В день, когда С'нан назначил встречу с остальными пятью предводителями Вейров для обсуждения посменного дежурства, предложенного Г'доном, с ледяного полюса Перна пришла стужа, задули ледяные ветры. Холодная погода, похоже, не позволит Форту стать первым Вейром, встретившим Нити.

То, что С'нан чувствовал себя обделенным, было очевидно. Всю встречу он расхаживал взад-вперед останавливаясь, только чтобы выглянуть в нисходящий коридор и посмотреть, как тяжелый мокрый снег засыпает чашу Форта. Он лишь краем уха прислушивался к дискуссии. Б'нуррин едва сдерживал смех и помалкивал лишь потому, что К'вин порой пинал его под столом К'вин, впрочем, не мог винить предводителя Айген-Вейра, поскольку вся встреча была сущим фарсом — каждый с серьезным видом излагал весомые аргументы в пользу двухчасового посменного дежурства, на что С'нан отвечал нечленораздельным мычанием. Вид у него был непроницаемый. Зато на лице Сараи отражалось неприкрытое недовольство.

— Ей неймется подгрести нас всех под свое крыло, — прошептала Зулайя К'вину, когда госпожа Форта отвернулась, глядя на своего нервно расхаживающего мужа.

— Не думаю, что у нее получится, любовь моя… — Теперь нежные слова давались ему легко. Он вздохнул. — Ты знаешь, — он наклонился поближе к ее уху, — мне почти жаль старика.

Зулайя коротко хмыкнула.

— А мне — нет.

И изобразила глубочайшее внимание, поскольку Сараи обернулась на их шепот.

Нити падали с небес черной пылью со снегом и дождем. Мусорщики Форта приносили их С'нану корзинами — посмотреть, после чего он печально приказывал выбросить их. Вейр Плоскогорье тоже надеялся обнаружить живые, опасные Нити. Некоторые всадники обморозились, так усердно высматривали они старинного врага, даже принесли Г'дону одну длинную замерзшую Нить. Оттаяв, она завоняла, и ее тут же выбросили.

Ко времени первой бенденской волны Падения — по порядку она была десятой на планете — погода существенно изменилась, и теплый фронт сместился к восточному побережью. Нити становились опасными. Был пан общий сигнал всем Вейрам Перна.

К'вин и два полных крыла Телгар-Вейра собрались в верхнем правом секторе воздушного пространства над Бенден-Вейром в идеальном порядке. Под ними в предрассветной мгле сверкал огнями Вейр, подсвечивая снизу тела драконов. К'вин не был уверен, что крылья Телгара пришли сюда раньше всех прочих Вейров, но во всяком случае они были в полном составе и явились в назначенный час, в назначенное место. Все, конечно, предпочли бы сражаться днем, но Нити не оставили им выбора — им-то глаза не нужны. Согласно отчетам Шона, ранним утром или поздним вечером серебристые организмы достаточно ярко светятся, чтобы их можно было выжигать в небе.

Вторая волна начнется над высокими горами, все еще покрытыми глубоким снегом, так что вреда от них не будет. Вероятно, большая часть их в холодном здешнем воздухе выпадет в виде черной пыли, так что, скорее всего, в остальных случаях за Нитями можно просто наблюдать, пока волна неумолимо не выйдет к населенным землям. Сегодня исключение.

Когда М'шалл заставил-таки С'нана поставить на обсуждение вопрос — следить за Падением над горами, «чтобы самим посмотреть на врага», — решение предводителей Вейров было единодушным. Все, кто был слишком взвинчен в течение первых трех «пустых падений», жаждали настоящего дела. Конечно, некоторые пики находятся так высоко над уровнем моря, и воздух там настолько обеднен кислородом, что даже драконам нечем дышать. Но можно наблюдать за Нитями во время Падения и оценить характеристики волны.

Крылья будут сменять друг друга через два часа, чтобы в «настоящем деле» попробовало себя как можно больше народу. К'вин подумал о дурацких попытках П'теро попасть в боевое крыло Телгара. Не включить ли синего всадника в дежурное крыло, пусть даже у него задница кровоточит? Может, хоть тогда он поймет что Нитей на всех хватит, даже еще надоест.

Но включить П'теро — означает обойти какого-то совершенно здорового и менее эксцентричного всадника. К'вин исключил из состава дежурных крыльев М'ленга. Это смягчит разлад между этими двумя — не станут ругаться, что одного выбрали, а другого — нет. Как правило, они ладили, отношения у них были достаточно стабильными — с тех самых пор, как более молодой П'теро запечатлил Ормонт'а.

Движение и порыв воздуха привлекли внимание К'вина, и он посмотрел на край чаши Бендена.

«Крайгат' предупреждает нас, — сказал Чарант' своему всаднику. — Три, два, один…»

«Вперед!»

Команда эта одновременно возникла у всех в головах и вырвалась у многих из уст. Темнота Промежутка была куда чернее и лишь чуть холоднее воздуха над горами, где крылья снова вошли в реальность. К'вин был счастлив, что его лицо прикрыто теплой шерстяной тканью, хотя вдыхаемый воздух от этого теплее не становился. Внизу странно светились горные пики. Белиор стоял на западе, К'вин осмотрелся по сторонам и увидел на востоке зловещий круг Алой Звезды, горящей среди звезд.

В темном небе расцвели огненные вспышки — нетерпеливые драконы выдохнули огонь. «Переели огненного камня, — подумал К'вин с профессиональной беспристрастностью, — но вряд ли можно винить драконов или всадников за чрезмерное усердие».

Два столетия они ждали этого момента: столетия тренировок и подготовки, столетия отданы тому, чтобы здесь и сейчас драконы рвались в сражение за Перн.

И все же такое случилось впервые. Во время первого Прохождения у Перна не было драконов, и планета была уже на грани полной катастрофы, когда первые восемнадцать драконов вынырнули из Промежутка над форт-холдом и выжгли паразитов с небес, подарив осажденным защитникам надежду. К'вина всегда поражала отчаянная отвага адмирала Пола Бендена — надо бы заставить П'теро прочесть эти отрывки из дневника адмирала, сделанные непосредственно перед описанием этой великой победы. Всегда, когда К'вин читал эти строки, у него горло перехватывало:

И затем какой-то юный нахал имел отвагу отсалютовать и сказать: «Адмирал Бенден, позвольте мне представить вам крылатых всадников Перна!»

Очередной всплеск огненного дыхания, и драконы повернули к северу.

«Идут», — сказал Чарант' и загудел. К'вин ощутил вибрацию его тела. Он вдруг понял, что не мерз он только теми участками тела, которыми прижимался к дракону. Нос его уже не ощущал ткани, которая закрывала лицо. Может, снизиться футов этак на тысячу… он посмотрел на центр строя сводных крыльев, где ждали М'шалл и Крайгат'. Приказ должен был отдать предводитель Бенден-Вейра, а не он.

Затем он увидел Нити — точнее, массу чего-то светящегося на фоне ночи, словно стяг развернулся вдалеке в небесах, стяг, который извивался и ходил волнами. Сердце учащенно забилось. Он ощутил странный холод в животе, но, может, это было из-за лютого мороза вершин?

Чарант' загудел громче и выпустил маленький язык пламени.

«Спокойно, дружок!»

«Я не двигаюсь! Это они! И на этот раз я могу выдыхать пламя!»

К'вин не мог упрекать Чарант'а за это язвительное напоминание. И, как ни странно, он тоже не ощущал страха, наблюдая приближение Нитей. Его присутствие сейчас и здесь, его наблюдения за этим явлением были естественны. Он принял свою судьбу. Это было частью защитной реакции.

Все ближе и ближе подходили облака Нитей, а крылья наблюдали за ними. Сейчас фронт приходился на склоны гор, это было видно невооруженным глазом. В ледяном воздухе был даже виден пар, который возникал при их растворении.

Нити падали постоянным потоком, замерзая насмерть в снегу. Постоянный поток, без клубков, без «окон».

«Крайгат' говорит, мы перегруппировываемся на другую наблюдательную точку».

«Понял».

Как ни странно, К'вину даже перемещаться отсюда не хотелось, хотя Нити не могли причинить никакого вреда заснеженным горным склонам, и не было смысла тратить силы и огонь здесь. Но это воспринималось как бегство.

Чарант' передал приказ и унес их в Промежуток.

На новой позиции воздух был ощутимо теплее. К'вин стал растирать нос и щеки, чтобы к ним прилила кровь. Даже кончики пальцев онемели от холода.

На востоке забрезжил неверный рассвет, Алая Звезда медленно меркла в сереющих небесах. И Нити внезапно приобрели куда более зловещий вид. Все новые драконы выдыхали пламя, и он велел Чарант'у передать, чтобы они берегли дыхание.

Внезапно ожидание стало невыносимым. Ведь они так долго ждали! Двести лет! Когда же они начнут действовать?

Но Нити падали на снег, и К'вин был достаточно близко к фронту, чтобы видеть дыры, которые они проделывали в снегу.

«МАРШ!» — услышал в голове К'вин приказ Крайгат'а. Чарант' взревел, из его пасти вырвалось пламя, и он, мощно ударив крыльями, рванулся вперед. К'вин вцепился в ремень, лихорадочно нащупывая завязки мешка с огненным камнем, закрепленного на шее дракона, и как можно сильнее стиснул коленями шею бронзового. Поднял правую руку и дал сигнал, чтобы все всадники, которые могли не расслышать приказ Крайгат'а сквозь рев драконов в небесах, поняли, что делать.

Они летели в полном порядке. Телгарское крыло было вторым и чуть отставало от верхних крыльев Плоскогорья. Между двумя крыльями было достаточное расстояние, чтобы пламя драконов, державшихся выше, не мешало другим. К тому же это предоставляло простор для маневра. Каждый Вейр натаскивал своих всадников в этой тактике, пока у них не вырабатывалась инстинктивная привычка держаться на назначенном им уровне.

Когда Чарант' спалил падающую Нить, для обоих напарников это стало потрясающим экспериментом. Чарант' великолепно удерживал пламя, пока они прорывались сквозь фронт, и вот они уже вывернулись из-под волны и развернулись. К'вин оглянулся на свое крыло и увидел, что все его всадники тоже одновременно разворачиваются — долгие часы, долгие годы тренировок проявились в этом блистательном маневре. У него сердце из груди рвалось от гордости. Под ним и над ним так-же разворачивались крылья, выжигая оставшиеся сгустки Нитей. И еще. И еще.

«Меранат'а и остальные здесь», — сказал Чарант', опуская голову, чтобы посмотреть вниз.

«Да? Поворачивай». К'вин посмотрел вниз и увидел ни с чем не сравнимый клин из золотистых тел, занимавший боевую позицию в самом низу, вспышки огнеметного огня, которым всадницы выжигали отдельные Нити, избежавшие пламени крыльев на более высоких уровнях.

«Меранат'а хорошо летит?»

«Великолепно», — гордо ответил Чарант'.

«Передай крыльям, что пора произвести первую замену», — сказал К'вин. Он обернулся всем телом, чтобы посмотреть на выполнение маневра, высоко поднял правую руку, окидывая взглядом телгарские крылья. Резко опустил руку и насчитал девять-десять драконов, еще выдыхающих пламя. Затем и они ушли. Он досчитал до пяти — и вдруг весь его отряд-оказался прямо за ним. Он высоко поднял руку, показывая, что видит их. Ему только на это и хватило времени, поскольку стена падающих Нитей оказалась на расстоянии выброса пламени, и Чарант' извергнул из пасти огонь. Пока К'вин не видел ни малейшего изъяна в действиях телгарских крыльев.

Казалось, прошло всего ничего, а мешки с огненным камнем уже опустели. Чарант' просил еще. К'вин с удивлением заметил, что уже настал день — косые лучи солнца ударили ему прямо в глаза, когда они повернули на восток. Надо будет использовать летные очки с темными стеклами.

3'гал и синий Тракат' пошли на снижение, скользнули прямо над головой у К'вина, и 3'гал сбросил на шею Чарант'а новые мешки. К'вин потянул за веревку и увидел, как Тракат' вильнул в сторону и поднырнул под брюхо Чарант'а, умело поймал пустые мешки и тут же исчез в Промежутке.

«Передай Тракат'у, что он молодец», — сказал К'вин.

Сейчас они были над самым северным краем Бендена, над пастбищами, лесами и маленькими фермерскими холдами. Теперь четкость действий и полное уничтожение Нитей стали жизненно необходимыми. Королевское крыло было сейчас более заметно — золотое на темно-зеленом или коричневом фоне полей, еще не покрывшихся зелеными весенними всходами.

Снова надо было наполнить мешки. Он приказал крылу произвести вторую смену и лишь тогда понял, что начинает уставать.

«С тобой все в порядке, Чарант'?»

«Огонь выдыхаю хорошо. Крылья сильные. Мы вместе. Какие могут быть сложности?»

Спокойный, сильный голос бронзового дракона был подобен глотку освежающего напитка. Да, они вместе и делают дело, ради которого были рождены, ради которого люди отдавали им лучшее.

«Меранат'а говорит, мы уже над Битра-холдом».

Они снова повернули к западу, готовясь ко второму заходу. К'вин заметил наконец, что Нити вроде бы стали падать реже, в стене фронта появились прорехи.

«Неужто волна кончается?»

К'вин не понял, доволен Чарант' или удивлен. Или разочарован. Сам он испытывал огромное облегчение. Он выдержал последний экзамен на предводителя Вейра.

Они еще раз зашли на восток, но больше в небесах Нитей не было. Всадники радостно поздравляли друг друга, и все вокруг К'вина ликующе махали руками.

«Мы сядем на землю возле Битра-холда на случай, если какие-нибудь Нити удрали от нас и зарылись в землю, — сказал К'вин Чарант'у. — Скажи крыльям, что они великолепно справились. Все, кроме Ж'дара, могут возвращаться. Он будет вместе с нами ждать отбоя. М'шаллу будет приятно дать нам эту команду. Раненые есть?»

Это было традиционным вопросом предводителя Вейра, хотя во время Падения к нему и так постоянно приходили донесения, чтобы он по ходу дела мог заменить одного всадника другим.

«Только мелкие ожоги от обуглившихся остатков Ничего такого, о чем нужно было бы тебе докладывать»

К'вин не обрадовался, что ему этого не сказали, но он мог понять нежелание любого всадника быть отстраненным от дела из-за каких-то пустяковых ожогов. Теперь он заметил несколько черных пятнышек на собственной летной форме, но до кожи ее не прожгло. Если бы каждое Падение было таким безопасным! А вдруг телгарцы во время следующего Падения начнут геройствовать? Придется как следует промыть мозги всему Вейру, чтобы не были чересчур уверены в том, что опасность их не затронет.

Сегодня королевское крыло присоединится к командирам крыльев в Битра-холде, хотя обычно они оставались в воздухе, помогая наземным командам.

Зулайя бросилась к К'вину сразу же, как только он ступил на землю, обняла и горячо расцеловала.

— Мы справились! Справились!

— На сей раз — да, — крепко обнял ее К'вин. Он был почти благодарен П'теро за то, что тот его так разозлил. Это помогло ему наладить наконец отношения с Зулайей. Как она смотрит на него, как прикасается к нему… да, теперь они настоящие супруги.

М'шалл хлопал всадников по плечам, благодаря каждого из предводителей за участие в этом почти благополучном сражении с Нитями, и широкая улыбка не сходила с его лица.

— Я бы сказал, Падение было стандартным, — зловещим тоном сказал С'нан.

— Откуда нам знать? — спросил Г'дон.

— А из записей, друг мой, из записей, — мрачно зыркнул на него С'нан. — Именно так Шон описывал Падение номер триста двадцать пять в записи от пятьдесят девятого года после высадки.

— Номер триста двадцать пять? — спросил Б'нуррин, весело сверкая глазами. — Мне-то лично показалось, что это больше похоже на Падение номер четыреста девяносто девять в шестидесятом.

— Б'нуррин! — М'шалл поднял брови, намекая молодому неугомонному предводителю Айген-Вейра, чтобы тот перестал подкалывать С'нана.

— Слишком легко мы отделались, — сказал Д'миэль из Исты, качая головой. — Я хотел сказать, что мы все были на высоте. Лично я ожидал куда худшего…

— А разве неприятно в данном случае разочароваться? — сказал К'вин, но в душе согласился с Д'миэлем. Все прошло уж слишком гладко.

— Чушь, — отрезал Г'дон. — Мы все выставили лучших всадников. Мы несколько недель как на иголках сидели, готовясь к этому. И я не побоюсь признаться, что мандражировал, — добавил он, окидывая собравшихся взглядом. К'вину и Б'нуррину он подмигнул. Другие согласно закивали. — Потому мы были очень осторожны. А вот когда мы привыкнем к угрозе, тогда и начнем расслабляться, будем рисковать попусту, перестанем оглядываться.

Многие согласились с этим замечанием.

— Мы никогда не должны ослаблять бдительность во время Падения, — наставительно сказал С'нан. — Никогда!

— Мы все будем вдвойне бдительны во время Второго Падения к югу от Бендена и Керуна, — тихо сказала Зулайя К'вину.

— Хорошо. Я доволен действиями крыльев. Мало прорвалось, — повторил он. — Между верхними крыльями и королевским проскользнули только четыре Нити, Да и те на земле прикончили очень быстро. Спасибо Вергерину…

Лорд-холдер Битры приказал угостить искристым вином Хегмона всех собравшихся во дворе.

— Представь себе, что могло бы случиться, будь тут по-прежнему Чокин! — сказала Ирена, чокаясь с Вергерином.

— А зачем думать о том, что могло бы быть? — спросила Лора из Иста-Вейра, рассмеявшись от облегчения

— В частности, мы не пили бы такого прекрасного шампанского, — ответила Ирена. — Вот это уж точно!

— Откуда вы взяли это вино, Вергерин? — спросил Г'дон, любовно глядя в бокал.

— Можно сказать, мы с Хегмоном старые приятели, — весело улыбнулся Вергерин.

— Какие-нибудь крылья понесли потери? — спросил М'шалл, помрачнев.

— Только вот такие легкие ожоги, как на моей куртке, — сказал К'вин. То же самое сказали и остальные предводители.

— Ну, нам чрезвычайно повезло, если этим дело и закончилось. Хотя мне страшно подумать, каким беспечным может оказаться рядовой всадник, — сказал М'шалл. — Придется не спускать с них глаз.

— И не спускать их с драконов, — ответила его супруга.

— Взглянем с другой стороны, — сказал Б'нуррин, улыбаясь до ушей. — Осталось всего шесть тысяч шестьсот сорок девять волн, ни больше ни меньше — и все прекратится на следующие две сотни лет.

На мгновение повисла полная тишина, пока все переваривали сказанное, а Б'нуррин быстренько смылся, пока его соратники не надавали ему по шее.

— Прохождение началось, — тихо сказал К'вин Зулайе, гордо стоявшей рядом с ним, — и нам еще не раз предстоит встретить врага.

— Какое время… жить да жить!

— И летать на драконах!

Так началось на Перне Второе Прохождение Нитей.