С утра в баре «Престиж» было скучно и серо. К тому же в зале висел какой-то странный запах, наводивший на мысль об уроках химии или неисправной канализации. Наплыва посетителей не наблюдалось. Неподалеку от выхода два коротко стриженных молодых человека мрачно опохмелялись пивом. В центре зала перед накрытым столом сидел пожилой человек в костюме и галстуке. Он ел что-то мясное. Блюдо даже издали вызывало у Гурова легкую тошноту.

«Трудно поверить, что Копылов посещал эту забегаловку, – подумал Гуров. – Но чем черт не шутит. Наведем справки».

Он направился прямиком к бару. У стойки рыжий жилистый официант лениво болтал о чем-то с барменом. Оба покосились на подошедшего Гурова, но интереса к нему не проявили. Только бармен обронил небрежно:

– Пива, мужчина?

– Это не от вашего пива такой запах? – насмешливо осведомился Гуров. – Лучше бы тогда не надо.

– Чего это все на какой-то запах жалуются? – задумчиво произнес бармен, глядя на рыжего официанта. – Запах как запах. Я лично и хуже запахи нюхал.

– Но уж, наверное, не в баре, – решительно сказал Гуров и вытащил из кармана служебное удостоверение. – Правда, я к вам не про запахи рассуждать пришел. Соберитесь, ребятки, я вам серьезные вопросы сейчас задавать буду.

Работники общественного питания снова взглянули друг на друга – на этот раз с выраженным беспокойством – и мысленно присвистнули.

– Ну, я пошел, – скучным голосом сказал рыжий официант. – Надо клиента рассчитать…

– Стоять! – грозно осадил его Гуров. – Русского не понимаете? Сказано, будете на мои вопросы отвечать! Или повесткой вызывать в Управление?

– А что случилось-то, командир? – льстиво поинтересовался бармен. – У нас вроде последний месяц тихо. Самим даже странно.

– У вас тихо, зато рядом с вами шумно, – заметил Гуров.

– А, так вы про это ДТП? – догадался бармен. – Ясно теперь. Только это не к нам вопрос.

– А это мы сейчас посмотрим, – сказал Гуров. – Постараюсь объяснить, чтобы понятно было. Вот, допустим, интересует нас автомобиль, мы его ищем, и вдруг он попадает в аварию как раз напротив вашего бара и находится как бы сам собой. Это как так получается?

– Бывает, – пожал плечами рыжий.

– Бывает, но редко, – отозвался Гуров. – Поэтому я позволил себе предположить, что этот автомобиль стоял тут рядом. А его владелец вполне мог заскочить к вам – рюмочку пропустить или сигарет купить. Разве нет?

– Не припоминаю что-то, – сказал официант.

– А вот этого человека не припоминаете? – спросил Гуров, тут же вынимая из кармана фотографию младшего Копылова.

Фотографией он разжился накануне у Копылова-старшего, когда понял, что история, случившаяся с его сыном, самым непосредственным образом пересекается с делами самого Гурова. Это была неслыханная удача и удивительная неожиданность.

Все открылось после беседы с бизнесменом из Омска господином Сазоновым. Гуров встретился с ним в гостиничном номере, где вся обстановка указывала на то, что хозяин его пребывает в постоянном напряжении: повсюду валялись окурки, сигаретные пачки, стояли откупоренные бутылки, и аромат спирта висел в воздухе, несмотря на открытые окна.

Сазонов, квадратный мужик лет сорока пяти, с тяжелой челюстью и серым, похожим на булыжник лицом, встретил Гурова недоверчиво.

– Я у себя занимаюсь сотовой связью, кабельным телевидением, куриными тушками торгую, я уважаемый человек! А здесь, в этой долбаной Москве, меня кидают, как сосунка, как лоха позорного! И моего же сотрудника при этом вяжут! Это вообще что за дела, господин полковник? Я не бедняк, но честно скажу – всем откаты платить у меня ни денег, ни желания не имеется, извиняюсь…

– Придержите язык! – посоветовал ему Гуров. – Пока до меня не дошло, что вы тут такое наплели. Давайте-ка лучше о делах о конкретных побеседуем.

Мысленно Гуров немало подивился специализации заезжего бизнесмена, который совершенно естественно сочетал в себе интерес к сотовой связи и куриным тушкам. «Как говорится, кто смел, тот и съел, – подумал он. – Обычно такой интерес имеет место только в том случае, если у человека интерес один – деньги. И скорее всего, господин Сазонов человек целеустремленный и неразборчивый. Если такой обидится на Копылова, Копылову придется туго, это следует признать со всей ответственностью. Положим, задерживать его пока нет никаких оснований, но они могут выявиться в любую минуту. Посмотрим, как он на самом деле будет сотрудничать с правоохранительными органами».

– А я вам, господин полковник, ни о чем другом и не толкую! – горячился Сазонов. – Я приехал посмотреть, куда бы вложить деньги, какие навести полезные связи, а меня тут обчистили, как синяка на вокзале!

Он постоянно расхаживал по номеру, то и дело поджигал сигарету за сигаретой, бросал куда попало окурки и размахивал руками. Очень эмоциональный попался человек. У Гурова даже голова закружилась. Впрочем, Гурову показалось, что ведет себя Сазонов не вполне естественно. Может быть, ему хотелось показать Гурову, как он расстроен случившейся с ним несправедливостью, а может быть, на уме у него было и кое-что другое. Гуров решил не делать преждевременных выводов. Тем более что полковник Крячко в то же самое время наводил справки у администрации гостиницы. Гуров прекрасно знал, что люди никогда не рассказывают о себе всей правды, скрытничая даже в мелочах. Эти мелочи как раз и должен был восполнить полковник Крячко.

– Анатолий Геннадьевич, кто же вас так в Москве обидел? – спросил Гуров. – Так, что вы посылаете своих людей в какие-то опасные и сомнительные с точки зрения законности предприятия?

– Вот вы мне и объясните, кто тут у вас такой мастер! – кипятился Сазонов. – Нет, я ничего не хочу сказать – я тут встречался с деловыми людьми, бизнес-клубы посещал, имел интересные предложения по вложению капитала, заключил кое-какие сделки… Не буду преувеличивать, здесь тоже можно вести дела. Но послушайте, как меня кинули! С виду совершенно приличный товарищ, солидный, язык подвешен, со всеми на «ты» и за руку. Банковскую систему знает, как таблицу умножения…

Гуров слушал, а в это время у него по спине невольно ползли мурашки. Он не старался торопить события и задавать вопросы, боясь сглазить удачу. Но господин Сазонов сам рисовал словесный портрет человека, который Гурову был знаком преотлично. И не только знаком. Гуров думал про этого человека ежедневно и, можно сказать, еженощно. Про него он думал и сейчас. Вопросы так и вертелись у него на языке, но Гуров сдерживал себя, решив дослушать повесть до конца. Не стоило сбивать сейчас гостя.

– Мы с ним быстро нашли общий язык, – рассказывал Сазонов. – Этот сукин сын удивительно умеет залезать в душу! И часа не прошло, как мы были знакомы, а мне уже казалось, будто я знаю этого гада всю жизнь. Ну просто закадычные друзья! Когда он предложил вложить деньги в поставки оборудования, я ни минуты не сомневался. Да и речь шла не о такой уж заоблачной сумме. Девяносто тысяч долларов первая сделка. Дальше, если бы все было благополучно, можно было расширить рамки… Но дело в том, что через два дня после того, как мы подписали бумаги и я перечислил требуемую сумму на указанный мне счет, я снова пришел в эту контору, чтобы уточнить кое-какие детали… А конторы уже не было!

При этих словах он уничтожающим жестом ткнул пальцем в Гурова, как бы давая понять, что считает именно его виновником такой аномалии. На самом деле он так не считал, конечно, а просто хотел, чтобы Гуров проникся чудовищностью обмана, которому подвергли в столице ни в чем не повинного гостя. Гуров проникся.

– Совсем не было? – с уважением переспросил он. – А что же было?

– Была какая-то дурацкая парикмахерская, – скривился Сазонов. – То есть салон красоты – так это у них теперь называется. И даже не салон, а просто там начали ремонт. Я еще не сумел выяснить, кто арендовал помещение до хозяина салона, но я намерен это выяснить, зарубите это себе на носу!

– Вы опять забываетесь, Анатолий Геннадьевич! – неодобрительно заметил Гуров. – Я все-таки не ваш омский конкурент! У меня, между прочим, больше оснований разговаривать с вами на повышенных тонах. Хотя бы по поводу той же вашей розыскной деятельности. Боюсь, что она у вас выходит за рамки законности, Анатолий Геннадьевич!

– Да ладно, извините! – сумрачно буркнул Сазонов. – Вы-то небось девяносто тысяч долларов не теряли!

– И даже не приобретал, – усмехнулся Гуров. – Вот хочу хотя бы посмотреть на такую сумму денег. Может быть, нам удастся ее вам вернуть, как вы думаете?

– С вами вернешь! – скептически скривился бизнесмен. – Или вообще не найдете, или найдете такие крохи… Но мне важно, чтобы был наказан этот гаденыш прилизанный!.. – Он невольно сжал кулаки.

– Как его звали, вашего жуликоватого знакомого? – спросил Гуров. – Как он представился?

– Велтистов Роман Семенович, – с отвращением сказал Сазонов. – Толку-то от его представлений! Ясно, что это туфта. Как и все остальное. Вон они, контракты на поставку, банковские документы и прочая херня… Я как только увидел этот ремонт в этой проклятой конторе, так сразу рванул в банк. Хрена! Счет этот уже был аннулирован. Как, сука, так быстро сориентировался? Это ведь надо было целую контору собрать, потом распустить, счет завести, потом ликвидировать, бабок всем кинуть… А себе что же останется? Я так прикинул – получается, он себе примерно половину наварил. В общем, по-крупному не работает, ублюдок, – уже на том спасибо. При таких своих способностях мог с меня в три раза больше вытянуть.

– А теперь выслушайте меня внимательно, – перебил его Гуров. – Я задам вам два вопроса, на которые постарайтесь ответить максимально точно. Во-первых, как называлась контора и чем она занималась, какие договора вы там заключили, и во-вторых, при чем тут ваш интерес к Копылову? Его-то вы с какой радости бросились искать?

– О! Хорошо, что напомнили! – заорал Сазонов, опять тыча в Гурова пальцем. – Да в последний день, когда эта чертова контора еще существовала, мы с этим гадом Велтистовым туда заглянули, нужно было еще пару бумаг подписать, будь они неладны! Называлась она, кстати, «L-Интро». Идиотское название! И нам там молодняк под руку попался – типичный мажор с виду, такой, весь при параде, важный, через губу лишний раз не переплюнет. Велтистов его представил как главного. Наш, говорит, хозяин, мозг предприятия… По правде сказать, я сначала думал, что и эта фамилия фальшивая, но так получилось, что я совершенно случайно засек тачку этого «мозга». Потом, когда понял, что кинули, послал своих искать эту тачку. Ну, они пошустрили немного и выяснили, что тачка точно принадлежит Копылову. Мы хотели нанести ему визит, да не успели. Он все время мотается где-то. То водку в кабаках лопает, то с бабами, то вот в баре засел…

– Засел в баре? – ухватился за эту зацепку Гуров. – Хотите сказать, что в последний раз видели Копылова в баре «Престиж»?

– Не хочу, – возразил Сазонов. – Не видели его там. Может, просто не заметили. Но машина торчала там весь день. И ночью. Он, видно, нас тоже засек. Ночью прислал какого-то хмыря тачку отогнать… Вот скажите, если у него совесть чиста, зачем ему такие номера откалывать?

– У вашего человека такая, извините, физиономия, – заметил Гуров, – что поневоле испугаешься. Я бы тоже предпочел воспользоваться услугами посредника. Но вообще поведение Копылова тоже наводит на некоторые размышления, в этом я с вами согласен. А скажите мне, когда Велтистов представлял вам Копылова, как тот отреагировал?

– Да как он отреагировал? – нахмурился Сазонов. – Ручонку протянул, улыбнулся так себе, вяло. Ну, кивнул еще и пошел себе. У меня такое впечатление, что мозг там не он был, а как раз Велтистов. Но все равно, он должен знать, куда этот сукин сын делся!

– Что за договора вы заключали с ««L-Интро»? Поставка оборудования для программы «Интернет из розетки»?

Сазонов удивился.

– Совершенно верно! А вы, значит, в курсе? Значит, деятельность этой фирмы вам уже знакома?

– По правде говоря, мало, – ответил Гуров. – Но вот Велтистов ваш кого-то определенно мне напоминает… Скажите, на этой вот фотографии вы никого не узнаете?

Он достал из кармана и передал Сазонову снимок, на котором был запечатлен аферист Вексель. Фотография была не слишком качественная, но Гуров и такой был рад, потому что Вексель среди прочих талантов обладал удивительной способностью избегать фотообъективов. В архиве имелись две-три плохонькие фотографии. Эта была самой удачной.

– Да это он, сволочь! – размахивая фотографией, заревел Сазонов. – Где он?! Вы знаете, где он!!

– Охолонитесь! – строго сказал Гуров, отбирая фотографию. – Лучше подумайте: вы совершенно определенно узнали в этом человеке гражданина Велтистова?

– Еще бы я его не узнал! Он это, сто пудов он! Прикид тут у него другой, а так – вылитый! Где он? Ну скажите, где? Он арестован?

– Был бы арестован, я бы вам очную ставку устроил, не сомневайтесь, – сказал Гуров с некоторым сожалением. – Нет, я его сам ищу. А вы должны мне помочь.

– Да я готов! – вскинулся Сазонов. – Скажите, куда он подался?

– Вот человек! – покрутил головой Гуров. – Угомонитесь вы наконец! Категорически запрещаю вам предпринимать какие-либо действия. Ваша помощь будет заключаться в том, чтобы дать показания по делу, и более ничего. Я сегодня же извещу вас, когда вам следует явиться к следователю. Ему вы расскажете все подробно. Может быть, еще что-нибудь вспомните. А я займусь пока тем, что ближе.

Гуров имел в виду поиски Владислава Копылова, хотя уже не был уверен, что тот действительно находится где-то поблизости. У себя дома он так и не появлялся – это проверили. Копылов-старший на вопрос, где может скрываться его сын, заявил, что из Москвы того никакими силами не выманить, и скрывается он, скорее всего, у какой-нибудь бабы.

– Только не просите меня называть их фамилии! – сразу же предупредил он. – Каюсь, эта сторона жизни моего сына мною изучена крайне мало. Собственно, как и любая другая. Что поделаешь! Отец я плохой, и тут уже ничего не исправить. Но, смею полагать, что я хороший продюсер и в этом качестве могу быть полезным в том числе и для своего сына… А что, вы полагаете, у него есть серьезные причины скрываться?

– Думаю, такие причины есть, – ответил Гуров. – Не готов пока дать развернутую картину, но одну причину могу назвать смело. Это та самая фирма «L-Интро». Вы уверены, что ваш сын создавал подобную фирму?

Копылов-старший после такого вопроса уставился на Гурова непонимающими, чуть водянистыми глазами.

– Что вы хотите этим сказать? – проговорил он. – Подставная фирма? Фальшивка? Но я сам видел офис, сотрудников… Все были по горло в делах. Документы… Правда, я не проверял расчетный счет фирмы…

– Зато мы проверили, – сказал Гуров. – Фирмы «L-Интро» никогда не существовало в природе. Ее следов не обнаружилось пока нигде – ни в одном из банков, ни в реестре городской администрации, вообще нигде!

– Отлично! – изменившимся голосом сказал Копылов. – Хотел бы я знать, что все это значит и какими чудесами занимается мой сын!

– Нам бы тоже этого хотелось, – кивнул Гуров. – Но сначала его нужно бы найти. У нас есть основания думать, что он попал в передрягу, из которой не так просто выбраться. Не знаю пока, как все произошло, но, похоже, ваш сын связался с известным аферистом. Это опасный преступник, и нужно быть готовым ко всему. Чем скорее мы найдем вашего сына, тем лучше. Поэтому вам необходимо составить для нас список всех родственников и хороших знакомых. То есть представить нам варианты, которые мог выбрать Владислав для временного убежища, понимаете?

– Я готов, – растерянно ответил на это продюсер. – Но вы в самом деле полагаете, что Владислав в опасности? И он замешан в преступлении? Это полная катастрофа!

– Не будем бежать впереди паровоза, – сказал Гуров. – Мы слишком мало знаем. Возможно, он сам стал жертвой преступления. Лично у меня большие сомнения, что ваш сын сумел найти общий язык с этим мошенником. Скорее, тот его использовал. Хотя вопросов очень много.

Самый главный вопрос, которым задавался Гуров, был относительно фирмы под названием «L-Интро». В существовании этой фирмы были убеждены серьезные, вменяемые люди. Они лично видели офис этой фирмы, сотрудников, даже заглядывали в документацию, Сазонов даже заключал, на свою беду, какие-то сделки. И в то же время фирмы «L-Интро» никогда не существовало в природе. Это был чистой воды фантом. Этот момент чрезвычайно смущал Гурова. Только природные фантомы возникают без участия человека. Фирмы, даже фальшивые, сами по себе появиться не могут. Кто же был инициатором? Вексель? Для него подобная схема была чересчур громоздкой, затратной и вообще маловероятной. Не мог он работать в такой большой команде, это было не в его стиле. Значит, Копылов-младший? Неужели этот молодой человек был настолько глуп, чтобы, имея столь богатого и влиятельного отца, вступить на скользкую дорожку афериста?

«Здесь определенно что-то не так, – размышлял Гуров. – То есть, с одной стороны, все вроде бы сходится. Выдумать такое невозможно. Фирму «L-Интро» посещали независимо друг от друга Сазонов и Копылов-старший. Потом она исчезла. Одноразовая фирма? Но по словам продюсера, он буквально заставил сына организовать свое дело. Дал на это денег… Неужели сын решился ради не слишком выгодного преступления так подставить своего знаменитого отца? Или его вынудили? Вексель? Каким образом? И потом, не мог, не мог пойти Вексель на такую громоздкую схему! Или после Владивостока он в корне поменял свои привычки?»

Не находя ответа на эти вопросы, Гуров решил пойти по другому пути. Нужно было отыскать друзей Копылова-младшего, выявить тот круг общения, в котором вращался Владислав. Возможно, его сверстники могли что-то прояснить. Поэтому Гуров решил начать с бара «Престиж». Теперь он точно знал, что машина Копылова была припаркована около этого бара. Нужно было убедиться, что сам он посещал этот бар. Возможно, с ним были приятели. Возможно, обслуга бара знает этих людей. Обслуга бара вообще много чего знает.

Бармен и рыжий официант без особой охоты несколько минут рассматривали фотографию Копылова-младшего, переглядывались между собой, сосредоточенно о чем-то думали. К скрытным натурам ни тот, ни другой не принадлежали, но ни тот, ни другой не решался начать первым. Гуров решил им помочь.

– Не разбегайся, прыгай! – сказал он рыжему официанту. – Я же вижу, что у тебя накипело. Выкладывай, что видел. Был у вас этот человек?

– Ну, был вроде, – признался официант. – Текилу любит. Теперь все на текиле помешались. Под крутых мексиканских парней косят. А сам в штаны наложил, слабак! – заключил он безапелляционно.

– На основании чего такой вывод? – спросил Гуров. – Ты его штаны нюхал, что ли? Или вы тут с ним подрались? Язык у тебя острый, а? Прошелся насчет текилы и крутых мексиканских парней – вот вам и конфликт…

– Да нет! – презрительно скривился рыжий. – Клиент всегда прав – это у нас закон. Он не меня напугался. За ним мужики следили. Он даже выйти к ним побоялся. Попросил меня черный ход показать. Девчонку свою бросил, дерьмо! – Он деликатно отвернулся и сплюнул.

– Девчонку? – удивился Гуров. – Сбежал, не заплатив, значит?

– Да заплатил он! – с пренебрежением сказал официант. – Суть не в том. Вы бы видели ее лицо, когда ей сообщили, что дружок испарился!

– Да, интересно было бы посмотреть, – кивнул Гуров. – Хотя меня больше интересует личность ее дружка. Вы, кстати, эту парочку знаете? Они частенько к вам заглядывают?

– Первый раз, – ответил сквозь зубы рыжий официант и отвернулся.

Бармен посмотрел на него с явным интересом, и этот взгляд не укрылся от глаз Гурова.

– Чего недоговариваешь, рыжий? – прикрикнул Гуров на официанта. – Ты со мной эксперименты не проводи, не советую. Я не подопытный кролик. Я сам люблю опыты проводить.

– Чего это сразу – рыжий? – обиделся официант. – Можно подумать, в человеке главное, рыжий он или фиолетовый. Главное – человеком быть!

– Золотые слова! – похвалил Гуров. – А за рыжего приношу извинения. Сорвалось. Отвыкаешь в милиции от церемоний, грубеешь… Тут ты правильное замечание сделал, по существу. А что недоговорил все-таки? Во-первых, сокрытие информации от органов дознания…

– Да нет никакого сокрытия! – с видимой неохотой сказал официант. – Просто не знаю как сказать… Короче, когда этот деятель свою девчонку здесь бросил… В общем, расстроилась она. Ну, я ее успокоить хотел, пивом угостил за свой счет – она пиво любит. Поговорили по душам немного. Короче, встречаемся мы с ней теперь, понятно? Альбина ее зовут.

– Слушай, но это же здорово! – искренне сказал Гуров. – Это ты просто меня разодолжил, друг! Это просто такая удача, что и сказать тебе не могу… И часто вы с ней видитесь, с Альбиной то есть?

Рыжий слегка покраснел.

– Один раз пока только виделись. Может, сегодня встретимся. Я с вечера свободен. Договорились созвониться.

– Знаешь что, друг! – обрадовался Гуров. – Я вашему свиданию мешать не хочу. Так что дай-ка лучше мне телефон этой девушки – я с ней отдельно встречусь и задам несколько вопросов. Да не бойся, не отобью! – засмеялся он. – Стар я уже соперничать с такими молодцами. Да и девушки меня сейчас не так сильно интересуют, как раньше. Мне бы с делами разделаться. Преступника опасного сейчас ловим…

– Альбина ни при чем! – быстро сказал официант.

– Ну, раз ты так говоришь, значит, так оно и есть! – с преувеличенной серьезностью откликнулся Гуров. – Я, правда, и сам не собирался ее в преступники записывать, но если уж и ты настаиваешь, значит, точно беспокоиться не о чем. Нет, мне важно у нее кое-что про старого дружка спросить. Вот он может быть связан с преступниками, смекаешь?

– Ладно, записывайте телефон!.. – вздохнул официант.