Путь доктора Моргенштерна и его спутников пролегал в междуречье Рио-Саладо и Рио-Саладильо. Начали они свое путешествие в быстром темпе, благо, утренняя прохлада позволяла делать это без особого напряжения сил, а задавал темп скачки хирург. Как оказалось, он был отличным наездником, но при этом, к сожалению, совершенно немилосердным по отношению к лошади. Дон Пармесан так яростно гнал и пришпоривал ее, что немцы, будучи не в силах смотреть на такое истязание животного, стали уговаривать его прекратить это, но хирург в ответ только хохотал. Фриц тоже неплохо сидел в седле, чего, увы, никак нельзя было сказать о докторе Моргенштерне. Он прилагал огромные усилия к тому, чтобы сохранить равновесие в седле, и это ему, в общем, как ни странно, удавалось, но стоило совершенно неимоверного напряжения всех его сил. Лицо ученого, его плотно сжатый рот, расширенные зрачки говорили об этом достаточно красноречиво.

Вот уже путешественники, не снижая скорости, проехали деревянный мост через Рио-Саладо, потом небольшое поселение немцев-колонистов под названием «Эсперанса», то есть «Надежда», но останавливаться в нем не стали. Миновав колонию, они повернули на Кордову. Их подстегивало и вдохновляло желание как можно скорее догнать экспедицию Отца-Ягуара, но не только это: что ни говори, во время скачки по бескрайним просторам пампы в душе каждого человека рождается какое-то особенное чувство, сродни тому, что поднимает птицу в полет. Впрочем, лишь до поры до времени, а точнее, до того момента, пока лошадь под всадником еще полна сил. Я нисколько не шучу: с древних времен человек прекрасно знает, что часть ее энергии передается всаднику, и умеет пользоваться этим. Но когда усталость наваливается одновременно и на всадника, и на его лошадь, тут уж романтическое воодушевление постепенно гаснет и куда-то исчезает…

— Стойте! — с трудом, потому что не хватало дыхания, воскликнул наконец доктор. — Моя лошадь не может дальше скакать. Я чувствую, что причиняю ей боль своими шпорами. Ей нужен покой, по-латыни «транквиллитас».

— Согласен, — отозвался Фриц. — Мне тоже начинает казаться, что отдых минут на пятнадцать нам совсем не помешал бы. И еще я хочу сказать, что, если мы и дальше будем скакать в таком же темпе, то к вечеру будем уже в Китае, а зачем, спрашивается, нам забираться сейчас так далеко? У нас и тут достаточно всяких дел.

Однако хирург и слышать ничего не хотел ни про какие остановки и обосновал это так:

— Если сегодня к вечеру мы не будем в форте Тио, то до лагуны Поронгос за завтрашний день добраться никак не успеем. Я еду дальше.

— Бог в помощь! — невозмутимо парировал это заявление Фриц и, не обращая больше на хирурга ни малейшего внимания, спрыгнул с лошади и с выражением величайшего блаженства на лице растянулся на траве.

Но доктор Моргенштерн был настроен более серьезно, чем его слуга.

— Если вы, дон Пармесан, хотите загнать свою лошадь, — гневно воскликнул он, — то поезжайте дальше, но, учтите, другую вам негде будет взять! Вы безобразно обращаетесь с лошадью. Древние римляне назвали бы ваше отношение к этим замечательным животным «атравитас» или «круделитас», а также «дуритас» или «имманитас» и даже, я думаю, «севита», и все эти слова означают разные оттенки жестокосердия и грубости, чтобы вы знали.

— То, как я обращаюсь со своей лошадью, — мое личное дело, — огрызнулся, как уличный хулиган, хирург. — И никто не смеет указывать мне, что я могу с ней делать, а что — нет. Она — моя собственность, и этим все сказано.

— А я убежден, что никакая, даже баснословно высокая цена, заплаченная за животное, еще не дает человеку права истязать ее. В этом вопросе, — заключил он, — мы с вами расходимся в принципе, но просто по-человечески у меня ваше обращение с лошадью вызывает возмущение. Кстати, мы вас не удерживаем!

И демонстративно отвернулся от хирурга. Тот, подумав немного, счел за лучшее для себя все-таки остаться с немцами, но выразил свое недовольство глухим бормотанием себе в бороду. Потом ровно на полчаса замолчал. Едва истекла тридцатая минута их привала, вновь стал твердить, что, мол, пора ехать, правда, говорил он это уже не вызывающим, как прежде, а довольно нудным тоном. Вдруг послышался перестук колес. Они оглянулись. И увидели катящий по пампе на всех парах почтовый дилижанс. Это был единственный в здешних краях транспорт, регулярно курсировавший между Кордовой и Санта-Фе и перевозящий как почту, так и пассажиров.

Здесь, я думаю, читатель позволит мне сделать очередное маленькое отступление от основной линии нашего повествования, потому что такой предмет и даже, я бы сказал, явление жизни, как аргентинский почтовый дилижанс, заслуживает отдельной новеллы.

Тот, кто уже, возможно, предположил, что этот вид транспорта имеет много общего с немецкой почтовой каретой, сильно заблуждается. Разница между ними примерно такая же, как между ласковым майским ветерком и ураганной силы ветром «памперо». Тут надо принять во внимание еще одну важную вещь: под дорогами в Аргентине понимается нечто совсем иное, чем в Европе. Начнем с того, что в пампе нет никакого материала, подходящего для укладки дорожного полотна, и уже отсюда многое, я думаю, станет ясно. Здесь, когда говорят «дорога», то зачастую подразумевают всего лишь любой более или менее четкий след лошадиных копыт, оставшийся после того, как проехала группа всадников или предыдущий, по расписанию дилижанс. А вообще по пампе каждый ездит как ему вздумается, хотя, конечно, придерживается каких-то ориентиров, указывающих направление к нужной ему цели. Если же путнику попадаются низины, болота или неширокие, но с крутыми берегами речушки, он ищет выход из трудного положения, полагаясь чаще всего лишь на собственную сообразительность и находчивость.

Почтовые станции в пампе под стать этим дорогам. Чаще всего в этой роли выступает все то же убогое ранчо, в котором нет даже намека на какой-либо комфорт.

С чем сравнить этот экипаж, я сразу даже и не найдусь. Обратимся, пожалуй, к той сфере человеческих знаний, в которой столь хорошо чувствует себя один из главных героев этого романа доктор Моргенштерн, поскольку тут аналогии могут оказаться очень точными и выразительными. Так вот: аргентинский дилижанс своей побитостью, обшарпанностью и общей непрезентабельностью наводит на мысль о том, что он вполне мог быть современником пещерных медведей. Внутри этого дилижанса помещаются обычно восемь пассажиров, в то время как в немецкой почтовой карете всего четыре. Места для размещения багажа, естественно, не хватает, и каждый пассажир держит поэтому свою поклажу на собственных коленях.

Дилижанс несет упряжка в семь лошадей, запряженных цугом. Четверка перед кучером, майоралом, сидящим на козлах, впереди четверки две лошади, а перед этими двумя еще одна, на которой сидит форейтор, то есть тот, кто задает темп всей упряжке и выбирает направление движения. Есть и восьмая лошадь — под пеоном, едущим где-нибудь сбоку от упряжки, задача которого — подгонять животных и вообще следить за их состоянием и настроением. Если какая-нибудь из лошадок вдруг начинает недовольно пофыркивать или пытается вставать на дыбы, он быстренько приведет строптивицу в чувство с помощью кнута. На козлах за майоралом имеются дополнительные места, на которых, как правило, устанавливается какой-нибудь багаж. Ящики, тюки и коробки громоздятся и на крыше дилижанса, да еще там умудряются пристроиться несколько человек, которым не хватило места внутри дилижанса.

Сбруя этой упряжки на удивление примитивна: на каждой ездовой лошади всего лишь кожаная подпруга, соединенная с помощью лассо с поводьями майорала, — вот и все.

У майорала есть острая палка, которой он подгоняет ближайших к себе лошадей, и длинная плеть, которой можно достать и переднюю лошадь. Такие же плети имеются также и у форейтора и пеона, так что лошадям не приходится ожидать гуманного к себе отношения ни от кого из них.

Майорал, форейтор и пеон, по первому впечатлению, очень напоминают разбойников с большой дороги: грубоватые, одетые, по большей части, в какие-то полурваные и не слишком-то чистые куртки и штаны, с обветренными суровыми лицами. Но это тот самый случай, когда внешность обманчива. На самом деле они, как правило, очень честные, порядочные и по-своему деликатные люди. Все дело в том, что, согласно неписаному профессиональному кодексу чести аргентинских лошадников, ездить по пампе надо так, чтобы у всех пассажиров, что называется, искры из глаз сыпались, и никак иначе.

Каждый рейс дилижанса начинается со своеобразного, скажем так, звукового сигнала, сравнимого разве что с рычанием готовящегося к нападению тигра. Издает этот рык майорал, и тут же его подхватывают форейтор и пеон. Пассажиры давно привыкли к этому диковатому ритуалу и нисколько его не пугаются. Европейца, случайно оказавшегося в таком дилижансе, поражает не только то, с каким олимпийским спокойствием принимают они этот «сигнал», но и вообще все, что связано с такой поездкой. Трясясь, подпрыгивая и раскачиваясь, несется по пампе лихой дилижанс, а внутри его при каждом толчке начинается броуновское движение баулов и чемоданов, не говоря уже о шляпах: пассажирам не всегда удается удержать их на месте, несмотря на все свои старания. Да что там вещи, и сами люди порой летают по салону дилижанса не хуже вещей. При этом непроизвольно хватают друг друга за ноги, за руки, за что придется…

Представьте себе такой, вполне типичный для подобного путешествия диалог:

— Что это вы ищете в моей бороде, сеньор?

— Простите. Это тряска виновата. А зачем вам моя цепочка от часов?

— О, извините меня, ваша милость, я ухватился за нее случайно.

— Нет, это вы меня извините, ваша милость!

Голоса их дрожат от тряски, того и гляди что-нибудь свалится им на головы, но вежливость прежде всего…

Вдруг раздается страшный грохот. Это свалился с крыши и раскололся от удара один из деревянных ящиков. Выясняется, что в этом ящике, адресованном на имя профессора из университета в Кордове, было отличное красное вино, но несколько бутылок при падении ящика разбилось. Тут же принимается оперативное и вполне коллегиальное решение: вино из разбитых бутылок употребить по назначению, остальные, то есть целые, бутылки упаковать заново как можно более тщательно, а ящик перевязать ремнями. Но вот все это сделано, выпитое вино, естественно, создает особое настроение, и продолжается изысканный диалог пассажиров:

— Тысяча извинений, сеньор, не могли бы вы оказать мне любезность и убрать ваш тюк с моих коленей?

— Охотно, ваша милость! А где же ваша шляпа, сеньор?

— У вас на голове, ваша милость!

— Но где же тогда моя?

— О, вы только не огорчайтесь, сеньор: она случайно вылетела в окно.

К счастью, шляпу подобрал пеон. Как только это выясняется, поднимается буря восторгов, но тут же возникает новое затруднение — путь дилижансу преграждает ручей или небольшая, но быстрая речка. Пеон и добровольцы из пассажиров начинают собирать камни-голыши, которых в пампе не так-то уж и много. Наконец какое-то подобие брода готово, и с поистине адским грохотом дилижанс форсирует речушку. Кажется, по законам физики это никак не может произойти, однако происходит, и вот уже под радостное гиканье кучеров дилижанс мчится дальше. Но тут кучерам приходит охота показать высший класс езды по пампе, со скоростью примерно километров 25 в час. И начинается… На лошадей кричат уже все одновременно, включая и наиболее азартную часть пассажиров. Дилижанс на полном ходу раскачивается и кренится не менее резко, чем судно в открытом море в шторм. И тогда форейтор, чувствуя себя рулевым на мостике, начинает совершать маневры. В это время главное для кучера на козлах — не зевать. Как только форейтор заставляет передних лошадей круто менять направление движения градусов, скажем, на десять, майоралу нужно наклонить корпус дилижанса в сторону, противоположную направлению поворота, градусов уже на тридцать. Для этого четверка лошадей должна, в свою очередь, наклониться на шестьдесят градусов. И так то в одну сторону, то в другую. Почему во время этого безумного аттракциона у пассажиров головы не отваливаются, остается загадкой…

И вот, наконец, дилижанс добирается до одной из редких в пампе почтовых станций. Совершенно обессилевших лошадей меняют на свежих, несмотря на то, что те протестуют — отфыркиваются и встают на дыбы. Гонка по пампе начинается снова, все в том же безумном темпе…

Весной и осенью, когда трава в пампе сочна и вкусна, лошади стойко переносят все тяготы пути и немилосердного с собой обращения. Но когда безжалостное палящее солнце высушивает землю и превращает шелковистую зелень травы в мертвенно шуршащий, лишенный всякой окраски сухостой, лошади выбиваются из последних сил, таща тяжелый экипаж. Если в таком состоянии попытаться заставить их перейти на быстрый аллюр, они просто упадут замертво, и все. И это никакая не натяжка, а суровая правда: с тихой покорностью и выражением трагической обреченности во взгляде лошади ложатся на землю и вскоре испускают дух. Во время агонии их конечности судорожно дергаются, глаза наливаются кровью, челюсти оголяются. Стервятники, эти санитары пампы, уже тут как тут, заранее облюбовывают для себя наиболее аппетитные части тела несчастного животного, которые будут потом грубо, с отвратительной жадностью рвать своими зловещими клювами. Уже через несколько часов после смерти лошади на земле остается только ее обглоданный скелет. А ведь это существо еще недавно преданно и даже, я бы сказал, радостно служило человеку, загнавшему его ради какой-то своей прихоти или корысти, а может, и просто так, по глупости. Но если кому-нибудь вдруг придет в голову произнести вот эти самые слова перед аргентинцами, увы, он не встретит ни понимания, ни сочувствия…

Дилижанс — именно такой, какой я описывал, то есть совершенно дикого вида, за долгую жизнь которого лошадей было загнано тьма тьмущая, и обгонял сейчас доктора Моргенштерна, его слугу Фрица и дона Пармесана. Пеон чуть приотстал от упряжки и полюбопытствовал:

— Куда направляетесь, сеньоры?

— К форту Тио, ваша милость, — ответил хирург.

— И мы туда же! Не желаете ли, сеньоры, чтобы я предупредил коменданта форта о вашем скором прибытии?

— Да, мы были бы вам очень обязаны в этом случае, сеньор, — ответил ему доктор.

И, кивнув, пеон резко дал шпоры своей лошади, у которой шла пена изо рта, и устремился вдогонку за мчащимся экипажем — только его и видели.

— Ну и ну! — сказал Фриц, осуждающе покачав головой. — У нас в Германии такой жестокий лошадник очень быстро бы остался без работы. А этого еще именуют «ваша милость». Скажите, пожалуйста, какая важная персона! Герр доктор, а что вы думаете па поводу обращения с лошадьми в Аргентине?

— Мне нечего сказать тебе, дорогой Фриц, — грустно ответил ему доктор. — Ты ведь и сам хорошо знаешь, что я осуждаю жестокость по отношению к животным. Но когда я пытаюсь понять людей, проявляющих эту жестокость, то мне приходит в голову вот что: таковы правила, по которым жили их предки, а теперь живут и они, привыкшие к такому обращению с лошадьми с детства. Что поделаешь, они, несмотря на свою вежливость с людьми, и не подозревают о том, что по-настоящему интеллигентный человек любит и бережет все живое, а не только себе подобных. Древние римляне называли это благородное свойство человеческой души «перспиенция».

Жестокие люди, однако, находились и среди них. Увы… Человек не совершенен, мой друг, таким он был во все времена, таким и останется.

Доктор наверняка ответил бы на вопрос Фрица с гораздо большим негодованием, если бы не был таким уставшим. Ему было очень неловко перед своими спутниками за свое неумение сидеть в седле, и он молил Бога, чтобы они не заметили, что отдых требуется не только его лошади, но и ему самому. Во второй половине дня путешественники сделали еще один привал, но, несмотря на это, вопреки опасениям дона Пармесана все же к вечеру добрались до форта Тио.

В Аргентине, как вы, мои читатели, уже поняли, многие привычные нам понятия и явления приобретают порой весьма своеобразные и неповторимые черты, присущие только этой прекрасной и удивительной стране. Вот и в понятие «форт» здесь вкладывают не совсем тот смысл, что в других странах, в частности, в государствах Северной Америки. Форт Тио представлял собой не очень большую площадку, густо обсаженную колючими кактусами — живой изгородью. На этой площадке разместились несколько убогих ранчо, которые служили казармой для человек двадцати солдат во главе со своим командиром, лейтенантом, исполнявшим обязанности коменданта этой, в общем-то, бутафорской крепости. Ворота форта, смотревшиеся довольно странно в обрамлении стволов кактусов, были распахнуты настежь. Как только путешественники подъехали к ним, навстречу им вышел сам лейтенант.

— Добро пожаловать! — приветливо воскликнул он. — Сеньоры, я бесконечно рад видеть вас… -

Он запнулся. Доктор и Фриц сразу поняли, в чем дело. Комендант не сводил глаз с хирурга. Похоже, дон Пармесан был в междуречье Рио-Саладо и Рио-Саладильо весьма популярной персоной. Придя, наконец, в себя после этой неожиданной встречи, лейтенант весело расхохотался и воскликнул:

— Сеньор хирург! Судьба благосклонна к нам, вы снова посетили наш Богом забытый уголок! Поведайте же быстрей, какие новые блестящие операции удалось провести вам с тех пор, как мы с вами расстались в Росарио?

Он не скрывал иронии, заложенной в этом вопросе. Хирург ответил ему с видом не понятого и оскорбленного в своих лучших побуждениях человека:

— Советую вам справиться об этом непосредственно у тех людей, которых я оперировал. А, кстати, господин лейтенант, у вас или ваших подчиненных не возникло с тех пор, как мы расстались, нужды в ампутации ноги?

— Должен вас разочаровать, сеньор, такой надобности никто из нас не испытывает, как это ни прискорбно для вас, все мы здоровы и отлично себя чувствуем.

— Но может быть, кто-нибудь желает, чтобы у него удалили нижнюю челюсть?

— Пожалуй, и такого человека среди нас не найдется. Я, например, со своей стороны, могу вам точно сказать, что я не смогу обходиться без нижней челюсти, да и без верхней тоже. Но может быть, мы оставим эту тему? С вами, я вижу, прибыли еще два сеньора. Познакомьте же нас!

— О… — замешкался дон Пармесан, — это благородные сеньоры, прибыли в нашу страну из Европы, но у них такие имена… такие… — труднопроизносимые, одним словом.

Приват-доцент поспешил представиться сам, а также отрекомендовал лейтенанту Фрица. После этого они спешились и по приглашению лейтенанта направились к тому ранчо, которое он занимал, как комендант форта, один. Оказалось, пеон, сопровождавший дилижанс, сдержал свое слово, что было приятно уже само по себе, и предупредил лейтенанта о скором прибытии трех путешественников, которым потребуется ночлег.

Солнце уже садилось, и солдаты начали загонять во двор форта своих лошадей и коров. Последних здесь держали в качестве ходячего запаса мясного провианта.

Беседа коменданта форта с ученым из Германии тем временем продолжалась. Слово за слово, и лейтенант постепенно начал понимать, что имеет в данном случае дело с человеком чрезвычайно наивным и непрактичным. Но, чтобы проверить, верное ли он составил себе представление об этом тщедушном иностранце, собирающемся вести палеонтологические раскопки в Гран-Чако, лейтенант задал вопрос:

— Вы хотите ждать здесь ученых и их слуг, которые прибудут вам на помощь?

— Нет-нет, я никого ждать не буду. Со мной ведь уже есть один компетентный в данной области человек, сеньор Пармесан, и одного слуги мне вполне достаточно.

— Я поражен. Нет, вы и в самом деле считаете, то больше вам ничего не нужно, никакой помощи?

— Ничего и никого.

— А, я понял. Вы, конечно, шутите, сеньор! Но все же ответьте мне, хотя бы в порядке шутки: как вы представляете себе собственное существование в суровых условиях Гран-Чако? Есть у вас с собой, например, мука?

— Мука? Нет.

— А вяленое мясо, сало, жир?

— Тоже нет.

— Ну тогда хотя бы кофе, чай, какао, табак?

— Нет.

— Господи! — Лейтенант начинал терять терпение. — А порох, серные спички, одежду, обувь? Ножницы вы прихватили с собой?

— Вся моя одежда на мне, — невозмутимо ответил приват-доцент, — и у меня еще есть мешочек пороха.

— Но этого очень мало! Что вы собираетесь есть? А пить? Котелок для варки у вас имеется?

Перечисляя один за другим необходимые во всяком путешествии предметы, лейтенант словно задался специальной целью найти хотя бы что-нибудь в опровержение своего первоначального мнения о докторе Моргенштерне, как о крайне неприспособленном к жизни человеке. Но напрасно он это делал.

— Котелка у меня нет потому, что я и не собирался ничего варить, — все с тем же непробиваемым хладнокровием ответил ему приват-доцент, — Мы будем пить воду из ручьев и есть мясо дичи.

— Должен вам сообщить, что Гран-Чако вовсе не изобилует ручьями. По ту сторону Рио-Саладо простираются почти безводные труднопроходимые лесные дебри. Если вы не возьмете с собой запаса чистой питьевой воды, вам придется неделями обходиться без нее. А если не будет дождей? Что же касается дичи… Вы хорошо стреляете?

— Мой слуга Фриц — отличный стрелок. А кроме того, мы можем взять на вооружение опыт североамериканских трапперов: они питаются в основном мясом зверей, которых ловят в свои капканы.

— Но здесь не Северная Америка, сеньор, — скептически усмехнувшись, сказал лейтенант. — Кстати, и местные индейцы очень отличаются от североамериканских, встречи с ними далеко не всегда хорошо кончаются для белого человека.

— Они не сделают мне ничего плохого, если я не причиню им зла, а в мои намерения это не входит.

— Да? Как же вы, право, наивны. Послушайте: мы регулярно платим им дань в виде лошадей, быков, овец только за то, чтобы они не трогали стада в пампе. Официально мы называем эту дань подарками, что, конечно, является лицемерием с нашей стороны, но таковы правила игры, ничего не поделаешь, к сожалению. Мало того: несмотря на то, что мы эти правила неукоснительно соблюдаем, индейцы, со своей стороны, вовсе не считают нужным их придерживаться. Они частенько переходят границу и уводят из пампы сотни голов скота, иначе говоря, просто воруют. Но если бы они угоняли только скот, это было бы еще полбеды. Им ничего не стоит выкрасть и человека, чтобы потом потребовать за него выкуп. А знаете, как они объявляют свои ультиматумы? Очень просто: являются, как к себе домой, к представителям власти и говорят, сколько хотят получить, не соглашаясь ни на какие переговоры или поиск компромиссов.

— Но как же можно идти у таких нахалов на поводу? — возмутился ученый. — Их нужно наказывать!

— Об этом и речи быть не может. Если не выполнить их условия, человек, взятый ими в заложники, неминуемо погибнет, у нас нет средств для его освобождения. Поймите: вы очень просто можете оказаться в роли такого заложника.

— О нет, со мной этого произойти не может. Вы ведь меня совсем не знаете, а между тем я чрезвычайно хитер.

— Охотно верю, что в какой-то определенной области знаний вы, сеньор, может быть, и очень хитры, но только не в науке путешествий по Гран-Чако. Да что там долго говорить: та одежда, что сейчас надета на вас, никакая не одежда для Гран-Чако, в зарослях все это очень быстро превратится в лохмотья.

— Хорошо, я приму ваши советы к сведению.

— И потом, ну скажите: что это за сапоги на вас?

— А что? Отличные сапоги. В таких все гаучо ходят.

— Да в том-то и дело, что никуда они в них не ходят, а только скачут верхом на лошади, да в своих ранчо пройдутся разок-другой по полу, вот и все. Ну как вы собираетесь босыми ступнями ходить по камням Гран-Чако?

— Я планирую там передвигаться исключительно верхом на лошади.

— Но ваша лошадь может погибнуть!

— На этот случай у меня есть резервная. О, я все продумал! Послушайте, я же не сказал вам еще самого главного: в Гран-Чако мы отправимся не одни, а с друзьями.

— И кто же эти ваши друзья?

— Отец-Ягуар и его люди.

— О! Так вы знакомы с Отцом-Ягуаром?

— Да. Мы встречались с ним недавно в Буэнос-Айресе, Получилось так, что в эти места он прибыл раньше нас, но скоро мы его догоним.

— Что ж, с Отцом-Ягуаром вы будете действительно под надежной защитой. Он проезжал мимо форта недавно и проследовал в лагуну Поронгос, где, как мне помнится, намеревался пробыть два дня.

— Мы хотим быть там завтра к вечеру.

— Это вполне вероятно. Скажите, а Отцу-Ягуару известно о том, что вы собираетесь искать останки доисторических животных?

— Да, и он даже говорил мне, что в Гран-Чако их можно встретить чуть ли не на каждом шагу.

— А дал ли он вам свое твердое согласие на ваше участие в экспедиции? — со вновь проснувшимся недоверием к чудаку-ученому спросил лейтенант.

— Этого я, к сожалению, не могу утверждать, — вздохнув, ответил доктор. — Я обращался к сеньору Хаммеру с такой просьбой, но он, откровенно говоря, отказал мне.

— Да… Об этом я и сам мог бы догадаться. Разумеется, у Отца-Ягуара есть дела поважнее раскапывания костей. Значит, вы преследуете его, так сказать, тайно?

— Да, пожалуй, тайно, что по-латыни значит «кланкулум» или «кландестинус», а также «фуртинус» или «латито».

— Нет, вы, положительно, редкостный чудак, сеньор! К каким-то давно умершим древним римлянам вы относитесь с гораздо большей почтительностью, чем к необыкновенному, знаменитому живому человеку! Да оглянитесь вокруг! В пампе полно мест, где можно без всяких хлопот раскапывать кости. И при этом не подвергать свою жизнь ни малейшей опасности, в то время как в Гран-Чако с любого дерева на вас может спрыгнуть ягуар или индеец, который не уступит этому зверю в свирепости…

— О! Встреча с ягуаром меня совершенно не страшит, я буду только рад ей.

— Рады? Ну я и не знаю, что ответить на это! — сказал лейтенант и развел руками.

— Понимаете, — стал объяснять ему доктор, — мне, как зоопсихологу, чрезвычайно интересно провести один эксперимент с этим животным. Я открыл средство, с помощью которого можно укротить без труда любого, самого свирепого зверя.

— Но такого средства не существует и существовать не может, — тихо, как говорят с упрямым капризничающим ребенком, произнес лейтенант.

— Сеньор, вы ошибаетесь!

— Ну так поведайте мне в таком случае, что это за чудодейственное средство.

— Извольте. Я отнюдь не делаю секрета из своего открытия и с удовольствием поделюсь с вами тем, что мне открылось в процессе одного, можно сказать, нечаянно проведенного мною эксперимента. Если вы хотите остановить дикого зверя, вам нужно просто схватить его за хвост, по-латыни называемый «гауда».

На этот раз у лейтенанта не нашлось уже никаких слов для возражения, и он застыл на месте с открытым ртом, глядя на ученого с тем неподдельным крайним изумлением, с каким люди обычно смотрят на что-нибудь до абсурда нелепое.

— Вы удивлены? — улыбнувшись, спросил приват-доцент. — Это. для вас явилось неожиданностью?

— Да, вы правы, этого я не ожидал, не ожидал… — сказал офицер, и у него вырвался короткий нервный смешок.

— Не надо смеяться, сеньор, я проверил свой вывод на практике.

— Хватать ягуара за хвост… Какая блестящая мысль!

— Да, это остроумно и в то же время просто, как все гениальное, не побоюсь этого слова.. Пока человек находится позади зверя, тот не может его укусить.

— Но ягуар невероятно гибок и изворотлив. Он может изогнуться как угодно и все равно схватит вас в конце концов.

— Нет, этого он делать не станет, потому что заревет от страха и убежит прочь.

— Нет, это в чистом виде безумие — то, что вы говорите! Я прошу, умоляю вас, слышите: никогда не проводите подобных экспериментов! Это будет стоить вам жизни!

— О вы совершенно напрасно принимаете меня за сумасшедшего. Ягуар для меня опасен гораздо менее, чем некоторые двуногие, например, один капитан из крепости Санта-Фе.

— Капитан из Санта-Фе? А когда вы встречались с ним?

— Вчера.

— Тогда это может быть только один капитан, а именно капитан Пелехо. Он был для вас, говорите, опасен… Что это значит? Он что, хотел вас арестовать?

— Ну да, произошло недоразумение, в котором нет ни малейшей нашей вины, но капитан Пришел из-за этого в неописуемую ярость. Может быть, вы хотите знать подробности этого неприятного происшествия?

— Мне бы очень хотелось узнать об этом, — ответил офицер, и лицо его при этом странно вытянулось.

И простодушный ученый, которому даже в голову не пришло поостеречься, хотя любой другой человек на его месте непременно это сделал бы, рассказал лейтенанту все, как оно было. По мере того, как он переходил от одного эпизода этой истории к другому, лицо лейтенанта становилось все более серьезным и мрачным. А когда приват-доцент закончил, комендант форта заговорил с ним уже совершенно иным, чем до сих пор, тоном, сухо и официально:

— Сеньор, сожалею, но должен поставить вас в известность: капитан Пелехо — мой непосредственный предшественник на посту коменданта этого форта, а также мой нынешний начальник, и я его очень уважаю. Сейчас он инспектирует форты, расположенные вдоль границы с Гран-Чако, сегодня находится в форте Учалес, а завтра должен прибыть к нам. Так что вам, ради вашей же собственной безопасности, будет лучше покинуть наш форт до его прибытия.

— Не стоит вам, право, так уж сильно беспокоиться о моей безопасности, — спокойно ответил доктор. — Я не боюсь вашего начальника.

— Мне глубоко безразлично, сеньор, есть у вас причина его опасаться или же ее не существует. Но я — его подчиненный и, в соответствии с принятой в армии Аргентины субординацией, отвечаю перед ним за каждое свое деяние. Не надо быть провидцем, чтобы догадаться, что ему не может понравиться то, что я предоставил вам свой кров. Сейчас, на ночь глядя, я, конечно, вас с территории форта не выгоню, но и ночевать с вами под одной крышей тоже не могу. Вы должны понять меня и поискать себе место для ночлега в каком-нибудь другом ранчо.

После этих слов он резко встал и вышел, держа голову неестественно прямо и слегка закусив нижнюю губу. Доктор задумался, но раздумья его вскоре прервал хирург, который сообщил, что подготовил для всех троих спальные места, и спросил:

— А что это вдруг случилось с лейтенантом? Он вышел отсюда с таким лицом… Вы чем-то рассердили его?

— В общем, да, хотя, видит Бог, нисколько не желая этого. Мой рассказ об одном происшествии почему-то вызвал у него сильное раздражение. Однако для нас сейчас предпочтительнее думать не об этом, а о том, как бы получше выспаться.

Хирург привел доктора Моргенштерна в ранчо, обитатели которого ради гостей покинули его стены. В маленьком калебасе чадил масляный фитилек, скупо освещавший хижину. На полу лежало несколько охапок сена, это были те самые «спальные места», о которых говорил хирург. На них путешественники немедленно и плюхнулись и спали всю ночь крепко, не хуже, чем на перинах.

Поднялись они очень рано, в тот час, когда ночная тьма только-только начинает расползаться серыми клочьями утреннего тумана. Солдаты еще спали. Путешественники отыскали своих лошадей, сами открыли запертые на ночь ворота форта и выехали в пампу.

Фриц и хирург, бывавшие прежде в лагуне Поронгос, уверенно определили направление, в котором им следует двигаться, и троица бодро двинулась вперед.

На этот раз доктор Моргенштерн переносил трудности скачки галопом уже гораздо легче, чем накануне. Останавливались путешественники только затем, чтобы дать лошадям вдоволь наесться влажной от росы травы, удовлетворяя таким образом сразу две их потребности — в еде и питье.

Но и сами путешественники начинали чувствовать голод. Вот тут-то ученому и пришлось внутренне признать правоту лейтенанта: за всю первую половину дня они не встретили никаких других представителей фауны, кроме стервятников, а поскольку всем известно, что мясо у них жесткое и невкусное, то и охотиться на них не стали — это не имело никакого смысла. К счастью, дон Пармесан оказался гораздо предусмотрительнее обоих немцев: накануне вечером он приобрел у одного из солдат в форте порядочный кусок свежего мяса. Радостно оживленный оттого, что может накормить своих спутников, исполняя роль сильного по отношению к слабым, он рассек кусок на три равные части и, надо сказать, довольно ловко.

Чтобы поджарить мясо, они развели костер из сухой травы. Она вспыхнула очень сильно, и мясо скоро было готово. А когда путешественники оторвались, насытившись, от еды, то заметили невдалеке какое-то шевеление в траве. Фриц и хирург насторожились.

— Что там? Что вы заметили? — спросил их доктор.

— Там копошится вискаша, — ответил Фриц, — местный кролик.

— Где?

— Вон там… впереди, нет, чуть левее, герр доктор! Выбрался на прогулку, значит, голубчик… Эти вискаши — ребята компанейские, он тут не один должен быть.

Вискаша равнинная — действительно один из видов кролика, прижившийся в пампе, больше похож на шиншиллу, чем на зайца или кролика, и гораздо крупнее своих европейских родственников. Относительно компанейского характера вискаши Фриц был тоже прав: эти животные живут семьями, норки их имеют не один вход, а, как правило, несколько, словно в домах состоятельных многодетных буржуа, и располагаются точно в центре бугорков, которых на глинистой почве пампы встречается в иных районах немало.

Оглядевшись по сторонам, наши путешественники выбрали один из таких бугорков в качестве объекта для охоты. Моргенштерн и хирург начали немедленно его раскапывать. Фриц взял свое ружье наизготовку. Опытный охотник поступил бы, конечно, совершенно иначе и уж наверняка не ушел бы с этого места без добычи. Раскапывая норку так открыто, можно напугать вискаш, и они быстро-быстро разбегутся. Но новичкам, по известным всем законам капризной фортуны, почему-то везет: уже через несколько минут Фриц выпустил несколько зарядов в животных и издал победный клич. В руках у него болтались два вискаши. Их тушки погрузили на вьючных лошадей, и компания двинулась дальше.

Вскоре трава стала более влажной и мягкой. На севере замаячили силуэты отдельных деревьев — верный признак того, что лагуна была уже совсем близко. Это были лимонные деревья, и, значит, где-то рядом с ними имелось озеро или болото, иначе они не смогли бы выдержать суровых для них климатических условий пампы. Солнце уже приближалось к горизонту, когда путники увидели, наконец, вдали блеснувшую красновато-золотистыми отсветами на темнеющей воде полоску моря… Все бугорки и вмятины на траве под косыми лучами закатного солнца обозначились теперь гораздо более резко и отчетливо, чем днем, и стали видные отпечатки лошадиных копыт. Скорее всего, рассудили наши путешественники, эти следы оставила экспедиция Отца-Ягуара. Стало совсем темно. Путешественники один за другим стали вздыхать — эх, сейчас бы пришпорить лошадей, но не видно ни зги…

Молча они спешились и расседлали лошадей, связав им ноги таким образом с помощью лассо, что животные могли передвигаться только крохотными шажками. Потом развели костер из сухих ветвей лимонных деревьев, благо на земле их валялось предостаточно. Мясо вискаши оказалось не очень вкусным, но, впрочем, вполне съедобным, признали все трое, сделав, правда, одну маленькую оговорку: если ты весь день провел в седле и твой желудок не сохранил после скачки даже воспоминаний о завтраке. После ужина все трое завернулись в свои пончо и чирипы и улеглись спать.

Утром они обнаружили, что находятся на восточном берегу лагуны, вблизи впадения в нее Рио-Дульсе . Это название река получила за свою необычайно вкусную воду. Но таков ее вкус лишь в нижнем течении. А в местах, где река рассекает солончаковые почвы, употреблять ее воду в пищу из-за горько-соленого вкуса, напротив, невозможно, да и название у нее там иное — Рио-Саладильо .

Позавтракав остатками жареной крольчатины, доктор Моргенштерн, Фриц и хирург двинулись дальше по вчерашнему следу. Он долго шел вдоль берега, потом постепенно стал отклоняться от него. Вскоре они наткнулись на следы лагерной стоянки большой группы людей: несколько кострищ и довольно большую площадку, истоптанную и выщипанную лошадьми. Но как давно стояли здесь люди, они не могли определить точно, для это надо получше знать природные особенности почвы и растительности в пампе. От лагеря следы пошли в северо-восточном направлении. Потихоньку в голову доктора Моргенштерна стало закрадываться сомнение: а вдруг эти следы принадлежат вовсе не экспедиции Отца-Ягуара? Оказалось, он был не одинок в своих сомнениях. Дон Пармесан вскоре высказал то же соображение вслух.

— Нет, нет, — уверенно возразил ему Фриц, — можно наверняка утверждать, что это все-таки их следы. Я внимательно их изучил: здесь проехали двадцать четыре всадника, а их в экспедиции Отца-Ягуара именно столько, считая, конечно, и его самого.

— Но он, насколько мне известно, — сказал хирург, — собирался от лагуны двинуться к Гран-Чако, то есть на северо-запад или север отсюда, а никак не на северо-восток.

— Но почему бы не предположить, что у него появились какие-то веские причины для того, чтобы на время отклониться в сторону от первоначально намеченного маршрута? На время, понимаете… — возразил дону Пармесану теперь уже ученый, сначала думавший так же, как и он.

— То есть, если я вас правильно понял, — сказал хирург, — вы считаете, что нам нужно продолжать держаться этих следов?

— Да, конечно. Дело в том, что Отец-Ягуар, несмотря ни на какие вновь появившиеся обстоятельства, в любом случае должен быть где-то поблизости от этой лагуны. Других следов мы здесь не встретили, следовательно, вероятность того, что это следы именно его экспедиции, очень высока.

Хирург сказал, что эти доводы его убедили, и они повернули на северо-восток. Снова пошла плоская, бескрайняя пампа. И опять на горизонте небо и ковер травы сливались в одну неразделимую сине-зеленую полосу Следы от лошадиных копыт были видны прекрасно. В полдень путникам встретился бьющий из-под земли родник, возле которого они снова обнаружили следы новой лагерной стоянки, и решили последовать примеру экспедиции Отца-Ягуара — отдохнуть также на этом самом месте.

Доктор Моргенштерн достал свой походный компас, соединенный с цепочкой от карманных часов. Прибор показал, что следы имеют тенденцию постепенно отклоняться от северо-восточного курса, пожалуй, можно даже было сказать, что теперь они шли уже на восток, а еще точнее, в направлении ост-норд-ост, и это вновь открывшееся обстоятельство очень не понравилось хирургу. Он разочарованно покачал головой и сказал:

— Если мы и дальше будем придерживаться этого же направления, то до Гран-Чако будем добираться всю оставшуюся жизнь. Если я не очень ошибаюсь, то, двигаясь этим курсом, мы минуем долину Рио-Саладо, где расположены переправы Пасо-де-лас-Кан и Пасо-Квебрахо. Я опять начинаю сильно сомневаться в том, что мы идем по следу экспедиции именно Отца-Ягуара, а не кого-нибудь другого. Не лучше ли нам, пока не поздно, вернуться к лимонным деревьям и повернуть все-таки к Гран-Чако?

— Не согласен! — запротестовал Фриц. — Сначала было бы разумнее догнать тех, по чьим следам мы идем, кто бы эти люди ни были, они, я уверен, поделятся с нами своими припасами… Очень есть хочется!

Последний аргумент оказался для дона Пармесана особенно весомым. Он согласно кивнул головой и сказал:

— Резонно. Пока мы ехали, я все время высматривал какого-нибудь зверя, чтобы подстрелить его нам на обед, но, кроме этих чертовых стервятников, ни единой божьей твари в округе не заметил. Так и быть! Едем дальше по этим следам.

Они проехали еще несколько часов, не теряя нить следов из виду. День уже начинал клониться к вечеру, когда хирург вдруг натянул поводья и взволнованно, но очень тихо сказал:

— Страус! Там ходит страус! Вот оно, спасение от голода, сеньоры…

Действительно, невдалеке, низко наклонив голову к земле и что-то в ней роя, стоял страус-нанду. Он был настолько поглощен своим занятием, что не обращал совершенно никакого внимания на появившихся совсем близко от него людей.

— Но я слышал, — задумчиво произнес Фриц, — что страуса очень трудно поймать.

— Ваша милость права, — отозвался хирург, — но нам необычайно повезло — вот же он, совсем рядом с нами!

Доктор Моргенштерн очень серьезным тоном добавил:

— Сеньоры, позвольте мне высказать мнение исследователя-экспериментатора. Мне известен верный способ поимки этой птицы.

— И в чем же он состоит? — нетерпеливо спросил дон Пармесан.

— Как вы, вероятно, знаете, страус имеет обыкновение прятать свою голову.

— Об этом я слышал.

— Отлично. Как только он это сделает, мы подберемся к нему так же незаметно, как царь Давид к филистимлянам .

— Сеньор, я что-то не совсем вас понимаю. А вы, случайно, не шутите?

— Нисколько.

— В таком случае попробуйте сами заставить нанду спрятать свою голову

— О, это вовсе не так уж трудно, как вы предполагаете.

— Но все же как это сделать? Скажите!

— Не понимаю, право, почему вы так недоверчивы, сеньор. Вы же не знаете ни одного верного способа поимки страуса, а я знаю хотя бы этот.

Пармесан только открыл рот, чтобы снова что-то возразить доктору, как его перебил Фриц:

— Не спорьте, пожалуйста, сеньоры! У меня возникла одна идея. А в то, что страус бегает быстрее лошади, вы верите, дон Пармесан?

— Нет. Это утверждение противоречит тому очевидному факту, что нанду часто пасется рядом с лошадьми и коровами.

— Хорошо, тогда я предлагаю отложить на время эту теоретическую дискуссию и посмотреть на эту птичку в деле. Значит, сделаем вот как: я сейчас слезу с лошади и залягу в траве с ружьем, а вы с доктором вспугнете его с двух сторон и погоните на меня. Могу обещать, что постараюсь не промахнуться.

Предложение Фрица было тут же одобрено. Доктор Моргенштерн направился к страусу с правой стороны, а хирург — с левой.

Вообще-то нанду ловят совсем не так С помощью болас это удается гораздо лучше, чем с помощью ружья.

Но так или иначе, а охота на страуса уже началась. Он же по-прежнему не замечал людей. И вдруг резко и неожиданно повернулся несколько раз вокруг собственной оси.

— Э! Да никак, — пробормотал залегший в траве Фриц, — это дама, и она собирается нести яйца! Все ясно: потому она и роет землю так остервенело — гнездо готовит. Ох, и аппетитный же омлет из них должен получиться, а главное, что его будет много, очень много. — И Фриц сглотнул слюну.

Оба загонщика гигантской птицы находились уже близко от ее хвоста, не более, чем в сотне метров. Обменявшись условными знаками, доктор и хирург одновременно пришпорили своих лошадей и с двух сторон устремились прямо на птицу. Тут уж страусиха наконец уразумела, что на нее охотятся, и рванула с места в карьер… Но где было лошади угнаться за ней!

Фриц, ощутивший вдохновляющий прилив охотничьего азарта, уперся левым локтем в землю и поднял ствол своего ружья. Грянул выстрел. Страусиха подпрыгнула, неуклюже растопырив крылья, потом закрутилась на одном месте, скорость ее вращения все возрастала, возрастала, и вдруг, как подкошенная, она упала на землю.

Фриц встал из травы, взял под уздцы свою лошадь, но направился не к убитой им страусихе, а к своим спутникам.

— Удалось! Удалось! — ликовал хирург, стремительно соскочив с лошади.

Фриц было хотел удержать его, но не успел, и через несколько секунд дон Пармесан был уже возле поверженной птицы. Однако страусиха была еще жива. Собрав остатки своих сил и злости на людей, она подняла голову на длинной шее и клюнула хирурга в плечо, да так сильно, что пробила плотную ткань пончо и сквозь дыру в нем вырвала из плеча кусок мышцы с кожей.

— О небо! О ад! — страшно закричал несчастный дон Пармесан, судорожно подпрыгивая от дикой боли. Потом простонал: — Эта дьяволица еще жива… Она меня ранила… Теперь я умру… О-о-о!

Подошел Фриц и выстрелил в страусиху еще раз. После этого внимательно осмотрел рану хирурга. На первый взгляд, она была неопасной и неглубокой, хотя кровь из нее текла довольно интенсивно. А в клюве мертвой птицы был поистине намертво зажат кусочек плоти хирурга. С огромным трудом, но все-таки разжав клюв, Фриц вынул из него этот кровоточащий кусочек и протянул его дону Пармесану со словами:

— Сеньор! Для такого искусного хирурга, как вы, я думаю, не составит особого труда приладить этот кусочек говядины на его законное место.

— Говядины? — проревел хирург. От его голоса в этот момент кровь стыла в жила. — Или вы немедленно заберете свои слова обратно, ваша милость, или я вызываю вас на дуэль!

— Хорошо, хорошо, — сразу пошел на мировую Фриц, — беру свои слова обратно и прошу у вас прощения. Но можно, я все-таки верну этот кусочек м-м-мышцы туда, где ему надлежит быть?

— Это совсем не трудно. Но для такой операции нужны две руки, а у меня сейчас действует всего одна. Хотите помочь мне?

— Конечно, буду рад, сеньор!

— Тогда возьмите этот кусочек, постарайтесь вложить его в рану как можно точнее, так, чтобы все края его и раны совпали, а потом перевяжите плечо моим кушаком.

Моргенштерн тоже включился в проведение этой операции и помог Фрицу сделать все так, как рекомендовал хирург.

Закончив операцию, они смогли, наконец, рассмотреть убитую страусиху и нашли, что от обычной курицы эта птица отличается лишь ростом и весом. Уже ощущая во рту вкус куриного мяса, путешественники взвалили тушу страусихи на одну из своих вьючных лошадей, а затем внимательно осмотрели то место, где она что-то так старательно рыла. Там, в ямке, лежали, как и предполагал слуга доктора, яйца. Гнездо было расположено не очень-то далеко от цепочки следов лошадиных копыт. Да уж, небольшого, видно, ума была эта неосмотрительная птица!

Вскоре, придерживаясь все тех отпечатков лошадиных копыт на траве, наши путешественники двинулись дальше. Теперь они держали курс на север.

— Ну как, ваша милость, вы довольны? — спросил хирурга Фриц. — Мы движемся на этот раз точно к Гран-Чако, не так ли?

— Это меня радует, конечно, но меньше, чем вы могли бы ожидать, — морщась от боли и с трудом сдерживая уже готовый вырваться стон, ответил ему дон Пармесан. — Сделав такой огромный крюк, мы в результате подойдем к Чако со стороны Монте-де-лос-палос-Негрос, а у подножья этой вершины растут непроходимые леса. Тогда как, если бы повернули на север немного раньше, наш путь в Гран-Чако был бы несравненно более легким.

— Вы считаете, следовательно, что мы уже выехали из долины Рио-Саладо?

— Неужели в этом можно сомневаться?

Дон Пармесан задал этот вопрос тихо и как-то вяло, хотя, казалось бы, по логике его же собственного характера и поведения, ему следовало произнести его с этаким праведным возмущением. Можно было подумать, что он желал получить новое доказательство недоверия к себе. Но, скорее всего, причиной вялости хирурга была просто сильнейшая боль, которую он испытывал, хотя и не жаловался на нее, в чем надо отдать ему должное.

Фриц озадаченно молчал, но тут произошло нечто, подстегнувшее всю троицу, словно электрический разряд: они заметили с правой от себя стороны пасущихся пампасовых оленей . Они поняли друг друга без лишних слов и тотчас взяли правее, не сводя трех пар глаз с одного молодого оленя, несколько отдалившегося от остального стада.

Олень заметил опасность и устремился к стаду, однако не слишком быстро, словно он моментально сообразил, что лошадям его все равно ни за что не догнать. Некоторое время между оленем и его преследователями сохранилась одна и та же дистанция, но, как только лошади перешли на быстрый аллюр, олень тоже прибавил скорость и без особого напряжения быстро добежал до своего стада, оставив охотников далеко позади себя. Теперь уже в движение пришло все стадо, устремившись к видневшемуся невдалеке лесу, в котором вскоре и скрылось. Путешественники остались не солоно хлебавши, Одно у них было утешение: они заметили, что на опушке леса блеснула под солнцем гладь воды.

— Увы, — меланхолично произнес дон Пармесан, — жаркое от нас сбежало. Сеньоры, вам приходилось когда-нибудь раньше есть мясо страуса-нанду?

— Я не пробовал его ни разу в жизни, — признался доктор. — Какого оно вкуса?

— Не отличишь от подметки, причем сильно стоптанной! Только умирая с голоду, можно заставить себя его есть.

— А масло, по-латыни «бутриум», не может его смягчить?

— Я лично никогда не пытался этим заниматься, сеньор, и не стану пытаться. По одной простой причине: ни за что на свете не соглашусь расходовать понапрасну такой чудесный продукт, как масло, на такое плохое мясо. А почему, интересно, вы задали этот вопрос? У вас что, разве есть масло с собой?

— Нет, но на теле страусихи имеются ее собственные жировые отложения, которые можно было бы использовать в кулинарных целях.

— Жир? У страусихи! У такой-то резвой бегуньи? Да нет у нее никакого жира, разве что небольшой намек на него.

— Пожалуй, вы правы, энергия, затрачиваемая птицей при быстром беге, сжигает все ее жировые отложения, если они вдруг у нее и появятся на короткое, относительно спокойное для нее время. И все же, должен вам сообщить, жир у нее должен быть: внутри каждой мышцы любого животного есть жировые прослойки.

— Ну, если мы будем жарить страусиное мясо, надеясь на эти прослойки, то оно получится у нас не мягче хорошего кресла из дуба. Нет, и пытаться не стоит, только время потеряем. Лучше сразу подумать о какой-нибудь иной возможности подкрепиться. К тому же, поскакав за оленями, мы потеряли нашу путеводную нить — следы неведомых нам пока всадников. Надо бы вернуться к этим следам.

— Поздно, к сожалению, — сказал Фриц. — Вот-вот стемнеет. Пора подумать и о ночлеге. Благодарение Богу, хоть лошади наедятся здесь прекрасной травы. Не стать ли нам всем тоже травоядными? Сколько проблем сразу бы отпало!

Фриц был, как в большинстве случаев, прав, но не учел одного очень важного обстоятельства: за ночь трава впитывает очень много влаги, и наутро следы на ней различить будет невозможно.

Путники подъехали к лесу, спешились, осмотрелись. Лес был довольно густой, состоявший из кактусов нескольких видов, а также огромного разнообразия видов бобовых растений. Край леса огибал неширокий ручей, впадавший невдалеке в небольшое озерцо с прозрачной, чистой водой. Возле него наши путешественники и расположились. Вскоре разгорелся костер, и — делать было нечего — они взялись за приготовление жаркого из страусиного мяса. Разделка птицы оказалась делом далеко не простым. Кожу они с нее стянули вместе с перьями. В желудке у страусихи были остатки растений, песок, камни, а еще лезвие ножа и шпора от сапога гаучо. Страусиха, похоже, была не особенно разборчивой в еде. Мясо ее, однако, с виду не производило впечатление грубого и резалось довольно легко. Дальнейшее исследование внутренностей птицы показало, что яиц она могла снести еще очень много: самые маленькие из них были размером с горошину, а иные — с кулак молотобойца. Самые крупные из них путешественники положили в золу от костра, но запах, который пошел от печеных яиц, нельзя было назвать приятным. Грудинная часть мяса страусихи выглядела очень аппетитно и была немедленно отправлена на вертеле из ветки в огонь, но едва Фриц взял в рот первый кусочек этого жаркого, как тут же его и выплюнул, и еще очень долго потом прокашливался, словно в горле у него сильно першило.

— Кошмар! — наконец выдавил он из себя. — Это и верно настоящая подметка!

Доктор Моргенштерн не смог откусить и самого маленького кусочка.

— Хм… — вслух подумал Фриц. — А что, если сделать из этой подметки отбивную?

Положив свой кусок мяса на землю, он отбил его как следует дулом своего ружья. Мясо стало как будто бы несколько мягче, во всяком случае, на вид… Но когда его снова подержали над огнем, приобрело твердость настоящего камня.

— Итак, — резюмировал Фриц с профессорским видом, — мы убедились в абсолютной верности гипотезы о том, что мясо маленьких птичек гораздо вкуснее и нежнее мяса гигантских представителей царства пернатых. Мы зря израсходовали наш порох, друзья мои, вот что я вам скажу! Да еще понапрасну взяли грех на душу, убив эту совершенно бесполезную для нас птичку. Ужасно! Где же нам теперь добывать пропитание?

Над головой Фрица раздался какой-то непонятный шорох, словно там, прячась за сплетением зеленых плетей одного из бобовых, сидел некто, собиравшийся дать ответ на вопрос Фрица, почти риторический в сложившихся обстоятельствах. Фриц поднял глаза. Да, это был прямой ответ, воплощенный в животном, сильно напоминавшем ящерицу и отдаленно змею, словом, небольшого дракона, и не сводившем своих светлых мерцающих глаз с огня. Не раздумывая, Фриц выстрелил в него. Животное упало к его ногам.

Доктор и хирург подскочили к Фрицу.

— Что это? Кто это? — удивленно спросил ученый. — Да ведь это… Кто бы мог подумать! Неужели?

— Да-да. Игуана собственной персоной, — разрешил его сомнения Фриц.

— Игуана! — радостно повторил хирург. — Замечательно! Ее мясо — самый большой деликатес на свете! Но имейте в виду, это очень злое животное, чуть что — кусается. Пока не убедитесь, что игуана мертва, лучше не приближайтесь к ней.

Убитая игуана лежала на земле абсолютно неподвижно. И все же Фриц и хирург подходили к ней на цыпочках, затаив дыхание.

Игуана, или, по-другому, лигуана, — большая южноамериканская ящерица, живущая на деревьях. На ее широкой плоской голове растянута в зловещем оскале большая пасть с несколькими рядами острейших зубов. На спине торчит не менее ужасный колючий гребень. Туловище венчает длинный-предлинный хвост. Лапы у игуаны мощные, с длинными когтями. На горле болтается кожаный мешок. Эта ящерица великолепно плавает и необычайно проворно передвигается по ветвям деревьев. Питается как животными: мелкими птичками и насекомыми, так и растениями: молодыми побегами деревьев, листьями и цветами. Обычные размеры игуаны — полтора метра в длину и метр в высоту, разумеется, если считать вместе с гребнем. Мясо этого монстра действительно, как сказал дон Пармесан, очень вкусное и нежное.

Но доктор задал своим спутникам весьма неожиданный для них вопрос:

— Неужели вы не остановитесь перед тем, чтобы употребить в пищу этот экземпляр редкого представителя местной фауны?

— Конечно. Игуана особенно вкусна, если зажарить ее на костре прямо с чешуей. А вы, сеньор, разве не знаете этого? — ответил ему хирург, в свою очередь, вопросом на вопрос.

— Странно, право, сеньор, что именно вы подвергаете сомнению мои знания зоолога. Да, мне хорошо известно, что мясо этой ящерицы люди употребляют в пищу, но меня вы можете исключить из числа едоков на этот раз. Я предпочел бы в данном случае даже весьма часто используемых в китайской кухне дождевых червей, трепангов и голотурий, но ни за что не буду есть игуану.

— Подождите еще немного, ваша милость, не ложитесь пока спать! — сказал хирург. — Скоро жаркое уже будет готово, и, может быть, когда вы его увидите и понюхаете, как оно пахнет, передумаете…

И он протянул руку с ножом к игуане, чтобы начать ее разделывать. Но неожиданно Фриц отвел его руку, сказав несколько вызывающим тоном:

— Постойте, сеньор! Давайте уточним одну небольшую деталь. Ответьте мне: кто из нас подстрелил игуану?

— Ну вы…

— Правильно. Следовательно, она — моя собственность. Каждый, кто захочет отведать ее мяса, должен мне заплатить за это.

— Заплатить? Но это же смешно! Позвольте узнать, сеньор, на каком это основании вы утверждаете такие странные вещи?

— На том же, на каком вы хотели посчитаться со мной, вызвав меня на дуэль за «говядину».

— Но в том случае все было правильно и справедливо. Если кабальеро подвергся оскорблению, сатисфакция по законам чести обязательна.

— А в случае с игуаной тоже, если как следует в нем разобраться. Вы потребовали от меня платы за свою собственность в виде выстрела, который вполне мог бы оборвать мою жизнь. Я же поступаю гораздо гуманнее, требуя с вас за свою всего лишь денег. Итак, довольно этих выяснений отношений, фунт мяса игуаны сегодня стоит… пятьдесят бумажных талеров — вот сколько. Но я передумал и вообще не буду его продавать.

— Сеньор… Но вы… шутите?.. — весь дрожа, спросил хирург.

— Я серьезен, как никогда. Тот, кто требует сатисфакции в виде выстрела за ничтожный проступок от своего товарища, не вправе рассчитывать на снисходительность по отношению к себе.

Фриц отрезал от туши игуаны порядочный кусок мяса, нацепил его на заостренную ветку и пристроил над пламенем костра. И очень скоро от мяса поднялась тонкая струйка волшебного аромата…

— Хм. Недурно! — заметил Моргенштерн. — Если эта ящерица и на вкус в самом деле так же хороша, как идущий от нее аромат, я, пожалуй, не устою…

На это отступничество доктора Фриц, поглощенный процессом приготовления экзотического жаркого, никак не прореагировал.

Ему уже приходилось пробовать мясо игуаны, и он хорошо представлял себе, что произойдет с его спутниками, когда оно будет полностью готово.

Наконец этот вожделенный всеми тремя путешественниками момент наступил. Изумительно вкусный запах, казалось, поглотил все остальные на берегу озерка, во всяком случае, он тут главенствовал и мог свести с ума голодного человека… Тем не менее хитрец Фриц продолжил пытку для своих спутников: медленно отрезал себе маленький кусочек мяса, положил его в рот и изобразил на лице величайшее наслаждение, закатив глаза к небу и как бы от восхищения слегка помычав. Для дона Пармесана это было слишком, он не выдержал и, начисто забыв о своей обиде, робко спросил:

— Сеньор, вы действительно не желаете продать ни одного куска?

— Нет.

— И даже самого маленького кусочка?

— Даже самого маленького.

— Скажите тогда… — дон Пармесан сглотнул слюну, — а сколько стоит тот кусочек, который вы сейчас едите?

— Вы — неплохой едок, поэтому для вас всего лишь сто бумажных талеров.

— Ну и ну! И таких денег вы требуете за один лишь небольшой кусок? Да его всего раз десять укусишь, — дон Пармесан опять сглотнул слюну, — и ничего не останется…

— Я знаю, что вы способны делать огромные укусы, сеньор. Нормальных укусов в этом куске двадцать. Десять — это как раз фунт. Так что вы должны мне за два фунта ровно сто бумажных талеров.

— Но это неслыханно дорого! Я прошу вас, скиньте цену, ну вспомните о том, что я все-таки раненый!

— О, я, разумеется, помню про это. Раненый должен соблюдать диету, а самое лучшее для него — несколько дней вообще ничего не есть. Забыть о еде, и все!

— Это невозможно, когда рядом жарится такое ароматное мясо! Сеньор, вспомните, как поступают, в таких случаях благочестивые люди, думающие о ближнем своем. Я готов заплатить вам!

И он достал трясущимися руками кошелек из кармана.

— Не надо, спрячьте ваши деньги! — воскликнул сбросивший наконец маску стяжателя Фриц. — Я ничего с вас не возьму. Мне просто очень хотелось преподнести вам один урок, чтобы раз и навсегда поняли, что нехорошо, неприлично предъявлять по мелочным поводам претензии к товарищу, то есть, как вы только что сказали, «ближнему своему», с которым делишь все трудности и опасности пути и в любой момент можешь попасть в ситуацию на грани жизни и смерти. Я никогда бы не поступил так, как вы. «Все мое — твое» — это главный закон в таком путешествии, на которое мы решились. И, конечно же, игуана — общая собственность. Ешьте, сколько хотите!

Конфликт был исчерпан. Произнеси Фриц еще несколько фраз, дон Пармесан, вполне возможно, уже не перенес бы этого просто физически. Главное, что он понял из нравоучительного спича Фрица, это то, что все преграды отпали и можно есть! Быстренько-быстренько он отрезал себе порядочный кусок мяса и впился в него зубами. Фриц тоже отрезал себе еще кусочек. Подошел доктор Моргенштерн. Некоторое время он молча взирал на трапезу своих спутников, а потом робко поинтересовался:

— Фриц, а что, это действительно так вкусно?

— В высшей степени!

— Тогда, пожалуй, и я попробую немножко. Но, прошу вас обоих иметь в виду, только для того, чтобы потом иметь право сказать, что я ел мясо игуаны.

— Я, разумеется, так сразу и понял, герр доктор. В самом деле, ну что будут говорить о вас в Ютербогке, когда узнают, что вы путешествовали по Южной Америке и не попробовали мяса игуаны! Это же нонсенс! Так я отрезаю?

— Конечно, отрезай!

И Фриц очень быстро зажарил для своего хозяина новый кусок мяса. Доктор попробовал его, нашел, что вкус мяса оказался не хуже того аромата, что оно распространяло, пока жарилось, но интерес исследователя все-таки победил в нем аппетит проголодавшегося человека. Он пристально всмотрелся в структуру волокон мяса игуаны, потом повертел кусок так и этак и, наконец, изрек:

— Эта ящерица заслуживает того, чтобы быть переведенной в более высокий разряд животного мира. Такого нежного мяса нет ни у птиц, ни у рыб, ни у млекопитающих. Я обязательно отмечу этот факт в одной из своих будущих научных работ

Доктор, его слуга и хирург доели мясо в молчании, ибо слов, отражающих то наслаждение, которое они испытывали, уже не находили… Спать они улеглись с приятными мыслями, и сон их был глубоким и спокойным.