Коррида де торос, коррида де торос!» — Эти выкрики звучали на перекрестках прямых, как стрелы, улиц Буэнос-Айреса уже который день. Исходили они от зазывал-глашатаев, одетых в пестрые костюмы, украшенные бантами и лентами. Впрочем, они не столько зазывали, сколько, казалось, просто делились с каждым встречным своей собственной радостью, своим ликованием. И вот уже весь город охватила лихорадка ожидания корриды: о ней писали все газеты, во всех местах, где собирались мужчины — от самых фешенебельных ресторанов до низкопробных таверн, шли разговоры только о корриде.

Слово «коррида» — своего рода пароль для каждого испанца или его потомка, фитиль, запалив который непременно жди мощного выплеска эмоций. Таков характер этого народа! И его не переломить никаким морализаторам, пытающимся доказать с упорством, достойным лучшего применения, что корриду-де нужно запретить. Станет испанец слушать этих зануд, как же! Ноги сами собой несут его к арене, с которой доносится рев быков, несущихся, словно ураган, на лошадей и тореадоров.

Итак, да здравствует коррида!

Ее в Буэнос-Айресе не было уже много лет. В этом виновны политики, которые постоянно затевают друг с другом какие-то грязные игры. Последнюю такую игру, обернувшуюся войной, повел парагвайский диктатор Лопес. Он напал на Аргентинскую Конфедерацию, и это стоило народам обеих воевавших стран пятидесяти тысяч погибших, военных затрат в сорок миллионов долларов, а также ста тысяч жертв эпидемии холеры, распространявшейся в условиях войны , как пожар в лесу, страдающем от засухи. Но на минувшей неделе аргентинские войска одержали очень важную победу над вояками Лопеса. Вот почему расцвечен огнями иллюминации Буэнос-Айрес, готовятся увеселения, любимые народом, и сам президент Сармьенто одобрил идею проведения корриды.

Несмотря на то что времени для подготовки корриды было маловато, ее устроители приложили максимум усилий, чтобы она прошла как можно более ярко. Буэнос-Айрес не нуждался в том, чтобы приглашать тореадоров со стороны, вполне можно было рассчитывать на своих собственных, за которыми числилось немало блестящих подвигов на арене, и многие из них никогда не имели поражений и даже легких ран, нанесенных быками. И вдруг, в самый канун корриды, никому доселе не известный приезжий из Мадрида, несколько дней назад снявший номер в одном из лучших отелей аргентинской столицы, объявил о своем намерении участвовать в бое быков. Впрочем, недоумение членов комитета по подготовке корриды очень скоро сменилось радостью, как только выяснилось, что этот самонадеянный чужестранец — вовсе даже не неизвестный, а напротив, очень знаменитый человек — лучший матадор Испанского королевства сеньор Крусада.

Не успели жители Буэнос-Айреса взвесить все «про» и «контра» в связи с этой новостью, как о своем желании участвовать в корриде заявили еще два сеньора, правда, уже не в качестве тореадоров Один из них владел огромными стадами. Некоторое время назад этот сеньор, затратив немалые средства, приобрел несколько североамериканских бизонов, чтобы скрестить их— с обычными коровами, но хозяева бескрайних прерий оказались такого дикого и неукротимого нрава, что ему не оставалось ничего другого, как немедленно избавляться от них. И вот этот самый сеньор заявил во всеуслышание, что предоставляет самого сильного из своих бизонов для корриды, причем совершенно бесплатно. Другой сеньор, решивший внести свою лепту в проведение корриды, был не беднее первого, но удивил другим. Он владел большой асиендой в окрестностях Сан-Николаса, и его работники не так давно поймали в сети ягуара, повадившегося регулярно навещать овечьи отары. Пятнистый разбойник был коварен и хитер и множество раз уходил из ловушек, приготовленных для него, целым и невредимым, но вот наконец-то попался. Сначала асьендеро хотел продать своего разорителя подороже, но потом в приливе патриотических чувств заявил, что дарит ягуара комитету по подготовке корриды.

Итак, предстоящая коррида обещала стать поистине незаурядным событием. «Крусада», «бизон», «ягуар» — эти три слова склонялись в Буэнос-Айресе на все лады. Осмелится ли знаменитый матадор сразиться с бизоном и ягуаром, и, если осмелится, кто выйдет победителем? Ставки в спорах росли, как на дрожжах. Разумеется, возбуждение публики не могло не передаться и аргентинским тореадорам.

Тореадорами называют всех, кто сражается с быками на арене, но внутри своего профессионального клана они подразделяются еще на несколько разрядов — в соответствии с той ролью, которую они выполняют в ходе корриды. Первыми на арену выходят, как правило, пикадоры. Они сидят верхом на лошадях, в руках у них копья, которыми они покалывают животное — как бы «разогревая» его. Следом за ними появляются чулос, или бандерильеры; в их обязанности входит прежде всего слежение за тем, чтобы в случае, если пикадор окажется в опасности, отвлечь быка яркими тряпками, а если это не поможет, то покалыванием палками с заостренными крючками на концах. И наконец, выходит главное действующее лицо всякой корриды, ее герой и звезда — матадор, при шпаге и плаще, непременно в великолепном костюме. Его мастерство и жизнь — две чаши весов, которые приходят в движение при каждой атаке быка. Слово «матадор» происходит от испанского глагола «матар», что означает «убивать», «умерщвлять». Матадоров иногда называют еще и «эспада», то есть «владеющий шпагой». В каких-то испаноязычных странах предпочитают говорить «матадор», в других — «эспада», а что касается Аргентины, то здесь больше прижился второй вариант. Матадоры, они же эспады, от прочих тореадоров отличаются еще одним немаловажным качеством: если все прочие их коллеги чувствуют себя на арене работниками, то они — артистами, владеющими высоким искусством нанесения смертельного удара разъяренному животному.

…И вот уже надтреснутыми, почти совсем осипшими от постоянных выкриков голосами глашатаи разносят по городу новую весть: «Коррида завтра!» На Буэнос-Айрес опускается теплый, наполненный золотым светом фонарей и ароматом цветущих деревьев вечер. На улицах появляются взволнованные, спешащие куда-то мужчины, но очень скоро жизнь на них замирает, зато заполняются все места в ресторанах и кафе. Особой популярностью в этот вечер пользуются конфитерии — открытые кафе, на террасах которых можно не только съесть пирожное или мороженое, но самое главное — вместе со своими горячими единомышленниками и не менее пламенными противниками обсудить прогнозы на завтрашний день в связи с главным его событием — корридой.

Кафе «Париж» — одно из самых уютных в Буэнос-Айресе — в этот вечер было полным-полно, пустых столиков почти не осталось. Атмосфера в зале была до того наэлектризована предвкушением завтрашних событий на корриде, что никому не казалось неловким или бестактным откровенно прислушиваться к тому, что говорится за одним из столиков, за которым сидели трое аргентинских эспад, желавших назавтра показать свое искусство и испытать судьбу. Эспады были согласны между собой в одном: совершенно напрасно комитет допустил до участия в корриде испанца. Но ничего, они сделают все возможное, чтобы поставить заезжую знаменитость на место, да и где же еще это делать, как не в столице Аргентины, где имеются свои герои, которые не чета этим хилым испанцам, вся слава которых — ну просто-таки дутая, вот и все. Распалившись от сознания собственной значительности, один из эспад громогласно заявил, что уложит на землю североамериканского бизона одним ударом и готов биться об заклад со всяким, кто пожелает, что слово свое сдержит. Пожелавших сделать это в кафе «Париж» нашлось немало.

Неподалеку от этого центра всеобщего внимания стоял столик, за которым сидели четыре щеголевато одетых сеньора, из которых особенно привлекал к себе внимание один. Судя по его мощному торсу и широким плечам, он обладал недюжинной силой, несмотря на свой далеко не юношеский возраст — ему было, судя по седой, хотя еще и густой шевелюре и окладистой седой бороде, лет примерно пятьдесят или около этого. Загорелое и обветренное его лицо наводило на мысль, что этот человек может оказаться всего лишь обыкновенным гаучо из пампы , однако его безукоризненно элегантный, сшитый по последней парижской моде костюм говорил о совершенно обратном. Трое его тоже загорелых спутников выглядели не менее элегантно. Загадочная четверка сидела молча, но после хвастливого заявления эспады о том, что он убьет бизона ударом ножа, один из них нарушил молчание и обратился к белобородому с вопросом:

— Карлос, ты слышал, что сказал сейчас вон тот говорун?

Белобородый ничего не ответил, только кивнул головой в знак того, что, мол, да, слышал.

— И что ты скажешь по этому поводу?

Белобородый опять обошелся без слов — пожал плечами и иронически улыбнулся.

— И я так думаю, — поддержал его спрашивавший. — Я что-то слышал о том, что с местными быками удаются иногда такие фокусы, но ты охотился на этих североамериканских зверей и лучше, чем мы, знаешь их. Скажи все-таки: что ты думаешь об этом? А мне кажется, что этот эспада, похоже, попадет в трудное положение, если заключит столько пари.

— Согласен. Словами бизона не уложишь.

Эти слова белобородый Карлос произнес несколько громче, чем требовалось для того, чтобы его расслышали соседи по столику. Расхваставшийся эспада услышал их, вскочил со стула и спросил весьма с нервной язвительностью:

— Сеньор, не могли бы объяснить получше, что именно вы имеете в виду?

Белобородый не спеша смерил его фигуру равнодушным взглядом и спокойно ответил:

— Почему бы и нет? Но сначала я хотел бы узнать ваше имя.

— Мое имя в этой стране известно любому ребенку! Я Антонио Перильо!

Лучистые глаза белобородого великана на мгновение затуманились. Он опустил веки и произнес все тем же равнодушным тоном:

— Мое имя известно не меньше вашего. Я — Хаммер.

— Это немецкое имя?

— Немецкое, вы не ошиблись.

— Значит, вы немец?

— Естественно.

— В таком случае вам лучше держать ваш рот на замке, особенно когда дело касается здешних обычаев! Я — портеньо, если это вам о чем-нибудь говорит!

Он произнес слово «портеньо» с неподражаемым пафосом и при этом еще с гордостью огляделся вокруг. «Портеньос» называют себя коренные жители Аргентины в отличие от различного рода переселенцев и эмигрантов, и любой из «портеньос убежден, что, безусловно превосходит приезжих некими неоспоримыми достоинствами, а кроме того, обладает в этой стране несравненно большими правами по сравнению с чужаками. Но напрасно эспада думал, что произведет большое впечатление на великана своим выпадом. Тот, казалось, не придал им вообще никакого значения. Эспада просто вышел из себя и, едва сдерживаясь, процедил сквозь зубы:

— Вы позволили себе пренебрежительно отозваться обо мне. Не желаете ли взять свои слова обратно?

— Зачем же? Не вижу в этом никакой необходимости. Как вам уже известно, я — немец. Все немцы любят точность, и если я сказал, что словами бизона не уложишь, то, значит, так оно и есть.

— Каррахо! Какая наглость! Я, самый знаменитый в этой стране эспада, должен терпеть издевательства какого-то немца! Интересно, что вы скажете на то, что я готов немедленно распороть ваше немецкое брюхо моим аргентинским клинком?

— Ничего. Я ничего не скажу, потому что угроза ваша — пустая и не стоит ответа, — ответил Хаммер и переменил позу на более комфортную для его большого тела, не сводя взгляда с портеньо.

В этом взгляде можно было прочесть многое, но только не злость. Однако на распетушившегося эспаду этот взгляд подействовал, как удар током. Он подскочил к обидчику и, запинаясь от захлестнувшей его ярости, спросил:

— И вы что же, не принесете мне извинения за ваши оскорбительные слова в мой адрес?

— Нет, не принесу.

— Тогда я докажу всем здесь собравшимся, что вы трус! И сделаю это немедленно!

И он бросился на немца с кулаками. Но тот ловко и резко уклонился от удара, потом схватил эспаду за обе руки, прижал их вплотную к его туловищу и так, с прижатыми руками, и поднял его в воздух и отшвырнул к стене.

Одновременно с тем, как тело эспады рухнуло вдоль стены на пол, все посетители кафе повскакали со своих мест. Антонио Перильо был одет хотя и не столь хорошо, как его противник, но тоже на европейский лад, поэтому трудно было ожидать, что он сумеет спрятать под тесным сюртуком длинный нож, которым пользуются обычно гаучо и с которым все прочие, заносчиво именующие себя «портеньос», как правило, не расстаются. Однако Перильо все же вытащил откуда-то такой нож и, бешено сверкая глазами, пошел с ним на противника. Но тот даже ни на дюйм не сдвинулся со своего места, подождал, пока Перильо подойдет поближе, и молниеносным движением перехватил занесенную над ним руку с ножом, сжав ее с такой силой, что эспада, взвыв от боли, выронил нож на пол. И тогда немец бросил ему презрительно:

— Веди себя потише, Антонио Перильо! У тебя отвратительные манеры! Мы находимся в Буэнос-Айресе, а не в Салине-дель-Кондор. Ты понял?

— Салина-дель-Кондор? — испуганно пролепетал утративший вдруг весь свой боевой пыл эспада. — Где это? Я не знаю такого места…

— Ты знаешь его, негодяй. И не смей со мной юлить! Учти: ты можешь провести кого угодно — только не меня.

— Но я никогда там не был… Не понимаю, что вы имеете в виду, — продолжал изображать растерянность эспада.

Впрочем, он и на самом деле был растерян, правда, по совсем другой причине, а не потому, что его приняли за кого-то другого, как могло показаться со стороны. Но об этой, истинной, причине его замешательства речь еще впереди.

— Я имею в виду, — чеканя каждое слово, произнес продолжавший сидеть на стуле белобородый, — то, что ты только что, когда так сильно побледнел, бедняжка, нечаянно произнес шепотом. Рано или поздно я заставлю тебя сказать то же самое во всеуслышание.

— Нет, — продолжать упорствовать эспада, — я все-таки никак не пойму, о чем вы говорите и чего от меня хотите. Я не желаю вас знать! — с жалким нахальством поверженного выдавил он из себя.

— Вот в это я охотно верю. Еще бы, у тебя немало оснований всячески избегать меня. Но запомни на всякий случай хорошенько вот что: как только ты мне понадобишься, чтобы поквитаться с тобой, я достану тебя хоть из-под земли, негодяй!

Сказав это, белобородый поднялся со стула, подождал, пока его спутники рассчитаются с официантом, аккуратно снял свою шляпу с вешалки и не спеша направился к выходу. В эти несколько минут посетители кафе могли увидеть его в полный рост и лишний раз убедились в том, что с таким Голиафом лучше не связываться.

Только когда дверь за ним и его спутниками закрылась, к эспаде вернулось самообладание. Он вернулся к своим приятелям. Один из них встретил его отнюдь не сочувственными словами:

— Какой позор, Антонио Перильо! Он буквально размазал тебя по стенке!

— А ты у нас храбрец! — ответил язвительно опозорившийся. — Ну давай тогда, догони его, попробуй потягаться с этим быком! Почему же ты не бежишь за ним, а? Ладно, я сам отвечу на свой вопрос: ты знаешь, что ни за что не справишься с ним, и я сильно сомневаюсь, что такой человек вообще тут найдется.

— Вполне возможно, что ты и прав, — пошел на попятную дружок Перильо. — Но он обращался к тебе на «ты». Какая фамильярность! Как ты мог позволить такое? Ведь ты же обращался к нему на «вы»!

— Да! Ну и что! Если хочешь знать, я не придаю этим китайским церемониям никакого значения. Не хватало еще о такой ерунде думать!

— А с чего это вдруг он пристал к тебе с какой-то Салиной-дель-Кондор? Что он имел в виду?

— Да откуда мне знать? Этот немец, видно, немного чокнутый, у него какая-то бредовая идея в мозгу. Всем на свете известно: немцы — большие чудаки, чего только не выдумают в своих дурацких фантазиях. Не случайно ведь среди них полным-полно лунатиков!

Возможно, эта захватывающая для разговора портеньос между собой тема и получила бы свое дальнейшее развитие, если бы неожиданно в проеме входной двери не появился новый посетитель кафе, сразу же обративший на себя всеобщее внимание. Это был, судя по одежде и всему облику, гаучо, но, что удивительно, на редкость маленького для пастухов роста. Впрочем, и его одежда при ближайшем рассмотрении оказалась тоже не совсем обычной для гаучо, уж очень живописна: это был, пожалуй, сценический костюм, а не просто штаны, рубаха и все такое прочее, в чем удобно приглядывать за скотиной. Во всяком случае, этот костюм, безусловно, заслуживает отдельного описания.

Начнем с рубашки и штанов. Они выглядели ослепительно белыми. Штаны, закатанные выше колен, судя по количеству образовавшихся складок, были непомерно велики маленькому гаучо. Поверх рубашки, рукава которой тоже были закатаны до локтей, вокруг его торса была обмотана чирипа — теплое, хотя и тонкое шерстяное одеяло. Обмотавшись таким одеялом, гаучо обычно прикрепляют его к телу кожаным поясом, что сделал и маленький незнакомец, но поверх пояса он привязал еще и ярко-красный шарф, концы которого торчали в разные стороны. Ярко-красным было и пончо, покачивающееся на его плечах. Это тоже одеяло, но выполняющее роль плаща, с отверстием посередине для головы. Ноги пришельца из пампы были обуты в высокие сапоги, которые носят все гаучо. Эта обувь совершенно не похожа ни на какую другую на свете.

Вот как делаются эти сапоги. С задних ног забитой лошади снимается шкура, при этом обходятся без единого надреза; еще теплую, ее кладут в горячую воду, чтобы легче было счистить с нее жесткий волосяной покров. Пока эта кожа еще влажная, ее натягивают на икры ног, как чулки. Когда кожа высыхает и по мере высыхания твердеет, она превращается в нечто необычайно прочное. Сапоги гаучо прекрасно защищают его икры и верхнюю часть ступней, но пальцы ног и ступни оставляют неприкрытыми. Человек в такой обуви одновременно и обут, и босиком, но здесь надо учитывать то обстоятельство, что гаучо почти не ходят по земле, разве что внутри своей хижины или палатки.. Конструкция стремени гаучо весьма своеобразна, под стать обуви: в него помещается только большой палец ноги. Зато шпоры просто огромны.

И в этом маленький гаучо был верен традиции — на пятках у него при каждом шаге погромыхивала пара массивных шпор, или, вернее сказать, небольших колес. На макушке его головы красовалась серая фетровая шапочка с кисточкой, а под ней был повязан красный шелковый платок, концы которого он обмотал вокруг шеи. Такие платки спасают и от палящего зноя, и от пыли, а кроме того, очень эффектно развеваются во время скачки. Разумеется, как всякий гаучо, малыш был вооружен: за шарф на поясе у него были заткнуты длинный нож и пистолет, а на широком ремне, перекинутом через плечо, висела двустволка, длиной почти в рост своего владельца. Но было в облике миниатюрного «пастуха из пампы» одно, и весьма странное, нарушение традиционного облика его собратьев по профессии: в руках он держал две книги. Ну были бы это дешевые примитивные книжонки из тех, что продаются для развлечения людей малокультурных и полудиких, — еще куда ни шло, хотя среди гаучо грамотных людей раз, два и обчелся, но нет, он держал солидные многостраничные фолианты в добротных кожаных переплетах. Это были издания кайзеровской Академии естественных наук в Берлине — труды д'Альтона и Вайса.

Эти-то книги и заставили всех посетителей кафе «Париж» уставиться на маленького гаучо, как на какую-нибудь невиданную доселе диковину. Подумать только: гаучо с книгами! Такого еще никогда и никому видеть не приходилось. Но всеобщее внимание нисколько не смутило этого редкого книголюба. Он очень приветливо произнес, обращаясь ко всем сразу: «Добрый день!» — и, заметив освободившийся столик, уверенно направился к нему. Усевшись, тут же открыл одну из своих книг и стал как ни в чем не бывало листать ее, время от времени задерживаясь на какой-нибудь странице глазами.

Пробежавший было между столиками шепот сменился глубокой тишиной. Малыш, казалось, загипнотизировал сразу всех посетителей кафе. Но было похоже, что он даже не заметил того, какое впечатление произвел, и спокойно занимался своим делом, не поднимая головы, не реагируя даже на постепенно вновь разгоревшиеся вокруг него споры по поводу предстоящей корриды. К нему подошел официант. Выяснилось забавное совпадение: официант был одного роста со странным маленьким гаучо.

— Чего изволите? — спросил официант.

— У вас имеется пиво? Я хотел бы выпить «церевизии», как оно именуется по-латыни.

— Да, сеньор, пиво у нас есть, по цене шесть бумажных талеров одна бутылка.

— Принесите мне бутылку, или «ампулу», а также «лагену» по-латыни.

Официант с большим удивлением взглянул на странного посетителя, пересыпавшего обычные фразы ученой латынью, но вслух своего удивления выказывать не стал, молча принес бутылку и высокий стакан и наполнил его. Маленький гаучо, однако, не стал немедленно пить пиво: все никак не мог оторвать своих глаз от книги. Однако его прилюдное уединение вскоре было нарушено. И сделал это не кто иной, как все тот же недавний возмутитель спокойствия Антонио Перильо. Подойдя к малышу, он вкрадчиво произнес:

— Прошу прощения, сеньор, но мы, кажется, знакомы.

Гаучо наконец оторвался от книги, встал со своего стула и вежливым тоном ответил:

— Мне очень жаль, сеньор, но я должен вас разочаровать. Вы ошиблись, мы с вами не встречались.

— Понятно. Очевидно, у вас есть причина меня не узнавать. Но я ее не знаю, так что, может быть, вы соблаговолите объяснить мне, в чем состоит эта причина?

— Причина? По-латыни «кауза», кажется? Впрочем, сейчас это не важно. Гораздо важнее то обстоятельство, что я вас действительно не знаю.

— Но я уверен, что мы уже встречались с вами раньше, правда, не здесь, а в верховьях Ла-Платы.

— Но я никогда там не был, уверяю вас, сеньор! Я вообще всего неделю в Аргентине и за это время еще ни разу не покидал Буэнос-Айреса.

— Но могу я, по крайней мере, узнать, кто вы, собственно, будете и где в таком случае находится ваш дом?

— Мой дом — в Ютербогке, или Ютербоге, а также Ютербокке, выбирайте тот вариант названия моего родного города, который вам больше по душе. Я не возьмусь утверждать, какой из них верный, но сам склоняюсь больше к варианту «Ютербогк», потому что окончание этого названия объединяет в себе два других его варианта — «бог» и «бокк».

— О вашем родном городе мне никогда не приходилось слышать. Будьте добры, скажите, как вас зовут?

— Охотно. Моргенштерн. Доктор Моргенштерн.

— А чем вы занимаетесь?

— Я ученый, или, точнее говоря, исследователь-одиночка.

— И что вы исследуете?

— Я зоолог, сеньор. А в Аргентину прибыл для того, чтобы разыскать останки глиптодонтов, мегатериев и мастодонтов .

— О, да я и слов-то таких никогда не слышал!

— Я имею в виду доисторических гигантских броненосцев, ленивцев и слонов.

Лицо эспады вытянулось. В полной растерянности и недоумении он спросил:

— Вы это серьезно, сеньор?

— Да, я нисколько не шучу.

— И где же вы собираетесь искать этих зверей?

— Ну, разумеется, среди животных, обитающих в пампе. Еще неизвестно, все ли из них исчезли во время деливиума.

— Деливиума? А, сеньор, я понял: вы говорите со мной на этом языке, чтобы дать мне тем самым понять, что я вам мешаю…

— Что вы, что вы! Этот язык вполне понятен каждому человеку. Взгляните хотя бы на эти книги, их авторы являются знатоками деливиума — Всемирного потопа, иначе говоря. Вы непременно должны ознакомиться с этими трудами и…

— Нет, умоляю вас, только не это! — перебил его эспада. — Про этих господ я никогда ничего не слышал, а вас, напротив, знаю гораздо лучше, чем вы можете предположить. Неужели вы всерьез полагаете, что этот маскарадный костюм мог изменить вашу внешность до неузнаваемости?

— Маскарадный костюм, говорите? Хм. Должен признать, до определенной степени вы, пожалуй, правы. Я и в самом деле не собираюсь менять профессию и становиться на всю оставшуюся жизнь гаучо.

— А почему бы и нет, сеньор? Вы же, как я помню, отлично ездите верхом.

— Простите, сеньор, я не понял: это что, шутка? Впрочем, можете не отвечать, не имеет значения, шутка это или нет, поскольку вы задели очень серьезную для меня тему. Я предпринимал уже несколько попыток сесть на лошадь, по-латыни «эквус», и освоить то, что на этом благородном древнем языке называется «экво вехи», а именно искусство верховой езды. Но несмотря на все мое усердие, к сожалению, это искусство примерно на девять десятых так и осталось для меня непознанным.

Эспада был, как, я думаю, уже стало понятно каждому моему читателю, не из тех людей, кого можно легко смутить. Но на этот раз ответ ученого поставил его в тупик, он не понимал, как и о чем можно дальше вести разговор с этим человеком, но, однако, все же попытался изобразить на лице некое подобие вежливой улыбки и пробормотал:

— Простите мне мою навязчивость, сеньор. Я готов ждать сколько угодно, когда наступит момент, подходящий для того, чтобы вы могли снять свою маску и раскрыть свое инкогнито.

На этом эспада счел разговор законченным, развернулся и направился к столику, где его горячие приятели уже нетерпеливо постукивали ногами по полу. Маленький гаучо посмотрел ему вслед, покачал головой и тихо пробормотал: «Снять маску!» Какой чудак этот сеньор!»

И он снова углубился в свои книги. Однако сосредоточиться на этот раз ему не удалось. Официант — тот самый, что был с ним одного роста, — подошел и спросил:

— Сеньор, почему же вы не пьете свое пиво? Мне очень жаль этот прекрасный напиток и вас тоже. Когда пиво так долго стоит открытым, оно теряет часть своего неповторимого вкуса.

Гаучо, он же доктор Моргенштерн, взглянул на него, поднял стакан и сказал:

— Благодарю вас, сеньор! Человек не должен забывать о своих потребностях и удовольствиях, а пить, по-латыни «потио», пиво — безусловно, не только необходимо, но и весьма приятно.

После этой тирады он собрался было продолжить свое прерванное чтение, но официант отчего-то все не уходил, и он спросил:

— Вы хотите узнать у меня что-нибудь еще, сеньор?

— Да, с вашего позволения. Я невольно слышал, что вы упомянули в разговоре с сеньором Перилъо город Ютербогк в Германии…

— Да, это мой родной город, и я живу там.

— Значит, вы немец?

— Ну разумеется, немец.

— О, сеньор, какой это приятный сюрприз для меня! Вы позволите мне поговорить с вами по-немецки?

— По-немецки? Неужели и вы тоже немец?

— Да, герр доктор, мы земляки, — с гордостью заявил маленький официант, — я родился и жил в Штралау на Руммельсбургском озере под Берлином.

— Вы из Штралау? Какая приятная неожиданность! Но почему вы оказались здесь, чего вы хотите добиться в этой стране?

— Разбогатеть, конечно!

— И только?

— Да, больше мне ничего не нужно. Но, знаете, герр доктор, и здесь это оказалось не так-то легко, как казалось издалека. Более того: сейчас я даже попал в затруднительное финансовое положение, надеюсь, правда, что это временные трудности.

— А дома у вас остались какие-нибудь близкие родственники?

— Нет, я круглый сирота. Ни близких, ни дальних родственников в Германии у меня нет… Было и еще одно обстоятельство, подтолкнувшее меня к тому, чтобы уехать: дело в том, что я всю жизнь очень хотел стать профессиональным военным, но для этого мне, видите сами, как минимум, дюйма два роста не хватает… Вот и пришлось искать счастья на чужбине.

— А как давно вы здесь, друг мой?

— Пять из своих двадцати пяти лет.

— И чем вы занимались все это время, если не секрет?

— Понемногу всем, что не осуждает закон. Сегодня я — официант, а завтра могу стать докером.

— Но почему вы оказались именно здесь, в столице страны? Вы можете не отвечать, если это вам по какой-то причине делать не хочется, но я спрашиваю не ради праздного любопытства.

— Я отвечу. Здесь я по той простой причине, что из Буэнос-Айреса самый короткий путь до Тукумана. Там я уже несколько раз находил довольно неплохо оплачиваемую работу. Моей обязанностью было смотреть за лошадьми в разных экспедициях, отправляющихся в Анды.

— Так вы, значит, умеете ездить верхом? — обрадованно спросил доктор.

— Не хуже, чем герои Фрейлиграта , смею надеяться. В этой стране чему угодно обучишься гораздо быстрее, чем в любой другой.

— Это прекрасно! Но я хотел бы услышать от вас о самом главном, что интересует меня как ученого. Здесь, в Аргентине, должны встречаться в земле кости погибших животных…

— Да их тут полно!

— Отлично! Видите ли, кости некоторых из них интересуют меня в чрезвычайной степени.

— В самом деле? Таких оригиналов, как вы, мне до сих пор не приходилось встречать. Вам повезло, что вы встретили именно меня. Я покажу вам места, где валяется множество костей разных животных.

— Доисторических?

— Вот уж за это поручиться не могу. Знаю только, что недостатка костей животных в пампе нет.

— И костей гигантов животного мира тоже?

— Это каких гигантов? Быков, что ли? Да сколько хотите!

— Нет, я имею в виду животных покрупнее, мастодонтов, например, то есть гигантских слонов.

— Я ни разу не слышал, герр доктор, чтобы здесь кто-нибудь охотился на гигантских слонов.

— А на мегатериев?

— Хм. Не слышал.

— А на глиптодонтов?

— Тоже…

— Это естественно, если принять за аксиому предположение о том, что эти животные, жившие на Земле еще до грехопадения Адама и Евы, вымерли окончательно…

— Ах, вот в чем дело, ну, теперь-то мне понятно, почему не видно их костей среди травы. Вам, вероятно, нужны такие кости, которые ищет профессор Бурмайштерн для своего музея естественной истории. Они в пампе тоже встречаются, но лежат глубоко в земле, их нужно раскапывать. Мне не раз попадались кости лошадей, живших не иначе, как до грехопадения наших прародителей.

— Совершенно верно, лошади тогда тоже жили. То, что вы рассказали, очень интересно для науки! Представьте, мой друг, находятся еще ученые, которые утверждают, будто доисторическая лошадь могла обитать только в Старом Свете. Ну согласитесь, они же смешны, эти ограниченные упрямцы, не так ли?

— Ну, в общем, откровенно говоря, я в этом мало что смыслю… Так, значит, если я вас верно понял, вы затеваете экспедицию за костями древних животных?

— Меня чрезвычайно радует ваша сообразительность. Да, в самое ближайшее время я собираюсь отправиться к гаучо, чтобы составить из них костяк своей экспедиции. Вот и оделся даже на их манер, чтобы они с самого начала нашего знакомства испытывали ко мне доверие. Но прежде всего мне необходим слуга. Вы мне очень понравились, у вас честное и смышленое лицо. Но что такое? Судя по вашей реакции, кажется, вас вовсе не обрадовало мое предложение? Ответьте прямо, прошу вас: вы пойдете ко мне слугой?

— Почему бы и нет? Особенно если вы будете мне хорошо платить и содержать так, что мне будет не на что жаловаться.

— В таком случае, приходите ко мне завтра, обо всем и договоримся. Кстати, вы знаете банкира Салидо?

— Да. Его контора недалеко отсюда. Но живет он в другом доме, на окраине города, где все местные богачи обитают.

— Прекрасно. Там же в качестве гостя банкира временно проживаю и я. Так что жду вас в его доме завтра. А сейчас, с вашего позволения, я хотел бы еще немного почитать.

— Хорошо, герр доктор, я к вам завтра приду, и, думаю, у нас с вами наладятся хорошие отношения. Я готов вырыть для вас из-под земли все кости, какие вам только понадобятся.

И официант отошел.

Моргенштерн стал опять читать, но теперь уже не мог сосредоточиться и рассеянно потягивал пиво, вновь и вновь невольно возвращаясь мыслями к только что состоявшемуся разговору.

Расплатившись, он вышел из кафе и, свернув налево, двинулся по улице, которая вела к дому банкира. Темнело. Ученый был настолько погружен в свои мысли, что совершенно не обратил внимания на то, что за ним, стараясь держаться в тени, следовали два человека. В одной из этих таинственных фигур можно было угадать силуэт Антонио Перильо, рядом с ним шел какой-то рослый человек, которого не было в кафе.

— Ну что, — нетерпеливо прошептал эспада, обращаясь к своему спутнику, — это он или нет?

В этот момент на лицо ученого как раз упал свет от одной из ближайших витрин, и рослый ответил:

— Никаких сомнений! Это он, что бы он там ни сочинял.

— Ага, сбрил бороду, вырядился гаучо и думает, этого достаточно, чтобы обвести нас вокруг пальца! Тоже мне, шутник! Ну ничего, хорошо смеется тот, кто смеется последним. Слушай, я обязательно должен знать, где он живет. Проследи-ка за тем, куда он отправится!

— А ты что, разве не пойдешь со мной?

— Нет, он может обернуться и узнать меня. Тогда уж он наверняка что-нибудь заподозрит. Иди, не мешкай, а я подожду тебя вон в том кафе.

И они разошлись. Перильо отправился, как и сказал, в кафе, а его рослый приятель продолжил слежку за немцем. Улица, по которой не торопясь шел он, была идеально прямой, словно проложенной по линии туго натянутого шнура. В Буэнос-Айресе много таких улиц. Город застраивался по единому плану, напоминающему шахматную доску, и весь состоит из строго прямоугольных кварталов. Может быть, это и несколько скучновато с точки зрения градостроительства, зато в аргентинской столице очень легко ориентироваться.

Окрестности Буэнос-Айреса нельзя назвать особенно живописными, здесь не встретишь ни холмов, ни долин, ни лесов, ни кустарниковых зарослей. Город лежит на ровной почве травянистой бескрайней пампы, словно подарок на подносе. Не сразу отыщешь здесь взглядом линию горизонта, в дымчато-синеватом мареве земля и небо, кажется, сливаются в единое целое, имя чему — простор. Буэнос-Айрес — портовый город, но репутация здешней гавани у моряков всего мира невысока. Вода в Ла-Плате тоже ни у кого восхищения не вызывает, из-за глинистых берегов она всегда мутная, грязная.

Верхние этажи многих домов в центре Буэнос-Айреса напоминают мансарды Парижа, но на этом сходство двух городов и заканчивается, иногда достаточно удалиться от какой-нибудь из прекрасных площадей аргентинской столицы всего на пару кварталов, чтобы очутиться в совершенно ином мире — мире жалких лачуг, где прописана нищета. Но пройдешь еще несколько десятков метров, и вновь потянулась цепь изящных фасадов на безукоризненно прямых улицах. Впрочем, такое встречается во многих городах мира, в Южной Америке этот контраст разве что немного ярче, потому что люди здесь темпераментны и все свои страсти — от отчаяния до любви к роскоши выставляют как бы немного напоказ. В этом смысле ведущее за город шоссе на окраине города, застроенное богатыми виллами, — довольно откровенная витрина благосостояния их владельцев. Здесь стоят дома не выше четырех этажей. Немало и одноэтажных, напоминающих своей ухоженностью разлегшихся на солнце холеных, сытых животных. Крыши многих вилл со стороны двора имеют небольшой уклон, это делается для того, чтобы собирать с них дождевую воду. Еще не так давно ее использовали даже в качестве питьевой. Но если не принимать во внимание этот специфический уклон, то можно сказать, что крыши самых богатых домов аргентинской столицы — невысокие и довольно плоские. Это продиктовано соображениями целесообразности. Во-первых, здесь выпадает мало дождей. Во-вторых, когда со стороны Кордильер налетает сильный ветер — памперо, от него менее всего страдают именно невысокие крыши. А кроме того, на таких крышах очень неплохо коротать вечера после дневного зноя.

А теперь вообразите, что, следуя за доктором Моргенштерном, мы обнаружили на этом шоссе и несколько вилл не самых роскошных, ну, скажем так, средней руки. За фасадами многих из них не один двор, а три, четыре и даже больше дворов и двориков. Подобные дома на местном жаргоне называются «квинтами», должно быть, потому, что по-латыни слово «квинта» означает пятую часть чего-либо. К одной из таких квинт и направлялся ученый из Германии.

Того, кто полагает, будто в Буэнос-Айресе, куда ни ткни пальцем, непременно попадешь в гаучо, я должен разочаровать: толпа, текущая по его улицам, ничем не отличима от европейской, во всяком случае, на первый взгляд: одеваются здесь по последней парижской моде. Это и неудивительно: число выходцев из Европы, постоянно живущих в этом городе, довольно значительно. Только половину его населения составляют коренные аргентинцы, остальные — это немцы, французы, испанцы, итальянцы и швейцарцы. Молодые люди, с детства варящиеся в этом этническом котле, говорят, как правило, на нескольких языках и не растеряются ни в Париже, ни в Лондоне, ни в Нью-Йорке.

Буэнос-Айрес в переводе с испанского означает «хорошие ветры» , но, когда солнце раскаляет плоские крыши, в помещениях с низкими потолками становится невыносимо душно, буквально нечем дышать. Но на деревья как источники прохлады здесь особенно рассчитывать не приходится. Лесов в восточной части страны почти нет. Лимонные и апельсиновые деревья в Аргентине встречаются довольно редко, а тропические фруктовые деревья не растут вовсе. И в то же время климат этой страны слишком жарок для яблонь, слив, вишен. Однако здесь прекрасно чувствуют себя виноград, груши, персики и абрикосы. Их, как правило, очень крупные плоды на вкус просто изумительны: сочные, нежные. Все квинты утопают в садах.

Квинта банкира Салидо в этом смысле не была исключением, разве что дом выглядел немного покрасивее соседских. Банкир был очень гостеприимным человеком и общался с людьми не только своего круга, но и с художниками, артистами, учеными, а со многими из них, живущими в Европе, даже состоял в переписке. С доктором Моргенштерном банкир познакомился сначала заочно, первое письмо помогло завязаться оживленной переписке, и вот настал день, когда доктор получил приглашение приехать в Аргентину, и он не замедлил воспользоваться любезностью Салидо.

Однако вернемся к Антонио Перильо, который сидел в кафе. Естественно, и здесь все разговоры крутились вокруг завтрашнего боя быков. Перильо не был знаком ни с кем из людей, окружавших его, и никто из них тоже его не знал в лицо. Говорили все больше о Крусаде, и, судя по всему, его шансы на победу по сравнению с шансами аргентинских эспад в народе расценивались как гораздо более предпочтительные. На все лады обсуждались, конечно же, вероятные перипетии корриды в связи с намерениями устроителей выпустить на арену ягуара и дикого бизона.

— Кровь прольется в любом случае, — безапелляционно заявил один из мужчин. — За бизона насчет этого не поручусь, потому что не знаю, на что он способен, но ягуар — свиреп и живуч, как черт, с первого удара его никогда не уложишь.

Перильо не смог удержаться, чтобы не вставить своего замечания:

— Да трус он, этот ваш ягуар! Я берусь прикончить его одним ударом ножа!

— Да-да, разумеется, если до этого он не разорвет вас на части, — подняли его на смех посетители кафе.

— Я говорю совершенно серьезно, — раздраженно процедил сквозь зубы эспада. — Неужели вы никогда не видели, как ягуар удирает от человека, особенно когда гаучо ловят его своими лассо?

Ему ответил немолодой, загорелый человек, до сих пор не принимавший участия в разговоре:

— Вы абсолютно правы, сеньор. Ягуар бежит от человека, и особенно он боится гаучо с его лассо. Но ведь вы имеете в виду так называемого речного ягуара, я не ошибся?

— А что, разве бывают еще какие-то иные ягуары?

— Их не особенно много видов, но ягуары, живущие по берегам рек, существенно отличаются от своих собратьев, обитающих в пампе или горах. Дело в том, что река до какой-то степени балует зверя. К ней приходит на водопой множество зверей, беззащитных перед кошкой с ее когтями. Но постепенно постоянная сытость делает ягуара, живущего у реки, глупым, а что ему в самом деле хитрить: засел в кустах и прыгнул сзади на ничего не подозревающего зверька — вот и вся его охотничья тактика. Другое дело — ягуар из пампы. Голод делает его злым и изобретательным. Горный же ягуар нападает даже на таких больших и сильных животных, как лама. И ему ничего не стоит напасть на человека среди бела дня.

Знатоку ягуаров ответил Антонио Перильо, который уже что называется, «закусил удила».

— О, да вы, сеньор, я вижу, большой специалист по ягуарам. В таком случае, не могли бы сделать для всех здесь присутствующих одно небольшое уточнение: приходилось ли вам хотя бы однажды выбираться за пределы этого благословенного города?

— Приходилось.

— И где же именно довелось вам побывать?

— В Боливии, Перу, я путешествовал и по Гран-Чако .

— Значит, вы встречались там с дикими индейцами?

— Ну конечно.

— Ай-ай-ай! И как же это вышло, что они вас не. съели?

— Слухи об их людоедстве, думаю, сильно преувеличены. Меня, например, постоянно сопровождал человек, который, если бы только захотел, легко смог бы употребить меня себе на ужин. Хотя, между прочим, пока руки мои еще в силе, несмотря на возраст, каждый, кто захочет поднять меня на смех, может схлопотать неплохой удар в челюсть. Прошу вас, сеньор, иметь это в виду.

— Ну-ну, право же, вы чересчур разгорячились, почтенный! Никто и в мыслях такого не держал. — Перильо, которого недавняя стычка с седобородым немцем в кафе «Париж», похоже, все же чему-то научила, даже сделал легкий поклон. — Я только хотел сказать, что ягуар опасен гораздо меньше, чем это принято считать.

— Он опасен для всех людей, кроме одного-единственного человека на свете.

— Кого вы имеете в виду?

— Вы и сами могли бы догадаться, кого. О нем слышали многие, и его имя само по себе уже доказывает мои слова.

— Вы говорите об Отце-Ягуаре?

— Да, о нем.

— Я тоже кое-что слышал об этом парне. Рассказывают, будто он ходит на ягуара с голыми руками, но я лично в это не верю.

— А я видел это собственными глазами.

— Видели? Хм… И где же это чудо случилось?

— В Гран-Чако.

— Где вы случайно на него наткнулись?

— Нет, я часто путешествую вместе с ним и его парнями, хотя большинство из них и гораздо моложе меня.

— О-о-о! — прокатилось по залу. Несколько человек подскочили к немолодому оппоненту Перильо, подхватили его на руки и стали качать. Столы тут же были придвинуты друг к другу, всем хотелось послушать рассказ о знаменитом человеке, имя которого в Аргентине знает действительно почти каждый ее житель. Но его компаньон начал неожиданно:

— Отец-Ягуар не особенно любит разговоров о себе, а уж рассказывать какие-то истории, связанные с его делами, просто запрещает нам. Поймите меня, сеньоры, я не могу нарушить этот запрет!

— Но расскажите хотя бы, как он выглядит! — попросил Перильо.

— Как любой другой человек.

— А сколько ему лет?

— Что-то около пятидесяти.

— Он местный?

— Сеньоры, я никогда не держал в руках его документов.

— Но не могли бы вы, по крайней мере, сказать, действительно ли он обладает такой огромной силой, как о нем рассказывают?

— Я сам видел, как он ломал быкам шеи и прижимал их головами к. земле.

— Карамба! Видно, он и вправду силен. Если, конечно, вы не преувеличиваете.

— Не имею такой привычки! Кстати, могу добавить вот еще что: никому не пожелаю почувствовать на себе, что такое кулаки Отца-Ягуара.

— А не могли бы вы сказать нам, чем он, собственно говоря, занимается в свободное от ломания бычьих шей время? Иногда говорят, что он йербатеро , а то называют золотоискателем или сендадором , который проводит караваны через Альпы. Однажды я слышал, будто он — глава какой-то политической партии мятежников.

— Он прежде всего человек, но обладающий редкими достоинствами. Не думаю, что вам довелось когда-нибудь общаться с подобными людьми. Ни с какими мятежниками он не связан и никогда в жизни с ними вообще не якшался. Он просто друг всех порядочных людей и враг всех подлецов. И если вы случайно не относитесь к первым, то лучше вам никогда не становиться ему поперек дороги.

— Сеньор, — заявил, с трудом сдерживаясь, Перильо, — должен заметить, что ваши намеки становятся все более двусмысленными и язвительными. Впрочем, я не сержусь на вас, но крайне удивлен: неужели мои слова о том, что ягуар — зверь трусливый, могли вызвать столь сильное раздражение?

— Бог с вами, об этом я уже и напрочь забыл. Но вы утверждали также, что убьете зверя одним ударом ножа, а это свидетельствует о том, что вы либо хвастун, либо человек беспечный и легкомысленный. Скорее всего ягуар, которого завтра выпустят на арену, — речной, но он может оказаться и зверем из пампы. Вы должны знать, как от него отбиваться. Если же вас интересует мое мнение на этот счет, то мне гораздо более опасным кажется бизон.

— О, на этот счет можете не волноваться. Мы, эспады, не уличные драчуны, и обычно все как следует продумываем. Все, понимаете?

— Хочется верить, что это так. Учтите, разъяренный бизон — настоящее чудовище.

— Откуда вам-то это известно?

— Все от того же Отца-Ягуара, который положил их сотни.

— Неужели в пампе? — сыронизировал Перильо.

— Нет, в прериях Северной Америки, где он раньше охотился.

— Ах, он и там бывал. Значит, он не портеньо, а чужак. Это мне не особенно импонирует.

— Неужели? Представьте себе, Отца-Ягуара совершенно не волнует, импонирует вам это или нет.

— Это потому, что пока он меня не знает. А вот когда узнает, будет считать за честь для себя пожать мне руку.

— Любопытно! Ну так назовите же свое славное имя.

— Антонио Перильо!

— Как? Неужели тот самый Перильо, что завтра должен участвовать в корриде?

— Да, тот самый.

И он посмотрел на старика взглядом, в котором ясно прочитывалась свойственная всем чрезмерно честолюбивым людям постоянная потребность получать похвалы. Однако на этот раз ожидания эспады оказались напрасны.

— А скажите, пожалуйста, сеньор, с какой целью вы сражаетесь с животными? — спросил его старик.

— Я убиваю их.

— За что?

— Что за вопрос! Эспада убивает быка, чтобы продемонстрировать свое искусство.

— Я бы не сказал, что «искусство» в этом случае — подходящее слово. Тоже мне подвиг — прикончить загнанное, замученное, обессилевшее животное. Я тоже убиваю зверей, но это хоть как-то оправдано: чтобы существовать, мне требуется поддержать свои силы с помощью их мяса. А бой быков — это убийство, которое сродни преступлению, настоящее живодерство. Вас следует называть вовсе не эспадой, а десольадором .

Взбешенный Перильо вскочил со стула, готовый наброситься на старика с кулаками. К счастью, в этот момент дверь распахнулась и в кафе вошел приятель Перильо, которого он посылал следить за псевдозоологом. Гнев Перильо словно вышел паром, и он сказал старику с подчеркнутой холодностью:

— Вы можете бросать в мой адрес сколько угодно оскорблений, но унизить меня вы все равно не сможете, потому что я во всех отношениях выше вас.

— То же самое сказала одна муха льву, пролетая над его головой. Но тут подлетела птичка и проглотила заносчивую муху. Какая печальная история, не правда ли?

Перильо сделал вид, что не слышит этих слов, Впрочем, это и в самом деле его уже почти не тронуло, он был озабочен теперь совершенно другим. Никто в кафе не обращал особого внимания на них с приятелем, и тем не менее они внимательно осмотрелись по сторонам и перешли на шепот.

— Я вижу, ты снова решил устроить заварушку, — сказал приятель Перильо. — Неймется тебе! Держи себя в руках, парень! Нам сейчас ни с кем нельзя связываться. Один враг может в такой момент навредить так, что и десять друзей потом не помогут исправить.

— Этот старый болтун не может принести нам серьезного вреда. Скажи-ка мне лучше поскорее, что тебе удалось узнать?

— Я хорошо разглядел коротышку и теперь уверен — это точно он. До сих пор я все же немного сомневался в этом, но теперь, когда увидел, где он живет, все мои сомнения отпали.

— И где же он живет?

— В доме банкира Салидо.

— Тысяча чертей! Это здорово осложняет все дело!

— Да уж! Думаю, коротышка рассказал банкиру обо всем.

— Можно не сомневаться!

— Слушай, а ты уверен, что он тебя тоже узнал?

— Я готов поклясться в этом. Одного никак не пойму: почему он выдает себя за другого? Неужели только из осторожности? Даже если и так, мы все равно должны заставить его замолчать.

— Да, и как можно скорее.

— Деньги помогут в этом?

— Нет коротышке плевать на деньги, он богат.

— Ну тогда остается только одно средство…

— Вот именно… Эх, жаль у нас времени совсем мало. А завтра утром может быть уже поздно: он наверняка обратится в полицию. Скажи, а удалось тебе разузнать, в какой именно комнате этой квинты он поселился?

— Да, я дождался пока он войдет в дом и перемахнул через забор. К счастью, на этой квинте сразу за домом нет стен между дворами, а сразу начинается сад. Очень скоро я увидел коротышку в дверях, выходящих в сад. Потом он поднялся по лестнице, прошел в отведенную ему комнату и зажег там лампу. Я хорошо разглядел его, не сомневайся, потому что он довольно долго стоял у самого окна.

— Сколько всего окон в этой комнате?

— Два.

— Жалюзи на них есть?

— Нет.

— А какой-нибудь приставной лестницы ты случайно рядом не заметил?

— Ха! Я тоже сразу подумал о лестнице и осмотрелся по сторонам. И знаешь, сразу же увидел именно то, что нам нужно. На одном из деревьев, судя по всему, недавно обрезали сучья и забыли возле него приставную лестницу. Она достаточно длинная, чтобы достать до самых окон.

— Хорошо, очень хорошо! Сейчас идти туда еще рановато, а к полуночи будет в самый раз.

— А если он к этому времени еще не успеет заснуть?

— Не имеет значения. Он не должен встретить завтрашнее утро. — Перильо огляделся по сторонам. — Пойдем-ка! Что-то мне перестало здесь нравиться.

Перильо заплатил за свое мороженое, и они вышли на улицу. Рестораны и кафе в этот день закрывались несколько позднее обычного. Надо заметить, что жители Буэнос-Айреса в большинстве своем примерные семьянины и спать ложатся вовремя. Но этот вечер был особенным, неповторимым, потому что предшествовал дню праздника.

Последний посетитель из кафе «Париж» вышел нетвердой походкой только в 11 часов вечера. А вскоре на улице показался и наш знакомый — маленький официант. Были первые дни декабря — начало лета в Южном полушарии. Горело довольно мало фонарей: экономные аргентинцы учитывали то, что было время полнолуния. Официанту не хотелось идти домой, он не чувствовал даже обычной в конце дня усталости. Неожиданная встреча с земляком, предложение работать у него — эти два события дня словно вливали в него новые силы, будоражили воображение и мысли. И он решил прогуляться, чтобы на ходу все как следует обдумать. Недолго думая, направился в ту же сторону, куда, как он заметил, пошел, выйдя из кафе, доктор Моргенштерн.

Любой человек, как известно, совершает иногда безотчетные, подталкиваемые только интуицией поступки. Вот так случилось и с официантом. Неизвестно почему ему вдруг захотелось подойти к тому дому, где остановился доктор, а этот дом он хорошо знал. На шоссе было довольно тихо, не горел ни один фонарь, лишь лунный свет освещал силуэты особняков. Но внезапно эту тишину нарушил звук чьих-то шагов. Официант прислушался, и в голове его промелькнула мысль о том, что было бы очень приятно в такую ночь неожиданно встретиться с каким-нибудь добрым и милым человеком, поговорить о том, о сем… Но — что это? — человек, который двигался по направлению к нему, явно не хотел, чтобы его заметили: шаги были осторожными, крадущимися. Официант на всякий случай прижался поплотнее к забору и стал ждать, что произойдет дальше.

Наконец посередине улицы показался какой-то мужчина, прошел мимо него, остановился, а за ним, тоже крадучись, шел еще один. Тихо переговариваясь между собой, они подошли к забору и очень ловко преодолели его.

«Воры!» — подумал официант. Но что они хотят украсть в саду? О фруктах в начале лета не могло быть и речи. И официант тоже очень осторожно перелез вслед за незнакомцами через забор. Он напряг зрение и очень скоро увидел возле дома двух непрошенных ночных посетителей. Один из них крался вдоль стены дома, другой напряженно всматривался в освещенные окна одной из комнат на втором этаже. Тот, что крался, куда-то исчез, но вскоре опять появился — на этот раз уже с длинной приставной лестницей в руках.

Что в конце концов они собирались делать? А может, это шутка или розыгрыш? В любом случае, шума пока лучше не поднимать. И он стал еще внимательнее следить за незнакомцами. Один поднимался по лестнице, другой ее придерживал. Тот, что забрался на лестницу, долез до окна комнаты, заглянул в него и что-то сказал нижнему. Официанту показалось, что в руках у мужчины, стоящего наверху, блеснул какой-то металлический предмет. Верхний стал быстро-быстро спускаться. Они зашептались. Официант не мог поднять головы, чтобы получше разглядеть их, но то, что они говорили, он слышал отлично.

— Он читает, — прошептал верхний.

— А как он сидит? — спросил его нижний.

— Левым боком к окну.

— А лицо его открыто?

— Да, и правую щеку он подпер ладонью.

— Ага, похоже, наш приятель задремал. Очень хорошо. Мы прикончим его во сне.

Речь шла об убийстве! Официант настолько испугался, что на несколько мгновений как будто окаменел. Тот малый, что заглядывал в окно, опять полез по лестнице, но теперь он стоял несколько ниже — очевидно, чтобы остаться незамеченным. В руках у него снова появился блестящий предмет, который оказался пистолетом. Он держал его в поднятой правой руке и целился в окно. Опасность вернула официанту самообладание. Он бросился на стрелявшего и повис на нем. Раздался выстрел.

— Пусти, мерзавец, а то прихлопну тебя, как таракана!

Снова прозвучал выстрел, и официант ощутил острую боль в левой руке. Раненный, он больше не мог держать убийцу. Тот вырвался и растворился в темноте. Его компаньон удрал еще раньше.

Выстрелы разбудили обитателей дома: он ожил, свет вспыхнул во всех его окнах. В окне, бывшем только что мишенью, показался немного растерянный доктор Моргенштерн, живой и невредимый, и произнес с возмущением:

— Какой-то болван стрелял в меня. Невозможно спокойно почитать!

Пораженный официант воскликнул:

— О, это вы, доктор!

— Кто это там, внизу? Мне кажется, я уже где-то слышал ваш голос.

— Это я, Фриц Кизеветтер, герр доктор.

— Фриц Кизеветтер? Но я не знаю человека с таким именем.

— Мы с вами познакомились сегодня днем в кафе «Париж», и вы предложили мне быть вашим слугой.

— Ах, да, припоминаю. Но скажите, ради Бога, что это вам пришло в голову стрелять в меня?

— Стрелять в вас? Но стрелял вовсе не я.

— Кто же тогда? Вы что же, были не один?

— Нет, я был здесь, как мечтающий Шиллер в саду, то есть совершенно один.

— Вы что, тоже живете в этом доме?

— Нет.

— Тогда что вам было здесь нужно?

— Спасти вас — вот что. А вы, вместо того, чтобы поблагодарить меня за это, подозреваете в покушении на вас. У меня просто нет слов!

Тем временем в саду собирались обитатели квинты, кто со свечой, кто с фонарем в руке, а кроме того, каждый держал в руках что-нибудь увесистое, чтобы, если понадобится, применить этот предмет в борьбе с преступником. Было бесполезно что-либо объяснять. Уже через минуту Фриц Кизеветтер был связан, да при этом еще и избит. Его хотели тут же доставить в полицию, но он смиренно попросил сначала выслушать его. Доктор поддержал эту просьбу небольшой адвокатской речью:

— Тот, кого вы только что связали, как преступника, сеньоры, занимается, насколько мне известно, сугубо мирным делом, а кроме того, есть все основания предполагать, что в покушении участвовали, по крайней мере, двое. Этому молодому человеку я предложил работать у меня. По-моему, подобное предложение еще никогда не оказывалось мотивом убийства. Да посмотрите на него повнимательнее: у него же лицо честного человека! Но даже если внешность его обманчива и на самом деле он неисправимый злодей, у него все равно нет никаких оснований меня убивать. Я предлагаю дать ему возможность высказать все имеющиеся у него доводы в собственную защиту, по-латыни «дефиницио». Фриц мне уже кое-что рассказал, но не до конца, появившись здесь, вы не дали ему возможности оправдаться. Так пускай он все же сделает это. А мы с вами тем временем поищем следы других людей. Где-то, мне кажется, должна остаться шляпа одного из них. И, наконец, последнее, что я хотел сказать: вы совсем не обратили внимания на то, что Фриц ранен, и рана его довольно сильно кровоточит. Ему нужен как можно быстрее врач, а вовсе не полицейский.

Многие сразу же согласились с маленьким ученым из Германии. Кто были убийцы на самом деле и почему они покушались на жизнь никому ничего плохого не сделавшего доктора, осталось для них тем не менее непонятным. Различные домыслы, на разные лады толкующие это происшествие, еще примерно с неделю бродили по городу, но ни один из них не вызывал доверия. Однако вернемся в сад банкира Салидо в вечер этого происшествия.

— А вы могли бы узнать нападавших в лицо, ну, по крайней мере, хотя бы одного из них? — спросил хозяин дома официанта.

— О втором ничего не могу сказать, — ответил Фриц, — но того, что стоял на лестнице, я видел неплохо, поскольку прямо на его лицо падал свет из окна. Возможно, я и ошибаюсь, но мне показалось, что это был эспада Антонио Перильо или кто-то, очень похожий на него.

Это свидетельство, однако, ничего не прояснило, а только еще больше запутало все уже возникшие версии происшедшего. Да, конечно, у Антонио Перильо была не слишком хорошая репутация, но чтобы известный тореадор ни с того ни с сего поднял руку на человека? Да еще совершенно безобидного! В кафе ведь они беседовали вполне дружелюбно, и тому имеется множество свидетелей. Правда, Перильо говорил что-то непонятное о маске, которую якобы надел на себя маленький немец. Поразмыслив еще немного над этими обстоятельствами, сеньор Салидо решил все же сообщить обо всем случившемся в саду его дома в полицию. И очень скоро в доме появились двое полицейских в голубых мундирах. Они тщательно осмотрели все следы, собрали показания всех свидетелей и, посовещавшись, сделали вывод о том, что надо бы негласно разузнать, что делал и где был Антонио Перильо этой ночью. Негласно потому, что это могло бы не понравиться публике, которая завтра придет на корриду.

А вскоре появился и врач и, осмотрев Фрица Кизеветтера, объявил, что ничего страшного с ним, к счастью, не случилось, но некоторое время он должен побыть на квинте, чтобы отлежаться и прийти в себя.