В пути по пескам прошло еще полтора дня, и вот он, последний из четырех источников — хранителей военной тайны заговорщиков — источник Близнецов. Назван так он был потому, что здесь из земли бьют очень близко друг к другу два примерно равных по силе ключа, которые затем сливаются в один ручей, впадающий в озеро почти идеально круглой формы с изумительно чистым и гладким зеркалом. Диаметр его — более тысячи шагов.

Растительность вблизи озера напоминает о том, что экватор совсем близко: берега заросли тростником такуара , кое-где вымахавшем до десяти метров в высоту, дальше идет полоса лавровишневой поросли, в которой изредка мелькают отдельно растущие акации. Здесь можно было увидеть и так называемые крокодиловые пальмы, а там, где почва была достаточно влажной, — разросшиеся вширь и ввысь древовидные алоэ фантастических форм. На душе у усталого путника становится веселее, и, пораженный зрелищем этих великолепных кущ, он забывает свою недавнюю скуку, навеянную монотонностью пустынного пейзажа. Среди деревьев снуют во множестве яркие, звонкоголосые птички, по преимуществу колибри. На сочной и густой траве то тут, то там виднеются свежие вмятины — это следы зверей, приходивших к озеру на водопой.

— Похоже, здесь мы сможем подкрепиться не только рыбой, — с воодушевлением гурмана, приглашенного на званый обед в дом, славящийся своей изысканной кухней, сказал Херонимо, рассматривая одну из цепочек таких следов: — По-моему, это след оленя.

— Похоже, пустыня кончилась, — отозвался в тон другу ехавший рядом с ним Отец-Ягуар, — олени распространенных в Аргентине видов обычно не заходят слишком далеко в пески. А колибри никогда не улетают на большое расстояние от джунглей, и, значит, мы можем смело предположить, что скоро начнется тропический лес или, по крайней мере, пампа. Но, имей в виду, Херонимо, там, где прошел олень, очень скоро может появиться и хищник. Надо быть постоянно настороже, однако и бояться его тоже не стоит, зверь, даже такой злой и коварный, как ягуар, сам боится человека.

Это настроение своего вожака — предвкушение новых приключений, которые уже не за горами, разделяли и остальные члены экспедиции, а пока занялись кто чем — большинство отправилось на рыбалку, остальные — искать вход в очередной тайник оружия. Нашли его на этот раз очень быстро, несмотря на то, что оазис у источника Близнецов был куда обширнее оазиса у Крокодильего источника, и не менее быстро опустошили, благо опыт по этой части уже имелся. Теперь надо было решать, как погрузить всю эту массу оружия и амуниции на лошадей. Они и так уже выбивались из последних сил под тяжестью мешков из первых двух тайников, не говоря уже о том, что такая нагрузка, конечно, не могла не сказываться на их скорости.

Но гораздо больше Херонимо волновало сейчас другое.

— Нам нужно удвоить свое внимание и быть теперь гораздо осторожнее, чем до сих пор, — сказал он, обращаясь к самым бывалым членам экспедиции.

— Это еще почему? Разве и тут водятся пиявки? — изобразил из себя наивного простака Шутник.

— Да брось ты, наконец, свои смешки! — ответил ему Херонимо. — Не до того нам сейчас. Солдаты капитана Пелехо уже, вполне возможно, добрались до Пальмового озера.

— Херонимо, насчет того, что надо быть осторожным, ты полностью прав, это никогда не повредит в таких предприятиях, как наша экспедиция, но что касается солдат Пелехо, то я убежден, что их на Пальмовом озере еще нет, — сказал Отец-Ягуар.

— Почему ты так уж в этом уверен?

— Мы опережаем их по времени.

— А мне так не кажется, — ответил, с сомнением покачав головой, Херонимо. — После происшествия у Рыбного источника прошло пять дней. Этого времени вполне достаточно для того, чтобы солдаты смогли добраться от Матары, Качипампы или Миравильи до той местности, в которой, по нашим предположениям, находится Пальмовое озеро.

— Совершенно верно. Но солдаты будут идти также и из Крус-Гранде, и из Канделарии, а это, как ты знаешь, очень далеко, им при всем желании никак не успеть добраться за это время до озера.

— Насколько это вероятно или невероятно, мы узнаем позже, но солдаты из тех гарнизонов, которые я назвал сначала, уже вполне могут купаться в озере.

— Сомневаюсь, потому что им, во-первых, не до купанья, а во-вторых, и это самое важное в данном случае обстоятельство, для определения диспозиции им необходим грамотный и опытный офицер, умеющий объединять разрозненные отряды и брать на себя ответственность в незнакомой обстановке, но такого офицера с ними нет. А кроме того, не забывай — там совсем рядом граница, за которой — враг. Я уверен: капитан Пелехо составил свои приказы таким образом, чтобы все отряды прибыли к озеру в один и тот же день и даже, может быть, час.

— Наверное, ты и на этот раз, как всегда, прав, — вынужден был признать неоспоримость логики своего друга Херонимо. — Значит, пока мы не берем в расчет то, что у Пальмового озера нас может ожидать неприятная встреча?

— Напротив! Гораздо более, чем солдат, нам следует опасаться индейцев. Относительно того, что мы не встретим их на Пальмовом озере, у меня как раз нет уверенности. Они ведь очень ждут прибытия обещанного им белыми оружия и наверняка уже давно выставили там по всей округе свои дозоры.

— Признаю, Карлос, твоя правда! Что же нам делать, учитывая все это?

— Я думаю так: остановимся на северном берегу озера, он не так опасен, как южный. Костров разводить не будем. Есть будем рыбу, которую зажарим заранее.

— Знаешь, а мне кажется, что и на северном берегу для нас будет не очень-то безопасно.

— Почему?

— Да потому, что скорее всего именно на северном берегу озера, как это обычно бывает, находятся источники, ну, и водопой для лошадей, само собой.

— Это так. Но я забыл сказать тебе вот что: Пальмовое озеро в этом отношении — особенное, там и на южном берегу есть источники, они, правда, не слишком крупные, но их там немало. И двойных источников, ну точно таких же, как здесь, там тоже предостаточно. И еще там есть широкая поляна, как будто специально созданная для лагерной стоянки. Кстати говоря, очень вероятно, что и на южном берегу этого озера тоже может обнаружиться какой-нибудь небольшой родничок — такое уж тут строение почвы.

— Карлос, а ты не допускаешь мысли, что из-за своего нетерпения они могут время от времени совершать контрольные рейды к тайникам с оружием, например, сюда?

— Нет, не допускаю. Белые в этой стране давно горьким опытом научены, что о таких вещах, как местонахождение тайника, да еще и с оружием, индейцам нельзя говорить ни слова, ни полслова. Единственный, кто может быть в курсе местонахождения тайников, — вождь Бесстрашная Рука, но, учитывая то обстоятельство, что он ведет с белыми сложную дипломатическую партию, он, конечно, ничего своим соплеменникам не сообщит про тайники. Более того, именно он, я думаю, посоветует им держаться непременно и исключительно южного берега, опасаясь, чтобы они, не дай Бог, не наткнулись случайно на тайник.

— На это мне, откровенно признаюсь, нечего возразить, — признал Херонимо.

И тут раздался короткий, пронзительный, трижды повторившийся звук, от которого у всех невольно пополз мороз по коже.

— Карлос! Ты слышишь? — встревоженно спросил Херонимо, понизив голос.

— Слышу, слышу! Это ария , — ответил Отец-Ягуар, коснувшись своего затылка, словно хотел проверить, по-прежнему ли свободно вращается его шея, а потом дотронулся до головы.

— Ария, — подтвердили почти хором все остальные и тоже дотронулись до своих затылка, шеи и головы.

Что такое ария? Точно и определенно этого вам никто не скажет. Но то, что называют в Аргентине этим словом, а в других странах, может быть, как-то иначе, происходит следующим образом: сидите вы, скажем, за бокалом вина или чашкой чая, а рядом с посудой на столе стоит бутылка, фляга или чайник — все равно что, любой сосуд. И вдруг все это одновременно начинает звенеть и дребезжать. Иногда разбивается вдребезги, хотя никто этих предметов даже не касается. Право же, есть от чего впасть в озноб! У животных, присутствующих при этом, судорогой надолго сводит все части тела, нечто похожее испытывают и люди. Такова ария — явление, связанное, видимо, с взаимодействием различных электромагнитных полей, о котором упоминают в своих рассказах о пребывании в пустынных районах Аргентины очень многие исследователи и путешественники. Поэтому отнюдь нелишне, как только начинается эта самая ария, убедиться в том, что твоя шея еще вращается.

Откуда же исходил на этот раз тревожный звук? Многим показалось, что из пустых фляг, в которых раньше помещались пиявки дона Пармесана и которые он не стал снова заполнять. Они лежали в его седельной сумке. Хирург с опаской открыл сумку, лежавшую на земле рядом с седлом. Фляги были расколоты надвое. И еще слава Богу, что дело ограничилось только этим, во всяком случае, на этот раз ни у кого ни одного мускула не свело.

Доктор Моргенштерн впервые в своей жизни встретился с таким явлением и, естественно, тут же накинулся на Отца-Ягуара с вопросами. Тот, пожав плечами, ответил:

— К сожалению, я не смогу дать вам на этот счет толковых объяснений. Потому что и сам, честно говоря, не знаю, что это такое. Одно могу сказать: в это время года ария случается чаще, чем в остальные, и то же самое можно сказать о ее силе.

Он замолчал и внимательно посмотрел на небо. Но на высоком голубом небосводе ничего примечательного заметно не было — ни единого облачка — намека на скорую смену погоды. В воздухе не ощущалось ни малейшего ветерка, и поверхность озера оставалась по-прежнему гладкой, как отлично выглаженная скатерть, а вода — прозрачной, как кристаллы хрусталя.

На землю опускался вечер. Они поели жареной рыбы из своих запасов. Костра не разжигали. Многие, насытившись, растянулись во весь рост прямо на траве, другие, открыли своего рода клуб завзятых острословов, как это часто у них бывало по вечерам. Душой компании, как всегда, был все тот же, уже известный нам Шутник.

Антон Энгельгардт и юный инка сидели несколько в стороне от всех остальных. За то короткое время, что довелось им провести вместе, юноши успели закрепить возникшую уже после первой встречи взаимную симпатию, им было и приятно, и интересно проводить время вместе, а после приключений на Крокодильем источнике они перешли на «ты». Внешне они казались очень непохожими друг на друга. Как вы, наверное, помните, Аука был черноволос, Антон же — белокур, столь же контрастными по отношению один к другому были и их характеры. Непосредственный, искренний, порывистый Антон, на лице которого читались очень привлекающие людей ясность души, чистота помыслов, доброжелательность, был человеком благородного склада души, для которого характерны сочетание храбрости и сердечности. Аука, напротив, был строг, серьезен, можно сказать, суховат, несмотря на нежный возраст; вел он себя в любой ситуации максимально сдержанно, у любого человека при общении с ним невольно возникало ощущение, что этого юношу гнетет какое-то тяжелое воспоминание, изба виться от которого он не в силах, а может, не считает нужным Такие разные, юноши тем не менее сразу нашли общий язык и прекрасно понимали друг друга Антон, нимало не смущаясь тем, что мог показаться своему суровому другу излишне чувствительным, выплескивал наружу то, что его занимало и волновало, а Аукаропора молча слушал его, не задавая лишних вопросов, и этого ему было вполне достаточно, чтобы сделать определенные и точные выводы из ситуации, изложенной Антоном. Впрочем, тот, кто присмотрелся бы к нему повнимательнее, обнаружил бы, что этот кажущийся порой чересчур холодным и даже несколько чопорным молчун совсем не так уж холоден: в его глазах то и дело мелькали искры дружеского участия и заинтересованности.

Главной темой их разговоров был Отец-Ягуар. Антон восторгался им, называл героем. И Аука относился к нему с огромным уважением, но, когда его новый друг просил рассказать что-нибудь о прошлых подвигах Карла Хаммера, про которые ему было, без сомнения известно больше, чем Антону, он предпочитал отмалчиваться или высказывался приблизительно в таком роде:

— Ничего не могу тебе сказать Он разговаривал всегда только с моим дедом а наш обычай велит молодым отходить в сторону когда разговаривают старшие

— Ваш обычай? А к какому, собственно, народу или племени ты принадлежишь?

— Ни к какому.

— Но так не бывает.

— К несчастью, бывает Мой народ исчез, понимаешь, был, и нету. От него осталось лишь несколько семей, ведущих нищенское существование. Мы живем высоко в горах, там, где парят кондоры

— Но там же нет ни одного дерева, вообще никакой растительности! Как можно там жить?

— Мы едим мясо диких зверей, а воду берем из ручьев

— Если бы ты знал, как я мечтаю о такой жизни! Я бы охотно поменялся с любым из вас всем, что дала мне судьба просто так, потому что я родился в состоятельной семье, на то, что нужно завоевывать, добывать с риском для жизни! Расскажи мне, пожалуйста, еще что-нибудь про жизнь и дела своих соплеменников!

Аука задумался на несколько мгновений, потом ответил:

— «Про жизнь и дела»… Нет, знаешь, как-нибудь в другой раз… Ты только не обижайся, хорошо? А лучше всего будет, если ты побываешь как-нибудь в наших горах, посмотришь на все сам, поговоришь с людьми и попытаешься понять, кто мы такие и чем живем.

С этими словами он встал и отошел в сторону, давая понять своему другу, что не испытывает большого желания продолжать этот тягостный для него разговор. Антон, сам того не подозревая, растревожил рану в душе Ауки, но понял, что допустил какую-то бестактность, и замолчал, испытующе глядя на понурившегося в отдалении друга. Мало-помалу тот овладел собой и, вернувшись к Антону, улегся рядом с ним. Засыпали они в полном молчании…

Среди ночи Антон вдруг почувствовал, что кто-то трясет его за плечо. Он хотел было вскрикнуть, но услышал слова, произнесенные ему на ухо шепотом:

— Тише! — Это был голос Ауки. — Ты, кажется, хотел стать похожим на Отца-Ягуара? Ну, так у тебя появился хороший шанс для этого. Пойдешь со мной?

— Куда?

— Не очень далеко. Оставь ружье здесь, а с собой возьми только нож и болас. Поползешь за мной Часовые не должны нас видеть.

И они поползли. Небо с вечера заволокли низкие облака, и темень стояла такая, что и в пяти сантиметрах ничего не разглядишь. Лишь изредка, когда молодой месяц проглядывал между облаков, можно было кое-что разглядеть. Главным ориентиром для них было озеро, по его берегу они и двинулись дальше, до тех пор, пока Аука не остановился и опять же очень тихо не произнес:

— Сейчас мы должны миновать часовых, а после этого сразу же поднимаемся с земли, понял?

— Да, — послушно ответил Антон.

Так они и сделали.

— А теперь посмотри как можно пристальнее на тот берег озера, — сказал Аука, как только они поднялись с земли. — Видишь там что-нибудь?

— Ничего не вижу, — ответил Антон.

— А справа?

— Тоже ничего.

— Жаль. Там расположились какие-то люди.

— Почему ты так решил?

— Я слышу шум, который доносится оттуда, правда, едва слышный. Время от времени над тем местом по небу как будто зайчики пробегают — это отблески костра.

— А я ничего не замечаю и не слышу.

— Но я, видишь ли, индеец…

— И что ты намерен теперь делать?

— Сначала нужно туда подобраться и разузнать, кто эти люди и что их туда привело. А там видно будет…

— А ты уверен, что Отец-Ягуар одобрил бы твои действия?

Аука положил руку на плечо Антона и ответил с достоинством:

— Я — сын этой страны и предан ей. Ты можешь не сомневаться: я не совершу ничего, что бы пошло ей во вред. Так ты идешь со мной или остаешься здесь? Если решишь остаться, я тоже не пойду туда. Тогда, конечно, я расскажу Отцу-Ягуару о своих наблюдениях, но, мне кажется, глупо упускать такой шанс проявить себя.

— Я иду с тобой!

— Ну что ж, тогда дай твою руку! Я поведу тебя, поскольку, как мы только что выяснили, в темноте вижу лучше тебя.

Взявшись за руки, они медленно и осторожно двинулись дальше. Это было не так уж просто, потому что шли они не по тропинке, а между деревьями и кустами. Неожиданно лес кончился. Но Аука сказал:

— Это всего лишь небольшая полянка. Лес тянется поясом вдоль всего берега. Нам лучше пробираться по самому его краю, все-таки здесь немного светлее, чем под деревьями.

— Послушай, — сказал Антон, — а тебе не кажется, что так мы слишком сильно отклонимся в сторону от места, где сидят те люди?

— Если и отклонимся, то не очень сильно: лес здесь не должен быть слишком уж широк Впрочем, можно еще точнее определить местонахождение тех людей они, конечно, сидят у источника. Надо сначала его найти, а дальше уже идти по его течению

— Может быть, он течет где-то под деревьями?

— Может быть. Но люди сидят не под деревьями там разводить костер было бы и неудобно, и опасно Держись крепче за меня! И вперед!

Они пошли быстрее. Начинало светать. Лес опять стал гуще. Аука резко остановился и прислушался.

— Что ты слышишь? — нетерпеливо спросил Антон

— Я думаю, это колокол…

— Колокол? Но поблизости нет и не может быть ни одной колокольни!

— Я имею в виду не церковный колокол Пройдем еще немного вперед, и ты тоже его услышишь

Они прошли буквально несколько метров вперед, и Антон воскликнул:

— Слышу! Действительно, как будто что-то звенит -ну если не колокол, то, по крайней мере, колокольчик на шее у мадрины .

— Да, это не что иное, как колокольчик мадрины

— А разве в этих местах проходят тропы аррьерос?

— Нет, насколько мне известно. И караваны торговцев здесь тоже никогда не ходят… Как все это странно! Знаешь, мне все больше кажется, что эти лошади принадлежат индейцам.

— Какого племени?

— М-м-м.. Пока не могу сказать. Но надеюсь, мы это скоро выясним.

— Но, послушай, если это индейцы, то они удивительно неосторожны. Все племена, живущие здесь, насколько мне известно, враждуют друг с другом. И в этой обстановке вешать предательский колокольчик на шею животному! Я такого просто не понимаю!

— Наверное, они уверены в том, что эти места абсолютно безлюдны, и не считают нужным остерегаться Лошадей они, скорее всего, тоже пустили попастись на свободе без всякого присмотра.

— Но как же они потом будут их собирать?

— Вот в этом-то все дело. Здешние индейцы коней не разводят, а воруют, а зачем вору знать, как управляться с табуном? Он привык получать готовое. Когда же этим конокрадам нужно собрать лошадей для какой-нибудь военной нужды, они поступают обычно очень просто — привязывают колокольчик на шею мадрине. Его звон слышен далеко. Часа через два все стадо в сборе. Нам в данном случае этот звон на руку. Ориентируясь по нему, мы будем совершенно точно знать, в какую именно сторону надо идти.

Итак, они пошли на звук колокольчика и скоро увидели несколько небольших костров, освещающих нижние части стволов деревьев. Остановились…

— Идем дальше? — спросил Ауку Антон.

— Да, но не сейчас. Сначала я должен проверить, не стоят ли возле лошадей часовые. А ты оставайся здесь, пока л не вернусь.

Антон остался один. Прошло четверть часа. Но юноша не испытывал ни малейшего беспокойства, настолько он верил в то, что с Аукой ничего плохого просто не может случиться. Через несколько минут он получил подтверждение своей уверенности. Появился Аука и шепотом сообщил своему другу:

— Никаких часовых там нет. А лошади настолько доверчивы, что не обратили на меня никакого внимания. Бродят, где им вздумается, только у мадрины передние ноги связаны, но и то слабо.

— Сколько там лошадей?

— Мне не удалось их сосчитать, но ясно, что много. Во всяком случае, возле мадрины крутилось их сразу несколько. Это меня порадовало.

— Почему?

— Потому, что они пойдут за ней куда и с кем угодно. Если эти индейцы — абипоны, как я думаю; мы уведем у них с помощью этого трюка вообще всех лошадей.

— Ты уверен, что это получится?

— Ты имеешь в виду, что нам вдвоем с этим не справиться? Но почему бы и нет? Мы сделаем так: уведем с собой одну только мадрину, а уж кони сами пойдут за ней.

— Да, но как же быть с колокольчиком?

— Абипоны имеют привычку спать очень крепко…

— А часовые?

— Разумеется, они их выставят, но, я думаю, не слишком много — Они ведь чувствуют себя здесь, судя по всему, уверенно и спокойно! Впрочем, мы не будем полагаться на везение, а выясним для начала, сколько именно часовых они выставили. Я поползу первым, ты след в след за мной. Пошли!

Они доползли до края поляны и затаились под деревьями. Поляна была не слишком широкой, и два костра, горевшие на ней, освещали все вокруг. Неподалеку бил из земли родник. По обоим его берегам горело еще восемь костров, возле них юноши насчитали восемьдесят индейцев. На земле между ближайшими к ним кострами лежали шестеро связанных человек. Хотя юноши не смогли узнать в неверном свете костров, кто это конкретно, но им обоим показалось, что один из пленников абипонов имел европейские черты лица… Дальше были беспорядочно свалены копья, луки, колчаны со стрелами и духовые ружья. И только возле одного из деревьев они заметили прислоненное к стволу отличное боевое ружье. Около его приклада на земле было заботливо расстелено пончо. В лагере шли приготовления ко сну. Переговаривались индейцы между собой на каком-то довольно певучем наречии. Антон не понимал ни слова из того, что они говорили, и спросил у друга:

— Что это за племя? Я понял пока только одно — что они не кечуа.

— Это абипоны, наши злейшие враги. А вот тот, что повелительно жестикулирует, конечно, их вождь, и ружье, которое лежит на пончо, видимо, тоже его. Ну-ка, ну-ка, послушаем, что за приказы он отдает… Ага, он сказал им, что за ночь часовые сменятся трижды. А на вахту будут заступать по двое: один будет стоять возле лошадей, другой — возле пленников.

— А кем могут быть эти пленные? Если абипоны — наши враги, значит, пленные могут оказаться нашими друзьями?

— Верно.

— Эх, если бы мы могли освободить их!

Инка несколько мгновений молчал, напряженно вглядываясь в лица лежащих на земле пленников индейцев. Потом сказал:

— Это вполне возможно. Во всяком случае, я бы попытался… А что ты на это скажешь?

— Аука, я пойду за тобой куда угодно! — От охватившего его восторга Антон стал говорить гораздо громче, чем следовало в их положении. — Но как мы это сделаем? У нас ведь нет с собой ружей!

— Тише, тише… Они нам вовсе не нужны. Ты лучше вспомни слова Отца-Ягуара о том, что очень часто хитрость побеждает силу. По этому принципу я и предлагаю действовать.

— Согласен! Но объясни мне, что я конкретно должен делать.

— Погоди немного! Сначала пусть они улягутся спать. Потом нам надо посмотреть, погасят ли они костры. Одно дело — действовать в темноте, другое — при свете костра.

Он замолчал, потому что к пленным приблизился вождь абипонов. Он стал произносить в адрес лежавших на земле угрозы, подкрепляя их пинками ногой. Пленники, связанные по рукам и ногам, увертываясь от ударов, корчились на земле, как ужи на сковородке. Время от время отблески костра ложились на их лица, и юноши убедились в том, что их первоначальное предположение было верным: один из пленников оказался белым. Увидев лицо другого, Аука взволнованно зашептал:

— Это вождь камба! Его зовут Эль Кранео Дуро, то есть Прочный Череп. Ты слышал когда-нибудь о нем?

— Нет, не приходилось.

— Это имя ему досталось после того, как он получил, можешь себе представить, восемь ударов подряд прикладом по голове и не умер после этого. Когда враги, посчитав его уже мертвым, удалились с места схватки, он встал с земли, покрутил немного головой и, как только к нему вернулась способность видеть и понимать что к нему, пошел по их следу. Это были все те же абипоны. А конец этой истории такой: никого из его врагов не осталось в живых. Вот так…

— Ты знаком с ним?

— Даже более того, мы с ним — давние хорошие друзья. Он часто бывал в нашем селении в горах, а я и Ансиано гостили среди людей его племени. Чтобы не объяснять тебе слишком долго, что он за человек, я скажу тебе только одно: я собственной жизни не пожалею ради его спасения.

— И я тоже! — воскликнул Антон.

Аука положил руку ему на плечо, внимательно и, как показалось Антону, с благодарностью посмотрел в глаза и сказал:

— Пока лучшее, что ты можешь сделать для него, — это лежать молча и не шевелиться.

Абипоны наконец улеглись на ночь, завернувшись в свои пончо, ногами к огню. Заступила на вахту первая пара часовых. Один сразу же ушел к лошадям, другой стал ходить между кострами. Подул резкий, холодный ветер. Чтобы не закоченеть, часовой завернулся сразу в два пончо: одно окрутил вокруг бедер на манер женской юбки, другое надел себе на голову, оставив только узкую щель для глаз. Ветер становился все сильнее и временами неожиданно поднимал из тлеющих углей костров целые столбы искр, которые падали на пончо спящих и тут же гасли, задуваемые все тем же ветром, но, чем черт не шутит, могли и пожар наделать. Часовой заходил быстрее, поворачивая угли то в одном костре, то в другом. И только в один из тех, между которыми лежали пленники, наоборот, подбросил веток.

С того момента, как индейцы улеглись, прошло примерно полчаса. Кое-кто из них уже начал похрапывать. Сгоравший от нетерпения Антон не выдержал и прошептал на ухо Ауке:

— Не пора ли? Ты не боишься, что поднимется переполох среди наших, когда они заметят, что нас нет?

— Даже если это и случится, Ансиано, я думаю, сумеет их успокоить довольно быстро. Он хорошо знает меня и догадается первым, в какой стороне меня следует искать. Но ты прав: действительно пора начинать нашу операцию.

— Ты уже решил, что нам надо делать?

— Тут не требуется никакого решения, надо просто делать то, что само собой разумеется, и все… Я выманю часового сюда.

— А как ты это сделаешь?

— Увидишь. Слушай внимательно: я сейчас издам некий звук, а ты понаблюдай, не реагируют ли на него спящие. Для нас сейчас важно, чтобы они все дрыхли, что называется, без задних ног.

Он приложил обе свои ладони ко рту и издал тихий шорох, похожий на то, как если бы вдруг «заговорил» попугай, неожиданно проснувшись.

Ни один из индейцев не проснулся, но часовой застыл на месте как вкопанный и прислушался…

— Так… — сказал Аука. — Сейчас он у нас как миленький притопает сюда, прямо к нам в руки. Видел ли ты когда-нибудь, друг мой Антон, чтобы лежащий на земле человек нес караул?

— Нет.

— Вот и я тоже. А теперь быстренько отползи-ка примерно за два дерева отсюда и прижмись к земле, как лист опавший!

Антон отполз, и Аука еще раз издал все тот же звук под личиной попугая. Потом еще и еще раз… Часовой лег на землю и пополз. Похоже, он действительно был уверен, по крайней мере, процентов на восемьдесят, что имеет дело с попугаем. Аука перекинул свою тяжелую булаву на левый бок и прохрипел голосом попугая в последний раз. И почти в то же мгновение бросился на индейца, пригвоздив его мощным ударом к земле, так что тот и пикнуть не успел.

— Мой Бог, а ты не убил ли его случайно? — с ужасом прошептал Антон.

— Не знаю… Скорее всего, он жив, просто пребывает в глубоком обмороке. Оставайся тут и не своди с него глаз. А если он очнется раньше, чем я вернусь, используй свой нож… Я знаю, как трудно тебе сделать это, но уясни для себя как следует одну вещь: мы сейчас находимся с ними в состоянии войны. А на войне как на войне. Во всяком случае, он, я уверен, не станет бездействовать, когда проснется. Его голос в данном случае для нас оружие пострашнее ружья.

Он помолчал несколько мгновений, вглядываясь в лицо Антона. Тот выглядел растерянным. Потом пробормотал:

— Нет, если бы он на меня напал, я, конечно, смог бы…

Тогда Аука заявил, сумев придать своему шепоту властные ноты:

— Я требую, чтобы ты подчинился!

Инка открылся другу с совершенно новой стороны. Это был уже не скромный молчун, а настоящий повелитель. Озадаченный таким превращением, на этот раз промолчал Антон. Аука, однако, не стал требовать от него ответа. Может, счел, что приказ его будет непременно выполнен, а может, ему было просто некогда. Он торопливо снял с оглушенного абипона оба его пончо и надел их на себя точно таким же образом. Уже через минуту он ходил по лагерю, точь-в-точь как настоящий часовой.

Замерев от ужаса, Антон сидел возле индейца, поглядывая то на него, то на своего друга.

А тот наконец подошел к лежащим на земле пленникам. Никто из них не спал. Аука обнаружил, что, кроме Прочного Черепа, ему знакомы еще двое индейцев камба. Но белого, оказавшегося при ближайшем рассмотрении очень молодым человеком, он никогда раньше не встречал… Аука решил дать понять этому парню, что настроен по отношению к нему весьма доброжелательно, и заговорил на испанском, обращаясь к Прочному Черепу, хотя тот и демонстративно отвернулся:

— Эль Кранео Дуро сейчас сильно огорчен, но скоро его ждет большая радость. Если он сейчас мне ответит, я смогу говорить тише.

Прочный Череп повернулся лицом к нему и ошарашенно прошептал:

— Что, что такое ты сказал? Да ты, собака, никак вздумал посмеяться над нами?

— Возьмите себя в руки и говорите тихо, прошу вас. Это никакие не шутки. Я здесь для того, чтобы спасти вас.

— Ты, абипон?

— Я не абипон, я Аукаропора, сын твоего друга Ансиано, — перейдя к обычному для индейца любого возраста обращению на «ты» к человеку, заверил его Аука.

— Ты — Аукаропора?!

Вождь онемел от удивления, но все равно не поверил.

И тогда Аука распахнул пончо, которое было у него на голове.

— Ну как, теперь узнаешь меня? — спросил он.

— Да, ты сын нашего друга, значит, тоже наш друг. Но как же ты попал к абипонам, мальчик?

— Я не имею к ним ни малейшего отношения. Мы пришли в эти места с большим отрядом. Наш лагерь расположен по другую сторону озера. А здесь мы вдвоем с другом. Он там, — и Аука кивком показал в сторону деревьев, за которыми стоял Антон.

— А где сейчас Ансиано?

— Ты же знаешь: мы не расстаемся никогда. Но я не сказал ему, что иду сюда. Он остался там, в лагере.

— А что за люди в вашем отряде?

— Это люди Отца-Ягуара.

— Здесь Отец-Ягуар! Это очень хорошая новость, мальчик. Он самый смелый человек из всех белых, которых я знаю, но и ты тоже храбрый юноша. А где часовой?

— Мой друг присматривает за ним, пока тот отдыхает.

— Отлично! Нож с тобой?

— Да.

— Так пусти его быстрее в дело.

— Кто спешит, тот людей смешит. Прежде всего мы должны обговорить, что будем делать после того, как я перережу ремни, связывающие вас. Нам нужно уйти совершенно бесшумно — вот в чем дело. Если хоть один абипон проснется, — все пропало! В нашем лагере никто не знает, что мы ушли сюда. А начнут искать нас — опять же все пропало! Надо действовать как можно быстрее, но, несмотря на это, после того, как я перережу ремни, не вскакивайте сразу же резко, руки и ноги, я думаю, у вас порядочно затекли, полежите еще немного, а уже потом поднимайтесь, но очень осторожно.

Аука перерезая ремни и за те несколько мгновений, что пленники оставались неподвижными на земле, успел дать им еще один полезный совет:

— Все костры погашены, горит один только этот Мы не можем видеть врагов в темноте, потому что наши глаза привыкли к свету, но зато любой из них, если даже случайно приоткроет свои глаза, разглядит нас прекрасно. Поэтому будете уходить ползком по одному. Двигайтесь вон в ту сторону — он показал на деревья, за которыми находился Антон, — там вас встретит мой друг и отведет вас в лагерь Отца-Ягуара. Будьте предельно осторожны. Я пока еще немного похожу, как часовой, и проверю, все ли спокойно.

— Абипоны выставили только одного часового? — уточнил Прочный Череп.

— Нет, — ответил Аука. — Еще один стоит возле лошадей.

— С этим мы справимся, хотя у нас и нет при себе никакого оружия.

— Справитесь, конечно, Но ты лучше предоставь его мне, Прочный Череп. А оружие вам еще понадобится. Посмотрите: вокруг его сколько угодно. Выбирайте!

И тут впервые заговорил белокожий молодой человек:

— Лично я хотел бы вернуть себе свое ружье. Оно мне дорого, с ним у меня многое связано, но я дорожу им не только поэтому…

— А где оно? — спросил Аука.

— Лежит на земле около спящего вождя абипонов, он не расстается с ним. Но я буду не я, если не отберу ружье у негодяя.

— Я совсем не знаю тебя. Можно ли полагаться на твою ловкость и осторожность? — вновь несколько свысока обратился к нему Аука.

Вмешался Прочный Череп:

— Аука, ты не можешь называть этого сеньора на «ты», потому что он офицер, а ты еще не стал настоящим мужчиной. Могу тебя успокоить: наш белый друг — не какой-то зеленый новичок на тропе войны и вполне может сам себе добыть оружие.

— И патроны к нему в придачу, — добавил тот, о ком шла речь, сверкнув белозубой улыбкой. — Собака — вождь абипонов забрал у меня также часы и компас. Я думаю, они ему без надобности.

— Хорошо, — сказал Аука, — делайте то, что считаете нужным, только постарайтесь никого не разбудить при этом.

— То есть мне нельзя ни на кого нападать, вы хотите сказать, юноша? — не согласился белый. — Но поймите меня: я не могу не рассчитаться с этим обнаглевшим абипоном, который посмел бить ногами офицера. Не волнуйтесь, я все сделаю очень тихо, и после этого наглец будет спать гораздо дольше, чем собирался, когда укладывался на ночь.

Аука кивнул ему и вновь стал старательно изображать часового. Сначала внимательно оглядел спящих, потом подошел к вождю. Этот хитрец не просто положил ружье на землю около себя, а закутал его в свое пончо. Аука знаками объяснил это офицеру и вышел из круга света, как бы растворившись в темноте. Стоя там, тихо хлопнул в ладоши. Это был условный сигнал к тому, что можно начинать ползти. Первым двинулся с места Прочный Череп, за ним четверо камба, а замыкающим полз молодой офицер.

Его не удерживало даже предостережение Ауки о том, что ружье завернуто в край пончо, покрывающего тело вождя. «Да, — подумал юный инка, — Прочный Череп аттестовал его правильно, этот парень, видно, бывал и не в таких переделках и не знает, что такое страх». А тот полз просто-таки мастерски: не совершая ни одного лишнего движения, а каждое сделанное им было продуманно и бесшумно. Но вот он дополз до вождя и сразу же набросился на него, прижав к земле. Тело абипона безвольно обмякло в складках пончо. Офицер встал, держа в левой руке свое ружье. Все было сделано в какие-то доли секунды.

Когда они отошли немного от стоянки абипонов, офицер сказал с интонацией удовлетворенного мстителя, каковым он на самом деле, в общем-то, и являлся:

— Негодяй никогда уже не сможет пнуть ногой ни одного офицера! А теперь я хотел бы знать, что мы будем делать дальше.

Инка, вновь почувствовав себя в роли повелителя, жестом показал: за мной. И привел всех туда, где сидел над индейцем-часовым уже совершенно сам не свой от переживаемого волнения Антон. Он видел все, что произошло в лагере. К счастью, абипон до сих пор не очнулся, потому что в том состоянии, в котором пребывал Антон, он, конечно, не смог бы заставить замолчать индейца.

Аука сказал:

— Оставайтесь все здесь до тех пор, пока я не сниму второго часового возле лошадей.

— Не торопись, Аука, это мое дело! — воскликнул Прочный Череп.

Извини, друг, вовсе не твое, а мое! — вмешался в спор офицер. — Вчера эти собаки хотели меня утопить в озере. В наказание за такое преступное намерение они уже имеют труп своего вождя, хотя пока и не ведают об этом. Но, мне кажется, я еще не полностью расплатился с ними.

Эти слова были произнесены столь темпераментно, что Аука понял: удержать парня будет абсолютно невозможно. И тот ушел, ступая мягко и неслышно, как ягуар, в направлении, которое указал ему Аука. Пока его не было, все напряженно прислушивались к любому звуку, однако ничего похожего на шум схватки не услышали. Так прошло примерно две минуты. И вдруг так же неслышно, как уходил, между деревьями возник офицер.

— Парень не успел произнести ни звука. А теперь давайте разбирать лошадей. Пусть каждый возьмет себе по одной, какая ему больше нравится.

— Нет, — перебил его Аука, — мы уведем всех до одной, но другим способом. Среди них бродит — слышите колокольчик — мадрина. За ней они пойдут, как утята за уткой.

— А этот парень далеко не глуп, хотя еще почти мальчишка! — воскликнул офицер, обращаясь к своим недавним товарищам по плену. А потом опять повернулся лицом к Ауке: — Так вы, молодой человек, говорите, что лагерь Отца-Ягуара разбит по ту сторону озера? Вы сможете его найти в такой темноте?

— Смогу, — ответил инка.

— Тогда отправляйтесь к ее милости госпоже мадрине, а мы зайдем всему стаду в тыл.

Сочетая дружеское обращение, опыт военного человека и взятую на себя добровольно роль командира, он говорил таким тоном, что не подчиниться его приказам казалось просто невозможным делом. Аука, хотя и сам мог, как все уже убедились, успешно командовать людьми, подчинился приказу совершенно спокойно, во всяком случае, не возразил ни слова. Подкравшись к мадрине, он несколькими точными движениями освободил ее передние ноги от пут, ловко запрыгнул лошади на спину, слегка пришпорил ее, и они медленно тронулись… Дальше все шло, как и было задумано: табун потянулся за своей предводительницей. Все пятеро камба и офицер сели на лошадей, замыкавших табун. Антон, сев на лошадь, тут же подъехал к своему другу. И не только потому, что хотел быть сейчас рядом с ним, он испытывал безотчетную антипатию по отношению к молодому офицеру. Следуя таким порядком, они объехали примерно половину озера по периметру. Но это был не совсем тот путь, которым Антон и Аука шли в лагерь абипонов, поэтому они держались опушки леса, а на лошадях в кромешной тьме там было не проехать Пришлось обогнуть лес. И вот они, наконец, добрались до лагеря.

А там все было тихо и спокойно. Отец-Ягуар давно держался одного полезного в подобных путешествиях правила: он сам отправлял каждую новую партию часовых на пост, удостоверяясь при этом, все ли в порядке. Так все шло и теперь, с той разве что разницей, что на этот раз Отец-Ягуар спал в промежутках между сменой часовых меньше, чем обычно: ему не давала покоя какая-то казавшаяся пока совершенно беспричинной смутная тревога… Впрочем, он скоро осознал, чем она вызвана: расколовшимися флягами. Он вспомнил, что всегда, когда происходило нечто подобное, вскоре резко менялась погода. К тому же и небо было затянуто тяжелыми тучами, теперь уже не такими, как вечером, когда месяц все же иногда проглядывал между ними, а сплошными, впечатление было такое, как будто землю накрыли сверху плотным ватным одеялом. Поднялся ветер, и он становился все сильнее и сильнее. Что могло за этим последовать, Карл Хаммер знал очень хорошо — гроза с ливнем. А ливни в Гран-Чако случались такие, что могли прибить человека к земле. Надо было заранее продумать, какие в этом случае надо принять меры. Оставаться под деревьями, в любое из которых могла ударить молния, опасно. Однако опасность пребывания во время грозы в открытой пампе или на берегу озера была не намного меньше. И Отец-Ягуар решил, что необходимо посоветоваться с самыми опытными из своих старых товарищей, и стал разводить большой костер. Как только он разгорелся, Отец-Ягуар стал будить своих спутников, и тут выяснилось, что пропали Антон и Аука.

Начали звать их, но ответа не получили. Отцу-Ягуару стало нехорошо: банкир Салило доверил ему своего племянника, а тут такое… В его голове уже начали мелькать самые страшные картины того, что могло произойти, но постепенно он успокоился и пришел к самому естественному и логичному в данном случае выводу: надо, взяв в руки факелы, пройти по следам ребят.

Сам Отец-Ягуар, Херонимо и Ансиано возглавили группу, отправившуюся на поиски. Сухие ветки исполняли роль факелов. При их свете они скоро убедились, что ребята ползком забрались в лес, причем сами, без чьего-либо принуждения, что несколько успокоило Отца-Ягуара. Сухое дерево сгорело быстрее, чем они могли предположить, и участники поисков очутились в полной темноте. Они снова начали кричать, звать юношей по именам, но ответом был лишь яростный шум волнуемой сильным ветром листвы.

— Какая беспечность! — воскликнул Отец-Ягуар в сердцах. — Просто черт знает что! — Он почти разгневался, хотя обычно очень редко выходил из себя. — Я должен сообщить вам, друзья мои, что в этих местах полно ягуаров. А ребята легкомысленно оставили свои ружья в лагере!

— Вы напрасно ругаете их за легкомыслие, — сказал Ансиано. — Аука никогда не отличался легкомыслием, хотя он еще очень молод. Этот мальчик всегда хорошо понимал, что он делает и во имя какой цели. И если он оставил свое ружье в лагере, то сделал это не просто так, а потому, что оно ему было не нужно или мешало.

— В такую ночь, как эта, ни один вид оружия — не лишний, — возразил на это Отец-Ягуар.

— Но оно может быть обузой в некоторых случаях, — продолжал настаивать на своем старик. — Ружье всегда мешает при ходьбе по лесу, а уж когда ползешь в стан врага…

— В стан врага? — перебил его Отец-Ягуар. — Да уж, да уж… Похоже, наши бедовые ребята действительно ввязались в авантюру, которая запросто может стоить им жизни. Бог мой! Как же помочь этим дуралеям?

— Постойте, — сказал Ансиано, — почему вы говорите, что это может стоить им жизни? Откуда вы это взяли? Вы хотя бы предполагаете, где они могут быть?

— Не предполагаю, а уверен, что точно это знаю. Взгляните вон туда, на противоположный берег озера. Видите чуть заметные отблески на воде? Это горят костры. Ребята их заметили, к сожалению, раньше нас, а дальше все решало юношеское самолюбие и азарт.

— Да, там горит костер, — согласился с ним Ансиано. — И очень возможно, что мальчики где-то возле него. Но если это так, то я могу вас успокоить: мой Аука никогда в жизни не потеряет головы, если видит перед собой врага.

— Это я тоже знаю, — ответил ему Отец-Ягуар. — Аука опытен и предусмотрителен, как взрослый, прошедший огонь и воду мужчина, но с ним Антон, в чьем благоразумии я совершенно не…

Он вдруг замолчал. Они уже подъезжали к своему лагерю, и зоркие глаза Отца-Ягуара разглядели, что возле него бродит… довольно большой лошадиный табун, А у костра, который он сам недавно разводил, грелись, протягивая к пламени закоченевшие на ветру ладони, две фигуры, лицезреть которые он минуту назад хотел… больше всего на свете!

— Вы искали нас! А мы — вот они! — Этими словами встретил своего кумира улыбающийся во весь рот Антон.

Инка молча подошел к Ансиано и встал так, чтобы быть как можно более незаметным для окружающих. Он догадывался, что сейчас начнется: расспросы, что да как произошло, потом выяснится, кто какую роль сыграл в похищении табуна у абипонов, все начнут его нахваливать, а ему вовсе не хотелось быть в центре всеобщего внимания, он этого вообще не любил.

— Да, я вижу, что это вы… — ответил Антону искренне удивленный Отец-Ягуар. — Слава Богу! Но где вы были?

— На том берегу, у абипонов.

— У аби… — Отец-Ягуар, казалось, лишился дара речи от удивления.

— Да, у них.

— И как же вы посмели без моего разрешения…

— …освободить из плена шесть человек и похитить целый табун лошадей, вы хотите сказать? — с наигранной строгостью неожиданно продолжил вопрос молодой голос, показавшийся знакомым Отцу-Ягуару.

Он обернулся и воскликнул:

— Как, и вы здесь, лейтенант Берано? Как вы оказались возле источника Близнецов? С какой целью?

— С такой же точно, как и во всех других местах, куда забирался пешком или в седле, — быть там, где мне в данный момент необходимо, вот и все.

— Лукавый вы, однако, парень, лейтенант, — ответил ему Отец-Ягуар. — Вы же знаете, что я жду от вас иного ответа. Хорошо. Я поставлю свой вопрос по-другому: куда вы отправитесь отсюда?

— Снова к абипонам, чтобы сражаться с ними. Вы со своими людьми, конечно, присоединитесь ко мне. Не так ли?

— Вы полагаете, что вопрос моего участия в ваших мстительных затеях давно и бесповоротно решен? Должен вас разочаровать — это не так.

— Но разве не само собой разумеется, что вы должны мне помогать?

— Должны? Само собой разумеется? Ни в малейшей степени.

И вдруг на его лице появилось выражение радости. Он увидел вождя камба. Они крепко пожали друг другу руки. Прочный Череп заговорил по-испански, но несколько скованно — ему явно не хватало запаса слов для выражения переполнявшей его радости, и нет-нет, да в его речи проскальзывали довольно комичные ошибки.

— Сеньор, я не могу передать, как я вам рад! Вы здесь, значит, нам не надо ничего бояться!

— Но кого вы боитесь, Прочный Череп?

— Абипонов. Они хотят со всех сторон напасть на камба.

— Я уже слышал нечто похожее, но думаю, что эти слухи не совсем соответствуют действительности. Но ты, кажется, думаешь так же, как лейтенант Берано?

— Да, сеньор, я и еще мои четыре камба, они там, с лошадьми. Абипоны взяли нас в плен, жизни тоже хотели забрать. Аукаропора и еще один мальчик спасли нас.

И тут внимание Отца-Ягуара переключилось на другое. Небо на юге у самого горизонта вдруг окрасилось быстро расползавшимся пятном сернисто-желтого оттенка. Отец-Ягуар торопливо спросил:

— Сколько абипонов на той стороне?

— Семь или восемь раз по десять, — ответил вождь. — И лошадей они имели, наверное, столько же. Их водила мадрина.

— Не сомневаюсь, что об этом замечательном приключении можно еще долго рассказывать, но у нас нет для этого времени. Вождь, погляди на юг! Видишь желтое пятно на горизонте? Как ты думаешь, что оно может означать?

Прочный Череп немного подумал и медленно, словно еще продолжая раздумывать, сказал:

— Я давно его наблюдал, сеньор. Идет ураган, деревья поломает, поднимет огонь до неба. Лошади тоже знают ураган, они волнуются, на месте не ходят.

— «Не стоят» надо говорить, но это ладно. Главное, что я не знаю, как нам быть. Оставаться в лесу — опасно, потому что здесь нам угрожают молнии, падающие деревья и так далее, выйдем в пампу — ураган поднимет нас в воздух, как сухие листья. К несчастью, мне не приходилось бывать раньше в этих местах. Буря в полную силу разгуляется, я так думаю, здесь часа через два. Нам нужно уходить отсюда немедленно!

— Я знаю тут все, сеньор. Знаю, где убежище.

— Какое место ты имеешь в виду?

— Асьенто-де-ла-Мортандад .

— Какое странное название. Я никогда прежде его не слышал, хотя об источнике Близнецов мне рассказывали. Значит, ты уверен, что мы успеем добраться до безопасного места еще до начала бури?

— Да.

— И ты знаешь туда дорогу?

— Я шел по ней десять по десять раз, мои камба тоже.

— Но найдете ли вы ее в такой темноте?

— В таких случаях мы никогда не ошибаемся сеньор. Скоро станет светлее. Небо наполнится огнем.

— Да, это я знаю. Подготовимся же к худшему. Главное, что нужно сохранить, — это оружие, если, не дай Бог, потеряем его — потеряем все.

Последние слова он адресовал свои товарищам. После этой фразы они с Прочным Черепом направились к лошадям. Животные были сильно возбуждены, и четверо камба с огромным трудом удерживали табун на месте.

Забегая несколько вперед описываемых событий, хочу сказать, что наличие у наших путешественников табуна скажется самым благоприятным образом на их судьбах в час, когда на чаще весов окажется жизнь или смерть всего отряда, но сейчас Отец-Ягуар готов был едва ли не проклясть эту неожиданно свалившуюся на них обузу. Лошади были взнузданы, но не под седлом, однако, учитывая то обстоятельство, что все они были в состоянии крайнего волнения, метались, нечего было и думать о том, чтобы нагрузить их сейчас. Поэтому Отец-Ягуар рассудил так:

— Возиться с ними нам сейчас некогда, да и без толку это при таком, как есть, положении. Но мы возьмем их с собой. То есть позовем их, чтобы они шли за нами. Пойдут — хорошо, не пойдут — Бог с

ними!

Индейцы и лейтенант Берано все же взяли под уздцы шесть самых хороших животных и сказали, что готовы каждый оседлать по лошади и вести, кроме того, еще по две лошади с помощью одного из известных им хитрых способов применения конской упряжи. Люди Отца-Ягуара в это время были поглощены погрузкой оружия на своих лошадей. Заметив это, лейтенант Берано поинтересовался у Отца-Ягуара, откуда у них взялось столько винтовок и всего остального.

— Все это мы откопали, — ответил ему Херонимо.

— Откопали? Где же?

— В разных местах, которые попадались нам по пути.

— Но это же то самое оружие, которое я давно ищу! Я конфискую его у вас!

— Какой вы, однако, прыткий, лейтенант! На каком это, интересно, основании?

— На очень простом: оно принадлежит нам, потому что украдено из государственного арсенала.

— Вот как? Очень интересная сказка! Я вам советую рассказать ее Отцу-Ягуару. От него вы получите исчерпывающий ответ на ваши претензии, а я лучше пока воздержусь от комментариев к ним.

— Если я вас правильно понял, сеньор, вы мне не верите?

— Я верю только в то, что существует реально, что можно увидеть, пощупать, понюхать, в конце концов, но в слова, не подкрепленные никакими фактами, — нет уж, увольте! Покажите мне этот арсенал и этих мошенников, что, как вы утверждаете, украли оружие! Не можете? Ну тогда вам лучше переключить свое внимание на что-нибудь, сейчас более важное. Слышите шум и крики?

И он показал рукой на противоположный берег озера. Оттуда действительно доносился шум: вопли абипонов, обнаруживших труп своего вождя и пропажу лошадей Отец-Ягуар, разумеется, тоже слышал эти вопли, но не стал сосредоточивать на них свое внимание: сейчас его больше всего заботили сборы экспедиции. И вот костры наконец были погашены, и они тронулись в путь. Впереди ехали камба.

Дорогу они знали прекрасно. И повели весь караван строго на север, где, по предположению Отца-Ягуара, должна была находиться большая по площади пустыня. Пустили лошадей не галопом, как обычно, а рысью, чтобы они не смешивались с лошадьми абипонов. Те послушно следовали за основной колонной. Подчинялись они, надо сказать, не столько воле людей, сколько собственному инстинкту самосохранения: ураганный ветер дул с юга.

Где-то через полчаса всадники сбавили темп скачки, чтобы не слишком утомлять животных. Желтое пятно на южном склоне небосвода преобразовалось теперь в полосы, словно нанесенные на небо мощным размашистым мазком гигантской руки. Мало-помалу в самой широкой их части стали проявляться очаги зловещего багрового цвета, похожие на нарывы. Еще через полчаса желтые полосы заняли собой весь горизонт на юге, потом образовали подобие неправильного треугольника, в центре которого возникло и стало быстро разрастаться темное пятно.

— Вот из этого пятна и появится буря, — сказал Отец-Ягуар доктору Моргенштерну.

— Она опасна для нас? — встревоженно спросил тот.

— Для нас — пожалуй, не слишком. Но разрушений она понаделает предостаточно, можете быть уверены. Когда ураган проходит по земле столбом высотой с хорошую гору, он валит густые леса и разваливает каменные дома, как карточные домики.

— Но где же нам в таком случае искать укрытие?

— В этом я полностью полагаюсь на вождя камба, он говорил мне, что отведет нас в одно поселение, где мы сможем в безопасности переждать бурю.

— Поселение? Значит, дома? Но вы же сами только что сказали нам, что ураган раскидывает дома, как карточные домики.

— Но Прочный Череп хорошо знает здешние поселки и соответственно те условия, которые в них имеются

— Да какое значение имеют эти условия? — вмешался в их разговор Фриц. — Я пережил несколько памперо, но, думаю, этот ураган всех их переплюнет. Да я бы сейчас за собственную жизнь не дал бы гроша ломаного. Поднимите глаза! Это что, по-вашему, небо? А, по-моему, это самый что ни на есть вход в преисподнюю. А может, и правда, все перевернулось, небо и ад местами поменялись? А мы тут еще чего-то суетимся… При всем моем уважении к делам небесным вообще должен сказать, что эти багровые и желтые тона, в которые этот самый вход вдруг окрасился, мне жуть как не нравятся. Как там называется это поселение, куда этот индеец собирается нас отвести — Асьенто-де-ла-Мортандад, кажется? Ничего себе названьице! Очень милое! Все этим сказано — ни убавить, ни прибавить!

Небо стало совсем светлым. Треугольник, продолжая разрастаться, становился в своем основании все шире и шире. Еще через полчаса он заполнил собой уже половину горизонта.

Пошла местность, поросшая невысокой травой, время от времени на почве выступали небольшие холмики, постепенно их становилось все больше и больше, а сами они все крупнее и крупнее. И вот уже среди холмов замелькали скалы.

— Это обнадеживает, — сказал Отец-Ягуар, внимательно оглядев одну из скал. — Сейчас для нас лучшей защиты, чем северный склон высокой скалы, не придумаешь. Судя по тому, что ураганы здесь случаются достаточно часто, местные жители должны строить свои дома именно возле скал.

Отец-Ягуар, произнося эти слова, ну может, самую малость, что называется, играл на публику, но уж очень ему хотелось внушить уверенность своим товарищам, а он хорошо знал, насколько они доверяют и ему самому, и любому высказанному им суждению.

Проехав между двух больших холмов, они неожиданно попали в довольно широкую долину, с юга обрамленную скалистой стеной, а с севера огромным, поросшим лесом холмом с крутыми склонами. У его подножия рос невысокий кустарник, чередующийся с полянками сочной травы. К скале, как бы прося у нее защиты, жались несколько домиков. Это и был тот самый Поселок Истребления, куда они стремились.

Таких поселков раньше в Южной Америке было немало, встречаются они и в наши дни, правда, уже в меньшем количестве и далеки от процветания, но все-таки люди там живут, не покидают почему-то дикие, в общем-то, места. Может быть, потому, что каждый из таких поселков, как правило, стоит на обломках еще более древнего поселения. Европейские завоеватели континента не считались с аборигенами ни в чем. Они без всякий церемоний селились на их лучших землях — самых плодородных и живописных, утверждая свое право на них огнем и мечом, что, естественно, не вызывало у индейцев по отношению к пришельцам никаких других эмоций, кроме лютой ненависти. Ничего удивительного, что поселенцам приходилось все время обороняться. Выяснялись еще какие-нибудь губительные для жизни здесь обстоятельства — например, что поселок, с точки зрения его снабжения товарами и продуктами и интересов торговли, расположен неудобно. Постепенно он приходил в упадок, кто-то не выдерживал и покидал обжитое место, но находились упрямцы, которые даже под страхом смертельной угрозы не бросали свои разоренные гнезда. Отчаянные это были головы, но, в конце концов, и они погибали от ядовитых стрел. Край снова, после короткого периода расцвета, дичал. Ветер заносил семена в щели между бревнами, кусты и деревья разрастались, как бурьян, напирая на стены домов. Лианы проникали под их перекрытия и балки, расправляя там свои широкие листья. И так вот изначально крепкий, добротный дом постепенно разрушался и сгнивал.

Такова была типичная, можно сказать, картина запустения поселков. А теперь я хочу сказать вам, что Поселок Истребления, несмотря на свое жутковато звучащее название, в этом смысле был совершенно не типичен. Он был возведен уже в новейшие времена и на совесть. Стены домов были выложены не из обычных в предгорьях Чако материалов, а из мощных стволов деревьев крепких горных пород. Крыши были покрыты камышом, укрепленным для надежности еще и тростниковыми, очень эластичными веревками. Эластичность, когда дело касается защиты от ураганного ветра, — немаловажное достоинство такого, в данном случае, конструктивного элемента крыш, как веревки: даже очень сильные порывы ураганного ветра не могут их разорвать. Дощатые стены таких домов тоже обладают неплохой способностью к сопротивлению урагану. Они почти сплошь увиты лианами, но это как раз тот самый случай, когда эти растения не разрушают, а укрепляют стены, потому что они растут под присмотром хорошего хозяина. Окон такие дома не имеют вовсе, а вход в дом — дверей. Дома со всех сторон окружены кустами вперемежку с деревьями весьма солидного возраста. У них настолько мощные корни, что и урагану не под силу выкорчевать такого зеленого богатыря.

Но вернемся к нашим героям и событиям, которые им предстоит пережить. Прочный Череп, едва подъехав к поселку, прокричал так, чтобы слышали все остальные:

— Прибыли, сеньоры! Скорее под крыши!

— Нет, нет, не торопитесь это делать, еще не время! — возразил ему Отец-Ягуар. — Тем, кто не хочет после урагана оказаться гол как сокол, лучше всего подчиняться моим приказам! Все соберитесь возле первого дома и никуда оттуда не уходите! А я скоро вернусь.

Он объехал все дома поселка со всех сторон, тщательно прикидывая, сколько именно людей и лошадей разместится в каждом из них. И тогда отдал новый приказ:

— Лошадей не оставлять под открытым небом ни в коем случае: ураган унесет их. Мы укроем их в домах. Но сначала им нужно заткнуть уши!

— Это еще зачем? — недоверчиво спросил лейтенант Берано.

— Вам это непонятно? Что ж, пойдемте за мной, объясню.

Отец-Ягуар взял ружье и выстрелил в воздух. Лошади, нервы которых, видно, были уже на последнем пределе, взвились так, как будто на каждую из них бросилась пума, хотя звук выстрела на аргентинскую лошадь в обычных условиях не производит особого впечатления: она к ним привыкла с жеребячьего возраста. Лейтенант вынужден бы признать, что Отец-Ягуар отдал верный приказ.

— Будьте внимательнее, здесь водится много змей! — добавил к прежним наставлениям одно предостережение Отец-Ягуар. — Значит, так: этот дом у нас первый, а всего их, как вы видите, шесть. Первый и второй занимают люди, лошадей заводите в остальные четыре. После этого соберите хвороста на костры, разожгите их, и все это надо делать очень быстро!

Сильный порыв ветра ворвался в долину. Он принес с собой огромные, тяжелые, но пока еще редкие капли дождя. Люди Отца-Ягуара, не обращая на них внимания, лихорадочно работали. Через десять минут все, что приказал им их предводитель, было выполнено. Лошади, которых, правда, не успели расседлать, стояли под крышами домов. Костры горели перед входами в них. Огонь пылал и в очагах двух домов, предназначенных для приема столь важных персон, каковыми казались жителям поселка наши путешественники. Туда же была внесена и вся поклажа экспедиции. И очень вовремя.

Небо снова сделалось непроглядно-черным. Со всех сторон неслись жуткие завывания, вопли, стоны, рев — как будто тысячи чертей собрались в долине и решили выяснить отношения друг с другом — причем все сразу. Стены домов подрагивали, но хорошо выдерживали напор ветра. И вдруг с крыш донесся страшной силы треск. В первый момент кое-кто подумал, что это упал на крышу обломок скалы, но на самом деле просто хлынул ливень — впрочем, «хлынул» — это, пожалуй, слишком слабо сказано: с неба обрушилась сплошная стена воды.

Грозно ревел несущийся по долине поток, этот рев перекрыл бы даже голоса чертей, если бы и на самом деле разверзлись бы врата ада. Сверкнула первая молния, за ней еще одна, еще, еще… Между их вспышками уже с трудом можно было уловить перерыв, казалось, кто-то наверху бросает их на землю огромными охапками.

Любой человек знает, как выглядит молния. Только надо сделать одно необходимое уточнение: в обычную грозу. А что такое молнии, сверкающие во чреве урагана, к счастью, знают немногие. И не дай Бог никому узнать! Так вот, это — почти непрерывающаяся цепь огромной мощности электрических разрядов, мечущих во все стороны огненные шары с таким грохотом, что человеческий голос не в состоянии перекричать этот звук.

Так что нашим путешественникам пришлось, сидя на земляном полу, объясняться друг с другом при помощи жестов. Жутковато выглядела эта пантомима под раскаты грома!

Еще более жутко было тем, кто находился в момент урагана рядом с лошадьми. Ноги у большинства из них были связаны, но всех лошадей люди Отца-Ягуара просто не успели связать — и несчастные животные выражали свой испуг не только при помощи фырканья и ржанья, как их стянутые по ногам сородичи, они метались, вставали на дыбы, что было очень опасно не только для них самих, но и для окружающих их людей.

Раздался удар, оглушительная сила которого превосходила все остальные, но люди почему-то совершенно ясно, хотя и безотчетно, осознали, что это — заключительный аккорд урагана, объединивший землю и небо единой сплошной стеной огня. И вдруг наступила полная тишина… Но все по-прежнему молчали, наверное, по инерции… Отец-Ягуар встал со своего места, подошел ко входу в дом, выглянул наружу. Там текла теперь широкая полноводная река — наследство ливня. Отец-Ягуар, посмотрел на небо, полное звезд, и воскликнул:

— Слава Богу! Все кончилось!

— Да! Слава Богу! Благодарение его милости! — воскликнул доктор Моргенштерн, прижав к своему бледному лицу обе ладони. — Такого мне еще не приходилось переживать. Я испытал такой ужас, что просто не в силах его описать!

— Да уж! — поддержал его Фриц. — Господа, меня страшно интересуют два вопроса: во-первых, зачем мы вообще разводили костры и, во-вторых, как это так получилось, что в них не ударили молнии?

— Да! Наукой давно уже доказано, что костры притягивают электрические разряды во время грозы! — поддержал Фрица в свою очередь доктор Моргенштерн.

— Этого не могло случиться по той простой причине, что рядом находится лес, который притягивает электрические разряды гораздо сильнее. Господа, я бы с удовольствием рассуждал с вами на эту тему и дальше, но сейчас меня гораздо больше волнует то, в каком состоянии после такой встряски пребывают наши лошади.

Он вышел из дома и оказался по колено в воде: там, где еще совсем недавно было сухо и пыльно, несся бурный поток дождевой воды. Зайдя в первый же дом, в котором были размещены лошади, Отец-Ягуар с удивлением констатировал, что они не выказывали ни малейших признаков беспокойства. Никаких достойных упоминания ушибов или ран на их телах он тоже не обнаружил — так, мелкие царапины от шараханья о стены, только и всего. На столь благополучный финал приключения во время урагана Карл Хаммер никак не рассчитывал, и у него непроизвольно поднялось настроение.

К своим товарищам он вернулся энергичный, улыбающийся, но никто не обратил на это особого внимания, потому что все затаив дыхание, как дети, слушали захватывающий рассказ лейтенанта Берано о его приключениях, тем более, что рассказчик он был отличный.

На звук шагов Отца-Ягуара лейтенант обернулся и воскликнул:

— Сеньор, вы появились очень кстати! Я сейчас как раз рассказываю о том, какие права я имею на оружие, которое присвоил ваш отряд.

— Присвоил? Меня, знаете ли, не устраивает такая формулировка. Мы взяли это оружие на сохранение — вот так будет точнее.

— Если вы позволите, я хотел бы знать, по какому праву?

— На этот раз, лейтенант, вы выразились уже точнее: именно, если я позволю. Извините, но я сначала отвечу вам вопросом на вопрос: а какое право вы имеете задавать мне подобные вопросы?

— Но я выполняю поручение самого генерала Митре!

— Ах вот оно что! Но какие вы можете предъявить нам доказательства, подтверждающие ваши полномочия?

— Какие именно доказательства вы предпочитаете получить?

— Разумеется, документы.

— Но как? Здесь? Документы? Какое нелепое требование! Или вы всерьез полагаете, что сюда, в Гран-Чако, ко мне регулярно отправляют нарочного с документами и распоряжениями командования?

— Но раз вы утверждаете, что действуете по поручению такого важного лица, как генерал Митре, у вас должны быть какие-нибудь бумаги, подтверждающие ваши полномочия! Иначе вам может поверить, уж извините, только очень наивный, если не сказать глупый, человек.

— Сеньор, я могу дать вам честное слово, что говорю чистую правду, а других доказательств у меня нет! Я надеюсь, вы понимаете, что честное слово офицера — не пустой звук! Если же нет, то…

И его рука потянулась к ножу на поясе, правда, не слишком решительно: пальцы на руке лейтенанта заметно дрожали.

— Оставьте эту игрушку в покое! — повелительным тоном воскликнул Отец-Ягуар. — Я не кровожадный человек, однако у меня есть правило: поднявший на меня нож знакомится с моим кулаком. Но, несмотря на то, что вы ведете себя вызывающе, я не стану применять по отношению к вам это свое правило, потому что я никогда не слышал, чтобы вы совершили поступок, задевающий чью-либо честь.

— Значит, будем считать, мы пришли к согласию?

— Да, и в то же время нет. Поймите меня правильно! Я доверяю вашему честному слову, но отнюдь не всему, что вы говорите: мне все же неясны ваши полномочия.

— Мне поручено разыскать украденное из арсенала оружие.

— Так. А вы уже знаете, кто его украл?

— Да. И даже отправил донесение об этом.

— И что дальше?

— Это решит генерал Митре.

— Прекрасно! Вот теперь я могу сказать, что мы пришли к согласию. Значит, картина в целом такова: вы разыскивали пропавшее оружие, и кое-что в связи с этим вам удалось выяснить, а я нашел тайные склады с оружием, но то ли это самое оружие, которое…

— Пожалуйста, прошу вас, не надо продолжать — это, несомненно, оно! — нетерпеливо воскликнул лейтенант. — Пока вы осматривали лошадей, я осматривал оружие и убедился в том, что оно из государственного арсенала. Кстати говоря, пропажу обнаружил не кто иной, как сам генерал. Не исключено, что в этом замешан начальник арсенала, хотя точных доказательств его вины у нас пока нет. Но как иначе могли исчезнуть с военного, охраняемого склада несколько сотен винтовок и огромное количество амуниции? Само по себе это чрезвычайное происшествие — доказательство того, что готовится антиправительственный мятеж. Кто стоит во главе мятежников, нам пока тоже до конца не ясно, но есть достаточно убедительные косвенные доказательства, что это может быть, например, известный в нашей стране эспада Антонио Перильо, во всяком случае, руку свою к этой краже он, безусловно, приложил. Этот, так сказать, ловкач вскоре после кражи, примерно через месяц, отбыл на берега Рио-Саладо, и не один, с ним были оружейные мастера, они везли с собой инструменты, массу оружия — все для того, чтобы якобы поупражняться в стрельбе, испытать новые образцы винтовок. Почему я говорю «якобы»? А потому, что, когда Перильо и оружейники вернулись в столицу, никакого оружия с ними уже не было. Спрашивается, куда оно могло деться? Мы исходили из трех предположений: оружие продано, кому-то роздано или, наконец, припрятано, например, закопано в землю, что с самого начала казалось нам наиболее вероятным, потому что Перильо вез с собой «на стрельбы» также почему-то лопаты и кирки.

Прибыв в Гран-Чако, я сразу же стал искать индейцев из племени камба, и мне вскоре удалось встретить их вождя с четырьмя его воинами. Один из них рассказал мне, что совсем недавно видел возле источника Близнецов белых людей, что они там делали, он не знал, но это были явно не праздные путешественники. Прочный Череп тут же выразил готовность сопровождать меня туда. Но по пути на нас напали абипоны, которые, как понял из их разговоров вождь Прочный Череп, направлялись к Пальмовому озеру. Мы, конечно, не стали сдаваться без боя, отчаянно сопротивлялись, и я убил одного из абипонов, но силы были слишком не равны… Сегодня утром они собирались утопить нас в озере, но провидение послало нам на помощь двух ваших молодых людей. Я очень благодарен им и вам за наше спасение, но оружие, как государственное достояние, вы все-таки должны вернуть.

— Нет, сеньор, это пока еще не решено. Передайте сообщение о том, как развивались события, своему генералу. Как он решит, так и будет. А до тех пор я не могу вернуть вам ни оружие, ни амуницию, тем более, что они мне в данный момент очень нужны.

— Зачем?

— Чтобы вооружить камба и в союзе с ними ударить по врагам генерала. Я знаю о том, что готовят мятежники, несколько больше, чем вы, и готов все это рассказать вам.

По мере того, как его рассказ пополнялся все новыми и новыми подробностями, лицо лейтенанта становилось все более серьезным. Это несколько излишне прямолинейный молодой человек был большим патриотом своей страны, но, к сожалению, очень часто шел напролом там, где можно было бы действовать гораздо дипломатичнее, потому что служил интересам своей страны безраздельно и пылко. Но, столкнувшись с волей Отца-Ягуара, он все же счел за лучшее оговорить некоторые условия их совместных действий и попросил разрешения иногда, когда ему потребуется, покидать экспедицию, не ставя никого в известность о том, зачем ему это нужно. Такое разрешение ему было дано с условием, что он будет все же ставить Отца-Ягуара в известность обо всех своих отлучках как таковых, распространяться об их целях ему при этом будет совсем не обязательно.

Они ударили по рукам, и Отец-Ягуар решил, что вот теперь-то самое время воздать, наконец, должное юным смельчакам, а сначала хотел выслушать подробный рассказ об их приключениях в стане абипонов. Но Аукаропора снова впал в состояние молчаливой меланхолии, и пришлось Антону отдуваться за двоих. Тот не пожалел красок, и все они пошли только на то, чтобы изобразить, что успех дела решили ум, хладнокровие и храбрость Ауки. А в заключение своей оды в честь друга Антон даже дал совет Отцу-Ягуару: при проведении каких-либо операций па возможности советоваться с юным талантом в области военной стратегии и тактики. Лейтенанта же он упрекнул в том, что тот убил двух человек без особой на то надобности. Завязался общий разговор. Все хвалили Ауку. И вдруг Ансиано поднял вверх указательный палец и с пафосом произнес:

— Ты показал своим героизмом, что ты на самом деле Эль Ихо дель Инка!

Все замерли… В полной тишине прозвучали лишь слова Отца-Ягуара:

— О! Моя интуиция меня и на этот раз не обманула. Этот юноша — потомок древних властителей Перу — он Сын Солнца, настоящий Инка!