Искусственные глаза осматривали космос, выискивая предательское отраженное излучение, выглядывая яркую точку, выслеживая малейший намек на тепло среди холода. Где-то там, в тени колец Исствана-6, затаился враг. Мельчайшие частицы льда и пыли обеспечивали надежное укрытие для звездолета, особенно учитывая радиацию и облака остаточной плазмы после прошедшего недавно сражения.

Пустоту бороздило шесть кораблей. Первой двигалась боевая баржа «Гнев Посвященный», за ней, рассредоточившись на несколько сотен тысяч километров, флотилия из двух ударных крейсеров, гранд-крейсера и еще двух эсминцев. Они осторожно приближались к Исствану-6, не зная, сколько врагов смогло ускользнуть из первой битвы. Отключив плазменные реакторы, корабли по инерции шли в сторону границы системы — вся мощность была перенаправлена на ряды антенн-сканеров в носовых частях.

На командном мостике «Гнева Посвященного» капитан-лейтенант Най Уош Делеракс неотрывно следил за главным экраном. По огромному монитору, занимавшему едва ли не всю дальнюю стену мостика, бессистемно бежали строчки данных проверки и результаты сканирования. На нем был изображен Исстван-6, чьи золотисто-синие кольца холодно сверкали в тусклых лучах местного светила.

— «Усердный» докладывает о возможном положительном результате сканирования в секторе восемь-тета, — доложил один из находящихся у консоли сканнера помощников. Хотя он и не принадлежал к числу легионеров, ему провели аугметическую операцию, а левый глаз заменили бионическим имплантатом, который мерцал красным цветом в ярком свечении экрана. — Для астероида объект слишком крупный, но, возможно, это просто неизвестный нам спутник.

Делеракс перевел взгляд на указанную область в верхней части экрана. Бессмысленная затея, осознал он, даже его усиленные глаза ничего не заметят раньше систем боевой баржи, особенно учитывая то, что визуальное изображение на мониторе основывается на поступающей информации. Если «Гнев Посвященный» не видел врага, то не увидит и он.

— Передай «Усердному», приблизиться к источнику на расстояние в пятьдесят тысяч километров, — произнес Делеракс, оторвав взгляд от экрана. — «Справедливому Агрессору» — перейти на тригонометрический пункт.

— Слушаюсь, капитан-лейтенант, — ответил помощник.

При мысли о том, что он может настичь жертву, Делеракса пробрала дрожь возбуждения. Он уже не один день тщетно прочесывал внешние пределы системы Исстван, и почти смирился с тем, что здесь никого не было.

Предкортикальный имплантат тут же отреагировал на смену настроения. Устройство слабо завибрировало, посылая в мозг Делеракса волну химикатов. Все его чувства обострились в мгновение ока. Он ощутил запах пота людей у консолей и масла в оборудовании. Почувствовал статику на экранах и легкие колебания воздуха от вентиляторов над головой. Сине-белые цвета доспехов стали ярче, каждое шипение, писк и вдох на мостике громом отдавались у него в голове.

— «Усердный» подтверждает контакт, — радостно воскликнул помощник. — Идентификация успешно завершена. Это корабль Саламандр, классификация — ударный корабль.

— Наконец-то! — Делеракс выплеснул давно сдерживаемое раздражение, после чего развернулся и прошел к пульту связи. — Сигнал флотилии. Выполнить маневр для немедленной атаки. Врагу передать следующее: говорит капитан-лейтенант Делеракс из Пожирателей Миров. Не открывать огонь и приготовиться к нашей высадке. Неподчинение карается смертью. Это первое и последнее предупреждение.

— Они пытаются сбежать, — воскликнул офицер у сканнера. — Отступают от Исствана-6, набирают скорость.

— Флотилии двигаться на перехват, — сказал Делеракс. — По возможности целиться в двигатели. Если они уйдут, вы ответите передо мной лично!

Теперь имплантат Пожирателя Миров работал на полную мощь, ускоряя ток крови и усиливая тело в преддверии сражения. Это походило на удивительную смесь ясности и эйфории: общее ощущение живости, приятно затуплявшее мысли капитан-лейтенанта, в то время как инстинктивные реакции все ускорялись, захлестывая Делеракса чувственной волной.

Когда флотилия Пожирателей Миров активировала двигатели, крейсер Саламандр развернулся в сторону границ системы и на полной скорости направился к следующему укрытию — скоплению астероидов в пятистах тысячах километров от Исствана-6. Корабли Пожирателей Миров, словно стая гончих, рванули следом, благодаря более мощным двигателям «Гнев Посвященный» оказался впереди.

— Варп-торпеды к бою, максимальный разброс, — приказал Делеракс, когда расстояние до крейсера Саламандр стало сокращаться. Если тот успеет скрыться в астероидном поле, неповоротливая боевая баржа вероятнее всего упустит добычу, а Делеракс лично жаждал нанести добыче смертельный удар.

Саламандры все еще находились в нескольких тысячах километров от спасительного убежища, когда артиллерийский капитан доложил, что они вышли на предельное расстояние полета торпед. Делеракс пока не отдал приказа открыть огонь, посчитав расстояние слишком большим. Он нетерпеливо мерил шагами мостик, решив выпустить торпеды так, чтобы у врага не оставалось времени на размышления, и он не успел бы достичь астероидного поля.

Делеракс стал слушать, как один из помощников отсчитывает оставшееся расстояние, временами поглядывая на главный экран. Местоположение ударного крейсера было на прицеле, но сам корабль находился пока слишком далеко, чтобы его можно было увидеть даже при максимальном увеличении.

— Наш гость желает ознакомиться с текущей обстановкой.

Делеракс обернулся и встретился взглядом со своим заместителем, капитаном Алтиксом Кордассисом, который только что вошел на мостик. Его сине-белые доспехи были украшены золотом, а правая рука представляла собой механический протез, также выкрашенный в цвета легиона. Но более всего в глаза бросалось то, с каким неприкрытым отвращением капитан говорил об эмиссаре Магистра Войны.

— Он может следить за вокс-передачей, как и всякий другой, — прорычал Делеракс. — Я занят.

— Он требует личный доклад, — извиняющимся тоном сказал Кордассис.

— Еще чего, — отрезал Делеракс. Пока у него в крови текли боевые стимуляторы, его не волновали жалкие просьбы посланника Гора. Даже при одной мысли о космическом десантнике, низведенном до роли посла, Делеракс дрожал от гнева.

— Что мне ему сказать? — спросил Кордассис.

— Что хочешь, — бросил Делеракс, отвернувшись назад к главному экрану. — Мне все равно.

Кордассис подождал еще пару секунд, пока не понял, что это было последнее слово командира.

— Тогда с таким же успехом я могу остаться здесь и насладиться зрелищем, — высказался капитан.

— Располагайся, — произнес Делеракс. — Займи орудийную станцию.

Когда расстояние стало оптимальным, капитан-лейтенант отдал приказ произвести торпедный залп. Боевая баржа содрогнулась, извергнув огромные ракеты. На экране возникли четыре желтых плазменных огня, которые, впрочем, тут же исчезли, когда активировались варп-двигатели.

То исчезая, то вновь появляясь в реальном пространстве, торпеды оставляли за собой след из разноцветных сполохов. Они летели по дуге, медленно приближаясь к кораблю Саламандр, который пытался уйти от них. Затем торпеды полностью пропали из поля зрения, превратившись в сигналы варп-эха на сканнерах.

— До цели двенадцать тысяч километров, — взглянув на мерцающий зеленый экран, доложил офицер целеуказания. Его звали Сканда Виор, он также был Пожирателем Миров. В отличие от Делеракса и Кордассиса, большая часть его силовых доспехов была выкрашена красным. Дань ширящейся в легионе традиции — принадлежность к воинскому культу Ангрона.

— Одиннадцать тысяч километров, — спустя пару секунд вновь сказал он.

Отсчет продолжился, и когда расстояние сократилось до семи тысяч километров, Делеракс застыл в ожидании.

— Шесть тысяч километров, — продолжил офицер целеуказания. — Переключение на бортовые инфо-сканнеры, подготовка к разделению.

В углу главного экрана возникла небольшая картинка с черно-красным монохромным изображением с торпед. На нем кружились странные тени, и Делеракс понял, что камеры, наверное, включились, когда ракеты еще находились в варпе. Мгновение спустя они вновь появились в реальном космосе, и капитан-лейтенант увидел непосредственно сам ударный крейсер.

Корабль был длинным и узким, с расположенной в верхней части взлетной палубой. Там, словно искры, то и дело вспыхивали плазменные точки двигателей боевых шаттлов Саламандр, которые взлетали для перехвата торпед.

— Пять тысяч километров, разделение, — объявил офицер.

Когда торпеды разделились, изображение на пару секунд исказилось от статических помех. Каждая из ракет запустила в крейсер Саламандр четыре сотни боеголовок. На возобновленной передаче было видно лишь облако из шестнадцати сотен мерцающих зарядов. Корабль открыл огонь из всех орудий и лазерных установок, и взрывы боеголовок затмили собою звезды. Когда же сами торпеды, в каждой из которых находился ядерный заряд мощностью в пять мегатонн, приблизились к ударному крейсеру, в бой вступили оборонительные башни судна. Экран наполнился росчерками плазменных выстрелов и вспышками высокоскоростных снарядов, которые на полпути взрывали боеголовки.

Теперь торпеды приблизились достаточно близко, чтобы передавать прямое изображение. Картинку, созданную на основе схемы корабля, заменил вид ударного крейсера в реальном, правда, с некоторой задержкой, времени. Судно было темно-зеленым, покрытое желтыми полосами, возле носа в белом круге виднелся символ легиона. Расстреливая боеголовки, корабль начал разворачиваться — капитан пытался сузить его профиль, чтобы уклониться от торпед. В дыму взрывов плазменные двигатели засверкали, подобно звездам, несколько размываясь от мерцания энергетических щитов.

— Глупец, — бросил Делеракс, улыбнувшись офицеру целеуказания. — Примитивная ошибка. Разворачиваться нужно в сторону торпедной атаки, чтобы обезопасить двигатели. Новичок, не иначе.

Щиты ударного крейсера полыхнули синими и фиолетовыми молниями, когда с ними столкнулись несколько сот уцелевших боеголовок. Корабль утонул в столь яркой вспышке взрывов, что казалось, будто на главном экране родилась новая звезда. Щиты исчезли от перегрузки, и оставшиеся боеголовки попали в бронированный корпус корабля. Из топливной системы двигателя захлестала плазма.

Мгновение спустя взорвались торпеды, и мини-экран почернел и исчез.

— Сканирование подтверждает тяжелые повреждения двигателя и средние — орудийных палуб правого борта.

— Приказать флотилии идти на сближение, — ответил Делеракс.

— Входящее сообщение от командования легиона, — объявил помощник-связист. — Скреплено приоритетным субсигналом.

— Вывести на громкоговорители, — сказал Делеракс, не отрывая взгляд от экрана.

Мостик заполнило шипение статики, которая сменилась последовательностью закодированных гудков и жужжаний, после чего сквозь шум прорвался глухой бас. Внимание Делеракса тут же переключилось на послание, все остальные мысли были забыты, когда он узнал голос Ангрона, примарха Пожирателей Миров.

— Трусливые сыны Коракса продолжают ускользать от этого неуклюжего инженера Пертурабо. Магистр Войны развязал мне руки, и я за несколько дней расправлюсь с этими отбросами с Освобождения. Приказываю всем кораблям вернуться на орбиту для поиска. Ко мне, мои дикие гончие! Мы обрушим свой гнев на Гвардию Ворона и сотрем ее со страниц истории. Приказ исполнить незамедлительно.

— Мы возвращаемся? — спросил Кордассис.

— Нет, — ответил Делеракс. Он взглянул на ударный крейсер, который, оставляя за собой след расширяющейся плазмы, тяжело уходил к астероидному полю: хищник увидел, что его добыча ранена и готова к смерти. — Пусть пока остальные ищут Гвардию Ворона в горах. Пару часов ничего не изменят. Мне еще нужно убить Саламандру.

Бран нахмурился и вновь посмотрел на отчет о результатах сканирования. Но даже после второго просмотра смысла в нем не прибавилось. Он обернулся к своему спутнику, префекту Имперской Армии Марку Валерию.

— Огромный остаточный след плазмы и радиации, а также рассеянное скопление обломков, — произнес командор Гвардии Ворона.

— Космическое сражение? — спросил префект.

— И притом крупное, — уточнил Бран. — Слишком крупное.

— О чем вы? — не понял Валерий.

Бран протянул ему отчет и прошел к консоли сканнера, его тяжелые шаги приглушались густым ковром, укрывавшим палубу.

— Остальной флот подтвердил данные?

— Да, командор, — ответил старший помощник. — В пределах стандартных параметров результаты сканирования одинаковые.

— Что вы имеете в виду под «слишком крупное»? — еще раз спросил Валерий.

— Десятки уничтоженных кораблей, — ответил Бран. — Больше, чем во всем флоте Лунных Волков.

— Возможно, среди них есть корабли Имперской Армии, которые переметнулись к Магистру Войны, — предположил помощник. — Ах да, а они разве теперь не Сыны Гора?

Префект постоянно теребил красную перевязь на груди, символ благородного происхождения рода. Валерий успел ее основательно измять за время длительного варп-прыжка от Освобождения к Исствану. Нервность префекта была понятна, хотя она и несказанно раздражала Брана. Поручившись своей жизнью, Валерий вынудил командира Гвардии Ворона покинуть гарнизонный пост на Вороньем Шпиле и прибыть на Исстван. Бран без лишних раздумий забрал бы причитающееся, если все это окажется ловушкой.

— Но даже в таком случае сканирование указывает на практически полное уничтожение флота, — произнес Бран, не обратив внимание на префекта. — Такое количество кораблей указывает на куда более крупный масштаб сражения.

— И что нам делать? — спросил Валерий.

Бран обдумал все возможные варианты. Его флот, состоящий из боевой баржи Гвардии Ворона, двух ударных крейсеров, а также горсти транспортников и фрегатов Имперской Армии, вошел в систему Исстван перпендикулярно плоскости эклиптики. Он взглянул на монитор, на который было выведено схематическое положение его флота. Предполагаемый курс был обозначен пунктирной линией вокруг солнца Исствана к планетам, которые сейчас находились на противоположном краю системы.

— Активировать протоколы глушения сенсорных сигналов, — приказал командор. — Поднять отражающие щиты для незаметного приближения. Подойдем как можно ближе к звезде, чтобы скрыть нашу сигнатуру. Не хочу, чтобы нас засекли.

— А что насчет моих кораблей? — спросил Валерий. — У них нет подобных приспособлений.

— Тогда пусть они двигаются так тихо, как это возможно, — ответил Бран. — Пока мы не выясним, что здесь произошло, я не хочу, чтобы нас кто-нибудь заметил.

— Но наша скорость значительно снизится, — заметил Валерий, и у него дернулась щека — за это время он успел заработать и нервный тик. — Что если из-за чрезмерных предосторожностей мы прибудем слишком поздно?

— Поздно для чего? — раздраженно спросил Бран, устав от постоянных вопросов префекта. — Битва уже отгремела, Марк. Чтобы здесь не произошло, оно уже окончилось.

В пяти днях полета от Исствана-5, около которого, судя по всему, состоялся самый масштабный бой, в личные покои Брана пришел сигнал о входящем сообщении с флагмана Валерия.

— Переключите на мой личный канал связи, — приказал Бран, отложив в сторону инфопланшет с отчетами сенсорного сканирования. Все доклады лишь подтверждали первичные результаты. Вокруг Исствана-5 и до самого Исствана-6 несколько дней длилось космическое сражение или, точнее, серия сражений, в которых принимало участие около сотни кораблей.

— Командор Бран, мы засекли код сигнатуры, — из-за шипения на канале связи голос Валерия казался тонким и слабым. — Согласно ей, корабль принадлежит Железным Рукам. Название — «Слава Победы». Код передается в автоматическом режиме. Пытаемся отследить сигнал.

— Отставить, — отрезал Бран. — На связь не выходить. Хочешь, чтобы все в системе узнали о нашем прибытии?

— Прошу прощения, командор, — извинился Валерий. — Тем не менее, узкочастотный сигнал засечь непросто. Возможно, Железные Руки смогут рассказать нам, что здесь произошло.

— Отставить, — повторил Бран. — Продолжай отслеживать другие сигналы.

— Но если им нужна помощь? — спросил префект.

— Мы не можем им доверять, — ответил Астартес.

— Не понимаю, командор, — удивился Валерий. — Мы не можем доверять Железным Рукам?

— Мои специалисты анализируют ход сражения, — объяснил Бран. — Мы пока не знаем наверняка, но, судя по всему, флот, которому предстояло уничтожить Гора, раскололся и между его частями разгорелся бой. Боюсь, против нас теперь не только Лунные Волки. Пока не известно наверняка, кто остался лояльным, мы не можем доверять никому.

Комната наполнилась шипением статики, пока Валерий пытался осмыслить услышанное. Наконец, когда офицер заговорил вновь, его голос походил на едва различимый шепот.

— Но если это так, что тогда случилось с Гвардией Ворона? — спросил он.

— Твои сны все же могут оказаться вещими, Марк, — признал Бран.

— Значит, набираем полную скорость?

— Нет, пока нет, — Бран сделал глубокий вдох, смирившись с мыслью, которая терзала его с тех самых пор, как он начал подозревать о масштабе предательства на Исстване. — Нужно быть осторожными. Возможно, мы последние выжившие из Гвардии Ворона.

Когда до Исствана-5 оставалось три дня полета, флот Брана все еще крался на минимальной скорости, каждый свободный ватт энергии поступал из реакторов на сенсорную аппаратуру и устройства связи, дабы получить ответы на страшные вопросы. Доказательства были налицо: у Гора были союзники во флоте, которому поручили его уничтожить.

Большую часть времени Бран проводил на мостике боевой баржи «Мститель». Последние два дня он держал Валерия рядом с собой на случай, если что-то пойдет не так. Офицер Имперской Армии нервно грыз ногти за консолью связи. Префект представлял собою жалкое зрелище — впалые щеки, обычно гладко выбритое лицо потемнело от щетины. Он следил за экраном уставшими, покрасневшими глазами, под которыми виднелись черные круги. Бран догадывался, что Валерия все еще терзали ночные кошмары, хотя он не упоминал о них с тех самых пор, как флот покинул Освобождение.

— Засекли какой-то закодированный сигнал, — доложил один из помощников. Валерий резко выпрямился и оглянулся на Брана. — Судя по протоколам, Пожиратели Миров. Пытаюсь расшифровать, командор.

— С кем они говорят? — спросил Бран.

— Передача ведется по общему каналу легиона, — ответил помощник. — Регистрирую также сигналы Несущих Слово и Детей Императора. Похоже, все они общаются с Сынами Гора.

Валерий побледнел еще больше, если такое было вообще возможно. Он обвел мостик затравленным взглядом.

— Пожиратели Миров, Дети Императора и Несущие Слово? — спросил он. — Все они предали?

Бран промолчал, с трудом веря в это. Он пытался придумать иное объяснение случившемуся, но тщетно. Это было не просто восстание — они стояли на пороге гражданской войны.

Бран сел на командный трон, сервоприводы доспехов взвыли и заскрежетали, когда воин сомкнул пальцы на подлокотниках. Склонив голову, он попытался разобраться в происходящем и придумать дальнейший план действий. Но то, что случилось, не имело логического объяснения, и в мыслях Бран постоянно возвращался к этому вопросу.

— Что насчет нашего примарха и легиона? — тихо спросил он.

— Сигналы Гвардии Ворона пока не обнаружены, командор, — ответил связной. — Мы просканировали все частоты легиона, но знакомых сигнатур пока не засекли.

Бран вздохнул. Похоже, его опасения, как и тревожные сны Валерия, оказались правдивыми. Гвардии Ворона более не существовало.

— Передать флоту приказ о смене курса, — сказал он.

— Что? — спросил Валерий, вставая из-за консоли. — Куда?

— Подальше отсюда, — ответил Бран. — Мы опоздали.

— Но могли остаться выжившие, — произнес Валерий, умоляюще протянув руки к командору. — Нужно хотя бы подойти ближе, чтобы выяснить правду.

— Ее мы узнаем позже, — сказал Бран. — Главная задача — покинуть систему так, чтобы нас не засекли. А тогда и будем разбираться, что же здесь произошло.

— Командор, принимаем передачу на широкочастотном канале с поверхности Исствана-5, — вдруг отозвался связист.

— Она адресована нам? — спросил Бран, откинувшись на спинку трона.

— Нет, командор, открытая. Уровень шифровки — минимальный. Вам стоит ее послушать.

— Отлично, — сказал Бран, подавшись вперед.

Из громкоговорителей загрохотал голос, в котором слышались нотки безумия, каждый издаваемый им звук походил на ругань.

— … и мы полностью сокрушим заблудших сынов Коракса! Они думают, что могут скрываться от нас вечно? Они ошибаются! Я выслежу и лично убью Коракса! Гвардии Ворона больше некуда бежать. Через два дня мы одержим полную победу, и Пожиратели Миров добьют последних выживших. Победа требует крови, и она потечет рекой!

— Это наверняка Ангрон, — произнес Бран, когда передача оборвалась. С одной стороны, он обрадовался тому, что Коракс и легион уцелели, но с другой, долго им не продержаться.

— Сможешь вычислить источник передачи? — спросил Астартес, поднимаясь с трона.

— Даже больше, командор, — ответил техник. — Вместе с сигналом для орбитальной поддержки транслируются планетарные координаты, где будут атаковать Пожиратели Миров.

Забыв о всяких сомнениях, Бран начал обдумывать ситуацию. В голове у него тут же возник план, хотя и очень рискованный. Он вновь проанализировал варианты, но пришел к тому же выводу. И даже после третьего раза он не увидел никакой альтернативы.

— Марк, передай приказ своему флоту, — сообщил Бран. — Идти на всей скорости к Исствану-4.

— Исстван-4? Почему не Исстван-5? Если пойдем на полной скорости, то нас обнаружат все сканнеры в пределах досягаемости.

— Именно это мне и нужно, — ответил Бран.

— Приманка, — бесцветным голосом выдавил Валерий, словно лишившись последней капли эмоций. — Вы хотите использовать мои корабли и людей в качестве приманки.

Бран просто кивнул. Валерий закрыл глаза и потер переносицу, будто у него вдруг ужасно разболелась голова. А затем, крепко стиснув зубы, он кивнул.

— Хорошо, — согласился префект. Он открыл глаза и обреченно посмотрел на командора Гвардии Ворона. — Я вернусь на флагман и прослежу за подготовкой.

— Нет, ты останешься здесь, — произнес Бран. — Как и было условлено, ты не покидаешь меня.

— Вы все еще не доверяете мне? — тяжело вздохнул префект. — Какие еще доказательства вам нужны?

— Я начну доверять тебе лишь тогда, когда примарх и мои братья окажутся на борту, — ответил Бран. — А до тех пор ты не уйдешь с этого корабля.

— Вы планируете провести эвакуацию в боевых условиях, — сказал Валерий. — Я прикажу переправить со своих транспортов на ваши корабли столько шаттлов и десантных кораблей, сколько сможет здесь уместиться.

— Это было бы хорошо, — согласился Бран. — Будем надеяться, что они понадобятся нам все.

Зарычав, Делеракс ткнул в кнопку передачи.

— Меня не волнует, какие у вас там проблемы, — проревел он. — Реакторы должны работать на сто двадцать процентов мощности.

— Есть риск плазменной экстраполяции, капитан-лейтенант, — ответил инженер. — Это может вызвать сбой всей системы.

— Скоро на Исстване-5 случится величайшее сражение в истории Пожирателей Миров, — закричал капитан-лейтенант. — Думаешь, мне хочется опоздать на него? Выполнить приказ немедленно.

Делеракс прервал связь и резко обернулся к штурманам.

— И вы! — бросил он. — Я больше не желаю слышать ни о каких гравитационных колодцах и зонах безопасного полета. Приведите меня к Исствану-5 кратчайшим путем. Отговорок я не потерплю!

Рулевой нервно кивнул и перевел взгляд обратно на панель управления. Делеракс ходил взад-вперед по мостику, пытаясь придумать способ поскорее добраться до поля боя. Через шесть часов Ангрон пойдет в последнюю атаку на Гвардию Ворона, и Делеракс был решительно настроен принять в ней участие. Остальная флотилия плелась в полдне пути от более мощной боевой баржи. Несмотря ни на что, «Гнев Посвященный» низвергнет пламя на остатки легиона Коракса. Если все пойдет по плану, то Делеракс даже успеет присоединиться непосредственно к сражению. Десантные капсулы уже готовили к боевому запуску.

Пожиратель Миров улыбнулся при мысли о том, как убьет нескольких Гвардейцев Ворона. Кордассис заметил выражение лица командира и приблизился к его трону.

— На этот раз мы не упустим свой шанс, — произнес капитан. — Мы восстановим честь, запятнанную в зоне высадки.

— Разве ты не слышал слов Магистра Войны? — тихо ответил Делеракс, и его губы скривились в усмешке. — Принять участие в космическом сражении было великой честью, ибо оно сыграло немаловажную роль в победе.

— Это было оскорбление, — стоял на своем Кордассис. — Наш примарх понял суть вещей и поступил так, как должно. В том, чтобы просто уничтожить врага издали, нет славы. Какая в этом честь, если не видишь, как в глазах павшего врага угасает жизнь, не ощущаешь запаха его крови?

— Ее нет, — согласился Делеракс. В ответ на смену настроения его имплантат начал жужжать, притупляя мысли Астартес. — Мы покажем трусам из Гвардии Ворона настоящий лик войны.

— А что с посланником Магистра Войны? — прошептал Кордассис. — Если он вновь решит вмешаться?

— Один в поле не воин, — ответил Делеракс. — Он не будет нам помехой.

— Понимаю, — сказал Кордассис. — Мне разобраться с ним сейчас?

Это предложение позабавило Делеракса — смертоносный импульс, вызванный имплантатом. Он вздрогнул, представив, как искалеченный представитель Гора валяется у его ног, но сумел взять себя в руки.

— Нет, — сказал он Кордассису. — Как бы мне ни было это приятно, но мы не можем рисковать навлечь на себя гнев Магистра Войны. Будь готов прикончить его по первому моему слову.

— Буду, — ухмыльнулся Кордассис. — Можешь не сомневаться.

Делеракс вновь сверился с хронометром. До начала атаки оставалось четыре часа. Он обрадовался, понимая, что успеет за это время достичь орбиты и принять участие в бою. Десантные капсулы уже приготовили к немедленному спуску, двадцать телохранителей Делеракса также были наготове.

Капитан-лейтенант сидел на троне, пытаясь собраться с мыслями. Задание было не из легких — то и дело ему мерещились видения о том, как он расправляется с Гвардией Ворона. Имплантат же за каждую подобную мысль вновь и вновь награждал Делеракса потоками химических стимуляторов.

— Входящее сообщение от командования легиона, — объявил Кордассис. Прочитав послание, он злобно зарычал. — Капитан-лейтенант, возле Исствана-4 засекли вражеский флот. Нам приказано немедленно сменить курс и атаковать его.

— Сменить курс? — взревел Делеракс. — Сейчас? Но что с Гвардией Ворона? Мы не можем оставить свой легион без поддержки с орбиты.

— Приказ поступил от самого Магистра Войны, — произнес Кордассис, многозначительно взглянув на капитан-лейтенанта.

— Приказывать мне может лишь мой примарх, — зло ответил Делеракс.

— Командование легиона подтвердило приказ, — сказал Кордассис и печально покачал головой. — Его подтвердил Ангрон.

— Пусть остальной флот разбирается с этой проблемой, — произнес Делеракс. — Мы там не нужны.

Внезапно ожил внутренний коммуникатор, и ответ Кордассиса был на полуслове прерван чуждым металлическим голосом.

— Я ознакомился с сообщением командования вашего легиона, — произнес он. — Почему мы до сих пор не легли на новый курс?

Капитан-лейтенант непроизвольно стиснул кулаки, борясь с желанием разбить громкоговоритель. Лоботомизатор впрыснул ему в мозг очередную волну гормонов и химикатов, так что Делераксу пришлось сделать глубокий вдох, чтобы прийти в себя. Пожиратель Миров не без труда разжал пальцы и включил устройство связи.

— Меня лишили возможности сразиться в зоне высадки, и я не позволю случиться подобному вновь, — заявил он эмиссару Гора. — Да и с тактической точки зрения моему примарху понадобится орбитальная поддержка.

— Ему помогут флоты других легионов, — возразил космический десантник по ту сторону вокс-канала. — Вам дали предельно ясный приказ, капитан-лейтенант. Выполняйте его.

— Тогда пусть флоты других легионов и разбираются с ситуацией возле Исствана-6, — отрезал Делеракс. — Пожирателей Миров должны защищать их братья.

— Вы — часть альянса, капитан-лейтенант, — произнес голос. Его абсолютное спокойствие и уверенный тон еще больше разозлили Делеракса. — Каждый из нас вносит свой вклад в победу. На данный момент вы должны присоединиться к остальному части своего флота и направиться к Исствану-6. Не забывайте, что вы — легионер Астартес. Соблюдайте дисциплину и исполняйте приказ.

Бран с тревогой следил за тем, как на сенсорном экране с орбиты Исствана-5 уходят мигающие точки, обозначающие корабли. Еще до того, как флотилия вошла в систему, его мучили сомнения, но с тех пор, как он понял истинный размах свершившегося здесь предательства, они стали постоянными спутниками командира. По крайней мере он, в отличие от Валерия, сохранял хоть какое-то подобие самообладания.

Префект балансировал между ступором и откровенной паникой. Сейчас же он забылся сном прямо за монитором, то и дело что-то бормоча себе под нос. Иногда его пальцы судорожно скребли по металлу консоли, на которой он спал. Бран мог лишь догадываться о тех кошмарах, которые мучили Валерия, одновременно радуясь тому, что легионеры Астартес не видят снов.

— Флот Пожирателей Миров меняет курс, — огласил один из специалистов за сканнером. Взглянув на дисплей, Бран увидел, что сигналы кораблей отходят от Исствана-5 внутрь системы.

— Сработало, — сказал он. Бран кивнул в сторону префекта. — Разбудите Марка.

Один из помощников аккуратно потряс офицера Имперской Армии за плечо. Валерий со стоном проснулся и испуганно оглядел мостик. Через пару секунд он пришел в себя и посмотрел на Брана.

— Что происходит? — спросил он, искусанными ногтями почесав небритую щеку.

Бран указал префекту на экран.

— Сработало? — не веря своим глазам, произнес префект. Затем он довольно улыбнулся и радостно взглянул на командира Гвардии Ворона. — Они проглотили наживку. Они проглотили ее!

— Да, именно так, — ответил Бран. — У нас осталось меньше двух часов, чтобы выйти на орбиту. Через час флот перестраивается для планетарного десантирования. Сообщи об этом командам своих шаттлов.

— Сей момент, — сказал Валерий, медленно и устало направляясь к выходу.

— Но, думаю, для начала тебе стоит привести себя в порядок, — добавил Бран.

Префект окинул взглядом свою измятую форму и провел рукой по подбородку. Затем он кивнул и поправил перевязь. Нервно кашлянув, Валерий скрылся за дверью. Когда он ушел, Бран переключил внимание обратно на мостик.

— Перехватили еще какие-то сообщения? — спросил он.

— Да, но в них вряд ли есть хорошие новости, командор, — сказал связной. Он нервно сглотнул, боясь встретиться взглядом с Астартес. — Судя по всему, численность Гвардейцев Ворона менее десяти тысяч. Ангрон по всем частотам клянется, что уничтожит наш легион.

— Этому не бывать, — произнес Бран и обернулся к сенсорной консоли. — Что у Пожирателей Миров осталось на орбите?

— Ничего, командор, — ответил специалист. Он вытер пот с лысой головы и откинулся на спинку кресла. — Ничего, что мы могли бы засечь.

— Возможно, это хитрая ловушка, — задумчиво произнес Бран. — Их корабли уже могут поджидать нас. Возможно, они все время следили за нами, стараясь заманить поближе.

— Маловероятно, командор, — сказал помощник. — На таком расстоянии даже при минимальном сканировании мы засечем плазменные следы. Благодаря отражающим щитам они не смогут нас заметить. У Пожирателей Миров ничего подобного нет.

— Но это же бессмысленно, — задумался Бран, вернувшись на командный трон. — Зачем оставлять брешь в блокаде? Хоть какие-то корабли идут на помощь Ангрону?

— Никак нет, — сказал офицер за сканнером. — Единственный корабль в относительной близости от нас — боевая баржа Пожирателей Миров, но и она ложится на новый курс.

Гвардеец Ворона мгновенно насторожился. Вряд ли космические десантники могли допустить подобную ошибку.

— Наземная оборона в данном районе? — спросил он.

— Если и есть, то мы о ней не знаем, — ответил офицер. — Архивы по Исствану-5 устарели. Горный район был слабо заселен, обороны практически никакой. Мы пока находимся слишком далеко, чтобы просканировать местность без риска обнаружения.

Но сколь бы тревожным не казалось столь явное упущение, такую возможность нельзя было отбрасывать. Бран вновь сверился с экраном, просчитав радиус действия сканеров и скорость вражеских кораблей. Те уже находились слишком далеко, чтобы вовремя отреагировать на присутствие флота Гвардии Ворона. Чем дольше они будут ждать, тем большими становились шансы того, что Пожиратели Миров пойдут в атаку раньше времени. Уж кто-кто, а Ангрон никогда не славился терпением. Скрытностью они уже воспользовались. Теперь пришло время для стремительности.

Бран обернулся к связистам.

— Передать приказ флоту. Опустить отражающие щиты и перевести всю энергию на двигатели и навигационные системы. Всем взлетным палубам и десантным шлюзам готовиться к немедленному запуску. Пусть враг знает, что Гвардия Ворона еще жива!

Покои Делеракса содрогались от металлического звона. Под ударами Пожирателя Миров стальные стены гнулись и разрывались, осыпаясь кусочками металла. Он рычал и пыхтел, при каждом ударе издавая исполненный ненависти вой. Его разум горел от гнева, подпитываемого коктейлем стимуляторов.

Оба его сердца колотились с такой силой, что он едва слышал рев сирены по системам связи. Делеракс не обращал на него внимания, продолжая изливать свой гнев на разбитые стены, раз за разом вбивая растрескавшиеся перчатки в металл, пока под ним не проступил слой рокрита.

Затем в его сознание ворвался уже более настойчивый звук: боевая тревога. Системы связи вновь заревели.

Дрожа от злости, Делеракс так сильно ткнул пальцем в панель связи, что едва не разбил ее вдребезги. Из громкоговорителя посыпались искры, но он все еще работал, и сквозь пульсирующую в ушах кровь Пожиратель Миров услышал голос главного офицера сканирования.

— Капитан-лейтенант, мы засекли вражеский флот, выходящий на орбиту Исствана-5. Он движется к позициям легиона!

— Разворачиваемся, всю энергию переключить на двигатели! — проревел Делеракс. Он понятия не имел, ни как эти корабли смогли пройти незамеченными, ни их принадлежность. Под напором жажды мести его злость ту же угасла.

Он выбежал из покоев и широким шагом двинулся к лифту, который доставит его прямиком на мостик. В ухе раздался звон личного вокса.

— Капитан-лейтенант, какие будут приказания? — спросил Кордассис. — Судя по показаниям сенсоров, это боевая баржа Гвардии Ворона и два крейсера.

— В атаку! — прокричал Делеракс, забежав в лифт. Он нажал кнопку «на мостик». — Двигаться на полной скорости для перехвата флагмана.

— Разумно ли это? У них численный перевес.

— Прояви хоть какую-то гордость, Кордассис. Из-за трусливой беготни Коракса мы все выглядим дураками. Мы пойдем в атаку, как и положено Пожирателям Миров.

Вдруг в ухе Делеракса раздалось еще одно подключение к каналу связи за секунду до того, как прозвучал голос представителя Гора.

— Почему мы меняем курс, капитан-лейтенант?

— Ты что, уснул там у себя? Гвардия Ворона пытается сбежать.

Достигнув уровня мостика, лифт вздрогнул, а затем двинулся в сторону носа боевой баржи.

— Это не ваша забота, капитан-лейтенант, — ответил представитель Гора. — С вражеским флотом уже разбираются.

— Как? — зло спросил Делеракс. — Наш корабль единственный, у кого есть шанс перехватить эвакуационный флот.

— Ваш приказ остается без изменений, капитан-лейтенант. Если вы собираетесь и дальше проявлять неподчинение, я отстраню вас от командования.

— Это мой корабль, и я не потерплю на нем угроз, в особенности от таких, как ты, — ответил Делеракс. С этими словами он вынул вокс-бусинку из уха и яростно швырнул ее в металлическую стену. Несколько секунд спустя двери лифта разошлись в стороны, и Пожиратель Миров оказался в коридоре, который вел к мостику.

Внутри его уже ожидал Кордассис в полном боевом облачении, его шлем висел на поясе. Капитан улыбнулся, и шрамы на его лице сморщились.

— Все-таки не послушал надзирателя? — спросил Кордассис.

— Он не сможет меня остановить, — Делеракс приблизился к штурманам. — Когда мы достигнем кораблей Гвардии Ворона?

— Через двадцать шесть минут, капитан-лейтенант, — ответил один из них. — Двадцать, если перегрузить реакторы.

— Сделайте это. Каждая лишняя минута увеличивает шансы Гвардии Ворона избежать гнева Ангрона.

Делеракс взглянул на офицера связи.

— Есть сообщения от командования легиона или примарха?

— Нет, капитан-лейтенант, — ответил специалист. — Они могут даже не подозревать о прибытии вражеского флота.

— Тогда доложи им об этом, а также о том, что мы собираемся атаковать врага, — произнес Делеракс. Бросив быстрый взгляд на Кордассиса, он обратился ко всему мостику.

— После сегодняшнего деяния наши имена занесут в почетные списки Пожирателей Миров. Именно мы нанесем смертельный удар Кораксу и его легиону!

— Есть контакт с примархом! — сообщение Валерия о том, что Коракс еще жив, вызвало на мостике радостные возгласы и крики. — Десантные корабли уже приземляются.

Бран кивнул и посмотрел на главный экран. Курс боевой баржи Пожирателей Миров отмечался красной пунктирной линией. Она направлялась прямиком к «Мстителю».

— Когда завершится эвакуация? — спросил он.

— Минимум через тридцать минут, — ответил Валерий.

— Слишком долго, — пробормотал Бран. Нажатием заключенного в броню пальца он переключился на общую флотскую частоту: — Командор Бран — всем кораблям. Оставаться на позициях. Эвакуация на первом месте.

Ответом послужила серия подтверждений. Бран начал опасную игру. Корабли находились слишком низко на орбите и близко друг к другу, чтобы эффективно атаковать приближающуюся боевую баржу, но если они рассредоточатся, эвакуация займет гораздо больше времени. Лишь после того, как все шаттлы и десантные корабли окажутся на борту судов, Гвардия Ворона сможет отразить атаку и уйдет отсюда.

— Первый корабль загружен и взлетает, — доложил Валерий.

Один из связистов засмеялся.

— Слушайте! — крикнул он, переключив передачу на громкоговорители.

— … пают! За ними, мои Пожиратели Миров, не дайте им уйти! — разнесся по мостику звериный, наполненный яростью вой. — Коракс! Я знаю, ты меня слышишь! Вернись и сражайся как космический десантник, трус! Я пообещал твою кровь своему клинку, а голову — Магистру Войны, и не собираюсь отступать от клятвы. Сразись со мной, бесчестный ублюдок!

Голос Ангрона превратился в рычание и бессловесные хрипы. Бран приказал офицеру выключить передачу.

Минуты текли медленно. Бран восседал на командном троне, бросая взгляд то на хронометр, то на метку расположения вражеской боевой баржи. Она была уже довольно близко.

— Коракс на борту последнего десантного корабля, — произнес Валерий. Он рухнул в кресло и посмотрел на Брана. — Теперь вы мне верите?

Гвардеец Ворона подошел к префекту и аккуратно взял его за красную перевязь.

— Теперь твоя жизнь вновь принадлежит тебе, — сказал Бран. С этими словами он отпустил перевязь и провел по ней рукой. — Честь твоей семьи осталась незапятнанной. Прошу прощения за свое недоверие, Марк.

Валерий вздохнул и просто кивнул.

— Но на самом деле это ведь ничего не значит? — произнес он, взявшись за перевязь. — Честь, верность, семья. Для Гора уж точно.

— Именно поэтому они для нас важны, даже более, чем всегда, — ответил Бран. — Особенно верность.

Вдоль бортов «Гнева Посвященного» распахнулись орудийные люки, явив жерла макропушек, плазменных орудий и ракетные шахты. Корабль походил на дикую гончую, которая обнажила клыки. На верхней части корпуса завращались бомбардировочные турели, орудия которых поднимались из бронированных башен. По всей длине боевой баржи включились двигатели обратной тяги, замедляя скорость для атаки, и корабль грациозно лег на правый борт так, чтобы расположенные там орудия смогли открыть огонь.

Делеракс стоял за командным троном, сжимая его спинку. На экране мигали сигналы, которые обозначали позиции кораблей Гвардии Ворона и возвращающихся шаттлов. Пожиратель Миров высчитывал угол атаки, благодаря которому он сможет встать между боевой баржей врага и флотилией десантных кораблей.

Он услышал, как с рычанием открылись двери на мостик и, обернувшись, увидел вошедшего эмиссара Гора. Как обычно, лицо космического десантника было скрыто шлемом. Доспехи его были выкрашены в синий цвет, иные же опознавательные знаки отсутствовали.

— Отставить атаку, капитан-лейтенант, — раздался из внешних систем связи его спокойный голос, в котором чувствовалась искусственная модуляция.

Делеракс рассмеялся и обернулся обратно к экрану.

— Коракс и его легион обречены, — произнес он. — Смотри сам. Менее чем через десять минут мы откроем огонь и уничтожим их навсегда.

— Я говорю от имени Магистра Войны, — ответил космический десантник. — Прекратить атаку немедленно.

— Здесь его приказы ничего не значат, — сказал Делеракс. С этими словами он повернулся и встал в боевую стойку. — Если хочешь, чтобы тебе подчинялись, возвращайся в свой Альфа-легион.

— Было решено, что Кораксу еще предстоит сыграть свою роль, — произнес Альфа-легионер. — Было решено, что ему пока разрешат жить.

— Кем решено? Тобой? — вопрос Делеракса прозвучал презрительно резко. — Да кто ты такой, чтобы принимать подобные решения?

— Я — Альфарий, — ответил легионер.

— Убирайся с моего мостика, или отсюда уберут твой труп.

Краем глаза Делеракс увидел, как Кордассис слева от него достает из кобуры болт-пистолет. Пожиратель Миров улыбнулся Альфа-легионеру, но улыбка исчезла сразу, когда к его щеке приставили холодный ствол. Чуть повернув голову, Делеракс увидел, что Кордассис держит пистолет у его головы.

— Что это? — прошипел капитан-лейтенант. — Что ты делаешь, Кордассис?

— Я не Кордассис, — произнес космический десантник. — Я — Альфарий.

Делеракс дернулся и попытался выбить пистолет из рук предателя. Пожирателя Миров ослепило вспышкой, и мгновением позже он почувствовал, как взрывается часть его черепа.

Бран стоял на посадочной палубе, наблюдая за приземлением десантных кораблей. Из первых транспортников уже высаживались пассажиры. По рампам устало спускались выжившие Гвардейцы Ворона.

Они представляли собою ужасное зрелище. Большинство из них были ранены. Их доспехи походили на лоскутные одеяла — тут сверкнул серебром щиток Железных Воинов, там мелькнул серый нагрудник Несущих Слово. Броня была потрескавшейся и разбитой, покрытой кровью и грязью, и на каждом лице, в которое смотрел Бран, были видны следы безмерной усталости. Последние выжившие в резне у зоны высадки невидяще брели по посадочной палубе, приветствуемые улыбками и радостными возгласами воинов Брана.

Приземлился последний шаттл. Командор тут же оказался рядом с ним, как только начала опускаться рампа. Первый вышедший космический десантник едва держался на ногах, его доспехи представляли собой смесь красок и голого керамита. От первоначального комплекта брони у него остался лишь левый наплечник с символом легиона. Он снял шлем и бросил его на палубу.

— Агапито! — рассмеялся Бран и похлопал по груди своего настоящего брата. — Я знал, что ты выживешь. Слишком упрямый, чтобы дать чему-то подобному прикончить себя.

Бран пристально посмотрел на брата. От правой щеки до горла тянулся новый шрам, но, несмотря на это, перед ним было то же лицо, которое он знал всю жизнь. В ответ Агапито лишь слабо улыбнулся и одарил Брана теплым взглядом темно-карих глаз. Затем взял Брана за затылок и притянул к себе. В знак товарищества и взаимоуважения они коснулись лбами.

— Вижу, тебе не терпелось влезть в неприятности, Бран.

Отступив от Агапито, командор увидел, как по рампе спускается Коракс. Примарх возвышался над остальными легионерами Астартес, на его черных доспехах было столько же вмятин и выбоин, как и у воинов под его началом.

— Я отслеживал ваши передачи, — произнес Коракс. — Почему враг передумал атаковать?

— Не могу знать, лорд Коракс, — ответил Бран. — Возможно, они поняли, что атаковать сразу три корабля будет не лучшей идеей.

— Где они сейчас? — спросил примарх.

— Отступили на сто тысяч километров, — сказал командор. — Не похоже, что они попытаются вновь напасть на нас.

— Странно, — задумчиво произнес Коракс. Он покачал головой, словно отгоняя мысль. — Прикажи остальному флоту идти к Освобождению.

— Так точно, лорд Коракс, — сказал Бран, прижав кулак к груди. — А куда направимся мы?

— На Терру, — ответил примарх. — Мне нужно поговорить с Императором.

Из черепа Делеракса вытекали кровь и мозг. Капитан-лейтенант Пожирателей Миров чувствовал, как жизнь постепенно покидает его. Он не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, не ощущал ничего ниже шеи. Даже дышать ему удавалось с трудом. Он поднял глаза на Кордассиса, задаваясь вопросом, на кого же смотрит в действительности.

— Почему? — едва слышимо прошептал Делеракс.

Перед ним возник Альфа-легионер. Пожиратель Миров увидел свое отражение в темных линзах шлема Астартес. Эта безликая маска полностью скрывала мысли и чувства космического десантника.

Его металлический голос казался бесконечно далеким, когда Делеракс издал последний судорожный вздох.

— В подобные времена даже за самым знакомым лицом может таиться предатель.