отца. Ему было три года, когда в одно прекрасное утро брат мужа ушел на охоту и не вернулся. А через несколько дней я нашла его лежащим на берегу реки с простреленной головой — наверное, его убил какой-нибудь индеец.

— С него был снят скальп?

— Нет.

— Значит, убийцей был белый. Но чем же вы жили дальше?

— У меня был небольшой запас кукурузы, которую мы выращивали недалеко от дома. А потом в этих местах появился мой нынешний муж. Он тогда собирался поохотиться и идти дальше своей дорогой, но все медлил, пока, наконец, не остался насовсем. Я была рада этому — без него я умерла бы с голоду с моим ребенком. Роллинс съездил в Додж-Сити и заявил властям о смерти моего мужа. Мне нужен был защитник, а моему сыну — отец. Роллинс стал и тем, и другим. Но однажды ему привиделся сон о каких-то сокровищах, которые якобы зарыты где-то здесь неподалеку. Странным образом сон этот повторялся так часто, что Роллинс не только твердо поверил в их существование, но со временем сам впал в настоящее безумие. Ночью он грезит золотом, а днем он его ищет.

— У той горы, где стоят старые платаны?

— Да. Но мне туда ходить не разрешается, и моему сыну — тоже. Я днями и ночами молю Бога о спасении!

— Думаю, Господь поможет вам, пусть даже эта помощь поначалу причинит вам боль. Я столько раз в жизни…

Он не договорил. Вошел Йозеф и попросил нас выйти во двор и посмотреть на небо. Удивленные подобной просьбой, мы тем не менее пошли за ним. Маленький Олень стоял во дворе и внимательно наблюдал за продолговатым облачком, висевшим прямо у нас над головой. Остальное же пространство неба было абсолютно чистым. Йозеф сказал нам, что индеец считает это облачко очень опасным. Надо заметить, что Маленький Олень довольно сносно говорил по-английски и потому легко общался с белым мальчиком. Уилл Солтерс только пожал плечами и сказал:

— Вот эта тучка представляет для нас опасность? Пфф!

Индеец повернулся к нему и произнес всего лишь одно слово:

— Ильчи!

— Что это означает? — спросил меня Уилл.

— Ветер, буря!

— Ерунда! Опасный ветер, ураган, возникает только в «дыре», то есть когда все небо затянуто черным покрывалом, и посреди него имеется небольшой круглый просвет. А здесь все наоборот: небо абсолютно чистое, за исключением этого сигарообразного облачка.

— Ре-эйкена-ильчи! — сказал индеец.

Теперь уже и я насторожился. Эти три слова означали «голодный ветер». Так апачи называют ураган. Я спросил молодого индейца, опасается ли он чего-нибудь подобного. Он ответил:

— Ре-эйкена-ак-ильчи!

Это означало «очень голодный ветер», или смерч. Но почему индеец пришел к подобному заключению? Лично я не усматривал в этом облачке ничего подозрительного, но вместе с тем знал, что дети дикой природы обладают необычайным чутьем в отношении определенных природных явлений.

— Ерунда! — повторил Солтерс. — Пошли в дом! По-моему, У тебя чересчур уж озабоченное лицо!

Тут индеец приложил палец ко лбу и произнес:

— Ка-а-чапено!

Он заметил, что Уилл не понимает языка апачей и потому перешел на диалект тонкава. Сказанное означало: «Я не потерял рассудок». Солтерс на этот раз понял его, но отмахнулся от его слов и пошел обратно в дом. Я же воспользовался этим моментом, чтобы продемонстрировать юноше, что уловил в его словах неискренность.

— Какая нога болит у моего юного друга?

— Синч-ка — левая нога, — ответил он.

— Почему тогда мой маленький брат хромал на правую ногу, когда выходил из-за тех кустов?

По лицу его пробежала тень смущения, но он быстро нашелся:

— Мой храбрый брат ошибся!

— У меня острый глаз. Почему Маленький Олень хромает лишь тогда, когда его видят другие? Почему его походка тверда, когда он один?

Он испытывающе посмотрел на меня и ничего не ответил. Поэтому я продолжал:

— Мой юный друг слышал обо мне. Он знает, что я читаю следы и меня не может обмануть ни одна травинка и ни одна песчинка. Сегодня утром Маленький Олень спускался с горы и шел к реке, не хромая. Я видел его след. У него и теперь хватит мужества утверждать, что я ошибаюсь?

Он опустил глаза и замолчал.

— Почему Олень сказал, что идет к священным каменоломням пешком? — не отступал я. — Ведь от своего вигвама он приехал сюда верхом!

— Уфф! — воскликнул он удивленно. — Откуда ты это знаешь?

— Разве не великий вождь апачей был моим учителем? Неужели ты думаешь, что я опозорю его, позволив провести себя молодому индейцу, который еще не носит ружья? Твой конь — чи-кайи-кле, рыже-чалой масти!

— Уфф, уфф, — дважды воскликнул он, выражая тем самым высшую степень удивления.

— Ты намерен лгать брату Инчу-Чуны? — сказал я с укоризной.

Тогда он прижал руку к сердцу и ответил:

— Ши-иткли такла хо-тли, чи-кайи-кле — у меня есть конь, он рыже-чалой масти,

— Вот так-то лучше! Я даже скажу, что сегодня утром ты тренировался в индейском искусстве верховой езды.

— Мой белый брат всеведущ, как Маниту, Великий Дух! — воскликнул он в полном изумлении.

— Нет. Ты скакал галопом и прятал свое тело за туловищем лошади, держась одной ногой за седло, и одной рукой — за шейный ремень. В бою это делают, чтобы уберечься от пули врага, а в мирное время— только когда обучаются высшему искусству верховой езды. Лишь при такой скачке волосы из гривы лошади цепляются за рукоять и ножны клинка и остаются на них. А такие волосы могут быть только у лошади рыже-чалой масти.

Он обеими руками схватился за пояс, на котором висел нож в ножнах. К последним прилипло несколько волосков, вырванных из конской гривы. Несмотря на природный цвет его индейской кожи, было видно, что он покраснел от смущения.

— У Маленького Оленя зоркий глаз, но он еще недостаточно опытен для подобных мелочей, от которых, однако, часто зависит жизнь. Мой юный брат пришел сюда, чтобы увидеть хозяина этого дома. Между ними кровная вражда?

— Я дал обет молчания, — ответил он. — Но мой белый брат друг знаменитого вождя апачей, поэтому я хочу показать ему то, что он должен вернуть мне еще сегодня. Теперь он может узнать об этом, потому что мой час пришел.

И он достал из-под рубашки сложенный конвертом четырехугольный лоскут выдубленной оленьей кожи. Он вручил конверт мне, а сам зашагал в сторону кукурузного поля, у края которого теперь стоял белокурый Йозеф. Я видел, как индеец взял его за руку и увлек за собой.

Я развернул конверт, внутри которого оказался второй лоскут — на этот раз из кожи бизона, протравленной известью и выглаженной так, что она стала не толще пергамента. Этот лист был сложен вдвое. Развернув его, я увидел несколько человеческих фигурок, нарисованных красной краской и очень похожих на изображения с наскальной росписи в Тситсумови, в Аризоне. У меня в руках был образец индейской письменности — настолько большая редкость, что я сначала даже не подумал о его расшифровке, а поспешил в дом, чтобы показать это бесценное сокровище Уиллу Солтерсу. Тот удивленно покачал головой и спросил:

— И это можно прочесть?

— Разумеется!

— Ну, тогда попробуй. Будь это даже наше обычное письмо, я предпочел бы сразиться с дюжиной индейцев, чем с тремя буквами. Я никогда не был силен в грамматике, а свои собственные письма обычно посылаю адресату прямо так, из двустволки. Перо ломается у меня в пальцах, а у чернил прескверный вкус. А уж с этими каракулями разбираться — просто кошмар! Да мы с тобой ничего и не разглядим в этой лачуге, где вместо окон — две крохотные бойницы.

— Тогда пойдем во двор!

— Ну, пойти я пойду, а уж читать ты будешь сам!

Мы вышли, а женщина осталась в доме. Она успела развести в очаге небольшой огонь, чтобы поджарить мясо, которое мы ей отдали.

На улице я тотчас устремил взгляд на красные фигурки в письме, а Солтерс поглядел вверх и пробормотал задумчиво:

— Хм! Очень даже странное облако! Никогда еще такого не видел. Что скажешь на это?

Я посмотрел на небо. Незаметно было, чтобы облачко увеличилось в размере, однако оно приобрело совершенно другой вид. Прежде голубовато-серое, оно теперь стало розоватым и светящимся изнутри, казалось, что из него протянулись вниз до самого горизонта миллионы и миллионы тончайших матово-золотистых нитей. Эти едва видимые волокна не колебались на небосклоне, а оставались абсолютно неподвижными, словно крепко привязанными к облаку.

— Ну, что? — спросил меня Уилл.

— Знаешь, мне тоже не приходилось видеть ничего подобного.

— Значит, этот молодой индеец оказался умнее нас, старых степных волков, когда говорил про вихрь?

— Не нравится мне все это. Индеец говорил даже про смерч, а это было бы куда хуже!

— Будь, что будет, а нам остается только ждать. Надеюсь, в индейских письменах ты разберешься лучше, чем в этой чертовой паутине. Ну, как там дела?

— Хм! Сейчас посмотрим! Вот здесь, впереди, нарисовано солнце с идущими кверху лучами — видимо, восход солнца или восток. Дальше — четыре всадника. На голове у них шляпы — значит, это скорее всего белые. У того, что скачет впереди всех, к седлу что-то привязано — по-моему, это какие-то небольшие мешочки. За этими четверыми следуют еще двое с перьями на непокрытых головах. Пожалуй, это индейские вожди.

— Ну, это все очень просто. А прочесть это ты можешь?

— А это и есть начало. Сперва ведь нужно выучить буквы, а уж потом складывать из них слова. Остаются еще несколько маленьких фигурок, нарисованных над большими. Над одним индейцем я вижу бизона с раскрытой пастью, от которой отходят небольшие черточки. Из пасти может исходить только голос — вероятно, имеется в виду ревущий бык. Над головой другого индейца нарисована курительная трубка с аналогичными черточками, значит, трубка зажжена, и из нее струится дым.

— Слушай, я так, глядишь, и читать научусь! — перебил меня Солтерс. — Я, кажется, припоминаю двух вождей апачей, двух братьев. Одного из них звали Ревущий Бизон, и он давно уже мертв, а у второго было прозвище Горящая Трубка, потому что он был человек очень мирный и охотно раскуривал с каждым трубку мира. Этот вроде бы еще жив.

— Так, видимо, эти двое и имеются в виду! Посмотрим, посмотрим! Над вторым белым всадником нарисован глаз с проходящей насквозь чертой. Он либо одноглазый, либо слеп на один глаз, либо у него болит глаз. Эй, да это же как раз то самое имя, которое ты упоминал раньше — Дурной Глаз! А над третьим белым — кошелек и тянущаяся к нему рука, должно быть, это означает кражу!

— Ну конечно! — быстро отозвался Солтерс. — Это Крадущая Рука. Вспомнил! Я вспомнил, где я видел этого Роллинса! На севере, в Черных горах, его имя было Халлер, и он был капканным вором, за что и получил прозвище Крадущая Рука.

— Ты, наверное, ошибаешься!

— Нет, нет! Крадущая Рука и Дурной Глаз были кузенами или даже родными братьями и всегда держались вместе. Это про них говорится в письме. Дальше, дальше!

— Так! Поскольку солнце изображено впереди всадников, то и едут они на восход солнца, то есть на восток. На второй строчке встречаются те же самые фигуры, но чаще и разными группами. Первая группа: трое белых стреляют в четвертого, который едет впереди. Вторая группа: он лежит мертвый на земле, а у них в руках его мешки и кошельки. Третья группа: индейцы стреляют в троих белых. Четвертая группа: двое белых и один индеец — Ревущий Бизон — мертвы, Крадущая Рука убегает. Пятая группа: Горящая Трубка закапывает мешки. Шестая группа: Горящая Трубка взял Ревущего Бизона к себе на лошадь и скачет сзади Крадущей Руки — вероятно, преследует его. Седьмая группа: Горящая Трубка хоронит Ревущего Бизона, Крадущая Рука исчез. А вот еще две маленькие картинки. Стоят три дерева, под средним из них торчат из земли мешки. Теперь еще одно большое одинокое дерево, рядом с которым под землей лежит Ревущий Бизон — это его могила. Ну, теперь вся эта история легко распутывается…

— Стоп! — остановил меня Солтерс. — Оставь ее при себе и посмотри наверх! Разве не замечаешь, как кругом потемнело, взгляни на небо!

Я поднял глаза к небу и обомлел. Матово-золотистые нити исчезли. Вместо них протянулись несколько темных полосок, в которые они, видимо, слились и теперь соединяли налившееся чернотой облако с северным горизонтом. Остальная часть неба была ясной и чистой. Темные полосы, словно тугие канаты, тянули облако книзу на север, причем двигалось оно достаточно быстро. Чем ближе его притягивало к земле, тем отчетливее можно было видеть, как от нее поднимается сначала прозрачная, а затем все сильнее темнеющая масса — широкая и сужающаяся кверху, которая, вращаясь вокруг собственной оси, жадно тянется к облаку своим подрагивающим верхним концом. А облако все быстрее спускалось вниз, расширяясь в своей верхней части и протягивая книзу встречный «хвост». Оба хвоста искали и нашли друг друга. Когда они соединились, казалось, что облако сорвется и упадет на землю, но оно удерживалось в воздухе, в результате чего образовалась бешено вращающаяся вокруг своей оси двойная воронка с соединившимися в центре вершинами, в то время как основания обеих воронок — внизу, на земле, и высоко в воздухе — достигали в диаметре примерно пятидесяти метров.

И поскольку вокруг нас рос лишь невысокий кустарник, то мы имели возможность наблюдать это грозное явление природы, так сказать, во весь рост. Продолжая быстро вращаться, это фантастическое образование двигалось прямо на нас. А нас окружала полная неподвижность воздуха и внезапно наступившая духота, которая моментально погнала у нас пот изо всех пор.

— Маленький Олень был прав, — сказал я, — речь идет о нашей жизни и смерти. Скорее, Уилл, будем спасать себя и женщину!

— Но как? И куда? — спросил он с тревогой в голосе.

— Скорее, к лошадям!

— Но мы даже не знаем, в какую сторону бежать!

— Вообще-то, движение подобных смерчей непредсказуемо, так что придется следить за его направлением и пытаться уйти в сторону. Возможно, его остановит вода, и он даже не сможет перебраться на наш берег. Выведи за ограду коня Роллинса, а я побежал за женщиной!

Я нашел ее в доме у очага, ничего не подозревавшую о нависшей над нами опасности. Она едва не лишилась чувств, когда я быстро сообщил ей о том, что происходит снаружи. Я схватил ее в охапку и потащил из дома. Уилл в это время как раз подвел коня.

— Конь очень норовистый, — крикнул он, — я сяду на него сам. Он без седла и первым же прыжком сбросит леди на землю. Посади ее на моего Рыжего! Быстрей, быстрей!

Он вскочил на коня и галопом погнал его вперед.

— Вы умеете ездить верхом? — спросил я женщину.

— Не слишком хорошо, — застенчиво ответила она.

— Тогда я возьму вас к себе.

Я вскочил на коня Солтерса, втащил на него дрожащую от страха женщину, ухватил своего Гнедого за повод и поскакал вслед за Солтерсом.

Все происходило так быстро, что с того временя, как мы заметили надвигающийся смерч, до этого момента прошло не более одной минуты. Ехать мне было не слишком удобно: правой рукой приходилось держать женщину, лежавшую поперек седла, а левой направлять коня и держать за повод Гнедого. Но кое-как удавалось справляться. Когда мы проехали уже довольно приличное расстояние, я крикнул Уиллу, чтобы он остановился. Он осадил коня, и мы оглянулись.

Смерч уже почти достиг реки. Облако исчезло, и теперь он напоминал своей формой чудовищного размера песочные часы, внутри которых с бешеной скоростью вращались сорванные с земли и поднятые высоко в воздух кусты, камни, огромные массы песка и мощные пласты дерна. Это было неземное, фантастическое, чудовищное зрелище!

Теперь вихрь уже добрался до берега реки. Остановится ли он или продолжит движение на противоположном берегу и в какую сторону, а может, распадется там же, у воды? Человека, попавшего в зону его действия, ждала бы неминуемая гибель. Будучи оторванным от земли, он задохнулся бы в его страшной круговерти, если еще прежде не был бы сброшен с головокружительной высоты обратно на землю.

Смерч остановился у воды, словно в раздумье. Верхняя, сужающаяся книзу воронка наклонилась вперед, стремясь продолжить движение в прежнем направлении. Она тащила за собой нижнюю половину этого жуткого монстра и, казалось, вот-вот оторвет ее от земли. Внезапно раздался ужасающий грохот, темные, компактные массы песка, камней, кустов и дерна исчезли, и перед нашими глазами возник гигантский водяной столб, имевший поначалу вид ровного цилиндра, но постепенно начавший сужаться посередине и принимать прежнюю форму двух слившихся своими вершинами конусов. Воздушный смерч превратился в смерч водяной, который, будто в гневе от этой вынужденной остановки, с удвоенной скоростью ринулся вперед, через мгновение обрушился всей своей мощью на деревянную лачугу и продолжал двигаться прямо на нас.

— Прочь отсюда! Туда, вправо! — крикнул я.

В эти короткие секунды нам с трудом удавалось удерживать коней на месте. Почуяв смертельную опасность, они теперь сорвались с места и понеслись вскачь, не нуждаясь в наших понуканиях.

Оглянувшись, я с облегчением увидел, что смерч избрал для себя западное направление и теперь удалялся от нас. Мы были спасены, и теперь можно было остановиться и перевести дух — если, конечно, он не передумает и не повернет обратно.

К счастью, этого не произошло. С неуменьшающейся скоростью смерч уносился дальше, снова потемнев и потеряв свою недавнюю прозрачность. Все, что встречалось на его пути, отрывалось от земли и поднималось в воздух. Он рос и креп у нас на глазах. Расшвыривая далеко в стороны все то, что не удавалось удержать внутри себя, он продолжал свой разрушительный путь, пока наконец в отдалении не раздался страшный грохот, от которого содрогнулась земля. Смерч исчез.

В этот самый момент небо с какой-то непостижимой внезапностью оказалось затянутым густой черной пеленой, и на землю обрушился ужасающей силы ливень.

— Наш дом! Что с ним стало! — закричала вдруг женщина.

Вместо ответа мы пустили лошадей рысью и вскоре уже подъехали к дому. К дому? Того, что можно было бы назвать домом, больше не существовало. Весь он был разворочен, разломан и разворошен, как тюк соломы. Толстые тяжелые бревна были захвачены вихрем, отнесены от своего прежнего места и затем снова сброшены на землю. От забора не осталось и следа, все столбы, доски и планки — все это смерч унес с собой.

Потрясенная увиденным, женщина впала в какое-то полубесчувственное состояние. Нам это, было, пожалуй, даже на руку. Я думал о ее муже, сыне и юном индейце. С того момента, как в моих руках оказался рисунок, я знал, где следует искать их — там, у горы, где взорвался и прекратил свое существование смерч, натолкнувшийся на непреодолимое препятствие. Но какой была его кончина? Несомненно, это была агония титана, в предсмертных судорогах крушащего все, до чего могла дотянуться его рука. Возможно, нас ожидало там жуткое зрелище, от которого мы хотели избавить бедную женщину. Но когда она узнала, что мы собираемся отправиться на поиски ее сына, силы вернулись к ней. На этот раз мы не услышали от нее ни жалоб, ни причитаний, ни просьб. Мы просто не могли бросить ее здесь одну. Она села на коня и поехала с нами.

Дождь прекратился так же внезапно, как и начался. Небо посветлело, облака исчезли, как по волшебству, и солнце весело глядело с небес на землю, словно ничего особенного и не случилось.

Но какая же поразительная картина предстала нашим глазам в пути! По направлению движения смерча на теле земли остался широкий, не менее шестидесяти метров, уродливый шрам. Вся растительность в этой полосе была как будто срезана бритвой. По пути смерч вырывал в земле ямы и тут же снова заполнял их унесенными с собой горами песка и камней. По обеим сторонам этой безжизненной полосы валялись бревна, камни, кусты — все, что изрыгало из себя, не будучи в состоянии переварить, его ненасытное чрево.

А что творилось у подножия горы! Еще издали мы увидели жуткую картину разрушений. Росший здесь прежде кустарник был вырван из земли, скручен и смотан в тугие клубки и разбросан по сторонам. Смерч прошел некоторое расстояние вдоль склона горы, ища выход из тупика и, разгневанный невозможностью вырваться из каменного плена, лишал жизни все живое вокруг. Оголенные скалы стали похожи на глубокие каменоломни. Могучие платаны, которые так восхитили меня, когда я проезжал здесь совсем недавно, было не узнать. Мощные стволы лежали тут же на земле, вырванные из нее вместе с корнями. Огромные, толстые сучья были перекручены и переплетены, словно гибкие пеньковые канаты. Самый большой из платанов лишился всех своих сучьев и, покрытый длинными и глубокими продольными ранами в местах их отрыва, являл собою поистине печальное зрелище. Но куда все-таки могли?.. Э, да вот же они! Невдалеке стоял оседланный по-индейски рыже-чалый конь и жевал листья с переплетенных и смотанных в беспорядочный клубок кустов. Это был конь Маленького Оленя. А где конь, там должен быть и хозяин.

Мы направили коней к этому месту и — гляди-ка! На земле лежал вывороченный ураганом могучий платан. Падая, он увлек за собой своими цепкими, нервущимися корнями огромную глыбу земли, и теперь на этом месте зияла широкая и глубокая, похожая на пещеру нора. А в ней, защищенные от дождя мощным козырьком из земли и корней, сидели белокурый Йозеф и молодой индеец. Увидев нас, они радостно заулыбались. Мать соскочила с коня и поспешила навстречу сыну, чтобы поскорее прижать его к сердцу. Индеец же проворно поднялся с земли и сказал с гордостью, обращаясь к нам:

— Теперь мои белые друзья верят, что мне известны признаки очень голодного ветра?

— Верим, верим, — ответил я. — Но как вам удалось спастись?

— Маленький Олень заранее спрятал коня в кустарнике. Потом он сел на него вместе с голубоглазым бледнолицым, чтобы убежать от ветра. Когда ветер насытился, Ишарсиютуа приехал сюда и увидел то, что он вместе с маленьким бледнолицым искал ухе три дня.

— Ты тайком встретился с Йозефом?

— Да. Он — сын человека с кошельками, который был убит здесь. Иди и посмотри, где Горящая Трубка закопал золото.

Он отвел нас по другую сторону вздыбленного над землей корневища. Там, вблизи ствола, в почве образовалась расщелина. И в ней мы увидели два подернутых сверху седой плесенью кожаных мешочка, которые при ближайшем рассмотрении оказались наполненными золотым песком и самородками. Йозеф все уже знал. Когда же его матери рассказали то, о чем я догадывался еще раньше — об убийстве ее первого мужа, она едва устояла на ногах, чтобы не упасть в обморок. Правда, некоторым утешением ей могло служить внезапное обретение немалого количества драгоценного металла, во что она, кажется, так и не могла до конца поверить. В ответ на ее вопросы индеец рассказал вот что:

— Ревущий Бизон был моим отцом. Он отправился вместе с Горящей Трубкой, своим братом, в путь, чтобы увидеть Великого Отца бледнолицых и рассказать ему о просьбах и желаниях апачей. Оба вождя поехали на восток. Они увидели, как трое бледнолицых убили еще одного белого. Двое из убийц были Дурной Глаз и Крадущая Рука, а третьего они не знали. Они отомстили за убийство и убили Дурного Глаза и третьего бледнолицего. Крадущая Рука сбежал, после того как был убит мой отец. Закопав золото и взяв труп Ревущего Бизона к себе на коня, Горящая Трубка стал преследовать убийцу, но не догнал его. Горящая Трубка похоронил брата там, где я найду его через два дня. А сам поехал в Вашингтон. За брата необходимо было отомстить, и это должен был сделать я, потому что я его сын. Но тогда я был еще мал. Потом я отправился за скальпом убийцы, чтобы стать воином и носить с собой огненный ствол. Убийца жил в доме убитого, он сделал его жену своей скво. Так дом стал принадлежать ему, и он мог искать золото.

Услышав все это, женщина испустила вопль ужаса и упала без чувств. Ее второй муж оказался убийцей первого.

— А теперь вы увидите Крадущую Руку, — сказал индеец. — Идите за мной!

Йозеф остался с матерью, чье бессознательное состояние мы в этой ситуации сочли за лучшее. Индеец подвел меня и Солтерса к большому платану. Там, прижатый к земле одним из мощных ответвлений огромного дерева, лежал Роллинс с раздавленными и раздробленными ногами.

— Вот он, — сказал индеец. — Я хотел взять его скальп, но Великий Дух покарал его. Я могу взять только скальп человека, которого я победил в бою, а на него обрушился гнев справедливого Маниту — на том самом месте, где он совершил убийство. Теперь ты понял письмо, которое я тебе дал?

— Целиком и полностью, — ответил я.

— Горящая Трубка не умеет писать. Он попросил составить письмо великого вождя Инчу-Чуну, которому все рассказал. Ты — брат великого воина, и поэтому я хочу подарить тебе это письмо. Смотри, несчастный открыл глаза. Может, тебе еще удастся с ним поговорить. А я ухожу от убийцы моего отца, я мог бы убить его в бою, но я не хочу слышать его стонов. У краснокожего тоже есть сердце, как и у бледнолицего, он может быстро убить, но не хочет долго мучить.

И он возвратился к Йозефу и его матери. Нам же предстояло еще пережить ужасные четверть часа, в течение которых умирал убийца. Сознание вернулось к нему. Он чувствовал, что смерть близка, и сознался во всем. У него, правда, не было уже сил для связной речи, но он был в состоянии отвечать «да» или «нет» на наши вопросы. Так были подтверждены уже сделанные нами выводы.

…Во время погони Роллинс заметил, что у преследовавшего его Ревущего Бизона золота с собой уже не было — значит, он успел закопать кошельки. Ему удалось обмануть индейца и вернуться на место преступления. Там он с большим трудом выкопал яму и спрятал в нее трупы. А спустя несколько дней он застрелил и брата своей жертвы, чтобы быть принятым его женой в качестве благородного защитника. После этого можно было спокойно приняться за поиски золота. Ему удалось все, кроме главного: он так и не смог найти зарытых в земле самородков. Жажда золота и муки совести привели его на грань безумия. Он не терпел поблизости никого из посторонних, чтобы те случайно не обнаружили сокровища. Потому-то он с такой ненавистью встретил меня с Уиллом и прогнал Молодого Оленя, который притворился хромым и пытался под этим предлогом проникнуть в его дом.

И Господь покарал его. Теперь убийца лежал, ожидая смерти, на том самом месте, где в земле покоились кости убитых им людей. Он еще успел узнать от нас, что золото, которое он так долго и тщетно искал, теперь найдено и перешло в рука ненавистного ему мальчика и его матери.

И все же Всевышний обошелся с ним еще довольно милостиво: раздробленные члены, судя по всему, не причиняли ему боли. Он закрыл глаза и тихо уснул навеки, не издав ни единого вздоха или стона.

Мы сообщили женщине о случившемся. Та не пожелала его видеть, и была права. Вдвоем с Уиллом мы вырыли могилу и прочли над ним заупокойную молитву.

Маленький Олень вскоре покинул нас. От предложения остаться еще на некоторое время он отказался. А когда столько пережившая за последние дни женщина предложила ему часть золота, гордо ответил:

— Оставь его себе. Сын апачей знает, где лежит много золота, но он презирает его и не расскажет об этом ни одному человеку. Великий Дух сотворил людей, чтобы они были не богатыми, а добрыми. Пусть же твое золото подарит тебе столько счастья, сколько горя тебе пришлось испытать!

С этими словами он сел на коня и ускакал прочь.

На следующий день и мы с Солтерсом покидали эти места, взяв с собой Йозефа и его мать. Старый конь Роллинса вез на себе кошельки с золотом и другое имущество матери и сына. Женщина сидела верхом на Рыжем, а мальчик — на моем Гнедом. В ближайшем населенном пункте, где мать и сын могли дождаться более удобного транспорта, мы и распрощались с тем, кому ураган принес такое страшное прозрение, но и подарил возможность лучшей жизни…

Еще во время предыдущего рассказа, где речь шла о нападении на поезд и о компании трапперов во главе с Сэмом Файрганом, из примыкающей к гостевому залу комнаты вышел какой-то господин и сел за ближайший стол. Подобные комнаты предназначены, как. правило, для особых гостей, из чего я заключил, что этот господин был либо не совсем обычным человеком, либо приятелем хозяйки заведения. Было видно, что рассказ увлек его, ибо он следил за повествованием с необычайной сосредоточенностью. В отдельные моменты матушка Тик делала ему весьма характерные знаки рукой, указывая в сторону рассказчика, и это дало мне основания предположить, что этот человек имеет определенное отношение к действующим лицам или событиям, о которых шла речь. Мои предположения подкреплялись еще и тем, что последовавшему затем короткому рассказу он уделил гораздо меньше внимания. Кроме того, в какой-то момент он характерным жестом приложил палец к губам, давая понять хозяйке, чтобы она молчала. Этим он так заинтриговал меня, что я стал украдкой наблюдать за ним. Его лицо было настолько выдублено ветром и непогодой и покрыто таким густым загаром, словно вся его жизнь протекала исключительно под открытым небом, на лоне природы. И все же он не был похож на типичного вестмена: его одухотворенные черты, устремленный как будто внутрь самого себя взгляд и вертикальные складки на лбу у переносицы заставляли предполагать в нем несколько иной род занятий, нежели профессия охотника. Он был для меня загадкой, существует не так уж много профессий, требующих наряду с умственной работой длительного пребывания на просторах прерии или в чаще девственного леса. И даже в подобных случаях это бывала обычно не столько профессиональная деятельность, сколько страстное увлечение, примером чему мог служить этнограф, только что рассказавший свою историю.

Окончив рассказ, тот сделал к нему одно небольшое предложение:

— Думаю, вы теперь согласитесь, что и до Виннету среди апачей были умные и достойные уважения люди. Разве не достойно вел себя этот краснокожий юноша? Вместе с тем моя история может служить свидетельством того, что белые нередко бывают хуже самых плохих индейцев. И среди этих белых нередко встречаются личности, которые по своему статусу и образованности могли бы стать примером для других, однако сами явили собой образец бесславия и низости. Так, недавно мне довелось услышать об одном испано-мексиканском графе, заключившем союз с дикими команчами с целью нападения на собственную асиенду и убийства ее обитателей. И если бы не вождь апачей по имени Медвежье Сердце и не Бизоний Лоб, вождь миштеков, то пришлось бы последним распрощаться с жизнью.

— А вы знаете эту историю? — спросили его.

— Не слишком подробно, а лишь в общих чертах. Ее участником был также один знаменитый белый охотник, которого звали, если я не ошибаюсь, Громовая Стрела.

— А тот мерзавец действительно был графом, настоящим графом?

— Да, настоящим графом, чей отец был одним из благороднейших и богатейших людей страны.

— И как его звали?

— Граф Родериг… Род… нет, не припомню.

И тут от одного из дальних столов раздался голос:

— Вы имеете в виду графа Родриганду, сэр?

— Да, да, именно так, графа Родриганду. Вам известно это имя?

— Отлично известно!

— Вы что-то слышали об этом?

— Не только слышал. Я хорошо знаком с графом и всеми остальными действующими лицами этой истории, а живу недалеко от этой асиенды, о которой вы говорите. Я — адвокат сеньора Арбельеса, против которого тогда все и замышлялось.

— Что? Его адвокат? Значит, вам должны быть хорошо известны те события!

— Настолько хорошо, как если бы я лично в них участвовал.

— Что же побудило вас оставить те места и перебраться через Рио-Гранде?

— Служебные дела, сэр. Я здесь, в Штатах, по поводу одного судебного процесса,

— Вот как! Если бы адвокаты не имели дурной привычки дорого брать за каждое свое слово, я, пожалуй, обратился бы к вам с одной просьбой.

— Хм! Вы, похоже, о нас не самого лучшего мнения!

— Ну, я бы не стал так говорить, я только имел в виду, что эти господа знают цену доллару.

— Да и я, вообще говоря, знаю, хотя бывают времена, когда я в добром настроении и не беру платы.

— В самом деле?

— Да.

— Ну, а сейчас? Сейчас вы в каком настроении?

— В прекрасном!

— Так, может быть, я оглашу свою просьбу?

— Попробуйте!

— Отлично! В таком случае я бы хотел, чтобы присутствующие здесь джентльмены тоже узнали историю графа Родриганды. Не расскажете ли вы нам ее?

— Я вовсе не прочь. Но она не такая короткая, как ваша. Располагают ли джентльмены временем?

— Почему бы и нет? У матушки Тик все располагают достаточным временем, чтобы выпить столько и оставаться здесь так долго, как того каждому хочется — особенно, если есть возможность услышать кое-что интересное. Прошу вас, присаживайтесь к нашему столу, чтобы не слишком напрягать голос!

— Охотно присоединюсь к вам. Должен сказать, что с интересом выслушал ваши рассказы, и в благодарность хочу привести еще одно подтверждение вашей мысли о том, что на свете немало белых негодяев, с которыми в подлости не сравнится ни один краснокожий.

И сеньор, одетый на мексиканский манер, встал из-за своего стола, прихватив с собой стакан, занял предложенное ему место и начал рассказ:

— Вниз по течению Рио-Гранде медленно скользило легкое каноэ, сделанное из длинных кусков древесной коры, скрепленных между собой с помощью смолы и мха. В нем сидело двое мужчин, принадлежавших к двум разным расам. Один из них правил лодкой, другой же беззаботно сидел на носу и был занят скручиванием патронов из бумаги, пороха и свинцовых пуль для своей двуствольной винтовки.

У первого из мужчин были резкие и гордые черты лица с пронзительным взглядом индейских глаз. Впрочем, уже одна его одежда говорила о его принадлежности к индейской расе. На нем была замшевая охотничья рубашка, отделанная по швам затейливой бахромой, кожаные брюки, боковые швы которых украшали пряди волос с головы побежденных врагов, и мокасины с двойной подошвой. На обнаженной шее висел шнурок с клыками медведя, а волосы были собраны в высокий, тугой узел, из которого торчали три орлиных пера — верный знак того, что индеец этот был вождем. Рядом с ним в лодке лежала тонко выделанная бизонья шкура, служившая ему при ходьбе в качестве накидки. Из-за пояса у него торчало блестящее лезвие томагавка, здесь же висели обоюдоострый нож и мешочек для пороха и пуль. На бизоньей шкуре лежало длинное двуствольное ружье, приклад которого был украшен серебряными гвоздиками, а ложе было испещрено множеством насечек, по числу уничтоженных им врагов. К шнуру с медвежьими зубами была прикреплена калюме, а из кармана рубашки выглядывали рукояти двух револьверов. Это столь редкое для индейцев оружие свидетельствовало о несомненной близости его обладателя к цивилизации.

Со стороны могло показаться, что он, держа весло в правой руке, глядит на своего спутника, не обращая внимания ни на что другое, однако внимательный наблюдатель заметил бы, что из-под опущенных ресниц он зорким взглядом исподтишка ощупывает берега реки, что бывает свойственно охотнику, всякую минуту готовому встретиться лицом к лицу со смертельной опасностью.

Тот же, кто сидел в передней части каноэ, был явно европейских корней. Высокий и стройный, но при этом крепко сложенный. Очень к лицу была ему и его русая борода. На нем тоже были кожаные штаны, заправленные в высокие, с отворотами сапоги. Костюм его дополнялся голубым жилетом и кожаной курткой без рукавов. Шея была открыта и обнажена, а голову покрывала одна из тех потерявших форму и цвет широкополых фетровых шляп, какие постоянно приходится видеть на Диком Западе.

Обоим было на вид лет по двадцать восемь, и у обоих на ногах были вместо шпор особые напяточные шипы, это служило доказательством того, что они ехали верхом, прежде чем построить каноэ и пуститься вниз по Рио-Гранде.

Внезапно до их слуха донеслось лошадиное ржание. Этот звук вызвал молниеносную реакцию обоих, и не успел он еще затихнуть, как они уже лежали на дне лодки, так что снаружи заметить их было невозможно.

— Ткли — лошадь! — прошептал индеец на языке апачей.

— Она стоит ниже по течению, — заметил белый.

— Она учуяла нас. Кем может быть ее всадник?

— Это не индеец, да и вряд ли хороший белый охотник, — сказал европеец.

— Почему?

— Опытный охотник не позволит лошади ржать так громко.

— Что будем делать?

— Сойдем на берег и узнаем, в чем дело.

— А каноэ оставим? А что, если это враги, которые хотят заманить нас на берег и убить?

— Так ведь мы вооружены!

— Тогда пусть мой белый брат приглядит за лодкой, пока я обследую окрестности.

— Хорошо, я согласен!

И они направили каноэ к берегу, где индеец вышел из лодки, а белый с оружием в руках остался дожидаться его возвращения. Уже через несколько минут он увидел, что индеец возвращается к лодке, идя в полный рост, что свидетельствовало об отсутствии опасности.

— Ну, что там? — спросил белый.

— Белый человек спит там, за кустами.

— Охотник?

— У него только нож.

— И больше поблизости никого нет?

— Я никого не видел.

— Тогда пошли!

Он выпрыгнул из лодки и прикрепил ее к берегу, затем взял свое тяжелое ружье, выдвинул из-за пояса рукоятки двух револьверов, чтобы быть готовым к любым неожиданностям, и последовал за индейцем. Вскоре они достигли того места, где лежал спящий человек. Рядом с ним на привязи стояла лошадь, оседланная на мексиканский манер.

На спящем были расширяющиеся книзу мексиканские брюки, белая рубашка и голубая, носимая на плечах, по-гусарски, куртка. Рубашка и брюки были перехвачены на поясе желтым платком, под которым, кроме ножа, не было больше никакого оружия. Лицо его было накрыто желтым сомбреро, защищавшим его от солнечных лучей. Человек этот спал так крепко, что абсолютно не отреагировал на приближение двоих незнакомцев.

— Эй, парень, проснись! — крикнул белый, тряся спящего за руку.

Тот открыл глаза, вскочил с земли и выхватил нож.

— Какого дьявола вам надо? — выкрикнул он хриплым спросонья голосом.

— Для начала узнать, кто ты такой.

— А вы кто такие?

— Хм, по-моему, ты боишься краснокожего человека. Это ни к чему, старина. Я — немецкий траппер, родом из-под Майнца, а зовут меня Хельмерс. А это Сос-Ин-Лиетт, вождь апачей-икарилла.

— Сос-Ин-Лиетт? — переспросил незнакомец. — Ну, тогда мне нечего бояться, этот знаменитый воин апачей дружит с белыми.

Слова «сос-ин-лиетт» означают «медвежье сердце».

— Ну, а ты? — спросил белый, назвавшийся Хельмерсом.

— Я — вакеро, пастух.

— Где?

— На том берегу реки.

— У кого?

— У графа де Родриганда.

— А сюда как попал?

— Дьявол, скажите лучше, как мне попасть обратно. За мной гонятся!

— Кто?

— Команчи.

— Что-то не очень понятно: тебя преследуют команчи, а ты лежишь тут и преспокойно спишь!

— Тут и сам дьявол заснул бы, если бы намаялся, как я!

— А где ты наткнулся на команчей?

— Как раз на север отсюда, ближе к Рио-Пекос. Нас было пятнадцать мужчин и две женщины, а тех — больше шестидесяти человек.

— Черт возьми! И вы дрались?

— Да.

— Дальше, дальше!

— Что — дальше? Они напали на нас исподтишка, перебили большинство из нас и взяли в плен женщин. Не знаю, скольким еще, кроме меня, удалось спастись.

— Откуда и куда вы направлялись?

Не слишком разговорчивый вакеро, из которого приходилось вытягивать каждое слово, ответил:

— Мы ездили в Форте-дель-Кваделупе за обеими дамами, которые были там в гостях. Нападение случилось на обратном пути.

— А кто эти дамы?

— Сеньорита Арбельес и ее подруга Карья, индеанка.

— Кто такая сеньорита Арбельес?

— Дочь нашего инспектора.

— А Карья?

— Она сестра Текальто, Бизоньего Лба, вождя миштеков.

Медвежье Сердце насторожился.

— Сестра Текальто? — переспросил он.

— Да.

— Он мой друг. Мы выкурили с ним трубку мира. Сестра его сердца не должна оставаться в плену. Мои белые братья пойдут со мной освобождать ее?

— У вас же нет лошадей! — сказал вакеро.

Индеец бросил на него пренебрежительный взгляд и ответил:

— У Медвежьего Сердца есть лошадь, если она нужна ему. Через час он возьмет себе еще одну у псов-команчей.

— Дьявол, вот это да!

— Ничего особенного, это в порядке вещей, — сказал белый.

— Как это?

— Когда на вас напали?

— Вчера вечером.

— А как давно ты здесь спишь?

— Пожалуй, не больше четверти часа.

— Значит, команчи скоро будут здесь.

— Неужели!

— Наверняка!

— С чего вы это взяли?

— Ты, что, вакеро, не знаешь повадок дикарей? Что, по-твоему, они собираются делать с дамами? Может, потребуют за них выкуп?

— Нет, вряд ли. Они заберут их с собой, чтобы сделать своими женами, потому что обе они молоды и красивы.

— Да, я слышал, что девушки миштеков славятся своей красотой. Тогда, если команчи не собираются выдать женщин обратно, они будут заметать следы, А значит, им нельзя упустить ни одного из вас. Они будут преследовать тебя, чтобы ты не смог ничего рассказать дома.

— Это мне и так ясно, — отозвался пастух.

— Команчи были, конечно же, верхом?

— Да.

— Значит, и тебя они будут преследовать верхом, то есть у них будут лошади, когда они явятся сюда.

— Проклятье, это же так просто, а я об этом как-то даже и не подумал!

— Да, ты, похоже, не слишком сообразителен! Может, ты и не знал, что за тобой будет погоня?

— Конечно, знал!

— Почему же тогда улегся тут спать?

— Я слишком устал.

— Тогда хотя бы перебрался через реку!

— Она здесь слишком широкая, а лошадь еле на ногах стоит.

— Ну, благодари Бога, что мы не индейцы, — иначе проснуться бы тебе в раю с оскальпированной головой! Ты голоден?

— Да.

— Тогда пойдем к лодке. Только сначала отведи лошадь подальше в кусты, чтобы ее не было видно издалека!

В этом разговоре участвовали только Хельмерс и пастух. Медвежье Сердце в это время уже отдыхал, лежа в лодке на бизоньей шкуре. Охотники дали мексиканцу мяса, а воды хватало и в реке.

Когда пастух подкрепился, Хельмерс принялся выспрашивать у него подробности случившегося. Через некоторое время Хельмерс вылез из каноэ, чтобы с возвышения на берегу оглядеть окрестности. Не успел он еще добраться до вершины, как сверху донесся его удивительный голос:

— Эге, да вот и они! Мы чуть было не прозевали момент!

В следующее мгновение индеец оказался рядом с ним на высоком берегу и стал высматривать приближающихся команчей.

— Шестеро всадников! — сказал он.

— Значит, на каждого — по трое.

Немец, казалось, даже и не думал, что вакеро возьмет на себя кого-либо из врагов.

— Кто будет брать лошадь? — спросил Медвежье Сердце.

— Я, — ответил немец.

Индеец согласно кивнул и добавил:

— Из этих команчей ни один не должен уйти!

— Само собой разумеется, — отозвался Хельмерс и, обращаясь к пастуху, спросил: — У тебя только нож?

— Да.

— Тогда ты вряд ли будешь нам полезен в этом деле. Оставайся лежать в лодке, а я пока возьму твою лошадь.

— А если ее застрелят?

— Ерунда, мы получим взамен шесть других!

Мексиканец вынужден был подчиниться. Он спрятался на дне каноэ, а двое других отправились на то место, где в первый раз увидели его спящим. Они остановились рядом со спрятанной за кустами лошадью и стали ждать.

Всадники, которых Хельмерс вначале заметил вдали в виде шести темных точек, быстро приближались. Уже можно было разглядеть их одежду и вооружение.

— Да, это псы-команчи, — сказал Медвежье Сердце.

— Они раскрасились в цвета войны — значит, пощады не жди! — заметил Хельмерс.

— Они и сами ее не получат!

— Сначала в этом должны убедиться двое задних, тогда и остальные от нас не уйдут.

— Я беру задних на себя, — сказал индеец.

— Хорошо!

Команчи теперь приблизились на расстояние примерно полукилометра. Они по-прежнему гнали лошадей галопом, и через минуту должны были оказаться в зоне досягаемости ружейного выстрела.

— До чего же они глупы! — рассмеялся немец.

— Команчи не могут думать — у них нет мозгов!

— Могли хотя бы предположить, что вакеро остался здесь и поджидает их! Но они, видимо, уверены, что он сразу же переправится через реку.

— Хау! — воскликнул индеец.

И с этим призывом к вниманию поднял ружье. Хельмерс сделал то же самое. Грянули два выстрела, затем еще два. Четверо команчей покатились по земле. Через мгновение Хельмерс уже сидел верхом на лошади пастуха и рванулся на ней сквозь кусты. Оставшиеся в живых двое команчей в растерянности остановились, и не успели они повернуть лошадей, как немец был уже рядом с ними. Индейцы схватились за томагавки, но у него наготове был револьвер. Два выстрела — и оба дикаря свалились с лошадей на землю.

Для достижения этой победы потребовалось меньше двух минут. Лошадей убитых индейцев довольно легко удалось изловить.

Теперь к ним подбежал вакеро, наблюдавший за происходящим из лодки.

— Дьявол меня дери, — воскликнул он, — вот это победа!

— Пфф! — усмехнулся немец. — Подумаешь, шестеро команчей! Вообще-то, с человеческой кровью следует обращаться более экономно, это самая драгоценная жидкость, какая существует на свете. Но эти другого и не заслужили!

У мертвых забрали оружие и бросили их в траву, после того, как Медвежье Сердце снял скальп с двоих застреленных им команчей, чтобы повесить пучки волос себе на пояс.

— Что дальше? — спросил немец. — Будем выступать немедленно?

— Да, — ответил индеец. — Сестра моего друга не должна напрасно ждать помощи.

— Возьмем с собой вакеро?

Медвежье Сердце смерил пастуха взглядом и ответил:

— Поступай, как знаешь.

— Я иду с вами! — заявил мексиканец.

— Не думаю, что ты нам понадобишься, — сказал Хельмерс.

— Почему?

— Героя из тебя не получится.

— Просто у меня сейчас не было оружия!

— Но во время вчерашнего нападения ты ведь тоже сбежал.

— Чтобы привести подмогу!

— Ах, вот оно что! Ты сможешь хотя бы найти то место, где на вас напали?

— Да.

— Ну, тогда можешь ехать с нами.

— Можно я возьму оружие индейцев?

— Да. Возьми себе еще и лошадь. А твою мы отпустим, она слишком истощена и будет нам только помехой.

Были выбраны три лучшие лошади, остальных трех отпустили. И маленькая кавалькада двинулась в путь.

Они скакали на север, в сторону Рио-Пекос. Сначала путь пролегал по открытой прерии, а затем перед ними возникла зубчатая стена сьерры с поросшими лесом вершинами. Они ехали через долины и ущелья и под вечер достигли возвышенности, с которой открывался вид на небольшую саванну.

— Хау! — воскликнул индеец, ехавший впереди.

— В чем дело? — спросил немец.

— Смотри!

Медвежье Сердце вытянул руку и показал вниз.

Там расположилась лагерем группа индейцев, среди которых можно было заметить пленников. Немец достал из кармана небольшую подзорную трубу, настроил ее и поднес к глазам.

— Что видит мой белый брат?

— Сорок девять команчей.

— Пфф! — презрительно бросил индеец.

— И шестеро пленных.

— А женщины среди них есть?

— Да, их двое.

— Мы освободим их!

Эти слова вождь апачей произнес таким спокойным тоном, как будто для него было давно привычным делом расправляться в одиночку с целой сворой команчей.

— Вечером? — спросил немец.

— Да.

— Но как?

— Так, как подобает вождю апачей! — гордо ответил Медвежье Сердце.

— Я с тобой. Эти сорок девять команчей не могут выставить сотню часовых.

— Нам нужно спрятаться.

— Почему? — не понял вакеро.

— Ты что, хочешь, чтобы тебя заметили? — ответил Хельмерс.

— Нет, но здесь они никак не смогут нас увидеть!

— Возможно, что кроме тебя удалось спастись еще кому-то. Значит, команчи их тоже преследовали. И теперь, возвращаясь из погони, они вполне могут заметить нас. Держи лошадей, а мы вдвоем пока постараемся замести наши следы.

Они возвратились на некоторое расстояние назад по тому пути, которым ехали сюда, чтобы сделать невидимыми отпечатки лошадиных копыт. Затем в густом кустарнике было найдено подходящее убежище, где они и спрятались вместе с лошадьми.

Село солнце. Вечер сменился темной ночью, а в укрытии все еще не наблюдалось никакого движения. Лучшим временем для вылазки было время после полуночи.

— Ну, придумал, как нам действовать? — спросил немец индейца.

— Да, — ответил тот.

— И как же?

— Так, как действуют храбрые мужчины! Ты можешь бесшумно убить часового?

— Конечно!

— Отлично. Тогда подкрадемся к команчам, перережем путы у пленников и скроемся вместе с ними.

— На лошадях, конечно же?

— Да.

— Тогда пора начинать. Чтобы подобраться к ним, потребуется немало времени.

— А этот пастух останется здесь? — спросил индеец.

— Да, он будет держать лошадей.

— Где он будет ожидать нас?

— Там, откуда мы в первый раз увидели команчей. Нам этого места не миновать, ведь мы в любом случае должны возвратиться к Рио-Гранде.

— Тогда начинаем!

Ознакомив мексиканца с планом действий, они взяли оружие и покинули укрытие.

Внизу, в долине, горел один-единственный сторожевой костер, вокруг которого лежали спящие команчи, а рядом с ними — связанные пленники. Часовых надо было искать за пределами этого круга. Когда оба они достигли долины, Медвежье Сердце сказал:

— Я поеду налево, а ты — направо.

— Хорошо. В любом случае сначала освободим женщин.

И они расстались, разойдясь в разные стороны.

Хельмерс обходил лагерь команчей с правой стороны. Разумеется, двигался он не в полный рост, а так, как это обычно делают в прерии: ложатся на землю и медленно, осторожно и бесшумно, как змея, ползут вперед. При этом необходимо учитывать направление ветра, иначе лошади, почуяв постороннего, выдадут его своим тревожным храпом.

Именно так и действовал Хельмерс. Двигаясь вначале по широкой дуге, он постепенно сужал ее, пока, наконец, не заметил темный силуэт человека, медленно отмерявшего шаги вперед и назад. Это был часовой, и Хельмерс с величайшей осторожностью стал приближаться к нему. К счастью, ночь была темная, а костер светил слишком слабо. Он подобрался к часовому на расстояние пяти метров, затем молниеносно вскочил и набросился на него сзади, так крепко обхватив левой рукой горло индейца, что тот не в состоянии был произнести ни звука, и правой рукой вонзил длинный охотничий нож ему в грудь. Часовой моментально обмяк и рухнул на землю, не испустив ни единого стона или вздоха.

Примерно через четверть часа Хельмерс подобным же образом обезвредил еще одного часового, после чего столкнулся лицом к лицу с вождем апачей, который, зайдя с левой стороны, также успел уничтожить двоих команчей.

— А теперь — женщины! — шепотом сказал индеец.

— Только осторожнее! — напомнил Хельмерс.

— Вождь апачей смел, но осмотрителен. Вперед!

И они абсолютно бесшумно стали подбираться сквозь густую траву к едва горевшему костру. Женщин легко было распознать в темноте по светлой одежде. Хельмерс первым дополз до цели и наклонился к одной из них. Несмотря на темноту, он заметил, что женщина лежит с открытыми глазами и наблюдает за ним.

— Не пугайтесь и ведите себя тихо! — прошептал он. — Только после того, как я освобожу вашу подругу, вы должны бежать за мной к лошадям.

Она поняла его. Обе женщины лежали рядом. Руки и ноги у них были связаны. Немец перерезал ремни, которые глубоко впились им в кожу.

Заметив, что Хельмерс занялся освобождением женщин, вождь апачей двинулся к остальным пленникам. Их было четверо, и они лежали тут же, поблизости. Оказалось, что и они не спят. Достав нож, индеец стал перерезать ремни, которыми они были связаны. Он успел освободить двоих мужчин, как вдруг вблизи них поднялся с земли один из команчей, видимо, почуявший в полусне что-то неладное. И хотя Медвежье Сердце тут же подскочил и ударил его ножом в грудь, смертельно раненный индеец успел подать голосом громкий сигнал тревоги.

— Скорее к лошадям! За мной! — крикнул вождь апачей, молниеносными движениями перерезая ремни на руках и ногах двоих оставшихся пленников.

Они вскочили с земли и бросились бежать.

— Скорее, ради Бога, скорее! — кричал немец.

Схватив женщин за руки, он потащил их прочь, но ноги пленниц так затекли от тугих ремней, что едва повиновались им.

— Вождь! — в отчаянии воскликнул немец.

— Здесь! — отозвался индеец.

— Скорее сюда!

Через мгновение индеец был рядом с ним. Он подхватил одну из женщин на руки и побежал дальше. Хельмерс понес на руках вторую. Они вскочили в седла, подтянули наверх женщин, перерезали лассо, которыми были привязаны животные, и помчались прочь.

Все это было проделано с молниеносной быстротой и, как оказалось, как раз вовремя: в тот самый момент, когда они пустили вскачь лошадей, им вслед загремели выстрелы команчей.

Те, судя по всему, не допускали даже мысли о возможности нападения и потому крепко спали. Разбуженные предсмертным криком своего сородича, они повскакивали с земли и схватились за оружие. Возникла жуткая неразбериха, и они поняли, что произошло, лишь тогда, когда заметили удаляющихся от них пленников. Теперь и они тоже оседлали лошадей и бросились в погоню.

Хельмерс и вождь апачей скакали впереди, указывая дорогу. Перед каждым из них лежала поперек седла одна из женщин. Наверху их дожидался вакеро. Заметив их приближение, он вскочил в седло и взял за поводья двух оставшихся лошадей.

— За нами! — крикнул ему Хельмерс, проносясь мимо.

Так в полной темноте продолжалась эта дикая гонка, снова спустившись в долину по другую сторону возвышенности. Несколько поотставшие команчи на скаку перезаряжали ружья и посылали вслед беглецам выстрел за выстрелом, ни один из которых, к счастью, так и не попал в цель. Наконец беглецы достигли границ прерии, и теперь можно было подумать об обороне.

— Вы умеете ездить верхом, сеньора? — спросил Хельмерс свою даму.

— Да.

— Вот вам поводья! Скачите все время прямо!

Он спрыгнул на землю и пересел на свою лошадь, которую вакеро все это время держал за повод. То же самое сделал и вождь апачей. На скаку они образовали арьергард и, приготовив ружья, стали дожидаться приближения погони. В этом ожидании прошла ночь, и наступил рассвет. Стало ясно, что команчи остались далеко позади — отчасти из осторожности, а отчасти потому, что, видимо, решили пока в отличие от беглецов поберечь своих лошадей.

— Может, пора ехать помедленнее? — спросил вакеро.

— Нет, — ответил индеец, — только вперед, и как можно быстрее, чтобы река оказалась между нами и команчами!

Уже совсем рассвело, и можно было приглядеться к женщинам повнимательнее. Одна из них была по крови испанкой, другая — индеанкой, но обе были прекрасны, каждая по-своему.

— Как долго еще вы сможете выдержать скачку, сеньора? — обратился немец к первой из них.

— Столько, сколько потребуется! — ответила она.

— Как мне следует называть вас?

— Меня зовут Эмма Арбельес. А вас?

— Мое имя Хельмерс.

— Хельмерс? Ваше имя похоже на немецкое.

— А я и есть немец. Скоро нам придется перебираться через реку, сеньорита.

— Думаете, нам это удастся?

— Надеюсь, что да. К сожалению, лишь трое из нас вооружены. Однако на том берегу Рио-Гранде лежит оружие, которое мы вчера забрали у команчей.

— Вчера у вас тоже был бой?

— Да, вчера мы встретили пастуха и узнали от него подробности. Мы уничтожили его преследователей и решили отправиться вам на выручку.

— Вдвоем? Против стольких индейцев! — изумилась она.

Когда беглецы достигли берега Рио-Гранде, их преследователи уже окончательно отстали и потерялись из виду. Оружие убитых вчера команчей лежало там же, где его оставили, и теперь оно было распределено между теми, кто до сих пор оставался безоружным. Трое из спасенных также оказались вакерос. Четвертый же состоял на асиенде в должности мажордома, или дворецкого.

— Что будем делать? — спросил дворецкий. — Дождемся индейцев здесь, чтобы проучить их как следует? У нас теперь восемь ружей!

— Нет, сначала переправимся на тот берег — тогда река станет нашим оборонительным рубежом. Женщины займут место в лодке! — сказал Хельмерс.

Так и сделали. Дворецкий взял весло и повез дам на другой берег, а остальные переправлялись верхом на лошадях. Переправа завершилась успешно. После того, как пассажирки сошли на берег, лодку затопили и начали принимать необходимые меры по организации обороны. При этом Эмма Арбельес неизменно держалась рядом с немцем.

— Почему мы не едем дальше, сеньор? — спросила она Хельмерса.

— Здравый смысл не позволяет нам этого, — ответил он. — У нас на хвосте враг, который значительно превосходит нас числом.

— А наши восемь ружей! — смело возразила она.

— Против пятидесяти, которыми располагает враг. А ведь под нашей защитой находятся дамы!

— Но тогда мы окажемся здесь в осаде!

— Нет. Команчи уверены, что мы сразу же после переправы продолжили путь. Значит, они тут же войдут в воду, и когда в реке их окажется достаточно, мы сможем так проредить их строй, что им придется отказаться от дальнейшей погони.

— А если они проявят осторожность?

— В каком смысле?

— Ну, вышлют вперед разведчиков?

— Хм! Такое действительно возможно!

— И что вы намерены против этого предпринять?

— Мы проскачем дальше и кружным путем вернемся обратно — раньше, чем они достигнут нашего берега!

Все снова сели на лошадей и во весь опор помчались в глубь простиравшейся за рекой равнины. Описав там широкую дугу, беглецы возвратились к реке чуть выше по течению от места переправы. Едва они успели завершить этот маневр, как с противоположного берега донесся топот лошадиных копыт.

— Команчи приближаются! — воскликнул дворецкий.

— Придержите лошадям ноздри, чтобы они не ржали! — распорядился Хельмерс.

Сообразительная девушка оказалась права. Команчи отыскали на противоположном берегу следы беглецов, и двое из них осторожно въехали на лошадях в реку. Перебравшись на другую сторону, они вновь обнаружили след, который, как они могли убедиться, вел дальше в глубь равнины.

— Ни-уаке, им уа о-о, ни эс миусиаме! — крикнули они остальным.

Получив от разведчиков такое сообщение, вся колонна команчей начала входить в воду. Река была здесь настолько широкой, что, когда последний из команчей покидал свой берег, голова колонны еще не успела добраться до противоположного. Теперь настало время действовать беглецам, которые укрылись в зарослях кустарника.

— Как будем целиться? — спросил дворецкий.

— В передних из тех, что в воде. Те двое, что перебрались сюда раньше, от нас не уйдут!

— Только не стрелять двоим в одного и того же человека! — предупредил вождь апачей. — Отсчитываем всякий раз по восемь человек и стреляем в них в таком порядке, как мы здесь стоим.

— Верно! — поддержал его Хельмерс. — Готовы?

— Да! — негромко ответили ему.

— Огонь!

Восемь выстрелов слились в один, и тут же восемь передних команчей ушли под воду. У немца и вождя апачей были двухствольные ружья, они сделали по второму выстрелу и отправили следом еще двоих индейцев.

— Быстро перезарядить ружья! — скомандовал Хельмерс.

Было удивительно, почти забавно наблюдать за действием, какое этот залп произвел на остальных индейцев. Команчи разворачивали в воде лошадей и направляли обратно. Многие из них предусмотрительно соскользнули с седел и плыли, прячась за спинами животных. Те же двое, что первыми переплыли реку, проявили в этот момент наибольшее усердие, но и — наибольшую неосторожность. Они схватили ружья и галопом помчались в сторону засады. Немец тут же достал револьвер и, скрываясь за кустами, пополз им навстречу. Ждать ему пришлось недолго. В тот момент, когда они поравнялись с ним, он, оставаясь незамеченным, дважды нажал на курок. Оба индейца замертво свалились с лошадей.

— Эге, вот и еще пара заряженных ружей! — воскликнул Хельмерс.

— Это для нас! — отозвалась Эмма Арбельес.

— А кто из вас умеет стрелять?

— Мы обе.

— Ну, тогда за дело!

Он быстро вернулся на то место, где оставил свою двустволку, а женщины взяли в руки ружья только что убитых команчей. Все происходило так быстро, что со времени первого залпа до настоящего момента прошло не больше минуты. Оружие снова было заряжено.

— Огонь! — прозвучала команда.

Враг еще не успел вернуться на берег, и теперь на него обрушился новый залп, почти все выстрелы которого попали в цель. Нескольких раненых команчей понесло течением вниз по реке, некоторые же сами отдали себя во власть течения, притворившись мертвыми и стараясь таким образом ввести в заблуждение стрелявших.

— Не давайте себя обмануть! — крикнул Хельмерс. — Кто не ушел под воду, тот жив!

Его слова были поняты, и вскоре команчи потеряли еще свыше двадцати человек убитыми. Оставшиеся в живых попрятались на берегу в кустах и не решались показаться оттуда.

— Ну, теперь, пожалуй, достаточно! — сказал немец.

— Они дальше не будут нас преследовать, — отозвался вождь апачей. — У этих псов-команчей в головах вообще нет мозгов!

— Благодарю вас за содействие, которое вы нам оказали, — сказал Хельмерс, обращаясь к обеим девушкам. — Никогда бы не подумал, что вы стреляете не хуже любого вестмена!

— В наших местах это умение просто необходимо, — ответила Эмма. — Так вы и в самом деле полагаете, что нас, наконец-то, оставили в покое?

— Надеюсь!

— Тогда давайте поедем дальше! Мне страшно оставаться там, где пролилось столько крови, хотя я и сама держала в руках оружие.

— Остаются еще лошади двоих последних индейцев. Возьмем их с собой? — спросил Хельмерс.

— Разумеется! — ответил дворецкий. — Объезженная по-индейски лошадь всегда в цене. Мои люди поведут их за собой.

И после короткой передышки небольшой отряд двинулся в путь через ту самую прерию, в которую еще недавно пришлось углубиться лишь для того, чтобы запутать следы. Сколько бы они в дороге ни оглядывались, им так и не удалось заметить никаких признаков погони. Так прошло несколько часов, и лошадям наконец-то дали возможность перейти на более медленный шаг, что одновременно облегчало и общение людей друг с другом.

Медвежье Сердце ехал рядом с индеанкой, в то время как Хельмерс явно избрал объектом своего внимания мексиканку.

— Мы уже почти целые сутки вместе, а так до сих пор ничего друг о друге и не знаем, — обратился немец к своей даме. — Прошу вас отнести это не на счет моей невежливости, а на счет чрезвычайных обстоятельств!

— О, сеньор, по-моему, мы уже совсем неплохо узнали друг друга! — ответила она с улыбкой.

— Как это?

— Ну, я, к примеру, знаю, что вы готовы жертвовать жизнью ради других, что вы — смелый и осмотрительный охотник. А вы знаете про меня, что… что я тоже умею стрелять.

— Это, конечно, тоже кое-что, но не слишком много. Позвольте мне хотя бы с моей стороны наверстать самое необходимое!

— Буду вам очень признательна, сеньор!

— Мое полное имя — Антон Хельмерс, я — младший из двух братьев. Мы оба собирались продолжить учебу, но после смерти отца и в связи с недостатком средств пришлось отказаться от этой затеи. Мой брат стал моряком, а я отправился в Америку, где после многих скитаний и мытарств сделался охотником.

— Значит, вас зовут Антон? Можно, я буду называть вас сеньор Антонио?

— Если вам так нравится, пожалуйста.

— Но как вы оказались так далеко на юге, на берегах Рио-Гранде?

— Хм, а вот об этом мне как раз не хотелось бы говорить!

— Это тайна?

— Может быть, тайна, а может, просто так, мальчишество.

— Вы меня заинтриговали!

— Ну, хорошо, не буду вас томить, — рассмеялся он. — Речь идет не больше и не меньше, как об одной сокровищнице.

— Что еще за сокровищница?

— Настоящая — полная драгоценных камней, золота и серебра.

— И где же все это лежит?

— Этого я пока не знаю.

— Ах, какая досада! Но где же вы узнали о существовании сокровищ?

— Очень далеко отсюда, на севере. Я имел счастье оказать не совсем пустячные услуги одному больному индейцу, который в благодарность за это доверил мне перед смертью тайну этого сокровища.

— Но он не сказал вам главного: где его следует искать!

— Он сказал, что искать его нужно в Мексике, и дал мне карту, на которой изображен схематичный план местности.

— А что это за местность?

— Это мне не известно. На карте изображены горные цепи, долины и водопады, но нет ни одного названия.

— Более чем странно. А Сос-Ин-Лиетт, вождь апачей, знает об этом?

— Нет.

— Но ведь он, кажется, ваш друг?

— В полном смысле этого слова.

— А мне, мне вы доверяете эту тайну, хотя мы и знакомы всего один день!

Он посмотрел ей в глаза своим открытым честным взглядом и ответил:

— Есть люди, от которых не нужно иметь секретов.

— И к ним вы относите меня?

— Да.

Она протянула ему руку и сказала:

— Вы не ошиблись. И я докажу вам это тем, что буду с вами столь же откровенной и сообщу нечто такое, что имеет отношение к вашей тайне. Хотите?

— Сделайте одолжение! — ответил он удивленно.

— Дело в том, что я знаю одного человека, который тоже стремится завладеть этим сокровищем.

— Что вы говорите! И кто же этот человек?

— Наш молодой хозяин, граф Альфонсо де Родриганда и Севилья.

— Он знает об этом сокровище?

— О, мы все знаем, что бывшие властители страны спрятали свои сокровища, когда испанцы пришли покорять Мексику. Кроме того, есть места, где в больших количествах встречаются самородное золото и серебро. Такие места называют «бонанса». Индейцы знают эти места, но скорее умрут, чем доверят тайну кому-либо из белых людей.

— Но этому Альфонсо де Родриганда все же доверили?

— Нет. Мы живем на асиенде дель Эрина, и легенда гласит, что вблизи этого поместья находится пещера, в которой властители миштеков спрятали свои сокровища. Пещеру эту очень долго искали. Граф Альфонсо приложил к этому особенно много усилий, но все напрасно.

— А где находится асиенда дель Эрина?

— Немногим более дня пути отсюда, у подножия гор Коауила. Вы ее увидите, ведь я надеюсь, что вы проводите нас туда!

— Я не покину вас прежде, чем смогу убедиться в полной вашей безопасности, сеньорита!

— Но вы и после этого нас не покинете, а будете нашим гостем, сеньор!

— Именно ваша безопасность требует того, чтобы я вас тотчас же после этого покинул.

— Но почему?

— Мы убили много команчей, и я абсолютно уверен, что за нами тайно последуют шпионы, чтобы выяснить, где мы находимся. Если их не обезвредить, команчи вновь нападут на нас, чтобы отомстить. Поэтому я и Медвежье Сердце будем выискивать шпионов в окрестностях асиенды.

Она с тревогой взглянула на него и сказала:

— Вы ввязываетесь в новую переделку!

— Переделку? Охотник постоянно подвергает себя опасности, он привык к ней. Но не будем отвлекаться от темы, от сокровищ индейских королей! Итак, никому не известно, где находится пещера?

— По крайней мере — никому из белых.

— А индейцам?

— Да, есть один, кто точно знает об этих сокровищах. Возможно, даже двое. Текальто — единственный потомок бывших властителей миштеков, он унаследовал от них тайну. Карья, которая сейчас едет рядом с вождем апачей, приходится Текальто сестрой, и потому вполне возможно, что и она знает тайну.

Хельмерс взглянул на прекрасную индеанку с гораздо большим интересом, чем прежде.

— Она умеет молчать? — спросил он.

— Думаю, что да, — ответила Эмма. И добавила с улыбкой: — Говорят, впрочем, что дамы умеют молчать лишь до определенного момента.

— И что же это за момент, сеньорита?

— Любовь.

— О! Возможно, вы и правы, — согласился он. — Как бы нам узнать, далеко ли Карья от этого момента?

— Полагаю, что очень близко.

— О! И кто же этот счастливец?

— Угадайте! Это нетрудно.

Охотник наморщил лоб.

— Кажется, знаю, — сказал он. — Это граф Альфонсо, который своими любезностями хочет выманить у нее тайну.

— Вы догадливы.

— И вы считаете, что его усилия не пропадают даром?

— Она любит его.

— А ее брат, наследник миштеков, он как относится к этой любви?

— Возможно, он об этом еще не знает. Он — знаменитый сиболеро, охотник на бизонов, и очень редко посещает асиенду.

— Знаменитый сиболеро? В таком случае мне должно быть известно его имя! Но имя Текальто мне не знакомо.

— Охотники называют его не Текальто, а Мокаши-Мотак.

— Мокаши-Мотак? О, этого человека я знаю! Бизоний Лоб — самый знаменитый охотник от Ред-Ривер до пустыни Мапими. Я много о нем слышал и был бы рад встретиться с ним. А Карья, значит, сестра этого знаменитого человека? Тогда на нее нужно смотреть совсем другими глазами!

— Уж не хотите ли и вы испытать на ней силу своей галантности?

Он засмеялся и ответил:

— Я? Да разве вестмен бывает галантным! Да и куда мне тягаться с самим графом де Родриганда! Если бы я умел быть галантным, я бы попытал счастья совсем с другой!

— И кто же эта другая?

— Только вы одна, сеньорита! — ответил он прямо.

В ее глазах блеснул огонек обещания, когда она ответила:

— Но ведь от меня вы ничего не смогли бы узнать о королевских сокровищах!

— О, сеньорита, есть сокровища, которые стоят дороже, чем целая пещера с золотом и серебром. И в этом смысле я пожелал себе старательской удачи!

— Ищите, сеньор, может, и найдете!

Она протянула ему руку, и обоим показалось, что невидимые токи пронизывают их рукопожатие.

Но не только между ними происходила в тот момент беседа. Чуть сзади от них ехал вождь апачей рядом с индеанкой. Его взгляд охватывал с ног до головы стройную фигуру девушки, которая сидела верхом на полудикой лошади с такой уверенностью, словно ничем другим в жизни и не занималась. Молчаливый вождь не привык упражняться в красноречии, тем больший вес приобретало каждое его слово, стоило ему заговорить. Карья знала эту манеру поведения диких индейцев и потому не удивлялась его нынешнему молчанию. Но она чувствовала на себе его пронзительный взгляд и едва не вздрогнула, когда он, наконец, обратился к ней со словами:

— К какому народу принадлежит моя юная сестра?

— К народу миштеков, — ответила она.

— Прежде это был великий народ, да и сейчас еще он славится красотой своих женщин. Моя юная сестра еще девица или скво?

— У меня нет мужа.

— Ее сердце все еще принадлежит ей?

При этих словах, которые европеец вряд ли произнес бы столь откровенно, загорелая кожа ее лица порозовела, но она ответила твердо:

— Нет.

Она не сомневалась, что лучше сейчас сказать правду, поскольку хорошо знала апачей. Ни один мускул не дрогнул на его стальном лице, и он продолжал:

— Ее сердцем владеет мужчина из ее народа?

— Нет.

— Белый?

— Да.

— Медвежье Сердце сочувствует своей сестре. Пусть она скажет ему, когда белый ее обманет.

— Он никогда не обманет меня! — гордо возразила она.

Едва заметная усмешка скользнула по губам индейца. Он покачал головой и продолжал:

— Белый цвет обманчив и легко пачкается. Моя сестра должна быть осторожной!

На том и закончился их разговор, но он оказался не менее значительным, чем беседа немца с мексиканкой.

Во время дальнейшего пути Хельмерс узнал, что обе девушки ездили на Рио-Пекос навестить тяжело больную тетушку Эммы. Эта родственница была сестрой матери Эммы, то есть приходилась свояченицей старому Педро Арбельесу, который прежде служил управляющим у графа Фердинандо де Родриганда, а теперь жил на асиенде дель Эрина в качестве графского арендатора. Уход и забота со стороны обеих подруг смогли лишь отсрочить кончину тетушки. Позднее Арбельес послал за дочерью дворецкого с несколькими пастухами. На обратном пути на них напали команчи, и судьба их была бы незавидной, не приди им на помощь немец и вождь апачей.

Всадники твердо держали курс на юг. День клонился к закату, и к тому времени, когда до наступления вечера оставалось не более часа, они достигли границы широкой равнины, которая теперь осталась у них за спиной. В этот момент индеец осадил коня и указал рукой куда-то в глубь прерии.

— Хау! — воскликнул он при этом.

Остальные обернулись и начали вглядываться в даль.

— Я ничего не вижу, — сказал дворецкий.

— Мы тоже, — признались пастухи.

— А что случилось? — спросила Эмма.

— Вы тоже ничего не видите? — спросил Хельмерс.

— Нет. Ты что-нибудь видишь, Карья?

— Ничего интересного, — ответила индеанка.

— Вождь апачей, конечно, не имеет в виду табун диких лошадей, там вдали? — спросил дворецкий.

— Хау! — воскликнул индеец со снисходительной усмешкой. — Именно их он и имеет в виду.

— Какое нам дело до этих мустангов?

— Они вам действительно безразличны, сеньор дворецкий?

— Да. У нас ведь уже есть лошади.

— Приглядитесь-ка повнимательнее!

Примерно в двух милях от них со стороны прерии мчался галопом табун лошадей с задранными кверху хвостами и развевающимися по ветру гривами. Табун все больше приближался к ним. Не было видно ни всадников, ни даже седел или поводьев.

— Это мустанги! — повторил дворецкий.

— Хау! — воскликнул индеец во второй раз, теперь уже с явным раздражением.

Он снова развернул коня и галопом помчался вперед. Остальные последовали за ним. Эмма направила свою лошадь ближе к Хельмерсу и спросила:

— Что это с вождем апачей?

— Он сердится.

— На что?

— На глупость дворецкого.

— Глупость? Но, сеньор Хельмерс, наш дворецкий очень опытный человек!

— В хозяйственных делах — возможно.

— О нет, не только. Он прекрасный всадник и стрелок, да и следопыт каких поискать. На него можно положиться в любой ситуации.

— Следопыт? Хм! — теперь и на лице немца появилось пренебрежительное выражение. — Да, следопыт — на улочках города или в деревенских закоулках. Для истинного следопыта этого мало. Вот вы говорите, что на него во всем можно положиться, но что бы было сейчас со всеми вами, если бы вы надеялись на его опыт?

— Ах! О чем вы?

— Эти лошади — вовсе не дикие мустанги.

— И что же это значит?

— Только то, что команчи преследуют нас!

— Команчи? Но ведь там одни только лошади!

— Верно, но краснокожие все-таки тоже там. Они висят на боку у лошадей, держась левой рукой и правой ногой за ремень, пропущенный вокруг шеи и крупа животных. Вы разве не видите, что все без исключения лошади повернуты к нам правым боком, хотя и скачут прямиком за нами! Подобное косое положение лошадей — верный признак того, что за ними прячутся всадники.

— Святая Мадонна! Они снова собираются напасть на нас?

— Либо они на нас, либо мы — на них. Лично я предпочитаю последнее. И, кажется, вождь апачей со мной согласен. Видите, как он оглядывается по сторонам?

— Что он ищет?

— Какое-нибудь укрытие, откуда мы могли бы встретить команчей. Предоставим это дело ему. Более храброго и ловкого индейца я еще не встречал, и я лучше положусь на него одного, чем на тысячу дворецких, даже самых опытных!

— Хорошо! Будем полагаться на него и еще на одного человека!

— На кого же это?

— На вас!

— Вы действительно этого хотите? — спросил он, и глаза его радостно блеснули.

— Очень! — ответила она. — Вы хвалите вождя апачей и забываете, что сами заслуживаете такого же доверия.

— Вы в самом деле так считаете?

— Да. Я наблюдала за вами. Вы не похожи на простого охотника. И я уверена, что у вас тоже есть почетное имя, которым вас зовут трапперы и индейцы.

Он кивнул:

— Вы угадали.

— И каково же ваше охотничье имя?

— О, прошу вас, зовите меня просто Антонио или Хельмерс.

— Вы не хотите открыть мне его?

— Не сейчас. Разве что кто-нибудь случайно назовет его.

— О, да вы, оказывается, тщеславны! Хотите быть инкогнито, как какой-нибудь князь.

— Да, — рассмеялся он. — Хороший охотник и должен быть чуточку тщеславным, а князья мы здесь все — князья дикой природы, князья леса, прерии.

— Князья! Что ж, пожалуй, это верно!

Во время этого разговора скачка не прекращалась ни на минуту. Открытая прерия осталась позади, и теперь они ехали среди вереницы холмов и нагромождения скал, что давало неплохую возможность укрыться от глаз преследователей. У вождя апачей, видимо, были свои мысли по этому поводу, поскольку он внезапно свернул вправо и стал описывать дугу, так что через десять минут они снова оказались на том месте, мимо которого только что проезжали.

Это место Медвежье Сердце выбрал не случайно. Теперь всадники находились на защищенной с трех сторон возвышенности, круто сбегавшей в ущелье, через которое они недавно проследовали и через которое неминуемо должны были проскакать команчи, если они действительно намеревались продолжать погоню.

Вождь апачей спрыгнул на землю и привязал коня. Остальные сделали то же самое.

— А теперь — за оружие! — приказал Хельмерс. — Нам не придется долго ждать.

Приказание было исполнено. Обе девушки тоже приготовили свои трофейные ружья. Они приблизились к краю ущелья и залегли там.

— Эй, сеньор! — махнул Хельмерс рукой дворецкому. — Отодвиньтесь немного назад и прижмите голову к земле. У команчей острое зрение!

— Разведчиков пропустить! — коротко бросил индеец.

— Зачем? — спросил один из пастухов.

— Это же ясно, — ответил немец. — Команчи, естественно, предположат, что мы устроили засаду. Поэтому они наверняка вышлют вперед одного или двух всадников, чтобы убедиться в ее отсутствии. Остальные же поедут следом на безопасном расстоянии. Поэтому мы пропустим разведчиков, которые и дальше поедут по нашему следу, и дождемся остальных. Но стрелять будем не наудачу, а в прежней строгой последовательности, чтобы не пропала даром ни одна пуля. Словом, первый стреляет в первого, второй — во второго и так далее. Понятно?

Пастухи утвердительно кивнули, и наступила пауза ожидания.

Наконец послышался перестук копыт. Двое команчей осторожно пробирались верхом на лошадях через лабиринт скал. Они зорко осматривали каждый дюйм земли впереди и вокруг себя и, как и следовало ожидать, обманулись, поскольку след беглецов вея дальше. Команчам было невдомек, что те, сделав крюк, возвратились обратно. Они проехали мимо и скрылись за камнями.

Через несколько минут топот копыт послышался снова. Это подходили остальные. Они спокойно приближались, надеясь на своих разведчиков. Когда последний из них въехал в ущелье, вождь апачей вскинул ружье.

— Огонь! — крикнул немец.

Загремели выстрелы, и первые убитые команчи упали с лошадей на землю. Остальные на несколько мгновений замешкались, не зная, бежать им или атаковать невидимого врага. Они лихорадочно стали оглядываться по сторонам и наконец заметили наверху пороховой дым.

— Нлате тки! — крикнул один из команчей, указывая рукой в сторону стрелявших.

Эта, пусть и короткая, пауза дала последним возможность перезарядить оружие. Раздался новый залп, и число убитых команчей удвоилось. Оставшимся в живых ждать больше было нечего. Они круто развернули лошадей и, пустив их галопом, устремились прочь.

— Команчи — трусы! — с вызовом сказал вождь апачей.

Он медленно стал спускаться вниз по круче за скальпами четверых застреленных им команчей. Другие последовали за ним, чтобы забрать оружие убитых и лошадей, оставшихся без седоков. После короткой передышки можно было продолжать путь.

— Ну, теперь-то уж они отстали от нас окончательно, — сказала Эмма.

— Не обольщайтесь, сеньорита, — предостерег ее Хельмерс.

— Нет? А я полагала, что урок, который они получили, был достаточно суровым!

— Именно поэтому они будут думать о мести. Видите, Медвежье Сердце поглядывает влево?

— Да. А чего он хочет, как вы думаете?

— Туда ведет след двоих разведчиков, которые бежали, как и остальные. Они встретятся со своими и будут нас преследовать, пока не выяснят, где мы находимся. Потом они вернутся и соберут достаточное число воинов, чтобы напасть на асиенду.

— О, наша асиенда — это просто маленькая крепость!

— Я знаком с подобными поместьями. Они построены из камня и, как правило, окружены мощными палисадами. Но все это, к сожалению, немногого стоит в случае внезапного нападения.

— Мы выставим часовых!

— Это будет правильно с вашей стороны.

— И с вашей тоже! Я надеюсь, что вы все же будете нашим гостем!

— Мне нужно знать, что скажет Медвежье Сердце. Я не могу с ним разлучаться.

— Он останется!

— Он любит свободу и никогда не останется долго в замкнутом помещении.

Скачка продолжалась, и вскоре всадники достигли берега довольно широкой реки. Вождь апачей пустил коня вдоль берега до того места, где русло реки делало петлю. Там он остановился.

— Здесь безопасно? — спросил он Хельмерса.

Тот пристальным взглядом оглядел местность и утвердительно кивнул в ответ.

— Удобное место, — сказал он. — С трех сторон мы защищены рекой, а за четвертой нам нетрудно будет наблюдать. Спешиваемся!

Все слезли с лошадей и принялись устраивать лагерь. У самого берега внутри речной излучины поставили лошадей. А со стороны суши, откуда лагерь тоже был неплохо защищен зарослями кустарника, выставили дозор. Остальное общество расположилось у костра.

Хельмерс устроил для Эммы удобное ложе из веток и листвы, Медвежье Сердце, в свою очередь, постарался ради индеанки. Надо заметить, что подобные знаки внимания со стороны вождя апачей выглядели весьма необычно, ведь всем известно, что ни один индеец не возьмется выполнять работу, которая по силам женщине.

После подробного обсуждения событий прошедшего дня, в котором, кстати, вождь не принял участия ни единым словом, стали готовиться ко сну. Было решено, что каждый будет нести караул по три четверти часа. Медвежье Сердце и Хельмерс взяли на себя последние смены, поскольку предрассветные часы были самыми опасными в смысле возможного нападения индейцев.

Однако ночь прошла спокойно, и утром вся компания с новыми силами отправилась в дальнейший путь. Команчи больше не показывались. Местность постепенно приобретала все более цивилизованный вид, и в полдень путники были уже у цели.

Мексиканские асиенды представляют собой крупные поместья, где, как правило, ведется активная сельскохозяйственная деятельность — в частности, процветают скотоводство и коневодство. Что же касается их размеров, то некоторые асиенды имеют земельные угодья, по площади сравнимые с германским княжеством средней величины.

Асиенда дель Эрина была графским имением. Массивная каменная усадьба была окружена мощной оградой, представляющей собой довольно надежную защиту от разбойных набегов и нападений. Интерьер господского дома был продуман до тонкостей и обставлен с поистине графской роскошью, в его просторных залах и апартаментах могла найти приют не одна сотня гостей.

Дом был окружен великолепным садом, где роскошная тропическая растительность радовала глаз сочностью и свежестью красок и обволакивала пряными ароматами. К саду с одной стороны примыкал густой лес, с другой — тянулись поля, по обеим оставшимся сторонам простирались обширнейшие луга, где паслись многотысячные стада животных.

Уже на лугах кавалькаду радостными криками приветствовали пастухи. Однако вскоре радость их сменилась гневом, когда они узнали, сколько их товарищей пало от рук команчей. Стали раздаваться просьбы и требования немедленно организовать карательный поход против краснокожих.

Дворецкий уехал вперед основной группы, чтобы сообщить о ее прибытии. Поэтому у ворот асиенды всадников встречал старый Педро Арбельес, чтобы одним из первых приветствовать дочь и ее спутников. Слезы радости стояли в его глазах, когда он помогал ей сойти с лошади.

— Приветствую тебя, дитя мое! — проговорил старик. — Ты, должно быть, столько выстрадала за время этого опасного путешествия. Какой у тебя утомленный вид, да и лошадь под тобой совсем другая!

Эмма обняла и расцеловала отца и ответила:

— Это правда, отец. Я пребывала в опасности, которая больше, нежели смертельная опасность.

— Боже, что же это было? — спросил он, от души поприветствовав и ее подругу-индеанку.

— Мы были в плену у команчей.

— Святая Мария! Они сейчас на Рио-Пекос?

— Да. А вот это двое наших отважных спасителей.

Она взяла немца и вождя апачей за руки и подвела к отцу.

— Это сеньор Антонио Хельмерс из Германии. А это — Сос-Ин-Лиетт, вождь апачей. Если бы не их вмешательство, мне пришлось бы стать женой кого-нибудь из команчей, а других ждала бы мучительная смерть у столба пыток.

У старого управляющего при одной мысли об этом на лбу выступил холодный пот.

— Боже, какое несчастье и вместе с тем — какое счастье! Добро пожаловать, сеньоры, сердечно рад нашей встрече! Вы должны обо всем подробно рассказать мне, и тогда будет видно, чем я смогу отблагодарить вас. Проходите же в дом и чувствуйте себя как дома!

Это был исключительно теплый и дружеский прием. Да и сам облик старика Арбельеса сразу же располагал к себе, не оставляя сомнений в честности и порядочности этого человека.

Гости вошли в ворота внешней ограды, передали лошадей конюхам и вошли в дом. Дворецкий с пастухами остались в вестибюле, а асьендеро, хозяин усадьбы, повел обоих героев вместе с дамами в гостиную, где они оставались, пока Эмма в общих чертах рассказывала отцу о своих приключениях.

— Боже мой, — сокрушался Арбельес, — как же вы настрадались, бедные девочки! Но Господь послал этих сеньоров вам на выручку. Будем же им благодарны и воздадим хвалу Всевышнему. Что скажут граф и Текальто, когда узнают обо всем!

— Текальто? — обрадовалась индеанка. — Значит, Бизоний Лоб, мой брат, здесь?

— Да, он приехал вчера.

— И граф тоже? — спросила Эмма.

— Да, он здесь уже неделю… а, да вот и он сам!

Отворилась дверь примыкавшего к гостиной обеденного зала, и появился граф Альфонсо. Одет он был в роскошный, шитый золотом на персидский манер халат красного шелка, белые брюки из тончайшего французского льна, домашние туфли из синего бархата и турецкую феску. За ним тянулся такой густой шлейф нежнейших ароматов, что гостям на секунду показалось, будто они попали в парфюмерную лавку. Приоткрытая дверь позволяла бросить взгляд в удивительный по изяществу и роскоши интерьера обеденный зал. А по гастрономическим изыскам, лежавшим на подносе, который граф держал в руках, можно было догадаться, что он как раз был занят поглощением мексиканских деликатесов.

— Здесь, кажется, упомянули мое имя, — сказал граф. — Ах, прекрасные дамы снова здесь! Со счастливым возвращением, сеньориты!

При виде графа индеанка залилась пунцовым румянцем, что не ускользнуло от цепкого взгляда вождя апачей. Эмма же осталась совершенно равнодушной, ответив холодно, хотя и учтиво:

— Как видите, граф! Но могли бы и не вернуться.

— О! Но почему? Надеюсь, что никакого несчастья…

— И все же небольшое несчастье произошло. Пришлось побывать в плену у команчей.

— Проклятье! Я велю их примерно наказать!

— Не так-то просто будет это сделать, — насмешливо сказала Эмма. — Впрочем, все закончилось хорошо — вот наши спасители!

— Ах! — только и выговорил граф.

Сделав пару шагов назад, он водрузил на нос пенсне, внимательно поглядел на обоих «спасителей» и, изобразив на лице разочарование, спросил:

— Кто эти люди?

— Вот это сеньор Хельмерс из Германии, а второго зовут Медвежье Сердце, он вождь апачей.

— Ах, немец и вождь апачей — очень милая компания! И когда же оба сеньора отъезжают — видимо, прямо сейчас?

— Они мои гости и останутся здесь так долго, как сами того пожелают, — ответил старый асьендеро.

— Что за фантазии, Арбельес! — воскликнул граф. — Вы только взгляните на них. Я и они — под одной крышей? От них же пахнет лесом и тиной! Я бы на их месте уехал тотчас же!

Старый асьендеро выпрямился. Глаза его пылали гневом.

— Не смею задерживать вашу светлость! — сказал он. — Эти сеньоры спасли жизнь и честь моего ребенка, и для меня они самые желанные гости!

— Как, вы смеете мне перечить? — изумился граф.

— Да, смею, — твердо ответил Арбельес.

— Вы разве не знаете, что здесь распоряжаюсь я?

— Нет, не знаю!

— Нет?! — прошипел Альфонсо. — А кто же, по-вашему?

— Граф Фердинандо, ваш, сеньор, отец. А вы здесь всего лишь в качестве гостя. Впрочем, в данной ситуации даже граф Фердинандо ничего бы не решал. Я являюсь пожизненным арендатором этого поместья. И никто мне не указ, кого мне принимать в этом доме, а кого — нет!

— Черт возьми, это уже слишком!

— Нет. Если что здесь и было «слишком», так это ваше неуважение к моим гостям. А если вам неприятен запах леса и реки, которого я, кстати, совсем не чувствую, то смею предположить, что этим сеньорам, да и не только им, не меньше бьет в нос запах ваших духов. Я сейчас провожу моих гостей в столовую и предоставлю им выбирать, продолжить трапезу или нет.

Он широко открыл двери зала и с почтительным поклоном предложил обоим войти. Индеец, до того времени стоявший с абсолютно безучастным видом и не только ни разу не удостоивший графа взглядом, но, казалось, даже не понимавший, о чем тот говорит, с гордо поднятой головой шагнул к дверям. Хельмерс же сначала обратился к графу:

— Вы — граф Альфонсо де Родриганда?

— Да, — выговорил тот, удивленный, как это с ним осмелился заговорить какой-то охотник.

— Вот и хорошо, а то сеньор Арбельес забыл представить вас нам. Вы что предпочитаете — шпаги, пистолеты или ружья? Я вас вызываю!

— Что? Вы намерены со мной драться? — спросил граф изумленно.

— Разумеется! Если бы вы оскорбили меня за пределами асиенды, я дал бы вам затрещину, как глупому мальчишке, но поскольку это произошло в доме моего гостеприимного хозяина, то я вынужден учитывать его присутствие и присутствие этих дам. К тому же, я слышу, вы в этом доме гроша ломаного не стоите. Тем не менее я предоставлю вам право выбрать оружие.

— Драться с вами? Да кто вы такой? Охотник, бродяга! Фи!

— Так вы отказываетесь? В таком случае вы просто жалкий трус и прохвост! Если вы и такие «комплименты» проглотите, это станет вашим вечным позором. Выбирайте!

И он зашагал вслед за индейцем, а граф остался стоять на месте в полном смущении.

— И вы это терпите, Арбельес! — обратился тот к старику.

— А вы? — ответил его асьендеро вопросом на вопрос. — Идем, Эмма! Идем, Карья! Наше место там, рядом с нашими почетными гостями.

— Ах, какая низость! Этого я вам не прощу, Арбельес!

— Воля ваша!

И бравый старик вместе с обеими дамами прошел в зал. Проходя мимо графа, Эмма презрительно поджала губы и проговорила:

— Какое убожество!

Индеанка шла за ней, опустив глаза. Ее душа противилась тому, чтобы презирать графа, но и глядеть ему в лицо девушка не могла. Не оглянувшись на двери зала, граф со злостью швырнул поднос на пол, пнул его ногой и процедил сквозь зубы:

— Вы за это еще ответите, и очень скоро!

Излив таким образом свою бессильную злобу, граф удалился к себе в комнату.

А остальные попировали на славу. На серебряных блюдах блестели розовые капли сока сладчайших арбузов. Стол украшали наполовину раскрытые гранаты, черешня, апельсины, сладкие лимоны и всевозможные мясные и мучные блюда, которыми так богата мексиканская кухня. За обедом события последних дней подверглись более подробному обсуждению, чем это было возможно раньше. Затем асьендеро предложил сеньорам осмотреть отведенные им апартаменты.

Комнаты обоих друзей располагались по соседству. Однако немец не мог долго находиться в четырех стенах. Он отправился в сад и, пройдя сквозь густое облако благоуханных ароматов, вышел за пределы усадьбы, чтобы полюбоваться на лугу великолепными мексиканскими рысаками. Когда он прошел вдоль ограды и повернул за угол, перед ним внезапно выросла, словно из-под земли, фигура человека, чей в высшей степени необычный вид заставил его остановиться. Высокий и крепко сложенный молодой человек был с ног до головы облачен в невыдубленную бизонью кожу, как это имеют обыкновение делать все сиболерос. Голову его покрывала верхняя часть медвежьего черепа, с которого свисали вниз длинные полоски шерсти. Из-за широкого кожаного пояса выглядывали рукоятки ножей и каких-то инструментов. Вокруг тела от правого плеча

до левого бедра было обмотано сложенное впятеро лассо, а рядом с ним стояло, прислоненное к ограде, одно из тех старинных кованых ружей, какие изготавливались в Кентукки сотню лет тому назад — настолько тяжелые, что обычному человеку было почти невозможно управляться с ними.

— Кто ты? — спросил Хельмерс в момент первого удивления.

— Я — Бизоний Лоб, индеец, — ответил незнакомец.

— Текальто?

— Да. Ты меня знаешь?

— Мне еще не приходилось тебя видеть, но я много, очень много слышал о тебе.

— Ты кто?

— Меня зовут Хельмерс, я немец.

Строгое лицо индейца просветлело. Ему было, пожалуй, не больше двадцати пяти лет, и лицо его, несомненно, было отмечено своеобразной индейской красотой.

— Значит, ты и есть тот самый охотник, который освободил Карью, мою сестру?

— Так распорядился случай.

— Нет, это был не случай. Ты раздобыл лошадей и преследовал команчей. Бизоний Лоб очень благодарен тебе. Ты храбр, как Матавасе, Повелитель Гор, он немец, как и ты.

— Ты знаком с другими немцами?

— Да, с некоторыми. Американцы, правда, зовут их «голландцами». Это сильные и добрые мужчины, смелые и умные, честные и верные. Я слышал об одном из них, которого апачи и команчи называют Итинти-Ка — Громовая Стрела.

— А видеть тебе его еще не приходилось? — спросил немец.

— Его зовут Громовая Стрела, потому что он быстр и точен, как стрела, и могуч, как гром. Его ружье никогда не бьет мимо цели, а его глаза никогда не спутают следов. Раньше я много о нем слышал, а сегодня я его вижу.

— Где? — удивленно спросил немец.

— Здесь. Это ты!

— Я? Почему ты так думаешь?

— Твоя щека! Громовая Стрела однажды получил удар ножом в щеку — это знает каждый, кто слышал о нем. Такие знаки запоминаются. Я правильно угадал?

Хельмерс кивнул.

— Ты прав. Меня действительно зовут Итинти-Ка, Громовая Стрела.

— Будь славен ваконда , который позволил мне говорить с тобой. Ты храбрый мужчина. Дай мне руку и будь моим братом.

Они пожали друг другу руки, и Хельмерс сказал:

— Пока глаза наши видят друг друга, пусть будет дружба между мной и тобой!

А индеец добавил:

— Моя рука — твоя рука, и моя нога — твоя нога. Горе твоему врагу, потому что он и мой враг. Я — это ты, и ты — это я. Мы с тобой — одно целое!

Они обнялись.

Бизоний Лоб сильно отличался от североамериканских краснокожих. Он был общителен и разговорчив, но при этом не менее грозен, чем любой из его молчаливых собратьев, которые считают постыдным выражать, подобно женщине, словами свои переживания.

— Ты живешь на асиенде? — спросил Хельмерс.

— Нет, — ответил охотник на бизонов, — кто захочет жить и слать в воздухе, который заперт между каменных стен? Я живу здесь.

Он указал перед собой на поросшую травой землю.

— В таком случае у тебя самая лучшая постель здесь, на асиенде. Я и сам не смог усидеть в помещении.

— Твой друг Медвежье Сердце тоже отправился в луга.

— Он здесь?

— Да. Я уже говорил с ним и поблагодарил его. Мы с ним стали братьями, как и с тобой.

— Где он сейчас?

— Он там, среди пастухов, которые рассказывают о нападении команчей.

— Пойдем к нему!

Индеец подхватил свое тяжеленное ружье, легко бросил его на плечо и пошел проводить немца к пастухам.

Далеко в лугах, среди пасущихся полудиких лошадей, собрались вакерос и, сидя на земле, пересказывали друг другу приключения своей молодой госпожи, слух о которых мгновенно разлетелся по округе. Медвежье Сердце молча сидел в компании пастухов. Он не произнес ни слова, хотя, разумеется, знал и мог рассказать обо всем куда лучше и точнее. Подошли Хельмерс и Текальто и присоединились к пастухам, которые, не обращая на них внимания, продолжали свой разговор, хотя среди них появился теперь уже второй участник недавних событий. Хельмерс время от времени вставлял несколько слов, и постепенно завязалась та захватывающая беседа, какие можно часто слышать на привалах на лоне природы.

Внезапно в разговор ворвался гневный лошадиный храп.

— Что это? — спросил Хельмерс, резко обернувшись на этот странный звук.

— Это вороной жеребец, — ответил один из пастухов.

— А что с ним?

— Оставили подыхать с голоду за непослушание.

— С голоду? Но почему?

— Он не поддается приручению.

— Вот еще!

— Не сомневайтесь, сеньор! Мы старались, как могли. Он уже три раза был у нас в загоне, но каждый раз приходилось его отпускать. Это дьявол, а не конь! Мы все здесь неплохие наездники, можете нам поверить, но все-таки не сумели обуздать этого жеребца.

— Не может быть! Тот, кто смог на нем усидеть, должен остаться победителем!

— Вот и мы так думали. Но этот вороной дьявол сначала бросился с седоком в воду, чтобы утопить его, а когда это не прошло, кинулся в лесную чащу и просто сшиб его со своей спины.

— Проклятье! — воскликнул Хельмерс.

— Да, — кивнул индеец. — Это позорно, но это так. А ведь я загнал насмерть не одну лошадь, которая не желала повиноваться.

Вакеро продолжал:

— Здесь, на асиенде, побывало немало знаменитых наездников и охотников, желавших испытать свою силу и ловкость. Но все напрасно! Они все говорят, что есть только один человек, которому под силу усмирить этого жеребца.

— Кто же это такой?

— Один охотник с Ред-Ривер, который на самом дьяволе мог бы въехать в преисподнюю. Говорят, он забегал прямо в табун диких лошадей, чтобы выбрать себе лучшую.

Хельмерс хитро усмехнулся и спросил:

— А имя у него есть?

— Разумеется!

— И какое же?

— Как точно его зовут, я не знаю, но краснокожие называют его Итинти-Ка, Громовая Стрела. Многие охотники, что приходили с севера, рассказывали про него.

Хельмерс не подавал виду, что речь идет о нем самом, на лицах обоих индейцев тоже было написано полное спокойствие. Хельмерс, однако, спросил:

— Где этот конь?

— Лежит вон за тем табуном.

— Связанный?

— Естественно.

— Дьявол, а вот это уже напрасно!

— Не скажите! Сеньор Арбельес очень ценит своих лошадей, но в этот раз он сам поклялся, что вороной либо подчинится, либо сдохнет с голоду.

— Так вы ему и морду перевязали?

— Разумеется!

— Покажите мне его!

— Идемте, сеньор!

В этот момент подъехали верхом старый Арбельес и его дочь с подругой-индеанкой. Это был обычный ежевечерний инспекционный объезд Арбельеса. Пастухи не придали этому особого значения и пошли проводить Хельмерса к строптивому жеребцу.

Тот лежал на земле со связанными ногами и в наморднике. Глаза его от ярости и напряжения налились кровью, жилы вздулись и, казалось, готовы были лопнуть, а сквозь намордник на траву падали крупные хлопья пены.

— Черт побери, это уже ни на что не похоже! — воскликнул немец.

— Попробуйте иначе, сеньор! — ответил один из пастухов, равнодушно пожав плечами.

— Это же просто издевательство над животным! Так можно угробить любую, самую породистую лошадь!

Хельмерс разошелся не на шутку. Тут подоспел Арбельес с девушками.

— В чем дело, сеньор Хельмерс, что вас так взволновало?

— Вы же губите коня! — ответил Хельмерс.

— Туда ему и дорога, раз не хочет повиноваться!

— Он научится послушанию, но не таким же образом!

— Все наши усилия оказались тщетными.

— Так найдите ему приличного седока!

— Бесполезно!

— Позвольте, я попробую, сеньор?

— Нет!

Хельмерс удивленно посмотрел на него.

— Почему?

— Потому что мне слишком дорога ваша жизнь!

— Ах! Мне легче умереть, чем смотреть на все это. Так я попробую усмирить вороного? Прошу вас, сеньор!

Но тут вмешалась Эмма, до сих пор молча слушавшая их разговор.

— Не разрешайте ему, отец! — взволнованно сказала она. — Вороной слишком опасен!

Немец поглядел ей в глаза и спросил очень серьезно:

— Сеньора, вы меня ненавидите?

— Ненавижу? Боже, с чего вы взяли?

— Значит, вы меня презираете?

— Помилуйте!

— Тогда почему вы оскорбляете меня? Только ребенок может взяться за дело, которое ему не по плечу. Повторяю вам, что я нисколько не боюсь этого буяна!

— Вы не знаете это животное, сеньор, — возразил Арбельес. — Здесь побывали многие, и все они в один голос утверждали, что только Итинти-Ка, Громовой Стреле, под силу укротить его.

— А вы знаете этого человека?

— Нет, но он — лучший следопыт и наездник от Запада до Востока.

— И все же я прошу вас допустить меня к коню!

— Я предупредил вас!

— Я повторяю свою просьбу!

— Ну что ж, я не могу отказать вам, ведь вы мой гость. Но последствия могут быть самыми печальными, не сердитесь потом на меня!

Эмма проворно соскочила с лошади и подошла к Хельмерсу.

— Сеньор Хельмерс, — попросила она, взяв его за руку, — откажитесь хотя бы ради меня. Я так боюсь за вас!

— Сеньорита, — ответил он, — скажите откровенно: это честь или позор, если я сначала стану утверждать, что не оробею, а потом откажусь от своих слов?

Эмма опустила голову. Она понимала, что Хельмерс прав, и что ему не пристало отказываться от своей затеи на глазах у других, которые и сами были хорошими наездниками. Поэтому она только тихо спросила:

— Так вы и в самом деле хотите рискнуть?

— О, сеньорита, для меня это вовсе не риск!

При этом он так открыто и уверенно посмотрел ей в глаза, что ей не оставалось ничего другого, как поверить в благополучный исход дела.

— Что ж, с Богом!

После этих слов Хельмерс подошел к жеребцу, отклонив предложения пастухов, хотевших помочь ему развязать животное. Вороной по-прежнему с хриплыми стонами катался по земле. Сняв с жеребца намордник, немец достал нож. Теперь морду животного стягивал лишь кусок старого лассо. Хельмерс взялся за этот ремень левой рукой, быстро перерезал путы сначала на задних, а потом и на передних ногах животного, и в тот момент, когда вороной вскочил с земли, уже сидел, словно влитой, на его спине.

С этой секунды между конем и всадником началась борьба, какой еще не приходилось видеть ни одному из предусмотрительно отступивших назад зрителей. Жеребец взбрыкивал поочередно то задними, то передними ногами, вставая на дыбы, бешено вертел головой, падал и катался по земле и снова вскакивал на ноги. Но что бы он ни вытворял, всадник неизменно оказывался сверху. Начавшись как соревнование человеческого ума и слепого упрямства дикого животного, борьба эта вскоре превратилась в противоборство между крепостью человеческих мускулов и необузданной мощью животного. С коня клочьями летела пена, он давно уже не храпел, а стонал и хрюкал. Он собирал последние остатки воли, но всадник продолжал держать его железной хваткой. Человек с такой силой сдавил ногами бока жеребца, что тот начал задыхаться и в последний раз взвился в воздух всеми четырьмя ногами и в следующую секунду метнулся в сторону и помчался прочь, не разбирая дороги, с такой скоростью, что уже через полминуты скрылся вместе с седоком из виду.

— Дьявол, ничего подобного я еще не видел, — признался Арбельес.

— Он свернет себе шею! — сказал один из пастухов.

— Теперь уже вряд ли, — возразил другой, — он победил!

— Ну и нагнал же он на меня страху! — созналась Эмма. — Но теперь я готова поверить, что опасность позади. Ведь правда, отец?

— Не волнуйся! Тот, кто сидит так крепко и демонстрирует такую силу, тот уже не упадет с коня. У меня было такое чувство, будто дьявол сражается с дьяволом! Думаю, что даже Итинти-Ка не смог бы сделать это лучше!

Тут к нему приблизился Бизоний Лоб и сказал:

— Нет, сеньор, не лучше, а лишь точно так же!

— Что это значит? Я вас не понимаю.

— Этот сеньор Хельмерс и есть Итинти-Ка, Громовая Стрела!

— Что? — изумился Арбельес. — Он — Громовая Стрела?

— Да, сеньор. Спросите вождя апачей!

Арбельес устремил недоуменный взгляд на упомянутого индейца.

— Да, это он, — ответил тот просто.

— Ах! Если бы я знал это раньше, мне не пришлось бы пережить столько страху, — сказал асьендеро. — Я чувствовал себя так, словно это я сам сижу верхом на этом бешеном жеребце.

Никто из собравшихся на лугу не двинулся с места, ожидая, что же будет дальше. Так прошло более четверти часа. И вот показались оба участника недавнего единоборства. Вороной жеребец едва не валился с ног от усталости, всадник же, улыбающийся и свежий, спокойно сидел у него на спине. Эмма пришпорила лошадь и поспешила ему навстречу.

— Я благодарю вас, сеньор! — сказала она, приблизившись к нему. Другой на его месте спросил бы: «За что?» Но он все понял и так и лишь еще веселее улыбнулся в ответ.

— Ну, сеньор Арбельес, — обратился он к старику. — Вы по-прежнему считаете, что такое под силу только этому самому Итинти-Ка?

— Естественно!

— Но я, как видите, тоже справился!

— Правильно, ведь это вы и есть.

— Ага, значит, меня предали! — рассмеялся Хельмерс.

— И раскрыли инкогнито князя дикой природы! — с улыбкой добавила Эмма.

Пастухи принялись шумно выражать ему свое восхищение, но он только досадливо отмахнулся и сказал:

— Я еще не все сделал. Сеньор Арбельес, вы позволите сопровождать вас?

— А ваш конь не слишком устал?

— Несомненно, это так. Но мне так надо!

— Хорошо, тогда поехали!

Они вместе объехали просторные луга, на которых паслись лошади, коровы, мулы, овцы и козы, и после этого вернулись домой. Когда Карья, направляясь к себе, проходила мимо комнаты графа, дверь неожиданно отворилась и на пороге показался граф Альфонсо.

— Карья, — обратился он к девушке, — могу я сегодня поговорить с тобой?

— Когда? — спросила индеанка.

— За два часа до полуночи.

— Где?

— Под оливковыми деревьями у ручья.

— Я приду!

Вечером все собрались в столовой, где был приготовлен роскошный ужин. Присутствовали и оба индейских вождя. Во время обсуждения последних новостей речь за столом снова зашла о сегодняшнем укрощении вороного жеребца. И снова послышались похвалы в адрес Хельмерса. Тот отмахнулся:

— Не стоит об этом, сеньоры. Я вовсе не единственный, кому это по плечу.

— По-моему, вы просто скромничаете, — сказал асьендеро. — Второго такого человека нет!

— Вы ошибаетесь! Есть один человек, который разбирается в этом куда лучше меня. Это — Олд Шеттерхэнд, друг Виннету. Мне до него далеко!

— О! Олд Шеттерхэнд! О нем столько рассказывают, что, я думаю, укрощение дикой лошади для него — просто забава. Вы знакомы с ним, сеньор?

— Да, именно поэтому я и говорю, что мне до этого человека еще очень далеко.

С этого момента разговор перешел на знаменитого вестмена, и было рассказано о некоторых его замечательных делах и поступках. Граф за столом так и не появился — он пребывал в расстроенных чувствах, понимая, что потерпел полный конфуз в словесной стычке с охотником. От дуэли с Хельмерсом он, разумеется, отказался лишь из трусости.

Молодой граф был человеком в высшей степени беспутным и расточительным и, несмотря на высокую годовую ренту , назначенную ему богатым отцом, умудрился наделать таких долгов, что даже не решался сообщить об этом своему родителю. Кредиторы одолели его требованиями возвратить взятые займы, и вот теперь, узнав от Карьи, что ей известна тайна «королевских сокровищ», молодой повеса вознамерился завладеть ими, поскольку был абсолютно убежден, что и тысячной доли этих драгоценностей хватило бы, чтобы с лихвой расплатиться со всеми заимодавцами. При каждой уединенной встрече с индеанкой он, как мог, старался заслужить ее доверие и продемонстрировать собственную надежность и даже пообещал сделать ее графиней де Родриганда. И она в это поверила. Но даже несмотря на ее откровенность и простодушие, графу до сих пор не удавалось склонить ее к тому, чтобы она сообщила ему, где же следует искать заветный клад. И вот теперь он, совершенно прижатый к стене кредиторами, приехал на асиенду из Мехико-Сити с твердым намерением во что бы то ни стало выведать у Карьи ее тайну. Отправившись к оливковым деревьям у ручья, он увидел, что Карья уже там и ожидает его. Индеанка была сердита на графа за его оскорбительные высказывания в адрес ее спасителей, однако ему довольно быстро удалось развеять ее недовольство. И граф решил, как говорится, взять быка за рога. Он пообещал ввести ее в дворянское звание, поскольку это, по его словам, было необходимо для их последующего супружества, хотя он сам и считает ее абсолютно равной себе, ведь ее собственные предки были индейскими королями. Для получения дворянства, продолжал он убеждать девушку, нужны деньги, много денег, которых отец ему, конечно же, не даст, значит, индейские сокровища необходимы ему уже хотя бы потому, что отец, несомненно, лишит его наследства за супружескую связь с индеанкой, и он останется без средств к существованию. Но если уж он готов пойти на такую жертву, чтобы доказать, насколько серьезны его намерения в отношении нее, то пора бы и ей перестать упрямиться и открыть ему тайну сокровищ. Его дар убеждения не подвел его. Карья согласилась указать ему местонахождение бесценного клада, но с условием, что граф никогда не расскажет ее брату о том, что она не сумела сохранить тайну, и что сам он составит для нее письменный документ, скрепленный его личной подписью и печатью, в котором он обязуется в обмен за полученные сокровища сделать ее графиней де Родриганда. Граф согласился на эти условия, пообещав завтра же выдать ей лично требуемый документ.

Граф был несказанно рад тому, что сумел наконец достичь заветной цели. Значит, не зря он, будучи заранее уверенным в успехе, привел с собой людей, которым предстояло доставить сокровища в столицу! Требуемый же документ его особо не беспокоил: стоящая на низшей ступени социальной лестницы индеанка, даже обладая подобной грамотой, все равно была бы бессильна причинить какой-либо вред ему, потомственному и сиятельному дворянину. Только бы сначала завладеть сокровищами!

В то время как граф и Карья беседовали под оливковыми деревьями, Хельмерс провожал вождя Текальто к тому месту, где тот устроил себе в луговой траве ночное ложе. Немец и сам давно привык ночевать на лоне природы и прежде, чем отправляться спать в дом, хотел вдоволь надышаться свежим воздухом. Потому-то он, простившись с индейцем, не возвратился сразу на асиенду, а зашел в сад и присел на край бассейна, посреди которого бил небольшой фонтан.

Он пробыл там совсем немного времени, когда услышал звук легких шагов и разглядел в темноте женскую фигуру, приближавшуюся к бассейну с фонтаном. Хельмерс узнал Эмму и поднялся, чтобы его случайно не приняли за шпиона. Эмма тоже заметила его и остановилась в нерешительности.

— Прошу вас, сеньорита, не беспокойтесь, — сказал он. — Я сейчас же удалюсь, чтобы не мешать вам.

— Ах, это вы, сеньор Хельмерс, — ответила она. — Я думала, что вы уже отправились отдыхать.

— В комнатах я чувствую себя еще слишком стесненно, нужно сначала привыкнуть к жизни в четырех стенах.

— Вот и я решила прежде заглянуть в сад.

— Можете спокойно наслаждаться вечерним воздухом. Доброй ночи, сеньорита!

Он хотел удалиться, но Эмма взяла его за руку и удержала на месте.

— Останьтесь, если хотите, — сказал она. — У Господа достаточно воздуха и звезд для нас обоих. Вы мне нисколько не мешаете.

Он повиновался и присел рядом с ней возле бассейна.

Тем временем вождь миштеков устроился на ночлег, как всегда, у самой ограды асиенды. Он мечтательно глядел в звездное небо, уносясь мыслями в тот из вечных миров, где катятся по небосклону солнца, обожествляемые его предками. При этом слух его оставался внимательным к малейшему шороху вокруг.

Вождю вдруг показалось, будто в глубине сада послышались легкие шаги, а вслед за ними — приглушенные голоса. Индеец знал, что граф Альфонсо постоянно ищет уединения с его сестрой и что Карья не противится усилиям графа. В нем пробудились подозрения. Уже целый час ни графа, ни Карьи не было видно на асиенде, может, у них свидание в саду? Нет, это необходимо выяснить. Дело касается их обоих — и брата, и сестры!

Он поднялся со своего травяного ложа и с чисто индейской ловкостью перемахнул через ограду в сад. Здесь он лег на землю и пополз в глубь сада настолько бесшумно, что даже тренированное, хотя и несколько убаюканное спокойной жизнью в имении ухо немца не уловило ничего подозрительного. Так и оставшись незамеченным, индеец достиг противоположной стороны бассейна откуда ему было слышно каждое слово беседующих.

— Вообще-то мне следовало бы сердиться на вас, сеньор! — как раз только что сказала Эмма.

— За что?

— За тот страх, который вы заставили меня пережить сегодня.

— Вы имеете в виду вороного?

— Да.

— Вы напрасно боялись, мне приходилось укрощать куда более буйных животных. А вороной теперь стал таким смирным, что на него могут безбоязненно садиться даже дамы.

— Впрочем, у этой затеи была и своя хорошая сторона.

— Какая же?

— Вы раскрыли свое инкогнито, честолюбец!

— О! — засмеялся он. — Это было не столько честолюбие, сколько осторожность — иногда просто необходимо быть осторожным. Именно благодаря тому, что меня принимали за неопытного охотника, я часто и получал максимальную выгоду.

— Но мне-то вы могли бы в этом признаться! Ведь вы еще раньше доверили мне куда более серьезную тайну.

— Ну, из этой тайны я вряд ли извлеку какой-нибудь прок. Мне никогда не удастся обнаружить пещеру, хотя и придется скоро побывать совсем недалеко от нее.

— Из чего вы это заключили?

— Из расположения гор и направления рек. Местность, через которую мы проезжали по дороге сюда, полностью соответствует части изображения на моей карте.

— Значит, у вас уже есть зацепка, и можно продолжать поиски!

— Это еще совсем не значит, что я займусь ими.

— Почему?

— Потому что я еще не решил, имею ли я на это право.

— Но у вас было бы по крайней мере право первооткрывателя! Я никогда не преувеличивала значения золота, но я также знаю и то, что обладание им позволяет достичь того, к чему тщетно стремятся многие и многие тысячи других людей. Ищите, сеньор! Я буду очень рада, если вы найдете!

— Да, власть золота велика, — ответил он задумчиво. — А у меня на родине есть бедный брат, у которого много детей, чье счастье я мог бы обеспечить. Но кому принадлежат эти сокровища? Пожалуй, потомкам тех, кто их спрятал.

— А вы знаете, кому принадлежала ваша карта?

— Я ведь вам уже говорил: одному старому и больному индейцу, которому я оказал кое-какие услуги. Он был тяжело ранен и умер, так и не успев дать мне необходимые устные пояснения.

— И на карте нет его имени?

— Нет. Но в углу находится какой-то загадочный знак, расшифровать который мне не под силу. Да, я, пожалуй, продолжу поиски, но даже если я обнаружу клад, то не прикоснусь к нему, а буду искать его законных владельцев. А если таковых не окажется, то еще будет время, чтобы принять решение.

— Сеньор, вы рассуждаете как человек чести! — с воодушевлением воскликнула мексиканка.

— Я лишь исполняю свой долг и стараюсь исключить всякую несправедливость.

— Значит, ваш брат беден?

— Да. Он моряк и вряд ли сможет стать твердо на ноги, пока ему приходится рассчитывать только на свои силы. А я располагаю лишь незначительной суммой, которую мне удалось выделить из дохода от моих охотничьих скитаний.

— Вы располагаете большим, значительно большим!

— Не уверен!

— Неужели такой человек, как Громовая Стрела, действительно так уж беден? Разве нет на свете других сокровищ, которые не имеют отношения к золоту? Главные сокровища хранит сердце человека: это вера в Бога, любовь к ближнему и сознание исполненного долга. Однако пора идти, я хочу еще пожелать отцу спокойной ночи!

И они удалились. Текальто тоже вернулся назад, перемахнул через ограду и стал устраиваться на ночлег, тихонько бормоча про себя:

— Уфф, уфф, что я слышал! У Громовой Стрелы есть план нашего священного места! Его острый ум, несомненно, приведет его к сокровищам. Мне полагалось бы убить его! Но он — добрый и благородный человек, мой друг и брат. Кроме того, он спас мою сестру Карью. Разве могу я убить того, кому так благодарен? Нет, нет! Я должен подумать, а Великий Дух подскажет мне, как поступить дальше…

В это самое время в долине, примерно в двух часах езды от асиенды дель Эрина, собралась у костра группа из двадцати мужчин. Это были сплошь люди лихие и отчаянные, у каждого из которых на совести было не одно убийство или иное преступление. Четверть туши теленка жарилась на вертеле над костром, а валявшиеся тут же кости и объедки говорили о том, что пиршество продолжается уже довольно долго.

— Ну, так что будем делать, капитан? — нетерпеливо спросил кто-то из ночной компании. — Ждать дальше?

Тот, к кому был обращен этот вопрос, лежал рядом на земле, опершись на локти. У него было лицо настоящего бандита, а пояс его был буквально унизан оружием.

— Подождем еще, — ответил он тоном, не допускающим возражений.

— И сколько же нам еще ждать?

— Пока мне не надоест.

— Но я уже по горло сыт ожиданием!

— Помолчи!

— Нет, уж ты дай мне сказать! Мы уже четыре дня сидим тут и не знаем, не держат ли нас за дураков!

— Если ты считаешь себя дураком, то это твое личное дело. А кем мне себя считать, я и сам знаю.

— А кем считать этого так называемого графа, ты тоже знаешь?

— Тоже.

— Ну, и кем же?

— Он хорошо платит, и значит, мы будем ждать, пока он не скажет нам, что от нас требуется.

— Этого сам черт не вынесет! Сколько мы могли бы заработать за это время!

— Помолчи!

— Ну нет! Я тоже человек и хочу говорить!

— А я — твой капитан, и я запрещаю тебе болтать!

— А кто сделал тебя капитаном — уж не мы ли сами?

— Правильно! И раз уж я им стал, то я им и останусь до конца. Жуй свое мясо и помалкивай, иначе… ты ведь знаешь наши законы!

— Ты что же, угрожать мне будешь? — воскликнул нетерпеливый, хватаясь за нож.

— Нет, угрожать не буду. Буду действовать!

Капитан произнес эти слова холодным, безразличным тоном, но при этом молниеносным движением выхватил из-за пояса пистолет и нажал на курок. Грянул выстрел, и строптивый собеседник рухнул на землю с простреленной головой.

— Это за непослушание! Уберите его отсюда!

С этими словами капитан принялся спокойно перезаряжать пистолет.

Вокруг костра послышался приглушенный ропот, но тут же стих, стоило капитану поднять голову.

— Кто недоволен? — спросил он. — У меня еще много пуль. Что станет с нами, если не будет дисциплины! Этот граф Родриганда платит каждому из нас по золотому в день. Разве этого мало? Да, он заставляет нас ждать, но работа все равно будет — такие деньги даже граф не станет платить зря!

Люди успокоились, а убитого отволокли в сторону. При свете костра бандиты молча доели остатки мяса, потом выставили караул и, завернувшись в одеяла, улеглись спать.

Сон уже начал овладевать ими, когда неподалеку послышался стук лошадиных копыт. Лежавшие мгновенно подняли головы от земли и заметили приближающегося всадника.

— Кто идет? — спросил часовой.

— Тот, кто вам нужен! — прозвучало в ответ.

— Проезжай!

Прибывший передал коня часовому и приблизился к костру. Это был граф Альфонсо де Родриганда. Опустившись на землю рядом с капитаном, он достал из кармана кисет и скрутил сигарету. Все молча глядели на него, и, когда он закурил, раздался голос капитана:

— Ну, дон Родриганда, привезли вы нам, наконец, работу?

— Да.

— И какую же? Мы делаем все, за что хорошо платят.

При этом он красноречивым жестом указал на свой кинжал. Граф отрицательно покачал головой и ответил:

— Нет. В этот раз вы нужны мне только как погонщики мулов.

— Погонщики мулов? — переспросил капитан. — Сеньор, мы не такие голодранцы!

— Это мне известно! Послушайте-ка, что я вам скажу!

Разбойники придвинулись поближе, и граф Альфонсо начал:

— Мне нужно кое-что доставить в Мехико-Сити, о чем не должен узнать ни один человек. Могу я рассчитывать на вас?

— Если заплатите, то конечно!

— Получите столько, сколько потребуете. Вы взяли с собой вьючные седла, как договорились?

— Да.

— Мешки и ящики?

— И те, и другие.

— Отлично! Лошадей возьмем на асиенде дель Эрина столько, сколько нам понадобится. Завтра в это же время я снова буду здесь, а с рассветом — выступаем.

— Куда?

— Этого я пока и сам не знаю. Я поведу вас.

— А что за груз мы должны доставить?

— Это вас не касается. Со мной будут двое слуг, которые где-то и когда-то наполнят для вас мешки и ящики. Затем вы под моим присмотром отправитесь в Мехико-Сити и должны будете защищать груз от любого врага.

— Дело вы нам предлагаете какое-то таинственное, дон Родриганда. Придется и цену запросить соответствующую.

— Запрашивайте! Сколько вы хотите?

— По три золотых на человека в день.

— Согласен!

— А мне, как главному, — шесть.

— Согласен!

— И полное довольствие.

— Разумеется!

— И если мы благополучно доставим груз в Мехико-Сити — дополнительно три сотни золотых.

— Вы получите пятьсот, если я останусь доволен вами!

— Вот это дело! Сеньор, можете на нас положиться. За вас мы пойдем в огонь и в воду!

— Надеюсь. А это вам небольшой задаток! Разделите между собой.

Граф достал из кармана увесистый кошелек и отдал его капитану. Затем сел на коня и ускакал прочь.

Когда стих топот копыт графской лошади, осторожный главарь подождал еще немножко и развязал кошелек.

— Золото! — воскликнул он. — Чистое золото!

— Это как раз то, что надо! — бросил кто-то из членов шайки.

— Хм! — отозвался капитан. — А вот такие мысли иметь не запрещается.

— А что это будет за груз?

— Никто не должен этого знать!

— Даже мы сами!

— Он доверяет только своим слугам!

Вот такие вопросы и мнения посыпались со всех сторон. А кто-то даже предположил:

— Может, это человеческое мясо!

— Или золото с потайных россыпей.

— Или зарытые сокровища миштекских королей!

Главарь жестом потребовал тишины и сказал:

— Ребята, не ломайте голову! Он слишком хорошо платит, чтобы груз был обычным. Сначала будем слушаться его беспрекословно, а потом проявим немножко любопытства. И если окажется, что груз нам и самим может пригодиться, то цена графу — такая же пуля, как и обоим его слугам. А сейчас кончайте шуметь и ложитесь спать!

Вокруг костра стало тихо, хотя кое-кто из разбойников никак не мог заснуть, стараясь угадать, что за таинственный груз вверяет им граф.

Вот каких проходимцев нанял граф для доставки сокровищ в столицу! Воров и убийц, живущих только за счет своих грязных и кровавых дел. Стоило прознать про содержимое мешков и ящиков, и его собственная участь была бы решена — об этом легкомысленный граф второпях подумать забыл…

На другое утро едва Хельмерс успел подняться с постели, как в комнату к нему явился асьендеро, чтобы засвидетельствовать немцу свое почтение. Несмотря на недолгое время пребывания гостей в доме, хозяин успел сердечно привязаться к ним.

— Вообще-то я к вам с просьбой, — сказал старик.

— Которую я исполню, если смогу, — ответил Хельмерс.

— Сможете, сможете. Я хочу сказать о том, что вы одиноки и не можете как следует заботиться о себе, а у меня здесь припасено вдоволь всего, чем я обязан обеспечить своих людей. Так что, если вы пожелаете обзавестись новым бельем и одеждой, то я надеюсь, что мои цены не покажутся вам чересчур высокими.

Хельмерс видел, что предложение старика исходит от чистого сердца, да и ему самому не хотелось обижать гостеприимного хозяина отказом. К тому же его старый охотничий костюм пребывал в таком плачевном состоянии, что он не стал долго раздумывать и сказал:

— Хорошо, я приму ваше предложение, сеньор Арбельес, при условии, что ваши цены действительно не слишком высоки — ведь я, признаться откровенно, беден почти как церковная мышь.

— Хм! Ну хоть самую-то малость я все же должен заработать! — ответил старик, смеясь. — Пойдемте, сеньор, я покажу вам свои кладовые!

Спустя час Хельмерс стоял перед зеркалом и не узнавал самого себя. На нем теперь были расклешенные книзу мексиканские брюки с золотой оторочкой, легкие короткие сапожки с огромными шпорами, белоснежная рубашка, а сверху — открытая на груди короткая куртка с золотым и серебряным шитьем. Голову его украшало широкополое сомбреро, а вокруг талии была обмотана шаль из китайского шелка. Волосы были аккуратно подстрижены, так же как и короткая и тщательно подбритая борода. Он смотрел на себя и удивлялся.

Когда Хельмерс вошел в столовую к завтраку, Эмма была уже там. Она даже покраснела от восторга, увидев, какие разительные перемены с ним произошли. Она и не представляла его себе таким мужественным и красивым. И Карья, казалось, тоже впервые заметила, что за красавец-мужчина был этот немец. Возможно, она теперь невольно сравнивала его с графом. Что же касается обоих индейских вождей, то они, как и всегда, сделали вид, что не замечают ничего особенного. Но кое-кого все это ужасно раздражало.

Этим человеком был граф Альфонсо. Надежда на скорое обладание сокровищами смягчила его сердце. Он явился к завтраку, но едва не повернул назад, увидев Хельмерса. При появлении графа никто не проронил ни слова. Тот украдкой скрипнул зубами и твердо решил навсегда избавиться от этого человека.

Выйдя после завтрака за территорию усадьбы, Хельмерс снова встретил вождя миштеков, который за эту ночь о многом успел передумать и, судя по всему, принять решение.

— Мой брат Громовая Стрела может позволить себе такую одежду, ведь он богатый человек! — обратился он к немцу.

— О, это подарок сеньора Арбельеса, а сам я так же беден, как и прежде!

— Нет, — возразил индеец серьезно. — Ты — богач, ведь у тебя есть карта, которая указывает путь в пещеру королевских сокровищ!

Немец в недоумении отступил на шаг назад.

— Откуда тебе это известно?

— Неважно, известно, и все! Можно посмотреть карту?

— Да!

— Прямо сейчас?

— Пойдем!

Он привел его в свою комнату и развернул перед ним старый истрепанный лист кожаной карты. Текальто бросил взгляд в ее угол и сказал:

— Да, это она! Карта Токсертеса, который был отцом моего отца. Ему пришлось покинуть страну, и больше он уже никогда не вернулся. Ты сделал ему добро, и теперь ты больше не беден. Хочешь увидеть пещеру королевских сокровищ?

— Ты можешь показать мне ее?

— Да.

— Кому принадлежат сокровища?

— Мне и Карье, моей сестре. Мы — единственные потомки королей миштеков. Так ты поедешь со мной?

— Поеду!

— Тогда будь готов сегодня за два часа до полуночи. На этот путь можно ступать только в темноте ночи.

— Кому еще позволено об этом знать?

— Никому. Но дочери асьендеро ты можешь доверить тайну.

— Почему ей?

— Потому что она знает, что ты ищешь сокровища.

— Но откуда тебе это известно?

— Я слышал каждое ваше слово вчера в саду. У тебя есть карта, но ты не захотел взять сокровища. Ты хотел сначала отыскать наследника. Ты честный человек, каких не много среди бледнолицых. И поэтому ты увидишь сокровища индейских королей!

А часом позже, когда остальные сидели за послеобеденным десертом, индеанка незаметно проскользнула в комнату графа.

— Ты составил бумагу? — спросила она графа.

— А ты умеешь читать? — осведомился он.