Черное солнце

Макнилл Грэм

Нарушение священного Кодекса Астартес, пусть и совершенное по необходимости и из самых благих побуждений, не может остаться безнаказанным. Искупить вину перед Орденом Уриэль Вентрис, разжалованный капитан Ультрамаринов, сможет, лишь исполнив смертельную клятву. А сделать это ему предстоит там, куда приводят дороги, вымощенные благими намерениями. Там, где в мёртвом небе горит чёрное солнце. Там, где сбываются кошмары и умирают надежды.

Но даже пламень ада не в силах испепелить отвагу и честь истинных сынов Ультрамара.

 

Пролог

Отзвук далёкого удара отразился от стен зала Совета, отдался эхом далеко внизу — в зале Мортициев, затем снова поднялся вместе с ядовитыми испарениями и душераздирающими стонами. На головокружительной высоте под потолком этого мрачного зала сидели горгульи из прессованного железа. Сводчатый потолок подпирали колонны с непропорционально большими капителями, покрытыми колыхающейся липкой, жирной слизью. Оправой капителям служили оскалившиеся черепа.

Из огромного провала в обсидиановом полу, накатывая волнами, вздымался обжигающий пар. Марево обволакивало подвесной мост, перила которого были обшиты железом и украшены тяжёлыми золочёными бляхами, державшимися на массивных цепях толщиной с человеческое туловище.

В зале Совета клубились едкие жёлто-зелёные испарения и чувствовался, обжигающий горьковатый привкус расплавленного металла. Стены помещения были подсвечены адским оранжевым сиянием, исходящим от потока раскалённой лавы, который змеился по дну глубокого ущелья.

Подвесной мост вёл к высокой мрачной стене из камня с тёмными прожилками, прямо к огромному проёму, пробитому в кладке. В проёме высились железные двери, закалённые в море крови, пролитой за те годы, что их ковали. Усыпанные зазубренными чёрными шипами, внутренние ворота крепости Халан-Гол охранялись двумя бронированными колоссами и вели к внутренним покоям нового хозяина крепости. Два Титана с демоническими лицами, увешанные ненавистными многим стягами Легио Мортис, направили свои орудия, способные стирать в пыль города, на путников, что посмели приблизиться к воротам.

Происходящее в зале Совета совершенно не волновало воинов, что шагнули на отвратительно скрипящий мост. Они видели и не такое. А командир отряда бойцов знавал места гораздо более страшные, чем это.

На губах лорда Торамино, Кузнеца Войны Легиона Железных Воинов, играла презрительная усмешка, но, когда он поднял взгляд на Титанов, лицо его скривилось. Если этот полукровка полагает, что такая показуха способна запугать его, то, наверное, он глупее самых примитивных созданий в этом мире. Его отряд проходил три дня назад через ворота крепости и прекрасно обошёлся без этих Титанов, что требовали к себе повышенного внимания. Несмотря на обуявший его гнев, лорд Торамино смотрел на них с безразличием. Его взгляд был твёрдым и спокойным. Без сомнения, маги кабала наблюдают за ним даже сейчас, но создавалось такое впечатление, что его это ничуть не волновало: он шёл спокойно, словно прогуливаясь, с высоко поднятой головой и руками, сцепленными за спиной.

Бок о бок с ним шёл и брюзжал лорд Беросс. Очередной поток ругательств вырвался у него, когда он увидел, как Титаны направили оружие на них. Когда Беросс нервно затеребил свой болтер, Торамино пристально посмотрел на него и огорчённо покачал головой, как будто сетуя на недостаток выдержки у подчинённого.

Торамино взошёл на железный мост и металл зло зашипел под его ботинками и заструился, как ртуть, мерцая и завораживая. Будучи больше двух метров ростом, лорд Торамино носил изысканно отделанную силовую броню ручной работы, созданную на самой Олимпии, всегда надраенную до зеркального блеска и испещрённую гибельными символами. А довершали его эпатажный вид причудливые золотые рельефы и ониксовые шевроны. Плащ цвета охры, сплетённый из нитей, что были прочнее адамантиума, величественно ниспадал до земли. На правом плече лорда красовался мрачно оскалившийся череп — эмблема Железных Воинов, а на левом — его личный герб, изображавший кулак в латной рукавице, разбивающий крепостную стену.

Железный Воин из особо приближённых нёс искусно сделанный шлем великолепной чеканки. Другой воин нёс многими проклятый флаг с изображением восьмиконечного чёрного символа.

Длинные седые волосы Торамино, собранные в тугой хвост, свисали на спину. У него было строгое угловатое лицо, на котором отразились невзгоды, прожитые годы и горький жизненный опыт. Глаза его были поразительны: мало того что они были слишком округлыми для человека, так ещё и молочного цвета и горели смертельной ненавистью под густыми бровями.

Как только лорд Торамино и лорд Беросс приблизились к стене, сильный порыв ветра донёс до них невыносимый смрад — тонкие струйки липкого запаха текли от запорных механизмов, располагавшихся по обе стороны от ворот. С жутким скрипом и скрежетом эти машины приводили в действие грандиозные, засовы, которые падали с грохотом, заставляющим слетать пыль с потолка зала Совета.

Титаны опустили свои гигантские пушки и налегли на бронзовые створки. Сервоприводы их доспехов зашипели, и ужасные ворота медленно открылись с тяжким стоном, впустив поток изумрудного света в зал. Торамино и Беросс прошли между Титанами в святая святых крепости.

Торамино хорошо знал это место, ведь все последние годы приходил сюда, отдавая дань уважения прежнему смотрителю замка Халан-Гол — страшному воину, который пошёл на повышение. Стены внутри крепости были из гладкого чёрного камня с золотыми и серебряными прожилками. Несмотря на жар, исходящий от мозаичного пола, они были словно покрыты инеем. Сквозь множество арочных окон разного размера, что прорезали всю восточную стену зала, падал болезненно-белый свет. Он ложился перламутровыми полосами на полу и убивал любые проявления жизни в кабинете коменданта, придавая мертвенную бледность всем присутствующим.

В конце зала стоял отполированный, белый с серебром трон, на котором восседал воин в помятом силовом доспехе. Вокруг него толпилось множество Железных Воинов, всем своим видом изображавших внимание. Лорда Торамино задело, что ему пришлось прийти к новому повелителю крепости как к равному. Этот полукровка был низкого происхождения и не стоил того, чтобы вытирать кровь с доспехов Железных Воинов, а теперь ему было дозволено командовать ими в битве. Такое оскорбление чести Легиона было сверх того, что мог вынести Торамино, и сейчас он смотрел, как комендант крепости поднимается с трона, и чувствовал ненависть, вздымающуюся ядовитой волной желчи.

Внешний вид коменданта один в один подходил, по мнению Торамино, под описание личности, не имевшей ни крови, ни благородства Древних Олимпии. Шапка чёрных волос обрамляла морщинистое лицо с туповатыми заурядными чертами, испещрённое шрамами. А оружие было всё во вмятинах и зазубринах, с него до сих пор не были счищены следы боёв. Создавалось такое ощущение, что этому выскочке совершенно безразлично, что он сейчас имеет честь принимать двух особ, принадлежащих к одному из самых древних и знатных кланов Медренгарда.

И как этот недоумок сумел так обстряпать дело, чтобы стать преемником?

— Лорд Хонсю? — полувопросительно произнёс Торамино, заставляя себя склонить голову, но по-прежнему оставляя руки сцепленными за спиной. Он взял официальный тон, в его низком и шипящем голосе, однако, проскальзывала скрытая насмешка.

— Лорд Торамино, — откликнулся Хонсю. — Вы удостоили меня большой чести, почтив своим присутствием. И вы тоже, лорд Беросс. Прошло уже много лет с тех пор, как стены Халан-Гола до основания потрясались вашей поступью.

В этот момент пол дал трещину под весом Беросса, который представлял собой огромное неповоротливое чудовище из стали и бронзы. Ровно в два раза выше Торамино, Беросс был закован в саркофаг Дредноута много тысячелетий назад, но до сих пор ещё находился в чине Кузнеца Войны.

И эта гротескная машина проскрипела противным голосом, заглушённым и искажённым бронзовым динамиком:

— Да, так оно и было, несмотря на то, что я нахожу унизительным для себя находиться внутри этих стен, зная, что ублюдок вроде тебя стал новым хозяином крепости.

Со времени погребения Беросса его механический саркофаг постоянно надстраивался и модернизировался. У него были увеличены и усилены ноги, что позволяло опытному воину управлять все усложнявшейся и утяжелявшейся машиной смерти. Верхняя часть тела Беросса была уже порядком потрёпана и испещрена оспинами от снарядов, которые свидетельствовали о многих боях, в которых он участвовал и одержал победу. К одной руке был прикреплён огромный осадный топор, а другая представляла собой многоствольную автоматическую пушку.

Ещё четыре могучих железных руки, оканчивающиеся грозными кирками, пилами, клешнями и осадным бронебойным орудием, внезапно выросли из саркофага Беросса и взметнулись в воздух, готовые применить всю свою убийственную мощь в любой момент.

Золотистые глаза Торамино злорадно вспыхнули, когда старый вояка удачно отпарировал грубость со своей прямодушной простотой. Хонсю получил достойный отпор. Конечно, новый комендант наверняка уже знает, что привело их сюда. На этом свете была только одна вещь, которая могла заставить Торамино и Беросса вступить в логово этого недоумка. Торамино улыбнулся, предвкушая досаду Хонсю оттого, что ему придётся делиться добычей своего бывшего командира.

— Вы должны простить Беросса, лорд, — проговорил Торамино примирительно, выступая вперёд и выставляя руки перед собой.

Его латные перчатки, в отличие от остального изящного вооружения, были сделаны из обычного железа, поцарапаны и помяты во многих боях. Выйдя победителем из своей первой битвы, он решил никогда не смывать смерть со своих рук, и длинные краги перчаток были пропитаны кровью и страданиями. Как только эти жуткие клешни, протянулись к коменданту, Железные Воины, стоявшие за троном, как по команде вздёрнули свои болтеры и направили стволы в голову гостя.

Торамино грустно усмехнулся, обнажив зубы из сверкающего серебра, и сказал:

— Я предстал перед вами, дабы поздравить вас с победой на Гидре Кордатус. Ваш бывший командир провёл эту операцию на редкость успешно. Взять такие неприступные стены — это и правда невероятное достижение в наши времена. А ваши товарищи капитаны Форрикс и Кроагер? Где же они? Я хочу выразить им своё почтение.

— Они мертвы, — огрызнулся Хонсю, а Торамино улыбнулся ещё шире, поскольку этот выскочка явно не получал ни малейшего удовольствия от чествования.

Но в то же время Кузнец Войны Железных Воинов заподозрил, что жалкий ублюдок может потребовать признания своих деяний, сорвав планы Торамино и Беросса. Они возлагали большие надежды на это путешествие в крепость.

— Жаль, — сказал Торамино, — но Форрикс и Кроагер погибли ради великой цели, верно? Вы преуспели в поисках клада?

— Жаль? — переспросил Хонсю. — Единственное, о чём я жалею, что у меня не было возможности придушить их своими руками. Хотя мне повезло — я смог насладиться зрелищем смерти Форрикса. Это происходило прямо у меня на глазах. И да, мы окупили всю войну, найдя криохранилище в горах. По крайней мере, ту его часть, что имперцы не успели уничтожить.

— Стабильный генокод? — жадно выдохнул Торамино.

— Да, — подтвердил Хонсю, — биологически стабильный и без мутаций. И весь для Осквернителя. Ты же и так все знаешь, Торамино.

Лорд Беросс рассмеялся, и из динамиков раздался надтреснутый голос:

— Даже и не думай, что ты сможешь одурачить нас, недоносок! Мы же прекрасно знаем, что ты приберёг немного и для себя. Ты был бы уж совсем идиотом, если бы поступил по-другому.

— А если и приберёг, тебе то что, Беросс? — огрызнулся Хонсю.

— Ах ты, щенок! — взревел разъярённый Дредноут, выступая с жутким грохотом вперёд, в то время как его когтистая рука на спине вновь ожила. — Да как ты вообще смеешь разговаривать в таком тоне с вышестоящими?

Прежде чем Хонсю успел хоть что-то ответить, Торамино сказал:

— Несмотря на то, что лорд Беросс выражается грубо и резко, он говорит правду. Я прекрасно знаю, что ты придержал немного генного семени и для себя. Так что слушай внимательно, недомерок: твой бывший главнокомандующий был нашим союзником и поклялся, что не забудет нас. И мы думаем, что ты, как его преемник, выполнишь его обещание и поделишься с нами добычей, полученной вместе с победой.

Хонсю ничего не отвечал долгое время, а потом рассмеялся им прямо в лицо. Торамино почувствовал, что ненависть готова захлестнуть его с головой.

— Поделиться? — переспросил Хонсю, поворачиваясь и принимая широкий топор на длинной рукояти от одного из Железных Воинов. Потом кивнул другому, чтобы тот поднял тяжёлый криоконтейнер из-за трона, и в то же время несколько бойцов промаршировали по залу и встали за спинами пришельцев.

Когда один из воинов поставил ящик перед Торамино, Хонсю сказал:

— Вот то, чем я хочу с вами поделиться. Это моё последнее и единственное предложение. Я предлагаю вам взять это и уйти, пока вы целы.

Глаза Торамино резко сузились, и он медленно протянул руку, чтобы поднять крышку. Дыхание со свистом вырывалось из его груди. Все в нём кричало, что это ловушка, но он не мог выказать слабость перед этим полукровкой. Он всё-таки открыл контейнер и окаменел, когда увидел, что тот пуст.

— Это жалкая попытка пошутить? — прошипел Торамино. — Ты отказываешься от обещаний своего бывшего командира?

Хонсю шагнул к Торамино и харкнул прямо на его сверкающие, надраенные доспехи.

— Да плевать я хотел на его обещания, как плюю и на тебя! — выкрикнул он. — На тебя и твоего тупого монстра! Ах да, хочу добавить, что это вовсе не шутка. Запомни, Торамино, ты тут ничего никогда не получишь. И никто не получит! То, что я забрал у Императора на Гидре Кордатус, я завоевал потом и кровью. И ни вам, ни кому бы то ни было ещё я не позволю ничего у меня отобрать!

Торамино кипел от гнева, но проглотил оскорбление. Мускулы на его шее напряглись, но это было единственное, в чём внешне проявилась его ярость. Он проворчал проклятие, кивнул Бероссу, и Дредноут со звериным рыком обрушил свой осадный топор на Железного Воина, который принёс пустой контейнер. Корона на голове Дредноута при этом ослепительно вспыхнула искрящими электрическими молниями, а кровь и осколки костей брызнули во все стороны.

Торамино, который до сих пор не мог поверить, что этот ничтожный полукровка осмелился так отнестись к нему, проревел:

— Да как ты смеешь так меня оскорблять?

— Да, смею! Тебя больше никто не желает видеть в этих стенах. Единственное, что я могу сделать для тебя, — дать возможность уйти живым. Но ноги твоей больше никогда не будет в этой крепости, пока я дышу!

— Оказать открытое неповиновение мне равносильно смерти, — с угрозой в голосе пообещал Торамино. — Моя армия не оставит от этой чёртовой крепости камня на камне, а тебя я отдам на съедение Бескожим.

— Посмотрим, — сказал Хонсю, перехватывая топор поудобнее. — Давай высылай свои армии штурмовать мои стены, Торамино. Всё, что они смогут обрести здесь, — смерть!

Не снизойдя до ответа, лорд Торамино развернулся на каблуках и гордо прошествовал из зала Совета, чеканя шаг, а его свита и лорд Беросс проследовали за ним.

Если этот полукровка хочет войны, Торамино покажет ему войну.

Войну, которая порадовала бы самого Пертурабо и отвлекла его от горьких дум.

 

Часть I

СМЕРТЕЛЬНАЯ КЛЯТВА

 

Глава 1

Переходя к последним упражнениям разминки, Уриэль сохранял спокойное дыхание — каждое его движение было выверено и отточено, разум и тело работали в унисон. Он сосредоточенно отрабатывал удары: сначала локоть, а потом кулак точно и резко бьют по воображаемому противнику. Глаза его были закрыты, но шаги оставались уверенными и в то же время лёгкими. Тело работало, как хорошо отлаженный механизм.

Заканчивая последнее упражнение, Уриэль глубоко вздохнул, скрестив кулаки перед собой, потом резко выдохнул, не теряя концентрации, его руки плавно опустились вниз, а энергию боец направил внутрь себя.

Он почувствовал прилив убийственной силы в своих руках, которая росла с каждым днём. И как только Уриэль завершил разминку, впервые за много недель к нему вернулось спокойствие.

— Ты готов? — спросил Пазаниус.

Уриэль кивнул и шутливо потряс руками над головой, изображая кураж перед боем. Его бывший сержант, Пазаниус, был намного выше Вентриса, сильно накачан и одет в лазурную хлопковую тунику, не закрывавшую рук и ног. Прошло уже почти два года с тех пор, как Пазаниус потерял руку во время сражения с Несущим Ночь глубоко под землёй. Но взгляд Уриэля до сих пор невольно останавливался на мерцающем серебром гладком протезе, который заменил сержанту руку.

Светлые волосы Пазаниуса были собраны в тугой пучок, а лицо светилось неподдельной весёлостью и добродушием (до тех пор, пока он не собирался вступить в бой — тогда оно роковым образом менялось). Пазаниус нанёс сокрушительный удар правой, но Уриэль, увернувшись, ловко отпрыгнул в сторону. Он отклонил энергичный выпад и, сделав обманное движение, ударил противника по горлу. Однако этот громила легко увернулся и контратаковал, выведя Уриэля из равновесия. Тот нырком ушёл от рубящего удара и отпрянул назад как раз вовремя, чтобы не схлопотать ногой в пах. Несмотря на его отменную реакцию, Пазаниус все равно пробил пяткой ему в бок, и Уриэль крякнул от боли, когда дыхание вновь вернулось к нему.

В следующую секунду он еле увернулся, пружинисто отпрыгнув на носках, но противник снова перешёл в нападение, ставя блоки и легко отражая все атаки. Пазаниус был гораздо поворотливее, чем выглядел, и Уриэль знал, что ему никоим образом не удастся избежать всех ударов. Пазаниус ловко приземлился на ноги после мастерского прыжка и немного отступил.

Капитан выбрасывал удары от бедра и от плеча, вкладывая в них весь свой вес, подныривал, чтобы провести серию прямых по рёбрам. Пазаниус отступил, и Уриэль поспешно пошёл в атаку, пытаясь пробить в голову. Это был рискованный приём, так как противнику не составляло никакого труда его заблокировать, но блестящее предплечье Пазаниуса не остановило летящий кулак, и Уриэль без помехи нанёс сокрушительный хук прямо в висок.

Пазаниус пошатнулся и опустился на одно колено, ярко-алая кровь закапала из раны над бровью. Уриэль отступил и, опустив кулаки и восстанавливая дыхание, в недоумении уставился на глубокую ссадину на лбу сержанта.

— Ты в порядке? — спросил он. — Что случилось? Ты ведь мог легко остановить меня.

— Ты застал меня врасплох, — ответил Пазаниус, стирая уже свернувшуюся кровь с лица. — Я ожидал, что ты опять будешь бить по ногам.

Уриэль прокрутил в голове последние секунды боя и мысленно пересмотрел все позиции и удары.

— По ногам? Я был в недостаточно выигрышном положении, чтобы бить по ногам, — сказал он. — Если я хотел атаковать, то всё, что я мог сделать из этой позиции, — это бить в голову.

Пазаниус пожал плечами:

— Я просто не поставил блок вовремя.

— Но ты и не пытался. Даже другой рукой.

— Ты выиграл. Чем же ты недоволен?

— Да я просто никогда не видел, чтобы ты пропускал такие простые удары, вот и все.

Пазаниус отвернулся и сдёрнул полотенце с поручня, проложенного по периметру круглого помещения, накрытого сферическим куполом. Этот зал капитан Ласкарис выделил для спаррингов и тренировок. Сквозь бронированное стекло можно было видеть черноту космоса, заполнившую все обозримое пространство. Звезды были рассыпаны, как бриллиантовая пыль на соболином меху. Отражённый свет далёкого Макрэйджа мерцал на многочисленных гранях купола, и лёгкое покрывало призрачного сияния колыхалось повсюду, куда падал взор.

— Ты знаешь, вся эта ситуация немного… м-м… выбила меня из колеи, — сказал Пазаниус, обматывая полотенце вокруг своей искусственной руки. — Быть исключённым из Ордена…

— Я знаю, Пазаниус, знаю, — кивнул Уриэль и подошёл к сержанту.

Тот крепко держался за поручень и пристально смотрел через непробиваемое стекло в завораживающую даль. Военно-транспортный корабль «Гордость Калта» летел сквозь космическую тьму, все больше отдаляясь от Макрэйджа, направляясь к точке перехода в варп-пространство на Масали.

Уриэль вошёл в каюту, бросил полотенце на тёмно-серый шкафчик, стоявший в ногах кровати, и отправился в тесную ванную комнату, которая была обустроена в стальной пристройке. Он стянул через голову пропахшую потом тунику и повесил её на жёлтую перекладину, потом повернул надраенную рукоятку крана над сколотым краем керамического бассейна и стал ждать, пока тот наполнится. Уриэль зачерпнул пригоршню ледяной воды, плеснул себе в лицо и не вытирался, пока капли сами не скатились с его изборождённого боевыми шрамами лица.

Он задумчиво смотрел на воду, пенящуюся в бассейне. Искрящиеся брызги напомнили, как в утро перед отлётом с Макрэйджа он стоял, коленопреклонённый, на утёсе Галлана и смотрел на мириады сверкающих пузырьков в маленьком горном озере, из которого брала начало длинная цепь водопадов Геры. Уриэль закрыл глаза и представил далёкие моря, которые блестели подобно тёмно-синим сапфирам. Далеко на западе виднелись белые остроконечные вершины гор в зелёных заплатах горных елей. Солнце катилось за горизонт, отбрасывая последние кроваво-красные лучи и купая горы в золоте. Казалось, что колыбель Ордена дарит ему последнее видение своего великолепия перед тем, как отлучить его от этого волшебства навсегда.

Раньше воин держался за эти воспоминания — каждую ночь, устраиваясь на лёгкой походной кровати, он перебирал оттенки цветов, запахи и боялся, что со временем они поблекнут в его воображении. Спёртый, не раз переработанный воздух мешал ему воскрешать их, а спартанская обстановка каюты на борту «Гордости Калта» пробуждала самые тёплые воспоминания о холостяцкой меблированной комнате капитана на Макрэйдже.

Уриэль поднял голову и взглянул в отполированное до блеска стальное зеркало, наблюдая, как капельки сливаются в тонкие струйки и стекают, точно слезы, по щекам. Он вытер остатки воды с лица, и серые глаза двойника пристально взглянули на него в упор. У него были низко посаженные хмурые брови и густые чёрные волосы. Два золотых штифта блестели над бровью, а угловатая линия подбородка свидетельствовала о силе и мужестве. Ни один солдат из тех, что наполняли огромный космический корабль, не мог сравниться с Уриэлем в силе и выносливости. Ультрамарины были продуктом генной инженерии, использовавшей древние технологии. Сохранять великолепную физическую форму помогало то, что их жизнь проходила в суровой дисциплине, тренировках и боях. Все тело Уриэля было покрыто шрамами. А самый большой из них, уже побледневший, проходил поперёк живота. Это была памятная отметка о жестоком бое с тиранидами на Тарсис Ультра, когда он чуть не погиб.

Он ворошил свою память, то ворочаясь на кровати, то, так и не найдя удобного положения, сидя. Уриэль вспоминал, как смотрел на Макрэйдж последний раз, когда шаттл легко оторвался от посадочной площадки в долине Лапониса. Он смотрел, как его вторая родина уплывает, превращаясь в лоскутное одеяло из сверкающих кварцевых гор и необозримых океанов. Все это великолепие скоро пропало из виду, как только шаттл добрался до низших слоёв атмосферы.

Зато обозначился контур Макрэйджа в бледной дымке, что отмечала границу между планетой и безжизненными просторами космоса. А «Гордость Калта» выглядел уродливой металлической коробкой, нависающей над северным полюсом.

Уриэль приложил ладонь к толстому стеклу и, глядя на исчезающую планету, спросил себя, ступит ли он ещё хоть раз в жизни на Макрэйдж?

— Смотри хорошенько, капитан, — хмуро сказал Пазаниус, проследив за взглядом Уриэля через стекло. — Это последний раз, когда ты видишь Макрэйдж.

— Хотелось бы верить, что ты ошибаешься, Пазаниус, — сказал Уриэль. — Я не знаю, куда нас занесёт в этом путешествии, но, может статься, мы ещё увидим мир нашего Ордена.

Пазаниус только пожал плечами. Его огромный силовой доспех был сделан покойным ныне Севане Томасином из терминаторского доспеха к дню, когда Пазаниус стал полноправным Космодесантником.

— Конечно, капитан, но я знаю, что никогда уже не увижу Макрэйдж.

— Почему ты так уверен? И тебе больше совсем не обязательно называть меня капитаном, помнишь?

— Возможно, капитан, но я точно знаю, что не вернусь сюда, — ответил Пазаниус. — Просто у меня такое предчувствие.

Уриэль мотнул головой:

— Нет, я не верю, что лорд Калгар заставил бы нас поклясться жизнью, если бы думал, что мы не сможем выполнить задание. Конечно, это может занять много лет, но всегда есть надежда.

Уриэль посмотрел на своего сержанта, прекрасно понимая, почему у того такое мрачное настроение. Его взгляд переместился на огромный наплечник боевого брата, где когда-то был символ Ультрамаринов. С его силового доспеха тоже была удалена вся символика Ордена согласно решению Тайного Совета Лордов Ордена, когда они разбирали его действия по законам Кодекса Астартес и приговорили Уриэля к Маршу Позора.

Уриэль грустно вздохнул. С тех пор, как он принял меч из рук своего капитана, чтобы возглавить Четвёртую роту Ультрамаринов, отгремело много битв, много крови пролилось, но таков был жребий Космодесантников. Братья по оружию, союзники и друзья погибли, сражаясь с предателями, еретиками и жестокими тиранидами.

Он сел напротив переборки, возвращаясь воспоминаниями к кровавой бойне с тиранидами, которая произошла на Тарсис Ультра. Он до сих пор прекрасно помнил побоища на той планете. Битвы с межгалактическими хищниками навсегда отпечатались в его памяти. Битва на Икаре IV — другом мире, опустошённом тиранидами, — была ужасна, но войска Императора были отважны, несмотря на то, что противник намного превосходил их. И только отчаянный героизм и вмешательство легендарного инквизитора лорда Криптмана принесли им победу.

Но эта победа очень дорого им обошлась.

Чтобы спасти планету, Уриэль взял на себя командование отрядом Караула Смерти, пренебрегая своими обязанностями по сохранению живой силы и самыми важными догматами священной книги, примарха — Кодекса Астартес. Он проложил путь к сердцу корабля-улья тиранидов. И этими действиями он спас остальные войска от неминуемой гибели. После кампании, когда они вернулись на Макрэйдж, Леаркус, один из его самых бесстрашных сержантов, доложил о вопиющих нарушениях правил Кодекса на Совете Верховных Лордов Ордена.

Испытанные и проверенные многими битвами, Ультрамарины Уриэль и Пазаниус отказались от права защищать себя. Вместо этого они с честью приняли приговор Марнеуса Калгара и своё головокружительное падение, послужившее хорошим уроком другим. Расплатой даже за тень ереси могла быть только смерть. Однако, чтобы не лишаться зазря двух бесстрашных воинов, которые могли ещё нанести серьёзный ущерб врагам Императора, Магистр Ордена ограничился тем, что взял с них смертельную клятву.

Уриэль отчётливо помнил тот вечер, когда прозвучал приговор. Отныне они были связаны смертельной клятвой, исполнения которой Орден мог потребовать.

Впрочем, Орден мог потребовать этого от своих воинов в любой момент. Капеллан Клозель прочёл строфы из Книги Бесчестия и отвёл глаза, когда Уриэль и Пазаниус прошагали мимо него к выходу.

— Уриэль, Пазаниус, — окликнул лорд Калгар воинов. Они остановились и склонили головы перед своим командиром. — Император с вами. Искупите же кровью свою вину.

Уриэль кивнул, и огромные двери широко распахнулись. Бывшие Ультрамарины ступили в пурпурные сумерки вечера. Пели птицы, а мерцающий свет факелов отбрасывал нечёткие тени на высокие стены башни.

Прежде чем дверь закрылась за ними, Калгар заговорил снова. На этот раз его голос звучал нерешительно, как будто Магистр был не совсем уверен, что вообще имеет право произнести это:

— Библиарий Тигуриус говорил со мной прошлой ночью о мире, где витает запах железа и где выстроены огромные фабрики по производству демонов. Там все сплошь кишит монстрами и чуждыми нам созданиями. Тигуриус поведал мне о свирепых мортисианах, рождающихся сразу с орудиями убийства — лезвиями и пилами. Несмотря на то, что они выглядят скорее мёртвыми, чем живыми, они дышат и действуют. Они высокие и сильные, они — тёмное отражение нашей славы. Найдите логово этих тварей и уничтожьте его!

— Так точно, — сказал Уриэль, выходя в ночь.

Ужасающий мир, описанный библиарием Тигуриусом, мог находиться где угодно во Вселенной, и одна только мысль о том, чтобы отважиться отправиться в такое отвратительное место, наполняла сердце Уриэля ужасом. В то же время он был преисполнен надежды на скорую расправу с этими омерзительными созданиями.

Прошло пять дней с того момента, как «Гордость Калта» покинул орбиту Макрэйджа и включил плазменные двигатели, направляясь на Масали, где была точка перехода в варп-пространство.

Их корабль с полком Имперской Гвардии на борту направлялся в Сегментум Обскурус, неся пополнение армии, защищающей имперское, космическое пространство.

— Отвага и честь, — горько прошептал Уриэль, но ответа не последовало.

Пазаниус повернул остриё ножа к своей груди, и кожа покрылась мурашками. Рана разошлась, и кровь заструилась, капая с груди на леггинсы. Пазаниус продвинул лезвие глубже, медленно ведя нож поперёк напряжённых мышц на левой стороне груди.

Он игнорировал боль, проводя лезвие по диагонали — вниз, к солнечному сплетению, затем сделал точную копию разрезов на другой стороне груди. Быстрые удары между глубокими порезами завершили работу, и Пазаниус уронил в бессилии нож. Затем он упал на колени перед импровизированным алтарём, воздвигнутым прямо возле кровати.

На алтаре горели свечи, источая благоухание, и язычки пламени трепетали на сквозняке, идущем от воздухоочистителя. Длинные свитки, исписанные крупным почерком Пазаниуса, лежали на постели. Бывший сержант бережно взял позолоченный свиток перепачканными кровью пальцами и начал читать нараспев слова епитимьи, написанные там, хотя и так знал их наизусть. Он поднял сверкающую искусственную руку, распрямил пальцы и положил ладонь на залитую кровью грудь. Кровавые очертания двуглавого орла с распростёртыми крылами застыли — кровь Ультрамаринов сворачивалась быстро.

Пазаниус провёл рукой по груди, размазывая запёкшуюся кровь по блестящему металлу, и начал молиться. Когда он закончил, то осторожно поднёс свиток к трепещущему пламени свечи и держал до тех пор, пока пергамент не загорелся. Голодные языки пламени лизали свиток и ползли вверх, жадно поглощая слова и обжигая кончики пальцев.

Скоро свиток превратился в пепел и разлетелся оранжевыми искрами, которые гасли, не долетев до пола. Наконец последний догорающий кусочек выпал из рук Пазаниуса, и он ударил сжатым серебряным кулаком в стену каюты, оставляя глубокую вмятину в переборке.

Затем он поднял руку к лицу и стал рассматривать повреждения на блестящем протезе. Его металлические пальцы треснули и погнулись от удара, но Пазаниус скривил губы в брезгливой гримасе, заворожённо глядя на металл, который замерцал и начал выправляться сам.

— Прости меня, — прошептал Пазаниус.

Уриэль достал пустой магазин из болтера и ловко всадил новый, а в это время враг появился в дверном проёме здания, находившегося за спиной. Капитан откатился в сторону под шквалом лазерных вспышек, в прыжке перевернулся и, оттолкнувшись от песка лишь единожды, занял выигрышную позицию за грудой старых ящиков для боеприпасов. Движения бойца были настолько отработанными, что он едва осознавал, почему действует именно так, а не иначе. Ультрамарин посмотрел, спустил курок, снеся голову мишени одним точным выстрелом.

Ещё один стрелок с резким хлопком появился на карнизе здания, и Уриэль также снял его одним выстрелом. Болт прошёл навылет и взорвался позади появившейся фигуры,

Пазаниус побежал к дверям здания, пока Уриэль проверял верхние окна и окружающие крыши на предмет наличия новых мишеней. Никто не появился, и он опять обратил внимание на главный вход. И в этот момент Пазаниус снёс двери с петель, обрушив на себя град обломков.

Уриэль побежал к зданию, а Пазаниус прикрывал его тыл; Уриэль слышал характерное шипение лазгана и отвечал рёвом болтера. Когда он добрался до цели, то впечатался спиной в стену рядом с дверью. Пазаниус метнул гранату внутрь и отскочил в сторону, чтобы его не снесло взрывной волной.

— Вперёд! — крикнул Пазаниус, и Уриэль ринулся в наполненную дымом комнату. Изувеченные тела разбросало по всему помещению, едкая пыль раздражала глаза, но авточувства Уриэля позволяли ему видеть сквозь дым, указывая ему на двух врагов, которые пережили взрыв. Он уложил одного, а Пазаниус снёс голову второму.

Комнату за комнатой, этаж за этажом два Ультрамарина прочесали все здание, поразив ещё тридцать мишеней. Здание было зачищено за четыре минуты с того момента, как была сломана дверь.

Уриэль снял свой шлем и провёл рукой по волосам. Дыхание его было совершенно спокойным.

— Четыре минуты, — сказал он. — Плохо! Капеллан Клозель заставил бы нас поститься неделю после такого спектакля.

— Ага, — согласился Пазаниус, тоже снимая шлем. — Но мне почему-то совершенно не хочется тут выпендриваться.

— Я понимаю, что ты имеешь в виду, но это большая честь — обладать такими способностями, как у нас. Следовательно, мы обязаны оттачивать их до совершенства, — сказал Уриэль, проверив болтер и прошептав слова молитвы, обращённой к духу оружия.

Все Космодесантники относились к своему оружию бережно и почтительно, но для Ультрамаринов болтер был чем-то гораздо большим, чем просто оружие. Он был божественным орудием воли Императора, своеобразным проводником его гнева на тех, кто смел оказывать открытое неповиновение Империуму.

Уриэль был согласен с Пазаниусом: они здорово сдали. Четыре минуты, чтобы зачистить здание такого размера, можно было считать неплохим результатом, но он знал, что это можно сделать гораздо быстрее, а сама идея не особенно напрягаться уязвляла гордость и беспокоила его.

С тех пор как ему исполнилось шесть лет и его поселили в Казармах Аджизелуса, он чувствовал потребность быть лучшим во всём. Наставники не выделяли его и во всём уравнивали с остальными, но само осознание, что он не сделал всего, что мог, подстёгивало. Пазаниус был прав — без постоянной муштры и тренировок, к которым они привыкли, будучи Ультрамаринами, их умения и навыки не то чтобы утрачивались, но словно притуплялись.

— Всё равно, — продолжал Пазаниус, — нам теперь больше не надо быть лучшими. Может быть, мы вовсе и не принадлежим больше к Ордену?

Уриэль, ошеломлённый самой этой мыслью и простотой, с которой Пазаниус озвучил её, резко спросил:

— Что ты имеешь в виду?

— Ты ещё считаешь себя Космодесантником Императора? — спросил Пазаниус.

— Конечно, считаю. А ты нет?

— Ну, нас вышвырнули, опозорили, мы больше не Ультрамарины, — проговорил Пазаниус подрагивающим голосом, безучастно глядя в пространство. — Принадлежим ли мы до сих пор к Космодесантникам? И нужно ли нам тренироваться? А если мы не Космодесантники, то кто же мы тогда?

Боевые товарищи встретились взглядами, и Уриэль был поражён глубиной боли и остротой тоски в глазах Пазаниуса. Душа его бывшего сержанта была опустошена, и Уриэль понял, какие ужасные терзания испытывал Пазаниус после изгнания из Ордена. Он протянул руку и положил её Пазаниусу на наплечник, лишённый всех знаков отличия.

Уриэль почувствовал себя виноватым за то, что Пазаниус разделил с ним бесчестие, которое он должен был пережить один.

— Мы навсегда останемся Космодесантниками, мой друг, — торжественно заявил Уриэль. — И я не могу назвать ни одной причины, которая может помешать нам выполнять боевые задания нашего Ордена. Где бы мы ни были и чем бы мы ни занимались, мы всегда будем воинами Императора.

Пазаниус кивнул:

— Я знаю, но сомнения грызут меня, и нет никого на борту, кому я мог бы исповедаться. Капеллана Клозеля здесь нет, и я не могу прикоснуться к святости примарха и помолиться.

— Ты можешь поговорить со мной, Пазаниус, всегда, когда тебе только захочется. Разве мы не боевые братья, разве мы не прошли через многие схватки, разве мы не друзья, наконец?

— Да, Уриэль, и мы всегда ими будем, но ты такой же проклятый и осуждённый, как и я. А я страстно желаю духовной поддержки того, кто чист и не запятнан позором. Прости.

Уриэль отвернулся от друга, надеясь найти правильные слова, которые были так нужны сейчас. Но он не был капелланом и не знал, что принесло бы Пазаниусу утешение, которого тот, несомненно, заслуживал.

Он мучительно искал слова, которые могли восстановить доверие между ними, внутренний голос спросил его: «А что если Пазаниус прав?»

Ультрамарины возвращались обратно через полигон, полосу препятствий которого только что преодолели, и кромсали останки тридцати семи «врагов». Их радиоуправляемые тела из пластика и биомассы догорали, распространяя вонь. Выходя из здания, Уриэль и Пазаниус прошли через хорошо укомплектованный гимназиум, направляясь к одной из многих часовен на корабле. Космодесантники завершили боевые обряды и церемонии, которые должны были своей суровой, красотой поддержать их морально и продемонстрировать уважение примарху и Императору.

Свет в тренировочном зале начал мерцать и гаснуть, предупреждая людей, что корабль переходит в ночной режим, хотя само понятие дня и ночи было весьма условным на борту корабля. Несмотря на это, капитан Ласкарис ввёл в практику строгое расписание, по которому выключался свет и звучал сигнал к подъёму. Это делалось для того, чтобы пассажиры «Гордости Калта» могли быстрее приспособиться к жизни на корабле. Такая маскировка под нормальную жизнь позволяла сводить к минимуму нежелательные проявления человеческой натуры. Усиливавшаяся клаустрофобия вкупе с ещё дюжиной лишений, которые неизбежны на борту, нередко приводили к крайне неприятным последствиям, таким как жестокость, насилие и неподчинение.

Конечно, Ультрамарины привыкли к гораздо более жёсткой дисциплине и лишениям, чем те, что приходилось терпеть на корабле.

Гимназиум был обширным помещением в тысячу стадий длиной, потолок подпирали колонны, а пол был посыпан песком. Целый полк или даже больше воинов могли проводить тренировки по стрельбе, кулачному бою, бою в джунглях или опасной драке на тёмных городских улицах. На полигоне было несколько площадок, имитирующих различные условия, настолько близкие к реальным, что тысячи воинов могли пройти здесь необходимое обучение, перед тем как добраться до театра настоящих боевых действий. С балок потолка свисали боевые знамёна подразделении, а вдоль стен стояли огромные антраценовые статуи великих героев Ультрамара. Подсвеченные витражи рассказывали о жизни Робаута Жиллимана. Молебны на высоком готике неслись из труб гипсовых ангелов, водружённых на каждую колонну.

— Это лучшие люди своих миров, — кивнул Уриэль на группу воинов, отрабатывающих штыковые удары на манекенах.

От него не ускользнуло несколько смущённых взглядов, брошенных на разжалованных Ультрамаринов. Уриэль прекрасно знал, что их присутствие на корабле послужит причиной разных домыслов и сплетен.

— Да, — согласился Пазаниус, — Макрэйдж восемьсот восьмой. Большинство из них из Аджизелуса.

— Ну, тогда они будут хорошо сражаться, — сказал Уриэль. — Какой позор, что мы не можем тренироваться с ними. Они бы очень многому могли у нас научиться, а для нас было бы честью передать им свой опыт.

— Может быть, — сказал Пазаниус, — хотя не думаю, что их офицеры согласились бы с тобой. Мне кажется, что мы для них — одно большое разочарование. Разжалованный Космодесантник не герой, он ничего не стоит, пустое место.

Уриэль повернулся к Пазаниусу, удивлённый злобой и горечью в его голосе.

— Пазаниус? — окликнул он его.

Пазаниус помотал головой, как будто отбрасывая прочь тяжёлые мысли, и улыбнулся, но Уриэля невозможно было обмануть этим.

— Извини, Уриэль, меня просто замучили сны. Я не привык к этому. Я всё ещё жду, когда же капеллан Клозель гаркнет мне на ухо: «Подъем!»

— Да, — согласился Уриэль, заставляя себя улыбнуться. — Чуть больше трёх часов сна — и ночь казалась роскошной. Будь осторожен и не привыкни к этому, мой друг.

— Это вряд ли, — сказал Пазаниус хмуро.

Уриэль встал на колени перед статуей Императора, высеченной из тёмного мрамора. Мерцающий свет сотен свечей заполнял часовню, отражаясь тысячекратно на отполированных поверхностях. Воздух был тяжёлым и маслянистым от благовоний. Священники молились нараспев, перебирая чётки, они бродили по часовне. Херувимы с белоснежной кожей, голубыми как небо волосами и сияющими золотыми крыльями парили под сводами. С поясов священников свисали свитки со священными текстами.

Уриэль ни на кого не обращал ни малейшего внимания. Он крепко сжимал обеими руками золотой эфес меча, остриём упёртого в пол. Уриэль устало прижался лбом к головке эфеса и начал молиться.

Этот меч был последним даром капитана Айдэуса, его бывшего наставника, и хотя оружие было повреждено на Павонисе (казалось, что уже целая вечность прошла с тех пор), Уриэль отладил клинок перед отъездом на Тарсис Ультра. Ему хотелось знать, как поступил бы Айдэус в той ситуации, и благодарил богов, что его наставника здесь нет, и он не видит, что стало с его учеником.

Пазаниус преклонил колени рядом, закрыл глаза, и его губы зашевелились в беззвучной молитве.

Уриэлю было сложно проявлять сочувствие к насупленному, полному тяжких раздумий Пазаниусу. Тот стал таким с тех пор, как они оставили позади водопады Геры. Да, это правда, что их изгнали из Ордена, с родной планеты и разлучили с боевыми братьями, но у них всё ещё был долг, который нужно выполнить, и клятва, которой надо следовать. А настоящий Космодесантник никогда не откажется от таких серьёзных обязательств, особенно если он Ультрамарин.

Уриэль знал, что Пазаниус был смелым и благородным воином, и надеялся, что у него хватит внутренней силы, чтобы самостоятельно выйти из этого болезненного состояния. Вспомнилось, как он сам терзал себя сомнениями в одном из госпиталей на Тарсис Ультра. Уриэль также вспомнил прекрасное лицо сестры Ордена Госпитальеров и её слова, простые и мудрые, усмирившие его душевную боль.

Уриэль хотел ещё раз увидеть эту женщину, но оказалось — не судьба. После битвы с тиранидами, в которой он был тяжело ранен, он долгое время видел только апотекария Селенуса, занятого изгнанием тиранидского яда из организма Ультрамарина.

Когда Уриэлю стало лучше, подошло время отправляться на Макрэйдж, и он так и не смог поблагодарить сестру Джониэль за простодушную доброту. Он хотел знать, что с ней стало. Уриэль от всей души желал ей только хорошего.

Он завершил молитву, встал и поцеловал лезвие меча перед тем, как убрать его в ножны одним резким движением, поклонился статуе Императора и осенил себя знаком орла на груди. Мельком взглянув на Пазаниуса, он понял, что тот все ещё погружён в молитвенный транс.

Уриэль неодобрительно нахмурил брови, когда увидел несколько странных отметин, видных из-под латного воротника силового доспеха. Уриэль стоял прямо над бывшим сержантом и смотрел на ссадины, начинавшиеся на шее и исчезающие под броней.

Корочка на этих ранах была ещё свежей.

Где же он получил эти шрамы?

Уриэль собрался прямо спросить Пазаниуса, но почувствовал чьё-то присутствие за спиной. Он обернулся и увидел жреца, мужчину с цепкими глазами, который пристально уставился на него.

— Проповедник, — уважительно кивнул Уриэль.

— Нет, пока нет! — взвизгнул священник, нервно теребя свитки с молитвами. — Нет, я не проповедник. Я всего лишь бедный кенобит, мой ангел смерти.

Уриэль остановил взгляд на его ладонях, перемазанных кровью, и спросил себя, к какому культу принадлежит жрец. В Империуме были известны тысячи сект, и этот неуравновешенный тип мог принадлежать к любой из них. Ультрамарин пристально осмотрел его одежду, чтобы найти хоть какую-нибудь зацепку, но тёмно-голубая тога, закреплённая на плече пряжкой, не имела никаких опознавательных знаков.

— Могу я вам помочь чем-нибудь? — спросил Уриэль.

Пазаниус поднялся с колен и встал рядом.

Жрец покачал головой и нервно хихикнул:

— Нет, я уже мёртв. Омфал Демониум грядёт. Я чувствую, как он ворочается и растёт в моей голове, а скоро вырвется наружу. И увезёт меня, да и всех остальных на своей адской машине.

Уриэль сделал Пазаниусу знак глазами. Совершенно очевидно, что кенобит — душевнобольной, но это не было редкостью среди особенно ревностных почитателей Императора.

— Благодарен вам за ваши слова, проповедник, — сказал Уриэль, — но мы уже помолились и нам пора уходить.

— Нет, — сказал кенобит решительно.

— Нет? Что вы имеете в виду? — спросил Уриэль, начиная терять терпение. Как и многие Адептус Астартес, Ультрамарины имели натянутые отношения со священниками Министорума.

— Ты слышишь это, сын Калта? Слышишь, как грохочет по кровавому железному пути страшный поезд смерти?

— Я ничего не слышу, — сказал Уриэль, обходя кенобита и направляясь к выходу из часовни.

— Услышишь, — пообещал человек.

Как только Уриэль повернулся, механический монотонный голос прохрипел из громкоговорителей, водружённых в тени сводчатых потолков:

— Всем приготовиться к входу в варп. Перемещение в варп начнётся через тридцать секунд.

Кенобит расхохотался, слюна запузырилась в уголках его рта. Он воздел руки, и кровь хлынула из перерезанных вен на его запястьях, забрызгала лицо и покатилась по щекам рубиновыми слезами. Он упал на колени и прошептал:

— Слишком поздно… Слишком поздно, Повелитель Черепов грядёт.

Болезненный спазм скрутил желудок Уриэля, когда последнее слово слетело с уст кенобита, и он ступил к этому безумному жрецу, собираясь хорошенько проучить его за такое поведение на космическом корабле.

Свет замигал в часовне — корабль переходил в варп-пространство.

Уриэль вздёрнул вверх кенобита и поставил его на ноги.

И тут голова безумца взорвалась.

 

Глава 2

Из того, что осталось от шеи кенобита, толчками выплёскивалась кровь. Уриэль с отвращением оттолкнул от себя тело и отступил назад, вытирая противную вязкую жидкость с лица. Тело осталось стоять, содрогаясь в объятиях жестокой неведомой силы, овладевшей им. Руки кенобита были раскинуты, и брызги крови из разрезанных запястий разлетались в разные стороны, пачкая мраморные статуи и алтарь.

Уриэль не мог оторвать взгляд от этого жуткого зрелища, хотя созерцание этого кошмара не прибавляло комфорта его желудку. Тот всегда бунтовал, когда корабль совершал переход в варп-пространство, — как будто прыгал внутри. Уриэль схватился за спинку скамьи, внезапно испытав сильное головокружение. Секундой позже ему стало лучше.

Отвратительный труп продолжал трястись в конвульсиях, несмотря на отсутствие головы, и Уриэль почувствовал запах, который ни с чем не спутаешь: воздух был наполнен миазмами колдовства. Священники в ужасе причитали и стенали, падали на колени и бормотали молитвы о заступничестве и милосердии. Другие же, сделанные из иного теста, выхватили из-под ряс пистолеты и направили стволы на танцующий труп.

— Нет! — крикнул Уриэль, резким движением выхватывая меч и направляясь к мертвецу. Тело шагнуло к нему, но сокрушительный удар лезвия разрубил его от ключицы до таза. Кенобит упал на мраморный пол, все ещё дёргаясь.

— Вот чёрт, — выругался Пазаниус, отступая назад от мёртвого и размашисто осеняя себя знаком орла. — Что с ним случилось?

— Не имею ни малейшего представления, — сказал Уриэль, опускаясь на колени рядом с телом и вытирая клинок ризой кенобита. В это время в часовне замигали сигнальные огни и завыли сирены. Уриэль резко выпрямился и сказал: — Но что-то мне подсказывает, мы скоро это выясним.

Он побежал к выходу из часовни. Болтер был уже взведён. Пазаниус подхватил свой огнемёт и последовал за бывшим капитаном в коридор, но остановился как вкопанный, увидев, что происходит там.

Мужчины застыли, когда стены арочного коридора перед ними заколыхались и подёрнулись рябью, дохнув дьявольским жаром. С тремя измерениями творилось что-то странное.

— О великий Император! — выдохнул Пазаниус в ужасе. — Наверное, отказало поле Геллера, Варп разрушает его!

— Император знает, что нас ждёт; — сказал, Уриэль, и противная дрожь пробежала по его позвоночнику.

Без силового поля Геллера, которое защищало корабль от хищных созданий, что населяли Имматериум, ад пожрёт «Гордость Калта» и всех его обитателей. Бесплотные ужасы варпа и призрачные фантомы способны в считанные мгновения свести с ума людей и изуродовать технику.

— Давай быстрей! — крикнул Уриэль. — В гимназиум! Нам надо собрать как можно больше солдат, пока ещё не поздно.

Уриэль и Пазаниус нетвёрдым шагом двинулись по коридору. Они спотыкались как пьяные, пробираясь сквозь обезумевшие измерения, и старались сохранить равновесие. Крики и рёв слышались впереди, но Уриэль понял, что не может определить точно, где находится это «впереди», — эхо заблудилось, и создавалось такое ощущение, что вопли раздаются со всех сторон. Стены и потолок коридора, казалось, превратились в жидкость, которая крутилась в водовороте, и сама материя расползалась прямо на глазах.

Где-то далеко зазвучал колокол: он бил тяжеловесно, медленно и грустно в одну секунду, а в другую — исходил резким, дребезжащим звуком. Придерживаясь стены как ориентира в изменяющемся пространстве, два Космодесантника прокладывали себе путь, погружаясь всё глубже и глубже в атмосферу безумия.

Уриэлю показалось, что он видит высокую гору, окутанную дымкой, подымающуюся прямо из пола, но в следующий миг на этом самом месте разлилось бушующее море. Он увидел, как Пазаниус трёт глаза в недоумении, и понял, что у сержанта те же трудности. Уриэль словно утратил способность воспринимать действительность как целое, мир для него превратился в разрозненную мозаику. Ультрамарину было сложно переводить взгляд с предмета на предмет, а в голове творилось что-то невероятное. Было такое чувство, что в черепе обосновался рой разозлённых пчёл. Космодесантник потряс головой, пытаясь избавиться от наваждения.

— Как далеко мы продвинулись? Сколько нам ещё осталось идти? — крикнул Пазаниус.

Уриэль ухватился за переборку, благодаря Императора за то, что та всё ещё была довольно осязаема в меняющейся реальности, и снова потряс головой, Хотя от этого движения к горлу подкатывала непреодолимая тошнота.

— Какого ты ждёшь ответа? Ты же сам прекрасно видишь, что любой предмет меняется ровно в ту секунду, как ты на него досмотришь.

— Мне кажется, что мы уже у цели, — сказал Пазаниус, направляясь к месту, похожему на мраморный атриум гимназиума. Хотя сейчас на его месте пространство было вывернуто — сводчатый потолок прыгал под ногами, а над головой маячил пол. Здесь измерения свихнулись окончательно.

Уриэль кивнул, собрался с силами и ринулся вперёд, но спазм вновь скрутил его желудок, когда воин, спотыкаясь, вошёл в атриум. Глаза говорили ему, что он идёт по полу, но капитан готов был поклясться, что его подошвы скользят по выгнутой поверхности перевёрнутого купола. Он чувствовал, что под ногами у него бронированное стекло купола атриума.

Уриэль посмотрел вниз, и к горлу снова подкатила тошнота. На этот раз позыв сдержать не удалось. Он упал на колени, и его вырвало. Рвотные массы пенились и протекали сквозь сталепласт.

Это был вари во всей своей красе — ядовитый и невыносимый для глаз. Желчная злоба Имматериума предстала в простом и одновременно пугающем виде, насилуя что-то потаённое в человеческом разуме, который был не в силах постичь происходящее. Ни одно живое существо не могло выдержать этого кошмарного напряжения.

Уриэль осознал, что его взгляд прикован к отвратительной цветовой палитре варпа — мерзкой грязной болячке пепельно-жёлтого цвета. Смотреть на него было невозможно, а не смотреть — тоже. Варп все изменял, рассеивал внимание и вторгался в сознание. Подлые, грязные мысли вылуплялись из непотребной каши, и Уриэль понял, что ему предстоит познать, какие ужасы способны всплыть из глубин его души. И то, с чем он боролся всю свою жизнь, одолеет его и погрузит в пучину безумия.

Латные перчатки сжали его плечи и дёрнули вверх. И в тот же момент он всем своим существом ощутил слепую ярость варпа, у которого отобрали лакомый кусочек кристально чистой души и здравомыслия.

— Не смотри на это! Закрой глаза и не открывай их! — прокричал Пазаниус, с трудом отрывая Уриэля от поверхности купола.

Уриэль слышал настойчивый зов, который сулил ему могущество и неземные наслаждения, если он перестанет сопротивляться. Хаос требовал от него, чтобы он и дальше созерцал ужасное великолепие варпа, но Уриэль не открывал глаз, не желая отдавать свою душу Имматериуму.

Наконец, задыхающиеся и вымотанные, Уриэль и Пазаниус выбрались из атриума, избежав коварного обольщения варпа. Ультрамарины чувствовали, как слабость и тошнота отступают по мере того, как они отходят от опасного места.

Уриэль поднял глаза, вязко кашлянул, сплюнув остатки рвоты, и сказал:

— Спасибо тебе, мой друг.

Пазаниус только мотнул головой:

— Нам туда! Вход в гимназиум должен быть вон за той аркой.

— Да, похоже, что так, — согласился Уриэль, сражаясь со слабостью. — Будем надеяться, что он всё ещё там.

Спотыкаясь, Космодесантник прошёл через арку и заглянул в зал.

— О нет, — только и прошептал он, поражённый открывшимся видом.

Вместо арочных окон тренировочного зала перед ними возник широкий коридор, украшенный вычурными панелями. Он вёл к земляной арене, которую трудно было окинуть взглядом. Что было ещё неправдоподобнее, так это то, что над ареной была не крыша, а словно подсвеченное снизу тёмно-малиновое небо с мерцающими кроваво-красными облаками.

Уриэля оглушил отчаянный хор мучительных воплей, который отдавался эхом в коридоре и стиснутом острой болью черепе. Эти ужасные крики были лишь отдалённо похожи на человеческие.

Его желудок опять сжался — густой запах свежей крови перебивал все другие.

Солдаты с Макрэйджа-808, за которыми шли Ультрамарины, были здесь, но полк, готовый сражаться во славу Императора, превратился теперь в исступлённо визжащие кровавые ошмётки.

Люди корчились на земляном полу, пропитывая его своей кровью. Они безуспешно пытались сражаться с противником, атакующим из-под земли. Костяные, даже без намёка на кожу и мышцы, руки тянулись прямо из пола, хватали воинов и рвали их когтями. Уриэль активировал меч и бросился на арену, но его ноги провалились в мягкую болотистую почву, сочащуюся красноватой жидкостью. Кости и ухмыляющиеся черепа отсвечивали белым сквозь бурую землю, и Уриэль понял, что земля напитана отнюдь не водой, а только что пролитой кровью.

Его ум лихорадочно заработал, прокручивая все возможные варианты действий. Сколько же должно быть пролито крови, чтобы твердокаменная почва арены, утоптанная множеством солдатских сапог, превратилась в вязкое болото? Сколько артерий фонтанировало кровью, чтобы утолить отвратительную жажду этой тёмной земли?

Уриэля передёрнуло от ужасного зрелища — мужчина, который был уже наполовину в земле, жутко кричал, запрокинув перекошенное, залитое слезами и кровью лицо.

— Помоги мне! Заклинаю именем Императора! Помоги мне! — визжал несчастный.

Уриэль одним ловким движением вогнал свой меч в ножны и побежал к человеку, простиравшему к нему руки в мольбе. Но перемазанные кровью ладони страдальца выскользнули из латных перчаток. Тогда капитан скинул плащ и бросил перед несчастным, чтобы тот мог выбраться по нему. Когда же солдат схватился за ткань, Уриэль с силой потянул и в ужасе отшатнулся — ниже пояса у солдата ничего не было, точнее, вся нижняя часть его тела лишилась плоти. Голодная земля обгладывала кости умирающего, не желая отдавать свою добычу.

Чувство абсолютной беспомощности захлестнуло Уриэля, когда он наблюдал в оцепенении, как проклятая земля пожирает обессилевших мужчин и женщин. Кошмарные звуки поглощаемой плоти, отрываемой от костей со смачным треском и хлюпаньем, сводили его с ума.

— Святой Император, нет! — выкрикнул Пазаниус, пытаясь спасти воющую женщину от такой же участи.

Хохочущие тени носились вокруг, как чёрные вестники, выделывая антраша и издеваясь над душами, устремившимися с поля бойни вверх, к кроваво-красному небу.

Внезапно тишина спустилась на арену, и кровавая земля поглотила останки с утробным чавканьем. Едва исчезло последнее тело, из центра арены донеслось тихое зловещее бульканье, и Уриэль увидел, как длинный узкий утёс поднялся из кровавого болота. На глазах изумлённых Космодесантников утёс превратился в… железнодорожную платформу, совершенно обычный будничный вид которой говорил о каком-то издевательском чувстве юмора устроителей этой свистопляски. Через арену пролегли рельсы.

Зловещую тишину нарушили свист и шипение. Затем снова послышались звуки человеческих голосов — стоны, бормотание, вскрики. Словно тысячи человек метались в ночном кошмаре, от которого никогда не смогут очнуться.

— Святой Император, защити нас от зла, даруй нам силу духа и тела, дабы мы могли сражаться с твоими врагами и разбить их войска с твоим благословением, — молился Пазаниус.

— Слишком поздно, — прошептал Уриэль, вновь обнажив меч и готовясь сразиться с чем угодно, с любыми чудовищами варпа, сорвавшимися с привязи.

— Нет… Вы ещё не начали…

Ультрамарины завертели головами в поисках источника голоса.

— Ты что-нибудь слышал? — спросил Уриэль.

— Да, — кивнул Пазаниус. — Но мне кажется, этот… этот голос раздался внутри моей головы. Скоро произойдёт что-то страшное, Уриэль.

— Я знаю, но что бы ни случилось, мы будем сражаться с отвагой и честью.

— Отвага и честь, — повторил Пазаниус, заливая прометий в огнемёт и проверяя наконечник распылителя.

— Пойдём, — решительно сказал Уриэль, кивая на окровавленную платформу в центре арены. — Что бы нас ни ожидало, мы встретим все опасности с гордо поднятой головой.

Пазаниус зашагал за своим бывшим командиром по мерзко хлюпающей земле к платформе. Пока они поднимались по ступеням, источник жалобных протяжных стонов обнаружил себя. Материалом для шпал, держащих железнодорожное полотно, послужила человеческая плоть — спрессованное месиво из конечностей, торсов, крови и слизи. Рты, распяленные или плотно сжатые, стонали, мычали, хрипели… Уриэль не увидел ни одного знакомого лица, но догадался, что это были воины Ультрамара, чьи души и тела все ещё страдают.

Уриэля затрясло от ярости, и он, чтобы не потерять самообладания, прикрыл глаза…

Хрупкие кристаллы переменных мироздания столкнулись и завибрировали, разъединяя грани и перемещаясь для того, чтобы срезонировать на других частотах. Эхо времени позволяло граням перемещаться и изменяться, искажая ангелов реальности, чтобы те позволили измерениям разъединиться и сложиться вновь во всех возможных вариантах.

…потом открыл их снова, испытав отвратительную дрожь во всём теле. В воздухе зарябило. Острые иззубренные выступы костяных остовов поднялись из земли, уходя корнями далеко в кровавые глубины, а люди-шпалы заплакали от новых мучений. В том месте, где рельсы исчезали в стене этого огромного помещения, кладка сочилась потоками разноцветной слизи.

Спирали мерцающего света исходили от стены, образуя огромную линзу. Казалось, что стена растягивается, словно некая сила пытается разорвать плаценту реальности. Когда же это произошло, не осталось ничего, кроме пульсирующего водоворота непроглядной тьмы, а дорога в ад была обрамлена ожерельем из пронзительно кричащих черепов, славящих смерть.

Варп и реальность сошлись здесь, соединились во времени и пространстве на бронзовых рельсах. На дороге, ведущей из Ниоткуда в Никуда, Омфал Демониум вызволил сам себя из небытия, чтобы обрести тело. Он выполз из своего дьявольского лона и ничего не принёс с собой, кроме насилия и смерти.

Пророчество о пришествии Омфала Демониума свершилось.

Жалкий бред кенобита о пришествии Омфала Демониума ни в малейшей степени не передавал величие твари. Демон вселенского зла нёсся с рёвом и хохотом из пасти только что образовавшегося туннеля на огромном поезде, и ад следовал за ним. Омфал Демониум нёсся по кровавым рельсам, приближаясь к двум остолбеневшим Космодесантникам.

Огромный паровоз с железными вагонами мчался к платформе, работая поршнями из костей, разбрызгивая кровь и расточая тысячи безгубых улыбок, — черепа скалились со всех поверхностей. Колеса грохотали по рельсам, поезд представлял собой совершенно невообразимое зрелище. Локомотив был очень похож на древний паровоз, как помнил Уриэль из курса истории Империума, но приводился в движение, конечно, не углём, а тёмными силами варпа. Состав нёсся с таким грохотом, что отказывались служить все доступные человеку пять чувств. Звук многократно отражался от плоскостей, что существовали и перекрещивались за гранью этой реальности.

За локомотивом шла цепь железных товарных вагонов, изъеденных ржавчиной, больше смахивающей на запёкшуюся кровь. Уриэль знал, хотя никто и никогда не говорил ему об этом, что в этих адских вместилищах заперты миллионы душ, обречённых страдать вечно. Дьявольский двигатель сбавил обороты, локомотив стал тормозить с омерзительным скрежетом.

Уриэль услышал раскатистый хохот и противный лязг, когда отъехали двери товарных вагонов. Пар с шипением вырвался из-под панцирной шкуры Омфала Демониума, и злорадный смех грохотал, заставляя дрожать малиновые небеса. Запах мертвечины становился все плотнее и, казалось, обретал какую-то фактуру. Когда волна смрада докатилась до Ультрамаринов, Уриэль скомандовал:

— Приготовиться!

Неожиданно пелена дыма рассеялась, и рядом с бойцами из ниоткуда возникло восемь фигур, одетых в бесформенные робы и высокие сапоги. Кожа на руках монстров крепилась ржавыми скобками, а каждый из них нёс множество жутких инструментов — ножей, серпов и пил на кожаных ремнях.

Их лица были похожи на человеческие весьма условно, поскольку кожа с них была содрана. При ближайшем рассмотрении обнаружилось, что лица вообще не имеют характерных черт, поскольку, кроме растянутых ртов с клыками, у этих существ не было ничего — ни глаз, ни ушей, ни носов.

— Демоны! — крикнул Уриэль. — Мерзкие выродки, ну, идите же сюда и примите смерть от моего меча!

Безглазые лица монстров плавно обернулись к нему, и теперь Ультрамарины могли во всех подробностях рассмотреть отвратительные тела, состоявшие из одних опухолей. Но ни одна из омерзительных тварей не шевельнулась. Дьявольский локомотив выдохнул облако пара, лязгнули открывающиеся замки, и толстая железная дверь распахнулась с пронзительным визгом. Исполинская фигура величаво ступила на платформу.

Гигант оказался на три головы выше Космодесантников, на нём был несуразный доспех, собранный из железных листов и толстых кусков вулканизированной резины. Поверх заржавевшего панциря он носил драный домотканый плащ, а на голове — корону с чернёным рогом. Вернее, не на голове, а на шлеме, забрало которого было поднято. По дизайну и ветхости Уриэль узнал облачение. Это были невообразимо древние силовые доспехи, какие носили легендарные воины много тысячелетий назад. Казалось, это снаряжение за прошедшие века пропиталось злом и теперь источало запах крови и жжёного мяса.

Из одного плеча великана торчал большой гвоздь со шляпкой в форме звезды, а на другом красовался символ древних противников Императора. И в душах Уриэля и Пазаниуса вскипел праведный гнев, внушённый им капелланом Клозелем на ежедневных литаниях Ненависти. Дело в том, что ухмыляющийся череп с железным забралом был когда-то знаком Легиона, который сражался за Императора в Святые Времена, но теперь стал символом бесконечного горя и объектом лютой ненависти Ультрамаринов. Этот герб принадлежал к одной из самых смертоносных сил Вселенной — Космодесантникам Хаоса. Эти бойцы обладали поистине неописуемой злобой и мощью.

— Железные Воины, — прошептал Уриэль.

— Изменники Истваана, — прорычал Пазаниус.

Гигант нёс длинную алебарду с железным черенком и изогнутым лезвием. Оружие было всё в бурых пятнах и зазубринах. Два жёлтых глаза, как два закатных солнца, горели под забралом шлема. Когда великан приблизился, отвратительные демоны без кожи отступили за его спину.

— Новые жертвы помогли мне снова развести огонь, кровь досталась на ужин безликим саркоматам, а плоть мертвецов пригодится мне, — проговорил он, и его голос отдавал скрежетом ржавого металла.

Он повелительным, нетерпеливым жестом пригласил Ультрамаринов присоединиться к остальным в чреве адского поезда.

— Пойдёмте! — прогрохотал гигант. — У меня есть предложение: или вы подчиняетесь мне, или Забойщик пустит вас на мясо. Я — Омфал Демониум, и в моей власти распорядиться вашими жизнями. В случае отказа вы присоединитесь к тем страдальцам. — Он кивнул на шпалы. — А теперь пошли!

Уриэля замутило от близости посланника Хаоса. Неужели он действительно верит, что Ультрамарины пойдут на сделку с воплощением зла? Безликие демоны (которые, как понял Уриэль, и были саркоматами, о которых упомянул Омфал Демониум) отстегнули длинные зазубренные ножи с поясов.

— Отвага и честь! — выкрикнул Уриэль, прыгнул к ближайшему саркомату и распорол тому брюхо.

Меч Ультрамарина прошёл сквозь тварь легко, но саркомат только мерзко захихикал и превратился в столб красного пара. Вентрис отшатнулся, но демон материализовался у него за спиной, и Уриэль оцарапался о лезвие его ножа. Другой саркомат кинулся к нему, метя ржавым ножом в его горло, Уриэль успел увернуться и бросился в новую атаку. Однако противник снова превратился в пар, поэтому удар не достиг цели. Уриэль потерял равновесие, и в этот момент другой нож пропорол ему скулу до кости.

— Сгори, отродье Хаоса! — проревел Пазаниус и выпустил струю ослепительно белого пламени в гигантского Железного Воина. Струя раскалённого прометия ударила в нагрудник гиганта, но очень быстро огонь стек и потух, не нанеся никакого урона.

Железный Воин разразился демоническим смехом, подхваченным эхом.

— Я был пленником, и меня поджаривали на огне целую вечность, а этот недоумок полагает, что может меня сжечь своей игрушкой!

Пазаниус отшвырнул огнемёт и потянулся за болт-пистолетом, но в ту же секунду со скоростью, неестественной для такого нескладного тела, создание Хаоса кинулось вперёд, сомкнуло почерневшие пальцы на шее сержанта и подняло его в воздух.

Уриэль рубил по саркоматам, но каждый удар меча ранил только пустоту, хихикающие облака красного пара просто перетекали с места на место. Улучив момент для удара ножом, демоны обретали плоть, чтобы сразу после этого превратиться в пар. Лицо Уриэля уже было залито кровью, и он понимал, что не сможет долго сражаться с таким противником.

Увидев, как гигант в заржавленном доспехе оторвал Пазаниуса от земли и легко зашвырнул его в железную дверь, Уриэль бросился на порождение Хаоса. Бессмысленно было сражаться с врагами, способными перевоплощаться по желанию, и капитан поклялся, что этот изменник давних дней погибнет от его руки. Уриэль поднял меч, собираясь нанести сокрушительный удар по Железному Воину, и лезвие меча окуталось полупрозрачными языками пламени. Это оружие могло с одинаковой лёгкостью пробить и доспех, и плоть.

Уриэль ударил врага прямо в грудь, но лезвие отскочило от толстых железных пластин доспеха. Уриэль занёс меч для нового удара. Но ещё до того, как он атаковал, Железный Воин нанёс ему такой удар, что Вентрис отлетел и неуклюже рухнул на платформу.

Не успел он прийти в себя, как саркоматы окружили его и жадно протянули к нему свои чёрные пальцы. Уриэль чувствовал себя так, словно его обложили кусками гнилого мяса, кишащего жирными червями. Мёртвая плоть монстров кусками отваливалась с их рук, а дыхание было смрадным до тошноты. Они мотали своими безглазыми головами из стороны в сторону, как будто принюхиваясь и стараясь определить, насколько он будет хорошей добычей для них.

— Похоже, ты нравишься саркоматам, Ультрамарин, — рассмеялся гигант, неторопливо подходя к нему. — Они являются воплощением морального и физического разложения. Возможно, они чувствуют определённое сходство с тобой?

Уриэль уже приготовился к смерти, когда один из саркоматов подобрался своим клыкастым ртом к его обнажённой шее, но Омфал Демониум, похоже, имел свои виды на этого Ультрамарина, и простое уничтожение в эти планы не входило. Он раздражённо прикрикнул, и отвратительные демоны суетливо потащили капитана в чрево огромного железного поезда.

Запах раскалённого воздуха и горелого мяса опять вызвал спазм в желудке Уриэля, но на сей раз вовсе не это беспокоило его. Бравый Ультрамарин понял, что теперь влип по-настоящему.

 

Глава 3

Кровь…

Отвратительный тошнотворный запах проник через ноздри и застрял в горле горьким комком с металлическим привкусом. Уриэль вдыхал запахи крови и горелой плоти, что окружали его. Глаза заслезились от этой резкой вони, прежде чем третье прозрачное веко успело прикрыть и защитить поверхность глазных яблок.

Уриэль сморгнул неожиданно выступившие слёзы, вырываясь из рук саркоматов и пытаясь адекватно оценить окружающую обстановку, хотя было понятно, что все видимое имеет мало общего с реальностью. Это пространство не желало соответствовать человеческим понятиям об измерениях. Уриэль осмотрелся по сторонам — красные своды пещеры, теряющиеся в дыму. Картина, представшая перед его взором, противоречила всем его представлениям о геометрии и пространстве, но в одном «конце» помещения можно было видеть огромную топку с широко распахнутыми створками, а в другом — цепи, блоки и ржавые крючья с насаженными на них человеческими телами.

Уриэля и Пазаниуса протащили мимо контейнеров, доверху заполненных плотью, каждый из которых по размерам превосходил боевой танк. Тут и там возвышались горы гниющих трупов. Уриэль увидел, как два саркомата подхватили обезглавленный человеческий торс и бросили его в топку.

Гигант в силовом доспехе Железных Воинов потащил туда Пазаниуса. Огромный сержант был совершенно беспомощен против такой силы.

— Нет! — вскрикнул Уриэль, когда увидел, как Омфал Демониум отбросил свою огромную алебарду и легко поднял Пазаниуса одной рукой, одновременно подтягивая свободный крюк. Железный Воин не обратил на этот возглас ни малейшего внимания и вогнал ржавый крюк в спинную пластину силового доспеха сержанта.

Уриэль боролся как загнанный зверь, но саркоматы подхватили его и вздёрнули на крюк. Ультрамарин стиснул зубы, чтобы остановить рвущийся из горла крик, когда острый наконечник легко прошёл сквозь доспех и вонзился между лопаток. Саркоматы злобно зашипели и отступили назад.

Металлический стон мощных поршней раскатился эхом по невероятному сооружению, клапаны засвистели и выпустили зловонные облака пара, а через решётку железной топки неровно замерцали голубые и зелёные языки пламени. Вопли невидимых мучеников смешались с радостным хохотом саркоматов, и Уриэль подумал о том, что вряд ли можно представить себе более полную картину ада.

Омфал Демониум наблюдал за их страданиями и бессильной яростью, потом подошёл к Уриэлю и взял его за подбородок рукой в латной перчатке. Космодесантник почувствовал запах жжёного мяса. Это создание… Действительно ли это Железный Воин или некая демоническая сущность, обретшая теперь плоть? Омфал Демониум приблизил лицо, обдав Ультрамарина смрадным дыханием, как из вскрытой могилы. Уриэль попытался хотя бы пнуть его как следует, но керамитовые подошвы отскочили от древних доспехов, не нанеся никакого вреда.

— Ты только зря тратишь силы, Ультрамарин. Ты не можешь навредить мне. Судьбой тебе не начертано такой чести. Сохрани лучше энергию для мира железа. А там, я тебе обещаю, ты найдёшь ей применение.

— Убери свои грязные лапы от меня, ты, мерзкий ублюдок! — рявкнул Уриэль, пытаясь вырваться, несмотря на жгучую боль от впивающегося в спину крюка.

— Сопротивляться бесполезно, — сказал Омфал Демониум. — Я прошёл дорогой крови между реальностями. И путь этот длился бесчисленные вечности, и, в конце концов, мне открылась суть всех вещей в этом мире. Теперь я знаю, что было, что есть и что грядёт в будущем. Я убил тех, кто ещё не родился, изменил ещё не свершившуюся историю и прошёл по дорогам, неведомым не только смертным, но и богам. Неужели ты думаешь, что можешь противиться моей воле?

— Император не оставит нас и во мраке смерти, — начал молиться Уриэль.

Омфал Демониум ударил его наотмашь по щеке. От удара Уриэль отлетел и стал раскачиваться на крюке, еле сдерживая стоны. Крюк всё глубже и глубже входил в его плоть.

— Молитвы твоему дохлому богу здесь никому не интересны, как, впрочем, и везде. Он себе-то помочь не в состоянии, какое ему дело до тебя?

— Ты лжёшь, — выпалил Уриэль. — Власть Императора вечна!

— Вечна? — проворчал Омфал Демониум. — Не бросался бы ты такими фразами, ведь ещё толком ничего не видел в этой жизни, а уже болтаешься на крюке, беспомощный, и сходишь с ума от боли.

Бешеные жёлтые глаза Омфала Демониума обожгли Уриэля, и он увидел в них безумие и страдание.

— Кто ты? — спросил Уриэль после долгого молчания. — И чего ты хочешь от нас?

Омфал Демониум отвернулся и отошёл. Саркоматы закончили швырять в топку расчленённые тела.

— Сейчас это не важно, — сказал Омфал Демониум, подтягивая толстую цепь, что висела за топкой, и дёргая за огромный ржавый рычаг. — А значение сейчас имеет только то, что вы находитесь здесь и уже не можете свернуть с пути, предначертанного вам судьбой.

Уриэль почувствовал, что помещение содрогнулось, как только великан до предела вдавил рычаг. И жуткий конвейер пришёл в движение. Когда крюк провернулся между лопатками, в глазах Уриэля потемнело. Он не мог ни о чём думать, потому что в желудке появилось знакомое ощущение — так бывало всегда при переходе в варп-пространство. Может быть, эта адская машина каким-то образом манипулировала пространством? И не так ли Омфал Демониум смог перехватить «Гордость Калта» и отдать людей, путешествующих на нём, в цепкие объятия Имматериума?

Уриэль уже знал, что о подобных вещах лучше не задумываться. Если задавать себе такие опасные вопросы, то можно сойти с ума. Муторное ощущение в желудке усиливалось, и Вентрис стиснул зубы от нарастающей боли. Омфал Демониум снова поднял алебарду.

— Куда ты собираешься нас забрать? — прохрипел Пазаниус.

— Туда, куда вы направлялись, — ответил гигант. — Я прекрасно осведомлён о смертельной клятве, что привела вас сюда. Повелитель Черепов знает, с кем стоит вести дела.

— Ты, отродье Хаоса! — прорычал Уриэль. — Ты просто омерзителен, но я уверен, что скоро смогу полюбоваться твоей кончиной!

— К сожалению, вынужден вам сообщить, что сначала ваши черепа будут возложены к подножию трона Кровавого Бога. И я уже видел вашу смерть, не желаете ли полюбопытствовать?

— Слова демона — всегда ложь! — выкрикнул Пазаниус. — И я не поверю ни одному твоему слову.

Омфал Демониум стремительно взмахнул алебардой, и лезвие сверкнуло у горла Пазаниуса. Кровь потекла из неглубокой царапины на шее сержанта.

— Ты, как я посмотрю, ищешь смерти, Ультрамарин, и я бы с удовольствием вынул из тебя душу, но сначала мне хотелось бы отодрать плоть от костей и насладиться твоим диким визгом, а потом обмотать то, что останется, твоими же внутренностями. Но я прекрасно знаю, что смерть, которая ожидает тебя, будет гораздо страшнее той, что я придумал. Твою голову ожидает великая честь — оказаться в огромной горе черепов, что так радует взор Кровавого Бога.

Пространство содрогнулось ещё раз, сильнее. Уриэль испытал такую боль, как будто раскалённые спицы пронзили его мозг насквозь.

— И вообще-то вам стоило бы поблагодарить меня за возможность пройти теми дорогами, о которых уже много тысячелетий никто не смеет даже подумать, — добавил Омфал Демониум, воздев руки и раскатисто захохотав. — Мы будем путешествовать по кровавой железной дороге. А в конце нас ожидают Кровавое Сердце и Демонкулаба.

И дьявольский локомотив, будто в подтверждение его слов, взревел и загрохотал так, что ткань реальности не выдержала и с треском разорвалась.

Уриэль пронзительно закричал, потому что Космос завибрировал, и поток варпа захлестнул его. Арена, дьявольский локомотив, топка, Пазаниус — все свернулось само в себя, потеряло очертания и всякий смысл. Всё исчезло, всё было смято и смыто. В следующую секунду Вентрису показалось, что его разорвало на тысячу мельчайших кусочков, которые разлетелись по Вселенной, но в то же время не чувствовал себя разделённым, напротив, никогда прежде он не испытывал такой полноты существования.

Лица и судьбы проплывали перед ним через море небытия. И он сам не ведал, почему узнает их. Миры и люди, люди и миры стремительно проносились мимо него непрерывной чередой и уходили в никуда, но Уриэль успевал рассмотреть каждую деталь и запомнить её навсегда. Время как будто остановилось — и время как будто ускорилось. Оно раскалывало застывшее пространство с мелодичным звуком, и было слышно, как трещат реальности, перемещаясь подобно тектоническим плитам.

Уриэль видел, как дьявольская машина ввинчивается в разломы между измерениями, следуя по змеиной дорожке, что петляет между слоями бытия.

Он увидел миры, задушенные ядовитыми испарениями, где люди были вынуждены ходить в скафандрах и влачить жалкое существование. Они были мрачными и вялыми, и им не приходило в голову хотя бы закричать от боли, что приносила им эта беспросветная, бессмысленная жизнь.

Сердце Уриэля ёкнуло, когда это видение сменилось следующим. Мир предстал перед ним во всём своём величии: заснеженными горами, синими океанами и золотыми восходами. И этот дивный мир умирал, мир был объят огнём, уничтожавшим все живое, и ветер носил пепел сожжённых людей. Уриэль сейчас не помнил собственного имени, но с ужасом узнал этот уголок Вселенной. Он увидел, как от страшного жара испарились водопады Геры. Прекрасное здание Храма Исправления превратилось в груду обломков. Демоны резвились в Святилище Примарка, вгрызаясь в Его праведную плоть и оскверняя Его божественное тело. На глаза Уриэля навернулись слёзы, а в душе вскипел гнев. Он был совершенно беспомощен и не мог излить свою ярость на тех, кто принёс зло и страдание на его Макрэйдж.

Чёрные воющие создания укрыли собой адскую машину, и невидимые охранники небытия, скользящие в пространстве, провели поезд через разломы в реальности. Чудовищный локомотив нёсся с огромной скоростью по кровавому пути целую вечность. Охранники бездны кормились душами дураков, что случайно вторглись в эту область мироздания. Безумцы, сунувшие нос в запретную магию и сумевшие открыть врата между измерениями, были их пищей.

Окровавленные рельсы вели сквозь невозможные, немыслимые, несусветные миры. Миры, жившие только благодаря машинам, миры, порождённые злом, миры, охваченные сумасшествием, миры Хаоса, миры безумия и миры смерти. Всё было здесь. Любое знание, которое порождало новую область возможностей, могло быть обретено здесь. И Уриэль чувствовал даже физически, как разнообразная информация переполняет его готовый лопнуть от боли мозг.

Сила, что удерживала до сих пор его хрупкий разум от полного разрушения, утекала, как песок сквозь пальцы. Теперь душой Вентриса овладело осознание пустоты существования и бессмысленности каких бы то ни было действий. Капитан, несмотря ни на что, отчаянно сражался с этим безумием и изо всех сил старался сохранить ясность мысли.

Его звали Уриэль Вентрис.

Он был воином Императора, поклявшимся защищать Его владения до последнего вздоха.

Он был Космодесантником.

Его воля несгибаема, его целеустремлённость и решимость намного сильнее, чем у любого другого смертного. Он оказался в чреве мерзкой твари, но он не даст так просто себя сожрать.

Он был… Кем? Его сознание блекло, и сила Хаоса овладевала им, несмотря на защиту адской машины. Уриэль осознавал, что безумие, разрушившее душу и разум многих смельчаков, решивших проникнуть сюда, уничтожает теперь и его. Он боролся изо всех сил, пытаясь сохранить здравый рассудок, в то время как перед его глазами проносилась вся его жизнь. Перед ним прокручивались все возможные варианты того, как она могла бы сложиться. Видения из возможного заставляли Уриэля сдерживать дыхание…

Он видел себя морщинистым стариком, он видел себя юношей, распростёртым на простой кровати,

Который так и не стал

новобранцем, окружённым многочисленными опечаленными родственниками.

Он был стройным и поджарым. Рядом стоял и его сын, такой же темноволосый, мускулистый — фермер, привычный к тяжёлому труду. Он был выше своего отца, и у него был взгляд воина.

своим на земле родного

Сердце Уриэля наполнялось гордостью и сожалением одновременно:

Калта. Черты его лица были мягкими, но на них отпечаталось

гордостью за своего сына и сожалением

сожаление, что

о том, что этот жизненный путь он никогда не смог бы избрать для себя…

этот жизненный путь он никогда не смог бы избрать для себя…

Образы обоих поблекли в его сознании, хотя он страстно желал увидеть ещё, чтобы узнать, в какой же миг он совершил поворот и прожил свою жизнь иначе. Но ему не суждено было узнать это, и новое видение предстало без разрешения перед его глазами.

Павонис.

Дорога Чёрных Костей.

Тарсис Ультра.

Медренгард.

Что это за места? Как звали людей, что жили там? Это воспоминания или фантазии? Бывал ли он когда-нибудь там? Жил ли он там? Остались ли там его друзья? Он чувствовал вкус каждого слога в названиях, но не понимал их значения, хотя и сознавал, что должен знать их. Кроме… кроме последнего, которое вызывало смутные… воспоминания? Оно обладало привкусом калёного железа и резко пахло то ли пеплом, то ли нефтью. В нём Уриэлю слышались рёв громадной топки и стук поршней адской машины.

Эта реальность была чужда ему. Но что мешало ей вторгнуться без приглашения в его рассыпающееся сознание? Враждебная действительность определяла его мироощущение, занимая все больше места и вытесняя всё остальное. Внезапно это наваждение исчезло, но было поздно — его разум не выдержал испытания.

Больше ничто не имело смысла. Всё исчезало под напором информации. Он не мог больше удерживать в уме никакие логические цепочки. Он чувствовал, как его мысли клубятся, подобно мириадам пчёл. Эта скорость не давала возможности опомниться. Уриэль далёким уголком сознания улавливал, что безумие врывается в его мозг, но не мог ничего сделать. Оно убивало разум и развращало душу, но самым страшным было то, что даже если он и переживёт это, то никогда уже не сможет избавиться от его ядовитой печати.

Голос, который раздался в голове Уриэля Вентриса, был гласом создания, живущего вне реальностей, вне измерений, вне времени, вне пространства:

— Не бойся, Ультрамарин. Это путешествие ничуть не страшнее и не опаснее жизни обычного смертного. — Голос растаял в рёве адской машины. Значит, Уриэль вновь возвращался в какую-то отдельную реальность. — Тем более что оно уже подходит к концу.

Уриэль сделал глубокий вдох. Его сердце, казалось, вот-вот разнесёт своими сильными ударами грудную клетку. Кровь шумела в ушах, лицо пылало, а из глаз текли слёзы. Уриэль прикусил язык и почувствовал во рту привкус железа. Капитан сплюнул и вдохнул запах дыма, нефти и прочей индустриальной вони. Ему хотелось полежать неподвижно несколько секунд и попытаться понять, где же он находится. Прямо у него над головой простёрлась ослепительно белая полоса. Он напрягся, чтобы вытереть запёкшуюся кровь с лица. Его ладонь проплыла перед глазами, и он был поражён расплывчатостью её очертаний. Уриэль вдруг неожиданно почувствовал, что падает, и, вскрикнув, стал лихорадочно ощупывать пространство вокруг себя, выискивая точку опоры.

Его руки скользнули по глинистой поверхности, усыпанной металлическими стружками, и он понял, что лежит на спине и смотрит в небо. Мёртвое небо… Оно было пустым и невыразительным, без единого облачка или пятнышка, и эта пустота сразу убивала какие бы то ни было надежды. Все тело Вентриса болело, мышцы были напряжены до предела, а меж лопаток угнездилась изматывающая жгучая боль. Мысли Уриэля были в полном смятении, и он с трудом складывал по кусочкам то, что произошло с ним за последнее время.

Неимоверным усилием воли он заставил себя повернуть голову и увидел, что Пазаниус лежит рядом и его неудержимо рвёт. Лицо его друга было настолько осунувшимся и искажённым, как будто вся тяжесть мира опустилась на его плечи.

— Встать! — приказал чей-то скрипящий голос, и тут же на Уриэля обрушился поток воспоминаний: демон, адская машина…

Собрав все силы, он попытался подняться, но его измученное тело слушалось плохо, и всё, что ему удалось сделать, — это, перевернувшись на живот, встать на колени. Перед ними возвышался Омфал Демониум, исполинский и безобразный, облачённый в древний силовой доспех. За его спиной виднелся огромный дверной проём, из которого лился красный мерцающий свет адской машины.

Он стоял, провалившись в пыльную землю до щиколоток, и держал свою алебарду наперевес. Меч Уриэля, болтер и огнемёт Пазаниуса покоились неподалёку на выступе скалы. Белый свет мёртвого неба бликовал на надраенных наплечниках силового доспеха Омфала Дёмониума. И Уриэлю показалось, что ухмыляющийся череп скалился ещё злораднее, чем ранее.

— Вам не мешало бы поторопиться, Ультрамарины, — пророкотал демон и хохотнул. — Здешние призраки вскоре услышат удары ваших сильных сердец. Вкусные кусочки, вроде вас, не могут долго оставаться незамеченными.

— Кто это? — наконец выдавил Уриэль, пытаясь скоординировать свои движения и всё-таки подняться.

— Монстры, — ответил гигант.

— Монстры? — переспросил Уриэль, затем собрался, сжал зубы и рывком поднялся на ноги.

Пазаниус тоже заставил себя выпрямиться и встал с ним рядом, плечом к плечу. Лицо его было смертельно бледным, но злым.

— Это тела убийц, Мортиции их заштопали и заселили в них тех, кто был убиен руками этих безжалостных душегубов, — пояснил Омфал Демониум. — Они охотятся в горах, и вы узнаете их по ужасным крикам, от которых ваши жалкие душонки уйдут в пятки.

— Где мы? — спросил Пазаниус. — Куда ты нас привёз?

— Вы на Медренгарде, мире железа, — ответил Омфал Демониум, глядя за спины еле живых Ультрамаринов. — Это владения примарха Пертурабо. Разве вы не чувствуете его злобу, разлитую в воздухе? Разве не ощущаете ярость того, кто когда-то сражался рядом с богами, а теперь выброшен и вынужден обитать за границами мира, который защищал. Взгляните на эту планету из пепла, и вы тоже познаете отчаяние.

Уриэль обернулся и проследил за взглядом Омфала Демониума, и у него перехватило горло при виде безжизненного ландшафта, что предстал перед ним.

Ультрамарины стояли на высоком горном плато, и перед ними расстилалась широкая долина, совершенно не пригодная для жизни. Насколько хватало глаз, была видна только мрачная степь. Это был мир смерти. Недавно Уриэль думал, что душное нутро адского паровоза и есть преисподняя, но это было не более чем прелюдией к новому душераздирающему зрелищу. Индустриальный город занимал, по-видимому, добрую половину этой планеты. Кругом высились стальные остовы фабрик и заводов, горы угля и рыжеватого шлака и высокие, изрыгающие огонь трубы. Дымное ядовитое марево висело над поверхностью планеты. Звуки тяжёлых ударов и лязг металла разносились на сотни километров.

Уриэль уже видел загрязнённые промышленные миры с непригодной для дыхания атмосферой, где работали миллиарды тружеников. Они задыхались на грязных планетах, покрытых сажей и копотью, но их миры казались райскими садами по сравнению с Медренгардом.

Нога Уриэля ступала даже на мир-кузницу Адептус Механикус, оплот последователей Бога-Машины. Тогда Вентрис был просто поражён и впал в благоговейный ужас перед совершенством их технологий. Но тот мир рядом с Медренгардом казался не более чем захолустной деревенькой кузнецов и ремесленников.

Реки расплавленного металла текли подобно потокам лавы, и зловещие тучи окутывали каждое здание, а трубы изрыгали смертоносные пары.

Над всем этим возвышалась длинная горная цепь. Скалы чернели оспинами шахт, казалось, что их вершины вонзаются в мёртвое небо, и каждая из них превышала самую высокую гору на Макрэйдже. Уриэль чувствовал, как его кровь стынет по мере того, как взгляд поднимается на эту невообразимую высоту. Он смотрел, как нити ядовитого чёрного смога струятся из скал и тянутся вверх.

Внезапно Уриэль с ужасом осознал, что в тёмных глубинах этого горного хребта скрыт и живёт своей жизнью огромный мегаполис. Город, расположенный по большей части под землёй, чьи куполообразные крыши выступают на поверхности, как волдыри на обожжённой коже; отвратительный аванпост зла, вызывающий непреодолимые брезгливость и страх у любого живого существа. И всё же здесь наблюдалась если не жизнь, то некое существование — меж строений передвигались прихрамывающие привидения в лохмотьях.

— Ненависть… Сколько здесь ненависти и страданий!

— Да, — сказал Омфал Демониум, — Ты и не представляешь, какая роскошная горечь исходит от тебя, я просто упиваюсь ею. Это место отравлено тысячелетиями ненависти, и здесь живёт племя, которое ненавидит, жаждет мести и знает, что придёт тот день, когда Император заплатит за все их мучения.

Уриэль закрыл глаза, чтобы хоть как-то отрешиться от этого кошмара. Было ясно, что шаг по направлению к этому отвратительному городу будет обозначать смерть. Но Уриэль не мог не признать, что увиденное им обладает особым величием.

Осознание бессмысленности бытия перед лицом этого безымянного ужаса было невыносимо. И Уриэль поднял взгляд к мёртвому небу — ему было легче смотреть туда, нежели на зловещий город, вид которого вызывал смятение в разуме и боль в душе. Зловещие чёрные башни дыма извивались и растворялись в небе, даже они не в силах были заполнить его пустоту.

Огромное чёрное солнце, чей лик был так тёмен, что невозможно было смотреть долго, — казалось, оно высасывало душу любого существа, попавшего под его лучи.

Пазаниус судорожно всхлипнул, и Уриэль совершенно не удивился, почувствовав, как по его щекам заструились слёзы.

— Император защитит нас, — прошептал Уриэль. — Это…

— Да, — сказал Омфал Демониум. — Это место, которое вы называете не иначе, как Око Ужаса.

— Но почему? — спросил Уриэль, сглотнув и с трудом отрывая взгляд от страшного солнца. — Почему сюда?

— Конечная станция. Это то место, где вам суждено исполнить данную вами смертельную клятву.

— Я не понимаю, о чём речь.

— Это не имеет значения. Тут находится то, что вы так стремитесь уничтожить, — Демонкулаба. Это место спрятано во мраке, далеко от людских глаз, в великой крепости, созданной из безумия и безысходности.

— А почему ты привёз нас сюда? — спросил Уриэль, к которому стало возвращаться самообладание. — С чего это вдруг порождение Хаоса ищет у нас помощи и поддержки?

Омфал Демониум расхохотался своим звучным, но каким-то истеричным смехом и сказал:

— С того, что ты, Уриэль Вентрис, выполнишь моё приказание.

— Никогда! — выкрикнул Уриэль. — Да я скорее умру, чем буду помогать такой скотине, как ты!

— Не исключено, — согласился гигантский воин. — Но я удивлён, что ты хочешь пожертвовать всем, что у тебя есть, только из нежелания повиноваться мне. Все, чем ты уже пожертвовал в своей жизни, все, ради чего ты проливал свою кровь, будет уничтожено, если ты всё-таки осмелишься ослушаться меня.

— Ты лжёшь! — воскликнул Пазаниус.

— Глупые смертные! Какой мне смысл врать? Архитектору Судеб хватает лжи в его мироздании, а Повелитель Черепов не примет подобных отговорок. Я знаю, что вы видели в пути: будто ваш мир охвачен адским пламенем, люди мертвы и их пепел летит по ветру. И я вполне могу все это устроить, — пообещал Омфал Демониум и, тяжело ступая, подошёл так близко, что его алебарда упёрлась в грудь Уриэля. — Вы видели один из возможных вариантов развития событий. Можете не сомневаться, что ваша бесценная планета скоро погибнет, а последнее, что там будет слышно, — это вопли и рёв пожара. В это вы верите?

Уриэль пристально посмотрел в жёлтые глаза сумасшедшего демона и ни на йоту не усомнился в том, что Омфал Демониум способен легко устроить всё это: и разрушенный Макрэйдж, и стёртый с лица небес Ультрамар.

— Да, я верю тебе, — сказал Уриэль после некоторого молчания. — Что мы должны сделать?

— Капитан, что я слышу! — воскликнул Пазаниус.

— Мой друг, боюсь, у нас нет выбора.

— Да ты соображаешь, что говоришь? — воскликнул Пазаниус, который не мог поверить, что такие слова произносит его верный, не раз проверенный боевой брат. — Что бы этот негодяй ни приказал нам сделать, это может послужить только злу. Ты подумал о последствиях, если мы подчинимся демонической силе? Я могу только одно сказать — ничего хорошего не предвидится!

— Я всё это прекрасно понимаю, Пазаниус. Но разве мы можем поступить иначе в этой ситуации? Ты хочешь увидеть уничтоженный Ультрамар? Или крепость Геры, от которой остались одни руины?

— Нет, конечно же, нет, но…

— Послушай, Пазаниус, — сказал Уриэль спокойно. — Доверься мне. Ты ведь доверяешь мне?

— Ты прекрасно знаешь, что это так, — запротестовал Пазаниус. — Я всегда спокойно мог доверить тебе свою жизнь, но то, что ты предлагаешь сделать сейчас… Это полное безумие!

— Ты должен довериться мне и сейчас, — сказал Уриэль с нажимом.

Пазаниус открыл было рот, чтобы привести новые возражения, но встретился глазами с Уриэлем и просто коротко кивнул.

— Хорошо, — сказал он грустно.

— Отлично, — прошипел Омфал Демониум, упиваясь их поражением. — Высоко в горах, на юге, за много лиг отсюда находится крепость, и её комендант прячет кое-что в самом секретном подземелье. И это «кое-что» принадлежит мне! Ваша задача — найти эту вещь и принести её мне.

— Что это за вещь? — спросил Уриэль.

— Это Кровавое Сердце, и оно представляет ценность для меня. Вот и всё, что вам надо знать.

— А как оно выглядит? Как мы узнаем, что это именно то, что тебе нужно?

Омфал Демониум усмехнулся:

— Вы непременно узнаете эту вещь, как только увидите.

— Но почему для этой миссии ты решил привлечь именно нас? — спросил Пазаниус. — Если это так для тебя важно, то какого чёрта ты сам не достанешь эту штуку?

Помолчав мгновение, Омфал Демониум пророкотал:

— Я видел её у вас в руках. Судьбой предначертано, что вы сможете добыть её. Хватит вопросов.

Уриэль кивнул, и в этот момент издалека донёсся пронзительный крик.

Омфал Демониум тоже услышал это и, небрежно кивнув, развернулся и зашагал к прямоугольнику красного света, обратно в адский локомотив, к безликим саркоматам.

Когда он подошёл к светящемуся дверному проёму, то бросил через плечо:

— Призраки летят сюда. Они слышат, как бьются ваши сердца, и жаждут разорвать их на мелкие кусочки. На вашем месте я позаботился бы о том, чтобы избежать встречи с ними.

— Погоди! — крикнул Уриэль, но Омфал Демониум шагнул в дверь, и Космодесантникам ничего не осталось, кроме как проводить взглядом адский локомотив.

Свинцовая тяжесть легла на душу Уриэля, когда исчез Омфал Демониум, и Ультрамарин упал на колени. Пронзительные крики стали громче и ближе. Вентрис посмотрел на мёртвое небо и увидел стаю странных силуэтов, ритмично взмахивающих крыльями. Они стремительно снижались к ним с высоких горных пиков.

— Какого чёрта?! — воскликнул Пазаниус, глядя на небо.

— Призраки, — сказал Уриэль, бросаясь к скале, где лежало его оружие.

— И что мы будем делать? — поинтересовался сержант, пристёгивая болтер к поясу и перебрасывая огнемёт через плечо.

— Надо бежать, — ответил Уриэль.

А безумная визгливая стая устремилась к ним.

 

Глава 4

Чёрные силуэты на белом небе с пронзительным воем спускались с высоких гор, пикируя прямо на Космодесантников. Исступлённые призраки наполнили смрадный воздух воплями и причитаниями. В каждом крике явственно слышалось невыносимое страдание.

Уриэль окинул взглядом плато в поисках убежища. Сама идея бегства была ему до глубины души противна, но он верил, что Омфал Демониум не соврал, предупреждая их. Ультрамаринам предстояло сделать всё возможное, чтобы избежать встречи с этими тварями. Причём действовать нужно было как можно быстрее.

— Уриэль, смотри! — указал Пазаниус на отдалённый крутой склон горы, где просматривался узкий лаз. — Туда! Я не думаю, что они смогут пролезть в эту щель.

— А мы успеем туда добежать? Кстати, тебе не кажется, что мы сами вряд ли туда пролезем?

— Что ж, у нас есть только один способ это проверить, — коротко бросил Пазаниус и начал взбираться по каменной осыпи.

Уриэль сжал покрепче рукоять меча и побежал следом за Пазаниусом, стараясь дышать неглубоко в этой отравленной атмосфере. Его спина горела огнём, но усилием воли он задвинул боль на край сознания. Щебень осыпался под ногами, горы шлака и лома преграждали им путь. Поразительная сила Пазаниуса давала ему возможность взбираться по склону, хотя и с трудом, но ноги Уриэля глубоко проваливались в сыпучую почву, и он все больше отставал от боевого брата.

Жуткие крики, полные смертельного голода и жажды, подхватывались эхом в горах. Капитан отважился бросить взгляд через плечо, и в этот момент первый призрак спикировал на него.

— Уриэль! — крикнул Пазаниус, который уже стоял на скальном выступе прямо над ним. — Влево!

Уриэль кувырнулся влево очень вовремя, и ужасная тварь, чьи кованые крылья были снабжены железными когтями, взрыла щебёнку как раз на том месте, где только что стоял воин. Отважный Ультрамарин со всей силы пнул создание Хаоса, и оно, хлопая крыльями, покатилось вниз по склону. Тварь выглядела как огромный глубоководный скат: внешний скелет состоял из железа и плоти, которая крепилась к металлу грубыми стёжками. Её «лицо» было искажено жуткой гримасой, а рот, распахнутый в крике, зловеще поблёскивал сотней зубов, острых как иглы.

Ещё три адские твари устремились вниз. Они так широко разевали свои хищные пасти, что кожа у них на загривках собиралась в складки. Призраки били крыльями по воздуху, пытаясь притормозить своё стремительное падение и атаковать Уриэля. Тот, которого он сбросил со склона, опять поднялся в воздух, но летел с трудом, поскольку одно из крыльев у него было повреждено. Но это не помешало монстру вновь напасть на Космодесантника, в то время как другие уже добрались до него, и их ужасные зубы заскрежетали по силовому доспеху.

Пазаниус выстрелил в призрака, который первым атаковал Уриэля, но болт прошёл рядом с телом чудовища и не задел его. Уриэль умудрился вцепиться в скользкую плоть монстра и отодрать тварь от своего доспеха. Прямо перед глазами отважного капитана возникла выпуклая морда, перекошенная злобой и мукой. Он ударил кулаком прямо в клацающую челюсть, полную острых зубов, и почувствовал, как его рука прошла сквозь туго натянутую кожу. Издалека, как будто из другой реальности, раздался крик Пазаниуса:

— Назад!

Жуткое создание билось в руках Уриэля, а другие собирались атаковать. Капитан с силой пропихнул вторую латную перчатку в страшную рану на склизком теле и сорвался со склона, не удержав равновесия. Он схватился за края раны с двух сторон и одним могучим рывком сорвал плоть с железного каркаса, ощущая на подсознательном уровне ликующую радость освобождённой души.

Счастливый крик и пульсирующая вспышка вырвались из чудовища, убитого Пазаниусом. В руках Уриэля осталась только бесформенная груда истерзанной плоти и останки металлического скелета. Он отбросил их в сторону и поднял глаза вверх, где призраки продолжали нарезать круги. Космодесантник нанёс удар мечом по ближайшему монстру. Призрак забился в предсмертных конвульсиях, и из его зубастой пасти вырвался вздох облегчения.

Последний монстр спикировал на Ультрамарина, но тот подпрыгнул, раскрутив меч так, что лезвие стало похоже на диск, — и разрубил тварь пополам.

Уриэль услышал новый крик, преисполненный радости обретённой свободы, и взглянул на Пазаниуса, выстреливающего сгустками прометия из огнемёта, чтобы отпугнуть других монстров и не дать им возможности подобраться поближе.

— Давай быстрей! — крикнул Пазаниус. — Я не знаю, как долго смогу их удерживать на безопасном расстоянии.

Уриэль вложил меч в ножны и прихватил парочку длинных железных когтей, оставшихся от некогда смертельно опасной твари. И вновь стал подниматься по осыпающемуся склону.

Он втыкал эти стальные костыли в сыпучую землю, используя их как опору. Это помогло Уриэлю подняться наверх без особых усилий, в то время как Пазаниус с помощью огнемёта удерживал летучих уродов на почтительном расстоянии.

Как только капитан добрался до выступа, где стоял его верный товарищ, и повалился на спину, чудовища снова перешли в нападение. Уриэль выхватил меч и разрубил первого приблизившегося призрака. Воин вновь испытал странное, неведомое до сего дня удовлетворение, когда услышал ещё один предсмертный крик, преисполненный благодарности. Остальные твари погибли от прометия, смеясь как дети, когда их души покидали горящую плоть.

Оба Ультрамарина слаженно отступали к намеченному укрытию. Призраки продолжали атаковать. И хотя Ультрамарины уничтожили уже больше дюжины, было видно, как неисчислимые стаи тварей кружились в мёртвом небе вокруг горных вершин. Достаточно было одного взгляда, чтобы понять: если Космодесантники не найдут надёжного укрытия как можно скорее, они — покойники. Их шансы выжить уменьшались с каждой секундой. Было бы глупо надеяться выстоять против такого количества врагов.

Уриэль, оглянувшись, попытался оценить надёжность ущелья — его ширину и то, насколько глубоко оно уходит в тело горы. Стаи монстров кружили, снижаясь, и оба Ультрамарина молили Императора, чтобы кровожадные твари не смогли пробраться в эту щель за ними.

— Я не могу даже предположить, куда эта дорога приведёт нас, — засомневался Уриэль.

— По-моему, сейчас уже всё равно! Или нет? — прокричал в ответ Пазаниус, по лицу которого ручьями лилась кровь из ран, оставленных железными когтями. — У нас, похоже, не такой уж богатый выбор.

— Ну, тогда выпусти по ним ещё одну струю — и ноги в руки, понял?!

Пазаниус, поморщившись, кивнул и крикнул:

— Двигай!

Он выпустил струю горящего прометия в монстров, кричащих от боли и счастья одновременно, а Уриэль рванул к укрытию, которое представляло собой узкий лаз в чёрном гладком базальте. Сдирая краску с доспехов, капитан протиснулся внутрь и вознёс молитву о прощении духам оружия за то, что был вынужден так неосторожно, обращаться со своим обмундированием.

Пазаниус забрался в щель с ещё большим трудом, чем его боевой брат. На какое-то мгновение им показалось, что они загнали себя в ловушку.

— Черт, узковато тут, — проворчал Пазаниус, но по его голосу чувствовалось, что он просто так не сдастся.

Яростные крики раздались у них прямо над головами, и Уриэль увидел множество чудовищных силуэтов там, где бледнела узкая полоска неба.

И в тот же миг послышался скрежет когтей по камню. Монстры, сдирая кожу и мясо с железных костей, протискивались в щель. Их крики отдавались эхом в замкнутом пространстве, и было такое ощущение, что их тут тысячи. От них исходили волны неистового голода и жажды, которые вряд ли способна утолить кровь двух человек. Уриэль резко ударил мечом снизу и насадил на лезвие одного урода.

В это время ещё несколько тварей сумели протиснуться в щель. Они дрались между собой, беспощадно били друг друга железными крыльями и рвали зубами, пытаясь первыми добраться до добычи.

Поскольку использовать огнемёт в таком ограниченном пространстве было совершенно невозможно, Пазаниус хватал омерзительных тварей и рвал их голыми руками. Он со злобным рычанием сдирал кожу и ломал железные кости; Уриэль рубил мечом направо и налево. Воздух был наполнен звуками рвущейся плоти, стонами боли и криками радости. Так кричали создания, отмучившиеся в этом жутком воплощении, чьи души обретали свободу.

— Не останавливайся! Иди вперёд! — крикнул Пазаниус в секунду кратковременной передышки между жестокими атаками.

— Я не знаю, куда мы идём и что нас там ожидает, — ответил Уриэль.

— Я не думаю, что там намного хуже, чем здесь!

С этой логикой трудно было не согласиться, и Уриэль стал ещё настойчивее продвигаться вглубь. Утерев кровь и пот с лица, он огляделся в поисках более надёжного укрытия. Крылатые монстры продолжали кружить над расщелиной, терпеливо выжидая подходящего момента для атаки.

Ущелье изогнулось и за поворотом пошло под уклон. Ультрамарины шли, пока не оказались на краю отвесного обрыва. Уриэль с ужасом уставился на пропасть, к которой вывела их расщелина. Но вдруг он заметил полусотней футов ниже узкий вход в пещеру. Это вселяло надежду. Вход защищал частокол из длинных железных столбов, вколоченных в камень.

— Там есть пещера, — сказал Уриэль. — И очень похоже, что её уже не раз использовали для того, чтобы укрыться от этих жутких тварей.

— Почему ты так думаешь?

— Видишь, там вбиты железные копья. Я сомневаюсь, что эти твари могут пробраться сквозь частокол, не переломав себе по дороге всё, что можно.

— Ну, тогда просто напрашивается вопрос…

— …кто это сделал? — закончил фразу Уриэль.

Пазаниус посмотрел вверх, на мёртвое небо. И увидел, что монстров стало ещё больше. И они явно готовились к очередной атаке.

— Нам непременно надо пробиться туда, — сказал Уриэль.

— Ничего не получится, — зло ответил Пазаниус. — Они разорвут нас на мелкие клочки ещё до того, как мы доберёмся до входа.

— Ты думаешь, я этого не понимаю? — огрызнулся Уриэль. — Но нам надо хотя бы попытаться.

Капитан нервно закусил губу и попытался просчитать, как далеко они смогут пробиться, прежде чем монстры настигнут их. Скорее всего, они смогут истребить многих тварей, но, конечно же, далеко не всех. А если эти создания навалятся скопом, им не составит труда просто столкнуть Ультрамаринов со скалы, а потом спокойно пообедать внизу. Ведь после падения с такой высоты даже такое могучее создание, как Ультрамарин, оклемается не скоро.

Одно из чудовищ подлетело ближе, влекомое непреодолимым голодом. Оно парило так близко, что Уриэль смог подробно рассмотреть его.

— Погоди… — пробормотал капитан, мучительно пытаясь выловить что-то важное из глубин памяти. — Когда Омфал Демониум упоминал об этих тварях, то говорил что-то об их способе охоты. Что-то про сердца, и почему нам не удастся долго оставаться незамеченными…

— И?

— Я понял! Я понял, как они находят нас! Они слышат стук наших сердец!

Пазаниус помолчал, а потом сказал с расстановкой:

— Тогда нам надо избавиться от того, за чем они охотятся…

— Ты ещё помнишь мантры, что активируют приан-мембрану?

— Да, хотя прошли уже десятилетия с тех пор, как я последний раз произносил их.

— Я знаю. Но, чёрт побери, нам лучше вспомнить, как это делается, — сказал Уриэль. — И делается правильно. Мне совсем не хочется впасть в кому над отвесным обрывом.

Пазаниус согласно кивнул головой, и Уриэль осторожно шагнул на узкую тропку, ведущую на дно ущелья. Монстры кружили в небе, и не было ни малейшей надежды, что Космодесантникам удастся добраться до входа в спасительную пещеру.

Уриэль повернулся к Пазаниусу и скомандовал:

— Начнёшь, когда я дойду до середины. Не быстро, но и не медленно. Мне совсем не хочется, чтобы ты умер на полдороге.

— Я изо всех сил постараюсь не допустить этого, — сказал Пазаниус, сглатывая ком в горле.

Уриэль закрыл глаза и начал произносить про себя строфы, которым научил его апотекарий Селенус. Эти мантры вызывали активацию приан-мембраны, вживлённой в ткани мозга, когда воин стал Космодесантником. Глубоко вздохнув, он начал контролировать своё дыхание, заставляя сердце замедлиться. То, что он проделывал, было очень опасно. Обычно такое упражнение предварялось несколькими часами медитации и непрерывным чтением специальных мантр. Но Уриэль понимал, что сейчас у него нет времени для такой серьёзной подготовки. Он чувствовал, как сильно сердце бьётся у него в груди, но потихоньку его ритм сходит на нет.

Сорок ударов в минуту, тридцать, двадцать, десять…

Капитан слышал, как Пазаниус повторяет те же мантры. Они оба понимали, что им надо добраться до пещеры прежде, чем приан-мембрана заработает на полную мощность. Если они не успеют, то прямо по дороге нырнут в неконтролируемое состояние эйфории, а потом их сердца остановятся навсегда.

Три удара в минуту… два…

Уриэль старался держаться прямо, но его зрение становилось чёрно-белым, а конечности наливались свинцом. Он кивнул Пазаниусу и выступил из-под защиты ущелья. Опытный воин сознавал, что сейчас он рискует потерять контроль над своим сердцем, и двинулся по узкой тропе. Пазаниус выждал положенное время и пошёл за ним, хотя крики монстров звенели в ушах. Твари кружили совсем рядом, но не понимали, куда могли подеваться их жертвы. Вопли, лязг крыльев и клацанье когтей по камням мешали сосредоточиться. Космодесантники двигались, словно обнимая склон горы, медленно и осторожно.

Крылья ужасных созданий рассекали воздух прямо перед их лицами, и отважные воины почти оглохли от яростных криков. Космодесантники уже почти добрались до пещеры, а монстры нарезали круги, не в силах обнаружить добычу.

Две мерзкие твари, хлопая крыльями, пролетели совсем близко от Уриэля и приземлились на дорожку перед ним, вспахав землю стальными когтями. Они кричали отвратительными низкими голосами и медленно поворачивали свои склизкие морды, пытаясь учуять жертву.

Проходя мимо чудовищ, Уриэль ещё больше замедлился, опасно балансируя на страшной грани жизни и комы, в которую мог вогнать сам себя, если проявит неосторожность.

Вдруг он поскользнулся, и его ботинок задел когти сидящего рядом монстра. Воин замер. Неизвестно, какими ещё средствами восприятия обладало это создание, но оно явно не почувствовало прикосновения и никак не отреагировало на него. Уриэль прошёл мимо монстра, который замер, превратившись в слух.

Один удар…

Тварь, услышав громоподобный удар сердца, взвилась в воздух и издала такой крик, что, казалось, сейчас лопнут барабанные перепонки. Стая, мгновенно прекратив своё бессмысленное кружение, ринулась к человеку, как один разумный организм.

— Быстрее! — закричал Уриэль и рванул к входу в пещеру.

На одном дыхании он долетел до железного, частокола и запетлял между копьями, стремясь к спасительному укрытию. Влетев под своды пещеры, он вдохнул полной грудью. Его лёгкие будто окатило огнём, потому что за считанные секунды Уриэль вернул свой организм к привычной жизнедеятельности. Уриэль упал на колени, сражаясь со своим организмом, возмущённым таким жестоким обращением.

Пазаниус вбежал вслед за ним, выпустив по монстрам струю горячего прометия.

Монстры с воплями кружили возле входа в пещеру. Они были явно расстроены, лишившись такой вкусной добычи. Некоторые из них всё-таки попробовали атаковать, но только насадили самих себя на острые стальные копья.

Уриэль восстановил дыхание, осознав, насколько близко прошла смерть.

— Пазаниус, ты в порядке? — выдохнул капитан.

— Сложно сказать, — хрипло ответил сержант. — О Император! Не хотел бы я повторить такое. Теперь я знаю, что почувствую, когда буду умирать.

Уриэль понимающе кивнул и тяжело поднялся, цепляясь за стены пещеры. К нему, наконец, возвратилось цветовое зрение, и он теперь мог видеть в темноте. Он обнаружил, что они находятся в длинном сводчатом туннеле, ведущем внутрь горы. Но кто его соорудил?

— Ну, на какое-то время мы в безопасности, — сказал Уриэль.

— Не будь таким самоуверенным, — ответил Пазаниус, поддевая носком ботинка треснувший человеческий череп.

Космодесантники осторожно шли по туннелю, и, по мере того, как они удалялись от входа, крики летучих монстров становились всё тише и тише. Усовершенствованное зрение Ультрамаринов позволяло им передвигаться в полном мраке столь же уверенно, как если бы они прогуливались по широкой, хорошо освещённой улице.

— Как ты думаешь, кто прорубил этот туннель? — спросил Пазаниус, внимательно разглядывая стены прохода.

— Без понятия, — сказал Уриэль. — Возможно, обитатели этого мира, когда он ещё не попал под власть Хаоса, или их рабы.

— Мне до сих пор не верится, что мы смогли пробраться так далеко, — продолжил Пазаниус. — Ты и вправду веришь, что мы в самом Медренгарде? Неужели мы на самом деле оказались в Оке Ужаса?

— Ты видел то же, что и я. Почему ты до сих пор сомневаешься, что один из падших примархов обитает здесь?

Пазаниус осенил себя знаком орла и сказал:

— Мне кажется, что всё-таки это не совсем так. Я чувствую, какое зло окружает нас, и всё-таки… зайти так далеко… Нет, это невозможно.

— Я понимаю тебя, — ответил Уриэль. — Тем не менее, Демонкулаба существует. И мы обязаны выполнить нашу смертельную клятву — уничтожить её. И я верю, что нас забросили в нужное место. А ещё мне кажется, что это задание является последним испытанием нашей веры.

— И мы его завалили! — воскликнул Пазаниус. — Спутаться с демоном…

— Я знаю, мы пошли на большой риск, мой друг, — сказал Уриэль. — И мне очень жаль, что я был вынужден принять такое опасное решение, но я не вижу другого выхода. Мы ничего не могли сделать, кроме как уверить Омфала Демониума, что выполним его приказание. Иначе нам никогда не принести пользу Империуму.

— То есть ты не собираешься добывать для него это Кровавое Сердце?

— Ну, конечно же, нет! — возмутился Уриэль. — Как только мы доберёмся до цели, я разнесу эту дьявольскую штуку на молекулы.

— Слава Императору! — выдохнул с облегчением Пазаниус.

Уриэль внезапно встал как вкопанный:

— Ты что, действительно подумал, что я могу уступить требованиям демона?

— Нет, но учитывая причину, по которой мы сюда попали…

— Нарушение Кодекса Астартес — одно дело, сделки с демонами — совсем другое, — огрызнулся Уриэль.

— Но нас выкинули из Ордена, приказали убираться как можно дальше с глаз Императора! Возможно, мы навсегда останемся в Оке Ужаса, — сказал Пазаниус. — Я не понимаю… Почему ты решил, что это единственно возможный выход?

— Да ну? — раздражённо бросил Уриэль. — Будь любезен, объясни мне, пожалуйста, как ты пришёл к такому заключению?

Пазаниус, начав говорить, не смел поднять глаз на разгневанного капитана:

— Ну, судя по всему, Кровавое Сердце — это очень ценная штука для демона. Если мы доставим его Омфалу Демониуму, то с его помощью он легко сможет сокрушить своих врагов. Здесь, в Оке Ужаса, начнутся кровопролитные войны. Следовательно, если мы достанем Кровавое Сердце и спровоцируем этим массовую бойню, то выполним определённую часть задания Императора.

Уриэль грустно покачал головой:

— Нет. Ты являешь собой наглядный пример того, как ложь и зло делают первые незаметные шажки, чтобы завладеть человеком и сбить его с правильного пути. Если так рассуждать, то мы предадим все, за что сражались, и сами этого не заметим. Такие действия, Пазаниус, в конечном счёте будут прокляты, какими бы высокими целями они ни оправдывались. Каждый такой поступок уводит всё дальше и дальше по дороге, которая ведёт в ад. У нас нет теперь Ордена, которому мы должны подчиняться, и можно подумать, что теперь нам не нужно ни перед кем отчитываться. Но мы оба знаем, что это далеко не так. Что бы с нами ни случилось, мы всегда будем воинами Императора, и он всегда будет жить в наших сердцах, И я тебе уже говорил об этом ранее, мой друг. Ты всё ещё сомневаешься в своей отваге и чести?

— Нет, это не совсем то… — начал Пазаниус.

— А что тогда — то?

— Да ладно, — сказал Пазаниус в конце концов. — Ты совершенно прав, а мне очень стыдно за то, что я посмел подумать так о тебе.

— Я тоже о себе не лучшего мнения, — продолжил Уриэль. — Но, несмотря на то, что нас исключили из Ордена, мы сохраним нашу честь. Мы будем сражаться до последнего вздоха с врагами Императора. Так ведь? И не важно, что Орден, возможно, никогда не узнает о наших поступках.

— Да, — согласился Пазаниус и крепко хлопнул Уриэля по плечу. — Вот поэтому ты был капитаном, а я — всего лишь сержантом. Ты всегда находишь правильные слова.

Уриэль рассмеялся:

— Ну, об этом мне трудно судить. Я вот что хотел сказать: посмотри на нас, мы в Оке Ужаса, за десятки тысяч световых лет от Макрэйджа, сидим в пещере…

— …полной костей, — закончил Пазаниус.

Теперь Уриэль удостоверился, что его боевой брат в полном порядке.

Дальше туннель расширялся, переходя в пещеру с неровными стенами, испещрёнными чёрными провалами входов в туннели, что уводили вглубь горы. Следы давно потухшего костра обнаружились в центре пещеры. Тонкий луч слабого света падал из маленького отверстия для дыма в своде пещеры. Весь пол был завален человеческими скелетами, и переломанные кости были разбросаны по всей пещере.

— Святой Жиллиман! Что же здесь произошло? — прошептал Уриэль, обходя кострище и рассматривая скелеты, на которых ещё сохранились остатки одежды.

— Смотри, на них напали, когда они готовили еду, — заметил Пазаниус, разгребая пепел кострища искусственной рукой. — В очаге остались черепки.

Уриэль кивнул, изучая останки и пытаясь определить, кому они принадлежали и что за жестокий поворот судьбы обрёк несчастных на такую смерть.

— Кто бы это ни сотворил, он был неправдоподобно силён, — сказал Уриэль. — Некоторые кости просто в порошок размолоты.

— Да, а этому голову оторвали.

— Железные Воины? — предположил Уриэль.

— Нет, я так не думаю, — ответил Пазаниус. — В этом нападении явно не было никакой организации. Наоборот, здесь творилось какое-то безумие. Обрати внимание на пятна на стенах. Кровь хлестала, как из фонтана. Кто бы ни убил этих людей, он был в неистовстве: раздирал глотки, рвал свои жертвы на мелкие кусочки и делал это в считанные секунды. Он не дал им времени вооружиться и оказать сопротивление.

Уриэль прошёлся по пещере и вернулся к Пазаниусу, который осматривал дальние углы помещения. Там бывший капитан и заметил что-то металлическое, лежащее в пыли. Он наклонился, чтобы поднять эту вещь, и его пальцы сомкнулись на грубо обработанной, толстой рукоятке ножа с длинным гибким лезвием. Уриэль внимательно осмотрел сначала оружие, потом тела вокруг и внезапно понял, как развивались события в этой пещере давным-давно.

— С них содрали кожу, — сказал он.

— Что?

— Смотри, — сказал Уриэль, кивая на нож. — С них сняли кожу. Этих людей убили, а потом освежевали.

Пазаниус только горестно вздохнул:

— Есть ли пределы злу?

Уриэль брезгливо отбросил нож. Какое чудовище могло пробраться незамеченным так далеко внутрь горы и напасть внезапно и столь молниеносно, что у несчастных не было времени даже схватиться за оружие или спрятаться? Уриэль очень надеялся, что им с Пазаниусом не придётся с ним столкнуться, но нутром чуял, что они уже на чужой территории.

— По-любому, мы уже ничего не можем сделать для них, — сказал он.

— Верно, — согласился Пазаниус. — Итак, куда теперь?

Уриэль обошёл всю пещеру по периметру и внимательно осмотрел каждый проход.

— Вот здесь, похоже, раньше была довольно сильно утоптанная трона, — заметил он, исследуя пол одного из туннелей. — Здесь осталась даже колея от колёс.

Пазаниус подошёл к нему и присел на корточки, рассматривая отчётливый след. Трудно было определить давность отпечатка, но одно можно было сказать с уверенностью: несмотря на невероятный размер, это был человеческий след.

— Ты считаешь, что эти следы могут привести к логову чудищ и нам ни в коем случае не надо соваться в этот туннель?

— Нет, я считаю, что именно туда нам следует пойти.

— Я знал, что ты так скажешь, — вздохнул Пазаниус.

Ультрамарины прошли несколько километров внутрь горы по извилистому коридору, пока окончательно не потеряли из виду тропинку, которой решили придерживаться. Поскольку грунт под ногами становился всё более и более каменистым, след исчез полностью, и Космодесантники поняли, что безнадёжно заблудились.

Они решили, что уже никогда не выйдут на поверхность (хотя эту самую поверхность нельзя было назвать лучшим местом во Вселенной), но Уриэль вдруг уловил что-то. Это было едва заметное колебание воздуха, прикосновение ветерка к щеке. Уриэль поднял руку и жестом остановил Пазаниуса, который как раз открыл рот, чтобы заговорить.

На пределе слышимости до них доносился мягкий рокот, похожий на далёкий прибой. Ультрамарины стали продвигаться в направлении этого звука, хотя в лабиринте коридоров определить; это направление оказалось непросто — несколько раз они останавливались и возвращались обратно.

Наконец шум стал громче, дорога — более проторённой, и примерно через час с того момента, когда Уриэль впервые услышал рокот, они увидели яркую серебряную полоску белого света.

— Никогда бы не подумал, что буду рад снова увидеть это мёртвое небо, — сказал Уриэль.

— Я тоже, но всё же это лучше, чем непроглядная тьма.

Уриэль кивнул, и Космодесантники выбрались из туннеля на поверхность Медренгарда. Как только они ступили на склон горы, Уриэль увидел источник шума, благодаря которому они вышли наружу.

— Кровь Жиллимана! — выругался Пазаниус.

На приличном расстоянии от горы стояла крепость, спроектированная, вероятно архитектором, находящимся в состоянии тяжёлого умопомешательства.

Ступенчатые башни и огромные бастионы вздымались к небу, широкие ворота выглядели как пасть чудовища. Стены были сложены из тёмного, словно пропитанного кровью камня, испещрённого прожилками неестественно яркого цвета. Такой оттенок просто не мог существовать в природе, и глаза с трудом выдерживали это зрелище.

Молнии сверкали между башнями, и грохот множества механизмов отражался громовым эхом от стен.

От бастионов поднимались столбы дыма и пламени. Крепость находилась в осаде. Артиллерия с грохотом и воем лупила по стенам. Возвышенность недалеко от цитадели ощетинилась многочисленными гаубицами и прочими осадными орудиями с разогретыми докрасна стволами. Пространство между крепостью и возвышенностью было нашпиговано снарядами, летящими к своей цели.

Ветер доносил до Космодесантников боевые кличи вместе с характерными запахами жжёного железа и крови.

Тучи пепла и дыма поднимались в небо от пылающих погребальных костров, окруживших крепость. Этот огонь не только пожирал умерших, но и разжигал в ещё живущих ненависть и жажду крови.

Душа Уриэля скорбела при виде этого жестокого, первобытного бешенства.

Вряд ли кто-нибудь способен добраться до крепости и выжить.

Но это было как раз то, что предстояло сделать Ультрамаринам.

 

Часть II

ПОД ЧЁРНЫМ СОЛНЦЕМ

 

Глава 5

Взрывная волна пронеслась сквозь зубцы крепостной стены и сбила Хонсю с ног. Ему повезло гораздо больше, чем Железному Воину, что стоял рядом, — того просто расплавило жаром. Лорд успел откатиться в сторону и, подняв голову, увидел прямо перед собой ноги несчастного, дёргающиеся в конвульсиях. Тогда он перегнулся через остатки зубцов некогда грозного укрепления и грозно потряс цепным топором.

— Давай, Беросс, постарайся, тебе необходимо нанести гораздо более сокрушительный удар, чем этот! — прокричал лорд Хонсю.

Издалека долетел рёв, подхваченный эхом в тёмных горах. Орудия сейчас били только по нижним бастионам Халан-Гола, размалывая их в пыль. Крики умирающих людей доносились оттуда, но Хонсю совершенно не обращал на них внимания. Это были всего лишь невольники и жертвы, безнадёжно изуродованные в лагерях плоти, — им в любом случае оставалось жить совсем недолго. Тем более что в резерве такого добра оставалось больше чем достаточно.

Вытирая грязь с силового доспеха, Хонсю смотрел, как ещё один отряд Железных Воинов провёл стремительный марш-бросок, чтобы закрыть пролом, образовавшийся на верхних уровнях крепостных укреплений. Это был удачный манёвр, и Хонсю почувствовал резкий выброс адреналина, потому что он, как никто другой, знал, насколько велика была возможность промаха. Со времён осады Гидры Кордатус прошло много времени, и Хонсю жаждал снова ощутить дух битвы: услышать канонаду и увидеть взрывы. Битва на Пердикторе II, которая состоялась прямо перед его возвращением в Око Ужаса, была плохо организована. Воины Грабителя лишь подтвердили, что они недостойны его опытного командования.

Но сейчас его «приятели», Кузнецы Войны, атаковали, и Хонсю вовсе не был уверен, что происходящее можно назвать битвой в полном смысле этого слова. Его опять вынудили продемонстрировать свой характер и хватку. Казалось, что противники сильно недооценивают его, полагая, что расправиться с ним будет так же легко, как и с имперскими шавками. Горечь и обида поднимались в сердце лорда Хонсю, когда он думал о том, что, невзирая на признание его Кузнецом Войны, с ним всё равно не хотят считаться и принимать за равного.

— Лорд Беросс весь внимание, как я посмотрю, — сказал Обакс Закайо, и его скрипящий, искажённый статическими разрядами голос вырвал Хонсю из горьких размышлений. — Нижние бастионы скоро падут. И там ничего не останется, кроме пыли и костей.

Хонсю повернулся к лейтенанту. Это был огромный, широкоплечий Железный Воин, чёрно-жёлтые полосы окаймляли пластины помятого в боях силового доспеха. Выхлопные трубки плевались зловонной чёрной жидкостью и выпускали клубы пара при каждом его шаге. Из оружия он, как и Хонсю, предпочитал устрашающего вида цепной топор и энергетический хлыст, который висел на кончике механизированного когтя, укреплённого на спине.

— Если Беросс полагает, что может чего-нибудь добиться, уничтожая эти биологические отбросы, то он ещё тупее, чем я думал, — сказал Хонсю с презрительной усмешкой на губах, вытирая блестящей силовой перчаткой серую пыль с забрала шлема.

Его бывший командир даровал ему эту механическую руку после того, как давно канувший в небытие комендант Халан-Гола отсек эту конечность от тела лорда. Когда-то протез принадлежал Кортришу — одному из самых могущественных воинов древних времён. Такой дар мог означать только одно — Хонсю входил в число любимчиков своего командира.

— Там, где Бероссу не хватает воображения, он пытается восполнить пробел решительностью, — произнёс телохранитель Хонсю. Это был высокий, худощавый воин, силовой доспех которого совершенно не отражал света и был чернее полночи. Своему обладателю он придавал вид мрачной текучей тени. Его голос был совершенно невыразительным и монотонным, что придавало ему ещё больше сходства с призраком. Лицо воина представляло собой постоянно изменяющуюся биоорганическую массу, что двигалась под мёртвой кожей, как ртуть, и заставляла светиться глаза безжизненным, металлическим блеском.

— Беросса можно не брать в расчёт, Оникс. Он скоро сотрёт нижние бастионы в пыль и останется не у дел. Нет, нам стоит повнимательнее наблюдать за Торамино, — ответил Хонсю, затем отвернулся и стал всматриваться в поле боя, откуда доносились грохот взрывов и крики раненых.

— Понял, — кивнул Оникс, разглядывая свои длинные металлические когти, росшие из серых ладоней. — Вам стоит только приказать, и я с удовольствием уничтожу его.

Хонсю видел за свою жизнь множество отвратительных вещей и поступков — более того, во многих из них он принимал самое деятельное участие. При этом он не уставал поражаться деяниям Оникса. Железный Воин, если его всё ещё можно было считать таковым, являлся существом, которого любое другое разумное существо постарается всеми силами избежать. Демоническая внешность выделяла его среди бойцов, находящихся в подчинении Хонсю. Хотя человеческая сущность ещё просматривалась в его облике, сглаживая потусторонние черты, все равно дьявольское происхождение безошибочно угадывалось в нём.

— Нет, — ответил Хонсю, — пока ещё рано. Первым-делом нужно разогнать этот сброд под стенами. Я легко могу уничтожить Беросса, но мне хочется, чтобы Торамино увидел и успел осознать, что полукровка разбивает его войска. Хотелось бы дать ему возможность понять, что Кузнец Войны не ошибся, когда назначил меня своим преемником. А вот после этого можешь расправиться с ним.

— Как прикажете! — сказал Оникс с едва заметной усмешкой.

Когда это тёмное создание явилось на службу к Хонсю, новому коменданту крепости, оно в знак вассальной верности произнесло своё настоящее имя. Но его речь была за гранью понимания лорда, и он выбрал вариант, наиболее близкий к одной из частей звучного имени, — Оникс. Очень скоро Хонсю понял, каким смертоносным мог быть этот воин, когда в нём поднималась искра варпа и внутренний демон вырывался наружу.

Оникс был его чёрной тенью, неизменным телохранителем. Сложно было бы отыскать во всей Вселенной создание, которое стало бы лучшим охранником и помощником.

— Тем не менее, Беросс испытывает законную гордость, — заметил Обакс Закайо. — И не стоит недооценивать его великую силу и то, что в его Великой роте много хороших солдат.

— Подпустите их поближе, — приказал Хонсю.

— Они и так уже подобрались слишком близко, — ответил Обакс Закайо, указывая на происходящее под стенами крепости.

Хонсю проследил взглядом за латной перчаткой Обакса Закайо и хищно оскалился в предвкушении скорой расправы над врагом. Десятки тысяч солдат кишели в аду нижних бастионов, погибая в ядовитом дыму и воронках от бомбовых разрывов. Они кричали, как скот на бойне, а те немногие, что уцелели после артобстрела, были истерзаны ранами. Жертвы молили о пощаде, но её не было у нападающих, и кровавая бойня продолжалась.

Стяги Беросса по-прежнему реяли высоко. Священные штандарты славили Хаос и смотрелись как ядовитая поросль на окровавленном поле. Через несколько минут пришёл черёд тех солдат, что выжили каким-то чудом под огнём артиллерии. Их умертвили со всеми должными ритуалами и выпотрошили прямо под стенами, чтобы тем, кто наблюдал сверху, было видно каждую деталь.

— Как похоже на Беросса, он совсем не меняется, — усмехнулся Хонсю, качая головой.

Он заинтересованно следил за тем, как казнили следующую сотню солдат. У них вырвали внутренности из животов и намотали на крутящийся барабан.

— Что? — переспросил Обакс Закайо.

— У него не хватает ума оставить в живых хотя бы некоторых пленников и таким образом показать своё великодушие.

— Раньше я сражался с лордом Форриксом на стороне лорда Беросса, — задумчиво сказал Обакс Закайо. — И прекрасно знаю, что в нём давным-давно не осталось ничего похожего на великодушие.

— Мы оба знаем это, Закайо, но если бы Беросс имел хоть каплю здравого смысла, то он сделал бы все, чтобы убедить солдат Халан-Гола в том, что ещё способен на такие эмоции.

— Почему?

— Потому что если бы он смог убедить солдат, что проявит к ним милосердие, то в их головы могла бы закрасться мысль о капитуляции, — пояснил Оникс. — А раз воины видят, какая мучительная смерть их ожидает, если они попадут в руки к врагу, то им не остаётся ничего другого, кроме как сражаться до последнего. Потому что их жизнь зависит только от них самих.

— Чтобы взять крепость, мало проломить стены. Гораздо важнее сломить дух защитников. А чтобы разбить осаждающую армию, надо довести воинов противника до такого состояния, когда они охотнее пустят себе пулю в лоб, чем сделают ещё хоть один шаг вперёд, — продолжил Хонсю. — Надо убедить каждого солдата Беросса в том, что он постоянно находится в прицеле одной из наших пушек. Вот тогда люди поймут, что их командиры уготовили им роль пушечного мяса.

Обакс Закайо согласно кивнул, давая понять, что понял мысль командира:

— Мы сделаем вот что: мои стрелки засыпят снарядами землю перед крепостью. И любой, кто попытается приблизиться, утонет в собственной крови.

— Хочется верить, что так оно и будет. И они все погибнут! — рявкнул Хонсю, с удовольствием наблюдая, как глаза Обакса Закайо заволакивает тень страха, — В противном случае ты окажешься внизу, вместе со всем этим пушечным мясом. С тех пор как ты потерял рабов, предназначенных для моих кузниц, они фактически перешли в руки изменников… так вот, с того момента твои обещания потеряли свою ценность и теперь стоят гораздо меньше; чем грязь, которую можно соскрести с моего ботинка.

— Я больше вас не подведу, мой лорд! — заверил Обакс Закайо.

— Не сомневаюсь. Просто помни, что Форрикс тебе больше не командир. Теперь ты подчиняешься мне, но я прекрасно знаю, что ты его протеже. Скорее всего, он проиграл потому, что терпел твою недальновидность, но даже не надейся, что я позволю тебе быть столь безответственным.

Обакс Закайо хладнокровно перевёл взгляд на бойню внизу.

— А что Беросс будет делать теперь, когда он взял нижние бастионы? — спросил он.

— Он отправит в бой демонкары, — ответил Хонсю.

Как будто по сигналу показались многочисленные силуэты чудовищно огромных шагающих военных машин с ногами наподобие паучьих. Сквозь клубы дыма можно было разглядеть, как тяжёлой поступью к крепости продвигаются демонкары и Дредноуты. Механизированная часть армии Беросса гордо продефилировала через бастионы, которые к этому моменту уже попросту сровнялись с землёй. Воины с трудом прокладывали себе дорогу через горы трупов, карабкаясь по вспаханному снарядами склону к следующему уровню редутов.

— Как вы и предсказали, он вывел демонкары, — сказал Оникс, наблюдая за приближением грозных машин.

Хонсю кивнул, прислушиваясь к отзвукам битвы: было похоже, что страшные механизмы добрались до следующего уровня укреплений. Второй крепостной вал был примерно на пятьсот метров выше нижних бастионов, но намного ниже того места, куда обратили взоры Хонсю и его лейтенанты. Они могли видеть, как быстро и легко демонкары добрались до защитников. Те непрерывно поливали огнём этих смертоносных чудищ, но не могли нанести им сколько-нибудь заметного ущерба.

Артобстрел со стороны крепости возобновился, вновь раздалось раскатистое крещендо, и первый залп ударил между осадными машинами и обороняющимися. Валуны размером с танк покатились вниз по отвесному склону, расплющивая Дредноуты в металлические лепёшки. Бомбардировка не прекращалась, но всё новые и новые мишени появлялись на склоне.

— Сейчас? — спросил Обакс Закайо.

Хонсю покачал головой:

— Нет, надо подпустить Дредноуты поближе.

Обакс Закайо кивнул, с волнением наблюдая, как первый демонкар, похожий на паука, добрался-таки до следующего уровня. У него были огромные клешни с когтями, которыми он хватал солдат и с лёгкостью перекусывал пополам. Демонкары громко ревели каждый раз, когда убивали очередного воина.

— Давай! — скомандовал Хонсю.

Обакс Закайо кивнул и произнёс единственное слово в вокс, встроенный в силовой доспех.

Хонсю с удовольствием смотрел, как земля под нижними укреплениями дрогнула и мелко задрожала. Широкая трещина пошла по линии бастионов, и огромный кусок скалы откололся и покатился вниз по склону с грохотом, перекрывающим неумолкающую канонаду. Но это было только начало. Из провала вырвались дым и языки пламени, и раздался такой грохот, что у тысяч солдат полопались барабанные перепонки. Миллионы тонн почвы подпрыгнули, отделились от укреплений Халан-Гола и тяжело поползли вниз по склону горы.

Тысячи вопящих защитников крепости Халан-Гол были увлечены селем навстречу неминуемой гибели. Лавина из валунов и строительного мусора потащила их по склону, снося заодно и вражескую технику. Дредноуты и демонкары тоже не смогли противостоять натиску лавины. Сотни их были погребены под горой, душераздирающие крики и стоны рвущейся железной обшивки приглушены тоннами мёртвой земли.

Лорд Хонсю торжествующе расхохотался, увидев, как вражеские войска в беспорядке и сумятице спасаются с поля боя, не подозревая, что они обречены на верную смерть. Лавина накрыла их всех на том участке склона, за который они пролили так много крови, отбивая его у противника.

Грохот обвала потихоньку сошёл на нет, как и канонада. Беросс мгновенно сообразил, что стрельба без эскалады будет пустой тратой ресурсов.

А лорд Хонсю отвернулся от картины великого разрушения, которое он только что устроил. Теперь Беросс должен понять, под чьим командованием завершится эта битва.

Глядя на мёртвое небо и неподвижное солнце, было невозможно определить, сколько прошло времени. Хронометр Уриэля в визоре шлема показывал несусветные значения, раздражая настолько, что воин, в конце концов, отключил прибор. Было ясно, что прошло уже несколько дней, но сколько именно — совершенно непонятно. Уриэль слышал, что время в Оке Ужаса течёт иначе, поэтому не слишком удивлялся таким отклонениям от законов природы.

— О Император, как же я ненавижу это место! — сказал Пазаниус, перебираясь через очередную гору искорёженного, оплавленного металла. — Здесь нет ничего природного, естественного.

— Да, это мир смерти. Ничто не может тут выжить, — согласился Уриэль, который страшно устал и проголодался, несмотря на то, что его силовой доспех работал в полную силу. Силовые доспехи Космодесантников способны были фильтровать и перерабатывать выделения тела в питьевую воду и питательную пасту.

— А мне кажется, что кто-то здесь всё-таки живёт, — сказал Пазаниус, рассматривая тёмные пики над головой. — И мне не очень-то хочется выяснять, кто именно.

— Что ты имеешь в виду?

— А ты разве: не почувствовал, что за нами следят? Кто-то явно преследует нас.

— Нет, — ответил Уриэль, устыдившись того, что инстинкт самосохранения подвёл его. — Ты заметил что-нибудь конкретное?

Пазаниус покачал головой:

— Ничего такого, о чём можно было бы сказать с уверенностью, но мне кажется, что тут кто-то есть. Не знаю, это сложно объяснить.

— На что это похоже?

— Ну, я не очень уверен в том, что смогу передать свои ощущения. Очень похоже на шёпот на грани слышимости. Это исчезает сразу же, как только я пытаюсь сконцентрироваться на нём, — попытался объяснить мрачный Пазаниус. — Что-то красное…

— Это местность на тебя так влияет, — сказал Уриэль. — Вражеская берлога и дальше будет пытаться обмануть твоё восприятие. Мы должны быть сильны в своей вере и обязаны выстоять против магии зла.

Пазаниус потряс головой:

— Нет, это вряд ли происки врага. Всё-таки я чувствую влияние кого-то, кто живёт здесь. Думаю, именно это создание убило людей в пещере.

— Кем или чем является это существо, нам неизвестно. Зато мы знаем, что оно убило и освежевало людей, а такие действия никак не назовёшь добром. Следовательно, это зло, и, следовательно, это наш враг. Так что пускай приходит, всё равно не получит тут ничего, кроме струи из огнемёта и удара мечом.

— Да, — согласился Пазаниус, взбираясь на очередной крутой склон. — Враг найдёт у нас только свою смерть.

Осаждённая крепость давно исчезла из виду, а тропинка, выбегающая из пещеры, повела их вниз — по каменистым осыпям, расселинам и выбоинам. Белое небо все так же нависало над головами и давило на психику даже больше, чем чёрное солнце. И Уриэль намеренно не смотрел наверх, в эту убийственную пустоту. Один раз ему показалось, будто он засёк слабый проблеск чего-то красного, о чём говорил Пазаниус. Кто-то действительно преследовал их, но исчезал при малейшей попытке рассмотреть его. В конце концов, капитан бросил это бессмысленное занятие, поскольку не мог уследить за подобными странными явлениями, и просто механически переставлял одну ногу за другой.

Поверхность горы состояла из крепкого металлизированного сланца, который раздражающе скрипел под ногами при каждом шаге. Весь склон был изрыт оплавленными вентиляционными шахтами, откуда время от времени вырывался горячий пар. Эти отверстия уходили настолько глубоко в тело горы, что даже сверхчеловеческое зрение Космодесантников не помогало что-либо разглядеть.

Уриэль наблюдал, как из тысяч каменных труб грубой кладки поднимаются жирные клубы дыма. Эти трубы возвышались, словно древние пилоны, выбрасывая в атмосферу отраву, разъедающую все вокруг: Но самым неприятным было не это. Сколько бы трубы ни старались, сколько бы ядовитого чёрного дыма ни выливалось в воздух, все равно над этой местностью царило мёртвое белое небо. И Ультрамаринам некуда было спрятаться от его тяжести.

Над одной из вершин горной цепи Уриэль заметил что-то, отдалённо напоминающее раздутые дирижабли, дрейфующие высоко над острыми пиками. Длинные канаты тянулись от серых брюх дирижаблей в разные стороны, вероятно выполняя функции якорных цепей.

Космодесантники устали, воздух становился все менее пригодным для дыхания. Воины прошли мимо заброшенной штольни, где, по-видимому, раньше добывалась руда. Сейчас оттуда валил дым, поднимаясь на огромную высоту. Заводская труба была сложена из огромных кривых блоков, на стыках которых проступала красно-коричневая жидкость. Невыносимый жар накатывал волнами.

— Как ты думаешь, куда ведёт эта дорога? — спросил Пазаниус.

— Я не знаю, скорее всего, к одной из фабрик под горой, — задумчиво покачал головой Уриэль, размышляя о том, что за дьявольская производственная линия работала под их ногами.

Может, там надрываются от непосильного труда мужчины и женщины, производя оружие, силовые доспехи и боеприпасы для чёртовых Легионов Хаоса? Уриэля Вентриса бесила собственная беспомощность — он не может ничего сделать для людей этого мира. У него не было выбора — священное поручение, полученное ими от Марнеуса Калгара, важнее всего. Ультрамарины дали смертельную клятву и не могли отвлекаться ни на что другое.

Демонкулаба — лоно, порождающее всех демонов, — находилась в осаждённой крепости, которую Ультрамарины увидели, выбравшись на поверхность из тёмного туннеля.

Пазаниус и Уриэль поднажали и взобрались на вершину зазубренного горного кряжа. Гребень выглядел как лезвие сильно помятого ковша бульдозера. На другой стороне кряжа взорам Ультрамаринов открылась обширная впадина, заполненная крошевом из камней и металлолома. Это углубление достигало нескольких километров в диаметре. Его края были утыканы железными колоннами и кривыми балками, похожими на гигантские скрюченные пальцы. Углубление казалось идеально круглым, хотя в этом, как и во многом другом, трудно было быть уверенным. Дело в том, что воздух был заполнен взвесью из песка и металлической пыли, что с неимоверной скоростью, завывая, крутил смерч над котлованом. Уриэль остановился как вкопанный.

— Именем Императора… — выдохнул он с отвращением.

В центре впадины помещалась огромная платформа с решёткой. С решётки капал жир и падали комья кровавой плоти. Длинные жерди, выступающие из платформы, удерживали деревянные рамы с распяленными на них кожами. Мечущиеся в воздухе частички металла и песка шлифовали кожи, сдирая с них остатки мяса.

Около платформы сновали чудовищные, отвратительные существа в масках из вулканизированной резины с круглыми стеклянными очками. Длинные трубки тянулись от баллонов на их спинах к цистернам. Монстры таскали и вывешивали свежие кожи и снимали выделанные с длинных окровавленных колов.

— Что это? — спросил Пазаниус, до глубины души потрясённый действом, что разворачивалось перед их глазами.

— Видимо, они заготавливают кожи и шлифуют их взвесью песка и металлической пыли, — ответил Уриэль.

— Но чьи это кожи?! — с ужасом воскликнул Пазаниус. — Не похоже на человеческие — слишком большие.

— Мне всё равно, кому они принадлежали! — прорычал Уриэль, стремительно спускаясь по сыпучему склону и выхватывая на бегу меч из ножен. — Сейчас мы прекратим это!

Пазаниус, взяв огнемёт наизготовку, проверил боеготовность и количество прометия и последовал за капитаном.

Если эти мерзкие твари и заметили приближение двух Космодесантников, то не показали виду. Впрочем, свист ветра и грохот далёкой канонады заглушали все звуки, которые могли произвести Ультрамарины. Монстры все так же деловито и с усердием продолжали заниматься своим делом. После того как кожа была снята с жердей, работники старательно вычищали остатки мездры, что не смогли отодрать ветер, песок и железная пыль.

Уриэль заметил вырезанные в горе каменные ступеньки, которые вели прямо к платформе, и понёсся по ним, перепрыгивая через одну. Праведный гнев кипел в его душе, и первый мутант нашёл свою кончину, сдавленно хрипя на острие меча Уриэля, второй упал беззвучно, так как капитан снёс ему голову одним могучим ударом. Остальные чудовища, внезапно обнаружив врага у себя под носом, бросились врассыпную. Пламя огнемёта накрыло ещё нескольких мутантов и превратило их в пепел. Крики адских тварей из-под резиновых масок, которые прикипели к коже, были поистине ужасны.

Побоище завершилось всего за несколько секунд, потому что эти порождения Хаоса были бессильны против мощи и неистовства воинов Астартес. Многие из них пытались сбежать, но не смогли скрыться от ярости Уриэля. Когда последнее мерзкое создание испустило дух на мече капитана, Ультрамарин глубоко вздохнул, наслаждаясь осознанием того, что очистил мир от мерзких тварей. Какими бы опасными они ни были при жизни, сейчас они уже ни для кого не представляют угрозы, поскольку превратились в горы палёного мяса.

— Уриэль, смотри! — воскликнул Пазаниус, указывая на одну из кож, валявшихся неподалёку.

Вентрис застыл, узнав человеческую кожу, уже растянутую и выделанную, но её происхождение не вызывало никаких сомнений. И было совершенно очевидно, что кожа принадлежала человеку гигантского размера.

— Святая кровь! Но где они взяли таких людей? — пробормотал Пазаниус в растерянности.

— Не уверен, что хочу это знать, — ответил Уриэль, покачав головой.

— И всё же?

— Пути врага нам неведомы, — сказал капитан. — И для нас лучше, если и впредь это останется так.

— Ладно, что нам делать с этим?

Уриэль огляделся — вся платформа была завалена стопками человеческих кож. Отдельно лежали те, что ещё не прошли обработку. Застывшие искажённые лица мужчин и женщин наводили ужас, и было понятно, что эти люди очень мучились перед смертью. Находиться долго в этом дьявольском вивисектории было свыше человеческих сил.

— Сожги! — отрывисто скомандовал Уриэль. — Сожги тут все!

 

Глава 6

Уриэль и Пазаниус давно уже покинули котлован, где теперь тщетно рыскал ветер в поисках новой работы, но их все ещё преследовал тошнотворный запах горелого мяса. Отважные воины продолжили своё путешествие по сочащейся страданием земле Медренгарда. То, что им посчастливилось уничтожить столько отвратительных монстров, воодушевляло бойцов и придавало бодрости. Ультрамарины ускорили шаг, но, когда они протиснулись через очередную узкую щель в скале и стали карабкаться по ступеням, вырубленным в камне, их оптимизм поугас. Опять свинцовая тяжесть мира, населённого демонами, навалилась на них, вселяя чувство безнадёжности и тоски.

Уриэль оглянулся на столб дыма, поднимающегося над котлованом, и ненависть вновь обожгла его сердце. Она разгорелась ярче, чем пламя, которое послужило погребальным костром этим несчастным. Он знал, что никогда не забудет этого, и образы освежёванных людей будут преследовать его в ночных кошмарах. Увиденное очень напоминало ужасные скульптуры ксенохирурга в поместье Казимира де Валтоса на Павонисе.

Капитан чувствовал, что каждое мгновение пребывания на Медренгарде вливает в него смертельную отраву. Он чувствовал, как иссякают душевные силы, ему даже казалось иногда, что жизненная энергия вытекает из его жил, исчезая в иссушенной почве под ногами. С каждым часом он всё больше и больше терял веру в себя. Пустота здешних мест изматывала физически и морально и оставляла лишь жалкое подобие того, кем был ранее этот бесстрашный воин.

— Что же останется, — горестно прошептал Уриэль, — когда этот мир высосет меня до конца?

Было очевидно, что Пазаниус тоже чувствует себя не лучшим образом. Щеки его ввалились, а взгляд потух. Подъем по ступеням оказался тяжёлым, порывы яростного ветра буквально сдували их с лестницы. В очередной раз взглянув на своего боевого товарища, Уриэль увидел, как тот споткнулся и начал падать плашмя, выкинув вперёд блестящую серебряную руку. В последний момент капитан успел подхватить друга, и Пазаниус лишь тяжело опустился на колени.

— Ты в порядке? — спросил Уриэль.

— Да, — кивнул сержант. — Просто трудновато держать себя в постоянной концентрации, когда рядом нет врагов, которых ты обязан уничтожить.

— Не переживай, мой; друг, — улыбнулся Уриэль. — Как только мы доберёмся до крепости, у нас вмиг появятся противники. А если то, что нам сказал Омфал Демониум, соответствует действительности, то их будет гораздо больше, чем нам хотелось бы.

— Ты думаешь, что демон Повелителя Черепов отличается искренностью?

— Не могу сказать, что уверен на все сто, — честно ответил Уриэль, — но мне кажется, что демоны используют разные фрагменты реального положения вещей. То есть, по большому счёту, они говорят правду. Вопрос только в том, как они её формулируют. Могу поспорить, что часть того, что нам пообещал Омфал Демониум, является правдой. Но вот какая часть?

— И что же нам делать? — спросил Пазаниус, с надеждой глядя на капитана.

— Всё, что мы можем сделать в этой ситуации, мой друг, — сказал Уриэль, — не утратить отвагу и честь, иначе мы потеряем себя. И будем надеяться, что нашей отваги и чести будет достаточно для победы.

— Хочется верить, что так и случится, — пробормотал Пазаниус. — А то у меня уже не осталось ничего другого.

Казалось, что переход по чёрным горным цепям, которые следовали одна за другой с выматывающим душу однообразием, никогда не закончится. Они насмотрелись на великое множество шахт и труб, изрыгающих угольно-чёрные клубы дыма и кислотные испарения.

Чем дальше шли Ультрамарины, тем больше следов смерти видели вокруг. Скалы были усеяны белоснежными костями, разбросанными неведомой силой.

Уриэль так и не смог определить, как они сюда попали. На костях не было характерных царапин от металла, и было непонятно, что их так отбелило — падальщики или время. Ядовитые облака дыма и пепла плотно окутывали землю.

Уриэль сдёрнул шлем, чтобы отхаркнуть чёрную волокнистую слизь, забившую рот. Его организм, хоть и с трудом, приспособился-таки к сильно загрязнённому воздуху, вдыхать который, однако, не стало от этого менее противно.

Несколько раз во время тяжелейшего пути по базальтовым дренажным штольням им приходилось переправляться через реки жидкого металла, которые текли от плавильных заводов и фабрик, скрытых в теле горы. Жар становился все нестерпимее, из разломов в скалах периодически вырывались струи обжигающего пара и раскалённого пепла. И только благодаря благословенным силовым доспехам да достижениям древней генной инженерии, создавшей столь совершенные тела, Космодесантники имели шансы выжить в этом мире.

Уриэль вновь и вновь улавливал боковым зрением нечто красное, о чём говорил Пазаниус. Но каждый раз, когда капитан пытался сконцентрироваться на нём, оно исчезало. Стаи летучих монстров парили над ними высоко в небе, но Уриэль полагал, что жар рек из расплавленного металла да бьющие вверх раскалённые гейзеры удержат их на приличном расстоянии.

Когда капитан осторожно обходил очередной зигзагообразный пролом в скале, оттуда неожиданно с диким свистом и воем вырвался высокий столб кипящей жидкости. Оказавшись в коконе ослепляющего пара, Уриэль споткнулся и сорвался с тропинки. Ему крепко досталось: кашляя и отплёвываясь, он почувствовал, что у него обожжён даже пищевод. Глаза, к счастью, не пострадали, и его удивлённому взору предстала невероятная картина — на поверхность склона падал дождь из белоснежных костей, которые выкинуло вместе с паром из глубин горы.

— Ну, по крайней мере, теперь мы знаем, откуда здесь берутся кости в таком количестве, — сказал Пазаниус.

Странные объекты, на которые Уриэль обратил внимание как раз перед тем, как наткнуться на платформу, где мездрили человеческие кожи, опять появились в поле зрения. Раздутые пузыри, похожие на кожаные мячи, парили в небе над черным горным хребтом, удерживаемые канатами. Сейчас, оказавшись намного ближе, Космодесантники смогли рассмотреть их получше и предположили, что эти дирижабли использовались для наведения артиллерийского огня. Можно было бы выяснить их функции более точно, но Уриэль уже так устал от видов Медренгарда, что ему не хотелось сильно задумываться об их предназначении.

Ультрамарины приближались к арене сражения, и канонада бесчисленных пушек с каждым шагом становилась всё громче и громче.

— Кто бы ни пытался взять эту крепость, он явно настроен решительно. Использовать такое количество боеприпасов может только тот, для кого эта битва является вопросом жизни и смерти, — сказал Уриэль, преодолевая очередной отвесный участок склона. Его латные перчатки были сильно помяты и исцарапаны, потому что бритвенно-острые камни впивались в них всякий раз, когда воин опирался на руки.

Пазаниус кивнул и с участившимся дыханием начал преодолевать опасный склон вслед за своим командиром. Добравшись до безопасного места, сержант снял шлем и с облегчением сплюнул — ему очень хотелось избавиться от привкуса этого поганого мира.

— Да, мне тоже кажется, что мы не единственные, кому позарез необходимо достать Кровавое Сердце.

— Ты думаешь именно из-за него разгорелась такая ожесточённая битва?

— Ну, я не уверен, конечно, но это было бы логичным объяснением. Как ты уже верно заметил, обе стороны настроены весьма решительно.

— Всем известно, что силы Хаоса могут устроить кровопролитную войну между собой исключительно ради развлечения. Совсем не обязательно иметь серьёзный повод.

— Это правда. Но, если судить по рассказам библиария Тигуриуса, Железные Воины, упивающиеся горем и страданиями, вряд ли практикуют такие качества, как капризы и непостоянство. Кто бы ни атаковал эту крепость, делает он это совсем не ради развлечения.

— Может быть, ты и прав, — согласился Уриэль. — Ладно, пошли, есть только один способ выяснить это. Осталось недалеко.

Они в очередной раз собрались с силами и совершили последний марш-бросок. Через час тяжелейшего перехода вершина осталась позади. Позади остались и предательские осыпи, угрожающие каждую минуту увлечь их за собой в пропасть, и неожиданно вырывающиеся из-под земли гейзеры, и дожди из белоснежных костей, очищенных неведомой силой. Уриэль ожидал увидеть на другой стороне перевала такой же отвесный склон, но там оказалось плато, усеянное булыжниками и валунами, между которыми из трещин валил жёлтый губительный дым. По краям плато возвышались горные пики. Один из надутых шаров парил прямо над их головами, и Уриэль разглядел теперь, что канаты, толщиной с человеческий торс, все были усыпаны ядовитыми колючками. Их смертоносные жала царапали скалы, хотя шар относило ветром.

— Ты слышишь? — спросил Уриэль, опускаясь на одно колено.

Пазаниус склонил голову и прислушался. Сквозь громыхание артиллерии и гул далёких заводов пробивался пульсирующий механический звук — такой звук мог идти только от множества двигателей. Хотя довольно сложно было выделить именно этот стук из постоянного шумового сопровождения, характерного для Медренгарда, Уриэль мог с уверенностью сказать, что источник находится неподалёку.

— Как ты думаешь, что это? — спросил он своего боевого брата.

— Похоже, на моторы, — предположил Пазаниус.

— Не исключено, — согласился капитан.

— А ещё это очень похоже на то, что мы собираемся спереть.

— Мне тоже это пришло в голову, — улыбнулся Уриэль, вставая, и двинулся мягкой кошачьей поступью сквозь колышущиеся от ветра клубы жёлто-чёрного дыма, заполнявшего плато до верхушек горных пиков. Звук становился всё более отчётливым, и, в конце концов, Уриэль Вентрис вышел из облаков пара прямо к искомому месту.

Перед Космодесантниками предстал гигантский комплекс зданий. Стены, возвышавшиеся за забором из железных копий, были покрыты гофрированным железом. А колья забора были обшиты не деревом, а человеческими телами. Их плоть была иссушена, и конечности, что не были прикреплены к перекладинам, болтались на ветру. В центре комплекса возвышалось здание из чёрного камня, от труб которого поднимался вверх столб дыма с пеплом. Все скалы вокруг были покрыты жирным, склизким осадком. Уриэль и Пазаниус задохнулись от невыносимой вони протухшего мяса.

— Все здесь пропитано смертью, — прошептали они одновременно.

Рядом с центральным зданием возвышалась бронированная башня, которая, казалось, подпирала небо. Между опорами башни были натянуты стальные канаты, которые поддерживали агрегат, походивший на голову какого-то колоссального демонического создания. Языки пламени вырывались из его глаз и ноздрей, а широко разинутая пасть ощерилась орудийными стволами. Два хорошо укреплённых блиндажа со скошенными крышами преграждали вход в лагерь. На крышах блиндажей были устроены частоколы из копий таким образом, чтобы никто не смог преодолеть этой преграды.

Уриэль понял, что для того, чтобы хотя бы приблизиться к комплексу, им предстоит пересечь территорию, которая прекрасно простреливается из бункеров.

За забором капитан заметил воинов в железных силовых доспехах серого цвета, патрулирующих внутреннюю территорию. Он сразу же почувствовал, как ненависть, привитая десятилетиями тренировок, поднимается в нём.

— Железные Воины! — прошипел Пазаниус.

— Железные Воины, — подтвердил Уриэль, перехватывая рукоять меча поудобнее.

Изменники, предатели, Космодесантники Хаоса! Разве можно было вообразить более подлого и отвратительного врага?

Железные Воины стремились уничтожить все, во что верил Уриэль. Больше всего они мечтали дожить до того дня, когда падёт Великий Империум. Они заслуживали мучительной смерти за любую мысль, что посещала их чёрные головы.

— Что это за место? — спросил Пазаниус.

В этот момент с жутким скрипом открылась дверь одного из складов, и оттуда вышла колонна мутантов, как две капли воды похожих на тех, которых Космодесантники истребили в котловане. За ними шли какие-то жалкие гуманоиды, облачённые в мешковатые бесцветные робы.

— Может, это что-то вроде тюрьмы? — рискнул предположить Уриэль.

В это время мутанты подогнали заключённых к воротам лагеря. Неужели все эти здания заполнены узниками? Огромная голова с демоническими чертами повернулась на скрипящих шарнирах внутреннего механизма к людям, и огромные языки пламени вырвались из её глаз. Из разверстой пасти раздался громкий резкий голос, вещавший на неизвестном Уриэлю языке. Несмотря на то, что Космодесантники не понимали речи, они чувствовали, как каждая фраза хлёстко бьёт их по натянутым нервам.

Узники побрели по внутреннему двору, подгоняемые пинками и зуботычинами демонов. Железные Воины шли впереди колонны, а на грудных пластинах их силовых доспехов висели видоизменённые болтеры. Когда вся эта процессия приблизилась к воротам, те распахнулись, и трупы, развешанные на створках, задёргались в ужасной danse macabre (пляска смерти — фр.). Это было омерзительное зрелище, всколыхнувшее новую волну гнева и ненависти в душах двух отважных Ультрамаринов.

— Куда же они их ведут? — задумчиво протянул Уриэль.

— О Император, нет! — прошептал в ужасе Пазаниус. — Они ведут их, чтобы…

— Чтобы освежевать заживо… — закончил за него Уриэль, который только теперь понял, что гуманоиды не одеты в бесцветные робы, как показалось сначало.

Заключённые были совершенно голыми, а их тела были изуродованы огромными складками чудовищно растянутой кожи. Эти безобразные кожные карманы висели везде — на руках, ногах, ягодицах, на груди и на спине каждого узника. Мужчины и женщины придерживали руками эти складки, потому что велика была вероятность наступить на них, споткнуться и упасть.

— Они ведут их на платформу, где с них сдерут кожу! Нет, нет… — шептал в исступлении Уриэль. — Но зачем?

— Какое это имеет значение? — прорычал Пазаниус, перехватывая огнемёт и поудобнее устраивая свой серебряный палец на пусковом крючке. — Мы не можем допустить, чтобы это зло осталось безнаказанным!

Уриэль молча кивнул, соглашаясь. Он чувствовал, как его, захлёстывает ненависть к Железным Воинам, которую он взращивал все эти годы. Чтобы не наделать глупостей, которые могут стоить жизни не только ему, но и его боевому брату, капитан постарался взять себя в руки. Атаковать эту колонну сейчас было чистейшей воды самоубийством, потому что пленники находились в поле зрения охранников из двух бункеров и башни, к тому же нельзя было сбрасывать со счётов трёх Железных Воинов.

Но допустить, чтобы такое преступление против человечности оказалось безнаказанным? Позволить предателям Императора отвести этих людей на бойню? Даже если допустить, что этими страдальцами владеют уже только животные инстинкты и ничего человеческого не осталось в их душах, Пазаниус прав — такое зло не имеет права на существование.

Уриэль чувствовал, как праведный гнев растёт и в душе его боевого брата, но чувствовалось и что-то ещё, что-то тёмное. Глаза Пазаниуса фанатично заблестели — как у берсерка, который рвётся в бой, не задумываясь о том, останется он в живых или нет, потому что ему уже всё равно. Люди в таком состоянии совершенно не заботятся о самосохранении и кромсают и рубят врагов до тех пор, пока не уничтожат всех или не погибнут сами. На самом ли деле что-то тёмное гнездилось в душе Пазаниуса, разжигая в нём фанатизм, или же он просто не мог терпеть подобного издевательства над людьми?

Думать над этим уже не было времени, поэтому Уриэль выхватил меч и приложил палец к руне активации. Затем он тронул Пазаниуса за плечо и сказал:

— На тот случай, если мы не выживем, я хочу, чтоб ты знал: для меня было честью называть тебя своим другом.

Пазаниус ничего не ответил и только кивнул, не отрывая взгляда от движущейся колонны, состоящей из рабов, мутантов и Железных Воинов. Внезапно его глаза сузились, и он воскликнул, указывая на что-то за спиной Уриэля:

— Именем Императора, что это?!

Капитан обернулся и заметил несколько фигур, которые украдкой пробирались через высокие утёсы, что окружали лагерь.

— А не они ли преследовали нас в горах?

— Нет, — мотнул головой Пазаниус, — я так не думаю. Они похожи на…

— Это Космодесантники! — чуть не закричал Уриэль, глядя, как две высокие фигуры в зелёных силовых доспехах медленно вырастают из-за обломков скал. Они занимали позиция вокруг лагеря. Железные Воины не заметили движения наверху, а Уриэль чуть не захлебнулся от восторга — это была явная засада.

Прогремели два выстрела, задымился левый бункер. Следующий залп уничтожил правый. Судя по траектории полёта снарядов, гранатомёт находился несколько выше позиции, которую занимали Уриэль и Пазаниус.

Узники завопили, и Железные Воины стали выкрикивать отрывистые команды мутантам, но в этот момент появилось ещё несколько фигур в силовых доспехах, и ловушка захлопнулась. Болтерный огонь прошивал ряды несчастных пленников насквозь, и они гибли, истекая кровью и оглашая окрестности безумными криками. Ещё несколько точных залпов из гранатомёта — и бункеры были разрушены.

— Бегом! — скомандовал Уриэль, активируя меч и направляясь прямо к колонне узников, мечущихся в панике. Пазаниус с огнемётом, на наконечнике которого заиграли голубые языки пламени, поспешно следовал за ним.

Уриэль увидел Железного Воина, который бил пленников прикладом, и устремился прямо к нему. Противник был на целую голову выше отважного капитана и гораздо шире в плечах. Его силовой доспех был испещрён нечестивыми символами, а шлем украшали два витых рога. Железный Воин развернулся и, приготовившись обороняться, выхватил огромный цепной меч, когда услышал бешеный крик, рвущийся из сдавленного ненавистью горла Уриэля. Но было уже слишком поздно — Космодесантник со всей силы вонзил меч в бок, в сочленение нагрудной и спинной пластин врага, и тот испустил дух, рыча от боли и истекая чёрной кровью.

Пазаниус облил горящим прометием второго Железного Воина, у которого вместо рук были устрашающие клешни, и еле успел прикрыть глаза от ослепительной вспышки. Это взорвался наполненный горючим бак, прикреплённый у противника на спине.

За спинами Ультрамаринов загрохотали болтеры, и множество воинов в разноцветных силовых доспехах выскочили из своих укрытий.

Уриэль еле успел увернуться, когда Железный Воин обрушил на него цепной меч. Если бы капитан чуть промедлил, то визжащее лезвие снесло бы ему голову. В эту же секунду по башне было выпущено ещё несколько залпов, и вдруг пробудилась демоническая голова. Её пасть извергла сокрушительный шквал огня, без разбору уничтожающий и своих, и чужих. Мутанты в прорезиненных костюмах стали разворачивать колонну пленников обратно в лагерь.

Железный Воин взревел и бросился на Уриэля, пытаясь достать его кулаком в челюсть. Он был неимоверно силён даже по меркам Ультрамаринов, на генетическом уровне приспособленных для войны. Капитан отпрыгнул, но не удержал равновесия и опрокинулся в кучу пепла, а противник занёс двуручный меч для смертельного удара. Но Космодесантник не намерен был сдавался — он выхватил болт-пистолет, однако снаряд срикошетил от мощных нагрудных пластин Железного Воина и разорвался в стороне.

— Настал твой смертный час! — прорычал воитель Хаоса.

Уриэль откатился в сторону, и меч с силой ударил по камням на том месте, где только что лежал Ультрамарин. Цепной меч отскочил от земли, вонзился в сочленение доспеха и рассёк Железному Воину коленную чашечку. Противник взревел, от ярости или боли — непонятно, но вынужден был опуститься на здоровое колено. Уриэль воспользовался моментом и пронзил грудь Железного Воина энергетическим мечом.

Предатель захрипел в предсмертной агонии, но умудрился схватить Уриэля за горло. Ультрамарин понял, что тот твёрдо намерен утащить его за собой на тот свет, поэтому провернул лезвие меча, изо всех сил налегая на эфес. Края раны разошлись шире, и оттуда хлынула чёрная кровь, которая окатила Уриэля с головы до ног. Хаосит наконец начал сдавать, но его пальцы, сведённые судорогой, не отпускали горла Ультрамарина. Тогда Уриэль врезал Железному Воину кулаком в голову, затем ещё и ещё… Он не сразу понял, что его враг уже мёртв.

Пошатываясь, Уриэль с трудом встал и пошёл прочь от низвергнутого воителя Хаоса. Битва была в разгаре. Космодесантники ворвались в лагерь, и там шла самая настоящая бойня.

Орудия демонической головы вели беспорядочную стрельбу, поражая и нападающих, и обороняющихся.

Когда голова стала поворачиваться, сканируя своим огненным взглядом поверхность плато, душа Уриэля похолодела — ему показалось, что демон видит его, даже больше — узнает его…

Демон вперил пристальный взгляд в капитана, но тут словно заметил воина в чёрном как ночь силовом доспехе, с прыжковым ранцем за спиной. Чудовище изрыгнуло в его сторону огненный шквал, и Космодесантник еле успел увернуться. Он отпрыгнул и, включив прыжковый ранец, оседлал взрывную волну, отразившуюся от скал. Порыв горячего ветра подхватил воина, пронёс его над полем боя и закинул прямо на темечко демонической головы. Та злобно засверкала глазами, извергая клубы дыма, но через некоторое время дым рассеялся, и стало видно, что воин в чёрном силовом доспехе мало того что удержался, сумел прикрепить мелта-заряд к железному черепу. Потом он попробовал воткнуть цепной меч в правый глаз монстра, но это едва не стоило ему жизни. Неожиданно голова начала вращаться с неимоверной скоростью и чуть не скинула отважного бойца, который цеплялся из последних сил. Затем башня начала угрожающе раскачиваться, и воин поменял тактику. Теперь он, зацепившись когтями, обрубал железные тросы, которые поддерживали голову в вертикальном положении. После чего снова включил прыжковый ранец и отпрыгнул как можно дальше. Он полетел вниз, а демоническая голова стала заваливаться набок. Через секунду взорвался мелта-заряд и верхняя часть башни испарилась в грибообразном облаке. Взрывная волна смела всех, оказавшихся в радиусе трёхсот стадий.

Вскоре последние мутанты были окружены и безжалостно расстреляны, несмотря на малодушные завывания и мольбы о пощаде. Уриэль глубоко и с облегчением вздохнул, когда удостоверился, что битва закончена.

Осмотревшись вокруг, он увидел, что Пазаниус все ещё разбирается с последним из Железных Воинов, упавшим на колени. У того уже были отрублены обе руки, он истекал кровью, а из живота вывалились чёрные внутренности. Сержант пытался распилить цепным мечом его нагрудную пластину, искры летели во все стороны, но латы не поддавались.

Остальные Космодесантники бросились на помощь сержанту и с каким-то извращённым наслаждением расстреляли Железного Воина из болтеров, не обращая внимания на его скулёж и проклятия. Вот теперь битва была точно завершена.

Только сейчас, когда побоище стихло, Уриэль пригляделся к Космодесантникам, устроившим эту засаду и сражавшимся рядом с ним плечом к плечу. Все они были в силовых доспехах различных цветов, помятых, исцарапанных, носящих следы самостоятельного ремонта. У всех без исключения воинов на доспехах имелась символика их Орденов.

Причитающие узники, кутаясь в складки собственной кожи, сбились в кучу. А Пазаниус всё продолжал колошматить Железного Воина, несмотря на то, что его труп превратился в кровавое месиво.

— Пазаниус, прекрати! — окликнул его Уриэль, но сержант продолжал наносить удары. Тогда Уриэль схватил товарища за плечи и оттащил его от того, что осталось от врага.

— Пазаниус, он давно уже мёртв!

Сержант в упор посмотрел на командира слепыми глазами, затянутыми пеленой неукротимой ярости. Уриэль содрогнулся, на мгновение усомнившись в здравом рассудке боевого брата, но в следующую минуту взгляду Пазаниуса вернулось осмысленное выражение и оружие выпало из обессилевших рук сержанта. Он глубоко, прерывисто вдохнул полной грудью и упал на колени, смертельно побледнев.

— Гнев твоего товарища вызывает уважение, — раздался голос за спиной Уриэля.

Он обернулся и увидел воина в чёрном, того самого, кто уничтожил адскую голову на башне. Его доспех, покрытый вмятинами, царапинами и заплатками, мало походил на обычно надраенную до блеска броню Космодесантника. Горячий пар поднимался из сопел его прыжкового ранца, а на наплечниках просматривалось белое изображение хищной птицы, перечёркнутое красным крестом. Такой же рисунок был и на шлеме.

— Вы неплохо расправились с этими Железными Воинами, — продолжил он.

Прежде чем ответить, Уриэль внимательно осмотрел этого Космодесантника, оценивая его уверенную, почти надменную позу и тон.

— Я Уриэль Вентрис, а это Пазаниус Лисан. А кто ты?

Воин втянул цепные когти в латные перчатки и поднял руки, чтобы отключить изоляционный клапан на воротнике. Он снял шлем и полной грудью вдохнул зловонный воздух Медренгарда. Затем произнёс:

— Меня зовут Ардарик Ваанес. Я бывший воин Гвардии Ворона.

Космодесантник провёл рукой по чёрным длинным волосам, забранным в хвост на затылке. У него были угловатые черты лица, а кожа отсвечивала аристократической бледностью. Глаза Ардарика, с завораживающим фиолетовым оттенком, были глубоко посажены и притягивали к себе внимание. Всё его лицо было иссечено мелкими и крупными шрамами, а кожу на лбу, над левым глазом, бороздили три широких рубца — похоже, всё, что осталось от штифтов за долгую службу.

— Бывший? — осторожно переспросил Уриэль.

— Да, бывший, — подтвердил воин, шагнув к капитану и протягивая ему руку.

Уриэль пристально посмотрел ему в глаза и сказал:

— Ты ренегат.

Ваанес подержал руку протянутой ещё какое-то время, пока окончательно не убедился, что Ультрамарин не собирается отвечать ему взаимностью, и опустил её, проговорив:

— Да, кто-то называет нас и так.

Пазаниус, стоявший рядом с другом, включился в беседу:

— А ещё вас называют предателями!

Глаза Ваанеса сузились:

— Да, нас могут называть и так. Правда, такая возможность предоставляется им только один раз в жизни.

Три Космодесантника молча смотрели друг на друга несколько нескончаемо долгих минут, а потом Ваанес пожал плечами и, не говоря ни слова, отправился в сторону разрушенного лагеря.

— Погоди! — сказал Уриэль, следуя за бывшим Вороном. — Я ничего не понимаю. Как так получилось, что вы оказались здесь?

— Это, Уриэль Вентрис, долгая история, — ответил воин в чёрных доспехах.

Они уже прошли мимо того, что осталось от бункеров, и оказались около дымящегося провала ворот.

— А сейчас нам надо уничтожить это место. Мы скоро уйдём отсюда, потому что здесь, вот-вот объявятся Бескожие. Они очень быстро найдут место, где так сильно пахнет смертью.

— А что же с этими несчастными людьми? — спросил Пазаниус, показывая рукой на бывших узников.

— А что с ними?

— Как мы вытащим их отсюда?

— А мы и не собираемся этого делать, — отрезал Ваанес.

— Не собираетесь? — недоуменно, но зло переспросил Уриэль. — Тогда объясни мне, зачем вы явились сюда и спасли их?

— Спасли их? — изумился Ваанес, внимательно глядя, как его воины деловито обходят здания и раскладывают везде взрывчатку. — Мы пришли сюда вовсе не для того, чтобы спасти их. Нам просто надо было уничтожить этот лагерь, вот и всё. Мне нет дела до этих людей.

— Как ты можешь так говорить! Да ты посмотри на них!

— Если хочешь их спасать, то займись этим сам, Уриэль Вентрис. Желаю удачи, она тебе очень пригодится.

— Пертурабо тебя побери, Ваанес, у тебя что — совсем чести не осталось?

— Не говори ерунды! — огрызнулся тот. — Посмотри на них повнимательнее, на этих драгоценных людей, чьей судьбой ты так озабочен. Это же полное ничтожество. Большинство из них не пережили бы даже дороги до платформы, где их собирались освежевать, а те, которые всё-таки дошли бы, вскоре очень пожалели бы, что у них хватило на это сил.

— Но ты ведь не можешь просто бросить их?

— Могу, скажу больше — именно так я и сделаю.

— А что это за лагерь? — вмешался Пазаниус. — Тюрьма? Лагерь смерти?

Ваанес покачал головой:

— Вы мыслите слишком приземлено. Это гораздо хуже.

— Что же это тогда?

Ваанес подошёл к ближайшему складу, взялся за скобу и откатил дверь со словами:

— Почему бы вам самим не выяснить?

Уриэль и Пазаниус обменялись взглядами и шагнули во мглу, царящую внутри. Первое, что они почувствовали, это невыносимую вонь человеческих испражнений, смешанную с сильнейшим запахом гнилой плоти и привкусом отчаяниями безысходности.

Постоянно мигающие лампы почти ничего не освещали, в вязком воздухе слышались душераздирающие стоны и рыдания.

Как только Уриэль шагнул в помещение, его глаза сразу адаптировались к полумраку. Склад оказался автоматизированной фабрикой: во всю длину огромного здания тянулись железные балки с прикреплёнными к ним цепями, которые приводились в движение при помощи громоздких роторов, шкивов и блоков. По левой стороне ангара шли ряды клеток, подвешенных к потолку. К ним были подведены трубки, по которым, видимо, поступала пища для заключённых.

Под клетками смердела сточная канава, куда сбрасывались отходы жизнедеятельности тех несчастных, что были заперты в клетках. Уриэль прикрыл рот и нос, потому что даже его способный на многое организм не мог предложить какой-либо действенной защиты от этой ужасной вони. Еле справляясь с отвращением, капитан, чавкая ботинками по грязному липкому полу, направился к ближайшей клетке.

Внутри сидел обнажённый человек, которого уже с трудом можно было признать таковым. Его тело неимоверно распухло, он заполнял собой всю огромную клетку, а жировые складки свисали сквозь прутья решётки. Его растянутая кожа имела нездоровый желтоватый оттенок. Из-за колоссальной толщины человека было даже сложно понять, где у него конечности.

К клетке было подведено несколько труб: по одной, судя по всему, подавалась пища, по другой — гормоны, а через третью выводились отходы. К груди пленника были присоединены липучками несколько проводков, с помощью которых, видимо, контролировались дыхание, сердцебиение и обмен веществ. В глазах человека светились ужас и безысходность. Он давно уже сошёл с ума и ничего не понимал, кроме того, что невыносимо страдает. В груди Уриэля защемило — он не мог понять, какое ужасное чудище обрекло этого несчастного на такие адские страдания.

В следующей клетке он увидел ту же картину, с той лишь разницей, что внутри была заключена обнажённая женщина. Её тело тоже кошмарно деформировалось. Этой женщине было ещё тяжелее, потому что по её глазам было видно, что она не впала в безумие, как её сосед, и осознает всё, что происходит вокруг. И только одно можно было прочесть в её взгляде, полном муки: больше всего на свете она хочет умереть.

Уриэль, с трудом сдерживаясь, отвернулся от умоляющего взора женщины и окинул взглядом весь ряд — как оказалось, в каждой из сотен клеток содержался такой же страдалец. Уриэль, печатая шаг, пересёк ангар, подойдя к правой стене. Там тоже висели клетки, но они были гораздо уже. В них находились человеческие особи, выглядевшие ещё ужаснее. Истощённые мужчины и женщины были подключены к дьявольским механизмам, которые поддерживали их на грани жизни и смерти. К телам были подведены трубки с отсосами, вытягивающими жир и постоянно промывающими подкожные пустоты.

У этих людей кожа свисала огромными уродливыми мешками, а местами, где аппараты были не очень удачно подсоединены, она нагнаивалась, И образовывались жуткого вида язвы. Уриэль уже видел, что было предначертано демонами тем, кто висит в этих клетках.

Но зачем? Зачем демонам столько человеческой кожи? Уриэль не был уверен, что хочет знать ответ на этот вопрос.

— Видишь? — раздался за его спиной голос Ардарика Ваанеса. — Ты не можешь облегчить их участь… Спасать их нет смысла. Всё, что мы можем сделать, это подарить им смерть, которая принесёт им долгожданное облегчение.

— О Император, — прошептал Уриэль. — Но для чего такая жестокость? Какова цель?

Ваанес лишь пожал плечами:

— Я не знаю и не хочу этого знать. Железные Воины за несколько последних месяцев выстроили дюжины таких лагерей в горах. По-видимому, это представляет огромную важность для Хаоса, поэтому я уничтожаю эти лагеря. А для чего они нужны, меня не волнует.

— А это типовые постройки? То есть остальные такие же? — спросил Пазаниус, чьё лицо пылало от гнева и ненависти.

— Да, — подтвердил его догадку Ваанес, — Мы уже уничтожили два точно таких лагеря. Скоро сотрём с лица этой проклятой земли ещё один. Если мы этого не сделаем немедленно, то скоро прибудут Бескожие, которые устроят такое побоище, что вам и не снилось.

— Я не понимаю, о чём ты, — сказал Уриэль. — Бескожие? Это ещё кто?

— Звери из твоих худших кошмаров, — ответил Ваанес. — Это побочный продукт производства Железных Воинов, недоноски, сбежавшие от Мортициев. Теперь они скитаются по горам. Их много, а нас мало. Поэтому, думаю, пришло время побыстрее убираться отсюда.

Уриэль рассеянно кивнул, выходя из ангара и наблюдая, как Космодесантники заканчивают минировать лагерь. Он прикинул: здесь было примерно две дюжины зданий, ставших адом для сотен пленников. И хотя капитану совсем не хотелось признавать этого, но вероотступник был прав. Чем скорее эта фабрика смерти будет разрушена вместе со всем содержимым, тем лучше.

Космодесантник в сером силовом доспехе с символикой неизвестного ни Уриэлю, ни Пазаниусу Ордена подбежал к Ваанесу и доложил:

— Они приближаются. Брат Свольярд учуял их!

— Где? — резко спросил Ваанес, быстро надевая шлем.

— Уже очень близко, им осталось триста — четыреста метров! — отрапортовал воин. — Идут по ветру, с большой скоростью.

— Черт, быстро же они учатся, — прошипел Ваанес. — Все, быстро уходим отсюда! Рассредоточиваемся, продвигаемся на юг по горам и собираемся вновь только в нашем убежище!

— Кто — они? — спросил Уриэль.

— Бескожие, — ответил Ваанес.

 

Глава 7

Взволнованный тревогой в голосе Ваанеса, Уриэль быстро пошёл за ним прочь из лагеря. Как только они покинули периметр адской лаборатории, прогремел первый оглушительный взрыв, даруя освобождение от физических мук и душевных страданий сотням несчастных узников. Осколки зданий и ошмётки плоти дождём посыпались сверху.

Прогремели ещё несколько взрывов и проклятое сооружение рухнуло, погребая под обломками отмучившихся заключённых. Уриэль молился за их души и просил Императора помочь им найти путь к Нему из этого проклятого места. Космодесантники бросили последний взгляд на дымящиеся горы строительного мусора на месте лагеря смерти и бросились под прикрытие гор.

Уриэль и Пазаниус последовали за Ардариком Ваанесом и его воинами на юг. Они торопливо карабкались по крутому склону и ушли ещё не очень далеко от страшной лаборатории, когда услышали сумасшедшие завывания с другой стороны горы.

При виде Бескожих, несущихся к развалинам лагеря, у капитана перехватило дыхание. Они являли собой пример отрицания всех законов природы: массивные и непомерно высокие, склизкие и переливающиеся всеми цветами радуги при движении, с непропорциональными телами, которым явно недоставало кожи, отмеченные различными уродствами. Возникало такое ощущение, будто они сбежали прямо из-под ножа сумасшедшего хирурга, который не успел завершить своей работы.

Одна из тварей обладала двумя головами, объединёнными общей челюстью. Четыре затянутых бельмами глаза вращались в непрерывном безумном трансе. Другое чудовище несло пару эмбрионов в животе, которые обнимали свою мать конечностями, прорвавшими плаценту.

Ещё одно спускалось по склону на руках, похожих на колонны, а рудиментарные ноги превратились в маленькие цепкие коготки. Неподалёку от Уриэля протопала тройка зверей, которые, видимо, держались вместе из-за похожих увечий: у всех были явные проблемы со шкурой, которая не прикрывала и трети корпуса.

Но самыми ужасными на этом параде уродов были предводители этой омерзительной орды. Они были выше остальных и физически явно превосходили самых крупных монстров, что были в их подчинении. Маленькие головки, в которых явно не наблюдалось избытка мозгов, безвольно болтались у них на плечах.

— Давай быстрей, Ультрамарин! — прокричал Ваанес, — У нас нет времени пялиться на этих чудовищ. Если, конечно, ты не хочешь познакомиться с ними поближе.

Но Уриэль как заворожённый смотрел на тварей, прокладывающих себе путь через горы мусора. Пробираясь через остатки укреплений, они сдирали мясо с костей, резались о битое стекло и арматуру, но их не останавливали такие мелочи:

— Кто они? И восприимчивы ли они к боли?

— Я же тебе уже все рассказал! — крикнул Ваанес в нетерпении, — Бегом! Там достаточно мяса, чтобы задержать их ненадолго, но едва они набьют утробы, сразу начнут охотиться за нами. Бери ноги в руки, или достанешься им на ужин.

Бескожие пробрались уже на территорию бывшего завода и разгребали завалы строительного мусора, под которым была погребена их вожделенная добыча. Они были настолько голодны, что дрались друг с другом за куски и легко отбрасывали в сторону огромные глыбы. Звериное рычание и треск раздираемой плоти смешались с воплями — адские твари добрались до пленников, что пережили бой и взрыв.

— Нам надо уходить, и чем быстрее, тем лучше! — крикнул прямо на ухо капитану Пазаниус, хватая его за руку.

— Мы оставили их там на верную погибель, — сказал Уриэль. — Мы просто бросили их! Нам надо было даровать им хотя бы лёгкую и быструю смерть.

— Мы не смогли спасти их, но мы можем отомстить.

— Как? — горько спросил Уриэль.

— Для начала мы должны остаться в живых, — ответил Пазаниус.

Уриэль кивнул и отвернулся от адского пира внизу, где ликующие звери рвали на куски совершенно беззащитных людей. Капитан последовал за своим боевым братом, чувствуя, как ледяной холод сжимает его сердце и каменная тяжесть ложится на совесть: впервые он оставил беззащитных людей на верную смерть.

Халан-Гол пылал. Его шпили и башни превращались в руины, а бастионы — в пыль под постоянными бомбардировками. Километры внутренней территории выжигались фугасами Беросса, но было очевидно, что до падения ещё далеко. Неестественная тьма накрыла крепость, чёрные облака затянули белое небо до горизонта. Линии траншей, разрушенных врагом, воссоздавались вновь, заново отстраивались редуты, бункеры и опорные пункты для стрелков и башни, с которых крупнокалиберные пушки вели обстрел позиций Беросса.

Все заводы Халан-Гола работали на полную мощность, выбрасывая в атмосферу чудовищные клубы дыма и внося посильную лепту в жуткий грохот, стоявший вокруг. Хонсю знал, что того количества оружия, техники и боеприпасов, которыми он располагает, вполне достаточно, чтобы стереть в пыль любой из миров Императора. Но и Беросс не унывал. Нижние бастионы крепости уничтожены, как будто их никогда и не было, а следующее кольцо укреплений пало под его бешеной атакой.

Десятки тысяч атакующих уже погибли в битве, но Беросс вовсе не был дураком, чтобы отправлять своих лучших воинов на верную смерть. Пока только толпы рабов штурмовали стены крепости под сокрушительным огнём.

Вместе с Великой ротой Торамино у Беросса имелось достаточно живой силы, чтобы взять в конечном итоге крепость. Это было вопросом времени.

Времени, которое Хонсю не собирался предоставлять своим врагам.

— Беросс дурак, — сказал он, внимательно рассматривая план вражеских траншей и огневых позиции, который составили лазутчики, рискуя своей жизнью. — Мы дадим бой!

— Под стенами? — спросил Обакс Закайо.

— Да, мы нанесём стремительный удар прямо в сердце его армии.

— Но это безумие, — попытался возразить Обакс Закайо.

— Вот именно, — ответил Хонсю, усмехаясь. — Это станет полной неожиданностью для Беросса. Ты его прекрасно знаешь! Для него осада — это просто последовательность логичных действий. Я-то думал, что ты оценишь мой план, Обакс Закайо, ведь ты учился у самого Форрикса.

— Я оценил его, но оставить наши стены без защиты…

— Беросс — раб своей осадной механики. Если мы подчинимся стандартной логике осадной войны, то он добьётся своего. А нам ведь это совсем не нужно, не так ли? Так вот, он слишком узко мыслит, привык работать по наработанной с древних времён схеме. Ему в голову не придёт ничего более оригинального, чем эскалада. Беросс совершенно не способен на неординарные действия.

— Тем не менее, до сегодняшнего дня его тактика оправдывала себя, — осторожно заметил Обакс Закайо.

— До сегодняшнего дня он не пытался взять мою крепость, — отрезал Хонсю.

Траншеи находились под ураганным огнём, артобстрел не прекращался ни на секунду, и грохот заглушал даже глухой рокот окопных машин.

— Оникс, — прошептал Хонсю, вынимая из-за спины свой боевой топор с черным лезвием. — Вперёд!

Оникс кивнул и быстро пополз к траншее, как чёрная тень, пропадая время от времени в густых клубах дыма.

— Если нас раскроют, то мы тут же погибнем, — сказал Обакс Закайо.

— Что ж, значит, погибнем! — рявкнул Хонсю, — А теперь заткнись, пока я сам тебя не прибил.

Получив выговор, Обакс Закайо заткнулся. Вскоре они услышали крики и звон оружия. Фонтан крови буквально взметнулся из траншеи. Да, Хонсю прекрасно знал, на какой риск идёт. Он прополз через прореху в заграждении из колючей проволоки, сделанную Ониксом, и скатился в траншею. Она оказалась заполнена трупами почти доверху. Стены укрепления осыпались и были щедро пропитаны кровью и машинным маслом.

Хонсю взглянул на Оникса, который неподвижно стоял в центре траншеи, втягивая в серую плоть ладоней сверкающие когти. Даже с такого расстояния было заметно, что вены на его руках серебрятся сильнее, чем обычно. Во время битвы демон заявил о себе, а теперь неохотно уходил внутрь, давая возобладать человеческой сущности воина.

— Хорошая зачистка, — похвалил Хонсю, в то время как остальные Железные Воины пробирались в траншею и тяжело спрыгивали внутрь, разбрызгивая кровь.

Командир осторожно заглянул за угол и понял, что они находятся в стандартных зигзагообразных укреплениях. Кое-где можно было видеть копошащихся рабов и солдат, которым была отведена роль пушечного мяса.

— Беросс, Беросс, — покачал головой Хонсю. — Ну неужели у тебя нет ни капельки фантазии? Это становится даже скучно.

Он обернулся к своим преданным воинам, ожидающим приказаний:

— Время пришло. Запомните, мы сейчас являемся солдатами Беросса.

Железные Воины кивнули и зашагали вслед за вожаком по траншее. Они шли уверенно и спокойно, как подобает воинам, которые осознают свою бесценность. Мутанты и рабы молча и благоговейно расступались перед ними, стараясь как можно быстрее убраться с дороги.

Диверсанты прошли через блиндаж, наполненный мутантами в сияющих одеждах, которые молились тёмным богам о скорой победе над врагом. Жрецы уже вошли в некоторое подобие транса, и ничего вокруг их не интересовало. Они совершенно не испугались воинов Хаоса, наоборот, восприняли это как знак того, что их мольбы услышаны.

Хонсю увидел яркую электрическую дугу, зависшую между двумя причудливыми железными башнями. Молящиеся громко пели псалмы, перекрывая сильными голосами даже канонаду.

Хонсю остановился и спросил:

— Обакс Закайо, что это за вышки? Это выходит за рамки обычных причуд Беросса.

— Я не уверен, — ответил Обакс Закайо. — Я никогда не видел ничего подобного.

— Они сделаны для того, чтобы разрушить стены Халан-Гола с помощью магии, — вмешался Оникс. — К ним поступает странная магическая энергия. Я могу чувствовать это, да и мой демон с радостью плещется в её волнах.

— Что? — встревоженно прошипел Хонсю. — И эта магия достаточно сильна, чтобы пробить защиту Кровавого Сердца?

— Нет, — успокоил его Оникс. — Даже близко не стоит. Здесь, конечно, присутствует очень сильная энергия, но Кровавое Сердце прошёл испытание вечностью, и никакая сила, созданная смертными, не может разрушить его защиту.

Хонсю кивнул, ещё раз взглянул на башни и сказал:

— Думаю, без Торамино здесь не обошлось. Вряд ли Беросс додумался бы до такого.

— Да, — согласился Оникс. — Лорд Торамино известен редкостной хитростью и коварством.

— Это правда, но я уверен, что увижу, как этот самонадеянный выродок погибнет под стенами Халан-Гола. И не важно, колдун он или нет.

Хонсю и его воины выбрались из траншеи без проблем, прошли мимо башен и направились дальше, наблюдая за измотанной армией Беросса. Все винтики огромного механизма под названием «осада» работали безукоризненно. И лорд Хонсю отдал должное противнику и подумал, что таким состоянием дел мог бы гордиться сам Форрикс.

Чем дальше в тыл они заходили, тем больше рисковали. Хонсю внимательно рассматривал добротные бараки и хорошо укреплённые артиллерийские точки. По качеству работы было видно, что это делали именно Железные Воины, а это могло означать только одно — где-то недалеко находятся Дредноуты.

— Мой лорд, безрассудно углубляться на территорию врага дальше. Мне кажется, что нам уже пора сматываться, — сказал Обакс Закайо. — Мы уже установили достаточно мин, чтобы вывести Беросса из строя на несколько месяцев.

— Нет, ещё рано! — возразил Хонсю, внимание которого привлёк стяг, развевающийся на флагштоке возле хорошо укреплённого шатра. У входа расхаживал Титан, огромная тень которого скользила по стенам. — Я не могу уйти, не оставив личного подарка для лорда Беросса. Это было бы невежливо на мой взгляд.

Обакс Закайо поднял глаза, тоже увидел флаг и сказал:

— Великие Боги Хаоса, ты ведь не серьёзно!

— Ты прекрасно знаешь, что я совершенно серьёзен, — сказал Хонсю. — Я никогда не шучу, когда дело касается убийства.

Артиллерийская точка располагалась в семиметровой яме, вырубленной в горе, со стенками, укреплёнными роккритовыми блоками. На любовно отполированных скатах амбразуры, предназначенных для отведения летящих снарядов, не было ни единой царапины. Было и так понятно, что это напрасный труд и ни один снаряд сюда не долетит. Но такая основательность была характерна для Беросса.

Около сотни человек охраняли подходы к орудийному гнезду. Хонсю и его Железные Воины промаршировали к артиллерийской точке с таким уверенным и деловитым видом, что их даже не посмели окликнуть, не то, что задержать.

Охранники спохватились лишь тогда, когда Хонсю уже находился около лестницы. Из артиллерийской ямы появился Железный Воин с серьёзно видоизменёнными конечностями и головой. Красные огоньки мигали на его шлеме, оснащённом дальномерами, траекторумом и когитаторами. Хонсю понял, что перед ним — один из механо-хирургов Беросса. Больше машина, нежели человек, специалист в искусстве тёмных технологий. Монстр просканировал диверсантов сверху донизу, после чего огромная пушка, закреплённая на его плечах, с шипением развернулась и уставилась на Хонсю.

Оникс не дал ему возможности выстрелить, прыгнув вперёд со скоростью атакующей змеи. Его контуры стали расплывчатыми. Молниеносный удар бронзовыми когтями — и механо-хирург повержен, а демонический симбиот держит над головой его вырванный хребет.

— Быстрей! — крикнул Оникс, взбираясь на платформу.

Вопли охранников быстро затихли, потому что Железные Воины безжалостно расстреляли их из огнемётов. Но на крики из бараков высыпали новые солдаты.

— Обакс Закайо, давай быстрей сюда! — крикнул Хонсю. Он не мог справиться с этой пушкой в одиночку, потому что тут требовался наряд как минимум из трёх человек. В этот момент Титан заметил, что что-то происходит неподалёку от шатра Беросса. Обакс Закайо бросился на помощь своему лорду и начал разворачивать пушку, выставляя новые координаты. В это время Беросс выкатился из шатра, выкрикивая приказы.

— Ты не можешь побыстрее?! — крикнул Хонсю.

— Я делаю всё, что могу! — огрызнулся Обакс Закайо, налегая на ствол.

Хонсю подбежал к краю платформы и крикнул своим воинам:

— Будьте готовы перезарядить пушку. Я собираюсь выстрелить ещё пару раз, прежде чем мы уберёмся отсюда.

Четыре воина бросились в железную дверь в скале под артиллерийской точкой, где находился склад боеприпасов. Тут один из бойцов Беросса бросил гранату, и она взорвалась возле дверного проёма. Дверь заклинило, но воины Хонсю вышибли её и доставили всё-таки снаряды наверх. Это было смертельно опасно — прямо под ними находился открытый склад с боеприпасами, но Обакс Закайо и Хонсю понимали, что это их единственный шанс спастись и вывести своих солдат.

— Всё готово! — крикнул Обакс Закайо.

Хонсю проверил ещё раз наводку на шатёр Беросса и с радостной улыбкой скомандовал:

— Огонь!

Обакс Закайо выстрелил. От отдачи содрогнулась вся платформа, и почти оглохший Хонсю чуть не вылетел за перила ограждения. Первый выстрел оказался сверхъестественно точным. Верхушку шатра снесло вместе со штандартом Беросса. Второй выстрел оставил от сооружения тучу пыли.

Несмотря на то, что Хонсю на этот раз был готов, его все равно чуть не выкинуло с платформы. На какое-то время он отключился, а когда начал приходить в себя, то ему почудилось, что пушка продолжает стрелять уже без его команды. Но оказалось, что это поступь Титана, который направлялся на помощь воинам Беросса.

Хонсю взглянул вверх и на секунду замер от ужаса: тень Титана уже накрыла место боя, а сам он уже почти добрался до них. Земля сотрясалась от шагов — бог войны явился лично, чтобы разобраться с дерзким отрядом.

— Живей! Ещё один выстрел и уберёмся отсюда подобру-поздорову.

Обакс Закайо кивнул и опасливо оглянулся на стремительно приближающегося Титана. Понадобился только один выстрел мощного дьявольского оружия, чтобы бараки за шатром разлетелись в щепки и тут же вспыхнули ярким огнём.

— Уходим! — крикнул Хонсю, отбегая от оружия и направляясь к ступенькам, что вели вниз с артиллерийской платформы. Чуть ли не в последнюю секунду ему удалось забросить в открытую дверь оружейного склада несколько гранат. Но как только Хонсю миновал последнюю ступеньку, стало очевидно, что Титан настиг его, и прямо над головой лорда нависла огромная ступня.

В отчаянном прыжке он откатился в сторону, обдираясь в кровь, но этим спас себе жизнь: Титан даже не заметил, как наступил на артиллерийскую точку и вдавил её в твёрдую горную породу. Хонсю оказался в безопасности, но его колотило от всплеска адреналина. И в этот момент сдетонировали гранаты на складе боеприпасов, а вместе с ними и всё его содержимое.

Подземный взрыв сотряс землю на много километров вокруг, из эпицентра вырвались языки пламени и повалили жирные клубы едкого чёрного дыма. Хонсю взрывной волной швырнуло так, что он пролетел по воздуху около сотни метров, а когда упал, его протащило по камням ещё несколько десятков метров и волокло бы дальше, если бы на пути не встретилась глубокая траншея.

Лорд с трудом встал на ноги, кашляя и отплёвываясь. Ему заложило уши, а в глазах двоилось, но он понимал, что расслабляться нельзя, и попытался оценить окружающую обстановку. Обернувшись на странный шум, который был различим даже сквозь гул в ушах, он увидел Титана, которого мотало из стороны в сторону, как последнего забулдыгу. Вглядевшись повнимательнее, он понял причину: ноги гиганта были разбиты взрывом почти до коленей. Из разорванных каналов и порванных внутренних трубок, заменявших вены, текли плазма и горящее масло. Прямо на глазах коменданта крепости Титан стал медленно оседать. Он размахивал огромными руками, пытаясь удержать равновесие, но падение было неминуемо.

Хонсю обернулся и торжествующе рассмеялся, глядя на потрясённых солдат и Железных Воинов, на глазах которых погибла одна из самых, если не самая мощная машина, имевшаяся в их арсенале. Земля в очередной раз содрогнулась, когда Титан, наконец, упал, но Хонсю это уже мало волновало. Пользуясь всеобщей сумятицей и неразберихой, он пробирался обратно к крепости.

Вдруг что-то чёрное возникло рядом с ним, комендант вздрогнул, но с облегчением узнал неповторимый силовой доспех Оникса. Дьявольские когти были обломаны, а кое-где даже вырваны с мясом, но в глазах все ещё мерцали искры того страшного огня, что пугал до смерти почти любого противника. Его охота была удачной.

— Получилось неплохо, — сказал Оникс, как всегда сдержанно.

— Да, — согласился Хонсю. — Неплохо. Совсем неплохо.

Обратный путь от лагеря смерти до укрытия оказался раза в три длиннее, чем мог бы быть, потому что Космодесантники изо всех сил запутывали следы. То убежище, о котором говорил Ардарик Ваанес, располагалось в тенистой долине. Отсюда открывался отличный вид на мощные стены крепости, сейчас почти неразличимые в тёмных клубах дыма. Звуки кровопролитной битвы не смолкали, а когда Уриэль оглянулся, по глазам резанула яркая вспышка в стане нападающих.

Крики гибнущих узников уже не преследовали его, и Уриэль вдруг с удивлением осознал, что теперь его это вообще мало волнует. Наверное, Ваанес был прав, и Ультрамарины действительно ничего не могли сделать для этих несчастных. Наверное, смерть и впрямь была для них лучшим исходом.

Космодесантники возвращались на базу поодиночке или парами. К убежищу все подошли почти одновременно, многие спустились по склонам долины или вылезли из только им одним известных подземных ходов.

— Вот и наше пристанище, — сказал Ваанес, показывая на полуразрушенные бункеры и блокгаузы.

Когда-то добротные постройки видели лучшие дни, но сейчас они производили удручающее впечатление. Траншеи и окопы вокруг были наполовину засыпаны землёй и строительным мусором, но намётанный взгляд Уриэля сразу нашёл ловушки и скрытые укрепления. Хорошо замаскированные орудийные гнезда перекрывали все возможные подступы к убежищу, и не возникало ни малейшего сомнения, что если кто-то попытается сюда проникнуть, то его шансы выжить будут минимальны.

— А для чего это место использовалось раньше? — спросил Пазаниус.

Ваанес пожал плечами:

— Старые склады амуниции или боеприпасов, бараки, тренировочные постройки. Кто знает? Когда мы нашли это место, оно было давно покинуто, похоже, много лет назад. Это вполне нам подходит.

Уриэль кивнул, удовлетворившись ответом, и они прошли через траншеи, перебрались через завалы и направились к блокгаузу, который стоял за бункерами.

Тут Пазаниус наклонился к Уриэлю и зашептал:

— Что мы делаем? Эти Космодесантники — предатели! Император же все видит, и он прекрасно осведомлён, с кем мы связались!

— Я знаю, — сказал Уриэль с горечью в голосе. — Но разве у нас есть выбор?

— Мы можем пробиться и без них.

— Да, может, нам это и удастся, но они бьются на этой мрачной и недружелюбной планете гораздо дольше нас. Может, стоит поучиться у них кое-чему? Может, стоит разузнать у них о возможных неприятностях и опасностях, прежде чем столкнёмся с ними сами.

Пазаниус не возражал более, хотя и не выглядел довольным таким объяснением. Они дошли до блокгауза молча. Было очевидно, что механизм, который открывал многотонную дверь, уже давно не работает, поэтому Ваанес применил грубую физическую силу. Он вошёл внутрь, только когда убедился, что гости следуют за ним.

Уриэль шагнул в темноту блокгауза, куда свет попадал через многочисленные дыры в крыше. Мертвенные лучи падали на пол, усыпанный обломками, и отражались от растрескавшихся стен, искорёженных взрывами.

— Я понимаю, что это не те роскошные апартаменты, к каким вы привыкли, будучи Ультрамаринами. Но на сегодняшний день у нас нет другого дома, — сказал Ваанес, горько усмехнувшись.

Они миновали коридор и попали в основное помещение блокгауза.

В свете, струившемся из очага, Уриэль увидел, что в зале собрались те самые Космодесантники, что атаковали лагерь смерти несколько часов назад. Большинство из них были заняты чисткой своих силовых доспехов и оружия. Капитан был просто ошарашен количеством Орденов, чья символика была представлена здесь. Ревущие Грифоны, Белые Консулы, Волчьи Братья, Алые Кулаки и многие другие, которых он не то что не узнал, а просто никогда не видел.

Но больше всего его удивили два воина в сильно потрёпанных доспехах Имперской Гвардии, что стояли в углу и чистили лазганы. Когда Уриэль и Пазаниус вошли, то оба бойца как по команде вскинули взгляды на них. Форма у них была потрёпанной и утратила знаки отличия, поэтому было невозможно определить, к какому полку они принадлежали.

— Ещё два бойца в нашем отряде! — провозгласил Ваанес, отошёл к стене и усталым движением стянул шлем.

Уриэль еле удержался, чтобы не внести поправку в это заявление, но его внимание отвлёк один из гвардейцев, который встал и направился к вновь прибывшим. Его бледная кожа выглядела нездоровой, лицо было одутловатым, глаза налиты кровью.

Воин протянул дрожащую руку Уриэлю и представился:

— Полковник Михаил Леонид, триста восемьдесят третий драгунский полк.

— Уриэль Вентрис, а это мой боевой брат — Пазаниус Лисан.

— К какому Ордену Космодесанта вы принадлежите? — спросил Леонид, с трудом сдерживая кашель. — Я не вижу никаких знаков отличия.

— Мы Ультрамарины, — ответил Уриэль. — Мы посланы нашим Орденом сюда, чтобы исполнить нашу смертельную клятву.

Леонид закашлялся:

— Ну, могу поспорить, что большинство из нас прибыло сюда за тем же.

— Возможно, — кинул Уриэль. — А как полковник Имперской Гвардии попал сюда?

— Это длинная история… — проговорил Леонид.

 

Глава 8

Следующие полтора часа Леонид и сержант Эллард, его сослуживец, посвящали Уриэля и Пазаниуса в перипетии своей карьеры на Медренгарде, в конце которой они чуть не попали в рабство к черным демонам. Рассказ они начали издалека, с ужасной битвы против сил Хаоса на Гидре Кордатус, когда Разрушитель вторгся через Кадианские Ворота.

Леонид рассказывал о неделях непрерывного артобстрела, о танках и Титанах, о поразивших армию Императора эпидемиях, унёсших многих мужчин и женщин из его полка. Он упомянул о воине по имени Эшара, Космодесантнике из Имперских Кулаков, и той жертве, которую он и его люди принесли перед Прощальными Воротами. Уриэль испытал прилив гордости, услышав об этом подвиге. Капитан был очень рад, что в имперских войсках есть такие выдающиеся воины, и втайне всегда мечтал встретиться хоть с одним таким отважным героем.

Но закончилось всё плохо. Железные Воины всё-таки взяли цитадель до того, как подоспела подмога.

Леонид даже всхлипнул, когда дошёл в своём повествовании до описания жесточайшей битвы, разразившейся у стен крепости.

— Это было ужасно! Такое вряд ли приснится даже в самом страшном сне, — сказал Леонид. — Они показали, что действительно не способны на милосердие.

— Железные Воины служат губительным силам, — сказал Уриэль. — Они даже не знают смысла этого слова.

— Капитан Эшара своим подвигом выиграл немного времени, но это все равно нас не спасло. Хранилище было огромным, и нам никак было не успеть уничтожить такое количество генного семени…

— Погоди! — перебил его Уриэль. — Генного семени? В вашей крепости хранилось генное семя?!

— Да, — горестно кивнул Леонид. — Жрец Адептус Механикус сказал мне, что тут как раз располагалось одно из немногих хранилищ в Галактике. Хонсю выкрал генное семя и перенёс в этот мир вместе с рабами, которых он согнал в свою крепость, когда битва окончилась.

— Кто такой Хонсю? — спросил Пазаниус.

— Это Кузнец Войны, который сейчас засел в крепости, что вы видели по дороге в наше убежище, — ответил Леонид.

— То есть крепость Хонсю сейчас находится в осаде? — уточнил Уриэль, не в силах скрыть волнение.

— Да, — подтвердил Ваанес, присоединяясь к разговору и присаживаясь на корточки рядом с ними. — А почему тебя заинтересовал Хонсю?

— Нам надо попасть в эту крепость.

Ваанес рассмеялся:

— Ну, тогда вы действительно дали смертельную клятву. А зачем вам надо в крепость Хонсю?

Уриэль немного замешкался, не зная, насколько можно доверять Ваанесу, но, поразмыслив, решил, что у него нет выбора:

— Библиарию нашего Ордена, Тигуриусу, было ниспослано видение от Императора. Он узрел Медренгард, а в нём — Демонкулабу, что порождает патологически кровожадных Железных Воинов с одной извилиной в мозгах. Мы прибыли в этот мир, чтобы уничтожить это место. И я думаю, то, как мы сюда попали, тоже о многом говорит.

— То есть? — спросил Ваанес.

— Разве может случайно совпасть, что, как только Хонсю вернулся сюда с запасом генного семени для этой чёртовой Демонкулабы, мы тотчас узнали об этом от человека, который был там и видел, как всё произошло.

Ваанес переглянулся с Эллардом и Леонидом и проговорил:

— Я не раз уже спросил себя, почему я не оставил вас погибать вместе с рабами Омфала Демониума около лагеря смерти. Наверное, остановило меня не только любопытство.

Содрогнувшись, Уриэль спросил:

— Вы знаете об Омфале Демониуме?

— Конечно, — ответил Ваанес. — Да мало кого можно найти в Медренгарде, кто его не знает. А как вы с ним столкнулись?

— Омфал Демониум забросил нас в этот мир, — ответил Пазаниус. — Он появился у нас на корабле, когда мы совершали перемещение в Имматериуме. Омфал Демониум убил всех на борту, оставив в живых только нас, а потом привёз сюда.

— И вы добровольно путешествовали с Омфалом Демониумом?! — ужаснулся Ваанес.

— Конечно нет, — сердито ответил Уриэль. — Там были какие-то демонические создания, с которыми мы не смогли справиться.

— Саркоматы… — подсказал Ваанес.

— Да, а потом железный гигант привёз нас сюда на адском локомотиве.

— Железный гигант? — переспросил Леонид. — Вы имеете в виду Забойщика?

— Забойщика? Нет, он говорил, что только пользуется телом Забойщика, а нашей волей управлял Омфал Демониум.

— Это значит, что демон на свободе! — выдохнул Ваанес.

— А какова сущность этого создания? — спросил Уриэль.

— Никто не может сказать точно, — заговорил Космодесантник с желтоватым лицом, одетый в старинный силовой доспех тёмно-красного цвета, на наплечнике которого была изображена голова ворона. — Но о нём ходит очень много слухов…

— А не перескажешь ли ты нам хотя бы часть из них? — нетерпеливо спросил Ваанес.

— Я как раз и собирался сделать это, — проворчал воин. — Если бы вы не перебивали меня, я был бы вам очень признателен.

Затем Космодесантник повернулся к Уриэлю и представился:

— Я Серафис, сержант Кровавых Воронов, в течение года я служил в либрариуме моего Ордена, практически до моей позорной отставки. Мы вели серьёзные изыскания в области тёмных знаний и запретных законов. За тысячелетия существования нашего Ордена мы собрали очень много информации.

— Ваш Орден знал об Омфале Демониуме?

— Ну конечно же! Это была особая тема, которую разрабатывали несколько наших засекреченных учёных. Я много прочёл о демонических сущностях, и, несмотря на то, что многое, как я понимаю, в этих книгах было ошибочным или заведомо ложным, там можно было раскопать и зерна истины. В книгах рассказывалось, что когда-то существовал могущественный князь демонов, находившийся в подчинении у Кровавого Бога, который жил только ради битв. Так вот, этот князь бросил к ногам своего божества такое количество черепов, что из них можно было бы сделать небольшую планету. Но его всегда и во всём превосходил демон, известный как Кровавое Сердце, обладавший неимоверной силой. Например, он мог вызывать кровавые бури и выпивать жизненную силу из своих жертв, даже не прикасаясь лезвием клинка к их плоти.

Для Уриэля кое-что стало проясняться.

Серафис продолжал:

— Этот демон создал для себя доспех, в который влил всю свою злобу, ненависть и коварство. Говорят, одним из свойств этой оболочки было то, что враги, которые хотели убить демона, необъяснимым образом калечили и убивали сами себя.

— А что стало с другими демонами? — спросил Уриэль.

Серафис наклонился к нему поближе:

— Есть несколько версий. Некоторые историки считают, что демоны сошлись в великой битве, нарушившей саму структуру мироздания, результатом которой стали гибель и зарождение целых галактик и звёздных систем. Другие полагают, что Кровавое Сердце перехитрил Омфала Демониума и заманил его в ловушку, из которой тот не смог выбраться. Он служит своего рода двигателем мощного дьявольского механизма, который использовался Железными Воинами. Омфал Демониум превратился в колесницу для Забойщика. Если верить этой теории, то, скорее всего это и есть тот адский локомотив, на котором вы прибыли сюда.

— А как же он сумел освободиться?

— Ну, об этом древние легенды не говорят, — сказал Серафис с сожалением.

— Мне кажется, что я знаю ответ на этот вопрос, — вдруг сказал Леонид.

— Ты? — удивился Серафис. — Откуда может простой гвардеец знать о таких вещах?

Но Леонид, проигнорировав это высокомерное высказывание Кровавого Ворона, продолжил:

— Вы все помните, что, когда Ардарик Ваанес и его воины освободили нас из плена, мы схватили Забойщика и бросили его в топку адского локомотива. Мы были уверены, что уничтожили его.

— Но теперь оказывается, что мы освободили демона, да ещё и даровали ему тело такого сильного существа, как Забойщик! — воскликнул Ваанес.

— А кто-нибудь знает, что стало с соперником Омфала Демониума, с этим Кровавым Сердцем? — спросил Уриэль.

— Я не знаю ни одного упоминания о нём в хрониках, описывающих более поздние события. Интересно — почему? — задумчиво произнёс Серафис.

— Кажется, я знаю. Я, конечно, не очень уверен, но что-то мне подсказывает, что я видел именно его, — вступил в разговор Эллард.

— Что? Не может быть! Когда? — взволнованно спросил Леонид.

— На Гидре Кордатус, — пояснил Эллард. — Сэр, вы ведь помните историю падения бастиона Мори?

— Да, — сказал Леонид, сокрушённо кивая. — Говорили об огромном воине, который уничтожил весь гарнизон одним только голосом и вихрем, который… вытянул всю кровь.

Теперь возле рассказчиков собралась большая компания, и цепь событий, которую они восстанавливали, стала понятна всем.

Эллард кивнул и сказал:

— Я тоже это видел, но… Я ничего не сказал. Я не был уверен в собственном здравом рассудке.

— Не держите нас в неведении, сержант. Что же случилось? — нетерпеливо спросил Ваанес.

— Я опять же не могу говорить с уверенностью, — продолжил Эллард, — но после того, как тот великан убил библиария Корвина, он создал что-то вроде… м-м… портала, я так понимаю. Хотя, повторю ещё раз, я не совсем уверен. Это было похоже на некую чёрную дыру, куда это создание Хаоса ступило и исчезло. Это было последнее, что я видел.

Ваанес поднялся с корточек и сказал:

— Ультрамарины Уриэль Вентрис и Пазаниус Лисан, сдаётся мне, что своим появлением вы навлекаете на нас большие неприятности. Это беспощадный мир, но мы приспособились к жизни здесь. Мы заимствуем то, без чего не можем обойтись, у Железных Воинов, а они в отместку охотятся на нас. Это довольно забавная игра. Но что-то мне подсказывает, что с вашим прибытием на Медренгард в этой игре поменяются правила.

— Возможно, это не так уж и плохо, — заметил Уриэль.

— Сильно в этом сомневаюсь, — был ответ Ваанеса.

Пазаниус одиноко сидел на камне недалеко от блокгауза. Он чувствовал себя как никогда уставшим. Сержант пытался сосчитать, сколько же он не спал — несколько дней или счёт уже идёт на недели? Ответ на этот вопрос был ему неизвестен. Это проклятое небо над головой было по-прежнему белым. И как жить в этом ужасном мире, где невозможно определить, сколько времени прошло? Этого Пазаниус никак не мог понять, и от убийственного однообразия бесцветного ландшафта ему хотелось выть.

Он поднял руки к лицу. Левая латная перчатка была исцарапана острыми камнями. Скоро она придёт в совершеннейшую негодность. Но зато его правая искусственная рука была совершенно исправна. До сих пор Пазаниусу удавалось хранить в секрете уникальность своего протеза, который восстанавливался сам по себе. Но сержант понимал, что рано или поздно настанет момент, когда эта тайна раскроется. Ультрамарин изо всех сил саданул сверкающим кулаком по земле, расколов булыжник. Пальцы от удара расплющились в лепёшку. Затем воин сидел и с отвращением смотрел, как они выпрямляются, обретая прежнюю форму, и как с них исчезают малейшие царапины.

Невыносимый стыд от того, что он был вынужден скрывать такую мерзость от своего лучшего друга, усугублялся ещё и страхом. Он очень боялся, что когда Уриэль узнает об этом, то разочаруется в нём. И чем дальше, тем труднее ему будет признаться в своей слабости, которую он до сих пор скрывал от капитана. Этот стыд разрывал его сердце и заставлял страдать сильнее, чем факт пребывания под мёртвым небом Мёдренгарда.

У Пазаниуса не вызывало сомнений, что ему никогда не забыть ощущение ужасного холода после удара косы Несущего Ночь. И медленное осознание того, что там, где только что была живая плоть, где была его рука, теперь нет ничего. Да и не получилось ли так, что какая-то порча передалась ему от оружия Несущего Ночь, и теперь его тело и разум заражены Хаосом?

Медики Павониса оказались на высоте и быстро разыскали протез, самый лучший из тех, что имелись в наличии. А Технодесантник Харкус и апотекарий Селенус провели сложнейшую операцию. Пазаниус с самого начала не испытывал особой радости от необходимости носить протез, а после битвы на борту корабля «Смерть добродетели» обнаружил, что его новая конечность оказалась не так уж и проста…

За какое преступление он так наказан? Почему именно он обречён испытывать такую неизбывную печаль?

Пазаниус раскрыл нагрудные пластины силового доспеха, достал нож и поклялся, что расплатится кровью.

Уриэль лежал на спине и пытался задремать, его веки наливались свинцом.

Если бы в блокгаузе было место, где можно спрятаться от невыносимого света чёрного солнца… Где возможно обрести сон… Но уснуть не получалось, мысли в голове кружили в безумном хороводе.

Теперь Уриэль окончательно уверился во многих своих предположениях насчёт их путешествия. Он прекрасно понимал, что удивляться тому, что Кровавое Сердце оказался не просто артефактом, не приходится. Этого стоило ожидать, ведь логика действий демонов никогда не бывает прямолинейной. Были ли они с Пазаниусом включены в план, тщательно разработанный Омфалом Демониумом для того, чтобы расправиться со своим древним врагом или отомстить ему? Кто знает? Тем не менее, Уриэль поклялся, что не позволит использовать себя в чужой игре. Тёмные замыслы уже начали реализовываться, ведь не просто по стечению обстоятельств они оказались здесь. Несмотря на опасности вокруг, он надеялся, что Император с ним, он наблюдает за каждым его поступком, за каждой мыслью и незримо помогает ему.

Но почему же тогда он чувствует себя таким опустошённым, таким беспомощным? Уриэль читал жития многих святых Империума и выслушал неисчислимое количество страстных проповедей в часовнях. Священники говорили о том, что воля Императора подобно огню горит внутри каждого, горит ярче звёзд. Но Уриэль не ощущал такого тепла и света в груди, более того, он был одинок как никогда.

Проповедники говорили о героях как о воплощении добродетели: чистое сердце, разум, не замутнённый сомнениями, и душа, не отравленная высокомерием. Если судить по таким критериям, то он явно не был героем, а как раз наоборот — отщепенцем, от которого отвернулся даже его Орден. И выслал его подальше, в Око Ужаса, к другим изменникам и предателям. И где же этот пресловутый огонь императорской любви? Почему он не ощущает его тогда, когда он нужен как раз больше всего?

Уриэль повернулся на другой бок, пытаясь устроиться поудобнее на жёстком каменном ложе. Он знал, что его шансы выжить по пути в крепость, где засел Хонсю, минимальны. Может, попробовать убедить здешних отщепенцев-Космодесантников присоединиться? Но чем их увлечь?

Ворочаясь с боку на бок, капитан поймал взгляд Космодесантника, который появился в дверном проёме, как только в комнату зашёл Ваанес и сел напротив Уриэля.

В свете, проникающем в импровизированную спальню, мерцали мелкие частички металлической пыли, которая поднялась с пола от шагов Ваанеса. Повисло напряжённое молчание.

— Зачем ты здесь, Вентрис? — вдруг неожиданно спросил Ваанес.

— Я же сказал — мы прибыли сюда, чтобы разрушить Демонкулабу.

Ваанес удовлетворённо кивнул и продолжил:

— Да, ты уже говорил это, но ведь тебе нужно кое-что ещё. Не так ли?

— Что ты имеешь в виду?

— Я прекрасно видел, как вы с сержантом переглянулись, когда Серафис заговорил о Кровавом Сердце. Было очевидно, что это для вас не просто название. Я ведь не ошибаюсь?

— Возможно, что для нас Кровавое Сердце значит что-то большее, чем «просто название». И что с того?

— Похоже, я не ошибся, когда сказал, что от тебя надо ждать неприятностей. Но все никак не могу решить, стоит ли мне впутываться в твои дела.

— Я могу тебе доверять, Ваанес?

— Вероятнее всего, что нет, — признал Ваанес с улыбкой. — А! И вот что ещё: я заметил, что ты осмотрительно уклонился от ответа на один вопрос. А звучал он так почему Омфал Демониум потратил столько сил и времени, чтобы доставить тебя сюда?

— Это дьявольское создание, кто может сказать, что у него на уме? — недовольно ответил Уриэль, словно его уличили в заключении сомнительного соглашения с Омфалом Демониумом.

— Весьма дипломатично, — сказал Ваанес сухо. — Всё-таки мне хотелось бы услышать более вразумительный ответ.

— Мне нечего тебе сказать.

— Ну, как знаешь… Храни свои секреты, Вентрис, но мне придётся попросить вас покинуть наше убежище, как только вы отдохнёте.

Уриэль сел и, наклонившись к Ваанесу, горячо заговорил:

— Я знаю, что у тебя нет причин на это, но доверься мне! Я так понимаю, что все мы здесь оказались не просто так, а по воле Императора. Думаю, ты не будешь со мной спорить — слишком много совпадений. Пойдём вместе, нам пригодится ваша сила. Твои воины хорошо сражаются, и вместе мы сможем восстановить нашу честь.

— Восстановить нашу честь? — переспросил Ваанес. — У меня не хватило чести, чтобы проиграть. Почему, ты думаешь, я здесь? Почему я не со своими боевыми братьями?

— Я не знаю, — ответил Уриэль. — Почему? Расскажи мне.

Ваанес покачал головой:

— Нет, мы с тобой не настолько близки, чтобы делиться такими позорными вещами. Будет достаточно сказать тебе, что я никуда не пойду с тобой. Попытка проникнуть в эту крепость — слишком изощрённый способ самоубийства.

— Ты здесь решаешь за всех? — спросил Уриэль.

— Можно и так сказать.

— И ты спокойно отвернёшься от своего брата Космодесантника, если ему будет нужна твоя помощь?!

— Да, — ответил Ваанес. — Совершенно спокойно.

Уриэль резко поднялся и выпалил:

— А чего, собственно говоря, можно ожидать от такого изменника, как ты!

— Не забывай, — рассмеялся Ваанес, вставая и разворачиваясь, чтобы уйти, — вы с Пазаниусом точно такие же изменники. Вы больше не воины Императора, и давно уже пора признать это.

Уриэль открыл было рот, чтобы возразить, но промолчал. Он вспомнил строчку из последней проповеди капеллана Клозеля. Капитан повторил её шёпотом, когда Ваанес покинул комнату:

— «Он должен надеть белый покров на свою душу и сохранить его в чистоте, погрузившись в самое пекло битвы. Только тогда он может умереть в святости».

Уриэль неожиданно проснулся в испуге и сначала не понял, где находится. Он резко поднялся, произнося благодарственную молитву за новый день и чувствуя, как проясняется в голове и пробуждаются все органы восприятия.

Он редко засыпал в полном смысле этого слова. Каталептический узел в мозгу позволял Космодесантнику погружаться в своего рода медитативный транс, когда тело воина полноценно отдыхало, а каталептический узел попеременно выключал различные области мозга. Конечно, такой вариант полностью не заменял сна, но зато давал возможность контролировать происходящее вокруг.

Уриэль провёл рукой по волосам и вышел из затемнённой комнаты, и тут ему в нос ударил запах готовящейся еды, из-за чего рот моментально наполнился слюной. Капитан вошёл в главное помещение блокгауза, через крышу которого все так же пробивались лучи чёрного солнца. В углу около очага, на котором, бурлил большой котёл с густой наваристой кашей, сидели несколько Космодесантников. Варево выглядело весьма подозрительно, но Уриэль не мог устоять перед запахом, который поднимался от котла, щекотал ноздри и дразнил желудок.

Ещё несколько человек лежали в комнате, отдыхая, а Леонид и Эллард спали у очага, подложив под голову оружие вместо подушек.

— Я бы сказал «доброе утро», но, боюсь, в нашей ситуации это будет не совсем уместно, — сказал Ардарик Ваанес, накладывая кашу в миску, точнее, в жестянку, которую приспособили для этого. Затем он протянул её Уриэлю со словами: — Здесь не очень много, но еду доставать довольно сложно, поэтому нужно экономить.

— Этого достаточно, спасибо, — сказал Уриэль, принимая миску.

Он сел рядом с Пазаниусом, который поприветствовал его только кивком головы, поскольку челюсти были заняты пережёвыванием пищи.

— А вы не опасаетесь, что вас могут вычислить по дыму от костра? — спросил Ультрамарин.

— На Медренгарде? Нет, не думаю, что дым привлечёт чьё-либо внимание на этой планете, — хмыкнул Ваанес.

— Да уж, ты прав, — сказал Уриэль, улыбнувшись. Каша оказалась пустой — можно было определить на вкус разведённые в воде питательные вещества, которые в таком количестве могли спасти разве что от голодной смерти, не более. Но всё равно это было гораздо лучше, чем паста, которая вырабатывалась его силовым доспехом.

— Вы обдумали моё предложение? — спросил Уриэль, приканчивая свою порцию и с сожалением отставляя миску в сторону.

— Обдумали, — ответил Ваанес.

— И?

— Ты заинтриговал меня, Вентрис. В тебе скрыто гораздо больше, чем может показаться на первый взгляд. Хотелось бы мне знать, что именно. Ты говоришь, что прибыл сюда, чтобы выполнить смертельную клятву, и я верю тебе. Но есть что-то ещё, о чём ты умалчиваешь, и я опасаюсь, что это может привести нас к погибели.

— Ты прав, — сказал Уриэль, понимая, что у него нет иного выбора, кроме как раскрыть этим людям всю правду. — Мне действительно есть что добавить. Будь добр, собери своих воинов на улице, я хочу поговорить со всеми.

Взгляд Ваанеса стал напряжённым — конечно же, ему не хотелось позволять Уриэлю общаться со своими людьми напрямую, но также Ардарик понимал, что не может отказаться выполнить просьбу капитана.

— Хорошо. Послушаем, что ты нам скажешь.

Уриэль молча кивнул и последовал за Ваанесом наружу, под обжигающий свет чёрного солнца. По приказу командира Космодесантники вышли из блокгауза. К ним присоединились наблюдатели, спустившиеся с постов на верхних точках комплекса. Позёвывая и щурясь, Леонид и Эллард тоже вышли из блокгауза, перекидывая лазганы через плечо.

Когда отряд был в сборе (их оказалось около тридцати, все из разных Орденов), Ваанес сказал:

— Слово предоставляется Уриэлю Вентрису.

Уриэль набрал в лёгкие воздуха, а Пазаниус, стараясь, чтобы это было незаметно для окружающих, шёпотом спросил его:

— Ты уверен, что это мудрый поступок?

— У нас опять нет выбора, мой друг, — ответил Уриэль. — Наверное, так предопределено свыше.

Пазаниус вздохнул, а капитан вышел в центр круга, образованного Космодесантниками, и начал говорить сильным и чистым голосом:

— Меня зовут Уриэль Вентрис, и до недавнего времени я был капитаном Ультрамаринов. Я возглавлял Четвёртую роту, а Пазаниус был моим старшим сержантом. Нас изгнали из нашего Ордена за нарушение Кодекса Астартес, и наши боевые братья больше не считают нас Ультрамаринами.

Уриэль умолк, прошёл по кругу и заговорил вновь, возвысив голос:

— Мы больше не Ультрамарины, но мы все ещё Космодесантники, воины Императора, и мы останемся ими до конца. Точно так же, как ты, ты и ты!

Уриэль толкал Космодесантников одного за другим кулаком в плечо и продолжал речь:

— Я не знаю, как каждый из вас сюда попал, какие обстоятельства изъяли вас из лона ваших Орденов и забросили в это место. Да и не нужно мне это знать. Но я хочу предложить вам отличный шанс восстановить утраченную честь, доказать, что вы настоящие воины, имеющие цель.

— А что мы для этого должны сделать? — спросил огромный Космодесантник в силовом доспехе с символикой Алых Кулаков.

— Как тебя зовут, брат?

— Кайама Шаэ, — ответил Алый Кулак.

— Я предлагаю вам присоединиться к нам и помочь выполнить наше задание, брат Шаэ, — сказал Уриэль. — Проникнуть внутрь крепости Хонсю и разрушить Демонкулабу. Некоторые из вас уже слышали о ней, но мне надо сказать вам вот ещё что. Омфал Демониум, демон, что доставил нас сюда, сделал это с умыслом. Он рассказал нам о Кровавом Сердце и сообщил, что он находится в тайных подвалах крепости.

По кругу пронёсся удивлённый шёпот, но Уриэль хладнокровно продолжил:

— Он поручил нам вернуть ему Кровавое Сердце, и мы согласились.

— Предатели! — прошипел Белый Консул. — Вы, похоже, одной породы с демонами!

Пазаниус вскочил на ноги и выкрикнул:

— Никогда! И я убью любого, кто…

Уриэль подошёл, встал между двумя Космодесантниками и пояснил:

— Мы согласились, потому что миры нашего Ордена оказались под угрозой уничтожения, брат. Но не сомневайся, конечно же, у нас нет ни малейшего намерения выполнять этот договор. Как только я найду это чёртово Кровавое Сердце в крепости, я первым делом уничтожу его. Даю вам слово!

— А почему мы должны доверять тебе? — спросил Ваанес.

— Я не могу предложить вам никаких гарантий, кроме своего слова, но подумайте над тем, что я вам сказал. Кузнец Войны Хонсю недавно вернулся из похода, нагруженный под завязку генным семенем. Как вы думаете, для чего он его использует? Вы знаете, каким образом Демонкулаба производит всевозможных отвратительных тварей? Если у Хонсю будет достаточно генного семени, то он сможет создать сотни, возможно, даже тысячи новых воинов для своей армии и уничтожить вас. Вы прекрасно знаете об этом, так почему же не нанести удар первыми, пока мы ещё можем сделать это?

Уриэль понял, что его слова не пропадают втуне, и усилил напор:

— Вы говорите, что Железных Воинов больше всего задевает, что вы умудряетесь жить у них под боком на Медренгарде! А представьте, как будет подорван их дух, когда вы разобьёте их подчистую, прежде чем они смогут дать отпор. Поймите, мы сейчас можем принести Железным Воинам столько неприятностей, что они не скоро это забудут. А даже если мы и погибнем в этой битве, мы умрём с обретённой вновь честью и славой!

— Какой нам толк от чести, если мы будем мертвы? — спросил Ваанес.

— Смерть и честь, — сказал Уриэль. — Если первая повлечёт за собой вторую, то это будет хорошая кончина.

— Легко тебе говорить, Вентрис.

Уриэль покачал головой и произнёс:

— Нет, совсем нет, Ваанес. Ты думаешь, я хочу умирать? Нет, я хочу прожить ещё много лет и нести погибель врагам Императора, но если мне суждено умереть… Но если мне суждено умереть, то я не могу придумать лучшего конца, чем гибель в бою рядом со своими, братьями Космодесантниками, во имя высокой цели.

— Высокой? Ты думаешь, кому-то есть до этого дело? — рявкнул Ваанес. — Если мы все погибнем в результате твоей самоубийственной затеи, это будет иметь хоть какой-то смысл? Кто будет знать об этом подвиге и твоей бесценной чести?

— Я буду, — ответил Уриэль тихо. — И этого достаточно.

Воцарилась тишина. Капитан наблюдал, как отверженные Космодесантники мечутся между возможностью сохранить статус-кво и надеждой на освобождение и спасение. Он ещё не мог сказать, по какому пути они пойдут.

Когда Уриэль уже начал думать, что ни один не откликнется на его призыв, полковник Леонид и сержант Эллард подошли к нему. Леонид отдал честь и сказал:

— Мы будем сражаться рядом с тобой, капитан Вентрис. Мы погибнем в любом случае, а если мы сможем прикончить парочку-другую Железных Воинов, прежде чем они прикончат нас, это будет здорово.

Уриэль улыбнулся и пожал руку Леониду:

— Вы смелый человек, полковник.

— Возможно, — согласился Леонид. — Хотя честнее было бы сказать: я человек, которому нечего терять.

— По каким бы соображениям вы ни присоединились к нам, я вам очень благодарен, — сказал Уриэль.

В этот момент к нему подошёл сержант Серафис.

— Я пойду с тобой, Уриэль! Если я разузнаю побольше об интригах и кознях сил Хаоса, это может пригодиться.

Уриэль благодарил кивком каждого Космодесантника. Они подходили поодиночке и парами, и наконец, только один отверженный остался стоять в отдалении от Уриэля и Пазаниуса. Ардарик Ваанес.

Бывший Ворон улыбнулся своим мыслям и сказал:

— Твои слова способны трогать сердца.

— Присоединяйся к нам и ты, Ваанес, — сказал Уриэль. — Это, пожалуй, единственный шанс для нас вернуть честь. Вспомни, кто ты и для чего ты пришёл в этот мир!

Ваанес подошёл к капитану:

— Я и так хорошо это знаю, Вентрис!

— Тогда присоединяйся к нам!

Ворон окинул взглядом бункер, который стал для него домом, и Космодесантников, что стояли рядом с Уриэлем и Пазаниусом.

— Хорошо, я помогу вам пробраться в крепость, но я не собираюсь погибать ради вашей смертельной клятвы. Ты должен это запомнить.

— Я запомню, — подтвердил Уриэль.

Неожиданно Ваанес рассмеялся и покачал головой:

— Черт, я ведь знал, что знакомство с тобой, парень, сулит большие неприятности…

 

Глава 9

Отряд воинов, воодушевлённых новой целью, готовился к походу. Люди собрались, проверили боеготовность оружия и исправность силовых доспехов. Уриэль надраил свой панцирь так хорошо, как только было возможно, затем преклонил колени и вознёс молитвы духам оружия. Капитан положил на импровизированный алтарь болтер и меч и попросил помощи и покровительства Императора.

Пазаниус наполнил свой огнемёт остатками прометия, стараясь не думать о том, что скоро придётся его оставить, потому что оружие без боеприпасов ни на что не годно.

Наконец воины были готовы, и Уриэль гордо повёл отряд, сформированный из отщепенцев императорской армии, от разваливающихся бункеров к выходу из расселины. Ардарик Ваанес, молча шедший рядом с ним, вдруг заговорил:

— Ты понимаешь, что есть очень большая вероятность того; что ты ведёшь всех нас на верную смерть?

— Да, я осознаю всю опасность нашего похода.

— Хорошо, я просто хотел убедиться, что ты действительно понимаешь это.

Небо потемнело, когда они, наконец, добрались до выхода из долины, и их накрыл мрак низко нависающих и не обещающих ничего хорошего облаков дыма. Какое-то время Уриэль был занят размышлениями о том, какая отвратительная погода на Медренгарде и меняется ли она когда-нибудь. Впрочем, какое дело Железным Воинам до погоды? Здесь ничто не росло, следовательно, никто и не ждал влаги с небес.

По мере приближения к месту назначения Уриэль все больше верил в правоту Ваанеса, который утверждал, что попытка пройти к осаждённой твердыне — это самоубийство.

Крепость Хонсю выглядела как ядовитый клык на фоне неба: чёрные как смоль вышки из пропитанного кровью камня пронзали облака пепла. Башни и арочные постройки крепости были окружены огромными бастионами высотой несколько сотен метров. Верхние уровни нетронутыми возвышались над осаждающей армией, но нижние подступы были превращены в ад. Множество могучих механизмов окружало крепость, облепляя её склоны, как пиявки. Казалось, что бастионы вздымаются прямо из этой копошащейся массы. У Уриэля начинали слезиться глаза, если он слишком пристально всматривался в чудовищную архитектуру величественного сооружения.

Казалось, весь мир содрогается от ударов могущественных машин, ритмичный стук которых напоминал биение огромного механического сердца. Освящавшие Хонсю силы облепили крепость подобно поганкам на старом пне. Бараки и редуты зигзагами бороздили склоны, а разрывы снарядов, выпущенных из чудовищных пушек, расцветали на стенах крепости то тут, то там.

Из тылов осаждающих тянулся широкий многокилометровый скат, по которому тяжёлые танки и Титаны могли быстро добраться до цели. Уриэль взирал на несметное количество солдат, для которых были выстроены обширные лагеря, даже можно сказать, целые города. «И как же нам пробиться через такую толпу?» — промелькнуло у него в голове.

— Может, ты передумал по зрелому размышлению? — как будто читая его мысли, спросил Ваанес.

— Нет, — ответил Уриэль.

— Уверен?

— Абсолютно. Ваанес, мы прорвёмся. Это будет непросто, но мы справимся.

По лицу Ваанеса нельзя было сказать, что ответ удовлетворил его. Но он всё же подсказал возможный путь, указав туда, где плато сужалось и переходило почти в вертикальный склон горы.

— Вот подходящий вариант, используя его, мы сможем относительно безопасно попасть на равнину. Он крутой, очень крутой, если сорвёшься, то мало не покажется.

— Ты и вправду считаешь, что по нему можно спуститься?! — выдохнул Леонид.

— Можно, только очень осторожно, — сказал Ваанес. — Так что лучше не падать.

— Да тебе-то не страшно, — пробормотал Эллард, пристёгивая лазган к поясу и направляясь к крутому спуску. — Даже если ты сорвёшься, тебе ничего не грозит, потому что у тебя есть прыжковый ранец!

— Что? Ты полагаешь, что я в случае чего объявлю таким оригинальным образом о том, что мы здесь? — возразил Ваанес.

Уриэль последовал за ним, поглядывая на склон, по которому им предстояло спуститься; от такой высоты даже у него закружилась голова.

Спуск, который шёл вниз на много сотен метров, пересекался то тут, то там реками расплавленного металла, который тёк по базальтовым каналам к оранжевым озёрам.

— Вам надо спускаться лицом к склону, — давал инструкции Ваанес, ступая на тропинку, которая была не более полуметра шириной, и используя природные трещины в поверхности каменной стены для опоры. Он осторожно начал продвигаться спиной к пропасти по узенькому выступу, подавая остальным пример.

Следующим пошёл Уриэль, очень внимательно следя за центром тяжести, потому что знал, что малейший дисбаланс может закончиться стремительным полётом к огнедышащему оранжевому озеру внизу. Ледяной ветер хлестал его, будто хотел оторвать от стены, и капитан чувствовал, как громко перестукиваются два его сердца.

Так он двигался вперёд, в точности повторяя все движения Ваанеса, стараясь ухватиться именно за те выступы, которые тот уже использовал. Прошло уже несколько часов, его мускулы ныли, а пальцы сводило от напряжения, но они прошли только половину пути. Его дыхание стало прерывистым, и Уриэль изо всех сил старался не смотреть вниз.

Так они пробирались по отвесной скале над полыхающим озером лавы, ступая ровно след в след друг за другом, пока не добрались до места, где склон становился более пологим и была возможность спускаться прямо по нему.

Преодолев очередной узкий выступ, Уриэль с трудом разогнул пальцы — руки словно налились свинцом от перенапряжения, и капитану оставалось только надеяться, что у него хватит сил дойти до цели. Когда тропа над пропастью стала шире и появилось немного места для манёвра, Уриэль обернулся и посмотрел на долину, где копошились войска.

По какой же причине завязалась эта резня? Была ли это какая-то междоусобица Железных Воинов или всё началось по велению кого-то более могущественного, чем Хонсю? Знали ли атакующие крепость о Демонкулабе или о таинственном Кровавом Сердце?

Но, подумав хорошенько, он пришёл к выводу, что не так уж и важно, почему силы Хаоса сражаются друг с другом. Чем больше будет таких войн, тем меньше будет опасных врагов у Императора.

Крик, наполненный первобытным ужасом, вырвал капитана из этих размышлений. Он посмотрел вверх как раз вовремя, чтобы увидеть полковника Леонида, стремительно приближающего к нему по склону вместе с градом камней. Уриэль даже не успел подумать, как вцепился одной рукой в склон горы и, опасно наклонившись, потянулся другой за пролетающим мимо полковником.

Пальцы Ультрамарина схватили Леонида за униформу, зубы обнажились в зверском оскале, но он не отпускал товарища, пытаясь втянуть его на выступ. Полковник отчаянно пытался зацепиться за склон и выкарабкаться, но пальцы его всё время соскальзывали. Несмотря на то, что Уриэль обладал отменной реакцией и смог поймать таким образом человека, удержать его в таком положении было крайне тяжело. Уриэль терял равновесие, из-под его ног осыпались камни, а скользкая порода под пальцами, вцепившимися в склон, крошилась.

— Я не могу больше держать! — прошипел капитан.

Полковник отчаянно пытался за что-нибудь зацепиться, но все выступы, за которые он хватался, обламывались и улетали мелким крошевом в оранжевое озеро лавы.

— Не бросай меня! — прохрипел Леонид. — Умоляю!

Уриэль изо всех сил пытался вытянуть тяжёлого воина, но знал, что это ему не удастся. Может, просто отпустить? Определённо, присутствие Леонида не повлияет сильно на исход операции. Он был самым обычным гвардейцем, что такого выдающегося он мог совершить?

Но даже раньше, чем все эти мысли пронеслись у него в голове, Уриэль почувствовал хватку на своём плече. Оказалось, что это сержант Эллард изо всех сил старался вытащить их обоих. У него не хватало на это сил, но его поддержка дала капитану возможность ухватиться поудобнее. Сантиметр за сантиметром Уриэль, стараясь не потерять равновесие и не полететь вниз вместе со спасённым, отклонялся назад, пока не почувствовал себя в безопасности. Тогда он вытащил полковника вслед за собой на узенькую тропинку.

Леонид отрывисто дышал, его лицо было пепельно-серым от только что пережитого шока.

— Ты в безопасности, Михаил, — сказал Уриэль, намеренно называя его по имени.

Леонид с трудом заглатывал воздух, не в силах оторвать взгляд от бездны, из которой его выдернули в самый последний момент, он всё-таки смог сказать, заикаясь:

— Сп-пасибо.

Уриэль ничего не ответил и посмотрел на Элларда. Улучив момент, Уриэль благодарно кивнул ему, и сержант ответил тем же.

— Ты можешь продолжать?

— Да, — прохрипел Леонид. — Я скоро буду в порядке, просто дайте мне пару минут.

Все трое молча переводили дух, пока не почувствовали, что могут идти дальше. Уриэль пошёл впереди, а Эллард — замыкающим. Шаги Леонида сначала были неуверенными, но скоро он оправился и тоже набрал скорость.

Их спуск, казалось, состоял из одних преград: переправа через лавовые потоки, участки, где тропа сходила на нет, отрицательный угол наклона скалы, наконец, хлещущий ветер, который хотел сбросить воинов вниз. Уриэль продолжал путь, прижимаясь изо всех сил к склону и ежесекундно балансируя между жизнью и смертью, пока не почувствовал, что ступил на безопасную почву. Он огляделся вокруг и увидел, что находится на широкой площадке из спрессованного пепла и железных обломков.

Тут собрался уже весь отряд, отдувающийся после такого сложного марш-броска. Капитан стоял молча и смотрел, как добираются до них Леонид и Эллард. В душе его боролись гордость и стыд: гордость за то, что он всё-таки спас человека, и стыд за то, что в его голове зародилась недостойная мысль оставить его в беде.

Ардарик Ваанес подошёл к нему и сказал:

— Ты, тем не менее, справился.

— Да, — ответил Уриэль. — Но это было непросто.

— Верно, но мы уже здесь. Что будем делать дальше?

Это был хороший вопрос. До крепости всё ещё было далеко, и Уриэль даже примерно не мог прикинуть, сколько вражеских солдат стоит между его отрядом и нижними бастионами. Он внимательно осмотрел территорию, выделяя строительные бригады и экскаваторы, которые ворочали тоннами земли. Это строился прямой путь к крепости, по которому из тыла осадных войск танки и Титаны могли максимально быстро добраться до стен замка. В основу этой широкой дороги закладывали металл. Точнее, по базальтовым каналам текло расплавленное железо, раскаляя воздух и испепеляя зазевавшихся рабов.

— Ты, надеюсь, понимаешь, что нам не пробиться через такую толпу. Даже если это всего лишь люди.

— Я знаю, — ответил Уриэль, осматривая огромную ёмкость для транспортировки, — но, кажется, нам не понадобится этого делать.

Жар от лавового озера нагревал воздух, наполнял его ядовитыми испарениями, и каждый вздох больно обжигал горло. Уриэль обошёл высокую насыпь из железного лома и затаился за ней, пока колонна рабов не прошла мимо. Они были одеты в грязные лохмотья и скованы друг с другом длинной цепью, которая тянулась от ошейника к ошейнику. Слуги Железных Воинов в вакуумных костюмах командовали несчастными, а если те были недостаточно расторопны, то с видимым удовольствием избивали их.

Лязг тяжёлых гусеничных погрузчиков и не прекращающаяся ни на секунду канонада поглотили все шумы, которые произвели Космодесантники, когда спускались по склону. Клубы время от времени накрывавшего местность дыма помогли им добраться до стройки незамеченными. Огромные погрузчики намного превосходили размерами самый большой танк, который Уриэль когда-либо видел в своей жизни. Эти сложные машины управлялись из кабин, размещённых на самом верху, а их катки были диаметром в три человеческих роста.

Нагруженные тоннами грунта, они двигались по тракту до места назначения, где избавлялись от груза, потом возвращались назад, чтобы вновь наполнить кузова. Уже миллионы тонн были подвезены к стенам крепости, но наклонная полоса дороги едва доставала до средних укреплений. Уриэль внимательно наблюдал, как три погрузчика спускаются по склону.

— Вот они, — прошептал он в вокс, настроенный на волну Пазаниуса.

— Я вижу, — подтвердил тот.

С другой стороны строительной площадки пробирался Ваанес, занимая подходящую высоту, где он мог воспользоваться прыжковым ранцем наилучшим образом. Другие Космодесантники уже расположились на своих позициях и ждали только команды, чтобы начать атаку.

Первый погрузчик совершил широкий разворот и отправился за очередной порцией грунта прямо в облако дыма. Уриэль наблюдал за его манёврами, покусывая тубы от нетерпения.

— Через пару секунд можно будет начинать, — сказал Пазаниус, и Уриэль почувствовал предвкушение боя в голосе сержанта.

— Да, — подтвердил Уриэль. — Готов?

— Как всегда!

— В такие моменты я очень жалею, что капитана Айдэуса нет рядом, — заметил Уриэль.

Пазаниус рассмеялся и сказал:

— Эта операция показалась бы ему детской забавой.

— Что? Вступление в бой при таком численном преимуществе противника противоречит Кодексу Астартес.

— Точно, — сказал, улыбаясь, Пазаниус, но тут же собрался и мотнул головой в сторону тракта: — Последний спустился.

Уриэль обратил взгляд на погрузчик, который описал широкую дугу у основания тракта и взял курс на крепость. Капитан вскочил на ноги и закричал:

— Пошли! Пошли! Пошли!

Испуганные рабы смотрели, как они бегут к огромному погрузчику, но по необъяснимой причине не подняли шума. Вблизи механизм оказался намного больше, чем виделся со скалы, и был защищён толстыми листами железа и бронзы. Его гусеницы из-за огромного веса вгрызались глубоко в землю. К счастью, машина после разворота все ещё не набрала скорости и шла достаточно медленно. Уриэль ухватился за железную лестницу, что вела к кабине, и стал взбираться наверх.

Космодесантники побежали рядом с погрузчиком и стали запрыгивать на него, карабкаясь по покатым щитам. Уриэль поспешно взобрался по ступеням лестницы на платформу и услышал, как что-то тяжело приземлилось прямо на крышу кабины водителя. Затем до него донеслись скрежет разрываемого металла и крики.

Он ещё продолжал подъем, когда люк кабины раскрылся, и существо в вакуумном костюме попыталось оттуда выпрыгнуть. От него исходили сильные волны страха, которые почти удушили Уриэля, но он не стал дожидаться, пока эта тварь очухается, и напал первым. Противник попытался выхватить пистолет, но капитан дёрнул приспешника Железных Воинов посильнее и сбросил его на землю. Кайама Шаэ, Космодесантник из Алых Кулаков, выстрелил демону прямо в голову. Все рабы, работавшие на этом участке, подбежали к телу и, не скрывая радости, смотрели, как тот умирает.

Уриэль вскарабкался по лестнице и ворвался в кабину, готовый сражаться, но понял, что в этом уже нет необходимости. Ещё два тела в вакуумных костюмах валялись со сломанными шеями. А третий, водитель, так и остался сидеть в кресле, распоротый от шеи до брюха мечом Ваанеса.

Бывший Ворон стоял перед панелью управления, но ему было неудобно — мешал топливный бак прыжкового ранца. Ваанес располагался прямо под огромной дырой в крыше кабины и сражался с множеством рычагов управления и рулевым колесом.

— Ты имеешь представление, как управлять этой штуковиной? — спросил он.

— Нет, — сказал капитан. — Но чего тут может быть такого уж сложного?

— Ну да. Ты прав, сейчас разберёмся.

Уриэль протёр залитое кровью мутантов лобовое стекло и показал рукой на два погрузчика, что шли впереди них:

— Просто держи машину прямо и постарайся не отставать от них.

Ваанес кивнул. Уриэль оставил его и вышел на платформу. Космодесантники карабкались по содрогающимся бортам к кузову погрузчика, где можно было спрятаться.

Убедившись, что они смогут подобраться так близко к крепости без малейшего риска быть обнаруженными, Уриэль вернулся обратно в кабину, предварительно выкинув оттуда тела мёртвых мутантов. Он с силой вышвырнул их наружу, а рабы подбежали к ним и разорвали на мелкие кусочки без малейшей тени сожаления или милосердия.

— На самом деле все не так уж и сложно, — сказал Ваанес, когда Уриэль закрыл дверь за спиной.

— Да?

— Ага, с «Рино» и то сложнее управляться. Этот просто чуть-чуть побольше.

— Да, побольше, — согласился Уриэль.

Он предоставил Ваанесу управление погрузчиком, а сам стал наблюдать через грязное лобовое стекло за ходом осады. Они проезжали мимо хорошо укреплённых артиллерийских точек, огромных пушек, которые были гораздо больше имперских и извергали снаряды размером с танк. Высокие башни, увешанные мёртвыми телами, возвышались над бункерами. Страшные картины демонического мира, охваченного войной, представали перед глазами Уриэля, куда бы он ни бросал взгляд.

Погрузчик ехал по дороге, вдоль которой висели трупы, на вымощенных черепами площадках вокруг идолов молились в исступлении жрецы, концентрируя энергию зла. Когда Уриэль увидел, как мутанты бросают рабов в расплавленный металл ради развлечения, он отвернулся, не в силах вынести это зрелище. Поскольку он не мог спасти их всех, то не будет спасать никого. Это легло тяжёлым грузом на душу Ультрамарина, который по своей природе не должен был оставлять зло и жестокость безнаказанными. Но Уриэль уже внутренне согласился с Ваанесом — наверное, лучше оставить рабов на погибель, чем самому быть убитым в безнадёжной попытке освободить их.

Погрузчик тем временем преодолел расстояние между окраинами лагеря и линией обороны, они ехали по колоссальным железным мостам, которые проходили над километровыми траншеями. В них трудились жуткие дьявольские механизмы, и при одном взгляде на которые капитана пробирала дрожь.

В кабине стоял удушающий жар, но Уриэль не смел открыть дверь, опасаясь, что их обнаружат. До тех пор, пока у них есть возможность следовать за двумя погрузчиками, они в безопасности. Но как только те повёрнут от крепости, вопросом времени станет то, как скоро враги поднимут тревогу.

Машина продолжала свой путь через лагерь Железных Воинов по направлению к крепости, проезжая через целые города, где расхаживали солдаты в красных одеяниях. Перед битвой люди приводили себя в исступление, танцуя вокруг огня, вознося молитвы, распевая благодарственные гимны своим командирам и стреляя в воздух.

— Вон там воины лорда Беросса, — сказал Ваанес, указывая на чёрный с золотом штандарт, развевающийся высоко над лагерем.

— А кто это? Противник Хонсю?

— Похоже, что так. Он командует Великой ротой Железных Воинов и является вассалом лорда Торамино. Думаю, его можно назвать одним из самых могущественных Кузнецов Войны.

— Откуда ты все это знаешь? — поразился Уриэль.

— Иногда мы берём пленников, — ответил Ваанес. — Если Беросс здесь, значит, тут и Торамино. Я не знаю, какова причина, по которой они решили осадить эту крепость, но могу поспорить на что угодно, что это очень важно.

— Возможно, они знают, что Хонсю принёс с собой богатую добычу с Гидры Кордатус, и очень сильно хотят получить хотя бы часть.

— Генное семя? Да, похоже на то.

— Мы не можем этого допустить.

Ваанес рассмеялся:

— Под твоим командованием всего лишь жалких три десятка воинов, а ты собираешься перевернуть весь этот мир.

— Почему бы и нет? — сказал Уриэль. — Мы — Космодесантники Императора. Для нас нет ничего невозможного.

— Я вот одного не могу понять. Судя по всему, ты ведёшь меня на верную смерть, а я все равно испытываю к тебе симпатию, Уриэль Вентрис. Мало того, что ты решился на невыполнимое задание, ты и меня умудрился втянуть в эту авантюру.

Уриэль, скрывая довольную усмешку, отвернулся к окну, за которым простирались пейзажи из ночного кошмара. Тут он заметил, что первые два погрузчика замедляют ход и направляются к спуску с тракта.

— Черт, они поворачивают, — выругался Ваанес, когда увидел это.

— Мы слишком далеко, чтобы добраться пешком, — сказал Уриэль. — Впереди ещё целый полк, с которым нам никак не справиться.

— Ну и что будем делать?

— Дави на газ! — сказал Уриэль. — Веди машину прямо к крепости, а мы перебьём всех, кто встанет на нашем пути. Расстреляем или передавим. Твоя задача — как можно ближе подъехать к стенам.

— Я постараюсь! — крикнул Ваанес, вдавливая педаль в пол и заставляя машину взреветь. — Думаю, они скоро почуют неладное, так что будь готов прикрыть меня в случае опасности.

Уриэль кивнул и выбрался из водительской кабины. Добравшись до остальных Космодесантников отряда, он объяснил им затруднительное положение, в которое они все попали. Предупреждающий сигнал замигал у него в визоре шлема, и Уриэль приготовил меч и болтер к бою. Погрузчик стремительно приближался к перекрёстку. Две идущие впереди машины свернули налево, в то время как их погрузчик резко прибавил газу, и с рёвом устремился к крепости, быстро набирая скорость. Дорожная насыпь с трудом выдерживала тяжёлую технику, поэтому погрузчик иногда пробуксовывал, но Ваанес выжимал из машины всё возможное.

Рёв сирены и встревоженные крики всполошили лагерь осаждающих. Рабы и мутанты, которые выравнивали тракт, разбегались в ужасе перед ними, но успевали не все, и многие гибли под девятиметровыми катками.

Раздались выстрелы, и по бортовой броне защёлкали пули, но Уриэль знал, что этого не стоит опасаться. А вот когда враги спохватятся и пустят в ход крупнокалиберные пушки, тогда Космодесантникам придётся туго.

— Пли! — рявкнул капитан в вокс.

Космодесантники, с нетерпением ожидавшие этого приказа, поднялись над бортами кузова и открыли огонь, выкашивая противников по всему периметру. В этот момент погрузчик на всём ходу влетел в траншею. Падая, он вызвал обрушение огромной насыпи, которая погребла под собой многих вражеских солдат.

Издав воинственный клич, воины Императора повыпрыгивали из кузова, но не встретили никакого сопротивления. Уриэль удовлетворённо обозрел территорию вокруг, прикидывая, сколько же прислужников Хаоса им удалось уничтожить зараз. Наконец противник опомнился и из отдалённых укрытий начал вести стрельбу. Космодесантники стали отстреливаться.

Уриэль обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть ослепительную вспышку света и пригнуться, когда совсем рядом с ним раздался взрыв, сотрясший землю. Погрузчик подпрыгнул, и на какой-то момент Уриэль испугался, что он перевернётся.

Но сегодня Император был с ними, и машина выправилась сама, приземляясь обратно в траншею с оглушительным грохотом. Следующий снаряд взорвался ещё ближе, окатив грузовик градом камней и дымящихся обломков. Артиллеристы нащупывали цель, совершенно не заботясь о том, сколько их товарищей погибнет при этом. Ультрамарин лихорадочно соображал, как лучше поступить, потому что было очевидно, что, если следующий удар достигнет цели, от его отряда не останется ничего.

— Рассредоточиться! — прокричал он. — Быстро!

Дважды повторять не понадобилось. Космодесантники бросились врассыпную. Уриэль взглядом проводил Пазаниуса, который кувырнулся, уходя из-под огня, затем открыл дверь в кабину водителя и рявкнул, перекрывая грохот непрекращающейся канонады:

— Ваанес! Давай быстрей выбирайся отсюда!

— Иди! — ответил Ваанес. — Я последую за тобой!

Уриэль кивнул, бросился прочь от кабины по платформе и прыгнул, жёстко приземлившись. Сердце не успело стукнуть, как он уже орудовал мечом, продвигаясь к горе. Снаряды взрывали землю вокруг него, поднимая пыль, осколки рикошетили от силового доспеха.

Он видел, как Ардарик Ваанес выпрыгнул из кабины почти в тот же момент, когда снаряд попал в погрузчик. Столб пламени и жирного дыма устремился в белое небо. Ударная волна жёстко толкнула Уриэля в спину. Вслед за этим взрывом раздалась ещё серия не менее сильных, и капитан понял, что рядом сдетонировало содержимое склада боеприпасов.

Земля не переставала дрожать ни на секунду, снаряды летали по воздуху во всех направлениях, так же как и куски плоти. Вражеские солдаты дрогнули и поспешили в укрытие, но Уриэль и другие Космодесантники не останавливались.

Впереди были пологие подступы к горе, где войска Беросса проложили фуникулёрную дорогу. Огромная неуклюжая машина поднимала по этим железным путям около сотни Железных Воинов.

Тысячи бойцов роились у основания горы, ожидая своей очереди отправиться в бой и ринуться на штурм. Грохот взрывов совершенно не удивил их и не привлёк никакого внимания, и они ещё не видели бегущих Космодесантников. Уриэль нашёл глазами Пазаниуса и Ваанеса и сообщил им по воксу:

— Платформа справа! Туда спускается пустая кабина. Нам необходимо взять её, пока вся эта толпа не спохватилась.

— Да, я вижу её, — ответил Ваанес.

Отряд Космодесантников вошёл в толпу ничего не подозревающих воинов, как нож в масло. Скорость и наглость подарили им несколько драгоценных секунд и метров. А потом они беспощадно атаковали, прорубая себе путь к платформе, отсекая, не глядя, конечности и головы и оставляя за собой горы трупов и реки крови.

Совершенно растерявшиеся солдаты противника дрались за то, чтобы убраться побыстрее с дороги отряда. Уриэль сам не успел понять как, но оказался уже очень близко к платформе. Ваанес был уже там: он включил прыжковый ранец.

Уриэль забрался наверх, откуда было хорошо видно, как воины отряда тоже подтягиваются, уворачиваясь от пуль. Как только кабина спустилась вниз, Космодесантники сразу же забрались в неё, помогая друг другу.

Транспортное средство оказалось пустым, если не считать сервитора, сращённого с механизмом. Его единственной функцией было управление рычагами, которые направляли повозку вверх или вниз. Уриэль, Пазаниус и Кайама Шаэ подошли к краю платформы и открыли огонь, прикрывая своих.

— Вентрис! — закричал Ваанес. — Хватит! Давай быстрей сюда, мы поднимаемся!

Уриэль перекинул болтер через плечо, хлопнул по плечам двух своих бойцов, и они вместе побежали к остальным. Механизм фуникулёра заработал вновь и стал поднимать кабину, но она двигалась очень медленно. Поэтому, когда капитан добежал до фуникулёра, ему не составило труда забраться внутрь. Решив помочь Пазаниусу, он схватил его за серебряную руку, с силой потянул вверх и вдруг заметил, что на ней не было ни царапинки. Это было просто невероятно, ведь его собственные латные перчатки были уже изодраны в клочья.

Пазаниус, забравшись в вагонетку, сразу перегнулся через борт и стал отстреливаться от врагов, а Уриэль помог Кайаме Шаэ.

Пули и осколки барабанили по обшивке кабины и со звоном отскакивали, но фуникулёр быстро набирал скорость, и скоро отряд был вне досягаемости вражеского огня.

Уриэль внимательно посмотрел на Пазаниуса, прежде чем перевести взгляд на крепость. Чёрные дымовые облака покрывали склоны горы, подсвеченные огнём взрывов и трассирующих следов.

— Ну что ж, мы прорвались, — сказал Ваанес.

Уриэль обернулся и проводил взглядом стремительно удаляющуюся платформу, уже едва видную в дыму.

— Добраться сюда не самое сложное, — сказал Уриэль. — Теперь нам предстоит проникнуть в крепость.

 

Глава 10

— Похоже, твоя идея снести шатёр лорда Беросса хорошо сработала, — сказал Обакс Закайо, но его трудно было расслышать, потому что очередной артиллерийский залп ударил по склону. Языки пламени и столбы масляного дыма поднялись в воздух, и Хонсю захохотал, глядя, как дождём посыпались человеческие останки.

Клубы пыли окутали их, и Хонсю закашлялся от попавшего в рот пепла. Конечно же, было глупо оставаться так близко к линии фронта, но он всё ещё не отошёл от жаркой схватки.

— А ты сомневался, что так будет? Беросс настолько предсказуем, что это уже превращается в забавную игру.

— Но, мой лорд, тебе не кажется, что через несколько дней он сможет проломить стены Халан-Гола? — сказал Оникс, стоя за спиной Хонсю. — И в чём ты видишь преимущество?

— Всё дело в том, что он танцует под мою дудку, Оникс. Заставь врага поступать так, как ты хочешь, и можно считать, что он проиграл. Беросс даже стену пытается проломить ровно в том месте, где удобно мне. Но Торамино… Торамино не так прост. Он из тех, кого нам надо опасаться. Я не знаю, чем он сейчас занят.

— Наши шпионы не нашли никаких следов Торамино, — сказал Обакс Закайо. — Кажется, он выжидает, просто сохраняя своих воинов, пока Беросс бездумно гробит людей под нашими стенами.

— Я понимаю. Вот это-то меня и беспокоит, — резко ответил Хонсю, обводя широким жестом резню под стенами. — Торамино слишком умён, чтобы отправлять солдат на верную смерть. Он также знает, что Беросс совершенно не умеет хитрить, и, похоже, просто выжидает подходящего момента, чтобы нанести сокрушительный удар. Мы должны просчитать его шаги и правильно среагировать. Иначе мы проиграем сражение.

Оникс прислонился к парапету и устремил пристальный взор серебряных глаз на противоположную сторону склона. Рядом с командирами стояли Железные Воины, готовые защищать крепостной вал, если падут бастионы. Судя по яростной канонаде, это было более чем вероятно.

— Мы находимся слишком близко к линии фронта, — сказал Оникс.

Хонсю покачал головой:

— Нет, я должен быть здесь.

— Я могу защитить тебя от предательского клинка или пули снайпера, — сказал Оникс, — но я совершенно беспомощен против артиллерийских снарядов. Вечные мучения предстоят моей душе, если я позволю тебе погибнуть, пока ты находишься под моей защитой.

— А почему ты думаешь, что меня будут волновать твои страдания?

— Они не будут тебя волновать. Потому что ты будешь мёртв.

Хонсю обдумывал его слова пару секунд и озвучил своё решение:

— Пожалуй, ты прав.

Наполовину демон, наполовину человек кивнул в сторону противника, когда очередной рой воющих снарядов пролетел над их головами. Хонсю обернулся, довольный надёжностью бастионов. Воины, которых он отобрал для того, чтобы сопровождали его в лагерь Беросса, командовали обороной этой части крепостной стены. Это были самые лучшие бойцы.

Комендант шагнул вперёд, но какое-то тёмное озарение заставило его посмотреть вверх, и он крикнул:

— Ложись!

Хонсю никогда не узнал, была ли то редкостная удача противника или спланированный манёвр, но удар пришёлся в кромку крепостного вала, и утёс раскололся. Когда Хонсю поднялся и в панике заскочил на эспланаду за валом, было уже слишком поздно.

С ужасающим треском кусок стены обвалился, увлекая за собой сотню лучших солдат Хонсю, накрыв их лавиной обломков и камней.

Поначалу Уриэль здорово нервничал: из-за обволакивающего дыма не разглядеть было, куда они идут, но после того, как фуникулёр выбрался из чёрных облаков, Уриэль увидел пейзаж, который ни один нормальный человек видеть бы не пожелал.

На фоне мёртвого неба вырисовывался силуэт крепости, стены которой вздымались под немыслимыми углами, противореча всем законам физики. По кладке непрерывно били снаряды, нефть текла из повреждённых труб, и выглядело это так, будто замок истекает чёрной кровью.

Пушки в бойницах били по атакующим воинам, со стен на штурмующих выливались потоки раскалённого металла. Смерть и разорение собирали сегодня щедрую дань.

Десятки тысяч солдат толпились на мощённых булыжником подступах к крепости, пробиваясь вверх по склону к развороченному взрывом бастиону. Сотни воинов беспрестанно подрывались на минах и разлетались кровавыми ошмётками по воздуху. Два Титана тоже атаковали стены, но время от времени им приходилось отступать, круша технику и нанося ещё больший урон своим же войскам.

Космодесантники смотрели на ужасную битву, что развернулась над ними, приближаясь к верхней платформе, откуда намеревались продолжить свой опасный путь.

— Император, защити нас! — выдохнул Ваанес. — Я ещё никогда не видел такой резни.

— Я, пожалуй, тоже — согласился Уриэль, вынимая меч.

— Есть ли шанс выжить в такой битве? — растерянно спросил Ваанес.

Уриэль повернулся к нему и сказал:

— Помни, что я сказал тебе: смерть и честь. Если они рядом, это можно считать хорошей кончиной.

— Нет, — прошептал Ваанес. — Никакую смерть нельзя назвать хорошей. И эту тоже.

Всё это время Космодесантники стояли как вкопанные, не шевелясь, заворожённые ужасными сценами кровавой бойни. Уриэль понимал, что ему надо расшевелить их, пока жестокость этого сражения не заставила их инстинкт самосохранения взять верх над осознанием важности миссии, возложенной на них.

Его опередил Пазаниус, который прокричал:

— Давайте, ребята, пошевеливайтесь!

Прочно укоренившаяся привычка подчиняться приказам взяла верх, и Космодесантники поспешно высадились, подгоняемые верным сержантом Уриэля. Только капитан и Ардарик Ваанес остались на борту.

— Давай! — сказал Ультрамарин. — Нам надо выполнить эту работёнку.

Ваанес ничего не ответил, только кивнул и последовал за ним, но вдруг остановился и повернул обратно к платформе, выпуская когти из латных перчаток.

— Что ты делаешь? — окликнул его Уриэль.

— Смотри, вагонетки фуникулёра уравновешивают друг друга. Так он и работает, — пояснил Ваанес, вонзая когти в толстые канаты, удерживающие вагонетку. По платформе прошёл гул, когда тросы оборвались и вагонетка улетела вниз, в дымовые облака. Её стремительный свободный полёт сопровождался лязгом металла и снопами искр. — Какое-то время сюда никто не поднимется, — сказал Ваанес, возвращаясь к Уриэлю.

— Это ты хорошо придумал, — похвалил его командир.

Космодесантники присоединились к отряду, который залёг в относительно безопасной впадине склона, откуда можно было обозревать битву. Гора ежеминутно сотрясалась под ногами двух Титанов, ничтоже сумняшеся топтавших свои же войска.

— Что теперь? — прокричал Пазаниус на пределе голосовых связок, но его всё равно было едва слышно из-за канонады.

— Теперь нам надо пробраться внутрь! — ответил Уриэль, включая вокс.

— Ты имеешь в виду — присоединиться к осаждающим? — спросил Ваанес. — Но это же невозможно?

— А какие у нас есть ещё варианты?

— Мы можем убраться к чёрту с этой горы! Я же сказал, что помогу пробраться сюда, но также я предупредил, что не собираюсь погибать, выполняя твою смертельную клятву.

— Твою мать, Ваанес, мы уже здесь! И нам надо продвигаться дальше!

Ваанес собрался ответить, но залп ударил прямо над ними в склон горы и отколол кусок бастиона. Камни и обломки лавиной покатились вниз, но это было не самое страшное — на Космодесантников падала стена.

— Берегись! — только и успел выкрикнуть Уриэль.

Хонсю казалось, что это болезненное падение никогда не закончится. Когда же он, наконец, приземлился, говорить о спасении было бы преждевременно — вокруг падали блоки размером с танк и поднимались удушающие тучи чёрной пыли. Хотя Хонсю было очень больно, кости у него были целы и жизненно важные органы не задеты.

— Оникс! — крикнул он хрипло. — Закайо!

— Я здесь, — ответил Закайо, кашляя. — Живой.

— Я тоже, — отозвался Оникс. — Но мне нужна помощь.

Хонсю с трудом пробрался к своему телохранителю, почти погребённому под перекрученными железными балками. Все тело Оникса ниже торса находилось под завалом, который раздавил бы силовой доспех любого оказавшегося там, но демоническое начало давало устойчивость к таким нагрузкам.

Хонсю поднял один осколок и согнулся под его весом, потому что тот был слишком тяжёлым даже для такого могучего воина, как он. Обакс Закайо присоединился к нему, применив дополнительную пару механических рук, которые могли справляться и не с такими задачами.

Железные Воины начали один за другим выбираться из-под обломков, и те, кто не был покалечен или убит камнями, сразу же бросились помогать освобождать Оникса. Хонсю отошёл, чтобы не мешать им, и осмотрелся вокруг, но в визоре мельтешили сообщения о повреждениях доспеха, и он снял шлем и попытался воочию разобраться в сложившейся ситуации.

На Железных Воинов ещё падали булыжники: оказывается, наверху завязалась жаркая битва с Титанами, и Хонсю понял, что его отряду будет непросто возвратиться в крепость. Артиллерийский залп снёс большой кусок стены над бастионом, земля оползла вниз, и образовался пологий склон, который вёл прямёхонько к замку.

«Вот чем надо будет заняться в первую очередь, если удастся выжить и вернуться», — подумал властелин Халан-Гола, рассматривая зыбкие фигуры сквозь облака пыли и дыма.

Уриэль сорвал шлем, потому что разбившийся визор стал совершенно бесполезен, а механизм герметизации, крепивший его к воротнику, непоправимо испорчен. Ультрамарин прошептал молитву, обращённую к духу шлема, и положил его на землю. Без автоматических сенсоров капитан различал сквозь дым и копоть только расплывчатые силуэты. Но когда он проморгался от пыли, забившей глаза, то убедился, что Император не оставил их и на этот раз.

— Смотрите! — крикнул он, указывая на огромную брешь в стене крепости.

Бастион обвалился, и образовался удобный подъем прямо внутрь. Лучшего способа попасть в замок невозможно было придумать.

Возглавив отряд, Уриэль оглянулся назад и увидел неясные силуэты в силовых доспехах, которые следовали за ним. Сначала отважный капитан полагал, что это Космодесантники из его разношёрстной команды, но когда пыль улеглась, то выяснилось, что это не совсем так. За его отрядом следовали Железные Воины.

В это самое время Хонсю увидел, как из облака ещё не осевшей пыли появился Космодесантник в голубом силовом доспехе, сильно покорёженном и поцарапанном после обвала. Сердце коменданта ёкнуло, когда воин усмехнулся и выхватил цепной меч с блистающим клинком. Один из воинов Императора? Здесь? Удивление и растерянность Кузнеца Войны чуть не стоили ему жизни — лезвие почти уже коснулось его горла, когда Хонсю парировал выпад топором.

Два лезвия скрестились с жутким лязгом, посыпались искры. «Но его силовой доспех без геральдики и знаков отличия, — мелькало в мозгу коменданта, — Ренегаты? Наёмники? Что Торамино себе позволяет? Привлёк отщепенцев Императора, которые влачат жалкое существование в горах!»

Но у Хонсю не было больше времени на раздумья, потому что меч противника опять прошёл в опасной близости.

— Железные Воины, — проревел он, — ко мне!

Уриэль снова и снова атаковал Железного Воина, но все его выпады натыкались на огромный топор с зазубренным чернёным лезвием. Его враг воззвал к своим бойцам, и из пыли тут же появилось несколько силуэтов.

— Император с нами! — крикнул Уриэль и снова бросился в атаку.

— Здесь он бессилен! — парировал Железный Воин, отбивая удар Ультрамарина и переходя в атаку.

Уриэль отступил и занёс меч для сокрушительного удара, но его противник был уже совсем в другом месте. Он скатился вниз по склону, и капитан, не ожидавший такого хода, потерял равновесие и упал на колено. Лезвие топора просвистело в нескольких сантиметрах над его головой.

Уриэль ударил противника по ногам. Сколько бы продолжалась эта битва и чем бы она закончилась, трудно сказать. Но вдруг земля мерно задрожала — это Титан приближался к месту схватки. Его совершенно не беспокоило, что происходит у него под ногами. Артиллерия крепости вела по нему яростный огонь, потому что защитники Халан-Гола прекрасно понимали, как это чудовище опасно для них теперь. Стена была проломлена, и оба Титана спешили пробраться внутрь. Однако снаряды делали своё дело — машина уже раскачивалась, теряя управление и равновесие. Менее чем в трёх метрах от сражающихся Уриэля и Хонсю опустилась громадная нога, чудом не задавив их, потом поднялась, оставляя за собой кратер. Временное замешательство противника позволило капитану оттеснить его к обрыву.

— Ты посмел поднять руку на хозяина Халан-Гола! Жалкий приспешник Императора, сейчас ты обретёшь свою смерть! — Это вмешался Обакс Закайо, который подобрался с тыла и схватил Уриэля огромными острыми когтями, поднимая Ультрамарина в воздух.

Повелитель крепости получил необходимую передышку.

Казалось, смерть отважного Ультрамарина близка, но тут появились Эллард и полковник Леонид. Хоть они и стояли на другой стороне кратера, оставленного на склоне Титаном, им удалось отвлечь внимание Обакса Закайо и подарить Уриэлю несколько драгоценных минут. В этот момент Титан всё-таки рухнул, и падение такой огромной машины спровоцировало ещё один обвал. Здоровенный кусок стены осыпался, и из прорванных труб хлынула горящая нефть. Мощный толчок сбил с ног Обакса Закайо, он выпустил Уриэля, и тот скатился вниз по склону. Неожиданно получив помощь от Элларда и Леонида, Уриэль оправился, и они стали вместе взбираться по склону, перепрыгивая через ручейки огня.

— Говорит Уриэль Вентрис! — прокричал капитан, надеясь, что вокс ещё работает. — Всем, кто меня слышит, прорывайтесь наверх!

Вокруг кипела смертельная схватка, и он сам не слышал свой голос сквозь взрывы, гремевшие вокруг, но когда Ультрамарин всё-таки взобрался повыше, то увидел зыбкие силуэты Космодесантников своего отряда, которые карабкались вверх по склону.

Пролом в стене зиял прямо перед ними, до него оставалось чуть меньше тридцати метров — обожжённые стены крепости разверзлись словно специально для них.

Они сделали это! Они нашли путь в логово врага!

Кровь ослепила его, белый шум заполнил авточувства. Хонсю снял шлем и в ярости отшвырнул его. Протёр глаза. Пот ручьями тёк по лицу, обжигаемому струями горячего пара.

Хонсю вздрогнул, когда слух возвратился к нему, и битва, гремевшая вокруг, напомнила ему, что он ещё жив.

— Именем Тёмных Богов! Что происходит?! — прокричал он, не обращаясь ни к кому конкретно.

— Мой лорд! — отозвался Обакс Закайо, осторожно пробираясь к нему по валунам. С его силового доспеха капала кровь, а энергетический хлыст тихонько потрескивал в руках. — Это…

— Ренегаты! — взревел Хонсю. — Так вот до чего опустился Торамино!

— Да, это они, — подтвердил Обакс Закайо. — Ренегаты и сбежавшие рабы, они…

— Зря я тогда его опасался, — перебил Хонсю, успокаиваясь. — Надеюсь, мы всех перебили?

— Нет, мой лорд. Падение Титана вызвало ещё один обвал, и нас раскидало.

Хонсю внимательно посмотрел вверх по склону и спросил:

— И где же они тогда?

— Вот об этом-то я и пытаюсь доложить. Они пробились через нашу оборону и пробрались в крепость.

— Черт! — от всей души, если она у него была, выругался Хонсю. — Так ответь мне, во имя Хаоса, какого же дьявола ты всё ещё здесь торчишь?

— Мой лорд, мы разделены рекой расплавленного металла. Сейчас нет пути на другую сторону.

— Конечно, для тебя его нет! — резко ответил Хонсю, ища взглядом своего второго сподвижника. — Оникс!

Железные Воины упорно трудились, разбирая завал, который засыпал полудьявола, но, видя бешенство командира, удвоили свои усилия. Им понадобилось ещё несколько минут, чтобы раскидать обломки и камни. Наконец Оникс освободился. Гибкий как хлыст, он приблизился к Хонсю так, словно не его только что чуть не раздавило насмерть. Чёрный силовой доспех был без единой царапины, и комендант крепости заворожённо наблюдал, как демоническая сущность бурлит и клокочет под его серебристой кожей. Глаза Оникса горели смертельным огнём.

— Найди ренегатов! — приказал Хонсю, указывая на пролом в стене. — Найди их и приведи ко мне.

Дьявольское существо кивнуло и направилось вверх по склону.

Жалкий вид некогда надёжного крепостного вала вызывал мрачные мысли, а шум битвы доносился и сюда. Уриэль перелез через очередной завал. Вдруг слева появилась оранжевая вспышка, капитан упал на землю и перекатился, но тревога оказалось ложной.

Крепостной вал повторял очертания горы, выгибаясь вместе с ней, что только усложняло линию обороны. Полчища людей и мутантов стреляли из бойниц по массе атакующих, которая накатывала на стены волнами. Тысячи воинов сражались около пролома. Выглядело это так, будто огромная обезглавленная змея билась в конвульсиях, но все равно прокладывала себе дорогу метр за метром по пологому склону.

Пазаниус и Ваанес пробрались к капитану, за ними подтянулись Эллард, Леонид и оставшаяся в живых горстка Космодесантников. Уриэлю было даже страшно поверить в это — они в крепости! Они прорвались!

— Клянусь Троном Терры, — сказал Пазаниус с одышкой. — Это была кровавая работёнка.

— Она ещё не закончена, — предупредил капитан, поворачиваясь и осматриваясь.

Дальше в крепость вели несколько огромных арок, каждая из которых по высоте была сравнима с Титаном. Эти грандиозные сооружения обрамляла искусная резьба по камню. Одно только беспокоило воинов: арки несколько раз изменили вид, пока они на них смотрели.

— Куда теперь? — спросил Ваанес, когда последние Космодесантники поднялись на крепостной вал.

— Понятия не имею, — признался Уриэль. — Я не вижу между ними разницы.

— Нам нечего терять, куда бы мы ни шли, — заметил Ваанес, направляясь к порталу посередине.

— Допускаю и такой вариант, — согласился Уриэль, хотя что-то внутри его кричало, что разница есть, и существенная.

Но он пока не мог определить, в чём состоит различие между арками, поэтому пошёл за Ваанесом. Космодесантники последовали за ними, взяв болтеры наизготовку.

Ваанес ожидал отряд на выходе из арочного проёма. Уриэль, проходя через портал, осенил себя знаком аквилы и в тот же миг услышал далёкий ритмичный стук, как будто где-то билось огромное сердце чудовища.

— Мы словно в брюхе спящего зверя, — сказал Пазаниус.

Мерцающий свет от наконечника его огнемёта освещал лица воинов таким образом, что они казались высеченными из камня. А стены вокруг рябили от сложных узоров, которые словно кружились в замысловатом танце.

— Похоже на то, — ответил Уриэль.

Он надеялся, что его душа под знаком аквилы сможет противостоять тому ужасу и злу, что, несомненно, ожидают его в самом сердце вражеского логова.

В этот время Оникс появился подобно привидению над кромкой разрушенного бастиона. Его бронзовые когти изготовились к бою, выдвинувшись из серой плоти. Серебряные глаза сканировали поле боя в поисках малейших признаков, указывающих на присутствие ренегатов, но пока ничего не находили. Оникс попробовал на вкус воздух. Его вены стали наливаться серебряным светом, как только он учуял след незваных гостей.

Острое зрение полудемона выделило из обилия следов смертных именно ту тропинку, по которой Космодесантники пробрались в крепость. Он увидел расплывчатые силуэты, перебиравшиеся через крепостной вал именно той дорогой, по которой он только что поднялся сам. Он увидел чужаков, ведомых человеком, чья душа горела ярко, поскольку имела цель.

Несмотря на то, что это видение соткалось из кружащихся облачков дыма, а силуэты были расплывчатыми и эфемерными, он отчётливо видел каждого чужака, как если бы тот стоял прямо перед ним. Они прошли здесь несколько минут назад, пробрались через поле боя и направились к огромным аркам, выбитым в горном склоне.

Оникс смотрел, как неясные фигуры поглотил липкий сумрак арочных порталов. Он втянул когти. Теперь ему надо войти в крепость другой дорогой, чтобы продолжить охоту на незваных гостей. Хотя, если Халан-Гол заманил их в чертоги безумия, они наверняка мертвы.

 

Глава 11

Уриэль знал, что никогда не сможет забыть путешествие через этот сводчатый проход. До него доносился лёгкий шёпот голосов на пределе слышимости, он не мог избавиться от навязчивого ощущения, что за ним следит каждый квадратный сантиметр стены. Слова, если это можно было воспринимать как речь, были неразборчивы, но на каком-то подсознательном уровне Уриэль понимал их смысл, и в этом не было ничего хорошего.

…бесчестие, позор, провал…

Ультрамарин с трудом терпел это. Конечно, ему приходилось видеть куда более страшные вещи во время путешествия в мавзолей Несущего Ночь, но всё же…

Казалось, они никогда не выйдут из темноты. Уриэль вскоре потерял счёт времени и не мог сказать, сколько они идут по этому проклятому туннелю.

…это никогда не закончится, тьма будет вечной…

— Император, это когда-нибудь закончится? — без конца спрашивал Ваанес, шагая по нескончаемому коридору.

— Я понимаю твою озабоченность, — сказал Уриэль успокаивающе. — Мне кажется, что мы идём не по обычной тропинке. Здесь нельзя ничему доверять, даже своим чувствам восприятия.

— А как мы тогда найдём то, что ищем?

…вы не найдёте…

— Будем просто верить, что Император укажет нам путь, — сдерживая закипающую злость, сказал Уриэль.

Ваанес покачал головой и раздражённо заметил:

— Я знал, что мне не надо было вмешиваться в эту операцию. Она была обречена с самого начала.

…да, это провал, вы найдёте здесь только свою смерть…

— А зачем тогда ты пошёл? — огрызнулся Уриэль, поворачиваясь к бывшему Ворону.

Терпение обоих было на пределе.

…он тебя ненавидит и предаст в конце концов…

— Черт, если б я только мог вспомнить! — рявкнул Ваанес, приблизив своё лицо чуть ли не вплотную к лицу Уриэля. — Возможно, я надеялся, что ты хоть чуть-чуть поработал мозгами, прежде чем соваться сюда. И уж тем более надеялся, что ты имеешь представление о том, что мы ищем!

…не знает, скоро он увидит твою кончину…

— Черт, Ваанес! Почему ты всё время под меня копаешь? — злобно сказал Уриэль, чувствуя, как мягкий шёпот неведомого существа все отчётливее звучит в его ушах и перерастает в противный смех. — Я уже устал слушать про то, насколько дурацкое дело я затеял. Может быть, это и так, но мы Космодесантники, и наша святая обязанность — сражаться с врагами Императора где бы то ни было.

…больше нет. Да бросьте вы все это, вы ничего не стоите…

— Ты что, не понимаешь? Мы уже не Космодесантники! — выкрикнул Ваанес. — Больше нет! Мы отбросы! Наши Ордена использовали нас, а потом выкинули на свалку. Мы уже не принадлежим ни Императору, ни кому бы то ни было ещё. А лично меня уже тошнит от твоих ханжеских изречений.

…да убей ты его, кто он такой, собственно говоря…

Уриэль тряхнул головой, когда Ваанес вдруг ударил его по наплечнику латной перчаткой:

— Где герб твоего Ордена, Вентрис? Я его что-то не вижу! Может, кто-нибудь другой его заметил?

— Что случилось с тобой, Ваанес? — спросил Уриэль, со злостью сбрасывая руку боевого товарища с плеча и хватаясь за эфес. — Что тебе неймётся, и зачем ты говоришь такие вещи?

…потому что у него нет чести, и заслуживает он только смерти…

— Потому что я позволял загонять себя в такие ситуации, как эта, слишком часто, — прошипел Ваанес. — И клялся, что больше никогда не шагну слепо навстречу своей смерти. Чёрт, кажется, я снова позволил обвести себя вокруг пальца, доверившись такому ничтожеству, как ты!

Уриэль выхватил меч, вскипев, когда неразборчивый шёпот донёс слова, которые дошли до него, дошли до его сердца, дошли до его разума, дошли до его души:

…ещё, говори ещё, выпусти все свои страхи, сомнения и разочарования…

Голоса проникли в его мозг, и язык вдруг попытался повторять их слова, не слушаясь хозяина. Уриэль зажал уши, как будто это могло разогнать густой туман горечи, злобы и зависти.

Голоса гудели в голове, становились все громче, и теперь их происхождение не оставляло сомнений. Споткнувшись, капитан попытался сохранить равновесие, опершись руками о стену, но все равно упал на колени.

— Вон! Убирайтесь вон! Вон из моей головы! — истошно закричал он.

…ты, ты ничего не стоишь, ты ничего не значишь, тебя никто не помнит…

— Уриэль? Ты в порядке? Что происходит? — обеспокоенно спросил Пазаниус, подбегая к коленопреклонённому Ультрамарину. Ваанес отошёл от Уриэля, мотая головой и сражаясь с сильнейшим приступом боли в висках.

— Чёрт возьми, что происходит? — вскричал он, пытаясь перекрыть своим голосом многотысячный хор в голове, который, казалось, ещё и отражался эхом от стен туннеля.

…убей себя, и ты попадёшь в такой дружелюбный мир… это один-единственный путь…

— Не слушайте их! — заорал Уриэль. — Заставьте их заткнуться!

Космодесантники остро ощутили своё бессилие против безумных голосов. Они бросали оружие, когда желание, убить себя вдруг становилось почти непреодолимым. Вдруг прозвучал выстрел, и один из воинов отряда, Орёл Судьбы, упал плашмя. Его череп превратился в кровавую чашу, из которой вытекали мозг и кровь…

Уриэль отбросил подальше своё оружие, когда понял, что мускулы руки подчиняются не ему, а голосам.

…это безнадёжно, нет смысла бороться, ничто не может противостоять мощи Хаоса…

Он плотно сжал веки, произнося слова литании Ненависти точно так, как читал их капеллан Клозель во время проповеди. Следом Уриэль вспомнил катехизис Отвращения и обряд Отрицания, которым его научили во время службы в Ордо Ксенос.

..это бесполезно — пытаться противиться неизбежному. Присоединяйся к нам! Сдавайся и убей себя…

Капитан изо всех душевных сил боролся с желанием сдаться и покончить со всеми горестями разом. Он стал вспоминать славу прошлых дней, когда его деяния действительно что-то значили. Он возвращался мыслями туда, где поражение могущественных врагов привело к чему-то значимому. Перед его глазами один за другим замелькали кадры: вот великая победа на Тарсис Ультра, вот поверженный Казимир де Валтос, вот захват альфа-псайкера на Эпсилон Регалис… С каждым таким воспоминанием голоса слабели и сходили на нет, а отчаяние уступало место ощущению своей значимости, полезности и целеустремлённости.

Ультрамарин с трудом поднялся на ноги и вдруг увидел, что Пазаниус достал осколочную гранату и собирается выдернуть чеку.

— Нет! — крикнул Уриэль, выбивая гранату из рук сержанта.

Пазаниус поднялся в полный рост, его лицо пылало гневом, а из глаз струились слёзы ненависти к самому себе.

— Почему? — крикнул он. — Почему ты не даёшь мне спокойно умереть?! Я заслуживаю только смерти.

…так оно и есть. Дай ему умереть, ведь ты ненавидишь его всем сердцем…

— Нет! — задыхаясь, сказал Уриэль, которому тяжело давалась борьба с голосами. — Не сдавайся!

— Я не могу! — взвыл Пазаниус, поднимая свою серебряную руку к глазам. — Разве ты не понимаешь? Мне необходимо умереть.

Уриэль схватил друга за плечи, и в этот момент прозвучал новый выстрел, умноженный эхом. Ещё один воин не выдержал, поддался уговорам дьявольских голосов и пустил себе пулю в лоб.

— Вспомни, как у тебя появилась эта рука! — кричал Уриэль. — Ты спасал мир Павониса. Ты встретился с Несущим Ночь и не побоялся противостоять ему. Ты герой, Пазаниус! Вы тут все герои, слышите, это ко всем относится! Вы величайшие воины Вселенной! Вы сильнее, отважнее, изобретательнее, чем любой другой смертный!

…нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет…

Уриэль выпустил Пазаниуса и стал перебегать от воина к воину, выкрикивая то, что могло спасти их.

— Не забывайте, кто вы есть! — орал он, срывая глотку и стараясь перекрыть шёпот голосов. — Вы — Космодесантники, воины Императора, вы сражаетесь с тёмными силами, где бы с ними ни столкнулись. Вы сильные, гордые! Вы воины, наконец! Вы веками сражались с подлыми врагами. Веками честь была для вас главной ценностью. Так не позволяйте никому ставить под сомнение смысл вашей жизни!

Уриэль выхватил энергетический меч и нажал руну активации — лезвие вспыхнуло чистым синим огнём.

— Гибель каждого врага от ваших рук что-то значит в этом мире! — кричал капитан, и каждое его слово не единожды отражалось эхом от стен тоннеля. — Мы многое можем! Вспомните любую битву, в которой сражались, любого побеждённого врага. Они делали все, чтобы разрушить то, что нам дорого. Вспомните их всех, мысленно плюньте в их отвратительные рожи, и голоса потеряют над вами власть!

Под ярко светящимся лезвием меча узоры на стенах перестали мельтешить и стали блекнуть, пока не исчезли совсем с каменных поверхностей. Раздались новые звуки, которые окончательно заглушили ненавистные голоса: это был боевой клич отряда, полный гордости за победы воинов Императора.

Взятие Коринфа, Железная Клетка, остров Феникса, освобождение Вогена, Армагеддон, падение Шарендуса, Элегган Салиент, битва за Макрэйдж и сотни других боевых побед восстали против искушающих голосов. По мере того как боевой клич подхватывали бойцы, безумие отступало.

Уриэль почти физически ощущал триумф. Тьма отступала, и лживые голоса теряли власть над отрядом, а вскоре неподалёку замерцал свет. Выход. Безжизненный свет Медренгарда наполнил тоннель, и, несмотря на то, что он обещал только смерть и пустоту, воины были рады ему.

— Сюда! — крикнул капитан, поднимая свой болтер и бросаясь к выходу.

Все оставшиеся в живых быстро подобрали своё оружие и последовали за командиром, стараясь побыстрее убраться из этого проклятого, поражённого безумием места.

Только выйдя из туннеля, Уриэль пришёл в себя и внимательно огляделся вокруг. Оказывается, они перебрались всего лишь на другую сторону крепостной стены. Железный Воин с блистающим энергетическим кнутом назвал это место Халан-Гол, и капитан, оглянувшись на жуткий туннель, задался вопросом, кто же назвал так этот замок, или он сам взял себе такое имя? Могучая злоба пропитывала воздух, и отголоски древних чар прятались в каждом камне.

Многие Космодесантники, полковник Леонид и сержант Эллард все ещё не пришли в себя: их колотило, они мотали головами из стороны в сторону, будто пытаясь вытряхнуть из них то, что туда привнёс мрак. Весь отряд собрался на ступенях длинной, продуваемой всеми ветрами лестницы, сложенной из чёрного камня. Отсюда было прекрасно видно бойню под стенами крепости.

Вздымающиеся башни, фабрики и заводы, тёмные своды крытых аркад со статуями и редуты с вышками. Чёрные кровли зданий имели такую конфигурацию, словно их проектировал окончательно свихнувшийся архитектор. Смотреть на эти изломанные линии было невозможно: чувства восприятия приходили в смятение. Вдоль внутренних дорог крепости стояли виселицы с раскачивающимися на ветру трупами. Бледный свет мёртвого неба освещал все это мрачное великолепие, кое-где были видны оранжевые отблески факелов. Реки жидкого металла величаво несли свои волны по открытым базальтовым каналам, а жар, поднимающийся от них, превращал воздух в неверное мерцающее марево, искажающее и без того безумные очертания предметов.

Из пастей горгулий вырывались облака пара. Кривые трубы из чёрного камня вздымались над гигантским заводом, изрыгая столбы удушающего дыма. Серые силуэты сновали по кошмарным улицам подобно призракам. В центре крепости горделиво возвышалась одинокая башня невероятных размеров.

Она пронзала облака, и вихрь разрушительной, смертельной энергии закручивался вокруг неё. Тысячи амбразур арочной формы испещряли стены башни, а её основания не было видно за извергающими огонь кузницами, что стояли буквально одна на другой. Уриэль догадывался, что хозяина этого ужасного места, скорее всего, следует искать именно в центральной башне.

Стаи летучих монстров кружили над крепостью, их хриплые крики тонули в грохоте и лязге кузниц.

Космодесантникам казалось, что они прошли много километров по вероломному коридору, но звуки жестокого сражения раздавались совсем близко, как будто воины всего лишь закрыли за собой дверь в стене, оградившей их от резни.

— Как это может быть? — спросил Ваанес, угадывая мысли Уриэля.

— Я не знаю, — ответил тот. — Мы не можем доверять нашему восприятию в этом лживом месте.

— Уриэль, послушай, я хотел бы объясниться по поводу всех тех вещей, что я наговорил тебе…

— Забудь, эти чёртовы голоса непонятным образом внедрились в наше сознание и заставили нас думать и даже произносить такие страшные вещи.

Ваанес кивнул:

— А кто они? Демоны? Привидения?

— Не знаю, но в любом случае мы победили их, Ваанес.

— Ты победил их. Именно ты вовремя понял, что происходит, что они пытаются с нами сделать. Я почти сдался…. Я был готов сдаться.

— Но у тебя хватило силы воли, чтобы справиться с ними, — сказал Уриэль. — У тебя железная воля, я просто напомнил тебе об этом.

— Возможно, — признался Ваанес. — Но я слаб, Вентрис. Я не Космодесантник Императора уже много десятилетий, а теперь… теперь я сомневаюсь, что у меня хватит сил вновь им стать.

— Я уверен, что ты ошибаешься, — отрезал Уриэль, кладя руку на плечо Ваанеса. — У тебя есть сердце, и в нём живут честь и отвага, Ваанес. Ты просто забыл, кто ты на самом деле.

Ваанес коротко кивнул, и Уриэлю оставалось только надеяться, что его слова дошли до души бывшего Ворона. Это проклятое место заставит каждого показать все лучшее и все худшее, что таится в его сердце. И попытается воспользоваться малейшим изъяном.

Капитан поймал взгляд Пазаниуса, но его друг тут же отвернулся.

— Пазаниус, — спросил Уриэль, — ты готов идти?

Сержант кивнул:

— Да, никому, не известно, кто или что овладело нашим разумом в этом проклятом туннеле, так что чем быстрее мы уберёмся отсюда, тем лучше.

— Ты в порядке, мой друг? — попытался продолжить разговор Уриэль.

— Да, конечно, — отрезал Пазаниус, не глядя на него и направляясь к продуваемой всеми ветрами лестнице с гладкими чёрными ступенями.

При спуске им потребовались максимальная собранность и осторожность, иначе можно было поскользнуться и посворачивать шеи.

Пазаниус начал спускаться первым, а Космодесантники и два гвардейца шли за ним след в след. Заводы крепости извергали пламя и дым. Грохот пневматических молотов размером с танк отдавался эхом от закопчённых стен безоконных зданий. И над всем этим нависала свинцовым исполином колоссальная башня, навевающая неизбывную тоску одним только своим видом.

Едва Космодесантники проникли в крепость, Уриэль обратил внимание на странных существ, излучающих свет. Они величаво шествовали на золотых ходулях, с помощью которых спасались от янтарного жара.

Огромные машины, очень похожие на погрузчик, угнанный Космодесантниками, громыхали по широким улицам. Они были выкрашены в красный цвет и несли на себе развевающиеся флаги с восьмиконечными знаками Хаоса. Кровь стекала с бортов этих страшных кораблей смерти, сливалась в вязкие красные потоки, струящиеся по улицам, оторванные конечности вываливались из переполненных кузовов. По размерам и очертаниям трупов было видно, что это останки Железных Воинов.

— Куда они их везут? — спросил Леонид.

— Наверное, на похороны, — предположил Уриэль.

— Я не думаю, что Железные Воины сильно заботятся о погребальных обрядах и чествовании павших.

— Я тоже, но зачем же ещё тащить тела обратно в крепость?

— Что-то мне подсказывает, что скоро мы это выясним, — мрачно сказал Ваанес.

— Если это не связано с нашей миссией, то вряд ли, — ответил Уриэль, продолжая спуск по ступеням, ведущим в крепость.

Каменная лестница отражала свет пурпурных облаков, что нависали над железной башней. Капитан размышлял, что же за тайны хранятся в её тёмных глубинах. Лестница змейкой вилась вниз по склону горы, расширяясь до тех пор, пока не превратилась в систему террас, уставленных эшафотами и пыточными машинами.

Уриэль старался не обращать внимания на конструкции, созданные явно больным воображением, а во все глаза смотрел на тёмный массив зданий, рассечённый широкими, продуваемыми ветром проспектами, ведущими к башне в центре.

— Пошли, — сказал капитан скорее самому себе, нежели остальным.

Он привёл болтер в боевую готовность и зашагал к башне, Космодесантники и гвардейцы последовали за ним в привычном боевом порядке, позволяющем максимально защитить периметр. Леонид и Эллард шли в центре маленького каре, посматривая вверх и готовясь защитить отряд при атаке с воздуха.

Когда Космодесантники вошли в мир теней Халан-Гола, их объял губительный холод, как будто они погрузились в чёрные воды подземного озера, поверхности которого никогда не касался солнечный свет. Уриэль содрогнулся, потому что он кожей ощутил взгляды тысяч глаз на себе, хотя не видел никого и ничего вокруг.

— Где все те люди, которых мы видели сверху? — спросил Ваанес.

— Меня это тоже интересует, — добавил Пазаниус. — Место это выглядит довольно обжитым.

— Полагаю, что они прячутся от нас, — ответил Эллард, с тревогой осматривая окрестности и улавливая мимолётные движения там, где тень была особенно густой. — Это место создано для того, чтобы ставить в тупик, вводить в заблуждение иллюзиями и вероломными видениями. Не забывайте ни на минуту о том, что произошло с нами в туннеле.

Улицы и узкие переулки Халан-Гола поворачивали, пересекались под неожиданными углами, заканчивались тупиками, и очень скоро Уриэль уже не мог с уверенностью сказать, куда они направляются. Он всей душой сожалел о разбитом шлеме. Впрочем, вряд ли встроенная навигация могла здесь помочь. Он потерял из виду железную башню, вступив в лабиринт извилистых улиц, и ему не оставалось ничего, кроме как положиться на своё чувство направления.

Долговязые тени плясали и прыгали на чёрных стенах, как будто передразнивая движения бойцов. Темнота сгустилась вокруг отряда, и Уриэль вдруг неожиданно для себя понял, как радуют его редкие просветы мёртвого неба. Он по-прежнему чувствовал губительную энергетику чёрного солнца, но старался не смотреть на него, поскольку подсознательно чувствовал, какую огромную опасность таит оно в своих чёрных глубинах.

Неожиданно послышался мелодичный детский смех, радостный и звонкий, как колокольчик. Уриэль оглянулся на своих бойцов и увидел, что они недоуменно вертят головами в поисках источника этих звуков. Они напоминали радостные крики летучих монстров, когда они обретали свою смерть. Капитан задумался: а не обитают ли где-то рядом похожие существа?

Казалось, прошло уже много часов, потерянные и вконец запутавшиеся в тёмном городе Космодесантники никак не могли выбрать направление. Железная башня пропала в клубах чёрного дыма за неясно обрисованными силуэтами здании без окон и тенями, отбрасываемыми черным солнцем по непонятным законам этого мира.

Наконец Уриэль объявил привал, присел сам и устало провёл рукой по потной голове. В переплетении улиц этого города не было ни системы, ни логики — если эти улицы вообще существовали. То, что воины шли по одному переулку, никуда не сворачивая, совсем не означало, что они не окажутся на том же самом месте через некоторое время. А если бы они захотели вернуться назад, то не было никаких гарантий, что они попадут туда, откуда отправились.

Необъяснимая сила на каждом повороте отправляла их в неверном направлении, и Уриэль совершенно не представлял, что делать дальше. Он прислонился спиной к стене и положил оружие на колени, пытаясь расслабиться и дать отдых мозгам, которые никак не могли одолеть очередную головоломку, что подбросил этот жуткий мир.

Земля дрожала под тяжёлыми ударами, которые раздавались за стенами кузниц, но ни одно из зданий в округе не имело окон или дверей, только дымящие трубы возвышались над чёрными постройками.

— Что теперь? — спросил Ваанес. — Мы же заблудились, верно?

Уриэль лишь устало кивнул. Он был настолько вымотан, что не желал тратить силы даже на слова.

Ваанес спокойно перевесил болтер на другое плечо, как будто и не ожидал иной реакции. Он внимательно осмотрел из конца в конец узкую улочку с тёмными закопчёнными стенами и спросил:

— Это только мне так кажется, или тут действительно темнеет?

— Как тут может стать темнее, Ваанес? — резко спросил Уриэль. — Это чёртово солнце никогда не садится, даже не двигается по небосводу. Объясни мне, пожалуйста, как тут может стемнеть?

— Не знаю, — выдохнул Ваанес. — Но это действительно так. Смотри!

Уриэль повернул голову и решил, что Ваанес прав. По стенам скользили желеобразные силуэты, поглощая свет и делая невидимыми те куски поверхностей, по которым проползли. Чёрные как сажа призраки перемещались по стенам и синхронно спускались на булыжник мостовой с обеих сторон улицы, будто загоняя отряд в ловушку.

— Черт, что тут происходит?! — воскликнул Уриэль.

А зловещие призраки начали срастаться в омерзительные зловонные лужи. Переливаясь, они медленно текли по булыжной мостовой и по стенам зданий, приближаясь к отряду со всех сторон. Странные пузыри, больше похожие на гнойные волдыри, вздувались и лопались на поверхности этой текучей субстанции, отвратительный смрад сопровождал приближение этих существ (или одного существа?) к отряду Уриэля. Отвратительнее лопающихся волдырей были только постоянно открывающиеся и исчезающие мириады глаз — осмысленных, живых человеческих глаз…

— Что это? — закричал Уриэль, глядя, как скользкая масса медленно течёт к нему.

— Да какая разница! — вскричал Ваанес. — Уничтожить!

Несколько болтерных очередей вспороли медленно ворочающуюся биомассу. Они взорвали эти гелеобразные тела, и раны этого невозможного существа ужасно засмердели.

Как только капитан вдохнул ядовитые испарения, он тут же упал на колени, не будучи в состоянии справиться с рвотными позывами. Даже организм Космодесантника, способный нейтрализовать практически все известные человечеству токсины, не смог быстро справиться с этой химической атакой.

Один за другим воины падали на землю, корчась и отплёвываясь.

— Пазаниус! — крикнул Уриэль. — Пора пускать в ход огнемёт.

Капитан не мог с уверенностью сказать, услышал ли его боевой брат, но секунду спустя сержант окатил неуклонно приближающуюся тварь пламенем из огнемёта. Желеобразная плоть адского создания оказалась легковоспламенимой и мгновенно занялась ярчайшим белым пламенем. Пазаниус повернулся, чтобы выстрелить в тех тварей, что подбирались с другой стороны. Ещё один заряд прометия достиг своей цели, и на теле вспыхнувшей как нефть твари раскрылись сотни вопящих ртов. Обезумевшие от боли глаза закрывались один за другим, но тут же на жидком теле возникали новые, чтобы быть пожранными огнём. Существо стало испаряться, но даже в клубах смрадного пара в капельках влаги опять блестели эти глаза.

Чёрные стены раскалились, жар в каменном мешке был невыносимым, но Космодесантники благодаря своим силовым доспехам могли легко переносить смертельные для любого живого существа температуры. Своими телами они, как могли, закрывали двух гвардейцев, но Уриэль понимал, что и Леонид, и Эллард находятся на грани жизни и смерти. Пламя постепенно гасло, и становилось понятно, что одним огнемётом тут не управиться.

— Почему они не дохнут?! — со злобой выкрикнул Ваанес.

Он держал болтер наизготовку и больше всего на свете хотел открыть огонь. Но он снял палец со спускового крючка, поскольку уже понял, как мало проку от стрельбы. Космодесантники встали спина к спине таким образом, что могли обороняться от нападения и со стен, и с обоих концов улицы.

— Почему они не атакуют? — спросил Пазаниус. — Пока мы не поджарили их, было похоже, что они намерены расправиться с нами.

— Я не уверен, — ответил Уриэль. — Мне кажется, что они и не собирались убивать нас, возможно, они должны были сделать что-то другое.

— Что, например? — поинтересовался Ваанес.

— Может, им просто нужно задержать нас здесь, — сказал Уриэль.

Не успев закончить фразу, капитан заметил воина в чёрном силовом доспехе. Он шёл к отряду прямо по обжигающим лужам пламени, как будто не замечая их, а желеобразные твари спешили убраться с его пути.

Длинные острые когти резко вылезли из серой кожи его рук, а в глазах зажёгся бездушный серебряный свет.

— Вот я вас и нашёл, — сказал воин.

 

Глава 12

— Вы выжили в портале безумия, — с лёгким удивлением проговорил воин, приближаясь к Космодесантникам.

Его силовой доспех был настолько черным, что, казалось, свет на нём просто умирал. Уриэль увидел, что воин безоружен, если не считать когтей. Но далеко не каждый боец осмелится приблизиться к отряду Космодесантников, отборных воинов Императора.

— Кто ты? — крикнул Уриэль.

Воин усмехнулся, и тусклый серебряный свет стал ярче, когда он заговорил:

— Вы не сможете ни воспринять, ни произнести моё имя в силу примитивности вашего устройства, так что будете называть меня Ониксом.

Космодесантники, как один, взяли Оникса на прицел. К этому моменту пламя практически погасло, и призрачные твари осмелели. Они так же медленно и спокойно поползли со всех сторон, сливаясь в один большой организм.

— Это твои создания? — спросил Уриэль, тоже поднимая болтер и направляя его на пришельца.

— Экзувии? Нет, это не более чем ожившие отходы Халан-Гола, отходы производства, в которые вселилась дурацкая жизнь. Они наводнили это место, но всё-таки приносят кое-какую пользу городу.

— Тебе лучше пропустить нас, — резко сказал Уриэль.

Оникс покачал головой и ответил:

— Нет, мой хозяин приказал доставить вас к нему.

— Твой хозяин? — переспросил Уриэль. — Хонсю?

— Ты догадлив, — усмехнулся Оникс.

Уриэль прекрасно понимал, что просто так, не применив силы, они не смогут пройти мимо этого воина. Он не представлял, каким мог оказаться Оникс в рукопашной схватке, и у него не было ни малейшего желания выяснять это. Капитан отдал приказ:

— Убейте его!

Рявкнули болтеры, но Оникс, подвижный как ртуть, легко увернулся от зарядов. Уриэль не увидел врага, а только почувствовал, как лязгнули по нагруднику когти и чудовищная сила швырнула его на стену.

Пазаниус попытался врезать ногой в челюсть Оникса, но тот снова легко увернулся, исчез, а потом появился, чтобы нанести сокрушительный удар локтем в лицо сержанту. Ваанес не успел ничего предпринять, когда чёрный воин в прыжке с разворотом ударил его так, что Космодесантника закрутило и он упал на землю. Кайама Шаэ выстрелил в Оникса в упор, но болт отрикошетил от чёрного доспеха, будто стреляли из детской хлопушки.

Тем временем чёрный воин одним ударом когтистой руки пробил силовой доспех одного из Космодесантников и выдернул… позвоночный столб. Космодесантник забился в конвульсиях у ног полудемона, заливая все вокруг своей кровью. Глаза его с ужасом и одновременно с детским удивлением обозревали собственный позвоночник, пока свет жизни не погас в них.

Желудок Уриэля свело от ужаса, когда окровавленный хребет был поглощён мерцающей чернотой силового доспеха Оникса. Космодесантники вновь открыли по нему огонь, серебряные глаза убийцы в мгновение ока запомнили всех, кто посмел поднять на него руку. Полудемон оттолкнулся от стены и совершил умопомрачительный прыжок, который стоил жизни нескольким Космодесантникам: в полёте исчадие варпа несколько раз полоснуло когтями, и на мостовую упали ещё пять обезглавленных тел.

Приземлившись, Оникс окровавленными когтями вытащил из каждого павшего позвоночник. Пять Космодесантников уже лежали на земле, а исчадие Хаоса не получило и царапины! Уриэль выпустил ещё несколько болтов, но как бы внимательно он ни целился, Оникс легко и грациозно уходил с дороги смертоносных снарядов.

— Император, помилуй нас! Эта тварь слишком быстрая! — прокричал Ваанес.

Ещё один Космодесантник пал, разорванный надвое, и Уриэль понял, что Оникса не сильно волнует дословное исполнение приказа хозяина. Воин в чёрном силовом доспехе направился к нему. Ультрамарин вскинул болтер, хотя уже понял, что мощи этого оружия недостаточно, чтобы поразить это совершенное создание. Первым делом полудемон приложил капитана затылком о стену, затем пригвоздил к поверхности, зажав его горло между двумя скрещёнными наподобие ножниц когтями-лезвиями. Уриэль заворожённо смотрел, как бритвенно-острые края приближаются к его горлу и начинают впиваться в плоть.

— Если кто-то ещё дёрнется, то ваш командир погибнет в ту же секунду. Даже быстрее, — с довольной усмешкой объявил Оникс, окатывая Уриэля серебряным светом нечеловеческих глаз.

В это время экзувии подтянулись поближе, их желеобразные тела начали приобретать более твёрдую структуру. Выжившие воины окружили Оникса и Уриэля, нацелив болтеры на полудемона.

— Я думал, хозяин приказал тебе доставить нас к нему, — задыхаясь, выговорил Уриэль.

— Совершенно верно, — кивнул Оникс. — Но он не уточнял, нужны ли вы ему живыми.

— Это не командир, — сказал Ваанес. — Так что можешь спокойно убить его и отправиться на тот свет вместе с ним.

— Возьму на себя смелость не согласиться с тобой. Я вижу, как горит его душа, наполненная стремлением к высокой цели.

— Ваанес, стреляй! — крикнул Уриэль и едва не ослеп от вспышек — болтеры заработали на полную мощь. Он чувствовал, как по лезвиям Оникса пробегает дрожь. Сквозь грохот выстрелов Уриэль расслышал смех полудемона и скрипнул зубами от боли, когда коготь вспорол кожу на шее и лязгнул о стену.

Внезапно Оникс убрал когти, и, освобождённый, Уриэль сполз по стене. В горле пульсировала боль, кровь выплёскивалась толчками, и её было так много, что рассчитывать на помощь клеток Ларрамана не приходилось — такая рана быстро не затянется. Уриэль попытался крикнуть, но услышал только хрип. Он понял, что Оникс перерезал ему трахею. Капитан перевёл организм в режим восстановления. Зрение стало чёрно-белым, недостаток кислорода заставил сердце биться медленнее. Ультрамарин старался не терять сознания, понимая, что если это случится, то он уже никогда не откроет глаза. Он переключил дыхание на третье лёгкое. Постепенно кровотечение замедлилось, и геномодифицированная физиология взяла всё-таки верх.

Оникс кружился и уворачивался от снарядов, а потом совершил очередной кульбит и приземлился за спинами Космодесантников. Его когти превратились в огромные золотые сабли, и ещё три воина погибли в мгновение ока, разрубленные на мелкие кусочки этим смертоносным веером. По лицу демона пробежала рябь, чёрные витые рога выросли из его висков, а сверкающее серебром тело засияло так ярко, что стало просвечивать сквозь чёрный силовой доспех. Демоническая сущность обрела полный контроль над телом порождения Хаоса.

Глаза Оникса сверкали дьявольским огнём, и Уриэль понял, что сейчас начнётся самая настоящая резня. Но до того, как эта дьявольская сущность смогла реализовать свои желания, тело воина вдруг содрогнулось, и Оникс опять обрёл человеческий облик. Золотые сабли втянулись в его ладони с металлическим лязгом. Оникс глубоко вздохнул и упал на одно колено, но, прежде чем хоть один из Космодесантников успел воспользоваться его минутной слабостью, экзувии, подобравшись вплотную, поднялись подобно волне цунами и накатили на отряд. Уриэль попытался подняться, но твари схватили его, сковав по рукам и ногам, блокируя любое его движение. Лишённые век глаза вылупились на него, капитан слышал, как кричали сопротивляющиеся Космодесантники, когда экзувии стискивали их в своих вонючих и крепких объятиях, но ничем не мог помочь.

Когда Оникс конвоировал пленников по закоулкам Халан-Гола, то казалось, что бредовая архитектура крепости своеобразно приветствует его. Непостижимый разум города, который раньше запутывал отряд, сбивая с пути, указывал теперь дорогу, открывая проходы и зажигая фонари. Экзувии катились волной по мощёным улицам, неся обездвиженных воинов в своих отвратительных объятиях.

Выжили только Уриэль, Ваанес, Серафис, Леонид, Эллард и ещё девять Космодесантников. Но отважный капитан и в теперешнем своём незавидном положении ни на минуту не забывал о своей смертельной клятве.

Закопчённые улицы скоро привели их к конечной цели — громадной железной башне. Уриэль не знал, обманывает ли его ещё не вполне восстановившееся зрение или силы Хаоса специально создали такую иллюзию, но он онемел от удивления при виде колоссальной постройки. Её вершина терялась в высоте за пурпурными облаками, и было невозможно определить, каков же её диаметр. От стен башни отходили спиральные трубы, из которых валили столбы ядовитого дыма. Основание было окружено высокими стенами и крепостным валом с артиллерийскими точками, охраняемыми Железными Воинами.

Огромные железные ворота с высокими, хорошо укреплёнными барбаканами с обеих сторон охраняли вход в башню. Оникс провёл их сквозь жуткий портал, который выглядел словно пасть неведомого существа, распахнутая в предсмертном крике. Экзувии вкатились в чёрные ворота, пронося пленных воинов по коридору, где на них пахнуло обжигающим паром, вырывающимся из ловушек на крыше.

После того как они проникли за ворота, Уриэль стал осматривать окрестности, стараясь запомнить как можно больше. Оказалось, что башня вовсе не стояла на скале, как они полагали ранее, а была необъяснимым образом подвешена на мириадах толстых цепей над пустотой, в которой отражалось мёртвое небо. Каждая цепная опора была толщиной с колонну, что поддерживала многокилометровую галерею перед Храмом Исправления, и некоторые представляли собой мосты. Что-то щёлкнуло в сознании Уриэля, и он догадался, что башня уходит ещё на тысячи метров вниз, в бездну, заполненную испарениями.

— Император, охрани нас, — произнёс он хрипло.

— Зря сотрясаешь воздух, тебе и так его не хватает, — отозвался Оникс. — Или ты думаешь, что он всемогущ и здесь?

Уриэль не снизошёл до ответа. Длинная базальтовая плита нависала над пустотой и вела прямо к огромным воротам, вырубленным в стене башни. Поверхность этого своеобразного моста была идеально отполирована несчётным количеством ног. Плита вела к арке, сделанной из какого-то дьявольского металла, шипящего, как будто его только что сняли с наковальни. Размеры переправы были таковы, что целый полк мог по ней промаршировать, не перестраиваясь, и самый крупный из Титанов без опаски преодолел бы её.

Наконец они вошли внутрь башни. Каждый глоток воздуха здесь был напоён доисторическим злом.

— Халан-Гол, — произнёс Оникс с гордостью. — Величие и мощь живого бога помогли выковать эту крепость, подходящую для владыки. По его велению был выстроен этот город, вопреки всем законам природы.

— Это отвратительно! — выкрикнул Уриэль.

— Нет, — ответил полудемон. — В этом — будущее.

Внутреннее устройство башни было ничуть не менее устрашающим, чем внешний вид. Тут были и обширные пыльные залы, уставленные бронзовыми статуями, и огромные кузницы, где текли реки расплавленного металла. Палящий, удушающий жар наполнял башню, а чёрные капли конденсата падали с закопчённых сводчатых потолков. Ни на секунду не умолкали далёкие крики и тяжёлые удары. Проползающие то тут, то там тени (возможно, это были экзувии) ютились в высоких аркадах. Чаще других обитателей башни попадались на пути существа, одетые в чёрные робы и шаркающие тяжёлой, механической походкой. Их красные глаза с интересом разглядывали пленников, которых Оникс вёл всё дальше и дальше, и только экзувии предохраняли воинов от тянущихся к ним металлических конечностей. На робах существ красовались восьмиконечные символы Хаоса. Они отдавали приказания машинам, предназначение которых так и осталось для Уриэля загадкой.

Когда они миновали огромную несуразную конструкцию с насосами и поршнями, смонтированную из арматуры, из тени вдруг вышло шипящее чудовище и преградило им дорогу.

Оникс строго глянул на создание в чёрной робе, неуклюже шаркающее в облаке света, и Уриэль почувствовал раболепный страх, исходящий от существа. Чудовище тем временем приближалось, переставляя шесть сегментированных ног из клёпаного железа. Его тело, заключённое в промасленный экзоскелет, сложно было назвать живым. Голова была несоразмерно большой и вряд ли удержалась бы на плечах, не поддерживай её дополнительные приспособления. Из-под глубоко надвинутого капюшона было видно только нижнюю часть лица из блестящего металла и глаза — точнее, оптические линзы — на гибких металлических трубках-стебельках.

Тысячи прозрачных трубочек пронизывали плоть — видимо, по ним и поступала в этот странный организм субстанция, которая поддерживала жизнь в этом омерзительном создании. Тем временем чудовище приблизилось к Уриэлю, протягивая механические руки, снабжённые скальпелями, дрелями и паяльниками.

Оникс подскочил к отвратительной твари, выпустил когти и жёстко сказал:

— Нет, эти для хозяина Халан-Гола.

Тварь разочарованно зашипела, вскинув вверх конечности, и дрели оказались в угрожающей близости к голове Оникса. Чудовище попыталось оттолкнуть полудемона со своего пути, но воин в чёрном силовом доспехе явно не собирался уступать.

— Я же сказал — нет! — повторил он жёстко. — Вполне вероятно, что чуть позже они попадут в руки Мортициев, но не на этот раз.

Существо пару секунд обдумывало услышанное и затем отступило обратно в тень.

Оникс проводил его пристальным взглядом, и, пока его внимание было отвлечено, Уриэль предпринял попытку освободиться из вязких объятий экзувий. Но это оказалось безнадёжным делом, он не смог даже пошевелиться. Когда Оникс убедился, что Мортиций действительно убрался с дороги, то втянул когти и продолжил путь.

Надежда таяла с каждым тёмным залом, что они пересекали, и с каждым лестничным пролётом, что они преодолевали, не будучи в состоянии пошевелить даже пальцем. Чем дальше они продвигались вглубь башни, тем громче становился сводящий с ума ритмичный стук.

По сверкающему серебром мосту Космодесантники были переправлены через широкую расщелину, из которой поднимались горячие жёлто-зелёные испарения. За мостом вздымалась высокая стена из тёмного камня с зелёными прожилками, в которой наличествовали запертые железные ворота с шипованными створками, охраняемые двумя Титанами, чьи доспехи несли на себе следы давних войн. Уриэль с отвращением посмотрел на развевающиеся флаги Проклятого Легиона.

— Скоро вы увидите святая святых крепости Халан-Гол. Цените оказанную вам честь! — воскликнул Оникс, ступая первым на мост через бездну.

Когда они приблизились к воротам, те распахнулись с таким грохотом, что со злобно скалящихся горгулий, сидящих под крышей мрачного помещения, слетела пыль. Оникс провёл пленников через портал, и наконец, Уриэль и его спутники оказались лицом к лицу с хозяином Халан-Гола.

Стены святая святых были облицованы чёрным камнем с золотистыми прожилками и мерцали от влаги, покрывавшей их. Арочные окна пропускали свет мёртвого неба, который ложился на пол молочно-белыми полосами. На серебристо-белом троне восседал воин с иссечённым шрамами лицом и коротко подстриженными чёрными волосами. Он был одет в древний, изрядно помятый силовой доспех. По обеим сторонам от трона несли караул Железные Воины. На жестоком лице хозяина крепости сейчас отчётливо читалось любопытство; длинный свежий рубец тянулся через его висок. Позади трона стоял гигантский Железный Воин, с которым Уриэль уже встречался — тогда, в стычке у стен крепости.

— Избавься от экзувий, Оникс, — приказал сидящий на троне.

Оникс кивнул и повернулся лицом к чудовищам. По его лицу пробежали серебряные всполохи. Уриэль почувствовал, как существа, удерживающие его в плену, стали слабеть, медленно стекая на пол, — они опять стали жидкими и вонючими. Затем эти жалкие твари поспешили расползтись по тёмным углам.

Как только Ультрамарин почувствовал свободу, рука его потянулась к мечу, но тут же стволы более чем сорока болтеров оказались направлены прямо на него. Оружие было украшено восьмиконечными знаками Хаоса. Железные Воины быстро разоружили Космодесантников, чтобы полностью исключить опасность для человека, что сидел на троне.

Пока они занимались этим, коменданту принесли чёрный боевой топор, по которому Уриэль узнал своего противника на поле боя. Тогда капитан промахнулся всего на пару сантиметров…

— Мы уже встречались, — сказал вдруг воин, сидящий на троне.

— Ты Хонсю? — спросил Уриэль.

Железный Воин встал, подошёл и со всего маху ударил капитана в висок. Уриэль упал на одно колено, едва затянувшаяся рана на шее открылась, и свежая кровь опять начала заливать доспех.

Хонсю кивнул:

— Ты знаешь меня, но я не имею представления о том, кто ты. Итак, как ты себя именуешь?

— Ты ничего не добьёшься силой, — сказал Уриэль, поднимаясь и зажимая порез рукой.

— Это, кажется, довольно простой вопрос, — ответил Хонсю, проводя кончиками пальцев по рубцу на виске. — Я хотел бы знать имя человека, которому удалось пустить мне кровь.

— Хорошо. Меня зовут Уриэль Вентрис, а это мои воины.

Хонсю внимательно посмотрел на бойцов, стоящих за спиной капитана, и заметил:

— Ты прибился к странной компании, Уриэль Вентрис. Ведь это изменники, предатели и беглые рабы.

Уриэль не ответил, понимая, что Хонсю и его самого причисляет к предателям. С доспехов Ультрамарина были содраны все знаки отличия, и ничто не говорило о его принадлежности к войскам Императора.

Он лихорадочно соображал, как бы использовать с выгодой для дела сложившуюся ситуацию, когда Хонсю спросил:

— А откуда ты знаешь, как меня зовут? Торамино сказал тебе?

— Кто?

— Не прикидывайся тут дурачком, — с угрозой произнёс Хонсю. — Иначе тебе придётся узнать, как быстро я теряю терпение. Ты прекрасно знаешь, кто такой Торамино.

Поскольку Уриэль не отвечал, Хонсю продолжил:

— Нет никакого смысла геройствовать, всё равно я получу всю необходимую информацию. Мортиции выжмут её из тебя в достаточно короткий срок. Поверь, тебе лучше самому рассказать всё, что меня интересует, чем потом мучиться в когтях этих чудовищ. А результат будет один.

— Я узнал о тебе от Торамино, да, так оно и есть, — наконец произнёс Уриэль.

Хонсю рассмеялся:

— Видишь, Закайо, Торамино пал так низко, что прибегает к помощи наёмников. Как-то это не очень хорошо согласуется с его теорией чистоты крови, а?

— Да уж, — ответил Обакс Закайо, обходя трон Хонсю с правой стороны и поднимая Леонида и Элларда на механических лапах, что выдвинулись у него из-за спины. Гвардейцы пытались сопротивляться, но всё было бесполезно. — Ну что, недолго довелось погулять на свободе?

— Оставь их, Закайо, они не достойны того, чтобы их кровь пролилась здесь. Отправь их работать в кузницы.

Обакс Закайо кивнул и выпустил двух гвардейцев, но по-прежнему остался стоять за их спинами.

— Для чего ты проник в мою крепость, Вентрис? — продолжил допрос Хонсю.

— Ты же сам сказал — мы наёмники, — спокойно ответил Уриэль.

— Они прошли через порталы безумия и пытались подобраться к центральной башне, когда я нашёл их, — доложил Оникс. — Я считаю, что они не просто наёмники, они — наёмные убийцы.

— Это так, Вентрис? Вы наёмные убийцы?

— Я всего лишь простой солдат.

— Нет, это не так, — заявил Хонсю, снова подходя к Уриэлю неторопливой уверенной походкой. — Простой солдат не сможет провести свой отряд через порталы безумия и пробраться так далеко в Халан-Гол.

Взяв железной рукой Уриэля за подбородок, комендант крепости заставил Ультрамарина повернуть голову. Капитан смог хорошо рассмотреть чудовищную механизированную лапу, прикосновение которой вызвало приступ тошноты.

— Каким образом и для чего ты оказался на Медренгарде? — спросил Хонсю, глядя в глаза Уриэля.

Комендант и Ультрамарин долго смотрели друг другу в глаза — каждый ждал, когда второй отведёт взгляд. Уриэль был представителем не только Императора, но и всего светлого в этом мире, а Хонсю был предателем. Один прожил какую-то жалкую сотню лет, а за плечами другого было несколько тысяч лет боев. Несмотря на то, что их разделяла пропасть времени и вражды, Уриэль почувствовал воинский дух в Хонсю и пожалел, что волею судьбы тот оказался его врагом, а не собратом по оружию.

Может быть, близость к Оку Ужаса отравила капитана, может, его чувствами играли злобные духи этого места, может, сам Хонсю каким-то образом влиял на него… Причина была не важна, гораздо удивительнее было другое — чем дольше Уриэль всматривался в глаза Железного Воина, тем больше убеждался, что между ними нет непреодолимой пропасти.

Ультрамарин видел в его глазах те же стремления, что жили и в его душе. Какая-то часть капитана даже восхищалась тем, как умело Хонсю ставил цели и как быстро добивался их.

Если бы не судьба, которая была предопределена обоим ещё до рождения, то, кто знает, может быть, они стояли бы сейчас плечом к плечу. Ведь могло случиться и так, что Уриэль оказался бы среди Чёрных Крестоносцев, или Хонсю бился бы рядом с ним в передовом отряде Космодесантников на Тарсис Ультра.

Вдруг капитан уловил восхищение в глазах коменданта Халан-Гола и понял, что тот думал о том же самом.

— Мы на Медренгарде, чтобы сражаться, — просто ответил Уриэль.

— Как я и предполагал, — кивнул Хонсю. — Вы доблестно бились под моими стенами. И, как я понимаю, это тебе и твоим воинам надо сказать спасибо за испорченный подъёмник?

— Да, — горделиво сказал Ваанес, довольный произведённым эффектом. — Это я перерезал канаты.

— Из этого я могу сделать вывод, что вы не служите Бероссу, возможно, вы подчиняетесь только Торамино, — облегчённо пробормотал Хонсю. — В любом случае, вы оказали мне неоценимую услугу. Без постоянного подкрепления Беросс не сумеет проломить оборону.

Хонсю обошёл всех Космодесантников отряда, рассматривая в упор каждого из них. Он остановился рядом с Пазаниусом, взял его за серебряную руку и поднял её к глазам, чтобы получше рассмотреть.

— Искусная работа, — похвалил комендант. — Твоя?

— Нет, — выдавил Пазаниус сквозь сжатые зубы. — Техножрецы на Павонисе постарались.

— Павонис? Я никогда не слышал об этом мире. Это мир Омниссии?

— Нет.

Хонсю вдруг широко улыбнулся и спросил:

— Ты ведь ненавидишь меня, не так ли?

Пазаниус повернулся и посмотрел на Хонсю в упор:

— Да, я тебя ненавижу! И не только тебя, а вообще всех этих ублюдков и прихвостней Хаоса.

Хонсю медленно обошёл Пазаниуса, стёр чёрную пыль и склизкие остатки экзувий с его силового доспеха и пристально осмотрел наплечники и нагрудные пластины. Потом вернулся к Уриэлю и осмотрел его силовой доспех так же внимательно.

— Я не вижу ни знаков отличия, ни эмблем, — сказал он. — Из какого вы Ордена?

— Какое значение это имеет здесь? — тихо сказал Уриэль.

— Мне нравится, как ты отвечаешь.

— И как же я отвечаю?

— Очень осторожно, — усмехнувшись, произнёс Хонсю, — Сказать тебе, что я думаю по этому поводу?

— Если я скажу «нет», это что-нибудь изменит?

— Вряд ли. Твоё слово тут мало что значит. Итак, я полагаю, что вы Ультрамарины. И мне страшно подумать, какое гнусное преступление числится за вами, чтобы вас закинули в Око Ужаса. Вы повернулись направо, когда все поворачивались налево во время праздничного марша на плацу? Забыли спросонья прочитать молитву одеялу с простынкой?

Уриэль чувствовал, как гнев вновь закипает в нём, но заставил себя не реагировать на недостойные насмешки.

— Да, мы Ультрамарины, но причины, по которым мы здесь оказались, совершенно не важны. Мы прибыли сюда, чтобы сражаться.

— А с кем сражаться, вам не важно?

Уриэль предполагал, что этот вопрос обязательно прозвучит, ещё до того, как Хонсю его задал, поэтому быстро и хлёстко ответил:

— Да не особенно.

— В таком случае, мне пригодились бы такие воины, как вы, — сказал Хонсю, скрещивая руки на груди. — Я могу предложить вам гораздо больше, чем Торамино или Беросс. Вы присоединитесь ко мне?

Уриэль смотрел на Железного Воина, а в голове его калейдоскопом мелькали мысли. У них с Хонсю было много общего, это был настоящий воин, их взаимопониманию мешают только разные верования. Так ведь?

У Уриэля больше не было Ордена, который он мог бы назвать своим в полном смысле слова, так что, может быть, лучше найти такого вот умного и храброго командира, с которым можно вместе сражаться?

Но все то, на чём был воспитан Уриэль, принципы, каноны, догмы, постулаты — всё, что делало его Космодесантником, — все восстало в нём. И когда он вновь посмотрел Хонсю в глаза, то в них можно было прочесть только один возможный ответ.

 

Часть III

В ЦАРСТВЕ БЕСКОЖЫХ

 

Глава 13

Уриэль совершил умопомрачительный прыжок, в полёте со свистом выхватил меч из ножен и нанёс удар, целясь в шею Хонсю.

— Я воин Императора, Космодесантник, защитник всего хорошего в этом мире! Я никогда не присоединюсь к такому, как ты! — прокричал он.

Хонсю даже не шелохнулся, и лезвие меча неминуемо снесло бы ему голову, но бронзовые когти Оникса оказались быстрее. Полудемон плоской стороной лезвия ударил Космодесантника по горлу так, что тот отлетел к стене и рухнул, задыхаясь от боли. Он выронил меч и судорожно пытался восстановить дыхание. Это ему удалось, и капитан сумел дотянуться до выпавшего меча и даже схватил его за эфес, но на лезвие уже опустилась нога в тяжёлом ботинке.

— Ты считаешь меня идиотом, Вентрис? — рявкнул Хонсю. — Ты что думаешь, я случайно стал комендантом? Нет, я управляю этой крепостью только по одной причине — я оказался лучше всех, кто хотел бы занять это место.

В завершение отповеди Хонсю нанёс удар тяжёлым ботинком в челюсть Ультрамарина. Уриэль попытался уйти из-под града ударов, а в это время Железные Воины направили болтеры на остальных членов отряда, чтобы никто не вздумал кинуться на помощь командиру.

Уриэль изо всех сил старался подняться на ноги, но Хонсю не давал ему ни малейшего шанса. Он методично обрабатывал его ребра железными ботинками, затем схватил за затылок и со всей силы «приложил» его лбом об пол. Капитан почувствовал, что из носа хлынула кровь. Ему ничего не оставалось, кроме как постараться максимально закрыться от ударов. Но Хонсю был мастером в таких делах, скоро вместо лица у Ультрамарина было кровавое месиво.

— Черт, ты ещё очень пожалеешь, что не принял моё предложение! — проревел Хонсю, размазывая свернувшуюся кровь по лицу Уриэля. — Я отдам тебя на растерзание Мортициям, и они покажут тебе такие горизонты боли, что тебе даже и не снилось! Ты станешь для них подопытным кроликом, а когда им надоест развлекаться с тобой, твоё тело пустят на запчасти!

Уриэль перекатился на спину, харкая кровью, затем с трудом приподнялся на локте и прохрипел:

— Я Уриэль Вентрис, Ультрамарин, верный слуга благодетельного Императора и враг всех предателей и последователей тёмных сил. И ничто не в силах это изменить.

Хонсю зарычал и снова начал бить капитана по лицу. Кровь лилась на пол, а комендант орал:

— - Да будь ты проклят! Как ты посмел отказаться от моего предложения? Ты никто и ничто. Даже твой Орден отрёкся от тебя! Ты для них пустое место. Какой смысл хранить им верность?

Уриэль изловчился и поймал кулак Хонсю, занесённый для очередного удара.

— Я храню верность своей чести! — выпалил он, высвобождая вторую руку и нанося сокрушительный хук справа.

Хонсю рухнул как подкошенный, а Уриэль откатился и поднялся-таки на ноги. Пошатываясь, он направился к своему отряду. Космодесантники и два гвардейца загородили его от Железных Воинов. Уриэль, опершись о Пазаниуса, сплёвывал на пол кровь вместе с зубами.

— В какой-то момент ты заставил меня забеспокоиться, — сказал Пазаниус.

Несмотря на то, что сержант произнёс это как можно более безразлично, Уриэль уловил заботу и дружеское участие.

— Я воин Императора, мой друг, — произнёс капитан. — И я никогда не перейду на сторону тёмных сил, ты это знаешь.

— Да, я знаю это, — подтвердил Пазаниус.

— Ты определённо провёл того ублюдка, — сказал Ваанес, пробираясь поближе к командиру. Его выдвижные когти показались из латных перчаток, — И меня тоже. К чёрту все это, Вентрис, я не умру так просто!

— Я тоже, если выживу, — попытался пошутить Уриэль.

Железные Воины окружили их, держа под прицелом. В это время Хонсю поднялся, вытирая кровь с лица.

— Я лично прослежу, чтобы тебя разорвали надвое, Вентрис! — пообещал комендант. — Я прикажу скормить тебя Демонкулабе, а твои останки отдать Бескожим. Посмотрим, что тогда станет с твоими драгоценными идеалами и принципами, и будешь ли ты все так же их держаться.

— Ты не можешь сделать ничего такого, что могло бы подорвать мою веру в Императора хоть на секунду, — с расстановкой ответил Уриэль.

— Веру? — переспросил Хонсю с усмешкой, — Святая простота! Железные Воины когда-то тоже верили, но к чему это их привело? Мы преданы Императором и выброшены в Око Ужаса. Если ты думаешь, что удостоишься лучшей участи за веру в Императора, то мне интересно, что болтается у тебя в голове взамен мозгов?

Пазаниус взревел и бросился к Хонсю, желая вцепиться ему в горло, но Оникс встал на защиту своего хозяина, выпустив металлические когти. Для своей комплекции Пазаниус двигался на удивление быстро и ловко. В прыжке он неожиданно сменил направление и серией ударов разбил лицо полудемону.

Оникс взревел и опрокинулся навзничь, серебряный свет струился сквозь рваные раны на его лице. Пазаниус же сгрёб за грудки Хонсю и занёс свой мерцающий кулак для смертельного удара.

Но прежде чем он смог ударить, Обакс Закайо перехватил его руку, выворачивая её назад. Гидравлическая клешня с чудовищной силой сжала руку Пазаниуса, превратив её в кусок покорёженного металла. Обакс Закайо сбил Пазаниуса с ног и встал над поверженным сержантом, высоко занеся топор. Но удара не последовало. Железный Воин, не веря своим глазам, наблюдал за тем, что происходило с искорёженной рукой сержанта.

Уриэль тоже с ужасом и удивлением смотрел, как разбитая и искромсанная металлическая рука Пазаниуса начала восстанавливаться. Металл зашевелился, как ртуть, поверхность протеза покрылась рябью, и не прошло и минуты, как весь урон, нанесённый Обаксом Закайо, исчез бесследно. Вскоре рука имела такой вид, словно Пазаниусу только что поставили новый протез.

— Пазаниус, — выдохнул Уриэль. — Но… как?

Его друг спрятал чудесно восстановившуюся руку за спину.

— Прости меня… — пробормотал Пазаниус, чуть не плача. — Я должен был…

Хонсю подошёл к сержанту и ещё раз обследовал своими аугметическими пальцами блестящее предплечье Пазаниуса. Довольно долго он с интересом рассматривал невиданное им доселе чудо техники.

— Отвести их к Мортициям на растерзание. Но вот этого оставить в живых… Я хочу такую руку, — приказал он. Затем комендант повернулся и подошёл к Уриэлю. — Вентриса отправить в Демонкулабу, большего он не стоит. Пусть возьмут всё, что сочтут нужным из его тела, — с перекошенным яростью лицом произнёс Хонсю.

Путешествие в зал Мортициев сопровождалось бредовыми видениями и безумными наваждениями.

Внутренний мир башни не подчинялся общим законам мироздания. Одна только лестница чего стоила: она вилась по спирали, перекрученной несколько раз, а по «изнаночной» стороне, так же как и по «лицевой», передвигались обитатели Халан-Гола: шныряли рабы, важно шествовали полноватые священнослужители, тяжёлой поступью спускались Железные Воины. Хотя нельзя было с уверенностью сказать, спускались они вниз или поднимались вверх — здесь измерения и гравитация жили по другим законам.

Обакс Закайо, Оникс и ещё сорок Железных Воинов провели Космодесантников из приёмного кабинета Хонсю обратно через зал с глубоким проломом, на дне которого бурлил расплавленный металл. Они прошли мимо Титанов к крытой аркаде, под сводами которой гуляло эхо. Несмотря на то, что Уриэль имел возможность внимательно следить за дорогой, которую уже один раз проделал, он понял, что не нашёл бы обратного пути. Дело было в том, что безумное пространство башни всё время менялось, и невозможно было предугадать, куда тебя выведет коридор через минуту.

В грязных и помятых силовых доспехах, без оружия, с опущенными головами Космодесантники и гвардейцы следовали под конвоем сквозь тёмные пыльные коридоры. Всё это время Пазаниус старался держаться подальше от Уриэля, чтобы ненароком не встретиться с ним взглядом. Всеобщая покорность задевала гордость Уриэля, но если бы они атаковали сейчас своих сопровождающих, то такой необдуманный шаг привёл бы к гибели остатков отряда. А коль скоро он связан смертельной клятвой, то должен держаться до последнего вздоха. Надо использовать любую возможность, чтобы выполнить задание. А подраться с этими выродками он всегда успеет.

Их путешествие закончилось в месте, которое Хонсю называл залом Мортициев. Как следовало из названия, здешние обитатели не могли считаться образцом милосердия и человеколюбия. Уриэль не принадлежал к числу людей, которых пугают названия, но всё равно при одном упоминании о Мортициях у него противно ныл желудок и по спине струился пот. Было ли существо, что перегородило им вход в башню и которого отогнал Оникс, Мортицием?

Капитан заподозрил, что скоро он получит ответы на все вопросы. Обакс Закайо нерешительно приблизился к низкому сводчатому проходу, из которого доносились мучительные крики и шипение металла. В нос ударил густой и резкий запах крови. Что-то зашевелилось, неуклюже заворочалось в освещённых красным светом глубинах коридора.

Обакс Закайо немного помедлил, прежде чем войти под своды туннеля. Скрежет железа по камню и ритмичный стук какого-то огромного сердца тонули в криках. На Железных Воинов было больно смотреть — на их лицах был написан такой ужас, что Космодесантникам стало от этого даже немного легче. Оникс не выказал такой нерешительности и переступил порог зала Мортициев без страха.

Когда Уриэль вошёл внутрь, задерживая дыхание из-за сильной вони, он всё ещё не понимал, чего, собственно, так боятся Железные Воины. Серебряный свет глаз Оникса позволял рассмотреть окружающее, и капитан вдруг поймал себя на том, что испытывает чувство благодарности к этому существу, ведь иначе им пришлось бы передвигаться в полной темноте. Один из обитателей зала Мортициев, прихрамывая, направился к ним. Было видно, что каждый шаг даётся ему с большим трудом.

Ультрамарин рассмотрел, что полуобнажённое тело существа представляет собой дикую комбинацию конечностей и каких-то придатков, происхождение которых только Хаосу известно. Голова существа была запрокинута, вместо глаз и ушей блестели медные заклёпки. У него было две ноги, которые раньше явно принадлежали людям с существенной разницей в росте, и торс, покрытый паутиной хирургических шрамов. Может быть, когда-то создание и имело пол, но сейчас ничто не указывало на это. Руки чудовища бестолково болтались, раскачиваясь подобно маятникам.

— Чего надо? — проговорило оно невнятно, наверное, потому, что и рот его тоже был наполовину заштопан. — Вас сюда никто не звал и никто не ждёт.

— Сабатиер, — сказал Оникс, — мы доставили кое-что интересненькое для твоего хозяина — новую плоть.

Сабатиер перевёл «взгляд» с Оникса на воинов отряда и, отчаянно хромая, подошёл к Ардарику Ваанесу. Он протянул заляпанные кровью и слизью руки, желая что-то выяснить для себя. Но Ваанес не собирался терпеть такое обращение и, оттолкнув отвратительные конечности, сказал:

— Не прикасайся ко мне, урод.

Сабатиер довольно хихикнул или закашлялся — это было сложно понять — и повернулся к Ониксу, пробормотав:

— Какой дерзкий.

Ваанес вдруг кинулся на него и молниеносным движением свернул ему шею. Позвонки странного существа противно хрустнули. Сабатиер удивлённо замер, а потом медленно осел на пол. Обакс Закайо, взвыв от ярости, подхватил Ваанеса своими гидравлическими клешнями и поднял высоко над землёй.

— И какой сильный, — продолжил Сабатиер с земли, где неуклюже возился, пытаясь подняться. Голова его висела на груди, острый обломок кости пропорол кожу.

Он махнул кривыми конечностями в сторону Обакса Закайо и проскрипел:

— Оставь его тут, хозяин всегда выбирает сильную особь. Но большинство к нам поступают ослабевшими после голодовки. Может быть, этот выскочка — счастливчик, и тогда мастера сделают его таким же, как я. Мёртвым, но не лежащим без дела в могиле.

— Судя по всему, он уже счастлив, — проворчал Обакс Закайо, швыряя Ваанеса на землю.

— Но думаю, что сегодня его везение закончится, — сказал Сабатиер гортанно, водружая голову на плечи и придерживая её рукой.

Как будто отзываясь на его голос, стены арочного помещения заколыхались в такт доносящимся стонам и далёкому стуку огромного сердца. Большая железная клетка призывно распахнула дверь, и Железные Воины загнали пленников в неё, подталкивая стволами болтеров.

Когда пленники вместе с сопровождающими оказались на своеобразной платформе, Сабатиер потянулся к рычагу жёлто-чёрного цвета с символикой Хаоса и с видимым усилием запер клетку. Когда дверь с металлическим клацаньем закрылась, наверху заработал старинный блок, и клетка медленно пошла вниз.

Уриэль перевёл глаза на закопчённый пол клетки. Сквозь ячейки виднелась мерцающая в дымке шахта, обшитая промасленными листами железа. Дна не было видно, и Уриэль понимал, что эта шахта не выходит за пределы башни. А то, что такие размеры совершенно не укладывались в его представления о нормальной пространственной геометрии, больше не удивляло его. Капитан давно понял, что в этом мире действуют совсем другие законы.

Они спускались всё ниже и ниже, и, казалось, их путешествие никогда не закончится. Ваанес сумел пробраться поближе к Уриэлю. Клетка к этому времени так разогналась, что, задевая краями об обшитые железом стены шахты, уже не лязгала, а визжала.

— Нам надо побыстрее отсюда выбираться. Что-то мне не хочется знакомиться с Мортициями, — озабоченно сказал Ваанес.

— Да мне тоже, — признался Уриэль. — Учитывая, что это беспокоит даже Железных Воинов, нам уж точно не сулит ничего хорошего.

— Возможно, твой сержант с самовосстанавливающейся рукой сможет расчистить дорогу. Чёрт побери, где же он её достал?

— Я бы сам хотел знать, — задумчиво сказал Уриэль.

В это время клетка начала тормозить, приближаясь к платформе. Сабатиер отпер дверь, и Железные Воины выкинули Космодесантников и гвардейцев из клетки в туннель, прорубленный в скале, в конце которого виднелись пульсирующие красные отблески. Ушей достигли хор диких криков живых существ, свист, бренчание и шипение неведомых механизмов. Но все эти звуки не могли заглушить неумолчный громоподобный стук огромного сердца. Красный жар и жуткая какофония становились сильнее и сильнее по мере приближения к огромной пещере.

— О нет… — в ужасе выдохнул Уриэль, когда своими глазами увидел, что собой представляет зал Мортициев.

— Какого чёрта… — прошептал Ваанес, лицо которого было бледным даже в дьявольском красном свете.

Дальний конец зала терялся из виду, ребристые своды вздымались на невообразимую высоту. Толстые кабели и трубы, проложенные вдоль стен, поднимались к потолку; капли конденсата и других подозрительных жидкостей падали на липкий каменный пол. Многоуровневые клетки, похожие на те, что Уриэль видел в лагере смерти в горах, громоздились вдоль стен. К каждой тянулось несколько труб от висящих под потолком переполненных пузырей.

Когда капитана силой втолкнули в эту пещеру, он неожиданно почувствовал давление на свои чувства восприятия. Это было похоже на то, как если бы ему вкололи очень сильное болеутоляющее. Цвета, запахи — все просачивалось словно через вату.

Привлечённые шумом грузоподъёмника, к платформе потянулись существа в чёрных облачениях. Они преградили отряду дорогу, пресекая любые попытки продолжить путь. Некоторые из них пришли на паучьих ногах, другие — на странных ходульных конструкциях, третьи приехали на шипованных гусеницах. Их конечности представляли собой манипуляторы с обилием лезвий, скоб, пил для костей и дрелей. Ни одно из этих созданий не было похоже на другое, тело каждого было испещрено множеством шрамов.

На бритых черепах красовались те или иные вариации символа Адептус Механикус, хотя Уриэль не очень-то верил, что своим происхождением твари обязаны именно Богу-Машине. Между собой эти существа переговаривались на неразборчивом щёлкающем наречии, совершенно непонятном пленным воинам.

Оникс и Сабатиер первыми вошли в пещеру. Мортиции быстро окружили их, тыча в Оникса клешнями и пытаясь вонзить в него кривые иглы.

— Примите дар лорда Хонсю, — произнёс полудемон, не обращая внимания на столь неделикатное обращение.

Не обнаружив ничего достойного интереса в его полудемоническом телосложении, кровожадные хирурги перешли к воинам отряда. Их взгляды словно насквозь просвечивали Космодесантников и гвардейцев. В одном из приблизившихся монстров Уриэль узнал того, что преградил им дорогу, когда Оникс вёл их по башне. Из разверстого рта этого странного создания вылетела серия шипящих и щёлкающих звуков, и капитану стало понятно, что это осмысленная речь.

— Ваш дар принят, — перевёл Сабатиер. — Вам нужно оставить здесь тех, кого ещё не касался нож.

Оникс кивнул, а Уриэль всё это время не мог оторвать глаз от зрелища, открывшегося в глубинах пещеры. Прикованный к месту ужасом и брезгливостью, он смотрел вглубь грота.

Там, над бурлящим озером крови, на цепях из чёрного железа висел багровый демон. Его тело пронзали красные трубки и огромные сверкающие штифты. Вокруг страдальца воздух искрился от неимоверного скопления древних магических энергий. Плоть несчастного существа шелушилась и отваливалась в некоторых местах кусками. Грязные, слипшиеся волосы спускались с рогатого черепа по спине. Пленный демон бился в агонии над озером собственной крови. Уриэль рассмотрел огромные раны на его спине, откуда, похоже, совсем недавно, удалили пару крыльев. Грудь пленника тяжело вздымалась, а по помещению разносилось ритмичное эхо. Капитан понял, что сердцебиение именно этого демона они слышали постоянно в крепости.

— «Вы сразу узнаете, как только увидите его…» — проговорил Пазаниус.

— Что?

— Это именно то, о чём нам говорил Омфал Демониум, помнишь?

— О чём ты говоришь? — недоумевал Уриэль.

— Кровавое Сердце, — сказал Пазаниус. — «Вы узнаете его, как только увидите…».

Уриэль ещё раз взглянул на опутанного толстыми цепями демона. Пазаниус был совершенно прав. Это существо и есть Кровавое Сердце. Если верить Серафису, этот демон сумел обвести Омфала Демониума вокруг пальца и заключить его в адском локомотиве.

Озеро крови было окружено сотнями гробов из закопчённого железа, стоящих вертикально. К ним были подведены булькающие красные трубки. Внутри каждого гроба лежал псайкер, тело которого было проколото неимоверным количеством игл, через которые уходила кровь. Все трубки сходились в одну большую, что вела к кровавому озеру, над которым висел пленённый демон. Над озером вздымался пульсирующий фонтан крови, окатывая висящего на цепях демона. Зыбкая дымка поднималась над существом, наполненным энергией варпа, и обволакивала всю пещеру. Мучения демона, обездвиженного цепями, были невыносимы. И теперь, когда Уриэль присмотрелся повнимательнее и начал анализировать открывшееся его взору, он пришёл к выводу, что причина помутнения его чувств была перед его глазами.

— Лорд Хонсю требует вот этого для себя, — сказал Оникс, указывая на Уриэля. — Его следует скормить Демонкулабе, а вот этого, с серебряной рукой, надо разобрать на части и доставить протез коменданту. Это возможно?

Один из обитателей ужасного зала тотчас вздёрнул Пазаниуса на когтях, что с шипением вылезли из пневматических лап. После серии умелых и быстрых манипуляций наплечник силового доспеха был снят с Пазаниуса. Бездушным глазам хирурга предстал бицепс сержанта и место, где соединялись металл и плоть.

— Поставь меня на землю, ты, хаоситская мразь! — прорычал сквозь зубы Пазаниус, неожиданно извернулся и ударил со всей силы ногами по, казалось, довольно хлипкому торсу Мортиция. Тот злобно зашипел, поскольку совершенно не ожидал такой прыти. Толстая железная игла вдруг резко выскочила из его запястья и упёрлась в грудную пластину силового доспеха сержанта. Пазаниус перестал сопротивляться, и чудовище передало его в цепкие лапы собратьев-хирургов.

Уриэль метнулся было на помощь другу, когда увидел, что сержанта уносят прочь, но движения его были странно медленными. И Ониксу не составило труда остановить его, приставив коготь-лезвие к шее капитана.

— Не надо, — просто сказал он. — Его участь, думаю, будет счастливей твоей.

Мортиции окружили Уриэля, протягивая к нему свои омерзительные механизированные конечности.

— Я тебя убью, — мрачно пообещал Уриэль, хотя его уже поднимали в воздух, не обращая внимания на попытки вырваться. — Тебе лучше пристрелить меня сейчас. В противном случае могу поспорить на что угодно — я увижу тебя мёртвым.

— Если силы Хаоса распорядятся моей судьбой таким образом, то я не имею ничего против. А если бы и имел, от этого ничего не изменится. Хотя думаю, что ты ошибаешься. Ты умрёшь здесь, Уриэль Вентрис, — пожав плечами, произнёс Оникс, прежде чем развернуться на каблуках и направиться к туннелю, что вёл к клетке-подъёмнику. За ним тут же поспешил Обакс Закайо.

Уриэль вёл безнадёжную борьбу с многочисленными конечностями, охватившими его, но они обладали такой силой и хваткой, что он едва мог шевелиться. Мортиции приблизили свои морды и начали детально осматривать его. Их влажно поблёскивающие металлические лапы сковали его намертво.

Звенящий механизм, состоящий из веретенообразных стержней с насаженными на них микрофонами внезапно вылетел из-под капюшона чудовища. Разряды статического напряжения пробежали по телу этого странного существа, и Мортиции произнёс безжизненным голосом:

— Тебя надо скормить Демонкулабе. Как можно портить такую хорошую плоть? Над тобой с удовольствием потрудился бы любой хирург. И смог бы выяснить то, что раньше было нам неизвестно.

— Что вы собираетесь делать с нами? — вскричал Ваанес, пытаясь освободиться от стальных объятий. Выглядело это довольно-таки комично, так как ему удалось лишь нелепо дёрнуться несколько раз. Огромное чудовище, возвышающееся на несколько метров над Космодесантниками, крепко держало его. Монстр даже не обратил внимания на попытки Ваанеса вывернуться и спокойно двинулся на своих механических ногах в глубину зала.

— Вы теперь принадлежите хирургам, — изрёк Мортиции. — Повелителям царства смерти. Они вам разъяснят, что такое боль и как её надо выносить. Они исследуют вас сверху донизу, а потом извлекут те части, что окажутся полезными для нас. И ваша плоть превратится в нашу.

Тёмные жрецы гордо проплыли через красный сумрак пещеры к пыточным столам. Приспешники Хаоса обсуждали между собой детали предстоящей операции на своём странном, щёлкающем языке.

Мортиции, перебирая многочисленными сегментированными конечностями, потащил Уриэля к входу в анфиладу пещер. Капитан видел много ужасного, пока монстр проносил его по адскому подземелью: освежёванные тела, длинные цепочки узников, сшитых вместе, вопящих безумцев, в чьи черепа непрерывно накачивали какую-то жидкость, от давления которой вываливались глаза.

Кое-где мужчины и женщины собирались вокруг чадящих костерков из плоти, разведённых среди останков неизвестных существ. Капитан видел ещё несколько мутантов, похожих на Сабатиера, — поразительный конгломерат несоединимых материалов.

Несколько раз Мортицию, конвоирующему Уриэля, пришлось свернуть с намеченного пути, чтобы обойти стороной ржаво-красные погрузчики, подвозившие целые кузова кровоточащих трупов Железных Воинов. Машины вносили ещё большую сумятицу, деловито проносясь в неизвестном направлении.

Уриэль потерял из виду погрузчики, когда Мортиции поднялся по длинному грязному трапу, что вёл к рядам клеток, окружавших помещение по периметру. Над тесными камерами на огромных железных крюках крепилась толстая труба, по которой перегонялась вязкая, отвратительная субстанция. Тут же тянулись целые связки электрических кабелей. Уриэль увидел, что клетки были населены несчастными жертвами, до слёз напоминающими заключённых в лагере смерти в горах.

Все неестественно раздувшиеся существа в этих тесных клетках были женского пола. Побывав в лапах Мортициев, они стали такими уродливыми, что их человеческое происхождение можно было определить с большим трудом. Закованные в кандалы, пускающие слюни, они бредили, охваченные безумием. Их лица были скрыты под длинными, свалявшимися лохмами. Когда Уриэль присмотрелся повнимательнее, он понял, что эти существа чудовищно расплылись не только потому, что много едят, пытаясь утолить лютый голод, вызванный гормональной интоксикацией. Эти огромные самки были беременны — в каждом безобразно растянутом животе, покрытом бесчисленными опухолями, шевелилось нечто…

С трудом преодолевая панический ужас, капитан осознал, что он сейчас смотрит на Демонкулабу — страшное, омерзительное лоно, откуда появлялись на свет всё новые и новые Космодесантники Хаоса. В каждой клетке сидело по беременному чудовищу, и, глядя на всё это, Уриэль с трудом сдерживал слёзы поражения. Вот он и достиг конца своего путешествия. Это место он должен был уничтожить, чтобы доказать Ордену свою преданность и снова стать Ультрамарином.

Тем временем Мортиций начал с помощью плазменных резцов и стальных лезвий быстро снимать с капитана силовой доспех. Уриэль стал бешено сопротивляться, но закричал от боли, потому что Мортиций был отнюдь не аккуратен, резак несколько раз коснулся обнажённого тела капитана. Части силового доспеха падали на пол с лязгом одна за другой, а Уриэль просил прощения у обмундирования, над которым было совершено такое надругательство. Сначала его нагрудная пластина была разрезана на куски, затем был сорван латный воротник, а потом уже и наплечники грубо отодрали и отбросили в сторону, предварительно разодрав пополам.

— Не сопротивляйся, — спокойно произнёс Мортиций. — Тебя все равно скормят Демонкулабе.

— Будь ты проклят, убери свои грязные лапы от меня, выродок варпа! — выкрикнул Уриэль.

Раздражённое чудовище врезало тяжёлым кулаком капитану в лоб, и Уриэль почти потерял сознание от боли. Мортиций потащил его вдоль рядов с клетками. Кровь залила глаза Ультрамарина, а когда он проморгался, то обнаружил, что смотрит сквозь решётчатый пол.

Когда Уриэль поднял взгляд, то увидел громыхающую конструкцию, к которой перемазанные кровью ленточные транспортёры доставляли неимоверное количество истерзанной плоти. Специальные дробилки и тяжёлые цилиндры перетирали тела павших Железных Воинов в густую, клейкую пасту. Затем останки скармливались Демонкулабе, принося неоценимую пользу силам Хаоса.

Уриэль догадался, что это и есть тот способ, с помощью которого Хонсю мог вторично использовать генокод Железных Воинов, экономя драгоценное генное семя. Такое богохульство Уриэль уже не мог вынести и пообещал себе, что придушит Хонсю голыми руками.

Бросив взгляд в сторону, капитан увидел несколько мутантов в чёрных робах Мортициев, занятых «оплодотворением» Демонкулабы. Они разрезали несчастным самкам животы, раскрывали рану, закрепляли её в таком положении специальными зажимами и вкладывали внутрь кричащих от ужаса детей. Свежеимплантированных в Демонкулабу детей впоследствии будут кормить генетическим материалом павших Железных Воинов.

Дети кричали, пытались вырваться и взывали о помощи к своим суррогатным матерям, но монстры в чёрных одеждах не обращали на это никакого внимания. Они продолжали свою грязную работу как ни в чём ни бывало, ни на секунду не замедляя сложного производственного процесса.

Уриэль непрерывно, но безуспешно пытался вывернуться из цепких лап своего сопровождающего. Вдруг капитан увидел прямо перед собой раскрытую утробу одной из самок Демонкулабы.

— Нет! — закричал он. — Не надо!

Другой Мортиций, ассистирующий своему собрату, всадил тупую толстую иглу меж широких рёбер, защищавших внутренние органы Космодесантника.

Сопротивление Уриэля стремительно начало угасать. Наркотик быстро одержал победу над его телом, справившись с защитными силами организма всего за несколько секунд. Капитан чувствовал, как механические руки укладывают его в мягкие, влажные объятия Демонкулабы, как тепло обволакивает все тело, а конечности погружаются в кровавую жижу. Он чувствовал пульсирование чужих внутренних органов, которые теперь окружали его, слышал быстрый стук сердца над толовой.

— Скоро ты погибнешь, — сказал Мортиций. — Ты слишком старый, чтобы стать Железным Воином. Генное семя будет провоцировать видоизменение твоих тканей. Новые образования со временем просто разорвут тебя на части. Ты буквально развалишься на кусочки, а мы получим новые результаты в исследовании мутаций.

— Нет… — неразборчиво пробормотал Уриэль, с трудом преодолевая наркотическую дурь. — Я убью всех вас…

Но края утробы Демонкулабы уже сходились над Ультрамарином. Капитан остался лежать в полной темноте, сырая, насыщенная кровью плоть накрыла его лицо, и он стал задыхаться. Уриэль попытался освободиться, но все его тело уже оказалось в цепких, безразличных объятиях Демонкулабы.

Последнее, что капитан услышал перед тем, как провалиться в забытьё, был треск сшиваемой толстой кожи.

 

Глава 14

Всё это время Ардарик Ваанес безрезультатно сражался с Мортицием. Тварь крепко держала его своими бронзовыми когтями, руки и ноги Ардарика оказались плотно прижаты к телу, и шевелить он мог только головой. Уродливый хирург двигался через пещеру, наполненную криками и стенаниями, на длинных и тонких, как стилеты, ногах. Шаги его были широкими и плавными, как будто поверхность под ним была гладкой, как зеркало, а не заваленной всяким хламом. Возвышаясь над отвратительными мутантами, что трудились над столами для экспериментов, Мортиций прокладывал путь сквозь всю эту суету.

— Пазаниус! — выкрикнул Ваанес. — Ты меня слышишь?

Сержант попытался кивнуть, но его голова лишь безвольно мотнулась. Он был совершенно беспомощен, к тому же находился под действием сильного наркотика. Монстры в чёрных робах тащили их в неизвестном направлении, но не приходилось сомневаться, что навстречу верной погибели. Сразу за Пазаниусом, находящимся в полубессознательном состояния, следовали Серафис, Кровавый Ворон, два гвардейца и оставшиеся девять воинов из отряда.

Уже не первый раз с того момента, как они начали путешествие к Халан-Голу, Ваанес проклял Вентриса, умудрившегося запудрить всем мозги и втянуть их в самоубийственную авантюру. Но ещё больше он корил себя за то, что поддался слащавым разглагольствованиям капитана о чести и отваге. Сам Ваанес давно уже не помышлял ни о какой чести и отваге. И в нужный момент стоило напомнить себе об этом ещё раз, а не покупаться опять на эту старую как мир уловку.

Хонсю был совершенно прав, рассуждая о том, куда может завести обострение чувства долга и собственного достоинства. Ваанес давным-давно разуверился в таких вещах и даже исключил подобные слова из своего лексикона. К этим выводам он пришёл после многолетнего блуждания меж звёзд, когда он был воином Гвардии Ворона. Он скитался десятилетие за десятилетием, пока не оказался в этом чёртовом мире, в чёрной дыре, из которой не было выхода.

Какого чёрта он доверился Вентрису? Капитан поманил его последним шансом искупить вину и обрести спасение. А он, дурак, ухватился за соломинку, надеясь как-то оправдаться, очистить себя в глазах Императора. И сейчас Ваанес острее других чувствовал, какой болью и разочарованием обернулась эта надежда.

Он мысленно отгородился от истошных криков и жалобных стонов, что издавали многочисленные горемыки, преданные в руки Мортициев. Впрочем, эти стенания не находили должного отклика в его каменеющем сердце. Да, раньше он тоже был слабым, позволял себе испытывать угрызения совести, тоску и жалость. Он запретил себе все эти эмоции уже много лет назад, и это лишь закалило его характер.

— Сильные в одиночку становятся только сильнее, — прошептал он слова, которые когда-то услышал от одного из своих бойцов.

В конце концов, их страшное путешествие подошло к концу, и пленников доставили на широкую арену с дюжиной стальных, покрытых кровью и ржавчиной операционных столов. Столы располагались по кругу, очерченному глубоким жёлобом для стока крови. Ряд железных столбов обрамлял вивисекторий. Над каждым столом крепились блоки и крюки. Ёмкости для крови и отходов мерзкого производства были расставлены поблизости, рядом с ними располагались корыта с тёмной водой. Грязный рабочий стол, что стоял в центре вивисектория, был завален множеством ножей с лезвиями различной длины и формы, тяжёлыми тесаками, топорами и слесарными ножовками.

Мортиции определили каждого пленника на отдельный стол и надёжно закрепили их руки и ноги в металлических тисках. Ваанес умудрился лягнуть тварь, что приковывала его, но враг оказался намного сильнее и проворнее: одним движением он швырнул воина прямо на стол. Железный коготь мелькнул перед глазами Ваанеса, и через секунду тот уже не мог проморгаться от крови — лоб был рассечён до кости.

Отвратительная морда с мертвенными чертами приблизилась к его залитому кровью лицу. Мутант что-то свирепо свистел на своём дикарском наречии. Ваанес, недолго думая, харкнул кровью, заполнившей его рот, прямо в глаза твари. Взбешённый таким неповиновением урод опять занёс руку с выпущенными когтями для удара, но другой Мортиций что-то отрывисто прошипел своему несдержанному собрату. Это спасло Ваанеса от мгновенной смерти. Вместо того чтобы убить человека сразу, хаосит намертво прикрутил его руки к столу, удостоверившись, что строптивец не сможет сопротивляться.

Ваанес внимательно наблюдал, как чудовище в робе, передвигающееся на шипованных гусеницах, собрало все их оружие и сложило на отдельный стол. Два Мортиция с большим интересом начали перебирать эту груду. Ваанес изо всех сил дёрнул оковы, больше всего на свете желая освободиться и прикончить этих ублюдков. Он не надеялся, что ему удастся выжить, но ведь он мог хотя бы попытаться утащить несколько уродов с собой на тот свет.

Пазаниуса так же крепко прикрутили на соседнем столе, его серебряная рука была зафиксирована таким образом, чтобы можно было детально рассмотреть место соединения блестящего металла и плоти. Его предплечье перевешивалось через острую кромку хирургического стола. Мортиции удостоверились в том, что пленники совершенно обездвижены, и вернулись каждый к своим мрачным делишкам.

Возле пленников остались только двое, и Ваанес понял, что лучшего момента для побега ему может никогда больше не представиться. Мутант, которого все звали Сабатиером, видимо, был здесь главным. Он прохромал в вивисекторий, окинул взглядом воинов и одобрительно кивнул, когда убедился, что все они надёжно зафиксированы.

— Как самочувствие? Веди себя поскромнее, — сказал он Ваанесу, слегка наклонив к нему угловатую уродливую голову, криво сидящую на плечах.

— Как только я вырвусь, первым делом снесу тебе башку и посмотрю, какое у тебя будет самочувствие, чёртов урод! — выкрикнул Ваанес.

Сабатиер разразился булькающим смехом.

— Ну нет! Это я намерен посмотреть, как ты будешь болтаться на крюках, корчась от невыносимой боли. Как и твои приятели.

— Будь ты проклят! Я убью тебя! — взвыл Ваанес, тщетно пытаюсь высвободить руки из железных оков.

Сабатиер наклонился ещё ближе, и Ваанесу стало слышно, как пощёлкивают его шейные позвонки, когда он поворачивал голову.

— Я в полной мере наслажусь зрелищем твоей смерти. Я буду наблюдать за тем, как ты будешь хныкать и молить о пощаде, когда мои помощники вспорют тебе брюхо и развесят твои внутренности, чтобы ты мог полюбоваться ими.

— Да заткись ты уже! — прорычал выведенный из себя Ворон. — Убей или заткнись!

Ваанес услышал знакомый сухой кашель Леонида и повернул к нему голову. Но кашель стал еле различимым, когда раздался резкий вой пилы от стола, где лежал Пазаниус. Ваанес в ужасе смотрел, как Мортиции склонились над сержантом, и один из них выпустил стальные когти и зафиксировал руку Ультрамарина ещё крепче. Другой уже опускал лезвие пронзительно визжащей пилы на предплечье Пазаниуса.

Заворожённый страшной картиной, Ваанес не мог оторвать глаз от кончика лезвия, вспарывающего мышцы на руке сержанта. Пазаниус безостановочно кричал, а Мортиции хладнокровно продолжали своё дело. Лезвие все глубже погружалось в предплечье, и боль была такой сильной, что страдалец чувствовал её даже сквозь наркотическую одурь. Угол наклона режущего лезвия изменился, оно почти скрылось в плоти несчастного, и Ваанес почувствовал резкий запах жжёной кости.

Кровь лилась из страшной раны на пол, стекала по жёлобу в сливное отверстие и уходила в канализацию с жутким бульканьем. Ваанес слышал, как всхлипывают гвардейцы, не в силах смотреть на страдания товарища. Ардарик же был не в состоянии оторвать глаз от ужасного зрелища и продолжал наблюдать.

За несколько мгновений, которые показались воинам вечностью, процедура была завершена. Мортиции, крепко ухватив отпиленную конечность, пронёс её прямо перед лицом бывшего хозяина. Боль вернула Пазаниусу сознание, и он повернул голову, чтобы посмотреть на то, как изуродовали его тело. И хотя свет в помещении был очень тусклым и мерцающим, Ваанес был готов поклясться чем угодно, что по лицу сержанта скользнула улыбка.

Мортиции, уже закончившие свои дела, один за другим обошли вивисекторий и остановились около следующего распростёртого перед ними тела. Это был Серафис.

— Вы будете смотреть, как ваши товарищи умирают один за другим, — дребезжащим голосом заявил Сабатиер. — А потом и сами отправитесь вслед за ними.

У него ничего не болело. Это хорошо.

Вентрис втянул в себя воздух, напоённый благоуханиями, и почувствовал, как ему на лицо упали тёплые капли конденсата с высокого потолка. Ему было приятно и не хотелось двигаться. Его члены отяжелели, как будто тёплый сироп тёк по венам, и капитан не мог пошевелить даже пальцем.

Полежав ещё немного, Уриэль открыл глаза и принялся внимательно рассматривать мерно колышущиеся над ним колосья. Ну конечно, здесь он прятался от своего отца, который всегда сердился, если корзины были недостаточно полными. Правда, сейчас это мало волновало Уриэля. Сладкий запах влажной травы щекотал его ноздри, и он с удовольствием глубоко вздохнул, наслаждаясь таким родным ароматом.

От долгого сна его тело одеревенело, и, когда Уриэль попробовал пошевелиться, мускулы словно опалило пламенем. Видимо, он очень давно лежал без движения. Уриэль понимал, что нужно действовать осторожно и правильно, чтобы больше не проваливаться в пучину неожиданной боли. Ежевечерние занятия ритмической гимнастикой с пастором Кантилиусом раньше всегда спасали его от подобных судорог.

Тёплые капли дождя по-прежнему приятно ласкали его лицо. Уриэль вознёс хвалу Императору за то, что тот даровал ему столь мирную и радостную жизнь. Возможно, Калт был не самым лучшим местом для взросления человека, но скоро здесь будут рекрутеры из Казарм Аджизелуса. Это был отличный шанс показать на вступительных испытаниях, на что он способен ради Императора…

Возможно, если бы он справился с этим лучше…

С вступительными испытаниями…

О чём это он?

Он опустил глаза и увидел мощные мускулистые руки Космодесантника, а вовсе не жилистые, но тоненькие ручонки шестилетнего мальчика. Того мальчика, что больше всего на свете мечтал пройти вступительные испытания в военную академию. Уриэль приподнялся на локтях, и его голова и плечи оказались над ядрёными колосьями, хотя всего несколько минут назад они казались ему высокими, как вековые деревья.

Люди его коммуны засеивали подземные поля. Они носили простые бледно-голубые хитоны, и делом их жизни была забота о богатом урожае. Поля простирались под сводами пещеры, уплывая вдаль зелёной волной до самых стен этого подземного рая. Мелиоративные машины с жужжанием распыляли влагу вокруг. Это выглядело просто чудесно: то тут, то там в поле вдруг вздымались маленькие бриллиантовые фонтанчики, рядом с которыми тут же появлялась миниатюрная радуга. Уриэль с улыбкой вспоминал своё детство среди трудолюбивых соплеменников на Калте.

Но это было прежде, чем…

Прежде чем он отправился на Макрэйдж и начал долгий и трудный путь к тому, чтобы стать воином Адептус Астартес. Это было целую жизнь назад, и Уриэль был поражён тем, что сцена, давно уже стёршаяся из его памяти, вновь так живо и подробно предстала перед внутренним взором.

Как же он оказался здесь, в далёких воспоминаниях?

Уриэль пошёл краем поля к простым белым домикам, живописно разбросанным в долине. Среди них был и дом его родителей. Одна мысль о том, что когда он шагнёт за калитку, то попадёт снова в детство, вызвала в его душе бурю эмоций, о которых он и не подозревал.

Пока он шёл, стемнело, и Уриэля зазнобило от какого-то нездешнего холода.

— Я бы на твоём месте не стал заходить в деревню, — произнёс голос за спиной. — Так ты можешь поверить, что всё это правда, и тогда вряд ли сможешь вернуться.

Уриэль обернулся и увидел Космодесантника, облачённого в бледно-голубой хитон, такой же, как и у работников в поле. Уриэль расплылся в улыбке, узнав воина.

— Капитан Айдэус! — сказал он радостно. — Вы живы!

Тот лишь покачал бритой головой, покрытой многочисленными шрамами:

— Нет. Я давно мёртв. Я ведь погиб на Трации, помнишь?

— Да. Я помню, — медленно выговорил Уриэль. — Вы тогда взорвали мост через ущелье.

— Верно, так оно и было. Я погиб, выполняя наше боевое задание, — многозначительно произнёс Айдэус.

— Тогда как вы оказались здесь? Хотя я не очень-то уверен, что могу с точностью сказать, где это «здесь» находится…

— Да нет, все правильно. Ты на Калте сейчас, ровно за неделю до вступления на долгую дорогу, что привела тебя сюда, — сказал Айдэус, неспешно шагая по тропинке, что вела от фермы к одной из ирригационных машин.

Уриэль пошёл рядом со своим бывшим капитаном.

— Но как я оказался здесь? И почему вы тут? И почему мне нельзя зайти на ферму?

Айдэус пожал плечами:

— А ещё можно задаться вопросом, где ты был раннее, — печально улыбнулся он. — Я могу с уверенностью сказать только то, что мы находимся здесь и сейчас. А почему — это для меня тоже загадка, ведь это всё происходит в твоей голове. Ты сам взбаламутил свою память и вызвал меня сюда.

— Но почему именно на родину?

— Возможно, потому что это надёжное, безопасное место, куда всегда можно отступить и где всегда тебя укроют, — предположил Айдэус, подняв мех с вином к губам и делая основательный глоток. Затем он передал мех Уриэлю, тот тоже отпил и прикрыл глаза от удовольствия. Этот искрящийся вкус вина Калта ни с чем нельзя было перепутать.

— Отступить? — переспросил, он, возвращая мех капитану. — Я не донимаю. Укрыться от чего?

— От боли.

— Какой боли? — спросил удивлённый Уриэль. — У меня ничего не болит.

— Точно? — резко спросил Айдэус. — Тебя не терзает сейчас боль? Боль провала, неудачи?

— Нет, — сказал Уриэль, вглядываясь в тёмные облака, что стали собираться под сводами пещеры.

Подступающая тьма всколыхнула глубинную тревогу, и безмятежный сельский пейзаж разом потерял всё своё очарование.

Затянутые дымом небеса, лязг железа. Животный страх и невыносимые страдания…

Далёкий раскат грома привёл облака в движение, и Уриэль в смятении посмотрел вверх. Он вынырнул из детских воспоминаний. В подземных пещерах Калта никогда не было таких страшных гроз. Армада чёрных облаков собралась над ним, и Вентрис почувствовал удушающий страх, поднимающийся к горлу. Тучи наливались угрожающей синевой.

Айдэус подошёл поближе к Уриэлю и произнёс:

— Ты умираешь, Уриэль. Они каким-то образом отняли у тебя то, что делает тебя Уриэлем Вентрисом, верным Космодесантником Императора… Ты не ощущаешь потери?

— Нет, все как обычно…

— Постарайся! — настаивал Айдэус. — Тебе жизненно необходимо вернуться в боль…

— Нет! — выкрикнул Уриэль, когда первые капли тёмного дождя забарабанили по его доспеху. Большие, тяжёлые, они шрапнелью били по мягкой пыли, быстро превращая её в непролазную грязь.

Удушающие, омерзительные щупальца, шарящие по его телу, страшное ощущение осквернения…

— Я не хочу возвращаться! — прокричал Уриэль.

— Тебе придётся, это единственный способ, если ты хочешь спастись.

— Я не понимаю!

— Подумай! Тебя хоть чему-нибудь научила моя смерть? — настаивал на своём Айдэус. — Космодесантник никогда не примет поражения, никогда не прекратит, бороться и никогда не предаст своих боевых братьев.

А дождь лупил уже так сильно, что удары капель, казалось, прожигают до костей. Ливень прибил колосья к земле, и фермеры побежали к своим домикам. Уриэлю отчаянно захотелось присоединиться к ним, но Айдэус положил ладонь на его плечо. Образ бывшего капитана уже начинал бледнеть, и, словно почувствовав, что скоро исчезнет, старший товарищ постарался закончить свою речь:

— Нет! Воин, которому я передал свой меч, никогда не сдастся и не отступит! Он не испугается даже самой страшной боли!

Уриэль опустил глаза, заранее зная, что он там увидит, потому что уже почувствовал в руке тяжесть великолепно сбалансированного оружия. Лезвие было серебряным, эфес — золотым, и меч сиял ярче солнца. Уриэль закрыл глаза, и ему припомнилось, как этот клинок пел, рассекая воздух и вражескую плоть…

— Что ожидает меня, если я вернусь?

— Страдания и смерть, — признался Айдэус. — Боль и муки.

Уриэль решительно кивнул:

— Я не могу покинуть своих друзей!

— Узнаю своего мальчика, — улыбнулся Айдэус, голос которого звучал всё тише и тише, а силуэт почти уже размыл неистовый дождь. — Но прежде чем я тебя покину… Прими мой последний подарок.

— Какой? — спросил Уриэль.

Он почувствовал, как Айдэус прощально прикоснулся к нему, хотя уже начинал понимать, что это всего лишь странный сон, похожий на сказку. Фигура капитана становилась всё более и более призрачной, и когда он совсем уже исчез, Уриэлю показалось, что он слышит слова наставника, какие-то последние наставления… Но какие? Слова прозвучали тише утреннего бриза на море: «…остерегайся своего тёмного… Сна? Солнца? Сына?» Но голос прошелестел как колосья в поле, и Уриэль не был уверен, что расслышал конец фразы.

Он резко открыл глаза. Он чувствовал, как его затёкшее тело пронзают миллионы острых игл, слышал сердцебиение Демонкулабы над головой. Мир грёз не хотел отпускать капитана, но тот взревел в гневе, когда почувствовал, как в его плоть проникают деловито рыскающие усики.

Мерзкие, отвратительные паразиты находились внутри него и кормились его плотью!

По периметру вивисектория шла рама, с которой свисали железные крюки, скреплённые железными брусьями. Когда они передвигались по помещению, цепи звенели. Тяжёлые крюки медленно тащились по металлическим стропилам прямо к столу, на котором лежал Серафис. В то время, пока один из Мортициев занимался крюками, второй отработанными движениями снимал с воина силовой доспех. В последнюю очередь он снял шлем, затем выдвинул увесистый железный молоток на одной из конечностей.

Затем Мортиций начал размеренно ударять молотком по ничем не защищённому черепу жертвы.

Серафис тихо взвыл от боли, и было бы лучше, если бы он кричал во всё горло. После шестого удара глаза воина остекленели, а голова безвольно склонилась набок. Мортиций кивнул своему подельнику, и тот поднял обмякшие ноги воина и широким лезвием перерезал ахилловы сухожилия. Затем закрепил лодыжки Серафиса на крюках. Теперь ноги Космодесантника были зафиксированы на ширине плеч. Мортиций, довольный своей работой, проверил ещё раз надёжность креплений и резким движением привёл в движение шкив, который вздёрнул тело в воздух.

— Что вы делаете? — закричал Ваанес, — Во имя Императора, просто убейте нас!

— Нет, — прошипел Сабатиер. — Нельзя этого делать, пока на вас столько сочного мяса. — Сабатиер довольно рассмеялся и продолжил: — Изучая анатомию, мы поняли, что вы, люди, не пригодны для того, чтобы вас разводить на мясо. Крупный таз посередине тела и широкие плечи прямо-таки просятся под нож хирурга. Хотя человеческую фигуру сложно довести до идеальной — слишком много приходится резать.

— Будь ты проклят! — выругался Ваанес, когда увидел, что Мортиций наклоняется к бесчувственному Кровавому Ворону.

Красные дорожки запеклись на лице Серафиса, протянувшись от ран на лбу. Нож с длинным лезвием рассёк горло висящего Космодесантника, вскрыв сонные артерии.

Кровь хлынула из пореза, но пробудившийся метаболизм начал затягивать рану. Сабатиер проворно прохромал к воину и схватил края раны, не позволяя ей закрыться. Яркая артериальная кровь разбежалась ручьями по столу.

Ваанес не мог больше выносить зрелища столь жестокого и злорадного глумления над своим товарищем, которого свежевали, как какое-нибудь животное. Ардарик отвернулся, пытаясь подавить рвотные спазмы, а Мортиций в это время готовился отсечь голову жертвы.

Когда Мортиций делал это, Ваанес слышал ужасный хруст, с которым рвались мускулы и связки, сухожилия и кожа. Монстр просто свернул голову Космодесантника набок, сломав основание черепа, а потом выкрутил и оторвал её.

Ардарик плотно зажмурил глаза, изо всех сил напрягся и постарался разогнуть прочные оковы. От напряжения лицо воина побагровело, вены вздулись на лбу.

— В сопротивлении нет смысла. Не дёргайся, — окликнул его Сабатиер, наблюдая за тщетными попытками освободиться. — От этого твоё мясо только жёстче станет. Кожу поцарапаешь, хотя твоя нам вряд ли пригодится. Мы получаем достаточно кожи из лагерей плоти в горах, несмотря на то, что вы их и рушили, и сжигали.

Невзирая на ужас своего положения, Ваанес вдруг испытал любопытство:

— Кстати, а для чего она вам нужна?

— Чтобы облачать новорождённых, — с гордостью пояснил Сабатиер. — Когда очередной выводок Демонкулабы появляется на свет, детёныши представляют собой мяукающих щенков без кожи. Тех, что выживают, по специальной технологии оборачивают в кожу таким образом, что она прирастает к плоти. Если операция проходит удачно, есть надежда, что эти малыши превратятся со временем в настоящих Железных Воинов.

Ваанес почувствовал, как по его собственной коже пробежали мурашки, стоило ему только представить себе эту картину. Это просто омерзительно. Те лагеря смерти в горах создавались только для того, чтобы производить кожу для новорождённых Железных Воинов. В негодовании Ваанес отвернулся от Сабатиера и вдруг встретился взглядом с Пазаниусом, который всеми доступными способами подавал знаки во что бы то ни стало продолжать разговор. На какую-то долю секунды Ваанес растерялся, но быстро сообразил, что Пазаниусу удалось каким-то образом ослабить железные наручники.

Ваанес снова обратил взор на Сабатиера:

— Ты сказал, что те, что выживают, обретают кожу. А что происходит с теми, кто не выживает?

Сабатиер раскатисто рассмеялся, теперь всё его внимание было обращено на Ваанеса:

— Новорождённые с какими-либо дефектами или мутациями выкидываются с другими отбросами далеко за пределы Халан-Гола, в горах. Ваши кости вскоре окажутся там же.

— Значит, Бескожие — это неудавшиеся… — пробормотал Ваанес, вспоминая монстров, что скитались по горам.

— Да, — прошипел Сабатиер. — Большинство погибает в первые минуты, но некоторые выживают.

— Ты заплатишь за это, — пообещал Ваанес, краем глаза наблюдая за Пазаниусом, который наконец-то освободил руку, в то время как Мортиции работали над Серафисом, не обращая на сержанта ни малейшего внимания.

Уриэль попытался закричать, но едкие околоплодные воды наполнили его рот, и лёгкие скрутило спазмом, пока дыхательная система старалась выловить молекулы кислорода из жидкости, заполнившей их. Капитан плавал в омерзительном желе лона Демонкулабы. Его кожа горела от непонятно как попавшего сюда желудочного сока и ядовитой женской плоти, мутировавшей при помощи ужасной магии варпа.

Он боролся изо всех сил с путами, сковавшими его, с каждым рывком чувствуя себя всё сильнее. Решимость освободиться подогревалась неукротимым бешенством, и Уриэль забился, как пленённый дикий зверь. Он уже ничего не понимал, а только рвал ненавистные путы руками, ногами, зубами…

Он прорывался наверх, и каждый вздох вспыхивал огнём в лёгких. Сердце било как набат. Он извивался и пинался, стараясь протолкнуть тело вверх и помогая себе руками. Неожиданно его правая рука вылетела в пустоту, прорвав кожу на животе Демонкулабы, натянутую как барабан. Воодушевлённый успехом, Уриэль удвоил усилия. Он обеими руками принялся раздирать прореху. Кожа лопнула, пузырящаяся жидкость хлынула из брюха чудовища и залила все вокруг. Уриэль с несказанным удовольствием высвободил, наконец, голову, отхаркался и жадно вздохнул полной грудью. Воздух здесь, конечно, близко не напоминал прозрачную свежесть Макрэйджа, но судорожный вдох доставил Уриэлю не меньшее наслаждение.

Извиваясь и выкручиваясь, Уриэль сумел протиснуть широкие плечи наружу. Ещё несколько усилий, и вместе с омерзительной волной околоплодных вод, крови и внутренностей Уриэль выпал, наконец, из живота адского существа на пол.

Он лежал, заходясь в кашле и хрипя, но вскоре его ушей достиг пронзительный вой сигнализации. Вентрис поднял взгляд и тут же увидел пару горбатых мутантов в чёрных робах, что неслись к нему со всех ног. Они держали в цепких лапах длинные алебарды с кривыми лезвиями, и только от одного взгляда на них измученный Космодесантник окончательно озверел.

Он, пошатываясь, поднялся на ноги, и вовремя. Горбуны были совсем уже близко. Уриэль едва увернулся от первого удара, осознав мгновением позже, что лезвие просвистело менее чем в сантиметре от его паха.

Воин крепко ухватился за древко алебарды, резко рванул на себя, и мутант невольно полетел навстречу разъярённому Космодесантнику. Этот полет закончился очень быстро и летально: череп соприкоснулся с кулаком Ультрамарина и разлетелся, как перезрелая тыква. Уриэль быстро перехватил оружие, с лёгкостью заблокировал направленный ему в лицо удар и развернул алебарду таким образом, что на неё напоролась вторая тварь. Мерзкое существо забилось в агонии, а капитан брезгливо стряхнул его внутренности с оружия.

Затем Уриэль рухнул на колени рядом с поверженными мутантами, рыча от неуправляемой ярости. Его колотило словно в ознобе, и казалось, его ненависти хватит на то, чтобы уничтожить весь этот мир. Он ещё раз отхаркался и вдруг услышал ругань, изрыгаемую знакомым голосом.

Уриэль воспрял духом, когда узнал в хулителе Ардарика Ваанеса. Капитан с трудом разобрал слова, но отчётливо слышал горечь и неистовство.

Сердце Вентриса преисполнилось праведным гневом. Опираясь на алебарду, верный воин Императора встал и, пошатываясь, пошёл на крик.

 

Глава 15

— Проклинаю вас именем Императора, вы ещё познаете глубины ада! — кричал Ваанес, когда Мортиций снимал обесчещенный труп Серафиса с крючьев.

Останки, ненужные мучителям, были выброшены в переполненные кровью бочки. А ужасный агрегат с жутким скрежетом и грохотом передвинулся по направляющим к следующему Космодесантнику. Мортиций не обратили внимания на проклятия Ардарика, а Сабатиер попросту рассмеялся от души (если у него вообще когда-либо была душа). Возле столов продолжалась суета — хирурги подступили к следующей жертве.

Ардарик рискнул-таки посмотреть в сторону Пазаниуса и еле сдержал торжествующую улыбку, когда увидел, что сержант освобождается от оков. Используя кровоточащую культю, он смог раскачать крепления наручников на другой руке. А непрерывный звон цепей, гулкое сердцебиение демона и крики Ваанеса легко заглушили скрежет ржавого металла, когда болт выскочил из гнезда.

Когда Пазаниус высвободил невредимую руку, он легко ослабил болты металлического зажима на поясе и принялся за ножные оковы.

Ваанес тем временем продолжал отвлекать Сабатиера:

— Скажи, а что происходит с Бескожими?

Сабатиер, который в это время придирчиво осматривал куски тела Серафиса, поднял недовольный взгляд на докучливого человечишку. Лицо его раздражённо скривилось.

— Ты задаёшь слишком много вопросов! Придётся отрезать твой глупый язык.

Увидев, что Пазаниус уже освобождает ноги на хирургическом столе, Ваанес завопил что есть мочи:

— Ну, давай, иди же сюда и сделай это, отродье Хаоса!

И тут один из отвратительных мутантов наконец заметил, что Пазаниус освободился. Он истошно заверещал, и Мортиции как по команде обернулись, и на морде каждого читался только один вопрос: «Как такие несовершенные существа могут оказаться столь живучими и проворными?»

Но первое замешательство быстро прошло, и они воинственно завизжали, захлёбываясь от ярости.

Сабатиер в страхе спрятался за бочкой с кровью, но другие Мортиции не растерялись, а скопом бросились к непокорной жертве. Их верхние конечности уже вооружились всевозможными свёрлами, лезвиями, молоткам и пилами. Проворно перебирая ногами, чудовища обступили отважного сержанта.

— Пазаниус, берегись! — крикнул Ваанес, но тот не нуждался в таких предупреждениях. Наоборот, он оказался более чем подготовлен к такому повороту событий. Пазаниус подпрыгнул и в развороте пнул ближайшего монстра в лоб. Ваанес услышал, как хрустнул экзоскелет под ногой Космодесантника. Но другой Мортиции уже навалился на сержанта со всеми своими визжащими свёрлами и клацающими клешнями.

Ваанес, наблюдая за сражением, по-прежнему изо всех сил пытался освободиться, но тщетно. Ему нужна была помощь. В это время Пазаниус крепко схватил Мортиция за чёрную робу и резко вздёрнул мерзкое создание вверх. Затем со всей силы ударил головой в морду этой твари. Крик мутанта оборвался с булькающим звуком.

Тогда Пазаниус спрыгнул со стола и подхватил бездыханного монстра, прикрывшись им от следующего противника.

Это возымело действие: враг отступил, втянув клешни. Это дало возможность Космодесантнику продолжить атаку и нанести сокрушительный удар. Мортиции сразу свернулся калачиком от боли и пронзительно завыл на одной ноте. Сержант быстро схватил болтающуюся конечность, снабжённую лезвиями и свёрлами, и направил её прямо в голову монстра.

По сторонам разлетелись брызги крови, машинного масла, ошмётки кожи и осколки костей. Чудовище осталось лежать на полу, дёргаясь в предсмертных конвульсиях.

— Пазаниус! — выкрикнул Ваанес. — Освободи меня! Быстрее!

По всему было видно, что сержант намеревался сначала разобраться с Мортициями, но он лишь кивнул и направился обратно к Ваанесу. И в этот момент, казалось безоговорочно дохлая тварь пришла в движение и бросилась в атаку. Пазаниус обернулся на шум и успел увернуться от лезвий, клинков и молотков верхних конечностей. Но мутанту удалось резко выкинуть ноги вперёд и ударить бойца прямо в живот.

Сила удара была такова, что у Космодесантника перехватило дыхание, и он скорчился, едва не теряя сознание, но все ещё пытаясь увернуться от новых атак. Пазаниус откатился в сторону, и острые лезвия заскрежетали по окровавленным камням пола. Ваанес понял, что сержант не сможет долго продержаться: кровопотеря, боль и остаточное действие наркотика не позволяли ему действовать с обычной скоростью и ловкостью.

В этот момент Сабатиер выскочил из вивисектория так быстро, как только позволяли не предназначенные для подобного спринта ноги. На бегу он не переставая вопил, вызывая подмогу. Ваанесу стало ясно, что если Пазаниус не сумеет освободить его в ближайшие минуты, это будет обозначать только одно — верную смерть для всех воинов отряда.

Пазаниусу удалось встать, и он изо всех сил ринулся к столу, спеша освободить товарища от оков. Но как только его пальцы ухватились за штырь, фиксировавший наручник Ваанеса, Ультрамарина сбил с ног чудовищный удар. Пазаниус не успел сгруппироваться и плашмя приземлился на стол, где лежало оружие Космодесантников: болтеры и энергетический меч Уриэля. Вся эта груда с лязгом посыпалась на пол вслед за отважным сержантом, который уже терял сознание.

Но Ваанес увидел, что старания боевого брата были не напрасны. Крепление наручников выскользнуло из паза как раз за мгновение до того, как Мортиций сокрушительным ударом отправил Пазаниуса в другой конец вивисектория. Ваанес освободил руку и наконец-то смог выпустить свои блестящие когти, которые уже нетерпеливо потрескивали в ожидании жертвы. Серией быстрых, точных ударов Ворон избавился от всех пут и буквально спорхнул с хирургического стола. С воплем, исполненным горечи и ненависти, он кинулся на Мортиция, который высился над Пазаниусом, готовясь добить сержанта.

Но в этот момент нечто окровавленное и невыносимо воняющее вспрыгнуло на пустой хирургический стол. Жуткое существо потрясало высоко занесённой алебардой с кривым лезвием. Его цель была очевидна — Мортиций. Кровавый воин одним прыжком перемахнул со стола прямо на спину монстру и со всего маху всадил ему в хребет алебарду. Лезвие пронзило врага насквозь и вышло из живота, выпустив наружу поток кислотно-жёлтой воняющей массы.

Мортиций не издал ни звука, а только взвился от боли в пустой надежде сбросить нападающего, но лезвие накрепко засело в его теле.

— Уриэль! — прохрипел Пазаниус, бросая нежданному помощнику меч с позолоченным эфесом, а Ваанес потрясенно смотрел на окровавленного зверя, который оказался не кем иным, как бывшим капитаном Ультрамаринов.

Вентрис поймал меч, когда тот описывал в воздухе широкую дугу. Лезвие радостно вспыхнуло, лишь только хозяин нажал на руну активации. Переглянувшись, Ваанес и Уриэль стали заходить в тыл к Мортицию, который бился в корчах, пытаясь избавиться от алебарды, засевшей в теле. Он дёргался из стороны в сторону, пытаясь вытолкнуть лезвие, с каждым движением издавая жуткие хрипы и стоны.

— Надо прикончить эту тварь! — крикнул Ваанес.

Вентрис ничего не ответил, а просто бросился под ноги издыхающему чудовищу. Оно сначала отпрянуло, а затем перешло в атаку. Вокруг отважного Ультрамарина засверкали искривлённые лезвия, каждое из которых было длиннее любого ножа для разделки туш. Уриэль умудрился проскочить через свистопляску сверкающих клинков и отрубить искрящимся мечом одну из конечностей.

Ваанес тоже бросился в атаку и сумел запрыгнуть озверевшему монстру на спину, когда тот покачнулся от удара Уриэля. Ардарик полосовал выпущенными когтями по горлу живучей твари, а второй рукой старался предотвратить все попытки Мортиция сбросить его. Тяжёлые железные крюки, развешанные по всему помещению, раскачивались и били его по спине, но Ваанес держался и наносил удары когтями.

Мортиций пронзительно визжал от боли. Ваанес спрыгнул с него, и тут же Уриэль подрубил ноги твари. Ардарик еле успел откатиться, когда огромное тело монстра навзничь грохнулось на землю и забилось в предсмертной агонии. А Уриэль бил, бил и бил…

— Эй, Вентрис! — окликнул его Ваанес. — Эта тварь сдохла. Давай, нам надо как можно быстрее выбираться отсюда.

Ультрамарин ударил по размозжённой грудной клетке Мортиция в последний раз и глубоко, с хрипом вдохнул. Сейчас он был больше похож на культиста Бога Крови, славно повеселившегося на очередной бойне.

— Уриэль, пойдём, — повторил Пазаниус. — Нам надо выбраться как можно быстрее. На подходе ещё много таких тварей.

Вентрис кивнул и присоединился к Пазаниусу и Ваанесу, собирающим рассыпанное по полу оружие. Окровавленный Космодесантник вложил меч в ножны и повесил болтер на плечо, когда вдруг Леонид закричал:

— Погодите! Не бросайте нас тут!

— Почему? — спросил Ваанес.

— Как это — почему?! — рявкнул Эллард, удивлённый такой постановкой вопроса. — Вы же не оставите нас на верную смерть!

— Что нам до этого? Вы в любом случае обречены на погибель, — ответил Ваанес, отворачиваясь от них и продолжая собирать оружие.

— Уриэль! — закричал Леонид. — Ты же не собираешься бросить нас здесь?! Прошу тебя!

Вентрис молчал несколько бесконечно долгих секунд, его грудь все ещё тяжело вздымалась. Когда Ваанес проходил мимо, капитан схватил его за руку и заглянул в глаза, медленно качая головой.

— Мы своих не бросаем, — сказал он ему твёрдо.

— У нас нет времени, — резко ответил Ваанес. — У них ничего не получится, а вот у нас есть шанс.

— Я понял, что ошибался насчёт тебя, Ваанес, — тихо сказал Уриэль. — Я думал, что в тебе все ещё живы честь и отвага, но твоя душа стала чёрной. Это место уничтожило остатки всего хорошего в тебе.

— Если мы не уберёмся отсюда сейчас же, будут уничтожены остатки всех нас, Вентрис! Эти твари разорвут нас на мелкие кусочки.

— Любой, кто служит Императору, в один прекрасный день погибнет, Ваанес, — сказал Уриэль. — Мы можем только выбрать — как. Каждый воин заслуживает такого выбора, поэтому я не собираюсь оставлять гвардейцев здесь.

Вентрис рванул к столам и с помощью верного Пазаниуса начал освобождать оставшихся в живых воинов Императора.

— Если успеете удрать, идите по моим следам, — окликнул их Ваанес. — Сабатиер сказал что-то по поводу труб, которые ведут из Халан-Гола далеко в горы. Значит, есть надежда выбраться живыми из этой заварушки.

Вентрис кивнул, но отвечать не стал — он торопился освободить бойцов, потому что вопли врагов раздавались все ближе. А Ваанес, ругая Ультрамаринов на все лады, отправился вглубь пещеры.

Когда Уриэль снял оковы с Леонида и Элларда, гвардейцы, едва пробормотав слова благодарности, слезли со столов и собрали своё оружие. Вскоре все оставшиеся в живых были освобождены, и отряд отправился в путь по мрачному лабиринту. Неумолкающее биение огромного сердца, крики жертв и звуки погони, отражавшиеся от каменных стен, сопровождали воинов в их трудном походе.

Было совсем не сложно следовать по следам Ваанеса: покрошенные на мелкие кусочки тела мутантов и покорёженное оборудование служили отличным ориентиром. Погоня приближалась, а отряд уже начал терять темп. Несколько страшных часов, проведённых без движения в ожидании заклания, подорвали силы бойцов.

Внезапно в какофонию подземелья ворвался шум льющейся воды, и отряд вскоре оказался в огромном, похожем на шлюзовую камеру помещении, к которому тянулись заполненные отходами желоба. По стенам пещеры были проложены многочисленные водопроводные трубы. Это была разветвлённая система, перекачивающая как отходы, так и свежие материалы для Демонкулабы.

Мягкий рокот потока, состоящего из тонн экскрементов, отбросов и мёртвой плоти, перекрывал даже сердцебиение демона. Всё, что попадало в бассейн, наполненный вонючими стоками, вытекало в огромную трубу, пробитую в стене пещеры. Водопад из отбросов, частей тел, трупов и эмбриональных зародышей стремился прочь из пещеры, прочь из крепости. Прочь…

Мёртвые мутанты валялись повсюду, порубленные в фарш, — видимо, они опрометчиво осмелились встать между Ваанесом и свободой. Уриэль внимательно осмотрел помещение и пришёл к выводу, что есть только один способ выбраться из этого чёртова места.

— Мы не можем дать здесь бой и победить! Давайте быстро в туннель! — крикнул он и первым бросился в зловонный пруд.

На дне осело множество всякой дряни, что существенно усложняло передвижение по мутной жиже. У капитана не было ни малейшего представления о том, куда их может вывести этот туннель, выведет ли их эта дорога на свет или к верной погибели.

Было очень сложно идти в вязкой вонючей жиже по захламлённому дну; казалось, что оно специально подсовывает под ноги цепляющиеся обломки. Но когда Уриэль обернулся и увидел позади более дюжины Мортициев, вылетевших по их следам в пещеру, то лишь удвоил свои усилия.

Воины достигли гремящего водопада и один за другим, недолго раздумывая, прыгнули в тёмную, липкую тьму. Уриэль немного помедлил, пока не услышал всплеск. Это означало, что первый Мортиций уже влез на своих ходулях в пруд. И капитан, не оглядываясь, сиганул вслед за своими воинами в неизвестность.

Мутный поток подхватил его, и Уриэль благословил кромешную темноту. Когда он представил, что вместе с ним покидало зал Мортициев, его замутило. Видеть всё это было совершенно излишне.

В туннеле стоял оглушительный грохот, было довольно глубоко, и трудно за что-нибудь зацепиться. Уриэль боролся изо всех сил, чтобы остаться на поверхности. Его рот и ноздри были забиты склизкой дрянью, дышать было почти невозможно ещё и из-за невыносимого зловония. Кожа Уриэля горела от соприкосновения с ядовитыми стоками.

Внезапно туннель повернул, и, влекомый бешеным потоком, Космодесантник сильно ударился о стену. Болтер вылетел из его рук, и Вентрис с ужасом понял, что оружие уходит на дно. Он попытался затормозить и нырнуть за ним, но течение было слишком стремительным. Ультрамарин был не в силах побороть его.

Вдруг огромные лезвия сверкнули в полумраке, подбросив части тел и выпотрошенные остовы в воздух. Уриэль отчаянно оттолкнулся от чего-то, стараясь спастись от верной гибели. Страшный лязг раздался совсем рядом с ним, а бурлящий поток подхватил Уриэля и понёс дальше. Капитан потерял все ориентиры и почти ослеп. Поток безжалостно увлекал его за собой, швыряя время от времени о неожиданно возникающие препятствия и норовя затянуть на глубину.

Когда Вентрис всё-таки вынырнул на поверхность пенящейся массы из отбросов Халан-Гола, он почти оглох от рёва водопада, падающего с многометровой высоты. В потоке перед самым обрывом то тут, то там кучились островки из полуразложившейся плоти и полудохлых эмбрионов. Почти теряя сознание, из последних сил борясь с неистовым течением и едва удерживаясь на поверхности, Уриэль поплыл к одному из них.

Это оказалось нелёгким делом, и капитан чувствовал, как его сносит прямо в бездну. Но вдруг капризный водоворот поднёс его к одному из островков, и ноги пловца упёрлись во что-то твёрдое. Уриэль, раскинув руки, пытался ухватиться за что-нибудь, но пальцы соскальзывали, отрывая от острова студенистые куски, которые тут же подхватывал неистовый поток.

Черепа равнодушно смотрели на него пустыми глазницами, бесстрастно наблюдая, как он беспомощно сползает к бушующему водопаду. Наконец отчаянный пловец сорвался, его развернуло, и он опять оказался в обжигающей ядовитой жиже.

Вместе с водопадом Уриэль летел в неизведанные глубины. Он судорожно и нелепо молотил руками и ногами, словно это могло предотвратить падение в чёрную бездну. Неужели всё должно окончиться именно так? Неужели ему суждено бесславно сгинуть в этом вонючем аду?

Он уловил отблеск света на поверхности внизу и сгруппировался, чтобы максимально смягчить удар. Его тело вошло в жижу вертикально, и сточные воды сомкнулись над ним. Выпотрошенные трупы кружились в водовороте вместе с ним, оторванные руки цеплялись за него, и безглазые черепа насмешливо скалились, заглядывая пустыми глазницами прямо в душу.

Уриэль изо всех сил старался вынырнуть. Лёгкие горели огнём, сердце билось о ребра, словно хотело вырваться из груди.

Наконец его голова оказалась над поверхностью, и Уриэль с наслаждением сделал глубокий вдох. Подземный туннель с промозглым зловонным воздухом показался Уриэлю райским местом после чёрных вязких глубин. Вокруг в завораживающем танце кружились мёртвые тела, и капитану понадобилось несколько секунд, чтобы в голове у него прояснилось. Огромные лезвия с клацаньем пронзили воду прямо перед ним. Чудовищные лопасти перемалывали содержимое потока в кровавую кашу.

Винт этой мясорубки вращался слишком быстро, чтобы можно было проскочить между лезвиями. Но когда подземная река поднесла капитана ближе к ужасному препятствию, он увидел, что острые лопасти не достают до потолка пещеры. Иначе механизм постоянно стопорился бы.

Логично будет предположить, что они не достигали и дна. Вопрос лишь в том, насколько велик зазор.

В любом случае, другого выхода просто нет. Вентрис набрал полные лёгкие воздуха и нырнул в жижу. Он ощущал упругие толчки взбаламученной лопастями воды. Словно издеваясь, теперь буруны выбрасывали Уриэля на поверхность, но он, напрягая все свои силы, уходил всё глубже и глубже в кровавое месиво.

Ослепший, оглохший, едва не теряющий сознание Космодесантник, наконец, нащупал каменное дно туннеля. Он открыл глаза и увидел в кровавой мгле какую-то движущуюся тень. Движение воды подтвердило близость смертоносных лопастей. Капитан не знал, насколько велик зазор и удастся ли проскользнуть, но поскольку другого выбора не было, он постарался прижаться как можно теснее к дну и стал пробираться вперёд. Спиной он чувствовал движение лопастей.

Вдруг он вскрикнул от обжигающего удара поперёк спины, и пузырь воздуха вырвался у него изо рта. Инстинктивно, уже ничего не соображая от боли, Уриэль проталкивался вперёд. Вскоре его движения замедлились — конечности слушались всё хуже и хуже. Капитан уже готов был сдаться.

Но тут его подхватил водоворот и буквально вышвырнул на поверхность. Уриэля затошнило и буквально вывернуло наизнанку. После того как он вернул в канализацию всё, что вынужден был у неё позаимствовать, капитан с удовольствием вдохнул полной грудью. Течение за гигантским измельчителем было всё ещё сильным, но пловец уверенно держался на поверхности.

Он ликовал, хотя с трудом верил, что остался в живых, и оглядывался вокруг в надежде увидеть других воинов из своего отряда.

— Пазаниус! — хрипло выкрикнул он. — Ваанес!

Но ему ответило только эхо, отразившееся от заплесневелых сводов пещеры. В обозримом пространстве живых не наблюдалось. Неужели все погибли в этой адской мясорубке, неужели отважные бойцы превратились в кровавую кашу?

Сейчас, находясь в относительной безопасности, Уриэль задался вопросом: а куда, собственно, ведёт этот туннель? У него не было способа выяснить это, но создавалось такое ощущение, что он намотал немало километров по этим чёртовым порогам. И куда потом сливается вся эта жидкость?

На какое-то время эти раздумья отвлекли его внимание, но вскоре бурный поток вновь закрутил его в водовороте, а впереди обозначилось светлое пятно. До Уриэля опять донёсся рёв водопада, но на этот раз в поле зрения не было никаких островков, за которые можно было ухватиться. Стремительное течение понесло Вентриса с все нарастающей скоростью.

То, что он принял за светлое пятно, быстро увеличивалось в размерах и в конечном итоге оказалось выходом из туннеля. Белый небосвод распахнулся над пловцом, мёртвое небо Медренгарда по-прежнему белело над чёрными скалами. Уриэль выбрался из Халан-Гола, пропутешествовав по его канализации.

В брызгах водопада он рухнул в омерзительный, покрытый бурой пеной пруд, краем глаза уловив фигуры нескольких воинов, что вылезали на берег. От удара о воду у капитана перехватило дыхание, и пришлось в очередной раз наглотаться всякой дряни.

Вдруг чьи-то сильные руки подхватили его под мышки и вытянули из пруда. Как только Уриэль оказался на твёрдой поверхности, его вырвало. Его желудок изверг огромное количество отравленной мерзости. Как только рвотные спазмы утихли, он перекатился на спину и раскинул руки.

Открыв глаза, Космодесантник увидел склонившееся над ним лицо, изукрашенное кровоподтёками и синяками. Это был Ардарик Ваанес.

— Ну, оклемался?

— Вроде бы, — закашлялся Уриэль, чувствуя себя так, будто провёл дюжину спаррингов с капитаном Адемананом, лидером ветеранского объединения Ультрамаринов.

Но силы возвращались к нему с каждым вздохом. Поднявшись на ноги, он в мгновение ока оценил окружающую обстановку. Огромный пруд был вырыт у подножия скалы, с которой низвергался кровавый водопад. С одной стороны пруда был пологий склон, а с другой вздымалась отвесная стена, на несколько сотен метров возвышаясь над воинами.

Вентрис осмотрелся по сторонам, чтобы выяснить, кто ещё выжил после побега из Халан-Гола. Его душа наполнилась ледяной ненавистью — бегство от Мортициев досталось им очень большой ценой. Кроме него выжили Ардарик Ваанес, Волчий Брат по имени Свольярд и Белый Консул, имени которого Уриэль не запомнил.

Ультрамарин грустно озирал окрестности, не надеясь обнаружить кого-либо ещё, но вдруг его взгляд натолкнулся на знакомый силуэт. Пазаниус сидел на мокром валуне около Ядовитого пруда. Уриэль так обрадовался, увидев боевого брата живым, что не сразу понял, что одна рука сержанта заканчивалась над локтевым сгибом. Обрубок покрылся коркой из струпьев, торчали обрезанные сухожилия, связки и порванные мышцы. Несмотря на то, что подобная рана должна была причинять адскую боль, Пазаниус, казалось, не обращал на неё ни малейшего внимания.

— Что с тобой произошло? — спросил капитан.

— Эти твари отрезали её, — сдержанно ответил Пазаниус. — Болит как сволочь.

Несмотря на весь трагизм ситуации, Уриэль не смог сдержать улыбки. Его друг остался прежним.

Леонид и Эллард также выжили, но Уриэль видел, что сержант Эллард очень серьёзно ранен — его живот пересекал ужасный глубокий разрез. Уриэль был не очень сведущ в медицине, но даже ему стало ясно, что скоро эта рана унесёт жизнь ещё одного бойца их крохотного отряда.

— Вам повезло, полковник, вас совсем не задело, — сказал Уриэль, обращаясь к Леониду.

— Меня бы уже давно не было в живых, если бы не Пазаниус, — ответил тот, горестно разглядывая рану своего друга. — Но вот он…

Уриэль понимающе кивнул и сказал:

— Да… Но я рад, что вы выжили.

Уриэль собрал всю свою волю в кулак. Он не должен был думать о смертельно раненном сержанте. Ему надо решать, как спасти жизни остальных воинов. Капитан повернулся к Ардарику Ваанесу и спросил:

— Где мы? Ты знаешь это место?

— Да, — кивнул Ваанес, — скажу больше, нам не помешает убраться отсюда, и побыстрее.

— Почему?

— Потому что мы оказались в охотничьих угодьях Бескожих, — ответил Ваанес, внимательно осматривая скалы.

Уриэль почувствовал, как по позвоночнику пробежал холодок. Он вспомнил, как уродливые бескожие чудовища жадно пожирали несчастных обитателей лагеря смерти, построенного Железными Воинами.

— Ты прав, — резко сказал Уриэль. Он покрепче сжал рукоять меча. — Нам необходимо как можно быстрее выбраться отсюда.

— Поздно! — воскликнул Леонид, указывая на гребень горного кряжа. — Они уже здесь…

Уриэль проследил за жестом Леонида, и у него перехватило дыхание. На горизонте маячили силуэты сотен Бескожих, окружавших их.

 

Глава 16

Уриэль стоял и смотрел, как вырисовывающиеся на фоне неба силуэты хищников становятся все более чёткими по мере того, как Бескожие стремительно спускались с горной гряды вниз, к пруду. Они приближались очень быстро, прокладывая путь по осыпающемуся склону. Их не останавливали никакие преграды, казалось даже, что они не опираются на свои страшно изуродованные конечности, а парят над землёй. Их хриплое зловонное дыхание перемежалось жалобными протяжными криками. Широко распахнутые пасти демонстрировали несколько рядов желтоватых зубов. На мясистых пальцах мерцали острые когти.

Эти твари были очень похожи на тех, что атаковали лагерь плоти. Во всяком случае, их тела были изуродованы таким же образом, поневоле порождая сомнения в жизнеспособности подобных созданий. Искривлённые конечности, пульсирующие внутренние органы, вывернутые наружу. Некоторые мутанты были одеты в некое подобие экзоскелетов — эти приспособления были весьма примитивного вида, но позволяли своим обладателям сохранять форму и не разваливаться на части.

— Ну вот, из огня да в полымя, — устало проговорил Ардарик Ваанес, выпуская свои блестящие когти.

— Заткнись, Ваанес! Хватит ныть! — рявкнул Уриэль.

Он активировал энергетический меч, по лезвию которого пробегало смертоносное пламя. Те бойцы, что не растеряли своё оружие в туннеле, взяли его наизготовку и приготовились к бою. Это был явно неравный бой, но отряд вынужден был его принять. Леонид оставил своего раненого товарища, Элларда, и подобрал камень поувесистей.

Бескожие стремительно окружали отряд. Каждый старался добраться первым до свежатины. Один из самых шустрых монстров плюхнулся в зловонную жижу, пытаясь обогнать соперников. Его завывания перекрывали даже шум водопада. Тварь быстро форсировала пруд и изготовилась к нападению.

Уриэль и все его немногочисленные боевые братья встали в круг спиной друг к другу. Они обречённо смотрели на стремительно приближающихся чудовищ, истекающих слюной, и были твёрдо настроены с честью погибнуть в бою, как и подобает настоящим воинам.

— Мясо, мясо… — шипели Бескожие, подбираясь вплотную к напряжённым солдатам.

Уриэль даже несколько растерялся — он и предположить не мог, что эти существа могут говорить. Ваанес как-то обмолвился, что эти чудовища — результат отбраковки при воспроизводстве Железных Воинов. И до этого момента командиру даже не приходило в голову, что эти жуткие твари могут являть собой нечто большее, нежели продукт неудачного эксперимента в генной инженерии. Он считал, что своим появлением на свет они обязаны ошибкам Мортициев.

Но после того как Уриэль попал в утробу Демонкулабы и на собственной шкуре ознакомился с «технологическим процессом», он начал лучше понимать происходящее на Медренгарде. Перед его глазами встали дети, которых так же, как и его, зашили в брюхо Демонкулабы. Капитан понимал, что способ пополнения рядов Космодесантников Хаоса далёк от совершенства, поэтому в процессе их воспроизводства процент брака был более чем высоким…

— О Император… — прошептал Уриэль, внезапно ощутив острую жалость к этим существам.

Капитан поднял взгляд на водопад, бьющий из сточной трубы, и понял, как все эти твари оказались здесь, в горах.

Но ему недолго пришлось размышлять о превратностях судеб Бескожих. Все внимание пришлось переключить на одного из них, который поднялся во весь рост, словно бросая вызов. Уриэль почувствовал, как кровь, закипевшая от избытка адреналина, ударила ему в голову.

Зверь попёр на него, взбугрив обнажённые мышцы, кое-где прикрытые плохо прижившейся кожей. Мускулатура крепилась к костям довольно прочно, но можно было увидеть и металлические крепления. Голова монстра была непропорционально большой, видимо, в черепе заключался поражённый водянкой мозг. Уриэль с ужасом смотрел на жёлтые глаза и оскаленную пасть, утыканную тупыми зубами. Эти клыки были словно созданы для того, чтобы в считанные секунды размолоть в кашу кости капитана.

— Кровь, — довольно внятно произнесло чудовище, покачивая несоразмерной башкой и переступая с ноги на ногу. Прочие монстры вдруг притормозили, как будто предоставляя вожаку право первого удара. В этот момент Уриэль внезапно поймал себя на мысли о своём кровном родстве с этими существами, что, впрочем, не помешало ему шагнуть навстречу чудовищу, выставив перед собой меч.

— Что ты делаешь?! — воскликнул Пазаниус.

— Я думаю, что это ведущий самец в стае, — ответил Уриэль. — Если я сумею расправиться с ним, то остальные, возможно, не осмелятся напасть.

— Или ещё быстрее разорвут нас на кусочки, — добавил Леонид.

— Вполне может быть, — согласился Уриэль, — но не думаю, что у нас очень много вариантов.

— Пусть это будет твой лучший удар, — сказал Ваанес, нервно втягивая и вновь выпуская когти.

Монстр внимательно наблюдал за тем, как Уриэль приближается к нему, помахивая мечом. Капитан пытался понять, о чём сейчас думает это существо, но застывшее на его морде дебильное выражение никак не намекало на ход мыслей в огромной голове.

— Ну, давай, если тебе так хочется меня сожрать, то иди сюда и попробуй это сделать! — взревел Космодесантник.

Чудовище прыгнуло на него, и Уриэль еле увернулся от размашистого удара, который, если бы достиг своей цели, снёс бы ему голову с плеч. Но капитан поднырнул под лапу монстра, резко развернулся, оказавшись сбоку от Бескожего, и полоснул мечом. Лезвие скользнуло по туловищу мутанта, и Уриэль почувствовал сопротивление плоти. В следующее мгновение он испытал шок, осознав, что его смертоносное оружие оказалось бессильно. Прежде чем капитан пришёл в себя от потрясения, монстр уже навис над ним и могучим ударом сбил с ног. Космодесантник скатился в пруд, пытаясь уйти от кулаков, работающих как поршни.

— Уриэль! — воскликнул Пазаниус, бросаясь к нему на помощь.

— Нет! — выкрикнул Уриэль, отгребая к гремящему водопаду из сточной трубы. — Если вы вмешаетесь, то они навалятся скопом!

Уриэль оттолкнулся ногами и резко выпрыгнул из пенящегося потока, метя в пах чудовища. Кончик меча проткнул было плоть Бескожего, но опять-таки не нанеся серьёзного вреда. Тварь взревела от бешенства, схватила капитана одной из многопудовых лап и сомкнула свои жуткие челюсти на его боку. Ультрамарин завопил от боли, но продолжал яростно бороться. Он изо всех сил старался вывернуться, чувствуя, что Бестелесный вот-вот выпустит ему кишки. Капитан заколотил гардой по его огромной голове.

Ему удалось выбить глаз чудовищу, и оно взвыло от боли. Его челюсти разжались, и Уриэль выпал из смертельных объятий. Он рухнул в пруд под ноги разъярённому монстру. Капитан понял, что шансы выйти победителем из этой схватки утекают быстрей, чем кровавая жижа из сточной трубы у него над головой.

Издав сдавленный крик, полный ярости и ненависти, он вновь бросился на врага с мечом. Острие впилось в дряблое подбрюшье монстра, и меч с лёгкостью пронзил огромную тушу. Но в следующую секунду тяжёлый кулак обрушился на плечо Ультрамарина, и Уриэль упал на колени. Правую половину тела пронзила острая боль, и он понял, что у него сломана ключица. Хватка на рукояти меча ослабла. Космодесантник заглянул в налитые кровью глаза Бестелесного и понял, что не сможет одержать верх. Несмотря на то, что потрескивающее и разбрызгивающее искры лезвие энергетического меча торчало из живота монстра, тот совершенно не походил на смертельно раненного.

Уриэль противостоял могуществу Несущего Ночь, уничтожил корабль-матку тиранидов, выстоял против мощного натиска псайкера-предателя… Но сейчас он терпел поражение. Когтистые лапы чудовища стиснули его, но, прежде чем могучие челюсти сомкнулись на голове капитана и раздавили череп в мелкие осколки, от скал, окружающих пруд, отразился оглушительный рёв. Бескожие, все как один, отпрянули от Космодесантников.

Воцарилась напряжённая тишина, и в этом неожиданном затишье Уриэль, как заворожённый, наблюдал за явлением нового ужасного зверя. Крупнее любого из Бескожих, тот величественно шествовал к воде. Монстр, с которым сражался Уриэль, был настоящей машиной смерти, но это существо намного превосходило его. Великан обладал поразительными физическими данными, его обнажённые мышцы перекатывались, как валуны. Это было воплощение первобытной разрушительной силы. Разглядывая это звероподобное существо, Уриэль пришёл к выводу, что если у стада Бескожих и есть вожак, то именно он предстал сейчас перед его глазами.

Голова чудовища сидела прямо на широких плечах — ни намёка на шею; на красном лице горели жёлтые глаза. Не прикрытая кожей морда не имела ни мимики, ни сколько-нибудь выраженных черт. Безгубый рот и перебитый ровно посередине нос. Но, в отличие от своих многочисленных собратьев, вожак сохранил отдалённое сходство с человеком. Может быть, это существо действительно получило что-то от примархов.

Самым жутким было то, что Уриэль распознал отблеск интеллекта, теплящегося в глазах монстра. Капитан не мог с уверенностью сказать, что собратья этого чудовища осознают своё происхождение и весь ужас уготованной им судьбы. Но у него не было ни малейшего сомнения в том, что этот вожак прекрасно понимал, откуда он появился в этом мире и что его ожидает в будущем.

Ужасный зверь, рыча и похрюкивая, грузно спускался к пруду. Бескожие почтительно расступались и старались держаться подальше от того, кто был их лордом — лордом Бескожих. Между тем новоявленный монстр величаво вошёл в воду, прошествовал напрямик через пруд и оттолкнул от Уриэля тварь с мечом в брюхе. Лорд Бескожих нагнулся над капитаном, ухватил его за ногу и потянул к себе, чтобы получше рассмотреть.

Уриэль пытался бороться, но сопротивление было тщетным. Даже Дредноут вряд ли смог бы справиться с этим колоссом. Бескожий поднял капитана над водой и поднёс его поближе к своей кошмарной физиономии. Лоскутки кожи вокруг его ноздрей омерзительно трепетали, когда монстр обнюхивал человека.

Толстый язык выскользнул изо рта, и Уриэль чуть не задохнулся в парах зловонного дыхания чудовища. Жёсткий язык, обдирая кожу подобно наждаку, облизал капитана. Уриэля замутило, но лорд Бескожих отшвырнул его, как надоевшую игрушку. Космодесантник застонал от боли, приземлившись, — осколки сломанной ключицы сместились от удара и пропороли кожу.

Огромное существо повернулось к Бескожим, окружившим пруд.

— Ещё не мясо! Возможно, они такие же Отверженные, как и мы. Я чувствую вкус и запах матери на нём, — произнёс лорд шепеляво, коверкая слова.

Уриэлю, с трудом разобравшему сказанное, осталось только гадать о судьбе, уготованной его отряду.

В зале Мортициев эхо по-прежнему вторило тяжеловесным ударам Кровавого Сердца, а воздух все так же был пропитан зловонием и отчаянием. И душа любого живого существа наполнялась невыносимой тяжестью и тоской. Однако, несмотря на то, что внешне все тут было по-прежнему, привычный рабочий распорядок претерпел едва заметные изменения. Хонсю сначала не обратил на это внимания, но когда бронзовоногий Мортиций провожал его через ряды умирающих, ему бросились в глаза помрачневшие, подавленные лица монстров в чёрных робах.

— Вы заметили, что… — прошептал Обакс Закайо, внимательно наблюдая за выражением лица хозяина.

— Да, заметил, — ответил Хонсю. — Они чем-то напуганы, а это, скажу я тебе, не так часто бывает.

Больше он не сказал ничего. Хонсю совсем недавно узнал, что у хозяев зала появился серьёзный повод для беспокойства. Пленники, отданные им на растерзание комендантом Халан-Гола, сумели перебить кучу мутантов и сбежать. И теперь оплошавшие Мортиции, хорошо помнившие крутой нрав предыдущего хозяина крепости, по-видимому, опасались за своё будущее. Хонсю поймал себя на том, что их страх доставляет ему почти физическое наслаждение.

В сопровождении Обакса Закайо Хонсю добрался до вивисектория, где должны были окончить свои дни Космодесантники Императора.

В центре круглого помещения, по периметру которого стояли хирургические столы, валялись изуродованные до неузнаваемости останки двух Мортициев. Хонсю опустился на колени и выдернул из кровавого месива безжизненную конечность с огромным сверлом, которое крепко засело в черепе мертвеца.

— Боюсь, что я недооценил этого Вентриса и его отряд, — пробормотал комендант крепости.

— Вы полагаете, что это не просто наёмники Торамино? — спросил Обакс Закайо.

Хонсю кивнул:

— Не исключено, что они вообще не имеют ничего общего с Торамино. Может быть, Вентриса привели сюда какие-то личные соображения.

— Какие, например?

Хонсю не ответил, а только сжал кулаки, думая о своём. В это время к нему с шипением приблизился хирург из вивисектория. Это был высокий мутант на механических ногах, клацающий гидравлическими когтями. Он вплотную подошёл к Хонсю, и его челюсти сверкнули буквально в паре сантиметров от лица коменданта.

— Это ты погружал Вентриса в Демонкулабу? — спросил Хонсю.

— Да. Я зашил его внутрь. Он в утробе вместе с остальными. Его не должно быть в живых.

— Не должно, — согласился Хонсю. — Определённо, не должно. Покажи мне.

— Что мне показать вам, хозяин Халан-Гола? — прошипел Мортиций.

— Покажи мне то место, где ты вшил его в Демонкулабу, — резко приказал Хонсю. — Немедленно!

Мутант кивнул, выпрямился во весь рост и величавой поступью отправился по наклонному туннелю, что вёл к Демонкулабе. Хонсю и Обакс Закайо последовали за ним, огибая бочки, наполненные кровью и потрохами. По дороге хирург обращал их внимание на новые эксперименты в области усовершенствования воспроизводства Железных Воинов.

— При всём моём уважении, милорд, — вкрадчиво начал Обакс Закайо, — стоит ли вам так уж беспокоиться о судьбе нескольких отщепенцев? Войска лорда Беросса атакуют сейчас ворота Халан-Гола.

— И?

— И скорее всего, они ворвутся в крепость через несколько дней, потому что вот-вот проломят стены…

— Беросс не попадёт в крепость, у меня припасён хороший сюрприз для него.

— А вы не поделитесь своими мудрыми планами?

— Не с тобой, — ответил Хонсю, когда они закончили подъем по наклонному туннелю. — Пойми одно, Обакс Закайо, ты мой слуга, простой помощник, и не более. Ты просто выполняешь свои должностные обязанности. Ты служил хозяину, который забыл, почему мы сражаемся в Долгой Войне. Хозяину, который позволил ненависти к Императору-предателю тлеть, а не гореть ярким пламенем. Ты уже забыл, как наш Легион был разбит в пух и прах изменниками-недоумками? Лживый Император уготовил нам такую судьбу, обрёк нас на вечные страдания в Оке Ужаса. И если Форрикс забыл об этом, то я помню все.

— Я просто имел в виду… — начал Обакс Закайо.

— Я знаю, что ты имел в виду, — отрезал Хонсю. — Ты думаешь, я не знаю о твоих обращениях к Торамино и Бероссу? Ты предал меня, Обакс Закайо! Я все знаю.

Ошеломлённый Обакс Закайо открыл было рот, чтобы опротестовать эти обвинения, но Хонсю резко обернулся, покачал головой и произнёс:

— Ты можешь ничего не говорить. Я тебя не виню. Ты увидел благоприятную возможность и не преминул ею воспользоваться. Но полагать, что кто-то вроде тебя способен перехитрить меня… Я тебя умоляю!

Из-за спины Обакса Закайо выдвинулись гидравлические лапы, щёлкая клешнями, и огромный Железный Воин перехватил боевой топор поудобнее.

Хонсю лишь хмыкнул и кивнул двум Мортициям, что молниеносно нарисовались за спиной Обакса Закайо. Топор выпал из рук изменника, переломленный как ивовый прутик, когда бронзовые когти сомкнулись на его древке. Затем клешни Мортициев с лёгкостью отрезали механизированные руки на спине Обакса Закайо.

— Нет! — выкрикнул Железный Воин, когда хирурги вздёрнули его над землёй. — Мне известны многие вещи, которые могут пригодиться тебе!

— Я так не думаю, — возразил Хонсю. — Торамино не так глуп, чтобы доверить тебе что-либо мало-мальски важное.

Хонсю кивнул Мортициям и изрёк страшный приговор:

— Делайте с ним, что пожелаете.

Затем он отвернулся и направился к Демонкулабе, сопровождаемый пронзительными криками Обакса Закайо, которого Мортиции тащили в вивисекторий. Предательство Обакса Закайо совершенно не удивило Хонсю и даже сыграло ему на руку. Очень скоро Торамино и Беросс пожалеют, что столь опрометчиво доверяли этому подонку.

Выкинув Обакса Закайо из головы, Хонсю быстро зашагал вдоль клеток Демонкулабы. Вскоре спутник подвёл его к тяжело вздымающейся массе рыхлой, истерзанной плоти. Хирург, сопровождающий коменданта крепости, углубил разрезы, пытаясь выяснить, что здесь произошло. На искажённое страданием лицо Демонкулабы, на её помутневшие от боли глаза Хонсю не обратил ни малейшего внимания и наклонился, чтобы рассмотреть рваную рану, края которой недавно были сшиты.

— Изнутри… — пробормотал Хонсю. — Он сам выбрался оттуда.

Мортиций коротко кивнул, но Хонсю прекрасно понимал, каким смятением сейчас объято это существо.

— Но как Вентрису это удалось? — спросил Хонсю.

— Не могу знать. Демонкулаба приняла его, проверила его потенциал и накачала наркотиками. Такого не должно было произойти, — произнёс Мортиций дребезжащим голосом.

— Тем не менее, он сумел сделать это, — задумчиво протянул Хонсю и оттянул края огромного разреза на животе несчастной Демонкулабы.

Склизкое нутро огромного материнского лона колыхалось и вздрагивало от каждого прикосновения. Хонсю резко отступил, когда существо задёргалось в припадке боли. Пронзительные вопли вырвались из горла страдающей Демонкулабы. Из открытой раны на животе выплеснулся поток жидкости и сгустки свернувшейся крови.

— Что с ней происходит? — требовательно спросил Хонсю.

— Утроба готова исторгнуть своё потомство, — пояснил трясущийся от страха хирург.

Когда кровь и околоплодные воды снова хлынули из живота Демонкулабы, Мортиций погрузил внутрь свои длинные щупы. По трубкам с бульканьем заструилась сукровичная жидкость, отсасываемая из разреза. Хонсю услышал треск ломаемых костей и рвущихся тканей материнского лона. Мортиций ещё больше углубил рану, и с потоком крови и сине-красными кишками наружу с хлюпающим звуком вывалился плод Демонкулабы.

Это существо уже не было тем маленьким комочком, что имплантировали какое-то время назад, теперь это был прекрасно развитый организм, с великолепной мускулатурой. Хонсю встал на колени перед новорождённым, бескожее тело которого судорожно корчилось на полу. Внимательно осмотрев существо, комендант пришёл к выводу, что ему надо сохранить жизнь, а не смыть в канализацию вместе с его менее удачливыми собратьями.

Мортиций подняли младенца, который зашёлся в плаче.

— Погодите, — произнёс Хонсю.

Он подошёл поближе и стёр кровавую, липкую слизь с блестящего красного черепа новорождённого. Потом Хонсю очистил лицо существа от остатков плаценты.

Когда лорд вытирал младенца, тот вдруг открыл глаза и посмотрел ему в лицо. Чувствовалось, что за этим ещё расфокусированный взглядом скрываются бешеные жестокость и ненависть. Хонсю передал новорождённого Космодесантника Хаоса чёрной, когтистой акушерке.

— Вымойте его, а потом запеленайте в свежую кожу, — приказал он. — Когда он будет готов, оденьте его в доспех Обакса Закайо и приведите ко мне.

Мортиций кивнул и деловито потащил куда-то хныкающего младенца. А хозяин Халан-Гола рассмеялся от всей души. Он стоял и заливисто хохотал.

Боги Хаоса тоже обладают чувством юмора, пусть и несколько своеобразным.

Уриэль давно уже потерял счёт времени, но прошло уже не менее десяти, а то и двенадцати часов с того момента, как они сбежали из Халан-Гола. Сейчас они совершали изнурительный марш-бросок к высоким горным пикам, ведомые лордом Бескожих. Отряд Космодесантников отправился навстречу своей судьбе, правда, было непонятно, путешествуют они с Бескожими как их собратья или как пленные. Уриэль с Пазаниусом перевязали рану Элларда и по очереди несли его на руках. Они сделали это, несмотря на протесты Ваанеса, который твердил, что воин скорее мёртв, чем жив, и что его надо бросить.

Когда они покидали пруд у подножия горы, куда их выкинул водопад из сточной трубы, Уриэль задумался о том, насколько же далеко они оказались от крепости. После напряжённого даже для тренированных воинов марш-броска они наконец-то подошли к огромной расщелине в склоне горы. Облака ядовитых испарений клубились над ней, разносимые порывами ветра, а вокруг белели горы костей.

Бойцы начали спуск в мрачную темноту расщелины, и каменистый коридор постепенно превратился в обширную пещеру. Возможно, когда-то землетрясение разрушило здесь подземную фабрику. Покосившиеся железные распорки поддерживали потолок, мертвенный свет белого неба проникал через решётки вентиляционной системы, создавая в помещении полумрак. Подвесные мосты из цепей и канатов соединяли между собой многочисленные башни, похожие на стволы гигантских деревьев. На разбитом полу было много углублений, где собиралась влага и где ржавели потихоньку остовы сломанных машин. В центре ангара располагалась огромная яма, то ли выкопанная, то ли возникшая в результате взрыва. В ней мерцало и переливалось в столбе света нечто, пока неразличимое.

Когда из всех углов заброшенной фабрики повылезали её обитатели, Уриэль просто остолбенел. Теперь ему стало понятно, что такое настоящее уродство. Здесь было несколько сотен Бескожих, их красные тела влажно блестели. Одни мутировали настолько, что не могли даже двигаться. Невнятное бормотание и стоны изувеченных существ, терзаемых непреходящей болью, создавали звуковой фон, от которого мороз шёл по коже. Уриэль поймал себя на двойственных чувствах к этим недоноскам: он не мог преодолеть животного отвращения к омерзительным тварям и одновременно жалел их. Они ведь тоже были жертвами жестокости Железных Воинов.

— Как их много! — наконец выдавил капитан, но не стал развивать свою мысль, поскольку путешествие, по-видимому, подошло к концу.

Лорд Бескожих усадил их на остов огромного кузнечного пресса размером с боевой танк и приказал:

— Вы! Не двигаться.

— Погоди, — сказал Уриэль. — Чего вы от нас хотите?

— Племя подумает. Племя решит — вы отверженные, как мы, или просто вкусное мясо. Возможно, мы вас убьём, — честно признался предводитель Бескожих. — На ваших костях отличное мясо, и у вас прекрасная кожа, которую мы сможем носить.

— Убьёте? — закричал Ваанес. — Если вы просто собираетесь нас прикончить, какого чёрта было тащить нас сюда, долбанные уроды?!

— Слабые в племени тоже хотят есть, — проскрежетало чудовище, пялясь на Элларда с голодным блеском в глазах. — Они не могут охотиться, поэтому мы доставляем им мясо.

Сержант Имперской Гвардии сильно удивил всех, пережив марш-бросок, но всё равно его смерть была лишь вопросом времени — выглядел Эллард неважно. Кровь просочилась через повязку, сделанную на скорую руку из порванного на лоскуты кителя Леонида. Лицо страдальца было смертельно бледным.

— Стоит ли разговаривать с этими ублюдками! — прорычал Пазаниус.

Ваанес только пожал плечами и тяжело опустился на землю, демонстративно повернувшись спиной к Ультрамаринам. Лорд Бескожих тем временем покинул их. Он спустился этажом ниже — вероятно, держать совет с племенем. Космодесантников он оставил под присмотром дюжины гигантских монстров, каждый из которых превосходил размерами Дредноут и имел в своём арсенале бритвенно-острые зубы и длинные когти, побуревшие от запёкшейся крови.

Прошёл час. Он тянулся, казалось, целую вечность в этих серых липких сумерках. Бескожие все ещё спорили с пеной у рта, следует ли немедленно убить пленников или оставить в живых. Монстр, с которым Уриэль сражался около пруда, был среди охранников. Похоже, ему нисколько не мешал длинный меч, до сих пор торчавший из его брюха.

— Вот проклятие! Хотел бы я знать, что они там надумали, — сказал Уриэль, отворачиваясь от дебильных физиономий стражей.

— Да? — скептически хмыкнул Пазаниус. — А вот я что-то не горю желанием.

— Мы не можем здесь долго оставаться. Нам надо вернуться в крепость.

— Назад в крепость? — рассмеялся Ардарик Ваанес. — Ты серьёзно?

— Я серьёзен как никогда, — заявил Уриэль. — Мы должны выполнить свою миссию — уничтожить Демонкулабу или хотя бы погибнуть, пытаясь сделать это. Я дал смертельную клятву.

— Можешь не волноваться на этот счёт, смерть тебя отыщет, — пообещал Ваанес.

— Да, наверное, — сказал Уриэль. — Ты пропустил мимо ушей всё, что я говорил тебе, Ваанес?

— Не смей мне опять читать нотации о чести и долге. Вентрис! — взорвался тот. — Я уже сполна насмотрелся на то, что даёт нам твоя чёртова честь! Большинство из нас уже мертвы, а ради чего?

— Ни один воин не погиб напрасно, если он встретил свою смерть, служа Императору.

— Избавь меня от вбитых в твою башку нравоучений, — сказал Ваанес с презрительной усмешкой. — Мне это все уже поперёк горла. Если я выживу в этой заварушке, то ни за какие блага не появлюсь больше возле Халан-Гола.

— Это может означать только одно, Ваанес: я ошибался в тебе, — сказал Уриэль. — Я думал, что тебе не чуждо понятие чести, но я жестоко обманулся.

Ваанес ничего не ответил и с преувеличенным вниманием принялся разглядывать уродов-охранников.

Уриэль повернулся к Пазаниусу и сказал:

— Ну, тогда мы пойдём вдвоём, мой друг.

— Похоже, что так, — непривычно растягивая слова, произнёс сержант, и капитан понял, что его боевой брат хочет ещё что-то сказать, но почему-то не решается.

Повисла неловкая пауза, словно оба друга боялись неловким словом спугнуть недавно установившееся между ними взаимопонимание.

Наконец Уриэль произнёс:

— Почему ты мне ничего не говорил?

— Но как я мог? — тихо произнёс Пазаниус. — Я заразный, на мне порча. Ко мне прикоснулось зло и развратило меня.

— Но как? Когда это случилось? — взволнованно спросил Уриэль.

— Думаю, что на Павонисе, — ответил Пазаниус, уже не в силах сдерживать рвущиеся из сердца слова. Откровения буквально хлынули из него, и он начал рассказывать все как на исповеди:

— Ты помнишь, что я возненавидел ту искусственную руку в тот же момент, как только ремесленники Шонаи пересадили её мне?

— Да, — кивнул Уриэль, припоминая, как Пазаниус постоянно жаловался на то, что новая рука никогда не заменит ему родную, послужившую в стольких битвах и испытаниях.

— Я тогда не знал и половины того, что произошло, — продолжил Пазаниус. — Через какое-то время я привык, даже начал ценить силу этой руки. Всё было отлично до того сражения на «Смерти добродетели», вот тогда-то я и заподозрил неладное.

Уриэль очень хорошо помнил отчаянный бой с орками и тиранидами, захватившими космический халк, дрейфующий по направлению к системе Тарсис Ультра.

— И что произошло? — спросил он.

— Мы сражались с орками, и это случилось как раз перед тем, как ты прикончил вожака, помнишь? Один из уродов зашёл со спины и чуть не снёс мне голову цепным топором.

— Да, ты отвёл удар рукой.

— Так оно и было. А ты помнишь, какого размера было то лезвие? Орк неминуемо распилил бы мою руку пополам, но этого не произошло. Её даже не поцарапало.

— Но это невозможно! — воскликнул Уриэль.

— И я так думал, но к тому времени, как мы вернулись, наконец, на «Громовой Ястреб», она была как новая. На ней не осталось ни царапинки.

— Помню, помню… — прошептал Уриэль, перед глазами которого пронеслась картина давнишнего боя.

— Я это тоже заметил, — грустно подтвердил Пазаниус, — но я не задумывался об этом до тех пор, пока мы не вернулись на «Горе побеждённому». Только там мне пришло в голову, что у меня вообще не должно было остаться руки. Я решил, что преувеличил силу того удара, но сейчас я понимаю, что это было не так. Я сам себя обманывал.

— Но разве это возможно? Ты полагаешь, что техножрецы Павониса имели доступ к ксенотехнологиям?

— Не знаю, — ответил Пазаниус, покачав головой. — Но те механические слуги Несущего Ночь… они могли делать то же самое. Не важно было, насколько силён твой удар, достал ты их мечом или выстрелом из болтера — они обретали прежнюю форму прямо на глазах.

— Некронтиры, — сплюнул Уриэль.

Пазаниус кивнул:

— Они. Я думаю, что какая-то частица Несущего Ночь внедрилась в моё тело, когда он отсек мою живую руку. Тогда зло проникло в меня, а новая конечность усугубила дело.

— Но почему ты скрывал? — спросил Уриэль. — Ты должен докладывать мне о таких вещах.

— Я знаю, — сказал Пазаниус удручённо. — Но мне было стыдно. Если помнишь, я всегда старался сам разрешать свои проблемы.

— Я понимаю, но тебе всё равно надо было сказать Клозелю. Мне придётся доложить обо всём этом, когда мы вернёмся на Макрэйдж.

— Ты хотел сказать «если мы вернёмся», — поправил Пазаниус.

— Нет, — отрезал Уриэль. — Когда.

Но тут его внимание привлёк звук шагов, и капитан обернулся. С выражением скорби на лице полковник Леонид приблизился к ним и произнёс:

— Сержант Эллард скончался.

Уриэль бросил взгляд туда, где лежал усопший воин, встал и положил руки на плечи Леонида:

— Мне очень жаль, мой друг. Он был отличным товарищем и великолепным бойцом.

— Он не должен был умереть вот так, в одиночестве…

— Он не был одинок, — возразил Уриэль. — Ты был с ним до конца.

— Всё равно это должно было случиться как-то иначе, — прошептал Леонид. — Столько пережить, столько сделать за свою жизнь и умереть в мерзком логове Бескожих.

— Бойцу очень редко предоставляется возможность выбрать время или место кончины, — сказал Уриэль. — То, как он прожил свою жизнь, в большей степени определяет, стал он настоящим воином или нет. Я мало знал Элларда, но я верю, что одесную Императора найдётся место для него.

— Надеюсь, что этот так, — согласился Леонид. — Кстати, вы ошиблись.

— В чём?

— В том, что вам придётся возвращаться в Халан-Гол вдвоём. Я пойду с вами.

— У меня ни разу не возникало сомнений в том, что ты человек редкой отваги, но всё равно я считаю своим долгом признать, что Ваанес в чём-то прав. Вряд ли нам удастся вернуться оттуда живыми, — сказал Уриэль.

Леонид пожал плечами и ответил:

— Мне уже всё равно. С тех пор как Триста восемьдесят третий был отправлен на Гидру Кордатус, моя жизнь была не богата на приключения. Теперь же я намерен плюнуть смерти в глаза, прежде чем она заберёт меня.

Вдруг раздались медленные хлопки, и Уриэль с гневом воззрился на насмешливо аплодирующего Ваанеса. Бывший Ворон лишь покачал головой и удивлённо пробормотал:

— Да вы все просто свихнулись! Я обязательно помолюсь за вас, если выберусь из этой выгребной ямы.

— Заткнись! — прошипел Уриэль. — Не нужно мне молитв от таких, как ты, Ваанес. Ты больше не Космодесантник, тебя и человеком-то теперь назвать трудно. Ты трус и предатель!

Ваанес вскочил на ноги, его фиолетовые глаза сверкнули ненавистью, а блестящие когти выскочили из латной перчатки с тихим лязгом, от которого по спине пробежали мурашки.

— Я тебя предупреждал при всех, не смей так называть меня! — выкрикнул Ваанес.

Но прежде чем пролилась кровь, огромная тень легла между Космодесантниками и исполинская фигура лорда Бескожих нависла над ними. Его сопровождала свита созданий, изуродованных самым страшным образом. Один горбатый монстр проковылял прямо к трупу Элларда, погрузил длинный изогнутый коготь в разорванный живот сержанта, а потом с нескрываемым удовольствием облизал окровавленный палец.

— Свежатина, ещё тёплая, — промычал он.

Лорд Бескожих кивнул своей огромной башкой и приказал:

— Возьми его и отнеси мясо соплеменникам.

— Нет! — закричал Леонид, когда горбатое чудовище сграбастало тело сержанта.

Пазаниус резко вскочил на ноги, схватил Леонида за плечо, оттащил назад и прошипел ему на ухо:

— Успокойся! Это больше не твой друг, это просто оболочка, просто тело, в котором жил его дух. Он сейчас уже с Императором, и все эти монстры уже не в состоянии сделать с ним хоть что-нибудь. Не рискуй своей драгоценной жизнью в бессмысленной борьбе.

— Но они собираются сожрать его!

— Я знаю, — ответил Уриэль, вставая рядом с негодующим Леонидом. — Но ты уже дал смертельную клятву, и если ты её нарушишь, то это будет означать, что мы все её нарушили.

— Что?! — рявкнул, брызгая слюной, вышедший из себя полковник.

— Да, — подтвердил Уриэль. — Мы все связаны обещанием Императору. Я, Пазаниус, а теперь и ты.

Леонид не успокоился, но слова Уриэля заставили его задуматься. Действительно, между ними уже было заключено соглашение. К тому же сейчас предстояло решать более насущные проблемы.

— Эй, вы, пойдёмте, — произнёс лорд Бескожих.

— Куда? — с вызовом спросил Уриэль.

— К Императору. Он решать, умрёте вы или нет.

 

Глава 17

Статуя Императора была облачена в поношенный доспех, по которому можно было проследить этапы многовековой индустрии Медренгарда. За его могучими плечами вздымались два огромных железных крыла, крепившихся на спине. На нагрудной пластине силового доспеха красовался двуглавый орёл, проступавший сквозь слой ржавчины. Двадцатиметровая фигура была установлена на платформе, которая на толстых цепях раскачивалась над шахтой. Увидев это величие, набожные Космодесантники почувствовали священный трепет.

Уриэль вспомнил себя ребёнком, когда он впервые преклонил колени перед статуей Императора в Базилике Конор, высеченной из красивейшего мрамора, добытого из сокровенных глубин Калта. Представшая теперь перед его глазами колоссальная статуя, хоть и была выполнена не в лучшей манере, производила не менее сильное впечатление.

Император Бескожих словно парил над чёрной пропастью. На фоне этого величия сказалось несущественным, что его доспех и ряд важных деталей были изготовлены из того подручного хлама, что нашёлся на разрушенной фабрике. Наверняка ревнители догм Министорума сочли бы создание подобных изваяний Императора богохульством, но Уриэль решил для себя, что это вполне оправдано в данных условиях.

— Пусть Император спасёт нас! — прошептал Пазаниус, взгляд которого был прикован к подвешенной статуе.

— Ну, мы вот-вот выясним это, — ответил Уриэль, думая о том, что не случайно сегодня ему вспомнилось далёкое детство.

Никто не мог сказать, как долго Бескожие живут под поверхностью Медренгарда. Никому не было известно, что они помнили о прошлом до того момента, как их обрекли Демонкулабе. Никто не знал, кем были их первые родители.

И только одно не вызывало сомнения — это были невинные дети, которых превратили в Бескожих. В их душах сохранилось только одно воспоминание, не вытравленное даже наркотиками в утробе Демонкулабы, — неувядаемый образ великодушного Императора.

По прихоти Железных Воинов Бескожие превратились в чудовищных монстров, но они до сих пор помнили любовь Императора. Страшная судьба этих несчастных вызывала безмерную жалость Уриэля. Эти жуткие чудовища находили утешение в светлом образе Императора и даже соорудили кумира, чтобы быть ближе к нему.

Охранники грубо толкнули пленников на край бездонной ямы. Уриэль осмотрелся вокруг. Их окружали сотни уродов, многие из которых не могли передвигаться самостоятельно. Их конечности состояли либо из кривых костей, не способных выдержать вес тела, либо, напротив, представляли собой бескостную мышечную массу. Надо заметить, соплеменники охотно помогали таким страдальцам.

— Бог-Император, посмотри на них! — пафосно произнёс Ваанес. — Как только ты позволяешь таким уродам жить в этой Вселенной?

— Заткнись, Ваанес! — прервал его Уриэль хриплым от сострадания голосом. — Они приходятся тебе родственниками в определённой степени, не забывай об этом. В их жилах тоже есть капля крови Императора.

— Ты серьёзно? — опешил Ворон. — Ты только посмотри на них. Это воплощённое зло!

— Ты так думаешь? Я бы на твоём месте не был столь категоричен.

Их разговор был прерван волной недовольного ропота, прокатившегося по залу, когда лорд Бескожих повернулся к племени и выпрямился во весь рост. Вожак вдруг резко протянул огромную лапу, схватил Уриэля и поднял его над краем ямы. Земля стремительно улетела из-под ног, и капитан оказался над зияющей бездной. Он понимал, что в теперешней ситуации сопротивление бесполезно, поэтому просто положился на волю Императора.

— Ты пахнешь материнской утробой, — проревел лорд Бескожих. — Тебя, как и нас, вымыло из горы, где живут железные люди, тебя и твоих людей принёс водопад. Но вы не похожи на нас. Почему у вас есть кожа?

Мысли Уриэля метались в поисках правильного ответа. Что нужно сказать, чтобы не очутиться на дне глубокой ямы? Жёлтые глаза монстра буравили пленника, капитан взглянул прямо в зрачки и вдруг понял, что в них плещется невысказанное желание. Только дети столь страстно умеют хотеть чего-то. Но как угадать это заветное желание?

— Да! — пронзительно выкрикнул Ультрамарин. — Мы пришли от Железных Воинов, но мы их враги.

— Вы тоже отверженные? Вы не дружите с железными людьми?

— Нет! — очень громко и внятно произнёс Уриэль. Он хотел, чтобы все Бескожие, столпившиеся вокруг ямы, услышали его. — Мы ненавидим железных людей, мы пришли в этот мир, чтобы уничтожить их.

— Я однажды уже встречал тебя, — заявил лорд Бескожих. — Я видел, как ты убивал железных людей в горах. Нам тогда досталось очень много мяса.

— Я тоже узнал тебя, — сказал Уриэль.

— На тебе есть плоть матери?

Уриэль согласно кивнул, а вожак заговорил вновь:

— Плоть матери железных людей изуродовала нас, но Император любит нас даже такими. Мы не противны ему, хотя нас сделали Бескожими железные люди. Они хотят уничтожить нас. Но мы сильные и не вымираем, хотя, возможно, это было бы для нас лучше. Однажды Император заставит отступить боль и снова сделает наши тела цельными.

И Уриэль понял, что в этом существе, несмотря на всю его многотонную мощь и колоссальные размеры уродливого черепа, жил маленький ребёнок. Лорд Бескожих с детским простодушием говорил о любви Императора, а когда капитан внимательно всмотрелся в его глаза, то распознал там страстное желание искупить вину за своё уродство перед Богом Человечества.

— Император тебя любит, — проникновенно сказал Уриэль. — Он любит всех своих детей.

— Император разговаривает с тобой? — спросил лорд Бескожих.

— Да, — утвердительно кивнул головой Уриэль, и в тот же момент люто возненавидел себя за это жульничество. — Император послал нас сюда, чтобы мы уничтожили Железных Воинов и Демон… лоно матери, что так изуродовало вас. Он уверен, что вы используете этот шанс и поможете нам.

Голодный монстр подтянул его поближе к себе. Капитан надеялся, что попал в точку и угадал потаённое желание существа, пострадавшего от Железных Воинов. Вожак подозрительно обнюхал его ещё раз. Уриэлю ничего не оставалось, как только молиться, чтобы запахи лона Демонкулабы и канализации ещё не выветрились.

Вдруг лорд Бескожих взревел, словно от невыносимой внутренней боли, и швырнул Вентриса в яму. Перед глазами Уриэля все закрутилось в бешеном калейдоскопе: искривлённые варпом твари, что когда-то были невинными детьми, ржавые железные цепи, серебряные вставки на ржавом металле… Чёрный зев шахты затягивал его. Ультрамарин с размаху впечатался в статую Императора, и от удара у капитана перехватило дыхание. Затем он снова стал падать.

Он пытался ухватиться за что-нибудь, но его пальцы соскальзывали с железных заклёпок. Наконец Уриэлю удалось ухватиться за край железного листа, располосовав себе ладонь, и затормозить сползание в бездну.

Но тут кусок металла, удерживающий его, с жутким визгом начал отгибаться и медленно отходить от каркаса статуи. Уриэль уже попрощался с жизнью, но в какой-то момент пластина замедлила движение, а потом остановилась. Это позволило Уриэлю зацепиться за бронзового орла на грудной пластине Императора.

Ультрамарин висел над бездонной шахтой, цепляясь за жизнь ободранными пальцами, а Бескожие в это время (по крайней мере, те из них, кто был в состоянии) скандировали:

— Пле-мя! Пле-мя! Пле-мя!

Подтянувшись, Космодесантник умудрился покрепче ухватиться за статую и стал карабкаться вверх по металлическим полосам, что изображали крылья орла. С неимоверными усилиями он забрался на плечо Императора. Отважный воин тяжело дышал, как будто только что вынырнул после длинного заплыва под водой.

Лорд Бескожих застыл на краю шахты, и Уриэль не знал, что ему делать дальше. Он с ужасом смотрел, как Бескожие выталкивают на край шахты Пазаниуса, Ваанеса, Леонида и других Космодесантников.

— Нет! — закричал Уриэль. Он понял, что его товарищей собираются отправить вслед за ним. Рискуя сорваться, он вскочил на ноги, ухватившись за шлем гигантской статуи Императора.

А затем произошло чудо.

То ли давно бездействующий механизм вернулся к жизни из-за активных телодвижений Уриэля, то ли Император проявил свою божественную волю, решив помочь своему отважному воину. Уриэль так никогда и не узнал об этом, но в ту самую секунду, как он закричал, из-под визора шлема божества ударил ослепительный луч.

Низкочастотное жужжание, похожее на звук заряжающегося генератора, раздалось из-под шлема, и Бескожие в ужасе отпрянули. Звук становился всё громче, и Уриэль чувствовал, что металлический шлем разогревается всё сильнее и сильнее. Хотя капитан не имел ни малейшего представления о том, что происходит, он решил, что не воспользоваться подвернувшимся шансом будет просто непростительно.

И отважный Ультрамарин прокричал лорду Бескожих, перекрывая грохот ожившей машины:

— Видишь, Император хочет, чтобы вы нам помогли! Вместе мы сможем уничтожить матерей плоти и железных людей!

Монстр упал на колени, в религиозном экстазе оскалив зубы, и исторг воинственный клич, к которому присоединились все Бескожие, толпившиеся вокруг бездонной шахты.

Искры посыпались из шлема статуи Императора, Уриэль понял, что ему нужно как можно быстрее убираться оттуда, если он не хочет изжариться в разрядах электрического тока. С трудом удерживая равновесие, он шагнул с плеча Императора к ближайшей цепи, про себя попросив прощения у божества за столь неуважительное обращение с его образом.

Как раз в тот момент, когда капитан ухватился за цепь, стараясь убраться подальше от рассыпающего искры шлема, произошёл взрыв. На месте головы Императора образовался огненный шар.

Бескожие взвыли, теперь уже от страха. Статуя Императора накренилась и стала медленно заваливаться набок, а цепи, что должны были удерживать её на весу, застонали под тяжестью идола. Вся конструкция угрожающе раскачивалась, скрипя железными тросами. Уриэль висел на цепи над глубокой расселиной. Его пальцы, мёртвой хваткой вцепившиеся в металлические звенья, побелели на костяшках. Подождав, пока дыхание немного успокоится, капитан начал подтягиваться, пробираясь к краю шахты.

И тут он почувствовал, как кто-то или что-то дёргает за цепь. Не зная, что ещё уготовила ему судьба, да и не имея другого выбора, Уриэль замер на месте. Бросив взгляд вниз, он увидел, как к нему тянется массивная лапа лорда Бескожих.

Его аккуратно сняли с цепи и бережно поставили на пол перед Пазаниусом и Ардариком Ваанесом, которые смотрели на него с благоговейным ужасом. Уриэль устало улыбнулся им и неловко пожал плечами — у него совершенно не было сил разговаривать.

Лорд Бескожих опустился перед ним на колени и воскликнул:

— Император любит тебя!

— Похоже на то, — задыхаясь, сказал Уриэль.

Лорд кивком указал на шахту:

— Любит! Ты выжил.

— Да… — выдавил капитан и продолжил уже увереннее: — Ты совершенно прав! Император очень любит меня. Точно так же, как он любит и тебя.

Вожак начал говорить, подкрепляя каждое своё слово энергичным кивком:

— Мы поможем тебе истребить железных людей. И матерей плоти. Больше не будет таких, как мы.

— Согласен… — чуть слышно произнёс на выдохе Уриэль.

— Император нас любит, но мы себя ненавидим, — продолжал лорд Бескожих преисполненным страдания голосом. — Мы не достойны его любви. Хотим убивать железных людей, но не знаем, как попасть внутрь горы. Мы не умеем сражаться под высокими стенами. Императору от нас мало пользы.

Несмотря на то, что капитан только что был на волосок от гибели по прихоти этого создания, он смог улыбнуться лорду Бескожих. Он уже прокручивал в уме варианты нового похода в Халан-Гол.

— Не беспокойся, — спокойно сказал Уриэль. — Я знаю путь в крепость.

Тем временем Халан-Гол сотрясался от возобновившейся неистовой бомбардировки. Взрывы расцветали подобно огненным розам на древних стенах. Колонны тяжёлых погрузчиков, наполненных трупами солдат, погибших при осаде, буксовали у подножия гигантского пологого спуска. Редуты пока ещё защищали рабочих и солдат осаждённой крепости, но Беросс подготовился к финальному штурму.

Крепостные сооружения, возведённые на каменистых склонах и являвшие собой чудо инженерной мысли, вздымались на высоту в несколько сотен метров. По вымощенной разномастными железными плитами дороге с тихим упорным рокотанием ползли тяжёлые танки. Два огромных Титана, обагрённые кровью неисчислимых жертв, гордо шествовали за ними. Титаны были вооружены массивными осадными молотами, пневматическими поршневыми свёрлами и крупнокалиберными пушками. Эти огромные боевые машины несли в себе самых лучших воинов Великой роты Беросса. По плану полководца эти отборные войска должны были проломить брешь в стене, а потом разнести все внутри, не оставив камня на камне.

В оснований недавно возведённого пологого тракта зияло жерло туннеля. Рельсовая дорога вела вглубь, к самой сердцевине горы, исчезая во тьме. Огромные горнодобывающие машины одна за другой исчезали в туннеле, неустанно углубляя подкоп под стены крепости и подготавливая удобную дорогу для воинов Беросса в самое сердце Халан-Гола;

Десятки тысяч солдат ждали команды в душной темноте туннеля, чтобы устремиться в крепость и за секунды заполонить её. Изменник Обакс Закайо предоставил много полезной информации относительно того, откуда выгоднее всего атаковать. Учитывая, что одновременно начнётся и наземный штурм, можно было уже сейчас с уверенностью сказать, что часы жизни Хонсю сочтены.

Не сомневаясь в том, что это будет последний приступ, Беросс сам собрался вести в атаку отряд примерно из сотни Дредноутов.

Близилась решающая битва за Халан-Гол.

— Мы не сможем остановить этот штурм, Беросс обрушит на нас цунами из железа и огня, — обречённо произнёс Оникс, наблюдая за тем, как Титаны начали свой неумолимый подъем по тракту, ведущему к крепости. Несмотря на то, что им предстояло преодолеть ещё несколько километров до верхних рубежей, хорошо просматривались демонические черты этих созданий.

Затаив улыбку в уголках губ, Хонсю ничего не ответил. Он тоже наблюдал за колоссальными вражескими силами, что неумолимо надвигались на крепость. Сотни воинственных демонов с визгом нарезали круги в небе над фалангами монстров, чья плоть была сращена с оружием. Покрытые волдырями тела сохраняли жизнеспособность только благодаря множеству аугметических вставок и приспособлений. Паукообразные демонические машины со звоном и лязгом взбирались по склону. Адские создания, заточенные в этих механизмах, исходили ядовитой слюной в ожидании битвы. Более всего на свете они желали обрести утраченную свободу.

Хонсю был облачён в видавшие виды силовые доспехи. Он поигрывал новой серебряной рукой и, казалось, нисколько не был озабочен грядущей кровавой резнёй.

Оникс был озадачен такой реакцией, но он уже довольно долго состоял на службе у Хонсю и понимал, что очень многие внутренние процессы скрыты от него. Будучи полукровкой, Хонсю не имел ничего общего ни во внешности, ни в поведении с Кузнецами Войны, которым Оникс послужил на своём веку.

— По вам не скажешь, что вы обеспокоены, — продолжил полудемон.

— Да я вовсе не обеспокоен, — ответил Хонсю, отворачиваясь от панорамы разрушенных верхних бастионов. Порыв горячего ветра пахнул железом и пеплом. Хонсю глубоко вдохнул и наконец, повернулся к своему помощнику.

— Беросс никогда ещё меня так не разочаровывал, — грустно сказал комендант, кивая на огромный туннель, врезавшийся в склон и ведущий, без сомнения, прямо под крепость. — Надеюсь, он об этом так и не узнает. До конца.

— Я не понимаю, о чём вы.

— Успокойся, Оникс. Я вижу, ты больше переживаешь за свою шкуру, а не за мою жизнь, но тебе и не надо ничего понимать. Если хочешь выжить в этой заварушке, ты должен безоговорочно подчиняться мне.

— Я в вашем распоряжении.

— Ну, тогда просто доверяй мне