Иантайн попросил, чтобы в следующий солнечный денек ему позволили еще раз посидеть на воздухе. Потому он оказался в чаше кратера, когда прибыли странствующие торговцы. Все жители пещер высыпали им навстречу. Иантайн лихорадочно зарисовывал большие пыльные телеги, запряженные огромными быками, специально выведенными для такой работы. Они были одним из последних биоинженерных достижений Цветка Ветра, чья гениальная прабабка вывела драконов Перна.

Иантайн с детства любил бродячих торговцев и помнил те звездные часы, когда бенденские караваны заходили в их отдаленный овцеводческий холд. Особенно запомнился ему вкус леденцов с ароматом фруктов, которые в изобилии росли в Нерате, — торговцы раздавали их горстями. Однажды у них был вкус свежего лимона, и леденцы эти доставили несказанное удовольствие ему и его братьям и сестрам.

В далеком холде приход торговцев был почти таким же событием, как Встреча. К удивлению Иантайна, жители Вейра тоже очень обрадовались. Несмотря на то что дракон мог доставить всадников куда угодно, приезд торговцев был даже интереснее, чем приход караванов с десятиной. (Десятинные караваны — совсем другoе дело, поскольку все должны были внести свою лепту в подготовку запасов для Вейра.) А торговцы приносили новости из всех холдов и цехов, которые попадались им по пути. Иантайн заметил, что людей, которые просто стояли и разговаривали, примерно столько же сколько тех, кто рассматривал товары в палатках, разбитых торговцами Лилиенкампа. Из кухонных пещер притащили столы и стулья, на столы выставили кла и свежевыпеченный хлеб и булочки.

Леополь, все время крутившийся рядом с Иантайном, принес ему поесть и присел на корточки, чтобы пересказать ему новости, принесенные торговцами.

— Они построили по всей дороге крытые стоянки, — говорил он, жуя сладкую булочку, — поскольку не хотят прекращать торговлю даже во время Прохождения. Но они готовятся. Половина из того, что они сейчас возят с собой в фургонах, — материалы для безопасных убежищ. Конечно, они могут по дороге укрываться в пещерах, но под открытым небом уже ночевать нельзя. Это, конечно, ограничит их передвижение, — широко улыбнулся мальчик. — Но что есть, то есть. Видишь, — он ткнул перемазанным в меду пальцем в группу мужчин и женщин, собравшихся вокруг предводителей Вейров. Все они склонились над картой, разложенной на столе. — Они отмечают места, где их можно будет найти, если их вдруг застигнут Нити.

— А кто торгует с Битрой? — с иронией спросил Иантайн.

Леополь фыркнул.

— Никто в здравом рассудке туда не сунется. Особенно теперь. Ты разве не слышал, что Чокин закрыл границы, чтобы у него народ не разбежался? Ты разве не знаешь, что Чокин не верит в Нити? — У мальчика аж зрачки расширились от ужаса. — И что он так и не предупредил своих холдеров?

— Ну меня сложилось такое впечатление, когда я там был, — сказал Иантайн, — скорее по тому, о чем не говорилось и чего не делалось. То есть если цех Домэза запасал еду и всякие материалы на случай Падения, то в Битре много говорили о ставках и выигрышах, но ни словао Нитях.

— Они что, заманили тебя в игру? — Судя по лицу Леополя, он ждал положительного ответа.

Иантайн покачал головой и усмехнулся своему жадному слушателю.

— Во-первых, меня предупредили. Ведь всех предупреждали насчет битранцев на Встречах. Кроме того, я не мог себе позволить проиграть хотя бы одну марку.

— Иначе ты потерял бы свое вознаграждение честным путем, — пробормотал Леополь, все еще глядя на него круглыми глазами и размышляя об опасности, которой сумел избежать Иантайн.

— Я бы сказал, что Чокин не в те игры играет, если он думает, что Нити не будут падать. Если он считает, будто их нет, — сказал Иантайн. — Наверное, укрытия у них здоровенные, — добавил он, показывая на массивных животных, которых вели на водопой к озеру.

Или эти крупные животные привыкли к дракончикам, или просто были настолько флегматичны, что им было все равно. Однако дракончики за свою краткую жизнь их никогда прежде не видели, а потому встревожились при виде здоровенных тягловых животных и запищали от страха. Взрослые драконы, дремавшие на бледном зимнем солнце на своих лежбищах, проснулись, чтобы посмотреть, что стряслось. Иантайн улыбнулся. Он быстро сделал набросок в углу листа. При той скорости, с которой он работал, он практически извел даже этот щедрый запас бумаги.

—Ну, им приходится использовать листовые укрытия, насколько я знаю, — сказал Леополь. — Сам знаешь, Вейры им помогают, поскольку Лилиенкампа приходится идти до нас окольным путем.

Иантайн даже и не думал о системе снабжения, которая требуется для обслуживания Вейров и их драконов Он всегда считал, что драконам и всадникам хватает десятины, но теперь он проникся глубоким уважением к тому, как было организовано управление таким сложным объектом, как Вейр. В отличие от Битры все в Вейре радостно брались за любую задачу, которую перед ними ставили, и гордились участием в работе. Все помогали всем, и все казались счастливыми.

Честно говоря, Иантайн лишь недавно осознал, насколько радостным и беззаботным было его детство. Годы учения в Колледже были приятны и плодотворны, его ученичество в цеху Домэза протекало ровно, лишь порой случались взлеты и падения, когда он старался довести до совершенства новую технику и понять секреты Искусства.

Битра-холд открыл ему глаза. Вейр тоже, но — на светлую сторону жизни. Иантайн мрачно заметил, что для того, чтобы понять, что такое хорошо, надо познать, что такое плохо. Он криво усмехнулся про себя, заканчивая набросок предводителей Вейра, увлеченных разговором с главами каравана Лилиенкампов.

Лилиенкампы были первым родом странствующих торговцев, перевозивших товары и доставлявших не очень срочные сообщения от одного изолированного холда к другому. Лилиенкамп был одним из самых выдающихся Первых Поселенцев. Иантайн вспомнил, что его портрет находится на фресках в Форт-холде, среди портретов первых Составителей Хартии. Невысокий человек с черными волосами и острым взглядом, с портфелем на поясе. В его нагрудном кармане — Иантайн то конечно, заметил — виднелись какие-то письменные принадлежности, а за ухом торчал карандаш. Это показалось Иантайну логичным и удобным, поэтому он и сам завел такую привычку.

Он повнимательнее присмотрелся к лидерам каравана. Да, У одного из них вроде бы торчал за ухом карандаш, а на поясе висел пустой планшет. Наверное, как раз в нем хранился тот блокнот, что сейчас лежал на столе.

Но даже при таких предосторожностях смогут ли торговцы продолжать свое дело в течение пятидесяти опасных лет Прохождения? Одно дело — планировать, другое дело, как только сейчас осознал Иантайн, — эти планы осуществлять. Переправлять товары из цехов в холды будет довольно трудно, особенно когда драконы будут полностью заняты борьбой с Нитями.Их нельзя будет отвлекать на обычные дела. В конце концов драконы — не транспортное средство. Они были выведены для защиты, а перевозкой людей и грузов они занимались лишь во время Интервала.

«Интересно, а нет ли у них в фургонах бумаги?» — подумал Иантайн. Хотя у него в кармане нет и четверти марки, но, может, они возьмут в уплату пару набросков?

Быстро, как только мог, он набросал на последнем чистом листе коллаж: вот караван въезжает в чашу Вейра, вот люди бегут ему навстречу, вот выставляются напоказ товары, заключаются сделки, а в центре руководители каравана обсуждают проблемы укрытий с предводителями Вейра. Он критически посмотрел на рисунок с расстояния вытянутой руки.

— Замечательно, — послышался сзади голос захваченный врасплох, обернулся. — Ты в мгновение ока нарисовал все это!

Ему застенчиво улыбалась зеленая всадница, глядя на него почти с восхищением. Ее дракон сидел рядом с ней Леополь показал ему эту молоденькую всадницу и рассказал об обстоятельствах ее появления на Рождении.

— Дебра? — спросил он, вспомнив имя. Она разинула рот, в страхе попятилась от него. Ее дракончик сразу же подобрался, глаза его в тревоге завращались быстрее. — Ой, извини, я не хотел…

— Спокойно, Морат'а, он не хочет ничего плохого, — сказала она и успокаивающе улыбнулась ему. — Я просто удивилась, что вы помните мое имя…

— Леополь, — Иантайн указал карандашом на мальчика, который яростно торговался с продавцом примерно своего возраста, — рассказывал мне обо всем, что происходило в Вейре, пока я болел.

— Тогда понятно, — облегченно вздохнула Дебра и даже улыбнулась. — Я его знаю. Он всякой бочке затычка. Но парень добрый, — торопливо добавила она, глянув на Иантайна. — Леополь мне рассказывал, что и вам здорово досталось. — Затем она кивнула на набросок. — Вы так быстро и так здорово сделали этот рисунок. Прямо слышишь, как они торгуются! — добавила она, показав на торговца с открытым ртом.

Иантайн критически посмотрел на рисунок.

— Ну, скорость не самое главное, когда хочешь сделать хорошую работу. — Он умело добавил складок на одежде главы торговцев, подчеркнув выпирающее брюшко над поясом. — Посмотрим, понравится ли рисунок самим персонажам.

Он с изумлением услышал в своем голосе нервную дрожь. Она настороженно посмотрела на него.

— Если вы так рисуете второпях, — сказала она, — то хотела бы я посмотреть на работу, которую вы сделаете с чувством.

Он не мог устоять и перевернул несколько листов, чтобы показать ей набросок, на котором она натирала Морат'у маслом.

— О, а я и не заметила, как вы меня рисовали… — Она потянулась было к рисунку, но он перевернул еще несколько листов и показал ей рисунок, на котором она и Морат'а слушали Т'дама. Одной рукой она обнимала Морат'у за шею, и ему показалось, что он сумел уловить интимную связь, которая проскальзывала в этом объятии.

— О, это просто замечательно!

Иантайн с изумлением увидел в ее глазах слезы. Она во внезапном порыве схватила его за руку, не отрывая взгляда от рисунка и мешая ему перевернуть страницу.

— Как вы…

— Тебе нравится?

— О, да! — Она выпустила его руку и сцепила руки за спиной, густо покраснев. — Да… — и закусила губу, нервно покачиваясь.

— В чем дело?

Она растерянно хохотнула.

— У меня даже марки нет…

Он вырвал лист из альбома и протянул ей.

— Ой, нет, я не могу! Не могу… — Она попятилась, хотя по ее глазам Иантайн видел, как ей страстно хочется завладеть этим рисунком.

— Почему нет? — Он сунул рисунок ей в руки. — Прошу тебя, Дебра! Я должен был восстановить прежнюю лодвижность рук после холода, и это всего лишь тренировочный набросок.

Она тревожно глянула на него снизу вверх, в ее милых зеленых глазах промелькнул страх.

— Тебе надо его взять, чтобы помнить, какой была Морат'а в этом возрасте.

Она расцепила руки и потянулась к листку.

— Ты очень добр, Иантайн, — пробормотала она, беря рисунок кончиками пальцев, словно боялась его запачкать. — Но мне нечем заплатить…

— Есть чем, — быстро ответил он, охваченный внезапным озарением, и показал ей на торговцев, все еще стоявших у стола. — Ты можешь помочь мне выторговать еще один альбом у торговцев в обмен на вот эту зарисовку, где я их запечатлел.

— Ах,но…

Она бросила короткий испуганный взгляд на торговцев, затем, вдруг переменив мнение, встряхнулась, погладила дракончика по голове, словно ища поддержки. Зеленая повернулась к ней, и глаза Дебры на мгновение «поплыли». Иантайн замечал такое за всадниками, когда они разговаривали с драконами. Затем она вздохнула и решительно посмотрела на Иантайна.

— Я буду рада замолвить за тебя доброе слово перед мастером Джолом. Он, кстати, кузен моей покойной матери.

— Он сейчас там? — возбужденно спросил Иантайн. — Ну, посмотрим, помогает ли родство в торговле.

— Конечно, я ничего не обещаю, — чистосердечно призналась она, когда они шли к группе торговцев. Ей было трудно держать набросок так, чтобы ветер не трепал его. — Ой.

— Да ты его сверни, — предложил Иантайн. — Хочешь, сам сверну?

— Нет, спасибо, я сама. — Она свернула рисунок в трубочку, туже, чем сделал бы он сам.

Когда они подошли, разговор уже кончился и все начали расходиться.

— Мастер Джол? — спросила Дебра слегка хриплым и не очень громким голоском. — Мастер Джол, — повторила она чуть потверже. Иантайн подумал, что она боится, что торговец вовсе не узнает ее.

— Дебра? — отозвался торговец и посмотрел на нее так словно не верил своим глазам. Затем на лице его расплылась широкая улыбка, и он быстро шагнул к ней, раскрыв руки. Дебра даже оробела от такого радушного приема. — Дорогая моя, я слышал, что ты запечатлила дракона?

Иантайн тихонько подтолкнул ее вперед.

— Да, это Морат'а, — с внезапной гордостью и уверенностью сказала она. Дракон и всадница обменялись одним из тех теплых взглядов, которые Иантайн находил невероятно трогательными.

— Ну-ну, поздравляю тебя, малышка Морат'а, — сказал он, церемонно поклонившись дракончику, который быстро завращал глазами.

Дебра ласково погладила ее.

— Мастер Джол — двоюродный брат моей матери, — объяснила она Морат'е.

— И твой родич, малышка, — напомнил ей Джол. — И я очень горжусь родством с всадницей. Ты так похожа на свою мать… Ты это знаешь?

Иантайн увидел, как сразу же поникла Дебра.

— Ах, я не хотел тебя огорчить, дитя мое, — внезапно испугался Джол. — Как бы она была рада увидеть тебя… — Он замолчал, прокашливаясь, и Иантайн понял, что торговец поспешно подбирает слова, — увидеть, что ты всадница…

— И что отец уже ничего не может мне сделать, — с горькой насмешкой сказала Дебра. — Ты уже слышал, Мастер Джол?

— О, да, — еще шире улыбнулся Джол, и в глазах его промелькнуло злорадство. — Я был просто счастлив услышать об этом, честное слово! Ну, так что я могу тебя сделать? Одежда для Встречи, хорошие прошитые сапоги… насколько я знаю твоего папашу, у тебя с собой только то, что было на тебе?

Такой прямой разговор мгновенно выбил Дебру из состояния равновесия, но дракончик ласково прижался к ее ногам.

— В Вейре мне дали все, что нужно, мастер Джол, — сказала она со спокойным достоинством.

— Мастер? Я что, не кузен тебе, малышка? — сделанной суровостью сказал Джол.

Она снова улыбнулась.

— Кузен. Спасибо за предложение, но если бы я могла попросить…

— И чего же?

Дебра показала ему лист с зарисовками.

— Это Иантайн меня нарисовал, а еще у него есть наброски с вами… — Иантайн тут же открыл альбом на нужной странице. — Только у Иантайна альбом кончился и ни клочка бумаги не осталось…

Мастер Джол взял альбом, сразу же снова став торговцем, который привык все оценивать. Но ему хватило одного взгляда на рисунок, чтобы более пристально посмотреть на художника.

— Иантайн, говоришь? — Когда и Иантайн, и Дебра кивнули, его крупный рот дрогнул в усмешке. — Теперь вспомнил. Ты тот самый парень, который умудрился уйти от Чокина живым. — Джол протянул Иантайну руку. — Отлично, парень. Слышал я о твоих приключениях. — Он одобрительно подмигнул. — На то мы торговцы, чтобы все слышать и уметь отделять правду от вымысла.

Затем он снова вернулся к наброскам, тщательно рассматривая каждый и кивая при переходе от одного рисунка к другому. Восхищенно вздохнул, увидев на рисунке себя с карандашом за ухом.

— Ты меня прямо как живого нарисовал, с этим карандашом, и все такое. — Он потрогал карандаш, чтобы удостовериться, что он по-прежнему на месте. — Можно? — вежливо спросил он, желая посмотреть и остальные рисунки.

— Конечно, — столь же вежливо кивнул в ответ Иантайн. При этом он пошатнулся и чуть не упал.

— Эй, парень, я знаю, что ты не так давно оправился от всех своих бед, — сказал Джол, быстро подхватывая его. — Давай-ка сядем, и я как следует посмотрю, что в этом альбомчике хорошего.

Невзирая на протесты Иантайна, Джол подвел его к столу, от которого только что отошел, и усадил на стул. Дебра и Морат'а пошли следом, и Дебре очень нравилось, как повернулось дело.

Джол просмотрел альбом не менее тщательно, чем это сделал бы мастер Домэз, примечая знакомых людей из Вейра, все время улыбаясь и кивая.

— И что же ты просишь, художник Иантайн?

— Прежде всего бумаги, — робко начал Иантайн. Джол кивнул.

— Думаю, у меня найдется альбом такого же качества, но поменьше. Время от времени я их привожу для Вайна. Я могу, конечно, достать листы и побольше…

— Может, меня уже не будет в Вейре к вашему следующему приезду…

Мастер Джол только отмахнулся.

— У меня есть запасы в Телгар-холде, и я доставлю то, что тебе нужно, через день-два. — Он задумчиво посмотрел на Иантайна. — А так быстро ты отсюда не уедешь, это уж я точно тебе скажу. — Он достал карандаш из-за уха и блокнот из поясной сумки. — Итак как цена, художник Иантайн?

— А…

— Он хотел бы нарисовать всех всадников и драконов Вейра, — сказал Леополь, который незаметно подобрался поближе и все слышал.

— Так, значит, у тебя уже куча заказов? — одобрительно сказал мастер Джол, нацеливаясь карандашом на чистый листок.

—Ну, не совсем, понимаете ли… — заикаясь, забормотал Иантайн.

— Про три я уже знаю, — сказал Леополь. — П'теро для М'ленга… и предводители Вейра.

Иантайн чуть не откусил Леополю нос.

— Предводители — другое дело. Я напишу их маслом, а наброски — это в благодарность тем, кто был так добр ко мне.

— Писать портреты для всего Вейра — это дело серьезное, — нацарапал что-то мастер Джол. — Тебе понадобится куча бумаги и много карандашей. Или ты предпочитаешь тушь? У меня есть тушь очень хорошего качества. Не выцветет и не расплывется. — Он выжидающе посмотрел на Иантайна.

— Но у меня только этот рисунок на обмен…

— Парень, считай, что Джол из каравана Лилиенкампов открыл для тебя кредит, — тепло ответил Джол, прикасаясь карандашом к плечу Иантайна и чуть толкая его. — Я тебе не Чокин, понимаешь ли. Уж точно не Чокин, ни в чем и ни капельки. — И он расхохотался так заразительно, что Иантайн невольно улыбнулся. — Итак, давай-ка конкретную заявку. Но чтобы облегчить тебе душу, я скажу, — он показал на набросок, — что если ты выполнишь это в акварели, я дам две марки. О, и еще мне нравится вот этот, где Т'дам читает лекцию, — добавил он, переворачивая страницу. — Это показывает всадников не только на драконах в небесах. За это полторы марки…

— Но… но… — забормотал Иантайн, пытаясь собраться с мыслями и сообразить, что же ему все-таки нужно. Дебра смотрела на него, улыбаясь до ушей, и ее дракончик тоже, казалось, улыбался. — У меня нет акварели… — начал было он.

— А у меня как раз есть, потому я и предложил, — снова расцвел Джол. — Нет, эта встреча — просто истинная удача! — кивнул он, улыбаясь и Дебре. — А это, — он коснулся рисунка уже как собственник, — если раскрасить да под стекло положить, будет прекрасно смотреться в моем передвижном кабинете. Как бы сказали предки, прямо-таки реклама.

— Мастер Джол? — позвал кто-то из фургонов. — Можно на минутку?

— Сейчас вернусь, парень, подожди. И ты, Дебра. Я с вами еще не закончил.

Иантайн и Дебра обменялись ошеломленными взглядами. А Джол, на ходу засовывая за ухо карандаш и закрывая блокнот, зашагал прочь, чтобы выяснить, зачем он там понадобился.

— Не верю, — покачал головой Иантайн, чувствуя себя усталым и выжатым как лимон.

— Тебе плохо? — наклонилась к нему Дебра.

— Я просто в нокауте, — сказал Иантайн, припомнив любимое выражение отца. — В нокауте.

Дебра понимающе усмехнулась.

— Думаю, я тоже. Я и не ожидала…

— И я тоже.

— Почему? Ты не доверяешь торговцам? — слегка обиженно сказал Леополь.

Иантайн слабо хохотнул.

— Да нет, торговцам можно верить, только вот я неожидал такой щедрости.

— Ты сколько проторчал в Битре? — язвительно осведомилась Дебра, смерив его долгим взглядом.

— Достаточно, — усмехнулся в ответ Иантайн, — чтобы усвоить новое значение слова «удовлетворительно».

Дебра слегка нахмурилась.

— Не бери в голову, — сказал он, тряхнув головой и погладив ее по руке. — Огромное тебе спасибо за то что познакомила меня со своим кузеном.

— Как только он увидел твой рисунок, я была уже не нужна, — заметила она почти робко.

— Думаю, тебе понадобится вот это, — послышался чей-то баритон.

Всадница и художник изумленно обернулись и увидели торговца, который выложил на стол охапку товаров — два альбома, один чуть побольше другого, коробочку, в которой была полная бутылочка туши, связку перьевых ручек и карандашей.

— Специальная доставка. — С этими словами он ухмыльнулся, повернулся на месте и пошел обратно.

— Мастер Джол гордится тем, что быстро выполняет заказы, — расплылся в улыбке Леополь.

— Ну! Теперь у тебя все есть! — сказала Дебра.

— Да, — словно вознося молитву, ответил Иантайн.