Размышляя так, он ехал куда глаза глядят. Его душевное состояние сейчас можно было сравнить с состоянием человека, который бродит по комнате из угла в угол, не в силах найти необходимое в трудной ситуации решение. Мысли, едва возникнув, теряются, путаются… А единственно верное решение чаще всего является как бы само собой, что называется, осеняет внезапно. Вот и дону Пармесану вдруг пришла в голову неожиданная мысль: надо разыскать Отца-Ягуара, все ему рассказать, и он поможет. Следов экспедиции Отца-Ягуара ему, конечно, уже не найти, тем более, что даже там, где они и были, уже скрыты вновь поднявшейся за это время травой, но хирург знал примерно направление, в котором следовало вести поиск. В ту сторону он и поскакал, пришпорив свою лошадь.

Примерно в двадцати километрах от того места, на котором произошли последние описанные мною события, на противоположном берегу Рио-Саладо находится лагуна Тостадо. Горы своими отрогами, покрытыми непроходимыми лесами, словно гигантскими зелеными щупальцами, дотягивались до самого берега лагуны. Здесь отроги заканчивались, а леса тянулись дальше вдоль течения Рио-Саладо, словно обрамляя ее зеленой полосой, и прерывались только в местах, где в реку впадали притоки и стекали ручейки из родников, бивших в пампе. Эти места и были теми воротами, через которые индейцы Чако проникали на территорию страны, чтобы совершать свои разбойничьи набеги.

Вдоль границы этого прибрежного леса во второй половине того же дня, когда происходили все описанные выше события, ближе к вечеру, шли не спеша, внимательно поглядывая по сторонам, явно ища что-то взглядом, два человека. Один из них был очень стар. Его лицо было словно специально составлено из бессчетного количества складок и складочек. В остальном он состоял лишь из кожи и костей, другого материала Создатель, видимо, решил не тратить понапрасну на этого человека, которому судьбой предназначены были лишь странствия и приключения, но зато снабдил его недюжинным запасом энергии и силы: движения старика были порывисты и резки, как у юноши. Одет он был в штаны из мягкой, хорошо выделанной кожи и рубашку из того же материала. Рубашка была подпоясана на бедрах узким ремешком, к которому был прикреплен нож. На ногах у него была чрезвычайно оригинальная, напоминающая сандалии, обувь. Было очень похоже на то, что он изготовил ее собственноручно. Голову старика украшала замечательная в своем роде шевелюра. Это были густые, длинные волосы, достававшие ему до пояса и абсолютно белые — как снег на вершинах Чако. Бороды и даже малейшего намека на нее у него не было. За спиной у него болтался ягдташ, сшитый из шкуры пумы. Но, кроме этой охотничьей сумки, виднелись и еще несколько интересных предметов: рог для пороха, замшевый мешочек, наподобие кошелька для свинца, и круглый железный шар. В руках он держал отличное ружье дальнего боя. Судя по всему, старик редко расставался с ним.

Его юный спутник был одет точно так же, и ягдташ у него за спиной был также из шкуры пумы. Волосы его, опять же очень длинные, но черные, блестящие, стянутые на затылке узлом, по контрасту с роскошной сединой были воплощением молодости. Лет этому молодому человеку было никак не больше восемнадцати, он был невысок, но мускулатура его казалось хорошо развитой, опытному глазу жителя пампы его походка, любое самое незначительное из движений сказали бы, без сомнения, о его врожденной ловкости и гибкости.

И старика, и юношу можно было с первого взгляда смело отнести к индейцам по крови, хотя юноша имел в своем облике черты, не свойственные этому этническому типу. Его черные глаза были расставлены не слишком широко друг от друга, скулы не выступали на лице этакими подкожными камешками, губы казались бледными, а нос… таких носов у индейцев Южной Америки вообще не бывает — нос был маленьким и слегка вздернутым. Несмотря на то, что лицо парня покрывал густой бронзовый загар, оно все равно казалось гораздо более бледным, чем у других индейцев.

Итак, они ехали по узкой полоске свободной земли между водой лагуны и краем лесных зарослей и внимательно осматривались по сторонам… Вдруг юноша поднял руку (это означало «Внимание!»), потом вытянул ее перед собой и произнес на диалекте кальшаки языка кечуа:

— Смотри, Ансиано! Кажется, вон то дерево — омбу!

Произношение юноши ясно указывало на то, что он нездешний, а его родина находится, пожалуй, очень далеко отсюда. Омбу (по-латыни phytolacca dioeca) — дерево с раскидистой кроной, напоминающее по форме своих листьев шелковицу. Но самое диковинное в этом дереве — его ствол, по обхвату равный стволу могучего столетнего дуба. У своего основания ствол омбу опирается на множество корней, извивающихся, как змеи, и настолько твердых, что они прокладывают каналы в почве, пока совсем не погружаются в нее. На сплетение корней омбу хорошо присесть в жаркий полдень: над головой перешептывается листва, в тени от широкой, густой кроны создается особый микроклимат, помогающий путнику восстанавливать свои силы. Несмотря на монолитный с виду ствол, это дерево имеет очень рыхлую древесину, загорающуюся мгновенно, — и вот уже все дерево вспыхивает, как одна гигантская серная спичка. Разумеется, о каком-либо полезном для человека использовании этой древесины не может быть и речи, его сажают только ради островков тени, как донора свежести и прохлады в безлесной пампе, ну, может быть, отчасти и ради красоты.

— Ты прав, мой господин! — ответил юноше старик. — Омбу, под которым мы передохнем, почти не изменился со времен появления испанцев на этом берегу.

Хочу обратить ваше внимание на то, что употребленное стариком слово «господин» в обращении в данном случае к юноше не услышишь в речи обычных южноамериканских индейцев. Для них не только само это слово, но и понятие, которое оно обозначает, просто-напросто не существует. Вождь — это вождь, тут все понятно, но кто такой «господин» и почему белые люди часто обращаются так друг к другу, им неведомо.

Итак, они подошли к омбу и сняли с плеч свои сумки и оружие. Старик стал очень внимательно осматривать землю вокруг дерева. Там, где трава была как будто несколько выше, он остановился и произнес:

— Повторяю: ты был прав в своих догадках, господин. Мы на том самом месте. Если поднять здесь слой дерна, будет видно, где траве недоставало питания. Там, значит, и находится тайник. Итак, я начинаю его искать. Надеюсь, никто до нас не успел этого сделать.

Он встал на колени, вытащил нож и начал разгребать землю. Юноша захотел присоединиться к нему, но старик остановил его:

— О господин, предоставь мне заниматься этим одному Тебе судьбой предназначено повелевать, а работать должны твои подданные.

— И все же я должен помочь тебе, дорогой Ансиано. Совесть не позволяет мне бездельничать, когда ты, старик, работаешь.

— Старик? — переспросил с искренним недоумением Ансиано. — Ну какой же я старик? Мне только совсем недавно стукнуло сто лет, а все мои предки жили намного дольше.

И, не переставая копать, продолжал рассуждать вслух.

— Да-да, мой отец умер в сто десять, дедушка в сто одиннадцать, а прадедушка в сто двадцать лет. (Здесь я должен заметить, что среди индейцев Кордильер тоже немало долгожителей. ) А его праотцы участвовали в спасении членов семьи Великого Инки Атауальпы, павшего от рук испанцев. Твоим именем, Аукаропора, звали и одного из твоих предков, младшего сыны Атауальпы, который родился на чужбине и поэтому был недосягаем для головорезов Писарро. Наше великое и могучее государство было разрушено огнем и мечом в результате хитрости, обмана и предательства испанцев Пусть эти негодяи думают, что все инки исчезли с лица земли. А ты есть, ты — наш свет и надежда, последний из Сыновей Солнца. И значит, наступит время, когда мы заставим испанцев за все заплатить нам, а после того, как отомстим, заново возродим наше государство.

Юный Аукаропора слушал старика, лежа на траве — руки под головой — и глядя в высокое небо. По выражению его лица можно было понять, что мыслями он сейчас и здесь, и одновременно где-то очень далеко. Наконец, когда Ансиано закончил свою небольшую, но пламенную речь, юноша приподнялся на локтях и сказал:

— Ты уже много раз говорил мне о моем предназначении, и все равно я не могу в это поверить. Я верю тебе во всем, кроме этого.

— Как? Ты не веришь, что ты Инка, Сын Солнца? — Старик был поражен до глубины души.

— Нет, все не так, как ты думаешь, или, постой… может быть, я не совсем точно выразился. — Юноша волновался. — Сейчас я тебе все объясню. Нет, я не могу сказать, что твои слова вызывают у меня чувство недоверия, потому что ты всегда приводишь в их подтверждение убедительные доказательства, но всякий раз, когда я слышу все эти разговоры о былом величии государства инков и моем собственном предназначении, я ощущаю в своей душе что-то необъяснимое, какой-то протест, сопротивление: понимаешь, я не хочу считать себя не таким, как все остальные люди, выше их и вести себя в соответствии с этим якобы присущим мне превосходством над ними.

Старик встал с корточек, принял величественную позу и ответил юноше подчеркнуто торжественным тоном:

— Ты должен в это поверить, ибо будет величайшей несправедливостью, если останутся безнаказанными злодеяния испанцев и не отомщенными души невинно погибших. Ты должен возродить государство своих предков, и я не просто говорю это, я клянусь, что сделаю все возможное, чтобы так оно и было. Никто не догадывается о том, кто ты такой на самом деле, пока мы держим это в тайне. Когда же мы вдвоем и никто нас не слышит, будем говорить на языке наших предков, а в присутствии посторонних будем пользоваться масками: я — бедный индеец, а ты — мой внук. Но, думаю, уже недалек тот час, когда мы навсегда сбросим эти маски за полной их ненадобностью.

— Однако я одного все не пойму никак, Ансиано, зачем мне-то все это? Я был счастлив, живя в Испании как скромный и незаметный человек, я любовался ее городами, меня очаровали ее обычаи, а какие чудесные там живут люди, какую необыкновенную музыку они сочиняют и исполняют! Эти мелодии похожи на перестук сердец, и каждое сердце страстно ищет в музыке, танце любви и счастья… Я обожаю все в этой стране. Но ты вырвал меня из той жизни, привез сюда. Сначала я думал, что в этом действительно есть какой-то великий смысл. Но когда увидел эти города, пампу и ее жителей, понял, что нашим надеждам не суждено когда-либо исполниться.

— Не суждено? Почему?

— Потому что наши враги могущественны и очень хитры, а у нас нет такого средства, которое помогло бы нам лишить их этих преимуществ.

— Могущественны и хитры! Вся сила их власти заключена в том, что они постоянно совершают подлости в отношении друг друга и рвут себе подобных на части, а их хитрость не имеет ничего общего с изобретательностью ума человеческого, это просто примитивное и наглое вероломство, которое они используют для унижения других людей. Оглянись вокруг, присмотрись повнимательнее, к тому, что здесь творится. Тебе не кажется, что граждане этой страны доведены до крайности и вот-вот здесь грядут какие-то решительные перемены в жизни? Нам осталось ждать совсем недолго, и ты это знаешь, о, господин.

— Но где же я возьму солдат?

— Все индейцы пойдут за тобой! А они еще не разучились сражаться.

— Но они живут в нищете. Где я возьму столько денег, чтобы одеть, обуть, вооружить эту армию?

— Ты богат, богат, как никто другой на свете!

— Я? Богат? — переспросил юноша недоверчиво.

— Да, баснословно богат, — ответил старик. Тут он сделал многозначительную паузу, набрав в легкие воздуха, положил одну ладонь на свою сумку из шкуры пумы, а другую простер ниц и изрек тоном герольда при королевской особе: — Здесь, в этой земле, хранится оружие Инки, законным и единственным наследником которого ты являешься. После смерти твоего отца я остался единственным человеком, которому было известно это место, и вот сейчас настал момент, когда мы вскроем тайник. Итак, о господин мой, мы извлекаем оружие Инки на свет Божий!

Он разгреб землю и вытащил то, что много лет хранила в себе яма. Это были два кожаных колчана со стрелами, два длинных копья и два лука, один из них был сделан из почти прозрачного рога явно нездешней работы, с первого взгляда на него было заметно, что делал его большой мастер и великолепный художник. И наконец последнее, что извлек старик из ямы, была покрытая черным лаком булава, казавшаяся сделанной из полированного железа. Каждый из них взял себе по копью, по колчану и по луку Юному Инке старик передал лук из рога, а также булаву, которую приладил к его поясу с левой стороны, где обычно носят саблю или шпагу. То, как осторожно держал он булаву в руках и вообще обращался с ней, позволяло предположить, что эта булава — очень ценный предмет

Потом он сделал нечто для юноши неожиданное: поклонился ему до земли и сказал:

— Этот лук и эта булава, или уаманчай, на нашем языке, — все, что сохранилось от Сыновей Солнца, живших на земле до тебя. Владей ими и дорожи, о господин! А теперь вернемся к разговору о твоем богатстве. В войсках Сыновей Солнца все воины были вооружены, кроме другого оружия, тяжелыми, утыканными острыми зубцами булавами. Рядовые воины сражались булавами из бронзы, у полководцев было серебряное оружие, и булава Инки состояла из чистого золота. Уаманчай, которая висит сейчас на твоем левом боку, — та самая, которой владели только Верховные Инки!

— Неужели она из чистого золота? — спросил юноша, внимательно оглядывая и ощупывая булаву — Мне кажется, это железо.

— Нет-нет, это золото, просто оно покрыто слоем черного лака. Иначе и быть не могло, ты представь себе, что творилось бы на поле боя, если бы этот шар заблестел под лучами солнца. Возьми уаманчай в руки и почувствуй ее тяжесть Все богачи мира по сравнению с тобой — нищие.

— Даже если она и на самом деле из золота, — ответил юноша, — оружием ее всерьез считать нельзя. Что значат тысячи уаманчай по сравнению с пятьюдесятью ружьями или одной-единственной пушкой! Да ровным счетом ничего! С того момента, как ты купил в Монтевидео вот эти два наших ружья, я надеюсь только на это оружие.

— Я не могу в это поверить! Звук выстрела выдаст тебя твоему врагу, а стрелы молчаливы. С их помощью ты всегда можешь рассчитывать на то, что застанешь врагов врасплох. Эх, жаль времени мало, можно было бы, конечно, еще долго говорить об этом, а сейчас нам пора в путь, к вечеру мы должны добраться до какой-нибудь воды, а то жажда меня, например, уже замучила, да и тебе, господин, я думаю, тоже хочется пить.

Они снова закопали в той же яме все свое оружие, кроме ножей, и вернулись к тому месту, с которого свернули к омбу.

Оба путника, несмотря на то, что каждый нес довольно тяжелый груз, шли довольно быстро и, казалось, совсем не чувствовали усталости. Наш столетний старец по этой части дал бы фору любому мужчине в расцвете лет. Кстати говоря, его имя по-испански означает не что иное, как старец, долгожитель.

Впереди виднелась полоса леса, указывавшая на то, что за ним наверняка находится река, а пока они шагали по пампе, поросшей низкой травой. Внимательно вглядываясь в деревья, оба искали глазами какой-нибудь просвет, указывающий на то, что там течет ручеек. И примерно через час обнаружили такой просвет в северной части леса. Он был очень узкий, шагов сорок в ширину, не больше. Они прошли по этому естественному зеленому коридору в зарослях совсем немного, когда юноша вдруг остановился, резко прижал ладонь к своим губам, а другой рукой молча указал своему спутнику на что-то вдали. Несмотря на то, что Ансиано не уступал юноше в выносливости, хорошим зрением он похвастаться, увы, уже не мог. Но Ауке из затененной прогалины было очень хорошо видно все, что освещено солнцем и чего раньше они, может быть, просто не замечали.

— Что там? — спросил старик. — Ты увидел, как пробегает мимо мясо к нашему ужину?

— Нет, там не одно животное, их много.

— Где именно?

— Не очень далеко от нас.

— И что же это за звери?

— Лошади, а возле них люди.

— Лошади и люди? Кто же это может быть? Что им здесь нужно? И сколько их?

— Этого я не могу сказать, потому что я видел их всего несколько мгновений, а высовываться из нашего укрытия не стоит. Кто знает, что это за люди…

— Ты правильно сделал. И очень умно вдобавок! Мы находимся на исконной территории абипонов, наших смертельных врагов, никакая предосторожность не будет здесь излишней с нашей стороны. Куда они направлялись? К нам или от нас?

— Они не ехали, а стояли.

— Тогда я, пожалуй, выползу ненадолго отсюда, чтобы понаблюдать за ними.

— Позволь мне это сделать, дорогой Ансиано!

— Ну-ну, ты имеешь в виду, что я слишком стар для таких дел, но ты для них слишком молод и неопытен, что в данном случае более существенное обстоятельство. А кроме того, я обязан оберегать твою жизнь.

— Тогда мы поползем оба!

— Нет. Двое скорее привлекут внимание, чем один.

Они спорили еще некоторое время, и настойчивость старика в конце концов одолела упорство юноши. Он наказал ему ни в коем случае не уходить с этого места, а сам, прижавшись к земле всем своим тощим телом, бесшумно пополз вперед. Прошло чуть более получаса. Ансиано, так же, как и прежде, осторожно вполз в их укрытие и сообщил:

— Как я и предполагал, это абипоны. Их человек пятьдесят и при них еще табун, в котором примерно столько же лошадей.

— Но откуда у них лошади?

— Они их, конечно, украли.

— Как они вооружены?

— Копьями, луками со стрелами и духовыми ружьями.

— У них вполне могут быть и стрелы, отравленные ядом кураре. Что будем делать? Мы сможем пройти мимо них незаметно?

— Вряд ли это получится. В лес мы не сможем войти по причине его непроходимости, а других укрытий здесь нет.

— А если проползти под деревьями?

— Об этом и думать нечего. Я ведь нисколько не преувеличивал, когда сказал, что лес непроходим. Лианы, переплетаясь между собой, образуют такую плотную массу, через которую невозможно ни пробраться, ни проползти, потому что ими забито все в этом лесу, вплоть до самой земли. Ну представь себе: смог бы ты проползти сквозь плотный клубок ниток? Вот и здесь то же самое.

— Значит, мы не сможем двигаться дальше?

— Нет, нам надо немедленно уходить отсюда, найти какую-нибудь другую прогалину, эта находится от них в опасной близости.

Они вышли из лесного коридора над ручьем под прикрытием леса в том месте, откуда индейцы не могли их заметить.

И они опять ехали по пампе. Вечерело. Раскаленный шар солнца клонился к западу. И вдруг слева от себя они заметили одинокого всадника, приближавшегося к ним галопом. И почти одновременно им бросилась в глаза темная линия, широкий след, тянущийся на северо-запад, по которому, очевидно, и ехал этот всадник. Инки остались стоять на месте. Но юноша слегка растерялся.

— Что нам делать? — спросил он. — Может быть, пока не поздно, надо спрятаться от него?

— Это невозможно, — ответил Ансиано. — Он несется как ветер и догонит нас, даже если мы побежим. К тому же вряд ли нам стоит так уж сильно опасаться какого-то одинокого путника. Что он может сделать нам? А вот узнать, что он за птица, нам будет совсем нелишне.

— Я его тоже не боюсь, но вдруг он из абипонов?

— Нет. Когда он стал нас догонять, мы были давно вне поля их зрения. Впрочем, скоро мы увидим, кто это. Я почти уверен, что он окажется белым.

Через несколько минут стало ясно, что старик был прав. Всадник, конечно же, тоже их заметил, подъехал, поздоровался и спросил по-испански:

— Могу я узнать, сеньоры, откуда и куда вы направляетесь?

— Мы едем из Параны, направляемся в Тукуман, думаем попасть туда через Гран-Чако.

— Кто вы?

— Мы — индейцы, наше племя вряд ли известно вам, оно очень немногочисленно. С белыми у нас мирные отношения.

— Это меня радует. Я — доктор Пармесан-Руис дель-Иберио-де-Сагрунна-и-Кастельгвардьанте. Послушайте, а вы случайно не входите в число членов экспедиции Отца-Ягуара?

— Отца-Ягуара? Вы хотите сказать, что этот знаменитый Человек находится где-то недалеко отсюда?

— Да, я уверен в этом, потому что мне известны его планы. Но я никак не могу найти его. Хотя думаю, что вот эти следы, — и он указал кивком головы на цепочку следов от конских копыт на траве, — оставила его экспедиция. Я и мои двое спутников уже шли по ним, но потом мы вынуждены были отвлечься от этого ради раскопок останков доисторического животного. Увы, за это время трава просохла, но мне неожиданно повезло — я наткнулся на стоянку экспедиции, и дальше уже пошел по тем следам, что идут от нее.

— А не могли бы взять и нас с собой? — спросил старик.

— Охотно, но учтите, я спешу.

— Наши ноги неутомимы, не сомневайтесь!

Всадник и два его пеших спутника двигались по пампе с почти одинаковой скоростью. Но, несмотря на большой запас энергии у каждого, все же наступил такой момент, когда и они устали и остановились… Дон Пармесан спросил своих новых попутчиков:

— Вам известно мое имя и обстоятельства моего появления здесь. Могу ли я узнать, как вас зовут?

— Мое имя — Ансиано, — ответил старик, — а моего внука зовут Аукаропора, если для вас это чересчур длинно, можете называть его просто Аука.

— Эту операцию с тремя последними слогами длинного имени можно условно назвать ампутацией, а ампутация — процесс, весьма неплохо знакомый мне. К вашему сведению, я по профессии хирург. Что вы можете сказать по поводу последствий операции коленного сустава? Как вы думаете, сможет пациент сразу же после него сделать хотя бы несколько шагов?

— С большим трудом, сеньор.

— С трудом? О, уверяю вас, вы ошибаетесь, сеньор Ансиано, напротив, он сделает их с большой легкостью. При условии, конечно, что он будет ставить ногу пра-виль-но, вот в чем все дело. Каждый шаг должен совершаться не как Бог на душу положит, а при определенном изгибе стопы, через определенные промежутки времени. Это довольно тяжелая работа, но если ее не выполнять, то не останется другого выхода, как отсечь ногу, и я готов сделать это в любой момент.

Старик откинул волосы со лба, чтобы получше рассмотреть, что таится в глубине глаз этого странного человека, понять — шутит он или бредит. Но хирурга нимало не смутил этот пристальный взгляд.

— Вы, кажется, не верите мне? — нарочито небрежным тоном осведомился он, словно это выражение недоверия нисколько его не задевало. — В таком случае, должен вам сказать, что я проводил такие операций, во время которых получал истинное удовольствие. Вы понимаете, что это означает? Кстати, а что вы думаете по поводу хирургического вмешательства в случае врожденного косолапия стопы?

— На этот счет мне нечего сказать вам, сеньор!

— Не сеньор, а дон. Да, именно дон. Знаете ли, я весьма родовитый аристократ, что видно хотя бы из моего полного имени, но вы можете звать меня просто дон Пармесан. Скажите, как давно вы видели Отца-Ягуара?

— Совсем недавно, и я не только видел его, но и. разговаривал с ним.

— Прекрасно. Как вы полагаете, возьмется он за спасение двух немцев?

— Немцев? Кто это?

— Люди такие, родом из Германии.

— Я никогда о такой стране не слышал.

— Значит, следует признать, что ваши географические познания не слишком полные, сеньор Ансиано. Германия — страна, которая лежит на противоположном от нас берегу океана, западнее Испании, севернее России, южнее Англии и восточнее Италии . Жители Германии обожают раскапывать доисторических животных. Как раз за этим занятием двух немцев и схватили абипоны.

— Абипоны? А где это случилось?

— По ту сторону Рио-Саладо и по эту сторону лагуны Тостадо.

— Абипоны забрались так далеко? Странно! Сколько их было?

— Около пятидесяти.

— О! Побольше, чем тех, что встретили мы в лесу.

— В лесу? Плохой знак для нас. Эти парни наверняка замышляют что-нибудь скверное. Надо поскорее найти Отца-Ягуара и выручить немцев.

И он рассказал своим новым знакомым всю историю, предшествовавшую пленению ученого и его слуги, разумеется, в собственной, довольно своеобразной интерпретации. Путники двигались точно по следам экспедиции Отца-Ягуара, время за разговорами шло довольно быстро, наконец они увидели на берегу небольшой бухточки сначала расседланных пасущихся лошадей, а потом и их вооруженных до зубов всадников, одетых сплошь в кожу. Один из них, самый высокий и широкоплечий, с длинной бородой отделился от группы своих спутников. Еще несколько шагов навстречу друг другу, и Ансиано узнал этого человека. Конечно же, это был не кто иной, как Отец-Ягуар, о чем он тут же сообщил на ухо хирургу.

Отец-Ягуар тоже узнал Ансиано и Ауку, и лицо его осветилось широкой искренней улыбкой. Не обращая ни малейшего внимания на хирурга, он воскликнул:

— Как я рад вас видеть, друзья мои! Но что привело вас в предгорья Чако?

Пожимая его руку, Ансиано ответил:

— Об этом потом, сеньор. Есть одно неотложное дело: надо спасать двух человек из плена. Но подробнее вам расскажет об этом дон Пармесан.

Отец-Ягуар повернулся к хирургу и сказал:

— Так это вы — дон Пармесан, хирург? Наслышан, наслышан… Так кто же эти люди, которые ждут моей помощи?

— Это два немца, они занимались раскопками останков доисторического животного.

— Двое немцев… Раскопками доисторического животного. Очень интересно. И какое же животное они раскапывали?

— Гигантскую хелонию.

— Никогда не слышал о таком, но некоторые познания в латыни дают мне основания предположить, что речь может идти о гигантской черепахе, не так ли?

— Совершенно верно, сеньор!

— А зовут этих немцев, случайно, не доктор Моргенштерн и Фриц Кизеветтер?

— Именно так.

— Надо же! А я думал, что они из Буэнос-Айреса все-таки не выедут.

— Ну что вы! Доктор Моргенштерн просто влюблен в палеонтологию, в частности, и в зоологию вообще. К сожалению, настолько, что ни о чем другом разговаривать с ним просто невозможно. В хирургии, например, он ровным счетом ничего не смыслит. А кстати, что вы можете сказать по поводу удаления рака языка одновременно с носовыми полипами? Это может…

— Оставим сейчас эту тему! Расскажите мне лучше, как именно произошло пленение этих двух немцев, и покороче, если можно!

Хирург насупился, но подчинился. Когда он закончил, наступила глубокая пауза. Все спутники Отца-Ягуара ждали, что он скажет. Он же, взглянув на одного из своих людей, спросил его:

— Что скажешь, Херонимо? Взялся бы ты за это дело?

Судя по такому обращению, мнение Херонимо Отец-Ягуар ценил высоко. С первого взгляда этот невысокий коренастый человек мог показаться типичным атаманом разбойников, по крайней мере, таким, каким мы представляем подобных людей по книгам, но у разбойничьего предводителя никогда не могло бы быть такого честного лица. Херонимо в ответ на вопрос едва заметно пожал плечами и ответил так:

— Сначала нужно решить, стоит ли нам вообще ввязываться в эту историю из-за людей, попавших в плен по причине собственной неосторожности и легкомыслия.

— Давай исходить из нескольких вещей. Во-первых, они — мои земляки, что для меня, как ты понимаешь, имеет некоторое значение. Во-вторых, этому доктору я, наверное, раз пятьдесят сказал, что ни в коем случае не возьму его в свою экспедицию. И все же он меня не послушался. Наверное,, я еще не очень хорошо разбираюсь в людях, если не предугадал этого его поступка. Так или иначе, но это мой просчет. В-третьих, доктор необычайно похож на полковника Глотино — ну просто не отличишь одного от другого, а это обстоятельство может стать для нас при определенных условиях роковым.

— Хорошо, если абипоны все еще там, но я в этом совсем не уверен.

— Их там уже, конечно, нет, — вставил старый Ансиано. — Прошу прощения, что я позволил себе вмешаться в беседу сеньоров, но у меня есть основания для такого вывода:

И он рассказал об абипонах, которых видел возле леса, и высказал предположение, что это были те же самые индейцы.

— А были среди них белые люди? — поинтересовался Отец-Ягуар.

— Нет.

— Так… Тогда это другая группа. Но я уже почти уверен, что они обязательно соединятся, если уже не соединились. Эти передвижения не могут быть случайными, очень вероятно, что индейцы готовятся выступить против правительства. Существование тайного арсенала оружия, на который наш милый ученый случайно наткнулся, приняв его защитный слой за панцирь своей «гигантской хелонии», это подтверждает. Теперь, когда они убедились, что доктор Моргенштерн — никакой не полковник Глотино, он стал для них чрезвычайно опасен, поскольку слишком много видел и слышал. В этой стране человеческая жизнь стоит ничтожно мало, а жизнь иностранца вообще ничего ровным счетом. Вы говорите, дон Пармесан, эспада Антонио Перильо среди них? Интересно, зачем там путается со своим револьвером этот отъявленный негодяй? Мне бы очень хотелось перемолвиться с ним несколькими словами. С капитаном Пелейо все ясно — он предатель по натуре, насколько мне известно. Но кто третий? Вы не могли бы описать его?

— Он высокого роста и мощного телосложения, но вам, я думаю, он все же уступит по всем физическим показателям.

— Какого он возраста?

— Старше всех остальных.

— Какую роль он играет в этой компании? И какое отношение имеет к припрятанному оружию? Как вам показалось: он подчинен капитану или, может быть, тореадору?

— Нет-нет. Пожалуй, можно сказать, что он держится как главный среди них. И разговаривает приказным тоном.

— А как вы думаете, кем он может быть: офицером, эстансьеро, гаучо?

— Нет, ни одно из этих занятий к его облику не подходит. Он похож на вольную птицу. Я бы предположил, что он может оказаться йербатеро, каскарильеро или гам… Да-да, я припоминаю, что капитан однажды назвал его… «великим гамбусино», вот как…

— А имени его при этом он не называл?

— Называл как будто, но я не обратил тогда на это никакого внимания. Слова «великий гамбусино» как-то больше поражают воображение.

— «Великий гамбусино!» — воскликнул Херонимо. — А не Бенито Пахаро ли это?

— Вполне возможно, — сказал Отец-Ягуар. — Я никогда не встречался с ним, но много слышал об этом человеке. Теперь мы, по крайней мере, можем себе представить, с кем будем иметь дело. Эта компания, я уверен, готовит западню генералу Митре — человеку, которого я очень уважаю и высоко ценю. Да, мне непременно надо с этими людьми кое о чем потолковать. Но в первую очередь, конечно, следует освободить моих соотечественников. Я надеюсь, вы поможете мне? — обратился он к своим спутникам.

— Это само собой разумеется! — ответили те в один голос.

— Значит, я тогда изложу, как представляю себе все это дело. Думаю, обе группы индейцев уже соединились, и, скорее всего, именно в том месте, где видели одну из них Ансиано и Аука. Пленные находятся, конечно, там же. Скоро стемнеет, но это нам на руку, мы будем ориентироваться по их кострам. Кто какие роли должен будет исполнить при освобождении пленных, я пока сказать не могу, это надо будет решать по обстановке на месте. Вперед!