Приключения Гомера Прайса

Макклоски Роберт

ГОВОРИТ ГЕРОЙ КНИГИ...

Привет!

Меня зовут Гомер Прайс. Я живу в небольшом городке Сентерберге, штат Огайо. И почему-то всегда у нас происходят разные удивительные вещи... А я почему-то всегда бываю в них замешан.

Вот, например, один раз мы, то есть мой ручной скунс по кличке Аромат и я, помогли изловить грабителей... А в другой раз я чинил пончиковый автомат дядюшки Одиссея, потом включил... И такое началось! Сумасшедшая машина ни за что не хотела остановиться!..

А еще как-то человек по имени Супер-Дупер...

Да что я, всю книжку рассказать собрался?! Загляните-ка в нее и сами все узнаете.

Итак, до встречи на страницах книги.

Гомер.

Рисунки Е. Медведева. 

 

 

Глава 1. "ЗУДЁСНЫЙ ЧАПАХ".

В двух милях от городка Сентерберга, штат Огайо, на развилке дорог № 56 и 56-а, живет мальчишка по имени Гомер. Отец Гомера - владелец небольшого кемпинга для автотуристов, помощницей у него мать Гомера. Целыми днями жарит она цыплят, отваривает сосиски и прибирает туристские домики, пока отец заправляет машины бензином или моет их.

Гомер тоже редко остается без дела: он протирает ветровые стекла, а иногда подметает комнаты или помогает матери накормить проезжающих.

Когда Гомер не в школе, не помогает по хозяйству и не играет во что-нибудь с друзьями, тогда он занимается своим любимым делом: собирает радиоприемник. В одном из углов комнаты у него целая мастерская, и немало вечеров корпит он там над своими схемами.

Перед сном он обычно спускается в кухню выпить стакан молока с печеньем, потому что ничто так не возбуждает аппетита как сборка радиоприемников. И всегда в это время у ног Гомера появляется кот по имени Тебби и тоже тянется к молоку.

Однажды вечером, как всегда, Гомер скатился по перилам лестницы на кухню, открыл дверцу холодильника, взял бутылку и налил молока - в блюдце для Тебби и в стакан для себя. Потом поставил бутылку обратно и окинул взглядом внутренность холодильника: нет ли там чего интересного и на других полках? В это время послышались легкие шаги, что-то мягкое задело Гомера по ногам, и он наклонился, чтобы погладить Тебби... Но это оказался не Тебби!..

Молоко лакал совсем не кот, а самый настоящий скунс!

Гомер чуть-чуть перепугался от неожиданности, но не сделал ни одного резкого движения, потому что вспомнил про то, что читал в книжках. Ведь скунсы, или, как их еще называют, вонючки, когда разозлятся, издают такой запах, что не обрадуешься! От этого запаха не то что человек, любой зверь сбежит!.. Но если скунса не трогать, он ведет себя вполне дружелюбно.

Пока неожиданный пришелец с аппетитом допивал чужое молоко, Гомеру пришла в голову интересная мысль - приручить его. Потому что в тех же книжках Гомер читал, что скунса очень легко приручить. Если, конечно, с ним хорошо обращаться.

Гомер даже имя уже придумал для своего нового питомца - "Аромат".

Приняв это решение, он налил еще молока скунсу, а заодно и себе.

Аромат вылакал и второе блюдце, облизал мордочку и спокойно двинулся к выходу.

Гомер осторожно пошел следом и обнаружил, что живет Аромат у них под домом, прямо под окном его комнаты.

Несколько дней Гомер обдумывал, как же все-таки приручить Аромата. Он совсем не был уверен, что мама очень обрадуется, когда узнает, что у них в доме завелся скунс. Поэтому в конце концов он решил, что раз уж Аромат давно живет у них под домом и никто об этом не знает, пусть оно так и продолжается.

Каждый вечер, когда никто не видел, он относил Аромату блюдечко с молоком, и не прошло и нескольких недель, как скунс привязался к Гомеру словно щенок. И тогда Гомеру захотелось, чтобы Аромат совсем переселился к нему. Разве плохо, если зверек будет рядом, когда он возится со своим приемником?..

Гомер взял старую корзинку, привязал к ее ручке веревку и получился лифт. Потом он опустил корзинку из окна и начал постепенно приучать Аромата по свистку забираться в корзину.

И наступила минута, когда Гомер потянул за веревку, корзина поднялась вверх, а с нею и Аромат, который таким образом очутился в комнате у Гомера. Находясь в гостях. Аромат большую часть времени спал в маленьком чемодане из-под инструмента. Гомер же усиленно трудился у стола над своим радиоприемником.

В один из вечеров Гомер сказал:

- Ну вот. Еще один проводок припаять - и все. Приемник готов. Поставлю новые лампы - и можно пробовать...

Аромат приоткрыл один глаз, но больше ничем не проявил своего интереса, даже когда приемник действительно заработал - и совсем неплохо - и когда голос диктора произнес:

"...Еще сообщаем, что Н. В. Блотт из Сентерберга стал обладателем главного приза - две тысячи долларов - в конкурсе на лучшую рекламу "Крем для бритья фирмы Дреггз".

- Ой, я знаю этого Блотта! - сказал Гомер. - Он живет недалеко от дядюшки Одиссея.

Аромат оставался безучастным даже в тот момент, когда диктор объявил, что на следующей неделе будет транслироваться специальная программа прямо из Сентерберга - вручение победителю двух тысяч долларов и двенадцати бутылок с кремом для бритья за лучшую рекламу этого самого крема. Награду вручит лично мистер Дреггз...

- Слышишь, Аромат? - сказал Гомер. - Передача из нашего Сентерберга. Надо обязательно поехать и посмотреть!..

День радиопередачи наступил, и Гомер отправился в город на велосипеде. Он был на центральной площади чуть ли не раньше всех и сумел выбрать удобное место неподалеку от звукооператора, откуда уж непременно будет все видно и слышно.

Сначала мистер Дреггз произнес речь о том, что мистер Н.В.Блотт своей прекрасной рекламой сделал значительный вклад в будущее американского бритья. Затем он зачитал эту рекламу:

Друзья, от крема для бритья В восторге все - ты, он и я!

Его наносишь тонким слоем - И чувствуешь себя героем!

И потом мистер Дреггз вручил победителю чемоданчик, как две капли воды похожий на тот, что был дома у Гомера, только в этом лежали две тысячи долларов и двенадцать бутылок крема для бритья - того самого, от которого "чувствуешь себя героем".

Н. В. Блотт проговорил несколько ответных слов перед микрофоном, и передача закончилась. И тут вперед вышли четверо мужчин. Они сказали:

- Руки вверх!

А один из них добавил:

- Если позволите... - и выхватил из рук Н. В. Блотта чемоданчик с деньгами и кремом.

Все были поражены. Мистер Дреггз был поражен, Н. В. Блотт был поражен, диктор был поражен, звукооператор тоже. И все были страшно напуганы. А грабители скрылись раньше, чем кто-нибудь что-либо сообразил...

Они вскочили в машину, помчались по дороге № 56-а и уже исчезли из глаз, когда местный шериф воскликнул:

- Подождите, сейчас я объявлю тревогу, и мы отправимся в погоню! Я не допущу, чтобы в нашем городе безнаказанно действовали вадиороры... то есть я хотел сказать - радиоворы!..

Шериф сообщил в полицию, и вскоре несколько вооруженных человек мчались на его машине по дороге № 56-а.

Гомер еще был в городе, когда преследователи вернулись, и слышал, как шериф сказал:

- Их и след простыл! Мы обыскали обе дороги. Нигде ничего!..

В тот же вечер за ужином Гомер рассказал родителям о том, что произошло сегодня в городе. Потом он помог матери убрать посуду и отправился к себе в комнату, куда через некоторое время поднял в лифте-корзинке своего Аромата.

Наступил час последних известий. Гомер включил радио и услыхал, что "недавнее ограбление поставило полицию в тупик. След грабителей потерян. Мистер Н. В. Блотт предлагает половину выигранных денег и шесть бутылок с кремом тому, кто поможет вернуть утерянную награду".

- Аромат, слышишь? - сказал Гомер. - Если мы поймаем этих грабителей, у нас будет столько денег, что можно сделать хоть сто радиоприемников, а может, даже и телевизор.

Но все-таки он решил, вместо того чтобы понапрасну мечтать о поимке воров, просто пойти и лечь спать: ведь завтра суббота, он собирался чуть свет отправиться на рыбалку.

Он проснулся на рассвете, натянул штаны, поел наскоро овсяной каши, разыскал удочку и вышел на улицу. Здесь он тихонько свистнул, хотя это было излишним:

Аромат уже поджидал его в корзинке возле своей норы. Гомер привязал корзинку к багажнику велосипеда, и они двинулись по дороге № 56-а.

Не доезжая моста через ручей, Гомер свернул в лес. Тут он спешился, оставил велосипед и пошел вдоль берега ручья, а за ним, подняв хвост трубой, брел Аромат.

Все утро просидел Гомер над ручьем с удочкой в руках, но, увы, напрасно: рыба в этот день просто не желала клевать. Он перепробовал все лучшие, известные только самым заядлым рыбакам места - и все равно ничего!..

В обратный путь они с Ароматом отправились не извилистым берегом, а прямиком через лес, по старой, давно не езженной дороге. Не прошли они и полмили, как услышали какие-то голоса, и Гомер мог бы с уверенностью сказать, что запахло жареной грудинкой. Это показалось ему странным, потому что никто раньше не заезжал сюда и не делал остановки на этом холме. И Гомер решил разузнать, что там за люди.

Когда они с Ароматом подкрались и выглянули из-за большого валуна, то увидали четырех мужчин.

"Грабители!" - сразу мелькнуло в голове у Гомера. И действительно это были они.

На земле рядом с ними лежал раскрытый чемодан и в нем две тысячи долларов и двенадцать бутылок с кремом для бритья. Грабители только что проснулись и собирались побриться и закусить - над костром жарилась грудинка, а щеки у них были в мыльной пене.

Гомер так разволновался, увидев совсем рядом с собой настоящих грабителей, что совершенно позабыл об Аромате. А тем временем Аромат смело вылез из-за укрытия и двинулся прямо к раскрытому чемодану с деньгами!.. Ведь этот предмет был так похож на тот, в комнате у Гомера.

Аромат забрался в чемодан, свернулся клубочком на денежных пачках и моментально уснул. Грабители же, ровно ничего не заметили, потому что были заняты бритьем, и давалось им это отнюдь не легко: у них было всего лишь одно зеркало, а бриться они желали все одновременно.

- Скорей бы попробовать этот знаменитый крем, который наносишь тонким слоем - и чувствуешь себя героем, - сказал один из них.

Второй грабитель (он стоял скособочившись, потому что так удобнее было бриться, а еще оттого, что у него разыгрался радикулит после ночи в лесу) с трудом выпрямился, повернулся... и тут заметил Аромата.

- Эй, глядите! - сказал он. - Улегся на наших деньгах, как на своих. Какой наглец!

Все обернулись, увидели Аромата и очень удивились.

- Это, друзья мои, не наглец, - сказал третий грабитель, - это млекопитающее семейства куниц, отряда хищных, то есть "мефитис мефитис", в просторечии скунс, а попросту вонючка.

Гомер, который все это слышал, сразу догадался, что третий грабитель человек с образованием; должно быть, даже окончил колледж по курсу зоологии.

- А мне наплевать, - сказал менее образованный грабитель, - мефитис это или вонючка... Пусть он не валяется на наших деньгах! Не то я приготовлю из него жаркое!

И, схватив пистолет, он прицелился в Аромата.

- Я бы не делал этого на твоем месте, - сказал грабитель с высшим образованием.

- Выстрелы могут привлечь полицию, и потом, млекопитающих семейства куниц не принято убивать таким способом.

После этих слов грабители попробовали, насадив кусок грудинки на палку, выманить Аромата из чемоданчика. Но Аромат только фыркнул несколько раз, зевнул и продолжал спать.

Тогда четвертый грабитель поднял камень и сказал:

- Думаю, это его немного испугает...

Камень просвистел в воздухе и с треском влетел в чемодан. Тррах!.. Он не попал в Аромата, но зато добрая половина бутылок с кремом фирмы Дреггз разлетелась на кусочки и воздух наполнился его резким запахом... Но этот запах был ничто в сравнении с другим запахом - с тем, который испустил разозленный Аромат и от которого хотелось закрыть глаза и не дышать.

Грабители с криком разбежались кто куда, ничего почти не замечая вокруг, а Гомер, спрятавшись за стволом дуба, подозвал Аромата, и они помчались через лес к тому месту, где оставили велосипед, и весь обратный путь проделали с рекордной скоростью.

Дома была только мать. Отец уехал в дальний город за покупками и собирался вернуться лишь поздно вечером. Гомер уже хотел было рассказать матери обо всем, что сегодня видел, как вдруг она сказала:

- Что это? Кажется, запах скунса? Ты не чувствуешь? Надо сказать отцу, когда он вернется. От этих животных нужно сразу же избавляться, иначе никто не захочет останавливаться в нашем кемпинге. Кому приятно нюхать этот запах?

И тогда Гомер очень испугался за Аромата и решил ничего вообще не говорить. Ведь грабителей и так поймают. Для чего же полиция существует? Во всех книжках всегда так...

Остаток дня Гомер помогал матери отваривать сосиски для приезжих, а также выполнял обязанности заправщика на бензоколонке. В перерывах между делами он еще успевал почитать журнал для юных радиотехников и заглянуть в новый каталог марок.

Около восьми вечера, когда уже стемнело, в ворота кемпинга въехала машина, и из нее вышли четверо путешественников.

- Хотим заночевать у вас, - сказали они. - Нам нужна большая комната.

- Пожалуйста, - ответил Гомер. - Пойдемте за мной. И он проводил их к туристскому домику.

- Думаю, вам здесь будет хорошо, - сказал он, - Пожалуйста, четыре доллара задатка.

- Вот тебе пять, парень, - сказал один из путешественников. - Сдачи не надо.

Гомер поблагодарил, сунул деньги в карман и выбежал из комнаты, потому что со стороны бензоколонки слышались настойчивые сигналы - кто-то очень спешил заправиться...

Гомер уже собрался положить пятидолларовую бумажку в кассовый ящик, как вдруг ему почудился знакомый запах. Запах был смешанный... Пахло наполовину кремом - тем, который "наносишь тонким слоем", наполовину Ароматом... Откуда идет этот запах? Гомер понюхал свой рукав, пальцы, понюхал деньги. Конечно! Пахли зеленые доллары в его руке!..

Все стало ясно: эти четверо - грабители! Как он сразу не догадался?!

Теперь уже Гомер знал, что делать: он позвонит в город шерифу и все расскажет.

Гомеру было хорошо известно, где застать шерифа в это время - конечно, в сентербергской парикмахерской: там он каждый субботний вечер играет в шашки и толкует с друзьями о политике.

Но Гомер не хотел тревожить мать; поэтому подождал, пока она вышла из дома отнести кому-то из постояльцев второе одеяло, и только тогда схватил телефонную трубку.

- Алло, - сказал Гомер, когда шерифа наконец подозвали к телефону. Эти грабители остановились на ночь в нашем кемпинге... Все четыре, да... Слышите?

Приезжайте и заберите их!

- Разрази меня гром! - сказал шериф. - А деньги и эти... кутылки с бремом... то есть я хотел сказать - бутылки с кремом, тоже там?

- Да, да, - ответил Гомер. - Все с ними.

- И оружие, наверно? Много? - спросил шериф.

- Ой, точно не знаю, - сказал Гомер, - Не кладите трубку - я сбегаю посмотрю...

Он выскользнул из дверей, подкрался к домику, который отвели четырем грабителям, и осторожно заглянул в окошко. Грабители собирались ко сну, они раздевались, и повсюду были разбросаны их брюки и рубашки, а также пистолеты и даже один автомат. Оружие валялось на столе, на стульях, на тумбочке, под кроватью. Целый оружейный склад!

Гомер помчался обратно к телефону и сказал в трубку:

- Там, наверно, штук десять, если не двадцать!

- Хм, двадцать, говоришь? - переспросил шериф. - Очень хорошо... Слушай, сынок, я начал тут стричься, понимаешь? Я уж достригусь, а ты последи за ними... Пускай они заснут, а через часок я пожалую со своими ребятами, и мы их захватим тепленькими... Прямо в постельке... Там и наденем наручники. Без лишнего шума.

Понял?

- Хорошо, шериф. До встречи, - ответил Гомер.

Потом, когда пришла мать, Гомер сказал ей, что пойдет к себе в комнату - у него там важное дело, а сам снова подкрался к окошку, за которым были грабители, и снова заглянул в него. Он увидел, что воры уже легли в свои постели, но пребывали в очень плохом настроении и все время переругивались. По доносившимся к нему словам Гомер понял причину их недовольства: они никак не могли поделить между собой деньги и оставшиеся шесть бутылок с кремом, а главное, боялись уснуть - вдруг кто-нибудь из них уедет среди ночи с заветным чемоданчиком.

В конце концов они решили улечься вчетвером на одну кровать - так вернее: уж если кто-то вздумает сбежать, то обязательно проснутся остальные...

Улечься всем вместе было делом нелегким, но кое-как им это наконец удалось, и они даже накрылись одним одеялом, положив его поперек. А чемодан с деньгами и кремом лежал у них в ногах посреди постели.

Они потушили свет, и долгое время было совсем тихо, но вот один из грабителей сказал:

- Вы знаете, а не очень-то удобно тут спать.

- Но все-таки лучше, чем в лесу, - сказал второй, - где комары и всякая мошкара.

- И некоторые другие животные, - добавил третий, - которые к тому же пахнут не слишком приятно.

- Да, нужно честно признать, что наше теперешнее состояние можно определить словами: и в тесноте, и в обиде.

Это сказал, конечно, грабитель с высшим образованием.

- Точно сказано, - произнес первый. - По-моему, нам давно пора срываться в Мексику. Чего ждать, не понимаю? Все равно спать нельзя в таких условиях...

Давайте рванем к границе.

- Не люблю ездить в машине по ночам, - сказал второй. - Это действует мне на нервы.

- И мне тоже, - сказал третий. - Кругом темень, тени... Кажется, что везде прячутся полицейские...

И грабители надолго заспорили о том, ехать им все-таки в сторону мексиканской границы сейчас или дожидаться рассвета. Пока они спорили, Гомер упорно думал. Он понимал, что необходимо что-то предпринять, и побыстрей, иначе грабителей может след простыть, прежде чем шериф дострижет волосы и прибудет сюда... И Гомер, кажется, кое-что придумал.

Стараясь не производить шума, он покинул свой наблюдательный пост и помчался к дому; но не к дверям, а к той стене, под которой находилась норка Аромата. Гомер тихонько посвистел, и Аромат, как всегда, вылез и забрался в свою корзинку.

Гомер осторожно вернулся с корзинкой в руках на свой наблюдательный пост, поставил корзинку у окна и прислушался. Грабители лежали в темноте и продолжали спорить насчет того, уезжать им сейчас из кемпинга или не уезжать. И никак не могли прийти к соглашению. Аромат тоже лежал в темноте в своей корзине, и хотя он давно уже успокоился, но запах еще не совсем прошел.

Четверо на одной постели были так увлечены спором, что не заметили и не услышали, как Гомер протянул руку через низкое окошко и водрузил корзину с Ароматом на табуретку возле окна... Конечно, Аромат сейчас же вылез из корзины и перелез в чемоданчик, стоявший на постели в ногах у грабителей.

- Перестань щекотаться! - проворчал самый долговязый из грабителей, чьи ноги далеко вылезли из-под одеяла. Не мог же он знать, что это пушистый хвост Аромата прошелся по его ногам.

- Никто тебя не щекочет! - сказал ему сосед по кровати. - Эй, слушайте!

По-моему, опять пахнет этим проклятым животным...

- Да, теперь и я начинаю чувствовать, - сказал третий. А четвертый потянулся к выключателю и проговорил:

- Ну вот, вопрос решен! Сейчас оденемся - и вперед, в Мексику. Не оставаться же здесь, чтобы всю ночь нюхать эту вонь!

Он зажег свет, и в тот же момент Гомер закричал:

- Будет еще хуже, если вы пошевелитесь! Он сейчас так запахнет - не обрадуетесь!

Лучше не двигайтесь!

Грабители, даже не поглядев как следует, накрылись с головой одеялом и замерли.

- Через пять минут придет шериф! - смело сказал Гомер.

Но прошло пять минут и еще пять, а шерифа все не было. Грабители беспокойно зашевелились, а это не понравилось Аромату, и он начал перебирать лапами и волноваться.

Гомер тоже забеспокоился: что скажет его мать, если Аромат возьмет да испортит один из лучших туристских домиков?! И он быстро сообразил, что нужно сделать.

Он влез в окно и начал складывать в корзину все оружие грабителей. А затем подобрал всю их одежду и выбросил за окошко. После этого он выбрал самый большой пистолет, направил его на грабителей и сказал:

- Ну, можете вылезать из-под одеяла!.. Только руки вверх! Грабители откинули одеяло и стали осторожно вылезать из кровати - так, чтобы не потревожить Аромата. И сразу же поднимали руки вверх.

- Мы не хотели этого делать, мальчик... Совсем не хотели, - пробормотал один. - Честное слово!

- Мы вернем все деньги, - сказал второй.

- Во всем виновато общество, в котором мы живем, - сказал образованный грабитель, - Оно и должно отвечать.

- Извините, - сказал Гомер, - но я должен отвести вас к шерифу. - Он указал пистолетом на чемодан с призовыми деньгами и с кремом и приказал одному из грабителей захватить его с собой. - Ну, вперед! - скомандовал он.

- Как? Прямо в пижамах?! - вскричал один.

- И босиком? - ужаснулся другой.

- Но это неприлично! - завопил самый образованный. - Что скажут люди?!

- Аромат волнуется, не кричите, - напомнил Гомер.

Грабители прекратили споры и покорно поплелись, в пижамах и босые, по усыпанной гравием дорожке к выходу из кемпинга. Они шли молча, но не могли сдержать стонов и криков, потому что какие же грабители умеют ходить босиком?! Нет, они бы теперь никуда не убежали, даже если за ними и не следовали бы Гомер с пистолетом и Аромат с хвостом трубой.

Так они и шли: сначала первый грабитель с поднятыми руками, за ним второй грабитель с поднятыми руками, за ним третий грабитель с поднятыми руками, и только у четвертого была поднята одна правая рука, а левая опущена - в ней он нес чемодан с деньгами и кремом. Аромат, конечно, ковылял рядом со своим любимым чемоданчиком, а сзади всех шагал Гомер, и у него были заняты обе руки: в правой он держал пистолет, а в левой корзину с оружием... Целый оружейный склад!

Они вышли на дорогу № 56-а и вскоре ступили на главную улицу Сентерберга... Вот и парикмахерская, где в кресле все еще сидит и никак не дострижется шериф, а вокруг его друзья - беседуют и играют в шашки.

Когда шериф увидел, кто подходит к парикмахерской, он прервал на полуслове свои рассуждения о политике и закричал:

- Разрази меня гром, если это не ваши норы... то есть я хотел сказать наши воры! Конечно, это они!

И шериф вскочил с кресла, хотя одна половина головы у него была острижена, а другая нет, и в одну минуту надел наручники на грабителей. И так же, с недостриженной головой, он препроводил их в тюрьму...

Ну вот, почти все и рассказано. А на следующий день в газетах можно было увидеть такие заголовки: "Мальчик и его ручной скунс выследили грабителей по запаху!", "Похитители крема обезврежены!". В последних известиях по радио тоже много говорили об этом.

Родители Гомера сказали ему, что теперь он может держать своего скунса, потому что их дело из-за него не пострадает, а наоборот - люди со всех сторон будут нарочно приезжать на развилку дорог № 56 и 56-а, чтобы взглянуть на Аромата, а заодно уж и заправиться бензином, и поесть сосисок или даже целый обед.

Вскоре после этого, когда Гомер отправился в Сентерберг подстричься, он встретил там шерифа, и тот сказал ему:

- Вот люди говорят, что, мол, от скунса плохой запах... А я утверждаю и всегда буду утверждать: это зудесный чапах... то есть я хотел сказать чудесный запах!

 

Глава 2. СУПЕР-ДУПЕР.

Как-то в субботу Гомер Прайс и его друг Фредди слушали по радио футбольный матч.

А еще с ними был младший брат Фредди - Льюис.

Когда игра кончилась, Гомер сказал:

- Что-то я здорово проголодался. Пошли на кухню, поедим чего-нибудь.

Они спустились вниз, и Гомер налил три стакана молока, а его мать поставила на стол печенье.

- Не очень-то наедайтесь, - сказала она. - Скоро обед.

- Не будем, мэм, - заверил Фредди и спросил у Гомера, где сегодняшняя газета.

- Кажется, на холодильнике, - ответил Гомер. - Сейчас посмотрю.

- Ура! - сказал Фредди, получив газету и заглянув сразу на последнюю страницу. - Сейчас поглядим, что случилось дальше с Супером-Дупером...

И ребята стали смотреть картинки и читать подписи под ними, чтобы узнать, как же Супер-Дупер выберется на этот раз из большого железного ящика с динамитом, куда его запрятал Негодяй; а потом этот же Негодяй умудрился выбросить ящик с дирижабля прямо в открытый океан.

На первой картинке Супер-Дупер говорит: "Ха-ха! Негодяй думает избавиться от меня, но он просчитался! Ха-ха!" Потом, на следующей картинке, динамит взрывается и разносит ящик вдребезги. Но Супер-Дупер остается невредимым, потому что он Супер-Дупер и ничего ему не страшно!

- Глядите, глядите, какие у него мускулы, - сказал Фредди. - Вот это да! Нам бы такие!..

И они перешли к новой картинке. Здесь Супер-Дупер выскакивает из океанской пучины и со свистом - вззз! - врезается в воздух, потом хватает дирижабль за хвост и переламывает пополам. Тррах!.. Ну, и на последней картинке Негодяй пытается удрать на самолете и - тра-та-та-та-та! поливает Супера-Дупера из пулемета, но все пули отскакивают от супер-дуперовской груди. Вот он какой! Знай наших!.. А внизу написано: "Продолжение в понедельник".

- Ух! - сказал Фредди. - Вот дает! Все может.

- Да, - сказал Гомер. - Но ведь это только в газете. И всегда одно и то же.

Всегда он во всех попадает и всех побеждает, а Негодяй всегда бомбит его и стреляет из пушки или из автомата или пускает в него электрический луч... А в конце он всегда спасает девушку и ловит Негодяя...

- Ну и что? - сказал Фредди. - Все равно это правда, раз в кино показывают...

Думаешь, он понарошку подымает автомобили или в космосе летает?

- А, - сказал Гомер, - это ерунда. Я читал, что в кино все можно сделать, если захочешь. Только для этого нужны веревки и особые зеркала. Понимаешь? И снимай сколько влезет.

Тут маленький Льюис попросил снова почитать ему, что написано под картинками, и Фредди с удовольствием выполнил его просьбу.

Вскоре зазвонил телефон - это Фредди и маленького Льюиса мама позвала домой. Они с трудом оторвались от печенья и от картинок и ушли.

В следующий раз, когда Фредди пришел к Гомеру, он притащил с собой целый ворох газет с Супером-Дупером.

- Посмотри, Гомер, - сказал Фредди, - ты такого и не виден.

- Ой! - воскликнул Гомер. - Сколько их у тебя!

- Почитай сначала вот это, - сказал Фредди. - Здесь самое интересное!

Гомер послушался друга и начал читать, а Фредди все время заглядывал ему через плечо.

В начале рассказа Супер-Дупер выглядел как обыкновенный человек, но стоило перевернуть страницу, и сразу появлялся Негодяй, а Супер-Дупер стыдливо скрывался за дерево и через секунду выходил оттуда уже в красных трусах, в синей кепке и со всеми своими мускулами.

- Почему он всегда одевается в одно и то же? - спросил Гомер.

- Потому что он не стиляга какой-нибудь, - ответил Фредди, и Гомер стал читать дальше.

После переодевания Супер-Дупер немедленно принимался крушить и ломать, а также спасать. Он поднимал автомобили и разбивал их о скалы, а один раз перенес целый поезд через реку, потому что Негодяй взорвал мост.

Ну, а затем Супер-Дупер спасает красивую девушку и ловит Негодяя, который оказывается знаменитым преступником.

- Ох, Фредди, - сказал Гомер, - ведь тут опять все то же.

- Совсем нет, - ответил Фредди. - Там Супер-Дупер уничтожил дирижабль, а здесь океанский лайнер. И еще он там... Но Гомер перебил его:

- Зато он всегда спасает красивую девушку и ловит Негодяя.

- Ну и что ж, - сказал Фредди, - так и должно быть.

- Ладно, хватит. - сказал Гомер. - Пошли покидаем подковы.

- О'кей, - согласился Фредди.

И они отправились играть. Фредди выиграл два кона из трех и потом сказал, что ему пора домой, и ушел.

После ужина, когда Гомер сидел за уроками, зазвонил телефон. Гомер поднял трубку.

- Алло, это ты? - услышал Гомер. - А это я. Слушай! Видел в сегодняшней газете объявление? Нет? В субботу будет картина про Супера-Дупера! В городском кинотеатре!..

И, прежде чем Гомер ответил, Фредди заорал в трубку:

- Знаешь что?! Туда приедет сам Супер-Дупер! "Куда-куда"! В кинотеатр!

И еще Фредди добавил, что в город пришла для его отца какая-то посылка, она на вокзале, так что все равно туда ехать надо, и отец дает ему в субботу лошадь и повозку и разрешает заодно пойти в кино, а он, Гомер, хочет с ним поехать?..

Тут Фредди перевел дух, и Гомер сказал:

- Ясное дело, хочу!

- Ладно, я заеду за тобой. Спокойной ночи. В субботу Фредди и его брат Льюис заехали за Гомером на повозке, в которую была впряжена престарелая лошадь по имени Люси. Гомер еще только сел завтракать.

- Едем пораньше, - сказал Фредди, - а то Люси будет тащиться не меньше часа.

- Я в одну секунду, - с набитым ртом сказал Гомер. Вскоре он вскочил в повозку, Фредди сказал: "Н-но, Люси!" - и они тронулись.

В городе ребята прежде всего заехали на вокзал и получили посылку, которую с трудом смогли поднять.

- Ух ты! - сказал Гомер. - Ну и тяжесть.

- Спорим, - сказал Фредди, - что Супер-Дупер подымет ее одним мизинчиком.

- Может, и подымет, - согласился Гомер: он сейчас думал о другом, Заедем к дядюшке Одиссею? У него такие пончики вкусные. Возьмем с собой в кино и на обратную дорогу.

И Фредди, и маленький Льюис согласились, что это здорово придумано. Они завернули к дядюшке Одиссею, набили карманы пончиками и пошли через городскую площадь к кинотеатру.

Там у входа стоял уже супер-дуперовский супер-автомобиль - длинный и красный, лакированный и, никелированный, с буквами "Суп-Дуп" на боку. Ребята долго восхищались автомобилем, а потом взяли билеты и прошли в кинотеатр.

И они увидели посреди фойе самого Супера-Дупера, в сапогах и в красных трусах и в свитере с эмблемой "С.-Д." на груди.

Супер-Дупер поздоровался за руку с Фредди и с Ромером и даже с маленьким Льюисом и сразу дал Фредди автограф, когда тот попросил.

- Мистер Супер, - сказал Фредди, - если не трудно, полезайте, пожалуйста, перед кино немножко или сломайте несколько подков...

- Боюсь, ребята, сегодня у меня на это нет времени, - ответил с улыбкой Супер-Дупер.

И ребятам ничего не оставалось, как пройти на места, вытащить из карманов пончики и ждать начала сеанса. Вскоре потух свет, и картина началась. Называлась она "Супер-Дупер и электролуч". Потому что у Негодяя была такая машина, которая своим лучом взрывала что угодно: хочешь небоскреб, а хочешь - самолет. Негодяй направил луч и на Супера-Дупера, но не тут-то было!..

В этом месте кинокартины маленький Льюис так разволновался, что подавился пончиком, и Гомеру пришлось вести его в буфет и поить водой, потому что Фредди ни за что не хотел пропустить хотя бы один кадр. К тому времени, когда Гомер вернулся в зал, Супер-Дупер уже благополучно разнес весь негодяйский штаб, а негодяйскую лучевую машину поднял и разбил о скалу. А потом он, конечно, поймал самого Негодяя и спас красивую девушку. Но, перед тем как в зале зажегся свет.

Негодяй сумел все-таки улизнуть. И тогда на экране появились слова: "Следующий выпуск в ближайшую субботу".

- Что ж, он не мог его как следует поймать? - спросил маленький Льюис, когда они уже ехали домой.

- А кого бы он тогда ловил в следующую субботу? - сказал Гомер.

У входа ребята опять полюбовались супер-дуперовским автомобилем и вскоре уже ехали домой в своей повозке.

Почти стемнело, когда старая Люси дотащила их наконец до крутого поворота, откуда до заправочной станции и кемпинга было рукой подать. В это время сзади послышался сигнал, Фредди сильно дернул вожжи вправо, и мимо них со свистом промчался длинный и красный, лакированный и никелированный автомобиль с буквами "Суп-Дуп" на боку.

- Ух! - сказал Фредди. - Это сам Супер-Дупер поехал!

- Интересно, знает он, что там сейчас поворот? - задумчиво сказал Гомер.

И не успел он договорить, как впереди за поворотом они услышали резкий скрип тормозов и громкий треск.

- Пошла, Люси!.. - закричал Фредди. - Посмотрим, что там случилось.

Хорошо еще, не было встречных машин, - сказал Гомер.

- А что, если... - дрожащим голосом произнес Фредди, - что, если это...

электрический луч, а?.. Стой, Люси, стоять!

- Чепуха, - сказал Гомер своим самым смелым тоном. - Я пойду посмотрю...

Маленький Льюис начал было хныкать, и они его с трудом успокоили. А потом все трое вылезли из повозки и поползли вдоль канавы. Они ползли, ползли, даже больно животам стало, и вдруг увидели машину Супера-Дупера. Она стояла в канаве, почти на боку.

- Ух! - прошептал Фредди. - Сейчас Супер-Дупер как поднимет ее одной левой!

Глядите!

Вспыхнул свет, и маленький Льюис почти закричал:

- Ой, электрический луч!

- Это фары, - сказал Гомер. - Тише, подползем ближе... Они снова поползли на животах... И вот уже они видят Супера-Дупера. Он сидит рядом с машиной, обхватив голову руками.

- Может, он стукнулся? - сказал Гомер.

- Глупости! Он не может стукнуться, - прошептал Фредди. - Ведь он Супер-Дупер.

- Тогда что же он не поднимает свою машину?

- Тише! - прошептал Фредди. - Наверно, просто не хочет. Он ведь не любит хвалиться...

Они лежали в кустах и ждали и вовсю глядели на Супера-Дупера.

Вот он вздохнул еще раз, еще... потом поднялся и обошел вокруг машины.

- Ну, теперь смотрите! - громким шепотом сказал Фредди. - Ну? Что? А?..

Но Супер-Дупер опять не поднял свой автомобиль и не поставил его на дорогу.

Вместо этого он долго и уныло осматривал вмятину на крыле, а потом... Потом произошло невероятное!

Этот колоссальный-альный, гигантский-антский Супер-Дупер, тот самый, кто бросал вызов атомным силам и переламывал линкоры, как зубочистки, об чью грудь разбивались, пушечные ядра, кто был крепче всякой стали, этот самый Супер-Дупер вздрогнул и сказал: "Ой!" Да, ошибки быть не могло, потому что он повторил снова и еще громче: "Ой!!" Подумать только! Могучий Супер-Дупер зацепился за колючую проволоку на ограде!

- Нечего так вздыхать, - пробурчал Фредди, - не маленький!

- Что там? - спросил Льюис. - Негодяй все-таки попал в него своим лучом, да?

- Пошли, Фредди, - сказал Гомер, - надо помочь ему отцепиться.

Ребята освободили Супера-Дупера от колючей проволоки, и он опять вздохнул и сказал: - Вот спасибо вам. Не знаете, есть тут поблизости гараж? Наверно, придется ремонтную машину вызывать.

- У моего отца гараж, - сказал Гомер. - Там, на перекрестке.

- А у нас есть лошадь, - сказал Фредди. - Она поможет вытащить вашу машину из канавы.

- Ну что ж, это здорово, - обрадовался Супер-Дупер. Они впрягли старую Люси в машину, и она стала тянуть, а все подталкивали сзади и с боков. Рраз!.. Еще рраз... И вот автомобиль уже на дороге.

Маленький Льюис сел вместе с Супером-Дупером в машину, а Гомер и Фредди - верхом на лошадь, и старая Люси потащила их всех на заправочную станцию, хозяином которой был отец Гомера.

- Что с вами случилось, мистер Дупер? - спросил маленький Льюис. Негодяй достал вас своим лучом, да?

- Нет, не достал, - ответил Супер-Дупер и засмеялся. - Просто как раз на повороте я вдруг увидел перед машиной маленького скунса. Не хотел его давить, резко свернул - и вот... попал в канаву.

Они уже приехали на заправочную станцию. Пока занимались супер-дуперовским автомобилем, самого Супера-Дупера как следует смазали йодом - там, где его поцарапала проволока. И при этом он морщился, и ежился, и даже вскрикивал, как всякий обыкновенный человек, когда его мажут йодом. Потом он съел бутерброд, еще раз поблагодарил ребят за помощь и уехал. Но перед отъездом подарил им большую пачку книжек про Супера-Дупера. А Гомер и Фредди снова уселись на лошадь и поехали за брошенной на дороге повозкой.

- Теперь у нас полный выпуск Супера-Дупера, - сказал Гомер.

- Ага, - ответил Фредди и замолчал. Потом он сказал:

- Слушай, Гомер, будь другом - не говори ребятам ничего про Супера-Дупера и про канаву... и про колючую проволоку, и про йод... Ладно? Особенно Арти Бушу. Если он не узнает, тогда я, может, выменяю у него ракетку за все эти книжки. Она только немного треснута...

- Ладно, - сказал Гомер. - Тем более что его брат тоже недавно обманул меня:

всучил испорченный велосипедный звонок в обмен на почти новую трубу!

 

Глава 3. ПОНЧИКОВЫЙ АВТОМАТ.

Это случилось уже в ноябре, в одну из пятниц, под вечер... Гомер услышал, как его мать разговаривала по телефону с тетей Агнессой, женой дядюшки Одиссея - того самого, у которого небольшое кафе в центре города Сентерберга.

- Значит, я приеду через полчаса, - сказала мать Гомера в телефонную трубку. - И мы вместе пойдем на собрание...

Дело в том, что в этот день в Женском клубе должно было состояться обсуждение плана его дальнейшей деятельности, а также занятия кружков шитья и вязания...

Когда мама положила трубку, Гомер спросил:

- Можно поехать с тобой? Я посижу у дядюшки Одиссея, пока вы с тетей Агнессой будете обсуждать ваши планы.

Разрешение было получено, и после того как Гомер пригладил свои вихры, а мама проверила, не забыты ли учебники по шитью и вязанию, а также иголки и спицы нужных размеров, после всего этого они сели в машину и отправились в город.

Кафе дядюшки Одиссея стояло на городской площади, как раз напротив здания суда.

Сам дядюшка Одиссей был человеком с передовыми научными взглядами и пуще всего на свете любил технические новинки. Поэтому его кафе ломилось от автоматических приборов. Был тут автомат для поджаривания гренков, автомат для варки кофе, автомат для мойки посуды, автомат для изготовления пончиков - словом, все здесь было по последнему слову техники.

И каждое нововведение дядюшки Одиссея тетя Агнесса встречала всплеском рук и тяжкими вздохами. Иногда она так сердилась на него за все это, что не разговаривала с ним по нескольку дней. Потому что тетя Агнесса считала, что лучше бы дядюшка Одиссей поменьше торчал в парикмахерской и болтал там со своими дружками, и тогда не потребовалось бы тратить столько денег на все эти автоматы и полуавтоматы, будь они неладны, которые только помогают бездельникам еще больше бездельничать...

Вскоре уже их машина въехала в Сентерберг, и мать Гомера остановила ее возле кафе дядюшки Одиссея, откуда сразу появилась тетя Агнесса и воскликнула:

- Боже мой! Как мальчик подрос! Это она говорила каждый раз, когда видела Гомера. После этого тетя Агнесса села в машину и уехала с матерью Гомера на собрание. Гомер же вошел в кафе и крикнул:

- Привет, дядюшка Одиссей!

- А, племянник! Как раз вовремя, - сказал дядюшка Одиссей. - А я вот, понимаешь, вожусь битый час с этим пончиковым автоматом... Смазываю, разбираю, чищу...

Шикарная штука, скажу тебе! Без нее человечество как без рук!

- Ага, - согласился Гомер.

Он взял тряпку и начал протирать металлическую обшивку, а дядюшка Одиссей продолжал копаться во внутренностях Машины.

- Ох! - сказал он наконец. - Послушай, Гомер, у тебя, я знаю, хорошая техническая сметка... Видишь вот эти две штуки? Куда их надо прикручивать, ума не приложу. Вроде они лишние, что ли? Посмотри, пожалуйста... А я сбегаю на минуточку в парикмахерскую: очень нужно с шерифом перекинуться парой слов... Ты уж без меня наладь машину. И если кто придет, налей кофе. Ведь ты все тут знаешь. Народу сейчас будет мало, а до того, как закончится вторая серия в кинотеатре, я уже вернусь. Идет?

И уже от самых дверей дядюшка Одиссей добавил:

- Да, Гомер, когда наладишь, тебе не очень трудно будет замесить тесто для пончиков? А потом залей тесто в машину. Вон туда, ты знаешь... После нажмешь эту кнопку - и пошел... Чтобы к концу сеанса у нас был небольшой запас пончиков.

Ладно?

- Хорошо, - сказал Гомер. - Я все сделаю, не беспокойтесь. Минут через пять после ухода дядюшки Одиссея в кафе вошел незнакомый человек и сказал:

- Привет, парень.

Гомер в это время как раз определил уже место для последней детали, которая оказалась совсем нелишней, и начал прикручивать ее. Он повернул голову к посетителю и ответил:

- Добрый вечер, сэр. Что вы хотите?

- Я бы выпил чашечку кофе и съел несколько пончиков, - сказал вновь пришедший.

- К сожалению, мистер, пончики будут не раньше чем через полчаса. Надо еще замесить тесто и пустить машину. Могу пока предложить сладких булочек. Они тоже вкусные, честное слово.

- Ладно, парень, спешить мне некуда, - сказал посетитель. - Налей-ка чашку кофе, а пончиков я могу и подождать. Свежие пончики стоят того, чтобы их дожидаться.

Что, верно я говорю?

- Ага, - сказал Гомер и налил кофе из кофейного сверхавтомата.

- А неплохое тут местечко, - продолжал посетитель.

- Да, ничего, - согласился Гомер. - Автоматы что надо! Последнее слово техники.

- Наверно, неплохо идут дела у хозяина? - спросил незнакомец. - Я тоже деловой человек. Разъезжаю и рекламирую. Рекламирую и разъезжаю. Меня называют мистер Сандвич... А вообще-то я Габби.

- Очень приятно, мистер Габби, - сказал Гомер и тоже назвал свое имя. Рад с вами познакомиться. Это, наверно, страшно интересно - повсюду ездить и рекламировать свои сандвичи.

- Совсем нет, - сказал мистер Габби. - Я не рекламирую и не делаю никаких сандвичей. Наоборот - из меня делают... Вешают спереди какую-нибудь рекламу, сзади еще одну... А посередке - я. Понятно? Как сандвич.

- Ага, - сказал Гомер. Он уже к этому времени разыскал муку и дрожжи. Но все равно интересно. Ведь сколько вы ходите, ездите...

- Порядочно, - сказал мистер Габби. - И на своих двоих, и на поезде. Правда, больше на товарном. Понятно?

- Да, - ответил Гомер. - Только это очень опасно, верно?

- А что сейчас не опасно? На чем ни поедешь, все равно только и жди аварии.

Возьми, к примеру, самолет... Понятно?

В это время у дверей кафе остановился шикарный сверкающий черный автомобиль, огромный, как железнодорожная платформа, и из него выскочил шофер. Он открыл заднюю дверца и оттуда вышла женщина. Они с шофером зашли в кафе, кенщина улыбнулась Гомеру и сказала:

- Мы бы хотели слегка перекусить. У вас ведь найдется кофе и пончики? Это просто прелесть! На что Гомер ответил:

- С удовольствием, мэм, но, к сожалению, я только-только собирался замесить тесто, а потом еще надо включить вот эту машину... Так что кофе, пожалуйста, хоть сейчас, а пончики...

- Какой милый и умный мальчик! - воскликнула женщина. - Просто прелесть! Он даже знает, как делать пончики.

- Ну, я не очень-то знаю, - сказал смущенно Гомер. - Я их раньше никогда не делал. Но у дядюшки Одиссея записан рецепт...

- Ах, милый мой мальчик! - закричала женщина. - Умоляю, разреши помочь тебе. Уже тысячу лет я не делала пончиков. Я ведь знаю такой изумительный рецепт. Просто прелесть! Пальчики оближешь! Позволь мне замесить тесто по собственному рецепту!

- Но, мэм, - сказал Гомер, - я не знаю...

- Вы все заговорите по-другому, как только попробуете мои пончики. Только дай же мне какой-нибудь передник!

И она сняла свое шикарное меховое пальто, сняла часы, браслеты, сдернула кольца и закатала рукава платья.

- Чарлз, - сказала она шоферу, - передайте-ка мне дрожки... Вот так. А вы, молодой человек, разыщите-ка мускатный орех.

С этой минуты и Чарлзу и Гомеру некогда было скучать: они беспрерывно приносили, подавали, разбивали яйца, а женщина смешивала, взбивала, посыпала... И только мистер Сандвич, он же мистер Габби, спокойно сидел на своем стуле, попивал кофе и с интересом взирал на все происходящее.

- Ну вот! - сказала женщина, когда все, что нужно, было наконец смешано, взбито и посыпано. - Тесто готово. Теперь вы скоро попробуете мои пончики!

- Ой, что-то очень много теста получилось! - сказал Гомер. - Тут, наверно, раз в десять больше, чем у дядюшки Одиссея, когда он сам делает.

Гомер влез на стул и с помощью шофера стал заправлять пончиковый автомат - переливать в него тесто из огромной миски. Потом он спрыгнул на пол и нажал на боку у автомата кнопку со словом "Пуск". И машина заработала. В ее нутре начали штамповаться колечки из теста и одно за другим падать на противень с горячим маслом. Там они подрумянивались с одной стороны, потом автоматически переворачивались на другую, и готовая продукция выталкивалась в желоб и аккуратно скатывалась по нему в пончикоприемник.

- Какая милая машина, - сказала женщина, когда первый пончик выскочил из желоба и ударился о дно ящика. - Просто прелесть!

Она достала первый пончик и угостила Гомера, приговаривая:

- Ну, молодой человек, для вас самый первый... Разве он не вкусный? Разве он не прелесть?

- Да, мэм, очень вкусно, - отвечал Гомер. После чего женщина угостила шофера и мистера Габби и каждого по нескольку раз спрашивала:

- Разве не вкусно, а? Скажите! По-моему, просто прелесть!

И все соглашались с ней, потому что и правда пончики были на славу.

- Старинный семейный рецепт, - с гордостью сказала женщина.

Гомер налил взрослым по чашке кофе, себе - молока, и все присели у прилавка и с удовольствием съели еще по нескольку пончиков.

Но вскоре женщина поднялась и сказала:

- Я очень, очень рада, что вам понравились мои пончики, но теперь мы должны ехать... Забирай свой передник, мальчик, и уложи мне в пакет две дюжины пончиков. Я возьму их в дорогу. Чарлз, не забудьте уплатить за них.

Она опустила закатанные рукава платья, надела все свои кольца и браслеты, а шофер накинул на нее шикарное меховое пальто.

- Спокойной ночи, молодой человек - сказала на прощанье женщина. - Я давно не получала такого удовольствия. Было так приятно. Просто прелесть!

И она вышла из кафе и хлопнула дверцей своего шикарного автомобиля.

- Неплохие пончики, - сказал Габби, когда машина тронулась. - Что правда, то правда.

- Еще бы, - сказал Гомер. - Угощайтесь.

Они стояли и смотрели, как пончиковый автомат продолжал равномерно выбрасывать пончики. Десять... двадцать... тридцать: пятьдесят...

- Пожалуй, довольно, - сказал Гомер. - Если не хватит тем, кто придет после конца сеанса, сделаем еще. А пока надо выключить.

И он нажал кнопку со словом "Стоп". Раздался щелчок, но больше ничего не произошло. Машина не остановилась. В ее нутре продолжали штамповаться колечки из теста и падать одно за другим на противень с горячим маслом. Там они продолжали подрумяниваться с одной стороны, автоматически переворачиваться на другую, и готовая продукция продолжала выталкиваться в желоб и аккуратно скатываться по нему в пончикоприемник.

- Интересно, - сказал Гомер, - что такое? Я ведь нажал правильно.

Он снова надавил на кнопку "Стоп", и снова ничего не произошло: автомат продолжал свое дело - автоматически выбрасывал пончики.

- Может, я не туда прикрутил что-нибудь? - сказал Гомер, - И получилось наоборот?

- Попробуй нажать на "Пуск", - предложил Габби. - Наверно, тогда она остановится.

Гомер последовал его совету, но и это не помогло: автомат по-прежнему автоматически выталкивал пончики и делал это с завидной равномерностью часового механизма.

- Ничего, продадим и эти, - сказал Гомер. - Но все-таки лучше я позвоню дядюшке Одиссею.

Гомер попросил парикмахерскую и, пока ждал ответа, насчитал еще ровно тридцать семь пончиков, скатившихся по желобу в ящик.

Наконец на другом конце провода подняли трубку, и Гомер услышал голос:

- Алло! Марикпахерская... то есть я хотел сказать - парикмахерская...

- Здравствуйте, шериф, - сказал Гомер, - Это Гомер Прайс. Я хочу поговорить с дядюшкой Одиссеем. Можно?

- А он как раз играет в карты. Сейчас его ход. Ему что-нибудь передать?

- Ага, - сказал Гомер. - Я нажал в автомате кнопку "Стоп", а он продолжает делать колечки из теста, и они падают одно за другим на противень с горячим маслом, и продолжают подрумяниваться с одной стороны, и после переворачиваться на другую, а потом их выталкивает в желоб, и они скатываются по нему в ящик. И никак ее не остановишь!

- О'кей, - сказал шериф. - Не тради клубку... то есть не клади трубку, я сейчас ему все скажу...

Гомер посмотрел через плечо и сосчитал еще ровно двадцать два новых пончика, скатившихся по желобу, пока не услышал снова голос шерифа, который говорил:

- Алло, ты слушаешь? Он сказал, что сейчас придет. Только закончит этот кон.

- Хорошо, - сказал Гомер. - Спасибо, шериф. До свидания. Уже весь подоконник был заставлен пончиками, и теперь Гомер и Габби носились по кафе и раскладывали новую продукцию по тарелкам и подносам, а когда и там не хватило места, начали загружать прилавок.

- Да, что-то очень много, - сказал Гомер. - Никогда такого не было.

- Еще бы, - ответил Габби. - Я насчитал семьсот семьдесят семь пончиков и бросил. А это было уже минут пять назад.

Снаружи, перед витриной кафе, начали собираться люди, и кто-то сказал, что пончиков тут, наверно, в пять раз больше, чем населения в городе Сентерберге, и что интересно, как собирается этот хитрец Одиссей все их продать и кому.

Правда, время от времени кто-нибудь входил в кафе и покупал два-три пончика, чтобы съесть их тут же, и штук десять - двадцать, чтобы взять домой, но пока он это делал, машина выдавала еще раз в тридцать больше.

К тому моменту, когда дядюшка Одиссей и шериф, с трудом протолкавшись через толпу, вошли наконец в кафе, это было уже не кафе, а склад пончиков! Пончиковое царство! Они лежали повсюду: на подоконнике, на тарелках и подносах, на полках, на прилавке... И не в один ряд, а в десять, пятнадцать, двадцать рядов и этажей!

А новые пончики все продолжали скатываться по желобу в ящик с завидной равномерностью часового механизма.

- Ой, дядюшка Одиссей! - закричал Гомер. - Ой, шериф! У нас тут не все в порядке!

- Я это вижу, чтоб меня поколотили! - сказал дядюшка Одиссей.

- Это может на самом деле случиться, - сказал шериф, - когда твоя Агнесса вернется домой... Впрочем, очень неплохие пончики, а? Только вот что ты с ними будешь делать?

Дядюшка Одиссей застонал.

- О боже! - проговорил он. - Что скажет Агнесса? Мы ведь их ни в жизнь не продадим!..

И тут мистер Габби, который с прихода дядюшки Одиссея не сказал еще ни слова, перестал укладывать пончики и произнес:

- Знаете, что вам нужно? Вам нужна хорошая реклама. Человек, умеющий делать рекламу. Поняли меня? У вас есть пончики, а значит, вам необходим рынок сбыта.

Так? Чтобы спрос сравнялся с предложением. В этом все дело.

- Правильно! - закричал Гомер, хотя половины не понял. - Мистер Габби прав.

Нужен этот... рынок сбыта. Знаете, кто такой мистер Габби? Он мистер Сандвич, рекламный человек! Он может ходить по всему городу и созывать покупателей.

Только надо повесить на него два плаката - спереди и сзади... Чтобы все видели.

- Считайте, что вы уже на работе, мистер Габби, - сказал дядюшка Одиссей.

И тут же они быстро написали на картоне два объявления о продаже пончиков и засунули между ними мистера Габби, после чего тот сразу сделался мистером Сандвичем. А еще одно объявление было вывешено в витрине кафе. Огромные буквы гласили:

РАСПРОДАЖА ПОНЧИКОВ!

А тем временем нутро автомата продолжало выделывать колечки из теста, и они падали одно за другим на противень с горячим маслом; там они подрумянивались с одной стороны, потом переворачивались на другую, и готовые хрустящие пончики с завидной равномерностью часового механизма продолжали скатываться по желобу в ящик пончикоприемника.

- Вся моя надежда на этого мистера Сандвича, - сказал дядюшка Одиссей, горестно покачивая головой. - Иначе бедная Агнесса упадет в обморок... или не знаю что будет.

Шериф отправился на улицу поддерживать порядок - такая там собралась уже толпа, и все толкались, чтобы лучше увидеть, как новые и новые пончики выскакивают из автомата и как их укладывают штабелями на столах и стульях, на прилавке и подоконнике.

Шум стоял страшный, потому что каждый из собравшихся высказывал свое предположение насчет количества пончиков и все называли разные цифры. А иногда кто-нибудь покупал один-два пончика.

Но вот вернулся мистер Габби и сказал:

- Плохо дело, хозяин. От моего хождения по городу и возле кинотеатра толку мало.

Сеанс уже давно кончился, а на улицах пусто. Все жители, наверно, собрались здесь, около кафе, и глазеют на ваши пончики.

- Боже! - воскликнул дядюшка Одиссей. - Помогите мне избавиться от этого кошмара, пока не вернулась Агнесса! А шериф, который только что вошел с улицы, сказал:

- Пожалуй, придется конять налонну... то есть я хотел сказать - нанять колонну... Колонну грузовиков, чтобы вывезти все отсюда.

И тут шум и толкотня на улице еще усилились, послышался автомобильный сигнал, и Гомер первым увидел, как сквозь толпу к дверям пробивается уже знакомая ему богатая леди и ее шофер Чарлз.

- О боже мой! - сказала леди, не обращая никакого внимания на горы пончиков. - У меня пропал бриллиантовый браслет, и я точно помню, что оставила его здесь, вот на прилавке.

И она указала на место, над которым возвышалось двадцать четыре этажа пончиков.

- Да, мэм, - сказал Гомер. - Я тоже помню, что вы его положили здесь, когда помогали мне замешивать тесто.

И они стали сдвигать все пончики, чтобы поскорее найти этот драгоценный браслет.

Но его нигде не было!

А пончики продолжали скатываться по желобу с равномерностью часового механизма.

Браслета же никакого не было, хоть они обыскали все вокруг.

Шериф уже смотрел с подозрением на бедного Габби, но Гомер сказал:

- Не смотрите на него так, шериф. Он ничего не брал. Мистер Габби - мой друг.

И потом богатая леди сказала:

- Знаете что? Я предлагаю вознаграждение тому, кто найдет браслет. Сто долларов.

Его надо найти! Обязательно нужно!

- Не волнуйтесь, леди, - сказал шериф. - Я байду ваш нраслет... То есть я хотел сказать - найду ваш браслет.

- Господи! - простонал дядюшка Одиссей. - Мало мне этих пончиков, так вдобавок ко всему еще браслет бриллиантовый потерялся.

Мистер Габби попытался утешить его. Он сказал:

- Да вы не волнуйтесь, часа через два кончится тесто, и машина сама остановится.

Он вовремя увернулся, потому что разъяренный дядюшка Одиссей мог бы, наверное, убить его.

А потом, пока богатая леди воздевала руки к небу и говорила, что браслет должен найтись, обязательно должен; пока дядюшка Одиссей, стеная, представлял, что же будет, когда узнает Агнесса; пока шериф продолжал с подозрением взирать на мистера Габби, - словом, пока каждый занимался своим делом, Гомер тоже занялся своим: присел на стул и начал соображать.

И прежде чем еще двадцать пончиков скатились по желобу, он закричал не своим голосом:

- Слушайте! Я знаю, где браслет! Знаю!.. Он ведь лежал прямо тут на прилавке, ну... и его замесили в тесто. А потом... потом машина запихнула его прямо в пончик!

- Что? - сказала богатая леди сквозь слезы. - Наверное ты прав, мальчик... Да, может быть...

- О, будь я неладен, Гомер прав! - произнес шериф. А дядюшка Одиссей простонал:

- Что же делать? Выходит, нужно разломить все пончики, чтобы найти браслет?!

Сколько же это будет кусков?! Сколько крошек?! И что скажет Агнесса?..

- Нет, - сказал Гомер. - Мы ничего не будем разламывать. У меня есть вот какой план...

И они вместе с Габби взяли еще картон, взяли тушь и написали новые объявления.

Целых три. Одно они вывесили в витрине кафе, а из двух других с мистером Габби посередине получился новый сандвич, и этот сандвич вышел на улицу и стал ходить среди толпы.

Вот какие это были объявления:

СВЕЖИЕ ПОНЧИКИ!

Пара - 5 центов

Первый и последний раз в сезоне!

100 долларов награды тому,

кто найдет браслет внутри пончика.

Примечание: браслет необходимо вернуть.

И тогда... Тогда их начали покупать. Да что там покупать! Их брали нарасхват, эти пончики! И каждый старался купить как можно больше!..

Но это еще не все. Каждый покупатель просил также чашечку кофе, чтобы размочить пончик. А кто не покупал кофе, брали молоко или содовую воду.

Гомер, и дядюшка Одиссей, и шериф, и шофер Чарлз, и даже сама богатая леди прямо с ног сбились, продавая все это. А очередь ничуть не убывала.

Когда почти все пончики были проданы и осталось всего каких-нибудь двести - триста штук, раздался вдруг страшный крик:

- У меня! Вот он!..

Это кричал мальчишка-негр по имени Руперт Блек. Он купил всего один пончик, и вот пожалуйста вам! В руках у Руперта сверкал бриллиантовый браслет!

Ну что ж, Руперт ушел домой со ста долларами, остальные жители Сентерберга - с раздутыми от пончиков карманами и животами; богатая леди уехала со своим шофером и драгоценным браслетом, а Гомер дождался матери и тети Агнессы и тоже стал собираться в путь.

Уже стоя у дверей, он услышал, как мистер Габби сказал:

- Удивительный случай! Сколько лет работаю в торговле, а такого еще не встречал!

- Да, да, конечно, - с подозрением озираясь, проговорила тетя Агнесса, а дядюшка Одиссей быстро-быстро забормотал:

- Понимаешь, колечки из теста падают одно за другим на противень с горячим маслом, потом подрумяниваются с одной стороны, переворачиваются на другую...

Понимаешь? И готовые пончики выскакивают из желоба и прямо в ящик. Как часы.

Тик-так, тик-так... Тик - пончик, так - еще один... Понимаешь? Один за другим, один за другим...

 

Глава 4. ВОЛШЕБНЫЙ КЛУБОК.

Той же осенью, во второй половине дня, Гомер снова был у своего дядюшки Одиссея.

Насвистывая себе под нос, Гомер плавно двигался по тротуару перед входом в кафе и сгребал в кучу опавшие сухие листья. При этом он никак не мог решить, что ему попросить у дядюшки Одиссея за свою работу - несколько монеток на кино или несколько пончиков на ужин.

Уже довольно внушительная, но аккуратная куча листьев возвышалась на обочине тротуара, и Гомеру оставалось только взять спички и поджечь ее, когда из-за угла выскочила машина шерифа и остановилась возле Гомера.

- Здрасьте, шериф! - закричал Гомер. - У вас есть спички?

- Конечно, - сказал шериф, вылезая из машины. - Ух какую шикарную лучу кистьев ты собрал... то есть я хотел сказать - кучу листьев. Мне очень нравится, когда они горят, и запах такой приятный... Всегда напоминает что-то...

Он чиркнул спичкой о кожаное сиденье своего автомобиля, бросил ее на кучу, и листья сразу начали дымиться.

- Да, - сказал Гомер, тоже впадая в лирическое настроение. - А мне горящие листья напоминают про футбол. Наверно, оттого, что мы всегда их сжигаем на нашем футбольном поле.

- А мне про ярмарку, - сказал шериф. - Кстати, она открывается через полторы недели. Я собираюсь опять выставить цыплят. Помнишь, прошлой осенью они взяли приз, мои белые леггорны... Ну ладно, я тороплюсь!

Шериф стряхнул пепел с рукава своего выходного костюма и снова сел в машину. Но проехал он всего до конца квартала, там опять вылез, поправил галстук и твердыми шагами взошел по ступенькам дома, где жила мисс Тервиллигер.

Любой в Сентерберге скажет вам, что мисс Тервиллигер - одна из наиболее уважаемых и известных жительниц этого городка. Она дает уроки вязания на дому, и нет, пожалуй, ни одной женщины в Сентерберге, которая за последние годы не овладела бы этим полезным ремеслом по методу самой мисс Тервиллигер. Все в городе уже давно привыкли к тому, что по воскресеньям, в праздники, а также на разных собраниях и митингах мисс Тервиллигер бывала всегда в одном и том же сине-желто-малиновом платье, которое она сама связала много лет назад, когда еще впервые вывесила объявление об уроках вязания. И если мисс Тервиллигер в этом платье из-за каких-нибудь причин отсутствовала в эти дни, то все в городе чувствовали себя неуютно, словно им чего-то не хватало.

Вы можете, чего доброго, подумать, что такое старое платье было уже очень поношенным и выглядело немодным? У кого-нибудь другого возможно, только не у мисс Тервиллигер! Сразу после церкви или после собрания в Женском клубе она переодевалась в простое бумажное платье, а свое знаменитое вешала на плечики и в шкаф - до следующего торжественного случая. А что касается моды, то н здесь мисс Тервиллигер всегда была на высоте. Если носили короткие платья, она распускала добрый кусок, но пряжу, конечно, сохраняла. А когда, через год или два, вновь побеждали длинные - мисс Тервиллигер тут же надвязывала до нужной длины.

Из всего сказанного выше уже можно было прийти к заключению, что мисс Тервиллигер являлась женщиной незаурядной; но если добавить ко всему этому, что слава о ее жареных цыплятах шагнула далеко за пределы Сентерберга, то сделается ясным как день, что такого человека должны были не только уважать, но и обожать.

И больше всех к этому были причастны шериф и дядя Гомера, но не Одиссей, разумеется, а другой - по имени Телемах.

Насколько помнил Гомер, шериф наносил визит мисс Тервиллигер по средам, а дядюшка Телемах по воскресеньям, и каждый из них получал право отведать в этот день прославленного жареного цыпленка "по-тервиллигеровски".

Ни для кого в городе не было секретом, что оба они - и шериф, и дядюшка Телемах - мечтают жениться на мисс Тервиллигер. И оба ей нравились. Но выбора она до сих пор никак не могла сделать...

Гомер вспомнил, что сегодня среда и, значит, у него есть еще одно дело. Поэтому он принялся ворошить горящую кучу листьев, чтоб она горела побыстрей, и когда огонь наконец потух, Гомер собрал остатки золы и помчался потом к дому дядюшки Телемаха.

Дядюшка Телемах жил совсем один в маленьком доме у железной дороги. Мать Гомера любила часто повторять, что это стыд и срам, что дядя Телик должен влачить одинокое существование, в то время как он мог бы составить счастье для многих женщин, в том числе и для той, фамилия которой тоже начинается на "Т". А тетя Агнесса обычно отвечала:

- Так-то оно так, но я просто не представляю, как она будет мириться с некоторыми его привычками!

Под "некоторыми привычками" тетя Агнесса имела в виду любимое занятие дядюшки Телемаха, его хобби. А хобби это заключалось в том, что дядюшка Телемах уже многие годы собирал веревки. И насобирал их немалое количество. По средам, во второй половине дня, он посвящал свой досуг тому, что связывал все собранные за последнюю неделю веревки и затем накручивал их на свой клубок - огромный веревочный шар, который находился в гараже. И вот тут-то дядюшке Телемаху и нужна бывала помощь Гомера. Потому что последнее время у него все чаще стали приступы ревматизма. А веревочный клубок был уже таким огромным, что намотать на него новые экземпляры было делом совсем не простым: приходилось немало прыгать и нагибаться.

Дядюшка Телемах встретил племянника еще у дверей и сразу закричал:

- Здравствуй, дорогой! Сегодня у нас уйма работы.

- Что ж, хорошо, дядя Телик, - ответил Гомер. - Я вот тоже принес тебе немного веревок из дома.

И они отправились в гараж, и дядюшка Телемах, в который уже раз, с гордостью произнес:

- Ты видишь сейчас самый большой клубок веревок в мире! - И он добавил: - Еще полдюйма - и будет шесть футов в поперечнике.

- Не знаю, дядя Телик, - сказал Гомер. - Мне Фредди говорил... Он пришел из тюрьмы, помогал там шерифу накручивать его веревки. Ну и вот... Шериф сказал, что в его клубке тоже около шести футов.

- Ха! - ответил дядюшка Телемах. - У меня есть точные сведения, что шериф совсем не натягивает веревку, когда мотает на клубок. А я играю честно, моя веревка натянута, как струна. - И он похлопал свой шар по серому боку. - Если этот клубочек распустить, он получится вдвое длиннее, чем у твоего шерифа. Не веришь?

- Наверно, вы правы, - сказал Гомер.

И он сразу приступил к делу: начал накручивать веревки на клубок, а дядюшка Телемах перед этим связывал их двойными узлами.

- Натягивай, натягивай как следует, - говорил дядюшка Телемах. - Пусть никто не говорит, что мы жульничаем... Мы мотаем честно. Нам с тобой не к лицу эти шерифские штучки...

Они уже почти закончили свою работу, как вдруг в гараж постучали. И когда дядюшка Телемах открыл дверь, то появились сначала судья Шенк, а за ним и сам шериф.

- Добрый день, Телемах, - сказал судья.

- Здорово, Телли, - сказал шериф, высовываясь из-за плеча судьи, чтобы получше разглядеть веревочный клубок.

- Здравствуйте, - ответил дядюшка Телемах и, хмуро посмотрев на шерифа, добавил:

- Вот уж не ожидал, что ТЫ пожалуешь ко МНЕ именно в СРЕДУ вечером. Ведь...

- Понимаешь, Телемах, - перебил судья, - я как раз заехал в магазин за женой и вдруг встречаю шерифа. Ну, и разговорились мы насчет нынешней ярмарки. Ты, наверно, знаешь, что в этом году нам придется значительно сократить расходы. Мы не сможем уже позволить себе устраивать, например, рысистые испытания, как в прошлые времена. И вот что мы с шерифом, который является, подобно мне, членом ярмарочного комитета и, подобно тебе, одним из выдающихся коллекционеров веревок, вот что мы с шерифом предлагаем... Мы предлагаем, чтобы вы оба приняли участие в состязании на ипподроме - в состязании, которое соберет не меньше публики, а развлечет ее даже больше, чем рысистые испытания или скачки...

- Попросту говоря, - вмешался шериф, - я вызываю тебя, Телли, на состязание по клубкам. Мы размотаем наши клубки прямо на беговой дорожке, и пускай все увидят, что мой куда больше твоего!

Дядюшка Телемах молчал, а судья продолжал:

- Такова ситуация, таково настоятельное требование дня, и ты, я глубоко уверен, не откажешься при данных обстоятельствах от этого вызова. Ты прежде всего патриот нашего города, Телемах. А кроме того, победителю будет вручен приз.

- Клянусь Зевсом, я принимаю вызов! - гордо выпрямившись, вскричал дядюшка Телемах. - И мы посмотрим, шериф, кто победит! Ведь некоторые клубки, хоть и большие, да веревки в них натянуты не больно туго. Не так, как в этом!

Дядюшка Телемах с такой силой хлопнул по серому боку своего клубка, что потерял равновесие и чуть не свалился.

- Прекрасно, джентльмены, - сказал судья. - Итак...

- Минуточку, - прервал его дядюшка Телемах. - Я принимаю вызов, это верно, но при одном условии.

Гомер затаил дыхание, потому что знал своего дядюшку как отчаянного спорщика и сейчас предвкушал удовольствие от того, что тот скажет.

- Если я выиграю, - продолжал дядюшка Телемах, - то шериф должен обещать, что прекратит свои визиты к мисс Тервиллигер и будет проводить среды где угодно, только не у нее за столом. Это облегчит ей возможность выйти за меня замуж.

- Идет, - ответил шериф. - Но в таком случае и я ставлю дополнительное условие.

Если победа моя, то и ты должен будешь проводить все воскресенья в любом месте, кроме дома мисс Тервиллигер. И тогда, несомненно, она выйдет замуж за меня!

- По рукам! - воскликнул дядюшка Телемах. - Гомер, разбей!

И они пожали друг другу руки впервые за многие годы (и то, конечно, лишь для того, чтобы закрепить пари).

- Прекрасно, джентльмены, - сказал судья. - Я сам буду судьей в этом матче, и мы сегодня же создадим судейскую коллегию и выработаем основные правила... Желаю всяческих благ, Телемах.

- Пока, Телли, - сказал шериф. - Жалко, у меня больше нет времени, а то бы посидел еще.

Дядюшка Телемах с треском захлопнул дверь за гостями и вернулся к своему клубку.

- Посмотрим, чья возьмет, - сказал он и завязал следующий узел с такой силой, что порвал веревку.

- Вот здорово, дядя Телик! - воскликнул Гомер. - Шикарный будет матч! Я уверен, вы возьмете первый приз.

- Дело не в призе, а в принципе, - сказал дядюшка Телемах. - И нужно, чтобы для мисс Тервиллигер легче было сделать выбор. Да... - вздохнул дядюшка Телемах, и взгляд его сделался мечтательным, - если б ты только знал, как эта женщина жарит цыплят!..

После этих слов он принялся снова завязывать узлы, напомнив Гомеру, чтобы тот потуже натягивал веревку на клубок.

Через день в вечернем выпуске "Сентербергского сигнала" Гомер прочитал большую статью о местной ярмарке, а также специальное объявление о матче на звание чемпиона мира по собиранию веревок. Тут же были опубликованы правила и условия состязания. Вот некоторые из них:

а) Каждому из соревнующихся предоставляется право иметь ассистента во время маневрирования с его клубком веревок.

б) Клубок веревок должен разматываться на беговой дорожке городского ипподрома в направлении, противоположном ходу часовой стрелки.

в) Место старта - напротив судейской будки, возле главного входа.

г) Клубок веревок, обернувшийся наибольшее число раз по беговой дорожке, считается занявшим первое место, а его владельцу присваивается звание чемпиона мира по собиранию веревок.

д) Клубки веревок будут разматываться в течение всей ярмарочной недели. Начало в два часа дня.

Гомер прочитал все пункты и обратил внимание на то, что ни в одном из них не упоминается о дополнительном джентльменском соглашении между шерифом и дядюшкой Телемахом. Впрочем, все равно весь Сентерберг уже говорил о том, что выигрыш матча почти наверняка означал выигрыш руки и сердца мисс Тервиллигер. И откуда только люди так быстро узнают все подробности?

Гомер подумал, что надо навестить дядюшку Телемаха и выяснить, согласен ли он со всеми условиями матча. И еще Гомеру хотелось бы знать, как отнесется такая умная женщина, как мисс Тервиллигер, которая вдобавок умеет так здорово жарить цыплят, - как она отнесется к этому дополнительному соглашению.

Дядюшку Телемаха Гомер застал у стола, перед листом бумаги, погруженного в одно из четырех действий арифметики. Он умножал диаметр своего веревочного клубка на число "пи", которое равно 3,14159, и результат этого умножения показывал, какой длины окружность клубка, если ее растянуть по прямой, то есть по беговой дорожке ипподрома. Потом дядюшка Телемах помножил еще что-то на что-то и в конце концов спросил у Гомера, сколько футов в миле.

- Пять тысяч двести восемьдесят, - ответил Гомер. Дядюшка Телемах тем временем помножил еще кое-что на кое-что, затем повернулся к Гомеру и сказал:

- Я вычислил, что веревок в этом клубке хватит на то, чтобы несколько сот раз пройти по кругу ипподрома. Клянусь! По моим расчетам здесь двадцать пять миль веревки! Посмотрим, как шериф со мной справится!..

- Ой, дядя Телик! - закричал Гомер, - Смотрите, кто сюда идет! Опять судья и шериф... Ой, а с ними... посмотрите... мисс Тервиллигер!

Дядюшка Телемах распахнул дверь, прежде чем в нее постучали, и первым, отдуваясь, вошел судья, а за ним остальные гости.

- Привет тебе, Телемах, - сказал судья. - Мы прибыли поставить тебя в известность, что еще один претендент вступает в борьбу за титул чемпиона мира по собиранию веревок.

При этих словах мисс Тервиллигер покраснела и смутилась, а дядюшка Телемах отшатнулся на другой конец комнаты, поднял брови чуть не до самой лысины и поглядел на шерифа. И в глазах его можно было прочитать вопрос: "Неужели она узнала о нашем тайном соглашении?!"

На что шериф пожал плечами и дернул правым усом, что также означало полное недоумение.

Во всяком случае, если мисс Тервиллигер что-то и знала или слышала, то вида не показывала. Наоборот, она весело улыбнулась и сказала, обращаясь к шерифу и к дядюшке Телемаху:

- Разве не замечательно, что у нас оказалось так много общего?.. Да, я тоже последние пятнадцать лет собирала веревки. Вернее, не веревки, а пряжу... Все, что оставалось после моих занятий с учениками. И у меня получился неплохой клубок всех цветов и оттенков.

- Превосходно! - сказал судья, потирая руки. - Просто превосходно, мисс Тервиллигер.

- Но послушай, судья... - с тревогой произнес дядюшка Телемах, а шериф продолжил:

- Послушай, судья, разве не тришком слудно... то есть я хотел сказать не слишком трудно для женщины участвовать в таких соревнованиях?

И он незаметно ткнул судью в бок и яростно подмигнул ему. Но судья не понял или не захотел понять намека.

- Превосходно, - продолжал он, - ибо свидетельствует о том, что простая американская женщина начинает занимать достойное место в сфере деловой и общественной жизни своей нации... И шериф, и Телемах, и я глубоко ценим ваш общественный темперамент, дорогая мисс Тервиллигер, и я уверен, что ваше непосредственное участие принесет нынешней ярмарке непревзойденный успех.

- Ну, это вы, право, слишком, - с улыбкой сказала мисс Тервиллигер. Пойдемте, судья, мне пора возвращаться домой. Всего хорошего, шериф. До свиданья, Телемах.

С вами мы увидимся в воскресенье, как всегда.

После их ухода шериф и дядюшка Телемах долго еще спорили. Каждый обвинял другого в том, что по его вине мисс Тервиллигер узнала об их тайном соглашении. Но в конце концов они успокоились и пришли к выводу, что сама мисс Тервиллигер ни о чем не догадывается, а просто судья своими речами склонил ее тоже принять участие в состязании.

- Дядя Телик, - спросил Гомер, - а разве может быть на свете еще один такой же огромный клубок, как у вас или у шерифа?

- Ах, сынок, - со вздохом сказал шериф, - ты не знаешь этой женщины! Она очень умна, поверь мне, очень умна. А дядюшка Телемах уныло добавил:

- И мы можем опять оказаться в прежнем положении. Ведь что будет, если выиграет она? Снова нам придется ожидать ее решения. И, возможно, целую вечность...

В течение нескольких дней, оставшихся до открытия ярмарки, весь город, да что там город - весь округ только и говорил что о необычном состязании. Люди не только говорили об этом, но старались и помочь. У каждого из претендентов были болельщики, которые сейчас лихорадочно собирали веревки или нитки для своих любимцев. Кроме того, болельщицы мисс Тервиллигер сообщили, что она позволила себе потратить часть пряжи на то, чтобы связать совсем новое платье!

Когда мать Гомера услышала об этом, она тут же позвонила тете Агнессе и сказала:

- Нужно что-то сделать и для Телика. Ты же знаешь, он не может отличить пиджака от куртки!

И на следующий день они потащили его в магазин и выбрали ему очень милый клетчатый костюмчик, который так шел к его лицу и лысине.

Ну, а как только это стало известно шерифу, он сказал:

- Что ж, если они хотят устроить мыставку вод... то есть я хотел сказать - выставку мод, то за мной дело не станет!

И он отправил заявку в лучшее ателье Чикаго и заказал там самый модный двубортный костюм.

И вот наступил последний день перед торжественным открытием ярмарки, и Гомер с шерифом направились к дому мисс Тервиллигер, чтобы присутствовать при том, как ее клубок будут грузить на машину и отправлять к месту состязаний.

Клубок был так велик, что не пролезал в дверь, и пришлось вызывать городского плотника, чтобы он разобрал стену, - только тогда клубок скатили по доскам со второго этажа прямо в кузов грузовика.

И пока грузчики с криками "Раз, два - взяли!" делали свое дело, шериф говорил:

- Н-да, это самый здоровенный клубок из всех, какие я видел. И какой аккуратный!

Сразу чувствуется ренская жука... то есть я хотел сказать - женская рука!

Тут подошел дядюшка Телемах и сказал:

- Да, чудесный клубочек! Отливает всеми цветами радуги. Очень красиво... Только ручаюсь, что нитки совсем не натянуты. Конечно, он такой мягкий, что его проткнешь кулаком.

- Зато какой здоровенный! - печально сказал шериф. - И пряжа так хорошо растягивается.

Минула беспокойная ночь, засияло новое утро - и ярмарка открылась. К двум часам дня трибуны ипподрома были переполнены. Народ толпился у изгороди, в проходах и даже на самом кругу.

Ровно в два часа участники состязаний вместе со своими ассистентами начали раскручивать клубки. Это захватывающее зрелище не помешало публике (особенно женской ее части) одобрительно оценить новое розовое платье мисс Тервиллигер и новые костюмы двух других претендентов.

После первых трех кругов и соревнующиеся, и их помощники страшно вымотались, им было жарко и хотелось пить. Поэтому, чтобы не прерывать состязание, судья принял такое решение: разматывать клубки станут по-очереди служащие ярмарки, а сам он вместе с главными участниками сядет в машину шерифа и будет следовать за клубками.

К концу первого дня соревнования клубок мисс Тервиллигер равнялся в поперечнике 5 футам 9 дюймам; клубок шерифа - 5 футам 3/4 дюйма, и клубок дядюшки Телемаха - 5 футам 8 дюймам. И шериф, и дядюшка Телемах были заметно обеспокоены.

После второго дня борьбы счет был такой:

Шериф и мисс Тервиллигер - 5 футов.

Дядюшка Телемах - 4 фута 11 15/16 дюйма.

Шериф и дядюшка Телемах несколько повеселели. Время шло, напряжение в борьбе нарастало, и за день до закрытия ярмарки турнирная таблица выглядела следующим образом:

Дядюшка Телемах - 16 1/2 дюйма.

Шериф - 16 1/2 дюйма.

Мисс Тервиллигер - 12 5/8 дюйма.

А клубок каждого из участников чемпионата сделал вокруг ипподрома ровно девяносто девять кругов.

Дядюшка Телемах и шериф сейчас были уже совершенно уверены в победе каждый, разумеется, в своей - и в том, что недалека та минута, когда один из них будет объявлен чемпионом мира по собиранию веревок (и счастливым претендентом на руку и сердце мисс Тервиллигер).

И вот он наконец, заключительный день соревнований, день закрытия ярмарки. С самого утра толпы людей из города и со всей округи осаждали ипподром, где снова, как и вначале, сами претенденты будут разматывать свои клубки.

Шериф и дядюшка Телемах вышли на поле в новых, тщательно выутюженных костюмах.

Но мисс Тервиллигер, к удивлению многих, не надела своего нового розового платья. Все женщины сразу заметили, что на ней было ее видавшее виды сине-желто-малиновое платье - то самое, что она связала много лет назад и берегла все эти годы. Только сейчас оно было внизу отделано розовой каймой.

...Два часа пополудни. Пробил гонг, и мисс Тервиллигер первая начала разматывать свой клубок, а вернее, то, что осталось от него, потому что весь он уместился в изящной корзинке, которая была у нее в правой руке. В левой же она держала не менее изящный зонтик, раскрыв его над головой для защиты от довольно горячего осеннего солнца.

Почти все знали о том печальном факте, что клубок мисс Тервиллигер на 1/г дюйма меньше, чем у шерифа или у дядюшки Телемаха. И тем более все не могли не восхищаться силой духа и выдержкой мисс Тервиллигер, потому что было ясно, что она не может уже претендовать даже на второе место.

Дядюшка Телемах и шериф, совершенно уверенные в победе (каждый, естественно, в своей), начали раскручивать клубки медленно и с достоинством и время от времени бросали друг на друга зоркие ястребиные взгляды, следя, чтобы противник не слишком приближался к забору и тем самым не уменьшал диаметра круга, а также чтобы все узлы на его веревках были целы. Мужчины не прошли еще и четверти круга, когда мисс Тервиллигер достигла уже половинной отметки и вот-вот должна была остановиться.

Гомер с жалостью следил за худощавой фигурой с корзинкой в правой руке и зонтиком в левой, в потускневшем, видавшем виды платье сине-желто-малинового цвета с розовой каймой внизу.

Дядюшка Телемах и шериф тоже миновали половинную отметку, но у них еще был порох в пороховницах - иначе говоря, в их клубках еще оставалось немало веревок, и они их натягивали как только могли...

Мисс Тервиллигер продолжала идти, и нитка за ней продолжала разматываться, словно она держала в руках не простую корзинку с жалкими остатками ниток, а волшебную - с неиссякаемым запасом пряжи.

Три четверти круга... "Ну, все!" - вздохнул Гомер. Нет, мисс Тервиллигер по-прежнему шла размеренным шагом в своем платье сине-желто-малинового цвета с розовой каймой внизу, и в правой руке у нее была корзинка, а в левой, как вы уже помните, зонтик.

Последние футы дистанции. Шериф и дядюшка Телемах ускорили шаг и обогнали мисс Тервиллигер... И вот они остановились рядом, не дойдя полдюжины футов до судейской будки, напротив главного входа. Остановились на одной линии.

Ипподром замер...

- Я выиграл!!! - закричал вдруг во все горло дядюшка Телемах, и все зрители, как один, вздрогнули. - Смотрите! Судья! У шерифа конец веревки приклеен к грецкому ореху, а у меня нет! Значит, мой клубок длиннее!.. Я выиграл! Слышите?!

Послышались ликующие крики:

- Ура, Телемах! Да здравствует Телик! Пламенный привет чемпиону мира по собиранию веревок! Ура!.. Мо-ло-дец!..

Когда шум постепенно затих, все услыхали негромкий тонкий голос:

- А ведь выиграла я!

И тут каждый из присутствующих увидел, что мисс Тервиллигер стоит прямо возле судейской будки напротив главного входа; стоит в своем новом розовом платье с сине-желто-малиновой отделкой вокруг шеи... И в правой руке у нее корзинка, а в левой, как вы уже прекрасно помните, зонтик!..

Судья выскочил из будки, подбежал к мисс Тервиллигер, выхватил из ее рук желтый конец нитки, поднял высоко в воздух и провозгласил:

- Я объявляю победителя в этом матче первым чемпионом мира по собиранию веревок!..

И долго не умолкали приветственные возгласы в честь мисс Тервиллигер.

Дядюшка Телемах (серебряная медаль) и шериф (бронзовая медаль), как им ни было обидно, нашли в себе силы сразу подойти и поздравить мисс Тервиллигер с победой.

Они были огорчены не столько поражением, сколько тем, что вновь остается все та же неопределенность в их взаимоотношениях с мисс Тервиллигер и друг с другом...

Надо сказать, что не было, наверно, на всем ипподроме ни одной женщины, которая с удовлетворением бы не заметила, с какой ловкостью и находчивостью мисс Тервиллигер выхватила знамя победы из рук противников. И женщины не удивились этому. Потому что, во-первых, они всегда знали, как умна мисс Тервиллигер, а во-вторых... во-вторых, чего не придумает женщина, если не хочет лишиться ни одного из своих поклонников!

Конечно, и некоторые из мужчин - наиболее наблюдательные, такие, как, скажем, Гомер - поняли, что придумала мисс Тервиллигер для того, чтобы добиться победы.

Но они почти ни словом не обмолвились об этом, а если их языки и развязались, то лишь после того, как мисс Тервиллигер согласилась выйти замуж за дядюшку Телемаха. Это случилось через неделю после закрытия ярмарки. Свадьбу закатили на славу, и самым почетным гостем был шериф.

Дядюшка Телемах и его жена давно уже уехали посмотреть на Ниагарский водопад, а гости все еще пили пунш в их доме и ели свадебный пирог и пончики, не говоря уже про знаменитых жареных цыплят.

- ...Да, - сказал шериф Гомеру на пятый день празднования. - Свавная была сладьба... то есть я хотел сказать - славная свадьба. Ничего не скажешь.

Он обсосал грудную косточку очередного цыпленка, взял двумя пальцами дужку - некоторые называют ее "бери да помни", - повертел в руках и вздохнул. Но он недолго оставался печальным, через минуту взор его прояснился, и шериф сказал:

- А ты знаешь, они пригласили меня обедать у них каждый четверг.

И еще через минуту он добавил:

- Я думаю, это будет очень порошая хара... то есть я хотел сказать хорошая пара. Они вместе пойдут по жизни, собирая веревки.

- Да уж, - сказал Гомер, - теперь их никто на свете не обгонит.

- Ты прав, парень. Никому не намотать столько веревок, сколько у них у двоих...

А я, пожалуй, начну теперь собирать бумажные мешки или эти... как их... каночные брышки... то есть хотел сказать - баночные крышки!

 

Глава 5. СЕНТЕРБЕРГСКИЙ МЫШЕЛОВ.

После закрытия ярмарки жизнь в городе Сентерберге вошла в обычную колею. Гомер и его друзья снова сосредоточили главные силы на арифметике и баскетболе, а взрослые занялись своими делами и старались их вести так, чтобы во всем была тишь да благодать. До выборов в городское управление оставался месяц с лишним, и сторонники демократической и республиканской партий еще не начали спорить о том, как лучше управлять городом. Члены Женского клуба тоже пока ни с чем не боролись, дядюшка Одиссей не приобретал новых автоматов для своего кафе...

Словом, ничего нового не происходило и не о чем было людям посудачить, поразмыслить, посплетничать... Не о чем, кроме погоды, кинофильмов и последних фасонов дамских шляп, а этого хотя и не так уж мало, но все же недостаточно.

Дядюшка Одиссей, шериф и все остальные, кто любил собираться в парикмахерской, давно уже ломали голову, о чем бы еще потолковать и как бы убить время до выборов.

Правда, иногда, особенно по утрам, их беседа становилась довольно оживленной.

Так случилось и в тот описываемый нами день, когда шериф, весь сияющий, вошел в парикмахерскую и заявил:

- А я надел сегодня берстяное шелье... то есть я хотел сказать шерстяное белье. С утра было страшно холодно.

- Да ну? - удивился дядюшка Одиссей. - Разве? Надо сказать Агнессе, чтобы достала и мое.

- Что касается меня, - сказал парикмахер, - я не надену теплого белья ни за какие деньги! От него все тело зудит...

И они заспорили на целый час, если не больше. Потом их разговор, естественно, перескочил на шерстяные носки, ботинки, галоши, а отсюда и рукой подать до грязи, которая на дорогах, в коровниках, в курятниках... Потом наступило длительное молчание. Городские часы показывали всего половину одиннадцатого, а беседа уже иссякла. Говорить было абсолютно не о чем. Оставалось лишь глазеть через витрину парикмахерской на улицу.

- Вон доктор Пелли пошел, - проговорил парикмахер. - Кто-то заболел, наверно...

Интересно, кто?

- Может, обморок у жены судьи, - предположил шериф.

- В семье Колби ожидают ребенка, - сказал дядюшка Одиссей. - Я спрошу сегодня у Агнессы. Она все разузнает.

- Далей Дунер идет, - сказал шериф. - Он уже три года как без работы.

За окном прошли несколько ребят.

- В школе, должно быть, большая перемена, - сказал дядюшка Одиссей.

И немедленно вслед за этими словами в парикмахерскую вошел Гомер, поздоровался и сказал:

- Дядюшка Одиссей, меня послала тетя Агнесса. Она велела вам сейчас же идти домой и помочь ей подавать дежурный завтрак.

Дядюшка Одиссей вздохнул, поправил свой белый колпак и уже приподнялся было с парикмахерского кресла, как вдруг шериф приложил ладонь к уху и сказал:

- Слышите?.. Что это?

Дядюшка Одиссей перестал вздыхать и прислушался. То же сделал и парикмахер.

Шум (он больше походил на треск) сделался громче, и вот из-за угла выполз и задребезжал по городской площади странного вида автомобиль. Наблюдатели из окна парикмахерской глазели, разинув рты, на то, как он сделал один круг по площади, потом второй и после третьего весь затрясся и остановился наконец перед самыми дверями кафе дядюшки Одиссея.

Автомобиль был таким древним, что его хоть в музее показывай. Вместо кузова на нем стояло какое-то страшное оборудование, видневшееся из-под старого, замызганного брезента. Но не это заставило Гомера, и шерифа, и дядюшку Одиссея, не говоря уже о парикмахере, широко разинуть рты и долго не закрывать Нет!

Больше всего их поразил вид самого водителя.

- Ух ты, какая бородища! - воскликнул Гомер.

- А волосы! - сказал парикмахер. - Ручаюсь, здесь стрижки доллара на два, не меньше!

- Кто-нибудь видит, какое у него лицо? - спросил шериф.

- Никто, - ответил дядюшка Одиссей, не сводя глаз с удивительного незнакомца.

А тот вытащил свою бороду из рулевой баранки, вылез из кабины и скрылся в дверях кафе дядюшки Одиссея. Владелец кафе тут же ринулся к выходу, на пути крикнув:

- Пока! Увидимся позже.

- Подожди, я с тобой, - сказал шериф. - Мне что-то есть захотелось.

Гомер, конечно, побежал вслед за ними, а парикмахер закричал вдогонку:

- Поскорее возвращайтесь и расскажите, в чем дело!

- Если я доставлю к тебе этого клиента, - не оборачиваясь, сказал шериф, - с тебя причитается!

Незнакомец скромно сидел на самом дальнем конце прилавка и выглядел до крайности смущенным и застенчивым. Тетя Агнесса, глядя на него с нескрываемым подозрением, подала на голубой тарелке дежурный завтрак. Чтоб не показаться вконец невежливыми, дядюшка Одиссей и Гомер не пялили на него глаза, а зашли за прилавок и сделали вид, что чем-то очень заняты. Шериф притворился, что внимательно изучает меню, которое давно уже знал назубок. Все они лишь изредка бросали мимолетные взгляды на странного посетителя.